WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |
-- [ Страница 1 ] --

РЕКЛАМА. НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В РОССИИ Олег Феофанов РЕКЛАМА НОВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ В РОССИИ Олег Феофанов Рекомендована Международной рекламной ассоциацией (IAA) в качестве учебного пособия для подготовки

профессионалов в сфере рекламы ПИТЕР Санкт-Петербург Москва•Харьков•Минск 2000 СОДЕРЖАНИЕ Феофанов Олег Александрович (1928—1999) Несколько слов в начале ГЛАВА 1. Реклама в нашей жизни Рекламная круговерть Экономическая функция Социальная функция Идеологические функции Реклама и пропаганда образа жизни Воспитательные функции Реклама и культура Реклама и средства массовой информации Политические функции Особенности рекламного рынка России Реклама и национальные ценности Зарубежная реклама на российском рынке Своеобразие российского менталитета и зарубежная реклама Специфика «переходного периода» и реклама Реклама «с чужого плеча» Что же такое собственно реклама?

Реклама и паблик рилейшнз Реклама и искусство обольщения Многообразие форм рекламы Философия и эстетика рекламы «Живите легендой!» Миф в рекламе и ее достоверность Законодательная база российской рекламы Расходы на рекламу Престижность рекламного бизнеса Несколько эпизодов из истории российской рекламы Реклама на телевидении Роль телерекламы в нашей жизни Пути развития российской видеорекламы Две тенденции — «киношная» и «рекламная» Компьютерная графика в рекламе Что вокруг клипа?

Радиореклама Мода, дизайн и реклама Художник в рекламе ГЛАВА 2. Психология рекламы Реклама и развитие различных наук Психология — основная наука для рекламиста Мотивация Постановка психологических задач Социально-психологическая задача Соответствие закономерностям общей психологии «Идеальная» продажа Замена уникального торгового предложения имиджем товара Имидж Технология создания имиджа Ассоциации и их виды Ассоциации по смежности Ассоциации по сходству Ассоциации по контрасту Проекция, «свидетельства» Герой рекламы — знаменитость «Свидетельства» в отечественной рекламе Относительная эффективность приема «свидетельство» Апелляция к лидеру мнений Восприятие рекламы Внимание Внимание и наружная реклама. Внимание и упаковка «Ай-стоппер» Понимание «Мерчендайзинг»... О засорении нашего языка Запоминание Виды рекламного психологического воздействия Информирование Убеждение Почтовая рассылка («директ мейл») и почтовый маркетинг («директ маркетинг») как форма убеждения в рекламе Внушение О так называемой «сублимальной» рекламе Побуждение Психологическая направленность рекламного текста Значение и смысл Слова теплые и холодные Рекламное обращение: психологические аспекты О краткости Структура рекламного текста Ску-уч-но!

Бумажные цветы фальшивой риторики «Зазывалки» Маленькие профессиональные хитрости О цене в рекламе Как усилить восприятие рекламы Цвет в рекламе Физиология цвета В. Кандинский о цвете Цвет и национальные традиции Настроение, юмор в рекламе Музыка в рекламе Использование запахов в рекламе Сексуальные обертоны в рекламе Глава 3. Имидж бизнеса и имидж фирмы Имидж бизнеса в массовом сознании Реклама и имидж предпринимательства Социальная слепота?

Предпринимательство и социальная реклама Имидж фирмы: его слагаемые Название фирмы. Кое-что из истории Как назвать фирму «Сапожник без сапог»?

Слоган фирмы Начнем с истории Три вида слоганов Рекламный и торговый слоганы Слоган — это очень не просто Слоганы-«завлекаловки» «Автомобильные» слоганы И еще: слоганы с комментариями Торговая марка, «брэнд-нейм», логотип и фирменный стиль Товарный знак — знак фирмы и ее ответственности за качество Разница между торговой маркой и «брэнд-нейм» Стоимость торговых марок Честь торговой марки — честь фирмы Торговые названия товаров И еще об иллюстрациях Мимикрия, фальсификация и просто воровство «брэнд-неймс» Логотип — «клеймо» фирмы Фирменный стиль Что еще укрепляет имидж фирмы?

ГЛАВА 4. Политическая реклама Начнем с американского опыта Политическая реклама? Это не для нас!

Почему нам нужна политическая реклама?

Как оценивать программы кандидатов «Садясь в дилижансы, рассчитайте ваши делансы» Имиджмейкеры и их роль в предвыборной кампании Что же такое «политическая реклама»?

Реклама коммерческая и политическая: общее и особенное И все-таки политическая реклама — фактор вторичный «Если кто отвергнет Квинтия, тот да усядется рядом с ослом!» Виды политической рекламы Политическая реклама в Интернете Почтовая рассылка («директ-мейл») в политической рекламе Институциональная политическая реклама Прием «свидетельство» в политической рекламе Плакат и листовка Психологические задачи политической рекламы Аудитория и ее политическая культура «Грязная политика» «Невинные», казалось бы, шутки «14 чемоданов компромата» Политический терроризм?

Если вас облили грязью Популизм и популярность «Vox populi — vox Dei»?

Семантический дифференциал Персонификация политики Имидж кандидата Портрет «идеального» кандидата «Идеальный» имидж президента Этапы разработки имиджа Предвыборная легенда Разработка рекламной идеи Политический слоган Политическая символика Схема организации рекламных мероприятий СМИ — кому они принадлежат?

Телевидение и манипулирование «В свете рампы» Информационный повод «Псевдо-события» Выступление кандидата Фон выступления Как готовить выступление Адаптация текстов выступления Как говорить с аудиторией Поведение кандидата Психологические аспекты общения кандидата с избирателями Опыт успешной политической рекламы в кампании по выборам президента в году Что не должен делать кандидат 41 полезный совет тому, кто хочет победить на выборах Некоторые размышления о политической рекламе в предвыборных кампаниях 1999—2000 годов Предвыборная кампания-99: «одна большая помойная яма»?

Некоторые выводы ЗАКЛЮЧЕНИЕ От любви до ненависти (и обратно) — один шаг Несколько слов против самообольщения Будущее рекламы Станет ли реклама в Internet ведущей ее формой?

«Премии» вытесняют творческую рекламу Что хотелось бы сказать коллегам напоследок «Предварительные итоги» Феофанов Олег Александрович (1928—1999) Он два месяца не дожил до 72 лет. В феврале 2000 года в издательстве «Питер» выходит его новая книга — «Реклама: новые технологии в России». Пятнадцатая книга профессора Олега Феофанова, которую, в отличие от предыдущих, ему уже никогда не держать в руках. Толстая книга, над которой он, не считаясь с болями в сердце и потерей зрения от круглосуточной вахты за компьютером, самозабвенно работал последние три года. Самые свежие дополнения о политической рекламе на текущих думских выборах он переслал в издательство буквально накануне парижской командировки. Инфаркт в самолете «Париж — Москва» на пути с Европейского конкурса рекламы «Эпика», где он был членом жюри, — символический конец его богатого на жизненные перемены земного пути.

Впрочем, любая самая достойнейшая смерть все равно остается для родных, близких и друзей холодным ужасом утраты любимого человека. Тем более такого обаятельного, умного и светлого человека, каким навсегда запомнят Олега Александровича знавшие его. Я вижу его с любимой трубкой в руке, виртуозно читающим любимые стихи Саши Черного. Или задумчиво слушающим любимую музыку Георга Генделя, из которого он особенно ценил ораторию «Мессия». В чем, в чем — а в музыке он разбирался профессионально.

Он немало поездил по миру. Перед смертью успел побывать в Париже в седьмой раз. А впервые Париж очаровал юного журналиста-международника в далеком году, когда он был там проездом по пути в Канаду. Он не раз говорил мне, что именно молодость, проведенная в Канаде, где он четыре года работал пресс секретарем советского посольства, сформировала его как личность, навсегда определила профессию, сферу научных интересов и стиль жизни. Научила широте мышления и пренебрежению к партийно-идеологическим установкам в журналистике, науке, литературе. А давили его эти догмы ежедневно — выпускник МГИМО, он получил распределение в Совинформбюро (позже переименованное в АПН), где и проработал более 20 лет. Эта организация, призванная вести пропаганду советского образа жизни за рубежом, была самым подконтрольным винтиком в партийно-идеологической системе.

Вернувшись из Канады, он написал об этой стране книгу «Счастье в кредит», максимально честную по тем идеологическим нормам. За ней последовали сборник рассказов «Чужая улица» и три книги о рок-музыке: «Тигр в гитаре», «Музыка бунта», «Рок-музыка вчера и сегодня». Их зачитывали до дыр, размножали в фотокопиях, за бешеные деньги продавали на книжном рынке. Мое поколение именно из них узнало о современной музыке. И не только о роке, но и о современном джазе, глубоким знатоком и увлеченным коллекционером которого был Олег Александрович.

Яркого журналиста заметили в АПН и поставили главным редактором журнала «Спутник» — идеологической витрины советского образа жизни для Запада. И это издание он всего за четыре года смог сделать легендой в профессиональной журналистике. Полумиллионные тиражи английской, французской и немецкой версий Спутника и личный гнев главного идеолога «Старой площади» Михаила Суслова, снявшего Феофанова и закрывшего журнал за отступления от партийной линии — лучшее подтверждение высочайшего уровня его редакторской работы.

Затем были Институт США и Канады и Академия общественных наук. Он защитил кандидатскую, затем — докторскую по философским наукам. Преподавал социальную психологию, социологию массовых коммуникаций, теорию журналистики, рекламу. Стал доцентом, затем профессором. В далеком 1974 году протащил через цензурные ножницы в издательстве «Мысль» уникальную по глубине анализа и фактуре книгу «США: реклама и общество». Еще на Первом фестивале рекламных роликов в 1984 году работал председателем жюри.

Классикой жанра «рекламной критики» стали его полемические «Заметки мэтра», из номера в номер публиковавшиеся при Наталье Смирновой в «Рекламном мире». Он был членом редколлегии журнала «Реклама», ни один номер которого не обходился без его статьи, выступил отцом-основателем Института дизайна и рекламы.

Он подготовил несколько сильных аспирантов на факультете журналистики МГУ, а уж официальным оппонентом выступал, по-моему, не меньше чем на полусотне защит. Относился он к этому ритуальному мероприятию предельно требовательно:

его десятистраничный отзыв на мою докторскую — образец научной скурпулезности и добросовестности. Так он формировал свою неформальную научную школу.

За внешне весьма удачными биографическими вехами трудно догадаться, насколько мучительно тяжело давались жизненные победы этому удивительно талантливому, разносторонне одаренному и трудолюбивому человеку. Поистине новаторскую докторскую диссертацию о механизмах формирования общественных иллюзий два раза «валили» на совете в Академии общественных наук. Не стало ему легче и с началом перестройки — текст брошюры о финансовой рекламе предприимчивые «издатели» выпустили без фамилии автора. Написанное им предисловие к «Современной рекламе» Бове и Аренса красуется в книге, выпущенной в издательстве Довганя, под чужой фамилией. Великолепная книга мемуаров «Осколки зеркала», которую он так жаждал увидеть напечатанной, вышла, наконец, в прошлом году стараниями Института дизайна и рекламы, но мизерным тиражом 2000 экземпляров. Два долгих года искал издателя его новый капитальный труд о социологии рекламы. И не знаю, вышел бы вообще, если бы не редактор издательства «Питер» Лолита Волкова, оценившая уровень рукописи.

Этот человек в принципе не умел «делать карьеру», не умел ловчить, приспосабливаться, заводить нужные связи. Уверен, что он был чудовищно недооценен современным российским рекламным бизнесом (особенно той частью, которая занимается его приоритетной темой — политической рекламой). Да и вообще недооценен отечественной наукой о рекламе и социальных коммуникациях (если она у нас существует как таковая).

Если называть вещи их настоящими именами, профессор Олег Александрович Феофанов является основоположником современной отечественной научной школы, изучающей рекламу, public relations и социологию массовых коммуникаций в целом.

Он был в высшей степени наделен даром человеческой дружбы. Я твердо уверен, что те, кто могут назвать себя его Учениками, друзьями, близкими или просто хорошими знакомыми, навсегда сохранят в памяти его человеческое тепло и обаяние ума.

Игорь Крылов, ученик профессора О. А. Феофанова Спасибо моим 3aрубежным и отечественным коллегам, которые поделились со мной своей мудростью.

Олег Феофанов Несколько слов в начале В одном из последних изданий «Большой Советской Энциклопедии» было написано:

«Реклама — это средство одурачивания покупателей и навязывания им часто бесполезных товаров сомнительного качества». Сегодня мало кто разделяет это мнение. Реклама превратилась у нас в уважаемый и социально-необходимый вид деятельности.

Много лет назад вышла в свет моя монография «США: реклама и общество».

Монография была в основе своей честным исследованием рекламы как социального феномена. Она стала одной из первых книг у нас в стране, в которой тема раскрывалась без привычных идеологических шор, хотя и не лишенной из-за «специфики» (скажем мягко) того времени определенных политических обертонов.

Прошло четверть века. Все эти годы я был активно включен в рекламную деятельность в нашей стране. Моя монография, выпущенная в свет издательством «Мысль» очень скромным тиражом, все-таки дошла до специалистов. И в том же 1974 году Министерство Торговли РСФСР предложило мне подготовить по поручению Н. Косыгина, тогда Председателя Совета Министров СССР, письмо в Политбюро ЦК КПСС о необходимости расширения рекламной деятельности в нашей стране. Это было связано с экономической реформой Косыгина — Либермана середины 60-х — начала 70-х годов, сущность которой сводилась к допуску в нашу экономику пусть ограниченных, но все-таки рыночных отношений.

Конец этой саги печален. Один из старейших членов Политбюро начертал красным карандашом на письме свой отзыв, нечто вроде «на кой черт нам эти буржуазные штучки!». А потом в экономическую реформу Косыгина — Либермана был вбит осиновый кол передовой статьей в главном партийном журнале «Коммунист» под заголовком «Еще раз о так называемом "рыночном социализме"».

Но экономика, забредшая в тупики стагнации, требовала новых подходов для своего оживления. И одним из таких путей могла стать активизация рекламной деятельности. В то время у нас в стране были три крупные рекламные организации.

Одна, старейшая — Внешторгреклама, связанная с внешним рынком и поэтому в большей мере ориентированная на Запад, другая — Коопторгреклама, занимавшаяся рекламой потребительских коопераций страны. Поскольку этим организациям было дозволено в определенных рамках осуществлять нечто вроде ориентированной на рынок торговли, у них было достаточно широкое поле деятельности. Наконец, уже тогда была создана и успешно работала под руководством талантливого менеджера Игоря Борзенкова крупнейшая в стране, имеющая филиалы во всех союзных республиках организация — Союзторгреклама, впоследствии — Союзреклама. Она послужила прототипом множества различных рекламных агентств, возникших позже. Я участвовал в деятельности этой организации, выступал как консультант, работал в семинарах и со своими, тогда еще немногочисленными, коллегами распространял по всей, в то время еще огромной, стране «разумное слово» о рекламе. Я читал лекции и проводил семинары в различных вузах страны: в МГИМО, в Институте кинематографии, в МГУ, в Институте дизайна и рекламы, в разных организациях, которые нынче почему-то числят себя «международными академиями», и просто в собраниях случайных коллег, будь то на Камчатке, в Тбилиси, в Алма-Ате, Ташкенте, Самаре или в малых подмосковных городах. Разрабатывал концепции проведения рекламных кампаний для финансовых и коммерческих структур, писал статьи о рекламе для газет и журналов. Как говорится, «сочетал теорию с практикой».

Мне кажется, что наступило время для того, чтобы обобщить свои размышления по поводу отечественной рекламы и поделиться ими с коллегами. Поэтому четверть века спустя после монографии «США: реклама и общество« вам предлагается книга «Реклама: новые технологии в России». В этой книге особое внимание будет уделено социальным, социально-психологическим и психологическим аспектам рекламной деятельности. Логика книги проста: от общего — к частному, от размышлений — к советам и конкретным рекомендациям. Мои многочисленные ссылки на высказывания зарубежных политиков, социологов, философов, исследователей рекламы объясняются тем, что реклама на Западе давно уже стала объектом научного изучения. Что же касается России, то, несмотря на обилие книг «по рекламе», в них пока еще почти нет социального и философского осмысления этого удивительного феномена. И еще. В книге множество примеров и оценок рекламных обращений. Разумеется, это мои собственные оценки. Об окружающем мире мы судим исходя из собственного опыта. Помните поговорку: «Кому что нравится: кому — попадья, кому — попова дочка, а кому — свинячий хрящик»?

Субъективно мы судим и о рекламе. Но при всем том я старался соотносить свое мнение с фундаментальными требованиями, которые предъявляются к этому чрезвычайно сложному виду творчества.

ГЛАВА ПЕРВАЯ. РЕКЛАМА В НАШЕЙ ЖИЗНИ Рекламная круговерть Экономическая функция Социальная функция Идеологические функции Реклама и пропаганда образа жизни Воспитательные функции Реклама и культура Реклама и средства массовой информации Политические функции Особенности рекламного рынка России Реклама и национальные ценности Зарубежная реклама на российском рынке Своеобразие российского менталитета и зарубежная реклама Специфика «переходного периода» и реклама Реклама «с чужого плеча» Что же такое собственно реклама?

Реклама и паблик рилейшнз Реклама и искусство обольщения Многообразие форм рекламы Философия и эстетика рекламы «Живите легендой!» Миф в рекламе и ее достоверность Законодательная база российской рекламы Расходы на рекламу Престижность рекламного бизнеса Несколько эпизодов из истории российской рекламы Реклама на телевидении Роль телерекламы в нашей жизни Пути развития российской видеорекламы Две тенденции — «киношная» и «рекламная» Компьютерная графика в рекламе Что вокруг клипа?

Радиореклама Мода, дизайн и реклама Художник в рекламе Рекламная круговерть Реклама играет множество ролей: и учителя, и проповедника, и диктатора... Она в значительной степени определяет наш образ и стиль жизни. Именно поэтому серьезный немецкий журнал «Spiegel» еще несколько лет назад определил ее как «пятую власть» вслед за властью СМИ, которая считается «четвертой». Феномен рекламы столь значителен и многогранен, что и создатели, и потребители ее, признавая или отрицая влияние «пятой власти», высказываются о рекламе весьма противоречиво.

Не будет преувеличением назвать француза Жака Сигела «маэстро мировой рекламы». Не будет преувеличением и сказать о том, что он обеспечил продвижение различных политиков к вершинам пирамиды власти. Это он сказал:

«Реклама давно уже не просто слово в торговле. Это слово в политике, слово в общественных отношениях, слово в морали». Он написал ряд книг. Он о рекламе знает все. И в то же время, пытаясь определить свое к ней отношение, Жак Сигела дает такой подзаголовок одной из своих книг: «Не говорите моей матери, что я работаю в рекламе: она подумает, что я работаю в борделе»... В борделе? Если так, то это самый высокооплачиваемый бордель в мире! А единственное, что сближает рекламу и вышеназванное социально-профилактическое заведение, слоган:

«Клиент всегда прав!». Но это постулат нормальных рыночных отношений. И дай нам Бог его усвоить...

* * * День и ночь вокруг нас бушует, все разрастаясь, многоцветный увлекательный и таинственный рекламный карнавал. Он создает атмосферу, в которой мы живем. В середине пятидесятых годов я волею судеб оказался в Канаде и был потрясен силой рекламного натиска и изобретательностью ее приемов. Нас тогда окружали убогие и бессмысленные призывы типа «Летайте самолетами Аэрофлота», будто можно было летать самолетами Lufthansa или Delta, и «Храните свои деньги в сберегательной кассе», будто их можно было хранить в Chase Manhattan Bank. Да и эти призывы встречались не часто. А там — реклама повсюду. На улице, в магазинах, в вашем почтовом ящике, наконец, у вас дома — доносящаяся из радиоприемника и телевизора. Она вездесуща. Укрыться от нее невозможно.

Рекламируется все, от сосок до гробов. Лидер американской деловой прессы солидный журнал «Fortune» писал в свое время: «Американец живет на положении осажденного, причем эта осада начинается на рассвете и продолжается до тех пор, пока он не отправится спать. Почти все, что он видит, слышит, пробует, к чему прикасается, что нюхает, представляет собой попытку что-нибудь продать».

В нашей стране рекламное давление пока не достигло такой силы, но оно растет с каждым днем. Как к нему относиться? Запасаться антирекламным бронежилетом, заткнуть уши и завязать глаза? Или приветствовать его? Может быть, рекламный цунами — и не цунами вовсе, а благотворный дождь, способный оросить нашу экономику и изменить всю нашу жизнь к лучшему?

На рекламу тратятся огромные деньги. Обычная цена размещения 30-секундного ролика на американском ТВ составляет $ 120 тыс. Однако в телепередаче «Интервью с Моникой Левински» за размещение такого ролика надо было заплатить $ 400 тыс., что смогли себе позволить лишь фирмы Mercedes и McDonald's. Но и это не предел. В телепередачах о финальных соревнованиях по регби, бейсболу и баскетболу 30-секундный ролик может стоить до $ 1,5 млн. При этом в США на час программы приходится в среднем 20 рекламных минут. В США расходы на рекламу, в самом широком ее понимании, превосходят военный бюджет страны. На Западе деньги на ветер не бросают. А это значит, что реклама выполняет какие-то важные и необходимые для общества функции.

Малоизвестный российский предприниматель прошлого века Метцель, основавший первую в нашей стране контору по приему объявлений, подарил миру афоризм:

«Реклама — двигатель торговли». Лозунг этот стопроцентно верен. Но реклама нужна не только торговле. Мы называем наш век «веком информатизации». А в основе рекламы — информация, причем, не только коммерческая, но и социальная, и политическая, и идеологическая, и другая. Поэтому и функции ее многообразны.

Каковы же они?

в начало Экономическая функция Американский социолог Вэнс Пэккард категорично заявил: «Без рекламы американская экономика развалилась бы через 15 секунд». Может быть, « секунд» — слишком жестко сказано, но в условиях рыночных отношений, в условиях все обостряющейся конкуренции, помноженной на растущее изобилие товаров и услуг, их фантастическое разнообразие, Пэккард прав по существу.

Реклама — не просто служанка, но и значительная часть экономики. Приведу слова крупнейшего владельца газетных «цепей» и телевизионных станций по всему миру лорда Томсона, с которым у меня в свое время сложились дружеские и деловые отношения: «Реклама — не приправа к бизнесу, а сам бизнес». Реклама — это голос рынка, голос самого бизнеса, его язык, с помощью которого бизнес общается с народом.

То прыжками, то ползком, то зигзагами мы движемся к цивилизованному рынку.

Сформировать его сегодня невозможно без развитой рекламы. Она порождается рынком и сама является инструментом его формирования. Если хотите — ее состояние отражает наши темпы движения к рынку. Она является огромной составной частью нашей новой, пока еще хромающей экономики, индикатором нашего движения по пути реформ. Уровень и темпы развития рекламы в России свидетельствуют об уровне и темпах нашей интеграции в международную экономику. Интеграции крайне необходимой. Не может такая великая страна, как Россия, стоять на обочине столбовой дороги, по которой идет мировая цивилизация.

Можно было бы заметить, что эта интеграция, к сожалению, выглядит порою карикатурно: мы рабски копируем западные образцы, игнорируя самобытность нашей истории, культуры и образа мыслей. Но здесь — естественные издержки процесса, в котором мы, «задрав штаны», бежим за ушедшим вперед капитализмом, а точнее — постиндустриальным обществом.

Экономическая функция рекламы сводится в основном к информированию о товаре или услуге, их популяризации, повышению спроса и товарооборота, а вместе с тем — и производства. То есть реклама развивает экономику и в конечном счете влияет на наш с вами уровень жизни. Вот как выразила эту мысль в американском журнале «Newsweek» Международная рекламная ассоциация. Вначале — слоган: «Когда реклама делает свою работу, миллионы людей сохраняют свою». И далее:

«Хорошая реклама не только информирует. Она продает. Она помогает продвигать продукт и сохраняет бизнес. Каждый раз, когда реклама возбуждает интерес потребителя, достаточный, чтобы он завершился покупкой, она укрепляет положение компании. И значит, помогает сохранить рабочие места тех, кто в ней работает». Иными словами: реклама — это один из инструментов борьбы с безработицей. А безработица — везде актуальная проблема. У нас — тоже.

в начало Социальная функция Следующая и, на мой взгляд, наиболее важная сегодня для России — социальная функция рекламы. Прежде всего — функция интеграции нашего населения, становления его единства. Возможно ли это? По мнению весьма компетентного американского социолога Дэниела Бурстина, реклама в середине прошлого века создала американскую нацию. Каким же образом? Прежде всего — унифицируя потребности и вкусы населения, определяя потребительские приоритеты и в то же время превращая товары в символы страны. Ведь не случайно в нашем сознании США до недавнего времени ассоциировались с такими товарами-символами, как кока-кола, жевательная резинка, джинсы — товарами, которые широко рекламировались по всему миру.

Жизнь постоянно показывает неразрывную связь материального и духовного.

Простой пример. Вы приходите в квартиру незнакомого вам человека и по вещам в этой квартире можете более или менее точно определить его стиль жизни и духовные потребности. Унификация потребительских приоритетов американцев вела к унификации духовных потребностей. А вместе с тем — и к осознанию себя как части единой нации.

Интеграционные функции рекламы выделял и такой выдающийся исследователь и теоретик электронной революции, как Маршалл Маклюэн. Он писал: «Реклама — это спрессованный образ современности. Она аккумулирует чувства и опыт всего общества. В идеале реклама стремится к гармонии человеческих импульсов и желаний, к интеграции общества вокруг общих целей».

Сегодня в России, после распада СССР и изменения общественно-экономических отношений, приведших к резкой социальной дифференциации, появлению богатых и бедных, реклама должна активно выполнять свои интеграционные функции. К сожалению, она не только не выполняет их, но, наоборот, подчеркивает дифференциацию населения, неосторожно и неделикатно предлагая товары и услуги, предназначенные для богатых, всем, всем, всем!

Печально, но в конечном счете это ведет к ее неприятию, искажает имидж предпринимательства, сеет зерна обиды и озлобленности. Впрочем, мы еще вернемся к этой теме, когда будем рассматривать отношение потребителей к нашей рекламе.

И еще один аспект социальной роли рекламы. Мы редко обращаем на него внимание. А он — важен. «Дразня» своими предложениями, реклама стимулирует труд, усиливает мотивацию труда: «Я тружусь не просто так, а чтобы приобрести то то и то-то...». Это способствует в конечном счете формированию «среднего класса», который в любом обществе выступает главным гарантом его стабильности. Реклама выступает в качестве «пряника», она помогает человеку поверить в свои силы, вовлекает его в трудовую деятельность, заставляет повышать производительность труда и таким образом способствует экономическому и социальному развитию общества. Известный американский теоретик Пьер Мартино в своей книге «Мотивация в рекламе» писал о рекламе: «Ее вторая задача — продажа товаров.

Но ее первейшая задача — приобщение людей к нашей американской системе.

Реклама способна помочь людям почувствовать, что они являются частью общества, которому предлагается все самое лучшее, помочь им проникнуться вдохновением и работать с самой высокой производительностью».

Реклама дает возможность проявлять инициативу и в конечном счете реализовывать давно декларированную в нашей стране и не реализованную в условиях «развитого социализма» формулу — «от каждого по способностям — каждому по труду». Предпринимательство дает реальную возможность покончить с обезличенностью, с уравниловкой. А реклама — глашатай предпринимательства.

в начало Идеологические функции Замученные всевластием коммунистической идеологии, десятилетиями господствовавшей у нас, мы стараемся избегать самого термина «идеология». А зря. Не надо бояться этого термина. Другое дело, что в результате преобразований в стране и появления социальных групп с разными, порою противоположными интересами, у нас постепенно оформляется идеологический плюрализм. В конце концов, что такое идеология? Это — теоретическое, концептуальное выражение интересов определенной социальной группы, ее целей и путей их реализации.

Связь рекламы с идеологией — самая непосредственная. Об этом писал крупный американский исследователь Джанкарло Буззи: «Рекламное сообщение стремится унифицировать мнение и поведение, обслуживая определенную идеологию». И о связи рекламы с политикой: «Реклама — всегда инструмент политики, используемый либо для консервации, либо для создания общества с определенными характеристиками. Для того чтобы судить о рекламе, необходимо обращаться к идеологии или же социальной морали, которая стоит за рекламой и которым она более или менее верно служит». Понятно, что у нас реклама должна выступать именно как инструмент «создания общества с определенными характеристиками». Новыми характеристиками, добавим мы.

Развитие нашего общества напрямую зависит от того, насколько успешно будут внедрены в массовое сознание новые ценности, приходящие на смену ценностям, в духе которых мы воспитывались на протяжении десятилетий. Это — ценности мировой цивилизации, от которых мы были отгорожены колючим забором коммунистических доктрин. Это ценности, которые еще совсем недавно мы называли «буржуазными» и за которые порой нещадно карали: частная собственность, капитал, предпринимательство, индивидуализм, богатство и так далее.

А разве у нас нет ценностей исконно российских? Таких, как генетически в нас заложенная духовность, взаимопомощь, верность дружбе, сострадание, как та же, порою осмеиваемая, сентиментальность, тонкость чувств и уязвимость души? Они не очень-то пропагандировались в рамках коммунистической идеологии. Реклама должна мягко и деликатно культивировать эти ценности, показывая их преимущество перед ценностями коммунистических доктрин, многие из которых оказались ложными, формальными и бесперспективными. Кстати, еще много лет назад Джон Майерс, профессор Калифорнийского университета, заявил: «Не вызывает сомнения тот факт, что реклама, обладая силой воздействия, наглядностью и возможностью создавать символические ценности, играет большую роль в конфликте идеологий капитализма и социализма». Известно, что проникавшая к нам нелегально или полулегально, замурованная всевозможными «спецхранами» «буржуазная» реклама активно размывала идеалы социализма и коммунизма.

в начало Реклама и пропаганда образа жизни Внедряя в сознание определенные ценности, реклама тем самым пропагандирует определенный образ жизни. И снова: не надо бояться слова «пропаганда». Ведь реклама — это специфическая форма пропаганды. Не случайно на многих языках она и называется «пропагандой», или «коммерческой пропагандой». Правда, строго говоря, реклама — агитация, т. е. процесс, в ходе которого личность призывается к совершению какого-либо действия. В рекламе — к совершению покупки. Но пропаганда и агитация — родные сестры, и недаром в недавнем прошлом они были соединены в единое и зловещее слово Агитпроп.

Надо быть объективным: на Западе к рекламе отношение двойственное. С одной стороны, целый ряд западных философов и социологов, особенно в 60-е годы, весьма негативно оценивали ее, видя в ней механизм манипулирования массовым сознанием. Так, Эрих Фромм, один из крупнейших европейских философов нашего времени, писал: «Реклама апеллирует не к разуму, а к чувству;

как любое гипнотическое внушение, она не старается воздействовать на свои объекты интеллектуально. В такой рекламе есть элемент мечты, воздушного замка, и за счет этого она приносит человеку определенное удовлетворение — точно так же, как и кино, — но в то же время усиливает его ощущение себя незначительным и бессильным. Все это вовсе не значит, что реклама и политическая пропаганда открыто признают незначительность индивида. Совсем наоборот: они льстят индивиду, придавая ему важность в собственных глазах, они делают вид, будто обращаются к его критическому суждению, его способности разобраться в чем угодно. Но это лишь способ усыпить подозрения индивида и помочь ему обмануть самого себя в отношении "независимости" его решений». Не жалует рекламу и весьма известный философ Герберт Маркузе, автор нашумевшей книги «Одномерный человек», выпущенной в 1968 году. «Реклама, — писал он, — перестает быть просто рекламой — она становится образом жизни. Как следствие возникает модель одномерного мышления и поведения». По мнению американского экономиста и социолога Джона Гэлбрайта, изложенному им в книге «Общество изобилия», «реклама заставляет человека покупать вещи, которые ему в действительности не нужны». Ну что ж! В этих высказываниях немало истины, но они посвящены лишь одной стороне рекламы.

Есть и другая. Американский президент Калвин Кулидж писал еще в 1929 году:

«Массовый спрос создан почти целиком благодаря развитию бизнеса. Реклама — самый мощный фактор, влияющий на то, что мы едим, во что одеваемся, на труд и поведение всей нации. Временами кажется, что наше поколение не в состоянии без рекламы понять, что считать жизненными ценностями. Реклама содействует пониманию духовной стороны торговли. Это огромная сила, она участвует в великой работе по возрождению и перевоспитанию человечества».

Через много лет эти же мысли подтвердил и Уинстон Черчилль: «Реклама питает потребительскую силу человека. Она создает потребность в лучшем уровне жизни.

Она ставит перед человеком цель — лучший дом, лучшую одежду, лучшее питание для него и его семьи. Она стимулирует усилия индивида и его более высокую производительность. Она сводит воедино в плодотворном союзе такие вещи, которые без нее никогда бы не встретились». Можно назвать еще многих западных философов, социологов, политиков, тем более крупнейших специалистов, которые наряду с критическим отношением к рекламе свидетельствуют о ее грандиозной роли в становлении определенного образа жизни. В 1962 году известный французский социолог и философ ввел в научный оборот термин «социологическая пропаганда». Он же назвал ее «предпропаганда», т. е. «предварительная пропаганда». Эти термины имеют непосредственное отношение к нашей теме. Суть социологической пропаганды состоит в том, что она оперирует не абстрактными, теоретическими категориями, а конкретными фактами, примерами, создающими впечатление о материальной стороне образа жизни той или иной страны, той или иной социальной группы. Сила такой пропаганды, оперирующей параметрами жизненной практики, — в ее доступности и понятности. Самый неискушенный в политике человек может судить о стране, о ее политической и экономической системе, в том числе о ее преимуществах или недостатках — по тому, как живет обыкновенный человек: какая у него зарплата, какой дом, машина, какова обеспеченность товарами, их доступность и так далее. Это — та самая пропаганда, которой мы жадно внимали на демонстрациях зарубежных фильмов, видя в материальном воплощении их «красивую жизнь», это та пропаганда, которая окружала нас во время нечастых поездок на Запад, которая нас обольщала на «выставках» зарубежных стран в Сокольниках и Парке культуры. Вспомним: эти выставки были посвящены в основном проблемам потребления и досуга. Тому, чего нам так не хватало в нашем убогом социалистическом обществе.

Но самым эффективным каналом социологической пропаганды всегда была реклама. Поскольку реклама умышленно игнорирует невеселые стороны жизни, там нет места для таких проблем, как безработица, забастовки и вообще всего, что связано с трудом, там нет трущоб и нищих, там все концентрируется на проблемах благоустроенного быта, благоустроенного досуга. Такая реклама производила на нас неизгладимое впечатление. Оно сводилось к простому житейскому: «Живут же люди!». И вместе с тем невольно возникали мысли, исходящие из сравнения двух образов жизни. Чаще всего эти мысли были не в пользу социализма, вопреки усилиям нашей пропаганды.

Реклама — зеркало жизни. Не случайно уже упоминавшийся мной американский социолог Дэниел Бурстин говорил: «Покажите мне рекламу той или иной страны, и я расскажу вам все об этой стране». Зеркало-то зеркало, но временами оно бывает уж очень кривым. Интересно, что может рассказать уважаемый господин Бурстин о нашей стране, если он познакомится с нашей современной рекламой, где предлагаются почти исключительно «женские прокладки», пресловутые «памперсы», средства от перхоти и прыщей, всевозможные сорта жевательных резинок, защищающих наши зубы от кариеса, который представляется чуть ли не как самая большая трагедия человечества. Пока промышленность находится в состоянии «грогги», а средства массовой информации абсолютно зависят от рекламодателей, такой перекос будет продолжаться. Но это ни в коей мере не отменяет положение о том, что реклама отражает существующий образ жизни, хотя и косвенным путем.

В то же время, внедряя в наше сознание новые ценности, реклама и активно формирует образ жизни. Устанавливая новые стандарты жизни, реклама должна помочь нам преодолевать социальное иждивенчество — наследие тоталитарного прошлого, когда мы читали и слышали привычную и лживую фразу: «Партия и правительство дали советскому народу...». Что они могли дать народу? Только то, что народ сам и наработал! И «они» не давали, а распределяли. А мы требовали в ответ равенства в потреблении. Здесь, конечно, нужно терпение. Мы, как алхимики, стараемся в одночасье превратить свинец в золото. В связи с этим уместно вспомнить слова одного из основоположников социологии — американца Герберта Спенсера — о том, что он не верит в возможность в короткие исторические сроки превратить свинцовые инстинкты людей в золотые нравы.

в начало Воспитательные функции Реклама неизбежно оказывает влияние на наши взгляды, наше отношение к себе и к окружающему миру. Она показывает нам готовые формы поведения в той или иной ситуации. Определяет, что хорошо и что плохо. Она воспитывает. Эти проблемы у нас пока еще не изучены. Приведу несколько суждений из трудов зарубежных социологов, писателей, историков. Французский писатель, всеми нами любимый Сент-Экзюпери: «С нормальной педагогикой соседствует беспрерывное педагогическое воздействие необыкновенной силы, которое называется рекламой».

Канадский социолог Маршалл Маклюэн: «Классная комната не может сравниться с блеском, успехом и престижем образования, которое дает реклама». Американский профессор Йельского университета Дэвид Поттер: «По широте своего социального влияния рекламу можно сегодня сравнить с такими давнишними институтами, как школа и церковь». Английский профессор Лондонского университета Фрэнк Кермоуд: «Изменилась публика. Она воспитывается уже в новом окружении: ее учителя — реклама и телевидение».

Полагаю, что и нам в России стоит серьезно задуматься над сутью этих высказываний. Особенно в связи с нашими детьми и нашей молодежью. Да и мы, взрослые, испытываем менторское воздействие рекламы. Стоит посмотреть на нее и с этой точки зрения. Всегда ли она «сеет разумное, доброе, вечное»?

Говоря о воспитании, нельзя не отметить удручающее положение у нас с социальной рекламой, или, как ее называют на Западе, «public interest advertising», т. е. рекламой не коммерческой, а относящейся к сфере общественных интересов. В первую очередь она связана с защитой окружающей среды, защитой детей, помощью инвалидам, престарелым, безработным, посвящена борьбе с алкоголизмом, курением и наркоманией, борьбе с болезнями, прежде всего — со СПИД'ом и т. д. На Западе к этому относятся почти благоговейно. Зачастую телекомпании не берут деньги за прокат таких роликов. На международных конкурсах соответствующие клипы неизменно поощряются призами. Такая реклама воспитывает подлинный гуманизм, сострадание к ближнему. Она особенно необходима нашему взъерошенному обществу.

Показывают у нас, правда крайне редко, клипы экологического движения Greenpeace. Есть что-то против курения. Есть бездарная, на мой взгляд, реклама о детях, в которой сумбурный, логически не выверенный текст содержит противоречащее общепринятым канонам утверждение, что «дети — не цветы».

Рекламодатели заботятся только о своих текущих нуждах и не очень-то готовы вкладывать деньги в «абстрактную», как им кажется, социальную рекламу, отсюда — ее убогость и скудость. Думаю, что со временем значение социальной рекламы будет понято и она займет свое достойное место. Уже во время работы над этой книгой у нас на нашем телевидении появилась серия впечатляющих рекламных клипов «Без наркотиков!». Будем надеяться, что это — только начало.

в начало Реклама и культура Не берусь утверждать, что реклама — это высшее достижение культуры. Но совершенно очевидно, что она составляет самую значительную часть так называемой «массовой культуры», самой популярной и вездесущей. Конечно, массовая культура — феномен очень сложный и неоднозначный. И по-разному интерпретируется. В моем понимании массовая культура — это культура и искусство, адаптированные для сферы досуга.

Реклама, как мы знаем, старается не касаться трудных житейских проблем, в частности — трудовой деятельности. Она в основе своей ориентируется на сферу досуга. Более того, она сама — элемент досуга. В массовом обществе «среднестатистический» условный человек в силу целого ряда социальных, экономических и других причин не может добиться реализации своих ожиданий и реализует их «идеально», мысленно или подсознательно идентифицируя себя с удачливыми героями массовой культуры. Кроме того, массовая культура функционирует как своеобразный «социальный анестезиолог». Ее потребитель живет не в реальном, а в вымышленном, легком и интересном для него мире, отрешаясь от трудных проблем. И в этом — причины ее чрезвычайной популярности. Вспомним хотя бы повальное увлечение всевозможными южно американскими сериалами.

Что интересует «массового человека»? На этот вопрос дал до-. вольно точный ответ «король желтой прессы» Уильям Рандольф Херст еще в 1927 году. Мне кажется, что этот ответ интересен и сегодня. Он так инструктировал сотрудников своих газет: «Читатель интересуется прежде всего событиями, которые содержат элементы его собственной примитивной природы. Таковыми являются:

1. Самосохранение.

2. Любовь и размножение.

3. Тщеславие».

Далее Херст расшифровывал эти понятия.

По существу, это — декларация основ, на которых зиждется массовая культура. И посмотрите, как неукоснительно учитываются они в рекламных обращениях.

Самосохранение — одно из основных направлений рекламы: питайтесь тем-то, делайте то-то, покупайте тренажеры — и будете в добром здравии и хорошем настроении. Любовь и размножение. Тоже одна из ведущих тем рекламы. Она нас учит быть неотразимыми, нашептывает нам рецепты обольщения лиц другого пола с помощью духов, накладных ресниц, шампуней и средств против прыщей. Здесь же и все, что относится к заботе о детях, включая пресловутые «памперсы».

Чрезвычайно широко используются сексуальные символы. Мы еще будем говорить об этом в разделе «Фрейдизм в рекламе». Пока же напомним, что красивые длинноногие девушки в западной рекламе (а теперь и у нас) продают любые товары, начиная с нижнего белья и кончая компьютерами и автомобилями. Что же касается тщеславия, то реклама энергично эксплуатирует это чувство, превращая товары в символы престижа. Она постоянно подчеркивает, что приобретение той или иной вещи или пользование определенными услугами способствует самоутверждению, превосходству над другими.

Массовое искусство откровенно предназначено для массовых продаж. Поэтому в каждом его продукте мы можем найти встроенную в него рекламу. Посмотрите хотя бы на кричащие названия книжных и кинобоевиков, названия массовых журналов и газет. Сущность такой рекламной продукции строится на тех самых трех основах, о которых говорил Херст.

Таким образом, реклама — естественный и важный компонент массовой культуры.

Хотим мы этого, или не хотим, но реклама не только подсказывает нам стандарты поведения в той или иной ситуации, но и в значительной степени определяет мораль общества и его этические параметры. Особенно во взаимодействии с модой. Мода без рекламы была бы лишена своей могучей силы, именно их тандем существенно влияет на наши вкусы. Да и вообще реклама выступает как самый активный пропагандист эстетических ценностей. Этой ее роли посвящено немало исследований зарубежных ученых. Так, уже упоминавшийся мной американский социолог Джанкарло Буззи писал: «Рекламные объявления сегодня играют основополагающую и ни с чем не сравнимую роль в создании привычек и обычаев, в распространении и закре-плении культурных и эстетических клише». Другое дело, что и у нас, и на Западе зачастую популяризируется не лучший вкус, но это не меняет суть дела — реклама нам властно диктует, что красиво, что безобразно, что хорошо и что плохо. И ее диктат мы не можем игнорировать.

Выдающийся социолог XX века Питирим Сорокин говорил об «умирании в рекламе искусства»: «Искусство становится всего лишь приложением к рекламе кофе, лекарств, бензина, жевательной резинки и им подобным. Каждый день мы слышим избранные темы Баха и Бетховена, но как приложение к красноречивой рекламе таких товаров, как масло, банковское оборудование, автомобили, крупы, слабительные средства. Они становятся лишь "спутниками" более "солидных" развлечений, таких, как пакетик воздушной кукурузы, стакан пива или виски с содовой, свиная отбивная, съеденная во время концерта или на выставке. В результате божественные ценности искусства умирают и во мнении публики.

Граница между истинным искусством и чистым развлечением стирается: стандарты истинного искусства исчезают и постепенно заменяются фальшивыми критериями псевдоискусства». Интеллектуалы озабочены примитивизацией культуры.

Процитирую еще хотя бы сетования американского ученого Чарльза Рейча: «Наша американская культура низведена до уровня рекламы». Что поделаешь — примитивизм является принципом всей массовой культуры.

Напомню, что у нас в годы нэпа в рекламном деле широко использовались примитивизм и супрематизм, которые возникли в первые годы после революции и великолепно подошли для рекламы.

Не будем ханжами и признаем, что наружная реклама украшает город. Уберите рекламу, и вы сразу почувствуете не только резкие изменения в пейзаже города, но и в собственном настроении — город станет скучным и унылым. Реклама повсюду создает благоприятную психологическую атмосферу, атмосферу праздника, заряжает нас оптимизмом. Действительно, еще в Канаде я заметил, что если на окраинах городов убрать облепившую дома наружную рекламу, они будут выглядеть довольно убого. Она хороша для маскировки и бедной, и безликой архитектуры. А если речь идет о своеобразной архитектуре большого города, архитектуре, запечатлевшей его историю, об архитектуре, представляющей его «лицо», о творении великих зодчих? На культовых зданиях рекламу не размещают. Нет ее пока и на стенах Кремля. Но ведь есть и другие места, тоже ценные с исторической точки зрения, которые скрыты щитами и другими видами наружной рекламы.

Прочитал в газете статью о том, как наружная реклама скрывает и искажает облик Петербурга. «На Невском, на некоторых других наиболее оживленных магистралях, — пишет А. Ежелев, — реклама не только покрывает брандмауэры, стены, надвитринные козырьки, не только нависает перетяжками, она отнимает еще и пространство, отведенное пешеходам, в самых людных местах перегораживая тротуары тумбами, всякого рода стендами, экранами, панно, "шалашиками".

Понятно, что бизнес чувствует себя хозяином в городе. И все же хотелось бы, чтобы этот "хозяин" умело совмещал свои интересы с интересами горожан. К тому же, бизнесмены ведь тоже люди, те же горожане...

Над рекламой посмеиваются. О рекламе складываются анекдоты. Вот один из них:

«Ваша реклама дает какие-либо результаты? — Да, конечно. На прошлой неделе мы поместили объявление о том, что нам требуется ночной сторож, и на следующую ночь нас ограбили...».

И еще. Все протестуют против прерывания передач рекламой. Но ведь порой иной рекламный ролик гораздо интереснее, чем какой-нибудь занудливый сериал.

Хорошая реклама — это маленькое произведение искусства. И не случайно в разных странах проводятся конкурсы рекламной продукции. В США главный приз называется «Клио» — по имени одной из девяти муз. Это своего рода рекламный «Оскар». На ежегодном конкурсе представляются 10 тыс. рекламных клипов из разных стран. В Европе известен конкурс рекламных клипов «Эпика», в котором активно участвуют и отечественные рекламисты. Всемирно известна и огромная коллекция телерекламы, собранная французом Бурсико. Она содержит около 1 млн.

клипов и называется «Ночь пожирателей рекламы». Эту коллекцию время от времени показывают и у нас. В последние годы и у нас проводятся различные конкурсы. И нам действительно есть что показать «городу и миру».

Конечно, далеко не все рекламные ролики представляют собой произведение искусства. К сожалению, мы видим на нашем телеэкране массу пошлых, глупых, а то и просто вредных реклам. Хотелось бы, чтобы наша реклама обогащала нашу культуру, а не низводила ее до уровня «культуры» неандертальца.

в начало Реклама и средства массовой информации Начнем с того, что многие средства массовой информации были созданы рекламой и для рекламы. Так, не будет преувеличением утверждать, что появление периодической печати в США было вызвано прежде всего интересами рекламодателей. Да и наши российские газеты поднимались и расцветали на почве, обильно удобренной рекламой.

Совершим небольшой экскурс в историю. В 1784 году — более двух веков назад! — в США стала выходить самая первая американская ежедневная газета. Называлась она «Packet and Daily Advertising» («Почта и ежедневная реклама»). В 1785 году в Нью-Йорке появилась одна из первых ежедневных газет «Daily Advertiser» («Ежедневный рекламист»). Нынешние рекламисты с тоской и завистью вспоминают, что в то время объявление в газете стоило всего «копейки» — три шиллинга.

Но вернемся в наше время. Сегодня мы слышим отовсюду: «независимая газета», «независимый журнал», «независимая радиостанция», «независимое телевидение».

Однако вся эта «независимость» — чистое лукавство. Все средства массовой информации зависимы, и зависимы в первую очередь от рекламодателей и спонсоров. А ими, как правило, выступают представители бизнеса. В условиях рыночной экономики это вполне естественно.

Здесь уместно вспомнить пословицу: «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу тебе, кто ты». Ясно, что рекламодатели в газете «Правда» в основном не те, что рекламодатели в «Известиях». Ведь размещая в этих газетах свою чисто коммерческую рекламу, они материально поддерживают политический курс газеты.

Напомню, что в свое время К. Боровой призывал бизнесменов не размещать свою рекламу в тех изданиях, которые не поддерживают развитие частного предпринимательства, и таким образом лишить их финансовой поддержки.

Более того, сегодня рекламодатели, что бы нам ни говорили, в значительной мере определяют содержание газет и журналов, радио- и телепередач. Требование Госдумы запретить рекламу на ВГТРК — по меньшей мере результат невежества.

Руководитель ВГТРК Н. Сванидзе справедливо сказал по этому поводу: «Если уйдет реклама, лавочку надо будет закрывать».

Иными словами, да здравствует перхоть, кариес, прыщи и критические дни у женщин — все, чем нас так обильно потчует реклама на ТВ! Без всего этого телевидение не может существовать. Телевидение, как и другие виды средств массовой информации, продает рекламодателям за большие деньги внимание своих телезрителей. И, естественно, не может быть независимым от «кормящей руки».

Средства массовой информации — это реальная власть. Без опоры на СМИ невозможно ни прийти к власти, ни удержать ее. Поэтому рекламодатели и держат их на коротком финансовом поводке.

Такое положение существует во всех демократических странах. В США, например, никто и не скрывает прямой зависимости СМИ от рекламодателей. В связи с этим характерно давнишнее высказывание крупнейшего журналиста и предпринимателя, миллионера Генри Люса, издателя таких популярнейших журналов, как «Time», «Life», «Sports Illustrated» и ряда других. Оно стоит того, чтобы его привести полностью. Много лет назад, обращаясь к Американской ассоциации рекламных агентств (АААА), Генри Люс сказал: «Вы — единственный трибунал в нашей стране, которому я подчиняюсь. Для меня является священным конкордат редактора и рекламодателя... В этом сама суть демократии. Выживет ли, например, мой журнал, зависит от вас, бюджетного комитета американской прессы... Я твердо верю, что рекламодатели имеют не только право, но и обязанность быть непременными участниками процесса выработки этических и культурных стандартов американской прессы».

в начало Политические функции Реклама сегодня определяет не только покупку зубной пасты, но и выбор политического кандидата. В конечном счете она определяет пути политического развития страны и самой политики, которая, как известно, касается нашей повседневной жизни. Эта функция рекламы настолько важна в нашем обществе, что ей будет посвящена отдельная глава в книге.

Особенности рекламного рынка России Скажу, отбросив «дипломатические обороты»: спецификой современного рекламного рынка в России является невежественность рекламодателей, непрофессионализм рекламистов, удивительная доверчивость потребителей, неразборчивость СМИ. Последнее можно проиллюстрировать тем, что в одном и том же номере, скажем «Известий» и «АИФ», еще недавно печатали разоблачительные статьи про финансовые пирамиды и тут же, рядом, размещали их рекламы. Да и сегодня в самых разных изданиях можно встретить массу весьма сомнительных реклам. Деньги решают все. А наше население оказалось исключительно доверчивым ко всему, что напечатано типографским шрифтом или показано по ТВ, в том числе и к рекламе. Это — наследие тоталитарного прошлого.

В результате около 40 млн. человек оказались обманутыми финансовой рекламой и доверие ко всей рекламе было подорвано. Невежественность рекламодателей выражается в благословении ими самой что ни на есть рекламной чуши и выбрасывании при этом денег на ветер. Что же касается продукции моих коллег рекламистов, то в ней в большинстве случаев можно обнаружить вопиющие ошибки с точки зрения психологии восприятия, а то и с точки зрения русского языка.

Конечно, все эти проблемы — временные. Ведь рыночные отношения в нашей стране — дело сравнительно новое, так же как и составная часть этих отношений — реклама. Рекламный бизнес в нашей стране продолжает бурно развиваться, появилось огромное количество агентств, заявивших о том, что они оказывают рекламные услуги. Число их в России — около 2 тыс. Напомню, что в США — бесспорном лидере в рекламном бизнесе — их около 7 тыс. Растет число бесплатных рекламных газет, всевозможных рекламных журналов, приложений и т.

п., издается немало книг и пособий по рекламе, проводятся многочисленные мероприятия: ежегодные выставки, международные конференции и конгрессы, различные конкурсы. Нельзя не заметить и бурного роста профессионального интереса к рекламному делу. Ему обучают в десятках школ, курсов, специальных учебных заведений.

Наконец, реклама начинает признаваться как важный социальный феномен.

Свидетельство тому — создание в рамках Международной академии информатизации отделения по рекламе и маркетингу. Наше отделение выступило с инициативой провести всероссийскую кампанию под девизом: «Покупайте российское — достойно, добротно, доступно». И действительно, почему бы нам не позаимствовать зарубежный опыт: в США на протяжении многих лет небезуспешно проводится кампания под лозунгом «Будь американцем, покупай американское».

Наряду со всеми позитивными тенденциями наметились и опасные. На фоне дикого капитализма, отсутствия цивилизованных отношений между участниками рынка возникает жесткая конкуренция в рекламном бизнесе, он криминализуется.

в начало Реклама и национальные ценности Цель создания имиджа товара — наделить его дополнительными ценностями, господствующими в обществе. Рекламный гений, француз Жак Сигела приглашенный на Международный конкурс рекламы в Словакии «Золотой барабан», так обозначил эту проблему: «Американский образ жизни» оценивается в нашем сознании не на основе президентских речей, а на основе популярных «брэнд-неймс», которые ухватили сущность базисных американских ценностей и которые благодаря этим ценностям завоевали мир. Что представляют собой американские ценности? Это вечная молодость. Вечная молодость была слоганом в рекламных кампаниях Coca-Cola на протяжении последних 110 лет. Американской ценностью является мужественность во всевозможных проявлениях. Это — Marlboro, находящаяся на рынке более пятидесяти лет. И свобода — американская ценность. И Levi's. И семья. И McDonald's. "Просто сделай это", личный интерес, это тоже американская ценность.

И Nike. Пять крупнейших торговых марок стали пятью величайшими всемирными торговыми марками, которые способствовали распространению американских ценностей во всем мире. Они преуспели в создании в мире мечты об Америке, того, о чем политики могли только мечтать».

Конечно, «американские ценности» — это, по существу, общечеловеческие ценности. В той или иной степени они являются ценностью любого цивилизованного общества, в том числе и у нас, в России. Главная же мысль Жака Сигела в том, что в рекламной деятельности необходимо учитывать эти ценности и их приоритеты.

Ирина Ржевская в журнале «Реклама — ваш капитал» справедливо, на мой взгляд, отмечает: «Большинство россиян больше любятдоброе и консервативное, чем агрессивное и прогрессивное» и дает такой совет рекламистам: «Опасайтесь пошлости, вранья, откровенных постельных сцен (их не любят в России), слова "голубой" (забудем о "мерах испорченности", это слово почти у всех вызывает одну и ту же ассоциацию), искажения информации, обидных выражений, смешанных с пошлостью («наклей на конец» — о наклейке, «у твоего соседа уже стоит» — об антенне), ругательств и цинизма, а также любой дискриминации — по половому или по возрастному признаку». Еще раз я убедился в правильности этих советов, увидев рекламный щит площадью в 18 м2, на котором был изображен популярный квартет «На-На» с приспущенными штанами и надписью «Нюхаем вместе». Так рекламировался парфюмерный магазин... Впрочем, это вряд ли понравилось бы и западному потребителю.

Ценности, и особенно моральные, могут резко отличаться: приемлемое для одного общества, недопустимо — в другом. Об этом, в частности, свидетельствует то, что рекламные ролики, произведенные в одной стране, отвергаются или адаптируются — в другой. Как сообщил еженедельник «Аргументы и факты», некоторые ролики, которые «крутят» на нашем ТВ, показывают без заключительных сцен: у нас, к примеру, неприемлема гомосексуальная тематика, популярная на Западе. В этой связи еженедельник напоминает нам о рекламе мужского дезодоранта, имевшего такую притягательность, что дама начинала насиловать героя прямо в лифте. Так вот, в изначальном варианте ролика в лифт после ухода дамы входил здоровенный мужик, зазывно подмигивавший счастливому обладателю рекламируемого товара.

Зарубежные производители, естественно, стремятся приспособиться ко вкусам российских потребителей. И тем не менее... Есть на Западе карнавальный праздник «Хэллоуин», когда принято в шутку пугать друг друга. Главным образом это детский праздник. Решили и у нас «порадовать» детишек его антуражем. Но как? В киосках и магазинах появились наборы «праздничных» леденцов: гробик, скелетик, череп, берцовая кость и т. п. И уж совсем непонятно, к какому празднику к нам завезли конфетки — маленькие кучки дерьма, выполненные из молочной карамели.

Интересно — кому понравится засовывать такую «конфетку» в рот? Правительство Индии, борясь за снижение рождаемости, выпустило плакат с изображением двух семей. Одна — бедная и многодетная. Другая — богатая, всего с тремя детьми.

Индусы смотрели на плакат и говорили: «Все есть у этих людей, только вот детей Кришна не послал»... И еще. Недавно в одной из западных стран был выпущен плакат, предназначенный для рекламы обезболивающего средства, который состоял из трех рисунков. На первом — женщина с перекошенным от боли лицом.

На втором — женщина, принимающая лекарство. На третьем — она же, счастливая и довольная. Кажется — убедительно. Но... В Саудовской Аравии эта рекламная кампания потерпела полный провал. Там и читают справа налево, и картинки рассматривают в том же порядке. Представьте себе потребителя, видящего жизнерадостную женщину, которая после приема рекламируемого лекарства корчится от боли...

в начало Зарубежная реклама на российском рынке Есть данные о том, что США поставляют две трети рекламной продукции, производящейся во всем мире. Сегодня на нашем ТВ зарубежные, прежде всего американские, клипы составляют около 80 %. Наивно думать, что они не рекламируют американский образ жизни. Они манят изобилием всевозможных товаров и услуг, о которых мы до недавнего времени не имели ни малейшего представления. О мощном натиске зарубежной рекламы на сознание россиян свидетельствуют щедрые расходы зарубежных фирм.

На российском рынке работают практически все крупные рекламные агентства Запада, давно уже ставшие транснациональными корпорациями. Бесспорно, эти агентства накопили огромный опыт — прежде всего в странах с устоявшейся рыночной системой и, значит, с относительно унифицированной системой рекламного воздействия. Что же касается России, то ее, как известно, «аршином общим не измерить»... Мне представляется, что зарубежные агентства в России далеко не всегда учитывают эту особенность. Режиссер Вячеслав Бубнов, автор многих талантливых рекламных роликов, в том числе и для зарубежных фирм, верно заметил: «Рекламные агентства (имеются в виду западные рекламные агентства, работа-ющие на российском рынке. — О. Ф.) работают под своего западного клиента и делают рекламу, скорей всего, для него. Они считают, что у нашего зрителя нет традиции восприятия рекламы, поэтому она должна быть в первую очередь понятна, скорее — туповата». И еще: «Погоду делают западные компании, которые производят и реализуют у нас примерно 80 % товаров от общего количества. У таких заказчиков твердая позиция: реклама должна быть такой, какая работает у них. Надо ее только немного адаптировать. Иногда на них нисходит посыл, что вроде бы Россия — отдельная, странная страна, с вещами, которые им совсем не понять. С одной стороны, они предлагают пригласить творческую российскую группу, а с другой — от них исходит некий диктат. Им трудно расстаться с мыслью: "Мы лучше знаем, что нужно вашему потребителю". То есть на практике не получается полного доверия. В отличие от прошлых лет, когда реклама у нас только начиналась, творец чаще имел право на эксперимент. Сейчас идет набор штампов, который переходит из ролика в ролик. И я не вижу признаков какого-то развития».

Самым крупным рекламодателем на телевидении в мире является компания Proctor & Gamble, производитель косметики, стиральных порошков и т. д. Месячные расходы только на нашем рынке составляют $ 22 млн. в месяц.

Какова же роль зарубежной, точнее американской, рекламы в развитии нашего рекламного бизнеса, и насколько она эффективна? В конечном счете вторжение американцев на наш рекламный рынок сыграло благотворную роль. Во-первых, наши СМИ получили значительную финансовую поддержку. Во-вторых, рекламисты и, главное, массовый зритель — получили возможность ежедневно знакомиться с мастерством (а чаще - ремеслом) зарубежных специалистов, сравнивать уровни отечественной и зарубежной рекламы. Кстати, я против слепого поклонения зарубежной рекламе. Знакомясь с ней, мы, конечно, учимся, и учимся довольно успешно. И нам самим уже есть что показать, и не только на международных состязаниях. К сожалению, мы зачастую берем у наших зарубежных коллег не всегда самое лучшее.

Конечно, даже в такой стране, как США, где реклама развита в большей мере, чем в других странах, очень много просто бездарной продукции. Примитивизм иных зарубежных образцов порою граничит с идиотизмом — можно подумать, что потребители — сплошные дебилы. Прискорбно, что и мы порою рабски следуем этим не лучшим примерам. Нужно обладать хорошим вкусом и пониманием характера нашей аудитории, чтобы «отделить овечек от козлищ» и не восторгаться внешне броской, супер-оригинальной зарубежной рекламой, а стремиться обогащать собственный российский опыт и стиль. Ведь история свидетельствует, что и нам есть чем гордиться.

Вполне естественно, что сначала на наших телеэкранах появились весьма узнаваемые «ремейки» зарубежных реклам, прямые заимствования идей, их поверхностная перелицовка для собственных нужд. Для поры ученичества такое было вполне оправдано. Но реклама — это искусство психологического воздействия на массового потребителя. А психология массового потребителя в пресловутом обществе потребления и психология нашего массового потребителя, только недавно вырвавшегося из тисков дефицита, весьма различны. Кроме того, нельзя не учитывать и специфику нашего сознания. Нельзя не учитывать, что реклама под воздействием коммунистической пропаганды рассматривалась как «буржуазный» феномен, чуждый «социалистическому» образу жизни. Резкий переход от тоталитарной, централизованной экономики, строившейся на распределительных отношениях, к рыночным отношениям привел к жестокой ломке привычных стереотипов. Потребительская аудитория в России оказалась неподготовленной к рекламному натиску. Об этом, в частности, свидетельствуют печальные последствия доверия к рекламе «финансовых» пирамид. Сегодня, по прошествии определенного времени, потребители в России с большой осторожностью стали относиться к рекламе вообще и к зарубежной в частности.

в начало Своеобразие российского менталитета и зарубежная реклама Сто лет назад, в 1898 году, в брошюре «Русская реклама» А. Веригин, один из самых первых российских специалистов по рекламе, писал: «У нас реклама скомпрометирована больше, чем где-либо, и не потому, что русская публика подверглась нашествию эксплуататоров и хищников на ее каналы сильнее, чем публика за границей, а потому, что нравственное, психологическое воздействие самого общества, его отрицательное и недоверчивое отношение ко всякому нескромному, наглому, соблазнительному выкрикиванию значительно сильнее в России, чем где бы то ни было. Американец, проезжающий на поезде и на каждом заборе, стене и вершинах неприступных гор встречающий повторение одной и той же рекламы, скажет, что это отличный гешефт и что рекламист молодец. Русский же, даже европейского склада, скажет, не обинуясь, что это свинство (обиноваться (церковно-славянское) — колебаться, сомневаться, не доверять, опасаться двойного, неверного исхода. Толковый словарь В. Даля. — О. Ф.). Россия имеет свою собственную культуру, которая могущественно идет вперед. Реклама, которая действовала бы в согласии со своеобразными законами этой культуры, оказала бы ей величайшую услугу. Русская реклама нужна нам, как хлеб, как железо, как телеграфы и телефоны».

Примечательно, что еще в начале века немецкий психолог Теодор Кениг в своей книге «Реклама и плакат как орудия пропаганды» (в другом варианте — «Психология рекламы»), изданной еще в 1925 году издательством «Время» в Ленинграде, отмечал несоответствие американской рекламы менталитету западного европейца. Он писал: «Каждая нация имеет свои психологические особенности, которые и должны учитываться психологически правильно организованной рекламой. Природный рекламист как дитя своего народа инстинктивно чувствует правильный путь. Душа народа должна быть изучена и со стороны ее положительных, и со стороны ее отрицательных свойств, имеющих отношение к успеху рекламного воздействия.

Американские приемы у нас чаще действуют отвращающе, вызывая неприятные чувства, чем привлекающе, и в последнее время мы увидели, что попытка перенести американские публикации, вместе с рисунками, путем простого перевода их текста на шведский или итальянский окончились полной неудачей».

Конечно, времена изменились. Нынче американская реклама доминирует в мире.

Происходит процесс нивелировки рекламных апелляций. И все равно национальные особенности сохранились. В начале века американская реклама «отвращала» европейца. В конце этого века она если и не «отвращает» русского человека, то далеко не всегда привлекает, поскольку не учитывает его образ жизни, систему ценностей, в том числе и моральных.

Здесь, мне кажется, имеет смысл обратиться к категории «архетип», разработанной Карлом Юнгом. Архетип — это изначальный образ, врожденные психические структуры, содержащиеся в так называемом «коллективном бессознательном», которое своеобразно у каждой нации. Карл Юнг писал, что инстинктивное воздействие архетипа предшествует действию и сознанию. Конечно, рекламное обращение должно принимать во внимание присущие аудитории архетипы.

Россия — страна многонациональная, евроазиатская с соответствующими культурными, в том числе религиозными особенностями. Важными представляются и стереотипы общинного сознания, идущие от крестьянской общины. На нем спекулировала коммунистическая идеология, укрепляя его под видом пресловутого коллективизма. В отличие от нас на Западе уже, пожалуй, пару веков господствует сознание индивидуалистическое. Конечно, под воздействием перемен, частной собственности, рыночных отношений наша психология меняется, но процесс этот длительный. Пожалуй, одно из проявлений «коллективного бессознательного» в России — удивительная вера «в чудо». Может быть, отсюда — успех пресловутого Лени Голубкова с его рекламой для МММ.

в начало Специфика «переходного периода» и реклама При подготовке рекламы нельзя не учитывать, что в процессе перехода к рыночным отношениям в России обозначилось резкое социальное расслоение. С одной стороны, появился незначительный по своей численности слой богатых людей, с другой — большинство населения России, занятое борьбой за выживание. Реклама очевидно недоступных товаров и услуг воспринимается болезненно. Средний класс, на который в основном и ориентируется американская реклама, у нас пока не сложился. Соответственно требуются четкое сегментирование рынка и определение целевых аудиторий рекламы. Конечно, социальная дифференциация российского населения — явление закономерное, но пока вряд ли стоит акцентировать в рекламе проблемы «социального статуса». Раздражает засилье иностранных товаров. Ведь в недалеком прошлом почти все товары были отечественные, с небольшим дополнением из «стран народной демократии». Усиленно внедрялся лозунг: «Советское — значит отличное!». Что касается продуктовых товаров, то их вроде бы и хватало, а теперь даже картофель, морковь, и те — из Голландии. В одной московской районной газете («Красная Пресня») мне попалась на глаза маленькая заметка. Привлекла она меня саркастическим отношением к засилью зарубежных товаров. Ее автор — А. Машин, называется она «Телерекламный сон».

Привожу ее полностью. «...Я вышел с приватизированного завода, купил в супермаркете "Сникерс", "Марс" и "Стиморол". Сел за руль своего "джипа" и утолил голод батончиком шоколада. Откинулся на сиденье машины и закурил "Кэмел".

Покурив, я тронулся, жуя "Стиморол". Приехав в свой коттедж, врубил "Сони" и сосчитал на машине для счета денег дивиденды, полученные за мои акции.

"Неплохая сумма", подумал я. Но деньги не должны пылиться, их надо вкладывать.

Пора подумать о покупке недвижимости где-нибудь в Санта-Барбаре. Я открыл кошке баночку "Вискаса", а собаке насыпал "Пэдигрипал". Она от радости завизжала. Я проснулся. Надо идти сдать бутылки из-под кефира и купить на эти деньги стакан махорки на базаре...».

Можно приводить много примеров несовпадения систем ценностей нашего населения и населения других стран. К примеру, на Западе с раннего детства люди привыкают к манипуляциям с деньгами, у них высокая финансовая грамотность. Мы же до недавнего времени имели дело лишь с примитивными «сберкассами», да и то не все. Откуда нам знать, что деньги лучше держать не «в чулке» или под матрацем, а в банке, и не в стеклянной. Нужно учитывать и то обстоятельство, что первые лихие попытки приобщиться к «деланию денег» с помощью многочисленных финансовых структур кончились крахом. И поэтому мы, россияне, «обжегшись на молоке», с подозрением относимся к разным «ценным бумагам», тем более что и по принудительным займам былых лет правительство с нами не рассчиталось.

Поэтому предпочитаем конкретное, то, что можно «пощупать», а не абстрактное, будь то облигации, акции или что-нибудь в этом роде. И при наличии определенной суммы денег («бумажек») лучше приобрести слиток золота, пусть самый маленький, чем даже самые перспективные акции (все равно — «бумажки»). Учитывая эту особенность, и ввели у нас торговлю золотом, которая становится популярной, несмотря на то, что пока наметилась устойчивая тенденция к снижению стоимости золота на мировых рынках и вложение денег в золотые слитки ведет не только не к увеличению «капитала», но, наоборот, к его обесцениванию.

Реклама «с чужого плеча» Изучение специфики российского менталитета, специфики потребностей и интересов той или иной аудитории, на которую нацелена реклама, поможет сберечь усилия и деньги как рекламодателей, так и самих рекламистов.

Говорят, что застрявшая у нас на ТВ испанская реклама колготок «Санпеллегрино» получила приз на каком-то конкурсе рекламных фильмов. Для съемки клипа был приглашен неизвестный мне, но, говорят, популярный киноактер, бесспорный красавец. Этот самый красавец весьма выразительно надевает красавице колготки на ее экстрадлинные ноги. Все нормально для любой аудитории. Но вот, голос за кадром: «Колготки "Санпеллегрино" прочные, как наши чувства». Может быть, для испанцев, с их врожденным пафосом и повышенной сексуальностью, это звучит великолепно. Но скажите, какой русской женщине придет в голову измерять прочность колготок прочностью любви? Тем более, что колготки, в принципе — товар недолговременного, если не «одноразового» пользования.

Некоторые зарубежные фирмы пытаются по-своему адаптировать свои товары к российскому рынку, приспособиться к психологии российского потребителя.

Возьмем названия водок, хлынувших к нам из-за рубежа, прежде всего из Германии.

Создается такое впечатление, что скоро не останется ни одного русского слова, ни одной известной в России фамилии, которыми не была бы названа очередная бутылка водки. В дополнение к «Казакам», «Царям», «Романовым», «Горбачевым» и «Ельциным», ну и конечно, «Распутиным» присоединилась водка «Батюшка», «На здоровье» и водка «Иванов». Наконец-то вспомнили о главном потребителе спиртного у нас — о простом смертном россиянине. Однако обилие подобных наименований заставляет задуматься: а не наливают ли в эти бутылки одну и ту же жидкость из бездонной бочки (или цистерны), на которой написано одно лишь слово — «шнапс»?

Весьма сомнительное впечатление производит шквал реклам «дамских прокладок», что послужило поводом для многих выступлений в печати и писем читателей. Так, под заголовком «Самая ненавистная реклама» журналист Т. Батенева пишет на первой полосе газеты «Известия»: «Неприятно само напоминание об интимных делах женщины перед всем светом, а прежде всего — перед ее собственным мужем и детьми. Есть вещи, о которых у нас не принято говорить вслух». Может быть, в других странах — по-другому, а у нас — вот так. И это — не ханжество, а особенности психологии. И с ней надлежит считаться.

Наш лучший комментатор телепрограмм Ирина Петровская остро подметила несовпадение восприятий разными аудиториями телепрограмм, представленных на 21-ю Всемирную конференцию «Телевидение в интересах общества» в Штутгарте. «Вообще-то телевидение — штука сугубо национальная, — пишет она. — Это я в Штутгарте ощутила особенно остро. Как говорится, что немцу здорово, то русскому смерть, и наоборот. В том смысле, что телевидение — в интересах общества, и интересное телевидение не может существовать в отрыве от конкретного общества, без учета его ментальности, его проблем, понятного ему образного строя, национального и языкового своеобразия. Даже развлекательная программа, полностью скопированная с какого нибудь западного аналога, национально не адаптированная или попросту перенесенная из одной страны в другую, вряд ли завоюет родную аудиторию...».

Представьте, смеха ради, некоторые наши родные рекламы на американском телеэкране, ну, скажем, рекламу наших кондитерских изделий, когда «дочки» просят у «отца», отправляющегося в город, привезти им «Безграничные просторы», «Тайну» и «Аленький цветочек» (названия шоколадных наборов).

Одна из причин слабой эффективности зарубежной рекламы на российском рынке, на мой взгляд, состоит в том, что ее поручают нашим агентствам, полагаясь на их знание психологии и особенностей восприятия россиян. А эти агентства порою из кожи лезут вон, чтобы удивить и понравиться зарубежным заказчикам. Для этого сочиняются «супер-креативные» абсурдные рекламные клипы, копирующие абсурд ряда зарубежных реклам. Такие рекламы, возможно, развлекут потребителя на Западе, но совершенно дезориентируют потребителя в России. Как пример приведу рекламу прохладительного напитка «Sprite». Этот видеоклип представляет собой сумбурный «видеоряд» (впрочем, никакого там «ряда» нет, это фантасмагорическая мешанина сюжетов), завершающийся не менее нелепым слоганом: «Имидж — ничто! Жажда — все!» и «Не дай себе засохнуть!».

Беда в том, что и наши рекламисты не очень-то ориентируются в проблемах психологии восприятия своих соотечественников.

Конечно, необходимо знакомиться с зарубежными образцами и тщательно их изучать, памятуя, однако, что та реклама, которую мы делаем, — она для россиян, а не для американцев. Еще раз хочу подчеркнуть, что разделение это — условное. Но игнорировать его нельзя. Реклама не будет эффективной без точно адресованного сообщения, учитывающего специфику потенциальной аудитории. И еще одно, важное, на мой взгляд, замечание. Наши рекламисты, оглядываясь на Запад, очень редко используют в своих клипах национальную специфику. К сожалению, трудно не согласиться с мнением о нашей рекламе корреспондентки американского журнала «Time» в Москве: «Современная Россия в рекламе полностью отсутствует».

Зарубежная реклама не будет иметь успеха на российском рынке, пока она не примет во внимание особенности новой для нее аудитории или пока не завершится эволюция ценностей в российском обществе и не произойдет выравнивание их с ценностями Запада.

Что же такое собственно реклама?

Что же такое реклама? Кажется, мы все о ней знаем — это призыв что-нибудь купить или воспользоваться предлагаемой услугой. Существуют сотни определений рекламы. Многие, принятые в мире два-три десятилетия назад, безнадежно устарели. Одни — безмерно узкие, другие — безмерно широкие. Критерии понятия весьма подвижны. Поэтому я приведу примеры, которые помогут отличить рекламу от простого объявления.

Откроем наугад любую страницу поднимающейся как на дрожжах газеты рекламных объявлений «Экстра М». Вот объявление: «АЛАН продает ВАЗ, ГАЗ, РАФ, УАЗ».

Реклама ли это? Пока — нет. Пока это только информация. Конечно, она — необходимая часть рекламы. Без информации реклама лишена главного — самого объекта рекламы. Но сама по себе информация — это еще не реклама. А вот рядом — другое объявление: «Вы считаете, что автомобили долго не живут? PACT СТОП считает иначе! Мы предлагаем уникальные материалы от ржавчины». И далее:

«Получайте удовольствие от езды, а о долговечности кузова Вашей машины позаботимся мы!» Надеюсь, вы почувствовали разницу? Это — уже реклама, поскольку наряду с информацией в ней есть эмоционально окрашенная аргументация в пользу определенного товара. К сожалению, большинство объявлений в «Экстра М» (впрочем, не только там), — только информация.

Итак, рекламу можно определить как комплекс психологических мер воздействия на сознание потенциальных потребителей с целью активного продвижения на рынок объектов рекламы, будь то товар, услуга или политический деятель, а также с целью создания позитивного имиджа фирме, организации и отдельным институтам общества.

Известный телеведущий Дмитрий Дибров, прерывая свою программу «Антропология», объявил: «А теперь давайте посмотрим еще одно проявление человеческой мысли — рекламу». Если отбросить скрытое ерничество, то мне нравится такое определение.

в начало Реклама и паблик рилейшнз Ряд наших специалистов пытаются радикально отделить рекламу от паблик рилейшнз (ПР), представляя первую в виде крикливой торговки в замусоленном фартуке, а вторые — джентльменом во фраке и белых перчатках. Между тем паблик рилейшнз и рекламу связывают не только общие цели, но и их генетическая близость. Об этом свидетельствует история становления и развития ПР. Обратимся к ней.

Термин «паблик рилейшнз» впервые употребил президент США Томас Джефферсон в 1807 году в «Обращении к конгрессу», а в широкий оборот был введен американским журналистом Айви Ледбеттом Ли в 1904 году. И, как отмечают специалисты, не имеет адекватного перевода с английского ни на один язык мира.

Американский ученый Ричард Харлоу писал, что в его коллекции имеется более трактовок термина. У нас доминирует определение паблик рилейшнз как «связь с общественностью», хотя оно весьма расплывчато и далеко не полно.

Паблик рилейшнз как институт появились в период бурного развития капитализма в США для обозначения специфической формы рекламы. Но не традиционной рекламы товаров и услуг, а самих бурно растущих и конкурирующих между собой капиталистических предприятий. На грани XIX и XX веков бизнес был вынужден искать общий язык со своими потребителями, с общественностью, которая справедливо обвиняла деловые круги в безжалостной эксплуатации как природных, так и человеческих ресурсов. Бизнесмены быстро поняли, что коммерческий успех зависит не только от качества товаров и услуг, но и от того, какое представление об их фирме складывается у потенциального покупателя-потребителя. Так возникла «корпоративная реклама» которая у нас называется почему-то «престижной» или «имиджевой». Любая реклама является «имиджевой», поскольку ее основная задача — продвигать на рынок товары и услуги, создавая им благоприятный имидж.

Корпоративная реклама — это изначальная форма паблик рилейшнз. Основной акцент в такой рекламе делался на оповещение населения о том, какой вклад вносит фирма в жизнь общества, т. е. о её социальной деятельности. Поначалу эта реклама сводилась к широковещательной информации о благотворительности фирмы, об ее участии в различных социальных программах, не связанных непосредственно с коммерческой деятельностью, о создании фирмой новых рабочих мест, о привлечении ею на работу представителей национальных меньшинств, о бесплатной подготовке кадров для работы в той или иной фирме и т.

п.

Но у такого вида рекламы, который и сегодня занимает значительное место на Западе, есть один существенный недостаток — фирма за собственные деньги хвалит сама себя. А это, как известно, снижает уровень доверия к рекламе.

Требовалось, чтобы кто-то со стороны, нейтральный и незаинтересованный, а потому — объективный, похвалил фирму, замолвил за нее теплое словечко. Так стали появляться в СМИ вроде бы никем не финансируемые свидетельства о достоинствах той или иной фирмы, банка, корпорации. Для обозначения этого вида деятельности появился и стал широко употребляться термин «паблик рилейшнз», что дало повод отделить ПР от собственно рекламы по принципу оплачиваемости.

Реклама — оплачиваемая деятельность, паблик рилейшнз — неоплачиваемая.

Деление это неверно — любая деятельность оплачиваема, только не всегда ясно — из чьего кармана.

Постепенно ПР расширились и переросли в систему, нацеленную на установление доверия потребителей к фирме и ее продукции, превратились в искусство целенаправленного многофакторного воздействия на аудиторию. Дальше — больше. Учась у бизнеса владению своей клиентурой, ПР стали распространяться и на другие институты, включая и властные структуры. Сегодня приемы ПР широко используются практически во всех сферах — в политике, международных отношениях, в финансовой деятельности, в отношениях между фирмами и корпорациями, в менеджменте. По некоторым данным, в системе ПР 60 % составляет политический консалтинг, остальные 40 % — корпоративные коммуникации.

Конечно, разница между рекламой и паблик рилейшнз существует, хотя она довольно условна. Наиболее внятно разница проявляется в определенных формах этих видов деятельности. Так, скажем, оплаченное объявление в газете — это реклама, а презентация, пресс-конференция — это ПР. Тем не менее ПР и реклама — это родственные институты. И специалисты по ПР и рекламе могут без особого труда заменять друг друга. Об этом свидетельствуют и различные агентства, успешно занимающиеся тем и другим.

Реклама и искусство обольщения Реклама должна не только сообщать о наличии товара, но и так воздействовать на сознание и подсознание потенциального потребителя, главным образом всевозможными психологическими способами, чтобы обеспечить предпочтение данного товара или услуги перед другими аналогичными товарами или услугами.

Короче: она должна информировать, объяснять и расхваливать. Она должна нас обольщать.

Товары, которые давно находятся на рынке, не нуждаются в информации: их потребительские свойства давно известны. Скажем, в современной рекламе Coca Cola, Pepsi, нет смысла сообщать о качествах этих продуктов. Coca-Cola на рынке уже более ста лет. Да и Pepsi — тоже старожил рынка. Поэтому утилитарная информация уступила место спектаклю. Поэтому их реклама содержит не аргументы, а всевозможные запоминающиеся сценки, порою — яркие и броские «клиповые» приемы, чтобы овладеть нашим вниманием, развлечь нас и таким образом напомнить нам о популярности этих продуктов. А раз они всемирно популярны, то что же вы стоите в стороне? Покупайте!

Настоящая реклама немыслима без игры образов и слов. «Посмотрите: здесь вы ничего не увидите» — так преподносится покупателю прозрачная лента «Скотч».

«Хотите спать со мной?» — рекламный слоган матрацев. «Машина, которая обгоняет свою тень» — об автомобилях «Renault». А вот и наше, отечественное:

«Прекрасный пол — это не только женщины. Это еще линолеум».

«Регулярно проверяйте состояние вашей груди!» — так могли бы сформулировать рекламное обращение к женщинам. И это было бы скучное объявление.

Посмотрите, как оно преподносится в одном зарубежном видеоклипе. На пляж приходит очаровательная девушка. Она раздевается (съемка ведется со спины).

Садится на берегу. Между обнаженной девушкой и берегом моря проходят мужчины. Слышен голос за кадром: «Вы весь сезон показываете грудь всем. Может быть, раз в год ее стоит показать онкологу?» Вот она — разница между простым объявлением и рекламой.

Бесспорно, художественность клипа — его неоспоримое преимущество. Если нет художественного воплощения идеи — нет и рекламы. Это — банальная истина, ее невозможно оспаривать. Но в то же время следует всегда помнить, что художественность — не самоцель, а лишь средство достижения рекламного эффекта. И это — банальная истина, но, видимо, ее необходимо повторять, поскольку во многих клипах художественность существует сама по себе, не связанная с объектом рекламы. Более того — она затмевает этот объект, уводит его на второй план, а то и вовсе забывает о нем.

Вот телевизионный ролик. Прекрасная девушка в пенной ванне. Видны лебединая шея и плечи. Надо полагать, что и остальное — не в скафандре водолаза. И вот девушка поднимает из пены прекрасную ножку, затем — другую и, о Боже! — они обуты в сапоги какой-то итальянской фирмы. Обнаженная девушка принимает ванну в сапогах? Хочется позвонить в клинику имени Кащенко. О сапогах как-то и не думается.

в начало Многообразие форм рекламы Формы и виды рекламы многообразны, как сама жизнь. Носителем послания может быть все что угодно. От спичечного коробка до космической ракеты. От «Всемирной паутины» — Internet до презервативов. Примечательно, что в последнее время реклама стала завоевывать небо. Газеты сообщили, что впервые рекламное объявление будет размещено на борту запускаемой в космос ракеты. Шведская космическая корпорация объявила конкурс заявок на размещение рекламы на своем аппарате «Максус». Минимальная стоимость этого необычного заказа — $ 1 млн.

Рекламный знак на борту ракеты займет площадь в 26 м2, будет равен по высоте пятиэтажному дому и «проживет» совсем недолго — примерно в течение 10 секунд запуска и еще 15 секунд в космосе, пока ракета-носитель не прекратит свое существование. Реальный эффект от этой рекламы будет зависеть от распространения фотографий.

Стали размещать рекламу и на фюзеляжах самолетов. Здоровенная кружка пива с шапкой обильной пены украшает носовую часть авиалайнера «Boeing» ирландской компании. Самолеты превращаются в летающие рекламные щиты. Уже летает по миру «Boeing», стилизованный под автомобиль «Jaguar». A издательский концерн Mdia Internation разместил на другом самолете логотипы двух британских газет.

Директор наземных служб одной из авиакомпаний заявил: «Я не сомневаюсь, что вскоре все наши самолеты превратятся в крылатые товарные знаки. Мы собираемся таким же образом распорядиться спинками кресел в салонах авиалайнеров, униформой стюардесс и другого обслуживающего персонала».

Мы тоже не отстаем от Запада. Конечно, не от «хорошей жизни российские космонавты, стараясь привлечь инвестиции для сохранения на орбите уникальной российской космической станции «Мир», проложили рекламе путь из космоса на грешную землю. Они настоятельно из космических далей рекомендовали землянам пить израильское молоко и покупать автомобили «BMW». На фюзеляже самолета нашей Аллы Пугачевой под огромной надписью «Алла» уютно пристроился логотип фирмы Nescafe.

А теперь из космоса возвратимся на нашу бренную землю. В США недавно выпустили в продажу презерватив с изображением американского флага и надписью: «Одевай его с гордостью по всей стране!». Патентное бюро на года запретило эту продукцию, но потом вынуждено было разрешить, поскольку лозунг был квалифицирован как реклама. История рекламы хранит множество курьезов.

Вот один из них. Мы много говорили о пагубном вторжении рекламы в программы передач. Однако это — далеко не новая проблема. Приведу свидетельство историков. В 1913 году в оперном театре Монреаля давали очередное представление «Фауста». В антракте между первым и вторым актами на сцену вышел режиссер и обратился к публике: «Дамы и господа, благодаря счастливой мысли, пришедшей в голову нашему многоуважаемому директору, прялка Маргариты, инструмент шумный, неудобный и непроизводительный, попросту старомодный, заменен прядильной машиной лучшей фирмы». Без тени смущения Маргарита села за прядильный станок, на котором огромными буквами было написано имя фабриканта. Окончив петь, она прошептала в экстазе: «Эта прядильная машина бесподобна! И стоит всего шестьдесят долларов!». И хотя об эффективности рекламы не сообщалось, можно предположить, что она была достаточно высокой. А теперь мы сетуем, что в самые напряженные моменты очередного детектива врываются рекламы подгузников и дамских прокладок!

Еще один оригинальный способ рекламы, точнее — «сейлз-промоушен». Некий автор был обескуражен тем, что его новая книга плохо продавалась. И он дал в газетах такое объявление: «Молодой красивый миллионер ищет девушку, которая была бы похожа на Энн Смит (имя условно) — героиню последней книги такого-то» (следовало название плохо продаваемой книги). Книга моментально была распродана. Несть числа придумкам рекламистов. Оригинальность всегда привлекательна. Вот, к примеру, любопытный прием, который использовала фирма Proctor & Gamble для популяризации своего шампуня-кондиционера «Pert Plus», предназначенного в основном для мужчин и начавшего терять свою популярность в 1998 году. В телевизионном ролике показывают, как представитель фирмы, вооруженный новым шампунем и тазиком прямо на улице предлагает прохожим помыть волосы и делает это искусно. Естественно, эти «помывки» не обходятся без смешных ситуаций, что и делает рекламу и популярной, и эффективной.

Конечно, существует и определенная национальная специфика рекламы. По наблюдениям зарубежных специалистов, французы в рекламе широко используют сексуальные мотивы, англичане — остроумие, немцы берут фундаментальностью фактов, испанцы и итальянцы привлекают зрителя музыкой и танцами. Русские же используют заявления типа: «Покупайте уборочные комбайны "Ровост". Они на 4 % экономичнее и наносят меньше вреда почвенному слою»...

в начало Философия и эстетика рекламы Реклама подобна огромному увеличительному стеклу. Более того — это своеобразный телескоп, который выхватывает из нашего мироздания, нашего конкретного бытия порою мелкий и даже второстепенный фрагмент и увеличивает его до феерических размеров. Из мухи делает слона. А мы смотрим в этот телескоп, теряя ощущение реальных пропорций. И вдруг проникаемся мыслью, что женские гигиенические прокладки, пожалуй, — предмет самой первой необходимости. Что без жевательной резинки «Stimorol» мы все погибнем, оказавшись беззубыми. Что «обыкновенный» стиральный порошок — наша настоящая трагедия, а вот рекламируемый — простой выход из этой трагедии.

Казалось бы — все так примитивно, недостойно нас. Но почему же мы верим такой рекламе и следуем ее советам? Да потому, что она прекрасно освоила нашу человеческую природу, исследовала наши явные и скрытые ожидания. А мы все без исключения подвержены тем или иным комплексам, в основе которых лежит неизбежное противоречие между желаемым и действительным. Реклама как раз и «обрабатывает» такие комплексы, стремясь совместить наш внутренний мир с внешним, где она ищет для нас и находит то, что и выступает в роли мостика между этими противоречивыми мирами. И в конце концов продает нам различные товары и услуги.

Она хитра. Она наделяет товары символическими ценностями. И мы уже покупаем не краску для волос «Wella», не крем для «нежной кожи» «L'Oreal Paris», не накладные ресницы «Max Factor», не мужской дезодорант «Denim» — мы покупаем красоту. Американский социопсихолог Вэнс Пэккард в середине пятидесятых годов задался целью выяснить, почему женщины так щедро платят за всевозможные «омолаживающие» кремы и так скромно — за мыло, хотя содержание самого ценного их компонента — ланолина (жира, получаемого при обработке овечьей шерсти) — и в креме, и в мыле одинаково? Выяснил: крем обещает «красоту», а мыло — всего лишь «чистоту». И действительно, на шкале социальных ценностей «красота» всегда была впереди «чистоты». За нее и платят больше. Общеизвестно также, что автомобиль в большинстве случаев не столько «средство передвижения», сколько символ престижа его владельца. Все это самым непосредственным образом связано с нашим душевным состоянием. Пожалуй, реклама больше наших близких, не говоря уже о правительстве, заботится о нем.

Именно она, не задаром конечно, предлагает нам хорошее душевное состояние, которое мы можем обрести, купив тот или иной товар или услугу.

Рекламный мир — сказочная страна. Это та самая талантливо выдуманная «Страна Marlboro». Послушайте, какой патетический текст звучит за кадром на фоне великолепных пейзажей, где и скалы, и прерии, и табуны лошадей, а главное — мужественные красавцы-ковбои. Вот этот примечательный, истинно рекламный текст: «Есть на земле страна, где человек живет так, как остальные могут только мечтать. Здесь табуны лошадей пасутся на бескрайних просторах, неподвластных времени. Здесь господствуют свобода, сила и независимость. Здесь люди сами выбирают свой путь. Здесь жизнь имеет свой особый смысл. Страна Marlboro...

Страна без границ, страна без времени... Добро пожаловать в страну, где рождается аромат свободы! Добро пожаловать в страну Marlboro!» И подумать только! Цель этой великолепной сказки — всего лишь продать нам еще одну пачку одноименных сигарет.

Реклама призвана идеализировать нашу жизнь. С экрана телевизора, со страниц журнала на нас смотрят прекрасные девушки, симпатичные младенцы, мужественные мужчины. Да и весь мир, в котором они живут — это сказочный, радостный мир, это мир праздника. Там нет проблем серьезнее, чем появление перхоти или кариеса. Там крайне редко вспоминают о труде, о работе, о том как зарабатываются деньги на покупку рекламируемого товара. Закон рекламы:

«Приятное впечатление от приятных вещей». В рекламном зеркале человечество выглядит куда лучше, чем на самом деле: там не воюют, не убивают, не бастуют, не объявляют голодовок, не ссорятся и не плачут. Там улыбаются. Реклама предлагает нам пожить какие-то мгновения в этом нереальном мире, наполненном красотой, любовью и радостью — всем тем, чего так мало в нашей реальной жизни. Там жизнь идет по другим, неведомым нам, очень справедливым законам. Там останавливается «прекрасное мгновение»... И совершенно прав работающий на радио «Свобода» талантливый эссеист Александр Генис: «Как и любое искусство, рекламу нельзя читать напрямую. Ее смысл гораздо шире, чем мы видим на поверхности. Рекламу нельзя пересказать своими словами, точно также, как нельзя пересказать стихи или фильм, — пишет он, — разработав свой собственный художественный язык, реклама работает на подсознательном уровне. Она обращается к иррациональному в природе человека. Мэдисон-авеню занимается не столько кошельком потребителя, сколько его душой».

Мы все неизбежно участвуем в беспрерывном рекламном процессе, процессе формирования мифов, иллюзий, рекламных сказок. Только выступаем в разных ролях. Рекламодатели дают деньги и заказывают имидж (он же — миф) своему товару. Рекламисты в меру своего таланта за эти деньги фабрикуют миф. Средства массовой информации распространяют его, тоже не бесплатно. И, наконец, мы — потребители, прежде чем купить и воспользоваться товаром, с удовольствием потребляем предложенный нам миф. Мы — герои и конечная цель процесса, без нас реклама была бы бессмысленна. Вот почему идет постоянная массированная рекламная атака на наше сознание, на нашу психологию, с тем чтобы создать благоприятное впечатление о товаре, услуге или любом другом объекте рекламы, будь то дамские прокладки или политический деятель.

«Живите легендой!» Мне кажется, что девизом рекламы может служить слоган фирмы, производящей изысканные изделия из хрусталя и фарфора: «Живите легендой!». Воплощение этой «легенды» тут же — элегантная женщина смотрит на вас из великолепного зала, в центре которого — прекрасно сервированный, роскошный стол, заставленный, естественно, бокалами и чашками этой фирмы. Реклама не столько пропагандирует товар, сколько искушает нас и обольщает им. Никто, конечно, не верит, что экзотически красивая женщина немедленно засунет свою изящную руку под рубашку джентльмена только потому, что он воспользовался лосьоном после бритья «Denim» Никто не верит, что ординарная женщина, воспользовавшись косметикой «L'Oreal», превратится в столь неотразимую красавицу, что ее немедленно окружит рой красавцев-джентльменов. Никто не верит. А все же — приятно... «Живите легендой!» О какой же точности и достоверности рекламы можно говорить? Но мы ведь не требуем, чтобы сказка повествовала о реальных событиях... Мы не думаем об этом. И покупаем духи «Chanel № 5», подсознательно желая приобщиться к великолепному миру.

В 60-х годах в США вышел объемистый том, посвященный рекламе. Автор — Сэм Бейкер — назвал его «The Permissible Lie» — «Позволительная ложь». Это та ложь, которую мы ждем от рекламы и охотно ей позволяем. В этой «позволительной лжи» отражаются наши ожидания, вкусы, иллюзии. Да, реклама манипулирует нашим сознанием, но с нашего же разрешения. Мы — охотные соучастники этого манипулирования и, таким образом, сами определяем содержание рекламы, которое заряжает нас оптимизмом и помогает жить дальше и надеяться.

Французский философ Ролан Барт заявил: «Изучение психологии массовых коммуникаций позволяет сделать вывод, что реклама не создает, а отражает массовую психологию».

Конечно, все, что здесь сказано, относится далеко не ко всякой рекламе, это относится лишь к рекламе, озаренной талантом ее авторов. И не относится к той убогой рекламе типа «продается», «предлагаем», «только у нас» и т. п., которая, говоря словами О'Генри, «незатейлива, как грабли». Что, однако, не меняет сути дела: хорошая реклама — это талантливо сотворенный миф.

Написал и услышал новый слоган Coca-Cola: «Пейте легенду!» и увидел соответствующие клипы. Кстати, это — самый дорогой рекламный сюжет, снятый в России, Компания Coca-Cola выложила за серию из пяти видеороликов «Пейте легенду!» около $ 2 млн.

Что ж, пьем...

в начало Миф в рекламе и ее достоверность Реклама призвана преувеличивать те или иные характеристики товара, с тем чтобы подать их выпукло. И лукавством выглядят рекомендации Международного кодекса рекламной практики, принятого в 1987 году в Париже. В статье четвертой кодекса говорится: «Рекламное послание не должно содержать каких-либо утверждений или изображений, которые прямо или косвенно, путем недомолвки или двусмысленности, а также преувеличения (выделено мной — О. Ф.) могли бы ввести покупателя в заблуждение», Да и в нашем, российском законе недостоверной признается реклама, содержащая сведения о товаре (или условиях его приобретения и т. д.), не соответствующие действительности. Рекламная сказка, рекламный миф, по своей природе, конечно же, не может «соответствовать действительности». Не случайно один из капитальных трудов по рекламе уже упоминавшегося мной американца Сэма Бейкера назывался «Позволительная ложь». То есть та «ложь», которую мы ожидаем и позволяем ей существовать. Не думаю, что найдется много потребителей, которые примут «за чистую монету» великолепный, на мой взгляд, видеоролик о пылесосе Moulinex, в котором показано, как женщина, чистящая пылесосом ковер, притягивает к потолку мужчину, читавшего газету этажом ниже.

Впрочем... В одном американском журнале я прочитал о курьезном случае: одна пивоваренная фирма, рекламируя свой продукт, заявила в рекламе, что «в нашем пиве пена находится на дне кружки, а не наверху». Нашлась одна дама, соблазнившаяся таким «оригинальным» напитком и, убедившись, что пена все-таки появляется не на дне, а наверху кружки, подала иск в суд по поводу «недостоверной рекламы».

В одной из передач зарубежного радио услышал о протесте шведских женщин против рекламы дамских прокладок. Собственно, не самих прокладок, а того, что эта реклама далека от действительности — на прокладки в рекламе наливают синие чернила! Было принято решение использовать в Швеции жидкость розового или красного цвета. Нужна ли такая «достоверность»? Повысит ли она эффективность рекламы? Натурализм — не лучшее средство достижения «достоверности», особенно в рекламе таких «деликатных» товаров.

Конечно, реклама не очень озабочена моральными принципами и порою прибегает к обману. Приведу пример. Одна нью-йоркская фирма дала широкую рекламу изделию «Шпионский глаз», которое «позволяет смотреть сквозь стены, полы и потолки толщиной в 6 дюймов». Люди, приславшие деньги на эту новинку, получили картонную коробку, в которой лежали детская подзорная труба и сверло длиной дюймов. Судиться с фирмой жертвам такой рекламы бесполезно. Засмеют...

При всем том «позволительная ложь», или еще «puffery» — «легкое надувательство» ставят вопрос о достоверности. В зарубежной среде существует «отмазка» от ответственности за достоверность рекламы, своего рода кредо: «Cavet emptor», что в переводе с латыни означает: «пусть покупатель будет начеку». В то же время рекламодатели на Западе прекрасно понимают, что, единожды солгавши, обманув покупателя, они лишаются его доверия. В США выходит независимый от производителей товаров и услуг еженедельник «Consumer Report» — «Доклад потребителям». К его оценкам самых разных товаров и услуг прислушиваются миллионы людей. Кроме того, на страже покупателей в США стоят мощные общества потребителей, которые могут любую компанию поставить на колени. Это — своего рода Сцилла. Но есть еще и Харибда — ряд государственных организаций, контролирующих достоверность рекламы.

Итак, если вспомнить Гомера, то на пути к сиренам с их манящим зовом из океана встают Сцилла и Харибда. Отечественная реклама, как и всякая другая, подобно сиренам, гипнотизирует, завораживает потребителя. Но на пути к ним из неспокойного океана, именуемого «рыночными отношениями», не спеша начинают подниматься макушки Сциллы и Харибды. Наше общество потребителей пока еще в младенчестве, оно немощно, чтобы контролировать рекламу. А Харибда, то есть государственные службы, в том числе Антимонопольный комитет, — только начинают осваивать свою роль рекламного прокурора. Так что нам, потребителям, пока следует придерживаться мудрой латыни «Cavet emptor», т. е. быть начеку...

в начало Законодательная база российской рекламы В мире существует множество кодексов по рекламе, в том числе и международных.

В свое время я участвовал в разработке кодекса по рекламе для «стран социалистического содружества». Есть такой кодекс и у нас, он создан в рамках рекламной Ассоциации.

Во всех таких кодексах приведено немало бесспорно верных и нужных положений.

Но рекламный кодекс — не уголовный и обладает лишь рекомендательными функциями. А рекламный бизнес — агрессивный, кодексы для него не писаны, и без четкой законодательной базы он грозит превратиться в информационного монстра.

Не так давно наша Государственная дума наконец-то приняла Закон о рекламе.

Разработан он был Антимонопольным комитетом. Можно долго говорить о его достоинствах и недостатках. Самое печальное — то, что принятый закон практически не оберегает нас от недобросовестности, не устанавливает жесткого контроля за достоверностью рекламы пищевых продуктов и лекарств. Остались без ответа и многие другие вопросы. Один из них — отношение к так называемой «косвенной рекламе». Я убежден, что нет границы, четко отделяющей прямую рекламу от косвенной. Ну, скажем, как рассматривать популярную телепрограмму «Клуб путешественников», которая порою полностью состоит из роликов зарубежных туристических агентств? И не является ли программа «В мире животных» рекламой зоопарков? Кстати, эти проблемы «косухи» — косвенной рекламы — бесплодно обсуждаются и в зарубежной печати. Там эта реклама называется «editoriolizing» — «editorial matter advertising», т. е. реклама, заключенная в редакционных статьях.

Да что и говорить — еще много, много разного рода правовых проблем стоит перед нашей рекламой. И все же — сделан значительный шаг в направлении к созданию ее правовой базы. Впрочем, это — не «моя» тема. И тех, кто интересуется ею, отсылаю к многочисленным статьям в наших ведущих изданиях — журнале «Реклама и газете «Рекламный мир».

в начало Расходы на рекламу Я уже отмечал, что в сфере рекламного бизнеса вращаются огромные деньги.

Напомню еще раз, что расходы на рекламу и связанные с ней процессы — маркетинг, сейлз-промоушен, паблик рилейшнз и т. д. — в США превышают вдвое их военный бюджет и достигают порядка $ 600 млрд. в год. Кстати, в США затраты на рекламу именуются «ассигнованиями», рассматриваются как расходы и потому налогом не облагаются, что, бесспорно, способствует развитию рекламного бизнеса.

Компании Procter & Gamble, Philip Morris и General Motors ежегодно тратят в этой сфере от двух и почти до $ 3 млрд, занимая первые три места по таким расходам.

Мы и сами хорошо знакомы с рекламным натиском фирмы Procter & Gamble, освоившей наше телевидение. Проходящая сейчас кампания по замене красного «фирменного» цвета фирмы PepsiCo на синий цвет уже сейчас потребовала полмил-лиарда долларов. На маркетинговые и рекламные акции по продвижению на рынок только одной программы «Windows-95» компанией Microsoft было потрачено только в 1995 году около $ 1,5 млрд.

В расчете на душу населения больше всех тратят на рекламу не в США, а в Швейцарии: $ 458 против $ 451 в США. Затем, как ни странно, идет Финляндия — $ 298 на душу населения, а за ней — Япония, Голландия, Канада, Австралия, Норвегия, Англия, Швеция, Новая Зеландия, Германия.

Особенно велики расходы на рекламу товаров или услуг, которые впервые выходят на рынок. Однако реклама — не панацея, и даже огромные, исчисляемые миллиардами долларов рекламные вливания, не всегда могут обеспечить успех новому товару. В американской истории был весьма поучительный факт. Я тогда был в Канаде и стал очевидцем. Компания Ford Motors пыталась внедрить свою новую модель. Но маркетологи просчитались: рыночная «ниша» оказалась занятой аналогичными моделями автомобилей. Компании Ford пришлось снять с производства новый автомобиль, понеся миллиардные убытки.

В последние годы за рубежом происходят изменения в структуре расходов на рекламу в пользу директ мейл и прочих видов стимулирования сбыта («сейлз промоушен») — купонов, каталогов, рекламных фестивалей и других подобных кампаний. Расходы на рекламу оказываются самым непосредственным образом связанными с деятельностью различных организаций и институтов. Так, в декабре 1997 года в США была запрещена реклама табачных изделий на автомобилях, участвующих в гонках «Формула-1». Табачные компании ежегодно вкладывали в эти гонки 100 миллионов фунтов стерлингов. В результате эти соревнования были приостановлены на неопределенное время.

Западная реклама занимает на российском рынке рекламы 85 %. А это значит, что наш отечественный рекламный бизнес в значительной степени финансируется зарубежными компаниями и фирмами.

в начало Престижность рекламного бизнеса Франклин Делано Рузвельт, беспрецедентно избиравшийся на пост президента США четыре раза, находясь на пике своей политической карьеры, заявил журналистам: «Если бы я мог начать жизнь сначала, думаю, что предпочел бы рекламный бизнес всему остальному. Уровень жизни современной цивилизации повысился благодаря знаниям, распространяемым при помощи рекламных носителей».

Интересно, что слоган кофе «Maxwell» — «Good to the Last Drop» — «Хорош до последней капли», слоган, который запомнился Маяковскому и который мы и сегодня читаем по-русски на банках популярного кофе, был придуман еще в году, тоже президентом США и тоже Рузвельтом, только не Делано, а Теодором.

В сфере рекламы трудились яркие творческие личности. История сохранила их имена. Это прежде всего американцы и англичане — Клод Хопкинс, Россер Ривз, Дэвид Огилви, Лео Барнет и еще десятки «классиков» рекламы.

Реклама в США — не только престижный, но и высокооплачиваемый бизнес.

Зарплата президентов крупнейших рекламных агентств в США намного превосходит зарплату американского президента и исчисляется порою миллионами долларов в год.

Любой предприниматель, политик, журналист на Западе будет выглядеть неграмотным, если он не умеет понимать и использовать язык рекламы, своеобразный всемирный «эсперанто». И он учится этому языку. В США любые курсы журналистики, не говоря уже о всевозможных школах бизнеса, непременно включают обширные программы по изучению рекламы. Этот опыт следовало бы позаимствовать и нам.

в начало Несколько эпизодов из истории российской рекламы О всеобщей истории рекламы написана хорошая книга «История рекламы. Детство и отрочество» (М., 1994 г.). Авторы — профессор МГУ В.В. Ученова и Н.В. Старых.

Нет смысла ее пересказывать, ее надо прочитать.

Я же остановлюсь лишь на некоторых эпизодах истории нашей, российской рекламы. В конце XVIII и начале XIX века в России появились специальные выпуски «Правительственных распоряжений», в которых печатались рекламные объявления.

Вот их образцы, напечатанные в 1800 году: «У отъезжающего продается за рублей 30 лет добраго поведения девка, знающая мыть белье и кушанье готовить и способная быть нянькою». «Немецкому мяснику Стриновскому, живущему на Вознесенской улице, в доме под № 165, потребны живые и битые медведи».

«Продается женщина 37 лет, умеющая делать сыр и чухонское масло, последняя цена оной 200 рублей;

так же одна молодая корова, 3 рабочих лошади, таратайка, парные сани, пара шор и хомут». Да, такова была действительность. Впрочем, и в американской рекламе той поры доминировали объявления о продаже и розыске беглых рабов.

Время шло, реклама в России бурно развивалась, расширяя свои функции. Особо надо отметить искусство дореволюционной вывески. Вспомним в связи с этим замечательного Нико Пиросмани, чьи вывески сегодня хранятся в музеях. Росло и осознание роли рекламы в России. Алексей Веригин, один из видных русских рекламистов, работавший в начале XX века, писал, что реклама — это великое орудие культуры. «Реклама, — утверждал он далее, — нужна нам как хлеб, как телефоны и телеграф, как паровозы».

Развитие капитализма в России в начале века было прервано революцией. Многие торговые и промышленные предприятия были национализированы, другие — закрылись. Объем рекламы резко сократился. Какое-то время, скорее по инерции, она еще продолжала свое существование. Правда, в это время стала развиваться политическая реклама. Ведь знаменитые «Окна РОСТА» были ни чем иным, как политической рекламой, успешно использовавшей жанр русского лубка.

Рекламными методами пользовались и агитбригады с помощью так называемых «агитпоездов», разрисованных лозунгами, призывавшими строить «светлое будущее».

С наступлением нэпа оживилась и стала бурно развиваться торговля. Российская реклама обрела новое дыхание. У нее появился свой оригинальный стиль, связанный с «русским авангардом». Метафоричность, символическое решение темы, яркость и броскость великолепно решали задачи рекламы. В оформлении ее визуального ряда участвовали художники-супрематисты, такие как Казимир Малевич, Владимир Татлин, Лазарь Эль Лисицкий и другие, конструктивисты: все тот же Эль Лисицкий, Александр Родченко, Алексей Ган, Соломон Телингатер, Густав Клуцис, Варвара Степанова. Успешно работал в рекламе Владимир Маяковский. Кстати, в музее Владимира Маяковского демонстрируется огромная фотокопия диплома «Гран При», полученная поэтом на Международной выставке рекламы в Париже.

Но, как говорится, «недолго музыка играла». Испугавшись «реставрации капитализма», власти взяли курс на свертывание нэпа. Восторжествовала административно-командная система управления народным хозяйством.

Ликвидация свободного рынка неминуемо вела и к ликвидации рекламы, которая была признана ненужным и, более того, «буржуазным явлением». В какой-то мере она выполняла только информационные функции. Вспомните вывески магазинов того времени: «Хлеб», «Мясо», «Гастроном», «Универмаг», «Ювелирторг», «Спорттовары», «Одежда», «Обувь» и далее — в том же духе. Никакого разнообразия и никакой выдумки. Зрительный образ исчез. На витринах его заменили скверные муляжи окороков, колбасы и сыра, раскрашенные деревянные яблоки и помидоры. Громоздились ровненькие пирамиды консервных банок или же пылились годами одетые в одну и ту же одежду манекены, пугавшие прохожих своим уродством. В торговых залах реклама чувствовала себя Золушкой, которой поручали иногда расчищать темные их углы, где скапливались неходовые из-за низкого качества товары. Поэтому и сформировалось у нас недоверие к рекламе:

если этот товар рекламируют, значит, «нормально» его продать не могут.

После войны появилась наружная, в том числе и неоновая, реклама. Ее убогость была очевидной. «Пейте натуральные соки!», как будто соки могут быть «ненатуральными». Лучшей рекламой того времени была очередь у магазина.

Прошли десятилетия. Мы внедряем рыночные отношения. Рынок без рекламы не может существовать. Сегодня она уже стала важным фактором развития нашей экономики. Собственно, об этом и идет речь в этой книге.

в начало Реклама на телевидении Мне бы хотелось поделиться своими размышлениями о рекламе на телевидении.

На то есть причины. Я был Председателем жюри, просто членом жюри многих как отечественных, так и международных конкурсов видеорекламы, включая самый первый у нас в стране конкурс в 1984 году. Так что мне довелось проследить этапы становления и развития отечественной видеорекламы, отметить ее сильные и слабые стороны. Поэтому — приглашаю в небольшое путешествие во времени.

Но вначале — о значимости телерекламы в нашей жизни.

Роль телерекламы в нашей жизни Реклама на ТВ представляет собой мощнейший и, зачастую, недооцениваемый механизм воздействия на массовое сознание. Она является основным каналом так называемой социологической пропаганды, суть которой состоит в том, что с телеэкрана преподносятся не абстрактные политические или идеологические концепции, а как бы реальные факты современного бытия, связанные с нашей повседневной жизнью. Такая пропаганда чрезвычайно убедительна, поскольку оперирует главным образом материальными ценностями, о которых может достаточно компетентно судить обыкновенный человек.

Кроме того, телевизионная реклама предлагает нам готовые образцы поведения в разных ситуациях. Эти образцы поведения охотно заимствует наша молодежь, и не только она.

Пути развития росийской видеорекламы Конкурсы рекламных фильмов и клипов стали сегодня обыденным явлением в нашей жизни и проходят чуть ли не еженедельно. Они, конечно, разные по своим масштабам — от местных, региональных, до международных. Впрочем, «международным» сегодня называют конкурс, если в нем принимает участие какое либо агентство из Украины или Белоруссии, еще недавно входившее в состав Союзрекламы.

В стране, разорванной на части, сохранилось единое рекламное пространство — там, где доступно московское телевидение. Кстати, и само телевидение (я имею в виду прежде всего телепрограмму «Рек-тайм») регулярно проводит свои мини конкурсы клипов. Обилие этих конкурсов радует. Как-никак, но нарастает конкуренция, вынуждающая рекламистов совершенствовать свое мастерство, а то и просто учиться ему, и уж, во всяком случае — сравнивать свои возможности.

Итак, заглянем в историю становления и развития нашего «клип-мейкерства». Еще задолго до 1984 года в Москве устраивались просмотры клипов различных агентств республик СССР с их последующим обсуждением. Такие просмотры проводились обычно в то время в Доме журналиста. Участвовали наши ролики тогда и в международных конкурсах. Это были клипы, подготовленные объединением Внешторгреклама.

Начнем ab ovo — с Первого Всесоюзного смотра-конкурса, состоявшегося, как я уже говорил, в феврале 1984 года в Доме творчества Союза кинематографистов СССР «Болшево», под Москвой. На конкурс было представлено после предварительного отбора 350 из семи сотен фильмов по 13 номинациям. Что особенно врезалось в память? Нота ностальгии: все клипы рекламировали отечественные товары.

Зарубежные товары тогда почти отсутствовали у нас, а те, что были, «в рекламе не нуждались».

Отечественные студии технически оснащались довольно убого. Компьютерной графики тогда не существовало, не было и особой изощренности в клипах. Может быть, поэтому наши клип-мейкеры (впрочем, тогда и термина такого не существовало), а точнее — режиссеры и операторы, сразу же «брали быка за рога».

Отсутствие всевозможных «прибамбасов» делало ролики исключительно доходчивыми, понятными, освященными драгоценной простотой — синонимом эффективной рекламы. Пожалуй, самой профессиональной тогда в нашей стране была фирма «Эстрекламфильм». Сказывалось то, что эта эстонская фирма уже в то время создавала клипы для финского и шведского телевидения.

Изобретательностью и остроумием отличалась и продукция армянского и белорусского агентств. Примечательно, что республиканские агентства стремились внести национальный колорит.

Изготовление рекламы на ТВ, как известно, начинается с выработки идеи. Далее сочиняется сценарий, по которому и снимается клип. Если идея неяркая, то сценарий вряд ли обеспечит внимание зрителя, даже при великолепной работе оператора. Недостатки клипов того времени зачастую сводились к слабости их сценариев и отсутствию четко выраженной рекламной идеи. Возможно поэтому многие ролики представляли собой киноиллюстрированные страницы из торгового каталога. Была информация, но не было рекламы.

Второй Всесоюзный смотр-конкурс рекламных фильмов состоялся в сентябре года в Кишиневе. О его масштабах можно судить по количеству отобранных фильмов. Если на первом конкурсе их было 350, то на втором — уже 500.

Между первым и вторым смотрами проводились конкурсы «Реклама-84» и «Реклама-86». Все они четко показали ориентацию на экран телевизора. Именно в эти годы реклама, вначале исподволь, а потом все более агрессивно стала вторгаться на телевидение. Относительная дороговизна эфирного времени (хотя, по нынешним меркам, стоимость эфира тогда была просто смехотворной) заставила рекламистов искать лаконичные решения, более яркие и запоминающиеся визуальные образы. Если на первом конкурсе продолжительность ролика в 3- минут никого не удивляла, то теперь это было скорее исключением из правил, нежели правило.

Следующий конкурс, в котором мне довелось тоже выступать в качестве председателя жюри, был Международный фестиваль-конкурс рекламы «Видео-92», проводившийся под Звенигородом. Он показал, что у нас появились клипы международного класса. Гран-при и «Золотого Соловья» получил ролик «Дискотека у ЛИС'Са». Это был запоминающийся, сделанный с чувством юмора клип Ю.

Грымова, в котором куры перебирали своими ногами в такт бравурной музыке.

Первую премию и тоже «Соловья» получил великолепный рекламный клип агентства «Аврора» — «Радиотелефон», сделанный Т. Бекмамбетовым. Были и другие примечательные клипы, показавшие растущее мастерство наших рекламистов. Запомнился этот конкурс и бурным вторжением в нашу рекламу компьютерной графики, мастера которой действительно творили чудеса — я бы назвал их «волшебным сюрреализмом». Такие ролики тоже были отмечены призами.

Среди множества конкурсов мне хотелось бы отметить ежегодный конкурс «Золотой Соловей», организованный Ассоциацией работников рекламы СССР в 1991 году — тогда СССР еще существовал.

Как член жюри, я принимал участие и в весьма примечательном Втором международном фестивале рекламных фильмов «Кипарис». На нем было представлено более 500 рекламных клипов, не считая тех, что показывались вне конкурса. Больше всего мне запомнился оригинальный и, главное, чрезвычайно актуальный тогда (это было время массового умопомрачения в период «строительства» финансо-вых «пирамид») клип фирмы Финтраст интернэшнл (кинокомпания). Сюжет его прост: по улице бежит сумасшедший, возникает кадр, где к рекламируемым процентам по вкладам лихорадочно дописываются нули. За сумасшедшим бегут санитары. Закадровый слоган таков: «Сумасшедшие проценты для сумасшедших, а для нормальных людей — "Финтраст Интернэшнл"». Правда, сама фирма Финтраст вскоре обанкротилась.

Запомнилась талантливая реклама газеты Спид-инфо. Слоган: «Ну, очень интересная газета!». Я имею в виду различные варианты этого клипа об увлеченном читателе, уплывшем на надувном матраце в открытое море, где резвятся дельфины. Веселая и легко запоминающаяся реклама весьма «специфического» товара, требующая незаурядной выдумки.

Были здесь и ролики, подготовленные зарубежными фирмами, но особого впечатления они не произвели, разве что те, которые посвящались социальным проблемам. В целом же зарубежные клипы не поднимались выше нашего уровня.

Тем не менее было бы, конечно, самонадеянным заявить, что мы уже достигли международного стандарта. Это стало особенно очевидно на организованном в рамках Фестиваля ночном, как водится по традиции, просмотре «Ночь пожирателей рекламы», просмотре великолепной коллекции рекламных роликов, собранных теперь уже знаменитым и известным и у нас французом Жаном-Мари Бурсико.

Говорят, что в его коллекции более миллиона клипов. Участники Фестиваля увидели собрание настоящих шедевров из разных стран. Я что-то не припомню в этой коллекции наших, отечественных роликов. Если они и были, то почему-то не запомнились.

Фестиваль показал, что наши рекламисты «набили руку», овладели поточным производством крепких «середнячков» и слегка — роликов, чуть поднимающихся над средним уровнем. «Шедевры», как им и положено, появлялись чрезвычайно редко.

В самом конце 1998 года в Париже состоялся 12-й конкурс под названием «Эпика».

Я был приглашен туда в качестве члена жюри,от России. Дело в том, что на этом конкурсе все члены жюри — журналисты, представляющие рекламные издания. Я представлял журнал «Реклама» как член его редколлегии. Конкурс «Эпика» — самый крупный в Европе. Причем конкурс именно европейской рекламы, поэтому страны других континентов участия в нем не принимают. При этом надо иметь в виду определенную условность: в Европе работают многочисленные филиалы американских рекламных агентств, давно уже ставших транснациональными корпорациями. Но здесь они работают, учитывая особенности именно европейской аудитории.

В 1998 году в этом конкурсе участвовали пять тысяч реклам из 37 стран. Россия привезла 120 реклам. К сожалению, ни одна из них не была отмечена премией. Не могу сказать, что представленные ролики демонстрировали свежесть творческой мысли. Большинство из них были, на мой взгляд, добротного среднего уровня.

Среди запомнившихся отмечу видеоклипы, сделанные по заказу крупных рекламодателей — фирм Nike, BMW, Mars и им подобных. Конечно, прав был Генеральный директор конкурса «Эпика» Эндрю Ролинс, когда в своем интервью подчеркнул связь рекламы с жизнью общества и привел в качестве примера проникновение в рекламу образа Моники Левински, в частности — в лукавый сюжет о пятновыводителях. Мне показался важным сам факт большей обращенности к социальной рекламе, поразило обилие такого типа роликов и их яркое выражение.

Если же говорить о каких-то новых тенденциях в развитии современной рекламы, то их я, каюсь, не заметил. По-прежнему весьма популярными остаются сексуальные мотивы. По-прежнему заметное место занимает реклама презервативов (порою довольно остроумная), реклама пресловутой виагры. Мне представляется, что в рекламе усилилась апелляция к сексуальным меньшинствам. Это и понятно — они ведь тоже потребители, часть рынка. Примечательно, что не получила своего развития так называемая «ребусная» реклама, которую надо разгадывать как некую «головоломку». Это было особенно характерно для рекламы табачных изделий в два последних десятилетия, когда возникли легитимные препятствия для такой рекламы на телевизионном экране.

Ну, а что же российская реклама? Судя по каталогу, в конкурсе «Эпика-98» участвовали 16 агентств из России. Среди них — «Премьер S.V.», «Бегемот», «Артстайл», «Публицист», «Пайлот медиа», «Кондактор», «Спарк» и другие, в том числе и ряд российских филиалов транснациональных рекламных агентств. Всего было представлено 120 реклам. Из них в «шорт-лист» вошло 15. Остальные были отсеяны еще на стадии предварительного отбора. Я спросил Эндрю Ролинса о причинах такого неуспеха российской рекламы. И вот что он ответил: «Мне кажется, что проблема российской рекламы состоит в том, что ее авторы пытаются сказать слишком много в своем рекламном обращении. Возможно, что это — вина заказчи-ков, которые требуют излишне оснащать рекламы информацией. Слишком много слоганов, адресов, купонов и т. д. Сравните российскую рекламу с плакатом минеральной воды "Перье", который получил премию "Эпики" в этом году — просто фотография, ни одного слова текста!».

в начало Две тенденции — «киношная» и «рекламная» Наблюдая за бурным развитием видеорекламы у нас в стране, я пришел к выводу, что здесь все более очевидно проявляются две тенденции. Одну из них, с определенной долей условности, можно назвать «киношной», а другую — собственно «рекламной».

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.