WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Российская академия наук Институт психологии РАН Лаборатория психологии рефлексивных процессов Институт человека РАН Дипломатическая академия МИД России Институт рефлексивных процессов и управления Фонд ...»

-- [ Страница 2 ] --

Исключительно интересен тот факт, что категориальная структура восприятия телевизионных рекламных роликов телезрителями практи чески полностью совпадает с категориальной структурой восприятия у рекламистов. Причем не только по содержанию выявленных факторов, но и по их значимости. Так же как и в группе рекламистов на первое место у зрителей выходит фактор «Психологического комфорта». В целом, со держание фактора сходно с таковым в группе рекламистов, однако в пред ставлении зрителей комфортное/дискомфортное состояние при просмот ре телерекламы характеризуется, в первую очередь, психофизическими и эмоциональными переживаниями. Второй фактор, «Уровень культуры», в группе зрителей включает в себя больше качеств, описывающих когни тивную составляющую рекламного творчества. Третий фактор, выявлен ный в данной группе респондентов, мы назвали фактором «Правдивос ти». Четвертый фактор – фактор «Динамичности». Для зрителей на поло жительном полюсе этого фактора оказываются качества, описывающие состояния расслабления, покоя, тогда как для рекламистов хорошая рек лама является мобилизующей. Здесь интересно еще и то, что для зрите лей состояние покоя при просмотре телерекламы ассоциируется с чем то традиционным для нашей культуры, другими словами, быстрый темп жизни, по мнению респондентов, не характерен для русской культуры.

Выделенные категории факторы, по которым респонденты оценили рекламные видеоролики, по содержанию пересекаются с так называемой Большой пятеркой факторов восприятия Л. Гольдберга: 1) Экстраверсия;

2) Дружественность;

3) Совестливость;

4) Эмоциональная стабильность;

5) Интеллект. То есть, восприятие телевизионной рекламы имеет и свои специфические особенности, но принципиально не отличается от струк туры восприятия человеком любого другого события или персонажа. Те левизионная реклама, предлагая зрителям новые способы формирования представлений о реальности, вторгается в область действия глубинных, сформированных в течение всей истории жизни человечества, механиз мов восприятия, понимания, рефлексии, переживания.

Как показало наше исследование, современная телевизионная рек лама, вне зависимости от оригинальности идеи, национальной традиции, в которой она выполнена, уровня мастерства рекламистов и пр., воспри нимается людьми в большинстве случаев как несущая в себе элемент втор жения и разрушения.

Работа выполнена при поддержке РГНФ;

проект № 02 06 00241а СПОСОБНОСТЬ К РЕФЛЕКСИИ КАК ФАКТОР КОГНИТИВНОЙ ИНТЕГРАЦИИ СУБЪЕКТА А.В. Карпов, И.М. Скитяева (г. Ярославль, Ярославский государственный университет им.П.Г.Демидова) На современном этапе психология рефлексии представляет собой обширное поле теоретических и прикладных исследований, реализуемых в русле различных подходов и парадигм. С нашей точки зрения, плодо творной для исследования рефлексии как психического свойства высту пает метакогнитивная парадигма, сформировавшаяся в 80х годах прошло го века на стыке когнитивной и возрастной психологии. В рамках этой парадигмы постулируется существование особого «мета» уровня позна ния, содержащего информацию о структурных и функциональных осо бенностях аналитических психических процессов и выполняющий по отношению к ним регулятивные функции. Метакогнитивная парадигма определяет рефлексивные процессы как основной механизм перехода между различными познавательными уровнями, и вместе с тем, как спо собность, являющуюся одной из детерминант психологической адапта ции личности [4].

Результаты многочисленных эмпирических исследований, проведен ных отечественными и зарубежными авторами в русле метакогнитивной парадигмы, показывают, что рефлексия является комплексным психичес ким образованием, выступая и как психический процесс, и как психи ческое свойство, и как особое психическое состояние субъекта [3].

В частности, исследованиях под руководством одного из авторов было показано, что, выступая в качестве психического свойства, рефлексив ность имеет индивидуальную меру выраженности и может быть количе ственно определена с помощью психодиагностического инструмента (Кар пов А.В., Пономарева В.В. Методика диагностики уровня рефлексивнос ти). Будучи выраженной в большей или меньшей степени как способность у различных субъектов, рефлексия определяет весь «профиль» психичес кой жизни личности: стилевые особенности познавательной деятельнос ти, специфику построения ментальной модели мира, закономерности регуляции аналитических и интегральных психических процессов, харак тер и структуру социально – психологической адаптации.

Говоря о статусе рефлексии в структуре других психических свойств, следует отметить, что по уровню своей структурной и функциональной организации рефлексию следует относить к классу общих способностей, который образуют, согласно концепции В.Н.Дружинина, интеллект, обу чаемость и креативность [1]. Трехкомпонентная структура общих способ ностей, с нашей точки зрения, не может рассматриваться как полная и завершенная. Она не учитывает такой важный и специфический компо нент, каковым являются механизмы осознания и рефлексивной регуля ции. Общая структура психики – именно как общая и самодостаточная в принципе не может быть раскрыта с необходимой полнотой без учета высшего – рефлексивного – уровня ее организации.

Как показали результаты проведенных нами исследований, интеллект, обучаемость, креативность и рефлексивность, образуют взаимосвязанную систему, лежащую в основе когнитивной подструктуры личности и обла дающую свойствами структурности и супераддитивности. При этом в структуре общих способностей можно выделить «дидактическую» (обра зованную интеллектом и обучаемостью) и «трансцендентную» (образо ванную креативностью и рефлексивностью) стороны, Каждая способность является «самостоятельной» по отношению к трем другим и базовой по отношению к боле частным способностям.

Как и три другие общие способности, рефлексивность имеет такую важ нейшую характеристику, как порог. Понятие порога применяется по отно шению к конвергентным и дивергентным способностям, которые рассмат риваются как детерминанты эффективности деятельности. Одним из пер вых теорию «порога интеллекта» для профессиональной деятельности пред ложил Д.Н. Перкинс. Согласно его концепции, для каждого типа деятель ности существует нижний пороговый уровень развития интеллекта, опре деляющий возможность овладения данной профессией. Успешность дея тельности как бы «ограничивается снизу» индивид не способен овладеть деятельностью, если его коэффициент интеллекта ниже некоторого ин теллектуального порога, специфичного для данной деятельности.

В отечественной психологии понятие «порога способностей» разра батывалось В.Н. Дружининым [1]. Обобщив результаты уже существую щих исследований и проведя серию экспериментальных исследований на материале учебной деятельности, автор разработал «модель интеллекту ального диапазона», суть которой состоит в следующем. Верхняя граница когнитивной продуктивности личности задается индивидуальным уров нем интеллекта. Предельный уровень достижений является линейной функцией от интеллекта. Нижнюю границу индивидуальных достижений в деятельности определяет «интеллектуальный порог». Если интеллект индивида ниже определенного значения, он не может проявить минималь ную необходимую продуктивность и реализовать деятельность. Таким образом, продуктивность индивида не может быть ниже определенного минимального значения, соответствующего уровню нижнего интеллек туального порога деятельности.

Анализируя рефлексию в рамках «пороговой теории», следует отме тить помимо характерного для всех общих способностей «нижнего поро га», за пределами которого идет речь о психической дезадаптации, для свойства рефлексивности можно предположить наличие «верхнего» по рога, за пределами которого эффективность деятельности либо выходит на устойчивый уровень, либо несколько снижается. Данная зависимость особенно ярко появляется при анализе деятельности субъект субъектно го типа, эффективность которой зависит от всех трех показателей: интел лектуальной состоятельности, личностной зрелости и коммуникативной компетентности. В результате проведенных нами исследований было ус тановлено, что данные характеристики детерминируют максимальный уровень индивидуальных достижений в деятельности при значениях уров ня рефлексивности 6 7 стенов. При заниженном уровне рефлексивности чаще имеет место невысокая интеллектуальная продуктивность и лично стный инфантилизм, при завышенном – коммуникативные затруднения.

Кроме того, как следует из полученных результатов, основной причиной затруднений при выполнении деятельности при завышенных значениях уровня рефлексивности выступает нарушение отношения супераддитив ности между количеством и вариативностью рефлексивных стратегий.

Таким образом, развитая на «оптимальном» уровне способность к реф лексии определяет высокий уровень когнитивной интеграции субъекта, так как обеспечивает легкость перехода между различными уровнями по знания и в то же время, выступает эффективным регулятором самой по знавательной деятельности.

Литература 1. Дружинин В.Н. Психология общих способностей. СПб..Питер, 1999.

2. Карпов А.В., Пономарева В.В. Психология рефлексивных механизмов управ ления. М.: ИП РАН, 2000.

3. Карпов А.В., Скитяева И.М. Психология рефлексии. Ярославль, Аверс Пресс, 2002.

4. Moon, J. Reflection in learning & professional development. London: Kogan Page 1999.

РОЛЬ ОБРАЗОВАНИЯ В ФОРМИРОВАНИИ ЭТНИЧЕСКОЙ ТОЛЕРАНТНОСТИ Л.В. Коновалова (г. Ставрополь, Ставропольский государственный университет) Ставропольский край имеет сложную этническую структуру, на его территории проживает около 100 наций и народностей. Близость межна циональных конфликтов и воин порождает нестабильность в обществен ной жизни, оказывает влияние на межнациональные отношения, вносит изменения в жизнь каждого человека. В этих условиях появляется необ ходимость рефлексивного поиска народами края способов гармонизации межнациональных отношений.

Важным фактором формирования и развития личности является меж этническое общение. Оно обеспечивает регуляцию поведения человека, его отношение с другими людьми создает условие для целенаправленного регулирования чувств поведения, ориентации оценок. Основанные на гу манизме факторы общения стимулируют развитие положительных чело веческих качеств.

Особая роль в этом процессе принадлежит системе образования, ко торая закладывает основы аксиологического и праксеологического отно шения к миру, налаживает рефлексивные мехвнизмы взаимопонимания, формирует логику мышления человека, отдельных социальных групп и общества в целом.

В процесс образования включены реальные люди, имеющие и осоз нающие свою этническую принадлежность.

Совместная учеба и жизнь в многонациональном коллективе с одной стороны способствует формированию уважения к нациям и народностям, к их культурам, а с другой не все его члены способны правильно воспри нимать ценности культуры разных народов (они им порой непонятны и непривычны), проявлять терпимость и тактичность. Отношение челове ка к той или иной национальности в большей степени зависит от личного опыта общения с ее представителями, с друзьями и знакомыми. Такой опыт может быть не только позитивным, но и негативным, возможна од носторонность оценок абсолютизация отдельных черт в зависимости от личной симпатии и антипатии и т.д. Отсюда настоятельность подключе ния рефлексивных механизмов, способствующих тому, что человек ста вит – хотя бы образно – себя на место другого. Особое значение имеет оценка психологического состояния людей оказавшихся вовлеченными в межнациональные трения. Эти тенденции создают возможности воз никновения национальных и конфессиальных конфликтов.

РЕФЛЕКСИЯ СУБЪЕКТА В ПРОФЕССИОНАЛЬНО ЗНАЧИМЫХ ЖИЗНЕННЫХ СИТУАЦИЯХ Е.В. Корецкая (г. Курск, Курский педагогический колледж) Рефлексивный подход в понимании человека создает основу для рас крытия перспектив внутреннего роста, резервов индивидуального разви тия субъекта, разработки стратегий психологической помощи людям в профессионально значимых жизненных ситуациях.

Согласно культурно исторической теории (Л.С. Выготский) психичес кое развитие человека можно представить как решение им жизненных задач (Г.С. Абрамова): личностно, социально, профессионально значимых (В.Ф. Взятышев). Решение жизненной задачи становится возможным в сотрудничестве с другими людьми. Человек как субъект избирательно фор мирует участников значимой ситуации своей жизни. Благодаря участию в событии Других оно (со бытие) становится социально или личностно значимым.

Успешное решение профессионально значимых задач становится воз можным на основе культуры рефлексии субъекта. Культура рефлексии – это уровень развития самосознания, который предполагает умение пони мать собственное психическое состояние, управлять им, воздействуя на себя как на другого, позволяет расширить возможности познания мира в себе и себя в этом мире.

Вхождение в профессию связано с решением жизненной задачи вы бора профессиональной карьеры. Залогом успешной профессиональной карьеры являются степень адаптации выпускников вузов, колледжей к потребностям рынка труда, а также соответствие качества подготовки молодых специалистов требованиям работодателей (И.Г.Кухтина). С вступлением в «профессиональную жизнь» решение жизненных задач в личностно и социально значимых ситуациях переходит в разряд профес сионально значимых, и, в конечном итоге, затрагивая интересы государ ства, в разряд государственно значимых.

В основе выделения ситуаций, значимых для профессиональной ка рьеры, на наш взгляд, могут быть мотивационный и ориентировочный критерии. Мотивационный критерий определяет заинтересованность субъекта в решении жизненных задач, ориентировочный – направлен ность «Я» – усилий по достижению задач.

Результаты сравнительного анализа рефлексирующего самосознания педагога ПЗЖС Признаки Вхождение в профессию Вынужденная незанятость 1. Ведущая Учебно Профессионально деятельность профессиональная учебная 2. Этапы Начало карьеры Завершение начатой или профессиональной начало новой карьеры карьеры 3. Отношение к Поиск и осознание смысла Переосмысление жизненному пути жизни, выбор жизненного и корректировка пути жизненного пути 4. Отношение Осмысление богатства Переосмысление богатства к миру профессий самой профессии мира профессии и повтор педагога и профессиональ ное профессиональное ное самоопределение самоопределение 5. Отношение к Строительство «жизненных Перестройка «жизненных «жизненным обстоятельств» обстоятельств» обстоятельствам» 6. Ориентация на Помощь и поддержка Самопомощь и самопод взаимодействие педагогов старшего держка (собственная поколения активная работа души) Рефлексирующее самосознание, с одной стороны, обеспечивает внутренний рост и активность личности, а с другой стороны, осуществ ляет регуляцию внешнего воздействия и самоподдержку. По данным раз личных социологических исследований 40 46% выпускников профес сиональных учебных заведений сегодня не могут трудоустроиться сразу после окончания учебы. Они не могут отрефлексировать ситуацию «по тери работы» и определить для себя личностно психологические послед ствия незанятости, так как работу они не потеряли, а не нашли. Таким образом, ситуация профессиональной востребованности реально взаи мосвязана как с ситуацией вхождения в профессию, так и вынужденной незанятостью.

Процедура выявления новой информации, предложенная А.А.Криу линой и использованная нами в работе с группами безработных Клуба ищущих работу города Курска, служит важным средством трудовой дея тельности, доступным для применения практическими психологами, от крывает большие возможности в плане развития рефлексии как самого тренера, так и участников организуемого процесса. Сравнительный ана лиз элементов рефлексирующего самосознания будущих педагогов в си туации вхождения в профессию и педагогов в ситуации вынужденной не занятости позволил установить различия по ряду признаков.

Анализ показывает, что по форме, количеству составляющих эле ментов рефлексия будущего педагога и безработного педагога идентич на, а по ее субъективному содержанию, наполняемости и субъектив ной значимости этого содержания обнаруживаются существенные раз личия. Такие различия стимулируют по новому взглянуть на процесс развития человека в современном обществе, его персонализацию и ин дивидуализацию.

О СИСТЕМАХ, СРАВНИМЫХ С КОНСУЛЬТАНТОМ ПО СОВЕРШЕНСТВУ ИЛИ О БОЖЕСТВЕННОСТИ ПОЗИЦИЙ ИССЛЕДОВАТЕЛЯ И КОНСУЛЬТАНТА В.А. Королев (Санкт Петербург, НП «Северо Западный центр корпоративного управления») Предложенный В.А. Лефевром [1] формальный аппарат применим для исследователя, не относящегося к миру, в котором существуют персона жи Х и Y, исследующие друг друга. Такая позиция была названа «позици ей Бога», при этом ее нельзя считать сравнимой с исследователем по со вершенству, поскольку исследователь в позиции Бога более совершенен.

Предложенный формальный аппарат не может быть использован дру гими персонажами, за исключением гипотетического наблюдателя, в си туации, для которой он заявлялся: в ситуации исследования системы, срав нимой с исследователем по совершенству. Это аппарат для запредельно совершенного исследователя – Бога.

Какой вывод относительно различия между позициями исследовате ля и консультанта можно сделать из этого рассуждения, если вместо ис следователя Z мы предположим позицию консультанта Z (или конфлик толога Z )?

Ответ напрашивается сам собой: поскольку консультант Z должен в какой то момент вмешаться в ситуацию Х и Y, то его тело должно принад лежать реальному миру Т, и, в какой то момент, оно с неизбежностью обозначится в картинах мира персонажей Х и Y: в Тх и Ту. Причем кроме тела Z обозначиться может и картина мира консультанта: Тz, в которой найдут свое отражение и персонажи Х и Y с их телами, и их картины мира.

Единственное, чего не будет в этом спектакле – того, что в [1] обознача лось как Т – единого для всех персонажей «внешнего мира», полностью включающего их тела.

Встает вопрос, что необходимо для того, чтобы построить аппарат, пригодный для реальных персонажей?

Вместо «внешнего (по отношению к Богу) мира» Т, объединяющего тела персонажей, следует в качестве «внешнего (по отношению к персо нажам) мира» ввести Т, являющийся пересечением миров, внешних для каждого из действующих персонажей (мир в узком смысле слова).

Миром в «широком смысле слова», обозначаемым как T, называется то, что в [1] обозначалось как Т – единый для всех персонажей «внешний мир», полностью включающий их тела, т.е. это внешний мир, с точки зре ния Бога, не принадлежащего к этому миру.

Кроме этого вводится понятие «границы» между «внешним» и «внут ренним» миром каждого из персонажей, обладающей следующим свой ством: она не является «внешней» (т.е. наблюдаемой принадлежностью внешнего мира) для данного конкретного персонажа, и одновременно является элементом «внешнего мира в широком смысле слова», наблю даемым остальными персонажами и Богом. Она обозначена как G с ин дексом в скобках (например, G(x) для персонажа Х), где индекс – имя пер сонажа, а скобки указывают на иное использование индекса, по сравне нию с принятым в аппарате Лефевра: на то, что это не граница с «точки зрения» данного персонажа, а наблюдаемая извне другими участниками его граница.

Естественным продолжением является понятие мира «в среднем смыс ле слова». Это значит, что каждый персонаж может наблюдать мир, вклю чающий в себя как Т, так и наблюдаемые границы других персонажей (за исключением собственной). Этот мир можно назвать «миром в среднем смысле слова» Т(ср) и также обозначать его с индексом в скобках, по скольку каждому персонажу будет соответствовать его персональный мир Т(ср). Например, персонажу Х соответствует мир в среднем смысле сло ва, обозначаемый как T(x) = T – G(x).

Таким образом, необходимо 1) различать «внешние миры» по типам в зависимости от способностей персонажей их наблюдать;

2) ввести поня тие «границы персонажа», ненаблюдаемой им самим и наблюдаемой дру гими персонажами.

Граница G(x) персонажа Х (признак Х, наблюдаемый другими персо нажами и Богом) – это «наблюдаемый» признак. Состав собственной кар тины мира персонажа Х (внутренний мир Х) – это «представляемый» при знак. Ее до начала взаимодействия и коммуникации с другими персона жами могут наблюдать только сам Х и Бог.

С точки зрения виртуального наблюдателя (Бога), участник Х может быть представлен как сумма его идентифицирующих признаков, отлича ющих его как от мира Т, так и от других персонажей:

Х = G(х) + T(x)x = G(x) + Тх + G(x)x = ( в случае 3 персонажей Х,Y,Z)= = G(х) + (Т+ G(y)+ G(z))x.

Отметим, что состав картины мира персонажа Х всегда будет отли чаться от состава картин мира других персонажей отсутствием в его кар тине мира представления о его собственной границе G(x).

Другие персонажи представляются персонажу Х только в виде их гра ниц G(i), т.е. только в виде «наблюдаемых» идентифицирующих призна ков. Аналогично, сам персонаж Х представляется другому персонажу Y и консультанту Z как G(x). В этом отличие восприятия персонажа Х Богом от восприятия другими персонажами.

Литература 1. Лефевр В.А. Рефлексия. М.: “Когито Центр”, 2003. (Статья «Системы, срав нимые с исследователем по совершенству». С. 408 414).

РЕПУТАЦИЯ ПОЛИТИЧЕСКОГО ЛИДЕРА КАК КАТЕГОРИЯ СОЦИАЛЬНОЙ РЕФЛЕКСИИ А.Ю. Кошмаров (Москва, Информационно аналитический центр НОВОКОМ) Развитие информационных инфраструктур, обеспечивающих поли тическое общение в государстве, привело к тому, что телевизионная ком муникация приобрела решающее значение при формировании обра за политического лидера в системе отношений «власть народ». По наше му мнению, образ политического лидера имеет сложную структуру и яв ляется результирующей составляющей таких подкатегорий, как имидж и репутация. Под образом в широком смысле слова в психологии понима ется «субъективная картина мира или его фрагментов, включающая са мого субъекта, других людей, пространственное окружение и временную последовательность событий» (Психологический словарь, М., 1983). Под имиджем, как правило, понимается экспрессивная, выразительная сто рона образа (Почепцов, 2000). Под репутацией, в свою очередь, понимает ся «приобретенная кем или чем нибудь общественная оценка, создавше еся общее мнение о качествах, достоинствах и недостатках кого или чего либо» (С. Ожегов. Словарь русского языка. М., 1975). Следовательно, образ политического лидера на телевизионном экране строится из взаимодей ствия формальных и содержательных характеристик. В практическом вза имодействии, как правило, категория образа подменяется категорией ре путации.

Категория репутации в политической коммуникации нами понима ется как сложное полисемантическое образование, содержащие имидже вую часть и содержательную часть. Имиджевая часть представлена таки ми составляющими как внешний вид, репертуар невербального поведе ния, индивидуальный стиль речевой коммуникации. Содержательная часть включает в себя личную идеологию, миссию, личную легенду и дек ларируемые принципы.

Основная работа с имиджем политического лидера в политической коммуникации, по нашему мнению, должна строиться на основе ряда пси хотехник, выявляющих точки личностного роста конкретного политичес кого лидера, медиатренинга, формирующего харизматические черты пуб личного поведения. В свою очередь работа с содержательной частью ре путации политического лидера предполагает создание концепции поли тической платформы, определение роли политического лидера в тех кри зисных ситуациях, которые сложились в данный момент в обществе, про работку «героической легенды» становления его как политического ли дера в обществе и оформление в медиасредствах основных политических принципов.

Предлагаемая нами технология репутационного менеджмента, кото рая была апробирована в ряде региональных предвыборных кампаний и зарекомендовала себя с положительной стороны. В частности, мы выде ляем следующие этапы в технологии репутационного менеджмента: ос новная цель – выстраивание и упорядочивание информационных пото ков в интересах лидера;

стратегия – выделение референтных групп, выс траивание моделей взаимодействия между референтными группами, ди агностика существующей репутации, создание образа «идеальной репу тации» конструирование новой репутации;

тактика – конструирование и трансляция несущей метафоры репутации (НМР), конструирование и трансляция мифа лидера, смысловое соподчинение информационных по токов, внутренний командный PR;

реализация репутационного менедж мента в предвыборной кампании: разработка информационных поводов, блокировка неблагоприятных информационных ситуаций, мониторинг, разработка и проведение PR акций, работающих на закрепление пози тивной репутации, подготовка официальных и тематических информа ционных материалов, налаживание личных контактов, организация внут рикорпоративных мероприятий.

Экспериментальная работа, проведенная методом психосемантики, позволила нам выделить основные конструкты коллективного сознания электората, на основе которых строится образ политического лидера. В частности, на примере изучения московского электората, разделенного на четыре группы по возрастному и гендерному признакам (молодые муж чины, молодые женщины, пожилые мужчины, пожилые женщины, кри териальный возраст – 35 лет), мы выявили следующие категории оценки образа политического лидера. В группе молодых мужчин (перечислены в порядке убывания рейтинга): Сила личности, Артистизм, Близость к на роду, Этика, Искренность. В группе молодых женщин: Сила личности, Близость к народу, Этика, Артистизм, Искренность. В группе пожилых мужчин: Близость к народу, Сила личности, Артистизм, Этика, Религи озность. И наконец, в группе пожилых женщин: Близость к народу, Сила личности, Артистизм, Этика, Искренность. Содержательно выделенные категории имеют свои особенности в каждой группе. Таким образом мы выявили как сходства, так и различия в восприятии образа политическо го лидера разными группами электората.

РЕФЛЕКСИВНЫЕ ПРАКТИКИ, ИНФРАСТРУКТУРЫ И ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ – ОСНОВА РЕКОНСТРУКЦИИ РОССИИ Ю.В. Крупнов (Москва, Общественное объединение «Партия Россия») Основное дело в России на ближайшие десятилетие – восстановле ние и развитие страны как мировой державы (см. Ю. Крупнов. Стать ми ровой державой. – М., 2003). Это возможно в том случае, если мы примем идеологию реконструкции страны (представлена в разработанной и из данной фондом «Стратегия развития» аналитическом докладе «О страте гии российского развития» (М., «Русский путь», 2003)).

Данные дело и идеология могут быть реализованы исключительно на основе принципиально новых практик и систем их обеспечения. Все по пытки выстраивания реконструкции страны вокруг сложившихся и отра ботанных практик обречены на провал. К сожалению, анализ ситуации в армии, дипломатии, образовании, базовых отраслях промышленности и в других, буквально всех, сферах деятельности однозначно показывает их тупиковое состояние. Устоявшиеся и массовые практики, которые мы имеем в наличии в РФ сегодня, принципиально не могут быть перестро ены (идеология «перестройки» конца 80 х годов), не могут быть рефор мированы (идеология начала 90 х годов), не могут быть модернизирова ны (идеология начала 2000 х годов). Существующие практики и сам тип подобных практик в лучшем случае может быть использован в качестве отдельных ресурсов для создания матрицы абсолютно новых практик.

Какими же должны быть новые практики?

Это должны быть практики, «вырастающие» из постановки и созда ния системы решения мировых проблем и организующие в совокупности эффекты мирового развития.

Ключевой типологической особенностью данных практик является их выраженная «субъектность», представленная в наличии протообще ственных структур – инициаторов общественного мирового развития.

Данная «субъектность» с технологической точки зрения определяется реф лексией – способностью обращать сознание на само себя и на средства организации, воспроизводства и развития систем деятельности, которые и образуют практики.

Новые практики будут отличаться конститутивным наличием в них рефлексии, рефлексивных пространств и рефлексивных процедур, их пронизанностью, образно выражаясь, рефлексивными «вакуолями».

Такие практики мы предлагаем называть рефлексивными или Р прак тиками. Особое название служит задаче отличить новые типы практик для реконструкции России от практик вчерашнего отходящего в прошлое типа. (Проблематика рефлексии и её культивирования как основания новых практик представлена в работах В.А. Лефевра, Г.П. Щедровицко го, Н.Г. Алексеева, Ю.В. Громыко, В.Е. Лепского. См. также полезную работу С.Ю. Степанова «Рефлексивная практика творческого развития человека и организаций» (М., Наука, 2000)).

В частности, рефлексивными практиками являются складывающие ся в настоящее время непривычные практики качества – например, ин ституционального качества (типа ISO), качества образования и качества жизни (наша позиция по качеству образования представлена, например, в статье «Управление качеством образования и образовательная аналити ка» http://spasem shkolu.p rossii.ru/8/249_1.shtml, а по качеству жизни в статье «Качество жизни – сверхиндустриализация XXI века» – http:// www.pereplet.ru/krupnov/14.html#14 ).

Создание новых Р практик впервые позволит переориентировать и «поставить на службу человечеству» многочисленные ныне «пробуксовы вающие» науки типа психологии и эргономики. Науки, как привычные, так и новые, станут в системе возникающих и формируемых Р практик основой поддержки рефлексии в виде инфраструктур научно методичес кого обеспечения. Подобная ситуация наглядно представлена в виде по пулярных сегодня «мыслительных танков» (think tank), «фабрик мысли» типа РЭНД корпорации и т.п., а также в невиданном росте значения СМИ и медиа систем в целом. Однако отечественные попытки создания по добных структур оказываются малорезультативными в связи с их исход ной оторванностью от задач создания принципиально новых Р практик.

Не могут обеспечивающие инфраструктуры, несмотря на их гигантское значение, существовать в отрыве и безотносительно от формирования матрицы новых практик.

Полноценной структурой государственности, реконструкции и самого существования страны является органическое единство мыслительно научных, медиа и практико административных структур и инфраструк тур (это, например, хорошо показано на примере современной государ ственности США в дипломной работе А.Л. Титовой «Формирование внеш неполитической модели США» – Дипломатическая академия МИД РФ, июнь 2003 г.).

Инфраструктуры, которые необходимы для обслуживания Р практик мы предлагаем называть Р инфраструктурами.

Рефлексия является абсолютно нетехнологизируемой и совершенно спонтанной способностью. Но из этого вовсе не следует, что невозмож но или не нужно создавать специально организованные пространства или формы коммуникации, в которых рефлексия получает институали зацию.

Одним из возможных типов такой Р практики со своей Р инфраструк турой является создание мировой сети лабораторий качества жизни (ЛКЖ), которые бы на местах помогали власти, бизнесу, интеллигенции, населению вырабатывать и принимать решения в пользу улучшения жиз ни на данном конкретном месте.

Именно сеть ЛКЖ является современной формой перспективной об щественной жизни в России и инфраструктурной основой новой госу дарственности, поскольку только такая сеть окажется в состоянии пол ноценно включать жителей территории в решение наиболее острых ми ровых проблем на данном месте и, в целом, обеспечивать реконструкцию страны.

Такое включение возможно тогда, когда, с одной стороны, самые ак тивные жители систематически обсуждают ситуацию, выявляют и фор мулируют главные для данного места мировые проблемы, определяют приоритеты и необходимые средства решения проблем, и, с другой сто роны, когда сами эти обсуждения и полагание приоритетов и целей имеет комплексное инфраструктурное обеспечение системными кадрами, зна ниями, аналитикой, экспертными системами, организационно техноло гической и финансовой помощью, а также присвоением вырабатываемо му решению необходимого статуса (поддержкой «сверху»).

ЛКЖ сеть можно представить в виде множества рефлексивно ком муникативных площадок, на которых активные и разнопрофессиональ ные граждане периодически обсуждают проблемы и вырабатывают ре шения и при этом обмениваются своими проблемами и решениями в сети федерального и мирового масштаба – т.е. в итоге, локально осуще ствляют мировое развитие и принимают деятельное участие в мироиза ции (О мироизации как альтернативе глобализации см. указанные выше работы, особенно «Путь к себе» – http://www.pereplet.ru/text/ krupnov23apr02.html и наши книги «Стать мировой державой» и «Гнев орка» последняя совместно с М. Калашниковым). ЛКЖ сеть следова ло бы формировать вокруг широкого общественного движения к миро вому качеству жизни.

Каждая ЛКЖ и окружающие её общие или профильные (безопасность, здоровье, самообразование, взаимная финансовая поддержка – кредиты помощи, взаимопомощь и пр.) кружки качества жизни станут узлами сети мирового качества жизни. В каждом кружке будет по 3 5 7 активистов, а вокруг каждой лаборатории – по 3 5 7 представителей кружков (совет руководителей кружков). Сеть ЛКЖ будет связана инфраструктурой на учно методического, аналитического, кадрового, финансового и органи зационного обеспечения.

Через такую сеть будет определяться и воссоздаваться государствен ность в новом виде – как сетевая рефлексивная государственность XXI века1. Имело бы смысл в технологических целях обозначить новую госу дарственность как Р государственность.

При правильной организации сеть местных лабораторий (кружков) качества жизни могла бы стать мощным общественным движением к ми ровому качеству жизни. Такое движение можно определить как ПРОТО общественное, т.е. то, из которого вырастает новое развитое гражданское общество российско советской традиции.

Понятие сетевого государства было введено Мануэлем Кастеллсом, профессором социологии Университета Калифорнии в Беркли (США), испанцем по рождению, в ра боте The Rise of The Network Society (Vol. I, 2nd ed. The Information Age: Economy, Society and Culture, by Manuel Castells, Blackwell Publishers Due/Published July 2000). Эта кни га является первым томом трёхтомной работы «Информационный век: экономика, об щество и культура», а во втором томе The Power of Identity, The Information Age:

Economy, Society and Culture, Vol. II. – М. Кастеллсом, как мы уже указывали, достаточ но интересно разбирается проблема идентификации и идентичности как ключевая проблема современного мира. См. также недавно переведённую на русский язык кни гу М. Кастеллса и П. Химанена «Информационное общество и государство благосос тояния: Финская модель» (пер. с англ. А.Калинина, Ю.Подороги. Послесл. Б.Кагарлиц кого. – М.: Логос, 2002).

ДЕСТРУКТИВНЫЙ ЭФФЕКТ ИНФОРМАЦИОННОГО УПРАВЛЕНИЯ В.В.Кульба, В.Д.Малюгин, А.Н.Шубин (Москва, Институт проблем управления им.В.А.Трапезникова РАН) Человек не только создает, генерирует, перерабатывает информацию, но и подвергается ее воздействию. Информационное воздействие на гло бальном уровне основано на манипулировании сознанием масс и внесе нии в это сознание Целенаправленной информации, достоверной либо недостоверной. Результат такого воздействия виден в нынешней России, где проявляется явная тенденция, к вымиранию и наблюдается психоло гический национальный надлом народа.

Для России по выражению В.Распутина наступила эпоха за гранью жизни, естественный образ которой – Апокалипсис в Откровении Иоана Богослова.

Каков же механизм такого воздействия? Мы называем такое воздей ствие информационным управлением (ИУ), под которым понимается процесс выработки и реализации управленческих решений в ситуации, когда воздействие носит неявный, косвенный характер, а объекту воздей ствия поставляется информация (информационная картина), ориенти руясь на которую объект как бы самостоятельно выбирает линию своего поведения. Целью информационного воздействия является поведение объекта, желаемое для задающей стороны. Результат воздействия может быть примитивным, когда человек совершает неверные поступки или гло бальным, когда рушится его духовный мир и утрачивается смысл жизни.

Например, информационное управление в рекламе, осуществляемое по этапно, в соответствии с формулой AIDA, являющейся аббревиатурой понятий: Attention – внимание, Intrest – интерес, Desire – желание, Action – действие.

ИУ реализуется средствами массовой информации (СМИ) и при этом осуществляются полезные и необходимые для общества такие функции, как:

1. Информирующая, обеспечивающая права граждан на информацию;

2. Организующая, формирующая правила поведения;

3. Коммуникационная, связывающая сегменты общества.

Целью нашего изучения является деструктивная составляющая ИУ и механизм ее проявления на глобальном уровне.

Для раскрытия этого механизма обратимся к таким известным поня тиям как «Я образ» и «Культурное ядро».

«Я образ» иначе «Я концепция» человека это сложившаяся, устой чивая совокупность его психологических установок, ценностных ориен таций, чувственных наклонностей, взглядов на различные стороны жиз ни. В понятии «Я образ» выделяют описательную составляющую, свойств, присущих индивиду, и оценочную, содержащую положительные и отри цательные черты собственной личности. Важно, что понятие «Я образ» целостная конструкция, особый эталон, через который нами восприни мается окружающий мир и наши поступки в нем. Понятно, что для не прерывных действий и оценки изменений во внешнем мире нам необхо дим стабильный и неизменный эталон. Вот почему у человека существу ют механизмы психологической защиты, направленные на сохранение «Я образа» в неизменном виде.

Другое важное понятие – «Культурное ядро» общества – система мо ральных ценностей, нравственных установок, представлений о боге, доб ре и зле, героях и врагах, смысле истории и других базовых понятий. Мож но считать, что культурное ядро общества – наш коллективный «Я об раз», т.е. «Мы образ».

Методологической основой информационного управления в значи тельной степени являются установки Антонио Грамши, в основе которых лежат положения о том, что для достижения стратегических целей следу ет действовать не в лоб, меняя базис общества, а через надстройку – сила ми интеллигенции, совершая «молекулярную агрессию» в сознании об щества и разрушая его «культурное ядро». В результате «Я образ» каждо го, доверившегося пропаганде оказывается в противоречии с созданной пропагандой виртуальной действительностью.

Само воздействие осуществляется разнообразными средствами, глав ным из которых является язык.

Люди с детства приучены смотреть на мир и судить о нем через систе му упорядоченных слов, фраз, высказываний. С момента рождения ребе нок воспринимает окружающий мир посредством родного языка, в кото ром всем предметам, явлениям, чувствам есть свои обозначения. Посте пенно основные знания о мире оказываются сформулированными в язы ковой, словесной форме, образующей логосферу.

Любой человеческий язык, в том числе и русский, имеет сложную грамматику, а используемые слова – разную частоту употребления и раз ный смысл, зависящий от контекста. Словесное информирующее воздей ствие отличается от обычного высказывания, в частности тем что, в нем меняется интонация и частота употребляемых слов.

А язык, как система понятий, в которых человек воспринимает мир и общество, есть самое главное средство его подчинения. Заставить челове ка принять предложенные обозначения – это важный акт социальной власти.

Система языковых приемов воздействия сложна и многогранна, а поэтому требует специального рассмотрения. Отметим лишь, что она включает в себя анекдоты и песни, фильмы и спектакли, неверные дан ные и искаженную логику, а также предполагает употребление особых слов, метафор, лозунгов, мифов.

Некоторые выводы.

Всякая информация воспринимается или отвергается объектом воз действия вовсе не потому насколько она правдива или ложна. Инфор мационная картина признается адекватной действительности, если есть доверие к источнику информации, а приводимые детали соот ветствуют убеждениям, установкам и знаниям субъекта.

Индивидуальная информационная защита человека осуществляется через его «Я образ». Разрушение через молекулярную революцию си лами интеллигенции «культурного ядра» общества ведет к разруше нию «Я образа» его граждан.

Человек живет не только в мире предметов и событий, но и мире язы ка, который для него основа основ.

Смена словарного состава языка может быть естественной – и тогда она отражает изменение условий жизни, либо искусственной, когда она призвана изменить жизнь, путем уменьшения ее понимания или пу тем более глубокого понимания, Искажения в понимании ситуации в значительной степени осуществляется посредством частого употреб ления эмоционально окрашенных слов, метафор, лозунгов, мифов.

Массовое употребление в СМИ нового экзотически звучащего слова – вероятный признак проведения большой информационной кампа нии, преследующий экономические и политические цели.

Мифы структурируют, упорядочивают нашу жизнь: героизируют или дегероизируют прошлое, объясняют или интерпретируют настоящее, формируют будущее. Искусственные политические мифы подталки вают народные массы к тем выводам, которые запрограммировали их создатели.

Лозунги непосредственно «задают направление» поведения, ибо в них уже присутствуют готовые к исполнению указания к действию.

Совокупность слов, метафор, лозунгов и мифов – вот та типовая пос ледовательность управляющих воздействий при реализации инфор мационного управления обществом.

НРАВСТВЕННАЯ РЕФЛЕКСИЯ ЖУРНАЛИСТА: ПРИЧИНЫ МИНИМИЗАЦИИ Г. В. Лазутина (Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова) Под нравственной рефлексией журналиста имеется в виду осознание им своих действий в процессе профессиональной деятельности с точки зрения соответствия их нравственному закону1, сложившимся в обще стве этическим представлениям и профессионально нравственным ори ентирам, выработанным профессиональной общностью журналистов.

Фактически это процесс соотнесения личного восприятия себя как члена общества и члена журналистского сообщества с возможным восприяти ем всех участников коммуникативного процесса (адресатов продукта, источников информации, персонажей произведения, коллег), которое предопределяется нравственным сознанием общества и блоком этичес ких представлений группового профессионального сознания. Ориенти рованный на оптимизацию деятельности и оптимизацию межличностных и межгрупповых отношений, этот процесс является одним из необходи мых условий не только для успешной индивидуальной деятельности жур налиста и его развития, но и для совершенствования практики всего жур налистского сообщества. В ситуации кардинальных общественных пре образований, переживаемых нашей страной, это приобретает особое зна чение.

Между тем исследования показывают, что сегодня в сознании рос сийского журналиста признаки нравственной рефлексии представлены минимально2. Именно с этим связаны многочисленные факты «выхода» работников СМИ за границы этического коридора, которым определяет ся свободное творческое пространство журналистики. Свобода творче ства в таких случаях подменяется журналистским произволом – такой фор мой поведения в тексте или непосредственном общении, при которой оно не согласуется ни с нормами морали, ни с интересами общества. Это не только ведет к снижению авторитета журналистики как социального ин ститута, но и влечет за собой негативные последствия в жизни общества.

Причины, вызывающие минимизацию нравственных рефлексивных процессов в профессиональной деятельности журналиста, группируются вокруг цепочки нескольких отчетливо различимых для исследовательс кого взгляда факторов. Исходным звеном этой цепочки является эконо мическое положение, в котором оказалась печатная и электронная прес са в конце ХХ – начале ХХ1 века. Тот факт, что в советский период нема лые доходы прессы шли в партийно комсомольскую казну, предопреде лил отсутствие финансовой базы для развития журналистики в новое вре мя. Поиски источников финансирования поставили журналистские кол лективы перед необходимостью акционировать средства массовой инфор См.: Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста. М., 2000. С. 22 28.

См. И.Н. Гринева. Антикриминальная деятельность прессы в осмыслении участников информационного процесса. – Гл. в дисс. «Печать как информационно коммуникатив ный фактор антикриминальной деятельности общества в условиях его трансформа ции» на соиск. уч. ст. канд. филол. наук М. 2003;

Письменная Е.В. Этические коллизии в деловой журналистике: источники и пути разрешения. М.,2002.

мации. Тем самым начался процесс сращивания информационного про изводства со сферой банковского и промышленного капитала, неизбеж но ведущий к экономической зависимости журналистики от крупных финансовых и промышленных структур и одновременно — к гипертро фии товарных отношений в сфере информационного производства. Глав ным критерием успешности деятельности стала ее доходность. Возникла ситуация, когда корпоративные интересы «хозяев» прессы оказались при оритетными для журналистских коллективов. Фактически журналистс кий корпус страны стал растаскиваться по другим корпорациям. Столь явные центробежные тенденции поставили его на грань выживания как самостоятельный организм, имеющий свою систему профессиональных нравственных ценностей. Даже доминантное для нравственного блока профессионального сознания журналистов представление о профессио нальном долге приобрело расплывчатость, неопределенность, потеряв значение основного инструмента рефлексии.

В таких условиях у журналиста не мог не сложиться по отношению к профессиональной этике негативный аттитюд, деформирующий нормаль ный процесс взаимодействия его как профессионала и со своей общнос тью, и с обществом в целом в лице его граждан и властных структур.

Поиск выхода из сложившейся аномальной ситуации сопряжен с не малыми трудностями и требует серьезной научной проработки.

ИСХОДНЫЕ ПОСЫЛКИ СТАНОВЛЕНИЯ ЭРГОНОМИКИ СОЦИАЛЬНОЙ ИНЖЕНЕРИИ В.Е.Лепский (Москва, Институт человека РАН) 1. Введение Важнейшие достижения человечества в XX веке связаны с проекти рованием сложнейших человеко машинных систем: различные виды ору жия, автомобильные, авиационные и космические системы, автоматизи рованные производства, электронные офисы, «интеллектуальные» това ры широкого потребления и многие другие. Во всех разработках такого рода эргономика успешно решала задачи связанные с комплексным уче том человеческого фактора на всех этапах жизненного цикла изделий.

Известно немало случаев, когда эргономический подход позволял созда вать прорывные технологии, обеспечивая новое качество разработок. Бо лее того, комплексно рассматривая вопросы организации полисубъект ных отношений в процессах проектирования, внедрения и эксплуатации сложных систем, эргономика естественным образом включила в состав своих задач обеспечение саморефлексии инженерии. Сегодня мы уверенно можем сказать, что в ближайшем окружении большинства Главных кон структоров ВПК СССР достойное место занимал ведущий специалист в области эргономики. А в ряде случаев эргономисты становились Главны ми конструкторами специализированных подсистем для решения задач эргономического обеспечения.

В конце XX века эргономисты, обладая высокой культурой комплекс ного учета человеческого фактора и культурой инженерии, все чаще ста ли подключаться к решению различных задач чисто социального харак тера (проблемы качества жизни, методология измерения и использова ния человеческого потенциала, организация сообществ, проблемы инфор мационно психологической и общественной безопасности и др.).

Принципиально важно заметить, что эргономика как самостоятельная область знания оказалась органично связанной с различными видами про ектировочной деятельности, выходящими далеко за рамки создания чело веко машинных систем и одновременно эргономика является официаль ной научной областью знания, по специализации которой защищаются диссертации в психологических, биологических и технических науках.

В XXI веке эпоха естественно исторического экономически детерми нированного развития исчерпала себя, и должна наступить эпоха целенап равленного искусственно конструируемого (неосферного) развития обще ства. Развитие человечества все в большей степени переходит от эволюци онного к проектировочному, происходит смена доминанты парадигм: от каузального подхода (причинно следственного) к телеологическому (це левая детерминация). Мы становимся свидетелями и участниками слож нейших процессов сотрудничества и конфликтов субъектов реализующих разнообразные социальные мегапроекты. Чтобы разобраться в сложней ших хитросплетениях полисубъектных отношений в современном мире, нужна высокая культура системного проектировочного подхода.

«Поиск новых стратегий развития, обеспечивающих переход к постин дустриальному информационному обществу, представляет собой истори ческий вызов, который был предъявлен России в конце XX в.» [1].

В конце прошлого века Россия получила печальный опыт недооцен ки социальных мегапроектов, направленных в ущерб ее интересов. На пример, последовательная реализация на протяжении 50 ти лет «не си лового» (информационно психологического) проекта направленного на развал СССР (доктрина Далласа). И вслед за ним Проект затягивания России в рыночную модель XIX века (модель «дикого капитализма»).

XXI век – это век социальной инженерии. Готова ли Россия к вызо вам нового века? Сегодня явно не готова. Сегодня только намечаются соб ственные стратегические ориентиры развития, зарождаются субъекты развития России, формируются адекватные новым проблемам различные виды обеспечения [2,4].

В этих условиях особенно остро встает вопрос о научном обеспечении социальной инженерии стратегических Проектов.

Разработка и использование современного научно методического обеспечения стратегического проектирования (принятия стратегических решений) в определенной степени могли бы способствовать объективи зации данных процессов их выводу из теневой политики и экономики.

Какая область знания в наибольшей степени готова стать интеграто ром по отношению к широкому спектру необходимых для решения стра тегических социально проектировочных задач гуманитарных и естествен нонаучных знаний?

На наш взгляд, целесообразно становление «Эргономики социальной инженерии», которая могла бы стать системным интегратором в научном обеспечении социальной инженерии, включая задачи стратегического развития России.

2. Актуальность для России Актуальность данного вопроса определяется не только сложностью проблем, но также рядом специфически российских факторов:

Во первых, гипертрофированно завышенной ролью личности во всех крупномасштабных российских проектах (Октябрьская революция, НЭП, построение лагерного социализма, разработка ядерного оружия, прорыв в космос, развал СССР и др.).

Во вторых, эпидемией болезни «бессубъектности России» [4].

В третьих, сложившейся сегодня в стране ситуацией, в которой явно проявляется не заинтересованность коррумпированных чиновников в крупномасштабных проектах российского развития [2]. В частности, как следствие отсутствие организаций типа «фабрик мысли» (за исключе нием «мастерских мысли» в области политического PR, финансируе мых, как правило, самими чиновниками в интересах захвата и удержа ния власти).

В четвертых, слабая готовность научных гуманитарных и естествен нонаучных элит к участию в конкретных крупномасштабных социальных проектах. У гуманитарных элит сформирована культура выявления свя зей и зависимостей, рефлексия состояния. Однако, практически полнос тью отсутствует культура поиска ответов на вопрос «Что делать?» и «Как делать?», культура социального проектирования. Более того, атрофиро ваны ценности поиска ответов на данный тип вопроса, атрофирована рефлексия действия. Одна из причин, видимо, связана с последствиями советского периода, когда гуманитарной элите не позволительно было искать ответы на такого рода вопросы. За них все решал узкий круг лиц.

У естественнонаучной элиты другие проблемы. Она легко берется за со циально проектировочные работы, создает сложнейшие модели, одна ко, как правило, эти модели неадекватно отражают гуманитарные ас пекты проблем, а сами проектировщики в конечном итоге удивляются отсутствию заказчиков на их модели, неадекватно понимая сложившу юся ситуацию в стране. Сегодня остро стоит проблема интеграции гу манитарной и естественнонаучной элиты в рамках общей социально проектировочной работы и создания адекватного научно методическо го обеспечения.

В пятых, отсутствие в России областей знания и организационных структур анализирующих и обобщающих опыт стратегических проектов.

3. Тенденции создания научного обеспечения социальной инженерии Философские аспекты. Развиваемые В.С.Степиным научно философ ские идеи содержат классификацию исторических типов рациональнос ти в научных исследованиях (познании):

– классическую рациональность, когда научные исследования рассмат риваются, как познание законов Природы, существующих вне чело века;

– неклассическую, когда на результаты научных исследований накла дывается осмысление соотнесенности объясняемых характеристик объекта с особенностью средств и операций научной деятельности;

– постнеклассическую, когда решается задача осмысления ценностно целевых ориентаций субъекта научной деятельности в их соотнесе нии с социальными целями и ценностями.

Другими словами классическая наука исследует законы и осваивает создание и применение простых систем (примером может служить часо вой механизм), неклассическая – сложных саморегулирующихся систем, постнеклассическая наука – сложных саморазвивающихся систем.

Все внимание сегодня обращено на человекоразмерные саморазвива ющиеся системы с их проблемой включения человека в сам процесс на учных исследований. При этом все большее внимание уделяется этичес ким проблемам.

Психологические аспекты. В последнее десятилетие в центре внима ния психологии оказалась проблема субъекта. Проблема субъекта акту альна для многих общественных, гуманитарных и технических наук. В психологии она имеет свою специфику, раскрываемую с позиций субъек тного (субъектно деятельностного) подхода.

Принципиальным для субъектного подхода является снятие проти вопоставления между «исследователем» и «объектом исследования». В контексте субъектного подхода появляется возможность перехода от па радигмы «субъект – объект» к парадигме «субъект – субъект», что позво ляет, в частности, наметить пути преодоления определенной ограничен ности естественнонаучной парадигмы.

Системообразующим механизмом для различного рода субъектов выступает сознание, которое выполняет функцию формирования внут ренних представлений (образований) субъектов, регуляции действий и взаимодействий субъектов.

Инвариантными структурами сознания (по отношению к различным типам субъектов) выступают структуры сознания построенные на основе выделения «позиционных» представлений субъектов. Рефлексивные струк туры сознания являются основой для анализа информационных воздей ствий во взаимодействия субъектов различных типов.

Кибернетические и синергетические аспекты. Создание кибернетики второго порядка, позволяющей расширить пространство проблематиза ции, включив в него наряду с вычислениями и структурами рефлексив ные аспекты [5], видимо, по аналогичному пути пойдет и образование синергетики второго порядка.

Экономические аспекты. Формирование подхода «экономика, осно ванная на знаниях» (knowledge economy) как базового для создания не укоемких производств.

Обозначенные тенденции отражают базовые ориентиры субъектно деятельностного подхода, который изначально определял основы отече ственной эргономики [3].

4. Преимущества эргономики (как потенциального лидера в создании научного обеспечения социальной инженерии) Ведущая ориентация на междисциплинарный подход в решении науч ных и практических проблем. Опора как на прошлый опыт различных областей знания и практики (крупномасштабные проекты русских кос мистов, ноосферная идеология, тектология и др.), так и на современные научные достижения (критерии качества жизни, соотнесение рациональ ности и нравственности, представления об этических системах и др.).

Ведущая ориентация на исследование и организацию неоднородных поли субъектных систем (индивиды, группы, сообщества, организации, этно сы, государства, общества и др.) Ведущая ориентация на обеспечение конкретных проектов.

Ведущая ориентация на многокритериальный подход в эргономическом обеспечении конкретных проектов (продуктивность, безопасность, разви тие, удовлетворенность, духовность и др.).

Уникальный опыт крупномасштабных проектов (эргономическое обес печение автоматизации управления страной, автоматизации управления вооруженными силами и военными системами, авиационных и косми ческих разработок, градостроительных и архитектурных проектов и др.).

Уникальный опыт интеграции специалистов гуманитарного и естествен нонаучного профиля для решения общих научных и проектных проблем.

Наличие уникальных специалистов «системных интеграторов» одновре менно с высокой естественнонаучной (инженерной) и гуманитарной под готовкой, готовых к решению задач эргономического обеспечения соци альной инженерии (стратегических проектов).

5. Первоочередные задачи становления эргономики социальной инженерии – Формирование основных понятий, объекта и предмета новой об ласти знания.

– Разработка методологических, теоретических и методических ос нов «Эргономики социальной инженерии» как раздела эргономи ки, ориентированного на создание научно методического обес печения и практической организации среды самоорганизующих ся, саморазвивающихся полисубъектных социальных систем.

– Определение и оформление междисциплинарных отношений и связей новой области знания.

– Консолидация и переподготовка специалистов в данной области знания.

– Организация эргономического обеспечения стратегических про ектов российского развития.

– Координация исследований и разработок.

– Анализ и обобщение опыта.

Литература 1. Степин В.С. Эпоха перемен и сценарии будущего. М., 1996.

2. Ипполитов К.Х., Лепский В.Е. О стратегических ориентирах развития России:

что делать и куда идти //Рефлексивные процессы и управление. 2003. Том 3.

№ 1. С.5 27. (www.reflexion.ru) 3. Лепский В.Е. Концепция субъектно ориентированной компьютеризации уп равленческой деятельности. М.: Институт психологии РАН, 1998. –204 с.

4. Лепский В.Е. Становление стратегических субъектов: постановка проблемы / /Рефлексивные процессы и управление. 2002.Том 2.№1. С. 5 23.

(www.reflexion.ru) 5. Лефевр В.А. Кибернетика второго порядка в Советском союзе и на Западе // Рефлексивные процессы и управление. 2002.Том 2.№1. С. 96 103.

(www.reflexion.ru) ТЕОРИЯ РЕФЛЕКСИИ И ЗАКОН СООТВЕТСТВИЯ В.А.Лефевр (США, Калифорнийский университет) Наука о субъективном, наделяющая живое существо полостью для внутреннего мира, и наука о поведении, отказывающая ему в этом, име ют одну общую черту: организм предстает в них в своей целостности. При этом в фокусе первой лежит отношение субъекта к самому себе, а в фоку се второй находятся отношения субъекта и среды. В течение последних десятилетий демаркационная линия между ментализмом и бихевиориз мом существенно изменилась: была создана формальная модель субъек та, одновременно отражающая и его ментальный домейн, и взаимодей ствие со средой. Верификация этой модели проявляется как ее экспансия в различные уже сложившиеся ветви психологи, социологии и антропо логии. Однако именно бихевиоризм представляется наиболее привлека тельным полем для такой экспансии. Причина лежит в его суровой внут ренней дисциплине и методологической честности, позволяющих явно отделять понятое от непонятого. Оной из главных нерешенных проблем науки о поведении является закон соответствия (Matching Law), сущность которого заключается в способности птиц и млекопитающих странно, с точки зрения утилитарного здравого смысла, регулировать отношения между последовательностью реакций и последовательностью стимулов.

В течение последних пяти лет было показано, что рефлексивно интенци ональная модель субъекта (RIMS) позволяют объяснить закон соответ ствия (Lefebvre, 1999,2002).

Создание этой модели стимулировалось попыткой понять, что собой представляет феномен «морального выбора», если подходить к нему не с моралистической, а с чисто научной точки зрения. Проблема вскрытия объективных законов морального выбора волнует огромное число специ алистов, от психиатров до психологов, изучающих криминальную и тер рористическую активность. В рамках таких исследований ментальный домейн человека должен быть представлен столь же ясно и однозначно, как поведение в рамках бихевиоризма. RIMS это особая математическая репрезентация субъекта, совершающего выбор между двумя альтернати вами. Эта модель отражает два аспекта активности субъекта утилитар ный и деонтологический. Утилитарный аспект связан с практически вы годным поведением, направленным, например, на получение денег или пищи;

деонтологический – с идеалистическим поведением, таким, на пример, как выбор между добром и злом. При этом «моральная» ориента ция альтернатив может не совпадать с их утилитарной ориентацией. На пример, сделка с врагом может оказаться практически более выгодной, чем договор с другом. Эти два различных аспекта связываются формализ мом модели в единый процесс генерации поведения.

RIMS является вероятностной моделью. Она предсказывает вероят ности, с которыми субъект выбирает альтернативы;

одна из них играет для него роль позитивного полюса, другая – негативного. Мысль о том, что выбор субъекта имеет вероятностный характер возникла в начале двад цатого века и была воплощена в нескольких теоретических моделях (Thurstone, 1927;

von Neuman & Morgenstern, 1944;

Savage, 1951;

Mosteller & Nogee, 1951;

Bradley & Terry, 1952;

Davidson, Suppes & Siegel, 1957;

Bower, 1959;

Luce, 1959;

Audley, 1960;

Spence, 1960;

Restle, 1961;

LaBerge, 1962;

Atkinson et al., 1965). Эта линия исследований существенно изменила пред шествующий взгляд на поведение как на процесс, однозначно детерми нированный внешним миром. При этом, хотя были разработаны эффек тивные методы предсказания результатов вероятностного выбора, воп рос о его природе остался в стороне. У нас до сих пор нет ясного представ ления о том, все или только некоторые живые существа способны к веро ятностному выбору, и как организм «узнает», с какими вероятностями он «должен» совершать выбор в данной ситуации. RIMS связывает вероят ностное поведение субъекта с его ментальной сферой и позволяет сфор мулировать несколько новых гипотез. В рамках этой модели предполага ется, что субъект перед актом выбора находится в неопределенном состо янии, которое может быть охарактеризовано распределением вероятнос тей выбора альтернатив. Используя квантово механическую метафору, мы можем сказать, что субъект непосредственно перед актом выбора нахо дится в смешанном состоянии, а сам акт выбора есть «коллапс» смешан ного состояния, в результате чего субъект переходит в одно из чистых со стояний. Следует подчеркнуть, что способность организма производить выбор альтернатив с фиксированными вероятностями говорит о его доста точно высоком уровне развития. Специалисты по математическому мо делированию знают, как трудно создать техническое устройство, способ ное генерировать случайную последовательность нулей и единиц с задан ной вероятностью их появления.

Мы можем предположить, что вероятностное поведение появляется одновременно с появлением у организма ментальной сферы. Их возник новение знаменует момент «освобождения» организма от «необходимос ти» однозначно реагировать на внешние воздействия. Чтобы выбирать альтернативы с определенными вероятностями, организм должен каким то образом «загрузить» эти вероятности в самого себя. Мы полагаем, что «секрет» закона соответствия как раз и заключается в том, что он отража ет процесс формирования у субъекта смешанного состояния, для перехо да в которое субъект перерабатывает информацию, получаемую из внеш него мира в вероятностное распределение. Представим себе, что организм голубя, крысы и даже человека не способен решить эту задачу посред ством активности во внутреннем мире. Поэтому в процесс вычисления вовлекается весь организм, и «беготня» животного в экспериментах с двумя кормушками (в которых обнаруживает себя закон соответствия) есть внеш нее проявление этого процесса. В результате такой загрузки вероятности субъект оказывается способным произвести мгновенный вероятностный выбор. И эта способность достается субъекту не даром. Чтобы обладать ею, его организму приходится тратить энергию.

Эксперименты с двумя ключами, в которых участвовали люди, дают основание предположить, что генерация смешанного состояния у челове ка также связана с моторной активностью. Эта активность может прояв лять себя и в других экспериментах. Например, при оценке интенсивности стимула с помощью категориальной шкалы, карандаш испытуемого совер шает колебательные движения, прежде чем делается окончательная отмет ка. Иногда даже трудно установить, какая отметка является финальной (на пример, Poulton & Eimmonas, 1985). Мы можем предположить, что эти ко лебания являются функциональными аналогами беготни крыс между дву мя кормушками. Отметим, что RIMS объясняет не только закон соответ ствия, но и процесс категориального оценивания (Lefebvre, 1992). Нельзя исключить также возможность того, что у человека, при некоторых обсто ятельствах, загрузка вероятностей выбора происходит посредством движе ния глаз. Наиболее важное отличие RIMS от прежде существующих моде лей заключается в введении в нее особой переменной, которая соответствует модели себя у субъекта. Мы интерпретируем значение этой переменной как интенцию субъекта совершить выбор. Интенциональное поведение в RIMS адается условием B=I, где B значение переменной, описывающей поведе ние субъекта, а I значение переменной, соответствующей модели себя. В этом случае переменная I может быть опущена, и мы получаем модель би хевиористского типа, потенциально опровергаемую. В рамках RIMS орга низм субъекта стремится генерировать такую линию поведения, при кото рой достигается и поддерживается равенство B=I. Этот принцип генера ции поведения мы называем законом саморефлексии.

РЕФЛЕКСИВНЫЙ МЕТОД В ОЦЕНКЕ И ФОРМИРОВАНИИ КОРПОРАТИВНОЙ КУЛЬТУРЫ В.М. Львов, Н.Л. Шлыкова (г. Тверь, Эргоцентр) Корпоративная культура определяет эффективность взаимодействия организации с внешним миром (заказчиком, государственными структу рами и т.д.), а также устойчивость финансирования самой организации.

О корпоративной (организационной) культуре можно говорить с разных позиций. Чаще всего используется определение корпоративной культуры как системы ценностей, норм и правил организации, разделяемых всеми её сотрудниками. Это индивидуальная для каждой организации категория и она достаточно трудно измерима. Причём при таком определении кор поративная культура может быть очень высокой, но при этом сугубо от рицательной, если исходить из общечеловеческих ценностей. Например, если она формируется, исходя из монополистических корыстных целей с подбором сотрудников под эти цели. А это не вяжется с применением здесь словосочетания «высокая культура». Да и само определение не ориенти рует на достижение высоких идеалов.

По нашему мнению, целесообразно рассматривать корпоративную культуру, как систему гуманистических и нравственных ценностей, норм и правил организации, совместимых с профессиональными целями и задача ми. В этом случае безусловное достижение делового успеха обеспечивает ся за счёт современной мощной интеллектуальной поддержки без нару шения этических и моральных норм. Вот здесь уже можно говорить о раз ных уровнях проявления корпоративной культуры, как положительной психологической компоненты, определяющей миссию организации.

Для оценки корпоративной культуры должны существовать свои ме тодические подходы. В любом случае при этом будут использоваться эв ристические и эмпирические процедуры, основанные на рефлексивном анализе. В процессе оценки корпоративной культуры идёт взаимная реф лексия между исследователем (И) и субъектом (С) профессиональной де ятельности. Исследователь ставит себя на место субъекта и наоборот.

Рефлексивный анализ по нашему мнению можно представить в виде последовательности следующих этапов:

I этап Организация С II этап III этап III этап Исследователь III этап Схема рефлексивного анализа корпоративной культуры I этап – представление субъектов профессиональной деятельности о своих ценностях и потребностях.

II этап – представление субъектов об уровне реализации их ценнос тей и потребностей в организации. В этом случае субъект как бы ставит себя на место исследователя.

III этап – представление истинного исследователя о критериях оцен ки корпоративной культуры, эвристическом механизме анализа представ лений субъектов на I и II этапах.

Данная концепция была положена в основу методики теста оценки корпоративной культуры, которая тоже включает в себя три этапа. На пер вом этапе осуществляется обобщение информации о результатах I этапа рефлексивного анализа, на втором этапе методики – о результатах II эта па рефлексивного анализа. На третьем этапе осуществляется эвристичес ки логическая обработка данных на основании данных III этапа рефлек сивного анализа, проводимого исследователем. При этом рефлексивный анализ проводится применительно к семи сферам производственной сре ды: профессиональной, организационной, коммуникативной, креатив ной, социальной, материальной и этической.

СИНЕРГЕТИКА, РЕФЛЕКСИВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ, НАУЧНЫЙ МОНИТОРИНГ Г.Г. Малинецкий (Москва, Институт прикладной математики им. М.В. Келдыша РАН) Многие проблемы государственного управления современной России носят психологический характер и имеют непосредственное отношение к теории рефлексивного управления. О том, что проблемы есть, свиде тельствуют:

– недопустимо низкий процент реально выполняемых решений Ад министрацией Президента РФ (ряд отечественных экспертов оценивают долю выполняемых решений в 5%, ряд зарубежных в 2%);

– неспособность в течение многих лет реформ перейти от отраслевой к функциональной схеме управления (в планируемой административной реформе эта проблема по существу и не ставится);

– неспособность осуществить провозглашенный более 5 лет назад пе реход от стратегии ликвидации и смягчения последствий бедствий катас троф и кризисных явлений к стратегии прогноза и предупреждения;

Анализ деятельности ряда государственных структур показывает, что их работу крайне затрудняет:

– отсутствие оперативной достоверной информации, необходимой для предупреждения чрезвычайных ситуаций и нестабильностей в природной, техногенной и социальной сферах;

– отсутствие представлений о стратегии развития и об ориентирах, по которым можно было бы судить о результатах деятельности государствен ного аппарата;

– отсутствие общего блока знаний и навыков – своеобразного управ ленческого минимума, необходимого для полноценной работы в системе государственного управления (Работа со слушателями Российской ака демии государственной службы при Президенте РФ показывает, что боль шинство чиновников, проходящих переподготовку, не знает, что 2/3 тер ритории России лежат в зоне вечной мерзлоты, каково место страны в мировой экономике и т.д.);

– отсутствие должного облика государственного аппарата (прошло го, нынешнего и будущего) в общественном сознании;

Системный кризис, переживаемый Россией, заставляет сделать мно гие процессы в стране наблюдаемыми и прогнозируемыми. Чтобы быть управляемой, система должна быть наблюдаемой. При этом особое вни мание должно быть, естественно, уделено опасным явлениям и процес сам, кризисам в различных сферах жизнедеятельности страны и тому глу бокому системному кризису, в котором сейчас находится Россия. Кризи сы могут и должны стать предметом научного исследования, компьютер ного моделирования, прогноза и мониторинга.

Группа 10 академических институтов во главе с Институтом приклад ной математики им. М.В. Келдыша выступила с инициативой создания национальной системы научного мониторинга. Этот проект был поддер жан МЧС России и нашёл понимание в стенах Государственной Думы.

Система научного мониторинга в концептуальном и методическом плане опирается на теорию самоорганизации или синергетику и на реф лексивное управление.

Синергетика, как её определил Герман Хакен, является междисцип линарным подходом, исследующим свойства сложных систем, которыми не обладают составляющие их подсистемы (то есть спонтанно возникаю щие свойства целого, которыми не обладают части). Кроме того, этот под ход имеет дело с объектами, отношениями, свойствами, характерными для нескольких научных дисциплин, поэтому его разработка требует уча стия исследователей из разных областей.

Разработка системы научного мониторинга требует не только концеп туальных представлений, методов и моделей, а технологии. Эту техноло гию естественно назвать системным синтезом. Системный анализ, как методология делал акцент на выделении исследовании и эффективном использовании системных свойств объекта (откуда анализ дробление, расчленение). В то же время системный синтез основное внимание уде ляет:

– задачам, которые не могут быть решены в рамках одной научной сферы и требуют взаимодействия с системами мониторинга и управле ния (отсюда синтез объединение, обобщение, создание);

– исследованию и использованию различных сценариев саморазви тия и самоорганизации сложных систем;

– развитию и использованию направлений и методов на стыке далё ких, в рамках традиционной науки, областей (математическая психоло гия, теоретическая география, историческая механика, мировая динами ка и др.).

Рефлексивное управление имеет принципиальное значение для сис темы научного мониторинга по многим причинам.

* Такая система, будучи создана, делает многие процессы в эконо мике, техносфере, обществе, массовом сознании наблюдаемыми. Это само по себе меняет общественное сознание и также делает обществен ные процессы в гораздо большей степени направляемыми, чем в насто ящее время.

* Система научного мониторинга может стать важным фактором, ста билизирующим и упорядочивающим многие процессы в общественном сознании. («Прозрачность» для руководителей и отчасти для общества в целом угроз в природной и техногенной сферах, альтернативных страте гий и политик, возможностей прогноза, позволяет во многих важных слу чаях психологически быть «взрослым», а не «ребенком» и оценивать от ветственность многих решений, связанных с выполнением профессио нальных обязательств и с гражданской активностью. Близкое воздействие в идеале должно оказывать «электронное правительство» на общество).

* Факты, версии, сценарии, прогнозы, будучи обнародованы, меняет траекторию развития общества. Эта обратная связь, часто называемая « эффектом Эдипа» может быть использована и во зло, и во благо. Поэтому важным блоком системы должен стать блок прогноза реакции общества на информацию, связанную с научным мониторингом.

* «Рефлексивный блок» также необходим, чтобы осуществлять мони торинг и анализировать возможности управляющей системы по прогнозу и предупреждению бедствий и катастроф в стране. В зависимости от этих возможностей, методы информационной поддержки и, тем более, инфор мационного управления должны быть различны.

* В сложившейся устойчивой эффективной социальной структуре ос новным потребителем прогнозов и информации, представляемых систе мой, естественно, должны быть лица, принимающие решения на страте гическом уровне. Однако в условиях кризиса зачастую появляется необ ходимость знакомить с результатами анализа и прогноза другие эшелоны управления или широкие круги. Естественно определить это, опираясь на теорию рефлексивного управления.

Подводя итог, можно сказать, что создание национальной системы научного мониторинга является важным элементом в реализации страте гии устойчивого развития России. Рефлексивный блок представляется крайне важным элементом в структуре этой системы.

Литература 1. Владимиров В.А., Воробьев Ю.Л., Малинецкий Г.Г. и др. Управление риском.

Риск, устойчивое развитие, синергетика. – М.: Наука, 2000.

2. Капица С.П., Курдюмов С.П., Малинецкий Г.Г. Синергетика и прогнозы буду щего/ 3 е издание. – М.: Эдиториал УРСС, 2003.

3. Малинецкий Г.Г., Курдюмов С.П. Нелинейная динамика и проблемы прогно за// Вестник РАН. 2001. Т. 71, № 3. С. 210 232.

4. Малинецкий Г.Г., Осипов В.И., Львов Д.С. и др. Кризисы современной России:

Научный мониторинг// Вестник РАН. 2003. № 7. С. 579 593.

5. Малинецкий Г.Г. Сценарии, стратегические риски, информационные техно логии // Информационные технологии и вычислительные системы. 2002, № 4. С. 83 108.

Работы поддержаны РФФИ (проект № 03 06 80298).

МОДЕЛИРОВАНИЕ КОНФЛИКТУЮЩИХ ГОСУДАРСТВ А.С. Малков (Москва, Институт прикладной математики им.М.В.Келдыша РАН) Ф.А. Витюков (г. Королев, лицей научно инженерного профиля) Рассматривается модель конфликтующих государств, созданная с использованием математического аппарата клеточных автоматов. Пред полагается, что на некоторой замкнутой территории находятся несколь ко государств, каждое из которых стремится расширить свою террито рию за счет соседей. Ресурсная база, которой обладают государства, уве личивается с ростом их территорий. Государства тратят имеющиеся ре сурсы на удовлетворение внутренних потребностей, а также на проти воборство с каждым из своих соседей. Причем чем более напряженные отношения с конкретным соседом, тем большая часть ресурсов расхо дуется на противоборство с ним. Степень напряженности определяется каждым государством в одностороннем порядке исходя из оценки им угрозы агрессии соседа, поэтому ресурсы, выделяемые на противобор ство с одной и с другой стороны, не обязательно равны. При этом в слу чае дисбаланса данных ресурсов повышается вероятность успешного зах вата более «агрессивной» стороной части территории менее «агрессив ного» государства.

Таким образом, чтобы не потерять свою территорию и не погибнуть, государство должно выработать адекватную стратегию перераспределе ния своих ресурсов на парирование возникающих от соседей угроз. При этом оно должно грамотно комбинировать собственную экспансию с за щитой своих территорий. Гибкая внешняя политика, особенно остро тре буемая в ситуации жесткой конкуренции и ограниченного ресурса, долж на позволить государству оперативно вступать в альянсы с бывшими про тивниками ради ликвидации общей угрозы и столь же оперативно разры вать их в случае, когда угроза нейтрализована и возникает возможность расширить свою территорию за счет бывших союзников.

В модели реализован алгоритм рефлексивного формирования стра тегий противоборства в духе Макиавелли или стратагем Древнего Китая.

Она позволяет исследовать динамику противоборства при различных со отношениях параметров, определять условия, при которых возникает ди намическое равновесие в системе конкурирующих государств. Модель планируется использовать для анализа таких исторических событий, как образование империй, формирование западноевропейской системы ди намического военно политического баланса и т.п.

Работа поддержана РФФИ (проекты № 01 06 80142 и № 02 06 80219) РАЗНЫЕ ЭТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ: ДВЕ СТОРОНЫ ОДНОЙ МЕДАЛИ С.Ю. Малков (Москва, Академия военных наук) В работе В.А.Лефевра [1] обосновывается существование двух этичес ких систем, одна из которых основана на запрете зла (первая этическая система), вторая – на декларации добра (вторая этическая система). В пер вой системе одобряется стремление к компромиссу с партнером, во вто рой – считается правильным противопоставление себя партнеру. По мне нию В.А.Лефевра, первая система реализовалась в американской культу ре, вторая – в советской. Целью исследований В.А.Лефевра в [1] является разработка математического аппарата, позволяющего формализовать про цессы рефлексии и морального выбора, осуществляемого в рамках этих этических систем. При этом автор не рассматривает вопрос, почему эти системы сформировались, он изучает вопрос, как они функционируют.

Обращает на себя внимание то, что данные этические системы явля ются достаточно устойчивыми (самоподдерживающимися) и подчиняются логике самоорганизации. Это наводит на мысль, что они – не что иное, как психологические аттракторы (устойчивые состояния) в динамичес кой системе взаимоотношений социальных субъектов (индивидов, фирм, общественных организаций, государств и т.п.). Взаимоотношения этого типа описываются моделью конкуренции [2], которая в простейшем слу чае имеет вид:

ui / t = aiui – ji bijuiuj – сiu2, i, j = 1, 2, 3, …, N. (1) i Здесь t – время;

ui – показатель, характеризующий «силу» (степень влия ния, доминирования и т.п.) i го субъекта в момент времени t. Член aiui описывает воспроизводство (возобновление) «силы» i го субъекта. Чле ны bijuiuj описывают антагонистическое взаимодействие социальных субъектов (аналог межвидовой борьбы в биологии). Член сiu2 учитывает i «эффект тесноты», то есть относительное снижение «силы» i го субъекта вследствие внутривидовой борьбы, ресурсных ограничений, эффектов насыщения и т.п.

Известно [2], что в зависимости от соотношения параметров ai, bij и сi система (1) имеет разную структуру аттракторов. Например, при N = возможны две основные ситуации. При сi / bij > 1 (то есть когда межвидо вая борьба в значительной степени подавлена) в системе возникает ус тойчивое сосуществование конкурирующих субъектов. В обратной ситуа ции, когда сi / bij < 1, конкурентная борьба в системе (1) приводит в ко нечном итоге к победе одного из субъектов и уничтожению другого, при чем побеждает тот, у которого соотношение параметров сi / bij имеет мень шее значение. Коэффициент сi характеризует интенсивность внутриви довой борьбы, остроту внутренних противоречий. Коэффициент bij харак теризует ожесточенность межвидовой борьбы, беспощадность к внешне му врагу. Другими словами, коэффициент сi характеризует антагонистич ность отношений в системе «свой свой», а коэффициент bij – в системе «свой чужой».

Из сказанного явствует, что в указанных ситуациях стратегии обеспе чения устойчивости и «живучести» социальных субъектов прямо проти воположны. В рамках первой ситуации в лучшем положении оказывается тот, кто более толерантен и более способен к выработке компромиссных решений с конкурентами (то есть имеет низкое значение bij). В рамках второй ситуации в лучшем положении окажется тот, кто обеспечит внут ренние бесконфликтность и единство (уменьшит значение сi), но будет бескомпромиссен и агрессивен к «чужакам» (увеличит значение bij). По нятно, что в рамках первой ситуации формируется и закрепляется первая этическая система (поскольку она оптимальна для социальных субъек тов), а в рамках второй ситуации – вторая этическая система. Состояние с сi / bij 1 неустойчиво, это точка бифуркации. Здесь нет оптимальной стратегии, высока вероятность стрессовых ситуаций.

Анализ модели [1] позволяет лучше понять логику формирования эти ческих систем. Начнем со второй: она направлена на минимизацию отно шения сi / bij в условиях ограниченности имеющихся ресурсов. Снижение конфликтности среди «своих» и повышение согласованности их действий (то есть уменьшение значения сi) достигается путем «декларации добра» – призыва к реализации общей целевой установки. При этом во взаимоотно шении со «своими» возможен (и приветствуется) этический компромисс:

любое средство достижения общей цели (которая и есть главное «добро») этически допустимо. Если же кто то из «своих» отказывается стремиться к общей цели, он наказывается – переводится в разряд «чужих» (остракизм) – и с ним начинается бескомпромиссная борьба (высокое bij в отношении «чужих»). Почему борьба? – Потому что ресурс ограничен, на всех не хва тит, «чужих» от него нужно отсечь. Либо перевоспитать (перевести в разряд «своих») и заставить делиться (то есть делать «добро») – тогда ресурса хва тит. Таким образом, вторая этическая система – это своего рода ресурсос берегающая технология социального выживания коллектива «своих» в ходе конкурентной борьбы с индивидуализированными «чужими».

В ситуации второй этической системы конкурирующие социальные субъекты не представляют собой коллективы «своих». Это – индивиды, каждый из которых преследует свою собственную цель (общего «добра» нет). Говорить об их единстве и согласованности действий бессмыслен но, здесь значение сi изначально большое. В этих условиях война всех про тив всех (повышение значения bij) губительна для общества в целом. Един ственной разумной альтернативой является «мирное сосуществование» индивидов (снижение значения bij) на основе принятых всеми правил игры. Для этого нужна толерантность и готовность к компромиссу с «чу жими» в пределах общепринятых рамок поведения, устанавливаемых по средством «запрета зла». Таким образом, «запрет зла» – это не средство организации совместных действий «своих» для достижения общей цели, не стимулирование данных действий через поощрение, а отсекание неже лательных действий через наказание (поскольку все «чужие», то наказы вать или уничтожать за нарушение правил игры не жалко).

В свете сказанного становится ясно, почему первая этическая систе ма реализовалась в американской культуре, а вторая – в советской.

США – страна эмигрантов, активных индивидуалистов (значение сi – высокое), изначально не объединенных ни этнически, ни идеологичес ки, ни каким либо иным образом, кроме совместного проживания. Это сообщество «чужих», преследующих свои цели, но заинтересованных в сотрудничестве (ради достижения этих целей) и в наличии общих правил игры, единых для всех без исключения. Отсюда – приверженность пер вой этической системе.

СССР – это государственное образование, родившееся в стране, рас терзанной гражданской войной, разделенной на «своих» и «чужих», ок руженной врагами, в условиях разрухи и нехватки самого необходимого, родившееся как сообщество «своих», объединенных общей целью – по строением коммунизма (который и есть «добро» в конечной инстанции).

Отсюда – логичная приверженность второй этической системе.

(Конечно, времена меняются. Уже нет СССР с его «железным занаве сом»;

современная Россия отказалась от концепции «врагов» и «друзей», стремится к партнерским отношениям со всеми странами. С другой сто роны, в США усиливается тенденция разделения мира на «своих» и «чу жих», делается ставка на силовые действия на международной арене. Со ответственно, отличие этических систем в России и США становится ме нее выраженным.) Подводя итог, можно констатировать: выделенные В.А.Лефевром эти ческие системы являются проявлением одного и того же механизма со циальной самоорганизации, направленного на обеспечение «выживаемо сти» социальных субъектов в конкурентной борьбе, но для разных усло вий функционирования общества. Говоря образно, разные этические си стемы – две стороны одной медали.

Литература 1. Лефевр В.А. Алгебра совести. М., Когито Центр, 2003.

2. Ризниченко Г.Ю. Лекции по математическим моделям в биологии. Часть 1.

Описание процессов в живых системах во времени. – Ижевск, НИЦ «Регу лярная и хаотическая динамика», 2002.

Работа поддержана РФФИ (проект № 01 06 80142) и РГНФ (проект № 01 03 00332).

ЭТИЧЕСКИЕ СИСТЕМЫ В ИСТОРИИ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА С.Ю. Малков (Москва, Академия военных наук) На основе выводов, полученных в [1], можно обсудить особенности формирования этических систем и их закрепления в обществах различно го типа. В [1] показано, что формирование этических систем является ре зультатом социальной самоорганизации, направленной на повышение «живучести» социальных субъектов в ходе их борьбы за существование в сложившихся исторических условиях. В условиях резкого позициониро вания «свой чужой» и дефицита жизнеобеспечивающих ресурсов в об ществе закрепляется вторая этическая система [2], основанная на декла рации добра среди «своих» и на жестком противостоянии «чужим». Если же общество состоит из независимых индивидов, преследующих различа ющиеся цели в условиях относительной достаточности ресурсов, то в нем закрепляется первая этическая система, основанная на запрете зла, уста новлении обязательных для всех правил общежития и способности инди видов к компромиссам с партнерами в рамках установленных правил.

Наиболее распространенными типами обществ в исторический пери од развития человечества являются аграрное и индустриальное общества.

Рассмотрим логику формирования адекватных им этических систем.

1. Экономической основой аграрных обществ является сельское хо зяйство;

главным, жизнеобеспечивающим ресурсом является плодород ная земля. Этот ресурс по своей природе ограничен, вследствие чего за обладание им идет постоянная борьба. Население сообща охраняет свои земли от соседей, подозревая последних в агрессивных намерениях. Фак тором усиления противопоставления «свой чужой» является преоблада ние натурального хозяйства в аграрных обществах: сельское население живет замкнутым миром, «чужаки» вызывают настороженность и непри ятие. В среде «своих» приветствуется взаимопомощь;

социальная синх ронизация общества достигается воспитанием коллективизма, путем «дек ларации добра».

В этих условиях закономерным образом формируется вторая этичес кая система. Ее укреплению способствуют внеэкономические методы со циального управления, авторитаризм власти земледельческой и государ ственной элиты, жесткость социальных перегородок. Предпосылкой фор мирования первой этической системы в недрах аграрного общества явля ется ослабление жесткости позиционирования «свой чужой», развитие индивидуализма, усиление экономической и политической самостоятель ности различных социальных субъектов. Однако развитие этих процес сов постоянно прерывается в ходе политико демографических циклов [3], присущих аграрным обществам.

Логика циклических изменений коротко может быть изложена сле дующим образом. Цикл начинается, как правило, с внешнего завоевания, в результате которого устанавливается жесткое авторитарное правление победителей, противопоставляющих себя завоеванному населению. Уси лия победителей направлены на подчинение своей власти как местного населения, так и представителей бывших элит. Главой государства стано вится предводитель победителей, который формирует новую элиту из сво их сподвижников и единомышленников. Лояльность новой элиты под держивается раздачей завоеванных земель. В среде элиты сильны клано вые традиции, обеспечивающие устойчивость отдельных семей и родов.

Наследование имущества и земель проводится по пропорциональному принципу – всем сыновьям (или всем детям, включая дочерей): так обес печивается принцип справедливости на уровне отдельной семьи. Однако уже через несколько поколений земельные наделы дробятся, централь ная власть слабеет, поскольку уже не имеет свободного ресурса земель для раздачи приближенным. Усиливаются центробежные тенденции у эли ты, растет индивидуализм. Государство постепенно распадается на сла босвязанные области, соперничающие друг с другом. Одновременно про исходит неуклонное уменьшение крестьянских наделов (в силу все того же пропорционального принципа наследования). Из за относительной перенаселенности начинается демографический кризис и сопутствующие ему волнения, бунты, восстания. Ослабевшая центральная власть уже не в состоянии справиться с ситуацией. Начинаются распри внутри элиты.

Дело заканчивается либо кровопролитной гражданской войной, в резуль тате которой к власти приходит диктатор, либо вторжением в ослабевшее государство соседей, стремящихся воспользоваться ситуацией и расши рить свои земельные владения. В любом случае вновь устанавливается же сткая центральная власть, авторитаризм, направленный на слом сопро тивления старой элиты. И цикл начинается снова.

Таким образом, аграрное общество в ходе своей циклической эволю ции постоянно воспроизводит условия для реализации второй этической системы.

2. Экономической основой индустриальных обществ является произ водство промышленной продукции и ее рыночное перераспределение среди членов общества на основе товарно денежных отношений. В отли чие от аграрных обществ, ресурсная база которых единообразна (земель ный фонд) и с неизбежностью ограничена, ресурсная база индустриаль ных обществ многообразна (в нее входят полезные ископаемые, источ ники энергии, технологии, знания и т.д.) и, главное, изменчива (как пра вило, увеличивается в силу непрерывных технических инноваций). Дру гим важным отличием является переход от самодостаточности натураль ного хозяйства (способствовавшей замкнутости аграрных обществ) к про изводственной специализации и активному рыночному обмену продук цией между различными экономическими субъектами. Вследствие этого позиционирование «свой чужой» перестает быть актуальным. Наоборот, полезной становится способность к установлению контактов с разными индивидами, к поддержанию бесконфликтных деловых отношений с ними. Активная экономическая деятельность подразумевает свободу дей ствий и, в то же время, установление четко определенных правил игры.

Нарушение этих правил есть «зло», дестабилизирующее общество. В со ответствии с этим целью законодательной системы индустриального об щества является «запрет зла».

В этих условиях закономерным образом формируется первая этичес кая система. Ее укреплению способствуют отсутствие жестких социальных перегородок, социальная мобильность, размывающая противопоставле ние «свой чужой», развитый индивидуализм членов общества, адаптив ная (демократическая) модель управления с постоянной корректировкой статус кво во властных структурах посредством периодических выборов.

Очевидно, что социальные и этические системы аграрного и индуст риального обществ кардинально отличаются друг от друга. Как же ока зался возможным переход от одной системы к другой? Для этого нужны были особые условия. Такие условия сложились в эпоху Средневековья в Западной Европе. Она к концу династии Каролингов представляла со бой лоскутное одеяло частных владений, центральная королевская власть была чрезвычайно слаба. По логике развития аграрных обществ соседи должны были бы воспользоваться слабостью местных элит, напасть, и в результате их нашествия должен был бы начаться новый политико де мографический цикл. Но Западной Европе повезло: на нее не нашлось сильного завоевателя (это связано с ее лесистостью, пересеченностью ре льефа и периферийным положением на континенте). Норманны и венг ры, терроризировавшие Европу в IX X веках, были заурядными разбой никами, которые только способствовали укреплению власти местной знати над крестьянами: чем дожидаться помощи от далекого короля, луч ше спастись в замке местного графа (правда, затем будешь этому графу многим обязан, но тут уж ничего не поделаешь). Наличие слабого внеш него врага привела к уникальному результату: к XI веку Западной Европе сформировалась и закрепилась примогенитура – принцип наследования, когда после смерти владельца земельный надел не дробится, а целиком наследуется лишь одним (как правило, старшим) из сыновей. Это нело гичный для аграрного общества принцип, он противоречит коллективи стской морали, понятию справедливости в рамках второй этической си стемы (можно сказать, что это была своеобразная этическая флуктуация).

Однако этот принцип оказался «полезным» в условиях средневековой Европы: благодаря ему окрепли экономические и политические пози ции местной знати, что позволило ей самостоятельно противостоять на бегам разбойников.

Примогенитура в крестьянских хозяйствах повысила их устойчивость, поставила преграду обезземеливанию, стабилизировала демографическую ситуацию. В итоге в Западной Европе на длительный срок была законсер вирована раздробленность, которая сформировала новую политическую культуру – культуру договорных отношений на разных уровнях социаль ной иерархии (европейский феодализм, а затем и парламентаризм), куль туру сдержек и противовесов, политических коалиций, препятствующих усилению какой либо одного политического субъекта.

Примогенитура в крестьянских хозяйствах, остановив перманентный процесс уменьшения размеров земельных наделов, стабилизировала сель скохозяйственное производство, экономически усилило крестьянство.

Одновременно, значительная часть населения (младшие братья, которым не достался в наследство земельный надел) стали работать по найму, что способствовало внедрению рыночных отношений на селе. Они же (млад шие братья) стали демографической подпиткой растущих городов, фак тором роста класса бюргеров. Необходимость самостоятельно добивать ся устойчивого состояния в жизни без надежды на наследство способство вало развитию предприимчивости, индивидуализма в сознании, форми рованию первой этической системы.

Таким образом, эти и ряд других уникальных обстоятельств, сложив шихся в Западной Европе к XI веку, прервали циклическую эволюцию аграрного общества и ввели его в бифуркационное состояние, закончив шееся переходом на принципиально новую траекторию развития.

Литература 1. Малков С.Ю. Две этические системы: две стороны одной медали (см. настоя щий сборник).

2. Лефевр В.А. Алгебра совести. М., Когито?Центр, 2003.

3. Нефедов С.А. О демографических циклах в истории средневекового Египта [http://hist1.narod.ru/Science/Egipt/EgiptSV.htm];

О демографических циклах в истории Ирака и Ирана (VII?XIII вв.) [http://hist1.narod.ru/Science/Babilon/ Irak.htm] и др.

Работа поддержана РФФИ (проект № 01 06 80142) и РГНФ (проект № 01 03 00332) ПРЕДМЕТ КРИТИКИ И ПРОСТРАНСТВО РЕФЛЕКСИВНОГО РАЗМЫШЛЕНИЯ В. Марача (Москва, фирма «Навигатор. Учетные системы») 1. Критика подразумевает параллельное развертывание двух «ленто чек» размышления.

1.1. В первой «ленточке» осуществляется разбор(ка), реконструкция и оценка содержания текста, который является предметом критики. В этом смысле «осуществлять критику» означает не «ругать» (с чем у многих ас социируется глагол «критиковать»), а «оценивать» – и притом делать это взвешенно, тщательно реконструируя предмет критики и приводя разум ные основания своих суждений. На такой идее «взвешенной обществен ной оценки», которую И. Кант связывал со способностью суждения, по строен институт художественной критики. Философская и научная крити ка, сверх того, предполагают восстановление пространства оценки, по зволяющего отделять правомерные суждения о предмете критики от не правомерных (хорошей аналогией могут служить нормы о допустимости доказательств, принимаемые в уголовном процессе).

1.2. Вторая «ленточка» есть рефлексивное размышление по поводу первой, восстанавливающая пространство рациональной реконструкции и оценки предмета критики.

Иногда для восстановления такого пространства бывает достаточно сформулировать рациональный критерий оценки, привести общее поня тие или теорию, под которую предмет критики «подводится» как част ный случай. Но когда предмет критики сам является сложным теорети ческим построением, для предъявления оснований его оценки требуется разворачивание особого рассуждения – параллельного исходному. Подоб ное рассуждение может включать формулирование антитезиса – тогда критика переходит в спор, полемику. Это происходит далеко не всегда, но в любом случае необходимым условием критики является «двухленточ ная» организация дискурса.

2. Пространство реконструкции и оценки предмета критики – это объемлющая его система «рефлексивного мышления», включающая основа ния выделяемого содержания, контексты, в которые оно помещается, используемые мыслительные средства (понятия, схемы, идеальные объек ты и т.п.) и способ их употребления в исходном тексте.

3. В истории философии появление «рефлексивного мышления» в ука занном выше смысле «надстройки над» и «рефлексивного охвата» неко торого «первичного» размышления связывается с именем И. Канта. В дан ном контексте его «Критику чистого разума» (1781) и «Пролегомены ко всякой будущей метафизике, могущей появиться как наука» (1783) мож но рассматривать как первую попытку построения рефлексивного раз мышления, по отношению к которому предшествующая «докритическая» философия становится «первой ленточкой» – и, стало быть, предметом критики.

4. Осуществляемый рефлексивным мышлением анализ способов упот ребления мыслительных средств в исходном тексте позволяет выйти на проблемные области: обнаружить противоречия между разными средства ми, указать на методологические ограничения, недостаточность исполь зуемых средств, наметить путь «достройки» имеющейся системы средств до целостного подхода.

5. Реализация намеченного пути в дальнейшем подразумевает отрыв рефлексивного размышления от предмета критики и переход от критики в описанном выше смысле (как мышления двумя параллельными «лен точками») к самостоятельному движению мысли, полагающему собствен ное «позитивное» содержание (именно так действовал К.Маркс по отно шению к «классической буржуазной политэкономии»).

6. В методологическом плане рассмотренное понятие критики опи рается на представление о том, что «всякая мыслительная деятельность всегда предполагает, как минимум, две интенциональности. Одна связана с полаганием объектов и предметов мысли, вторая – с полаганием про странств, в которых эти предметы и объекты существуют (могут суще ствовать).

7. Вторая интенциональность (которая еще в средневековой филосо фии получила название «intencia seconda») связана с введением новых пра вил предметизации и может опосредоваться специальными понятийны ми, онтологическими или логическими конструкциями.

8. Наличие двух указанных интенциональностей в любом акте мыс ли, на наш взгляд, создает сам феномен мышления и делает его объемлю щим процессом по отношению к другим интеллектуальным процессам».

При этом частные интеллектуальные процессы (важнейшими из которых являются понимание и рефлексия) «сосуществуют и развертываются внут ри пространства мыслительной работы. Мышление… задает принципы и способы сборки, соорганизации этих процессов, их место, назначение и роль в названном пространстве» (см.: Щедровицкий П.Г. С чем войдем в XXI й век? // Народное образование. 1992).

9. Сказанное позволяет соотнести две «ленточки» размышления, об разующих конструкцию рассмотренного понятия критики, с двумя ин тенциональностями, и уточнить привязку каждой из них к интеллекту альным процессам.

9.1. Вторую интенциональность можно связать «с рефлексией и реф лексивным мышлением;

именно рефлексия отвечает за выявление фона, контекста, конституирование пространства существования. Функция реф лексии есть функция проведения контуров и границ;

всякая рефлексия есть прежде всего ограничение и оконтуривание.

9.2. Первая интенциональность, напротив, будет связана с привнесени ем смысла как материала мышления и рефлексии, выявлением «пятен» объектности и предметности (на этом фоне), конструированием объектов, и сопряжена с процессами понимания» (см.: там же).

ЗАДАННАЯ РЕФЛЕКСИЯ И МОДИФИКАЦИЯ ДЕВИАНТНОГО СУБКУЛЬТУРНОГО ПОВЕДЕНИЯ Н.Е. Маркова (Москва, ИСЭПН РАН) Практическое изучение контркультурных явлений, вызванное широ ким распространением молодежных субкультурных течений в последнее десятилетие, ставит под сомнение основные подходы западной офици альной науки:

а) «теорию субкультуры» британских социологов, рассматривающих молодежные движения как «момент идеологического сопротивления бур жуазным ценностям современного западного общества» б) функционалистский подход американских социологов, определя ющих молодежные субкультуры как переходный период от детства к взрос лости в современном индустриальном обществе.

Исследования показывают, что основную роль в формировании суб культурной идеологии как у отдельного субъекта, так и в субкультурных течениях и группах играет заданная рефлексия. Адрес формирования и направление заданности выражены известной формулой Лазарсфельда.

Становление субкультуры сопровождается информационной поддержкой в виде кинофильмов, журнальных и газетных статей, художественной и публицистической литературы, сайтов и форумов в интернете.

Направление рефлексии субъекта, затронутого субкультурной ком муникацией, определяют стимулы, присутствующие в подобной инфор мации и мощно воздейст вующие на сферу чувств. Затрагивая важную для субъекта потребность, стимул опре деляет заданность рефлексии.

Система благоприятных стимулов позволяет формировать желательный тип поведения. Положительные подкрепления формируют мотивацию субъекта.

Прагматичной приманкой субкультурной мифологии, транслируемой в информационное пространство, является удовлетворение потребности.

Часто информация такого рода обусловлена половым стимулом и содер жит обещание субъективной трансформации, расширение, увеличение личности, т.е. стимулирует потребности самоактуализации и реализации потенциала. Так происходит информационное заражение.

Субкультурная модель (поп звезда, киноактер, спортсмен), трансли рующая сексуальный стимул, обусловливает субкультурные внешние коды, положительно подкрепляя стимулирование. Изменение внешних кодов на субкультурные вознаграждает субъекта присоединением к груп пе и отвечает потребности принадлежности и приятия. Группа, объеди ненная рефлексией, заданной мифологией субкультуры, модифицирует девиации, чему способствует действие законов группы и психотехника ритуалов девиантной направленности, обозначенных в мифологии суб культуры:

1. Объединение единым ритмом (кричалки, речевки, хоровое чтение заклинаний);

2. Общее заражение эмоцией, обозначенной субкультурным текстом;

3. Последующее нивелирование индивидуальных личностных качеств индивидуумов участников группы в сторону групповой идентификации, сопровождающейся эффектом регрессивной идентификации, выражае мой повышенным ощущением жизни, восторгом, эйфорией одновремен но с резким понижением умственного уровня. Положительное подкреп ление характерных реакций определяет дальнейшую рефлексию, прибли жает поведение к нужному типу модификации.

Регрессивная идентификация позволяет легко перейти к инициации, изменяющей нормы личности. Ритуальная инициация, выражающаяся в каких либо совместных девиантных или преступных действиях против врагов, обозначенных в мифологии, изменяет личность и закрепляет мо дифицированные реакции. Субъект, совершивший девиантный поступок, оказывается вне общества. Происходит чудовищная подмена. Вместо трансформации увеличения, расширения личности – прямо противопо ложная субъективная трансформация – сужение, уменьшение личности.

Вместо самоутверждения и счастья – потеря себя, глубочайшее несчас тье. «Это хорошо известное явление аналогично потере души у первобыт ного человека…» (К.Г. Юнг).

Признание субъекта девиантом ведет за собой стигматизацию, т.е.

еще большее отчуждение от общества. Нарушение социальных норм по рождает депрессию. Возникает порочный круг «депрессия негативное самоощущение – депрессия». Члены модифици рованной девиантной группы употребляют идеологически санкционированные субкуль турой наркотики, совершают девиантные поступки и состоят в оппозиции к обществу.

Заданная рефлексия изменяет класс реакций (социальную норму) субъекта на прямо противоположный, характерный для данной субкуль турной группы. Среди них: совместное преступление социальных норм, разрушение этических, физиологических, половых табу. Исходя из реально исполняемых девиантной субкультурой функций, можно предположить, что цели модификации субкультурного поведения – изменение соци альных и культурных норм, распространение девиаций, маргинализация части общества.

Исследования выполнены на средства гранта РГНФ №020318103 а РЕФЛЕКСИЯ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ БЕЗОПАСНОСТИ В ИНФОРМАЦИОННОЙ КОММУНИКАЦИИ Л.В. Матвеева (Москва, МГУ им. М.В. Ломоносова) Глобализация информационного пространства и технические дости жения в области СМИ превратили телевидение и Интернет в мощней ший фактор воздействия на картину миру как отдельного человека, так и политических и экономических коллективных субъектов. СМИ в настоя щее время представляют собой громадный этнокультурный перекресток, на котором осуществляется попытка построения «информационной Ва вилонской башни», проводятся информационные войны и реализуются сценарии информационного терроризма. Основной целью такого мощ ного информационного вторжения является структура индивидуального и коллективного сознания человеческого сообщества.

Главной задачей психологии в области информационной безопасно сти, на наш взгляд, является научная рефлексия характера информаци онных взаимодействий в ментальном плане с участием СМИ. Прежде все го нам хотелось бы выделить три основных черты, характеризующих су ществование человечества в информационной «глобальной деревне» Мак люэна.

1) Развитие средств массовой коммуникации породило феномен «де фицита от изобилия» (Г.Г. Дилигенский). Этот дефицит выражается не «… в недостатке фактических сведений, а в типичном именно для обществен но политического познания каузальном дефиците (т.е. недостатке инфор мации о причинно следственных связях)»[1].

2) Повсеместное распространение мультимедийных средств комму никации модифицировало все стороны жизни общества (общественно политическую жизнь, информационные взаимодействия, межличност ное общение и т.д.) в спектакль, отрежессированный как по содержа тельной, так и по пространственно временной характеристике, т.е. по родило еще одну размерность в картине мира человека – перфомансность, что находит свое выражение в смешении игровой и практической дея тельности. Все это Хейзинга называет универсальной характеристикой современной культуры, выражающейся в категрии «пуерилизма» (ребяч ливость), и видит проявление этого феномена в потребности в баналь ных развлечениях, тяге к сенсациям, массовым зрелищам, а также в по требности поведения как бы по мерке отроческого и юношеского воз раста, что выражается в обычаях, привычках и современных формах ду ховного общения [2].

3) Доминирование опосредствованных способов взаимодействия меж ду людьми привело к тому, что визуальная коммуникация, визуальные коды и визуальные образы стали основным средством передачи инфор мации. Понятие харизмы видоизменяется в понятие имиджа, а понятие красоты видоизменяется в понятие выразительности.

Все это приводит к размыванию нормативов человеческого сообще ства в информационном обществе, человек начинает искать базисные, устойчивые категории для самоидентификации и находит их в половой и этнокультурной сфере. В силу этого основными категориями анализа меж культурного информационного пространства являются этнические сте реотипы и этническая картина мира, которая характеризуется прежде всего ритуалами, характером восприятия пространства и времени, системой ценностей и отношениями личности и общества.

В связи с вышесказанным мы можем выделить несколько типов гра ниц психологической безопасности в информационном пространстве:

биологический уровень – воздействие на человека может осуществлять ся с помощью изменений в технологии передачи аудиовизуальной ин формации через технические средства коммуникации;

психофизиоло гический уровень – воздействие возможно через модификацию про странственно временных характеристик сложных сигналов;

собствен но психологический уровень – воздействие осуществляется с помощью демонстрации определенных форм поведения индивидов, межличнос тного взаимодействия и характера реализации всех форм проявления человека;

социальный уровень – воздействие может быть произведено с помощью трансляции различных форм группового поведения, отно шения меньшинства и большинства, отношений лидера и общества в целом.

Литература 1. Дилигенский Г.Г. Социально политическая психология. – М.: Новая школа, 1996. С. 45 46.

2. Хейзинга Й. В тени завтрашнего дня. – М.: HL. 1992.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ (проект № 02 06 00241а) РЕФЛЕКСИВНЫЙ МЕНЕДЖМЕНТ – СРЕДСТВО ВЫЖИВАНИЯ КОМПАНИИ В НОВОЙ ЭКОНОМИКЕ Р.А. Мединцев (Москва, ЗАО «Центр Обслуживания Продаж Энергии») Необходимость рефлексивного подхода в менеджменте двояка. С од ной, стороны рефлексия необходима для описания поведенческих аспек тов менеджмента. С другой стороны, рефлексия выступает как методоло гия исследования в таких областях менеджмента как создание организа ционной структуры, планирование, контроллинг, реинжиниринг бизнес процессов.

В узком смысле рефлексия понимается как операция осознания, мысль второго порядка, мысль о мысли. Мы будем определять рефлексию также как выход из поглощенности объектом, подчеркивая тот факт, что рефлек сия является способом переосмысления сложившихся стереотипов.

Одной из основных проблем в управлении организацией является ог раниченность руководителей и сотрудников рамками своих «системных представлений». Выход из «поглощенности объектом» является осозна нием руководителем факта этой ограниченности. В условиях быстроме няющейся внешней среды многие правила ведения бизнеса устаревают ранее, чем становятся принятыми в компании стандартами.

Популярным способом выживания компании в современных услови ях стал реинжиниринг бизнес процессов. М. Хаммер и Дж. Чампи опре деляют реинжиниринг как «фундаментальное переосмысление и ради кальное перепроектирование бизнес процессов компаний для достиже ния коренных улучшений в основных актуальных показателях их деятель ности: стоимость, качество, услуги и темпы». Речь идет не о небольшом усовершенствовании бизнес процессов компаний на 10 100%, а о карди нальном повышении их эффективности, в десятки или даже в сотни раз.

Чтобы понять сущность реинжиниринга, мы должны найти некоторые инварианты, или принципы, которые не изменяются при проведении раз личных проектов реинжиниринга. Главный принцип, который подверга ется критике Хаммером – это принцип разделения труда, предложенный А.Смитом в «Исследования о природе и причинах богатства народов». Од нако в XVIII веке идея разделения труда явилась «фундаментальным пе реосмыслением и радикальным перепроектированием бизнес процессов компаний», которая привела к коренному улучшению показателей дея тельности компаний. Принцип разделения труда был подлинным реин жинирингом для своего времени, и отказ от него не может быть «инвари антом» при анализе реинжиниринга.

Второй основной принцип реинжиниринга: «клиент всегда прав», означает, что уже не существует «массового потребителя», и производи тель должен подстраиваться под нужды каждого клиента. Однако этот принцип превращается в стереотип, для преодоления которого иногда требуется новый реинжиниринг. Так, при установке компьютерных ин формационных систем исполнитель подстраивается под бизнес процес сы конкретного заказчика. В результате процесс инсталляции растяги вается на многие месяцы. Альтернативную методику (Fast Forward) вне дрения информационных систем предложила компания Оracle. Идея, которая лежит в основе методики Fast Forward – стандартизировать вне дрение корпоративных информационных систем, то есть применить конвейерный, промышленный подход не только к разработке системы, но и к ее инсталляции.

По нашему мнению, инвариантом при проведении реинжиниринга является рефлексивное мышление. На это обращают внимания и авторы реинжиниринга. «Реинжиниринг основан на концепции прерывистого мышления – отыскании устаревших правил и фундаментальных допуще ний, на которых строится работа, и решительном разрыве с ними».

В последнее время было осуществлено большое количество проектов реинжиниринга предприятий. Многие из них оказались неудачными. Од ной из причин неудач при проведении реинжиниринга считается отсут ствие взаимодействия между специалистами двух типов – профессиона лами в области реконструируемого бизнеса и разработчиками информа ционных систем. Возникает проблема поиска общего языка, нового сис темного представления, которое интегрировало бы системные представ ления ИТ специалистов и бизнесс профессионалов. Для описания биз неса с помощью данного системного представления в моделировании бизнеса применяются объектно ориентированные методы, CASE техно логии, имитационное моделирование процессов. Думается, что число неудач было бы меньше, если рассматривать реинжиниринг бизнес про цессов не как революцию, а как часть общей методологии.

Современной компании не выжить без способности к инновациям.

«Инновация – это не изобретение и не открытие. Хотя и то и другое мо жет иногда потребоваться. Ее сущность скорее концептуального характе ра, чем технического или научного. Характерным качеством новатора яв ляется способность объединить в систему то, что другим представляется несвязным набором разрозненных элементов. Это успешная попытка най ти и включить в свой бизнес последнюю частичку, которой недостает, что бы превратить уже существующие элементы (знания, товары, покупатель ский спрос, рынки) в новое и более продуктивное целое» (П. Друкер).

Фирма IBM в свое время отказалась от идей персонального компьюте ра и копировальной техники. Это яркий пример того, что инновация свя зана скорее с рефлексией, чем с научным открытием. В инновационном процессе важно соединить системные представления ученого изобретате ля и бизнес менеджера. Новое системное представление формируют ин новационные менеджеры. Главная ценность в компании в современных условиях – это люди. Часто проблемы компании заключаются не в органи зационной структуре или неоптимизированных бизнес процессах, а в не способности понять, что различные лица по разному воспринимают про блемы компании, имеют различные интересы, мотивации. Учет этих фак торов невозможен без способности руководителей к рефлексии.

Таким образом, рефлексивный подход позволяет объединить в еди ной идеологии различные концепции и теории менеджмента и сформи ровать у руководителя целостный взгляд на организацию.

РУССКИЙ НАЦИОНАЛЬНЫЙ ХАРАКТЕР И СПЕЦИФИКА ЕГО РЕФЛЕКСИВНОСТИ Н.А. Моисеева (Москва, Российский государственный аграрный заочный университет) По мере того, как общество все более осознает важность самоопреде ления и самоидентификации, возрастает потребность в изучении русско го национального характера. Сегодня Россия переживает один из самых критических периодов своей истории, и создавшаяся ситуация заставля ет внимательно исследовать этот феномен и процесс его трансформации.

Многими исследователями признаётся, что национальный характер образуется в результате взаимодействия генетических и традиционно культурных, географических и социально политических тенденций раз вития этноса, что он способен изменяться по мере развития общества, что народы и национальные характеры меняются, как с возрастом люди.

На вопросы же о том, в какой мере национальный характер подвержен изменениям и на сколько устойчиво его этническое «ядро», ещё только предстоит ответить. Обсуждение национального характера в большей сте пени идет в абстрактно теоретическом ключе, без выхода на те реалии, которые охватываются понятием «русский национальный характер».

Представляется, что без учёта своеобразия рефлексивной деятельности невозможно понять феномен национального характера и как социально этнического образования, и как философско психологического явления.

В изучении своеобразия рефлексивной деятельности в России можно выделить ряд аспектов.

Во первых, познание национального характера позволяет выявить способы воздействия общества на личность, формирование образцов по ведения человека и стереотипов его мышления. Необходим анализ спе цифических для России процессов рефлексивного управления личнос тью в обществе, поскольку своеобразие власти в России является отраже нием особенностей русского национального характера.

Во вторых, особый интерес представляет анализ отношений «народ власть». Если институты власти изучаются социологами, то властные суб культуры ещё только ожидают культурологического исследования. Куль турологи должны обладать систематическим представлением о специфи ческих субкультурах политиков, контролирующих органов и исполните лей государственных программ.

В третьих, требует особого изучения специфичность рефлексивно сти не только властных элит, но и широких народных масс. Существует необходимость в знании противоречий русского национального харак тера, ментальности, типичных реакций на различные ситуации. Необ ходимо раскрыть и обсудить в этом характере его сильные и слабые сто роны, выявить механизм его рефлексивности. Такой анализ мог бы быть и кросс культурным. Серьёзный научный интерес представляет теория В. Лефевра о существовании двух типов этических систем, которые он связывает с поведением американцев и русских. Примечательно, что В.Лефевр считает: современные «компьютерно виртуальные» возмож ности создают условия для формирования у подрастающего поколения иного типа морального сознания. Подобно врачу исследователь культу ры должен чётко поставить диагноз и предложить методы лечения. Из менение некоторых черт национального характера вполне возможно и даже необходимо.

В четвёртых, задачи рефлексивного исследования национального ха рактера и попытка его трансформации являются делом интеллигенции, которая, по замечанию В.Е.Лепского, должна стать коллективным психо терапевтом, понимающим особенности национального характера и пред лагающим через их осознание самоизменение как способ гармонизации отношений с мировым сообществом и нахождения в нём своего места.

В пятых, одной из таких реальных серьёзнейших задач может стать формирование в России гражданского общества, отсутствие которого в стране – одна из причин неудачности социальных преобразований. Ре альные предпосылки для построения гражданского общества в России позволяет создать только пробуждение рефлексии народа. Как уже отме чалось В.Е.Лепским, такая задача близка по духу российской культуре, но требует понимания и изучения свойственных русскому национально му характеру образцов поведения и стереотипов мышления с целью их корректного изменения. Безусловно, эта задача не может быть выполне на без конкретных исследований, проводимых на стыке социологическо го, культурологического и психологического знания. Очевидно, что зада ча пробуждения рефлексии предполагает возможность рационального поведения и со стороны среднего россиянина.

Изучение сути данных вопросов может многое объяснить в истории российского народа и российского государства, в видении перспектив развития. Понимание такого феномена как русский национальный ха рактер позволит проникнуть в механизм развития России, поможет ис пользовать потенциал её рефлексивности.

СУБЪЕКТИВНАЯ РЕФЛЕКСИЯ КОММУНИКАТОРА КАК ОСНОВА УСТАНОВЛЕНИЯ КОНТАКТА С АУДИТОРИЕЙ В ТЕЛЕВИЗИОННОЙ КОММУНИКАЦИИ Ю.В. Мочалова (Москва, МГУ им. М.В.Ломоносова) Имидж телевизионного канала, на формирование которого оказыва ет влияние как общая концепция канала, так и возможности телевизион ных выразительных средств его оформления, находит свое воплощение и в персоналиях ведущих различных передач канала.

Коммуникативный стиль ведущих телепрограммы, реализуемый ими для установления и поддержания контакта со зрителем, создания инте ресной для зрителя ситуации общения, является одним из важнейших выразительных средств телевидения, а иногда даже знаком его художе ственных достижений. Стиль общения ведущего телевизионной переда чи опосредствует также процесс его личностного самовыражения.

Факт многократного увеличения за последнее время количества со циальных заказчиков телевещания по новому поставил перед телезрите лями вопрос о том, какому источнику информации можно доверять. В то время как в межличностном взаимодействии контекст общения форми руется опытом знакомства партнеров по общению, совместной деятель ностью людей, сложившимися между ними взаимоотношениями, в теле визионной коммуникации простраивание социального контекста взаи модействия со зрителем является задачей авторов передачи и руководи телей канала.

В этих условиях на ведущих прямого эфира, обозревателей аналити ческих программ ложится ответственность за удержание зрительского внимания необходимое количество времени, кроме этого сама личность ведущего становится фактором, опосредующим доверие зрителя к добро совестности работы большого числа сотрудников телевизионного кана ла. Ведь ведущий телевизионной передачи представляет зрителю не толь ко собственную личность, но и героев передачи, видеоматериалы, подго товленные коллегами, цитирует высказывания официальных лиц.

Стиль общения ведущего телевизионной передачи мы определяем как индивидуальный рисунок коммуникативных действий по организации ситуации общения с героями программы и телезрителями.

В репертуаре индивидуальных средств общения личности принято выделять вербальную и невербальную составляющие.

Первая отражает особенности жанра передачи, а также такую психоло гическую составляющую личности ведущего как «экстравертированность – интровертированность». На эту составляющую оказывает влияние сти листика разговорной речи, а также личное отношение ведущего к художе ственной литературной традиции.

Невербальная составляющая идентифицируется при описании выра зительных движений ведущего, рисунка позы, особенностей его визуаль ного контакта с гостями студии и телезрителями. Важное место отводит ся квалификации характера жестикуляции, мимике лица. Также учиты вается сила голоса, его высота, тембр и мелодичность интонации. Специ альное внимание уделяется динамичности выразительного поведения те леведущего и его умению акцентировать важные смысловые моменты речи невербальными средствами.

Вслед за ленинградской исследовательницей Т.Б.Беляевой, имеет смысл выделить такие качественные характеристики невербального сти ля общения телеведущих как 1) коммуникабельность;

2) динамичность;

3) выразительность. Невербальное поведение выражает отношение к парт неру по общению и некоторые другие так называемые глобальные аспек ты интеракции.

Гармоничность стиля общения телеведущего, которая выражается в согласованности его вербальной и невербальной составляющих, повышает степень доверия зрителя к сообщаемой ведущим информации. В свою очередь, определенная дисгармония между вербальной и невербальной компонентами стиля общения ведущего на неосознаваемом уровне слу жит сигналом, настораживающим зрителя при принятии решения о сте пени объективности информации.

Литература 1. Матвеева Л.В., Шкопоров Н.Б. Связь с аудиторией в телекоммуникации. Ч. 2.

Прикладные исследования. М., Гостелерадио, 1991.

2. Беляева Т.Б. Стиль общения ведущего и его влияние на восприятие ученика ми учебных телепередач. Дисс. на соискание уч. ст. к.п.н. Ленинград, 1982.

Работа выполнена при поддержке гранта РГНФ (проект № 02 06 00241а) РЕФЛЕКСИЯ В КОНТЕКСТЕ ПСИХОЛОГИИ СОЦИАЛЬНОГО ПОЗНАНИЯ А.К. Мукашева (г. Владимир, Владимирский государственный педагогический университет) В социальной психологии рефлексия – это «не просто знание или понимание субъектом самого себя, но и выяснение того, как другие зна ют и понимают «рефлектирующего»… Это процесс «удвоенного зеркаль ного взаимоотражения субъектами друг друга».

Анализ философско психологических источников, касающихся реф лексии, позволяет сделать вывод о целесообразности изучения этого фе номена в контексте психологии социального познания.

Психология социального познания изучает, как обыкновенный чело век познает себя, других людей и социальную реальность. В повседнев ной жизни любой человек, даже высокообразованный, нередко выступа ет в статусе «наивного психолога».Как таковой, он стремится понять са мого себя, анализирует свои жизненно важные задачи и поступки, реф лексирует по поводу своей жизни в целом.

С глубокой древности мыслители знали о житейском гнозисе, но пред почитали исследовать научное познание. В конце XX века проблема жи тейского гнозиса переросла индивидуально личностные рамки: искажен ное познание социальной реальности даже одним человеком или неболь шой группой людей способно отрицательно повлиять на ход крупномас штабных общественных событий. Возникла необходимость, говоря сло вами А.Ф. Лосева, «выйти за пределы обыденщины для осмысления са мой же обыденщины».

В России сложилась богатая традиция изучения рефлексии, заложен ная отечественными психологами. Сейчас рефлексия выступает в каче стве объяснительного принципа для раскрытия содержания различных психологических явлений.

За рубежом, несмотря на известный отказ от изучения рефлексии, скомпрометированной в свое время интроспекцией, психологи, работа ющие в области социального познания, проявляют интерес к рефлексии, рефлексивному сознани, cаморефлексивному мышлению.

В 1966 г. Е.Т. Хиггинс, исследуя конструкцию субъекта «Я – дайджест», показал, что главным в ней для субъекта является отнюдь не проблема:

«Кто Я?» (познание как цель);

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.