WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 |

«Российская академия наук Институт психологии РАН Лаборатория психологии рефлексивных процессов Институт человека РАН Дипломатическая академия МИД России Институт рефлексивных процессов и управления Фонд ...»

-- [ Страница 3 ] --

а испытуемого прежде всего волнует ответ на вопрос: «Каковы мои взаимоотношения с миром?» (познание как сред ство). Автор делает вывод, что рефлексивный момент в этой конструкции характеризует прагматическую, интерактивную направленность субъек та на обретение удачной возможности вписаться в окружающую среду для извлечения социальных благ. В этом же году В.А. Лефевр подчеркнул, что у психолога объект исследования таков, что без учета рефлексивного мо мента снять «объективные параметры невозможно».

В последующие годы новые идеи В.А Лефевра о применении модели рефлексии к системам, «наделенным разумом», а также результаты иссле дований рефлексии отдельными учеными и научными коллективами вы вели рефлексию на новый теоретико методологический уровень. Это уро вень огромного теоретического потенциала для исследования роли реф лексивных процессов в формировании и функционировании механизмов социального познания: Я схем, стереотипов, аттитюдов, атрибуций и т.п.

Их рефлексивные моменты не только воздействуют на познание субъек том социальной реальности, но и значительно влияют на его деятельность.

Социальное познание как «огромная исследовательская область» включает в себя социальное мышление, «мышление личности о своей со циальной действительности». Но, «как ни важна аналитическая работа мышления, – писал С.Л.Рубинштейн, – она не исчерпывает задач позна ния». Задачи познания – «понять, осмыслить, объяснить мир явлений, в котором мы живем и действуем». Социальное мышление, направленное на познание социальной действительности, характеризуется высокой сте пенью рефлексивности.

Используя «Методику диагностики уровня социального мышления личности» К.А. Абульхановой и Г.Н.Ярошенко, мы провели исследование социально психологической рефлексии студентов ВГПУ. Оказалось, что, объясняя свои житейские проблемы, студенты прежде всего исходят из понимания самих себя. В разрешении конфликтов с окружающими людь ми студенты проявляют авторитарный стиль общения, обвиняют окружа ющих, а не себя. Обсуждение результатов указанного исследования со сту дентами показало, что студенты (в терминологии Г.Марселя) стремятся к восприятию себя как «анклава», каковым они на самом деле не являются.

Г. Марсель указывал, что «только рефлексия высшего уровня в состоянии вскрыть обманчивый характер подобной локализации».

Размышления обыкновенных людей о своей обыденной жизни спон танны. Таким размышлениям никто никого специально не обучает. Соци альное познание стихийно формируется социальной средой. Если челове ку удается получить адекватное социальное познание, он способен к реф лексии высшего уровня, «когда сосредоточенное на себе «Я», в конечном счете ждет своего признания единственно от другого». В стабильном обще стве это происходит как само собой разумеющееся. В обществе нестабиль ном, коррумпированном, без четких нравственных норм и т.п., люди в сво ей обыденной жизни, «пожертвовав самостоятельностью суждений, не спо собны к рефлексии высшего уровня. Такой человек может рассматривать проблему своей жизни «как проблему голой эффективности», отринув из начально присущее человеку чувство «соотнесенности» с другим.

В связи с изложенным мы предполагаем, что рассмотрение рефлек сии в контексте психологии социального познания представляется чрез вычайно плодотворным для становления и развития этой новой отрасли психологической науки.

СОЦИАЛЬНОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ И ЭРГОНОМИКА М.В. Найченко (Москва, ГНИИИ ВМ МО РФ) Эргономика призвана решать задачу проектирования деятельности человека путем соответствующего задания и реализации эргономических требований к орудиям и средствам труда, интерьерам рабочих помеще ний, производственной среде в целом, а также путем разработки спосо бов их использования в трудовом процессе. Социальное значение эрго номики определяется выявлением структуры социальных целей и резуль татов внедрения своих разработок в практику.

К социальным целям эргономики можно отнести всестороннее раз витие человека, развитие и совершенствование общественных отноше ний, возникающих в процессе труда, безопасность труда и сохранение здоровья трудящихся. При этом необходимо подчеркнуть, что указанные социальные цели достигаются эргономикой в тесном содружестве с дру гими науками.

Сегодня задача освоения данных о возможностях и особенностях человека при проектировании и создании техники не может быть ре шена без высокой культуры проектирования, неотъемлемой частью ко торой должны стать фундаментальные знания о человеке и его деятель ности. Наконец, решение этой задачи требует и правильной социаль ной ориентации в перспективах человека в эпоху информационных тех нологий.

Однако до настоящего времени в нашей стране продолжает домини ровать технико центрированное проектирование, рассматривающее в первую очередь технические вопросы, а человека и организационные фак торы, во вторую.

В ряде развитых стран выражена тенденция к преодолению технико центрированного проектирования путем изменения его ценностей, прин ципов и методов. Ускорителем таких изменений должно стать человеко ориентированное проектирование техники, которое формируется в эрго номике и уже воплощается на практике. Однако теория такого проекти рования разработана еще не полностью.

Чтобы наметить пути развития эргономики и человекоориентирован ного проектирования, необходимо выйти за их рамки и обратиться к со циологии, психологии, физиологии, в центре внимания которых всегда находится человек, его духовное развитие. Только опираясь на них, эрго номика сможет действительно способствовать проектированию требуе мых условий деятельности человека.

Объединение социального и эргономического проектирования, при котором взаимосвязано рассматриваются и социальные, и эргономичес кие вопросы, обусловливает не только изменение методологии проекти рования, но и формирование новых ценностей, которые становятся прин ципами создания техники.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ИГРЫ: МАТЕМАТИЧЕСКОЕ МОДЕЛИРОВАНИЕ Д.А Новиков, (Москва, Институт проблем управления им.В.А. Трапезникова РАН) А.Г. Чхартишвили (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова) Одним из фундаментальным свойств бытия человека является то, что наряду с природной («объективной») реальностью существует ее отра жение в сознании. При этом между природной реальностью и ее обра зом в сознании существует неизбежный зазор, несовпадение. Целенап равленное изучение этого феномена традиционно связано с термином «рефлексия», который в различных философских системах (у Д. Локка, Г. Лейбница, Д. Юма, Г. Гегеля и др.) имел различное содержание. Сис тематическое исследование рефлексии с точки зрения психологии на чалось в 60 е годы XX века (школа В.А. Лефевра [1]). Настоящий доклад посвящен обсуждению математических подходов к описанию рефлек сии и, в частности, описанию основных результатов исследования авто рами нового раздела математической теории игр – рефлексивным иг рам [2].

Различают рефлексию первого и второго рода. Рефлексия субъекта относительно своих собственных представлений о реальности, принци пах деятельности и т. д. называется авторефлексией или рефлексией пер вого рода, в отличие от рефлексии второго рода, которая имеет место от носительно представлений о реальности, принципах деятельности и т. д.

других субъектов. Пусть рефлексирующий субъект является экономи ческим агентом, который стремится максимизировать свою функцию полезности, выбирая одно из этически допустимых действий. Тогда при родная реальность входит в функцию полезности субъекта как некий параметр, а результаты рефлексии (представления о представлениях и пр.) аргументами функции полезности не являются. Тогда можно ска зать, что авторефлексия как бы не нужна – она не изменяет оптималь ное действие экономического агента. Математическая теория игр (окон чательное формирование которой обычно связывают с выходом в 1944 г.

первого издания монографии [3]) традиционно сосредотачивает внима ние в первую очередь на экономическом взаимодействии. Соответствен но, в данном докладе под рефлексией имеется в виду рефлексия второго рода.

Под игрой будем понимать взаимодействие агентов, интересы кото рых не совпадают. Таким образом, основная задача теории игр заключа ется в описании взаимодействия нескольких субъектов, интересы кото рых не совпадают, а результаты деятельности (выигрыш, полезность и т.д.) каждого зависят в общем случае от действий (стратегий, выборов) всех.

Описание игры заключается в задании следующих параметров: множе ства игроков;

предпочтений игроков (зависимости выигрыша от дей ствий);

множеств допустимых действий игроков;

информированности игроков. Условно говоря, множество игроков определяет, кто участвует в игре. Предпочтения отражают, что хотят игроки, множества допустимых действий – что они могут, а информированность – что они знают.

Пусть агенты совершают выбор своего действия одновременно и не зависимо. Для принятия решения в описанной ситуации каждый агент должен так или иначе смоделировать действия других агентов, чтобы са мому выбрать действие, максимизирующее целевую функцию (предпо ложение о том, что агент, выбирая свое действие, пытается максимизиро вать целевую функцию с учетом всей имеющейся у него информации, называется гипотезой рационального поведения [4]). Размышления агента о выборе своего действия включают в себя стратегическую рефлексию – какие действия выберут остальные агенты? Или, говоря более широко, какие принципы принятия решения они используют в рамках своей ин формированности об игре?

В более сложной ситуации выигрыши агентов зависят не только от их действий, но и от некоторого неопределенного параметра, значение ко торого не является общим знанием (common knowledge) (см., напр., [2, 5]).

Тогда стратегической рефлексии логически предшествует информацион ная рефлексия – размышления агента о том, что каждый агент знает (пред полагает) о неопределенном параметре, а также о предположениях дру гих агентов и пр. Совокупность всех этих взаимных представлений обра зует структуру информированности агента – бесконечное дерево, верши нам которого соответствует информация (представления) игроков о су щественных параметрах. В качестве существенных выступают внешние по отношению к рассматриваемой системе параметры – состояние приро ды, а также представления игроков о представлениях других игроков о состоянии природы и т. д. Игра, участники которой принимают решение на основе своих структур информированности, называется рефлексивной игрой [2], и ее решением является информационное равновесие [6].

Наличие структуры информированности подразумевает, что у каждо го агента имеется некоторое представление о структурах других агентов, а также об их представлениях о представлениях других и т. д. Эти представ ления могут быть как адекватными, так и не адекватными, т. е. не совпа дающими с истинными. В последнем случае в сознании реального агента существуют фантомные агенты (структуры информированности которых являются поддеревьями его структуры информированности), и именно с ними он (субъективно) взаимодействует в момент принятия решения.

Таким образом, фантомные агенты также участвуют, наряду с реальны ми, в формировании информационного равновесия. При этом бесконеч ность дерева структуры информированности порождает бесконечность его поддеревьев, т. е. бесконечное число фантомных агентов.

Хотя участвующих в игре реальных и фантомных агентов бесконечно много, это означает лишь потенциальную бесконечность осуществления актов рефлексивного отражения. Действительно, даже в простейшей си туации возможно бесконечное развертывание рассуждений вида «я знаю…», «я знаю, что ты знаешь…», «я знаю, что ты знаешь, что я знаю…», «я знаю, что ты знаешь, что я знаю, что ты знаешь…» и т. д. Однако на практике такая «дурная бесконечность» не имеет места, поскольку, начи ная с некоторого момента представления «стабилизируются» и рефлек сия не дает ничего нового. В таких случаях структура информированнос ти, оставаясь бесконечной, имеет конечную глубину – начиная с некото рого уровня рефлексии «не возникает» новых фантомных агентов (стро гое определение см. в [2, 6]).

Наличие модели рефлексивной игры позволяет конструктивно и кор ректно сформулировать задачу рефлексивного управления, заключающую ся в формировании управляющим органом такой информационной струк туры, что реализующееся в ней информационное равновесие наиболее выгодно с его точки зрения. Примеры рефлексивных игр, постановки за дач рефлексивного управления и методы их решения для ряда моделей (скрытое управление, информационное управление через СМИ, инфор мационное управление экономическими системами, рефлексия в психо логии, художественных произведениях и др.) приведены в [2, 7]. Перс пективным представляется дальнейшее развитие теоретико игровых мо делей взаимодействия рефлексирующих субъектов и установление соот ветствия между этими моделями и реальными эффектами информацион ного управления.

Литература 1. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Советское радио, 1973.

2. Новиков Д.А., Чхартишвили А.Г. Рефлексивные игры. М.: Синтег, 2003.

3. Нейман Д., Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. М.: На ука, 1970.

4. Губко М.В., Новиков Д.А. Теория игр в управлении организационными систе мами. М.: Синтег, 2002.

5. Geanakoplos J. Common Knowledge. Handbook of Game Theory, Vol. 2, ed.

R. Aumann and S. Hart. Elsevier Science B.V., 1994. 1438 – 1496.

6. Чхартишвили А.Г. Информационное равновесие / Управление большими си стемами. Сборник трудов молодых ученых ИПУ РАН. Выпуск 3. М.: ИПУ РАН, 2003. С. 94 – 109.

7. Новиков Д.А., Чхартишвили А.Г. Активный прогноз. М.: ИПУ РАН, 2002.

К ПРОБЛЕМЕ УЧЕБНОЙ РЕФЛЕКСИИ В.И.Панов, Э.В.Лидская (Москва, Психологический институт РАО) Необходимым условием для осуществления рефлексивного акта яв ляется расщепление субъекта рефлексии. Это расщепление может быть, по крайней мере, двух видов: а) в виде субъект объектного отношения к самому, когда сознание субъекта расщепляется на того, КТО (какая часть сознания) осуществляет осмысление самого себя, и на то, ЧТО (какая часть сознания) подвергается осмыслению;

б) в виде субъект субъектного от ношения, когда рефлексивный акт происходит в форме диалога двух «субъектных» подструктур сознания, например, диалог «Я Я другой» (Ф.Д.Горбов). Рефлексивный акт превращается из критического принци па в эвристический (т.е. в принцип развития) в том случае, когда указан ное субъект субъектное отношение имеет анизотропный (А.И.Миракян) и тем самым субъект порождающий характер (В.И.Панов). Благодаря чему оба компонента указанного внутреннего, субъект субъектного диалога образуют совместного субъекта рефлексивного акта, порождающего СЕБЯ ИНОГО посредством осмысления и преодоления предельных, исходных оснований деятельности СЕБЯ самого ПРЕЖНЕГО (себя предшествую щего).

2. В качестве интегративного критерия качества развивающей обра зовательной среды рассматривается способность этой среды обеспечить всем субъектам образовательного процесса систему возможностей для эффективного личностного саморазвития. При этом «возможность» по нимается как особое взаимодополняющее единство свойств образова тельной среды и самого субъекта, т.е., вслед за Л.С.Выготским как «соци альная (учебная) ситуация развития». Образовательная среда и, соответ ственно, конкретные учебные ситуации, будут обладать развивающим эффектом, если они:

а) будут обеспечивать возможность удовлетворения потребностей (в данном случае познавательной) данного учащегося (В.А.Ясвин, 1997, 2001);

б) будут содержать учебные ситуации, опирающиеся на актуальный уровень развития данного учащегося и создающие возможность актуали зации зоны его ближайшего развития «по Л.С.Выготскому» (К.Н.Полива нова, 2000;

В.И.Панов, Н.Ф.Круглова, 2001).

3. Учебная ситуация фактор и условие развития учащегося может быть ориентирована:

– на уровень актуального развития учащегося. Обучение в этом слу чае может строится только как такая передача готовых знаний умений навыков от педагога к учащемуся, психологической ос новой которой является репродуктивная деятельность по воспри ятию, запоминанию и воспроизведению учебного материала. Реф лексия в данном случае не является необходимым условием и тем более механизмом развития учащегося, а сам учащийся выступа ет как объект педагогического воздействия;

– на зону ближайшего развития учащегося, что предполагает нали чие помощи данному учащемуся со стороны педагога или других детей в виде подсказки, намека и т.п. В этом случае учащийся пред стает уже не как объект педагогического воздействия, а как квази субъект педагогического взаимодействия. «Квази » потому что расщепление сознания учащегося как субъекта обучения (на субъекта на «актуального» и «возможного») производит не сам учащийся как субъект рефлексии, а педагог, использующий раз личие между уровнем актуального развития данного учащегося и зоной его ближайшего развития. В этом случае рефлексия высту пает как условике и мехагнизм развития учащегося, но «в руках» педагога. По этой причине учащегося можно рассматривать толь ко как квази субъекта рефлексивного акта;

– на зону ближайшего развития в ситуации коммуникативного вза имодействия учащегося с педагогом или с другими учащимися.

В этом случае учебная ситуация должна строится таким образом, чтобы учащийся был вынужден самостоятельно (как субъект) встать в рефлексивную позицию к самому себе, реализуя выше указанные субъект объектный и субъект субъектный типы реф лексивного отношения. В подобной ситуации свою зону ближай шего развития учащийся выявляет сам и сам же ее актуализирует посредством взаимодействия с другими. Поэтому его можно счи тать субъектом рефлексии, реализующим ее как критический принцип своей деятельности;

– однако, если стоит задача развития одаренности (как системного качества психики) у явно одаренными детьми, то использования зоны ближайшего развития, также как и методов повышения их познавательной мотивации или мотивации достижений, оказы вается недостаточно.

Учитывая наличие у особо одаренных детей повышенной познаватель ной потребности, мы вводим понятие зоны проблемного развития. Это понятие означает такую учебную ситуацию, в условиях которой решение проблемы обеспечивается не «подсказкой со стороны взрослого» (как в ситуации зоны ближайшего развития), а собственным усилием по нахож дению решения и, соответственно, преодолению данной проблемной си туации. В этом случае учащийся вынужден провести рефлексивный акт, который включает в себя субъект объектный, субъект субъектный и субъект порождающий типы рефлексивного отношения. Следовательно, в случае успешного преодоления учебной ситуации, ориентированной на проблемную зону развития данного учащегося, его можно считать дей ствительным субъектом рефлексии, реализующего принцип рефлексии и как критическое и как эвристическое основание своей деятельности, т.е.

как принцип развития.

Работа выполняется при поддержке РГНФ (проект № 03 06 00129) ЭКОПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ ПРОБЛЕМЫ СТАРЕНИЯ В.И.Панов, К.Г.Сердакова (Москва, Психологический институт РАО) Как известно, существует много различных определений того, что сле дует понимать под рефлексией и рефлексивным актом. В настоящем ис следовании под рефлексией мы понимаем выявление исходных основа ний, определяющих содержание и метод выполнения определенной дея тельности. В данном случае в качестве таковой выступает конкретно ме тодологическая процедура полагания «проблемы старения» в качестве предмета экологической психологии.

Первым шагом для введения проблемы старения в рамки экопсихо логии, должно стать требование рассматривать эту проблему в контексте указанного отношения «Человек среда».

В качестве исходной предпосылки психологической экологии высту пают эмпирические данные о том, что химико физический состав окру жающей среды может оказывать существенное влияние на состояние физиологических систем организма и как следствие этого на развитие и осуществление психических функций человека и его поведения в целом.

Хорошо известно, что с возрастом человека, особенно на поздних этапах онтогенеза, имеет место ослабление защитных и адаптивных функций человеческого организма. Из этого следует, что отдельным предметом психолого экологического исследования может и должно стать изучение влияния химико физических параметров окружающей среды на психо соматическую, эмоциональную, интеллектуальную и личностные сферы психики человека на позднем этапе его онтогенеза, а также разработка соответствующих рекомендаций.

Исходной предпосылкой «экологического подхода к восприятию» (Дж.Гибсон, 1988) является определение окружающей среды как среды обитания. Данная среда своими свойствами предоставляет индивиду ус ловия и возможность для удовлетворения его жизненных потребностей, или же, напротив, препятствует их удовлетворению. Таким образом, про блему развития человека на поздних этапах онтогенеза следует рассмат ривать в логике соотношения имеющихся у данного индивида различных потребностей и наличия в окружающей его среде тех условий, которые обеспечивают возможность их удовлетворения. Исходя из этого, пробле му старения необходимо рассматривать в контексте соотношения потреб ностей и возможности их реализации в данных средовых условиях. Одна ко может оказаться, что условия, обеспечивающие возможность удовлет ворения потребностей, имеются, но индивид не обладает необходимыми средствами для того, чтобы их использовать. Отсюда проистекает прак тическая задача: каким образом не только создать социальные и психоло гические условия, необходимые для полноценной жизни на поздних эта пах онтогенеза, но и каким образом сделать, чтобы человек мог активно ими воспользоваться.

Методологической основой «психологии средовых влияний» высту пает тезис о том, что окружающая среда выступает для человека как не кий фактор, воздействующий на его психические процессы, состояния и сознание в целом. Тип взаимодействия индивида с окружающей средой здесь имеет объект субъектный характер, когда субъект как пассивный компонент отношения «индивид – среда» принимает на себя воздействие со стороны окружающей среды как субъекта, точнее – квазисубъекта, это го воздействия. Мы предполагаем, что для выявления средовых факто ров, наиболее значимо воздействующих на человека позднего возраста, должен быть применен системный подход, поскольку окружающая среда на каждом этапе онтогенеза имеет разнообразно значение и сложный, многокомпонентный состав. Системный анализ социально средовых факторов, под воздействием которых находится данный индивид, позво лит решить, по крайней мере, две задачи:

1) получить субъективную иерархию (рейтинг) средовых влияний, наиболее значимых для данного индивида и наиболее сильно воздейству ющих на него в положительном и/или в отрицательном смыслах;

2) определить степень социальной, личностной, коммуникативной пространственной или иной депривации, которая вызывается отсутстви ем социально средовых факторов, значимых для человека позднего воз раста. Причем эта депривация может быть осознаваемой им самим, так и неосознаваемой.

Исходным основанием для нового направления экологической пси хологии – «экопсихологии развития» – выступает, во первых, подход к системе «индивид среда» как целостному субъекту совместного станов ления ее компонентов, т.е. «индивида» с одной стороны, и «окружающей его среды», с другой. И, во вторых, в своем становлении эта система реа лизует общеприродные принципы бытия, в частности, принцип формо порождения (В.И.Панов, 2000, 2001). Согласно этому принципу, этапы онтогенеза, как и онтогенез в целом, должны рассматриваться как фор мы бытия, проходящие в своем становлении стадии «рождения», «разви тия и существования» и «смерти, т.е. перехода в иную форму бытия». При чем каждая предшествующая стадия онтогенеза (как актуализировавша яся форма бытия) по отношению к последующей стадии выполняет ан тиципирующую функцию, т.е. предопределяет ее становление и протека ние. Поэтому окружающая среда (в данном случае на позднем этапе он тогенеза) предоставляет индивиду различные возможности для реализа ции этой антиципирующей функции, что в свою очередь приводит к раз личным типам старения.

Другим следствием принципа формопорождения выступает требо вание завершенности процесса становления каждой формы бытия, в на шем случае – завершенности взаимодействия между «индивидом» и «сре дой» как компонентами системы «индивид – среда» на каждом этапе онтогенеза (естественно, индивида). Незавершенность такого взаимо действия порождает необходимость его завершения на последующем этапе онтогенеза, что феноменально находит свое проявление в форми ровании определенной мотивации на последующем этапе его онтогене тического развития. Следовательно, анализ социально средовых усло вий старения должен проводится в соотнесении с содержательными осо бенностями предшествующего этапа онтогенеза, его завершенности или незавершенности.

Принципиально, что тип взаимодействия в системе «индивид среда» здесь может иметь как ситуативный, так и надситуативный характер. На наш взгляд необходимо выявить такую форму активности стареющего человека, которая позволила бы ему принимать воздействие окружающей среды, а также использовать ее условия в качестве субъективного сред ства преобразования самого себя и социальной ситуации развития.

ТЕХНОЛОГИИ МОБИЛЬНЫХ КОМПЛЕКСОВ ПОДДЕРЖКИ ПРИНЯТИЯ РЕШЕНИЙ В УСЛОВИЯХ ЧРЕЗВЫЧАЙНЫХ СИТУАЦИЙ О.А. Попова, В.А. Филимонов (г. Омск, Сибирская государственная автомобильно дорожная академия) Принятие решений в условиях чрезвычайных ситуаций всегда было одной из самых сложных задач. Это обуславливается объективной слож ностью систем деятельности, с которыми имеет дело процесс принятия решений в чрезвычайных ситуациях (природные и техногенные явления, социальные взрывы и т.п.). Процесс принятия решений, в свою очередь, представляет тоже вид деятельности, и, следовательно, порождает собой всю совокупность проблем, связанных с организацией и осуществлением мультидисциплинарных комплексных исследований. Успех этой деятель ности во многом будет определяться совокупностью средств и методов, определяющих технологию выработки решения. Среди таких технологий можно назвать технологии ситуационных центров [1], которые использу ют методы визуализации, виртуализации, средства когнитивного анали за и моделирования нечетких ситуаций (например, системы типа Ithink, MetaDesign, Design /IDEF и другие) [2].

В докладе рассматривается технология поддержки принятия решений в условиях чрезвычайных ситуаций на основе создания мобильных ситуа ционных комплексов. Создание технологической среды осуществляется на базе авторских разработок: «Экран» технологии компьютерной поддер жки работы многодисциплинарного коллектива экспертов и технологии «Винтсервинг». В [3] описаны основы технологии «Винтсервинг», кото рые близки к технологиям [1 2], однако имеют ряд существенных особен ностей:

– технические средства коллективного пользования в обязательном по рядке дополняются сервисной командой ситуационного центра (коор динатор, планшетист, психолог), а также особым регламентом рабо ты (схематизация, прототипирование, мониторинг экспертов и др.);

традиционные формы представления информации дополняются дру гими, учитывающими психологические особенности восприятия (ког нитивная графика);

– особое внимание уделено рефлексии (воспроизведению логического хода рассуждений противника/союзника);

– процесс обучения направлен не только на отдельного человека, но на коллектив в целом (группа, команда, экипаж).

Такое построение технологии обеспечивает её мобильность именно поэтому «Винтсервинг» расшифровывается как «Виртуальные информаци онные технологии сервиса». Для каждого конкретного коллектива создаёт ся своя информационно организационная среда, наиболее эффективная для задачи, которые этот коллектив ставит и решает. Именно навык опе ративной постановки многодисциплинарной задачи необходим для эф фективных действий в чрезвычайных ситуациях.

Литература 1. Райков А.Н. Системы виртуальной реальности для поддержки принятия госу дарственных решений// Демиург, 1996, № 2.

2. Григорьев Э.П. Когнитивные механизмы синтеза альтернатив//Когнитивный анализ и управление развитием ситуаций. Труды 2 й Междун. конф., Москва, 4 6 ноября 2002 CASC’2002 //М.: ИПУ РАН, Т. 2. С. 5 11.

3. Попова О.А., Филимонов В.А. Рефлексивные аспекты технологии обучения информатике в сфере сервиса//Рефлексивные процессы и управление.Тези сы III Междун. симпозиума, 8 10 окт. 2001 г., Москва// Изд во “Ин т психо логии РАН”. С. 215 217.

КОНФЛИКТУЮЩИЕ ПРОЕКТЫ Д.В. Реут (Москва, МГТУ им. Баумана) В одном из своих романов братья Стругацкие дают в руки главному герою стажеру книгу, которую он характеризует как «учебник, набитый постановками нерешенных проблем». Это единственная книга, которую стажер берет с собой в дорогу, укладывает в свой космический рюкзак.

Учитывая знакомство авторов с жизнью Московского методологическо го кружка (ММК), можно предположить, что имелась в виду книга Вла димира Александровича Лефевра «Конфликтующие структуры» [1], вы шедшая 30 лет назад.

Идея конфликта структур послужила и служит до сих пор основой многочисленных исследований. Так, развернутая классификация конф ликтов по различным основаниям, приведенная в [2], охватывает объект ные и субъектные (в том числе, когнитивные);

социальные, этнические, политические, юридические, трудовые, бытовые;

межличностные, меж гупповые, межорганизационные конфликты.

В логике развития современной хозяйственно экономической прак тики роль конфликта возрастает. Так, в работе [3, с.30] при сравнении функций традиционного линейного менеджера и повсеместно приходя щего ему на смену менеджера проекта отмечается, что основная задача линейного менеджера – оптимизация, а менеджера проекта – разреше ние непрерывно возникающих в процессе развития проекта конфликтов.

Таким образом, в поле зрения практика, а, следовательно, и теорети ка попадает новый субъект конфликта проект, являющийся, в отличие от ранее рассматривавшихся субъектов, целенаправленно изменяющейся пространственно временной структурой. Под пространством здесь пони мается не обычное метрическое пространство, но проектно организаци онное дискретно непрерывное пространство, точки которого обладают как дискретными характеристиками, так и характеристиками, изменяющи мися непрерывно. К первым относятся характеристики качественные (ис пользуемые в проектах структурные схемы), и количественные (дискрет но меняющиеся параметры), ко вторым экспертные оценки характерис тик проектной культуры.

В работе [4] ставятся проблемы управления организационными проек тами, в частности, включающими внутреннего субъекта деятельности, «который, наряду с предметом деятельности, изменяется сам». В работе [5] «факторы конфликтности» при активном проектировании упомина ются в числе значимых, но не конкретизируются.

В соответствии с общей идеей взаимодействия рефлексирующих пер сонажей на плацдарме для менеджера проекта целесообразно детализи ровать природу объектов обслуживаемого им класса с целью адекватного прогноза действий соперника.

В литературе можно найти множество определений проекта. Щедро вицкий Г.П. говорит о проектировании как о переносе продуктов мышле ния из действительности мышления в реальность [6].

В наиболее общем значении проектирование есть создание продукта мышления, перенос его из действительности мышления в окружающую ре альность и сопровождение (пилотирование) до стадии завершения включи тельно (рис. 1) [7].

Действительность мышления Процесс проектирования, вклю чающий создание продукта мыш ления, воплощение его в реаль ности и сопровождение до ста дии завершения Окружающая реальность Рис. В таком случае конфликт проектов можно представить схемой рис. Как и любой субъектный конфликт, межпроектный конфликт может иметь когнитивную составляющую. В особенности это относится к иссле довательским и личностным проектам.

На практике взаимодействующие проекты могут находиться на раз ных стадиях развития. Частным случаем рассматриваемого конфликта является системный конфликт между проектом и порождающей его орга низацией. Организация построена на ценностях сохранения (частный случай проекта: скорость развития равна нулю), а проект на ценностях развития (успех его есть его абсолютное исчерпание).

действительность действительность мышления 1 мышления 123 1234567 1234567 123 1234567 1234567 продукт 12 123 1234567 1234567 цель 1 цель 12 1234567 1234567 мышления 12 1234567 1234567 12 1234567 1234567 продукт 1234567 “1” 12345678 мышления 1 область “2” 12345678 12345678 конфликта 12345678 123456 1234567890 система 123 123456 1234567890 123 123456 1234567890 управления 123 123456 1234567890 123 123 123456 проектом 123456 “1”123 “2” система окружающая управления реальность проектом проекция цели 2 проекция цели область конфликта Рис. Дополнительные возмущения в процесс взаимодействия проектов с его окружением вносит креативность человеконаселенных структур [8].

Организация, как правило, представляет собой конгломерат реду цированных мифов. Здесь под мифом понимается устойчивая самовос производящаяся система в пространстве, включающем внутренний мир (индивидуальное сознание и личностное бессознатенльное) и внешний мир человека. Миф является формой организации опыта взаимного употребления человека и социума, той “клеткой”, проекции которых в их множестве воспринимаются нами как культуры и другие длительно существующие феномены социума. Главным отличием мифа от прочих системных сущностей введенного указанным образом интегрального мира является замкнутость траектории гетероморфного мифообразую щего процесса.

Литература 1. Лефевр В.А. Конфликтующие структуры. М.: Советское радио, 1973.

2. Таран Т.А. Анализ и моделирование когнитивных конфликтов. Труды 2 й меж дународной конференции “Когнитивный анализ и управление развитием си туаций (CASC’2002)”. Москва, 4 6 ноября 2002 г., Т.2, М.: Институт проблем управления РАН. С. 96 109.

3. Мазур И.И., Шапиро В.Д., Ольдерогге Н.Г. Управление проектами. М.: Эконо мика, 2001.

4. Балашов В.Г., Заложнев А.Ю, Новиков Д.А. Проблемы управления организа ционными проектами. Труды 2 й международной конференции “Когнитив ный анализ и управление развитием ситуаций (CASC’2002)”. Москва, 4 6 но ября 2002 г., Т.1, М.: Институт проблем управления РАН. С. 116 124.

5. Кабицын А.В., Коврова О.Е., Козырева М.Л. Структуризация знаний в рамках активного проектирования. Труды 2 й международной конференции “Ког нитивный анализ и управление развитием ситуаций (CASC’2002)”. Москва, 4 6 ноября 2002 г., Т.1, М.: Институт проблем управления РАН. С. 149 154.

6. Щедровицкий Г.П. Организация. Руководство. Управление. (Оргуправленчес кое мышление: идеология, методология, технология. Курс лекций / из архива Г.П. Щедровицкого. Т.4). М.: “Путь”, 2000.

7. Реут Д.В. Управление проектами как аспект корпоративной культуры. Мате риалы встречи ODN 26 ноября 2002 года. Москва. М.: Московская сеть кон сультантов по организационному развитию (Organization Development Network), 2002.

8. Реут Д.В. Креативные структуры. Рефлексивные процессы и управление. Те зисы третьего международного симпозиума. 8 10 октября 2001, М: Институт психологии РАН. С. 161 163.

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ СОВРЕМЕННОГО ЖУРНАЛИЗМА Л.Г. Свитич (Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова) Целесообразно рассматривать ценности как порождение исходных позитивных смыслов сущностей, которые проявляются на всех уровнях информационных полей: от уровня человечества как социоприродной общности (метаинформация) через планетарный (мегаинформация) и существующий в рамках определенного общества, страны (макроинфор мация) до конкретных текстов (миниинформация). Таким образом, ин формация постепенно как бы проявляется из первоначальных номоно логических смыслов логосов в процессе феноменологизации.

Журнализм имеют дело с фактами, ситуациями, явлениями, процес сами, социальными общностями и личностями, их отношениями, идея ми и т.п. Но их сущность, ядро, основной смысл журналистами могут быть поняты и отражены и верно, и с определенной долей приближенности к истинному толкованию, и искаженно, весьма далеко от первоначального смысла.

Каждый уровень социальной организации привносит свои смыслы, свои шумы и негативы в эту систему. Процесс этот естественный и объек тивный, потому что в ходе освоения смыслов происходит превращение их в значения или понятия, то есть в схематический обобщенный образ факта или явления в нашем сознании, перекодировка его. Человечество и человек с процессе своего развития, во все увеличивающейся способ ности к самостоятельному существованию в сложном мире имеет возмож ность выбирать из нескольких вариантов перекодировки исходных смыс лов. Не удивительно, что часто люди выбирают не самые верные значе ния и решения. Это может быть связано с гносеологическими проблема ми, с человеческой способностью мышления или интуитивного пости жения истины, с социальными, национальными менталитетными тради циями, особенностями и предрассудками, выбором более легких и дос тупных путей и способов решения мыслительных и реальножизненных проблем и т.п.

Но так же верно и то, что система обучения, воспитания, культура и, конечно, журналистика имеют возможность нивелировать, сводить к ми нимуму негативные влияния, пытаться возродить первоначальные сущ ностные смыслы фактов, явлений, процессов. Однако реалии таковы, что современный журнализм тем более в наше время и в нашей стране, где идет перестройка всего социального организма и поиск новых путей раз вития (часто ошибочных), еще более усугубляет ложные трансформации исходных позитивных смыслов тем, что продуцирует антисмыслы и ан тиценности, или по недопониманию, или из эгоистических коммерчес ких побуждений.

Чтобы уяснить суть ценностей и антиценностей, которые важно учи тывать современному журналисту в своей работе, попытаемся классифи цировать исходные смыслы и их возможные негативные трансформации антисмыслы на разных уровнях информационных полей.

На метауровне социоприродной информации исходные позитивные смыслы порождают необходимость гармоничной связи человеческой ци вилизации с природой, ее оптимальным существованием во Вселенной, с исходными, истинными ценностями человека как социоприродного су щества. Антисмыслы это дисгармония с природой, стремление властво вать над нею, экологическая неравновесность, преувеличение роли мис тических, эзотерических феноменов.

На мегауровне глобальной информации исходные ценностные смыслы связаны с оптимальным, бескатастрофным, позитивным развитием чело вечества как планетарной системы, с пониманием неизбежности интегра ции и взаимопонимания разных наций и народов на основе гуманитарных ценностей, сохранение целостности планеты как жизнеобиталища челове чества. Противоположными антисмысловыми будут эгоистические наци ональные, социальные, политические интересы, ведущие к разобщению, розни, вражде, войнам и конфликтам, возвеличению одной из наций или стран за счет других, территориальные, национальные, духовные, религи озные притязания на лидерство в ущерб другим странам и народом.

На макросоциальном уровне высшие смыслы связаны с осознанием социальной целостности отдельных стран, наций в рамках человеческой цивилизации, оптимальным функционированием конкретной социаль ной общности, ее бескризисным существованием на основе сочетания национальных интересов с общепланетарными, общечеловеческих гума нитарных ценностей, гармоничного сочетания духовного и материального развития стран и их народов. Антиценности на этом уровне это эгоисти ческие притязания социальных общностей внутри социума, групповые пристрастия и корпоративные интересы, которые идут вразрез с интере сами страны, разрушают ее целостность, мешают оптимальному разви тию страны и народа, разрушительные конфликты, отсутствие взаимо понимания.

И далее на всех остальных уровнях социальной организации и инфор мационных полей вплоть до миниуровня соотнесение сущностных смыс лов ценностей и антисмыслов антиценностей показывает, что позитив ность всегда связана с оптимизацией жизнедеятельности социальных субъектов, с их взаимопониманием, взаимопощью и повышением уров ня духовных, гуманистических ценностей, а негативность – с разрушаю щими, эгоистическими, корпоративными притязаниями в ущерб другим общностям, с конфликтностью, необоснованными претензиями на рас ширение зон влияния, разрушительными тенденциями пессимизации и нигилизма, крайнего индивидуализма, потребительства в ущерб созида тельным тенденциям, с различными патологиями и пороками.

Таким образом, на уровне конкретных журналистских текстов (мик ро и миниинформация) должны в снятом виде как бы присутствовать смыслы ценности всех информационных уровней, вплоть до самого вы сокого, сущностного.

СМИ, СОХРАННОСТЬ ЧЕЛОВЕКА И ГЛОБАЛЬНЫЙ РЫНОК В.А. Севастьянов (Москва, НИИКОРТ) 1. Электронные средства массовой информации и прежде всего теле видение, глобальная компьютерная сеть Интернет, массовая видео, аудио и мультимедийная продукция, компьютерные игры и программы облада ют беспрецедентной силой воздействия на массы людей. В условиях ин тенсивной информационной глобализации они могут способствовать ре шению гуманитарных проблем культурного, интеллектуального и соци ально экономического характера. Однако все больше 2. Особенность применяемых СМИ, прежде всего электронными, пси хотехнологий позволяет легко управлять массовым сознанием и поведе нием. Технологии Глобального Информационного Общества становятся идеальной средой для применения информационного оружия, средством достижения геополитических целей. Применение психотехнологий и ин формационного оружия состоит в их относительной дешевизне, а их при менение трудно поддается определению и то, преимущественно по на ступившим последствиям.

3. Почти полная утрата государственного контроля за теле и радио эфиром позволила трансформировать зачастую единственное на терри тории России доступное людям средство приобщения к культуре, источ нику объективной информации о деятельности государства и его органов власти в средство рекламы шоу бизнеса и сомнительной продукции, ин струмент недобросовестного PR. Используемые в средствах массовой информации, особенно электронных, формы представления информации весьма пагубно отражаются на культурном и интеллектуальном уровне людей, на их нравственном, психическом и физическом здоровье.

4. Согласно исследованиям Всемирной организации здравоохранения примерно 400 млн человек во всем мире страдают от расстройств здоро вья психического и психосоциального характера, в Российской Федера ции эти недуги поразили около 10 млн человек. В мире на сегодняшний день внимание уделяется проблемам туберкулеза, СПИДа, раковых забо леваний, но ошибочно замалчиваются вопросы психического здоровья.

По неофициальной статистике, каждый второй человек сталкивается с проблемами такого характера, и даже в развитых странах только 50% слу чаев психических заболеваний диагностируется. Наблюдается высокий рост суицидов, довольно высок уровень наркомании и алкоголизма, осо бенно среди молодежи. Одной из главных причин называется негативное информационное воздействие.

5. Фактически уже сейчас большинство развитых стран мира нужда ется в принятии программ психологической реабилитации населения и его адаптации к условиям информационного века. Особенно актуальна эта задача для России, где массовое приобщение граждан к новым ин формационным технологиям произошло в очень короткие сроки, нало жилось на период динамичных, взрывных перемен в социально эконо мической и политической жизни.

6. Разработка и особенно реализация государственной политики в области электронных СМИ стали в настоящее время важнейшей и одной из самых насущных проблем для всех государств мира и особенно Рос сии. Чрезвычайная сложность и актуальность этой проблемы заключает ся в необходимости сбалансированного разрешения противоречия меж ду одновременным обеспечением информационного развития и инфор мационной безопасности, с одной стороны, и узко отраслевыми подхо дами при решении каждой из обозначенных задач и их частей.

Неуклонно возрастает необходимость регулирования деятельности СМИ в связи с усилением негативных последствий однобоко и ложно понимаемой сущности свободы слова и свободы совести, коммерциали зации СМИ, вызванной отсутствием их экономической независимости, содержательно не согласованной по вертикали и горизонтали норматив но правовой основы регулирования деятельности СМИ, отсутствия не зависимого объективного контроля.

7. Одним из главных факторов осложняющих регулирование деятель ности электронных СМИ и контроль за ней выступает сопротивление части общественности, воспринимающей их как покушение на демокра тические права и свободы граждан. Этой частью общественности, пред ставляющей преимущественно интересы, политических и коммерческих группировок контролирующих СМИ, деловых кругов сферы информа ционного коммуникационного бизнеса, лоббирующих эти интересы го сударственных и общественных деятелей, еще не осознается степень опас ности вызова и угроз информационной глобализации, игнорирующей необходимость защитных мер безопасности информационной, психоло гической и биогенной.

8. Опасность проектов информационной глобализации – в неявнос ти самой угрозы на фоне провозглашенных гуманистических целей гло бализации. Истинные цели информационной глобализации скрываются и мотивированы теми же гипертрофированными потребностями лидеров социумных групп, стремящихся определять политику государств и под чинить себе народы мира. Путь к достижению этой цели – создание ком муникационной среды, способной доставлять «информационное оружие» и в сознание широких масс людей, и индивидуально для устранения или нейтрализации конкурентов. Реализация этих проектов на начальном эта пе направлена на достижение промежуточной цели – экономическое ук репление клана олигархов сферы ИКТ и высоких технологий как соци умной группы, вытеснение клана олигархов сырьевой и перерабатываю щей отраслей экономики с позиций, позволяющих определять политику.

Борьба между кланами олигархов проявляется и в действиях между народных террористических организаций, которые ведут подготовку к проведению широкомасштабных операций в сфере информационных тех нологий. Наиболее уязвимыми перед применением информационного оружия, скрытным навязыванием поведенческих установок, разрушаю щим психосоматическим и мутагенным воздействием случайных артефак тов окажется наиболее интеллектуальная часть населения государств с раз витой коммуникационной инфраструктурой.

9. Вхождение России в глобальное информационное общество без при нятия параллельных действенных мер, делающих невозможным исполь зование информационных и психических технологий манипулирования сознанием или скрытным внедрением поведенческих установок, активи зирует основные механизмы разрушения субъектности государства, лик видации независимости экономических субъектов России, понижению ее интеллектуального потенциала, «перехвату» государственного управ ления лидерами иностранных олигархических социумных групп.

Предотвратить превращение СМИ в инструмент экспансии шоу биз неса и информационной продукции сомнительного содержания, агрес сии разлагающей низкопробной продукции, все больше замещающих ценности истинной культуры и духовности, не допустить трансформации современных цифровых информационных и коммуникационных техно логий в среду распространения информационного оружия – важнейшая и безотлагательная задача.

Промедление в решении этой задачи чревато не только переделом мира в ближайшем будущем и утратой индивидуальности каждым человеком на Земле, но и гибелью биосферы. Обеспечение собственной сохраннос ти, в прямом и переносном смысле, каждого индивида в российской об щности и государства в целом зависит того, будет ли принят и реализован в ней рефлексивный способ жизнедеятельности. На уровнях государствен ной и региональных общностей это возможно лишь при выполнении трех необходимых условий:

– согласии и сотрудничестве гражданского общества с органами власти всех уровней;

– беспристрастности представляемой населению информации средства ми массовой информации и плюрализме всех значимых точек зрения;

– исключении возможности использования любых и особенно скрыт ных манипулятивных психотехнологий и вредных артефактов в ин формационных и коммуникационных системах.

РАЗВИТИЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О СИСТЕМЕ УПРАВЛЕНИЯ В РАМКАХ ДЕЯТЕЛЬНОСТНОГО ПОДХОДА А.А. Сейтов (Москва, Институт системного анализа РАН) Научный менеджмент на пути своего развития к середине XX века преодолевает важный рубеж: из «машинного» (механистического) века он вступает в «системный». Сравнение системной динамики и системной политики позволяет поставить принципиальный вопрос: что мы должны понимать под управлением – только оптимизацию ресурсов (контроль) или также расширение социальных возможностей, т.е. развитие (соци альное развитие, включая развитие способности управлять). Плодотвор ное значение при этом имеет социокультурная модель системы, позволя ющая различить культуры и идеологии, определяющие в свою очередь характер управления.

Со стороны науки управления за последние два три десятилетия были сделаны самые существенные шаги. Развивающаяся деятельностная па радигма менеджмента исходит из того, что микро и макро подходы суть не две различные сферы социального исследования, а две оси по кото рым должна развиваться наука управления, образуя «пространство» под ходов, школ, концепций: вертикальную ось эволюции теории управле ния назовем «от простых задач к трудным», а горизонтальную – «от про стых задач к сложным».

Двигаясь по вертикальной оси, мы имеем дело с традиционно пони маемой сложной динамической системой;

по горизонтали – вступаем в «сложный» мир множества объектов, множества «организационных по рядков». При этом речь идет о выходе за рамки «чистого» исследователь ского, или научного, подхода и обращении к деятельностному подходу.

Деятельностный подход рассматривает процесс управления как сугу бо смыслопорождающий, творческий, во многом интуитивный акт. Оп тимизационные операции (формальные, расчетные) играют в этом акте лишь вспомогательную роль, и даже их использование – во многом про диктовано неформальными соображениями. В этой связи приобретает совершенно новое значение проблема человеческих ресурсов.

Эту проблему предлагается рассматривть в двух срезах: общественно политическом и хозяйственно управленческом. В результате можно сфор мулировать следующие признаки новизны в характеристике человечес ких качеств в конце ХХ века с учетом как универсальных, так и специфи ческих изменений:

– субъективизация человека, освобождение от патерналистской опеки государства, осознание своего человеческого потенциала;

– развитие способностей ответственного поведения в условиях неопре деленности, готовности к риску, поведения с опорой на собственные силы («Не обвиняй сильного в своей слабости»);

– готовность к самообучению, развитию творческого потенциала;

ос вобождение от стереотипа «враг снаружи»;

умение разрабатывать аль тернативные жизненные стратегии;

– стремление к солидарному поведению в условиях многообразия и кон фликтности представлений, освоение правил «игр с ненулевой сум мой»;

– освоение новых общепланетарных ценностей;

«Мыслить глобально, действовать локально»;

– приобретение новых знаний и квалификации в «рыночной» и «ин формационной» областях;

– социально психологические навыки работы в «плоских» структурах, многокультурной среде, в командах;

– выработка новой этики делового сотрудничества.

В качестве инструментального оснащения выступает концепция орга низационного развития, в особенности ее поздняя модификация «обуча ющейся организации», которая базируется на следующих пяти постула тах о качестве организации: системность мышления, персональное мас терство каждого члена организации, признание важности понимания ментальных структур, т.е. базовых представлений каждого, «разделен ность» этих представлений в организации и командное поведение. Есть все основания утверждать, что концепция организационного развития предполагает существенно иное представление о работе с персоналом, чем традиционный менеджмент.

ПРОБЛЕМЫ РАЗВИТИЯ РЕФЛЕКСИВНО ТВОРЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА ЧЕЛОВЕКА И.Н. Семёнов (Москва, Государственный университет – Высшая школа экономики) Творчество – не только одна из ведущих ценностей современной куль туры, но и важнейший фактор научно технического прогресса и соци ального развития в целом. Отсюда неизменный интерес к проблематике психологии и философии творчества, к методологии и технологии его изучения и развития.

Отсюда видно, что хотя категория рефлексии так или иначе всегда учитывались в фундаментальных философских изысканиях и психоло гических исследованиях в качестве одного из объяснительных принци пов духовного бытия человека, однако, выделение ее в качестве специ ального предмета научного изучения происходит под влиянием приклад ной проблематики, связанной как с философско метолологическим, так и с психолого педагогическим обслуживанием науки, образования, про ектирования, техники, управления. Наиболее ярким выражением этого является практика, с одной стороны, рефлексивно методологического консультирования решения научно социальных инженерно психологи ческих и эргономических проблем (И.С. Ладенко) специалистами в об ласти освоения и развития интеллектуально коммуникационных сис тем, а, с другой – рефлексивно психологической экспертизы и разви тия творческого потенциала человека, а также организации игровых спо собов интенсивно группового обсуждения научных и прикладных про блем (Ф.Е. Иванов, М.И. Найденов, С.Ю. Степанов и др.).

Важным достижением рефлексивной методики является, например, категориально понятийная технология анализа и построения концепту альных схем деятельности (Н.Г. Алексеев), а рефлексивной психологии – выделение таких механизмов творчества, как интеллектуальная, личнос тная. коммуникативная, кооперативная, экзистенциальная, культураль ная рефлексия (И.Н. Семенов) и разработка содержательно смысловых способов культивирования экзистенциальной, мыслительной и игровой рефлексии.

Поставленная И.Н. Семеновым и С.Ю. Степановым (1984) проблема типологизации рефлексии решалась через ее дифференциацию на реф лексию интеллектуальную (Алексеев, Давыдов, Зак), личностную (Гутки на, Столин), коммуникативную (Лефевр, Машбиц), кооперативную (Щед ровицкий, Тюков) и экзистенциальную (Достоевский, Бахтин). Наиболее разработаны психологические представления о механизмах рефлексии интеллектуальной (дифференцирующейся на такие ее виды, как рефлек сия экстенсивная, интенсивная, конструктивная);

личностной (ее виды:

ретроспективная, ситуативная, перспективная): коммуникативной (эм патийная, проективная, игровая);

кооперативной (фиксационная, адап тационная, ролевая, коррекционная, организационная);

культуральной (историческая, социальная, экологическая, философская, методологичес кая);

экзистенциальной (эгоцентрическая, герменевтическая, аксеологи ческая, этическая, эстетическая, мировоззренческая). Проведение и обоб щение рефлексологических исследований обеспечит уточнение и разви тие намеченной типологии рефлексии.

Так изучение роли рефлексии в организации творчества привело нас к трактовке рефлексивности как противоречивому единству негативно раз рушающих предпосылок творческого мышления и конструктивно снима ющих их позитивно созидательных смысловых регулятивов творческого процесса. Поэтому, рефлексивность заключается как в осмысленности де яний человека в контексте его существования (путем замыкания всех ак тов поведения и деятельности на ценности целостного самовыражения и самореализации “я” в культурно символическом пространстве социаль ного бытия), так и в осознанности действий и процедур путем размыкания человеком своего поведения и деятельности на их основания и средства, которые постоянно развиваются в ходе общественно исторического про гресса, совершенствуются и создаются в процессе индивидуального и груп пового творчества. Исследование психологических механизмов творчества вскрывает помимо таких структурных компонентов рефлексивности, как сознательность и осмысленность, также еще интуитивность и установоч ность Поскольку проблема организации творчества в практическом аспекте заключается в создании условий для такого технологического управления креативным процессом, которое эффективно привело бы к инновацион ному результату, то построение рефлексологических оснований рефлек сики предполагает процессуально результативный анализ компонентов рефлексивности. В рамках созданного нами системно смыслового подхо да к творческому мышлению (Семенов, 1973) эта процессуально результа тивная методологическая характеристика рефлексивности нуждается в спе циальной содержательно смысловой интерпретации.

Существенную роль в комплексном изучении творчества человека играет психологическое исследование проблемы развития и реализации творческого потенциала человека. Отправным пунктом методологичес кого анализа этой проблемы может служить ее рассмотрение сквозь при зму категориальной оппозиции «потенциальное актуальное». Актуаль ное проявние творчества является моментом реализации уже накоплен ного потенциала наличных творческих способностей, который в свою очередь служит предпосылкой их дальнейшего развития. Тем самым, в общем виде, творческий потенциал трактуется как творческие возмож ности человека, становление которых представляет собой их существен ное развитие, а раскрытие – симультанную реализацию. Психологичес кий анализ специфики творческого потенциала предполагает использо вание категориальной оппозиции «естественное искусственное». При чем оба процесса – сукцессивное развитие творческого потенциала и его симультанная реализация могут рассматриваться как в естественной мо дальности «стихийного», гак и в искусственной модальности «управляе мого, организуемого».

В первом случае оба процесса осуществляются естественным, спон танным образом, как бы сами по себе: развитие творческого потенциала носит стихийный характер, а его реализация осуществляется спонтанно.

Во втором напротив, велика роль специальных внутренних усилий субъек та и целенаправленных внешних организующих и управляющих воздей ствий. В силу этого искусственного вмешательства в естественное суще ствование творческого потенциала обеспечивается управление обоими процессами. Стихийное развитие творческого потенциала приобретает более оптимальные формы и виды, а его спонтанная реализация осуще ствляется более эффективными путями, определяемыми состоянием как психологических знаний о творческом потенциале, так и базирующими ся на них педагогическими технологиями и рекомендациями, которые направлены на оптимизацию реализации его творческого потенциала.

В онтологическом плане анализ проблемы творческого потенциала человека предполагает выделение её собственно психологической специ фики на фоне рассмотрения его биологических и социальных предпосы лок. Именно такой подход был предложен С.Л. Рубинштейном при пси хологическом изучении важных компонентов этого потенциала мышле ния и сознания (рефлексии). Если в социальном аспекте внешние пред посылки творческого потенциала связаны с социально экономическими условиями жизни и труда человека, а внутренне с характером его про фессии и особенностями работоспособности, то в биологическом аспек те внешние предпосылки определяются здоровьем человека, а внутренне психофизиологическими резервами его организма. Хотя эти биосоциаль ные предпосылки служат важными детерминантами естественного, сти хийного развития творческого потенциала, однако они оказывают все же меньшее влияние на процесс его спонтанной реализации по сравнению с факторами, определяемыми собственными усилиями субъекта творчества или производными от психолого педагогических воздействий на него как на объект симуляции и управления.

Биосоциальная детерминация творческого потенциала должна быть рассмотрена не только в исходном плане его предпосылок, но и в резуль тирующем плане – в связи с обратным влиянием успешного или безус пешного характера реализации творческого потенциала человека на био логические по своей природе параметры жизни и на параметры его соци ального статуса. Если социально адекватная реализация творческого по тенциала ведет к профессиональному признанию и продвижению (при нося соответствующе духовное и материальное удовлетворение творчес ких ожиданий субъекта) то внешняя их социально негативная оценка (не зависимо от позитивного или негативного характера внутренней само оценки индивидом результатов своих творческих усилий) чревата сниже нием профессионального статуса и продвижения, Итоговая же валентность реализации творческого потенциала чело века – в виде положительной или отрицательной социальной оценки его творческих усилий и достижений (как раз и определяемых именно пси хологическими механизмами при наличии нормальных биосоциальных предпосылок, их функционирования) – оказывает соответствующее вли яние на биологические параметры жизнедеятельности человека. Творче ство мобилизует его жизненные силы, гармонизируя функционирование психических процессов в уникальный ансамбль и раскрывая психофизи ологические, эмоциональные, интеллектуальные, личностные резервы.

Отсюда присущий творцам особый рефлексивно интенсивный, интуи тивно обостренный стиль мышления, деятельности, характеризующий ся углубленными, «мировоззренческими чувствами» (С.Л. Рубинштейн).

Собственно психологический аспект проблемы развития и реализа ции творческого потенциала человека заключается в раскрытии природы этого креативного стиля бытия человека творца, изучение интуитивно рефлексивных механизмов функционирования его психических процес сов и определении условий, путей и способов управления ими в целях обеспечения социально значимых достижений и культурно прогрессив ных инноваций.

Литература 1. Алексеев Н.Г.. Семёнов И.Н. и др. Методология рефлексии концептуальных систем деятельности поиска и принятия решения. Новосибирск, 1991.

2. Ладенко И.С., Семёнов И.Н. и др. Формирование творческого мышления и куль тивирования рефлексии. Новосибирск, 1990.

3. Семёнов И.Н. Психологические проблемы развития творческих способностей в условиях гуманизации образования. Инновационная деятельность в обра зовании 1994, №1, Красноярск, С 20 30.

ФУНКЦИЯ И ГЕНЕЗИС РЕФЛЕКСИИ Г.Н. Солнцева (Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова) Одним из способов введения понятия рефлексии в объяснительные схемы психической реальности может служить рассмотрение генезиса психической системы и оснований для возникновения рефлексии в ее структуре.

Рассмотрим кратко основную функцию психической системы и ре зультат ее реализации для организма. Начнем с аксиоматических тезисов.

Психическая система опосредует взаимодействие организма с внешней средой, обеспечивает его адаптацию к меняющимся условиям среды. На правления развития психической системы определяются возможностя ми адаптации. Пределы адаптации определяются возможностями преоб разования психической системой гомогенной для организма среды (фи зической картины мира) в ее субъективный гетерогенный образ. Трем уровням отражения внешней реальности (отдельные свойства и характе ристики, целостные объекты и явления, закономерные связи и отноше ния) соответствуют три уровня познавательных процессов в психической системе: ощущения, восприятие, мышление. Трех уровней организации психической системы достаточно для отражения всего многообразия внешней реальности, в том числе и ее энергетических и информацион ных свойств и тем самым для реализации своего приспособительного по тенциала.

Совместная активность живых организмов в известной степени под готовила почву для возникновения элементов нового механизма адапта ции. Однако только совместная деятельность людей и рождение соци альных отношений привели к формированию механизма, обеспечиваю щего отражение закономерностей социальной жизни и адаптацию к ней.

В совместной деятельности активность каждого сама по себе может не соответствовать цели (потребности) индивидв и приобретает целесооб разность только при соотнесении будущих действий себя и других. Фор мирование субъективной картины будущего действия другого есть кар тина собственных действий при условии различения «Я» «другой», т.е.

отражения себя, соотнесенного с другим. Аналогично отражению физи ческой реальности, отражение «Я» «другой» предполагает построение гетерогенной картины гомогенной социальной среды. Рефлексию как спо собность к отражению «себя/других» во всей полноте субъективных яв лений и отношений следует рассматривать как новый механизм построе ния этой картины.

Специфика этого механизма состоит в том, что в картине социальной среды критерии различения значимый незначимый для субъекта обус ловлены не биологическими (физическими) потребностями, а формиру ются только в результате общения и связаны с оценочными категориями.

Если критерием гетерогизации физической среды является отношение к биологическим потребностям «полезно, нужно» и т.п., то различение и означивание социальных объектов связано с категориями «хорошо пло хо», «можно нельзя», «принято не принято» и т.п. Эти критерии обус ловлены уровнем развития социальных отношений, культурой, традици ями и т.д. Усваиваемые правила взаимодействия в социуме в индивиду альной деятельности представлены как результаты различения, означе ния (гетерогизации) отдельных проявлений социальной жизни, в том чис ле и собственной деятельности. Все этические нормы поведения есть по сути критерии ориентиры оценки значимости элементов собственной деятельности и деятельности других, выполняющих функции социаль ного взаимодействия.

Следует подчеркнуть, что социальная адаптация (в широком смысле) не может быть обеспечена психической системой, направленной на при способление к условиям физической среды в силу физико химической природы механизмов приспособления и «исчерпанности» отражения физического мира. Появление рефлексии это необходимый этап разви тия живого организма. Она выступает как объективно существующая спо собность человека к самоидентификации и самопознанию, обеспечива ющая означение (гетерогизацию) социальной среды.

Исследование рефлексии сопряжено со многими трудностями. Эм пирические исследования предоставляют лишь косвенные данные о воз можном участии рефлексии в психических явлениях, интроспекция дает лишь некоторые сведения о том, что представлено в субъективном, реф лексивном пространстве. Методы измерения семантического простран ства не дают ответа на вопрос, в каком виде предстает рефлексивная кар тина, какими факторами обусловлены ее инвариантность и вариативность.

Продуктивным методом исследования рефлексии, на наш взгляд, явля ется метафорическое модельное описание, в частности, представленное в работах В.А.Лефевра, а также В.А.Петровского, объясняющее неадап тивное поведение.

Одним из направлений, раскрывающих закономерности рефлексии, является исследование процессов принятия решений. На феноменоло гическом уровне связь между рефлексией и принятием решения представ ляется явной. На онтологическом уровне требуются разъяснения.

Изложенная выше представление о системной функции психическо го – гетерогизации гомогенной среды (физической для психических по знавательных процессов и социальной для рефлексии) может может быть описано в терминах «определенность неопределенность». Гомогенная среда характеризуется высоким уровнем неопределенности ее элементов относительно живого организма и для приспособления к ней необходи мы реакции на те элементы среды, которые соответствуют биологичес ким потребностям. Другими словами, необходимо различение «значимо не значимо», что означает устранение неопределенности. Механизм реф лексии служит для устранения неопределенности в социальной среде в соответствии с оценочными критериями актов и результатов собствен ной будущей деятельности. Это предполагает сравнение и выбор одного (направления) действия из ряда мыслимо (в рефлексивном пространстве) возможных, т.е. принятия решений.

Актуализация возможных вариантов действий (альтернатив), оценка их будущих результатов (исходов) по критерию полезности для себя и кри терию приемлемости для других в полной мере соответствуют описанию структуры принятия решений. то означает, что принятие решений есть рефлексивный процесс устранения неопределенности в структуре соб ственной деятельности, а исследование принятия решений есть по сути исследование закономерностей рефлексии.

РЕФЛЕКСИВНАЯ ВЗАИМОСВЯЗЬ ЛИЧНОСТИ И МЫШЛЕНИЯ В ПРАКТИЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В.К. Солондаев (г. Ярославль, Педагогический центр социальной адаптации детей) Психология практического мышления, разрабатываемая Ю.К. Кор ниловым и сотрудниками (Корнилов Ю.К., 2001), располагает большим эмпирическим материалом, относящимся к процессуальным особеннос тям мышления в практической деятельности. Однако связь личности прак тика и особенностей его мышления остается недостаточно исследован ной, хотя именно мышление в практической деятельности предоставляет нам широчайшие возможности для таких исследований.

Актуальность исследования практического мышления в его взаимо связи с личностью практика обусловлена тем значением, которое приоб ретают результаты действий практиков в условиях стремительной глоба лизации (Лепский В.Е., 2001;

Юрьев А.И., 2003).

Корреляционное исследование, в котором некоторые свойства лич ности сопоставляются с особенностями процесса практического мышле ния, на наш взгляд, может лишь фиксировать сам факт такой связи, не раскрывая ее механизма. Опираясь на результаты проведенных нами ис следований, мы попытаемся далее схематически очертить общие конту ры этого механизма, имеющего рефлексивный характер.

Начальным звеном мышления в практической деятельности является проблемная ситуация. Однако появлению проблемной ситуации предше ствует некоторая объектная ситуация, которая называется стимульной (Ко нева Е.В., 1997;

Панкратов А.В., 2002;

Трифонова С.А., 1999). Чаще всего стимульная ситуация выделяется субъектом потому, что реально или по тенциально вызывает сбой в деятельности. Переход стимульной ситуа ции в проблемную не происходит автоматически, именно здесь ярко про является специфика мышления в практической деятельности. Практик сам строит (и затем решает) свою мыслительную задачу, сам определяет требования, предъявляемые к ее решению. На основе одной и той же сти мульной ситуации у разных практиков могут возникать различные про блемные ситуации.

В наших исследованиях обнаружилось, что в ряде случаев у субъекта мышления в практической деятельности возникают особые проблемные ситуации, которые в дальнейшем мы будем называть смысловыми про блемными ситуациями.

Смысловая проблемная ситуация отличается от других видов про блемных ситуаций тем, что может возникать без сбоя в деятельности, «на пустом месте». Однако, в такой ситуации субъект ощущает сильный психологический дискомфорт, связанный с деятельностью. Подчеркнем, что нормальное течение деятельности при этом может ничем не нару шаться. Поэтому часто субъект не может определить предметное содер жание возникшей проблемы, затрудняется в описании стимульной си туации.

Нами получены эмпирические подтверждения того, что смысловая проблемная ситуация возникает тогда, когда в ходе достижения цели привычным способом появился или существенно изменился личност ный смысл ситуации, субъективно проявилась связь ситуации со значи мым мотивом. В процессе практических действий по достижению по ставленной цели субъект обнаруживает смысловое рассогласование или конфликт. Выполняемое практическое действие приобретает новый, еще не определенный личностный смысл возникает смысловая проблемная ситуация.

После возникновения смысловой проблемной ситуации мыслитель ный процесс идет в двух измерениях. Первое предметное измерение за дается содержанием деятельности, а второе личностное измерение воз никает с появлением рефлексии, предметом которой становится взаимо действующая система субъект практическая задача, а результатом осоз нанная индивидуальная профессиональная позиция субъекта, включаю щая в себя как профессиональные, так и личностно, эмоционально зна чимые требования к результату решения практических задач.

В предметном измерении после возникновения смысловой проблем ной ситуации субъект мышления проводит сбор информации и построе ние условий мыслительной задачи, которая затем решается. Для мысли тельных задач, строящихся на основе смысловых проблемных ситуаций специфично то, что любое найденное и реализованное решение не при водит к значительному снижению субъективного дискомфорта. Поэтому субъект иногда оценивает найденное решение как неприемлемое и начи нает поиск нового решения.

Полученные нами данные показывают, что субъективный дискомфорт может быть устранен при помощи рефлексии, с выходом в новое лично стное измерение мыслительного процесса.

Выход в личностное измерение может происходить при помощи рефлексии только на основе предметного измерения, когда субъект со знательно определяет свою личностно и эмоционально значимую про фессиональную позицию на основе полученных в предметном измере нии результатов действий. Здесь идет разделение сложной взаимодей ствующей системы, выделение себя как субъекта действия, осознание личностных смыслов, субъективных оценок объектов, первоначально не осознававшихся как таковые, как бы «объективированных», слитых с ситуацией. Кроме формирования профессиональной позиции лич ности, результатом рефлексии является устранение психологического дискомфорта.

Личностный аспект мышления в основном осуществляется на уровне сознания и на уровне рефлексии (Брушлинский А.В., 1994, 2001;

Семенов И.Н., 1998, 2000). Поэтому для дальнейшего изучения рефлексивной вза имосвязи личности и мышления в практической деятельности нами ве дется разработка методов исследования и воздействия, которые обеспе чивали бы дальнейшее развитие и самоактуализацию субъекта.

ФИЛОСОФСКАЯ РЕФЛЕКСИЯ И МЕТОДЫ ИЗУЧЕНИЯ КУЛЬТУРЫ В.И. Сороковикова (Москва, Московский авиационный институт) На первоначальном этапе становления культурологии как науки ди вергенция философии культуры и культурологии была доминирующим процессом, но параллельно с ним шёл и процесс конвергенции, особен но набирающий силу в настоящее время. При анализе проблемы соот ношения философии культуры и культурологии необходимо учитывать ту роль, которую выполняют различные уровни рефлексии (внутрина учная и философская).

Критико рефлексивный момент в способах функционирования на учного знания присутствовал всегда. Исследователи выделяют такие эта пы внутринаучных форм рефлексии как онтологизм, гносеологизм и ме тодологизм. В развитии культурологии как науки о культуре обнаружива ются три данных этапа. Если на первом из них культура исследуется как система и строятся общие типологии культур, то на втором описываются и сравниваются конкретные культуры (таков был вклад культурной ант ропологии) и создаются «идеальные типы культур» как мыслительные модели. На третьем этапе возникает предположение о том, что исследо ватель не только описывает культурную деятельность, но и конструирует её. Учитываются такие факторы познания как классовая, этническая и половая принадлежность.

Рефлексивность научного знания предполагает перенос внимания с объекта исследования на средства познавательной деятельности. Приоб ретает важное значение пристальное рассмотрение особенностей субъек та познания. Рефлексивные процедуры имеют явную критическую на правленность, заключающуюся в пересмотре на первый взгляд очевид ных положений, проблематичный характер которых и выявляет рефлек сия. Примером такого критического пересмотра в культурологии может быть тенденция отказа от культурного центризма (евроцентризма) в пользу культурного релятивизма.

Организация научной деятельности перестраивается таким образом, что наряду с личностной формой рефлексии появляется и надличностная форма самосознания науки. Происходит обогащение самого типа внут ринаучной рефлексии во многом благодаря идущим процессам диверген ции и конвергенции философского и культурологического знания. Фило софская рефлексия во многом способствует самосознанию и самопозна нию культурологии как науки.

По отношению к культурологическому знанию как научному фило софия выполняет целый ряд функций: во первых, осуществляет анализ условий и предпосылок данного типа исследования культуры;

во вторых, определяет особенности и специфику культурологического подхода и свойственных ему методов изучения культуры;

в третьих, изучает соци ально практическую ориентацию данного типа научного знания, посколь ку культурология, как любая наука, существует и в качестве социального института;

в четвёртых, выявляет нравственные аспекты развития и при менения культурологии как науки.

В то же время остаются проблемы, которые открыты только фило софской рефлексии. К ним следует отнести выявление специфики куль турологического знания, его сравнения с другими подходами и методами исследования культуры, выяснение взаимовлияния категориального ап парата и соответствующего стиля мышления, понимание роли позиции исследователя. Философия, возвышаясь над той рефлексивной картиной, которая нарисована самой наукой, позволяет выявить логику становле ния культурологических концепций и парадигм.

НЕЙРОКИБЕРНЕТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РЕФЛЕКСИВНЫХ ПРОЦЕССОВ А.М. Степанов (Москва, Фонд «Стратегия развития») Феномен рефлексии, рассматриваемый в различных культурологичес ких проявлениях человеческого сообщества, основан на особенностях фун кционирования пластичной структурной организации мозга, перерабаты вающего информационные потоки внешней и внутренней сред организма.

В докладе рассматриваются гомеостатические модели, которые харак теризуются тем, что внутри себя конструктивно содержат противоречия.

Такие модели широко распространены в живой и неживой природе, соци уме. В частности явление гомеостаза в живых объектах поддерживается бла годаря работе гомеостатических механизмов регулирования. Как пример, были рассмотрены механизмы формирования моделей внешней и внутрен ней сред на нейронных структурах мозга человека и их взаимодействие.

Было показано, что адаптационная функция систем организма к измене ниям внешней среды является в основном неосознаваемой и лишь неболь шая часть, принадлежащая к произвольному поведению, осознаваемой.

Структура элементарного компенсационного гомеостата внутри себя содержит конструктивные первичные элементы взаимоотражения, кото рые можно трактовать как рефлексию потоков информации одного пле ча гомеостата на другой. Гомеостаты, объединяясь в иерархические сети, образуют также гомеостатические системы более высокого иерархичес кого уровня, где тоже происходят рефлексивные процессы сравнения потоков информации. На организменном уровне в рефлексивных про цессах участвуют информационные модели внешних и внутренних сред организма. Рефлексия заключается в отображении моделей внешней сре ды на модели внутренней среды. При их совпадении организм находится в оптимальном режиме функционирования;

при несовпадении возника ет управляющий сигнал на такое изменение внутренней среды, которое изменит эту модель под модель внешней среды, если недостаточно ресур сов организма, возникает сигнал на изменение поведенческой активнос ти, которое переведет организм в комфортные условия обитания.

На основе предложенного нейрофизиологического аппарата была сде лана попытка построения гомеостатических моделей схем этических ста тусов по В. Лефевру, которые формализованы им в книге «Алгебра совес ти». 12 формул Лефевра были воспроизведены в виде кибернетических схем.

Этика и нравственность как императивы управления поведением яв ляются эпифеноменами рефлексивной способности высшей нервной де ятельности человека. Представленный материал свидетельствует о воз можности моделирования формализмов математической психологии, развитых В. Лефевром, на кибернетических схемах функционирования мозга.

СОВРЕМЕННЫЕ ТЕЛЕВИЗИОННЫЕ ОБРАЗЫ П.Е. Строганов (Москва, Телекомпаня «НТВ») 1. Современные телевизионные образы (СТО) несут в себе элемен ты виртуальной реальности, свойственные компьютерному простран ству. Это обусловленно все возрастающей роли персональной компью терной техники в процессе порождения, переработки и передачи инфор мации человеком. В частности можно отметить увеличение объема ин формации, ее наглядность и образность. Все чаще элементы компью терного дизайна используются вместо или совместно с реальными до рогостоящими декорациями. Это подчеркивает «современность» кана ла или передачи.

2. СТО телепрограмм предлагают новые формы стилистики и жан ров. Здесь отмечаются процессы синтеза жанров. Новостные передачи постепенно вбирают элементы развлекательных программ, образуя жанр «Inforteament». Развлекательные передачи увеличивают информационный блок, а также повышают скорость и объем взаимодействий между эле ментами в кадре. Стремление к процессам, происходящим в реальном времени и так называемому «Action» отличает современную телевизион ную картину развлекательных программ. Публицистические и аналити ческие программы вбирают в себя все больше от новостных и развлека тельных.

3. СТО телеведущих меняются в сторону увеличения значения лично стных особенностей и близости к критериям современного преуспеваю щего человека и уменьшения значения степени влияния этой личности на общественные процессы.

4. СТО требуют для своего воплощения людей, с одной стороны, вла деющих профессиональными навыками, а с другой – требования по от дельным позициям этих навыков значительно сниженны по сравнению с предыдущим десятилетием. Например, это касается внешних данных и способности телевизионной самопрезентации.

5. СТО являются отражением процессов, происходящих в обществе, и находятся в постоянной взаимосвязи. Эти взаимосвязи нуждаются в ана лизе и изучении для прогнозирования дальнейших тенденций развития общества и СМИ.

РЕФЛЕКСИЯ КАК УСЛОВИЕ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ Г.Г. Танасов (КФ АКБ «ТУСАРБАНК») Вопрос становления и развития личности непременно упирается в возможность оценки этого процесса его субъектом. В рамках западной культурной традиции качественный уровень зрелости личности опреде ленно связывается с достижением и осознанием ею своей идентичности.

Обобщая многие формулировки, призванные очертить, обозначить феномен личностной идентичности, приходим к следующему определе нию (Л.И. Анцыферова, 1978;

Л.Б. Шнейдер, 2001 и др.). Идентичность – результат активного процесса, отражающего представления субъекта о себе, о собственном, а не навязанном пути развития, и сопровождающе гося ощущением личностной определенности, самотождественности и целостности, дающей возможность субъекту воспринимать свою жизнь как опыт продолжительности и непрерывности сознания, единства жиз ненных целей и повседневных поступков, действий и их значений, кото рые позволяют поступать последовательно и целеустремленно.

Возвращаясь собственно к процессу становления и развития личнос ти, обратимся к высказыванию Л.П.Станкевича: «В конечном счете, имен но в диалектике процессов общения и обособления формируется целост ность личности» (Л.П. Станкевич, 1987). Общение, взаимодействие с Дру гими и обособление через реализацию механизма рефлексии. Здесь под обособлением следует понимать именно ощущение личностью своей уни кальности, индивидуальности, отличности от всего другого через призму своих действий и реакции на них. В предпринятом исследовании рассмат ривалось соотношение феноменов «личностная идентичность» и «реф лексивность» на материале субъектов переговорного процесса. Исследо вание осуществлено на выборке, состоявшей из двух групп. Первая груп па студенты университета (70 человек, 3 – 4 курс), обучающиеся социо номическим профессиям. Вторая группа опытные переговорщики ( человек) различных сфер профессиональной деятельности. Цель иссле дования: определить уровни рефлексивности, идентичности личности и макиавеллизма, а также выявить наличие связей между этими показате лями. Данные по уровню рефлексивности личности получены с помощью методики определения индивидуальной меры рефлексивности А.В.Кар пова и В.В.Пономаревой. Уровень макиавеллизма личности определялся на основании использования опросника «Мак шкала». Опросная проце дура для определения уровня идентичности была разработана самостоя тельно на базе параметров определяющих стадии развития идентичности у Дж. Марсиа.

В исследовании были получены следующие результаты: значимая кор реляционная связь уровня идентичности обнаружилась с одним из видов рефлексивности – ретроспективной и она оказалась отрицательной. От сюда следует вывод, что высокий уровень идентичности отрицательно влияет на ретроспективную рефлексивность. Отрицательный характер этой связи, возможно, объясняется отсутствием у человека, достигшего чувства самотождественности, направленности на анализ прошлых собы тий, своих прошлых поступков, их результатов и пр.

Подобное погружение в прошлое и особенно разбор ошибок, совер шенных ранее, не свойственен индивидам с высоким уровнем идентич ности, характеризуемым повышенным уровнем уверенности в себе. Здесь не стоит ассоциировать подобное явления с комплексом самозащиты, ко торый, напротив, может появляться у индивидов с низким уровнем иден тичности. В случае высокого уровня уверенности в себе, скорее происхо дит некоторое «застывание» Образа Я, консервация найденных и уже про веренных состояний, эмоций и пр. На наш взгляд нечто сходное имел в виду У. Джеймс в своем определении идентичности. «Характер человека проявляется в том его умственном или моральном состоянии, когда в нем наиболее интенсивно и глубоко ощущение собственной активности и жиз ненной силы. В такой момент внутренний голос говорит ему: «Это и есть настоящий Я!» (О.Н.Павлова, 2001). Однако дальше У. Джеймс вводит по нятие и некоего пограничного состояния идентичности, которое скорее будет мешать личности в активной жизни. «Такой опыт всегда предпола гает элемент активного напряжения, некоторой стойкости и веры в то, что внешние обстоятельства помогут ему, но не полную уверенность в этом.

При полной уверенности это состояние переходит в нечто косное и ту пое» (О.Н. Павлова, 2001). Видимо это «косное и тупое» и выражается в снижение чуткости самовосприятия, самоанализа, потребности взглянуть на свои совершенные поступки, передуманные мысли и пережитые чув ства со стороны, еще раз пережить это.

Отсюда кажется очевидной необходимость некоторого расширения конструкта «идентичность» добавлением новой качественной составля ющей, что позволит оценить феномен «идентичность» не только по уров ню наполненности, устойчивости в статике но и с позиции динамики его развития. Как мы отметили, на некотором достаточно высоком количе ственном уровне идентичности, теряется способность (потребность) к ее качественному развитию. Снижается потребность в рефлексии, другими словами, происходит накопление нового опыта, но этот опыт не рождает новых личностных конструктов, а раскладывается по «полочкам» уже сформированных взглядов и стереотипов.

Следующий этап исследования состоял в определении направления, обнаруженных в процессе выявления корреляционных связей, влияний показателей друг на друга. Определилось направления влияния для корре ляционной связи между уровнем идентичности и уровнем ретроспектив ной рефлексивности: влияние уровня идентичности на ретроспективную рефлексивность однонаправленное, отрицательное. Были получены зна чимые данные о направлении влияния показателей по линии: идентичность макиавеллизм рефлексивность (общения и ситуативная). Так мы полага ем, что идентичность является базовым и определяющим свойством лич ности. Значит, исходным звеном в этой цепи является идентичность.

Уровень идентичности является определяющим для уровня макиавел лизма субъекта, который в свою очередь оказывает влияние на уровень рефлексивности. Однако было установлено, что связи между тремя пара метрами являются двунаправленными. Поэтому, исходя из установлен ного двустороннего характера связей, верно выглядит и обратная по на правленности цепочка влияния показателей друг на друга. Ниже пред ставлены возможные варианты сочетания относительной величины уров ней показателей.

1) Высокий уровень идентичности – низкий уровень макиавеллизма высокий уровень рефлексивности (общения и ситуативной).

2) Низкий уровень идентичности – высокий уровень макиавеллизма низкий уровень рефлексивности (общения и ситуативной).

В заключение хочется, апеллируя к позиции А.В. Брушлинского о том, что психическое имеет процессуальный характер, дополнить приведен ное в начале определение идентичности. Идентичность, являясь резуль татом процесса, сама есть процесс, активно влияющий на другие проте кающие процессы, и только в этом измерении, по нашему мнению, воз можно рассмотрение идентичности с максимально не субъективизиро ванным результатом.

РЕФЛЕКСИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ В КОНФЛИКТНЫХ СИТУАЦИЯХ Т.А. Таран (Украина, Киев, Национальный технический университет Украины «КПИ») В.Н. Шемаев (Украина, Киев, Национальная академия обороны Украины) Рассмотрим проблему метавыбора, когда субъект, совершая акт осоз нания, выбирает программу действий, которую он может осуществить в будущем [1]. Рефлексивная модель метавыбора имеет вид:

A1(a1, a2, B3) = (W(a3, B3)) a2) a1, (1) где a1 – давление внешнего мира, a2 – психологическая установка (ожи даемое давление внешнего мира) субъекта A, a3 = a3(a1, a2, B3) – интен ции субъекта A, B3 – интенции субъекта B. Пусть все переменные прини мают значения на булевой решетке норм [2].

Рассмотрим интенциональный (реалистический) метавыбор, которо му соответствует уравнение (W(a3, B3) a2) a1 = a3(a1, a2, B3) (2) Согласно [1], интенциональный метавыбор возможен, если существует по крайней мере одно решение уравнения (2). Найдем эти решения.

Предположим, что субъект B может влиять на планы или желания субъекта A так, что всегда принимается план, имеющий более высокую оценку на шкале норм, т.е. рассмотрим дизъюнктивное (толерантное вза имодействие): W(a3,B3) = a3 B3. Тогда условие реалистического выбора:

a1 ¬ a2 & (a3 B3) = a3. По закону дистрибутивности получаем: a ¬ a2 & a3 ¬ a2 & B3 = a3. Отсюда следует условие:

(B3 a2) a1 a3 a2 a1 (3) Условие (3) означает, что реалистический выбор субъекта A ограни чен снизу значением готовности к выбору субъекта A, когда он «модели рует» выбор субъекта B, ставя его на свое место. Сверху реалистический выбор субъекта A ограничен примитивным выбором.

При каких условиях реалистический выбор субъекта A будет совпа дать с давлением среды? Как можно воздействовать на него для того, что бы у него сформировались интенции к выбору, который навязывается ему средой?

В этом случае должны одновременно выполняться равенства:

1. (B3 a2) a1 = a1, 2. a2 a1 = a1.

Из (2) получаем: ¬ a2 a1 = a1, что возможно, если ¬ a2 a1, т.е.

необходимо создать у субъекта A завышенные ожидания. Если выполне но условие ¬ a2 a1, то a2 несравнимо с a1, т.е. завышенные ожидания субъекта A должны «лежать в другой плоскости» по сравнению с реаль ным давлением мира. Из 1 получаем: ¬ a2 & B3 a1 = a1, откуда следует:

¬ a2 & B3 a1. Это условие означает, что образ субъекта A, принимающего планы субъекта B, должен быть завышен по отношению к давлению внеш него мира. Субъект A, имеющий психологическую установку a2, прогно зируя выполнение планов субъекта B, должен повышать свою самооцен ку, если он примет планы субъекта B. Таким образом, субъекту B удастся «навязать» партнеру A свои планы B3, если во первых, оба придержива ются компромиссного поведения, во вторых, субъекту B удается создать у субъекта A завышенные ожидания – такие, что принимая предложения партнера B3, субъект A повышает свою самооценку.

Предположим теперь: поведение обоих партнеров таково, что они при ходят к согласию только тогда, когда их планы совпадают, а в противном случае принимается тот план, который имеет более низкую оценку на шка ле норм, т.е. рассматриваем конъюнктивное (бескомпромиссное) взаи модействие: W (a3,B3) = a3 & B3. Тогда условие реалистического выбора принимает вид: a1 ¬ a2 & (a3 & B3) = a3, откуда получаем a1 a3 (B3 a2) a1 (4) Теперь реалистический выбор субъекта A ограничен снизу давлени ем среды и сверху представлением о выборе партнера в той же ситуа ции.

Условие a1 = a3 будет выполнено только тогда, когда планы субъекта A, во первых, совпадают с давлением среды, и во вторых, у него не оста ется свободы выбора. Последнее будет выполнено, если (B3 a2) a1 = a1. Это условие предыдущего случая;

разница заключается в том, что при таком поведении условия, при которых субъект A подвержен рефлексив ному управлению, более жесткие: необходимо, чтобы он имел планы, со впадающие с давлением среды. Невозможно навязать ему решение, со впадающие с давлением среды, если он сам этого не хочет. Рефлексивное управление возможно только в направлении ограничения свободы выбо ра, а для этого нужно «поддерживать» в нем это решение путем создания у него завышенных ожиданий. В частности, если B3 a2 > a1, т.е. образ партнера «на месте субъекта A» выше давления среды, то (B3 a2) a I, и субъект имеет ограниченную свободу выбора: a1 a3 (B3 a2) a1, но если B3 a2, т.е. планы, предлагаемые партнером, ниже ожиданий субъекта A, то B3 a2 = I и (B3 a2) a1 = a1, тогда выбор субъекта детерминирован влиянием среды: a1 a3 a1.

Рассмотрим теперь, как партнер B может влиять на ожидания субъек та A. Тогда уравнение готовности будет иметь вид: A1= (a3 W(a2,B2)) a1, а условие реалистического выбора: A1= a1 ¬ W(a2,B2) & a3 = a3, или a1 ¬ W(a2,B2)) & (a1 a3) = a3, откуда получаем общее решение:

a1 a3 W(a2,B2) a1. (5) Рассмотрим опять два типа взаимодействия: дизъюнктивное и конъ юнктивное. Предположим, субъект A имеет опыт толерантного взаимо действия с партнером B, т.е. W(a2,B2) = a2 B2, где B2 – влияние субъекта B на психологическую установку A. Тогда a1 a3 (a2 a1) & (B2 a1). (6) В этом случае субъект моделирует свой примитивный выбор и при митивный выбор партнера. Нижняя грань этих выборов определяет верх нюю границу возможностей реалистического выбора. Для того, чтобы a = a1, нужно, чтобы (a2 a1) & (B2 a1) = a1. Это выполнимо, если ¬ a & ¬ B2 a1. Если партнер B имеет или демонстрирует завышенные ожи дания, то в результате толерантного отношения с субъектом A ожидания последнего также повышаются. Результирующее значение ¬ a2 & ¬ B2 бу дет меньше, чем меньшее из ¬ a2 и ¬ B2.

Таким образом, толерантное взаимодействие повышает ожидания субъекта A. Чем выше оценка влияния партнера B2 на шкале норм, тем более повышается оценка психологического ожидания, тем более субъект A подвержен рефлексивному управлению.

Рассмотрим конъюнктивное взаимодействие: W(a2,B2) = a2 & B2.

Тогда (7) a1 a3 a2 & B2 a1.

В этом случае при a1 = a3 нужно, чтобы ¬ a2 ¬ B2 a1. При таком «жестком» взаимодействии, когда партнеры не доверяют друг другу и не идут на взаимные уступки, повлиять на психологическую установку субъекта A труднее. Для этого нужно, чтобы как субъект A, так и субъект B имели высокую оценку ожиданий.

Рассмотрим влияние партнера на уровне давления среды: A1 = (a3 a2) W(a1,B1). Тогда условие реалистического выбора: W(a1,B1) a3 a2 W(a1,B1). При дизъюнктивном взаимодействии получим:

a1 B1 a3 a2 (a1 B1), при конъюнктивном взаимодействии:

a1 & B1 a3 a2 (a1 & B1).

Таким образом, при толерантном взаимодействии субъект A форми рует план, который соответствует «лучшему» из двух составляющих a1 и B1, а при бескомпромиссном взаимодействии – «худшему» из этих зна чений.

Литература 1. Лефевр В. Алгебра совести. М.: Когито центр. 2003.

2. Таран Т.А. Булевы модели рефлексивного управления в ситуации выбора // Автоматика и телемеханика. 2001. №10. С.103 117.

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ ЛИЧНОСТИ В УСЛОВИЯХ СОВРЕМЕННЫХ ИНФОРМАЦИОННЫХ ВОЙН, ГДЕ МЕТОДЫ PUBLIC RELATIONS ИСПОЛЬЗУЮТСЯ В КАЧЕСТВЕ ОРУЖИЯ Н.В. Толмачева (Москва, Холдинг Русская школа PR) Внедряя элементы рефлексивного управления как в политический так и в корпоративный PR мы не только повышаем эффективность собствен ных действий, но и даем в руки многих способ, который может быть ис пользован в негативных целях. Обоснуем, почему взаимодействие PR струк тур мы определяем как часть информационных войн и почему настаиваем на использовании методов рефлексивного управления в Public Relations.

1. Еще А.Тоффлер в своей книге «Футурошок» предсказывал, что вско ре наступит новая эра войн. Войн информационных, где любое целенап равленное информационное воздействие на личность, а также на группу личностей, можно определить как оружие массового поражения. А что такое Public Relаtions? Концепция Русской школы PR утверждает, что PR это системная гуманитарная технология воздействия на сознание, преж де всего, массовое..

2. По Клаузевицу: «Не важно с какой целью ведется война. Собственно цель военных действий навязать противнику свою волю».

В настоящее время любое крупное предприятие любой отрасли имеет директора по PR или PR менеджера, состоящего в подчинении у Дирек тора по маркетингу и рекламе. Также любая избирательная кампания ис пользует методы PR для борьбы за голоса избирателей. Задачи их при мерно одинаковы. Воздействовать на население таким образом, чтобы оно приобретало именно их продукцию, будь то интеллектуальные услуги, товары народного потребления или кандидат в депутаты.

3. Соответственно между различными PR структурами, возникает конкуренция, в которой присутствуют три следующие составляющие:

а) взаимодействие ударных сил, б) соотношение двух информационно управляющих систем, в) рефлексивное взаимодействие противников.

И эти представления, насколько нам известно, попадают под опреде ление конфликта В.Лефевра.

В итоге мы имеем конфликт между тремя сторонами: собственно меж ду различными PR структурами и между PR структурами и клиентами, где каждая из конфликтующих PR структур имеет своей целью навязать клиентам именно свою продукцию.

3. Учитывая все вышеизложенное, мы получаем вооруженный конф ликт, то есть войну, которая по определению Клаузевица «Акт насилия, имеющий целью заставить противника выполнить нашу волю… Насилие яв ляется средством, а целью будет навязать противнику нашу волю».

Причем, следует заметить, что «Война акт насилия и всевозможная филантропия и заблуждения могут обернуться поражением. Неразумно из за отвращения к суровости войны упускать из виду ее природные свойства».

(Клаузевиц «О войне», т.1).

4. Почему мы настаиваем на использовании методов рефлексивного управления в Public Relations?

По Клаузевицу: «Цель военных действий лишить противника возмож ности сопротивляться. Чтобы сокрушить противника мы соразмеряем наши усилия с силой его сопротивления….определив силу сопротивле ния противника, мы оцениваем наши силы и стараемся достичь их пере веса. Но, к тому же стремится и наш противник.» Вот здесь на помощь и приходят рефлексивные рассуждения. По Ле февру: «Формальная логика не выделила рассуждении, употребляемых в конфликтах… Рассуждения и взаимоотношения в конфликте принципи ально иные, чем в научном споре». Используя элементы логики рефлек сивных игр в теории и практике PR, можно достичь гораздо более действен ных результатов, нежели используя одну только классическую теорию уп равления.

5. «Война требует выдающихся умственных сил. Война область недо стоверного, так как 3/4 того на чем строится действие на войне лежит в тумане неизвестности» (Клаузевиц. «О войне», т.1).

Исходя из классического определения В.Лефевра, что рефлексивное управление это процесс передачи оснований для принятия решения од ним из персонажей другому, можно сделать вывод, что используя рефлек сивное управление «туманом неизвестности» вполне можно управлять.

6.По Клаузевицу, цели воюющих сторон заключаются в следующем:

– воордуженные силы противника должны быть уничтожены, т.е. при ведены в состояние, в котором они уже не могут продолжать борьбу;

– территория должна быть завоевана;

– сломить волю противника.

В нашем вооруженном конфликте присутствует три стороны, и все три вышеперечисленные цели имеют к ним ко всем непосредственное отношение. Однако, наиболее незащищенной стороной является потре битель.

7. Именно поэтому параллельно с внедрением методов рефлексивно го управления в Public Relations крайне необходимо развивать тему ин формационной безопасности личности (В.Е. Лепский, Ю.Я. Любашевс кий и др.).

Какие же меры можно предложить в качестве защиты от информаци онного воздействия на личность? К сожалению, любые меры, принятые государством окажутся недостаточными, так как информационная безо пасность личности зависит прежде всего от самой личности. Существует только один путь развития самосознания и рефлексии курс государства на приоритет науки, культуры и образования.

ИТОГИ И ПЕРСПЕКТИВЫ ПРЕПОДАВАНИЯ ФРАГМЕНТОВ РЕФЛЕКСИВНОГО АНАЛИЗА В ВУЗАХ ОМСКА В.А. Филимонов (г. Омск, Омский филиал Института математики СО РАН) Фрагменты рефлексивного анализа преподаются на кафедре про граммного обеспечения ЭВМ в Омском государственном университете (ОмГУ) на 3 м курсе математического факультета в рамках курса «Ин теллектуальные системы и экспертный анализ» с 1998/9 учебного года.

Как самостоятельный, курс «Рефлексивный анализ» преподается на ка федре высшей математики и информатики Омского государственного института сервиса (ОГИС) с 2001/2 учебного года. Рабочая программа для специальности 351400 «Прикладная информатика в сфере сервиса» (специализация «информатик аналитик») рассчитана на 90 часов, из них 36 – лекции. Занятия проводились с использованием «Экран» техноло гии (см. [1, 2], а также www.iitam.omsk.net.ru/~filimono). Для обеспечения учебного процесса в ОГИС был создан «Экран сервис центр», комби нирующий возможности ситуационного центра и лаборатории мульти медиа (работа с полиэкраном и запись компакт дисков с разработками студентов).

Основным материалом для построения курса явились работы В.А. Ле февра, Г.П. Щедровицкого, PR технологии, основанные на методике ТРИЗ С.Г. Альтшуллера, система стратагем Китая. Основным принципом орга низации – тезис В.Е. Лепского о необходимости трёх компонентов кол лективной работы:

– проекта (задачи), которую решает коллектив;

– механизма (организма), в котором решается задача (в нашем слу чае это «Экран сервис центр», команда поддержки коллективной работы, сам коллектив);

– каждой отдельной личности, которая во всём этом участвует.

Соответственно, учебные ситуации по возможности достраивались до перечисленных трёх компонентов. Для каждого проекта проводился по иск заказчиков из сторонних организаций, которые выполняли функции экспертов и потребителей, формировались кризисы коллективной и ин дивидуальной работы.

Особое внимание уделялось целостному восприятию рефлексии (от формализации до техник медитации). В рамках суфийской традиции на занятиях использовались притчи и анекдоты. На первой лекции препо даватель обозначал для себя в аудитории «место правды» (например, для сообщений о переносе занятий) и оговаривал своё право на мистифика ции во всех остальных местах. При этом на «месте правды» лектор разъяс нял, что обман в корыстных целях лично он считает криминалом и свою задачу видит в том, чтобы, с одной стороны, научить порядочных людей распознавать обман, а с другой – помочь достигать взаимопонимания (в частности, с использованием соционики).

Принятый нами подход предусматривал продолжительную (в тече ние семестра) коллективную работу группы студентов (до 4 человек) над проектом по выбранной теме с последующим представлением результа тов в форме презентации PowerPoint и обсуждением по регламенту кон ференции.

Типичные ошибки студентов отождествление любых ситуаций при нятия решений с рефлексией. Поэтому перед изучением рефлексивного анализа слушателям необходимо освоить, как минимум, следующие ин струменты системного анализа и когнитивных технологий [3 5]:

– построение и анализ определений (имя – форма – функция – фун дамент);

– схематизацию (изображение ситуаций и соответствующих схем);

– когнитивную визуализацию (фейкодеры, когнитивные карты).

Основным итогом преподавания можно считать разработку комплекса примеров и тренингов (слайд фильм «Обман обманывающего обманщи ка» по аналогии с «… о наблюдении наблюдателя за наблюдателями» Ф.Дюрренматта, «Рефлексивный гомеостат»). Комплекс позволил повы сить понимание проблематики рефлексивного анализа примерно с 5 до 20% аудитории. В ноябре 2003 г. в ОГИС планируется издание учебного пособия «Введение в рефлексивный анализ». Представляется, что учеб ный курс рефлексивного анализа, применённый к себе самому, позволя ет создать новую технологию учебного процесса. Курс должен быть мно гослойным: для этого мы практиковали проведение занятий с одновре менным участием двух трёх лекторов (ведущих). Соответственно, учеб ник по рефлексивному анализу (и синтезу) должен, по нашему мнению, включать комментаторов – персонажей, которые ведут диалог, например, типа сократовского.

Некоторые занятия могут быть построены с включением театрализо ванных эпизодов. Планируется продолжить поиск более совершенной процедуры экзамена (например, в форме суда присяжных). Будет сфор мирована библиотека из фрагментов художественных произведений (книг, видео, аудио), иллюстрирующих специфику рефлексии. Предполагается также использование ряда наработок, в частности, института учебника «Пайдейя» (www.paideia.ru).

Отдельным направлением является визуализация рефлексивного ана лиза с использованием когнитивной графики и, в частности, психогра фики, предложенной В.А. Лефевром.

Перспективы связаны с созданием межвузовского коллектива спе циалистов, преподающих фрагменты рефлексивного анализа. Поми мо упомянутых вузов, в Омске предполагается участие Сибирской ав томобильно дорожной академии. Её возможности позволяют реализо вать «Экран сервис Центр» в стационарном и мобильном вариантах.

Более масштабным явилось бы создание сообщества в Интернет [6] для систематической поддержки процесса обучения. Вариантом такого со общества могла бы стать система дистанционного академического об разования и дистанционной экспертизы [7] в области рефлексивного анализа.

Литература 1. Филимонов В.А. Сума технологии. Рефлексия// “Рефлексивные процессы и управление”// Тезисы III Междун. симп., 8 10 окт. 2001 г., Москва. Изд во “Ин т психологии РАН”. С. 187 189.

2. Попова О.А., Филимонов В.А. Рефлексивные аспекты технологии обучения информатике в сфере сервиса//Там же. С. 215 217.

3. Филимонов В. А. Интеллектуальные системы и экспертный анализ (учебное пособие). Омск: ОмГУ, 2002.

4. Филимонов В. А. Системный анализ и «Экран» технология (учебное пособие).

Омск: ОмГУ, Изд во «Курьер», 2002.

5. Райков А.Н. Интеллектуальные информационные технологии// Учебное по собие.– М.: Изд во “Московский гос. ин т радиотехники, электроники и ав томатики (технический университет)”, 2000.

6. Лепский В.Е., Рапуто А.Г. Моделирование и поддержка сообществ в Интер нет: Препринт / Рос. акад. наук. Ин т психологии. Лаб. психологии рефлек сив. процессов. М., 1999.

7. Филимонов В.А. ДАО и ДЭ с российской спецификой//«Интеграция учебного процесса…» //Матер. Всерос. конф., Томск, изд во Томского гос. ун та, 2000, Т. II, с. 88 91.

ВОЙНА И МИР (ХОЛОДИНАМИЧЕСКАЯ ПАРАДИГМА).

ОБЫЧНАЯ ПРОБЛЕМА ТЕРРОРИЗМА С НЕОБЫЧНОЙ СТОРОНЫ Л.П. Хохлова (Москва, Институт психологии и педагогики) Истощение Государства – это отсутствие определенного слоя внут ренне защищенных людей. Происходящие периодически террористичес кие акты имеют своей основной целью расшатывание базового доверия к жизни у граждан. Терроризм, обретающий чудовищные масштабы и воз можности и становящийся неуловимым – признак самоуничтожения та кой иерархической системы управления, которая исчерпав свои возмож ности, не видит выхода к установлению взаимодействия с матричными структурами. дающим развитие и пространство каждой индивидуальнос ти. Сложившаяся за многие тысячелетия развития общества военная па радигма иерархического мышления предполагает получение энергии и стимула к развитию за счет борьбы противоречий и эксплуатации «образа врага». Усилия в борьбе за мир выглядят либо как мероприятия оборони тельного характера. либо как болезненные попытки «убить Зло».

В Российской школе холодинамической психотерапии и консульти ровании (Л.П. Хохлова. 1989) проблема насилия и терроризма рассматри вается в контексте войн, происходящих внутри личности, которые до оп ределенного времени сдерживались психологическими защитами. Но эти защиты уже не в состоянии справляться со скоростью и натиском совре менных информационных потоков и сумбуром происходящего. На пер вом плане феномен разрушительных сил, и в этой связи актуальной яв ляется задача психологического управления разрушительностью. Невоз можно прийти к гармонии, рассматривая разрушительные силы как вра га, с которым надо бороться и уничтожать. Эти силы составляющая часть целостности и гармонии.

Наши исследования выявили. в частности, неравномерность разви тия «темных» и «светлых» сторон «Эго» в процессе онтогенетического развития. У многих людей уровень управления «темной» частью лично сти соответствует возрасту ребенка до 3 лет. Что делать с давящим из нутри хаосом, бесформенностью, личность не знает. Очень небольшая часть населения как то более конструктивно с этим справляется само стоятельно, большая часть неосознанно занимается блокированием этой бесформенной массы, и наиболее редуцированная часть населения «бе рет на себя.как сообщающийся сосуд» эту жуткую по форме миссию взрывов гетерогенных участков неосознанной психики, рассматривая ее как страшного врага. естественно, проецируя «образ врага» на других людей. И если раньше, террористы шли на переговоры, чтобы получить требуемое им, то теперь появились террористы, которые стремятся к массовому спектаклю смерти. Образовались автономно действующие самодостаточные организации, исповедующие массовый террор как средство осуществления своих целей. В последнее время эти организа ции перешли с иерархического пирамидального строения на концент рическое, что делает их социально трудно уловимыми и непредсказуе мыми. Помимо понимания глубинной психологической картины про исходящего имеет место быть острейшая проблема психопрофилакти ки этих явлений.

Итак, участниками террористических ситуаций являются:

имплицитная часть населения, авансирующая в пространство свою не переработанную агрессию;

непосредственные участники террористического акта, люди с «вик тим комплексом»;

террористы и их руководители;

присоединившиеся зрители (благодаря СМИ);

cпасатели;

«пост фактум» – люди, неосознанно отождествившие себя с жертвами.

Программы. нацеленные на психопрофилактику включают в себя:

– работу с населением, желающим работать над своими внутренни ми войнами;

– обучение профессиональных психологов этим методам;

– обучение представителей силовых структур, которые могут, рас полагая минимальными фактами и сведениями рефлексивно ра ботать над этими ситуациями и профилактировать их;

– непосредственную психологическую работу в момент совершения тех или иных террористических ситуаций (Есть конкретный при мер опережающей события психологической работы группы в ситуации заложников «Норд Оста». В процессе проработки ситу ации были выявлены глубинные намерения террористов и залож ников, скрытые порядки происходящей ситуации. и с помощью метода управляемого резонанса были осуществлены необходимые резонансные взаимодействия с целью не допущения взрыва и ос вобождения заложников);

– работа постфактум, с людьми пережившими террор и зрителями, психика. которых «зацепила» холодайны этих ситуаций.

Холодинамические принципы и методы, разработанные В. Вульфом (1989) и представляющие алгоритмические технологии, по сути, нацеле ны на то, чтобы каждый человек мог самостоятельно работать над своими проблемами. В России разработаны (Л.П. Хохлова.1989 2002) методы реф лексирующего взаиморазвития интуитивного и рационального мышле ния (групповые и индивидуальные). Эти методы представляют собой иде ографически ориентированные подходы к диалогу с внутренним миром личности, позволяют работать как с ретроспективной, так и перспектив ной неопределенностью, связанной с неоднозначностью взаимодействия причины и следствия, с тем. что последующее состояние системы не яв ляется единственным. а связано с необходимостью выбора из некоторого множества возможных состояний.

Разработаны психологическая диагностика и технологии трансфор мации примитивных иерархических внутриличностных структур, сцеп ленных с имплицитной. разрушительной агрессией и обеспечение им дальнейшего развития по матричному типу.

Трансдисциплинарный, холодинамический подход представляет со бой «внеграничные идеи», глобально проявляющие себя во всех есте ственных науках. Трансдисциплинарность (от лат. trans – сквозь, через) означает более высокий уровень универсальности по сравнению с меж дисциплинарной кооперацией. Особенностью трансдисциплинарных идей является то, что они инвариантны по отношению ко всем страте гиям познавательной деятельности (хилотропической и холотропичес кой). Именно в гармонии обеих тенденций можно строить рефлексив ные процессы «на зыбучих песках бессознательного». В действительно сти, для формирования навыка холодинамической рефлексии субъект должен признать случайность в качестве фундаментального свойства природы и овладеть рефлексией случайных событий, выработать чув ствительность к синхронистическим связям (акаузальной смысловой атрибуции). Это специальный процесс научения субъектов прохожде нию через Неизвестное.

Методы холодинамики применимы для решения и психопрофилак тики различных проблем: личных или общественных, раскрывают твор ческий потенциал личности, содействуют распространению миротворчес кой парадигмы мышления, дают возможность человеку и обществу полу чать жизненную энергию мирным путем. Важно понять, что «государство не может сделать все вместо своего гражданина». Вместе с тем никто ни кого не может заставить меняться. Каждый человек «охраняет свои врата перемен», которые могут быть открыты только изнутри. Психологичес кая практика показала, что рефлексирующие люди, рассматривающие проблему как приглашение к развитию, обретают источник силы внутри себя.

В наше особое время индивидуальная активность вовсе не бессмыс ленна. В участившихся состояниях неустойчивости социальной среды действия каждого отдельного человека могут влиять на макросоциальные процессы. Именно от этих действий зависит инициирование таких флук туаций, которые придадут направление течению событий. Значение би фуркации состоит в том, что именно в этой точке можно не силовым, а информационным. холодинамическим способом, т.е. очень слабыми воз действиями повлиять на выбор поведения системы, на ее судьбу. В этот момент малые. но синхронистически адекватные резонансные действия весьма эффективны.

Судьба России – это судьба мира, и ее народ – хранитель равновесия мировых сил. И как писал К.Г. Юнг: «Мир висит на тонкой нитке, и эта нить – психика человека».

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЕЙ КУЛЬТУРЫ РОССИИ, ИНДИИ И США А.Б. Хромов (г.Курган, Курганский госуниверситет) Дюби, Бэнки (Индия, Чандигарх, Пенджабский университет) Мальхотра, Мамта (Индия, Людлиана, Пенджабский сельскохозяйственный университет) Моррисон, Дороти (США, Университет Минессота Дюлуз) От способности рефлексивно представлять других зависит благопо лучие, а может быть и выживание человечества в ХХI веке (В.Лефевр, В.Лепский). Это подтверждается результатами сравнительного межкуль турного исследования, в ходе которого выявлялись рефлексивные кол лективные представления культурной вариативности индивидуализм кол лективизм у студентов России, Индии и США.

Рефлексивные представления изучались на трех уровнях. Выделение уровней рефлексивного представления обусловлено сложностью процес са социального отражения: нулевой уровень – непосредственные прямые представления особенностей своей и другой культуры;

первый – пред ставления о себе и о других за представителей своей культуры;

второй – многократное отражение некоторых особенностей культуры, с точки зре ния представителей другой культуры.

На нулевом уровне рефлексии оценка культуры осуществляется с по зиции – от субъекта к объекту оценки (как Я непосредственно ПРЕД СТАВЛЯЮ оцениваемые культуры). На первом уровне рефлексивного представления оценка культур осуществляется с позиции других предста вителей одной культуры – МЫ оцениваем себя и других (МОИ представ ления о том, как НАШИ представляют свою и другие культуры);

на вто ром уровне (уровень двойного рефлексивного представления) культуры оцениваются с позиций представителей других культур – ОНИ оценива ют НАС (МЫ знаем, как ИМ представляются особенности нашей и дру гих культур в НАШИХ оценках).

Для оценки культур использовался Культурно ценностный диффе ренциал, разработанный Г.У.Солдатовой, И.М.Кузнецовым, С.В.Рыжо вой. Методика адаптирована А.Б.Хромовым для целей многоуровнево го рефлексивного оценивания культур (перевод на английский язык осу ществлен в содружестве с американцем Дж.Бэрри). Параметры культу ры сравнивались методами математической статистики. Испытуемыми в России были студенты КГУ (N 62), в Индии – студенты Пенджабско го сельскохозяйственного университета и Пенджабского университета в городе Чандигарх (N 66), и в США – студенты университета Минес сота Дюлуз (N 60).

Исследование показало, что социальные представления культур на втором уровне рефлексивных оценок достоверно различаются у российс ких и американских студентов по параметру направленность на взаимо действие и ориентация на группу. Русские испытуемые предполагают, что американцы в своих оценках России (МЫ знаем, как ОНИ оценивают НАС) акцентируют различия российской и американской культуры по па раметру коллективизм. Американцы относят культуру России к восточ ным коллективистским культурам, так же как и культуру Индии, хотя по параметру открытость к переменам коллективные представления амери канцев совпадает с автостереотипами русских.

У американцев, в сравнении с русскими, больше выражен разрыв в прямых и рефлексивных оценках культур первого уровня представлений, что в представлении каждого американца может быть интерпретировано как: “Я предполагаю, что ДРУГИЕ американцы могут иметь мнение, отли чающееся от моего”. Это типичное представление представителя индиви дуалистической культуры, в котором проявляется принадлежность к ин дивидуалистической культуре.

Максимальные значения оценок рефлексивных представлений неко торых особенностей культур показали российские испытуемые и индусы.

Россиянам легче, чем американцам представить, что думают и чувствуют представители другой культуры. Исследование показало, что способность рефлексивно оценивать себя и других, в большей степени выражена у рус ских и у индусов и, сравнительно меньше – у американцев. Зная особен ности рефлексивных представлений, можно объяснить многие ошибки в политических прогнозах и оценках международных событий.

МОДЕЛИРОВАНИЕ КОНФЛИКТА КАК ПРОЦЕСС РАЗВИТИЯ РЕФЛЕКСИИ Л.И. Цой (Москва, Институт социологии РАН) Одна из важных задач, которая может быть поставлена как на теоре тическом, так и на практическом уровнях – поиск и исследование такого механизма в конфликтной ситуации, который способствует сохранению конфликтного потенциала, развитию коммуникации конфликтующих сторон и решению социально значимых проблем для обеих конфликту ющих сторон.

Конфликтная ситуация – это неуравновешенная и потенциально про тиворечивая ситуация, включающая в себя три стадии: предконфликт, конфликт и постконфликт. На этапе открытого конфликта актуализиру ется конфликтный потенциал и результатом столкновения конфликтую щих сторон могут стать переговоры, консенсуальные отношения, сохра нение хронической конфликтной ситуации, война, террористический акт, забастовка и другие крайние формы проявления насилия.

Конфликтный потенциал – это имманентно присущее человеку и об ществу наличие противоречивых ценностей, интересов и потребностей, лежащих в основе социальной жизни. Сохранить конфликтный потен циал – это значит, создать такую демократическую ситуацию, в которой каждая конфликтующая сторона могла бы открыто реализовать свое пра во на конфликт, защищая (и согласовывая) ценности, интересы и удов летворяя свои потребности в рамках правового поля.

Конфликт, в котором оказывается конфликтующий человек, требует большой энергии работы мысли, не говоря уже об эмоционально психо логическом и физическом напряжении, которое способствует вырваться мысли за свои пределы, то есть «выскочить» в рефлексивное простран ство, в котором мысль о мысли позволяет дополнить имеющуюся у него в сознании картину конфликтного взаимодействия.

Моделирование конфликта должно быть в центре внимания управ ленцев и тех субъектов, которые стремится к максимальному выигрышу в конфликте. Моделирование конфликта позволяет:

– Обнаружить новое содержание, которое привлекает любого конфлик тующего субъекта, по какому сценарию, будет развиваться конфликт дальше, возможности конфликтного взаимодействия и т.д.

– Развивать рефлексивное мышление, в связи с чем, появляется воз можность рефлексивного управления в реально разворачивающемся конфликте.

– Направлять развитие конфликта по тому сценарию, которое наибо лее выигрышно для рефлектирующего субъекта, который может кри тически переосмыслить свое прошлое и настоящее, а будущее напол ниться новыми представлениями, нормами и договоренностями, по зволяющими разрешить конфликт или удерживать его на новом вит ке развития.

– Подготовить сознание и психику к разрушающим факторам, а имен но к длительной ситуации неопределенности, которая, подвергает психику людей тяжкому испытанию, ведущему к состоянию фрустра ции, дистрессу и психосоматическим заболеваниям. То есть подгото виться к внутриличностному конфликту, так как конфликты имеют тенденцию перемещаться из среды во внутрь человека.

В реальной конфликтной ситуации моделирование конфликта долж но занимать особое место – как в сознании конфликтующих сторон, так и в деятельности управленцев.

На пути препятствия к моделированию конфликта лежат несколько общественных и индивидуальных стереотипных реакций, в которых от ражается уровень сознания и степень развитости рефлексивного мыш ления.

Перечислим основные из них:

Конфликтофобия – страх перед любым конфликтом. Некоторые люди считают, что все конфликты одинаково опасные, а конфлик тующего человека необходимо изолировать от общества. Они нагру жают ситуацию разными домыслами и раздувают ее до огромных раз меров.

Люди, неверно воспринимающие конфликты, видят конфликт там, где его нет, но конфликт их не пугает. Они начинают бороться за не что совершенно не имеющее отношения к тому, о чем вообще идет речь на самом деле. Это, к примеру, человек, который склонен пре вращать любой конфликт в ситуацию победы/поражения.

Люди, не воспринимающие конфликт, его не видит даже когда нахо дятся в самом его центре. Надев на себя шоры специальной конст рукции, они не видит, что маленькие, незаметные конфликты рано или поздно могут перерасти в неуправляемые процессы, разрушитель ного характера.

Таким образом, моделирование конфликта это путь институализа ции конфликта, его дифференциации, формирования новых установок на возможности конфликтного взаимодействия, на развитие рефлексив ного мышления и на поиск демократического механизма сохраняюще го интеллектуальный конфликтный потенциал человека и общества в целом.

МЕСТО И РОЛЬ РЕФЛЕКСИИ В СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ ИДЕНТИФИКАЦИИ ЛИЧНОСТИ Т.А. Чекрыгина (г. Туапсе, ТРТУ) В.И. Слободчиков и Е.И. Исаев соотносят проблему рефлексии с про блемой определения своего способа жизни и выделяют два вида рефлек сии: внешний и внутренний. Внешнюю, формирующую феноменальный слой сознания и внутреннюю, которая по их мнению выводит человека за его пределы. С ней связано ценностное осмысление жизни.

Именно этот вид рефлексии, по нашему мнению, и является основ ным механизмом социокультурной идентификации личности. Именно в этой рефлексии возникает новое качество внутренняя диалогическая ин станция, обеспечивающая подлинное приобщение и сопричастность к универсальному бытию. Именно на уровне социокультурной идентифи кации посредством рефлексии, как мысли N го порядка возможным и ре альным становится основной принцип существования человека по И.Кан ту, выраженный им в Категорическом императиве – поступай так, чтобы максима твоей воли в любой момент могла стать основой всеобщего за конодательства.

Это значит, что на этой ступени развития человек выходит на уровень формирования целостного универсального мировоззрения, носящего явно выраженный индивидуальный характер. В основу его сознательно полага ются универсальные базовые, ценностные установки, которые либо усваи ваются из вне, но утверждаются как собственные и принимаются как осно вополагающие, либо извлекаются из внутренней диалогической инстанции, осознаются и закладываются в основу миропонимания и мироотношения.

Человек, таким образом, приобретает способность самодетерминации, как основного принципа личностной организации, в полной мере стано вится личностью и выходит на уровень универсума. Идентификация здесь идет с ориентацией на базовые ценности, самим же субъектом сформу лированные и установленные. Таким образом, процесс идентификации основан на осознанно рационально организованной рефлексии.

РЕФЛЕКСИВНОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИКИ КАК СЕТИ СЕТЕВЫХ СТРУКТУР А.С. Шохов (Москва, консультант по управлению) Д.В. Реут (Москва, МГТУ им. Н.Э.Баумана) В работе [1] В.А. Лефевр ввел ставшую сегодня классической схему рефлексии конфликтующих персонажей на плацдарме. Постепенно вы яснилось, что потенциал этой схемы распространим и на кооперативный тип взаимодействия персонажей [2].

В настоящее время в общественной практике, наряду с традицион ными отраслевыми организациями, активно заявляют о себе сетевые структуры [3 5]. Они все более востребуются, в частности, в хозяйствен но экономической сфере.

Покажем, что схема рефлексии персонажей на плацдарме применима к описанию процесса становления способа взаимодействия членов сетевых структур. В современной экономке различают кооперативное взаимодей ствие, при котором хозяйствующие субъекты сохраняют равную эконо мическую и юридическую самостоятельность, и корпоративное взаимо действие, при котором хозяйствующие субъекты выстраиваются в иерар хическую структуру с неравномерным распределением экономических и юридических прав и обязанностей по этажам. Так, функции постановки целей и контроля их достижения обычно делегируются «наверх». Тот и другой способ взаимодействия может быть как «стационарным», отрас левым, так и динамическим, проектным.

До начала хозяйственно экономического взаимодействия субъекты (возможно, сетевым образом сложно внутри себя организованные) явля ются равноправными персонажами плацдарма, членами сети, изначаль но обеспечивающей лишь информационные связи.

Это исходное состояние плацдарма определим как систему сетевой природы {S}, представляющую собою систему связанных в сеть систем, каждая из которых выступает в качестве элемента данной системы.

Введем обозначения для описания различных ее уровней. Нулевым уровнем назовем выбранную для рассмотрения систему, элементы кото рой рассматриваются как неделимые, не имеющие внутренней структу ры единицы. Такую систему обозначим {S0}.

Если элементы системы {S} начинают рассматриваться как подсисте мы, то система {S} становится системой подсистем, и ее будем обозначать {S 1}. Соответственно, если в этих подсистемах рассматривать их элемен ты как под подсистемы, то систему {S} следует обозначать {S 2}. Говоря о системе {S}, что она имеет сетевую природу, мы тем самым рассматрива ем ее как систему {S n}, n j, где j – количество всех учитываемых в дан ной модели уровней глубины рассмотрения.

В то же время система {S} может рассматриваться как элемент более общей системы. В этом случае, говоря о системе {S} как об элементе более крупной системы, мы будем обозначать ее {S1}. Если эта более общая си стема начинает рассматриваться как элемент еще более общей системы, и система {S} перестает быть различимой для рассмотрения, то запись {Sm}, где m > 1, перестает иметь смысл. Однако, индекс m>1 продолжает сохра нять смысл, если обозначать таким образом внешнюю среду системы {S}.

Pages:     | 1 | 2 || 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.