WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 4. ГЕНДЕРНАЯ КАРТИНА ОБЩЕСТВА В УСЛОВИЯХ РЕНЕССАНСА:

ВОСТОК И ЕВРОПА Отношение к личности женщин в произведениях Низами Гянджеви.

Знаменитые женщины Азербайджана в эпоху Восточного Ренессанса.

Образы женщин и мужчин как одна из основных тем искусства Европейского Возрождения.

Истории известно бесчисленное множество примеров того, как научные, литературные, культурные события и течения мирового значения проникали в различные страны и регионы далеко не одновременно. Это касается и такого культурноисторического феномена социального прогресса, как Возрождение.

Поэтому безоговорочно утверждать, что Ренессанс, в какойлибо стране являясь продуктом определенного века, не может возникнуть в других странах в иные времена, было бы неверно.

Если же говорить о содержании Ренессанса, то он охватывал самые разные области общественной мысли и человеческого мышления. Его социальная, политическая и философская суть была ничуть не менее значительной, нежели литературноэстетическая, т.е. Ренессанс совершил огромный переворот во всех областях мышления и жизни.

Если говорить об Азербайджане, то предпосылки Возрождения появились здесь еще в VIII начале IX вв. и оно продлилось около восьми столетий, получив ярчайшее выражение в поэзии Низами Гянджеви. Он впервые в истории художественной мысли Востока создает удивительно цельные женские образы, бросая смелый вызов догмам шариата. Магической силой поэтического слова стремился он воздействовать на консервативные взгляды законодателей адата. И любопытно, что в разрешении этого вопроса особенно отчетливо проявляет себя «тюркский дух» Низами. Ведь именно свободное, раскрепощенное положение женщины характерно для древних азербайджанцев доисламского периода – тюркоязычных племенных объединений предков великого поэта. Разве не напоминают женские портреты Низами такие образы, как Бурлахатун, Банучичек, Сельджан из народного эпоса «Книги Деде Коркуда», корни которого восходят к глубокой древности? Так и кажется, будто верная жена Дели Домрула, готовая пожертвовать жизнью ради любимого мужа, приобрела новые черты, новые духовные качества, обусловленные временем, и трансформировалась в один из вечных образов мировой литературы – Лейли. Славянская девушка из «Семи красавиц» воспринимается как родная сестра Банучичек, Сельджанхатун. Много схожего находит сам поэт между созданным им художественным образом Ширин и «кыпчакской красавицей», своей подругой жизни Афак. Решительность в поступках, благородство и смелость характеризуют женские образы Низами.

Низами относится к женщине как к достойному человеку, гражданину, равному в правах с мужчиной;

лучшие краски своей художественной палитры он отдает изображению ее способностей. И в более поздние эпохи, и не только в письменной литературе Востока, но и запада, не часто можно встретить столь психологически углубленные женские характеры, раскрытые с такой последовательностью и целенаправленностью, как у Низами.

История сохранила имена многих женщиназербайджанок, сыгравших определенную роль в жизни страны, в укреплении государственности и проявивших мужество в борьбе с чужеземными захватчиками, участвующих в общественной жизни страны. Так, известны своей активной деятельностью жившие в XII–XIII вв. представительницы прекрасного пола: правительница Табриза-Захида хатун, уделявшая большое внимание благоустройству города, развитию культуры, сделавшая все возможное, чтобы спасти город от иноземных захватчиков;

ее дочь Джалалиййа, внучка Силафа владелица крепости Руин – Деж;

жена Джахан Пехлевана Кутейба хатун.

Одной из женщин Азербайджана, прославившихся своим умом и активной деятельностью, была Момине хатун (год ее рождения не установлен, скончалась она в 1175 г.). Она была супругой султана Тогрула II, позже, после его смерти, супругой основателя государства Атабеков Шамседдина Эльданиза. Момине хатун играла большую политическую роль при правлении мужа и сыновей – Насреддина Мухаммеда Джахан Пехлевана и Музафареддина Осман Джахан Арслана. Как сообщает летописец Садраддин ал-Хусейни, Момине хатун всегда сопровождала Шамседдина Эльданиза в его поездках по стране, при решении государственных вопросов он считался с ее мнением. Большим уважением, популярностью пользовалась Момине хатун и в народе, так как она была не безразлична к судьбам и интересам граждан страны, содействовала развитию культуры, просвещения. В честь этой умной и влиятельной женщины в Нахычеване построен уникальный величественный мавзолей. Выдающейся личностью, жившей в начале XIII в., была дочь Султана Тогрула, жена последнего правителя государства Атабеков Музафареддина Узбека Мехриджан хатун. Она занимала активную позицию в вопросах, связанных с управлением государства и политикой.

Когда Хорезмшах Джалаладдин со своей многотысячной армией вторгся на территорию, находящуюся во владении Атабеков, то Атабек Узбек, человек безвольный, безынициативный, проводящий, как правило, время лишь в развлечениях, бежал из Тебриза в Гянджу, оттуда в Нахичевань, а затем укрылся в крепости Алинджа. В отличие от трусливого мужа, Мехриджан Хатун не покинула Тебриз, не оставила в беде свое окружение, свой народ. Хорезмшах Джалаладдин, покоренный ее мужеством, наслышанный о ее остром уме, твердом характере, передал ей во владение город Хой, области Салмас, Урмия;

сам он покинул страну, чтобы попытаться освободить от владычества монголов свою родину. Однако со временем его вероломный визирь, решил лишить полностью род Атабеков принадлежащих им земель, отобрать эти области у Мехриджан хатун. Однако, она с присущим ей умением, организовала достойное сопротивление;

подняв народ на борьбу с иноземным захватчиком, сохранила независимость азербайджанских земель. Ее мужество, ум, качества государственного деятеля особенно проявились при обороне Тебриза. Интересно, что обороной г.Нахичевани руководила также женщина – дочь Джахан Пехлевана Джалалия. Захватчикам пришлось с позором отступить.

Своим героизмом, доблестью прославилась Алейка Конюлдаш, жена правителя Азербайджанского Государства Каракойунлу Кара Юсифа. Она вместе со своим мужем в 1421 г. вблизи Тебриза приняла активное участие в боях против войск султана Шахруха.

Довольно значительную политическую и дипломатическую роль в жизни государства играла мать правителя Азербайджанского государства Аггоюнлу Узун Гасана – Сара Хатун (XV в.) Благодаря ее верной ориентации в сложившихся ситуациях, ее инициативе и проявленной активности успешно завершился целый ряд дипломатических переговоров. Следует отметить заслугу в неофициальной дипломатической миссии и дочери Великого правителя Азербайджанского государства Сефевидов Шаха ИсмаилаМахинбаниз Султаным ханум (XV в.). В период, когда обострились отношения между Турцией и Сефевидским государством, всесторонне образованная, отличающаяся необычной добротой, миролюбивым характером Махинбану Ханым обращается с письмамипосланиями к дочери турецкого Султана, призывая ее повлиять на своего отца с тем, чтобы оба правителя отказались от военных действий и решали все спорные вопросы мирным путем.

Перихан ханум (XV в.) – дочь шаха Исмаила I, жена Ширваншаха Халилуллаха – известна своей гибкой политикой в государственных делах;

она проявила особое умение в стремлении присоединить Ширванское ханство к государству Сефевидов.

Особым мужеством отличалась мать шаха Аббаса I, жена правителя государства Сефевидов Хейран Ниса Бейим (XVI в.). Она непосредственно руководила боями против напавших на страну отрядов наследника Крымского ханства Адыля Гирея и турецкого султана и обеспечила победу над ними.

Особый интерес представляет личность Мехсети Гянджеви (XII в.), получившей для своего времени всестороннее образование;

знакомство с ее поэтическим наследием свидетельствует о ее познаниях в области математики, астрономии, философии, ряда гуманитарных наук, в том числе и философии;

она была известна игрой в шахматы и как музыкант.

Мехсети выступала с резкой критикой существующих общественных отношений, с болью писала она о том, что в мире царит несправедливость, народ находится в бедственном положении1, что горька судьба тех, кто обладает талантом, знанием, доблестью, «…от огня невежества доблесть, талант свелись на нет»2. Как и многие мыслители своей эпохи, Мехсети предполагала, что путем назиданий можно призвать правителей к справедливости, к необходимости проявлять заботу о своем народе.

По Мехсети, человек волен жить согласно своим принципам и желаниям.

Она сама влюблена в жизнь во всех ее лучших проявлениях, и всем своим гуманистическим, жизнеутверждающим творчеством, своими рубаи она призывает жить полнокровно и радостно в этой жизни, ибо возможность существования после смерти не реальна, земная же жизнь быстротечна3.

Согласно представлениям Мехсети, человек представляет собою неразрывное единство материального и духовного начал, органическое единство души и тела4.

Жизнеутверждающая позиция Мехсети, будучи антропологически направленной, обладала для своего времени социальной значимостью, так как вопреки господствующим канонам ориентировала людей на стремление к осознанию радости бытия, к счастью. Поэзия Мехсети по духу своему является глубоко народной. Из наследия Мехсети сохранилось около 400 рубаи и небольшое количество стихов небольших размеров.

Ряд из них насыщен глубоким философским смыслом и вошел в сокровищницу философской поэзии исламского региона Востока наряду с рубаи Рудаки и Хайяма. На основе их мы и судим о философских воззрениях Мехсети.

Доминирующим в ее мировоззрении является представление о том, что первооснову всего существующего составляют четыре элемента: вода, воздух, земля, огонь;

взаимосвязь, взаимопревращение и различное сочетание их составляют все многообразие мира. Мехсети поэтому и определяет эти четыре элемента как «основу» всего существующего5.

Касаясь причины наличествующих в мире явлений, движения происходящих изменений, Мехсети причиной всего считает «судьбу, которая вращается сама и вращает все» (Мехсети, Диван, с. 22,34, 63, 70) Мехсети. Диван. С. Там же, с. Там же, с. Там же, с. 20, 41, 46, Мехсати, Диван, с. Мир, согласно Мехсети, это единство противоположных начал, противоположных свойств и явлений. Причем, признавая единство противоположностей, их смену, она признает тождественность противоположностей друг другу, их единство: «Удивительно, что друг подобен врагу, месяцгоду, ночьдню – после–до, плохоехорошему» (Мехсети, Диван, с.59) По Мехсети все находится в постоянном движении, изменении, происходит вечный круговорот материи.

Иное звучание и остроту приобретала ее позиция в силу своего несоответствия господствующим религиознонравственным установкам.

Проповедуемые Мехсети положения о тщетности какойлибо надежды на потустороннюю жизнь, о необходимости пользоваться всеми доступными благами в земной жизни противостояли религиозному учению, обещавшему обездоленным лучшую жизнь, райское наслаждение после смерти.

Ставя под сомнение основные принципы и установки господствующей идеологии, поэзия Мехсети, умно и тонко высмеивая царящие в обществе, особенно в среде духовенства, ханжество и лицемерие, безусловно, способствовала развитию антидогматичности мышления, еретического настроя и социальной активности.

Наследие Мехсети, яркий образец насыщенной философским содержанием светской городской поэзии – жанра «Шахрашуба», характерного для культуры Ренессанса исламского региона, сыграло значительную роль в развитии свободомыслия в философской поэзии Азербайджана.

Вольнолюбивость ее натуры и ее творчества отмечалось многими исследователями ее поэтического наследия. Смелость и критический настрой Мехсети отмечается австрийским востоковедом Ф.Маером, который пишет, что «некоторые рубаи ее направлены против внутренней грязи и внешнего показного послушания духовенства… Есть некоторые рубаи, направленные против религии»1.

Выступление против религии, против устоявшихся моральных норм, против зла, лжи, ханжества требовали большой смелости от человека и, особенно, от женщины. Смелость, свободолюбие Мехсети в сочетании с особой изысканностью, утонченностью вкуса, чувством юмора, проявляющимися в ее поэзии, вызывают особое поклонение перед ней, и не случайно, что Ф.Маер, один из самых тщательных исследователей ее жизни и творчества, назвал свой серьезный и объемный труд «Прекрасная Мехсати».

Поэтическим творчеством занималась и дочь Тахмасиба I – Периджан ханум (XVI в.). Стихи ее известны под псевдонимом «Хагиги», ей посвятил свое произведение «Такмилат улахбар» Абдил бек Ширази.

Как видно из вышесказанного, женщины Азербайджана сыграли важнейшую роль в развитии общественной, политической, духовной и других сфер жизнедеятельности общества.

Ренессанспереломный период в духовном и культурном развитии стран Западной Европы. Ярче всего и раньше всего его черты проявлялись в Италии уже в XIV в. Позже во Франции, Испании. Все эти перемены не могли не коснуться и женских судеб. В эпоху Возрождения создается новый идеал красоты, воспевающий человека, гармонию его тела и духа.

В Древней Греции высшей ценностью и символом прекрасного стал человек с гармоничными, совершенными пропорциями. Красота человека стала одной из главных тем греческого изобразительного искусства. Западноевропейское средневековье породило совершенно иной идеал, трактовавший прекрасное как Ф. Маер. Прекрасная Мехсати, с. воплощение духовной красоты. При полном безразличии к красоте тела особое значение придавалось лицу. Главным украшением его считался высокий лоб и широко раскрытые глаза – зеркало вечной, бессмертной души. Непокрытые волосы, особенно у женщин, воспринимались как символ развращенности.

Культура эпохи Возрождения по сравнению с античностью или средневековьем стала более феминизированной. Возросла роль женщины в обществе, ее красота стала цениться наравне с ее обаянием, общей культурой, образованием. Тема прекрасной дамы становится ведущей в литературе и изобразительном искусстве, а эталонами в понимании красоты становятся золотые волосы и карие глаза воспеваемых женщин. Венецианки этой эпохи специально красили волосы, добиваясь модного цвета или оттенка. Вообще, важнее всего для женщин эпохи Ренессанса была прическа. Не избежали пристрастия к златовласым головкам поэты и художники Возрождения (Рафаэль, Боттичелли). Если в начале эпохи Ренессанса художники за редким исключением, например, Боттичелли, изображали человека без идеализации, достаточно реалистично, то к XVI в.

вырабатывается довольно четкий канонический тип. Исчезла готически стройная, устремленная вверх фигура. Женщине надлежало быть среднего роста, не полной, но всетаки при формах. Поскольку итальянки, как правило, были довольно приземисты, приходилось как в искусстве, так и в натуре заботится об удлинении фигуры. Для этого изобрели колодки (итал. roccli), порой столь высокие, что женщина чувствовала себя как на ходулях и передвигаться могла лишь с помощью слуг. Это одна из причуд моды того времени.

Идеалом красоты считалась в Италии Изабелла д`Эсте. До нас дошел ее портрет кисти Леонардо да Винчи. Красавицей считалась и Маргарита Валуа, воспетая стихами и прозой, жена Генриха IV.

Мужская же красота в эпоху Возрождения и потребность познать и физически совершенствовать свое тело были открыты заново. Мужское тело было признано достойным предметом художественного изображения. Правда, лишь в определенных сюжетных и стилистических рамках. Мужское тело должно было быть молодым, красивым и не особенно маскулинным (сексуальным).

Хотя в искусстве Возрождения представлены 3 ипостаси маскулинности:

1) мальчик-подросток;

2) женственный образ;

3) мужественный сильный мужчина (последнее особенно характерно для Микеланджело) – большинство художников этого периода предпочитали изображать нежных юношей («Иоанн Креститель» и «Бахус» Леонардо да Винчи, лукавые мальчики Караваджо, которых искусствоведы нередко принимали за девочек, бесчисленные святые Себастьяна и т.д.).

В дворянской культуре XVII–XVIII вв. женственная мягкость и расслабленность считались признаками аристократизма и всячески культивировались: прекрасные Адонисы Тициана и Рубенса, с нежными чертами лица и округлыми формами тела;

красавец Антони Ван Дейк, имевший огромный успех у женщин.

«Я создал тебя существом не небесным, но и не только земным, не смертным, но и не бессмертным, чтобы ты, чуждый стеснений, сам себе сделался творцом и сам выковал окончательно свой образ. Тебе дана возможность пасть до степени животного, но также и возможность подняться до степени существа богоподобного исключительно благодаря твоей внутренней воле…» так говорит бог Адаму в трактате итальянского гуманиста Пико делла Мирандола «О достоинстве человека».

В этих словах в концентрированной форме выражен духовный опыт эпохи Возрождения, выражен сдвиг в сознании, который она совершила.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Гянджели Сабир. Женщина, красота и величие души. – Б., 2. Дмитриева Н.А. Краткая история искусств. Выпуск I. – М., 3. Кон И.С. Введение в сексологию. – М., 4. Мир и Эрос. Антология философских текстов о любви. – М., 5. О любви и красотах женщин: трактаты о любви эпохи Возрождения. – М., 6. Поэты Возрождения: Переводы. – М., 7. Проблемы Азербайджанского Ренессанса. Изд. «Элм». – Б., 8. Фукс Э. Иллюстрированная история нравов: Эпоха Ренессанса. – М.,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.