WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Консультации С 1994 г.

Ю.М. РЕЗНИК СОЦИАЛЬНАЯ ИНЖЕНЕРИЯ:

ПРЕДМЕТНАЯ ОБЛАСТЬ И ГРАНИЦЫ ПРИМЕНЕНИЯ РЕЗНИК Юрий Михайлович — кандидат социологических наук, заведующий кафедрой социальной инженерии социологического факультета Российского государственного социального института.

Понятие «социальная инженерия» Социальная инженерия как сфера научно-практической деятельности приобретает все более широкое распространение в нашей стране. В последние годы опубликованы десятки книг и статей (Г.А. Антонюка, А.К. Зайцева, А.И. Кравченко, И.М. Поповой, А.И. Пригожина, Л.Д. Сысоевой, Ж.Т. Тощенко, В.В. Щербины и др.). Интерес к социоинженерной проблематике обусловлен прежде всего необходимостью научного обеспечения и осмысления происходящих в обществе радикальных изменений, потребностями широкого круга руководителей, предпринимателей, специалистов-практиков в принятии научно обоснованных управленческих решений.

Становление социальной инженерии в качестве научной дисциплины требует более строгого определения ее предметной области, методологических принципов и сферы применения.

Нуждается в уточнении и конкретизации содержание понятия «социальная инженерия». Автор статьи, опираясь на идеи западных и отечественных исследователей, предлагает собственное понимание обозначенных выше проблем.

По мнению К. Поппера, одного из теоретиков социальной инженерии, термин «социальная инженерия» был впервые введен_в_1922 г. Р. Паундом_в его работе «Введение в философию права». По другим сведениям термин появился задолго до этого года (его употребление приписывают, в частности, С. и Б. Веббам). В отечественной литературе он появляется примерно в начале 70-х годов в работах по критике западной социологии и социальной психологии. Его окончательное признание и конституирование происходит в середине 80-х годов. Однако в работах отечественных исследователей чаще используется аналогичный по смыслу термин «социоинженерная деятельность». Для уточнения смысла данного термина обратимся к некоторым определениям, имеющимся в западной и отечественной литературе.

В научной литературе понятие «социальная инженерия» употребляется главным образом для обозначения особой деятельности, ориентированной на целенаправленное изменение и регулирование различных организационных структур (социальных институтов, формальных организаций и др.). Так, например, К. Поппер определяет социальную инженерию как деятельность по проектированию новых социальных институтов, а также по перестройке и управлению уже существующими социальными институтами путем частичных, постепенных реформ и изменений [1, с. 27]. Такая социальная инженерия представляется ему лишь как «частичная», «поэтапная» инженерия, имеющая ограниченную сферу применения.

В большинстве определений социальной инженерии указывается на два существенных признака. Во-первых, организационные структуры, создаваемые в процессе социо инженерной деятельности, призваны регулировать человеческое поведение и осуществлять контроль за ним. На этом основании ряд авторов рассматривает социальную инженерию как разновидность управленческой деятельности, осуществляемой социологами, психо логами, другими специалистами совместно с руководителями предприятий, организаций, административных структур. Во-вторых, социоинженерная деятельность реализуется при помощи специальных средств, методов, технологий, создаваемых и используемых для решения социальных проблем, адаптации социальных групп и институтов к изменяющимся условиям, внедрения социальных новшеств.

Некоторые авторы предлагают отказаться от понятия «социальная инженерия» в связи с тем, что оно стало предметом идеологических спекуляций. Так, Ф.А. фон Хайек возражает против использования данного понятия, усматривая в этом попытку провести идею централизованного планирования общественных процессов со стороны государства [2]. К отказу от понятия «социальная инженерия» призывают также Н. Стефанов и К. Рихтаржик. Они видят в концепциях социальной инженерии стремление буржуазных идеологов замаскировать частичные изменения в общественной жизни при сохранении капиталистического строя в целом. По их мнению, понятие «социальная инженерия» допускает и оправдывает возможность манипуляции человеческим поведением. Чтобы исключить идеологическую интерпретацию понятия они предлагают заменить его «социальной технологией» или «социотехникой». Однако, как справедливо отмечает Г.А. Антонюк, простая замена терминов отнюдь не решает проблему.

«Социальная инженерия — это не просто термин. Это, по сути дела, обобщенное название комплекса теорий, которые основаны на переносе в социальную область и использовании инженерных терминов, применяемых в технической области» [3, с. 128—129].

Не вдаваясь в анализ терминологических различий, отметим только, что понятия «социальная технология» и «социотехника» значительно отличаются уже по смыслу от понятия «социальная инженерия». Они производны от терминов «технология» и «техника». Термин «технология» характеризует, как известно, способы воздействия на предмет какой-либо деятельности. Он предполагает алгоритмизацию самой деятельности, ее расчленение на отдельные процедуры и операции. Технологизации поддаются, как правило, рутинные операции, не требующие значительных затрат интеллектуального труда. Термином «техника» обозначают чаще всего систему средств и орудий деятельности, а также совокупность приемов и навыков, необходимых для их использования. Что же касается терминов «инженерия», «инженерная деятельность», то они охватывают по содержанию всю область применения инженерных знаний и методов в практической деятельности людей, включая создание и обслуживание различных искусственных объектов и систем (сооружений, коммуникаций, учреждений).

Понятие «социальная инженерия» является символически обобщенной формой выражения инженерного подхода в социальной области. Его конкретное содержание обусловлено во многом спецификой самой инженерной деятельности. В чем заключается своеобразие инженерной деятельности по сравнению с другими видами человеческой практики? Отдельные авторы связывают содержание инженерного дела с изобретательством, конструированием и проектированием. «Процесс проектирования, — подчеркивает Э. Крик, — составляет саму суть инженерного дела» [4, с. 29]. Поэтому «основная задача всех инженеров одинакова — создавать системы, преобразующие материалы, энергию, информацию в более полезную форму» [Там же, с.

30]. Инженер в отличие от других специалистов создает в процессе проектирования новые объекты.

Такое понимание не может быть признано достоверным по двум причинам. Во-первых, содержание инженерной деятельности отнюдь не исчерпывается конструированием или проектированием. Она включает в себя также элементы анализа проектируемых систем, действия по эксплуатации уже построенных объектов, технологии реализации проектов и многое другое.

Этому соответствует сложившаяся в инженерном деле специализация. Все инженеры распределяются на несколько групп — инженеров-конструкторов, инженеров-аналитиков, инженеров-технологов и др.

Во-вторых, конструированием (или проектированием) занимаются не только инженеры. Оно является универсальным способом деятельности и используется практически в любой сфере человеческой жизни. По мнению Дж.К. Джонса, конструирование (проектирование) «охватывает деятельность не только конструкторов, архитекторов и других "профессиональных" проектировщиков, но также плановиков и экономистов, законодателей, администраторов, публицистов, ученых — специалистов прикладных наук, участников движений протеста, политиков, членов "групп давления" — всех тех, кто стремится осуществить изменения в форме и содержании изделий, рынков сбыта, городов, систем бытового обслуживания, общественного мнения, законов и т.п.» [5, с. 23].

Следовательно, содержание инженерной деятельности нельзя сводить к процессу кон струирования и проектирования. Инженерное проектирование — лишь один из видов инженерной практики. Своеобразие инженерной деятельности вообще и социальной инженерии в частности следует искать в природе их объекта. Поле деятельности инженера — создание и обслуживание систем особого типа. Инженер имеет дело с искусственными системами и объектами. Термин «искусственный» имеет широкое распространение в инженерном деле. С искусственными объектами мы сталкиваемся на каждом шагу. Давно стали привычными такие выражения, как «искусственные сооружения», «искусственный интеллект», «искусственный спутник», «искусственное кровообращение», «искусственный отбор», «искусственный язык». Не случайно поэтому Г.Саймон относит инженерию к наукам об искусственном [6].

Мир объектов инженерной деятельности чрезвычайно многообразен. Он охватывает искусственные системы в промышленности, строительстве, на транспорте, в сельском и лесном хозяйстве, медицине, искусстве. Инженер — одна из самых распространенных профессий, требующая специальной подготовки, особых навыков и умений. В последние десятилетия инженерные знания стали проникать в социальную область и прежде всего — в сферу экономики, образования и культуры. Социальная инженерия в более узком и специальном значении — область знаний, практических действий, ориентированных на создание и обслуживание социальных систем искусственного типа.

Что же представляют собой искусственные социальные системы? Этот вопрос связан с другим вопросом: насколько правомерно использовать термин «искусственный» применительно к характеристике социальной жизни? Термин «искусственный» обозначает, как известно, все то, что специально создается людьми для решения вполне ограниченного круга задач. Искусственные объекты в отличие от естественных объектов, существующих и развивающихся спонтанно, являются результатом целенаправленного воздействия людей. Эти объекты, чтобы быть функционально пригодными, должны постоянно поддерживаться создателями в рабочем состоянии. Следовательно, они не могут существовать иначе как в постоянном взаимодействии с человеком, их породившим или обслуживающим. Наконец, искусственные объекты и системы имеют ряд ограничений, задающих пространственно-временные, материально-технические и прочие рамки их применения.

В социальной области сфера искусственного охватывает широкий класс явлений и процессов. В известном смысле весь социальный мир имеет искусственную природу. Он является величайшим изобретением человечества, создавшего по своему образу и подобию особое пространство жизни. Однако в действительности в социальной сфере искусственные системы существуют наряду с естественными системами, отличительными признаками которых выступают спонтанная организация, отсутствие четко выраженных целей и ориентиров, неформальный характер внутренних связей. Примером естественных социальных систем являются кровно-родственные объединения людей, этнические общности и союзы, массовые скопления людей (толпа), дружеские компании.

Каковы же существенные свойства социальных систем искусственного типа? Во-первых, искусственные социальные системы — целенаправленные системы, возникающие и функ ционирующие на базе совместной деятельности людей, преследующих общие цели и интересы. Во вторых, эти системы характеризуются нормативным (или ценностно-нормативным) способом регуляции как внутренних, так и внешних связей. Отношения внутри систем и между ними институционально закреплены и определенным образом регламентированы при помощи правовых и иных норм, правил, соглашений. В-третьих, системы искусственного типа обладают вполне определенными конструктивными возможностями и ограничениями. Они не могут быть использованы в иных, не предусмотренных исходным проектом (уставом, положением), целях без нанесения им серьезного ущерба. Радикальная перестройка этих систем возможна лишь на основе научно обоснованного проекта и с учетом логики их развития.

К социальным системам искусственного типа относятся три вида систем: социальные институты, социальные (формальные) организации, организованные группы. Следовательно, объект социальной инженерии дифференцируется внутри себя по уровню организации и степени, формализации системных связей. Социальные институты составляют наиболее высокий уровень применения социоинженерной деятельности. Они представляют собой устойчивые формы закрепления и регламентации способов и средств специализированной деятельности людей, определяющие их поведение и обеспечивающие контроль за ним. Институты формируются людьми в процессе длительной эволюции, в ходе которой апробируются и выбраковываются многие культурные образцы. Нормальное функционирование социальных институтов возможно лишь благодаря сознательной, целенаправленной деятельности людей. Таковыми являются по своей сути институты экономического обмена и рынка, государственные институты, политические партии и союзы, средства массовой информации. Некоторые институты содержат элементы естественных и искусственных систем, например, институт семьи.

Социальный институт реализует свои функции в деятельности формальных (функциональных) организаций. По отношению к последним институт выступает организующим и координирующим началом, интегрирующим разрозненные действия в единую стратегическую линию. Так, например, институт образования объединяет деятельность множества организаций — школ, специальных учебных заведений, институтов. Последние подразделяются в свою очередь на группы, организованные для выполнения определенных задач. Эти группы различаются между собой по месту, которое они занимают в разделении труда в рамках данной организации и института в целом. Применительно к организациям системы образования это группы учителей (преподавателей) и учащихся.

Таким образом, инженерная деятельность в социальной области характеризуется прежде всего ориентацией на создание, изменение и обслуживание искусственных систем и объектов — институтов, организаций и групп, выделяемых по специфическим признакам. Таково смысловое содержание понятия «социальная инженерия». Однако дальнейшая разработка понятия требует уточнения и конкретизации предметной области социоинженерной деятельности.

Концептуализация предметной области социальной инженерии Предметная область социальной инженерии определяется ее управленческим статусом. По своей сути управление более всего соответствует задачам социальной инженерии. Как известно, социальное управление есть не что иное как деятельность по сознательному воздействию на социальные системы с целью их упорядочения, сохранения или изменения в интересах определенных лиц и групп. При таком понимании социальная инженерия входит в систему социального управления как одна из форм его научного обоснования и обеспечения.

Специфика социальной инженерии обусловлена, следовательно, ее ролью в разделении управленческого труда. Социоинженерная деятельность сопряжена с реализацией всех традиционно выделяемых функций социального управления — планированием (проек тированием), программированием, организацией, координацией и контролем. Сфера ее применения не ограничивается подготовкой управленческих решений. Она включает в себя такие управленческие задачи, как выбор альтернатив (стратегии развития), экспертную оценку принимаемых решений, управленческое консультирование, контроль за внедрением социальных новшеств и др.

Социальная инженерия выступает одним из способов соединения науки и практики в социальном управлении. Она представляет собой мир социальной науки, ориентированной на решение практических проблем. Предмет социальной инженерии как формы управленческой деятельности состоит в научной организации управления социальными системами искусственного типа, т.е. приведения их в соответствие с действием объективных социальных законов, выраженных и обоснованных в научных представлениях и концепциях. Этим она отличается от других форм социального управления, в которых, с одной стороны, не всегда учитывается объективная логика развития социальных систем, а с другой стороны, допускается управление системами естественного типа.

Следует отметить, что социальная инженерия является не единственной формой научного обеспечения социального управления. Наряду с ней в практике широко применяются научные исследования прикладного характера. Различие между ними состоит в следующем. Во первых, социоинженерная деятельность включена непосредственно в про-цесс социального управления, тогда как научно-познавательная деятельность, используемая в управлении, носит в основном рекомендательный характер. Во-вторых, социальная инженерия, в отличие от научных исследований в сфере управления, представляет собой нормативную деятельность. Она направлена на поддержание социальной системы в заданном качественном состоянии или переход системы в новое состояние в соответствии с заданными параметрами. Область ее применения — сфера должного, т.е. конструктивные характеристики и возможности преобразования социальных систем в заданном нап-равлении. Научно-познавательная деятельность ориентирована на раскрытие сущности и» выявление закономерностей развития. Область ее применения — сфера сущего, сущ-ностных характеристик социальных систем и процессов управления ими.

Итак, инженерный подход в социальном управлении — это конкретно-практическая и методологическая установка на применение научных знаний и методов в процессе изучения и проектирования конструктивных характеристик социальных систем с целью их оптимизации и изменения. Социальная инженерия является прежде всего инструментом социального управления.

Она не может подменять собой другие формы социальной практики (экономическую деятельность, образование, религиозную деятельность, жественное конструирование и моделирование). Например, разработка технологий обучения выступает предметом педагогической науки, а вот управление учебным процессом входит в сферу компетенции социального инженера. При этом социальный инженер рассматривает систему обучения не с точки зрения ее содержательной специфики, а со стороны процессов управления ею.

Социальная инженерия как составная часть управленческой деятельности должна руководствоваться следующими принципами. Первым и основным является принцип прямого участия социального инженера в решении социально-управленческих задач. Социальный инженер не может занимать позицию стороннего наблюдателя или регистратора событий. Он входит в систему управления как ее полноправный участник, на которого возлагается непосредственная ответственность за выполнение принимаемых решений. Излагая кредо социального инженера в одной из своих работ, К. Поппер призывал бороться с конкретными недостатками прямыми средствами, избегать добиваться абстрактных благ политическими средствами [7]. Разумеется, социальный инженер в отличие, например, от социального работника не обязан решать конкретные проблемы практическим путем. Его задача — обнаружить источник и найти оптимальный способ решения, а также помочь социальному работнику реализовать конкретный социальный проект или программу.

Принцип непрерывности социоинженерного обеспечения управления означает, что действия социальных инженеров должны сопровождать все стадии управленческого цикла. На стадии подготовки управленческого решения они проводят диагностику проблемной ситуации и разрабатывают социальный проект и программу его реализации. На стадии принятия управленческого решения социальные инженеры дают комплексное обоснование и экспертную оценку принимаемого проекта. На стадии реализации управленческого решения и организации управленческой деятельности они вырабатывают практические рекомендации по эффективному внедрению проекта. Для каждой стадии разрабатывается соответствующая технология.

Принцип технологизации вытекает из содержания двух предыдущих принципов социальной инженерии. Технологизация управленческой деятельности означает ее рациональное расчленение на процедуры и операции с последующей координацией и синхронизацией.

Результатом выступают социальные технологии и методические средства их обеспечения.

Главным признаком социальной технологии является алгоритмизация управленческой деятельности. Использование технологий в социальном управлении возможно при двух условиях. Во-первых, содержание и специфика социальных технологий должны быть обусловлены целями и логикой преобразования социальных систем искусственного типа. Нельзя подвергать технологизации деятельность социальных систем без предварительного изучения и диагноза их состояния и без учета их качественной специфики. Во-вторых, социальные технологии можно распространять лишь на вполне определенный круг задач и проблем.

Технологизации поддаются, как правило, повторяющиеся, типические и рутинообразные управленческие задачи. Благодаря этому каждая технология может быть использована многократно при решении сходных задач. Этим объясняется возможность тиражирования технологий и их методических средств.

Таким образом, управленческая деятельность по упорядочению и изменению социальных систем искусственного типа является специфической для социальной инженерии сферой применения. Она определяет конкретное содержание ее предметной области.

Конституирование предмета социальной инженерии как научной дисциплины предполагает установление ее принадлежности к той или иной системе знаний. По сложившейся на Западе традиции социальная инженерия считается областью междисциплинарного знания. В нее включают совокупность подходов прикладных социальных наук (социологии, экономики, социальной психологии, эргономики), ориентированных на решение практических проблем.

Специалисты в области социальной инженерии имеют, как правило, комплексную подготовку по этим и другим дисциплинам и предназначаются для работы на производстве [8, с. 317].

Однако в силу своей предметной специфики социальная инженерию имеет наиболее тесное родство с прикладной социологией и, в частности, с такими ее отраслями, как социология организации и управления, социология труда, индустриальная социология. Это обусловлено прежде всего характером решаемых в рамках социальной инженерии проблем. Безусловно, разрабатываемые в социальной инженерии проекты и программы нуждаются в комплексном обосновании (экономическом, правовом, политическом). В то же время их подготовка требует системного подхода к решению социальных проблем. Такой подход наиболее всесторонне реализуется в социологической науке. Свидетельством тому является множество социологических школ и течений, основанных на системной, или функцио-нальной (функционалистской) методологии. В качестве примера можно привести функцио-нальные теории Т. Парсонса и Р. Мертона, конфликтный функционализм Л. Козера марксистскую теорию систем, теорию социальных систем Н. Лумана.

Подводя итог предметного самоопределения социологии, один из представителей сов ременной американской социологии Дж. Тернер подчеркивает, что «социологическую теорию можно определить как попытку объяснить процессы институционализации и деинституционализации» [9]. Другими словами, социология ставит и стремится решить вопрос о том, как и при помощи каких процессов и структур социальные системы возникают (создаются), сохраняются, изменяются и распадаются. Как индивиды, группы и другие типы социальных единиц организуются в системы более высокого порядка? Ни одна из упомянутых выше дисциплин, кроме социологии, не может дать ответа на этот воп-рос.

Поскольку предметом социологии является социальная организация в широком смысле т.е.

организация как процесс и результат упорядочения связей между людьми и группами их объединения или, напротив, разъединения в системы разного типа, то правомерно включить в него предметную область социальной инженерии, т.к. последняя рассматривается нами как попытка сознательного воздействия на процессы и структуры организации социальных систем с целью их оптимизации или изменения. Причем со-циальная инженерия, как известно, имеет дело лишь с системами искусственного типа. Ее назначение состоит в научном обосновании и обеспечении управления ими.

Предметная область социальной инженерии внутренне дифференцирована. В за-висимости от характера объекта в ней выделяется несколько уровней: институциональный (изучение, проектирование и обслуживание социальных институтов), организационный или менеджеральный (научное управление формальными организациями), групповой (изучение и проектирование групповых отношений) и личностный (регуляция социального поведения личности).

В зависимости от используемых подходов и средств можно выделить несколько направлений социоинженерной деятельности: социоинженерные исследования (анализ и диагностика конструктивных возможностей и характеристик социальных систем), инженерное конструирование социальных систем (их проектирование, программирование и планирование), инженерное обслуживание социальных систем (консультирование и экспер-тирование по вопросам эксплуатации систем).

Специфика предметной области социальной инженерии заключается в ее нормативном характере. Этим она принципиально отличается от научного познания, с одной стороны, и форм управленческого воздействия, с другой. Предметная область социальной инженерии лежит в сфере «должного» состояния и развития социальных систем. «Должное» состояние задается при помощи нормативных моделей и показателей, учитывающих объективную логику развития социальных систем, их качественное своеобразие и особенности функционирования. В отличие от исследователя социальный инженер ориентирован не на изучение сущностных характеристик социальных систем, а на выявление их конструктивных возможностей, т.е.

возможностей их преобразования в соответствии с заданными параметрами. В отличие от руководителя, располагающего определенными средствами и ресурсами (средствами материального и административного воздействия, финансовыми и прочими ресурсами), социальный инженер оказывает косвенное воздействие на развитие социальных систем. Он разрабатывает и использует в своей деятельности средства нормативной регуляции этих систем.

Предлагаемые им нормативные модели приобретают силу закона после принятия их в установленном порядке.

Таким образом, предметная область социальной инженерии характеризуется следующими чертами:

а) ориентацией на изучение и изменение объектов особого класса (искусственные социальные системы):

б) установкой на применение научных методов и средств в практике социального управления:

в) особым способом управленческого воздействия на социальные системы (нормативной регуляцией):

г) внутренней дифференциацией в соответствии с типом объекта и используемыми подходами (деление социоинженерной деятельности по уровням и направлениям).

Возможности и границы применения социальной инженерии Первая и основная проблема, которую признают как сторонники, так и противники социальной инженерии, заключается в следующем: насколько и в какой мере возможно целенаправленное изменение социальных систем и институтов? Одна из первых попыток решения проблемы принадлежит К. Попперу.

Он рассматривает ее в контексте критики так называемой утопической, широкомасштабной инженерии и ее методологических оснований. Утопическая инженерия базируется на философии историцизма и исторического пророчества. В ее основе лежит проект идеального общества или государства. Однако сам идеал не может быть, по мнению К. Поппера, объектом конструктивной критики. Он в принципе недостигаем и как таковой всегда остается утопией. Критике надо подвергать проект переустройства общества и его институтов, т.е. проект широкомасштабных социальных преобразований, практические последствия которых невозможно предусмотреть, не прибегая при этом к разнообразным уловкам и ухищрениям. Поппер подчеркивает, что для широкомасштабной социальной инженерии нет достаточных знаний и опыта. Не существует также социологической теории, способной обосновать такого рода изменения и преобразования. Поэтому претензии утопической инженерии на рациональное планирование всего общества по крайней мере несостоятельны. Сами по себе эти претензии можно было бы оставить без внимания, если не учитывать опасности, которые они таят в себе.

«Утопическая попытка достигнуть идеального государства, — отмечает К. Поппер, — используя проект общества в целом, требует сильной централизованной власти немногих и чаще всего ведет к диктатуре» [10, с 202]. В этом заключается главный недостаток утопического подхода к социальной инженерии. Утопический идеал в силу своей отдаленности и принципиальной неосуществимости, во имя достижения которого затрачиваются значительные усилия, может привести к неоправданным потерям и жертвам. Сторонники утопической инженерии утверждают, что их подход есть не что иное, как применение экспериментального метода к общественному развитию.

Социальный эксперимент должен затрагивать, по их мнению, все стороны общественной жизни, перестраивая общественную структуру.

С точки зрения К. Поппера, утопический метод демонстрирует свою открытую приверженность идеальной схеме, ради реализации которой приносятся бесчисленные жертвы [Там же, с. 205]. Этот тезис особенно актуален для нашей страны с учетом ее исторического опыта. Он позволяет объяснить те трудности и лишения, на которые были обречены народы России, ставшей в начале XX века на путь широкомасштабных социальных преобразований, а затем, по истечении многих десятилетий, оказавшейся перед угрозой самоуничтожения.

Одна из главных причин неудачи российского эксперимента состоит, по мнению Поппера, в том, что марксизм, призванный быть своего рода социальной инженерией, оказался неприспособленным к решению гигантских преобразовательных задач. Марксизм есть прежде всего «историцистская теория, которая стремится предсказать будущий ход экономического и политического развития» [11, с. 99]. Как таковой, он не способен решать проблемы широкомасштабного переустройства общества. Детерминизм и склонность к историческому пророчеству, свойственные марксизму, исключают возможность научной социальной инженерии.

Отрыв марксизма от практики преобразований в России вовсе не означает, что его идеологи не прибегали к методам социальной инженерии. Однако их действия, происходившие под лозунгами марксизма, основанные на утопическом методе, противоречили его духу и букве.

Рациональное управление обществом, государственное регулирование экономики, всех сторон жизни, являются примером широкомасштабной социальной инженерии. Волюнтаризм такой инженерии особенно ярко проявился во время первых пятилеток, освоения целинных земель, строек века (БАМ).

Отсюда следует, что социальная инженерия в ее рационально-конструктивной форме возможна лишь как метод постепенных реформ и преобразований социальных систем, институтов, организаций. Научная основа такой инженерии покоится, отмечает Поппер, на совершенно иных принципах — она состоит в сборе фактической информации, необходимой для построения или изменения общественных институтов в соответствии с целями и желаниями людей. «Социальный инженер или технолог предпочитает рациональное рассмотрение институтов как средств, обслуживающих определенные цели, и оценивает их исключительно с точки зрения их целесообразности, эффективности, простоты» [10. с. 55].

Тайна научного метода в социальной инженерии состоит в готовности учиться на ошибках. В известном смысле метод социальной инженерии есть метод проб и ошибок.

Социальный инженер выражает свои результаты не в форме пророчеств или предсказаний, а в виде гипотез, подвергая их в дальнейшем эмпирической проверке. Главная задача, стоящая перед социальным инженером, «установить, что не может быть достигнуто» [1, с. 25]. Это предостережет его от непродуманных и поспешных решений.

В построении и изменении институтов социальный инженер должен руководствоваться тактикой малых шагов. Он обязан воздерживаться от излишне радикальных и глобальных изменений, несущих опасность непредвиденных последствий и разрушений. Вот почему, подчеркивает Поппер, «мы должны реформировать общественные институты мало-помалу и так двигаться до тех пор, пока не приобретем большого опыта в социальной инженерии... У нас нет оснований полагать, что полная перестройка нашего социального мира незамедлительно приведет к хорошо работающей социальной системе» [10, с. 210]. Данное замечание как нельзя лучше объясняет основной порок многих отечественных реформаторов, стремящихся любой ценой и в самое короткое время произвести коренные изменения в обществе и его институтах.

Итак, социальная инженерия в понимании К. Поппера не только возможна, но и необходима как метод «частичных», «постепенных» и «поэтапных» изменений социальных систем. Однако ее следует отличать от других разновидностей инженерии (утопической, романтической и др.), с одной стороны, и историцистской теории и пророчества, с другой.

Подлинно научная социальная инженерия немыслима без предварительного изучения информации, выдвижения и проверки гипотез эмпирическим путем, без соблюдения научных стандартов (ясности, эффективности).

Отдельные положения попперовской концепции социальной инженерии были подвергнуты критике Ф.А. фон Хайеком. По его мнению, сторонники централизованного планирования разделяют иллюзию «социальной инженерии», полагая, «будто человек может сознательно, по собственному желанию выбирать, куда ему идти дальше;

тогда нам не так уж и важно знать, как он дошел до своего нынешнего состояния» [12, с. 91]. Главной ошибкой конструктивистов, в том числе приверженцев социальной инженерии, он считает стремление не допустить или приостановить любыми способами хаотическое развитие общественных институтов. Тем самым такие институты, как право, язык, рынок, собственность подпадают под контроль, ставящий их развитие в определенные рамки.

В действительности же, социальные институты не могут быть объектом конструирования со стороны государства. Они возникают в процессе культурной эволюции, отбора культурных образцов и существуют во многом как саморазвивающиеся структуры. Поэтому их нельзя рассматривать в качестве «творения человеческого разума», как это делают рационалисты и конструктивисты. Они являются, по образному выражению Хайека, своеобразным даром, который преподнесла человечеству культурная эволюция.

Дискуссия между Поппером и Хайеком продолжает известный спор между рацио налистами и институционалистами. Представители первой ориентации полагают, что социальные системы и институты являются результатом рационального выбора людей. Люди, управляемые разумом, создают или изменяют их в соответствии со своими интересами и целями. Напротив, сторонники второй ориентации утверждают, что действия людей в рамках социальных систем определяются культурными нормами, ценностями и традициями. Поэтому изменения социальных институтов происходят, скорее, стихийно, чем сознательно. Они возможны лишь в ходе длительного исторического развития по мере созревания культурных предпосылок.

С точки зрения рационалистов, социальные системы и институты являются искус- ственными образованиями в том смысле, что они создаются людьми по заранее выра ботанному проекту (плану) и подчиняются их интересам и целям. По мнению же институционалистов, социальные институты представляют собой естественные организмы, возникающие в процессе культурной эволюции.

Поппер пытается примирить противоположные позиции. Изменения социальных систем и институтов, утверждает он, возможны лишь как частичные изменения в той мере, в какой они учитывают объективную логику развития. Он присоединяется к критике Хайеком идеи централизованного планирования и тотального контроля, высказывая предположение, что его понимание «утопической» или «широкомасштабной» инженерии соответствует «коллективистскому» или «централизованному» планированию Хайека. Согласно Попперу, Хайек не отвергает в целом возможность социальной инженерии. Он выступает против широкомасштабных изменений, указывая на технологическую невозможность создать или построить общество в соответствии с единой схемой, в которой принцип централизма был бы соединен с требованием индивидуальной свободы. Поэтому Хайек мог бы согласиться с тем, что альтернативой централизованного планирования должно быть «планирование ради свободы», которое идентично его «частичной» и «постепенной инженерии» [10, с. 353].

На самом деле, считает Поппер, Хайек отрицает не социальную инженерию как таковую, а утопические представления тех ее представителей, которые допускают возможность рационального переустройства всего общества при помощи науки и научных методов. Так же, как и Хайек, Поппер выступает против абсолютизации роли науки в преобразовании социальных институтов. Однако для него недостаток сциентизма состоит не в переоценке значения научных методов, а в использовании ошибочных принципов в социальной теории. Социальная теория, чтобы быть научной, не должна, по мнению Поппера, основываться на убеждении, что будущее общества можно предсказать подобно тому, как ученые предсказывают затмения и другие физические явления.

Противники социальной инженерии часто обвиняют ее представителей в приверженности политике правящих классов. Так, один из наиболее последовательных критиков социальной инженерии Ч.Р. Миллс выступил против провозглашаемого ее сторонниками лозунга «Задача социологии — предвидеть человеческое поведение и управлять им». Он расценил попытки социальных инженеров давать практические рекомендации по «овладению обществом» как проявление общей тенденции чрезмерной формализации и бюрократизации общественной жизни, когда человек низводятся до уровня носителя институционально заданных ролей и предписанных норм. Миллс связывает действия социальных инженеров с интересами властвующей бюрократической элиты. Социальная инженерия, по его мнению, обеспечивает деятельность сравнительно небольшой группы менеджеров и предпринимателей средствами и приемами социальной манипуляции.

В обществе, где установлено господство промышленной, политической и военно бюрократической элиты, люди лишены возможности контролировать свои действия. Они превращаются в объект манипуляции. Поэтому в таком обществе социальная инженерия не может быть ни чем иным, как научным оправданием манипуляции человеческим поведением. Миллс критикует социальную инженерию за ее технократизм, позитивистскую ориентацию, стремление к «абстрактному благу», усматривая в этом попытку скрыть за политически нейтральной оболочкой ее бюрократическую сущность [13, с. 214—216].

Критика Миллсом технократического подхода в социальном управлении имеет под собой вполне реальную почву. Она направлена против усиления роли бюрократической элиты и бюрократических методов регламентации человеческого поведения в современном обществе, будь то западная демократия или посттоталитарное общество. Однако нельзя согласиться полностью с тезисом о том, что социальная инженерия обслуживает исключительно интересы властвующей элиты. С развитием гражданского общества круг потенциальных и реальных заказчиков на «продукцию» социальных инженеров значительно расширяется. Ими являются независимые общественные организации, средства массовой информации, фонды социальной помощи и другие самодеятельные группы населения, образуемые для защиты коллективных интересов.

Цели, преследуемые инициаторами нынешних реформ в стране, должны быть обоснованы и скорректированы с точки зрения социальной инженерии в двух смыслах:

1) в отношении социокультурных средств их реализации (ценностей, норм, образцов и т.д.);

2) в отношении их возможных и действительных онтологических последствий, кор- ректирующих как сами цели, так и выбор средств их реализации. В первом случае выдвигаемые цели должны быть обоснованы с точки зрения их реализуемости. По мнению многих отечественных и западных исследователей, эти цели не могут распространяться на длительный срок. Проектирование и изменение социальных систем возможны лишь «на один шаг» от настоящего. Поэтому такая цель как «переход к рыночной экономике и демократии» не может быть достижима в расчете на ближайшую перспективу. Кроме того, эта цель отрицает предшествующую фазу развития общества и не учитывает культурную преемственность. Как известно, переход к более высокой стадии развития социальной системы обусловлен полнотой и качеством прохождения предыдущей стадии. Он пред- полагает плавное, эволюционное движение системы от одного состояния к другому. При таком подходе исключается переход системы к прямо противоположному типу или модели развития.

Во втором случае необходимо учитывать онтологические последствия реализации преобразовательных целей и задач. Все, что приводит к прямому разрушению прежней социальной системы, не может быть предметом целеполагания. Иначе подобная стратегия может стать орудием социальной манипуляции. Нельзя строить новую систему на обломках старой системы. Таков закон социальной инженерии, претендующей на научное управление социальными системами искусственного типа. Их конструирование основано на методе проб и ошибок, на учете и устранении нежелательных для нормального функционирования тенденций. Лучше корректировать цели социоинженерной деятельности, чем пытаться исправлять допущенные промахи и отрицательные результаты.

ЛИТЕРАТУРА 1. Поппер К. Нищета историцизма // Вопр. философии. 1992. № 9.

2. Хайек Ф.А. Дорога к рабству // Там же. 1990. №11.

3. Антонюк Г.А. Социальное проектирование и управление общественным развитием. Минск:

Наука и техника, 1936.

4. Крик Э. Введение в инженерное дело. М: Наука, 1970.

5. Джонс Дж. К. Инженерное и художественное конструирование. М.: Мир, 1976.

6. Саймон Г. Науки об искусственном. М.: Наука, 1972.

7. Popper К. Conjectures and Refutation. London, 1963. P. 361.

8. Современная западная социология: Словарь. М.: Политиздат, 1990.

9. Тернер Дж. Структура социологическое теории. М.: Прогресс, 1985.

10. Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 1. М.: Феникс, 1992.

11. Поппер К. Открытое общество и его враги. Т. 2. М.: Феникс, 1992.

12. Хайек Ф.А. Пагубная самонадеянность. М.: Новости, 1992.

13. Рихтаржик К. Социология на путях познания. М.: Прогресс, 1991.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.