WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |

«Московский международный институт эконометрики, информатики, финансов и права Зенин И.А. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Стороной по договору, принимающей вклад, может быть не только банк, но и другая кредитная организация, принимающая в соответствии с законом вклады (депозиты) от юридических лиц.

Поэтому правила ст. 834-844 ГК, относящиеся к банкам, применяются и к этим организациям. Договор банковского вклада, в котором вкладчиком является гражданин, признается публичным договором (ст.

426 ГК).

Действующий ГК ужесточил правила о банковских вкладах. Право на привлечение денежных средств во вклады имеют только банки, получившие на это лицензии. Принятие вклада от гражданина лицом, не имеющим на это право, или с нарушением банковских правил дает вкладчику право потребовать немедленного возврата суммы вклада, уплаты на нее процентов по правилам ст. 395 ГК и возмещения всех причиненных вкладчику убытков. Заключенный указанным лицом договор с юридическим лицом является недействительным.

В связи с имевшими место в последние годы злоупотреблениями с денежными вкладами граждан и юридических лиц отмеченные последствия применяются в случаях: привлечения денежных средств граждан и юридических лиц путем продажи им акций и других ценных бумаг, выпуск которых признан незаконным, а также привлечения средств граждан во вклады под векселя или иные ценные бумаги, исключающие получение их держателями вклада по первому требованию.

Форма договора банковского вклада может быть только письменной. Внесение вклада гражданином оформляется именной или предъявительской сберегательной книжкой (ст. 843 ГК) или сберегательным сертификатом (ст. 844 ГК), а юридическим лицом - депозитным сертификатом, являющимися ценными бумагами.

Сертификаты также могут быть предъявительскими или именными (ст.844 ГК).

Виды вкладов. Различают вклады до востребования и срочные вклады, т.е. вклады, вносимые на условиях возврата по истечении определенного договором срока. При этом банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика по обоим этим видам вкладов. Разумеется вкладчик по срочному вкладу может в таком случае не получить процент по вкладу, на который он мог изначально рассчитывать.

Проценты на вклад выплачиваются банком вкладчику в размере, определяемом договором или (при отсутствии в договоре условия о размере) в соответствии с п. 1 ст. 809 ГК. По общему правилу банк вправе уменьшать размер процентов, выплачиваемых лишь на вклады до востребования (но не срочные и иные вклады). Иное, в отношении граждан-вкладчиков, в силу п. 3 ст. 838 ГК, может быть установлено только законом. Поэтому судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала незаконным уменьшение одним из отделений Сбербанка РФ процента по срочному вкладу гражданина, хотя такая возможность и допускалась договором банковского вклада.

Поскольку договор был заключен после 1 марта 1996 г., т.е. после введения в действие ч. 2 ГК, это условие договора не имело юридической силы145. В случае досрочного возврата вкладчику срочного вклада проценты по вкладу выплачиваются в размере, соответствующем размеру процентов по вкладам до востребования (п. 3 ст. 837, п. 3 ст.

844. ГК).

Проценты на сумму банковского вклада начисляются со дня, следующего за днем ее поступления в банк, до дня, предшествующего его возврату вкладчику либо ее списанию со счета вкладчика по иным основаниям (п. 1 ст. 839 ГК). Банки обязаны обеспечивать возврат вкладов гражданам как правило путем обязательного страхования (п. ст. 840 ГК).

К отношениям банка и вкладчика по счету, на который внесен вклад, обычно применяются правила о договоре банковского счета, закрепленные в главе 45 (ст. 845-860 ГК). Но, разумеется, договор банковского счета используется не только для операций с банковскими вкладами (депозитами). Он имеет более универсальное значение.

См.: Гончаров В. Подсуден ли Сбербанк? - РГ. 1998, 8 апреля.

8. Договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга) Новым для российского гражданского права является договор финансирования под уступку денежного требования, именуемый нередко на иностранный манер договором факторинга. Этот договор, давно применяемый в зарубежных странах, имеет перспективы широкого применения в России в условиях свободного рынка товаров, работ и услуг.

По договору финансирования под уступку денежного требования одна сторона (финансовый агент) передает или обязуется передать другой стороне (клиенту) денежные средства в счет денежного требования клиента (кредитора) к третьему лицу (должнику), вытекающего из предоставления клиентом товаров, выполнения им работ или оказания услуг третьему лицу, а клиент уступает или обязуется уступить финансовому агенту это денежное требование.

В развитых правопорядках факторинг нередко служит формой скупки чужих долгов, а также обеспечением исполнения обязательств клиента перед финансовым агентом. Кроме того, при регулярных факторинговых сделках финансовый агент (фактор) обычно осуществляет ведение для клиента бухгалтерского учета и оказывает ему (в конечном счете - и в своих интересах) другие финансовые услуги.

Эти функции договора факторинга в настоящее время регламентированы ст. 824 ГК. Более того, в целях нейтрализации попыток некоторых предпринимателей блокировать факторинг ст. ГК устанавливает принцип недействительности его запрета (даже по соглашению сторон).

Наряду с национальными нормами о факторинге ряд зарубежных стран принял 28 мая 1988 г. в Оттаве (Канада) Конвенцию о международном факторинге. Ее подписали 14 государств, однако ратифицировали только 3 (Франция, Италия и Нигерия). Она вступила в силу для этих стран с1 мая 1995 г. Россия эту конвенцию не подписывала.

Основу договора факторинга составляет уступка денежного требования, т.е. цессия, в рамках которой клиент является цедентом, а финансовый агент - цессионарием. Однако финансовый агент, расплатившись с клиентом за его должника (разумеется, удержав часть долга в свою пользу) и приобретя права требования к последнему, фактически кредитует клиента. Вследствие этого договор факторинга служит разновидностью кредитно-финансовых сделок. В то же время классическая форма цессии, урегулированная ст. 382-390 ГК, в договоре факторинга (ст. 824-833) имеет специфические особенности.

Прежде всего в качестве финансового агента (фактора - по зарубежной терминологии) может выступать не любое лицо, а лишь банк, иная кредитная организация, а также другая коммерческая организация, имеющая лицензию на осуществление такого вида предпринимательской деятельности (ст. 852 ГК). Предпринимательским статусом должен обладать и клиент.

Своеобразен также предмет цессии, осуществляемой в рамках договора факторинга. Соглашение о финансировании может быть связано как с денежным требованием, срок платежа, по которому уже наступил (например, товары отгружены, объект построен и принят заказчиком), так и с правом на получение денежных средств, которое возникнет в будущем. Однако в последнем случае уступленное будущее требование считается перешедшим к финансовому агенту лишь после того, как возникло само право на получение с должника денежных средств, являющихся предметом цесссии. Фактически в рамках факторинга имеет место покупка финансовым агентом дебиторской задолженности клиента или его платежных требований к контрагентам по различным договорам в обмен на предоставление кредита.

Как в любой цессии (ст. 390 ГК), клиент по общему правилу несет перед финансовым агентом ответственность лишь за действительность уступаемого денежного требования, но не за его неисполнение или ненадлежащее исполнение должником, например за выплату суммы, меньшей по сравнению с той, за которую агент приобрел требование (п.

1 ст. 831 ГК). Иное должно быть предусмотрено договором. Иначе говоря, в случае неудовлетворения должником приобретенного финансовым агентом денежного требования право последнего потребовать весь платеж или его часть с клиента (так называемый “оборотный факторинг”) должно быть специально согласовано договором между клиентом и финансовым агентом (п. 3 ст. 827 ГК).

Иначе дело обстоит в случае, когда уступка денежного требования финансовому агенту произведена в целях обеспечения исполнения ему обязательства клиента. В этом случае по общему правилу, во-первых, финансовый агент обязан представить отчет клиенту и передать ему сумму, превышающую сумму долга клиента, обеспеченную уступкой требования. Во-вторых, при получении финансовым агентом от должника денежной суммы, меньшей по сравнению с суммой долга клиента финансовому агенту, обеспеченной уступкой требования, клиент отвечает перед последним за остаток долга (п. 2 ст. 831 ГК).

Уступка требования обычно производится без согласия должника, но с его письменным уведомлением. В противном случае исполнение должником своего обязательства в адрес цедента признается надлежащим, и все проистекающие из этого убытки (например расходы по переадресовке груза, отзыву и новому перечислению денежных сумм) ложатся на цессионария (п. 3 ст. 382 ГК). В рамках факторинга данные общие правила о цессии также приобретают заметные новые черты. Условием платежа долга должником финансовому агенту является получение должником от клиента (цедента) либо от финансового агента (цессионария) письменного уведомления об уступке и необходимой информации как об уступленном требовании, так и о финансовом агенте.

В то же время закон (п. 2 ст. 830 ГК) обязывает финансового агента по просьбе должника в разумный срок представить последнему доказательства достоверности уступки денежного требования.

Невыполнение этой обязанности дает должнику право произвести по данному требованию платеж клиенту, т.е. первоначальному кредитору (цеденту).

9. Договор банковского счета и расчетные правоотношения По договору банковского счета банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет, открытый клиенту (владельцу счета), денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету. Правила ст. 845-860 ГК, относящиеся к банкам, применяются также и к другим кредитным организациям, заключающим и исполняющим договоры банковского счета в соответствии с выданными им лицензиями. Кроме того, отношения по договору банковского счета регулируются законом РФ “О банках и банковской деятельности” от декабря 1990 г. в редакции от 3 февраля 1996 г. Права и обязанности участников правоотношений, связанных с банковским счетом, распределяются по стадиям заключения договора и пользования счетом на базе заключенного договора. Банк обязан заключить договор банковского счета с клиентом, обратившимся с предложением открыть счет на объявленных банком правомерных условиях. Он не вправе отказать в открытии счета, если совершение операций по нему предусмотрено законом, учредительными документами банка и выданной ему лицензией. Исключения должны допускаться законом, иными правовыми актами либо мотивироваться отсутствием у банка возможности принять клиента на банковское обслуживание.

После открытия счета банк может использовать имеющиеся на счете денежные средства клиента. Однако он должен гарантировать право клиента беспрепятственно распоряжаться этими средствами. Банк не вправе также определять и контролировать направления использования денежных средств клиента. Банк прежде всего обязан совершать для клиента операции, предусмотренные для счетов данного вида законом, банковскими правилами и обычаями делового оборота.

Важной обязанностью клиента является оплата расходов банка за совершение операций по счету. Со своей стороны, и банк обязан выплачивать клиенту проценты за пользование его денежными средствами. На практике нередко банк осуществляет платеж со счета клиента, несмотря на отсутствие на нем денежных средств, т.е.

кредитует счет клиента (ст. 850 ГК). Обычно такие отношения ВВС РСФСР. 1990. №27. Ст. 357;

РГ. 1996. 10 февраля.

регулируются главой 42 (ст. 807-823) ГК о займе и кредите.

Возникающие в названных ситуациях взаимные денежные требования банка и клиента могут быть прекращены зачетом.

Большое практическое значение имеют основания списания денежных средств со счета. Главными из них являются для банка распоряжения клиента. Без распоряжения клиента списание допускается, как правило, по решению суда. Особую остроту и даже скандальный характер в последнее время приобрела очередность списания денежных средств со счета, регламентируемая ст. 855 ГК.

Различают календарную очередность списания и очередность, установленную ст. 855 ГК. Календарная очередность применяется при наличии на счете денежных средств, сумма которых достаточна для удовлетворения всех требований, предъявленных к счету. В этом случае списание средств со счета осуществляется в порядке поступления распоряжений клиента и других документов на списание.

Очередность списания при недостаточности денежных средств на счете определяет ст. 855 ГК. Ее первоначальная редакция была изменена и дополнена Федеральными законами от 12 августа 1996 г.

№110-ФЗ “О внесении изменений и дополнений в пункт 2 статьи Гражданского Кодекса Российской Федерации”147 и от 24 октября г. №133-ФЗ “О внесении изменения и дополнения в пункт 2 статьи Гражданского Кодекса Российской Федерации”148.

После внесения изменений и дополнений в п. 2 ст. 855 ГК в 1996 г.

имели место действия ряда федеральных министерств и ведомств (Минфина, Минэкономики, Госналогслужбы РФ) и Центрального банка РФ, которые были подвергнуты критике Госдумой Федерального Собрания РФ. Своим Постановлением от 11 октября 1996 г. №683 - II ГД “О факте грубого неисполнения статьи 855 Гражданского Кодекса Российской Федерации”149 Госдума признала письмо указанных министерств и ведомств от 22 августа 1996 г., зарегистрированное Минюстом РФ 27 августа 1996 г. №1154, “не соответствующим Гражданскому кодексу Российской Федерации”. Госдума постановила также “рассматривать действия названных ведомств по изданию указанного письма, а также отказ отозвать его как грубое неисполнение Гражданского Кодекса Российской Федерации в части установленной очередности списания денежных средств с банковского счета”.

Одновременно Госдума приняла Постановление от 11 октября 1996 г. №682 - II ГД “О порядке применения пункта 2 ст. Гражданского кодекса Российской Федерации”150, которым разъяснила, что “при недостаточности денежных средств на счете клиента для РГ. 1996. 15 августа.

РГ. 1997. 28 октября.

РГ. 1996. 22 октября.

РГ. 1996. 22 октября.

удовлетворения всех предъявленных к нему требований банки обязаны производить списание денежных средств в порядке очередности, установленной пунктом 2 статьи 855 Гражданского Кодекса Российской Федерации”. По запросу Президента РФ это постановление Госдумы постановлением Конституционного Суда РФ от 17 ноября 1997 г. №17-п было признано не соответствующим Конституции Российской Федерации151. В связи с запросом Президиума Верховного Суда РФ Конституционный суд РФ вновь рассмотрел вопрос о конституционности пункта 2 ст. 855 ГК и принял по нему постановление от 23 декабря 1997 г. №21-п152.

В первоначальной редакции п. 2 ст. 855 ГК, отмечается в постановлении, законодателем была выдержана определенная логика, в соответствии с которой прежде всего необходимо осуществлять списание по требованиям кредиторов клиента, носящим бесспорный характер, который подтвержден судебными решениями либо вытекает из норм, установленных специальными законами, в частности, законами о налогах, а затем производится списание по другим платежным документам в порядке календарной очередности. Таким образом, приоритет отдавался основанным на исполнительных документах требованиям граждан, нуждающихся в особой правовой защите, - о выплате возмещения за вред, причиненный жизни или здоровью, либо алиментов, а также подтвержденным исполнительными документами требованиям работающих по трудовому договору (контракту) и требованиям о выплате вознаграждения по авторским договорам.

Следующими по значимости признавались требования, также носящие бесспорный характер, однако в отличие от названных это были требования государства как кредитора в налоговом обязательстве. При этом, по смыслу нормы, предполагалось списание только сумм налогов и платежей во внебюджетные фонды, не уплаченных в установленные законом сроки (т.е. недоимок), которое производится по решениям налоговых органов, а не перечисление соответствующих сумм по инициативе налогоплательщика.

Иное истолкование приводило бы к приоритету добровольных перечислений по налогам, срок уплаты которых еще не истек, перед списанием денежных средств по исполнительным документам других кредиторов должника, предусмотренным в абзаце пятом первоначальной (соответственно в абзаце шестом действующей) редакции п. 2 ст. ГК. Списание со счета клиента банка неуплаченного налога, так же как и списание денежных средств по исполнительным документам, в отличие от добровольных перечислений налоговых платежей, является обязательным.

РГ. 1997. 22 ноября 1997 г.

РГ. 1998. 6 января.

Федеральные законы от 12 августа 1996 г. и от 24 октября 1997 г.

дополнили п. 2 ст. 855 ГК новым положением (третья очередь списания - абз. 4), в соответствии с которым приоритетное значение перед списанием со счета клиента банка денежных средств в погашение недоимок по налоговым платежам приобрели перечисления или выдача по платежным документам самого владельца счета денежных средств для расчетов по оплате труда с лицами, работающими по трудовому договору (контракту), а также по отчислениям в Пенсионный фонд РФ, Фонд социального страхования РФ, Государственный фонд занятости населения РФ и фонды обязательного медицинского страхования.

По мнению Конституционного суда РФ, новая очередность, введенная п. 2 ст. 855 ГК, даже если бы она облегчала положение с задолженностью по заработной плате работникам коммерческих организаций, создает трудности с формированием доходной части бюджета, что может привести к задолженности по заработной плате работникам бюджетной сферы. Это противоречит принципу равенства всех перед законом. На этом основании Конституционный Суд РФ признал не соответствующим Конституции РФ, ее ст. 19 (часть 1), п.2 ст.

855 ГК, “исходя из того, что установленное в абзаце пятом этого пункта обязательное списание по платежным документам, предусматривающим платежи в бюджет и внебюджетные фонды, означает только взыскание задолженности по указанным платежам на основании поручений налоговых органов и органов налоговой полиции, носящих бесспорный характер”.

23 января 1998 г. Госдума приняла Постановление №2140 - II ГД, в котором обратилась к Конституционному Суду РФ с предложением рассмотреть возможность приостановления действия Постановления последнего от 23 декабря 1997 г. № 21- П153. В ответ на это Председатель Конституционного Суда в письме на имя депутатов Госдумы заявил, что, во-первых, закон “О Конституционном Суде Российской Федерации” не предусматривает полномочий Суда по приостановлению действия принятого постановления, а, во-вторых, “преодоление трудностей, возникающих в связи с перечислением средств, направленных на погашение задолженности по заработной плате и налогам, не может быть обеспечено только с помощью новой редакции п. 2 ст. 855 ГК. Это требует корректировки и ряда норм налогового законодательства, а также законодательства о денежных расчетах”154.

Из других норм ГК о договоре банковского счета необходимо отметить правила об ответственности банка за ненадлежащее совершение операций по счету в форме уплаты процентов согласно ст.

395 ГК на сумму денежных средств, к примеру несвоевременно РГ. 1998. 25 февраля.

РГ. 1998. 25 февраля.

зачисленных на счет клиента либо необоснованно списанных с его счета. Немаловажны и нормы о гарантировании банком тайны как банковского счета, так и банковского вклада клиента, операций по счету и сведений о клиенте, т.е. нормы о банковской тайне (ст. 857 ГК).

Кроме того, в связи с проблемой ликвидации задолженности многих юридических лиц по налогам весьма актуальной стала норма ст. 858 ГК, в силу которой ограничение прав клиента на распоряжение денежными средствами, находящимися на счете, не допускается, за исключением наложения ареста на эти средства или приостановления операций по счету в предусмотренных законом случаях. Такие случаи нередко связаны с недоимками по налогам.

С услугами по открытию банковского счета и проведению операций по счету органически связаны расчетные правоотношения.

Денежные расчеты производятся наличными деньгами и в безналичном порядке. Расчеты с участием граждан, не связанные с осуществлением ими предпринимательской деятельности, могут производиться наличными деньгами без ограничения суммы или в безналичном порядке. Напротив, расчеты между юридическими лицами, а также расчеты с участием граждан-предпринимателей производятся как правило в безналичном порядке, хотя допускаются и расчеты наличными деньгами, если иное не предусмотрено законом. Обычно безналичные расчеты осуществляются через банки, иные кредитные организации (далее - банки), в которых открыты соответствующие счета.

Перечень основных форм безналичных расчетов, которые вправе избрать стороны по договору, содержится в ст. 862 ГК. Это расчеты платежными поручениями, по аккредитиву, чеками и расчеты по инкассо. Другие формы могут предусматриваться законом, установленными в соответствии с ним банковскими правилами и применяемыми в банковской практике обычаями делового оборота. В настоящее время важное значение в расчетных правоотношениях имеют законы “О банках и банковской деятельности”, “О Центральном банке РФ”, а также Положение о безналичных расчетах в РФ (приложение к письму Центрального Банка РФ от 9 июля 1992г. №14).

При расчетах платежными поручениями (банковскими переводами) банк обязуется по поручению плательщика (например покупателя товара) за счет средств, находящихся на его счете, перевести определенную денежную сумму на счет указанного плательщиком лица (поставщика товара) в этом или ином банке как правило в срок, предусмотренный законом или установленный в соответствии с ним.

Содержание и форма как платежного поручения, так и представляемых вместе с ним платежных документов должны строго соответствовать закону и банковским правилам.

Принявший платежное поручение банк (либо привлеченный им для выполнения операции другой банк) обязан перечислить денежную сумму банку получателя средств для зачисления на счет лица, указанного в поручении, а также незамедлительно информировать плательщика по его требованию об исполнении поручения. За неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения клиента банк (а если виновным окажется привлеченный банк, то этот банк) несет ответственность по общим нормам главы 25 ГК (ст. 393-406) об ответственности за нарушение обязательств (п. 1, 2 ст. 866 ГК).

Содержание расчетов по аккредитиву состоит в том, что банк, действующий по поручению плательщика об открытии аккредитива и в соответствии с его указанием (банк-эмитент), обязуется произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель либо дать полномочие другому банку (исполняющему банку) произвести платежи получателю средств или оплатить, акцептовать или учесть переводной вексель. Аккредитивная форма расчетов регулируется ст. 867-873 ГК, отражающими положения Унифицированных правил и обычаев для документальных аккредитивов, разработанных в рамках Международной торговой палаты и представляющих собой свод систематизированных обычаев делового оборота и банковской практики по аккредитивным сделкам.

В отличие от расчетов платежными поручениями при расчетах по аккредитиву плательщик обособляет часть денежных средств для расчетов с получателем. В дореформенный период перевод на аккредитивную форму расчетов применялся в качестве одной из санкций в отношении плательщиков, систематически нарушавших свои обязанности по платежам.

Различают покрытый (депонированный) и непокрытый (гарантированный), отзывный, безотзывный и подтвержденный аккредитивы.

Суть покрытого (депонированного) аккредитива заключается в перечислении банком-эмитентом суммы аккредитива (покрытия) за счет плательщика или предоставленного ему кредита в распоряжение исполняющего банка на весь срок действия аккредитива. За счет этих средств осуществляются расчеты с их получателем. В случае открытия непокрытого (гарантированного) аккредитива сумма аккредитива не перечисляется исполняющему банку, но ему предоставляется право списывать всю сумму аккредитива с ведущегося у него счета банка эмитента. Обычно данный вид аккредитива используется при наличии между банком-эмитентом и исполняющим банком корреспондентских отношений.

Отзывным признается аккредитив, который может быть изменен или отменен банком-эмитентом без предварительного уведомления получателя средств. Существует презумпция отзывности аккредитива.

Аккредитив является отзывным, если в его тексте прямо не установлено иное. Безотзывным признается аккредитив, который не может быть отменен без согласия получателя средств. Подтвержденным аккредитивом является безотзывный аккредитив, подтвержденный по просьбе банка-эмитента исполняющим банком, участвующим в проведении аккредитивной операции. Такой аккредитив не может быть ни изменен, ни отменен без согласия исполняющего банка.

ГК регламентирует порядок исполнения аккредитива (с соблюдением получателем средств всех его условий), отказа в принятии документов, которые по внешним признакам не соответствуют этим условиям, и ответственность банка за нарушение условий аккредитива.

За нарушение условий аккредитива ответственность перед плательщиком как правило несет банк-эмитент, а перед банком эмитентом - исполняющий банк (ст. 870-872). Кроме того, ст. 873 ГК содержит перечень оснований закрытия аккредитива в исполняющем банке (истечение срока аккредитива, заявление получателя средств о досрочном отказе от использования аккредитива и др.).

При расчетах по инкассо банк (банк-эмитент) обязуется по поручению клиента осуществлять за счет клиента действия по получению от плательщика платежа и(или) акцепта платежа. Как и при других формах расчетов, банк-эмитент вправе привлекать для выполнения поручения клиента иной (исполняющий) банк. ГК предусматривает также сходные правила о требованиях к документам при исполнении инкассового поручения (ст. 875), а также об ответственности банка-эмитента и исполняющего банка за неисполнение или ненадлежащее исполнение поручения клиента (п. 3 ст. 847).

Одной из традиционных форм расчетов служат расчеты чеками.

Чеком признается ценная бумага, содержащая ничем не обусловленное распоряжение чекодателя банку произвести платеж указанной в нем суммы чекодержателю. Плательщиком по чеку может быть указан только банк, где чекодатель имеет средства, которыми он вправе распоряжаться путем выставления чеков. Отношения по расчетам чеками регулируются ст. 877 - 885 ГК, учитывающими нормы, содержащиеся в Женевской конвенции, установившей Единообразный закон о чеках 1931 года.

Как любая ценная бумага чек должен содержать все необходимые реквизиты: наименование “чек”, поручение плательщику выплатить определенную денежную сумму, наименование плательщика, указание счета и валюты платежа и др. (ст. 878 ГК). Чек оплачивается за счет средств (в том числе депонированных) чекодателя при условии предъявления его к оплате в установленный законом срок.

Права по чеку передаются в порядке, установленном ст. 146 и ГК. Особенности состоят в том, что именной чек вообще не подлежит передаче. В переводном чеке индоссамент на плательщика имеет силу расписки за получение платежа. Платеж по чеку может быть гарантирован полностью или частично посредством аваля, даваемого любым лицом, кроме плательщика. Авалист, оплативший чек, приобретает вытекающие из него права как против того, за кого он дал гарантию, так и против тех, кто обязан перед последним.

ГК подробно регламентирует отношения по инкассированию чека, т.е. его представлению в банк, обслуживающий чекодателя, на инкассо для получения платежа (ст. 882), удостоверению отказа от оплаты чека, в том числе путем совершения нотариусом протеста (ст. 883), извещению чекодержателем своего индоссанта и чекодателя о неоплате чека (ст. 884), а также последствия неоплаты чека (ст. 885). Так, в случае отказа плательщика от оплаты чека чекодержатель вправе по своему выбору предъявить иск к одному, нескольким или ко всем обязанным по чеку лицам (чекодателю, авалистам, индоссантам), несущим перед ним солидарную ответственность.

§4. Класс договоров об использовании исключительных прав (интеллектуальной собственности) и ноу-хау 1. Обязательства и другие гражданские правоотношения по использованию исключительных прав и ноу-хау Прежде чем рассмотреть договоры четвертого класса, в рамках которых возникают обязательства по использованию исключительных прав и ноу-хау, необходимо кратко проанализировать обязательства и другие гражданские правоотношения по использованию исключительных прав и ноу-хау как таковые.

Обязательственные и другие гражданско-правовые формы коммерческого использования исключительных прав (интеллектуальной собственности) и конфиденциальной информации (ноу-хау) во всем мире ежегодно опосредствуют оборот в сотни миллиардов долларов.

Темпы торговли патентами, лицензиями, авторскими, смежными правами, правами на товарные знаки и информацией типа ноу-хау постоянно растут. Усиливается борьба с интеллектуальным пиратством.

Большое внимание реализации прав на результаты интеллектуальной деятельности и торговле ноу-хау, борьбе с аудио-видео- и т.п.

пиратством, развитию научных исследований и образования в интеллектуальной сфере уделяют промышленно развитые страны и международные организации, в частности Всемирная организация интеллектуальной собственности (WIPO) и Международная ассоциация по развитию обучения и исследований в сфере интеллектуальной собственности (ATRIP)155.

Происходящие в Российской Федерации рыночные реформы пока заметно не затронули ни сферу охраны результатов умственного труда, ни тем более область использования исключительных прав и ноу-хау. Один из новейших нормативных правовых актов - Указ Президента Российской Федерации от См.: Intellectual Property Reading Material. World Intellectual Property Organization.

Cluwer Law International. Jeneva. 1995. 659 p.

июля 1998 г. №863 «О государственной политике по вовлечению в хозяйственный оборот результатов научно-технической деятельности и объектов интеллектуальной собственности в сфере науки и технологий» - пока не идет дальше определения «приоритетных направлений» и поручений Правительству РФ «внести в 1998 г. на рассмотрение Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации проекта законодательных актов, предусматривающих совершенствование правоотношений в области создания, правовой охраны и использование результатов научно технической деятельности и объектов интеллектуальной собственности в сфере науки и технологий».

Интересы эффективного использования большого интеллектуального потенциала нашей страны требуют более определенных и решительных мер. Это необходимо в связи со стремлением России сотрудничать в рассматриваемой сфере с другими странами в рамках Международного соглашения по тарифам и торговле (GATT), Всемирной торговой организации (WTO) и Соглашения о коммерческом использовании интеллектуальной собственности (TRIPS).

В этих целях является актуальным изучение, регулируемых действующим законодательством гражданских правоотношений по использованию как исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности, так и неохраняемой конфиденциальной информации (ноу-хау). Анализ этих правоотношений свидетельствует о нерегламентированности многих важных сторон использования исключительных прав и ноу-хау, неоднозначном понимании применяемых в данной сфере категорий и даже функций институтов интеллектуальной собственности и ноу-хау в деле использования результатов умственного труда.

Понятие использования исключительных прав (интеллектуальной собственности). Одной из функций института исключительных прав (интеллектуальной собственности) служит установление режима использования результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации товаров и их производителей (ст. 138 ГК). Эта функция реализуется путем закрепления за правообладателями исключительных прав на использование результатов интеллектуальной деятельности и приравненных к ним средств индивидуализации товаров и их производителей.

В частности законом «Об авторском праве и смежных правах» (ЗоАП) установлено, что автору в отношении его произведения принадлежат исключительные права на использование произведения в любой форме и любым способом (п. 1 ст. 16). Точно так же патентообладателю принадлежит исключительное право на использование охраняемых патентом изобретения, полезной модели или промышленного образца по своему усмотрению, если такое использование не нарушает прав других патентообладателей, включая право запретить использование указанных объектов другим лицам (абз.

1 п. 1 ст. 10 Патентного закона).

Право интеллектуальной собственности в целом и отдельные его институты не регулируют процесс практического применения отдельных результатов умственного труда. Дело в том, что использование, к примеру, изобретений сводится к их конструкторской и технологической (а не редко и научно-прикладной) разработке, изготовлению технической документации и опытных образцов, оснастки и специального инструмента, переналадке оборудования, организации и материально-техническому обеспечению производства, подготовке новых кадров, финансированию затрат на все эти нужды и экономическому стимулированию работников. В этом нет ничего, что служило бы специфическим предметом и функцией патентного (изобретательского) права156.

В интересах общества закон предусматривает достаточно широкие ограничения исключительных прав. Допускается на определенных условиях свободное использование произведений без согласия автора и без выплаты (или с выплатой) авторского вознаграждения (ст. 17- ЗоАП). Установлена возможность свободного использования объектов смежных (ст. 42 ЗоАП), патентных (ст. 11, 12 Патентного закона) прав и прав на товарные знаки. В частности регистрация товарного знака не дает права его владельцу запретить использование этого знака другим лицам в отношении товаров, которые были введены в хозяйственный оборот непосредственно владельцем товарного знака или с его согласия (ст. 23 закона «О товарных знаках, знаках обслуживания и наименованиях мест происхождения товаров»). Тем не менее, возможность использования результатов интеллектуальной деятельности своими собственными силами и средствами, в том числе в предпринимательских целях, прежде всего и главным образом принадлежит обладателям исключительных имущественных прав на эти результаты.

Закон дает также легальную трактовку признаков использования отдельных объектов исключительных прав. Например, в соответствии с п. 2 ст. 10 Патентного закона продукт (изделие) признается изготовленным с использованием запатентованного изобретения, полезной модели, а способ, охраняемый патентом на изобретение, примененным, если в нем использован каждый признак изобретения или полезной модели, включенный в независимый пункт формулы, либо эквивалентный ему признак. Изделие признается изготовленным с использованием запатентованного промышленного образца, если оно содержит все его существенные признаки.

См.: Зенин И.А. Изобретательское право: природа, функции, развитие //Сов.

государство и право. 1980, №2, с. 51.

Предоставлением правообладателям возможности монопольного использования объектов своих исключительных прав далеко не исчерпывается содержание данных прав. В этом находит выражение различие содержания правомочий субъектов исключительных и вещных прав как разных категорий абсолютных прав.

В отличие от использования объектов, скажем, вещного права собственности, под использованием исключительных прав понимается не только применение самими правообладателями объектов данных прав, но и дача разрешения на осуществление действий по их применению третьим лицам. Например, согласно п. 2 ст. 16 ЗоАП исключительные права автора на использование произведения означают право осуществлять или разрешать такие действия, как, в частности, воспроизводить произведение, распространять экземпляры произведения, переводить его, переделывать, аранжировать или другим образом перерабатывать произведение. Поскольку все указанные разрешения обычно оформляются договором, можно сказать, что использование исключительных авторских прав есть одновременно и распоряжение ими.

Строго говоря, авторское, патентное право, смежные права и право на товарные обозначения вообще не знают собирательной категории «распоряжения» исключительными правами. Например, права патентообладателя на уступку патента и на предоставление любому третьему лицу права использования охраняемого объекта промышленной собственности (по лицензионному договору) излагаются в п. 6 ст. 10 и п. 1 ст. 13 Патентного закона в разделе IV, именуемом «Исключительное право на использование изобретения, полезной модели, промышленного образца». Иначе говоря, применительно к исключительным правам все имущественные права сводятся к праву на использование их объектов. Дифференцируются только формы дачи разрешения на использование исключительных прав третьим лицам или точнее способы и формы их приобретения.

Существует мнение, что передачу имущественных авторских прав следует отличать от перехода этих прав к другому лицу. Переход - более широкое понятие: сюда включаются и те случаи, когда авторские права переходят к другому лицу помимо воли автора (наследование, переход прав на служебные произведения, переход прав на аудиовизуальные произведения и др.)157. Это мнение, помимо его явной тавтологичности («переход - это когда права переходят»), страдает неполнотой форм производного приобретения исключительных прав.

Первоначальный и производный способы приобретения исключительных прав. В сфере исключительных прав, по аналогии с Гаврилов Э.П. Комментарий закона об авторском праве и смежных правах. - М., 1996. С. 134.

правами вещными, следует оперировать наиболее широкой категорией «приобретения прав» и различать его первоначальный и производный способы. К первоначальному способу относится:

самостоятельное создание и выражение в объективной форме произведений науки, литературы и искусства;

получение патентов и свидетельств на объекты промышленной собственности;

создание указанных произведений и объектов в служебном порядке, влекущее возникновение в силу закона или факта получения патента первоначальных исключительных прав у работодателей.

Формой первоначального приобретения исключительных прав является также уступка права на получение патента. Право на получение патента на объект промышленной собственности, т.е. не исключительное право, а лишь потенциальная возможность его приобретения, может быть уступлено автором на стадии оформления исключительных прав. В силу п. 1 ст. 8 Патентного закона патент может быть выдан не только автору изобретения или иного объекта промышленной собственности, но и другим физическим и (или) юридическим лицам (с их согласия), которые указаны автором или его правопреемником в заявке на выдачу патента либо в заявлении, поданном в Патентное ведомство до момента регистрации изобретения, полезной модели либо промышленного образца.

Такие же правоотношения возникают между третьими лицами и работодателем или наследником автора, пожелавшими уступить свое право патентования объекта промышленной собственности на стадии подачи или рассмотрения заявки. В частности работодатель лица, создавшего патентоспособный объект, обладающий первоначальным правом на его патентование, может уступить данное право по договору своему работнику (абз. 1 п. 2 ст. 8 Патентного закона). Однако в силу абз. 2 п. 2 ст. 8 того же закона работодатель может передать это право и любому другому лицу.

Право патентования объектов промышленной собственности (в случае их создания) может быть уступлено также исполнителем заказчику по договору на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ. Однако в случае оформления заказчиком исключительных патентных прав на свое имя и при отсутствии иной договоренности за исполнителем сохраняется право использования полученного им результата работ лишь «для собственных нужд» (п. 2 ст. 772 ГК), т.е. фактически на условиях неисключительной безвозмездной лицензии.

В рамках производного приобретения исключительных прав можно выделить такие относительно самостоятельные формы, как:

1. Уступка;

2. Передача (внесение);

3. Предоставление;

4. Переход.

Например, допускается: уступка патента (п. 6 ст. 10 Патентного закона);

передача имущественных авторских прав (ст. 30 ЗоАП), в том числе в доверительное управление (п. 1 ст. 1012, п. 1 ст. 1013 ГК);

предоставление патентообладателем (лицензиаром) лицензиату по лицензионному договору права на использование охраняемого объекта промышленной собственности (п. 1 ст. 13 Патентного закона) или правообладателем (франчайзером) пользователю (франчайзи) комплекса исключительных прав (п. 1 ст. 1027 ГК);

переход авторского права по наследству (ст. 29 ЗоАП) или любых исключительных прав по передаточному акту либо разделительному балансу при реорганизации юридического лица (п. 1 ст. 59 ГК).

Трактовка различных форм производного приобретения исключительных прав. Установление однозначных критериев разграничения уступки, передачи (внесения), предоставления и перехода исключительных прав затрудняется не только их различным пониманием в доктрине и на практике, но и неодинаковой трактовкой в самом законе. Этим обуславливается относительная самостоятельность некоторых из данных форм производного приобретения исключительных прав. Конкретные формы различаются прежде всего основаниями приобретения (договор, закон), объемом прав (целиком, частично) и сроками их приобретения (навсегда, на время).

Уступка исключительных прав обычно происходит по договору в полном объеме прав и навсегда. Передача осуществляется также как правило по договору (авторскому, патентно-лицензионному, договору доверительного управления и др.), но частично и на время. Вместе с тем такая разновидность передачи как «внесение» может происходить и на основе учредительных документов по закону.

В основе предоставления прав может лежать как договор (например договор франчайзинга), так и закон (предоставление прав создателю аудиовизуального произведения по ст. 13 ЗоАП или преждепользователю - по ст. 12 Патентного закона). При этом классическая передача прав по лицензионному договору в п. 1 ст. Патентного закона именуется их предоставлением. Так что в каждом конкретном случае надо выявлять суть предмета договора а не его словесную форму. Права могут предоставляться и без ограничения срока и на время.

Переход исключительных прав, как правило, осуществляется в силу закона (наследование, реорганизация юридического лица, вклад в уставный капитал). Переход обычно не ограничивается никакими сроками.

Итак, среди различных форм производного приобретения исключительных прав следует различать как обязательственные, так и другие формы, лежащие вне русла классических обязательств - такие как предоставление исключительных прав по закону, их передача (внесение) в общее имущество товарищей или в уставный (складочный) капитал, а также переход в порядке универсального либо сингулярного правопреемства.

Предоставление исключительных прав по закону. Право использования охраняемого объекта в собственном производстве предоставлено по закону работодателю в случае, если он не воспользуется имеющимися у него по ст. 8 Патентного закона правами, прежде всего правом получения патента на свое имя, и патент получит работник (абз. 3 п. 2 ст. 8). В данном случае, однако, работодатель обязан выплатить работнику компенсацию, определяемую на договорной основе.

Исключительные права на воспроизведение, распространение, публичное исполнение, сообщение по кабелю, передачу в эфир или другое публичное сообщение аудиовизуального произведения, а также на субтитрирование и дублирование его текста по общему правилу предоставлено изготовителю данного произведения (киностудии, продюсеру). Предоставление исключительных прав изготовителю влечет заключение им договоров на создание произведения с его авторами - режиссером-постановщиком, сценаристом и композитором (п. 1, 2 ст. 13 ЗоАП).

В случае осуществления исполнения коллективом исполнителей исключительные смежные права на исполнение в соответствии с п. 4 ст.

37 ЗоАП предоставлены руководителю такого коллектива. В этом качестве он вправе выдавать разрешения на использование исключительных исполнительских прав посредством заключения письменного договора с пользователем. В рамках договора пользователю разрешаются: передача исполнения в эфир или по кабелю, запись исполнения, передача записи в эфир или по кабелю и сдача в прокат опубликованной в коммерческих целях фонограммы с записью исполнения (п. 2 ст. 37 ЗоАП).

Право безвозмездного использования охраняемого объекта промышленной собственности (без расширения его объема) предоставлено законом любому физическому или юридическому лицу, которое до даты приоритета данного объекта добросовестно использовало на территории Российской Федерации созданное независимо от его автора тождественное решение или сделало необходимые к этому приготовления. Это право, установленное ст. Патентного закона, именуется правом преждепользования.

Передача (внесение) исключительных прав в общее имущество товарищей и в уставный (складочный) капитал хозяйственного товарищества (общества). Передача исключительных прав может происходить в рамках совместной деятельности субъектов имущественных правоотношений как с образованием, так и без образования юридического лица (простое товарищество). Наряду с деньгами, ценными бумагами, другими имущественными правами исключительные имущественные права, имеющие денежную оценку, могут быть формой вклада в имущество хозяйственного товарищества или общества (п. 6 ст. 66 ГК) либо в общее имущество товарищей по договору о совместной деятельности (ст. 1041-1054 ГК).

Поскольку внесение исключительных прав в качестве вклада в имущество хозяйственного товарищества или общества получило широкое распространение и вызвало на практике и в доктрине противоречивые суждения, Пленум Верховного Суда РФ и Пленум Высшего Арбитражного Суда РФ в своем постановлении от 1 июля г. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой гражданского кодекса Российской Федерации»158 разъяснили, что «таким вкладом не может быть объект интеллектуальной собственности (патент, объект авторского права, включая программу для ЭВМ, и т.п.) или «ноу-хау». Однако в качестве вклада может быть признано право пользования таким объектом, передаваемое обществу или товариществу в соответствии с лицензионным договором, который должен быть зарегистрирован в порядке, предусмотренном законодательством» (абз.

2 п. 17).

Данное разъяснение сняло сохранявшиеся у некоторых авторов сомнения относительно самой возможности внесения исключительных прав в уставный капитал хозяйственных товариществ и обществ. Вместе с тем в нем необоснованно патент назван одним из объектов интеллектуальной собственности (наряду с программой для ЭВМ) и ограничена возможность его внесения (путем уступки) в уставный капитал. Между тем патент как документ, удостоверяющий исключительное право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца (п. 2 ст. 3 Патентного закона), а не как вещь (по смыслу ст. 128 ГК) вполне может быть внесен путем его зарегистрированной в Патентном ведомстве уступки (п. 6 ст. Патентного закона) в качестве вклада в уставный (складочный) капитал.

Что касается ноу-хау, то, поскольку на него у обладателя не существует исключительных прав, строго следуя норме п. 6 ст. 66 ГК, нет и возможности внесения ноу-хау в качестве вклада в уставный капитал.

Ноу-хау может быть лишь вкладом в общее имущество товарищей по договору простого товарищества, куда вносятся, наряду с другими видами имущества, знания, навыки и умения товарищей (п. 1 ст. ГК).

Переход исключительных прав в порядке универсального и сингулярного правопреемства. Своеобразными гражданско правовыми формами приобретения исключительных прав на Российская газета. 13 августа 1996 г.

использование результатов интеллектуальной деятельности служат универсальное (наследование) и сингулярное (реорганизация юридического лица) правопреемство. По наследству переходят имущественные авторские права, включая право следования при публичной перепродаже произведения. Личные неимущественные права (право авторства, право на имя и право на защиту репутации автора произведения) не наследуются Наследники вправе только осуществлять защиту указанных прав (ст. 29 ЗоАП).

К наследникам исполнителя или производителя фонограммы - физического лица переходит право разрешать использование исполнения, постановки либо фонограммы и право на получение вознаграждения в пределах оставшейся части сроков действия смежных прав, установленных в п. 1, 2, 3 и 4 ст. 43 ЗоАП (п. 7 ст. 43 ЗоАП).

Особенностью наследования исключительных патентных прав является то, что наследники приобретают по наследству как оформленное исключительное право, так и право самим подать заявку и оформить данное право (п. 1 ст. 8 Патентного закона).

При реорганизации юридического лица на базе передаточного акта или разделительного баланса происходит правопреемство по всем его обязательствам в отношении всех его кредиторов и должников. Наряду с другими правами объектами данных обязательств могут служить исключительные права на использование результатов интеллектуальной деятельности.

Исключительные права и приватизация государственного и муниципального имущества. Одно время в качестве гражданско правовой формы приобретения исключительных имущественных прав называли приватизацию имущества. Однако, в отличие от ранее действовавшего закона «О приватизации государственных и муниципальных предприятий», который прямо предусматривал возможность приобретения гражданами и акционерными обществами (товариществами) у государства в частную собственность (наряду с предприятиями и цехами) лицензий, патентов и других нематериальных активов ликвидированных предприятий, действующий закон от 21 июля 1997 г. № 123-ФЗ «О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации»159 такого прямого указания не содержит. И это обосновано.

Исключительные права вообще не приватизируются. Они могут приобретаться лишь в рамках традиционных договоров об уступке патентов на объекты промышленной собственности либо авторских договоров или договоров о приобретении смежных и иных прав.

В этой связи вполне объяснимо фактическое бездействие Положения о приватизации объектов научно-технической сферы, утвержденного постановлением Правительства РФ от 26 июля 1994 г. № Российская газета. 2 августа 1997 г.

870160, в соответствии с п. 4.4. которого «объекты интеллектуальной собственности в сфере производства (патенты на изобретения и промышленные образцы, свидетельства на полезные модели, товарные знаки и права владения и пользования наименованиями мест происхождения товаров, а также лицензии на объекты промышленной собственности и товарные знаки) и иные нематериальные активы, используемые в хозяйственной деятельности и приносящие доход, включаются в состав стоимости приватизируемого имущества». Не было выполнено и поручение Правительства РФ тогдашнему Министерству науки и технической политики и Комитету РФ по патентам и товарным знакам разработать и утвердить порядок включения объектов интеллектуальной собственности в состав нематериальных активов.

Обязательственно-правовые формы использования исключительных прав. В рамках обязательств используются только реальные (возникшие, оформленные, приобретенные) исключительные права. Они реализуются как один из видов имущества путем их уступки («перехода») или передачи («предоставления») по договору.

Правообладатель может уступить все свои права или их часть.

Например, патентообладатель может уступить полученный патент любому физическому или юридическому лицу, зарегистрировав договор об уступке под страхом его недействительности в Патентном ведомстве (п. 6 ст. 10 Патентного закона).

Отдельные законы жестко регламентируют формы передачи исключительных прав. Например, п. 1 ст. 13 Патентного закона допускает использование изобретения, полезной модели или промышленного образца любым лицом, не являющимся патентообладателем, не только «лишь с разрешения патентообладателя», но и «на основе лицензионного договора». Различные виды лицензионных договоров действительно служат основными формами реализации исключительных патентных прав. Однако эти права, как и имущественные авторские, смежные права и права на средства индивидуализации, передаются (с соблюдением требования государственной регистрации) также в рамках многих других гражданско-правовых договоров.

Право использования объектов исключительных прав предоставляется правообладателем пользователю по договору коммерческой концессии (договору франчайзинга) в соответствии со ст.

1027-1040 ГК161, а доверительному управляющему - передается по договору доверительного управления имуществом (ст. 1012-1026 ГК)162.

СЗ РФ. 1994 г. № 15. Ст. 1783.

См. с.286-288.

См. с.223-226.

Исключительные права являются одним из объектов доверительного управления по прямому указанию п. 1 ст. 1013 ГК163.

Исключительные права могут переходить, в частности, по договору купли-продажи предприятия как имущественного комплекса, включающего права на фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и другие средства индивидуализации продавца и его товаров, работ или услуг, а также принадлежащие ему на основании лицензий права использования таких средств (п. 2 ст. 559 ГК). Они могут быть предоставлены по договору аренды предприятия с передачей арендатору прав арендодателя на обозначения, индивидуализирующие его деятельность, и других исключительных (например, патентно лицензионных) прав (п. 1 ст. 656 ГК).

Исключительные права могут быть подарены (п. 1 ст. 572 ГК), реализованы при их продаже с публичных торгов в качестве предмета залога (п. 1 ст. 336, ст. 349, 350 ГК) либо при продаже предприятия (бизнеса) должника при внешнем управлении или конкурсном производстве (ст. 86, 137 Федерального закона от 8 января 1998 г. №6 - ФЗ «О несостоятельности (банкротстве»)164. Эти права могут быть также предметом брачного договора. К совместной собственности супругов, согласно законному режиму их имущества, относятся лишь доходы каждого из супругов от использования результатов интеллектуальной деятельности (п. 2 ст. 34 Семейного кодекса). В брачном же договоре супруги вправе установить любой режим собственности (совместной, долевой или раздельной) на все имущество, включая исключительные права каждого из них (абз. 1 п. 1 ст. 42).

Правовая природа, предмет и классификация договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау. Различные договоры, в рамках которых возникают и реализуются обязательства по использованию исключительных прав и ноу-хау, имеют существенные различия. Прежде всего, одни из договоров, оперирующих с исключительными правами, целиком посвящены их передаче или созданию объектов и передаче прав на их использование, а другие - только частично. К первым принадлежат авторские договоры, договоры о передаче смежных прав, патентно-лицензионные договоры и договоры об использовании прав на средства индивидуализации товаров и их производителей. В значительной мере к этой группе примыкают договор коммерческой концессии (договор франчайзинга) и договор доверительного управления исключительными правами, в том числе договор управления этими правами на коллективной основе.

Другие договоры – это договоры на выполнение научно исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ О коллективном управлении имущественными авторскими и смежными правами см. с.268-271.

Российская газета. 20, 21 января 1998 г.

(НИР и ОКР);

на передачу научно-технической продукции;

договоры на продажу или аренду предприятия;

брачный договор;

договоры аренды исключительных прав, их отчуждения при продаже с публичных торгов в качестве предмета залога либо при продаже предприятия (бизнеса) должника при внешнем управлении или конкурсном производстве.

Перечисленные договоры пока распространены не так широко, и исключительные права занимают в содержании некоторых из них второстепенное место. Тем не менее и этим договорам присущи в части, касающейся исключительных прав, общие особенности правовой природы, предмета и формы как самих договоров, так и возникающих на их базе обязательств сторон.

Самостоятельное место занимают договоры о передаче ноу-хау.

Правовая природа и предмет договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау. Договоры об использовании исключительных прав и ноу-хау взятые вместе внешне напоминают договоры и купли-продажи, и найма (аренды), и подряда. Нередко они и именуются таковыми, а также договорами доверительного управления, коммерческой концессии и т.д. Иногда их квалифицируют и как договоры особого рода (sui generis). На самом деле эти договоры разделяются на ряд самостоятельных типов и видов, образуя сформировавшийся в последние десятилетия во всем мире особый класс договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау. Его отдельные типы и виды имеют черты сходства с другими договорами традиционных классов, таких как dare, facere и praestare, основными типами которых являются купля-продажа, аренда, подряд и возмездные услуги.

Например, к договорам патентной лицензии вполне применима ставшая традиционной формула «продажа и покупка лицензий». В то же время здесь по договору продается не вещь, а лицензия, т.е. право временного возмездного использования изобретения. Значит ли это, что одно исключает другое и лицензионные отношения должны трактоваться только как отношения найма? Конечно, нет, поскольку наем и купля-продажа относятся к одному классу договоров о возмездной передаче имущества, и их признаки могут частично совпадать.

К договору найма вполне можно применить формулу «продажа (на время) права пользования имуществом». Договоры имущественного найма можно рассматривать как товарные сделки, совершаемые согласно экономическим законам, регулирующим продажу товаров. По договору найма потребительная стоимость продается по частям каждый раз на определенный срок. Однако, коль скоро под «продажей» в течение тысячелетий понимается отчуждение вещей в постоянное пользование, для обозначения отношений, возникающих из данного договора, был применен термин «наем имущества» с разновидностями «аренда» и «прокат». Точно так же лицензионный договор может трактоваться и как наем (аренда) имущества (точнее имущественного права), и как временная купля-продажа. Но существенные его отличия и от купли-продажи, и от найма телесного имущества породили специальное наименование «лицензионный договор».

Договор патентной лицензии как купля-продажа (на время) права использования изобретения имеет два отличия и от купли-продажи, и от аренды вещей. Во-первых, договор купли-продажи (аренды) базируется на праве собственности продавца (наймодателя). Напротив, в основе лицензионного договора лежит исключительное право патентообладателя. Во-вторых, по договору купли-продажи (найма) передаются вещи, двойное владение и пользование которыми исключены. Объект же исключительного права вообще не нуждается в передаче: описание изобретения публикуется и доступно каждому. Он может одновременно использоваться самим лицензиаром и, с разрешения последнего, неопределенным числом третьих лиц.

Вследствие названых особенностей к договору патентной лицензии неприменимы правила законодательства о купле-продаже (касающиеся обязанности продавца сохранять проданную вещь, передавать ее, оговаривать ее недостатки), а также об имущественном найме (например, правила о проверке исправности сдаваемого в наем имущества).

Договор о передаче ноу-хау отличается от патентной лицензии и по своей правовой основе и по предмету. В основе передачи ноу-хау лежит не исключительное право, а фактическая монополия на ноу-хау.

Ноу-хау, в отличие от запатентованного изобретения, нельзя использовать, не получив его от обладателя. Следствием этого является необходимость не предоставления по договору права использования, а передачи самого ноу-хау в полном объеме. Не менее важна и другая особенность ноу-хау. Коль скоро в его состав входят различные навыки, методы и способы, передаваемые в форме выполнения определенных действий, есть основания говорить о наличии у договора о передаче ноу хау свойств подрядного договора. Разумеется, как и договор патентной лицензии, договор о передаче ноу-хау существенно отличается и от купли-продажи, и от найма, и от подряда в традиционном их понимании.

Наконец, наиболее распространенный договор «смешанной» лицензии соединяет в себе черты и патентной лицензии и договора о передаче ноу-хау. Все это позволяет квалифицировать договоры патентной, «смешанной» лицензии и договора о передаче ноу-хау как различные типы самостоятельного класса договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау.

Класс договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау. В данный класс прежде всего входят в качестве самостоятельных типов договор об уступке патента, патентно лицензионные договоры, а также договор о передаче ноу-хау. Учитывая принципиальные различия в предмете данных типов договоров, в современных условиях уже не корректно называть этот класс «договорами о праве использования нематериальных благ» и именовать лицензионными как договоры об использовании исключительных прав, так и договоры о передаче ноу-хау165. Поскольку на ноу-хау у его разработчика (обладателя) нет исключительного права, то в названии нового класса договоров опущено слово «право». Таким образом, это название охватывает и договоры, в рамках которых не передаются исключительные права.

Термин «лицензия» применим к договору о передаче ноу-хау только в одном смысле: передавая материалы, содержащие ноу-хау, его обладатель разрешает приобретателю ознакомиться с содержанием ноу хау, т.е. предоставляет своеобразную «лицензию на ознакомление».

Однако такая «лицензия» никак не служит формой передачи исключительного права, поскольку такового не существует.

В состав рассматриваемого класса входят в качестве самостоятельных типов авторские договоры. Применяемый на практике договор на передачу научно-технической продукции по своему предмету отличается от лицензионных договоров. По договору на передачу право использования не уступается и не оплачивается. Передаются лишь знания, овеществленные в технической документации и образцах техники, а также производственный опыт. Поэтому данный договор относится к классу договоров о возмездном оказании услуг. Этот договор может быть включен в класс договоров об использовании исключительных прав и ноу-хау, если в его предмете имеется конфиденциальная информация, передаваемая на условиях ноу-хау.

Существует мнение, что договор патентной лицензии - договор класса dare, основным типом которого является купля-продажа. Договор же о передаче ноу-хау - договор класса facere. Основной тип этого класса - договор подряда. Отсюда делается вывод, будто договор патентной лицензии и договор о передаче ноу-хау принадлежат к разным классам166. Спорность этого вывода определяется тем, что в данном случае за предмет договора о передаче ноу-хау принимается прежде всего передача навыков и опыта обладателя ноу-хау. В противоположность Ц. Каменовой, К. Кнап считает, что между лицензией на изобретение и договором о передаче ноу-хау много общего, и это позволяет объединить их в рамках одного договорнного типа167. Здесь спорный вывод обусловлен недооценкой существенных различий в объекте предоставляемого по лицензии права (т.е.

См.: Зенин И.А. Лицензионный договор на изобретения и ноу-хау //Сов.

государство и право. 1983. №6. С. 54, 56.

См.: Каменова Ц. Лицензионные договоры между хозяйственными организациями стран - членов СЭВ (Правовая природа, регулирование, коллизионные проблемы).

Автореф. канд. дисс. М.,1979. С. 7-8.

См.: Knap K. Der Lizenzvertrag als ein besonderer Vertragstypus. //Gewerblicher Rechtsshutz und Urheberrecht, Internationaler Teil, 1973, №6/7. S. 229.

запатентованного изобретения) и неохраняемой информации, передаваемой как ноу-хау.

М.М. Богуславский полагает, что «в качестве предмета патентной лицензии следует рассматривать не патент, а само изобретение (т.е. не исключительное право, вытекающее из патента, а право использования изобретения, вытекающее из договора)»168. Этот вывод также не бесспорен. Во-первых, договор об уступке патента - самостоятельный тип договора, и нет необходимости вообще ставить его в прямую связь с договором патентной лицензии. Во-вторых, «само изобретение» - не предмет договора, а объект предоставляемого по договору права использования. В-третьих, патент не может отождествляться с основанным на нем исключительным правом, как не может форма явления одновременно быть его содержанием. В-четвертых, нельзя ставить знак равенства между «самим изобретением» и вытекающим из договора правом его использования.

В доказательство того, что предметом патентной лицензии является «само изобретение», иногда ссылаются на распространенные в практике случаи, когда патент по заявке вообще не выдается или аннулируется из-за неуплаты пошлин (т.е. исключительное право на изобретение не возникает либо прекращается), а ранее заключенный лицензионный договор продолжает действовать. В этих случаях в него лишь вносятся изменения, касающиеся обычно цены лицензии169.

Представляется, что в отмеченных случаях, как правило, речь идет о так называемых «смешанных» лицензиях, когда лицензиат стремится получить не только право на использование охраняемого изобретения, но и дополнительную информацию (ноу-хау), необходимую для его успешного освоения. Это типичный «смешанный договор» (по формулировке п. 3 ст. 421 ГК).

Ясное представление о предмете отдельных договоров и их месте в общей классификации позволяет избежать ошибок и ненужных конфликтов на стадии заключения договоров. Если под предметом патентно-лицензионного договора как его существенным условием понимать «само изобретение», то он должен считаться заключенным лишь при условии передачи лицензиату всей информации о нем без передачи исключительного права, т.е. разрешения на его использование.

Точно так же ошибочным будет указание в договоре о передаче ноу-хау на уступку права на него без подробного раскрытия самого ноу-хау.

Поскольку предметом патентной лицензии является право на использование изобретения, а не само изобретение, наибольшее внимание в договоре должно быть обращено на реальное Богуславский М.М. Правовые вопросы технической помощи СССР иностранным государствам и лицензионные договоры. М., 1963. С. 171;

Он же:

Продажа и покупка лицензий в СССР //Сов. государство и право. 1968. №5. С. 54.

См.: Городисский М.Л. Лицензии во внешней торговле СССР. М., 1972. С. 30.

предоставление лицензиату этого права, на его поддержание в силе и защиту от возможных нарушений. В договоре же о передаче ноу-хау, напротив, решающее значение приобретают передача неизвестной покупателю информации о сущности ноу-хау и соблюдение конфиденциальности передаваемых сведений.

В класс договоров об использовании исключительных прав и ноу хау входят и другие договоры или их части, такие как, например, договоры на выполнение НИР и ОКР и на передачу научно-технической продукции. При их заключении и исполнении важно учитывать общие особенности как всего этого класса в целом (идеальный характер объектов исключительных прав и ноу-хау), так и предмета его отдельных типов и видов. В этой связи справедливо мнение о том, что договоры, которые предусматривают передачу авторских прав, следует относить к авторским, даже если они не названы таковыми. Поэтому во многих случаях, когда нормы о передаче авторских прав включаются в гражданские договоры купли-продажи, аренды, простого товарищества и др., эти договоры (в соответствующей части) должны отвечать требованиям, предъявляемым к авторским договорам. Одно из них состоит в том, что предметом любого авторского договора является передача имущественных авторских прав.

Напротив, договоры, которые не предусматривают передачу авторских прав, не могут считаться авторскими, даже если они названы таковыми, например, договор об издании произведения за счет автора.

Это типичный подрядный договор: автор оплачивает издательству тиражирование своего произведения (в виде книги) и получает весь тираж книги в свою собственность170.

Точно так же любое разрешение патентообладателя на передачу (предоставление) третьему лицу исключительного права использования охраняемого объекта промышленной собственности должно трактоваться как лицензионный договор. Поэтому независимо от того, в рамках каких договоров происходит передача (или «предоставление», «уступка») патентных прав, к соответствующим статьям этих договоров должны применяться нормы о патентно-лицензионных договорах. То же самое относится к договорам о передаче смежных прав и прав на товарные знаки.

2. Авторские договоры и договоры о передаче смежных прав Под авторским договором понимается соглашение между автором произведения науки, литературы и искусства, или его работодателем, либо иным обладателем имущественных авторских прав, с одной стороны, и пользователем произведения, по которому автор обязуется передать пользователю за вознаграждение право использования См.: Гаврилов Э.П. Указ. Соч. С. 136.

произведения обусловленным способом и в установленный срок, а пользователь обязуется использовать произведение в соответствии с предоставленным ему правом и уплатить вознаграждение.

По авторскому договору по названию и буквальному смыслу ст. закона «Об авторском праве и смежных правах» (далее - ЗоАП) исключительные права передаются, т.е. лишь предоставляются пользователю на время, а не уступаются ему. Этим авторский договор отличается от таких способов отчуждения или закрепления имущественных авторских прав, как их дарение, наследование, предоставление по закону работодателю либо внесение в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственного общества или товарищества, при которых данные права переходят к другим лицам либо возникают у других лиц в качестве первоначальных исключительных прав.

К авторским договорам, как разновидностям сделок по передаче имущественных прав, применяются общие положения §1 главы 30 ГК о купле-продаже, если иное не вытекает из содержания или характера исключительных авторских прав. В общем плане можно распространить на авторские договоры правила, скажем, п.1 ст.460 ГК, обязывающее продавца товара передать покупателю товар свободным от любых прав третьих лиц. Пользователь также заинтересован в получении имущественных прав, не обремененных правами других пользователей этих же прав. Однако большинство общих норм ГК о купле-продаже телесных объектов неприменимо к передаче ни авторских, ни других имущественных прав. Это касается норм об ассортименте товара, его качестве, сроке годности, скрытых недостатках, комплектности, о таре и упаковке товара. Поэтому регулирование авторских договоров, как и всех вообще договоров об использовании исключительных прав, нуждается в самостоятельной правовой регламентации.

ЗоАП различает три вида авторских договоров:

1) авторский договор о передаче исключительных прав;

2) авторский договор о передаче неисключительных прав;

3) авторский договор заказа (ст.30, 33).

Поскольку имущественные авторские права всегда являются исключительными, первые два вида авторских договоров логичнее было бы назвать (и это подтверждается трактовкой данных видов прав в п. ст.30 ЗоАП) авторскими договорами о передаче исключительных прав на исключительных и неисключительных условиях. По смыслу п.2 ст. авторский договор о передаче исключительных прав на исключительных условиях разрешает использование произведения определенным способом и в установленных договором пределах только лицу, которому эти права передаются. Пользователь по данному договору вправе запретить подобное использование произведения всем другим лицам, включая сторону, передающую права.

Право запрета может быть применено помимо пользователя только создателем произведения. Если пользователь не осуществляет защиту данного права, право запрещать использование произведения другим лицам может осуществляться его автором (абз.2 п.2 ст.30 ЗоАП).

Пользователь по авторскому договору о передаче исключительных прав на исключительных условиях фактически может на срок действия договора приобрести абсолютное право использования произведения, включая передачу полученных прав другим лицам. Однако передача полностью или частично другим лицам прав, переданных по авторскому договору, допускается лишь в случае, если это прямо предусмотрено договором (п.4 ст.31 ЗоАП).

Авторский договор о передаче исключительных прав на неисключительных условиях разрешает пользователю использование произведения наравне с обладателем исключительных прав, передавшим такие права, и(или) другим лицам, получившим разрешение на использование произведения таким же способом (п.3 ст.30). Подобный договор создает пользователю менее сильные позиции в коммерческой реализации полученных прав, нежели договор о передаче авторских прав на исключительных условиях. Поэтому цена такого договора обычно бывает ниже.

Существует презумпция неисключительности использования передаваемых авторских прав. Права, передаваемые по авторскому договору, считаются переданными на неисключительных условиях, если в договоре прямо не предусмотрено иное (п.4 ст.30 ЗоАП).

По объектам исключительных прав авторские договоры классифицируются на: издательские, сценарные, постановочные и др.

Условия авторского договора. Как любой гражданско-правовой договор, авторский договор подчиняется закрепленным в ГК общим положениям о договоре (ст.420-453). Это в равной мере касается свободы договора во всех ее проявлениях (ст.421), соотношения договора и закона (ст.422), цены договора (ст.424), сущностного и формального моментов заключения договора. Авторский договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой форме достигнуто соглашение по всем его существенным условиям. Этот сущностный момент определяется абз.1 п.1 ст.432 ГК. Формальный момент заключения авторского договора как момент получения лицом, направившим оферту (т.е. пользователем), ее акцепта (т.е. согласия правообладателя) базируется на норме п.1 ст.433 ГК.

Вместе с тем, авторское законодательство как часть гражданского законодательства (согласно ст.2 ЗоАП) конкретизирует существенные условия авторского договора. В силу абз.2 п.1 ст.432 ГК существенными являются условия о предмете договора, условия, названные в законе или иных правовых актах как необходимые для договоров данного вида, а также все другие условия, предлагаемые для согласования одной из сторон. Закон об авторском праве и смежных правах называет в числе необходимых такие условия авторского договора как:

• способы использования произведения;

• срок и территорию, на которые передается право;

• размер вознаграждения и/или порядок его определения за каждый способ использования;

• порядок и сроки выплаты вознаграждения (абз.1 п.1 ст.31).

Под способами использования произведения понимаются конкретные права, передаваемые по договору, например, право воспроизводить и распространять литературные произведения на русском языке. Все права на использование произведения, прямо не переданные по авторскому договору, например, право переводить произведение на иностранные языки, считаются не переданными.

Весьма важными являются условия о сроке пользования правами, территории их применения, размере вознаграждения и способах его определения. Принцип свободы договора позволяет сторонам по соглашению установить любые оптимальные для них условия. Однако при отсутствии в авторском договоре условий о сроке, на который передается право, или о его территории применяются правила диспозитивных норм абз.2 и 3 п.1 ст.31 ЗоАП. Так, если стороны не укажут в договоре срок, то договор может быть расторгнут автором, во первых, лишь по истечении 5 лет с даты его заключения и, во-вторых, если пользователь будет письменно уведомлен об этом за 6 месяцев до расторжения договора. При отсутствии в договоре указания на территорию, на которую передается право, действие передаваемого права ограничивается территорией Российской Федерации. Правило о сроке расторжения договора направлено на обеспечение интересов пользователя (при очевидной незаинтересованности автора правообладателя в ограниченном сроке передачи права). Правило о территории, напротив, в большей мере стоит на страже интересов правообладателя.

Действующее авторское законодательство не предусматривает применявшейся ранее жесткой регламентации определения размера вознаграждения в виде фиксированных денежных ставок за каждый авторский лист. В настоящее время вознаграждение определяется в авторском договоре в виде процента от дохода за соответствующий способ использования произведения (продажу книги, прокат кинофильма и т.п.) или, если это невозможно осуществить в связи с характером произведения или особенностями его использования, в виде зафиксированной в договоре суммы либо иным образом (абз.1 п.3 ст. ЗоАП). При установлении вознаграждения в форме фиксированной (паушальной) суммы в договоре должен быть установлен максимальный тираж произведения (книг, компакт-дисков, журналов и т.п.).

Превышение тиража (т.е. числа копий) будет рассматриваться как последующее издание или иное воспроизведение произведения, влекущее необходимость заключения нового договора и вознаграждения по нему.

Допускаемые абз.2 п.3 ст. 31 ЗоАП минимальные ставки вознаграждения установлены постановлением Правительства РФ от марта 1994 г. №218 «О минимальных ставках авторского вознаграждения за некоторые виды использования произведений литературы и искусства»171. Данным постановлением установлены минимальные ставки вознаграждения за публичное исполнение произведений, их воспроизведение в форме звукозаписи, за сдачу в прокат экземпляров звукозаписей (фонограмм) и видеофильмов, воспроизведение произведений изобразительного искусства и тиражирование в промышленности произведений декоративно прикладного искусства. Минимальные размеры вознаграждения индексируются одновременно с индексацией минимальных размеров заработной платы. Практически данное правило применимо лишь к случаям определения минимальной ставки вознаграждения в твердой денежной сумме (а не в виде процента дохода от использования произведения).

В целях обеспечения прав и законных интересов творческих работников кинематографии, упорядочения расчетов между правообладателями (киностудиями, продюсерами) и авторами кинематографических произведений постановлением Правительства РФ от 29 мая 1998 г. №524172 утверждены минимальные ставки вознаграждения авторам кинематографических произведений, производство которых осуществлено до 3 августа 1992 г., за использование этих произведений путем передачи в эфир и по кабелю, воспроизведения (тиражирования) на всех видах материальных носителей и распространения (продажи, сдачи в прокат), а также путем их публичного показа. Минимальные ставки вознаграждения установлены в размере от 0,5% до 7% от дохода, полученного правообладателем кинематографического произведения за каждый вид использования.

Ставка вознаграждения в размере 5,5% установлена, в частности, для авторов художественного фильма, т.е. для сценариста, режиссера постановщика и автора музыкального произведения, специально созданного для данного фильма. 7% выплачивается режиссеру документального или научно-популярного, а также режиссеру постановщику мультипликационного фильма. Ставки в размере 0,5% предусмотрены для авторов других произведений, вошедших составной частью в художественный, мультипликационный, документальный или научно-популярный фильм.

Собрание актов Президента и Правительства РФ. 1994. № 13. Ст. 994.

Российская газета. 16 июля 1998 г.

Сбор и распределение вознаграждения осуществляется обладателем авторских прав либо организациями, управляющими имущественными правами авторов на коллективной основе в пределах полномочий, переданных этим организациям правообладателями, если иное не определено договором.

Форма авторского договора. Своеобразием отличается также форма авторского договора.

Во-первых, любой авторский договор, независимо от его цены и порядка использования произведения, должен заключаться в письменной форме. Исключение сделано лишь для авторских договоров об использовании произведений в периодической печати (п.1 ст. ЗоАП). Несоблюдение простой письменной формы договора лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение договора и его условий на свидетельские показания, хотя и не препятствует им приводить письменные и другие доказательства (п.1. ст.162 ГК). Такими доказательствами могут, в частности, служить протоколы переговоров о заключении договора, платежные ведомости о выплате авторского вознаграждения и переписка с правообладателем по поводу получения экземпляра его произведения.

Специальный порядок оформления договора допускается п.2 ст. ЗоАП для продажи экземпляров программ для ЭВМ и баз данных и предоставления массовым пользователям доступа к ним. Согласно п. ст.14 закона от 23 сентября 1992 г. «О правовой охране программ для электронных вычислительных машин и баз данных» при продаже и предоставлении массовым пользователям доступа к программам для ЭВМ и базам данных «допускается применение особого порядка заключения договоров, например путем изложения типовых условий договора на передаваемых экземплярах программ для ЭВМ и баз данных».

На практике такие договоры называют «оберточными лицензиями»173. Их условия печатаются на упаковке материального носителя программного продукта. Покупателя предупреждают, что вскрыв упаковку, он вступает в договорные отношения с правообладателем на изложенных на упаковке условиях. Одним из этих условий является обязательство пользователя не воспроизводить и не распространять программный продукт без согласия правообладателя.

Однако проконтролировать соблюдение пользователем данного обязательства практически весьма трудно, вследствие чего проблема договорного регулирования отношений по использованию авторских прав на программы для ЭВМ и базы данных из правовой трансформируется в сугубо этическую.

Образец см. в кн.: Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Интеллектуальная собственность. Законодательство и практика его применения. М. 1997. С. 281-282.

Авторский договор заказа. Самостоятельным видом договора, давно применяемым в сфере интеллектуальной деятельности, является авторский договор заказа. По данному договору автор обязуется создать произведение в соответствии с условиями договора и передать его заказчику (п.1 ст.33 ЗоАП). Авторский договор заказа является исключением из общего правила п.5 ст.31 ЗоАП, согласно которому «предметом авторского договора не могут быть права на использование произведений, которые автор может создать в будущем». Это единственное исключение, поскольку во многих других случаях исключительные права, хотя ими и пользуются другие лица (работодатели) изначально (в силу п.2 ст.14 ЗоАП) принадлежат работодателям. Речь идет о принадлежности работодателям в силу закона исключительных прав на все будущие произведения, которые лица, состоящие в трудовых отношениях, создадут в порядке выполнения своих служебных обязанностей или служебного задания работодателя.

Автор может приобрести исключительное право на свое служебное произведение, лишь если это будет предусмотрено в договоре между ним и работодателем, а также если в служебном порядке им будет создана энциклопедия, энциклопедический словарь, периодический или продолжающийся сборник научных трудов, газета, журнал и другое периодическое издание. Исключительные права на использование таких изданий принадлежат работодателю. Однако авторы включенных в них произведений сохраняют исключительные права на использование своих произведений независимо от издания в целом (п.4 ст.14, п.2 ст.11 ЗоАП).

Предметом авторского договора заказа является обязательство автора создать произведение - написать пьесу, сценарий кинофильма, учебное пособие и т.п. (литературный заказ), нарисовать портрет (художественный заказ) и т.д., а также передать исключительные права на него заказчику. По договору литературного заказа автор обычно подготавливает и согласовывает с заказчиком творческую заявку (краткое описание содержания будущего произведения), служащую неотъемлемой частью договора и базой оценки законченного произведения. Как в любом договоре, в авторском договоре заказа предусматриваются сроки создания произведения и передачи его заказчику, порядок принятия и одобрения произведения, а также размер авторского вознаграждения. Хотя в целом к авторскому договору заказа применимы общие условия авторского договора, совокупность этих условий не может не обладать спецификой. В авторском договоре заказа необходимо подробно описать вид, жанр, форму, объем, структуру и др.

свойства заказываемого произведения, порядок и способы будущего использования заказчиком как произведения в целом, так и его самостоятельных частей. Во избежание конфликтов необходимо указать характер условий передачи прав (исключительные - неисключительные).

В соответствии с условиями содержание договора образуют права и обязанности сторон. Автор обязуется создать произведение, отвечающее согласованным в договоре условиям и передать его в установленный срок заказчику комплектно и в надлежащей форме, в том числе электронной, на магнитном носителе (дискете) в оговоренных текстовых редакторах. Кроме того, автор обязан в согласованный с заказчиком срок исправлять и дорабатывать произведение с учетом обоснованных замечаний и пожеланий заказчика, не нарушать его исключительных прав на использование произведения. Со своей стороны, заказчик обязан соблюдать личные неимущественные права автора (на имя, на защиту авторской репутации), не вносить без письменного согласия автора никаких изменений в произведение.

Основным правом заказчика служит право на использование созданного произведения, в том числе его воспроизведение, распространение, импорт, перевод и иную переделку на обусловленной договором территории. Главным правом автора является право на вознаграждение. Оно может определяться в фиксированной (паушальной) сумме, в виде процента дохода от продажи экземпляров будущего произведения (роялти) или в форме комбинации того и другого вида вознаграждения. Вознаграждение устанавливается в рублях.

Заказчик обязан в счет обусловленного договором вознаграждения выплатить автору аванс в размере, порядке и сроки, согласованные сторонами (п.2 ст.33 ЗоАП). Аванс также может выплачиваться единовременно или по частям. Важно лишь, чтобы он был выплачен до начала использования произведения и выплаты вознаграждения с учетом полученного заказчиком дохода174.

Ответственность по авторскому договору. Важные особенности присущи ответственности сторон по авторским договорам. Поскольку данные договоры являются видами гражданско-правовых договоров, их участники отвечают за нарушение принятых обязательств по общим нормам статей 393-406 ГК, а также ст. 15 ГК о возмещении убытков, если иное не диктуется особенностями предмета этих договоров.

Поэтому специальная норма п.1 ст.34 ЗоАП обязывает сторону, не исполнившую или ненадлежащим образом исполнившую обязательства по авторскому договору, возместить все убытки, причиненные другой стороне, включая упущенную выгоду. Вместе с тем, п.2 ст.34 ЗоАП предусматривает ограниченную ответственность автора за непредставление заказного произведения в соответствии с условиями договора. Поскольку в сфере интеллектуальной деятельности нередко случается такое явление как «творческая неудача», при непредставлении Образец договора на получение авторских прав на создаваемую по заказу программу для ПЭВМ см.: Белов В.В., Виталиев Г.В., Денисов Г.М. Указ. соч. С.

271-280.

произведения на автора возлагается обязанность возместить только реальный ущерб, причиненный заказчику. Обычно это выражается в возврате автором заказчику полученного аванса. Разумеется, ограниченная ответственность не применяется, если автор умышленно не передает заказчику надлежаще созданное произведение или передает его другому лицу. Подобные действия автора могут повлечь расторжение договора и возмещение убытков заказчика в полном объеме.

Договор на использование произведения науки, литературы и искусства, удостоенного награды на публичном конкурсе.

Своеобразный порядок договорного использования установлен для произведения, созданного в рамках публичного конкурса. Если предметом такого конкурса являлось создание произведения науки, литературы или искусства и условиями конкурса не было предусмотрено иное, организатор конкурса приобретает имущественное право на заключение с автором произведения, удостоенного обусловленной награды, договора об использовании произведения с выплатой ему за это соответствующего вознаграждения (ст. 1060 ГК).

Это правило является исключением из общего принципа свободы договора (абз. 1 п. 1 ст. 421 ГК), вызванным специфическими условиями создания предмета договора и допускаемым абз. 2 п. 1 ст. 421 ГК.

Договоры о передаче смежных прав. Закрепляемые за исполнителями, производителями фонограмм, организациями эфирного и кабельного вещания смежные права передаются пользователям объектов их прав на договорной основе. В отличие от авторских правоотношений, договорные отношения в сфере смежных прав носят более сложный характер. Они органически связаны друг с другом и с авторскими правоотношениями. В данной сфере одновременно должны уступаться по договорам разрешения на использование как постановок, исполнений и передач, так и охраняемых авторским правом исполняемых (записываемых, передаваемых) произведений.

Производитель фонограммы, организация эфирного или кабельного вещания осуществляют свои смежные права лишь в пределах прав, полученных по договору с исполнителем и автором произведения, записанного на фонограмме или передаваемого в эфир либо по кабелю.

Точно так же передача по договору разрешения на использование постановки не отменяет необходимости получения договорного разрешения у других участвующих в ней исполнителей, а также у автора исполняемого произведения (п.2 ст.36 ЗоАП).

Договоры о передаче исключительных исполнительских прав.

Передачу по договорам другим лицам (пользователям) исключительных прав исполнителя предусматривают пп.4 и 7 ст.37 ЗоАП. Предметом договора служит разрешение пользователю:

• осуществлять передачу исполнения или постановки в эфир и сообщение его для всеобщего сведения по кабелю;

• записывать ранее не записанные исполнение или постановку;

• воспроизводить их запись;

• передавать сделанную первоначально в некоммерческих целях запись в эфир или по кабелю;

• сдавать в прокат опубликованную в коммерческих целях фонограмму с участием исполнителя.

Все разрешения выдаются самим исполнителем, а при исполнении коллективом исполнителей - руководителем такого коллектива. Договор заключается в письменной форме.

Своеобразный порядок осуществления прав исполнителя применяется при заключении договора на запись исполнения или постановки на фонограмму в случае последующей передачи исполнения или постановки или проведения записи в этих целях организациями эфирного или кабельного вещания, а также при создании аудиовизуального произведения. Так, при заключении договора на запись исполнения или постановки право сдавать в прокат опубликованную в коммерческих целях фонограмму переходит к производителю фонограммы, а исполнитель сохраняет право на вознаграждение за сдачу в прокат экземпляров такой фонограммы (п. ст.37, ст.39 ЗоАП).

Если в договоре исполнителя с вещательной организацией прямо предусмотрены необходимые разрешения на последующие передачи исполнения или постановки, осуществление записи для передачи и воспроизведение такой записи данной организацией (подп.1, 2, 3 п. ст.37 ЗоАП), то дополнительные разрешения на эти действия вообще не требуются (п.5 ст.37 ЗоАП). Наконец, если исполнитель участвует в создании аудиовизуального произведения, то, заключая договор с изготовителем этого произведения на его создание, он предоставляет изготовителю свое исключительное право на использование аудиовизуального произведения, закрепленное в подп.1, 2, 3 и 4 п.2 ст. ЗоАП. При этом права на отдельное использование изготовителем звука или изображения, зафиксированных в аудиовизуальном произведении, исполнитель не передает.

По договору о передаче исполнительских прав стороны приобретают взаимные права и обязанности. Взамен права на использование исполнения или постановки в обусловленной форме пользователь уплачивает исполнителю вознаграждение за каждый вид использования (абз.3 п.1 ст.37 ЗоАП). Размер вознаграждения определяется по соглашению сторон. Если размер вознаграждения не установлен соглашением сторон, то он в случае спора может быть установлен по правилам п.3 ст.424 ГК - как вознаграждение, которое при сравнимых обстоятельствах обычно уплачивается за передачу аналогичных прав. В случае же сдачи фонограммы исполнения в прокат (подп. 5 п. 5 ст. 37 ЗоАП) вознаграждение в виде сумм за прокат распределяется между ее производителем и исполнителем поровну (п. ст.39 ЗоАП).

Закон не устанавливает максимального размера исполнительского вознаграждения. Он определяет лишь минимальные размеры.

Постановлением Правительства РФ от 17 мая 1996 г. №614 «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения (постановки)»175 утверждены подобные ставки рекомендательного характера.

Договоры о передаче исключительных прав производителя фонограммы. Как и в договорах о передаче исполнительских прав, в данных договорах предметом является разрешение пользователю воспроизводить фонограмму (т.е. изготовлять ее экземпляры);

переделывать или любым иным способом перерабатывать ее;

распространять экземпляры фонограммы (продавать, сдавать в прокат и т.д.);

импортировать экземпляры фонограммы в целях распространения, включая экземпляры, изготовленные с разрешения производителя этой фонограммы. Право на распространение экземпляров фонограммы путем сдачи их в прокат может быть передано пользователю только по его договору с производителем фонограммы - независимо от того, кому принадлежит право собственности на эти экземпляры (абз.2 п.3 ст. ЗоАП).

По договору о передаче фонограммных прав производитель имеет право на вознаграждение за каждый вид использования фонограммы.

Это право имеют также производители фонограмм, опубликованных в коммерческих целях и используемых в силу п.1 ст.39 ЗоАП без согласия как ее производителя, так и исполнителя. Однако порядок определения размера вознаграждения и его выплаты различаются. Обычно вознаграждение определяется соглашением сторон с учетом (при необходимости) минимальных размеров, установленных рекомендательными нормами постановления Правительства РФ от мая 1996 г. № 614 «О ставках вознаграждения исполнителям за некоторые виды использования исполнения (постановки)».

Вознаграждение же за использование опубликованной коммерческой фонограммы путем ее публичного исполнения (с эстрады, на дискотеке, в ресторане, баре, кинотеатре и т.д.), передачи в эфир или по кабелю собирается, распределяется и выплачивается одной из организаций, управляющих правами производителей фонограмм и исполнителей на коллективной основе (ст.44 ЗоАП), в соответствии с соглашением между этими организациями176. При отсутствии иной договоренности, указанное вознаграждение распределяется между производителем фонограммы и исполнителем поровну.

СЗ РФ. 1996. № 21. Ст.2529.

См. с.268-271.

Размер вознаграждения и условия его выплаты определяются соглашением между пользователем фонограммы или объединениями (ассоциациями) таких пользователей, с одной стороны, и организациями, управляющими правами производителей фонограмм и исполнителей, с другой стороны, а в случае, если стороны не достигнут соглашения, - специально уполномоченным органом Российской Федерации.

Пользователи фонограмм должны представлять организации, выплачивающей вознаграждение, программы с точными сведениями о количестве использованной фонограммы, а также иные сведения и документы, необходимые для сбора и распределения вознаграждения (пп.3, 4 ст.39 ЗоАП).

Договоры о передаче прав организаций эфирного и кабельного вещания. Обладая исключительным правом на передачу, организация эфирного вещания вправе разрешать другой организации одновременно ретранслировать свою передачу в эфир, сообщать ее по кабелю, записывать и воспроизводить запись передачи, а также сообщать передачу для всеобщего сведения в местах с платным входом. Хотя в ст.40 ЗоАП, в отличие от ст.ст.37 и 38, не упоминается слово «договор», все эти разрешения оформляются договорами организации эфирного вещания с пользователями.

Предметом этих договоров обычно служит параллельная трансляция другой вещательной организацией передачи либо аналогичное сообщение ее передачи для всеобщего сведения по кабелю.

Помимо эфирной или кабельной ретрансляции предметом договоров может выступать запись передачи или ее воспроизведение.

Самостоятельный предмет договора - публичное платное прослушивание или просмотр передачи.

Предметом договоров на использование передач организации кабельного вещания в силу п.2 ст.41 ЗоАП может являться разрешение другой организации на одновременное сообщение передачи по кабелю, передачу ее в эфир, на запись передачи, ее воспроизведение либо на сообщение передачи для всеобщего сведения в местах с платным входом, т.е. для публичного прослушивания или просмотра. Как права организаций кабельного вещания, так и их предоставление пользователям по договору идентичны правам и договорной форме их передачи организацией эфирного вещания. При этом договорное использование смежных прав на передачи тех и других вещательных организаций осуществляется за вознаграждение.

Коллективное управление имущественными авторскими и смежными правами. Поскольку практическое осуществление каждым обладателем своих имущественных авторских или смежных прав в индивидуальном порядке может представлять значительные трудности, закон предусматривает возможность создания в этих целях организаций, управляющих данными правами на коллективной основе (далее - управляющих организаций). Главной целью такого гражданско правового управления является обеспечение имущественных прав авторов, исполнителей, производителей фонограмм и иных правообладателей при публичном исполнении произведений, в том числе на радио и телевидении, воспроизведении их путем механической, магнитной и иной записи, репродуцировании и в других случаях.

Управляющие организации создаются непосредственно обладателями авторских и смежных прав и действуют в пределах полученных от них полномочий на основе устава, утвержденного в установленном законодательством порядке.

Необходимость в коллективном управлении особенно велика применительно к таким видам произведений, как песни, эстрадные, цирковые и т.п. номера и фонограммы, проследить широкое использование которых в масштабах территории всей России отдельным правообладателям не под силу. Это касается любых форм использования произведений - их публичного исполнения, показа, записи и репродуцирования, включая ксерокопирование. В некоторых случаях реализация отдельных авторских и смежных прав вообще допускается только в рамках коллективного управления. Так, обладатели исключительных авторских и смежных прав, будучи лишены исключительных прав на воспроизведение авторского произведения в личных целях (ст.26 ЗоАП) и на использование коммерческой фонограммы (ст.39 ЗоАП), имеют право на вознаграждение за такое использование. Это вознаграждение может быть получено ими лишь через систему коллективного управления имущественными правами.

Создателями управляющих организаций могут быть только субъекты авторских и смежных прав - как первоначальных (авторы, их работодатели, исполнители и др.), так и производных (наследники авторов и другие правопреемники обладателей первоначальных прав в силу закона или договора). Допускается создание либо отдельных организаций по различным правам и различным категориям обладателей прав, либо организаций, управляющих разными правами в интересах различных категорий правообладателей, либо одной организации, одновременно управляющей авторскими и смежными правами.

Организации, управляющие имущественными правами на коллективной основе, в силу п.1 ст.45 закона «Об авторском праве и смежных правах» «не вправе заниматься коммерческой деятельностью».

По целям своей деятельности они, в соответствии с п.1 ст.50 ГК, относятся к некоммерческим организациям. Однако согласно абз.2 п. ст.50 ГК и абз.1 п.2 ст.24 закона РФ от 12 января 1996г. №7-ФЗ «О некоммерческих организациях»177 некоммерческие организации могут осуществлять предпринимательскую деятельность при двух условиях:

если это служит достижению целей, ради которых они созданы, и соответствует этим целям. Таким образом, управляющие организации в РГ. 12 января 1996 г.

порядке исключения могут извлекать прибыль, но они не вправе распределять ее между участниками.

Другая особенность правового статуса управляющих организаций заключается в том, что по отношению к их деятельности, согласно абз. п.1 ст.45 ЗоАП не применяются антимонопольные ограничения, предусмотренные, в частности, абз.2 п.1 ст.10 ГК и законом РСФСР от 22 марта 1991 г. «О конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках»178 в редакции законов РФ от 25 мая 1995 г.179 и 6 мая 1998 г. № 70-Ф33 Число членов и сфера деятельности управляющих организаций законом не ограничивается.

В настоящее время созданы такие управляющие организации как Российское авторское общество (РАО), чей устав зарегистрирован в Министерстве юстиции РФ 30 сентября 1993 г. (№1932), Российское общество по смежным правам (РОСП), Российская фонографическая ассоциация (РФА), Российское общество по управлению правами исполнителей (РОУПИ) и Российское общество правообладателей в аудиовизуальной сфере (РОПАС). Согласно п.1 Устава РАО, это общество является общественным объединением авторов или их правопреемников. Оно действует на принципах индивидуального членства. Основными целями РАО являются реализация и защита авторских прав.

Обладатели авторских и смежных прав добровольно на основе письменных договоров передают управляющим организациям полномочия на коллективное управление имущественными правами. На управление исключительными правами иностранных субъектов полномочия передаются по соответствующим договорам с иностранными управляющими организациями. Договоры на коллективное управление не являются авторскими и на них не распространяются положения ст.30-34 ЗоАП. По своей правовой природе они ближе к договорам доверительного управления имуществом (ст.1012-1026 ГК), коммерческой концессии («франчайзинга») - ст.1027-1040 ГК, поручения (ст.971-979 ГК) или агентскому договору представительского характера (ст.1005-1011 ГК).

Любой автор, его наследник или иной обладатель авторских и смежных прав может передать по договору осуществление своих имущественных прав управляющей организации, а организация обязана принять на себя осуществление этих прав, если управление ими ВВС. 1991. № 16. Ст. 499.

СЗ РФ. 1995. № 22. Ст. 1977.

РГ. 12 мая 1998 г.

относится к ее уставной деятельности. При этом организация не вправе осуществлять использование полученных для управления объектов авторских и смежных прав.

На основе договорных полномочий управляющая организация предоставляет лицензии пользователям на соответствующие способы применения произведений и объектов смежных прав. Условия таких лицензий должны быть одинаковыми для всех пользователей одной категории, и организация не вправе отказать пользователю в выдаче лицензии без достаточных на то оснований. Вместе с тем, правообладатели не могут напрямую улаживать свои споры с пользователями объектов их прав. Все их имущественные претензии к пользователям должны быть урегулированы организацией, предоставляющей такие лицензии.

В функции управляющей организации входит: согласование с пользователями размера вознаграждения, других лицензионных условий и предоставление лицензий пользователям;

согласование с пользователями размера вознаграждения в случаях, когда организация занимается его сбором без выдачи лицензий (в силу п.2 ст.26, п.2 и ст.39 ЗоАП);

сбор вознаграждения;

распределение и выплата собранного вознаграждения обладателям авторских и смежных прав;

совершение любых юридических действий по защите управляемых прав.

Поскольку управляющие организации являются представителями субъектов авторских и смежных прав, они обязаны одновременно с выплатой вознаграждения представлять правообладателям отчеты со сведениями об использовании их прав. При этом управляющая организация вправе вычитать из собранного вознаграждения суммы на покрытие своих фактических расходов по сбору, распределению и выплате вознаграждения.

3. Патентно-лицензионные договоры о передаче исключительных прав на объекты промышленной собственности.

Договор об уступке патента. Исключительные патентные права на объекты промышленной собственности могут быть переданы полностью или частично. Правовой формой полной передачи исключительных патентных прав является договор об уступке патента.

Патентообладатель может уступить полученный патент любому физическому или юридическому лицу. Договор об уступке патента подлежит регистрации в Патентном ведомстве. Без регистрации договор считается недействительным (п. 6 ст. 10 Патентного закона). Патент уступается по договору на оставшийся срок его действия.

Продолжительность срока зависит от времени заключения договора: чем позже заключается договор после выдачи патента, тем короче этот срок.

Целью заключения договора об уступке патента может служить желание приобретателя иметь в своих руках как можно больше прав на использование определенных технических и иных достижений.

Мощные промышленные, строительные и другие фирмы, скупая патенты на отдельные достижения, добиваются высокого качества и привлекательности выпускаемых ими товаров, строящихся объектов и надежности технологии их производства. С другой стороны, некоторые патентообладатели, например научно-исследовательские, конструкторские и тому подобные организации, не занимающиеся промышленным использованием результатов своих разработок, приобретают патенты с намерением их последующей выгодной уступки производственным структурам.

Существенными условиями договора об уступке патента на объект промышленной собственности являются его предмет, т.е. передача патента как документа, удостоверяющего приоритет, авторство на объект и исключительное право на его использование, а также условие о вознаграждении патентообладателя за уступку патента. Поскольку по договору об уступке патента передается патент не как вещь, а как юридический документ, удостоверяющий совокупность исключительных прав патентообладателя, в договоре об уступке патента не описываются размеры патентной грамоты и плотность бумаги, на которой она изображена, а указываются фамилия имя и отчество или наименование патентообладателя, название объекта прав, номер патента и дата приоритета объекта.

Если патентообладателем и (или) покупателем патента являются юридические лица, отмечаются имена (наименования) представляющих их лиц и документы, на основании которых выступают представители (устав, доверенность и т.п.). Так как целью договора служит передача всех исключительных прав, удостоверяемых патентом, в первой статье договора должно быть четко выражено согласие патентообладателя уступить покупателю за вознаграждение патент и согласие покупателя приобрести данный патент на условиях договора.

Целью регистрации договора об уступке патента является пресечение возможных злоупотреблений патентообладателя в форме многократной продажи одного и того же патента. Условие договора об определении размера и порядке выплаты вознаграждения за уступку патента не нуждается в такой регистрации и поэтому может быть предусмотрено сторонами в отдельном соглашении. Такой порядок позволяет сторонам соблюсти в случае необходимости допускаемую законом коммерческую тайну одного из существенных условий своей сделки.

Вознаграждение за уступку патента может выплачиваться в форме либо единовременной твердой (паушальной) суммы, либо текущих платежей в виде части прибыли, получаемой покупателем от использования объекта патентных прав (роялти), либо сочетания паушальной суммы и роялти. Паушальная сумма обычно выплачивается в установленный срок после регистрации договора в Патентном ведомстве путем перевода вознаграждения на счет патентообладателя. Роялти уплачивается за каждый последующий (после первого года) год использования объекта промышленной собственности.

За неперечисление паушального вознаграждения договором может быть установлена неустойка в виде определенного процента от его суммы. При длительной просрочке патентообладатель вправе потребовать расторжения договора и возмещения убытков в полном объеме, включая реальный ущерб и упущенную выгоду. В состав реального ущерба можно включить и все расходы, связанные с юридическим обслуживанием работ по подготовке проектов договоров об уступке патента и об определении размера и порядке выплаты вознаграждения за уступку патента.

Если договором предусматривается уплата роялти, в договор по желанию патентообладателя может быть включена обязанность покупателя по поддержанию в силе уступленного патента. В целях стимулирования покупателя к активному использованию патента в договоре в этом случае целесообразно также предусмотреть ответственность покупателя по возмещению убытков патентообладателя, возникших вследствие как неперечисления роялти, так и неподдержания в силе уступленного патента.

Лицензионные договоры о передаче исключительных прав на объекты промышленной собственности. В отличие от договора об уступке патента, в рамках лицензионных договоров происходит частичная передача исключительных патентных прав на изобретения, полезные модели и промышленные образцы.

Отдельные типы данных договоров делятся на виды и разновидности по содержанию объектов передаваемых прав. К примеру, в лицензиях на изобретения можно выделить лицензионные договоры на устройства, способы, вещества, штаммы и т.д.

Важным критерием разделения договоров патентной лицензии на виды является объем передаваемых прав. По этому критерию различают лицензии исключительные и неисключительные. Существуют и другие основания классификации патентно-лицензионных договоров.

Понятие и предмет патентно-лицензионного договора. Договор патентной лицензии - это соглашение о предоставлении лицензии. Под лицензией понимается передача обладателем исключительного права третьим лицам в установленном порядке и на определенных условиях принадлежащего ему права на использование охраняемого объекта (изобретения, полезной модели, промышленного образца).

По лицензионному договору обладатель исключительного права (лицензиар) передает право на использование охраняемого объекта другому лицу (лицензиату), а последний принимает на себя обязанность вносить лицензиару обусловленные договором платежи и осуществлять другие действия, предусмотренные договором.

Правовая природа лицензионного договора. Лицензионный договор имеет черты сходства с традиционными договорами купли продажи и найма. Вместе с тем договор патентной лицензии как купля продажа (на время) права использования охраняемого объекта отличается и от купли-продажи, и от аренды вещей. К правовой природе и предмету патентно-лицензионного договора применимы специфические характеристики, отмечавшиеся ранее (§ 8 главы 1) в отношении всех договоров о передаче исключительных прав.

Виды лицензионных договоров. В зависимости от наличия патентно-правовой охраны различаются, в частности, лицензии патентные и беспатентные (когда по заявке патент еще не выдан, но уже имеется решение о его выдаче). Наряду, с возмездными существуют лицензии, передаваемые лицензиату бесплатно. По другим основаниям различают обязательные, открытые и принудительные лицензии.

Наибольшее практическое значение имеют исключительные (в том числе полные) и неисключительные лицензии.

Обязательная лицензия выдается в случае, если патентообладатель не может использовать объект вследствие того, что в нем используется охраняемое патентом изобретение другого лица. В таком случае патентообладатель вправе требовать от последнего предоставления лицензии на использование его изобретения на договорных условиях.

Открытая лицензия - официально публикуемое Патентным ведомством безотзывное заявление патентообладателя о предоставлении любому лицу права на использование охраняемого объекта. При наличии такого заявления лицо, изъявившее желание использовать объект, заключает с патентообладателем не лицензионный договор (со всеми его реквизитами), а лишь договор о платежах. В целях поощрения патентообладателей к предоставлению открытых лицензий пошлина за поддержание в силе соответствующих патентов снижается на 50%.

Принудительная лицензия. При неиспользовании или недостаточном использовании патентообладателем изобретения либо промышленного образца в стране в течение четырех лет, а полезной модели в течение трех лет с даты публикации сведений о выдаче патента лицо, желающее и готовое использовать охраняемый объект, в случае отказа патентообладателя от заключения лицензионного договора, может обратиться в Высшую патентную палату Российской Федерации с ходатайством о предоставлении ему принудительной лицензии с указанием пределов использования объекта, размера, сроков и порядка платежей. Принудительная лицензия предоставляется, если патентообладатель не докажет, что неиспользование или недостаточное использование объекта было обусловлено уважительными причинами.

Исключительная лицензия - один из наиболее распространенных видов патентных лицензий. Предметом данной лицензии является исключительное право на использование изобретения, полезной модели или промышленного образца в пределах, оговоренных сторонами, с сохранением за лицензиаром права на использование объекта лишь в части, не передаваемой лицензиату. В этой части лицензиар вправе как сам использовать охраняемый объект, так и передавать право использования другим лицензиатам.

Пределы (рамки, ограничения) исключительной лицензии касаются: срока, территории либо способа использования охраняемого объекта. Например, лицензиат может приобрести право использовать изобретение сроком на семь лет всеми способами только на территории Москвы.

Однако лицензиат может получить исключительное право и на территории всей страны, но только на изготовление либо применение, ввоз, предложение к продаже, продажу или иное введение в коммерческий оборот продукта, содержащего запатентованное изобретение, а также на применение способа, охраняемого патентом.

Возможна и любая другая комбинация указанных факторов (т.е. срока, территории и способов применения изобретения).

В рамках исключительной лицензии могут устанавливаться также квоты на выпуск запатентованных изделий, предельные цены на произведенную по лицензии продукцию и другие условия, очерчивающие границы исключительных прав как лицензиата, так и лицензиара.

Неисключительная лицензия отличается от исключительной тем, что она никак не связывает лицензиара. Он вправе как сам использовать охраняемый объект в пределах и способами, на которых он выдал неисключительную лицензию, так и предоставлять аналогичные лицензии любым третьим лицам. Поскольку подобная лицензия не создает лицензиату сильной конкурентной позиции в сфере, к которой относится объект промышленной собственности, ее цена обычно бывает значительно ниже цены исключительной лицензии.

Полная лицензия. По договору полной лицензии лицензиат получает на определенный срок право монопольного использования охраняемого объекта. Этот договор от уступки патента фактически отличает лишь срок. По истечении обусловленного договором срока все права на объект вновь имеет сам патентообладатель.

Сублицензия. Данный вид лицензии вправе выдавать лишь владельцы исключительных, в том числе полных лицензий. В случае признания недействительной или истечения срока действия основной лицензии сублицензия также автоматически теряет силу180.

Оформление лицензионного договора. Лицензионный договор составляется в письменной форме. Это двусторонний, консенсуальный и, как правило, возмездный договор. Договор о выдаче лицензии, как и договор об уступке патента действителен лишь при условии его регистрации в Патентном ведомстве.

Основные права и обязанности лицензиара по договору исключительной лицензии. В лицензионном договоре основное право лицензиара - право на получение лицензионного вознаграждения, размер которого определяется в виде: твердой (паушальной) суммы;

периодических процентных отчислений от прибыли лицензиата (роялти);

паушальной суммы и роялти. Лицензиар обязан обеспечить реальное осуществление передаваемых прав, для чего передать (за дополнительную плату) необходимую документацию, образцы изделий, оказать лицензиату техническую и другую помощь, командировать своих специалистов, поставить специальное оборудование, комплектующие узлы, детали и сырье. Передача технической документации оформляется двусторонним приемо-сдаточным актом.

Поскольку предметом лицензионного договора является предоставление лицензиату только исключительного права использования объекта промышленной собственности, передача по договору технической документации, образцов изделий и опыта лицензиара по существу служит формой снабжения лицензиата конфиденциальной информацией, т.е. ноу-хау. Иными словами, лицензионный договор фактически на практике зачастую является смешанным договором, содержащим элементы различных договоров (п.

3 ст. 421 ГК) - договора патентной лицензии и договора о передаче ноу хау. На практике такие договоры обычно именуют «смешанными лицензиями».

Лицензиар должен обеспечить сохранение в силе патента, на основе которого предоставлена лицензия (уплачивать пошлины, защищать патент в случае его оспаривания третьими лицами), и техническую осуществимость производства продукции по лицензии, а также возможность достижения показателей, предусмотренных договором, при условии полного соблюдения лицензиатом технических условий и инструкций лицензиара.

Основные права и обязанности лицензиата по договору исключительной лицензии. Лицензиат вправе требовать исполнения лицензиаром его обязанностей и сам обязан выплачивать последнему обусловленное договором вознаграждение. Договором может быть предусмотрена обязанность лицензиата обеспечить банковские гарантии выплаты и гарантированные минимальные суммы вознаграждения на См.: Штумпф Г. Лицензионный договор. М., 1988. С.141.

случай неиспользования объекта лицензии. Кроме того, лицензиат должен выпускать продукцию не ниже того качества, что и у лицензиара, рекламировать объект лицензии, поскольку от этого зависит объем реализации патентованных изделий, а следовательно, и размер роялти, идущих лицензиару в качестве вознаграждения.

Усовершенствования и улучшения. В течение срока действия лицензионного договора стороны обязаны незамедлительно информировать друг друга о всех произведенных ими усовершенствованиях и улучшениях, касающихся патентов, продукции, выпускаемой по лицензии, и специальной продукции. Специальной признается продукция, дополнительно разработанная лицензиатом с использованием охраняемых патентами объектов. Обычно указанные усовершенствования и улучшения в первую очередь предлагаются сторонами друг другу на дополнительно согласованных ими условиях (возмездно или безвозмездно).

Обеспечение конфиденциальности. Конфиденциальность соблюдение лицензиаром и лицензиатом мер по предотвращению случайного или умышленного разглашения сведений, касающихся патентов, третьим лицам. Обычно стороны обязуются сохранять конфиденциальность технической документации и информации, относящихся к производству продукции по лицензии и специальной продукции, а также принимают все необходимые меры для предотвращения их разглашения. В случае нарушения данного обязательства стороны возмещают друг другу причиненные этим убытки.

Договоры о передаче прав на средства индивидуализации товаров и их производителей. Договор об уступке товарного знака.

Товарный знак (кроме коллективного) может быть уступлен его владельцем по договору юридическому или физическому лицу (зарегистрированному в качестве предпринимателя) в отношении всех или части товаров, для которых он зарегистрирован. Уступка товарного знака не допускается, если она может явиться причиной введения в заблуждение потребителя относительно товара или его изготовителя.

Лицензионный договор на использование товарного знака.

Право на использование товарного знака может быть предоставлено его владельцем (лицензиаром) другому лицу (лицензиату) также по лицензионному договору. Этот договор может содержать условие о том, что качество товаров лицензиата будет не ниже качества товаров лицензиара и что лицензиар будет осуществлять контроль за выполнением этого условия. Данная оговорка преследует цель защиты как деловой репутации лицензиара, так и его имущественных интересов и интересов потребителей, ориентирующихся при выборе товара на хорошо зарекомендовавший себя товарный знак.

Регистрация договора об уступке товарного знака и лицензионного договора. Договор об уступке товарного знака и лицензионный договор подлежат регистрации в Патентном ведомстве (Российском агентстве по патентам и товарным знакам). Без этой регистрации они считаются недействительными.

Передача исключительных прав по договору продажи (аренды) предприятия. Право использования товарного знака, как и другие исключительные права, могут быть переданы также в рамках договора коммерческой концессии (договору франчайзинга)181 и договора продажи (аренды) предприятия.

Передачу исключительных прав по договору продажи предприятия как имущественного комплекса предусматривает ст. ГК. В силу п. 2 данной статьи права на фирменное наименование, товарный знак, знак обслуживания и другие средства индивидуализации продавца и его товаров, работ или услуг, а также принадлежащих ему на основании лицензий прав использования таких средств индивидуализации переходят к покупателю предприятия, если иное не предусмотрено договором. Хотя об этом не говорится в п. 2 ст. 559 ГК, передача исключительных прав на товарные знаки и объекты патентных прав подлежит регистрации в Патентном ведомстве. Передачу прав на обозначения, индивидуализирующие деятельность предприятия, и другие исключительные права по договору аренды предприятия предусматривает п. 1 ст. 656 ГК.

4. Договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (НИР и ОКР), на передачу научно-технической продукции и ноу-хау Договоры на выполнение научно-исследовательских, опытно конструкторских и технологических работ (НИР и ОКР): понятие, стороны, предмет и другие существенные условия. Договоры на выполнение НИР и ОКР являются важными гражданско правовыми формами организации процессов как использования, так и создания многих научно-технических результатов. По договору на выполнение научно-исследовательских работ (НИР) исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ (ОКР) - разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее.

Стороны договора на выполнение НИР и ОКР именуются, подобно сторонам в подрядных договорах, исполнителем и заказчиком.

См. с. 286-288.

Сходство проявляется и в структуре договорных связей. При выполнении ОКР исполнитель вправе самостоятельно, если иное не предусмотрено договором, привлекать к его исполнению третьих лиц. К таким отношениям применяются правила о генеральном подрядчике и субподрядчике (ст.706 ГК). Что касается научных исследований, то их специфика требует, чтобы исполнитель проводил их лично. Он вправе привлекать соисполнителей НИР только с согласия заказчика (п.1 ст. ГК).

Предметом договора на выполнение НИР является проведение научных изысканий, а договора на выполнение ОКР - разработка конструктивного решения изделия, создание образца изделия, воплощающего это решение, либо новых приемов, операций и методов работы, т.е. новой технологии.

В рамках договоров на выполнение НИР ведутся фундаментальные и поисковые теоретические исследования, выявляется принципиальная возможность постановки и решения практических задач. Прикладные НИР вплотную примыкают к работам конструкторского и технологического характера, но не совпадают с ними. В отличие от НИР, ОКР преследуют цель решения сугубо утилитарных задач182.

Особенностью предмета договоров на выполнение НИР и ОКР является его обусловленность техническим заданием заказчика, которое, однако, нередко разрабатывается самим исполнителем.

Техническое задание является документом, определяющим направление научно-исследовательской или конструкторской разработки. Нечеткость или необоснованность этого задания может привести к отрицательным последствиям для работы в целом либо к выполнению бесполезной работы. Поэтому заказчик обычно поручает разработку технического задания более сведущему в соответствующей области исполнителю, а затем согласовывает его в качестве основы проведения НИР или ОКР.

Поскольку заказчик нередко заинтересован в конечном результате целого комплекса работ, договор с исполнителем может охватывать весь их цикл - от проведения исследований до опытно-конструкторских разработок и изготовления образца изделия.

Другие существенные условия договоров на выполнение НИР и ОКР являются либо традиционными, свойственными и другим договорам (наименование и место нахождения сторон, срок действия и т.п.), либо присущими только данному типу договоров (определение уровня будущих исследований и разработок, цены договоров, порядка сдачи и приемки результатов работ, расчетов за них в целом или по этапам). Формулирование каждого из этих условий требует согласованной работы многих служб исполнителя и заказчика.

Подробнее см.: Зенин И.А. Наука и техника в гражданском праве. М. 1977. С.98 99.

Необходимо учитывать технологический режим конкретной разработки, климатические факторы работы будущих изделий, сроки приобретения научного оборудования, приборов и реактивов, создания специальных испытательных установок и стендов.

Важным условием любого договора является уровень будущего исследования или разработки. Он решается путем согласования сторонами технического задания, научных и экономических требований заказчика. Поскольку показатели уровня результатов будущих НИР и ОКР в силу самой их природы не могут не носить элемента неопределенности, стороны при их согласовании руководствуются не столько ГОСТами, ТУ или образцами, как, например, в договоре поставки товаров, сколько достигнутыми в той или иной области техники параметрами изделий - КПД машин, их мощностью, надежностью или скоростью либо запасом соответствующих научных знаний.

Высокая вероятность получения в ходе выполнения НИР и ОКР новых и коммерчески ценных знаний предопределяет включение в договор условия об обеспечении конфиденциальности сведений, касающихся как предмета договора и хода его исполнения, так и полученных результатов. В договоре должен быть определен объем сведений, признаваемых конфиденциальными. Правовой режим таких сведений в дальнейшем будет определяться нормами ст.139 ГК о служебной и коммерческой тайне, т.е. ноу-хау.

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.