WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |

«Федор Раззаков Блеск и нищета российского ТВ Часть третья Деньги не пахнут (1992–1999) Каждый выживает в одиночку Пришествие рекламы. Братва рвется к «ящику». Когда взятки гладки. Убийство В. ...»

-- [ Страница 5 ] --

Просматривая программы первого канала, он обратил внимание на пышнотелую и кокетливую ведущую программы «Время». Затем, уже будучи в Москве, он познакомился с Ариной, которую представил ему Березовский. После личного знакомства с телемагнатом никакой необходимости работать на «Время» и получать зарплату в ОРТ у Шараповой уже не было. Она ни в чем не нуждалась, проводя время на лучших мировых курортах. Одно время в ее распоряжении была яхта миллиардера «Амазония». В компании богатого друга она была замечена в Лас-Вегасе. Фотокорам местного таблоида «Шарм» удалось заснять нашу телезвезду за примеркой нарядов в самом дорогом бутике города «Даймонд блюз». Она вошла в высший свет, но наркотик телевидения оказался сильнее. Безделье, судя по всему, тяготило Арину, и она упросила дать ей привычную возможность «выступать» по ТВ. В новый проект с ее участием были вложены огромные деньги – полмиллиона долларов. И, конечно, наши телекомпании почли за честь не портить отношений с известным телемагнатом…» Ток-шоу «Арина» появилось на ОРТ в марте 99-го. Отклики на него в печати, как и полагается, были разными: от доброжелательных до критических. Например, в «Аргументах и фактах» О. Костенко-Попова писала: «Пятиминутное выступление Леонида Якубовича в одной из программ, как лакмусовая бумажка, проявило все плюсы и минусы нового проекта Шараповой. Как только он одним «движением усов» обаял и раскрепостил гостей программы, стало очевидно, что холодность Арины вопиюще диссонирует с «домашностью» нового ток-шоу… Арину у нас ждали, жалея после истории ее ухода с ОРТ по схеме «под зад коленкой». После первого выпуска «Арины» сравнивать (со знаменитой американской телеведущей Опри Уинфри. – Ф. Р.) как-то перестали… Ток-шоу «Арина» выходит в самый-самый «прайм-тайм» – в 17.45 в воскресенье. В телесетке в это время жанровых конкурентов у нее нет:

по другим программам идут или фильмы «второго эшелона», или «Диалоги о животных». Шарапова – телезвезда первой величины, ей не нужно завоевывать признание. Чего же не хватает для «полного и бесповоротного» успеха? Естественности, раскованности! Шараповой нужно просто расслабиться, а уже тогда улыбаться… Тогда претендующая на фирменность «улыбка Арины» будет смотреться органично, а не нелепо…» А что же Шарапова, молча сносила все упреки в свою сторону?

Отнюдь. В интервью «Комсомолке» она заявила: «Я пошла против течения, потому что хочу передать людям ощущение покоя. Никто не может поверить в мою искренность, которая, поверьте, так тяжело дается. Все говорят: интересно, она вся такая благополучная, вся из себя хорошо одетая и хорошо живущая и вдруг может позволить себе «дать эмоцию». Ну кто в это поверит из той элиты, на которую я работаю? Ну как это, чтобы Шарапова, которая работала в информации, плакала? Это все игра, она же «железная леди». Не поверили. Тусовка никак не может меня отпустить: вход – рубль, выход – два. Ведь чего от меня ожидали, когда я ушла из «Времени»? Беседу один на один, в крайнем случае ток-шоу с тем же Никитой Михалковым. Но чтобы моими героями стали обычные люди, вырванные из жизни, ни за что! Это может делать только кто-то с подбитым глазом, порванной одеждой и ущербной личной жизнью. Я думаю, это одна из внутренних причин той критики, которая на меня обрушилась…» Между тем обвальная критика нового ток-шоу Шараповой сыграла свою роль – программа продержалась в телесетке ОРТ всего лишь несколько месяцев, после чего ее автор вынуждена была уйти на другой канал – на НТВ. Но и там программа просуществовала недолго. В июле 99-го прошла информация, что ток-шоу Шараповой собирается прописаться на ТВЦ, куда в качестве генерального продюсера был приглашен муж Арины Кирилл Легат (он тогда возглавлял компанию «НТВ-Телемост», которая занималась производством телепрограмм для «НТВ-Холдинг»).

Однако не прошло и двух недель, как выяснилось, что Легат не сошелся с руководством канала во взглядах и отказался от должности. В итоге ток-шоу «Арина» так и кануло в Лету. Но Шарапову это не обескуражило. Осенью она подготовила к выпуску новую программу – «Место встречи с Ариной Шараповой», – которая с октября прописалась на канале «ТВ-6. Москва». После премьеры программы в ряде средств массовой информации появились отклики на нее. Из них приведем лишь один, опубликованный в «Независимой газете», которая относится к медиаимперии Бориса Березовского (ему же теперь принадлежит и канал ТВ-6): «Очередной проект – «Место встречи с Ариной Шараповой» – можно назвать политическим мини-выпуском. При первом же просмотре нового детища Арины Шараповой возникает подозрение, что на этот раз ведущая выбрала новый объект подражания – Светлану Сорокину. «Место…» оказалось куда более статичным и банальным, нежели «Арина», может, потому, что здесь Шарапова (и в этом надо отдать ей должное, хотя это и не сработало) попыталась избавиться от всхлипов и быть более отстраненной. Однако пока получается слабо, зато не менее «отстраненной» выглядит, например, операторская работа – камера то и дело дает зрителю увидеть отсутствующий взгляд ведущей во время ответа на вопрос гостя программы. Кстати, не будем утверждать, но впечатление такое, что вопросы гостю готовит Арина и только она, редактор тут и рядом не стоял. Это что касается формы.

Теперь два слова о сути. В одном из последних выпусков принимал участие представитель предвыборного блока «Единство», тверской губернатор Владимир Платов. Не стоит, наверное, даже говорить о полной беспомощности Шараповой в ведении заказных политических бесед – достаточно услышать вопрос: «Скажите, пожалуйста, чем хороша идея вашего блока?», чтобы ввергнуться в уныние даже первокурснику журфака. Соль в другом. Как известно, недавно Арина Шарапова заявила о своем вхождении в этот блок. Комментарии излишни. Впрочем, в предвыборной гонке сойдет и такое. Но, скорее всего, после выборов программе долго не прожить, даже на ТВ-6, на самом выдающемся по части вкуса канале. И опять Арина запустит новый проект, и опять будет намекать в интервью, что ее обидели.

Посмотрим. Впрочем, у Арины есть хорошая профессия, к которой, быть может, пока не поздно вернуться. Диктор называется…» После того как ТВ-6 закрыли, Шарапова на какое-то время пропала из поля зрения общественности. Но в 2002 году она снова объявилась на ТВ: на этот раз в качестве ведущей утренней передачи «Доброе утро», которая выходит на Первом канале. Спустя три года к этой передаче добавилась еще одна – «Модный приговор», где речь идет о моде.

Что касается личной жизни Шараповой, то и она за эти годы претерпела изменения. Разведясь с К. Легатом, Шарапова в 2000 году вновь вышла замуж – ее нового супруга зовут Эдуард. По словам тележурналистки: «С Эдуардом мы познакомились в гостях у общих знакомых, около года он за мной ухаживал, дарил цветы, я как раз уезжала в Красноярск, и он ждал меня в Москве. Он бывший военный физик-ядерщик. Как и я, он родился и воспитывался в московской семье, у нас одинаковые взгляды на жизнь, его родители так же, как и мои, жили за границей – словом, у нас много общего. Мне кажется, что наше знакомство было предопределено свыше…» Что касается сына Шараповой от первого брака, Данилы, то он уже взрослый и пошел по стопам матери – работает на телевидении, где возглавляет компанию, которая производит телевизионные продукты для разных каналов. В 2006 году он подарил матери внука.

Алексей Лысенков А. Лысенков родился в 1965 году в Киеве. Еще будучи школьником, всерьез увлекся театром и в 9-м классе написал пьесу «Поворот», которую по тем временам можно было назвать авангардной – она была про фарцовщика. В начале пьесы главный герой представал в крайне неприглядном виде – ругался и курил анашу, однако постепенно, под воздействием положительных персонажей, перековывался и становился настоящим строителем коммунизма. Руководству школы эта пьеса понравилась, за что Лысенков был награжден путевкой в престижный пионерский лагерь «Артек». Правда, позднее те же награждающие нашли в поведении Алексея какие-то изъяны, и путевка так и осталась неоприходованной.

Окончив школу, Лысенков поступил в Киевский политехнический институт. Однако увлечение театром не бросил – играл в студенческой самодеятельности. Но звезд с неба не хватал: его роли обычно ограничивались тем, что он выбегал на сцену, кричал что-то типа «Кушать подано!» и убегал обратно. А затем его и вовсе выгнали из института – не сдал вовремя сессию. После этого перед Лысенковым реально маячила служба в армии, но он решил не искушать судьбу и уехал из родного Киева в Москву. А там, видимо памятуя о своей плодотворной сценической деятельности в студенческом театре, подал документы в Театральное училище имени Щукина. И надо же такому случиться – поступил.

В 1988 году Лысенков окончил Щуку и год проработал в театре Евгения Симонова и Льва Анохина. Потом, по его же словам, театр начал ставить «чернуху», и он, не желая в ней участвовать, покинул коллектив. На какое-то время он устроился преподавателем актерского мастерства в родное Щукинское училище, в Академии имени Плеханова читал дипломатический протокол и этикет менеджера. Женился на хорошей девушке Наде, которая в свое время окончила ту же Плешку. В 1987 году у них родилась дочь Настя.

На телевидение Лысенков попал в самом начале 90-х, можно сказать, по случайности. Встретился как-то с Андреем Кнышевым, которого знал еще с тех времен, когда работал культоргом в лагере Московского энергетического института. Едва Кнышев узнал, что Алексей вот уже несколько лет мыкается без определенного места работы, как тут же пригласил к себе в «Останкино». В команде Кнышева Лысенков проработал несколько месяцев, после чего попал в компанию «Видео Интернешнл» – снимался в рекламных роликах для КВН. Судя по всему, играл неплохо, поскольку именно оттуда его пригласили в рекламный ролик фирмы «Телемаркет». Его часто крутили в 92-м, там Лысенков произносил коронную фразу: «Мы сидим, а денежки идут».

Однако перспектива всю жизнь сниматься в рекламных роликах мало прельщала Лысенкова. Он давно подумывал о собственной телепередаче, но никак не мог определиться, какую именно делать.

Наконец он понял, что изобретать колесо бесполезно, и обратился к опыту зарубежных коллег, благо тогда на российском ТВ была такая мода – копировать западное ТВ (впрочем, эта мода осталась у нас и поныне). Во многих странах мира существуют телепередачи, где все действие крутится вокруг любительских видеосъемок. Почему не сделать российский аналог подобных передач? Сказано – сделано. Так в 92-м на РТР стартовала программа «Сам себе режиссер», которая быстро стала популярна среди телезрителей.

Рассказывает А. Лысенков: «Секрет успеха передачи в том, что ее делают сами зрители. И сами же ее смотрят. Это основной парадокс и основной секрет, то есть иногда мы даже говорим с экрана – ребята, вы не удивляйтесь, что иногда что-то снимаете, сами же смотрите и сами же над этим смеетесь. Если обычно любительскую видеосъемку смотрят в основном в домашнем кругу, то здесь как бы уже вся страна глядит на себя же. Наше дело – только смонтировать и озвучить.

Конечно, при этом есть негласная, неписаная редактура – у каждого из нас она существует внутри. В передаче никогда не появится порнография или «чернуха». Передача может получаться чуть лучше, чуть хуже. Например, какой-то сюжет озвучился удачно и смешно, а какой-то так, что называется, «на проходняках», но все равно есть определенные требования, ниже которых мы стараемся не опускаться.

Это и вкусовая планка, и само качество юмора. А на самом деле люди, работающие на передаче, довольно смурные. Но это нормально… Такие программы существуют во всем мире, но нигде так их не озвучивают, как у нас. Потому что у нас все провалится, если не будет подтекста. Потому что русский человек без подтекста жить не может. В любые времена. Мы можем через несколько лет обогнать американцев, потому что когда мы овладеем профессией, ремеслом, то начнется следующий шаг к глубокому телевидению…» Почти пять лет «Сам себе режиссер» монопольно господствовал на нашем ТВ в жанре любительского видео, пока на ТВ-6 не появилась передача Ивана Усачева «Вы – очевидец». И хотя клонирование одних и тех же передач – вещь весьма распространенная в мире ТВ, однако всегда несет в себе элемент скандальности. Вот и в этом случае избежать конфликта не удалось.

Рассказывает И. Усачев: «Передача «Сам себе режиссер» выходила тогда раз в месяц, а наша программа еженедельно, и я был более «видный». Лысенков меня терпеть не может. Все-таки мы на одном поле топчемся – поле любительского видео. В последнее время наши отношения особенно не складываются. Очень жаль. Хотя внешне все нормально: в очки друг другу не вцепляемся, глаза не вырываем.

Раньше мы довольно тесно общались. Я даже хотел поступить к ним на работу. Отношения стали портиться, когда я начал показывать любительскую съемку в «Катастрофах недели». В интервью одной газете Лысенков сказал, что «Катастрофы…» – очень хорошая программа, вот только Усачеву не стоило браться за то, чего он не умеет делать. Наше руководство раньше всегда занимало сторону «Режиссера». Однажды вышел скандал. Я дал интервью одной газете, из которого следовало, что якобы именно я придумал «Сам себе режиссер». Пришло письмо на имя директора ТВ-6 с жалобой от Лысенкова, и подписано оно было главой «Видео Интернешнл». В нем говорилось о недопустимости того, что сотрудник ТВ-6 берет на себя смелость утверждать о своем авторстве популярной передачи. Я писал объяснительные записки, отослал покаянное письмо Лысенкову. Сейчас мы с ним разделились: он делает смешное, а я страшное…» В 98-м произошли изменения в личной жизни Лысенкова – он обрел новую семью. Причем свою прежнюю ячейку общества он не разбивал, как поспешили написать по горячим следам некоторые СМИ. С Надеждой они расстались полюбовно, после чего каждый занялся устройством своей личной жизни. Надя вскоре сошлась с другим человеком, а потом уже это сделал и Алексей, связав свою судьбу с молодой певицей Сабиной Мурадян (ее дебют на сцене состоялся в 14 летнем возрасте, когда она выступила в программе Юрия Николаева в «Утренней звезде»). Их первая встреча состоялась 21 мая 1996 года на празднике цветов в Ереване. В начале следующего года они купили двухкомнатную квартиру в Москве в доме № 64 по Хорошевскому шоссе и стали жить вместе. А спустя несколько месяцев после новоселья молодожены оказались в эпицентре криминальной истории, о которой написали практически все центральные газеты.

Вот как описывал происшедшее в газете «Сегодня» А. Захаров:

«Утром 18 мая Алексей Лысенков отправился на работу. Сабина же во время прогулки встретила своего бывшего одноклассника… и пригласила его в гости. Вспомнив школьные годы, друзья вскоре распрощались.

Лысенков же, вернувшись домой, с удивлением обнаружил, что с его рабочего стола исчез портативный компьютер «СЛР» стоимостью четыре тысячи долларов. Наутро о происшедшем стало известно сотрудникам УВД «Хорошевский». Опросив Сабину, они установили личность ее друга, и 20 мая в квартире на улице Академика Королева злоумышленник был задержан. Он рассказал оперативникам, что компьютер Лысенкова был продан им неизвестному на ВВЦ за четыре миллиона рублей «старыми». В ходе расследования милиционеры выяснили, что одноклассник договорился с покупателем о дополнительной встрече: в назначенный час она состоялась, и новый хозяин компьютера также был задержан. В настоящее время ноутбук возвращен настоящему владельцу… Насколько известно, это недоразумение не повлияло на отношения Сабины и Алексея, и… они вылетели на родину певицы в Ереван».

Однако на этом злоключения Лысенкова не закончились. В середине июня, когда они с Сабиной уже вернулись в столицу, им понадобилось срочно обменять доллары на рубли. С этой целью они зашли в «валютку» на Рязанском проспекте. Но поскольку у окошка собралась внушительная очередь, Лысенков решил обменять баксы у некоего гражданина, предложившего свои услуги в этом деле. Однако, когда сделка состоялась, Лысенков пересчитал деньги и обнаружил, что до нужной суммы не хватает 100 рублей. Уличенный в обмане, мужчина разволновался, предложил аннулировать сделку и вернул доллары телезвезде. Но уже через пару минут гражданин был задержан милицией.

Оказалось, что ловкач был профессиональным «кукольником», который всучил Лысенкову фальшивые доллары. Однако мошеннику не повезло: попадись ему кто-то другой, глядишь и удалась бы его афера.

А тут под руку подвернулся сам Лысенков, которому за один только месяц посчастливилось сдать милиции двух злоумышленников.

Между тем по мере продвижения вперед дикого капитализма по российски, когда нравы общества все больше дичали, причем во многом под воздействием телевидения, передача «Сам себе режиссер» продолжала оставаться одним из приятных исключений – это был добрый проект для семейного просмотра. Хотя стать «как все» и у нее были все предпосылки. Как вспоминает А. Лысенков: «Конечно, у нас есть табу, то, что мы никогда не пропустим. Например, на порнографию, которой нас просто завалили. Домотканая такая, любительская. Кто-то даже со своей озвучкой присылает. Еще очень много приходит кассет про алкоголиков или с их участием. Да, иногда у нас бывают сюжеты с пьяными людьми, но только когда они обаятельные или смешные. Но чаще все каких-то агрессивных пьяниц присылают. А однажды у нас был случай, когда прислали кассету с патологической аннотацией: «Это для вас. Смешная расчлененка». Не знаю, кем нужно быть, чтобы в голову пришло такое сочетание…» В 2001 году в семье Лысенковых родился сын Николай. Однако уберечь родителей мальчика от развода это радостное событие так и не смогло – в 2005 году они развелись. Расставшись с супругом, Сабина с сыном вернулась жить к родителям. Подавать в суд на раздел имущества она не стала, не захотев раздувать скандал еще больше.

Что касается Лысенкова, то он холостяковал недолго и вскоре стал жить с актрисой Ириной Чериченко (она известна широкому зрителю по роли Искры Поляковой в фильме «Завтра была война»). Отметим, что с нею Алексей был знаком давно – они вместе учились в Щуке, потом работали на одной сцене – Московском драматическом театре имени Рубена Симонова. Как вспоминает И. Чериченко: «С Алексеем мы вновь встретились на какой-то презентации случайно. Он тогда только что развелся, был одинок, как и я. Сейчас сплошь и рядом: актеры встретились на съемках, закручивается искрометный роман, они бросают семьи, женятся. А потом все заканчивается, потому что для семейной жизни нужно что-то более важное, чем страсть и влечение. Мы как раз и ощутили это «большее», поняв, что нужны друг другу…» Сегодня Лысенков живет с Ириной и ее сыном от первого брака Филиппом в квартире актрисы на улице Жуковского. Алексей по прежнему ведет передачу «Сам себе режиссер», а кроме этого, выступает и на сцене – играет антрепризный спектакль «Около любви».

Его партнерами там являются Лидия Федосеева-Шукшина, Елена Коренева, Андрей Ташков, Олеся Железняк, Татьяна Кравченко. Еще Лысенков ведет на радио программу «Авторитет», в которой беседует с известными людьми.

Его дочь от первого брака Анастасия пошла по стопам родителя – окончила театральное училище имени Щукина.

Николай Фоменко Н. Фоменко родился в мае 1962 года в Ленинграде (династия Фоменко живет в этом городе с 1793 года) в творческой семье. Его отец – метролог (эта наука занимается радиоэлектронными измерениями), член-корреспондент Академии наук. Мать в прошлом была балериной, бабушка – пианисткой, дедушка – скрипачом. У дедушки была героическая биография. В финскую войну он бросил скрипку, пошел воевать, получил прострел позвоночника и пролежал 48 часов в снегу.

Несмотря на это, выжил и, едва стал ходить, вновь взял в руки скрипку.

Но вскоре грянула новая война, и он опять ушел на фронт. Попал в плен и до 46-го находился в концлагере в Германии. Когда вернулся на родину, его не хотели брать ни в один оркестр, от него отвернулись все друзья. И он, не вынеся этого, умер. В семье Фоменко очень ценили память о деде, и Николай – единственный сын в семье – должен был пойти по его стопам. В 7 лет его отдали в музыкальную школу по классу скрипки. Однако сам он был еще слишком юн, чтобы понимать, ради кого он должен отдавать свои силы нелюбимому делу. Играть на скрипке он откровенно не любил и всеми фибрами своей души сопротивлялся потугам родственников сделать из него дедушкиного наследника по скрипичной линии.

Вообще идти наперекор общепринятым нормам поведения Фоменко начал буквально с раннего детства, – видимо, беря пример со своей прабабушки, которая в свое время, съезжая по перилам Смольного института, ткнулась головой в живот самой государыне императрице.

Достаточно сказать, что Николая выгнали из детского сада… через три дня после зачисления. За что? А он подбил детей пойти войной на соседний детсад. Для этого солдаты армии Фоменко должны были принести из дома пистолеты, автоматы, нашить себе на плечи погоны, после чего картавый командир (а Фоменко довольно долго не произносил букву «р») повел их в атаку. Побоище вышло грандиозным, буквально поставившим на уши руководство обоих заведений. В ходе разбирательства выяснилось, кто именно все это затеял, и Фоменко вернули в семью. Затем была школа, в которой наш герой вел себя не менее непредсказуемо. Но об этом лучше послушать его самого.

Вспоминает Н. Фоменко: «В школе на первом уроке мне расцарапала лицо соседка по парте. За что? Нам было велено мыть руки с мылом. И учительница пояснила, что должны мыть, пока пена (ударение на последнем слоге) не станет белой. Я с удивлением стал разыскивать в своем словаре слово «пена». Повернулся к соседке вот так вопросительно… Она сделала фыр-р-р и расцарапала мне все лицо.

На втором уроке 1 сентября я (простите) обкакался, потому что стеснялся выйти в туалет. Очень нервничал и очень стеснялся. Все узнают, что я хожу в туалет! Весь третий урок просидел… обкаканный… Потом бабушка и мама забрали меня домой и вели через весь Невский проспект. С балкона одного из домов упала кастрюля. И, конечно, не задев маму и бабушку, облила меня горячим красным борщом… Я в первом классе пропустил очень много в первой четверти. А после первой четверти родительский комитет отличникам подарил игру «За рулем». Я подумал: елы-палы, неужели и я не смогу стать отличником к концу второй четверти – мне тогда тоже подарят такую игру! И к концу второй четверти у меня была одна четверка. И родительский комитет не подарил ничего никому. Я так ждал, я думал, что все по-честному… Моя школьная жизнь прошла с гиканьем и улюлюканьем. Учился я плохо. Меня раз тридцать оттуда выгоняли. Я был неадекватным ребенком, борцом за правду. Учителя считали, что я хулиган. Это потом уже меня туда приглашали, чтобы я поднимал авторитет учителей, потому что дети пошли другие. И я ходил, не вспоминая о том, как мне нелегко жилось. В октябрята меня приняли только с третьего раза. В пионеры приняли последним. Я всегда был самый маленький и стоял в самом конце. И никогда не мог понять, почему, если я что-то прочитал и говорю свои, не из учебника, мысли по этому поводу, мне ставят единицу за это… В аттестате у меня всего три четверки: по пению, по физкультуре (Фоменко очень увлекался спортом, в десятом классе стал даже мастером спорта по горным лыжам. – Ф. Р.) и по физике. По физике случайно. Но это не значит, что я ничего не знал. Просто все время с чем-нибудь боролся… Однажды вызывает меня завуч и говорит: все, последний шанс. Я собрался, решил, что буду вести себя хорошо. Вернулся в класс, где мои одноклассники ждали на урок завуча, а пока двигали шкаф. Я, конечно, помог. Вдруг кто-то закричал: Сорока (это было прозвище завуча) идет!

Все врассыпную. Со шкафом остался я один. Держал-держал… Силы закончились, когда завуч вошла. Если бы не дверной проем, я бы ее убил. В тот же день в дневнике появилась еще одна красная запись:

«Родители, срочно зайдите в школу. Ваш сын уронил шкаф на завуча.

Завуч».

Между тем еще в школьные годы Фоменко прослыл «многостаночником»: он успевал не только бузить в школе, он еще лет занимался скрипкой, горными лыжами, играл рок-н-ролл в школьном ансамбле и ходил в театр юношеского творчества. Если бы в восьмом классе его спросили, кем он хочет стать, он бы наверняка не смог ответить на этот вопрос – столько профессий одновременно манили его к себе. Однако к выпускным экзаменам он уже определился окончательно – только театр. Хотя на пути к этой мечте стояла вроде бы труднопреодолимая преграда – Фоменко до сих пор картавил.

В приемной комиссии Ленинградского театрального института, куда он принес свои документы, его справедливо спросили: «Если вы с детства мечтали стать артистом, почему же не выправили свою речь?» На что Фоменко со свойственным ему юмором ответил: «Я готовил себя к роли вождя мирового пролетариата». К счастью, люди в приемной комиссии оказались с нормальным чувством юмора и эту шутку восприняли правильно. Короче, Фоменко приняли в институт на курс, который вел Игорь Горбачев. Правда, с условием, что за первые полгода учебы он исправит свою картавость. Обещание свое он выполнил, однако в другом мало изменился. Речь идет о поведении, которое было столь же непредсказуемым, как и в школе. Фоменко все время норовил бежать впереди лошади и постоянно экспериментировал. Один из таких экспериментов едва не завершился изгнанием из института. Они с приятелем сделали самостоятельные работы по Олби и Маркесу, которые чрезвычайно не понравились руководству вуза. В итоге приятеля выгнали, а Фоменко каким-то чудом удалось уцелеть.

Во время учебы в институте Фоменко женился. Его супругой стала дочь известного ленинградского актера Рэма Лебедева (играл ведущие роли в Александринском театре) Елена. На момент свадьбы молодоженам было всего по 18 лет. По словам Елены: «У нас с Колей был красивый роман. Коля пришелся по душе моему папе…» В 1982 году у молодых родилась дочь Катя.

В том же году у Фоменко была прекрасная возможность реабилитировать себя в глазах тех, кто не верил в его артистические способности. Тогда режиссер Семен Аранович пригласил его попробоваться на одну из центральных ролей в картине «Торпедоносцы». Однако Фоменко то ли от испуга, то ли, наоборот, от прилива чувств на первой же встрече с режиссером стал… учить его, как надо снимать кино. И Аранович, видимо, уязвленный наглым поведением какого-то безусого студента, отказался от его услуг. Фильм «Торпедоносцы» снимался без Фоменко и на Всесоюзном кинофестивале в 1984 году был удостоен главного приза. Однако на момент выхода фильма на широкий экран Фоменко сумел-таки прославиться, только в иной области – в рок-музыке. Как же это произошло?

В начале 80-х студентами курса А. И. Кацмана в Ленинградском театральном институте был поставлен спектакль «Ах, эти звезды!».

Спектакль представлял собой серию остроумных пародий и блестящих стилизаций, выстроенных в виде воображаемого гала-концерта «всех звезд» мировой и советской эстрады – от Эллы Фицджералд до Аллы Пугачевой и от Утесова до «Битлз». Аккомпанировал и играл ряд эпизодических ролей в этом спектакле анонимный ансамбль, собранный из студентов курса Максимом Леонидовым (он сам сыграл в постановке Армстронга, Пресли, Маккартни и даже Макаревича). Успех спектакля был настолько огромный, что Леонидов решил не останавливаться на достигнутом и вместе со своим приятелем Дмитрием Рубиным создал группу, основанную на стилизации рок-н-ролльной и битловой эстетики 60-х. Место бас-гитариста в ней занял Николай Фоменко, за барабаны сел Алексей Мурашов, до этого игравший в «Джунглях». Группу назвали коротко и непритязательно – «Секрет».

Вспоминает Н. Фоменко: «В театральном институте мы тоже играли рок-н-ролл. Нам это запрещалось. Поэтому репетиции были с семи утра.

Пришел к нам как-то Бари Алибасов и начал рассказывать, как начинали «Битлз» и что мы-то все делаем не так. А мой товарищ ответил: «Я не первый год в рок-музыке, не надо меня учить». Тогда мы не строили никаких планов музыкальной деятельности. Просто мы писали песни, которые распевали все вокруг…» В 1984 году Фоменко окончил институт и был распределен в театр своего учителя Игоря Горбачева – в прославленную Александринку.

Однако на протяжении всего своего пребывания там он практически не сыграл ни одной большой роли – все из разряда «кушать подано». А когда ему все-таки доверили серьезную роль в одноименной пьесе Ибсена «Пер Гюнт», Фоменко ее безжалостно запорол. Вот его собственный рассказ об этом: «На сцене народу человек десять, выходит Коля (финальная сцена, Пер Гюнт возвращается), берет гигантский молот и говорит: «Ты узнаешь свой меч?» Я забыл от страха текст. Все пытаются как-то в этом участвовать: «Да нет, это не меч, это молот».

А у меня в голове летит: молоток, гвоздодер… Все ждут моей реплики. И когда один из актеров в пятый раз произносит: «Кто был Пер Гюнт?» – я встаю и говорю: «Кто был Пер Гюнт? Это был человек, который всех обманывал». И передал общее содержание пьесы даже не в белых стихах.

Меня быстренько под микиточки – со сцены. Подбегает помощник режиссера и просит: «Не надо так шутить над старыми актерами». Но я не хотел шутить. Я просто очень боялся. Думал: выгонят – нет, отделался выговором…» Проработав в Александринке около полугода, Фоменко сбежал оттуда в другой театр – на Литейном, где ему сразу предложили главную роль: Шарикова в «Собачьем сердце» Михаила Булгакова. Спектакль имел колоссальный успех, собирая каждый раз аншлаги. Литейцы играли около 20 спектаклей в месяц, что требовало от артистов большого напряжения физических сил. Фоменко такого темпа не выдержал и через полгода ушел и из этого коллектива. Немалую роль при этом сыграло и то, что тогда он уже всерьез увлекся рок-музыкой и вынужден был решать, какую из двух ипостасей – театр или эстраду – ему выбрать. В конце концов чаша весов склонилась в сторону последней.

В те годы группа «Секрет» продолжала свое стремительное восхождение на всесоюзную сцену. В апреле 83-го в группе произошла последняя смена состава – вместо Дмитрия Рубина, который собрал новую группу «Такси», в «Секрет» пришел экс-гитарист «Выхода» Андрей Заблудовский. Теперь квартет выглядел следующим образом:

Максим Леонидов, Николай Фоменко, Алексей Мурашов, Андрей Заблудовский. В этом составе в 83-м году группа записала свой первый магнитоальбом «Ты и я», а год спустя стала лауреатом II Ленинградского рок-фестиваля и была принята в штат Ульяновской филармонии.

Начались гастроли по стране (часто в паре с джаз-оркестром «Диапазон»), которые принесли группе бешеную популярность (они давали в год по 400 (!) концертов). Даже скорый призыв в армию абсолютно не сказался на их гастрольной активности, поскольку «Секрет» служил в музыкальной роте… всем составом. Как написано в энциклопедии «Кто есть кто в советском роке»: «Умелая рекламная кампания в прессе и на телевидении («Секрет» стал главным аттракционом популярной музыкальной передачи «Кружатся диски», ведущим которой долгое время был М. Леонидов), высокопрофессиональная режиссура концертов и обойма запоминающихся песенок быстро вывели «Секрет» в число наиболее успешных исполнителей советской эстрады. В Ленинграде открылся фан-клуб группы…» В середине 80-х Фоменко ушел из театра (кстати, так же поступили и другие участники «Секрета»: например, тот же Леонидов, который два года числился в БДТ, но ничего серьезного там не сыграл) и целиком сосредоточился на музыкальной карьере. «Секрет» в те годы был одной из популярных рок-групп, и даже люди, плохо разбиравшиеся в молодежной музыке, знали ее участников в лицо – так часто их показывали по телевидению – и напевали их шлягеры: «Привет», «Алису», «Сару-Барабу» и др. В 1986 году один из выпусков суперпопулярной «Утренней почты» был целиком посвящен «Секрету», что по тем временам было круто. На следующий год фирма «Мелодия» выпустила диск группы, который так и назывался – «Секрет».

Между тем, помимо гастролей по стране, «Секрет» совершал и заграничные вояжи. В частности, на фестиваль советского рока в Италию и Швейцарию. В 1988 году группа снялась в фильме ленинградского режиссера В. Аксенова «Как стать звездой», а позже стала основой для театра-студии «Секрет», что позволило музыкантам не только обрести определенную творческую и экономическую независимость, но и поддержать других исполнителей. В 1989 году на «Мелодии» вышла еще одна долгоиграющая пластинка «Секрета» – «Ленинградское время». К сожалению, это был последний «винил» группы в привычном составе: в ноябре того же года из нее ушел один из лидеров и создателей коллектива – Максим Леонидов.

Как утверждала народная молва, немалую роль в развале коллектива сыграли плохие отношения между двумя лидерами – Леонидовым и Фоменко. На протяжении всего времени существования группы между ними шла где явная, где скрытая борьба за лидерство, которая через шесть лет после возникновения «Секрета» и завершилась столь плачевным результатом – у Леонидова не выдержали нервы (в последнее время он даже на гастролях селился отдельно от коллег).

Позднее (в 97-м) Леонидов так объяснит причины своего ухода из «Секрета»: «Может, со стороны этого видно не было, но «изнутри» было ясно, что все начинает рушиться, идея себя исчерпала. Надо искать что то новое, а искать уже не хочется. Там было и мое желание вырваться из рамок, потому что любое коллективное времяпрепровождение ограничивает. Мы ведь были вчетвером с утра до ночи и с ночи до утра.

Редко могли себе позволить поехать отдельно с женами на юг, а только все вместе, потому что была работа. Это было тяжелое время, хотя и замечательное, с другой стороны. Мы получили то, что хотели… Дело шло к разрыву довольно давно и довольно болезненно. Все это напоминает ситуацию в семье. Все мы, к сожалению, знаем, как это бывает, когда два человека, у которых любовь, все замечательно – и вдруг… Не вдруг, а постепенно. Ты начинаешь понимать, что твою свободу ограничивают, начинают беспрерывно ревновать. Это и приводит к разрыву. Так и для меня это было как уход из семьи…» Несмотря на уход Леонидова, группа «Секрет» не распалась, а, превратившись в трио, продолжила свое существование. Однако от былого успеха уже не осталось и следа. И хотя в течение двух-трех последующих лет группу продолжали показывать по телевидению, она много гастролировала и записывалась (в начале 90-х был записан альбом «Оркестр в пути» – видимо, вдогонку «Оркестру в движении» Пола Маккартни и «Уингз»), но новые песни не шли ни в какое сравнение с теми, что были написаны «секретовцами» вместе с Леонидовым.

Кстати, почти в то же время (в 85-м) распался и первый брак Фоменко – с Еленой Лебедевой. Он тогда увлекся другой женщиной – Людмилой Гончарук – и вскоре женился на ней. Отметим, что с ней он познакомился еще когда был женат. Фоменко тогда проходил воинскую службу в военном ансамбле, где Людмила была танцовщицей.

В конце 80-х – начале 90-х Фоменко и «Секрет» активно сотрудничали с телевидением. По словам самого Н. Фоменко: «У нас тогда даже случилась одна запрещенная «Утренняя почта», где мы развивали идею «наша страна – остров, на котором ничего нельзя:

стоять, лежать, курить». С этого все началось. Мы первыми сыграли во все игры с одинаковой одеждой, автомобилями – то, чем сейчас увлекается «На-На». Просто мы делали театр из всего, из жизни.

На питерском телевидении через несколько лет появилась «Поп антенна». Это были телевизионные актерские капустники. Из них вышли наши «хиты» вроде «Хулио Иглесиас?», что означает в переводе с испанского «Что же ты, Иглесиас?».

Мы медленно рулили, и за два года появилось несколько телевизионных программ. Иногда уже мы знали все: какая лампочка должна гореть, как должен стоять рычажок, что и куда должно крутиться.

Может, поэтому меня и пригласили поработать режиссером в «50 X 50». Год я режиссировал, создав несколько сериалов, в том числе и «Сухие и мокрые» (был такой сериал на шестом канале в 94-м году. – Ф. Р.). «Сухих» мы сделали за год. Это кино, в котором не все удачно.

Но мы там развернулись как актеры. Правда, денег на озвучку не хватило, и пришлось все делать на испанском с закадровым переводом.

Сначала мы думали, что это будет пародия на латиноамериканские сериалы, но получился просто фильм. В нем все наше – сценарий, съемка, роли…» В 94-м году Фоменко стал продюсером на канале ТВ-6 и ведущим развлекательной программы «Проще простого». Однако, несмотря на свою большую загруженность, он продолжал работать в группе «Секрет». Правда, с каждым разом совмещать рок-н-ролл и работу на ТВ становилось все труднее, и Фоменко все чаще стал жертвовать первым ради второго. На этой почве у него начали происходить серьезные трения с двумя другими участниками группы. В итоге дело завершилось серьезным скандалом. В начале 96-го Фоменко из «Секрета» ушел, после того как его коллеги записали без него пять песен для нового альбома. Причем его даже не предупредили о записи этих песен. В одном из интервью в связи с этим Фоменко заявил: «Это за гранью моего понимания не только с точки зрения морали, но и с точки зрения творчества…» Тогда же распался и брак Фоменко с Людмилой Гончарук. Причем по вине шоумена. Вот как об этом много позже будет вспоминать сама Людмила: «Друзья все время называли нас с Фомой красавицей и чудовищем. Часто я слышала вопрос: как ты с ним живешь? Но у меня на все был один ответ. Я его тогда любила, и для меня не составляло труда делать для этого человека все, что было в моих силах. Но это продолжалось до определенного времени… Фоменко выпроводил меня, можно сказать, в никуда с одним чемоданом и с животом под самый нос. Я ведь тогда была беременна (у них родится дочь Лиза. – Ф. Р.). Фоменко мне благодарен, что я добровольно подала на развод, пришла через месяц в загс и без всяких проблем расписалась в свидетельстве о расторжении брака. Он мне тогда сказал: «Ты даже не представляешь, какой подарок мне преподнесла тем, что не стала чинить препятствий». Странно, да, что можно вот так просто взять и уйти от знаменитого, богатого и перспективного мужа? А я ведь сделала то, о чем никогда не пожалела.

Я не злопамятна, иначе давно бы сама написала и рассказала о Фоме то, что знаю только я. И это определенно помешало бы его браку с Голубкиной, когда он с ее помощью решил подняться на очередную ступень…» Речь идет о Марии Голубкиной – дочери известной актрисы Ларисы Голубкиной и дочери (приемной) Андрея Миронова. С ней Фоменко познакомился в середине 90-х (как они шутили, в метро), и именно она стала его третьей официальной женой. Но вернемся к телевизионной деятельности шоумена.

Уход из «Секрета» не отразился на творческом благополучии Фоменко. Тот год (96-й) вообще складывался для него как нельзя успешно. Уйдя из передачи «Проще простого», он стал ведущим новой программы «Империя страсти». О ней стоит сказать особо.

Фоменко придумал ее сам и даже взял в банке кредит под нее в 100 тысяч долларов. Однако ни один канал не согласился заключить с ним договор на нее, посчитав то ли слишком смелой (до этого на нашем ТВ никого еще не раздевали до такой степени, как это было у Фоменко), то ли, наоборот, слишком простой. Короче, ему отказали все каналы, кроме НТВ, который уже тогда не особо церемонился по части провокаций на уровне фола. Но и там согласились только при условии, что Фоменко учтет все поправки к своему творению и будет работать сообща с энтэвэшными продюсерами, в частности, с Петром Васильевым.

Фоменко согласился и не прогадал (впрочем, как и НТВ).

Довольно быстро «Империя страсти» выбилась в одну из самых доходных передач на всем отечественном телевидении, где минута рекламы стоила порядка 8–9 тысяч долларов – фантастическая цена для ночного эфира. Но, даже несмотря на это, рекламодатели все равно в очередь выстраивались. Правда, критика дружно плевалась при одном упоминании этой программы (все шишки при этом сыпались на голову ведущего, которого иначе как «самым вульгарным и пошлым шоуменом» не называли), однако Фоменко практически не обращал на это внимания. Как говорится, себе дороже. В одном из интервью по этому поводу он заявил вполне откровенно следующее: «Можно глобально шутить на любую тему, когда есть какой-то общий национальный статус.

Вот в СССР был имперский дух, и шуток было море. По поводу политики, по поводу быта. Сейчас нет единства, шутить трудно, и мой юмор вертится вокруг мочеполовой системы. Это не всегда так, но это единственное, что понятно и доступно. Ведь пошлость – тоже вещь узкоспециальная. Мне кажется, пошлость – это уровень органики. Один человек может голым стоять на сцене, а другой не может.

Вот, например, нельзя надевать белые носки к черному костюму.

Ну нельзя. А Майкл Джексон берет и надевает и ходит. И весь мир повторяет за ним. Что это, плохой вкус? Я не призываю ругаться матом с экрана. Но поднять разговорный жанр можно только живым нормальным языком…» Кроме этого, в том же году Фоменко весьма успешно стал «окучивать» радиоэфир, затеяв в октябре на «Русском радио» авторскую программу «Русские гвозди» (телеверсия стала выходить с января 97-го), где легкому (а иногда и не очень) осмеянию подвергались все наши ведущие поп-исполнители, а также решил тряхнуть стариной и выйти на театральные подмостки. Задумав вместе со своей женой Марией Голубкиной ставить пьесу, они вышли на популярного киноактера и режиссера Владимира Машкова. И тот согласился участвовать в совместном с ними проекте, а пока пригласил Фоменко на роль Питчема в своей новой постановке «Трехгрошовая опера», которую он ставил в «Сатириконе».

Между тем 97-й год начался для Фоменко с неприятности – на второй день Нового года у него угнали автомобиль. Вообще в том году с «колесами» популярному ведущему явно не везло. То машину угоняют, то она ломается, то у него нет машины, то снова он ее приобретает, но она опять ломается, то он долго ходит пешком, затем приобретает новую «тачку», но дает товарищу на ней прокатиться, а тот разбивает ее вдребезги. Но это еще не все заморочки. Он сам взял у товарища машину, припарковал ее на стоянке, вышел по делам, а в нее другой автомобиль въезжает. Полный атас! За весь 97-й год у Фоменко пострадало три автомобиля, причем ни разу в этом не был виноват сам ведущий. Кстати, угнанную у него в начале года машину доблестная наша милиция все-таки нашла через 11 (!) месяцев и вернула владельцу.

Видимо, все эти автомобильные приключения и вынудили Фоменко затеять на ТВ новое шоу – программу «Перехват» (премьера состоялась в ноябре). Суть ее проста: угонщик угоняет машину, ГАИ его ловит.

Если не успеет поймать за 35 минут, участник выигрывает и получает в подарок автомобиль. У программы был неплохой рейтинг (в Москве, например, около 8 %), но, несмотря на это, в марте 98-го ее все-таки прикрыли. Из-за того, что якобы в МВД решили, будто она вредна, и даже министр внутренних дел Анатолий Куликов направил по этому поводу письмо генеральному директору НТВ Олегу Добродееву. А вот как высказался на этот счет на страницах «ЗдравсТВуйте» (приложение к «Комсомольской правде») начальник отдела пропаганды управления ГАИ Андрей Щавелев: «Начнем с того, что система Lo Jack, на основе которой строится программа, не является противоугонной – это система оперативного розыска и задержания автомобилей. Принцип ее работы заключается в том, что, когда абонент звонит на диспетчерский пункт и сообщает об угнанном автомобиле, начинает работать радиомаяк.

Американская система, по мнению наших специалистов, по своим данным значительно уступает отечественной системе КОРЗ (комплекс оперативного розыска и задержания), которую делает военно промышленный комплекс России. Наша система автоматически вырубает двигатель угнанной машины перед постом ГАИ, нет необходимости преследовать машину, как это делается в передаче «Перехват».

Передача нам не нравится еще и потому, что это не более чем шоу, в реальной ситуации у угонщиков нет шансов. Если машины и отдают как приз, то только чтобы поддержать интерес к передаче: в частной беседе мне сказали, что, если все машины будут вылавливать, никто не согласится играть угонщика. (Кстати, из 28 «угнанных» машин лишь три не удалось задержать в течение получаса. – Ф. Р.) Я знаю, что иногда угнанную машину задерживают на восьмой двенадцатой минуте и… отпускают. Ловят на восемнадцатой минуте и… отпускают вновь. Естественно, подобные эпизоды из передачи вырезают: шоу-то продолжается 35 минут.

В реальной обстановке, когда поступает сигнал об угоне, в поиск включаются не два-три экипажа, как в передаче, а двадцать три. Причем никто долго не уговаривает угонщика остановиться – просто дают очередь по колесам.

Каждый цикл снимается шесть дней, ГАИ выделяет по шесть автомобилей «Форд» с двумя сотрудниками плюс координаты погони.

Два десятка сотрудников, вместо того чтобы заниматься своими прямыми обязанностями, снимаются в шоу практически за спасибо: НТВ категорически отказывается заключить нормальный договор…» Между тем, в отличие от прошлого года, год 98-й начался для Фоменко с радостного события – 9 января у них с Марией Голубкиной родилась дочь (3 килограмма 700 граммов, рост 52 сантиметра). На протяжении нескольких дней девочке никак не могли подобрать подходящее имя, называли ее просто – Николавна. Наконец сошлись на красивом имени – Анастасия. Новорожденную увезли за город, на тихую дачу под Москвой.

Кстати, о жилье. В течение нескольких лет Фоменко жутко не везло с квартирами в столице. Одну из них ему подарил богатый бизнесмен, но Фоменко вскоре пришлось вернуть подарок обратно. Даритель почему-то счел, что популярный ведущий должен посещать с ним все тусовки, что совсем не входило в планы Фоменко. Следующую квартиру Фоменко купил уже сам, сделал в ней евроремонт, но вскоре опять влип в неприятную историю. Оказалось, что в приобретенной квартире, кроме него, было прописано несколько человек.

Что касается творческой деятельности Фоменко в 98-м, то она была не менее активной, чем в ушедшем году. Например, он весьма успешно работал на киноплощадках страны, снявшись в двух фильмах: у Василия Пичула в «Небе в алмазах» и у Владимира Машкова в «Сироте казанской». Он также сыграл в мюзикле «Бюро счастья», где его партнершей была несравненная Людмила Гурченко.

Что касается его дел на ТВ, то начало года не предвещало Фоменко неприятностей. В частности, он был удостоен высшей награды в области отечественного телевидения «ТЭФИ» в номинации «Лучший ведущий развлекательной программы». Но затем неудачи посыпались на него как из рога изобилия. В сентябре почила в бозе его развлекательно раздевательная «Империя страсти». Фоменко затеял новый проект – «Телевидение специального назначения», но руководство НТВ после нескольких выпусков (премьера состоялась 21 февраля 1999 г.) сняло ее с эфира по причине низкого качества (вместо него крутили «Перехват» в повторе). Фоменко неудача не остановила, и он выдал на гора новое шоу – «Игра с Фоменко». Но и эту передачу до зрителя не допустили все по той же причине – из-за качества. Было отснято десять выпусков, но ни один из них в эфир так и не вышел. (Говорят, что из-за этого сняли с поста генпродюсера НТВ Леонида Парфенова.) В кулуарах «Останкина» стали упорно ходить слухи, что Фоменко себя исчерпал.

Упоминали имя продюсера Петра Васильева, с которым Фоменко создал свои самые раскрученные передачи и с которым расстался перед запуском «Телеспецназа». Говорили, что только Васильеву удавалось направить в нужное русло бьющую через край энергию Фоменко. Но как только они расстались, от Фоменко ушла удача.

Трудно пережить неудачи в одиночку, однако Фоменко в этом деле повезло – рядом с ним всегда его близкие: родители, жена, теща Лариса Голубкина. И еще у него есть любимое увлечение – автомобильный спорт, которому он отдает не меньше сил и времени, чем творческой деятельности. Когда ему вручали «ТЭФИ», он даже не приехал получать награду, поскольку в это время участвовал в гонке «Кэмел трофи». Этим делом он заболел давно, еще когда учился в театральном институте.

Затем был большой перерыв, а когда в начале 90-х в Москве начались «Гонки на выживание», он стал участвовать в звездном заезде. Страсть к гонкам сидит в нем настолько сильно, что он даже по Москве не может передвигаться со скоростью меньше 100 км/час. На этой почве он иногда попадает в разные неприятные истории, которые, к счастью, заканчиваются вполне благополучно. Был случай, когда в Эстонии он сбил одну бабульку. Правда, она сама была виновата – в нетрезвом состоянии переходила улицу в неположенном месте. В итоге угодила аккурат под колеса автомобиля Фоменко. Но все обошлось лишь разрывом икроножной мышцы.

После закрытия в начале 99-го программы «Телеспецназ» Фоменко на какое-то время пропал с телеэкранов, но уже 12 сентября он возник вновь, на этот раз в детской игре «Полундра». Тогда же в «TV тексте» (приложение к «Вечерней Москве») появилась рецензия. Приведу лишь отрывок из нее: «Николай Фоменко в своей новой роли оказался статичен. Впрочем, он остался тем Фоменко, на которого существует спрос, – воплощением масскульта, презирающим глупость и пошлость и одновременно профессионально служащим им. Казалось, что человек с «инфернальной веселостью в голосе» устал. Устал «забивать гвозди» и забавлять народ. На съемочной площадке Фоменко производил впечатление забежавшего на тридцать секунд в будку моментальной фотографии прохожего, который, получив неясный результат, спешит дальше, навстречу более важным делам. Говорят, на его месте мог оказаться Белоголовцев из «ОСП-студии», но помешал нерасторгнутый контракт Фоменко с НТВ.

Впрочем, редактор и продюсер «Полундры» утверждают, что проект создавался под него и для него, и признают, что работать с Фоменко сложно, но приятно. «Он яркая личность, профессионал, – говорит редактор Ира. – У него в руках карточки с именами детей, подсказками по сценарию, вопросами. Он не заучивает текст, он читает и импровизирует, но делает это так, как будто работал с этими карточками неделю. Он вполне мог бы обойтись и без сценария, поэтому всегда спрашивает: «Вам важно, чтобы я это сказал? Тогда я скажу».

Фоменко – удивительная персона, которая притягивает и отталкивает одновременно. Даже дети, сраженные обаянием экранного Фоменко, увидев его живьем, подходят к нему с некоторой боязнью:

«Дайте автограф, пожалуйста». – «Бери, дружок, когда ты меня еще раз увидишь», – искренне и покровительственно отвечает он».

В этом же номере «TV текста» было опубликовано несколько отзывов о Фоменко разных людей. Приведу часть из них.

Василий Пичул, кинорежиссер: «Мне сложно говорить о нем объективно, я очень его люблю. Мы познакомились на съемках «Старых песен о главном – 3», и с тех пор работа с ним мне доставляет необыкновенное удовольствие. Он снимался в моем фильме «Небо в алмазах». Он гениален во всем, что делает. Сложно раскладывать по полочкам деятельность гения: его телевизионные и радиозатеи, конферанс, работы в театре и кино – это одно большое явление современной культуры».

Наталья Крачковская, актриса: «Его бы энергию да в мирных целях. Это, безусловно, талантливый человек, который непонятно зачем растрачивает себя на шоу-бизнес не самой высокой пробы. То, что он делает, быть может, находит понимание у масс, но с профессиональной точки зрения это не очень вкусно… Он гротескный, искрометный комедиант, очень серьезный актер. В нашей стране, по большому счету, никто не видел и не делает настоящего шоу-бизнеса, мы неумело копируем заезженные западные стандарты. Жаль, что Фоменко, который смог бы стать законодателем самобытного, талантливого национального шоу-бизнеса, участвует в том, что есть, как чистый исполнитель».

Оскар Никич-Криличевский, кинорежиссер: «Николай Фоменко – талантливый актер, никудышный режиссер и отличный шоумен. К сожалению, он ориентируется на тот низкий, «потребительский» уровень, который сегодня имеет наибольшую денежную отдачу. Я надеюсь, он еще раскроет свои способности в каком-нибудь серьезном проекте. Оптимальным жанром могло бы стать, например, политическое интервью».

Помимо работы на ТВ, Фоменко продолжал сниматься в кино. В 99 м он снялся сразу в семи фильмах: у Валерия Тодоровского в «Стране глухих», у Бориса Гиллера в «Чеке» и у Эльдара Рязанова в «Старых клячах», а также у Василия Пичула в «Небе в алмазах», у Сергея Овчарова в «Фараоне», у Давлата Худоназарова в «Лунном папе» и в фильме «Святой и грешный» Салова.

Из интервью тех лет Н. Фоменко: «Оголтело дома шутить бессмысленно – у меня достаточно много энергии выходит наружу на работе. Но с артистами такое часто случается. Не хватает большого количества внутренней работы. Кажется, что ее много по факту. Много фильмов, много спектаклей, но они все равно везде поддерживают свой имидж, весело шутят, острословят.

Нельзя меня назвать грустным человеком, но я все же сберегаю свои силы для работы. Я адекватен абсолютно. Я могу похохотать, рассказать веселую историю, но продолжать специально веселить окружающих меня в жизни людей… Мне это не особенно нравится. Я уже прошел через это… Моя мечта – выспаться. Если у меня есть полный выходной день, я его весь могу проспать. Целиком. Это для меня единственная система восстановления.

Я не забиваю гвозди с утра до вечера на конвейере с перекошенным лицом. Нет, конечно. Я занимаюсь тем, что мне по душе.

Естественно, в большей или меньшей степени. Бывает: тебе уже не нравится, а надо продолжать работу. Вначале нравится всегда. Сам факт. Я не могу сказать, что обожаю то, что я делаю, в том смысле как здорово я это делаю. У меня претензий к себе миллион. Бесконечных. Но сам факт запуска. Новая программа. Новая картина. Новый спектакль.

Это все интересно. Но потом начинается поток: 50-й, 100-й спектакль – уже не то… Мне разговор о деньгах понятен. Это сюда, это сюда. Но когда доходит до конкретных переговоров – я мыльный пузырь. Это надо осознавать. Говорят, Фоменко работает во все стороны. Но все, чем я занимаюсь, направлено в одну сторону. Я актер. Я работаю на радио, на телевидении, в кино и в театре. Вот и все мои профессии. Прямая моя обязанность. Раньше ведь тоже все артисты с утра – на радио, днем – на репетиции, в середине дня – кино, вечером – спектакль. И никто на это не обращал внимания. Все артисты так работают…» В начале нового тысячелетия Фоменко на какое-то время пропал с телеэкранов, сосредоточившись на других занятиях: снимался в кино, участвовал в автомобильных гонках. Кроме этого, в 2002 году у них с Голубкиной родился еще один ребенок – сын Иван (причем рожала его Мария не в роддоме, а у себя дома). О том, почему случилось именно так, сам Фоменко заявил следующее: «Маша родила нашего первого ребенка, дочь Настю, в роддоме, как и все наши соотечественницы. Но больше такого не будет. Хочу заметить, что это удовольствие недешевое.

Спросите у выдающихся специалистов, принимающих детей наших звезд в спецроддомах, сколько это стоит. И они вам ответят, что это удовольствие обходится в 10 тысяч долларов. И задайте вопрос: есть ли в этих самых родильнях стафилококки? Вам ответят: конечно, есть. А дома всей этой гадости быть не может. Я теперь уверен, что первые секунды своей жизни ребенок должен вдохнуть воздух родительского дома…» Два года спустя, в феврале 2004-го, Фоменко стал дедом – его дочь от первого брака Катя подарила ему внучку Аглаю. Правда, появилась она на свет не дома, а в обычном родильном доме.

В том же 2004-м Фоменко на какое-то время возглавил журнал «Автопилот» (друзья уговорили помочь в раскрутке издания). Это событие совпало с трагедией Беслана (захват школы террористами), что заметно отразилось на тогдашнем настроении шоумена. Давая в те дни интервью газете «Собеседник», Фоменко заявил следующее: «Когда гибнут люди, трудно держать себя в руках. Страшнее другое: мы превращаемся в нацию некрофилов, приучаемся видеть трупы на экране и на улицах, нас сознательно подсаживают на смерть. Остается уповать на то, что смогу сберечь отдельно взятое государство под названием «моя семья» и с помощью супруги выращу нормальных, здоровых детей…» Отдавая должное отцовским чувствам Фоменко, в то же время отметим, что в 90-е годы он немало сил приложил для того, чтобы «замусорить» мозги миллионам молодых людей своей кипучей деятельностью на ТВ. Одна «Империя страсти» с ее юмором на уровне мочеполовой системы чего стоила! Вся эта американщина насаждалась в России практически все 90-е при непосредственном участии телевидения, которое брало у Запада не самое лучшее, а самое худшее.

Однако к 2004-му шоумен уже заметно посерьезнел, стал более патриотичен и в том же интервью констатировал следующее: «Надо до конца бороться за страну. Не готов предложить развернутую программу, хотя ясно, что речь не о создании политических партий или чего-то подобного. В глубине души понимаю: западноевропейский вариант демократии у нас вряд ли пройдет. Иной генотип, другая конструкция… Народ разобщен, эту массу очень трудно поднять, она не монолитна. У нас нет великодержавного шовинизма…» В том же году Фоменко принял предложение Первого канала, где он тогда работал, сыграть самого Остапа Бендера в двухсерийном телевизионном мюзикле, который должен был демонстрироваться в новогоднюю ночь. Откровенно говоря, фильм получился слабым и лучше бы вообще не выходил. Как заметил сам актер: «Я сыграл великого комбинатора, хотя сам не понимаю зачем. Все давно сказано и сделано моим любимым Сергеем Юрским. Что тут добавишь?..» Судя по всему, главным стимулом для этой роли были деньги, которых нынешним российским звездам требуется все больше и больше, дабы постоянно поддерживать свой статус звезд. Заметим, не талант свой поддерживать (которого у большинства вовсе не наблюдается), а именно статус, который выражается во внешних проявлениях: дорогие машины, роскошные особняки за городом, многочисленные круизы в разные части света и т. д. Без всей этой мишуры, именуемой в народе «пылью в глаза», сегодняшняя звезда уже и не звезда вовсе, а так – совок.

Между тем в 2006 году Фоменко официально объявил, что «завязал» с профессиональной гоночной деятельностью, которой он занимался долгих 14 лет.

Спустя год, давая интервью газете «Версия», Фоменко заявил: «К телевидению я отношусь весьма критически. Считаю, оно у нас очень низкого пошиба…» Самое интересное, но вскоре после этого заявления он вернулся на ТВ – стал вести шоу «50 блондинок». Плюс снялся в сериале «Апостол», где сыграл одну из главных ролей – высокопоставленного сотрудника НКВД (премьера фильма прошла в апреле 2008-го). Скажем прямо, «клюква» та еще. Впрочем, от сегодняшнего российского кинематографа в целом трудно ожидать чего то стоящего. Вот и здесь то же самое: актеров набрали именитых (Евгения Миронова, Юрия Назарова, Ларису Малеванную и др.), а драматургия – детский сад какой-то. Причем все участники фильма стараются изображать из себя серьезных героев, но смотреть на это без смеха просто невозможно. Да, далеко назад оказалось отброшено сегодняшнее военное кино от советского. И вопрос сегодня не в том, чтобы догнать, а хотя бы немного приблизиться к нему. Удастся ли, покажет время.

Между тем не премьера «Апостола» и участие в нем Николая Фоменко приковали к нему внимание широкой общественности, а другое – развод с Марией Голубкиной, с которой Фоменко прожил 12 лет и нажил двоих детей: дочь Настю и сына Ивана. Отметим, что шоумен ушел не в никуда, а к другой женщине. Разлучницей стала не кто нибудь, а пресс-секретарь ленинградского губернатора Валентины Матвиенко 31-летняя Наталья Кутобаева, с которой он познакомился в Питере во время съемок шоу «Настоящий герой» в 2007 году.

Должность этой женщины вновь породила в светской тусовке разговоры о том, что Фоменко – человек корыстный. Дескать, эта женщина станет очередной ступенькой в его карьеристских планах. Хотя по большому счету брак Фоменко с Голубкиной дал трещину давно – уж слишком неуступчивыми были супруги. Как писал в «Московском комсомольце» (номер от 10 июля 2008-го) Н. Лялечкин: «Фоменко хотелось семейного уюта и женской преданности, а Голубкина считала, что даже в супружеском союзе «каждый за себя», и продолжала заниматься карьерой (она играла в театре, снималась в кино, кроме этого, работала на ТВ – вела музыкальные программы с Андреем Малаховым, появлялась в жюри «Цирка со звездами». – Ф. Р.).

Наталья Кутобаева оказалась иной. Как и Фоменко, она обожает погонять на машине и делает успехи в виндсерфинге, но при этом избранница шоумена прекрасно готовит и создает семейный уют. На это и «запал» артист. После развода Фоменко представил пассию своей маме Галине Николаевне. И получил искреннее одобрение.

Роман развивался стремительно. В какой-то момент Фоменко предложил Наталье переехать к нему (она живет в Санкт-Петербурге. – Ф. Р.). Но Кутобаева не знала, чем заняться в столице. Теперь проблема утряслась – говорят, невесту Фоменко пригласили работать на приличное место в аппарате президента…» Чуть позже в СМИ прошла информация, что Наталья утверждена в должности пресс-атташе одного из ведущих российских министров.

Отметим, что в новом сезоне-2008, который начался осенью, Фоменко стал ведущим нового шоу на канале «Россия» под названием «Мистер и миссис», которое должно выявлять дружные семейные пары.

Учитывая, что накануне запуска этого проекта Фоменко с большим шумом развелся (уже в третий, кстати, раз), его появление в этом шоу вызвало законное недоумение у многих. Однако ни во что конкретное это недоумение не материализовалось, так и оставшись висеть в воздухе. И трижды разведенный Фоменко продолжил учить миллионную аудиторию тому, как нужно (или не нужно) строить свои взаимоотношения влюбленным парам.

Тимур Кизяков Т. Кизяков родился 30 августа 1967 года в городе Реутове Московской области. Его отец – подполковник, мать – инженер. Тимур хорошо учился в школе, однако ни о какой телевизионной карьере никогда не помышлял. Верхом его мечтаний было техническое образование, для чего он и поступил в ближайший к месту его жительства вуз – Московский энергетический институт. Однако тот всегда славился своей сильной художественной самодеятельностью, и Кизяков, став студентом, вскоре почувствовал это на себе. Сам он вспоминает об этом так: «В технических вузах развлечения интереснее, чем в гуманитарных. Наверное, тяжелая специфика предметов пробуждает желание как следует расслабиться. Команды КВН это подтверждают. А дальше был знаменитый лагерь в Алуште. Я на полшага шел после Шустицкого, Маркина, Минаева и всюду обнаруживал их теплые следы. Познакомился с людьми, близкими ко всяким ВГИКам и ГИТИСам…» На телевидение Кизяков попал, еще будучи студентом, – в конце 80-х. Произошло это случайно. Некий приятель, учившийся на сценарном факультете ВГИКа, зная о разносторонних талантах Кизякова, попросил его написать сценарий для детской телепередачи «С утра пораньше». Написанное Тимуром настолько понравилось телевизионщикам, что они предложили будущему энергетику сотрудничество. Так Кизяков впервые оказался на Шаболовке, в детской редакции.

Вспоминает Т. Кизяков: «Мои первые ощущения от ЦТ были такими. На лестнице стоят вальяжные люди, томно курят и смотрят на меня свысока. Потом выяснилось, что это намотчики-размотчики проводов и прочие младшие помощники, у которых полно свободного времени вот так многозначительно стоять…» В самом начале 90-х детская редакция трансформировалась в телекомпанию «Класс». Кизяков к тому времени уже был штатным сотрудником ЦТ и в поте лица трудился над выпуском разных передач.

Так продолжалось до начала 92-го, когда в умах сразу нескольких человек (режиссера Татьяны Баталовой, бывшей актрисы Театра имени Моссовета Юлии Косаревой, выпускника театроведческого факультета ГИТИСа Александра Шахназарова и Тимура Кизякова) родилась идея снимать развлекательную передачу для всей семьи, в которой главными действующими лицами должны были стать знаменитые люди и их родственники. Название придумал Кизяков – «Пока все дома».

Поскольку двое создателей передачи имели непосредственное отношение к театру, начать решили с него. Так на свет появился первый выпуск программы, посвященный Олегу Табакову, который вел Тимур Кизяков.

Вспоминает Ю. Косарева: «Сначала я была против Кизякова. Все таки мы приходим в гости к знаменитым артистам, музыкантам. И я видела на месте ведущего театрала, человека искусства, который был бы хорошо подкован в этой области. На съемках у Андрея Петрова я, например, чуть сквозь пол не провалилась, когда Тимур спросил композитора: «А это что, пианино или рояль?» Я сказала: «Тимур, черт тебя дернул, спросил бы у меня, я бы тебе объяснила». Но если говорить серьезно, то популярной передача стала во многом благодаря тому, что ее ведет человек из зрителей, а не из богемной тусовки. У Тимура есть великолепное качество: он все воспринимает очень восторженно, у него нет скучного безразличного глаза, нет равнодушных вопросов, незаинтересованных интонаций…» Передача «Пока все дома» буквально с первого же выпуска стала чрезвычайно популярной. Этому способствовало сразу несколько причин. Во-первых, она была одной из немногих добрых, несущих в себе гуманное начало передач на нашем ТВ в те годы, во-вторых – ее ведущий был чрезвычайно мил и обаятелен. Как напишут позднее критики: «Кизякова отличает редкая для нынешней тележурналистики деликатность. Нет привычного хамства, самовлюбленности, бесцеремонных вопросов, желания заглянуть под одеяло или порыться в грязном белье, которое, как зуд, охватило многих, даже весьма уважаемых телеведущих…» Сам Кизяков, касаясь этой темы, говорит следующее: «Дело в том, что я не стараюсь стать своим. Для меня навязчивость – один из основных человеческих пороков. Я считаю, что быть в тягость другому недопустимо. Пусть человек начинает разговор вяло, даже неохотно.

Очень важно не довлеть над ним, чтобы его настроение само подсказало и ту интонацию, которая требуется. Мы очень бережно относимся к героям нашей передачи, потому что прекрасно понимаем, что они нужнее нам, чем мы им. Человек, который соглашается стать героем телепередачи или газетной публикации, полностью зависит от таланта, культуры, образованности, порядочности журналиста. Если человека пригласили сняться, а потом выставили в дурном свете, то в следующий раз он откажется от подобных предложений. Обжегшись на молоке, дуют на воду…» Стоит отметить, что «Пока все дома» изначально задумывалась как воскресная передача, которая должна была заменить почившую в бозе (как оказалось, не навсегда) «Утреннюю почту». Однако, прекрасно зная, какой популярностью пользовалась у зрителей на протяжении многих лет «Почта», создатели новой передачи даже в мыслях не помышляли достичь со своим детищем такого же успеха. Их желания были куда как скромны: собрать у экранов хотя бы половину тех, кто обожал «Почту», и продержаться год-другой. А что получилось?

Программа «Пока все дома» существует уже который год и на сегодняшний день превосходит по рейтингу вновь возродившуюся «Утреннюю почту». В чем же причина популярности этой вроде бы незатейливой на первый взгляд передачи? Наверное, в ее доброте.

Оказывается, можно, не ставя перед собой цель копаться в грязном белье и высасывать скандалы из пальца, снимать высокопрофессиональную и высокорейтинговую передачу. Кстати, программа «Пока все дома», в отличие от большинства сегодняшних телепередач, демонстрируемых на нашем ТВ и заимствованных у Запада, – типично российское изобретение.

Рассказывает Т. Кизяков: «Мы приходим к людям не ради того, чтобы показать ведущего в гостях, а для того, чтобы показать человека у себя дома. И моя главная задача – стать для этого человека собеседником, который задает вопросы, интересующие зрителей. Мы стараемся, чтобы разговор ни в коем случае не был похож на интервью.

Интервью – это разговор не на равных. Один заранее готовил вопросы, а другой вынужден экспромтом на них отвечать. Интервьюируемый находится в напряжении, потому что журналист вытаскивает, как стрелы из колчана, свои вопросы и запускает в него. Я сравнил бы интервью со сдачей анализов. Приходит в дом человек, приносит чемоданчик с разного рода шприцами и начинает втыкать их в пациента, берет пробы из одного места, из другого – на интеллект, на чистоплотность, – спускается все ниже и ниже пояса… Потом молча забирает все эти анализы и уносит их с собой, а человек с ужасом ждет диагноза. И когда узнает, что он неизлечим, жить будет, но не захочет, – тогда его посещает отчаяние. Поэтому мы не интервьюируем, а просто беседуем.

Мы никого не собираемся разоблачать, чужие тайны нас не интересуют.

Главное, чтобы собеседник понимал: мои вопросы возникают из его ответов, я слушаю и слышу то, что он говорит. И разговор обязательно потечет не по заданному мной руслу, а так, как удобно собеседнику…» Несомненным достоинством программы является и то, что в ней практически не появляются политики. Согласитесь, что в наше чрезвычайно политизированное время, когда «говорящие головы» буквально кочуют по всем каналам, подобная позиция «надомников» достойна восхищения. Причем исключения не делались даже в самые насыщенные политикой периоды типа президентской кампании 96-го.

Хотя именно тогда авторов передачи буквально атаковали со всех сторон высокие деятели, обещая все блага за одно приглашение в передачу.

Однако ничего им не обломилось.

Рассказывает Т. Кизяков: «Мы рассуждали так: артиста можно не любить, но ненавидеть его нельзя, поскольку не за что. Если ты не любишь актера, то просто не смотришь передачу, и все. А политика можно ненавидеть. И еще: когда мы видим талантливого артиста, который живет хорошо, у нас не возникает какого-то недоброго чувства.

Ну, что ж, думаем мы, он работает, он заслужил, и мы знаем чем. Но когда мы видим, как хорошо живет политик, и сравниваем с тем, как живем мы, а ведь наша жизнь – это и есть его работа, то возникают мысли: а за счет кого это он так живет? И подобная несправедливость вызывает раздражение…» Между тем об уровне популярности передачи, о ее репутации среди бомонда говорит такой факт: за долгие годы существования сорвалось всего лишь несколько встреч, причем большая часть из них по вполне прозаическим причинам – болезнь героя, срочная командировка и т. д. Хотя несколько раз звучали и другие причины: кто-то боялся сглазить мир в семье, кто-то не хотел афишировать свою семейную жизнь. Но большинство все же соглашаются пускать «надомников» в свои дома, уверенные в их порядочности. Героев передач находят очень просто: каждый из авторов использует свои связи в богемной среде и договаривается о встрече со знаменитостью лично. При этом никаких «перетягиваний одеяла» между создателями передачи нет и в помине.

Вот как описывают творческую «кухню» программы специалисты.

И. Логинов: «Разрабатывая концепцию передачи, ее создатели – режиссеры Ю. Косарева и Т. Баталова, сценаристы Н. Чичко и А.

Шахназаров, ведущий Т. Кизяков и руководитель программы Л. Зайцева – первым делом определили то, чего в ней не должно быть. Так как это развлекательная передача для всей семьи, то в ней не должно быть ничего такого, чего нельзя смотреть родителям вместе с детьми. Лексика должна быть исключительно нормативной, то бишь никакого сленга, вульгарного новояза, мата. Героем передачи может быть любой известный человек – артист, музыкант, спортсмен… Авторы передачи не ставят перед собой задачу любым способом развлекать зрителей. По большому счету, ее вообще вряд ли можно отнести к чисто развлекательным программам. Она не рассчитана на то, чтобы пробуждать азарт, вызывать гомерический хохот. Скорее – легкую улыбку, хорошее утреннее настроение. Показать, как живет человек, интонации, с которыми разговаривает с близкими, атмосферу в доме – вот что главное… Делают передачу две бригады, которые работают в противофазе:

одна снимает, другая монтирует. Благодаря этому передача стабильно выходит в эфир раз в неделю. К съемкам готовятся серьезно, продумывают все до мелочей. Когда, например, приехали к Хазанову и артист увидел, что вся бригада привезла с собой домашние тапочки, он сказал: «Вот это профессионалы». Съемки идут часа два, а то и больше, передача – всего полчаса. Естественно, много интересного остается за кадром.

Во время съемок люди ведут себя по-разному. Одни готовятся очень серьезно: запасают угощение на множество персон, убирают квартиру, наряжаются в лучшую одежду и страшно скованно себя чувствуют. Другие, наоборот, относятся к съемкам легкомысленно и нисколько не стесняются. В этом тоже, может быть, проявляется характер человека. Случаются и неожиданности. Приехали как-то к композитору Андрею Петрову, и оказалось, что в его доме, в центре Петербурга, нет света. Полтора часа сидели, ждали – никаких результатов. Попросили композитора позвонить куда следует. Но Петров настолько деликатный человек, что не хотел никого лишний раз беспокоить: «Они же обещали все сделать». Пришлось Юлии Косаревой самой снять трубку и поднять на ноги все городские службы. В конце концов приехали ремонтники и мгновенно устранили неисправность.

Закадровый текст, полный тонкого юмора, пишет Александр Шахназаров. Как никто другой он умеет соединить несоединимое. Порой две строчки, которые должны связать сюжеты и при этом звучать афористично, рождаются мучительно. К языку у авторов передачи отношение самое трепетное, и, если проскакивают оговорки или неправильные ударения в словах, они болезненно переживают.

Соавторы могут по часу на повышенных тонах спорить, как правильно говорить: петля (ударение на последнем слоге) или петля (на первом).

Каждый будет доказывать свое, показывая друг другу словари и справочники…» Ю. Загидуллина: «К чести обеих творческих групп передачи – очень интеллигентных, порядочных и, как они говорят, достаточно поживших и много повидавших на своем веку людей, – они категорически против провокационных вопросов, а также религиозных и политических тем. Они – за спокойную светскую беседу у домашнего очага.

К нему, к домашнему очагу, «слетаются», по крайней мере, человек шесть, не считая самих участников программы: ведущий, редактор, режиссер, оператор, звукооператор и осветитель. Все они берут с собой сменную обувь, чтобы не нести в гостеприимный дом грязь с улицы. Этой деталью прониклись заботливые телезрители. Решив, что нечего ведущему париться в сменных кедах, они прислали ему домашние тапочки, сделанные своими руками, с надписью «Пока все дома». Теперь еженедельно Тимур надевает свои фирменные тапочки.

В то время когда оператор ставит камеру, съемочная группа обдумывает тему беседы. Хозяева обычно знают, что собой представляют передачи, и сами задают тон беседе, начиная показывать семейные фотографии. Но, кроме того, о героях программы Чичко (Наталья Чичко – в прошлом преподаватель русского языка и литературы. – Ф. Р.) с Баталовой (или Косарев с Шахназаровым) знают из публикаций, из книг и от общих знакомых. Эти сведения заранее обговариваются с Тимуром Кизяковым, который остроумно и органично, будто знаком тысячу лет, ведет разговор. В каком тоне спросишь, в таком и ответят. Недаром Тимур прославился как капитан команды КВН Московского энергетического института, в котором учился… Поскольку он очень любит всякую живность – держит дома и птичек, и рыбок, – то грех было не появиться рубрике «Зверье мое». Она «скользящая», то есть непостоянная. Такие миниатюрки включаются в передачу для украшения и дополнения в случае, если основная часть – рассказ о семье – сложилась не так, как хотелось бы: может, чуть-чуть затянулась или вышла слишком грустной…» Безусловно, Кизяков является не только лицом передачи, но и ее мотором. Достаточно сказать, что он придумал не только ее название, но и многие ее рубрики. То же «Зверье мое» или «Оч. умелые ручки». О последней стоит сказать особо.

В свое время на отечественном ТВ была 30-минутная передача «Умелые руки», которая пользовалась большой популярностью у зрителей. В ней весьма доходчиво объяснялось, как, например, смастерить из подручных средств скворечник, книжную полку и т. д. В конце 80-х передача закрылась, но она оставила глубокую память о себе в сердцах многих людей. В их числе оказался и Кизяков, который предложил своим коллегам по программе возродить эту прекрасную идею. Так в рамках программы «Пока все дома» появилась трехминутная рубрика «Оч. умелые ручки» (Очень умелые ручки). На роль ведущего Кизяков пригласил своего бывшего преподавателя кафедры информационно-измерительной техники МЭИ, автора нескольких технических справочников и вообще хорошего человека Андрея Бахметьева.

Между тем на фоне большинства нынешних звезд ТВ, которых слава испортила, Кизяков выгодно выделяется скромностью и отменным чувством юмора. В одном из интервью он заявил: «Я стараюсь не казаться лучше, чем я есть. Смешно, когда человек лопается от гордости из-за того, что он в кадре. Телевидение – это такое дело, которое получается, только если все работают хорошо, и которое разваливается, если хоть один человек из группы работает плохо… Думаю, я не главная персона в передаче, просто самая известная.

Кстати, вспомнил историю насчет известности. Когда мы с Бахметьевым однажды ехали в метро, к нам подошла сильно пьяная мясная туша и сказала: «Ну, конечно, вы телевизионные «звезды» и с «козлом» разговаривать не будете…» Потом подумал и добавил: «А за «козла» ответите!» Я не делаю ставку на свою популярность, на то, например, что меня узнает гаишник и не возьмет штраф за нарушение правил. А вдруг не узнает?

Кстати, мои друзья с телестудии МВД сделали мне очень хорошее удостоверение. Когда останавливают, могу сказать: «Я на задании, отойдите быстро. И незаметно».

Что касается личной жизни Кизякова, то довольно долгое время он предпочитал быть холостяком. Несмотря на то что вокруг него всегда увивались поклонницы, ему удавалось ни с одной из них не перешагнуть порог загса. В одном из интервью в конце 95-го года он заявил: «У меня перед глазами масса примеров моих одноклассников, которые уже снова не женаты. В то время, пока они в силу своей молодости воевали с кастрюльками на кухне, я этой молодостью упивался. Теперь мы снова стоим на старте, но я прыгнул дальше. Передача – бесценный опыт для меня, я гораздо терпимее стал относиться к людям, посмотрев, как они ладят между собой. Я убедился, что добрососедское сожитие людей возможно в самых неожиданных условиях. Счастье возможно в любой обстановке…» Спустя два с половиной года после этого интервью Кизяков все таки женился на девушке по имени Лена.

Из интервью Т. Кизякова: «Для меня самое трудное – это внутренняя работа. Мне кажется, любой человек, который занимается тем или иным творчеством, должен сомневаться, сможет ли он выполнить задуманное. Я иногда очень завидую людям, которые могут прийти с работы, вымыть руки, взять газету или включить телевизор – и все, до следующего заводского гудка. Для нас работа с приходом домой не кончается. Кроме того, мы чувствуем большую ответственность, ведь передачу, согласно статистике, смотрят 50 миллионов человек… Главное для меня, что люди действительно ждут передачу, она нужна, во всяком случае, не только тем, кто ее делает. И еще мне приятно, что я в конце концов нашел дело, которым могу заниматься, не стесняясь смотреть людям в глаза. Как ни странно, с ростом популярности передачи у меня как ведущего возрастает требовательность к себе. Мне кажется, что люди по-настоящему уважаемые за то и ценятся, что на протяжении многих лет честно работают. И я для себя давно уже сформулировал различие между славой, популярностью и известностью. Известность – это аванс, популярность – это зарплата, слава – это пожизненная пенсия. Для того чтобы ее заработать, нужно трудиться всю жизнь, и по последней зарплате тебе будет начислена пенсия…» В сентябре 99-го, когда ОРТ включилось в так называемую информационную войну и заметно подмочило свою репутацию у части аудитории (даже появилось обращение деятелей науки, культуры и спорта с просьбой к руководителям канала одуматься), такие передачи, как «Пока все дома», выгодно отличались от других, включившихся в боевые действия. Это отмечали многие специалисты. Приведу лишь одно из высказываний критика Е. Барабаш, опубликованное в «Независимой газете» 16 октября: «Абсолютно прав был булгаковский профессор Преображенский, призывавший не читать за обедом советские газеты.

Сегодня он наверняка бы согласился, что за неторопливым воскресным завтраком смотреть российские новости – непосильный труд для психики и для желудка. Право, лучше «Пока все дома». Простенькая передача, не претерпевшая почти никаких изменений за семь лет своего существования. Все те же посиделки в гостях у известных людей с традиционным вопросом «Как вы познакомились?», все те же «Оч.

умелые ручки». Вроде бы все необязательное, юмор Тимура Кизякова незатейлив, рецепты «народного очумельца» Андрея Бахметьева порой мало применимы к реальной жизни, но это не та незатейливость, синоним которой – примитивность. Это очень простое, очень ласковое и очень умное общение со зрителем, замотанным и задерганным длинной рабочей неделей. Сколько ни искала, ни единого раздражителя в этой программе не нашла…» Отметим, что в том же 99-м передача «Пока все дома» номинировалась на премию «ТЭФИ», однако награды так и не получила:

видимо, телевизионные академики посчитали, что передаче не хватает какого-то особого драйва (судя по всему, скандального), чтобы обладать этой премией. Впрочем, учитывая явную ангажированность этой награды, неудивительно, что «Пока все дома» обделена ею до сих пор.

Между тем в начале нового тысячелетия Кизяков стал отцом: у них с Еленой родилась дочь. Это событие, а также неослабевающая популярность передачи у зрителей стали поводом к тому, чтобы руководство Первого канала помогло Кизяковым улучшить свои жилищные условия.

Во многом именно рождение ребенка у Кизяковых стало поводом к появлению в передаче новой рубрики, которая ставит целью помочь обрести семью детям-сиротам, которых в России за годы дикого капитализма появилась целая армия (на сегодняшний день она насчитывает более 800 тысяч человек). В итоге благодаря передаче свои семьи уже обрели более десятка детей-сирот.

Сергей Доренко С. Доренко родился 18 октября 1959 года в городе Керчи Крымской области Украинской ССР в семье военнослужащего. Его отец – Леонид Филиппович – был военным летчиком, и семья часто переезжала с места на место. Уже через десять месяцев после рождения сына семья Доренко в очередной раз снялась с насиженного места и отправилась в путь – на этот раз в Иркутск. В последующем города и веси менялись с калейдоскопической быстротой: Омск, Комсомольск-на-Амуре, Нижегородская область, Саваслейка, что в нескольких часах езды от Москвы по Казанской железной дороге. По словам С. Доренко: «Мы часто переезжали. И каждый раз, попадая в какой-нибудь новый гарнизон, я знал, что скоро все равно уеду отсюда. Наверное, поэтому я очень быстро налаживал товарищеские отношения, но ближе никого не подпускал. Чтобы не терять – лучше не иметь. У меня выработалась психология «не местного»… Пай-мальчиком я не был. Как раз из-за бесконечных шалостей в первом классе меня перевели сразу в третий. Мне было жутко неинтересно учиться, потому что я быстро освоил программу и всю свою энергию тратил исключительно на безобразное поведение. До пятого класса я оставался круглым отличником. Потом стал учиться хуже.

Переходный возраст… Из школьных предметов я больше всего любил алгебру. Но и физкультурой увлекался. Я ведь занимался боксом. У меня третий разряд. Правда, я не считаю это серьезным достижением. Баловство, да и только…» В самом начале 70-х Доренко вновь снялись с насиженного места и уехали в Волгоград, где Сергей поступил в физико-математическую школу. Там же он единственный раз в жизни попробовал себя в качестве… манекенщика. Дело было так.

Однажды по пути из школы мама попросила его зайти в Дом моделей и забрать оттуда какую-то вещь, которую для нее сшили.

Однако, когда он переступил порог пошивочной, местным мастерицам понравились его плечи – по их словам, у юноши был идеальный 50-й размер. Доренко предложили поработать в качестве модели, и он согласился, поскольку за это ему обещали платить. Каждая примерка длилась 15 минут, и за нее давали рубль. За месяц набегало до примерок. Большую часть заработанных денег Доренко пустил на покупку записей зарубежных исполнителей (в те годы запись с импортного диска на магнитофонную ленту в студиях звукозаписи стоила один рубль).

В 1977 году Доренко окончил школу, приехал в Москву и с ходу поступил в Университет дружбы народов имени Патриса Лумумбы. В 1979 году женился на своей однокурснице Маше. Военную службу проходил в течение нескольких месяцев в Киеве – был механиком по турбовинтовым самолетам «АН-12».

В 1982 году Доренко окончил университет сразу по трем специальностям – перевод с испанского, перевод с португальского и преподавание русского языка как иностранного – и в течение двух лет работал переводчиком в Анголе. Вернувшись затем в Москву, он в течение нескольких месяцев не мог устроиться на работу. Рассказывает С. Доренко: «В те годы приличную работу можно было получить только по большому блату. У меня было десять таких блатных мест вроде должности преподавателя португальского в МГУ, переводчика с португальского в АПН и т. д. Искали мне работу все вместе: где-то теща, где-то ее подруги, где-то жена и ее подруги. Но так из этого ничего и не вышло. В частности, скажем, преподавателем португальского в Институт военных переводчиков меня не взяли по той простой причине, что у меня не было офицерского звания, я рядовой запаса. Так вот, настал такой момент, когда я взял огромный телефонный справочник и начал сам обзванивать всех подряд по списку. Я сказал себе: «О’кей, сначала я обзвоню все комитеты и министерства, где есть международные отделы. Мало ли где может быть нужен человек с двумя иностранными языками?» Причем один из них – португальский, что было большой редкостью. Тогда его только-только начинали учить в Москве, и на него «клевали» хорошо. И вот таким же дуриком позвонил я на Гостелерадио.

Совершенно наугад. Дескать, есть же там у них иновещание или что-то в этом роде… И вдруг меня туда приглашают. Приезжаю.

Через полтора месяца звонят: «Все прекрасно, вы прошли.

Приезжайте, пишите заявление о приеме». Я прихожу, и вдруг:

«Извините, все сорвалось». Помню, сам кадровик выводит меня из комнаты и говорит: «Подсидел тебя тут один блатной. Прислали его «сверху», что поделаешь?» Ну я попрощался и пошел в АПН оформляться переводчиком. Но душа почему-то неспокойна. И вот звоню с утра в АПН. Меня уверяют: дескать, все хорошо, ваши бумаги на подписи у первого зама, приказ о вашем назначении вот-вот будет подписан, вам уже отвели кабинет и т. д. Словом, меня там ждут. А я на полпути туда вдруг не выдерживаю и звоню в Гостелерадио. И что вы думаете? Тот самый кадровик мне кричит: «Ты где? Я тебя нигде найти не могу. Срочно приезжай, есть место в международном отделе, но не с португальским, а с испанским. Как у тебя с испанским?» Я говорю:

«Нормально, все – на пять. Но вы-то отвечаете за свои слова? Ведь я сейчас бросаю работу в другом месте…» Короче говоря, кадровичка из АПН мне потом сказала: «Увижу хоть раз в районе метро «Парк культуры» – убью, задушу своими руками. Теперь молись, чтобы я успела изъять твои бумаги со стола первого зама, пока он их не подписал…» Вот так 1 апреля 1985 года, в смешной день, я и оказался в Гостелерадио, в ведомстве товарища Лапина. Взяли меня на должность младшего редактора с окладом в 140 руб. А за два языка – еще 28 руб.

Вначале был исполнительным продюсером, потом стал делать сюжеты для испаноязычных телекомпаний…» Работа Доренко на иностранного зрителя продолжалась в течение нескольких лет, пока в 1990 году он не перешел в редакцию информации. Его первой служебной командировкой в новом качестве стала поездка в бурлящую событиями Прибалтику, а именно – в Литву.

Несмотря на то что условия работы там были просто жуткие – при словах «Первый канал» литовцы плевали в лицо, – Доренко справился с возложенной на него задачей на все 100 %: сделал десять материалов, и все они вошли в программу «Время» без всяких купюр. Тогда же произошел и его первый самостоятельный выход в эфир в качестве ведущего: он пару раз замещал в эфире кого-то из ведущих ТСН, читал горячие сводки ТАСС о событиях в Литве. Однако с этой обязанностью, по мнению руководства, он справился гораздо хуже: его попросили написать заявление об уходе. 1 апреля 1991 года Доренко такое заявление написал и решил, что больше ноги его не будет на телевидении. Но слово свое не сдержал. Стоило одному из руководителей РТР, Олегу Добродееву, позвать его в новую информационную программу «Вести», как Доренко тут же откликнулся на этот зов.

Вспоминает С. Доренко: «Вести» тогда представляли собой не что иное, как повстанческий комитет в чистом виде, где люди работали за идею. Денег нам вообще могли не платить, мы и так готовы были работать. И когда произошли августовские события, мы с Владом Флярковским сделали о них фильм. А после этого почти все – и Олег Добродеев, и Евгений Киселев, – ушли на Первый канал. Я с ними не пошел. Но вскоре и я вновь оказался на Первом канале, потому что власти перестали уделять «Вестям» какое-либо внимание…» На Первом канале Доренко попал в программу «Время». Выступал в ней как ведущий, после чего в 1993 году ушел на канал «ТВ-6.

Москва», где ему предложили руководящую должность – директора службы информации. Тогда же он подрабатывал московским корреспондентом и комментатором испанской службы новостей телекомпании СNN. К примеру, во время вооруженных столкновений в Москве 3–4 октября он сделал для телекомпании CNN 42 (!) репортажа с места событий. Год спустя, в декабре 94-го, Доренко снимал репортажи в Грозном, причем вновь – для иностранцев. По этому поводу С. Юшенков в одном из интервью заявил: «Я очень жалею, что взял с собой в Грозный Доренко. Я надеялся, что он сможет показать отснятые им материалы более эффектно. Однако позже выяснилось, что он в Грозном работал не на российский телеканал, а на западную телеслужбу. Журналисты потом надо мной шутили: дескать, что, Доренко тебя в долю взял?..» В апреле 95-го на Общественном российском телевидении (ОРТ) появилась авторская информационно-аналитическая программа Доренко «Версии», которую он делал в телекомпании REN-TV. Однако в сентябре того же года по решению руководства ОРТ программу закрыли. Сделано это было под давлением одного из акционеров телеканала – Бориса Березовского, которого Доренко на одной из последующих пресс-конференций презрительно назвал торговцем подержанными автомобилями. Никто тогда даже не мог себе представить, что очень скоро Доренко и Березовский из врагов превратятся в друзей из разряда «не разлей вода».

Кстати, об автомобилях. В период работы Доренко в REN-TV он ездил на подержанном джипе с открытым кузовом. Соседи по его дому в Крылатском, не стесняясь имени владельца, каждое утро, уходя на работу, подбрасывали ему в кузов мусор. Говорят, что Доренко реагировал на эти выходки на удивление спокойно.

В марте 1996 года Доренко вновь возник на экранах телевизоров в качестве ведущего – на этот раз это был канал НТВ, где состоялась премьера еженедельного ток-шоу REN-TV «Характеры». Но с этой программой произошел любопытный парадокс: Доренко в ней предстал на удивление спокойным и незлобивым, в то время как отдельные телепродюсеры хотели от него совсем другого – агрессивности, злости.

Короче, эта программа продержалась в эфире совсем немного и была закрыта. Спустя несколько месяцев после этого Доренко покинул компанию REN-TV. Причем со скандалом. В частности, на одной из тогдашних пресс-конференций президент компании Ирэна Лесневская заявила, что, уходя, Доренко прихватил с собой кое-какую оргтехнику:

компьютер, сотовый телефон… Доренко в ответ все отрицал и сообщил, что это не он, а Лесневская вела себя неподобающим образом и таскала у него из кабинета пластмассовые стаканчики для чая.

Между тем в октябре 96-го Доренко делает крутой вираж – возвращается на ОРТ под крыло своего недавнего заклятого врага Бориса Березовского и занимает должность первого заместителя главного продюсера Дирекции информационных программ. Кроме этого, Доренко становится автором и ведущим еженедельного информационно аналитического выпуска программы «Время». Многие люди, не вхожие в коридоры «Останкина», удивлялись такой метаморфозе в поведении Доренко, и только люди сведущие ни капли не удивились. Некие два господина, работающие на ОРТ и пожелавшие остаться инкогнито, в интервью журналу «Профиль» заявили следующее.

Первый господин: «У Бориса Березовского давно появилась идея найти этакого телевизионного киллера, которого можно было бы натравить на кого надо. Первым, на кого в этом смысле поставил Березовский, был Александр Невзоров с его программой «Дикое поле» на ОРТ. Но тот не оправдал надежд Бориса Абрамовича, потому что оказался самостоятельным человеком и старался протаскивать свои экзотические идеи. Например, идею силового решения всех конфликтов, национальную идею и так далее. Потом Невзоров и вовсе занялся политикой и ушел в Думу. Тогда Березовский вытащил Доренко. И Доренко совершенно точно подошел на ту роль, которую предназначал ему Березовский».

Второй господин: «В самом начале своей тележурналистской деятельности Доренко очень резко высказывался о Березовском. Но Березовского это всегда очень мало волновало. Не исключено, что именно наезды Доренко на Березовского и привели к тому, что магнат купил Доренко, приобретя в его лице серьезное оружие. Все ведущие телеканалов занимаются промыванием мозгов, но если интеллектуал Киселев «лечит» как гомеопат, то Доренко – как деревенский коновал.

Березовский же оплачивает такие вещи очень хорошо. И что самое интересное: если у Доренко сменится хозяин, то без работы он не останется, потому что уловил конъюнктуру и является в этом деле профессионалом».

Несмотря на то что Доренко с тех пор у многих телезрителей стал отождествляться со слугой самого дьявола (в роли последнего, соответственно, Борис Березовский), однако именно тогда Президент России Борис Ельцин назвал его «самым красивым телеведущим Останкина». Но об этом лучше послушать рассказ самого Доренко:

«Ельцин назвал меня «самым красивым» в негативном контексте. Это было во время президентской предвыборной кампании в США. Одним из претендентов на этот пост тогда был Росс Перро. И в каком-то информационном выпуске прозвучала фраза, что пресс-секретарь Ельцина не знает, кто это такой. Ельцин приехал в Останкино, где встречался с работниками телекомпании, и в качестве примера нападок на себя привел этот случай и заявил: «Этот-то, самый красивый, сказал, что мой пресс-секретарь не знает, кто такой Росс Перро! А он имел в виду – кто такой этот Росс Перро, чтоб я с ним встречался?» На самом деле Борис Николаевич меня перепутал. О казусе с Россом Перро говорил в своей программе Миша Осокин. Но все стали смотреть на меня, и я Мишу не выдал. Просто достаточно громко сказал, что я ни при чем. Историю все забыли. Даже контекст забыли.

Запомнили только эти слова…» Между тем, перейдя на сторону своего недавнего врага Березовского, Доренко живо включился в политические баталии, выступая на стороне своего нового хозяина. Согласно журналу «Профиль», самые масштабные пропагандистские акции Доренко на ОРТ в тот период выглядели следующим образом:

– телерасследование ситуации на «Норильском никеле» во время противоборства владельца «Норникеля» Владимира Потанина и Бориса Березовского;

– расследование незаконной покупки тем же Потаниным череповецкого завода «Азот»;

– «убиение» Чубайса в связи с «книжным делом» во время борьбы Бориса Березовского с Анатолием Чубайсом;

– агитация за Виктора Черномырдина во время проталкивания того в премьеры Борисом Березовским и т. д.

В феврале 97-го Доренко оказался в самом центре скандала, когда Ельцин в очередной раз прогнал от себя нескольких своих приближенных, в том числе и личного фотографа Дмитрия Соколова.

Спросите, при чем здесь Доренко? А при том, что… Впрочем, сошлюсь на средства массовой информации, которые описали тот инцидент в подробностях. В частности, «Комсомольская правда» в номере от февраля сообщила следующее: мол, вечером 10 февраля в Кремле состоялись два «междусобойчика», один – в бывшей приемной генерала А. Коржакова, другой – по соседству.

«Участники первого мероприятия отмечали победу своего бывшего шефа в борьбе за депутатский мандат… Второй «междусобойчик» с участием российских телезвезд Сванидзе, Киселева, Доренко и, по уверениям источника, самого Чубайса праздновал назначение Николая Сванидзе руководителем РТР. На беду, участники обеих тусовок вынуждены были пользоваться одним туалетом. Там и произошла стычка между Дмитрием Соколовым (личный фотограф Ельцина) и Сергеем Доренко, которого разгоряченный мастер фотодела назвал Дуренко.

(Кстати, по сообщению «Интерфакса», в стычке популярный тележурналист даже получил бытовую травму.) Разобидевшись, Доренко вернулся к своим и нажаловался Чубайсу. Было доложено обо всем Б. Н.

Ельцину… Ельцин отреагировал болезненно: «Всех уволить!» Доренко не оставил эту заметку без внимания (не заметить ее было невозможно, поскольку она была помещена на первой полосе «Комсомолки») и оперативно на нее отреагировал. Уже 3 марта в очередном номере еженедельника «Собеседник» он дал обстоятельный ответ на этот выпад своих недоброжелателей. Вот что он сказал: «Есть масса способов прославиться. Один из них описан Марком Твеном (кстати, это один из любимых писателей тележурналиста. – Ф. Р.). Вы, конечно, помните эпизод, когда один мальчик рассказывал, что был бит самим Томом Сойером, чтобы погреться в лучах славы знаменитого героя. Я снисходительно отношусь к такой позиции, но категорически возражаю против того, чтобы ко мне каким бы то ни было способом примазывался бывший президентский фотограф. С 14.00 примерно до 15.00 10 февраля я действительно был в Кремле. Это была встреча руководителя администрации президента Чубайса с шестнадцатью политическими обозревателями, а не «вечерняя пьянка», как пишет «Комсомолка». Это легко проверить по книге пропусков Кремля. Там четко отмечено время прибытия и убытия. Из телевизионных персонажей был только Евгений Киселев. Остальных – практически никого не знаю.

Они были из газет, а пишущую прессу я знаю больше по фамилиям, чем по лицам. Чубайса до этой встречи видел три года назад – делал интервью (Чубайс меня терпеть не может – еще два года назад во всеуслышание назвал меня «нашим врагом», и даже когда мне страшно нужно было встретиться с ним для моей программы, он всегда отказывал). Из разговоров понял, что руководитель администрации раз в три-четыре месяца обедает в обществе политобозревателей. Практика более чем похвальная. И принятая во всем мире. Правда, никогда не слышал о неформальных встречах официальных лиц или политиков с шестнадцатью журналистами сразу… Пища с гастрономической точки зрения была унылая и скудная.

Поскольку порции были кошачьи по размерам. Не знаю, в чем душа держится у обитателей Кремля, – Чубайс съел и, кажется, остался доволен. Мне же с моими девяносто шестью килограммами снова пришлось обедать уже на телецентре. Чубайс торопился, и очень скоро все разошлись.

Президентского фотографа не знаю. Никто меня с ним не знакомил.

Сейчас, когда опубликована фотография изгнанного гэбэшника, могу сказать, что видел это лицо. Думаю, во время официальных съемок. Уж точно не в туалете, который описывает «Комсомолка».

Я удручен, что на первую страницу помещен не просто слух, а слух с туалетным запахом. Впрочем, не исключаю, что «Комсомолка» добросовестно распространила версию коржаковских гэбэшников, чтобы их имена были упомянуты рядом с моим.

Я уверен, что «Комсомолка», «МК», «Совершенно секретно» и ряд других изданий серьезно завязаны на Коржакова – подобные материалы то ли заказуха (за деньги), то ли в ход идет компромат на руководство изданий – они зацеплены гэбухой. Какой компромат? Ну, например, кое кто из них связан с наркотиками из Афганистана, а кое-кто отмывает деньги через французские фирмы – якобы рекламное агентство из Франции скупило всю рекламную площадь в газете и рекламодателей направляют перечислять деньги на счета французских банков и фирм и т. д. Я как раз сейчас работаю с документами на эту тему. Мне кажется, что Коржаковым ставится задача скомпрометировать Березовского (через меня), Гусинского (через Евгения Киселева) и Чубайса (через Сванидзе). А также Ельцина, для которого есть «хорошие» пьянки и «плохие». Мне пьяную драку пришили по причине моего имиджа – трудно представить дерущимся Чубайса или респектабельного Киселева.

Но это ошибка колоссальная – всей журналистской Москве известно, что я не пью водку, могу позволить лишь бокал испанского вина, причем определенного сорта… Теперь при посещении Кремля впредь воздержусь от походов в туалет – буду терпеть. Как бы чего не вышло! Вдруг на меня из унитаза через объектив посмотрят умные глаза очередного фотографа…» Между тем весь 97-й Доренко в прямом эфире активно разоблачал врагов Березовского. Делал он это с таким усердием, что в ноябре сам Чубайс потребовал убрать его с Первого канала. Однако Березовский не дал в обиду своего любимого журналиста. Доренко этот накат только раззадорил, и он с еще большим усердием взялся за новые разоблачения. К примеру, в феврале 98-го он стал «копать» под ОНЭКСИМбанк, попутно выставив в неприглядном виде «младореформатора» Бориса Немцова. Читатель наверняка не забыл этот скандал. Помните: якобы люди из ОНЭКСИМ пригласили Немцова в некий закрытый пансионат, где выступали стриптизерши. Вроде бы никакого криминала (все-таки это не банные развлечения бывшего министра юстиции), однако Доренко раздул из этого дела такой скандал, что о нем в течение нескольких дней взахлеб писала российская пресса и судачили старушки у подъездов.

В том же феврале, отвечая на вопрос корреспондента «Комсомольской правды» о том, является ли он – Доренко – рупором Березовского, журналист ответил так: «В наших взглядах есть совпадения, я встречаюсь с Березовским, но гораздо реже, чем мне хотелось бы. Как правило, у него нет времени беседовать, он куда-то несется, как выпущенный снаряд, а по пути я что-то спрашиваю о текущей ситуации. У него есть дар называть вещи своими именами…» Между тем разоблачительная деятельность Доренко была приостановлена в начале лета 98-го, когда он ушел из эфира и занял пост главного продюсера Дирекции информационных программ ОРТ.

Стоит отметить, что многие оэртэшники восприняли это назначение с энтузиазмом, поскольку предыдущий главпрод – Александр Любимов – не сумел вписаться в коллектив. Как говорили журналисты из программы «Время», «на Любимова папками собирали компромат, ненавидели его развешанных по стенам бабочек, не терпели его пафосности, когда даже трубку от обычного телефона он держал у уха на специальной подставке». Доренко же явил коллективу лицо совсем другого руководителя: хотя и строгого, но близкого массам. Вот как об этом говорят очевидцы.

И. Петровская, телекритик: «Ни дураком, ни бессмысленным пропагандистом Доренко назвать нельзя: он все делает осознанно.

Вообще же он, по-моему, в большей степени информационный продюсер. Кстати, когда он занялся на ОРТ чисто информационным продюсированием, качество информационного продукта там повысилось.

Что бы ни говорили, он, конечно же, в этом деле профессионал. Все таки он работал в испанской редакции СNN, а там не держат чистых пропагандистов и певцов кого-нибудь или чего-нибудь. Поэтому законы информации он знает. Более того, многие сотрудники программы «Время», которые боялись превращения Доренко в начальника, в продюсера, через некоторое время признались, что это был правильный выбор, особенно по сравнению с Александром Любимовым».

Господин N, журналист программы «Время»: «С Доренко работать очень легко. Если твой материал по каким-то причинам не идет в эфир, он обязательно извинится. Он всегда готов похвалить, ободрить, в отличие от наших предыдущих начальников… Доренко может позвонить любому политику и договориться о встрече, если у корреспондента это не получается.

Свою команду еще из «Версий» он везде таскает за собой, и они подчиняются только ему. На ОРТ они на особых позициях. Он запретил все выпивки на работе. Как-то на прогоне материала заметил, что корреспондент выпил, и тут же отстранил его от эфира. Дело почти дошло до увольнения, но кто-то сказал Сергею, что парень владеет несколькими иностранными языками, и Доренко отступил. Он вообще очень хорошо относится к образованным людям».

Тем временем долго обходиться без такого «наркотика», как эфир, Доренко, видимо, был не в силах, поэтому уже в августе того же 98-го вновь начал вести вечерние выпуски программы «Время» (сохраняя пост главпрода). Его главная задача на тот момент – помочь Березовскому найти подходы к новому премьер-министру Евгению Примакову. Когда сделать это не удалось – Примаков так и не подпустил к себе близко могущественного олигарха, – тактика была изменена: начались наезды на премьера, на ФСБ. Причем самые кондовые, в духе Доренко. Многие читатели наверняка хорошо помнят его многосерийный мини-сериал о том, как фээсбэшники якобы готовили покушение на Бориса Березовского. Или антропологическое исследование черепов Зюганова и Макашова.

После этих показов нервы кое у кого из сановных зрителей, видимо, не выдержали. В итоге 10 декабря приказом гендиректора ОРТ И. Шабдурасулова Доренко был отстранен от эфира. Однако эта опала длилась недолго – уже через пару-тройку недель Доренко вернулся в эфир, чтобы произвести новые залпы по врагам, на этот раз – по премьеру. В частности, в январе 99-го он процитировал заметку из журнала «Airline Business», в которой рассказывалось якобы о жене Примакова. Однако эта информация оказалась ложной – названная женщина никогда не была женой премьера и вообще не имела к нему никакого отношения. Этот «ляп» дорого стоил журналисту – его вновь отстранили от эфира. Правда, он продолжал оставаться главпродом Дирекции информационных программ ОРТ, но этот пост был чисто номинальным, поскольку незадолго до этого все полномочия от главпрода перешли к директору информационного вещания.

Доренко пропал из эфира, но это не значит, что он замолчал. В конце февраля в «Собеседнике» появилось его большое интервью, в котором он поделился с читателями своим нынешним положением и планами на будущее. Приведу несколько отрывков из этого интервью:

«Сегодня, например, я целый день сосредоточенно лазил по Интернету – больше ничем не занимался. Но я сижу на работе каждый день самым тщательным образом – даже тогда, когда у меня выходной. Слишком много людей говорят, что Доренко болен, поэтому я вынужден приезжать в свой кабинет, а то вдруг и впрямь заболею. Хочется доказать, что это все – гнусная ложь… Но сейчас вообще положение ОРТ шаткое: с одной стороны атакуют коммунисты, требуют, чтобы их привели на канал, с другой стороны – спецслужбы. Они хотят контролировать канал полностью. А как это сделать технически – посадить ли наблюдательный совет или генерального директора, – не суть важно. И после разговора с руководством ОРТ я добровольно согласился с необходимостью спасать канал. Спасать тем, чтобы замолчать на какое-то время. Речь шла о том, что я готов сидеть в «тишине» сколь угодно долго или даже поехать в какую-нибудь командировку в джунгли, если это устроит правительство красных… Я абсолютно уверен, что я вернусь, что всегда вернусь. Потому что телевидение – это моя земля, моя территория…» В начале марта Б. Ельцин подписал указ об отставке исполнительного секретаря СНГ Б. Березовского. Что было потом, напомню: на олигарха завели уголовное дело, он улетел в Париж (кстати, там он гостил вместе с Доренко), короче, многим тогда казалось, что его дело – швах. На этом фоне многие прочили печальную участь и Доренко: мол, теперь-то он долго не появится в эфире. Однако их расчеты не оправдались. Березовский сумел отбить мощный накат на себя, вернулся в Москву аккурат к отставке премьера Примакова и вновь призвал под свои знамена любимого тележурналиста. В конце мая тот впервые после долгого перерыва вновь появился в коридорах «Останкина». Но сразу приступить к работе ему не удалось – помешал несчастный случай. Катаясь на мотоцикле, он упал и на несколько дней угодил на койку с сильными ушибами. Затем в прессе прошло сообщение, что Доренко собираются назначить заместителем генерального директора по информационному вещанию канала ТВ-6 (в июне Березовский выкупил контрольный пакет акций канала), однако сам журналист эту информацию опроверг. Он заявил: «По-видимому, я на этом канале вообще работать не буду. Предложение стать замом гендиректора по информации мне действительно было сделано, но в последнее время я упорно смотрел ТВ-6 и в конце концов понял, что моему представлению о прекрасном целый ряд неинформационных передач не соответствует. Канал, на мой взгляд, нуждается в кардинальном реформировании.

Это не значит, что он плохой, просто я его иначе вижу. Я бы сначала серьезно занялся кинопоказом, собственным производством, отбором покупных передач, и только после этого можно было бы понять, внутри чего пойдут новости. Я недавно встречался с Эдуардом Михайловичем Сагалаевым и честно ему сказал, что, может быть, согласился бы на роль гендиректора, но не менее чем через шесть лет.

Вот когда зрители перестанут меня смотреть, я и стану телевизионным начальником…» Между тем в период вынужденного отдыха Доренко в его семье случилось прибавление – 5 августа у него родился сын Прохор (у Доренко есть еще две дочери, 13 и 14 лет). Когда в одном из интервью его спросили, как он изменился за несколько месяцев без эфира, Доренко ответил, что рождение сына сделало его добрее. Однако ближайшее будущее показало, что он в своем ответе лукавил.

Очередное (четвертое) возвращение Доренко в эфир произошло сентября – он вновь занял кресло ведущего воскресной аналитической программы «Время». О концепции своей программы Доренко в одном из интервью высказался так: «Концепция простая. Первое: программу должны смотреть зрители. Второе: мы со зрителями должны наблюдать за политиками и властями, чтобы заранее знать, какой еще западни ждать от этих безответственных, чванливых и ограниченных людей. Вот и все. Тезисно концепцию передачи мне однажды в письме сформулировал один из зрителей. Он написал: «Ты, Серега, за правду и за народ». Нравится вам такая дефиниция моей концепции?..» Стоит отметить, что Доренко мог заменить в субботнем выпуске временно исполняющего его обязанности Павла Шеремета, но ОРТ сознательно отдало ему воскресный прайм-тайм, в который аудитория ориентировалась на «Итоги» Евгения Киселева. Согласно старой схеме, ситуация выглядела следующим образом: в субботу Шеремет атакует, в воскресенье Киселев отвечает на атаку. Теперь схема поменялась:

Шеремет начинает атаку, Доренко, как бывалый «информационный киллер», добивает. По поводу этой схемы главный редактор информационной службы новостей телекомпании НТВ Владимир Кулистиков сказал: «Логика решения ОРТ понятна – им не хотелось по прежнему начинать серию еженедельных аналитических программ, идущих по разным каналам в выходные. Но если оценивать ситуацию с точки зрения телезрителя, налицо явное пренебрежение его интересами.

Из социологических опросов известно, что значительная часть аудитории, интересующаяся информационными программами, смотрит не одну, а несколько «итоговых» еженедельных передач. Доренко – чрезвычайно яркий ведущий, но многим зрителям хотелось бы увидеть и версию Доренко, и версию Киселева, тоже выходящего в воскресенье в 21 час. В желании напрямую схватиться за аудиторию Первый канал не учел интересов «зрительской элиты», наиболее преданной информации, раньше с интересом наблюдавшей заочные дискуссии разных комментаторов…» Между тем вскоре после премьеры программы Доренко – сентября – в «Телегазете-МК» появилась небольшая заметка под названием «Доренко продался за 1,5 миллиона…», в которой раскрывалась закулисная «кухня» ОРТ. Приведем отрывок из заметки:

«Директор информационных программ ОРТ Татьяна Кошкарева запомнится журналистскому сообществу… попыткой «переодеть» программу «Время». Суть изменилась мало. При всей нереализованности заявленных задач информационный канал Кошкаревой – это еще и попытка обыграть Доренко. Кошкарева никак не может «сделать» НТВ, даже при том, что информационно-аналитическая программа Доренко стала опережать по рейтингу программу «Итоги» Е. Киселева. «Акции» Доренко растут – «акции» Кошкаревой падают. Это при том, что на канале творит еще один субботний анализатор – П. Шеремет. Это «детище» директора Т. Кошкаревой также явно не оправдывает надежд БАБа (аббревиатура, придуманная журналистами, под которой скрывается Борис Абрамович Березовский. – Ф. Р.).

Доренко, в отличие от Кошкаревой, экспериментирует в эфире с очками и галстуком (как на корове седло. Кстати, в ноябре Доренко от очков откажется. – Ф. Р.) и отнимает зрителей у Киселева более чем небескорыстно. Сергей запросил с хозяина канала за свою программу 1,5 миллиона долларов США в год (то есть 125 тысяч долларов в месяц).

И БАБ дал согласие на такие деньги! При этом Доренко находится в формальном подчинении у Кошкаревой с зарплатой «всего» в 20 тысяч долларов. Зато Кошкарева заняла должность и кабинет Доренко, именно она теперь утверждает его съемки. Вряд ли Доренко ожидает режим «наибольшего благоприятствования» – Таня не будет своими руками готовить себе карьерное поражение».

Безусловно, появление Доренко в эфире еще сильнее раздуло пожар информационной войны между двумя каналами – ОРТ (Березовский) и НТВ (Гусинский). Средства массовой информации были полны комментариев по этому поводу. Вот как отозвался на эти события Д. Быков («Литературная газета», 8 сентября): «Информационные войны нам привычны, но информационная конкуренция – пока нет.

Долгое время Евгений Алексеевич (Киселев) вообще был вне конкуренции. Стало даже казаться, что другой телеаналитический стиль попросту невозможен. Мнения, прогнозы и оценки Евгения Алексеевича давно выглядят непререкаемыми, даром что сбываются и подтверждаются не чаще других. И тем не менее зритель обречен ожидать его оценки как приговора или прогноза погоды: с трепетом и сознанием неизбежности.

Доренко и его оценок тоже ждали, но совсем не так. Он эксплуатирует имидж народного героя – это отнюдь не тип «своего парня», самый отвратительный из всех возможных, но именно народный герой. Даже внешне он идеально попадает в этот типаж: красив без избытка солидности, несмотря даже на новопоявившиеся очки. Доренко эпатер и разоблачитель. Иногда это, по-пастернаковски говоря, «буйство с мандатом на буйство», иногда – вполне подлинный, хотя и тщательно просчитанный риск. В отличие от Киселева, секретную информацию Доренко подсказывают не кремлевские источники, а собственные аналитические способности – почему ему, как правило, и нечем подтвердить свои выводы. Он просто говорит вслух то, о чем думают все (мнения обывателя и интеллигента почти всегда совпадают), и это само по себе сенсация – в наше время даже большая, чем любая прослушка или разоблачение.

Вернувшись, Доренко изменился в одном: сегодня он занимается куда более опасным делом. Он не скрывает своих дружеских отношений с Березовским и своей откровенной пристрастности. Березовский переживает худшие времена. Киселев, наоборот, на подъеме: давно симпатизирующий ему Евгений Примаков набрал фантастический и труднообъяснимый рейтинг, Юрий Лужков осуществил свою давнюю мечту о строительстве суперблока. Теперь давние конкуренты – Доренко и Киселев – еще и находятся в диаметрально противоположных положениях на большом колесе Фортуны. И если раньше мандат на буйство фактически лежал у Доренко в кармане, то сегодня уже непонятно, кто для кого является прикрытием – Борис Абрамович для него или он для Бориса Абрамовича. Человека, кидающегося в бой на таких условиях, можно уважать за одно это – «бой неравен, борьба безнадежна»… Финансовые средства и оргвозможности ОРТ явно не сопоставимы с аналогичными показателями НТВ. Корреспонденты ОРТ менее мобильны, и их меньше, чем может себе позволить НТВ. Но команда Доренко сделала ставку именно на непосредственность, на частную жизнь людей, вовлеченных в исторические передряги. И менее аналитичные и довольно краткие дагестанские репортажи Датликовича, Степаненко, Филиппова – людей из команды Доренко – выглядят куда более человечными и непосредственными, чем пространные, уверенные и ровные комментарии блестящего профессионала и храброго человека Мамонтова… Словом, два мира – две морали. Кто выиграл в этом противостоянии? Напрашивается банальность, но по-другому не ответишь: выиграл я – Телезритель. Ибо впервые за многие годы мне приходится всерьез выбирать, на какую кнопку нажать: и там интересно, и там хорошо».

Четвертое явление народу Доренко оказалось самым громким и скандальным, поскольку перекрыло все его же прежние показатели по этой части. Избрав на этот раз в качестве «груши для битья» мэра Москвы Юрия Лужкова, Доренко буквально с первых же выпусков стал «наезжать» на него со свойственной ему яростью. Особенно большой резонанс имел выпуск его программы от 3 октября. Причем начало ее вроде бы не предвещало никаких бурь. Доренко почтил память скончавшегося накануне академика Дмитрия Лихачева, затем был показан небольшой сюжет из Дагестана. Но потом в течение 45 (!) минут «телекиллер» тяжелым катком «наезжал» на Юрия Лужкова. И, в отличие от прежних «наездов», этот был настолько примитивен, что временами казалось, будто ведущий явно не в себе. Чего стоил его длинный пассаж «о членах семьи Лужкова». Помните: «А член семьи Лужкова – это кто? А это сам Лужков и есть… Ведь у лужковской жены семья с ним, верно, я так понимаю? У лужковской жены только с ним семья, верно? Раз женщина взрослая и замужем, то ее семья – это которая у нее с мужем, правильно? Значит, Лужков и есть член семьи своей жены» и т. д.

Передача вызвала бурю откликов, причем даже некоторые из сторонников Березовского вынуждены были отметить, что Доренко на этот раз перегнул палку, сыграл свою роль неталантливо. Мол, это не по-мужски, в конце концов! Короче, откликов было много, и кое-какие из них я приведу.

«Московский комсомолец», 7 октября.

Т. Дмитриева, академик Российской академии наук, врач-психиатр:

«Мой профессиональный диагноз: Доренко – абсолютно здоровый негодяй. Здесь речь идет не о патологии, а о нравственности. Доренко выбрал определенную тактику и с упоением ее отрабатывает. Все, что он делает, сплошная грязь».

Б. Немцов: «Меня трудно заподозрить в симпатиях к Лужкову, но то, что мы видим на ОРТ, – политическая порнография. Раньше тот же персонаж разбирался со мной и Чубайсом, и тогда Юрий Михайлович молчал. Помню, тогда Доренко подошел ко мне и сказал: «Боря, ты хороший парень, но мы тебя заказали». Только почему же журналисты ничего не говорили тогда и встрепенулись только сейчас? Теперь бумерангом грязь льется на Лужкова. На месте Ю. М. я бы никак не реагировал на этот слив. Но все происходящее должно стать для Лужкова хорошим уроком: он должен обратить внимание на свое окружение. Так не бывает, чтобы по всей России воровали, а в Москве – нет».

А. Палеев, кандидат психологических наук, профессор, сексопатолог: «Мне симпатична острота, ироничность, чувство юмора, безмотивная серьезность, убежденность и артистизм, присущие Доренко.

Но все это – черная технология. Здесь поработали психологи и психотерапевты. Образованный человек на это не поддастся, но, к сожалению, у нас в России эти люди не составляют большинства, их всего 12–14 процентов. Лужков не может знать обо всех своих мнимых родственниках… В последней программе все ожидали, что Доренко докажет, что Батурин – родственник жены Лужкова, но он даже не подумал это сделать, но сомнения зародил. Все же понимают, что это подтасовка. Москвичи над этим посмеются, а жители Твери или Новороссийска примут за чистую монету… По сути, это психологическая война, а телезрителей держат за слабоумных больных».

В. Никонов, политолог: «Это за пределами добра и зла. По-моему, Доренко нужно обратиться к психиатру. Он талантливый политкиллер.

На Западе такое невозможно. Я хорошо знаком с зарубежными выборными технологиями, но в любой стране Доренко тут же вылетел бы из эфира, так как подобные выступления могут лишь дискредитировать любой канал – как общественный, так и частный».

Надо отдать должное «МК», но эта газета опубликовала на своих страницах не только мнения людей, кому Доренко активно не нравится, но и противоположные (хотя и в меньшем количестве). Взять, к примеру, номер от 9 октября, в котором телеведущего поддерживают 10 человек (из 20 опрошенных). Приведу лишь два отклика.

В. Анчонов, инженер: «Странное дело получается: когда Лужков ежедневно поливает грязью президента – это нормально. Когда выступил Доренко с тем же самым – это чуть ли не преступление. Какая то двойная мораль. Я пожелал бы Доренко поменьше эмоций, а побольше фактов, чтобы раскрыть сущность лужковщины».

Иванов, 83 года: «Если Лужков невиновен – пусть доказывает в суде. Доренко документально информирует нас, за что ему большое спасибо. Мы должны знать своих руководителей, иначе будет нечестно, как при коммунистах. Лужков должен оправдаться, доказать, что он невиновен».

Однако полистаем и другие издания.

«Литературная газета», Г. Черменская: «Лужков показался более подходящим объектом – уж у него-то жена, в отличие от примаковской, точно предпринимательница. Можно смело обвинить ее и мэра в мафиозных связях: народ поверит, поскольку изначально считает, что бизнес – дело грязное.

«За «дезу» у нас сурово не накажут, – разъяснил на неделе министр печати, – во-первых, дождутся решения суда (это сколько воды утечет), во-вторых, если решение будет не в пользу Доренко, он получит лишь дисциплинарное взыскание. Раз так, почему бы и не продолжить увлекательную игру?

В том, что для Доренко она безумно увлекательна, сомнений нет – достаточно посмотреть на экран. На телевидении сплетничают, что причина этого увлечения – ну очень большие гонорары. По-моему, сплетни абсолютно необоснованны. Ни за какие деньги человек не будет играть в такие игры. Ставка гораздо круче. Просто ведущий, пусть даже известный, чье дело – комментировать новости, вдруг становится вершителем судеб, сейчас он растопчет популярного политика, а завтра, может быть, повернет ход истории – чем черт не шутит? Представляете, как кружится голова, когда тень забывает свое место?..» «Новая газета». С. Тарощина: «Наш чуткий художник (Доренко. – Ф. Р.) вынужден был оседлать постмодернизм, основа основ которого – принципиальный отказ от истины. Задача автора не отображать существующую, а создать новую реальность. Чем и занимается С. Д., вдохновенный демиург своей виртуальной реальности. Он что-то показывает в кадре – смешались счета и цифры, люди и жеребцы, города и офшорные зоны. Но всему этому сумбурному псевдоразоблачительному ряду грош цена. Ибо дело не в нем. Доренко знает: выбранное им направление держится на игре со словом и смыслом. И начинает безудержно и вдохновенно играть. Только люди, далекие от стилей и веяний времени, способны воспринимать его словесную вязь как бред сумасшедшего. Игра не менее разоблачительна, чем документ… Доренко – не Венера, рожденная из пены морской. Он – плоть от плоти того телевидения, которое мы «хаваем» уже не первый год.

Возмущаться безнравственностью ведущего, третирующего в прямом эфире известного политика, – все равно что толковать о платонической любви в борделе. А других не третируют?..

Наше золотушное, вконец опопсовевшее ТВ пугает отсутствием ярких личностей. Если бы другие ведущие обладали доренковской реакцией, его умением увлечь любую, самую лживую мысль в саркастический афоризм, уверяю – у нас был бы не один неистовый Сергей, а сотня. Не только он преступил, выражаясь языком его любимого Достоевского, мы все преступили. Мы позволили им делать на наших экранах то, что они делают…» Между тем 9 октября ряд средств массовой информации обнародовал Обращение деятелей культуры, науки и техники к российской общественности. Под ним подписались более ста человек, среди которых такие известные деятели, как: О. Табаков, Г. Хазанов, М.

Ульянов, Ю. Соломин, В. Этуш, Б. Алибасов, О. Аросева, В. Третьяк, А.

Якушев, А. Ширвиндт, Н. Дурова, В. Старшинов, В. Тихонов, В. Васильев и многие другие. Приведу лишь отрывок из этого Обращения:

«Дорогие сограждане!

Так называемое Общественное российское телевидение в ряде своих программ опустилось ниже всех мыслимых и немыслимых границ этики, нравственности, порядочности, искренности.

Подло используя доверие людей к Первому каналу, всенародную любовь к целому ряду программ, получивших заслуженный авторитет еще в былые годы, радикально реорганизованная информационная служба ОРТ, исповедуя информационные технологии, основу которых составляет откровенное политическое хамство, вдалбливает в головы россиян безответственность, вседозволенность и цинизм. Постоянно насаждается оголтелая нетерпимость в обществе, которому сейчас как никогда нужны стабильность, умеренность – да и просто воспитанность.

ОРТ в своих информациях целенаправленно клевещет на наиболее уважаемых людей, унижает их достоинство, оскорбляет целые народы России… ОРТ, оправдывая свои действия необходимостью указывать на реальные язвы общества, по сути, объявляет себя грязелечебницей. Но бесчестно объявлять здоровые силы общества больными, а больных назначать лекарями, не видеть разницы между грязью лечебной и уличной.

Мы призываем общественность, от имени которой действует это телевидение, положить конец его беспардонной агрессии. Общество должно всем своим авторитетом заставить федеральные власти использовать свои законные права для прекращения информационного террора».

Это был не последний залп по ОРТ и лично по Доренко. В те же дни следственное управление ГУВД возбудило против журналиста уголовное дело по 129-й статье УК России (клевета). Основанием для этого послужило то, что Доренко в своей программе обнародовал недостоверные данные, компрометирующие Юрия Лужкова. Однако с Доренко как с гуся вода. Ни массированные атаки на него в прессе, ни возбуждение уголовного дела не заставили его даже на йоту отступить от собственных принципов. Накаты на мэра Москвы в его программе продолжились, правда, по тону стали более спокойными. Но стиль их не изменился – куча словесной шелухи, при знакомстве с которой невольно возникает вопрос: а в чем, собственно, криминал? Видимо, у устроителей всей этой кампании нет убойного компромата на мэра Москвы, потому и вытаскиваются на свет всякие жеребцы, лжеродственники и т. д., и т. п. По этому поводу любопытно выслушать мнение нетрадиционного специалиста – астролога Татьяны Борщ, которая в газете «Версия» поделилась своими выводами по поводу обвинений, предъявленных Доренко мэру: «Телезритель нашей страны с интересом наблюдает за дебатами двух враждующих каналов – ТВЦ и ОРТ. И здесь вполне естествен вопрос: насколько верна подаваемая информация? Надо сказать, что астрология дает уникальную возможность объективно оценить услышанное и увиденное. Для этого строится и анализируется астрологическая карта на момент начала передачи. Гороскопы, построенные на время двух последних передач Сергея Доренко – 3 и 10 октября в 21.00, – имеют одну интересную особенность: Луна сходится во враждебном аспекте с Нептуном – планетой иллюзий и обмана, а Меркурий, отвечающий за информацию, не имеет поддержки. Классическая астрология трактует это так:

услышанная информация может быть недостоверной, иллюзорной, а представляемые факты подтасованными. Это может проверить любой профессиональный астролог или просто знающий астрологию.

Сергею Доренко, который все более напоминает своим завораживающим голосом и изысканными манерами другого подведомственного Борису Березовскому человека – генерала Лебедя, уготовано следующее будущее. Безусловно, в ближайшие три месяца его ждет всплеск скандальной популярности, много работы и много денег. В первой половине следующего года вполне вероятно улучшение жилищных условий и даже приобретение недвижимости. Но в июле года Юпитер сменит позицию, и вместе с ним канут в Лету успех, работа, покровители, а останутся лишь испорченная репутация и утраченные иллюзии. Эти тенденции будут иметь продолжение и в году».

Конечно, можно по-разному относиться к астрологии, однако факт остается фактом: все предсказанное сбудется. Впрочем не будем забегать вперед.

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 | 7 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.