WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |

«Федор Раззаков Блеск и нищета российского ТВ Часть третья Деньги не пахнут (1992–1999) Каждый выживает в одиночку Пришествие рекламы. Братва рвется к «ящику». Когда взятки гладки. Убийство В. ...»

-- [ Страница 8 ] --

Особо ловкие зрители незадолго до начала съемок умудрялись переговорить с оператором, отстегивали ему «червонец» или «четвертной» (как договоришься), чтобы тот пару раз навел камеру в их сторону. Кстати, так было не только на телевидении. Помню, в середине 70-х я внезапно увидел в популярном в те годы киножурнале «Новости дня» своего отца, сидящего на стадионе. Переполненный сомнениями, действительно ли это был мой отец (эпизод длился секунды две-три), я, вернувшись домой, первым делом спросил у него: было такое или нет? И он подтвердил: было. Оказывается, в перерыве футбольного матча, на который он отправился с друзьями, отец подошел к оператору, дал ему «червонец» и попросил «снять для истории». Кстати, эта «услуга» практикуется и на нынешнем ТВ.

Между тем пропускной режим в «Останкине» всегда был строгим.

Чтобы попасть внутрь, нужен особый пропуск, без которого вас, кем бы вы ни были, вряд ли пустят. Как шутят сами телевизионщики, к ним без пропуска могут пройти только Президент России и… кошки. Однако есть категория людей, которая имеет возможность пройти в «святая святых» и без пропуска, а всего лишь по пригласительным билетам. Причем эти билеты можно заиметь и на халяву. Придите в выходной день рано утречком к 17-му подъезду главного корпуса телецентра (справа от парадного подъезда), куда администраторы различных передач запускают зрителей для участия в съемках, и терпеливо ждите своего часа: иногда зрителей набирается меньше положенного, и администраторы добирают остальных из тех, кто пришел без пригласительного билета.

Сегодня в «Останкине» сложилась целая тусовка из людей, которые постоянно снимаются в самых разных передачах. Сами телевизионщики относятся к ним двояко: с одной стороны, вроде бы приветствуют, но с другой – опасаются. Особенно это касается тех, кто превратил это дело – съемку – в свое хобби. Эти люди, которых иначе как «маньяками» никто не называет, знают телефоны и расписание всех ток-шоу на каждом канале, ходят по пятам за администраторами и ведущими, периодически одаривая первых какими-нибудь презентами, а вторых – комплиментами. Главная цель у «маньяков» – во что бы то ни стало попасть в «ящик». Но когда одни и те же лица по сотне раз в неделю мелькают в разных передачах, это, согласитесь, нонсенс.

Поэтому администраторы заводят специальные «черные списки», в которых фигурируют инициалы самых оголтелых тусовщиков. Но «маньяки» на то и «маньяки», чтобы хитро обходить все расставленные ловушки. Правда, по большей части попавшим в «черные списки» уже не удается «влезть» в камеру, но они и малому рады: для них само присутствие на популярной передаче, рядом с любимым ведущим – огромный кайф. Ради этого они хоть восемь часов будут потеть под софитами и терпеть любые унижения. А унижают их частенько. Однажды известный тусовщик каким-то чудом проник на съемки передачи «Старый телевизор», примостился в кресле рядом с камерой, но внезапно был разоблачен одним из ведущих. «Ах ты, гад, да я же тебя на каждом ток-шоу вижу среди зрителей!» – закричал ведущий и, обрушив на «маньяка» град тумаков, заставил его ретироваться из студии.

Между тем среди «маньяков» встречаются не только примитивные личности, коим только и надо, чтобы свое лицо в «ящике» показать либо дотронуться до любимого ведущего. Есть и своего рода виртуозы. Одним из них стал хакер, которого сами телевизионщики прозвали Гоблин. Этот компьютерный гений сумел проникнуть в дистанционное управление автоответчиков таких программ, как «Времечко», «Герой дня», «Сегоднячко», «Про это», и стал выуживать оттуда ценную информацию.

К примеру, он отслеживал поступающие на автоответчик администратора «Про это» звонки, выбирал из них те, что принадлежали девушкам, перезванивал им и назначал свидания. Так продолжалось до тех пор, пока афера не открылась, после чего администраторша передачи поменяла современную модель автоответчика на более примитивную – без дистанционного управления. Однако после этого Гоблин переключился на другую деятельность – стал присылать в программы по факсу газеты антисемитского содержания. Говорят, после этого им решила заняться охрана телевизионного магната Сергея Лисовского, однако удалось ли ей захомутать настырного «маньяка», неизвестно.

Среди телевизионных тусовщиков есть и свои рекордсмены. В конце 90-х таким был сын известного писателя, написавшего «Приключения Карандаша и Самоделкина», Валерий Постников – он принял участие уже в трехстах ток-шоу. Причем во многих передачах его участие не ограничивалось просто бессловесным сидением на стуле, а сопровождалось изданием каких-то звуков (по меркам тусовщиков, это вообще считается последним писком: сказать в эфире пару-тройку фраз).

Другой тогдашний рекордсмен – Владимир Петров – тоже успел поучаствовать в нескольких популярных передачах, причем не в качестве зрителя, а в роли одного из основных игроков. В семи из двенадцати игр, в которых Петров принимал участие, он вышел победителем. Так, в «Увидел – победил» он выиграл видеодвойку, в «L клубе» – несколько мягких игрушек для маленького сына и сковородку для супруги, в «Проще простого» – два литра водки «Кремлевская» и турпоездку в Амстердам, в «Устами младенца» – пылесос фирмы «Бош», в «Угадай мелодию» – 1200 финских марок (примерно 200 долларов), в «Поле чудес» – микроволновую печь, еще в одной передаче – итальянские стаканы, в другой – английский чайный сервиз.

Часть четвертая ТВ по-путински, или «одноканальное» ТВ (2000– 2008) Как поднять страну с колен Накануне распада. Добродеев покидает НТВ. Горькая пилюля к дню рождения Ельцина. Путин: «про» и «контра». Коммунисты за нравственность. Антинародное ТВ. Путин – президент, или Как поднять страну с колен. Ворошилов за цензуру. «Зачистка» медиаимперии Владимира Гусинского. Борис Березовский – новая мишень. От «Бандитского Петербурга» до «Убойной силы», или Начало бума российских сериалов. Миллион «О, счастливчика!». Выборы на ОРТ – пока в пользу Березовского. Есть ли виллы у Путина? Союз «гусят» с «подберезовиками». Контрпрограммирование. «Рынок рабов». Лесин хочет сжечь «тифозную деревню» – ТВЦ. Трагедия «Курска», или Пляски на костях. Зачистка ОРТ. Березовский против Путина и наоборот.

Либералы за олигархов. Путин у Солженицына. Старый новый гимн.

Парфенов – ненавистник советского гимна. Кредит для ОРТ. Накат на НТВ продолжается. Путин против Доренко. НТВ – смена рулевого. ОРТ в лидерах. Из «гомо советикуса» в «гомо капиталистикуса». Обезьянник «За стеклом». Выборы на ОРТ – падение Березовского. Киселев амбициозный. Конец ТВ- Как бы кто ни относился к Путину, однако бесспорно, что он фактически спас Россию от того распада, который был заложен его предшественником – Борисом Ельциным. Помнится, в первые дни президентства Путина либеральные СМИ широко тиражировали напутственные слова старого президента новому: «Берегите Россию».

Эти слова выглядели форменным цинизмом, поскольку на самом деле именно Ельцин довел ситуацию до такой степени, что страна к началу нового тысячелетия стояла на пороге своего распада. Вот как об этом пишет историк А. Шутов: «С 1994 года отношения с регионами начали строиться только на основе двусторонних договоров. К 2000 году договоры были заключены с 68 субъектами Федерации. Россия превратилась из конституционной в договорную федерацию. Положение становилось нетерпимым, поскольку заключение договоров превратилось в торг, частное коммерческое дело отдельных чиновников.

Некоторые договоры подписывали главы региональных администраций без одобрения законодательных собраний, часть договоров и соглашений не была опубликована, а некоторые их статьи вообще не предназначались для печати (своего рода «секретные протоколы»).

«Договорная» («асимметричная») федерация была создана Ельциным «под себя», чтобы перетянуть на свою сторону региональных баронов – вначале в борьбе с Горбачевым, а затем – с российским парламентом. В результате и губернаторы, и президенты республик молчаливо взирали на кремлевские художества большого президента.

Фактически это были не договоры между федеральным Центром и субъектами Федерации, а форма сговора между Ельциным и конкретными руководителями о невмешательстве в дела друг друга, где государственные интересы стояли на последнем месте. Некоторые наиболее «пробивные» лидеры в нарушение принципа равноправия субъектов Федерации сумели выторговать для себя особые привилегии в сфере внешнеэкономических связей, налогообложения, распоряжения природными ресурсами, установления независимости финансовых и силовых структур, прав человека… В конце 90-х стало ясно, что для сохранения целостности страны необходимо уравнять в правах все субъекты Федерации, добиться реализации конституционного положения о верховенстве федеральных законов «на всей территории Российской Федерации» и приведения региональных конституций в соответствие с Основным Законом Российского государства и всеми принимаемыми федеральными законами. То, что надо было сделать незамедлительно, – так это покончить с последствиями порочной практики установления особых договорных отношений федеральных органов с субъектами Федерации, приостановить расползание «конфедеративного вируса», угрожающего распадом России на несколько региональных полугосударств, способным привести к появлению на ее территории новообразования, не более жизнеспособного, чем СНГ…» Наиболее трезвомыслящая часть российской элиты прекрасно понимала, что распад страны ставит под угрозу существования не только саму страну, но и ее элиту. Поэтому в будущие президенты и был выбран силовик, который должен был предотвратить оба эти краха. То есть сохранить целостность России, а заодно и сохранить за «сливками общества» с таким трудом завоеванные ими в 90-е власть и капитал.

Однако у этого плана были и свои противники. Во-первых, отдельные региональные лидеры, кто успел привыкнуть к вольностям ельцинских времен и не желал прихода к власти сильного лидера, во-вторых – те западные стратеги, кто мечтал о дальнейшем ослаблении России.

Поэтому этими силами были предприняты все возможные шаги, чтобы не допустить Путина к власти.

Сразу после того, как Путин стал официальным преемником Ельцина и фактически главным претендентом на пост будущего президента страны, «накат» на него со стороны оппозиционных СМИ только усилился (среди последних оказалось и НТВ, поскольку Гусинскому и людям, стоявшим у него за спиной, выбор Ельцина не понравился). В то же время приближенные к нему информационные структуры бросились его защищать. Короче, война в массмедиа продолжилась. В самый ее разгар оппозиционеры понесли весьма ощутимую потерю: в стан врага – на РТР – перешел генеральный директор НТВ Олег Добродеев.

Этот человек считался не просто отменным менеджером, он был мозгом своего телеканала. Как писала в «Новой газете» Е. Афанасьева:

«Это только для непосвященных зрителей НТВ представало с лицом Киселева или Митковой. Профессионалы всегда знали, что из множества лиц, собранных в телекомпании самим же Добродеевым, его лицо – главное и именно оно составляет ту суть, которая отличает НТВ от других каналов. И коллеги, и конкуренты всегда называют его «обыкновенным гением», «богом информации». Его первенство в этой сфере не подвергается сомнениям…» Поскольку сам Добродеев стоически молчал о причинах своего ухода с НТВ, его коллеги из разных телеканалов и изданий бросились самостоятельно строить всевозможные версии, объясняющие этот поступок. В итоге все сошлись на одном: что Добродеев разошелся с Владимиром Гусинским в вопросе критики Кремля. Дескать, первый выступал за прекращение ее, второй – за продолжение. Судя по всему, эта версия была близка к истине. Кроме этого, сам Добродеев в одном из интервью признался, что чашу весов в его решении перевесила личная встреча с Владимиром Путиным. Видимо, на ней будущий президент сумел убедить Добродеева, что правда на его стороне и что под его началом Добродеев имеет все шансы раскрыть свой талант телевизионщика еще полнее и шире. Как выразился сам Добродеев относительно своего визави: «Путин, безусловно, человек жесткий, волевой, решительный. Он не хочет таким казаться, это тоже существенно. В России очень много внешней показной крутизны, на этом замешено наше общество. Важно, когда эти качества есть, они – составляющая натуры, но они не демонстрируются. Он, безусловно, честолюбив, в чем я не вижу ничего плохого. Он сам до конца, я думаю, только сейчас осознает ту роль, ту миссию, которая выпадает, скорее всего, на его долю…» Отметим, что к тому моменту, как Добродеев принял свое решение (а на дворе стояла середина января), практически всем было понятно, что новым президентом страны станет именно В. Путин. Понимал это и Добродеев и, видимо, в глубине души хотел вместе с Путиным разделить его «великую миссию».

Что касается действующего президента Бориса Ельцина, то его и народ, и большая часть журналистского сообщества уже дружно списала в утиль. Например, 1 февраля, в день рождения Ельцина, на ТВ только один (!) канал вспомнил о нем: это было НТВ, передача Евгения Киселева «Глас народа», где был показан двухсерийный английский фильм производства компании ВВС «Царь Борис», где был дан весьма неприглядный образ Ельцина. Подобная трансляция на канале, который, по сути, и появился на свет благодаря помощи еще действующего президента, выглядела на первый взгляд странно. Но только на первый.

Ведь с тех пор (с осени 93-го) утекло много воды и отношения энтэвэшного руководства к своему создателю успело десять раз перемениться.

Однако эта забывчивость вызвала возмущение у коллег энтэвэшников с других каналов. Эти люди с Ельциным в конфликт никогда не входили и по-прежнему испытывали к нему хорошие чувства.

Например, на REN-TV чуть позже будет показан панегирический фильм про Ельцина и его эпоху под названием «Десять лет, которые…». По словам руководителя канала Ирэны Лесневской: «Для меня эта эпоха – точно со знаком «плюс»… А фильм ВВС, основанный на книге Коржакова (речь идет о мемуарах бывшего руководителя Службы охраны Ельцина Александра Коржакова «Борис Ельцин: от рассвета до заката», вышедших в 1997 году и показавших всему миру не сусального, а реального Ельцина, со всеми его пороками и недостатками. – Ф. Р.), – это клюква абсолютная. Когда его показывали, мне было больно за коллег. Абсолютно бестактный подарок, сделанный Ельцину ВВС, Коржаковым и НТВ…» Несмотря на то что многим уже стало ясно, кто станет новым президентом страны, споры вокруг его персоны не затухали. Вот как описывала их в «Общей газете» Е. Рыковцева (номер от 10 февраля 2000 года): «…Весь январь в прессе прошел под рефреном: мы не знаем, кто такой Путин.

Вот и в минувшем «Зеркале» РТР Григорий Явлинский заявлял: «Я – оппонент Путина, потому что в нем нет ясности». Михаил Горбачев восклицал в «Секретных материалах» ТВЦ: «Кто он такой?! Нет, я-то как раз его хорошо знаю… Он хороший человек… – Тут Горбачев делал паузу, пытаясь сообразить, что именно хорошего он знает о Путине. – Не болтун, – нашелся наконец Горбачев. – Но – кто он такой?! Он проработал в разведке, в мэрии у Собчака, он ужасно удивился, когда его на руководство ФСБ назначили, даже от звания генеральского из стеснительности отказался…» Неясного Путина в очередной раз зазывал в эфир Евгений Киселев, в надежде так ущипнуть, такое спросить, что Путин вскрикнет именно «Ауч!», то есть покажет наконец истинное свое нутро.

Если бы Путин был обычным человеком – он сошел бы с ума. Начал бы под ежедневным напором прессы впадать в размышления: «А вправду, кто я такой? Какой я?» Но Путин не простой человек, а политик. Значит, не задается навязанными извне вопросами, а пытается сделать так, чтобы эти вопросы возникать перестали – он отдается на двухсерийный сеанс пощипывания (интервьюирования) Михаилу Леонтьеву с ОРТ. Но это не спасает… Путин занимал воскресных аналитиков не только своей большой загадочностью, но и большим рейтингом. «У Путина такой отрыв от конкурентов, что выбирать становится неинтересно, значит, народ на выборы может не прийти», – примерно так с видимой радостью говорил Евгений Киселев в «Итогах». «У Путина такой большой отрыв от конкурентов, что выбирать становится неинтересно, значит, народ на выборы может не прийти», – напротив, впадал в отчаяние Николай Сванидзе в «Зеркале». Сванидзе обозначил ответственных за возможный срыв выборов. Это, во-первых, Евгений Примаков, который снял свою кандидатуру. («Без Примакова теперь скучно. Не та конкуренция».) Во вторых – губернаторы. («В областях впали в раж в прославлении Путина. Представьте, как это надоело жителям! Своим административным холуйством губернаторы могут отпугнуть от Путина избирателей. Результат – срыв выборов».) Нет, ну обалдеть можно. Это Сванидзе говорит, который много старался для того, чтоб отбить у Примакова охоту участвовать в президентских выборах, а своим журналистским угодничеством (в отношении вот как раз Путина В. В.) давно отпугнул приличных телезрителей и от Путина, и от программы «Зеркало»! Вопрос в том, какую тактику предложит нам теперь «Зеркало», чтобы выборы все-таки состоялись. Теперь Николай Карлович, по всей видимости, обязан поработать на снижение рейтинга Владимира Владимировича, подкинув на и. о. свежий, впечатляющий компромат. Евгений Алексеевич, напротив, должен прекращать «подкалывать» и. о., зазывать его в эфир на предмет «выяснения личности», а приглашать, наоборот, губернаторов, славословящих В. В., чтоб избирателей тошнило все качественней!

Но в целом волнения на предмет большого путинского рейтинга возникли лишь потому, что два уважаемых ведущих двух уважаемых каналов не смотрят третий канал – ТВЦ. Там, на ТВЦ, Андрей Караулов из «Момента истины» сообщил телезрителям: «Все врут. Весь рейтинг Путина, по данным независимых экспертов, – 14 процентов. Меньше, чем у Зюганова». Караулов и ТВЦ, таким образом, одним махом обеспечили явку избирателей на президентские выборы – ведь теперь, при реальной конкуренции, избирателям скучно не будет!» Другой известный телеведущий с ТВЦ – Леонид Млечин – пытался отвратить народ от Путина, выпячивая его чекистское прошлое. В итоге на свет родился документальный сериал о руководителях ВЧК – ОГПУ – КГБ под весьма характерным названием «От Дзержинского до Путина».

Но телеведущий спутал времена: на дворе был не конец 80-х, когда либералы буквально запудрили людям мозги «жуткими гулагами», а начало нового тысячелетия, когда ВЧК – КГБ уже воспринимались большинством россиян не как ужасные пыточные учреждения, а как ведомства, стоящие на страже прежде всего государственных интересов (чего так не хватало ельцинским силовым ведомствам, в том числе и правопреемнице КГБ – ФСБ).

В те дни оппозиционнные Кремлю СМИ даже прибегали к мнению… астрологов, дабы отвратить население от Путина как будущего президента. Например, в газете «Собеседник» 28 января было опубликовано интервью с астрологом Татьяной Борщ, которая заявила следующее: «Вы не делайте Лужкова и Примакова ответственными за все зигзаги нашей политики. Лучше обратите внимание на их оппонентов. У Лужкова и Примакова гороскопы созидателей, чего никак не скажешь об их противниках… Я смотрела гороскоп Путина очень внимательно. Правда, увы, не знаю точного времени его рождения – это дает большую возможность ошибки. Но он родился 7 октября 1952 года, и у него стеллиум планет в Весах, во главе с Сатурном. Это признак человека ответственного и упрямого. Так что сам он власть не отдаст. Но и удержать не сможет – по всем признакам победить должна самая оппозиционная партия. А ею у нас является лужковская – потому что коммунисты давно ни на что не способны и, по сути, готовы лечь под центральную власть…» Как мы теперь знаем, именитый астролог (а она в свое время точно предсказала дефолт 17 августа 1998 года и другие события) на этот раз попадет пальцем в небо – Путин не только удержится у власти, но будет переизбран на второй срок.

В то время как телеканалы ОРТ и РТР во всю «накачивали» рейтинг Путина, НТВ и ТВЦ, наоборот, старались его «сдуть». Например, в ответ на то, что первые два называли «политическими карликами» Евгения Примакова, Юрия Лужкова, Григория Явлинского, Сергея Кириенко (практически все они и в самом деле низкого роста), НТВ в конце января показало в передаче «Куклы» сюжет «Крошка Цахес» по сказке Эрнста Теодора Амадея Гофмана. Под «крошкой» подразумевался Владимир Путин (качаясь в люльке он, например, бормотал: «Всех мочить в сортире» – крылатую фразу, сказанную Путиным на пресс конференции в начале года, где он призвал «силовиков» «мочить террористов даже в сортире»). В образе другой куклы – суетливой феи – явно угадывался Борис Березовский, который расчесывал Крошке Цахесу три волоска на голове. Как писал в «Комсомольской правде» С.

Пономарев: «С точки зрения избирательных технологий, сделано, конечно, талантливо. Сильную сторону претендента, не прислонившегося явно ни к одному из враждебных лагерей, превратить в его слабость. Мол, все эти высокие рейтинги самого реального кандидата в президенты – не более чем телевизионный мираж. Стоит выдернуть три золотых волоска – и чары немедленно рассеются… А совершить этот немыслимый подвиг должен, конечно же, лидер «Яблока» Григорий Явлинский, столь любимый каналом НТВ.

Впрочем, попытка таким образом «опустить» Путина тщетна. Вряд ли подавляющее большинство зрителей знает, кто такой Гофман и кто такой Циннобер (прозвище Крошки Цахеса. – Ф. Р.). Для этого нужно как минимум высшее гуманитарное образование, желательно филологическое. А из тех, кто знает, за нынешнего и. о. президента явно не все голосовать пойдут: этот электорат давно определился.

Романтики они и есть романтики. Что с них возьмешь?» Однако чем ближе были выборы, тем больше у Путина становилось сторонников во власти. Вот что заявил в интервью газете «Россия» кинорежиссер Станислав Говорухин: «За Ельциным, за этим ничтожным и не руководящим своими поступками человеком, стояли деньги и мощные силы. Почему сегодня эти силы за Путина? Да потому что очевидно, что он победит! Все ложатся под власть, под деньги, под силу.

И, кстати, это сразу характеризует Путина. Значит, интуиция подсказывает этим людям, что этот человек, так и не раскрывший до конца своего лица, уже собрал под собой силу и деньги. А это внушает им страх. Они боятся его. Те губернаторы, которые не соберут достаточного количества голосов в пользу Путина, будут потом наказаны. Вот мы уже косвенную характеристику Путину имеем. Его боятся.

А потом посмотрите, какую Путин уже создал нравственную атмосферу в стране. Посмотрите, что творится на телевидении. НТВ, которому, по всей логике, должны скоро заткнуть рот, разорить или пригрозить, выглядит как не из нашего мира объективная телевизионная компания. Потому что она начала поднимать голос против самого Путина!..» А вот еще одно мнение на этот счет – политолога Лили Шевцовой:

«Да, либералы и демократы ругали и продолжают ругать Примакова. А между тем он совершил прорыв в нашей квазимонархической системе власти, расчленив ее и превратив премьера в самостоятельную величину, впервые введя практику опоры на парламент. Собственно, при Примакове было разрушено суперпрезидентство. Примаков заставил коммунистов пойти против их природы и принять самый либеральный за всю историю новой России бюджет – более либеральный, чем во времена Чубайса. Но после известных событий в августе – сентябре (имеются в виду вторжение чеченских боевиков в Дагестан и взрывы жилых домов в Москве. – Ф. Р.) общество повернулось (или было повернуто. – Ф. Р.) к другой формуле власти – к формуле мачо, к «жесткой руке»… На Путина возложили ответственность за Чечню. Но фактически Чечня была средством, за счет которого он должен был стать олицетворением, символом «диктатуры порядка».

Он стал ответом на внезапно охвативший и общество, и элиту страх. Внизу этот страх был вызван взрывами и утратой людьми чувства своей безопасности. Международные финансовые и прочие скандалы, заставившие Запад отшатнуться от России, вызвали растерянность в верхах, которые лишились своих запасных парашютов – уверенности в том, что в любой момент можно сесть на свой самолет и оказаться в безопасном месте на Малибу… Но было бы ошибкой считать, что свой рейтинг Путин сделал только на Чечне. Неизвестность стала его козырной картой, ибо она позволила многим вначале считать его по крайней мере дистанцированным от Кремля…» Между тем, чем ближе были выборы президента (они состоялись 26 марта), тем меньше людей собиралось у телевизоров во время «киллерских» передач. Вызвано это было разными причинами: и усталостью людей от этого «мочилова» (шутка ли – оно длилось с осени прошлого года!), и безальтернативностью предстоящих выборов – Путин был вне конкуренции. Поэтому, например, в часы, когда на ОРТ вещал Сергей Доренко, рейтинг его передачи был всего 11,7, в то время как у сериала «Улицы разбитых фонарей – 2» – целых 23,7. У программы Евгения Киселева «Итоги» рейтинг перед выборами достигал 15,4, а вот «Зеркало» Николая Сванидзе было в глухом загоне – рейтинг у передачи был 5,7. Таблица популярности среди каналов выглядела следующим образом: НТВ – 40,4, ОРТ – 31,8, РТР («Россия») – 26,3, ТВ-6 – 5,7, ТВЦ – 3,7.

В эти же дни была предпринята очередная попытка набросить узду на распоясавшееся телевидение. Узду взялись накинуть думские депутаты от Коммунистической партии. Несмотря на очевидную бессмысленность этой попытки, отдадим должное представителям КПРФ – они единственные тогда пытались хоть как-то обуздать телевизионщиков. В итоге при Комитете по информационной политике был создан подкомитет по защите нравственности, культуры, образования и государственного языка в СМИ. О том, как коммунисты пришли к своему решению, поведала в «Комсомольской правде» Л.

Хавкина (номер от 10 марта): «Как-то раз эксперты лидера КПРФ Геннадия Зюганова целый день провели у телевизора. Все это время они подсчитывали количество российских и зарубежных фильмов, демонстрируемых разными каналами. Получилось, что отечественного кино на ТВ – лишь десять процентов. Геннадий Зюганов с этими данными ознакомился, после чего заявил, что язык и культура русского народа в опасности. Защиту этих ценностей коммунисты решили взять в свои руки и по-партийному взыскательно отнестись ко всему, что делается в «ящике».

Возглавившая подкомитет по нравственности Татьяна Астраханкина (КПРФ) считает, что с идеей защиты телезрителей от телевидения она и ее коллеги по фракции попали в самую точку:

– Проблемы со средствами массовой информации возникали постоянно, но для их решения не было ни структуры, ни специальных постановлений. Вспомните хотя бы думские обсуждения программы «Про это» или показа фильма «Последнее искушение Христа», которые по большому счету ни к чему не привели. Думаю, после того, как будут подготовлены и приняты наши законопроекты, ситуация изменится.

Но ограничение показа западного кино – это лишь полдела. Далее в планах думского подкомитета – борьба с другими телевизионными «язвами». Например, с рекламой, которую, по мнению Татьяны Астраханкиной, нужно изъять из ТВ-пространства (на худой конец запретить показ роликов, рекламирующих женские гигиенические средства), а также с оскорблением чувств верующих… Все это, впрочем, старая думская песня. А вот новостью для нас стали претензии к вполне безобидному Леониду Якубовичу:

– «Поле чудес» превратилось в сплошную пропаганду спиртного.

Подарки, бутылки, а рядом дети стоят. Программа Якубовича сейчас вызывает даже больше вопросов, чем «Про это». Скользкие шутки, примитивные вопросы, пошлый ведущий – со всем этим нужно как-то бороться.

Но начнет свою деятельность новый подкомитет все же не с атаки на Якубовича.

– Ничего ужаснее мультфильмов про Бивиса и Батхеда на нашем ТВ просто не существует, – сообщила Татьяна Астраханкина. – Вот эту проблему мы будем не откладывать в долгий ящик и сразу же начнем работать с каналом, который показывает такую мерзость…» Отметим, что кое-что из этих пожеланий все-таки удастся осуществить. Так, мультики про отмороженных Бивиса и Батхеда на канале МТV и в самом деле вскоре крутить перестанут, а «Поле чудес» умерит свой пыл по части пропаганды спиртного. Закроется и передача «Про это». Но вернемся в канун президентских выборов 2000-го.

За две недели до выборов, когда многим уже стало понятно, кто победит, в медиасообществе стало складываться мнение, что информационную войну надо если не прекращать, то хотя бы ослабить ее накал. Однако у этой позиции тут же нашлись противники, которым эта война доставляла массу удовольствия. Речь идет о телекиллерах. В итоге на канале ОРТ грянул скандал, явивший миру весьма неприглядную картину, царившую там. Из-за этого его чаще других стали называть в медиасообществе «террариумом друзей». Вот как описывала происходящее тогда на ОРТ журналистка «Комсомольской правды» О. Улевич: «Ситуация на канале ОРТ сегодня напоминает сюжет с лебедем, щукой и раком из известной басни Крылова. Сергей Доренко не подчинился своему прямому начальнику Константину Эрнсту и, отказавшись выполнять еще и решение суда, не извинился в субботнем эфире перед Лужковым. Эрнст-начальник просил подчиненного Доренко наступить на горло собственной песне – сделать этот шаг во избежание дальнейших конфликтов. Перед эфиром они даже согласовали текст. Что получилось – зритель видел в эфире. Доренко не только не извинился, но и посмеялся над своим шефом.

На следующий день, в воскресенье, в эфир ОРТ не вышла программа «Время» с Павлом Шереметом. Программа была полностью готова. Но руководитель дирекции информационных программ Татьяна Кошкарева категорически потребовала убрать из программы ряд сюжетов. Например, ни в коем случае не должен был появиться сюжет про похороны Артема Боровика (как мы помним, тот в информационной войне поддерживал примаковско-лужковский блок «Отечество – Вся Россия» и погиб в результате авиакатастрофы. – Ф. Р.).

Кошкарева пригрозила руководству канала тем, что она соберет пресс-конференцию, на которой расскажет всю правду про тайны Кремля и Березовского… Эрнст решил уступить и попросил Шеремета не выходить в эфир. Шеремет, который еще в начале марта написал заявление о невозможности работать при таких начальниках, с радостью согласился. В итоге воскресная программа «Время» была сверстана за сутки.

Говорят, успокоить звезд ОРТ удается лишь самому Березовскому.

Но появляется он тут не так часто. А в остальное время сотрудники канала доказывают друг другу, кто из них более хозяину ценен… Результат этих внутренних войн очевиден – ОРТ начинает проигрывать в большой информационной войне. Рейтинг новостей ОРТ стал падать по отношению к бывшим аутсайдерам – новостным программам РТР.

Горячая предвыборная пора – не лучшее время для грандиозных разборок внутри канала…» Тем временем предвыборные баталии, идущие на ведущих телеканалах, по сути, заслонили собой реальную жизнь в стране. В тех же информационных программах полоскание «грязного белья» политиков стало главным сюжетом всех новостных блоков. В итоге времени, чтобы рассказать о жизни простых российских граждан, у телевизионщиков не оставалось. Впрочем, даже если бы оно и было, вряд ли бы эта жизнь привлекла внимание боссов ТВ: во-первых, она была им неинтересна с точки зрения рейтинга (если речь, конечно, не шла о каком-нибудь вопиющем случае, тянувшем на звание скандала), во-вторых – слишком непрезентабельно выглядела эта жизнь, чтобы ее показывать на всю страну. В итоге сложилась такая ситуация, что российское ТВ жило одной жизнью, а страна – другой. И две эти жизни редко когда пересекались. По этому поводу приведу письмо некой пенсионерки из города Зеленограда Зои Игнатовой, которое было опубликовано в «Комсомольской правде» 17 марта 2000 года:

«Пожалуйста, помогите мне ответить на вопросы, касающиеся ТВ.

Возьму только информационные программы. Они идут на НТВ, ОРТ и РТР в разное время, и, казалось бы, посмотрев новости на разных каналах, я узнаю, как живет вся страна, все слои населения. Но новости на всех каналах совершенно одинаковые. Почему?

Наши новости в основном военно-политические. Я понимаю, без этого нельзя. Я сама, как бывший учитель физики, ненавижу войну.

Когда вижу молодое лицо, грязное, в горах, все думаю: сыт ли этот солдат, не мерзнет ли он, останется ли жив? И лишаюсь сна. И политизированы мы очень. Тоже хотим быть в «курсе». Но главный вопрос я хотела бы задать так: когда по ТВ покажут моих родственников? Они сельские жители. Брат-пенсионер, с женой они имеют большое хозяйство, огород, а летом еще выкрасили огромный родительский дом. Как спускаешься с горы, так видишь дом-красавец, сияет огромными окнами. Его вид не испортил бы ни один телеэкран. Их дети, хотя колхоз и развалился, живут не хуже горожан. Все добыто честным трудом.

Так я хочу знать, есть у нас в стране сельское население или нет?

Ну, с фамилиями Гусинский и Березовский я не представляю рядом слова «сельский житель», но РТР? Все время мы смотрим о Бабицком (журналист радиостанции «Свобода» Андрей Бабицкий был задержан российскими военными как человек, который в своих репортажах пиарил чеченских боевиков. – Ф. Р.), даже эти сообщения были раньше, чем информация о В. В. Путине. А мне не нужен Бабицкий, я бы лучше посмотрела на сельскую улицу, обитателей какого-нибудь села! Но до них очередь не доходит, лучше показать прорыв паропровода в Москве, причем и днем, и вечером. Достаточно, по-моему, эту новость показать один раз. Даже ураган в Австралии покажут. А как живут люди в том же Подмосковье – это не интересно.

Наверное, считают оскорбительным показывать скотный двор, поле пшеничное, трактор или комбайн. Уверяю вас, это людям интереснее, чем лицо Зюганова. Я бы с удовольствием смотрела сюжеты о сибирских селах, в этих краях никогда не была. Наверное, дорого туда посылать съемочную группу. То же можно сказать о рабочем классе. Покажут завод, если там ЧП. Неужели нельзя сделать так, чтобы в каждом выпуске была и политика, и новости сельские и промышленные?

Я надеялась, что так будет на РТР, когда Добродеев сказал об изменениях на телеканале. Но пока бегущих лошадей заменили бегущими буквами. А бегущие лошади были красивее. А содержание, по моему, не изменилось».

Скажем прямо, наивное письмо. Ее автор, большую часть жизни прожившая в СССР, видимо, еще не успела забыть о том, каким было советское телевидение. А оно было действительно ориентировано на охват интересов почти всех слоев населения. Например, для сельских жителей была передача «Сельский час», для ученых – «Очевидное— невероятное», для военных – «Служу Советскому Союзу!» и т. д. Да, это были лакировочные передачи, где места для освещения недостатков практически не было. Но они хотя бы создавали у населения иллюзию благополучной жизни. Российское капиталистическое ТВ строилось уже по иному принципу – коммерческому. Главным для него стал рейтинг, который зижделся исключительно на скандале и показе именно разного рода недостатков, поскольку только они несли в себе скандальный оттенок. В итоге все перечисленные выше передачи советского ТВ были выброшены за борт как скучные и устаревшие и их место заняли другие – скандально-развлекательные. Бороться с этим было бесполезно, поскольку такова суть капитализма. А в России, отметим, строился и вовсе особенный капитализм – бандитский. Поэтому взывать к боссам его ТВ – мол, покажите нам жизнь простых людей – было бессмысленно:

эти боссы для того и шагнули из грязи в князи, чтобы на новом месте заклеймить свое «позорное» прошлое и максимально расквитаться с ним. Для них жизнь российской глубинки стала таким же кошмаром, как для обитателя Уолл-стрит жизнь трущобного Гарлема. Такая позиция была характерна для новых хозяев России, которые по мере своего продвижения к светлому будущему вгоняли остальное население страны в жуткую нищету. Именно это во многом и предопределило приход к власти Владимира Путина, на которого сделала свою ставку та часть российской элиты, которая понимала, что прежний курс нуждается в существенной корректировке. Нет, они вовсе не собирались возвращаться в СССР, однако кое в чем собирались использовать его опыт. В том числе и на ТВ, куда вновь должна была вернуться лакировка действительности. Впрочем, не будем забегать вперед и вернемся в 2000-й год.

На президентских выборах в марте того года Владимир Путин победил без большого преимущества – за него проголосовало миллионов 342 тысячи 804 человека (на втором месте оказался лидер КПРФ Геннадий Зюганов). Став президентом, Путин практически сразу приступил к созданию «одноканального» ТВ: то есть телевидения, целиком и полностью проводящего в жизнь установки только из одного Центра – из Кремля. Причем фундаментом для этого были настроения, царящие тогда на всех этажах общества: все хотели наведения хотя бы элементарного порядка. А без «ручных» СМИ осуществить эту идею власти было бы весьма проблематично. Миллионы простых россиян к тому времени уже успели устать от негатива как в жизни, так и на голубых экранах и вполне были готовы к тому, чтобы этот негатив сменил позитив. Поэтому в отдельных СМИ сразу после президентских выборов стали раздаваться голоса, призывающие к смене прежнего курса. Так, 18 мая в пролужковском «Московском комсомольце» уже знакомая нам Э. Николаева писала следующее: «Учиться нужно на хороших примерах – нам 10 лет прилежно показывали негодяев и всякое идиотство. Страна хочет встать с колен – ее мордой в грязь. Ельцин ошибся, когда дал возможность развиваться государственному ТВ как тому заблагорассудится. Программа «Вести» стала флагманом отмороженных теленовостей, а когда появилось НТВ и «Сегодня», телевизионный мир вовсе слетел с катушек. Государственные «Вести» и полугосударственное «Время», что удивительно, принялись конкурировать с частным «Сегодня» на его поле. Центральное телевидение как главный носитель идеологии в нашей стране забыло про свои функции. Репертуар позаимствован им на Западе, а у нас тут Восток, да к тому же бедный. Что европейцу хорошо на закуску – вроде новостей о захвате заложников в Японии и на Филиппинах, – у нас оборачивается мужиком с топором, который врывается в Загорске в частный дом и в духе времени берет заложников. Инстинкт бездумного копирования у части населения очень развит – так не лучше ли нести положительные эмоции? Зачем доставать людей до бесконечности?..

В середине 90-х Телегазета «МК» уже отмечала, что новости нашего ТВ живут своей жизнью, «под собою не чуя страны». С тех пор ничего не изменилось.

Все попытки реформировать государственное ТВ (не переделить (!), чем сейчас занимается Минпечати, а придать его существованию какой-то общественно полезный смысл) до сих пор проваливались. Идею попечительских советов, как и идею общественного телевидения, похоронило ОРТ. Мне не будет жалко, если на госканалах вместо нынешних новостей возобновится «Время» в стилистике 70-х. С передовиками бизнеса и производства, с румяными школьниками, никого не убивающими солдатами, с самолетами, готовыми ко взлету, а не в виде груд металлолома. С министрами, разрезающими ленточки на новых объектах народного хозяйства, а не обсуждающими перспективы своего пребывания на посту. Вряд ли мы почувствуем разницу».

Вообще переворот в мозгах тогда происходил у многих теле– и околотелевизионных людей, кто совсем недавно пел осанну «свободному» российскому ТВ. Например, известный телеведущий Владимир Ворошилов в начале 2000-го, давая интервью «Комсомольской правде», заявил следующее: «С сегодняшнего дня я становлюсь ретроградом и мечтаю о тотальной цензуре и о том, чтобы снова было Гостелерадио… Я очень желаю, чтобы все было, как раньше.

Потому что свобода всякого вранья гораздо хуже любой цензуры.

Я недавно разбирал архив и наткнулся на любопытную вещь.

Когда-то я написал в газету статейку, в которой изложил взгляды на прямой эфир. И знаете, что было дальше? Назавтра я получаю письмо от Сергея Георгиевича Лапина, который тогда руководил телевидением. Он пишет, что его заинтересовали мои взгляды и он приглашает меня, чтобы их обсудить. Так вот, скажите мне, пожалуйста, кому-нибудь из нынешних хозяев телевидения интересны мои взгляды? Да в гробу они видели меня и мои взгляды! Их волнует только рейтинг и какие-то коммерческие вопросы. И совершенно не волнует то, на что я трачу свои силы и время… Если честно говорить, то раньше было хуже. Но только с одной стороны. Да, меня увольняли. С другой стороны, я хотя бы знал, за что меня увольняют. А сейчас я вообще ничего не знаю. Я чувствую себя подопытной свинкой, над которой сидит человек с секундомером и говорит: «Прыгай! Но если прыгнешь влево – штраф, вправо – штраф, а если вперед, то не вздумай превышать скорость»…» Строительство нового информпространства новый президент не мог начинать с теми кадрами, которым он не доверял. Поэтому Путин, судя по всему еще до прихода к власти, уже прекрасно отдавал себе отчет, что без «зачистки» на этом важном направлении ему не обойтись. В итоге первый удар пришелся по медиаструктурам Владимира Гусинского, которые являлись проводниками тех установок, которые разрабатывались в «вашингтонском обкоме». Эти установки шли вразрез с новым курсом президента: реформированием федерации, восстановлением в стране единого правового поля, чтобы противодействовать центробежным тенденциям.

Отметим, что неприятности у Гусинского начались еще за год до этого, когда в качестве повода для давления на холдинг и телекомпанию НТВ Кремль использовал ситуацию с кредитами, выданными «Медиа Мосту» Внешэкономбанком. В итоге в начале ноября 1999 года был наложен арест на счета и имущество «Медиа-Моста»: всего было арестовано 39 счетов в Сбербанке России, «Газпромбанке», «Мост Банке», «Внешторгбанке» и др. Однако вскоре «Медиа-Мост» вернул кредит банку в размере 42,2 млн долларов. Но спасти медиаимперию Гусинского это уже не могло. Как пишет А. Мухин: «В 2000 году ситуация оказалась качественно иной. После победы на президентских выборах Владимира Путина Гусинский не вошел в новый пул приближенной к президенту политической и деловой элиты. Постепенно оппозиционное по отношению к Кремлю положение Гусинского только укреплялось. Что соответствующим образом отражалось и на информационной политике контролируемых им печатных и электронных СМИ. Одним из подтверждений резкого напряжения отношений «Медиа Моста» с Кремлем стал уход в феврале 2000 года с поста генерального директора телекомпании НТВ Олега Добродеева. Добродеев ушел на пост руководителя государственного медиахолдинга ВГТРК, разошедшись с Владимиром Гусинским в принципах информационного освещения военной кампании в Чечне (для Гусинского эта война продолжала быть самым удобным поводом, чтобы «наезжать» на Кремль. – Ф. Р.).

Такое положение не могло долго устраивать Кремль. И контроль над информационной империей Гусинского, а главное – телекомпанией НТВ решено было установить через «Газпром-Медиа». Именно в данный момент вспомнили, что в собственности «Газпрома» находятся 30 % акций телекомпании. А также, что газовый концерн выступал гарантом по крупным кредитным сделкам «Медиа-Моста». Что, в свою очередь, предоставляло рычаг давления на медиаструктуры Гусинского. Еще в декабре 1999 года перед «Медиа-Мостом» остро встала проблема выплат по двум крупным кредитам (211,6 млн долларов и 262 млн долларов США), предоставленным банком Credit Suisse First Boston, поручителем по которым являлся «Газпром». Именно эти кредиты и должен был взыскать с «Медиа-Моста» «Газпром-Медиа». Важно отметить, что все это явно не являлось инициативой руководства «Газпрома». Ни для кого не было секретом, что давление на «Медиа Мост» диктовалось Кремлем, недовольным информационной политикой холдинга и главным образом телекомпании НТВ. Главной целью было, соответственно, получение Кремлем возможности контролировать информацию на НТВ, а также в газете «Сегодня» и на радиостанции «Эхо Москвы»… Поначалу Владимир Гусинский пытался урегулировать ситуацию с «Газпром-Медиа» мирным путем. Так, долг в 211,6 млн долларов «Газпрому» «Медиа-Мост» предложил сначала перевести на одну из дочерних компаний холдинга. Затем поступило предложение передать в собственность «Газпром-Медиа» пакет акций «Медиа-Моста», заложенный по кредиту CSFB. 28 апреля стало известно, что Гусинский предложил в счет холдинга передать в собственность «Газпром-Медиа» 20 % акций «Медиа-Моста», 25 % акций ЗАО «Издательство «Семь дней», 25 % акций ЗАО «ТНТ-Телесеть». Но это не устроило «Газпром Медиа». Заместитель начальника управления корпоративных коммуникаций «Газпрома» Алексей Кедров заявил, что такое предложение не дает «Газпрому» контроля над холдингом.

В таком контексте противостояния «Медиа-Моста» с Кремлем произошел арест Владимира Гусинского. Как стало известно потом, итогом содержания Гусинского в Бутырской тюрьме стало подписание июля 2000 года соглашения с Альфредом Кохом (тогдашний глава «Газпром-Медиа». – Ф. Р.) об урегулировании задолженности «Медиа Моста» перед «Газпром-Медиа». После подписания соглашения и выхода из тюрьмы Гусинский покинул Россию…» (однако свою медиаимперию он тогда еще в какой-то мере контролировал, но эта власть продлится недолго. – Ф. Р.).

Следующим за Гусинским на очереди оказался Борис Березовский.

И это было неудивительно. Несмотря на то что именно этот олигарх стоял у истоков восхождения Путина к президентскому посту, это не могло уберечь его от опалы. Ведь, ставя на Путина, Березовский рассчитывал на то, что тот станет послушной игрушкой в его руках, как это некогда было с Ельциным. Но Путину такая незавидная участь не улыбалась. Как заявил однажды Сергей Степашин: «Володя не кукла, не тот, кем кажется. Укрепится, тогда себя покажет!» И Путин в самом деле показал, причем не только своим врагам, но и недавним союзникам вроде Березовского. Впрочем, о возможности последнего кульбита Путина многие догадывались. Например, в конце ноября 1999 года, давая интервью «Новой газете», руководитель группы социологического анализа НТВ В. Вильчек выразился на этот счет следующим образом:

«Пока Путин условный преемник, он ведет себя осторожно, едва станет самостоятельной фигурой, не потерпит ситуацию с Первым каналом в ее нынешнем виде. Другого выхода у него не будет…» Итак, Путин сначала нанес удар по медиаимперии Гусинского, затем взялся и за Березовского. Хотя с последним сладить было значительно труднее, учитывая его укорененность во властных структурах. Например, главой администрации президента тогда был Александр Волошин – человек Березовского. Сам олигарх тогда отсиживался в Лондоне, поскольку не был уверен в своей безопасности на родине (впрочем, их у него было несколько: Березовский имел гражданства России и Израиля). Однако Путину он тогда еще доверял и говорил об этом публично. Так, в апреле 2000 года он дал интервью немецкому журналу «Штерн» (выдержки из него были опубликованы в российской «Новой газете»), где заявил следующее: «Мы не друзья с Путиным, но существуют личные истории, которые нас связывают. В прошлом году бывший премьер Примаков хотел отправить меня в тюрьму. Где бы я ни появлялся, все тут же уходили. Никто не хотел меня больше знать. А Путин пришел на день рождения моей жены, хотя его никто не приглашал. Он сказал: я пришел, чтобы поддержать тебя. Я ответил: у тебя будут проблемы с Примаковым. Он рискнул для меня, хотя ни раньше, ни потом он не присутствовал на наших семейных праздниках…» О том, какая ситуация сложилась тогда на подконтрольном Березовскому ОРТ, рассказал в «Московском комсомольце» А. Будберг (номер от 12 мая): «Нынешнее руководство ОРТ абсолютно переругалось между собой. Руководитель канала Эрнст, Сергей Доренко и руководитель информационного вещания Татьяна Кошкарева стараются заполучить как можно больше сильных союзников в борьбе между собой. Эта ситуация перестала устраивать Кремль. И на какие-то кадровые изменения администрация пойдет. Кто будет удален, а кто оставлен – вопрос, который покажет не только новый расклад на ОРТ, он же определит, в каком положении теперь находится любимец публики олигарх Березовский… На ОРТ верность Березовскому, безусловно, сохраняет Сергей Доренко, у которого окончательно испортились отношения с Бадри Патаркацишвили (заместитель главного директора ОРТ. – Ф. Р.) после того, как он в своей программе выдал в эфир пленку переговоров жены губернатора Петербурга Яковлева с одним из местных авторитетов. А Патаркацишвили очень дорожит своими отношениями с одним из главных питерских «крестных отцов» Костей Могилой, который в своем кругу называет Ирину Ивановну «мамой». Можно не сомневаться, что в случае ухода Березовского с ОРТ придется уйти и Доренко. Уже сейчас Березовского пытаются убедить в том, что в нынешних условиях Доренко на канале не нужен. Ситуация поменялась, «мочить» некого… Позиции Березовского ухудшаются и тем, что у него из рук практически выбито главное оружие. В течение многих лет он убеждал главных игроков на политической сцене, что он может быть какой угодно плохой и неудобный, но замены ему нет… Теперь же его незаменимость находится под большим вопросом. А если нет необходимости, то кто же будет терпеть такого яркого и неудобного человека, как Борис Березовский…» Но отвлечемся на время от политики, поскольку не ею одной жил тогдашний российский телезритель. В том мае на «голубых экранах» состоялись премьеры сразу двух крупномасштабных российских сериалов, причем на одном канале – на НТВ. Так, с 1 мая 2000 года был запущен сериал «Бандитский Петербург» по одноименной книге Андрея Константинова. Постановщиком фильма был известный питерский кинорежиссер Владимир Бортко («Блондинка за углом», «Собачье сердце» и др.). В главных ролях снимались: Кирилл Лавров (вор в законе Барон), Лев Борисов (вор в законе Антибиотик), Александр Домогаров (журналист Серегин), Дмитрий Певцов (следователь прокуратуры Челищев), а также Алексей Серебряков, Ольга Дроздова, Евгения Крюкова и др.

С 20 мая начали показывать сериал «Каменская» по книгам Александры Марининой. Как мы помним, бюджет каждой серии (а их тогда сняли 16 – восемь фильмов по две серии) составлял 105 тысяч долларов, что по тем временам считалось немыслимо дорого («Бандитский Петербург» обошелся чуть ли не в два раза дешевле).

Режиссером фильма был Юрий Мороз, а в главных ролях были задействованы: Елена Яковлева (Каменская;

отметим, что на эту роль пробовались около 40 актрис), Сергей Гармаш, Сергей Никоненко, Александр Балуев, Дмитрий Нагиев, Валерий Приемыхов, Вия Артмане, Дмитрий Харатьян и др.

И еще о телесериалах. 22 апреля газета «Сегодня» опубликовала рейтинг 10 самых популярных вечерних сериалов, которые демонстрировались на российском ТВ в период с сентября 99-го по апрель 2000-го. Места в этом списке распределились следующим образом:

1. «Убойная сила» (ОРТ;

20,9 %).

2. «Улицы разбитых фонарей – 2» (НТВ;

19,3 %).

3. «Улицы разбитых фонарей» (НТВ;

17,7 %).

4. «Агент национальной безопасности» (НТВ;

15,9 %).

5. «День рождения Буржуя» (НТВ;

13,8 %).

6. «Д.Д.Д. (Досье детектива Дубровского)» (НТВ;

12,9 %).

7. «Возвращение Титаника» (НТВ;

10,4 %).

8. «Во имя любви» (ОРТ;

9,2 %).

9. «Огненная пустыня» (РТР;

9,1 %).

10. «Скорая помощь» (НТВ;

8,7 %).

Как видим, беспорным лидером по показу сериалов было НТВ ( штук). Кроме этого, львиная доля сериалов, вошедших в десятку, были отечественного розлива – то есть российские. И это было неслучайно, о чем речь уже шла выше (толчок этому конвейеру по выпуску отечественного «мыла», как мы помним, был дан дефолтом-98). Как писала в «Новой газете» Е. Афанасьева (номер от 1 июня 2000-го):

«Правильнее всего будет определить этот сезон как сезон сериалов.

Дело, начатое «Ментами» в прошлом году (вообще-то первая часть «Улиц разбитых фонарей» была показана сначала на ТНТ в начале 98 го, а затем в октябре того же года на ОРТ. – Ф. Р.), поднято на щит сразу несколькими каналами. Осознав, что родные отечественные сериалы – это не только те курицы, которые несут золотые рейтинговые яйца, но и главное оружие в деле контрпрограммирования, каналы наперебой бросились не просто ставить сериалы в сетку, а продюсировать, снимать и дезавуировать ими информационные бомбы конкурентов. И уже мало кто тратит усилий на один отдельно взятый, даже «убойный» сериал. Теперь каналы все больше разрабатывают собственную сериальную стратегию, а контрпрограммные игры стали любимым занятием их руководства.

Первым, засучив рукава, за дело взялось НТВ. Правда, поначалу рукава оказались не собственные, а другой структуры – «Медиа-Моста».

Телесеть ТНТ не стала почивать на лаврах невиданного успеха «Улиц разбитых фонарей», немедленно поставив на поток «Новые приключения ментов», «Агента национальной безопасности», «Охоту на Золушку», «Тайны следствия». Другие структуры холдинга – «НТВ кино», «НТВ-профит» и «Кино-Мост» не отстали и укрепили сериальную линейку НТВ, отбирающую зрительскую аудиторию у программы «Время» целым потоком – «Днем рождения Буржуя», «Досье детектива Дубровского», «Бандитским Петербургом» и «Каменской». Всего за год «мостовские» структуры намерены произвести, а следовательно, и показать по НТВ 210 «часов премьерной продукции», проще говоря, новых серий, а через два года этот показатель удвоить.

Если в большинстве «мостовских» сериалов стреляют, избивают, убивают и объясняют это тем, что зритель сегодня хочет смотреть только детективы, то на РТР уверены, что зрителю сегодня нужны в первую очередь мелодрамы. Свою «Русскую серию» РТР создало явно в расчете на то, чтобы забрать под свое безраздельное влияние большую часть женского населения страны, уставшую от мексиканско-бразильских страстей и российского мордобоя. Сделав ставку на незатейливость, узнаваемость сюжета и популярных актеров, РТР при всех огрехах малобюджетности получило фантастические рейтинги… Прочие каналы вели свою сериальную работу не столь последовательно, как НТВ или РТР. ОРТ сделало ставку на небывалые рейтинги «Убойной силы» и на возвращение в вечерний прайм-тайм бразильского «мыла». ТВЦ, кроме покупных мини-сериалов, выдало в эфир журфаковский эпос «Будем знакомы» – много ожиданий, мало толку. МТВ сказало свое слово, и слово это звучало как «ФАКультет».

Ясно, что все это только начало и от сезона к сезону конкуренция будет только нарастать, а отечественное «мыло» отмоет все грехи нашего ТВ…» Помимо сериалов, миллионы россиян в те дни наблюдали в «ящике» и другое. Например, 10 июня по НТВ был показан очередной выпуск передачи «О, счастливчик!», где произошла сенсация – один из игроков (экономист театрального производства Сергей Строкин) впервые за время выхода этого проекта в эфир выиграл один миллион рублей. До этого среди телезрителей, подсевших на эту передачу (а ее рейтинг был таким же большим, как и у «Поля чудес»), считалось, что выиграть заветный миллион – несбыточная мечта. Что эта цель – чистый обман, завлекаловка. Видимо, чтобы опровергнуть это мнение, авторы передачи и решили раскошелиться. Их риск полностью оправдался: после этого выпуска рейтинг «О, счастливчика!» взлетел на недосягаемую высоту и цена за минуту рекламы в этом проекте возросла еще больше.

Тем временем 7 июня 2000 года прошли выборы в состав директоров ОРТ. Из 11 членов совета целых 7 человек были людьми Березовского. Это были председатель правления АКБ «Объединенный кредит», бывший председатель правления «Объединенного банка» Руслан Фомичев, автор и телеведущий Сергей Доренко, Игорь Шабдурасулов, гендиректор «ЛогоВАЗа» Юлий Дубов, гендиректор канала Константин Эрнст, Бадри Патаркацишвили, Екатерина Березовская. Со стороны государства в совет вошли пресс-секретарь Президента РФ Алексей Громов, руководитель аппарата правительства РФ Игорь Шувалов, замминистра печати Михаил Сеславинский, гендиректор ИТАР-ТАСС Виталий Игнатенко.

Между тем разногласия между Путиным и Березовским постепенно росли. В конце мая олигарх выступил с резкой критикой президентских законопроектов по укреплению вертикали власти и даже написал Путину открытое письмо. В нем Березовский заявил, что происходит «реанимация советской системы управления государством», «будут созданы коррумпированные региональные элиты», реформа власти «порождает потенциал разрушения территориальной целостности России». В конце олигарх выводил убийственное резюме: «Это приведет к катастрофическим последствиям для демократического общества».

Вот как объяснил этот поступок Березовского директор Института политических исследований Сергей Марков: «Березовский нужен в ситуации слабого центра и сильных регионов. Он давно уже говорил о необходимости эволюции России к конфедеративному устройству. В этом случае Березовский становится абсолютно незаменимым. Вот он и борется за этот проект. Если раньше он действовал, давая советы кремлевским группировкам, то сейчас он избрал метод открытого письма. По двум причинам. Во-первых, его влияние в Кремле упало, во вторых, он ориентируется не на кремлевских чиновников, а на политическую общественность. Его задача в том, чтобы сформулировать программу, которая объединит вокруг себя противников реформы власти. Он хочет выполнять роль неформального лидера, стратега…» С весны до осени подконтрольные Березовскому СМИ тиражировали на своих страницах информацию о том, что у Президента России есть виллы за границей и тайные фирмы. Например, в «Желтой газете» был опубликован большой материал о том, что в Лос-Анджелесе у Путина есть вилла стоимостью 10 миллионов долларов (здесь же прилагались фотографии интерьеров этой шикарной виллы), расположенная по соседству с виллами таких голливудских звезд, как Сильвестр Сталлоне, Ричард Гир, Мадонна (до этого якобы путинская вилла принадлежала звездной чете Брюс Уиллис – Деми Мур).

Естественно, пропутинские СМИ эту информацию всячески опровергали. Например, газета «Жизнь» писала следующее: «Олигархи способны на что угодно. И, судя по всему, у них уже стали сдавать нервы. Но пока они пытаются одолеть президента в другой войне – «холодной».

…Наряду с обвинениями в стремлении к диктатуре, в их СМИ появились публикации о наличии у Владимира Путина… заграничных вилл и тайных фирм… Бред, скажете? Но подобный бред льется сейчас на президента из всех СМИ. Как всегда, правда обильно разбавляется ложью. Вот запрос швейцарского прокурора о российских коррупционерах – Бородине и прочих членах ельцинской «семьи». А рядом – про виллу Путина на Гибралтаре.

Этот Гибралтар выдуман не случайно. Там их виллы. Прописав президента по соседству с собой, олигархи хотят опустить его до своего уровня. Мол, он такой же, как мы! Вот, дескать, смотрите: здесь живет Борис Абрамович, здесь – Гусинский. Вон та вилла принадлежит Потанину, и вот как раз за ней начинается усадьба Путина. А еще – в тех же банках, где счета «Андавы» и «Аэрофлота», есть его счета. И жены его тоже. И дочерей… Сергей Доренко призвал трудящихся подписываться под своим открытым письмом Путину, в котором его призывают одуматься и сменить курс… Словом, против президента открыто сразу несколько фронтов.

Олигархи надеются, что Путин не выдержит такого прессинга и сдастся.

Не зря они сравнивают его с Ельциным. Про того, мол, чего только не писали, а он, однако, молчал. Но в том-то и дело, что Путин не Ельцин и у него нет причин молчать. Никто не может сказать про него, что он глава «семьи» или «пахан» клана. Что его дочери кормятся с руки Абрамовича, а жена расплачивается за платья от-кутюр платиновой карточкой от Потанина. И виллы у него нет. Тем более – на Гибралтаре, рядом с олигархами. Если это даже небезопасно, то, выражаясь их языком, просто западло».

Отметим, что свою оценку происходящим в СМИ процессам сам Путин дал в послании Федеральному собранию, где он заявил следующее: «…Цензура может быть не только государственной. А вмешательство не только административным. Ведь экономическая независимость СМИ делает их зависимыми от коммерческих и политических интересов хозяев и спонсоров… позволяет использовать СМИ для сведения счетов с конкурентами. А иногда даже превращает их в средства массовой дезинформации, в средства борьбы с государством. Поэтому мы обязаны гарантировать журналистам реальную, а не показную свободу, создать в стране правовые и экономические условия для цивилизованного информационного бизнеса».

Сведущие люди прекрасно понимали, что последнее пожелание президента из области фантастики. На самом деле «построение цивилизованного информационного бизнеса» означало одно: с помощью административного ресурса подавить сопротивление оппозиции, оставив на плаву только те СМИ, которые смотрели бы в рот Кремлю. То есть тот прав, у кого больше прав. И Путина, мыслящего подобным образом, можно было понять. За годы ельцинских реформ российские СМИ превратились в настоящий очаг антигосударственных сил, которые несли ответственность за тот хаос, который царил тогда в стране. И очень часто под видом оппозиции скрывались не антикремлевские, а антироссийские силы, которые управлялись из-за рубежа (при Ельцине так называемых агентов влияния во власти и в СМИ стало в сотни раз больше, чем десять лет назад – во времена горбачевской перестройки).

Практически сразу после послания Путина Федеральному собранию и его слов, касаемых СМИ, произошел удивительный союз: между «гусятами» (журналистами с НТВ Владимира Гусинского) и «подберезовиками» (людьми с ОРТ, поддерживающими Бориса Березовского). Вот как по этому поводу писала в «Литературной газете» Г. Черменская: «Медиа-Мост» и НТВ еще вчера были излюбленной мишенью конкурирующего медиамагната (Бориса Березовского) и его 1 го канала. Теперь именно Доренко с той же страстностью, с какой обличал и клеймил НТВ, выступил в его защиту. Трудно было поверить своим ушам: как изменился его тон, как смягчилась лексика, как уважительно, едва ли не с теплотой в голосе выговаривал «мои коллеги с НТВ». Оказалось, что даже принципиальные разногласия двух каналов по чеченской проблеме, прежде дававшие повод для обвинений НТВ в подрывной деятельности, теперь оказались вполне допустимыми для нормального, цивилизованного сообщества. «Моя позиция отражает взгляды части российского общества, гораздо более радикального, чем Путин… Но мои коллеги с НТВ также отражают мнение части общества, которое смотрит на вещи иначе». Такой стремительный переворот на градусов был бы расценен зрителем как верх цинизма в любой другой ситуации. Теперь это свидетельствовало об одном: если уж Доренко и Киселев выступают единым фронтом за свободу слова – значит, дела ее действительно плохи…» Впрочем, этот союз ОРТ и НТВ был только на уровне информационно-политических программ, а во всем остальном эти каналы по-прежнему оставались конкурентами друг друга. Вот как, к примеру, описывал это в «Комсомольской правде» П. Алов: «Есть на телевидении такой страшный термин – «контрпрограммирование». Его не любят говорить во всеуслышание теленачальники. Что это такое?

Все, казалось бы, просто: в пику какой-либо программе на одном канале другой пытается выставить что-нибудь более интересное и захватывающее. Конкуренция. Вроде бы здоровая. Да не совсем. В борьбе за рейтинги каналы используют все приемы. Особенно, говорят, этим грешат ОРТ и НТВ. Эти каналы давно уже «дерутся» между собой за свое влияние на телевизионном поле. Дошли даже до того (опять же если верить слухам), что перекупают подпольно еще неопубликованные эфирные сетки. Например, телевизионщики отмечают некую странность в поведении канала НТВ. Не знаю, как сейчас, но обычно этот канал последним из всех утверждал свою эфирную сетку. Говорят, это потому, что аналитики НТВ до последнего тщательно изучали проекты других телекомпаний. И потом уже в пику выставляли свои программы.

Но профессионалы отмечают, что «контрпрограммирование» сегодня уже не модно. Появились проекты, которые невозможно перебить никакими другими супертеленаворотами. Например, на протяжении десяти лет никому не удается перебить рейтинги «Поля чудес» на ОРТ. Что бы другие каналы ни ставили в пятницу вечером в свою программу, Якубович с компанией все равно берет свое. Лидирует ОРТ и в утреннем вещании. Здесь конкуренты тоже неоднократно ломали зубы. Зато на НТВ есть свои «киты». Всем телевизионщикам давно известно, что «контрпрограммировать» «Глас народа» или «О, счастливчик!» – бесполезное занятие. Или с сериалами про Каменскую и ментов. С недавнего времени появились свои «коньки» и на РТР.

Например, «Знатоки», которые опять ведут следствие (речь идет о советском телесериале «Следствие ведут знатоки», все серии которого повторил РТР. – Ф. Р.), сериалы «Дикий ангел» и «История любви» уже встали поперек горла конкурентам. А тут еще «Городок», «Сам себе режиссер» и, как это ни странно, «Аншлаг»…» Но вернемся к большой политике. Параллельно «наездам» на Путина происходило и обратное – его защита от этих «наездов».

Например, в пику обвинениям по адресу Кремля в жестокостях, творимых федеральными войсками в Чечне, телекомпания «ВИД» сняла документальный фильм «Рынок рабов» (режиссер Станислав Соловкин), который был показан 13 июня по ОРТ. В ленте речь шла о тысячах россиян (называлась цифра – 6,5 тысячи), которых чеченские боевики превратили в настоящих рабов: заставляли их работать на себя, убивали за непослушание, торговали ими, позволяя родственникам выкупать их за крупные суммы в американских долларах. Несмотря на заявление самого режиссера ленты, что «наш фильм ни в коем случае не пропаганда», на самом деле это было не так. Фильм был мощным снарядом в пропагандистской пушке Кремля. Не случайно за сутки до всероссийской премьеры картины ее посмотрел сам Путин и выразил личную благодарность руководителям «ВИДа» – Сергею Кушнереву и Александру Любимову. Как сообщали СМИ: «Президент России заметил, что лично на него «Рынок рабов» произвел сильнейшее впечатление и что «лента должна быть памятником тем, кого мы не смогли уберечь и кто сгинул от рук бандитов в этих застенках».

Показ этого фильма по ОРТ ясно указывал на то, что на этом канале работали не только такие антипутинцы, как Сергей Доренко и иже с ним, но и люди иных взглядов. Как заявил в интервью «Собеседнику» руководитель ТВЦ Олег Попцов (номер от 15 июня): «У Путина сейчас очень сложный период: он не владеет ситуацией, а только постигает ее. За него идет борьба. Он, уверен, хочет самостоятельности. У него достаточный ресурс народного доверия и собственных сил, чтобы не быть картой, разыгрываемой кем-то. Пока он занимается делом, которое понимает, – то есть выстраивает силовые структуры и укрепляет вертикаль власти. Все понимают, что с бардаком в стране пора заканчивать. Но какими средствами? Тут возможна разная методология, и он пока с нею не определился, судя по всему.

Подталкивают его под руку очень усердно. Есть такая категория людей, близких к власти, обозначаемая точным словом «клевреты»: они стараются внушить и ему, и обществу, что главная беда – от сомнений.

Что сомнения есть зло. Опаснее такой позиции мало что может быть…» Кстати, люди, близкие к Путину, в те дни подталкивали его «разобраться» и с ТВЦ. Для этого Минпечатью (министр – Михаил Лесин) был объявлен конкурс на частоту, на которой вещал ТВЦ, поскольку срок лицензии канала заканчивался. Этот срок не мог быть продлен автоматически из-за предупреждений, которые компания заработала в предвыборную пору. Все это было не случайно, а являлось итогом подковерной борьбы Кремля и Москвы. Как утверждали люди, близкие к ТВ, однажды Лесин даже бросил по адресу лужковского канала фразу, которая многое объясняла: «Мы эту тифозную деревню выжжем дотла».

Главным претендентом на частоту был тот самый «ВИД» во главе с Александром Любимовым (кроме этого, в тендере были заявлены ТВЦ, «Московия» и АТВ), который создал фильм «Рынок рабов». Поэтому, когда Путин публично похвалил создателей картины за нее, многие сочли это как дурной знак для ТВЦ: дескать, теперь частоту у него точно отберут. Но все оказалось не так просто, как на первый взгляд.

В середине июня ТВЦ отозвало свой иск к Минпечати и в итоге осталось на «третьей кнопке». Причем недавний лютый враг ТВЦ Михаил Лесин, когда голоса членов Федеральной конкурсной комиссии (ФКК) распределились поровну между ТВЦ и «ВИДом», взял и отдал свой голос… лужковцам. Почему? Судя по всему, такая команда поступила из Кремля. Вот как прокомментировал это событие в газете «Сегодня» Н.

Чеховский (номер от 16 июня): «Как считают наши собеседники в московской администрации, отзыв иска к Минпечати ознаменовал выход федеральных и московских властей из политического тупика последних месяцев. Как известно, вскоре после инаугурации президент Путин заявил, что не видит в действиях московского градоначальника ничего противоречащего интересам российской государственности. Затем Владимир Владимирович пригласил Юрия Лужкова поехать в Италию, где публично похвалил московского мэра. Объяснение потепления отношений между Кремлем и Лужковым может быть довольно простым.

Путин начал реформу системы российской власти, но она натолкнулась на активное сопротивление сенаторов. В этой ситуации Кремлю крайне важно добиться того, чтобы Юрий Лужков и его сподвижник Владимир Платонов, зампред Совета Федерации, если уж не помогали, то хотя бы активно не противодействовали попыткам провести путинские законы через парламент…» Кстати, кульбит Лесина был публично осужден видовцами: в частности, свое активное возмущение высказал в ряде СМИ Александр Любимов. Но очень скоро он сменил свой тон на более доброжелательный. Как гласила легенда, сделать это его попросил лично Путин, который был заинтересован в том, чтобы информационщики не грызлись между собой, а помогали ему строить «одноканальное» телевидение. Правда, до этого было еще далеко, а пока критика Путина в российских СМИ усилилась. И поводом к этому стала августовская трагедия в Баренцевом море, когда во время учений затонула со всем экипажем российская подводная лодка «Курск». Эта трагедия стала удобным поводом для путинских недругов «наехать» на президента. Особенно усердствовали в этом НТВ и все тот же «подберезовик» Сергей Доренко.

Отметим, что более-менее взвешенную оценку случившемуся давало РТР (кстати, единственный канал, журналисты которого были допущены непосредственно к месту трагедии), все остальные, что называется, «плясали на костях». Вот что писала в «Вечернем клубе» Н.

Осипова (номер от 28 августа 2000 года): «Граждане, это стало слоганом нашего телевидения – «Всегда свежие трупы!». Неделю назад я писала о том, что вопрос – надо или не надо ТВ показывать трагедии, которые происходят на наших улицах? – остается открытым. В эти дни он решился сам собой: нашему телевидению, не знающему, что такое мораль, цена человеческой жизни и боль, нельзя ничего доверять – ни снимать, ни показывать. Оно использует горе, чтобы получить хорошую, желательно эксклюзивную картинку и еще немножко денег.

Они относятся к этому как к работе. Профессионалы, они делают ее с удовольствием. Как вам их художнические искания последних дней – список команды «Курска» плывет по экрану (НТВ) под песню Высоцкого со словами «Спасите наши души, мы бредим от удушья!» (а в тот момент еще не было ясно, есть ли кто живой на лодке), как вам крик чаек и плеск волн в сочетании с именами погибших (НТВ, потом находку повторило РТР). Действует, и очень сильно. Только художники бетакама, мастера нелинейного монтажа и озвучки забыли, что телевидение смотрят не только здоровые циничные люди, но и сердечники, и невротики, и дети, наконец, родственники погибавших и погибших. Как они могли выжить, сидя у экранов?

Снимали бы фильм про дуэль Пушкина и смерть Толстого, про Сталина или Карибский кризис – про пережитое. А здесь живые же еще люди. Нет, наши патологоанатомы человеческих душ слетаются, как коршуны (даже не чайки), на не остывшее еще человеческое горе. Они берут интервью у родственников – бабушек, жен, детей, – они тычут своим микрофоном прямо в душу. Зачем? Да рейтинг же нечеловеческий – в прямом смысле слова…» Читая эти строки, поневоле вспомнишь советское телевидение.

Сколько злобы и желчи вылили на него (и выливают до сих пор) господа либерал-демократы: дескать, и подцензурное, и скучное, и лживое. О скольких трагедиях, произошедших в советские годы, оно, по их мнению, умолчало, спрятало их от своих телезрителей. Однако, может, правильно делало, что замалчивало? Неужели лучше, как теперь, цинично и по-хамски выставлять трагедии напоказ, лезть в души родственников погибших в этих трагедиях людей? Ведь после подобной правды общество лучше не становится, а даже наоборот – люди начинают относится к чужому горю как к рядовому событию и цена человеческой жизни попросту девальвируется. Судя по всему, советская власть это понимала, постсоветская – нет. В итоге даже само Провидение обрушило на него свои кары небесные: в конце августа случился сильный пожар на Останкинской телебашне. Как шутили тогда многие журналисты, «башня сгорела от стыда».

После пожара рассматривался вопрос о том, чтобы осуществлять временное телевещание на одном канале (свои услуги предложило НТВ), однако от этого предложения отказались, судя по всему, под давлением Кремля. В итоге перерыв в вещании большинства каналов составил всего несколько дней, после чего они вновь вышли в эфир (правда, в несколько усеченном объеме).

Между тем то, как освещали «подберезовики» с ОРТ трагедию с «Курском», еще сильнее укрепило Путина и его людей во мнении, что с влиянием Березовского на этот канал надо кончать. Понимая, что давление на него после этого будет только нарастать, олигарх попытался смягчить ситуацию. В итоге в начале сентября прошли очередные кадровые пертурбации на канале: были уволены Татьяна Кошкарева (директор информационных программ) и Р. Назрикулов (ведал информаналитикой). Место Кошкаревой занял Сергей Горячев, который до этого работал главным редактором Главной редакции ЭСМИ «Информационный канал» на ВГТРК и зампредседателем ФГУП ВГТРК. На ТВ многие считали Горячева человеком Березовского, с которым он познакомился в бытность свою корреспондентом ОРТ в США.

Кроме этого, Березовский искал и другие обходные пути, которые могли бы помочь ему удержать в руках нити управления каналом. В итоге он сначала объявил о том, что готов передать свои акции ОРТ (49 %) в управление государству, а когда этот вариант не «прокатил», он заявил (в сентябре), что готов передать свои акции в управление журналистам и представителям творческой интеллигенции (то бишь отводил угрозу превращения компании в государственную). Кремль ответил на этот демарш олигарха незамедлительно: Константин Эрнст снял с эфира программу Сергея Доренко, где тот собирался «обсосать» эту затею Березовского, а также вылить очередной ушат помоев на Кремль. Вот как выглядели некоторые пассажи Доренко в этой программе, выложенные им на своем интернетовском сайте.

О контрактниках, которые не получают денег: «Мужчины не могут идти на смерть с мыслью в голове, что их семьи обречены на голод, если только президент не подарит им по 30 тысяч долларов, как в случае с «Курском»… Если власть посылает умирать людей обманом, если власть обманывает своих солдат, то нам трудно поверить в искренность такой власти…» О новой версии гибели «Курска», которая, по мнению корреспондента газеты «Берлинер Цайтунг» Гисберта Мрозека, была уничтожена противолодочной ракетой «Гранит», пущенной с борта крейсера «Петр Великий»: «В связи с тем, что именно в случае с «Курском» официальные российские власти вели себя неискренне, любая неофициальная информация привлекает к себе повышенное внимание».

Кроме этого, Доренко рассказал о том, что Путин пригласил его в Кремль вместе с группой других телевизионщиков (среди них были Александр Любимов, Михаил Леонтьев и др.) и предложил войти в его команду. Все согласились, кроме Доренко. По его словам: «Я ответил, что не вхожу ни в какие команды. Моя команда – это 40 миллионов зрителей».

Но вернемся к затее Березовского с акциями ОРТ. В списке лиц, кому он готов был их уступить, значились: Сергей Доренко, Кирилл Клейменов, Игорь Шабдурасулов, Виталий Третьяков, Игорь Голембиовский, Наталья Геворкян, Василий Аксенов, Владислав Флярковский, Георгий Гулиа и др. О том, какие возможные закулисные цели преследовал Березовский этой акцией, поведала читателям на страницах «Литературной газеты» Г. Черменская (номер от сентября): «Многие люди из «списка Березовского» пребывают в уверенности, что управление акциями открывает им доступ к решению творческих задач. Очень может быть, что такую уверенность с присущим ему темпераментом поддерживает в приватных беседах и сам БАБ.

Но увы. Управление акциями подразумевает только и исключительно финансовую сферу. А здесь для принятия решений мало получить акции в управление. Помимо специальных знаний и опыта, нужна еще лицензия ФКЦБ на операции с ценными бумагами. Ее, понятное дело, у журналистов и творцов нет. Правда, все они войдут в создаваемую Березовским коммерческую некредитную организацию, которая и получит лицензию. А управление акциями организация доверит специально созданному юридическому лицу. Совсем несложно догадаться, какая дистанция отделяет «управляющих» от реального управления. Можно ли поручиться, что от их имени и по поручению не будут твориться аферы, неизменно сопровождающие все начинания Бориса Абрамовича?..» В начале сентября Березовский сделал еще один выпад против президента – написал ему открытое письмо, где обвинил его в том, что тот намерен «расприватизировать» отечественные СМИ и тем самым вернуть в российскую жизнь такое понятие, как цензура. В своем письме олигарх сообщил, что в самом конце августа на него вышел некий высокий чин из администрации президента и предъявил ему ультиматум:

передать в течение двух недель в управление государству контролируемый им пакет акций ОРТ или повторить судьбу Гусинского – то бишь посидеть в тюрьме. Однако олигарх заявил в своем письме весьма определенно: «Я не подчинюсь диктату!» «Прошу Вас, господин президент, – взывал олигарх в своем письме, – остановиться, пока не поздно! Не выпускайте джинна беспредельной власти, который опустошал нашу страну семьдесят с лишним лет. (Про то, во что олигархи превратили Россию за каких-нибудь несколько лет, автор письма стыдливо умалчивал. – Ф. Р.) Вы с ним не справитесь. Он погубит и страну, и Вас…» Тем временем свой голос в эти разборки внесло НТВ: там в начале сентября свет увидела новая программа сатирического толка – «Тушите свет». В качестве главных персонажей в ней фигурировал один реальный человек (Лев Новоженов) и двое мультипликационных (Хрюн и Степан). Все они стебались на разные события из современной политической и повседневной жизни России. Присутствовали в их разговорах и многие российские политики, правда, под слегка измененными именами. Например, президент страны носил весьма скабрезное имя – Владимир Пукин. В итоге уже очень скоро многие политики возненавидели эту передачу сильнее, чем когда-то «Куклы» (кстати, как мы помним, тоже проект НТВ).

Отметим, что либеральная общественность в этом противостоянии Кремля и Березовского была почти вся на стороне последнего. Правда, большая часть либералов поддерживала олигарха молча (в душе), опасаясь себе навредить. Но иные не чурались и публичности. Как, например, телекритик Ирина Петровская, которая заявила в «Общей газете» следующее (номер от 14 сентября 2000 года): «Надо бы защищать Доренко с Березовским, да не хочется. Не хочется, поскольку именно благодаря усилиям Березовского с Доренко власть решила, что СМИ и особенно телевидение – ее собственный карманный инструмент, тень, которая должна знать место. Не хочется, поскольку Сванидзе – бездарный, но последовательный ученик того же Доренко и сколько у него таких учеников по всей стране развелось! Несть им числа.

Не хочется, да надо. Надо защищать и защищаться. Беда, что базовые ценности демократии ассоциируются теперь в массовом сознании с самыми одиозными персонами, цинично и последовательно эти ценности попиравшими. Но пришедшие к власти люди и вовсе не считают свободу слова базовой ценностью демократии. Для них, похоже, и сама демократия – пустой звук, манкий предвыборный лозунг. И коли уж эти люди запрещают Доренко выходить в эфир, то приходится выбирать между плохим и ужасным».

Еще одна демократка – Элина Николаева из «Московского комсомольца» – бросилась защищать Гусинского от «ужасных людей из Кремля». В номере газеты от 21 сентября она заявила следующее:

«Говорят, что, еще будучи и. о. президента, Владимир Путин, едва завидя поблизости главу «Газпрома» Рэма Вяхирева, непременно подзывал его к себе, чтобы спросить – чего, мол, там позволяет себе ваше НТВ? «Дык, мы это…» – обязательно начинал оправдываться Рэм Иванович. Сам он с НТВ жил душа в душу, больших претензий не имел и даже, наоборот, гордился таким ярким камушком в созвездии приобретений «Газпрома». Отчего вдруг теперь такая нелюбовь и угрозы звучат из уст Рэма Вяхирева?

Все началось с того, что недовольством В. Путина в адрес НТВ воспользовались деловые люди. (Причем сейчас уже трудно установить, кто кого первый начал накручивать против НТВ.) В Кремле вдруг возобладало мнение про антинациональный характер НТВ (напомним, что Гусинский был влиятельным человеком не только в еврейском сообществе России, но и Израиля. – Ф. Р.). В результате Гусинского не взяли в новую компанию людей, близких к Кремлю. А как только это произошло, его холдинг стал сильно мешать. Нет, не строительству сильной России. Не благу народному, но в первую голову чьим-то коммерческим интересам. Дуть не в ту дуду, защищать не тех – короче, портить уважаемым людям хороший бизнес. За всеми этими обвинениями в адрес олигарха стоят прежде всего шкурные устремления группы предпринимателей. Именно они подталкивают Путина и «Газпром» против Гусинского.

О том, что это именно так, свидетельствуют последние события, когда прилюдно вскрылся факт – Гусинскому за продажу холдинга были предложены 300 млн долларов отступных. Подобные ходы широко распространены в практике нашего бандитского капитализма друзей.

Никакое уважающее себя нормальное государство так действовать не будет. Не будет бесконечно будоражить общество. Зачем? Зачем эта многочасовая пропаганда по РТР, а теперь и по ОРТ, где во главе информационного вещания (не специально ли под эту кампанию) был поставлен человек руководителя РТР Олега Добродеева. Теперь РТР и ОРТ согласованно обрабатывают общество, наплевав на всяких там акционеров Березовского. Былые информационные войны бледнеют перед накалом нынешних событий. Гусинскому ничего не остается, и он защищается как может – тут и стенания о свободе слова, и юридические ходы, и отказ от ранее данных обязательств. Он взял кредит и построил «дом», откуда его теперь выгоняют вон либо требуют немедленно вернуть долги. У государства нет законов, при помощи которых оно может справиться с Гусинским, и поэтому все прочие средства хороши…» Пассаж о том, что Гусинский «построил дом, а его теперь из него выгоняют», конечно, умиляет. Однако правда в том, что сначала Гусинский и другие ему подобные олигархи с большим энтузиазмом помогали власти строить тот самый бандитский капитализм, о котором пишет журналистка. Не построй они этого бандитского капитализма, вряд ли им затем удалось бы и построить в них свои «дома». Завладев в одночасье баснословными богатствами, олигархи скупили на корню практически все властные структуры этого общества и были преисполнены уверенности, что отныне будут жить припеваючи вечно.

Но на то он и бандитский капитализм, чтобы жизнь в нем строилась не по законам, а по понятиям.

В чем журналистка права, так это в том, что в Кремле и в самом деле устали терпеть антинациональный характер НТВ. По сути своей, канал стоял на проамериканско-произраильских позициях, причем даже не особо это и скрывал. А Путин и его команда собирались строить свою политику исходя из интересов коренного населения страны – то есть русских. Вот почему в конце сентября Путин совершил демонстративный вояж – посетил писателя Александра Солженицына, который являлся одним из лидеров русских почвенников. Это был ответный ход президента на действия Березовского, пытающегося перетянуть на свою сторону творческую интеллигенцию, в основном состоящую из евреев. Как с пафосом заявил в программе «Зеркало» Николай Сванидзе: «Глубокое взаимное уважение между Путиным и Солженицыным существует, видимо, давно, но встреча состоялась только сейчас. Визит Владимира Путина к Александру Солженицыну более чем примечателен. Начать с того, что президент – в прошлом кадровый советский разведчик, а значит, сотрудник КГБ – пришел к великому писателю, которого в свое время именно КГБ за последовательную борьбу с советской властью выслал из страны.

Встреча Путина и Солженицына важна, поскольку характеризует сегодняшнего Путина. Важно еще и то, какое значение может иметь содержательный разговор этих двух людей для будущего России… Солженицын – глубокий мыслитель с очень сложными политическими взглядами и, подобно Льву Толстому, чем он старше и зрелее, тем он менее писатель и более мыслитель с глубокой внутренней склонностью к духовному наставничеству. И было бы странно, если бы он не попытался оказать мировоззренческого влияния на интересного собеседника. Тема этого влияния: как нам обустроить Россию?

Возможно, сейчас гений Александра Солженицына начинает сверкать еще одной гранью: борец, писатель, философ и проповедник становится политиком-практиком. При этом и для самого Путина визит к патриарху русской литературы имеет отчетливую политическую составляющую: не только олигархи могут привлекать творческую интеллигенцию на свою сторону, а Солженицына привлечь до сих пор никому не удавалось».

Естественно, в лагере либералов-западников этот демарш Путина вызвал отрицательную реакцию. Так, в передаче «Ночной полет» у Андрея Максимова писатель Владимир Войнович (в конце 70-х он был изгнан из СССР и с тех пор жил на Западе;

в одном из его романов был выведен сатирический образ Солженицына) зявил, что антидемократическая и антизападническая позиция Солженицына представляется существенной угрозой для будущего России, если именно она будет воспринята и поддержана президентом страны. Отметим, что на тот момент Солженицын уже закончил писать свой очередной труд – двухтомник «Двести лет вместе», где попытался порассуждать на весьма щекотливую тему: влияние евреев на российское общество.

Тогда же Путин совершил еще один шаг, до глубины души возмутивший всех либералов (даже больше, чем встреча с Солженицыным): он внес предложение утвердить в качестве нового гимна России старый советский гимн (вернее, музыку оставить старую, а слова написать новые, причем доверить это тому же человеку – поэту Сергею Михалкову). Вот как, к примеру, отозвался на это предложение энтэвэшник Леонид Парфенов: «Я убежденный противник музыки Александрова. Когда сойдут в могилу поколения, которые помнят, что это музыка к словам «Нас к торжеству коммунизма ведет», – тогда можно было бы отнестись к ней как к просто хорошей «гимнистической мелодии». И уж совсем гнусность – что опять текст Сергея Михалкова.

При всем уважении к сединам Сергея Владимировича нельзя так испытывать терпение людей своей растяжимостью на все режимы. Одна и та же рука пишет бестрепетно и про Сталина, и про Ленина, и про новую державность, а нам предлагается это принять как слова, рвущиеся из глубины души. Поэтому лично я под этот гимн вставать не буду…» Заметим, что слова эти говорит не какой-нибудь отъявленный диссидент типа Андрея Сахарова или Елены Боннэр, а человек, который родился в обычной советской рабочей семье в весьма провинциальном городке Череповце. Откуда у него такая не нелюбовь даже, а настоящая ненависть к советскому гимну, даже непонятно. Что такого жуткого происходило с Парфеновым в советские годы (а он родился в году), что он так вдруг возненавидел советский гимн и особенно строчки про «торжество коммунизма»?

Между тем кульбит Путина с гимном не был случайным. Таким образом президент и его команда пытались завоевать очки на левом фланге, который традиционно принадлежал коммунистам. Ведь многие россияне, которые без особых симпатий относились к советскому социализму, на десятом году капитализма по-русски стали испытывать явную ностальгию по нему, исходя из того, что то зло все-таки было меньшим по сравнению с нынешним. Именно этот электорат (неосоветский) и пытался завоевать Путин, возвращая музыку советского гимна: то есть он играл на чувствах людей, в то же время не затрагивая глубинной сути существующего режима. Однако либералов даже это заигрывание возмутило до глубины души, поскольку они увидели в нем предпосылки того, что в будущем президент может пойти и на более серьезные уступки левым. А этого им жуть как не хотелось даже несмотря на то, что этих левых в России было полстраны, если не больше. Но либералов подобные проблемы всегда мало волновали, поскольку они привыкли относиться к народу как к быдлу. Просто в советские годы им приходилось это скрывать, а в новой России можно было действовать уже в открытую. Власть, по сути, стояла на той же позиции, но она была более прагматичной и понимала, что без обмана не обойтись. Поэтому шла на него, невзирая ни на какие условности.

Тем временем в конце октября были объявлены результаты проверки Счетной палаты в ОРТ. Сообщалось, что на канале был выявлен ряд существенных недостатков, но в то же время не были вскрыты злоупотребления. Кроме этого, выяснилось, что ОРТ должен был государству немалые деньги, взятые в кредит, однако возвращать их не торопится. При этом государство на их возврате не особо и настаивает, и даже более того – готово предоставить каналу новые дотации. Все это было неспроста, а было уступкой Кремля за сговорчивость канала. Ведь, к примеру, холдингу «Медиа-Мост» таких поблажек никто делать не собирался и с него требовали погашения кредитов на сумму в 60 миллионов долларов. Как рассуждала по этому поводу в газете «Сегодня» Е. Кац (номер от 28 октября): «Очевидно, что вопрос с кредитом ОРТ лежит в политической плоскости. ОРТ – важнейший пропагандистский ресурс Кремля. И выяснять с телеканалом отношения невозможно, как невозможно поссориться с собственной рукой. И неудивительно, что все расследование Счетной палаты закончилось тем, что аудитор Юрий Воронин заявил о намерении палаты ходатайствовать перед Госдумой о выделении Первому телеканалу средств из бюджета-2001, без указаний объемов и целей финансирования».

Но хватит о политике. Лучше подведем итоги уходящего 2000 года и взглянем на то, что лицезрели на своих голубых экранах простые граждане России. Так, среди телесериалов было три безусловных фаворита: «Улицы разбитых фонарей» (первый и второй сезоны), «Убойная сила» и «Бандитский Петербург». У самых «ударных» серий этих сериалов рейтинг доходил до 23–24 % при доле от 50 до 60 %!

Сериал Александра Митты «Граница. Таежный роман» на ОРТ прошел со вторым результатом – 13 % и 36 % по итогам семи серий. Следом шли:

«Марш Турецкого» на РТР – 10,8 % и 27 %, «Остановка по требованию» на ОРТ – 9,8 % и 31 %, «Маросейка,12» на РТР – 8,6 % и 27 %.

Среди развлекательных передач лидировали: «О, счастливчик!» на НТВ (средний рейтинг 10 %, доля 30 %), «Поле чудес» на ОРТ (9,5 % и 30 %), «Аншлаг» на РТР (6,8 % и 19 %).

Между тем битва Кремля с холдингом «Медиа-Мост» и лично Владимиром Гусинским плавно перетекла в новый, 2001-й год. Руку помощи олигарху пытались протянуть его западные партнеры, вроде Джорджа Сороса и Теда Тернера, а также примкнувшего к ним Европейского банка, которые попытались выложить сумму, требуемую «Газпромом» с холдинга – 300 миллионов долларов (в России сбор средств в помощь Гусинскому объявили: Елена Боннэр, Фонд защиты гласности, Союз журналистов и другие оплоты российского либерализма). Однако из этой затеи ничего не вышло, поскольку Кремлю подобный расклад был невыгоден. Тогда в ход дела попытались вмешаться сами журналисты с НТВ, которые в конце января напросились на аудиенцию к Путину (среди них были: Евгений Киселев, Татьяна Миткова, Светлана Сорокина, Михаил Осокин и др.). Несмотря на то что встреча проходила при закрытых дверях, кое-какие ее подробности (благодаря рассказам отдельных ее участников) все-таки просочились в СМИ. Так, были озвучены слова президента, которые сигнализировали о том, что он в курсе многих закулисных дел на НТВ.

Цитирую: «Позиция вашего телеканала – это результат не того, что на вас давит власть, а того, что вас постоянно инструктирует Гусинский (отметим, что медиамагнат тогда уже жил вне пределов России – на Гибралтаре. – Ф. Р.)… Подробный многочасовой инструктаж происходит… Да-да, Евгений Алексеевич (Киселев. – Ф. Р.), происходит…» Итогом этой встречи стало предложение президента энтэвэшникам забыть про «инструктажи» Гусинского и перейти под крыло Кремля. В таком случае журналисты остались бы «при своих»: то есть при эфире и при деньгах. Фактически это был подкуп, который существовал в медиасообществе всегда. Об этом в открытую заявил и телеведущий с ОРТ Михаил Леонтьев, который с этим делом был знаком не понаслышке:

когда-то он работал на ТВЦ у Лужкова, потом перешел на ОРТ к Березовскому, а уже от него – к Путину. Так вот, Леонтьев с телеэкрана заявил следующее: «Президент хотел довести до них, что смена хозяев никак не связана с судьбой телеканала и профессиональной деятельностью журналистов. Если бы президент собрал многотысячный коллектив НТВ и попытался убедить его, он имел бы гораздо более оснований рассчитывать на успех – 99 %. Те, кого он пригласил, это как раз тот 1 %, который не имеет морального права соглашаться с президентом. Эти люди должны. И не кому-то там, а хозяину Гусинскому, и не вправе они занять иную позицию. Журналистов этих надо не агитировать, а выкупать…» Если журналистов НТВ власть еще пыталась купить, то Сергея Доренко, которого в Кремле считали «отморозком» (как мы помним, он тоже встречался с Путиным и тот тоже пытался перетянуть его к себе, но журналист отказался), просто уволили с ОРТ. Говорят, чашу терпения Путина переполнил доренковский сюжет, посвященный гибели подлодки «Курск»: в нем несколько вдов погибших моряков обвиняли в произошедшем российского президента. Путин позвонил Доренко и возмущенно с ним говорил.

После своего увольнения Доренко был сдержан в своих комментариях и конкретных виновников своей опалы не назвал. Вот как он прокомментировал это в газете «Вечерняя Москва» (номер от февраля): «Вопросы такого уровня, как мое увольнение, Константин Львович (Эрнст. – Ф. Р.) не решает. Константин Львович – это «Старые песни о главном», и не более. Политикой на канале занимается Кремль.

Мое отстранение от эфира произошло через неделю после моей беседы с президентом и выхода программы. По-другому это произойти не могло.

Эрнст не может принять такое решение раньше, чем его примет Кремль.

Для Эрнста это означало бы подписать собственное увольнение…» Когда об увольнении Доренко узнал Березовский, он немедленно предложил ему новую работу – возглавить принадлежащий ему телеканал ТВ-6 (он владел 75 % акций канала, 15 % были у «ЛУКОЙЛа», 10 % – у московского правительства). Но Доренко поставил условие:

либо он становится акционером канала, либо его решения по каналу должны быть по крайней мере блокирующими, чтобы он мог накладывать вето на решение любого акционера. Березовский счел эти условия неприемлемыми. В итоге генеральным директором ТВ-6 стал Бадри Патарцикашвили.

Вслед за Доренко дошла очередь и до энтэвэшников, которые так и не захотели сменить «крышу». В итоге в конце марта на канале сменилось руководство – в кресло генерального директора вместо Евгения Киселева был посажен Борис Йордан. Журналистский корпус канала встретил это назначение крайне негативно и устроил акцию неповиновения – провел митинг возле «Останкина». С возмущенными речами на нем выступили: Татьяна Миткова, Евгений Киселев, Марианна Максимовская и др. (в митинге отказался участвовать Леонид Парфенов, за что немедленно удостоился от своих коллег прозвища «предатель»).

Ситуация вокруг НТВ стала темой обсуждения и в высших органах законодательной власти России: Совете Федерации и Госдуме. 4 апреля с предложением рассмотреть этот вопрос на экстренном заседании выступил в СФ губернатор Калужской области В. Сударенков. Однако большинство депутатов эту инициативу не поддержало, прекрасно понимая, «откуда дует ветер». В итоге прошло «мягкое» предложение президента Ингушетии Р. Аушева – поручить разобраться в конфликте профильному комитету.

То же самое случилось и в Думе. Там в поддержку НТВ выступили правые партии «Яблоко» и СПС, которые все эти годы, по сути, «прописались» на этом канале (тот пиарил их как только мог). Лидер «яблочников» Григорий Явлинский заявил, что происходящее на НТВ – наступление на свободу слова в России. В ответ один из аграриев парировал это заявление другим: дескать, НТВ является независимым только от национальных интересов государства. Победила последняя точка зрения: предложение правых поддержали только 108 депутатов, 193 голосовали против, 2 воздержались, а 147 вообще не нажимали кнопки. Отметим, что больше всех голосов «против» было у прокремлевского блока «Единство» – 68 (15 его депутатов не голосовали), на втором месте шли коммунисты – 61 (не голосовали человек, в том числе и лидер КПРФ Геннадий Зюганов), на третьем аграрии – 37.

Либеральные СМИ в те дни пытались шумно протестовать по поводу ситуации вокруг НТВ, однако большая часть россиян оказалась абсолютно индифферентной относительно этой темы. Ну, не волновала людей судьба телеканала, который все эти годы был самым оголтелым рупором российских либерал-реформаторов. Не волновала, поскольку лимит доверия у народа либералы уже исчерпали, из-за чего, собственно, и случилась в России неожиданная на первый взгляд (а на самом деле вполне закономерная) отставка Бориса Ельцина – отца либеральных рыночных реформ. Вот как прокомментировал сложившуюся ситуацию новоявленный русский патриот-государственник (а когда-то советский философ и член КПСС с 1963 года) Александр Ципко: «НТВ не просто телекомпания, не просто субъект российской политики, это настоящая революционная партия. Но у ее членов нет даже того стихийного демократизма, которым всегда обладали в России революционные интеллигенты, у нее нет почитания российского народа.

И это инстинктивное отторжение от российской почвы как раз и привело к тому, что НТВ и наши либералы потерпели поражение в борьбе за власть, в борьбе за контроль над Россией… Прямо или косвенно НТВ делает все возможное и невозможное, чтобы посеять сомнения в новом курсе Путина на возрождение России как независимой сильной державы, и прежде всего сомнения в возможности восстановления ВПК, воссоздания дееспособной армии.

Такова правда. Попытки заткнуть рот оппонентам НТВ, на мой взгляд, равносильны попыткам запретить защиту национально-государственных интересов России…» Таким образом, спецоперация Кремля по отъему у Гусинского его медиаимперии завершилась полной победой первого. Практически все медиаактивы олигарха перешли под контроль государства в лице ОАО «Газпром». При новом руководстве НТВ уже перестало быть оппозиционной Кремлю структурой, влившись в путинское «одноканальное» телевидение. Единственным бельмом на глазу у Кремля оставались медиаактивы Бориса Березовского (он еще имел вес на ОРТ и владел 75 % акций ТВ-6), однако решение и этой проблемы было уже не за горами.

Тем временем новый телесезон-2001 ОРТ хоть и начало позже остальных телеканалов (только 24 сентября), однако оно еще летом (в июле) «выстрелило» сразу несколькими новыми проектами. Среди них были: ток-шоу «Большая стирка» (ведущий – Андрей Малахов), «Независимое расследование» (ведущий – Николай Николаев) и «Сами с усами» (ведущий – Юрий Васильев). С нового телесезона к этим проектам добавился еще один – «Слабое звено». Самый большой рейтинг окажется у последнего проекта, который, по данным агентства «Gallup Media», за первую неделю сентября набрал суммарного рейтинга на 9,9 %. Следом шла «Большая стирка» (7,6 %) – шоу из разряда «промой косточки ближнему» или «загляни в замочную скважину». Отметим, что это был самый дорогой проект ОРТ последнего времени: современная студия с трасформирующимся оснащением и спрятанными камерами обошлась в 100 тысяч долларов. Проекты других каналов заметно проигрывали оэртэшным: так, аналогичное «Слабому звену» ток-шоу «Алчность» на НТВ собрало всего лишь 3,15 % зрительских симпатий, а клон «Большой стирки» ток-шоу «Просто Мария» – и вовсе 0,94 %.

ОРТ уверенно побеждал и на других фронтах. Так, информационная программа «Время» имела рейтинг 11,8 %, а «Вести» с РТР – всего лишь 5,24 %. Среди сериалов впереди был оэртэшный «Пятый угол» (10,8 %), обогнав такие новинки с других каналов, как «Дальнобойщики» с НТВ (6,6 %), «Семейные тайны» и «Воровку» с РТР (5,2 % и 4,1 %). Однако по Москве показатели были иные: там на первом месте среди сериалов шли «Улицы разбитых фонарей» с ТВ- (7,5 %), а следом расположились «Дальнобойщики» и «Семейные тайны».

Отметим, что почти все игровые проекты были не собственными ноу-хау российских каналов, а лицензионными – то есть купленными за границей. Что, конечно же, было закономерно: коль в России взялись строить капитализм, то опыт мирового капиталистического телевидения должен был стать подспорьем в деле воспитания нового человека – «гомо капиталистикуса». Суть этого подвида рода человеческого была проста: плюнь на ближнего, нагадь на нижнего и выживи любой ценой.

В России этот подвид должен был сменить «гомо советикуса» – человека доброго, наивного, приверженца коллективистской идеологии и потому без большого гроша за душой (поскольку привык со всеми делиться даже последним).

Новое телевидение России прилагало все усилия, чтобы все хорошее, что воспитала в людях советская власть, было побыстрее ими забыто. Именно для этого и были явлены на свет все эти новые телепроекты: «большие стирки», «алчности» и «слабые звенья» (в этом же ряду будет и передача «Окна», которая появится на свет весной следующего года на канале СТС, а потом перекочует на ТНТ, где и просуществует почти 4 года). В этих передачах людей учили выживать за счет ближних, унижая и избавляясь от них любыми способами. Даже сюжетно интересный и талантливый проект ОРТ «Последний герой» (клон американского телепроекта), премьера которого также состоялась осенью 2001-го, был посвящен тому же – выживанию человека в современных джунглях капитализма (джунглями в первом «Герое» стал для 16 смельчаков один из островов архипелага Бокас дель Торо).

Однако самым показательным с точки зрения перековки «гомо советикуса» в «гомо капиталистикуса» телепроектом российского ТВ стала передача «За стеклом», которая была клоном скандального английского проекта «Большой брат». Он появился несколько лет назад и быстро завоевал популярность не только у себя на родине, но и далеко за ее пределами. Так, осенью 99-го «Большой брат» стартовал в Голландии, затем весной следующего года в Германии, в начале лета – в Испании. После чего в сентябре появился на голубых экранах Швейцарии, а следом во Франции и Австралии. Проект также был закуплен для показа в США (один из трех гигантов Америки – Си-би-эс – выложил за него 20 миллионов долларов). О сути этого проекта рассказал в газете «Труд» А. Вартанов: «Популярная телеигра не очень сложна. Десять человек – пять мужчин и пять женщин, отобранных из множества добровольцев, – на сто дней поселяют в построенную телевидением «квартиру», в которой есть две спальни, кухня, столовая, гостиная, душ и туалет, оставаясь на все это время лицом к лицу друг с другом. Все связи с внешним миром, как то: телефон, радио, телевизор, газеты – отменяются. Каждые десять дней один из игроков выбывает.

Выдержавший до конца это испытание становится победителем и получает в итоге немалую сумму. Но главное условие совместного существования отобранной десятки в «телеквартире» – это дополнительные условия. В ней установлено 28 камер и 59 микрофонов, которые день и ночь следят за каждым из игроков. Любой зритель, которому доступен Интернет, может сутками в режиме прямого эфира наблюдать за «квартирантами»: следить за возникающими в их среде склоками, смотреть на постельные сцены воспылавших внезапными чувствами игроков, присутствовать в душе и даже в туалете.

Ежевечерне, в лучшее рейтинговое время, ТВ предлагает зрителям часовую выжимку из происшедшего в квартире в течение суток. И, понятно, самые смачные, самые скабрезные эпизоды непременно попадают в число отобранных для многомиллионной аудитории.

Профессионалы, задумавшись над неожиданным суперуспехом этого в общем-то малоувлекательного зрелища, нашли ему объяснение в человеческой страсти к подглядыванию, которой соответствует научный термин – вуайеризм. С радостью объявили они о появлении новой громадной замочной скважины под названием телеэкран. И ничуть не смутились тем обстоятельством, что огромные барыши, которые телекомпании стали получать в связи с успехом «Большого брата», основаны не на самых благородных человеческих качествах… Учитывая, как быстро пересекла океан передача «Как стать миллионером» и, получив нелепое название «О, счастливчик!», стала хитом российского эфира, – можно предположить, что это случится и с «Большим братом»…» Телекритик как в воду глядел: уже очень скоро клон «ББ» объявился на российском телевидении. Внедрять его в массы стал канал Бориса Березовского ТВ-6, которому в свете известных всем трудностей нужно было как можно скорее заявить о себе и начать «отбивать» вложенные в него деньги. В итоге в ночь с 27 на 28 сентября года проект под названием «За стеклом» стартовал на отечественном ТВ. Благодаря пиару, который был устроен в российских СМИ этому проекту, огромное количество людей (в большинстве молодых), что называется, «подсели» на этот «телевизионный зоопарк». И сидели на нем три года, пока его канал-популяризатор не отдал богу душу. Однако вернемся в осень 2001-го.

Именно тогда в руководящих слоях ОРТ произошли серьезные кадровые пертурбации, которые ясно указывали на то, что время влияния Бориса Березовского на нем завершается. Так, 7 сентября там был избран новый совет директоров, где уже ставленников Бориса Абрамовича практически не осталось. В частности, были удалены: дочь олигарха Екатерина Березовская, Бадри Патаркацишвили, Сергей Доренко, Руслан Фомичев и др. Вместо них теперь фигурировали одни государственники-путинцы. В новый состав вошли: статс-секретарь, первый заместитель министра имущественных отношений РФ Александр Браверман, пресс-секретарь Президента РФ Алексей Громов, президент Республики Северная Осетия – Алания Александр Дзасохов, первый заместитель генерального директора ОАО «ОРТ» Александр Любимов, кинорежиссер, президент Российского Фонда культуры Никита Михалков, директор Государственного Эрмитажа Михаил Пиотровский, поэт Илья Резник, первый заместитель министра печати РФ Михаил Сеславинский, генеральный директ ЗАО «Независимая издательская группа «МИГ» Виталий Третьяков, композитор, профессор Московской консерватории Александр Чайковский, генеральный директор ОАО «ОРТ» Константин Эрнст.

Что касается телеканала ТВ-6, то его закат произойдет чуть позже – летом 2002-го. События там развивались следующим образом.

В самом конце 2001-го Березовский вроде бы разрешил руководству канала отпочковаться от него, чтобы не дразнить Кремль.

Почему «вроде бы»? Дело в том, что это все было на словах – никаких бумаг на этот счет олигарх не прислал. Более того, он за спиной коллектива ТВ-6 пытался продать телеканал путинскому олигарху Пугачеву. В итоге руководители канала стали склоняться к тому, чтобы «лечь под Кремль». Хотя и тут все было далеко не просто. Как писал в «Экспресс-газете» М. Штамм (номер от 28 января 2002 года):

«Евгений Алексеевич (Киселев. – Ф. Р.) оказался в трудном положении.

С одной стороны, Борис Березовский сам вел двойную игру… А с другой – у г-на Киселева и исполнительного директора ТВ-6 Павла Корчагина, который договаривался с Кремлем об условиях «капитуляции», семьи живут в Англии и Америке (об этом во всяком случае пишут газеты). И собственность там кое-какая имеется, а по суду г-н Березовский может ее конфисковать, да еще глядишь и счета в западных банках арестует… Когда г-н Киселев писал министру печати г-ну Лесину письмо с просьбой отозвать лицензию у фирмы Бориса Березовского МНВК, которая контролировала ТВ-6 и в которой сам Евгений Алексеевич был директором, в нем боролись разные чувства. Обида на г-на Березовского, который с ним не посчитался, страх перед местью олигарха и невероятная самонадеянность, о которой говорят почти все сотрудники канала. Останется ли этот человек на ТВ-6?

Еще месяц назад многие были уверены, что да: бороду сбрил, на Владимира Владимировича (Путина. – Ф. Р.) больше не нападает, от скандальных олигархов отмежевался – все тихо, спокойно, даже скучно.

Власть вроде бы тоже не хочет Евгению Алексеевичу мстить, а на прошлой неделе даже зарегистрировала его ООО «ТВ-6». В самом деле, почему бы не дать ему лицензию на вещание?

Проблема в том, что Евгений Алексеевич хочет быть не просто гендиректором канала – он хочет стать его собственником. Амбиции г-на Киселева настолько высоки, что этот человек, получавший от г-на Березовского, по разным данным, от 25 до 55 тысяч долларов в месяц, мнит себя олигархом и давно утратил способность реально оценивать свое положение. Все это очень не нравится Кремлю и министру печати, у которых свои виды на ТВ-6. Кроме того, рассорившись с Березой, г-н Киселев по-прежнему тесно общается с Владимиром Гусинским. Оставь его сегодня на канале, как он поведет себя на очередных президентских выборах? А вдруг ему заплатят и он снова начнет «валить» г-на Путина?..» В итоге Кремль решил попросту ликвидировать ТВ-6: 22 июня 2002 года Минпечати официально прекратило вещание канала, и он обанкротился. На его руинах возник другой – ТВС, однако и его существование было недолгим: летом следующего года Березовский продал 75 % акций ТВ-6 – ТВС.

Бывшие «гусята» (звезды НТВ) были вынуждены уйти с путинского ТВ и теперь работают в разных СМИ: кто-то в газетах, кто-то на радио (например, на «Эхе Москвы»). В эфире отныне остались лишь звезды ТВ, присягнувшие новому президенту: Николай Сванидзе, Михаил Леонтьев, Владимир Соловьев, Алексей Пушков, Леонид Млечин и др. Эти деятели в основном заняты одним: поют дифирамбы президенту в своих программах, пишут про него книги-панегирики (как Соловьев) и при этом получают за это не меньшие, а даже большие гонорары, чем их опальные предшественники.

«Куй бабло, пока Путин!» Путин-неприкасаемый. От плохих новостей к хорошим. Матерное ТВ. «Бригада»: «за» и «против». Прирученные СМИ. «Идиот», или Нужна ли нам классика? Метания Вульфа. «ТЭФИ-2002», или Грызня в телесообществе. Пауки в банке НТВ. Бум сериалов продолжается.

«Бедная Настя» по американским лекалам. Сколько получают телезвезды. «Куй бабло, пока Путин!». «Дело Ходорковского». Цензура на ТВ: за что уволили Парфенова. Хрюн тебе моржовый! От «Штрафбата» до «Красной площади»: правда или очернение истории?

«Московская сага» и «Дети Арбата»: либеральные мифы в массы.

«ТЭФИ-2003»: сытые диссиденты. Сергей Муратов о бескультурье российского ТВ. «Розыгрыш»: захват Хаматовой врасплох. Против насилия по ТВ. Телескандалы В марте 2002 года В. Путин справил двухлетие своего президентства. К этому моменту он уже многого сумел достичь, но главное – предотвратил возможный распад России, почти все субъекты Федерации (за исключением Татарстана) отказались от своих прежних договоров и поддержали курс Путина на укрепление президентской вертикали власти.

Кроме этого, Путин и его команда методом кнута и пряника сумели воспитать и российские СМИ. Так, после историй с НТВ и ТВ-6 какая-то часть либеральной общественности еще называла Путина душителем свобод, однако другая ее часть прилагала максимум усилий, чтобы, наоборот, изобразить президента поборником свободы и собирателем земли русской. В итоге Путин фактически превратился для большинства российских телевизионщиков в фигуру для критики неприкосновенную (в печатных СМИ его еще можно было критиковать). Единственным исключением был канал НТВ (руководитель – Борис Йордан), да и то критика, которая там звучала по адресу президента, была из разряда мягких и разрешенных Кремлем. В итоге та патока, которая ежедневно лилась с голубых экранов в связи с любой инициативой Путина, стала раздражать самого президента (а он ежедневно получал нарезку дайджест информационных программ). И он отдал распоряжение навести в этом деле порядок. Вот как об этом написал в «Московском комсомольце» М. Ростовский (номер от 16 мая 2002-го): «Льющийся с телеэкрана поток лести в адрес президента, похоже, достал даже кремлевских чиновников. По данным информированного источника «МК», руководители двух главных телеканалов недавно получили там грандиозную взбучку за «подхалимство, переходящее во вредительство». Впрочем, не исключено, что этот разумный шаг кремлевцев будет иметь довольно неожиданные последствия.

Накануне майских праздников Константин Эрнст и Олег Добродеев были вызваны в Кремль. Руководитель президентской администрации Волошин и его заместитель Сурков устроили телебоссам трепку за полный провал пропагандистской работы. То, что идеологическая линия на поддержку президента обоими каналами соблюдается безукоризненно, никто не отрицал. Но вот то, как это делается, вызвало у кремлевских чиновников недовольство. Мол, вы пропагандируете Путина, совсем как Леонида Ильича (Брежнева). Еще немного – и информационные программы будут вызывать у телезрителей рвотный рефлекс.

Как самый наглядный пример был приведен созданный на РТР фильм «Крупным планом». Кремлевцы заявили, что ленту о встречах Путина с учеными на Байкале можно считать чуть ли не информдиверсией. Шефам ОРТ и РТР был дан строгий наказ: с топорной пропагандой надо кончать.

Увы, выполнить кремлевские указания не так-то просто. Ведь если тележурналистам будет действительно предоставлена хотя бы относительная свобода, то грозный окрик из Кремля не заставит себя ждать. Только на этот раз Добродеева и Эрнста обвинят в политической нелояльности.

Выход из этой ситуации они нашли традиционный для России – перевести огонь на других. Кремлевское руководство начали усиленно убеждать. Мол, повысить авторитет госканалов можно. Но для этого надо дать по шапке НТВ. Почему канал Йордана может себе позволить резко критиковать президента и его политику, а ОРТ и РТР нет? Естественно, на таком фоне прокремлевские телестанции выглядят бледно, а то и смешно. Поэтому все каналы надо поставить в равные условия. Любить президента должны абсолютно все. Удалось ли Добродееву и Эрнсту до конца убедить кремлевцев – точно неизвестно. Но, как говорят, эти аргументы были восприняты довольно серьезно…» Уже ближайшее будущее покажет, что эти аргументы так и не смогут перевесить чашу весов в свою сторону. Более того, даже НТВ после ухода оттуда Б. Йордана и прихода нового руководства начисто утратит свою былую критичность и вольется в «одноканальное» ТВ. И Путин окончательно превратится в фигуру, неприкосновенную для телекритики.

Параллельно с восхвалениями Путина был дан старт и другому процессу – замене плохих новостей хорошими. Благо ностальгию по таким новостям стали испытывать даже самые отъявленные либералы, которые при Ельцине на этот счет, что называется, молчали в тряпочку.

Более того, они кляли на чем свет стоит советскую власть, которая именно на пропаганде хороших новостей строила свою информационную идеологию. И вот при новом президенте у либералов внезапно наступило «просветление в уму» (по Л. Филатову), после чего в принадлежащих им СМИ и даже с экранов ТВ (!) понеслись призывы «дать бой» плохим новостям (последние годы именно на них строили свою политику практически все телеканалы: в иных информационных программах из новостей 15–16 были из разряда плохих: сообщения о преступлениях, катастрофах, катаклизмах как в России, так и в других частях света).

Известный сатирик Михаил Жванецкий в конце мая возопил на канале РТР (в программе «Дежурный по стране»): дескать, неужто в огромной стране ничего, кроме убийств, взрывов и пожаров, не происходит? Этот клич тут же подхватили другие либералы. Так, в «Общей газете» (номер от 25 мая) телекритик Ирина Петровская заявила следующее: «Новости с утра пораньше – одна мрачнее другой:

несколько часов назад в Южно-Сахалинске совершено покушение на одного из руководителей Тихоокеанской федеральной пограничной службы;

на рынке Владикавказа вновь обнаружено взрывное устройство;

в районах Сибири и Дальнего Востока продолжаются лесные пожары… В контексте всего увиденного и услышанного в ходе утреннего эфира и на НТВ, и на РТР ни чая, ни бутерброда что-то совсем не захотелось. А хотелось махнуть стакан того напитка, что в молодые годы… стоил 3,62, загрызть его сырком «Дружба» да укрыться с головой одеялом и никогда не выходить на улицу, где за каждым углом тебя подстерегают маньяки, наемные киллеры, лихачи «под газом» или в крайнем случае – капли от насморка, сообщающие твоему лицу ни с чем не сравнимый синий цвет. Единственная добрая весть об изобретении вечных неснимаемых трусов отчего-то никак не уравновешивала остального утреннего кошмара.

В общем, на себе проверила, что по части телевидения и бодрого настроения бог решительно ничего не дает тем, кто рано встает. Хотя, с другой стороны, бог и по вечерам на этой территории не особенно усердствует. Видно, и впрямь не божеское это дело – телевидение».

Эти плачи либералов в итоге возымеют свое действие, и плохие новости постепенно практически сойдут на нет с экранов ТВ. Однако это произойдет чуть позже, а пока процент плохих новостей и пошлых телепередач по-прежнему высок. Многие из этих передач ведут отъявленные циники и отморозки вроде Отара Кушанашвили (того самого, который стал известен после своих скандальных эскапад в передаче 90-х «Акулы пера»). Теперь он уже не один из массовки, а главное лицо – ведущий передачи «Большой куш» на канале СТС. Там он ни в чем себя не сдерживает: задирает участников, оскорбляет их, кроет в камеру трехэтажным матом. В итоге «Комсомольская правда» помещает на своих страницах отклики телезрителей на эту передачу (номер от 14 сентября 2002 года). Приведу лишь некоторые из этих криков души.

Алла Николаевна, 58 лет, рабочая: «Передача безобразная, и мне не хочется, чтобы моя внучка ее смотрела. Я не ханжа, но на экране это показывать нельзя. Кушанашвили без мата выражать свои мысли не умеет».

Вера Васильевна, 73 года, бывший учитель русского языка:

«Возмутило, что Кушанашвили ссылается на свою мать, которая считает серыми личностями тех, кто не ругается матом. О какой культуре можно говорить, когда мат вышел на ТВ?!» Любопытно послушать мнение самого журналиста, который в интервью другой газете – «Московскому комсомольцу» (номер от октября) – заявил без всяких обиняков: «95 % людей – олигофрены, и это научный факт. Рассказы о том, как много светлых умов живет в России, – просто фантастика. Подавляющее количество людей тупы как пробки. Процветает инцест, сын убивает мать… Люди выжили из ума. Эта грязная работа мне безумно нравится тем, что я всем говорю: чего вы возмущаетесь, вы такие же! Думаете, вы лучше? Да посмотрите на себя!..

Теперь стали писать, что я обезьяна. Но тогда почему же меня все зовут на гастроли? Почему пишут, что Познер – гений? А потому, что он все время повторяет слово «духовность». А жалкое грузинское чмо Отарик не говорит слово «духовность», потому что не знает, как его произнести на публике. Я всего лишь клоун. Я клоун на уровне ночного клуба. Я это хорошо понимаю. В моей семье всегда поощрялась только самоирония. Неужели я так плохо это показываю?..

Ругаться матом в эфире – это веяние времени. Раньше невозможно было спеть «Я беременна, но это временно», а теперь можно. Когда мне в программе кто-то скажет: «Отарик, ты х..», я это выслушаю с удовольствием. Я просто веду себя естественно и получаю кайф от своего образа. Это работает на рейтинг, как ни кощунственно это звучит…» Отдадим должное Кушанашвили за его смелость: он смело говорит вслух о том, о чем многие предпочитают только думать. Правда, число олигофренов в России он, конечно, преувеличил. Хотя на момент интервью многим казалось, что при таком настойчивом крене российского ТВ в сторону создания передач, ставящих целью довести дебилизацию населения до критической точки, не за горами было то время, когда олигофренами должны были стать 100 % населения страны.

Прав Кушанашвили и в отношении Владимира Познера. Российские СМИ сотворили из него «духовного лидера нации», хотя на самом деле весь его «дух» преследовал одну цель – умело запудрить людям мозги своими речами о мнимой духовности. На самом деле Познер был ничем не лучше Кушанашвили, а во многом и опаснее его, поскольку его внешняя интеллигентность позволяла ему легко манипулировать людьми, сея в их умах гораздо более опасные мысли, чем примитивные матерные эпатажи Кушанашвили. Объединяло же этих людей одно общее дело: один «пудрил мозги» в среде низших слоев населения, а второй «окучивал» высшие слои, в том числе и интеллигенцию.

Тем временем давно отгремели информационные баталии «за Путина», когда телеканалы объединялись между собой с целью поддержать одного кандидата. С тех пор утекло много воды, и те же федеральные каналы, которые «лежали под Кремлем» и дружно внедряли в массы его идеологию, в других вопросах могли быть соперниками. В итоге начало нового телесезона осенью 2002 года ознаменовалось большой дракой на сериальном фронте. Так, ОРТ выпустил в свет сериал про российского Джеймса Бонда «Дронго», а РТР 23 сентября – 17 октября ответил 15-серийной бандитской сагой «Бригада», причем поставил ее в эфир за 5 минут до начала программы «Время» – в 20.55. В этой борьбе победила «Бригада», которая опередила «Дронго» в рейтингах на 4–5 пунктов.

Безусловно, «Бригада» стала настоящим открытием в истории нового российского телевидения («Дронго» был убогой копией большинства российских боевиков), полностью оправдав свои огромные затраты (на каждую серию была потрачена рекордная сумма – 200 тысяч долларов). Однако что касается идейной основы фильма, то она, конечно, была изначально аморальной: излишне романтизировала бандитов и среду, в которой они обитали.

Кстати, продюсер фильма режиссер Валерий Тодоровский этого даже и не скрывал, заявив еще два года назад, когда фильм только запускался в производство, что он снимается в пику «Убойной силе» – саге об отважных милиционерах. Дословно это выглядело следующим образом: «Если ориентироваться на «Убойную силу» – жить не хочется» («Московский комсомолец», 23 ноября 2000 года). Подобная позиция вообще в духе этой режиссерской династии. Отметим, что и отец продюсера – режиссер Петр Тодоровский – в свое время (в конце 80-х) в пику советским фильмам, где речь шла о положительных деяниях советской молодежи, снял картину о судьбе советской проститутки под названием «Интердевочка», после чего миллионы девчонок бросились искать счастья на панели. «Бригада» продолжила эту тенденцию: после нее тысячи российских парней ринулись в бандиты, а девчонки стали мечтать, чтобы их возлюбленными были такие же парни, как «бригадисты». И это не пустые слова, а констатация факта, который выявился благодаря массе откликов, появившихся во многих российских СМИ после окончания сериала.

Например, журналист «Комсомольской правды» Юрий Сергеев, источая восторги по адресу фильма, проговаривается (номер от октября 2002-го): «Сын рассказывает, что в школе у них уже своя бригада (пока с игрушечными пистолетами) и свой «Белов» (главного героя в фильме звали Саша Белов и его роль играл Сергей Безруков. – Ф. Р.)…» А вот несколько восторженных откликов из двух других номеров той же газеты (от 22 и 31 октября).

О. Масленникова, Ставропольский край: «Я хочу сказать, что это замечательный сериал! С упоением смотрели его всей семьей. Герои – благородные романтики, а не бандиты! Государство выбросило их на обочину, они остались невостребованными…» Катерина и Илона, Москва: «Герои «Бригады» – не бандиты, а скорее благородные романтики! Нам сериал очень понравился, он очень интересен, и актеры там замечательные…» Даша, 15 лет, Воронеж: «Я видела фильм «Однажды в Америке»… «Бригада» намного круче! Каждый вечер я хожу гулять к друзьям, на дискотеки и прочие «тусы» – молодость! А тут, пока шел сериал, из дому не выходила, да и многие мои друзья тоже. Молодое поколение этот фильм поразил – ничего подобного раньше не было! Девчонки в моем классе и я тоже обревелись, когда «Бригада» кончилась. Понимаете, в этой жизни меня мало что трогает, а тут… Ведь из меня слезы не вышибешь! А «Бригада» пробудила во многих из нас чувства, и лучшие – мы поняли, что дружбу надо ценить, а друзей любить! По-новому я поглядела и на семью, на мир вообще. Актеры – супер! Играли гениально, даже те, кто играл мразей. Постановка, сценарий – ультра!

Сериал правдивый, в нем нет стандартного, тупого, логически необъяснимого героизма. Мне лично понравился Космос в исполнении клевого Дмитрия Дюжева!» (Судя по всему, этого героя автор письма мразью не считает, хотя все «бригадисты» – те еще бандиты. – Ф. Р.) В другом печатном издании – «Новой газете» – также были опубликованы (номер от 4 ноября) отклики на сериал. И опять среди наиболее восторженных почитателей – юные барышни вроде некой Кати, которая пишет следующее: «Фильм «Бригада» – замечательное произведение. А какие там актеры! Мало того что они талантливые, так они еще и просто красавцы. Все мои знакомые, друзья, близкие, подружки только и говорят о «Бригаде». Каждый день мы обсуждаем Сергея Безрукова, Дмитрия Дюжева и т. д. Они просто КЛАСС, СУПЕР, АТАС».

Кстати, самой юной поклонницей сериала оказалась некая Алена Тычина из поселка Тамала Пензенской области, которой было… 10 лет.

Она написала в «Комсомолку» письмо, где сообщила, что не может жить без героев «Бригады» и прислала… 500 рублей, чтобы газета напечатала на своих страницах портреты главных героев фильма и их биографии.

Однако были и другие отклики, отрицательные, причем их было не меньше, чем положительных. Приведу здесь и некоторые из них.

«Комсомольская правда» (22 октября). Валентина Анатольевна, Калининград: «Мне 45 лет. У меня муж – полковник ФСБ. Наш сын получил четыре года за разбой. Тихий, домашний мальчик, учился в колледже, работал… А потом насмотрелся таких фильмов.

Их было пять человек, но он взял всю вину на себя. Видимо, те же фильмы типа «Бригады» научили его идеалам братства. Так вот, ни один из четверых, которым он подарил свободу, не пришел к нему в тюрьму.

Недавно у него был день рождения – ему не передали ни пачки сигарет, ни шоколадки.

Сейчас молодежь в восторге от «Бригады». Но почему в сериалах показывают только, какая красивая и интересная жизнь у бандитов, и не показывают, чем за все это приходится расплачиваться? Тюрьма – это страшно, мой сын выглядит сейчас так, будто побывал в Бухенвальде.

Я считаю, что этот сериал – заказной и был заказан бандитами».

«Комсомольская правда» (31 октября). Анна Литвинова, Москва:

«Бригада» – фильм о «большой мужской дружбе». Ничего в общем-то нового – еще Александр Дюма писал о четырех мушкетерах, которые «один за всех, и все за одного». Белов со товарищи даже клянутся, как мушкетеры, на Воробьевых горах. Право слово, обидно: дружба, когда за друга в огонь и в воду, возможна только в среде бандитов, они готовы и кровь сдавать, и рыдать в больничной палате… А обычные, нормальные люди, выходит, и дружить не умеют? Лучше бы сделали «группу Белова», допустим, учеными (разрабатывают суперпрепарат), или спортсменами, или же обычными предпринимателями… Но в таком случае фильм бы, конечно, получился менее красочным, без пистолетов и крови. А куда в нынешней жизни без пистолетов? Смотреть не будут…» Олег, Санкт-Петербург: «Сериал «Бригада», на мой взгляд, совершенно неинтересен и является некачественной копией многих западных пробандитских фильмов. Популярность этого сериала среди некоторого (возможно, даже большого) количества людей является следствием применения в устной речи зачастую уже и в письменной, таких слов, как «рэкетир», «киллер», «скинхед» и т. п. Хотя все эти слова можно и нужно заменить на наши русские: вымогатель, убийца, вандал, мерзость – что, согласитесь, звучит куда менее гордо и торжественно.

Вообще не понимаю, для чего уважаемые авторы этого да и многих подобных фильмов популяризируют людей с низменными инстинктами и наклонностями?» «Новая газета» (4 ноября). Вячеслав: «Если мы в качестве духовного идеала берем сами да еще навязываем и своим детям братков, пускай даже и симпатичных, это уже симптом. Болезнь зашла слишком далеко. Весь вопрос: кто и когда будет лечить. Желающих пока не видно. Даже ни один из нынешних кумиров-политиков не сказал ни слова. Позор им, властным нашим».

Лоцман: «Лицемеры! Все, кто ругает «бригадников» и иже с ними.

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 || 9 | 10 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.