WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |

«Федор Раззаков Блеск и нищета российского ТВ Часть третья Деньги не пахнут (1992–1999) Каждый выживает в одиночку Пришествие рекламы. Братва рвется к «ящику». Когда взятки гладки. Убийство В. ...»

-- [ Страница 3 ] --

«Афоня», «Безымянная звезда», «Вокзал для двоих», «Золушка», «Карнавал», «Летучая мышь», «Медведь», «Москва слезам не верит», «Покровские ворота», «Соломенная шляпка», «Тот самый Мюнхгаузен» – по 14 показов;

«Иван Васильевич меняет профессию» и «Пес Барбос и необыкновенный кросс» (еще два бессмертных хита от Л. Гайдая), «На Дерибасовской хорошая погода, или На Брайтон-бич опять идут дожди» (последний хит все того же Л. Гайдая), «Благочестивая Марта», «Вам и не снилось…», «Василиса Прекрасная», «Веселые ребята», «Вратарь», «Джульбарс», «Моя морячка», «Обыкновенное чудо» (1978), «Петровка, 38», «Полосатый рейс», «По семейным обстоятельствам», «Свадьба в Малиновке», «Свинарка и пастух», «Трое в лодке, не считая собаки», «Труффальдино из Бергамо», «Цирк», «Я шагаю по Москве» – по показов.

Сами телевизионщики объясняли сие безобразие объективными причинами: мол, сказывается конкурентная борьба между каналами да еще владельцы фильмов заламывают за них такие суммы, что особенно не пошикуешь – много разных фильмов не купишь. Но зрителю эти объяснения, честно говоря, были до лампочки: ему кино подавай хорошее и по возможности – в большем количестве. Между тем хороших фильмов, а тем более шедевров в нашем да и в мировом кинематографе не так уж и много. Некоторые из них все же пробивались на наш телеэкран. Но в большинстве своем, как было уже отмечено ранее, нам показывают всякую муть, причем ладно бы второразрядную, так ведь нет – третье– и так далее разрядную. Например, зарубежным лидером по числу показов в тот же период (1995–1999) был захудалый американский боевик «Живой щит» – его прокрутили 9 раз. На один раз меньше показали: «Безумный уик-энд девушек-болельщиц» (США), «Коньяк» (США-Югославия), «Кровавый камень» (США-Индия) и «Укол зонтиком» (Франция).

Будет неправдой утверждение, что руководители каналов не видели всего этого и не пытались изменить ситуацию. Например, в 99-м то же ОРТ сумело выкупить в свои эксклюзивные права пакет из кассовых фильмов у «Мосфильма» («Белое солнце пустыни», «Иван Васильевич меняет профессию», «Бриллиантовая рука» и др.) с тем, чтобы показывать их всего лишь раз в году, чтобы не раздражать зрителя. НТВ, не сумевшее «окучить» главную киностудию страны, вынуждено было обратиться к другим запасникам – канал купил пакет фильмов у «Ленфильма» и киностудии имени Горького.

Кстати, та же проблема существует и на западном ТВ. Вот лишь один пример – итальянский. Там в конкурентной борьбе однажды схлестнулись два футбольных магната: владелец «Фиорентины», сын известного кинопродюсера Витторио Чекки Гори, и хозяин «Милана» Кавалер Берлускони. Первый в пику второму купил два частных телеканала и пробил через парламент общенациональные частоты для их вещания. Однако второй тоже не растерялся и выкупил 269 фильмов, произведенных отцом (!) Гори, и заполучил телеправа еще на сто кассовых картин. В итоге Гори пришлось идти на поклон к своему конкуренту, поскольку зритель требовал кино, а его у новоявленного владельца двух телеканалов как раз и не было.

И еще о телекино на Западе. В соседней с Италией Франции по субботам и воскресеньям по «ящику» вообще не показывают фильмов, чтобы зрители почаще ходили в кинотеатры.

А теперь вновь вернемся в Россию в год 98-й.

Засилье советских фильмов на постсоветском ТВ раздражало многих либеральных политиков, которые чуть ли не в каждом своем публичном интервью продолжали проклинать советскую власть.

Либералы справедливо считали подобные кинопоказы лучшей пропагандой советского образа жизни, который они старались навсегда вычеркнуть из памяти новой России. Однако на все их проклятия телебоссы только разводили руками: дескать, лучшего кинематографа у нас пока еще не создано. Достаточно сказать, что из 65 перечисленных выше самых повторяемых фильмов львиная доля – целых 61 – были созданы в советские годы: по 9 картин относились к 30-м и 40-м годам, 2 – к 50-м, 12 – к 60-м, 18 – к 70-м и 11 – к 80-м. И только 4 фильма были сняты в ельцинские 90-е. Это явно указывало на кризис постсоветского кинематографа, который ничего, кроме «чернухи» и «порнухи», родить на свет не мог. А это «добро» россияне смотреть наотрез отказывались. Поэтому основные рекламные деньги телебоссы «наваривали» именно на демонстрации советских фильмов. Впрочем, такова была вся политика либеральных властей новой России: нещадно эксплуатировать советское наследие, при этом не забывая крыть последними словами саму советскую власть.

Критика этой власти началась с самого момента развала СССР и благополучно продолжалась все последующие годы строительства новой ельцинской России. Новый мощный толчок развитию антисоветизма придали президентские выборы 1996 года, когда ельцинисты едва не проиграли коммунистам. Правящая власть тогда поняла, что вся ее предыдущая критика коммунизма была не столь успешной и на этом поприще нужны новые фундаментальные подвижки. В итоге в СМИ началась новая широкомасштабная кампания по оплевыванию советской истории. Эта кампания с каждым днем наращивала свои обороты, поскольку атаки коммунистов на власть не прекращались (в мае года, например, именно коммунисты пытались провести через Думу импичмент президенту). На российском ТВ в антисоветскую кампанию были включены многие медийные персонажи. Вроде писателя Эдварда Радзинского, журналистов Леонида Млечина, Сергея Медведева и т. д.

Радзинский некогда был популярным советским драматургом, пьесы которого шли в десятках театров по всему СССР. Причем в основном это были пьесы о любви. В горбачевскую перестройку, когда публицистика вышла на первый план, Радзинский отставил драматургию в сторону и увлекся историей – стал писать статьи о различных политических деятелях вроде Николая Второго, Григория Распутина, Иосифа Сталина и др. Причем о том же Сталине он писал не традиционно для тех лет: это было не примитивное разоблачение из разряда «Сталин-параноик», а эстетское – этакие философские размышления с экскурсами в самые потаенные уголки души вождя всех народов. Именно поэтому главный разоблачитель Сталина тех лет – шеф журнала «Огонек» Виталий Коротич – не взял статью Радзинского о Сталине в свой журнал.

Однако эти разоблачения оказались весьма востребованными несколько лет спустя, когда прежняя лобовая критика сталинского правления уже не воздействовала столь впечатляюще на россиян.

Неслучайно, что когда в 1992 году Радзинский публично объявил о том, что собирается написать большую книгу о Сталине, ему позвонили из «Останкина» и сказали, что это зряшная затея: мол, эта тема уже не покатит. Но минуло каких-нибудь пять-шесть лет и уже сами телевизионщики предложили Радзинскому сделать на Первом канале цикл передач о Сталине в рамках его цикловой программы о тайнах мировой истории. И время выделили самое прайм-таймовое – в восемь вечера.

Радзинский использовал это время на славу – витийствовал так, что кровь стыла в жилах миллионов россиян, напуганных не столько жуткими историями о сталинских временах, сколько внешностью самого историка, голос которого то визжал как пила, то шипел как змея. Те, кто еще помнил советское ТВ, глядя на этого витию, с ужасом думали:

двадцать лет назад эталоном рассказчика был глубокомысленный и интеллигентный Ираклий Андроников, теперь – визгливый и малосимпатичный Эдвард Радзинский. Но, как говорится, какие времена – такие и витии.

Отметим, что Радзинский еще в начале 90-х обратил на себя внимание англосаксов, которые включили его имя в энциклопедию «Выдающихся писателей ХХ века», изданную в Кембридже. Причем этой чести Радзинский удостоился не столько за свой писательский талант, сколько за свои либеральные политические воззрения, которые четко укладываются в стратегию многовекового противостояния англосаксов с Россией. Вот почему с легкой руки зарубежных идеологов к Радзинскому был приклеен титул «нового Карамзина». И он этот титул с особым усердием отрабатывает. Например, в цикле передач об Иване Грозном повторяет именно карамзинскую версию о «кровавом русском тиране».

Хотя давно известно, что Карамзин построил свою версию на книге князя Курбского – изменника России.

Свою книгу о Грозном Радзинский назвал соответствующим образом – «Иоанн Мучитель». В ней он перепел все те легенды, которые были рождены врагами России еще в бытность Ивана Грозного живого и здравствующего. Например, он ссылается на слова современника царя англичанина (!) Джерома Горсея, который оставил воспоминания о своей встрече с Грозным, где сообщил: царь лично рассказал ему, что растлил тысячу дев. С чего это вдруг русский царь так разоткровенничался перед заморским гостем, Радзинский, естественно, не обсуждает: предлагает верить ему на слово. И таких «воспоминаний» и «рассказов» по его книге разбросаны сотни. Все они рисуют неприглядный портрет русского царя, что вполне укладывается в англосаксонскую интерпретацию его деяний. Родилась же эта интерпретация на свет не случайно. Вот как на эту тему размышляет издатель В. Манегин: «Против Ивана Грозного боролся Запад. Потому что царь был врагом номер один для мирового сообщества. Как раз в то время, собственно, и зарождалась идея так называемого европейского равновесия. Само собой, Грозный был против, потому что это предусматривало расчленение России. Это первое. Во-вторых, он боролся с торгашеством. Сохранились его письма польскому королю. Король выдвинул требование пустить в Россию еврейских торговцев, которые тогда в большом числе жили в Польше.

Грозный отказал, довольно резко. Там было несколько пунктов, в частности, тот довод, что вместо торговли они займутся шпионажем, вредительством и каббалистикой. Ну и в итоге Грозного отравили. Не только его самого, но и всю его семью. Сейчас это уже доказано.

Исследованы останки. Все жены Ивана Грозного (их было всего четыре, а не семь, как обычно говорят) (кстати, у Радзинского фигурируют именно семь жен царя. – Ф. Р.) были по очереди отравлены. Причем умерщвлены совершенно дикими дозами яда. В основном их травили парами ртути…» Эту версию про происки Запада Радзинский начисто игнорирует, сами понимаете почему. Будь иначе, вряд ли его книги издавались бы в Англии, а сам он попал бы в кембриджскую энциклопедию. Российское ТВ также охотно предоставляет ему эфир для его «ужастиков» про русскую историю, поскольку там бал правят такие же радзинские – либералы-западники. Еще и пресса вовсю рекламирует его книги: в «Аргументах и фактах», например, в декабре 2003 года публиковались отрывки из книги Радзинского «Иоанн Мучитель», которые были озаглавлены весьма хлестко: «Иван Грозный растлил тысячу дев».

Та же история и со Сталиным, которого Радзинский припечатал к позорному столбу не хуже Грозного. Причем опять с чужого голоса.

Например, повествуя о ситуации начала войны, Радзинский, к примеру, с пеной у рта доказывает, что в первые дни после нападения нацистов на СССР вождь впал в ступор от страха. Дословно это выглядело следующим образом: «Известие о нападении фашистской Германии на Советский Союз настолько ошарашило Сталина, что он несколько дней пребывает в прострации, никого не принимает, не может адекватно реагировать на сообщения. Паника заставляет его бежать на «ближнюю дачу» и там забиться от страха под диван».

Между тем давно уже предан официальной огласке журнал посещений Сталина, где черным по белому написано: с самых первых часов войны вождь активно работал – принимал у себя на даче в Кунцеве и в Кремле десятки людей: от политиков до военачальников. Но Радзинскому эта правда не нужна: ему ближе та версия, которая была рождена в недрах западных спецслужб еще в советские годы и активно пропагандировалась «вражьими голосами» все годы «холодной войны».

Еще одним разоблачителем советского прошлого на российском ТВ стал Леонид Млечин. Он прописался на канале ТВЦ, куда пришел на службу в 1997 году, до этого четыре года проработав заместителем главного редактора одного из либеральных рупоров новой России – газеты «Известия». А туда он попал из не менее либерального издания – журнала «Новое время». Там он долгое время писал статьи о достижениях в странах социализма, а когда рухнул СССР, подвизался писать уже другие материалы – об ужасах соцлагеря. Лично мне, к примеру, вспоминается его большая статья начала 90-х в газете «Совершенно секретно», где речь шла о спецслужбе ГДР Штази, которая была целиком «слизана» с публикаций западных изданий – в них Штази ставилась чуть ли не на одну доску с фашистским гестапо. Млечин эти оценки старательно перенес в свою статью. Именно на такого рода публикациях и взошла его звезда в либеральной ельцинской России. Так что приход данного журналиста на ТВ был вполне закономерен.

В одном из своих интервью Млечин весьма откровенно говорит о своих принципах, которые он перенял… от родного деда. Цитирую:

«Первым из людей, формировавших меня, был мой дедушка. Он возглавлял театральную цензуру в Москве (то есть был «идеологическим душителем», если следовать терминологии самих либералов. – Ф. Р.)… Дед был человеком, много понявшим в жизни. Он участвовал в Гражданской войне, был членом партии. Но весь его революционный идеализм кончился в 1929 году. Это произошло после того, как он увидел, как высылают кулаков и детей. И все, что он делал потом, – было просто выживание. Все мои моральные принципы и представления о жизни были заложены дедом…» Вдумайся, читатель: Млечин сам признается, что его дед служил советской власти (на довольно высоких постах) не за совесть, а за страх (чтобы выжить). То есть власть эту он в душе ненавидел и презирал, но каждый день с девяти утра и до пяти вечера пел ей дифирамбы и крушил ее врагов. И это называется моральными принципами. Вот почему и сам Млечин прошел тот же путь: окончив в 1979 году факультет журналистики МГУ, он сначала был пропагандистом советской власти, а когда та рухнула, тут же заделался ее активным разоблачителем. Видно, пепел деда сильно стучал (и продолжает стучать) в его сердце.

Этот историк тоже недалеко ушел в своем профессионализме от Радзинского. Процитирую, к примеру, его хлесткую оценку всем советским политическим деятелям послеленинского периода: «Вся советская номенклатура после 1924 года состояла только из убогих людей. Без хорошего образования, без кругозора, без умения самостоятельно что-то видеть. Они производили себе подобных…» И это говорится про политиков, за считаные годы построивших супердержаву, которая выиграла самую страшную войну в истории человечества, первой освоила космос да и много чего еще выдающегося сделала почти за 75 лет своего существования. Однако историку Млечину на это наплевать, поскольку все эти достижения не вписываются в его концепцию очернения советского прошлого. Эта концепция активно разрабатывается постсоветской властью с момента ее появления, и такие «историки», как Радзинский, Млечин и им подобные, исправно внедряют ее в массы, за что благодарная власть платит им немалые гонорары и всячески раскручивает как звезд первой величины.

Но вернемся к событиям 1998 года.

24 мая в четвертый раз раздавали телевизионные премии «ТЭФИ».

На этот раз действо проходило в киноконцертном зале «Пушкинский».

Чем отличалась эта церемония от предыдущих? Во-первых, чуть дольше, чем обычно, – более двух месяцев – выбирали академики самых достойных претендентов на соискание премии;

во-вторых – увеличилось число представленных работ: 250 вместо 200 предыдущих. И, наконец, в-третьих, – в тайном голосовании приняли участие 117 человек (академики и номинанты прошлых лет). Вот как описывалась в журнале «Семь дней» предцеремониальная «кухня» «ТЭФИ»: «В оставшиеся часы полным ходом идут последние приготовления к главному празднику отечественного ТВ. Видимо, на этот раз церемония «ТЭФИ» попробует затмить в глазах нашего народа и заокеанский «Оскар», и знаменитый Канн.

В ресторане «АСТ-Прага» завершилась разработка меню праздничного ужина, который будет устроен в честь победителей «ТЭФИ-98» (до этого победители гуляли в ресторанах «Яр», «Планета Голливуд». – Ф. Р.). Гвоздем программы станет «морское блюдо» – из креветок, угря и множества других самых экзотических рыб и обитателей подводного мира. Из Италии мчатся в Москву несколько (реальная цифра является коммерческой тайной) трейлеров, груженных шампанским, предоставленным эксклюзивным дистрибьютором «Баккарди-Мартини» ЗАО «РУСТ Инкорпорейтед». На «Красном Октябре» для гостей церемонии готовятся шоколадные медведи – символы этой кондитерской фабрики.

Кстати, награды для лауреатов – четырехкилограммовые «Орфеи» – уже доставлены специальным рейсом «Аэрофлота» («Российские международные линии») из Нью-Йорка в Москву. Целый месяц мистер Джефф Блюмис, ученик Эрнста Неизвестного, не покладая рук трудился в своей мастерской, отливая из бронзы двадцать одну статуэтку.

Имя ведущей торжественной церемонии, напарницы Константина Эрнста, будет держаться в секрете до последних секунд. Зато «7Д» стало известно, что у нее будет возможность украсить свою прелестную шейку уникальным колье стоимостью полтора миллиона долларов. Эту драгоценность, как, впрочем, и другие ожерелья, серьги, броши, браслеты, любезно предоставляет нашим телезвездам «Гильдия ювелиров России». А компания «Крокус Интернешнл», постоянный партнер Российского фонда развития ТВ, оденет в туалеты от Джанни Версаче, Джанфранко Ферре и Карла Лагерфельда многих дам и кавалеров, которые поднимутся 24 мая на сцену зала «Пушкинский».

Естественно, все они, звезды отечественного телевидения, сначала пройдут по парадной лестнице перед киноконцертным залом. Здесь-то почтеннейшая публика и сможет восторженно поприветствовать своих ослепительных кумиров и даже при необходимости бросить в воздух заранее заготовленные чепчики!» Как уже говорилось, буквально до самого последнего момента не было известно имя той, кто вместе с К. Эрнстом будет вести церемонию награждения. Затем вроде бы с этой дамой устроители торжества определились – ею должна была стать Алла Пугачева. Однако в самый неожиданный момент – за шесть часов до начала церемонии – примадонна нашей эстрады внезапно отказалась от этой чести, и в срочном порядке пришлось искать ей замену. В итоге соведущей Эрнста стала Ирина Зайцева (что интервьюирует «героев без галстука»).

Бесспорным лидером «ТЭФИ-98» стала телекомпания НТВ, которая заработала семь статуэток. Кроме этого, наконец-то академики удостоили своим вниманием канал ТВ-6: первую за четыре года премию «ТЭФИ» каналу принесла картина «Бедная Саша». Однако другая представительница этого же канала – Юлия Меньшова – в третий раз была «прокачена» членами жюри. Причем ее программу «Я сама» «обскакал» не кто-нибудь, а сам президент АРТ Владимир Познер со своим «Человеком в маске». Вот как выглядел список победителей:

Лучшая информационная программа – «Сегодня», НТВ;

Лучший ведущий информационной программы – Михаил Осокин, НТВ;

Лучшая публицистическая программа – «Старая квартира», РТР;

Лучшая программа об искусстве – «В поисках утраченного», ОРТ;

Лучший игровой (художественный) фильм или сериал – «Бедная Саша», ТВ-6;

Лучшее ток-шоу – «Человек в маске», ОРТ;

Лучшая развлекательная программа – «Сам себе режиссер», РТР;

Лучший ведущий развлекательной программы – Николай Фоменко, НТВ;

Лучший спортивный комментатор – Евгений Майоров (посмертно);

Лучший продюсер – Константин Эрнст, ОРТ;

Лучший репортер – Павел Лобков, НТВ;

Лучший телепроект года – канал «Культура»;

Лучшая передача регионального ТВ – «Детский адвокат», Нижний Новгород;

За мужество – Елена Масюк и группа журналистов, НТВ;

За личный вклад в развитие российского телевидения – Игорь Кириллов;

Специальный приз – Евгений Евтушенко (за цикл «Поэт в России больше, чем поэт»).

Как и положено, комментариев после церемонии в прессе было предостаточно. Что же писали в те дни? К примеру, удивлялись, что в очередной раз прокатили провинциалов, отдав им единственную премию – за лучшую программу для детей.

Между тем 98-й год запомнился прежде всего тем, что страну здорово «дефолтнуло». Как пишут историки С. Валянский и Д.

Калюжный: «В «черный понедельник» 17 августа страна узнала, что она разорена, стала банкротом и не имеет возможности исполнять свои долговые обязательства. Правительство заявило, что отныне курс рубля по отношению к доллару будет определяться Центральным банком по итогам каждого очередного дня… Все банки прекратили выдачу денег со срочных счетов своим частным клиентам, чем фактически признали свой крах.

Цены в магазинах менялись по нескольку раз за день. Чтобы успокоить рядовых граждан, державших вклады в частных банках, председатель Центробанка С. Дубинин 20 августа заявил, что правительство готово дать гарантии частных вкладов. В реальности же, пока клиент занимался переоформлением, курс рубля стремительно катился вниз, и к моменту получения своего вклада в Сбербанке у него в руках оказывалась в лучшем случае одна треть первоначального вклада.

В этот раз правительство своими действиями, имевшими вполне прогнозируемый результат, ограбило тех немногих, кто успел подкопить средств во время безумных «рыночных реформ». Власть в какой-то степени потеряла поддержку и так малочисленной прослойки, нажившейся на разорении народа…» Между тем дефолт ударил и по телевизионщикам. Достаточно сказать, что до «черного понедельника» государственное ТВ существовало во многом за счет рекламы, получая от нее до 6 млн долларов в месяц (вот почему зарплаты отдельных тележурналистов превышали министерский оклад в пять (!) раз). После августовского кризиса доходы от рекламы упали до 300 тысяч долларов со всеми вытекающими отсюда последствиями. Зарплата в «Останкине» заметно упала, началось сокращение штатов, свертывание новых телепроектов.

В течение месяца-двух зрители имели возможность наслаждаться впечатляющей картиной – резким сокращением количества рекламы на своих экранах. Однако уже к концу года ситуация вновь вошла в привычное русло – кариесно-прокладочная муть опять принялась «окучивать» мозги россиян. Значит, не столь бедственным оказался для телевизионщиков кризис, если так быстро все вернулось на круги своя.

Однако в конце года с канала ОРТ вынуждена была уйти группа рекламных компаний «Premier SV», которая работала там уже четыре года. Почему ушла? По слухам, посредничество «Премьера» мешало Березовскому контролировать финансовые рекламные потоки канала.

После этого на ОРТ была создана своя рекламная дирекция, что открыло широкие возможности для создания собственного рекламного бизнеса.

В сентябре на ОРТ в очередной раз поменялась власть: вместо Ксении Пономаревой в кресло гендиректора сел Игорь Шабдурасулов (он был сначала и. о., а 15 октября его избрали руководителем канала).

Пономарева ушла со скандалом: официальной причиной ее ухода было то, что программа «Время» с Сергеем Доренко вышла в эфир без согласования с ней. Этот переполнило чашу терпения гордой и принципиальной женщины, которая, в отличие от некоторых мужчин, не захотела быть «шестеркой» Березовского. Как сообщат чуть позже российские СМИ, Пономарева разослала приглашения на прощальный фуршет, в которых была следующая фраза: «В ознаменование конца моей проституции под олигархами приглашаю вас посетить скромный ужин».

Отмечу, что до этого Шабдурасулов в течение пяти месяцев исполнял обязанности заместителя руководителя администрации Президента РФ. В то время ОРТ в очередной раз переживало не лучшие времена, более того – перед ним реально маячила перспектива банкротства. В конце года на пороге главной телекомпании страны даже появились судебные исполнители, которые для начала арестовали весь автомобильный парк ОРТ. Но угрозу смены собственника удалось предотвратить близостью к Ельцину: перед самым Новым годом президент подписал указ «О мерах государственной поддержки ОРТ», по которому Внешэкономбанк выделил телекомпании Березовского миллионов рублей кредита под залог ее акций.

В таком же привилегированном положении находился и другой госканал – РТР. А вот НТВ, что называется, вышло из доверия Кремля и хлебнуло его нелюбви по полной программе. Вот что рассказывал тогда один из руководителей канала Игорь Малашенко: «Государство организовало тот чудовищный августовский кризис, и я считал справедливым, что оно и должно помочь телекомпаниям смягчить этот удар. Но финансовая поддержка со стороны государства в виде гарантированных государством кредитов была оказана телекомпаниям ОРТ и РТР. НТВ такой поддержки не получило, хотя 17 февраля года Ельциным был подписан документ в отношении НТВ. Смысл его резолюции был в том, что он считает целесообразным оказание финансовой поддержки телекомпании НТВ. Это поручение никогда не было выполнено, имел место прямой саботаж. Хочу заметить, что на тот момент не было еще новой чеченской войны, много еще чего не было, и никто не говорил, что НТВ находится в оппозиции. Но в тот момент люди, которые руководили нашим государством, пришли к выводу, что существовать должны только те СМИ, которые выполняют их команды…» Аккурат в те же февральские дни громкий скандал потряс ВГТРК:

популярного ведущего программы «Вести» Михаила Пономарева сначала отстранили от эфира, а потом и вовсе уволили с работы. Почему? По словам одного из руководителей компании Л. Кошлякова, сделано это было по двум причинам. Во-первых, в «Вестях» проходит плановая реорганизация, во-вторых – из-за несогласия Пономарева работать по новой схеме. Мол, Пономарев настолько зазнался, что стал претендовать на более значительную роль, чем та, которую он заслуживает. Сам пострадавший охарактеризовал происшедшее следующим образом:

«Меня отстранили с формулировкой «за плохой характер»! За то, что постоянно вступал в дискуссии, а они никому внутри коллектива не нужны – хватает, мол, внешних проблем! Лесин, наш первый зампред, так и сказал: «Вести» должны стать полуармейским подразделением, где самое главное – вовремя и без обсуждения выполнять приказы!» Главный идеологический инструмент страны – программа «Вести» – превратилась в разобранный коллектив!..» А вот как прокомментировала на страницах «АиФ» эту ситуацию лидер первичного профсоюза ВГТРК И. Зуева: «Случай с Михаилом – верхушка айсберга. Полтора года мы пытаемся вызвать руководство компании на переговоры – и тщетно. Уволили 1700 человек (!), уволили незаконно, мотивируя «разрастанием штата компании». Как же может количество сотрудников в главной гостелерадиокомпании соответствовать уровню Македонии, а не огромной страны?! Знаете, за что сняли Пономарева? Швыдкой запретил к показу сюжет про министра труда, и Миша возмутился… А еще говорят, что нет цензуры! С Пономаревым получилось так же, как и с Сорокиной. Только она опустила голову, а он пытается бороться…» Пономарев действительно пытался опротестовать решение руководства ВГТРК. Даже к Президенту России апеллировал – написал ему письмо. Однако оно до главы государства, видимо, не дошло, а если бы и дошло, результат для Пономарева наверняка был бы неутешительный. Навряд ли Ельцин встал бы на его сторону. Кстати, один из членов его администрации так и сказал в одном из интервью:

«Мы уверены, что конфликт с Пономаревым вызван трениями на творческой кухне, а не политической цензурой. Письмо, естественно, будет рассмотрено, но никакого политического конфликта не существует…» В течение нескольких месяцев после увольнения о Пономареве не было ни слуху ни духу. А в октябре он внезапно «всплыл» на канале ТВ-6 в прежнем качестве – обозревателя информационной программы.

Тем временем той же весной политическая оппозиция вновь попыталась накинуть узду на распоясавшееся телевидение. В частности, Госдума приняла, а Совет Федерации утвердил закон «О Высшем совете по нравственности на телевидении и радиовещании». Однако Президент России Б. Ельцин тут же наложил на этот закон вето. Чтобы это вето не бросало тень на президента, либеральная интеллигенция разыграла спектакль: подняла шум в СМИ о якобы очередной попытке «левых» покуситься на свободу слова и вернуть цензуру. На самом деле никакого покушения не было в помине, поскольку покушавшиеся были не стратегическими противниками либералов, а всего лишь тактическими. И это со всей наглядностью было явлено стране в одном из выпусков передачи «Суд идет» на НТВ (съемка прошла 27 марта 1999-го, эфир – в апреле), которая была посвящена именно этой проблеме: там разбирался иск Фонда защиты гласности (руководитель – писатель Алексей Симонов) против комитета Думы по культуре, который готовил закон (руководитель – кинорежиссер Станислав Говорухин). Свидетелем у последнего выступал известный философ Сергей Кара-Мурза. Ему слово: «Главным оратором был сам Говорухин – и ответчик, и адвокат, и свидетель в одном лице. Оратор он блестящий – беспардонный и умело сбивающий с толку оппонента. Любо-дорого смотреть. Он так умело упрощает проблему, а потом вообще ее искажает, что оставляет противника, который пытается что-то сказать по сути, просто в дураках.

А противниками у него были, помимо А. Симонова (он, впрочем, молчал) и безобидной Мизулиной, краснобаи Александр Гордон, Виктор Шендерович и Александр Минкин.

Но если смотреть на такие редкие споры не как на интеллектуальный бокс, а как на конфликт идей, то выходит, что Шендерович был выше Говорухина. Он и, косноязычно, Симонов заявили прямо и ясно, что отвергают главный устой русской культуры – существование совести, скрепляющей людей в народ. Их кредо таково:

нравственность – личное дело каждого, поэтому никакого права давать нравственную оценку делам индивида народ, общество и государство не имеют. Такая оценка есть тоталитаризм и цензура.

На это фундаментальное заявление Говорухин ответил доводом второстепенным: «Нравственность – это правда». Сегодня, мол, телевидение в руках олигархов, они не допускают к экрану тех, кто имеет иную точку зрения. В результате возникают зоны умолчания (как в случае приватизации, банковских пирамид, болезни Ельцина и т. д.).

Правда искажается, и это безнравственно. Все это правильно, но это проблема низшего уровня. Довод Говорухина не отвергает кредо Шендеровича, он лишь просит плюрализма – чтобы, кроме Чубайса, можно было услышать Абалкина, и, кроме Козырева, – Бессмертных.

По сути же проблемы Говорухин и Шендерович сходятся, причем обе их точки зрения именно тоталитарны – доведены до абсолюта, до абсурда. Совещаясь перед записью, я предлагал Говорухину задать Шендеровичу вопрос: считает ли он, что индивид имеет право сбросить на публике штаны и показать всем голый зад? Если нет, значит, это не личное дело, общество имеет право защитить себя от такого зрелища, вводя понятие «оскорбление нравственности» – цензуру. Но в этом примере видно, что нравственность не сводится к правде (наоборот, штаны как раз скрывают правду, создают «зону умолчания»). Поэтому мой вопрос не был принят, он противоречил тезису Говорухина.

Набор примеров и весь контекст этого тезиса таков, что «правда» сводится в нем к достоверной информации о действительности («у Ельцина был инфаркт», «в Самашках ОМОН не казнил детей») и к альтернативному прогнозу ближайшего будущего («приватизация нанесет вред», «ГКО рухнут»). Это – правда разума. Относительно такой правды не может быть нравственного конфликта, а есть лишь проблема неполного знания или недобросовестности в его сообщении.

Нравственность, эквивалентная такой правде, есть лишь одно из воплощений знания научного типа. Она с философией Шендеровича вполне совместима.

Здесь ли корень той драмы, что переживает Россия? Совсем нет.

Главное – разлом в нравственности не ума, а сердца. Как пишет Н. А.

Бердяев, «у Достоевского есть потрясающие слова о том, что если бы на одной стороне была истина, а на другой Христос, то лучше отказаться от истины и пойти за Христом, т. е. пожертвовать мертвой истиной пассивного интеллекта во имя живой истины целостного духа». Таким образом, тезис «нравственность – это правда» не противостоит демократам. Им противостоит «истина целостного духа». Иными словами, «нравственность – это правда и добро». Здесь – разлом, и здесь мы с Шендеровичем несоединимы, потому что понятие добра не есть достояние индивида, это плод культуры, создаваемой и хранимой народом.

Не вдаваясь в этот вопрос, Говорухин выразил, на мой взгляд, фундаментальную слабость нашей оппозиции в целом. Она как бы не видит, что в России, в самом ее народе, а значит, и в культуре, произошел именно раскол. Раскол не сводится к жадности, подлости, некомпетентности или глупости одной какой-то части (хотя все это имеет место и усложняет обстановку). Он проходит по самому ядру ценностей и разделяет людей по их отношению к проблемам бытия, главным проблемам. Люди занимают разные позиции не потому, что неполна «правда» и они лишены информации, а вследствие своего нравственного выбора. Иными словами, в России возникли две разные системы нравственных ценностей, каждая из которых обретает свое знамя и свой язык. Раскол этот созревал давно, и советский период был исторически недолгим восстановлением единства (вернее, инакомыслящие были в условиях сталинизма слабы и загнаны в подполье).

Что происходит, когда политики оппозиции не признают наличия раскола общества в сфере нравственности? Они способствуют усилиям власти отвлечь внимание гражданина от того нравственного выбора, перед которым он стоит почти каждый раз, когда принимается какое-то политическое или экономическое решение. Это и есть главная задача манипуляции сознанием. Манипулятор должен прежде всего добиться, чтобы человек воспринимал каждое изменение как проблему решения, а не выбора. Он не должен задумываться о том, хорошо ли приватизировать землю, он должен лишь думать о том, как ее приватизировать. Вот в этом вопросе можно допустить борьбу мнений, взаимные обвинения Чубайса и Лужкова, даже демонстрации независимых профсоюзов.

Когда политики оппозиции не признают конфликта ценностей, они, сами не всегда осознавая, принимают ценности тех, кто обладает властью и собственностью. Значит, на деле они становятся соучастниками власти в управлении, хотя им разрешают и даже обязывают бороться с властью по второстепенным вопросам: об отставке негодного чиновника, о борьбе с преступностью или о своевременной выплате зарплаты. Поскольку на деле часть общества, которую, как предполагается, представляет оппозиция, исповедует непримиримо иные ценности, никакого шанса на массовую поддержку такая оппозиция не имеет – к ней относятся довольно равнодушно. Потому что на деле она эту часть общества в политике не представляет. Ибо в главном политика определяется ценностями.

Конечно, левая оппозиция заявляет, что она привержена идее социальной справедливости. Но сами по себе это пустые слова, то же самое говорит и Гайдар, и Брынцалов. Никто себя не назовет несправедливым и безнравственным. Важна расшифровка. Она и следует: левые теперь за рыночную экономику и против уравниловки.

Отсюда и выводится профиль нравственности. В чем справедливость рынка? В двух вещах: полная свобода сделки (хочу – покупаю, хочу – нет) и ее честность (без обвеса и обсчета). Значит, в рыночной экономике несправедливо и безнравственно платить зарплату шахтерам за то, что они производят уголь, который дешевле купить в Австралии.

Им платят лишь потому, что нарушена свобода сделки (дорогой уголь Кузбасса покупают под давлением политики). Им платят, вырывая кусок у других граждан. В рыночной экономике безнравственно давать жителям дотации на оплату воды и отопления. Пусть выплачивают покупаемые ими блага полностью. Почему у Брынцалова, который живет в своем доме, отнимают в виде налогов деньги, чтобы оплатить тепло для жителей пятиэтажек в какой-нибудь Вологде? Несправедливо наказывать фирму, которая прекратила подачу тепла во Владивостоке, потому что за это тепло ей не платили. Где же здесь свобода сделки и где честная оплата за взятый товар? Не желаешь платить – не надо, ставь печку, разжигай костер. Ты свободен! Немцов со своей жилищно коммунальной реформой был здесь абсолютно честен. Более того, он проводил в жизнь те ценности, которые признаны НПСР. Свобода сделки и эквивалентный обмен – не безнравственность, а именно стройная и непротиворечивая система нравственных ценностей.

Я лично отвергаю эту нравственность, я отвергаю ценности рыночной экономики, я требую уравниловки! Я считаю, что право жителей Вологды на жизнь и тепло ценнее, чем свобода сделки. Заявив это, я могу с ясной головой звать людей, которые со мной согласны, оказать давление на Немцова и добиться компромисса с ним. А если окажется, что нас много, то и подавить его. Но если я ценности Немцова разделяю, то моя борьба с ним – спектакль. Я борюсь за то, чтобы к кормушке нас с ним пускали по очереди…» Кстати, о кормушке, в частности, о телевизионной. 27 мая года состоялась пятая по счету церемония вручения ежегодных телевизионных премий «ТЭФИ». Торжество проходило в Государственном центральном концертном зале «Россия». Причем список участвовавших в гонке номинантов был гораздо обширнее, чем раньше:

324 передачи-претендента, 170 телекомпаний, 24 региона страны.

Однако в итоге провинциалов все равно ущемили – до финиша добрались всего лишь три программы, сделанные за пределами столицы.

Это позволило специалистам сделать вывод, что даже на пятом году существования «ТЭФИ» эта премия так и не сумела стать всероссийской.

Были и другие претензии к церемонии награждения. Вот что писал, к примеру, в газете «Труд» известный телекритик Анри Вартанов:

«Жадность некоторых наших телезвезд, и без того не обделенных славой и прочим, бывает поистине беспредельной. Иные готовы годами ожидать своей очереди на ярмарке тщеславия: передача давно уже, как говорится, «с бородой», а ее снова и снова выдвигают на соискание премии. Нередко это весьма достойные произведения вроде «Совершенно секретно» или «Я сама». В первые свои сезоны – при успехе у зрителей и критики – они вызывали настороженное отношение консервативных телеакадемиков. Теперь вот остается попытаться получить награду «за выслугу лет».

Есть в числе соискателей «ТЭФИ» и те, кто однажды уже был награжден. К примеру, А. Масляков уже получил своего «Орфея».

Теперь вот хочет заиметь его и для КВНа в целом. А Л. Якубович за «Поле чудес» обрел «Орфея» образца 1995 года. Сегодня он снова претендует на статуэтку. Хотя, признаться, нынешнее «Поле чудес» ничуть не лучше прежнего. Скорее наоборот, если судить, по крайней мере, по письмам зрителей в редакцию… Много и других несуразиц в нашей системе присуждения «ТЭФИ».

Почему-то среди профессий, которые удостоены отдельных номинаций, нет таких важных (если подходить к делу всерьез), как сценарист.

Пренебрежительное отношение к драматургии программ сказывается:

недаром большинство из них столь поверхностны, а подчас просто глуповаты.

Перекос по профессиям существует и в составе самой телеакадемии. Там тоже в числе «бессмертных» нет ни сценаристов, ни актеров, ни дикторов, ни операторов, ни монтажеров. Из всего множества телевизионных специальностей представлены фактически только три: ведущие, режиссеры и управленцы. К ним относятся продюсеры и руководители каналов: последние пополнения состава академиков рекрутируются почти исключительно из телечиновников…» В ряде СМИ отмечено: на этот раз церемония, несомненно, удалась и была не столь занудной, как год назад. Как писала в «Комсомольской правде» Л. Хавкина: «Канал РТР, на сей раз проводивший церемонию, учел ошибки предшественников и кое-какие каноны вручения «ТЭФИ» нарушил.

А именно. Отказался от заунывного конферанса: двое ведущих – двое награждающих (женщины – в бальном, мужчины – в черном).

Пренебрегли на сей раз и громоздкими декорациями, которые хоть и претендовали на гордые названия «хай-тэк» и «пост-хай-тэк», но выглядели, особенно по телевизору, уныло.

И, наконец, сама церемония была перенесена с выходного на будний день, что позволило собрать в «России» почти всех номинантов и просто известных телевизионщиков.

Главные люди эфира подъезжали ко входу в концертный зал на автомобилях. Некоторые были явно взяты напрокат. (Например, Тимур Кизяков никак не мог справиться с дверью лимузина.) Толпа встречала либо по лицу (главные аплодисменты сорвали Евгений Киселев, Светлана Сорокина, Леонид Якубович, «ОСП-студия», команда «Времечка»), либо по одежке. В этом смысле потрясла собравшихся ведущая Надежда Губина, явившаяся на церемонию в красном платье с интригующим отсутствием материи на некоторых частях тела…» Как всегда, не обошлось без скандала. Накануне церемонии известный телеведущий Сергей Доренко, номинировавшийся на лучшего ведущего информационной программы, направил письмо в Академию российского телевидения, в котором отказался от сей великой чести, ему оказанной. Затем буквально в день церемонии руководитель ВГТРК Михаил Швыдкой заявил о своем намерении прекратить в будущем отношения с телеакадемией, поскольку академики с явным пренебрежением относятся к провинциальному ТВ (в столичных и региональных телекомпаниях, находящихся в подчинении у Швыдкого, работают 100 тысяч человек).

Кстати, скандал не миновал и саму АРТ – накануне решающего дня академики внезапно сняли с конкурса главную, пожалуй, номинацию «Телевизионный проект года». Это событие заставило специалистов говорить о том, что в стане академиков наметился раскол. Тот же А.

Вартанов взял на себя смелость утверждать, что мы все станем свидетелями последнего вручения «ТЭФИ» в том виде, в каком оно существовало последние пять лет.

Вот как описывала саму церемонию награждения корреспондент газеты «Сегодня» Е. Ланкина: «Лучшим ведущим был назван ведущий «Ночного полета» с «ТВ-Центра» Андрей Максимов. Хороший ведущий Максимов, но только программу его, в которой два интеллигентных человека мирно беседуют в красных креслах на вольные темы, информационной можно считать лишь с огромной натяжкой. Невольно напрашивается мысль о том, что многомудрые академики, в четвертый раз отдавшие «ТЭФИ» «за лучшую информационную программу» «Сегодня» с НТВ, а также присудившие звание лучшего репортера Евгению Ревенко (тоже НТВ), определили в лучшие информационные ведущие представителя другого канала просто для того, чтобы соблюсти некоторый благопристойный баланс.

Не случайно в самом конце церемонии президент Академии российского телевидения Владимир Познер выступил с опровержением подобных предположений и домыслов. Мол, «ТЭФИ» не из тех премий, которые раздают по принципу «всем сестрам по серьгам». И вообще, лучшие должны получать ее столько раз, сколько окажутся достойными такой победы. Но если явное преимущество НТВ в сфере информации никто не будет оспаривать, то второй «Орфей» лучшего ведущего развлекательной программы Леонида Якубовича у многих вызывает вопросы. «Имейте совесть, «ОСП» отдайте!» – кричали из зала ведущему Николаю Сванидзе, объявившему Якубовича… (Кстати, оэспэшники все таки дождутся своего часа и возьмут «ТЭФИ» спустя несколько лет с пятой попытки. – Ф. Р.) Дотянули же до своего триумфа «Я сама» и «Совершенно секретно» – лучшее ток-шоу и публицистическая аналитическая программа соответственно. И те и другие счастливцы ходили в номинантах по три года, пока дождались «обещанного». И снова те же мысли о «балансе»: «Я сама» заработала единственную «ТЭФИ» для ТВ 6, «Совершенно секретно» – одну «ТЭФИ» для РТР, всегда жаловавшейся на «засилье» академиков с НТВ и ОРТ, поддерживающих исключительно «своих»… Двойная победа сериала «Улицы разбитых фонарей» определила главную интригу «ТЭФИ-99», а также вызвала шутливые «перепалки» у микрофона Константина Эрнста и Сергея Скворцова – двух «отцов» милицейского боевика. Первый канал упорно считает своим этот вполне удачный телепроект, который выдвигался по четырем номинациям и все таки победил в двух важнейших. Правда, ОРТ лишь сумело вовремя показать то, что было сделано ТНТ. Как заметил председатель совета директоров ТНТ Сергей Скворцов, сериал попал на Первый канал совершенно случайно, показывался не полностью, и зрители там его, наверное, больше не увидят…» Больше всего статуэток на этот раз собрало ОРТ – семь, пять призов – у НТВ, четыре – у РТР, по два – у канала «Культура», у представителей региональных телекомпаний и у сети ТНТ. Полный список победителей «ТЭФИ-99» выглядит следующим образом:

Лучший телевизионный проект года и телесериал – «Улицы разбитых фонарей», ОРТ и «ТНТ-Телесеть»;

Лучший ведущий развлекательной программы – Леонид Якубович, ОРТ;

Лучшая информационная программа – «Сегодня», НТВ;

Лучшая публицистическая передача – «Совершенно секретно», РТР;

Лучшая программа об искусстве – «Театр+ТV», РТР;

Лучший ведущий информационной программы – Андрей Максимов, «ТВ-Центр»;

Лучшая программа о спорте – «Экстремальная башня», Телевизионное агентство Урала, Екатеринбург;

Лучшее ток-шоу – «Я сама», ТВ-6;

Лучшая музыкальная программа – «Пять вечеров с Владимиром Спиваковым», REN-TV;

Лучшая развлекательная программа – «Городок», РТР;

Лучшая режиссерская работа – Кирилл Серебренников, РТР;

Лучшая операторская работа – Андрей Талалай, «Клуб путешественников», ОРТ;

Лучшая продюсерская работа – Николай Билык, «Смак», «Абажур» и др., ОРТ совместно с «Культурой»;

Лучшая программа для детей – «Зов джунглей», ОРТ;

Лучшая просветительская программа – «Наполеон» Эдварда Радзинского, ОРТ;

Лучший телевизионный документальный фильм – «Дом мастера», НТВ совместно с каналом «Культура»;

Лучший репортер – Евгений Ревенко, НТВ;

Лучший теледизайн, компьютерная графика и дизайн канала – НТВ (сезон 1998 года);

За личный вклад в развитие Российского телевидения – Владимир Гусинский;

Специальные премии – Юрий Фокин и Георгий Жженов.

К моменту проведения «ТЭФИ-98» российское ТВ уже стояло на пороге сериального бума. Во многом его подстегнул прошлогодний дефолт, который вынудил телевизионщиков отказаться от прежнего объема закупок зарубежного «мыла». Ведь как было раньше? В первой половине 90-х заграничные сериалы обходились значительно дешевле отечественных, поскольку последние требовали больших вложений на съемки. Например, за те деньги, что требовались на съемки одной серии среднего российского сериала, можно было купить около 10 серий импортного «мыла». Естественно, и рекламы туда можно было собрать в 10 раз больше. Так, одна минута рекламы, размещенной в сериале «Санта-Барбара» (премьера в России – в начале 92-го), приносила РТР более 7 тысяч долларов. В то время как канал платил компании «20 век Фокс» за право показа 14 тысяч долларов за серию.

Отметим, что отдельные российские сериалы начали пробивать себе дорогу еще в первой половине 90-х – вроде «Горячева и других», «Петербургских тайн». Первым успешным «мылом» второй половины того десятилетия стала 10-серийная мелодрама Дмитрия Астрахана «Зал ожидания», показанная в 98-м. Затраты на нее составили 500 тысяч долларов, а ее премьерный показ на ОРТ собрал более 2 миллионов долларов рекламных денег (повторный показ спустя год принесет каналу еще около 600 тысяч «зеленых»).

Сделать решительный разворот в сторону конвейерного производства собственных сериалов телевизионщиков подстегнул августовский дефолт 98-го. С этого момента платить по 10–15 тысяч долларов за серию импортного «мыла» каналам стало не под силу. Вот тогда и было решено наладить конвейер по выпуску отечественного «мыла». Причем кое-кто на первом этапе решил использовать и проверенные временем советские сериалы. Так, Первый канал переделал старые советские телефильмы «Тени исчезают в полдень» и «Вечный зов» в формат сериалов по 52 минуты и показал их в прайм тайм (раньше их крутили исключительно днем). И рейтинг у этих фильмов оказался высоким, что, естественно, вызвало нарекания со стороны антисоветчиков всех мастей (оба фильма являлись не просто откровенной пропагандой советской власти, но также были экранизациями самого ненавидимого либералами автора – Анатолия Иванова, который долгие годы возглавлял самый продержавный журнал в СССР «Молодая гвардия»).

Тот же Первый канал в январе – апреле 1999 года выпустил в прайм-тайм и победителя последнего «ТЭФИ» – сериал «Улицы разбитых фонарей», который собрал у экранов почти 50 % телеаудитории канала.

Параллельно с этим «первая кнопка» запустила в производство сразу несколько сериалов, которым предстояло стать хитами и занять место в прайм-тайме. Это были: «Следствие ведут знатоки. 10 лет спустя», «Спецназ», «Убойная сила». А также фильм «Азазель» по Б. Акунину.

Конкурент Первого канала – РТР – ответил своим «мылом»:

«Воровкой», «Маросейкой,12», «Каменской» и будущим безусловным хитом – «Бригадой». Но выход этих лент еще впереди, поэтому вернемся к событиям 99-го.

Никто из рядовых россиян не заблуждался на тот счет, что в преддверии парламентских и президентских выборов 2000 года на российском ТВ развернется очередная информационная война между каналами, ставящими на разные политические силы. Однако мало кто мог предполагать, какие разнузданные формы и масштабы она примет.

Люди наивно надеялись, что у большинства телевизионщиков хватит разума не превращать свои каналы в канализационные трубы, по которым сливается дерьмо. Ведь еще в августе руководители каналов выработали и приняли «хартию телевещателей», в которой обещали придерживаться норм приличия по отношению друг к другу. Но прошло каких-то две-три недели (!) с момента принятия этой хартии, как отдельные подписанты с легкой совестью ее нарушили. Впрочем, иного и быть не могло, поскольку слишком большие деньги и власть были тогда на кону.

После того как в августе (сразу после «черного понедельника») Ельцин отправил в отставку весь кабинет министров и назначил новым премьером Евгения Примакова, это вызвало бурю возмущения в стане правых. Ведь новый премьер был поддержан в том числе и коммунистами и санкционировал «наезд» на отдельных олигархов – в частности, на Бориса Березовского и Александра Смоленского, которые даже вынуждены были какое-то время скрываться на своих заграничных виллах: первый в Каннах, второй – близ Вены. Кроме этого, Примаков «наехал» на вотчину Березовского – ОРТ, отдав распоряжение начать ревизию на канале, дабы признать его банкротом. Однако руководитель канала Игорь Шабдурасулов написал письмо Ельцину, и тот помог: через Внешэкономбанк каналу было перечислено 100 миллионов долларов.

Естественно, все эти телодвижения нового премьера вызвали бурю возмущения у гонимых олигархов и их союзников, после чего началась массированная атака на Примакова в подконтрольных им СМИ, в том числе и на телевидении. Правда, так поступили далеко не все.

Например, Владимир Гусинский и принадлежащие ему СМИ, наоборот, поддерживали Примакова и его союзника Юрия Лужкова. Вот как описывал создавшуюся ситуацию журналист А. Вартанов: «До думских выборов почти полгода, а битва за эфир уже началась. На днях восставший из пепла Б. Березовский сделал два далеко идущих шага.

Прикупил к имеющимся у него акциям ТВ-6 еще столько же и стал обладателем контрольного пакета. И провел на совете директоров ОРТ решение, согласно которому гендиректора снимать и назначать можно будет не простым, а квалифицированным – в три четверти – большинством голосов. Это, по сути, значит, что государство, имеющее на ОРТ 51 % акций, не сможет теперь реально руководить самым мощным каналом страны.

Впрочем, и другие политические силы не сидят сложа руки. В эти дни (в середине июня. – Ф. Р.) как раз принято решение полностью подчинить «ТВ Центр» столичным властям (с поста гендиректора был уволен Борис Вишняк, и на его место пришел Константин Ликутов, возглавлявший прежде «Райс-ЛИС’С». – Ф. Р.). А на ВГТРК подходит к концу битва администрации с творческим коллективом. Уже не первый год там пытаются сократить несколько тысяч телевизионщиков, проработавших на РТР со дня его основания. Они, создатели многих интересных программ, не нужны в боевых условиях выборов. Сегодня наконец найден юридически безупречный повод: в связи с реорганизацией…» Наиболее активные боевые действия в информационном поле начались в начале сентября 99-го. Тогда же очередные изменения произошли в руководстве ОРТ – кресло гендиректора освободил Игорь Шабдурасулов. Временно исполняющим обязанности генерального стал Константин Эрнст (он же и генпродюсер ОРТ). Вот как ту ситуацию комментировала А. Афанасьева: «Останкинский год стал для Шабдурасулова суровой закалкой. Сев в кресло гендиректора в разгар финансового кризиса, совпавшего с делом о банкротстве ОРТ, такими «мелкими неприятностями», как долг почти в 100 млн долларов и опись имущества телекомпании начиная с того самого гендиректорского кресла, Шабдурасулов сдает свой пост, приведя дела в относительно божеский вид. Если бы не его связи во властных структурах, не умение ладить с самыми разными людьми, вряд ли ОРТ был бы предоставлен спасительный кредит и едва ли дело о банкротстве далось бы ОРТ относительно малой кровью.

Попав из чиновного мира на телевидение, это «старое индейское кладбище», где чужаков вообще не жалуют, за короткое время Шабдурасулов заслужил от профессионалов весьма высокие оценки. В частных беседах и официальных интервью многие телевизионщики, не сговариваясь, признавали, что за все время существования ОРТ это был лучший гендиректор. Но что значило быть «лучшим» в этом случае?

Кресло генерального директора этой телекомпании изначально было создано номинальным. Финансы – у лучшего друга Бориса Березовского, Бадри Патаркацишвили, творчество – у Эрнста, информационная политика, превращающаяся в руках Первого канала в политику в ее чистом виде, – у того, кто в данный момент руководит дирекцией информационных программ. В итоге гендиректору не остается ничего – эдакий свадебный генерал для представительских функций и интервью.

Шабдурасулов пробовал изменить положение дел по крайней мере в том, что касалось политического лица канала. Все его полугодовое противостояние с Сергеем Доренко тому подтверждение. Замкнув службу информации на себя, Шабдурасулов ясно дал понять, что не собирается исполнять представительские функции. На этом этапе Доренко пришлось признать свое поражение. Это было во время недолгого премьерства Примакова, когда правительство пыталось навести в телевизионном доме порядок и хоть как-то ограничить привычное всевластие Бориса Абрамовича на первом канале.

Майская отставка Примакова (Ельцин снял его 12 мая 1999 года, испугавшись его популярности у населения и того, что тот может из премьерского кресла прямиком скакнуть в президентское. – Ф. Р.) неожиданно сказалась и на относительном равновесии Первого канала.

Уже в начале лета во главе службы информации ОРТ оказалась ярая «березовка» Татьяна Кошкарева вкупе со своим постоянным соавтором Нарзикуловым, занявшим пост главного аналитика ОРТ, а к концу лета и началу избирательной кампании на канал были подтянуты и орудия главного калибра в лице Сергея Доренко и Александра Невзорова. После первого витка информационной войны с «Медиа-Мостом», нескольких выпусков субботней программы Шеремета и последнего шедевра Невзорова стало окончательно понятно – политику канала определяет не Шабдурасулов, ушедший в это время явно не в рядовой отпуск. Навязать свои правила игры Шабдурасулов не смог, а играть по неприемлемым для себя правилам не захотел…» А вот как сложившуюся на ОРТ ситуацию обрисовал на страницах «Московского комсомольца» М. Ростовский: «По сведениям «МК» из источников в президентском аппарате, Борис Абрамович (естественно, Березовский. – Ф. Р.) поставил ультиматум верному Кремлю Шабдурасулову: или ты уходишь в отставку, или перестаешь вмешиваться в информационную политику. В ответ Кремль лишь «дал убежище изгнаннику»: предложил ему пост первого зама главы кремлевской администрации… Теперь политическую линию сверхвлиятельного Первого канала фактически будет определять сам Борис Абрамович и его прямая ставленница, недавно назначенная на пост главы информвещания Татьяна Кошкарева. Ну а возможность президентского семейства влиять на работу ОРТ сводится почти к минимуму. Своих людей в руководстве Первого канала у Дьяченко и Юмашева теперь практически нет… Но все это не значит, что Кремль решил без борьбы отдать «первую кнопку» на единоличный откуп Березовскому. По сведениям «МК», решение предупредить ОРТ о возможном лишении лицензии министр печати Михаил Лесин принял без всяких консультаций с Кремлем. Новый «царь российских СМИ» хотел продемонстрировать свою самостоятельность и заодно исполнить личную просьбу Чубайса, недовольного осмеянием деятельности своей партии… Но все равно этот угрожающий жест в сторону «березового ТВ» стоит рассматривать как первую ласточку. Если Борис Абрамович не помирится с Кремлем, то на компанию могут начаться наезды буквально со всех сторон. А ОРТ весьма уязвимо. Стоит только лишить его денег, как Первый канал вновь окажется на грани банкротства…» 5 октября еще одна громкая отставка потрясла телесообщество:

после двух месяцев работы подал заявление об уходе вице-президент канала ТВЦ Сергей Корзун. События, которые предшествовали этому увольнению, выглядели следующим образом.

28 сентября в эфир вышел очередной выпуск программы «Лицом к городу», который, как обычно, вел Павел Горелов. Этот ведущий давно вызывал нарекания у многих телезрителей своим подобострастным отношением к гостям передачи, в частности, к мэру столицы Юрию Лужкову. Вот и на этот раз ситуация повторилась, и Корзун насчитал в работе ведущего аж 15 ошибок. В итоге был подписан приказ о наложении четырех взысканий на создателей передачи, в том числе одно из взысканий касалось и Павла Горелова – его на месяц перевели в корреспонденты. Тому, естественно, это не понравилось, и он пожаловался самому мэру Лужкову. Мэр за него вступился. Как результат: президент ТВЦ Константин Ликутов отменил распоряжение Корзуна и вернул Горелова в эфир. В ответ на это Корзун подал заявление об отставке. В интервью газете «Сегодня» он заявил:

«Лужков – один из акционеров канала, но собрания акционеров не устраивалось. Программа, за которую я несу ответственность, должна быть выстроена по-журналистски грамотно. Отмену моего приказа я считаю проявлением недоверия ко мне как к журналисту и чиновнику».

Отметим, что Корзун без работы не остался: он подался на радиостанцию «Эхо Москвы», где стал ведущим программы и советником главного редактора.

Между тем информационная война телеканалов (а вернее, олигархов, которые за ними стояли) продолжалась полгода – до начала 2000-го. Именно тогда в массовый обиход и был введен термин «телекиллер», под которым скрывались ведущие аналитических передач, которые «мочили» ведущих политиков, отбросив в сторону всякие понятия о морали и порядочности. Война велась между все теми же двумя группировками: примаковско-лужковской (на их стороне были телеканалы НТВ и ТВ Центр) и ельцинской (у нее в руках были ОРТ и РТР). Война получилась оголтелой, поскольку речь-то шла о главном – о том, кто будет править страной уже в ближайшее время. Дело в том, что ни для кого уже не было секретом, что Ельцин доживает последние дни во власти и усиленно ищет себе преемника (к президентским выборам марта 2000 года). В этой ситуации кремлевские группировки и начали войну, дабы поставить вместо Ельцина своего человека. Одни мечтали, чтобы это был Примаков (а Лужков должен был стать при нем премьер министром), другие ставили на Аксененко, Степашина, Лебедя или Путина.

Наиболее оголтелыми «мочильщиками» в той информационной войне были три телевизионщика с ОРТ – Сергей Доренко, Михаил Леонтьев и Александр Невзоров. Особенно выделялся первый, который своими оскорбительными комментариями вызывал неприязнь даже у людей, совершенно далеких от политики. Чтобы понять, о чем идет речь, приведу слова, сказанные тогда одним из старейших российских журналистов, руководителем (на тот момент это длилось уже 33 года!) факультета журналистики МГУ Ясена Засурского: «После того как послушаешь эту ругань, вряд ли будешь относиться к журналистам с большим уважением. Некоторых из этих журналистов, того же Доренко, я в свое время весьма уважал, но когда увидел, что они делают, мне показалось, что это уже действительно переход от второй древнейшей профессии к первой. Никто не доказал, что они делают это бескорыстно.

Если прокрутить недавние пленки, мы можем найти массу выступлений этих же журналистов против тех, кого они сейчас защищают и от чьего имени они сегодня вещают. Найдем и примеры прославления тех, на кого они сегодня нападают. Эти журналисты превратили свое перо, микрофон в инструмент, может быть, не столько даже для политического убийства, сколько для зарабатывания тех денег, которые они не могут заработать публикацией честных, добротных материалов, где были бы их собственные мысли, а не мысли тех или иных олигархов. Они сделали свой выбор.

Недавно я читал устав Корпорации Боньеров – владельцев крупной шведской газетной империи. Они прежде всего подчеркивают свою социальную ответственность, объективность, достоверность информации. На Западе владельцы СМИ стараются отстаивать качество информационного продукта и поэтому не допускают грубой полемики, необоснованных выпадов. Я смотрел передачи ведущих американских, французских, английских каналов – ничего подобного тому, что происходит на нашем телеэкране, не видел. Это чисто российское явление, связанное не с журналистскими амбициями, а с финансовыми соображениями. Информационные киллеры озабочены только заработками. Они мне напоминают актрис, снимающихся в порнофильмах. Это даже не модели, которые могут появиться в респектабельных журналах мод, – чистая порнуха… Отсутствие интеллигентности – главный порок лакеев. Их не интересуют высокие материи. Они знают одно дело – бабки зарабатывать. За бабки они все, что угодно, сделают, обольют грязью любого…» Об этом же и слова другого деятеля – политолога Владислава Никонова. Цитирую: «Доренко – функция. Сейчас он работает бультерьером, у которого есть большая миска с сытной едой и который получил команду «фас!» от своего хозяина Березовского. В этот момент спорить с бультерьером, вести с ним какие-то беседы, в чем-то его убеждать просто смешно. На это надо реагировать с пониманием того, что Доренко выполняет определенную роль. В выборах он не участвует, и поэтому бороться против него – принижать самого себя…» Короче, как мало времени понадобилось «демократам», чтобы превратить телевидение, бывшее совсем недавно (при коммунистах) рассадником культуры, в настоящую выгребную яму. Неслучайно поэтому само слово «демократ» было тогда переиначено россиянами в «дерьмократ».

Между тем нелишним будет выслушать в этом споре и мнение противоположной стороны – тогдашнего владельца ОРТ и «отца» тамошних телекиллеров Бориса Березовского. 19 декабря 1999 года в «Новой газете» появилось полосное интервью с ним (интервьюер – журналист Булат Столяров), где олигарх ответил на множество вопросов, в том числе и об информационной войне, ведущейся в стране. Приведу несколько отрывков из этого материала.

Б. Столяров: «Я слышал, что на ОРТ разлад».

Б. Березовский: «Я общаюсь и с Кошкаревой, и с Нарзикуловым, и с Доренко, и с Леонтьевым, и со многими другими. Так вот, их позиция абсолютно искренняя. Это абсолютное убеждение, что они делают правое дело».

Б. Столяров: «Да? И вам нравится, как они это делают?» Б. Березовский: «Вы знаете, я просто восхищаюсь программой Сергея Доренко».

Б. Столяров: «Вы всерьез воспринимаете это как часть информационного пространства или как часть шоу-бизнеса?» Б. Березовский: «Слово «бизнес» неуместно, а вот слово «шоу» – вполне. Это, безусловно, шоу блестящего, очень талантливого человека.

Но самое главное: это нельзя сделать, если не обладаешь убеждением и сознанием своей правоты. Это реальное творчество. Я понимаю ощущения Доренко и Леонтьева и прекрасно понимаю, что купить это нельзя. Именно это отличает нашу команду от наших соперников. Я не вижу у них драйва. Не вижу драйва ни у Киселева, ни у Венедиктова, ни у Сорокиной. И я вижу драйв у нас».

Б. Столяров: «Но вы же понимаете, Борис Абрамович, что это исключительно проблема чистого язычества на ОРТ, проблема того, что Первый канал поставил себя вне этики».

Б. Березовский: «Ваше утверждение состоит в том, что драйв возможен только вне этических рамок. Драйв я определяю как «большое удовольствие». Разве его можно получать только вне этических рамок?» Б. Столяров: «Я считаю, что российское политически безграмотное и безответственное население в массе своей начинает получать большое удовольствие сразу после того, как в телевизоре кто то выходит за рамки этики».

Б. Березовский: «Такое тоже возможно. Но вы же согласитесь, что получение удовольствия от телевидения возможно и без этого?» Б. Столяров: «Как показывает опыт, это в России почти нереально».

Б. Березовский: «Нет, это возможно. Я считаю, что деятельность Доренко или Леонтьева абсолютно пристойна. У нас есть одна точка отсчета непристойности, она называется «Московский комсомолец». Так вот, и Доренко, и Леонтьев – и в абсолютных, и в относительных терминах – значимые явления информационного пространства. И я не считаю, что они подают информацию аморально».

Б. Столяров: «То, что вы платите Доренко 1,5 миллиона долларов за этот предвыборный период, – вы тоже отнесете к числу мифов?» Б. Березовский: «Во-первых, Доренко платит ОРТ. Очень несложно навести справки по поводу того, сколько Доренко получает.

Насколько мне известно, в компании никто не получает больше 10 тысяч долларов».

Б. Столяров: «Проблема бестактной предвыборной гонки – это все-таки проблема народного спроса на «желтизну». У русских нет традиции не то что политического, а просто ответственного мышления.

Как вы думаете, до каких пор грубые мифы будут продолжать иметь определяющее влияние на массовое сознание?» Б. Березовский: «Вы знаете, я не могу о русском народе говорить как о «нем». Я часть этого народа, я русский еврей. И очень многое для моего понимания себя и русского народа вообще сделал Николай Бердяев. Я действительно считаю, что основные черты русского народа он правильно описал и классифицировал. Я играл для себя в такую игру:

пытался определить одним словом разные нации – государства. Америка – свобода, Германия – порядок, Англия – консерватизм, Япония – естественность. Я не задавал себе вопроса о том, что есть Россия, потому что это моя родина. И однажды один мой приятель, который родился на Украине, потом эмигрировал в Канаду, определил как бы со стороны Россию как «экстрим». И тогда я вспомнил Бердяева, помните:

мы, русские, – максималисты.

То, что происходит в России, абсолютно естественно с точки зрения русской нации. Мы – максималисты. Если коммунизм – то до предела, если либерализм – до предела…» Б. Столяров: «…и Доренко – тоже до предела».

Б. Березовский: «Абсолютно верно. Давайте обратимся к фактам.

Доренко смотрят даже те, кто плюется. Они получают, значит, удовольствие. Иначе бы не смотрели. Сравнения стали абсолютно корректными, когда ОРТ приняло решение выпускать Доренко в 21 час, параллельно с Киселевым».

Б. Столяров: «Вы влияли на это решение?» Б. Березовский: «Конечно, влиял. И вот вам результат. Экстрим, максимализм – это для русских нормально. Мы еще долго будем харкать кровью, пока вырулим в тихую гавань. Русские – молодая нация».

Б. Столяров: «То есть вам кажется, что в России агрессивная безграмотность масс – это надолго?» Б. Березовский: «Нет. Мы быстро обучаемые люди. На этот раз, всего через четыре года, выбор стоит уже не между демократической системой и коммунистами, а внутри новой системы. Выбор тяжелый, на грани, но уже внутри. А времени-то совсем мало прошло…» Отметим, что с уходом Е. Примакова с поста премьера начавшееся было «умиротворение» внутри страны вновь перешло к обострению.

Началась новая «чеченская кампания» (боевики стали осуществлять план переноса войны на территорию Дагестана и других регионов: в частности, начались взрывы жилых домов в Москве в сентябре 99-го).

Естественно, в эту войну вновь включились и российские СМИ. В частности, НТВ опять заняло прочеченскую позицию и «мочило» российскую армию и ельцинскую команду (так называемую «семью») на чем свет стоит. Эти действия НТВ вовсю разоблачали ОРТ и РТР. На этой почве вновь возникла вражда между Гусинским и Березовским. Вот и в упомянутом интервью «Новой газете» на вопрос журналиста о сути своих разногласий с Гусинским Березовский заявил следующее: «У нас нет идеологических различий. У нас есть противоречия в приоритетах. У меня приоритет политический выше бизнеса, а у Гусинского наоборот. Я могу отдать предпочтение бизнесу только после того, как основные политические проблемы будут решены… Капитализация моих компаний, к которым я имел отношение, резко возросла именно после политической стабилизации. Цель была абсолютно прагматична.

А Гусинский просто пытается на каждом повороте зарабатывать деньги, не очень задумываясь над политическими последствиями… От Гусинского я отличаюсь тем, что не пытаюсь следовать за событиями. Я всегда пытался их формировать…» Как мы помним, еще два года назад – в августе 97-го – Гусинский и Березовский оказались в одной лодке. Помните, тогда в плен к чеченским боевикам угодили журналисты НТВ, и именно Березовский помог их вызволить – установил с боевиками контакт и передал им выкуп в размере 2 миллионов долларов (деньги выделил «Медиа-Мост»).

Однако в 99-м эта история была благополучно забыта, и два олигарха вновь вступили на тропу войны. Первым это сделал Березовский, который натравил на Гусинского своих телекиллеров Павла Шеремета и Сергея Доренко. В ответ тот распространил в своих массмедиа информацию о том, что Березовский находится на дружеской ноге с чеченскими боевиками, которые устроили сентябрьские взрывы в Москве и Волгодонске. В свою очередь Березовский собрал пресс-конференцию, где рассказал журналистам о закулисной подоплеке вызволения им энтэвэшных журналистов. По его словам: «Гусинский пришел ко мне и сказал: «Ты понимаешь, это ситуация, когда без денег не освободить.

Наша позиция по Чечне была далеко не бескорыстной, в чеченской войне она была мотивирована». То есть журналисты НТВ выкупались по единственной причине, потому что сам Гусинский построил такие отношения с чеченцами в информационной войне. Вот такова предыстория предательства…» Видимо, одной пресс-конференции Березовскому оказалось мало, поэтому вскоре он отправился к Лауре Мандвиль в московское бюро «Фигаро» и припечатал Гусинского еще раз: «Он признался мне, что всегда защищал позицию Чечни во время войны, потому что чеченцы ему платили».

После этих заявлений оскорбленные энтэвэшники подали на Березовского в суд. Причем в своем исковом заявлении они заявили, что не требуют от оскорбителя денежной компенсации за оскорбления, а хотят лишь одного: чтобы он публично опроверг свою клевету. В ходе суда (районного) Березовскому не удалось доказать факт «признаний» Гусинского. Однако извинений от него энтэвэшники так и не дождались.

Но вернемся во вторую половину 99-го.

В качестве наиболее реального кандидата в будущие президенты НТВ и ТВЦ выдвигали Евгения Примакова. В ответ противная сторона заваливала народ страшилками о бывшем премьере. Например, Доренко с экрана ТВ поведал людям, что Примаков – тяжело больной человек (под стать Ельцину) и что ему требуется серьезная операция (вторая по счету за короткий период). Подконтрольная Березовскому «Независимая газета» родила на свет еще одну сенсацию – о заговоре против Владимира Путина. По заявлению газеты выходило, что в заговоре участвовали люди из примаковско-лужковской группировки: политолог Сергей Караганов, председатель совета директоров телеканала ТВ Центр Сергей Ястржембский и президент НТВ Игорь Малашенко. В ответ на эти выпады пролужковская газета «Вечерняя Москва» опубликовала мнение политолога Алексея Кивы под весьма выразительным названием «Примаков – мишень для негодяев». Приведу из нее небольшой отрывок: «Вот пассаж отнюдь не самого крутого «телекиллера», а лишь одного из кандидатов в «телекиллеры», которому, очевидно, лавры Доренко не дают покоя, а именно: телеведущего ОРТ Михаила Леонтьева: «Что замечательно: наши американские братья по разуму не требовали отставки Примакова, даже когда он усердствовал в антиамериканской риторике, даже когда самолет разворачивал (речь идет об истории от марта 1999 года, когда Примаков, направляясь с официальным визитом в США, повернул самолет обратно, узнав, что американцы бомбят Югославию. – Ф. Р.). Примаков, красный, практически имперский, друг Саддама Хусейна, их устраивал полностью.

Это очень удобная для них заводная игрушка, действующая модель «империи зла» для детей и журналистов. А Путин, правый по сути политик, не устраивает. То есть характернейшая деталь – все на Западе, кто хочет видеть Россию слабой, безвольной, зависимой, разваливающейся на куски, безошибочно предпочитают Примакова Путину».

Потрясающе! Не правда ли? Примакову после августовской катастрофы 98-го чудом удалось собрать то, что именовалось у нас реформируемой экономикой и разваливалось на куски благодаря стараниям наших правых «младореформаторов» и «олигархов грабителей», как называют на Западе тех, коим служат Леонтьев и K°, и он же, оказывается, виноват в том, что Россия слаба, безвольна, зависима. Да и с каких это пор наши правые, не раз повторявшие, что «патриотизм есть прибежище негодяя», вдруг превратились чуть ли не в славянофилов да еще и возлюбили чекиста Путина?

Однако я могу сказать: с тех пор как Кремль и «семья» разработали сценарий, по которому доверенный им человек, беря на вооружение популярную в народе идею «наведения порядка в стране» и, в первую очередь, ликвидацию международного центра терроризма и бандитизма в Чечне, а также путем перехвата у центристской оппозиции, возглавляемой Примаковым и Лужковым (объявленных «семьей» своими врагами), идей патриотизма, государственности, решительного отстаивания национальных интересов, должен добиться расположения к себе российского электората. Таким хитрым ходом Кремль и «семья» решили повернуть вспять основную тенденцию общественного развития, а заодно и взорвать естественно сложившуюся расстановку сил на политической арене. Судя по высокому рейтингу официального кандидата в президенты от партии власти, а также по падению рейтинга других претендентов в президенты и самых влиятельных в стране партий и общественных движений, этот сценарий, по крайней мере на данном этапе, неплохо срабатывает.

Но почему абсолютно абсурдные обвинения бросают в адрес Евгения Примакова? Ответ напрашивается сам собой: Примаков – это тот человек, который всегда дорожил своей репутацией, не связывал себя с сомнительными личностями и не ввязывался в какие-либо сомнительные дела, и на него трудно найти компромат. Да и слабых мест у него немного…» В другом издании – «Новой газете» – о сложившейся ситуации размышлял руководитель группы социологического анализа НТВ Всеволод Вильчек (номер от 29 ноября). Приведу небольшой отрывок из этого материала: «Сегодня никто не чувствует общей угрозы, и каждый уже боится сам за себя. От былого единства, как в 96-м, не осталось и следа. Нынешняя власть откровенно боится уходить со сцены, слишком нагрешила. Ищет, какую соломку подстелить. Правящие группы сумели добиться невероятной монополизации СМИ. Два канала – ОРТ и РТР – в сумме составляют 80 % вещания, и эти 80 % подчинены кремлевской администрации и Борису Березовскому. Позиция определена, говоря на модном нынче воровском жаргоне, нужно замочить все силы, кроме одной. Не очень трогают коммунистов, но любыми силами стараются дискредитировать ОВР, в какой-то степени «ЯБЛОКО», чтобы расчистить место, представить в романтизированном виде опереточный блок «Единство», который должен пройти в Думу и создать благоприятный фон для президентских выборов. Одно то, что НТВ не желает включаться в общий хор, по мнению Кремля, уже само по себе преступление. И идут попытки любой ценой уничтожить НТВ…» Тем временем отдельные неведущие телеканалы, живя по принципу «кому война, а кому мать родна», искали новые формы привлечения к себе внимания публики. И в то время, как телекиллеры изощрялись в «мочилове», другие… оголялись, снимая с себя буквально все. Такого на российском ТВ (впрочем, и на других тоже) еще не было.

Этот эксперимент осуществил поздней осенью 1999 года 31-й телеканал. Передача называлась соответствующим образом – «Голая правда» (автор идеи – Валерий Бакаев, который в свое время родил на свет такие передачи, как «Акулы пера», «Знак качества» и др.). Вот как об этом сообщала газета «Мир за неделю» (номер от 20–27 ноября):

«Как сообщает еженедельник «Новое время», на 31-м канале найден новый способ подачи ночных новостей – «Голая правда». Сообщая о политике и экономике, войнах и катастрофах, ведущая методично расстается сначала с кольцами и браслетами, а затем снимает с себя все остальное. Кажется, руки не принадлежат девушке и раздевают ее отдельно от нее самой – в выражении лица нет и намека на «кири-куку», только сдержанность публичного человека. К концу выпуска искреннюю девушку скрывает только стол. Удивительный сюрприз ждет любителей прогнозов погоды, число которых увеличилось за последнее время:

стола в студии метеосводок нет.

Сила зрения в данном случае сводит на нет возможности уха, что при кошмаре наших новостей не так уж плохо».

Кстати, голую ведущую на 31-м искали долго – даже объявили конкурс. Однако ни одна из 80 кандидаток в итоге не подошла придирчивому жюри – раздевались неплохо, однако двух слов связать при этом не могли. В итоге на роль телеведущей продюсер выбрал некую Светлану, которая имела за плечами диплом ГИТИСа и даже снималась в небольших эпизодах в ряде картин. Как гласит легенда, когда возлюбленный девушки узнал, куда ее сватают, он заявил: «Либо я, либо – «Голая правда». Девушка выбрала публичную обнаженку. Как потом напишут в ряде печатных СМИ, права на этот проект закупят телевизионщики из Англии и Франции.

А вот другая история о телеведущих. В конце августа стало известно, что ветераны РТР – директор РТР-фильма Борис Берман и Ильдар Жандарев, руководивший студией «Команда-2», покидают канал.

Причина ухода – принципиальные разногласия с руководством канала, затеявшим очередную структурную реорганизацию ВГТРК и потребовавшим от них подписать контракт с трехмесячным испытательным сроком. В одном из интервью Б. Берман заявил: «За девять лет работы у ВГТРК сменилось немало руководителей, и ни один из них не высказывал нам претензий по работе – программу «К-2» только хвалили. Когда началась очередная реорганизация РТР, у нас была достигнута договоренность о том, что шесть сотрудников студии остаются в штате, а остальные шестнадцать переходят на контракт. В итоге нас обманули – по новому штатному расписанию шести сотрудникам предложено подписать контракты, а остальным – договор подряда, который не предусматривает никаких социальных гарантий.

Три месяца назад, когда было объявлено о реорганизации ВГТРК, мы написали письмо председателю компании Михаилу Швыдкому с просьбой встретиться с коллективом «К-2» и разъяснить ситуацию, с подобной просьбой обращались к директору РТР Александру Акопову. К сожалению, все наши просьбы были проигнорированы. После того как мы написали заявления, Швыдкой уговаривал нас остаться, но мы считаем, что для мужчин подача заявления об уходе – это поступок, а не акт шантажа. (Стоит отметить, что остальные «игроки» «Команды-2» на заявления об уходе не отважились. – Ф. Р.) Мы делали уникальную по сложности монтажа 52-минутную программу. Знаю, что многие смотрели на нас, как на сумасшедших, которые за гроши делают каторжную работу. Конечно, мы понимали, что проще лепить передачу, в которой четыре склейки, пара музыкальных номеров в перебивках и «говорящая голова», но наша задача была – производить качественную программу.

Скажу искренне: очень грустно покидать канал, на котором мы проработали девять лет. Мы уходим не куда-то, а откуда-то. Отдохнем, подумаем, а дальше будем искать новое место работы…» А вот как прокомментировал это событие бывший первый руководитель ВГТРК О. Попцов: «Борис Берман и Ильдар Жандарев – культурные, образованные и интеллигентные люди, к тому же профессионалы экстра-класса. Они начали работу на РТР в момент создания российской телекомпании и сделали для канала очень и очень много. Все программы, выходящие под патронажем студии «К-2», смотрелись как хорошие художественные фильмы. Это была команда, которая умела идти вперед и при этом внимательно оглядываться назад.

На фоне патологически убожеских программ, незатейливых шоу и пустых сериалов программы студии «К-2» ярко выделялись. Фон талантов смертоносен для примитивов, и, видимо, настал момент, когда профессионализм ребят начал многих раздражать. Увольнение Бермана и Жандарева, на мой взгляд, трагедия для РТР. Я не понимаю, как серьезный канал может отказываться от собственного производства и делать ставку на покупные программы. Когда уходят такие профессионалы, можно говорить не о возрождении канала, а лишь о его вырождении…» Между тем Берман и Жандарев недолго оставались без работы – их тут же пригласили работать на НТВ. Там они стали выпускать программу «Интересное кино», премьера которой состоялась в конце октября (в наши дни они уже работают на Первом канале – ведут там передачу «На ночь глядя»).

Отметим, что осенью 99-го на российском ТВ уже вещало полтора десятка разных каналов. Среди них: ОРТ, РТР, ТВЦ, НТВ, «Культура», ТВ-6, ТВ-3, СТС, 31-й канал, ТНТ, REN-TV, «Столица», Дарьял-ТВ, МTV, МУЗ-ТВ. Время вещания – с 8 утра до 3 часов ночи. Чтобы читателю стало понятно, что тогда транслировало российское ТВ, приведу в качестве примера программу передач одного дня – субботы 11 декабря 1999 года.

ОРТ 8.00 – Новости. 8.10 – «Слово пастыря» (Митрополит Кирилл). 8. – «Домашняя библиотека». 8.40 – х/ф «12 стульев» (СССР;

1971;

1-я серия). 10.00 – Новости. 10.10 – «Смак» (гость программы – Ирина Хакамада готовит овощной плов). 10.30 – «100 %». 11.00 – «Утренняя почта». 11.35 – х/ф «Из жизни Федора Кузькина» (СССР;

1989;

2 серии). 15.00 – Новости. 15.10 – сериал «Затерянные во времени» (Лангольеры Стивена Кинга). 16.35 – «Тема» (Почему мы такие бедные?

Гости: Сергей Кириенко, Александр Гуров, Аркадий Вайнер). 17.15 – «Песня-99» (группа «Стрелки», кабаре-дуэт «Академия», А. Глызин, А.

Свиридова, И. Николаев). 18.00 – Новости. 18.10 – «Женские истории».

18.40 – «Угадайка». 19.25 – х/ф «Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика» (СССР;

1967). 21.00 – «Время». 22.00 – Погода.

22.10 – сериал «Китайский городовой». 23.05 – «Эх, Семеновна!» (Всероссийский конкурс частушек). 23.45 – Сериал «Тысячелетие».

0.40. – х/ф «Острота ощущений» (США;

1997). 2.10 – Программа передач.

РТР 8.00 – мультфильмы «Пес в сапогах», «Чучело-мяучело». 8.30 – «Папа, мама, я – спортивная семья» (соревнования). 9.25 – Прогноз погоды. 9.30 – «Почта РТР». 10.00 – «Доброе утро, страна!». 10.30 – «Сам себе режиссер». 11.00 – телеигра «Сто к одному». 11.55 – Хорошие новости. 12.25 – «Эх, дороги…». 12.40 – «Золотой ключ». 13.00 – «Вести». 13.20 – «Федерация». 14.00 – «Урмас Отт с…». 15.00 – Ток-шоу «На здоровье» (тема – наркомания). 16.05 – мультсериал «Секретные агенты». 17.00 – ток-шоу «Акуна матата». 18.00 – ток-шоу «Моя семья» (Как избежать уныния?). 19.00 – музыкально-развлекательная передача «Два рояля» (участники: Виктор Рыбин и Наталья Сенчукова против Александра Малинина и Марины Хлебниковой). 20.00, 21.45 – «Аншлаг» (участники: Евгений Петросян, Ефим Шифрин, Михаил Евдокимов, Клара Новикова, Михаил Грушевский, Геннадий Ветров, Лев Лещенко и др.).

21.00 – «Вести». 0.10 – х/ф «Мужской зигзаг» (Россия). 1.35 – Прогноз погоды.

ТВЦ 8.00 – Детский телеканал: «Короче говоря», «Экстремальная зона». 9.15 – «На караул!». 9.30 – Смотрите на канале. 9.35 – «Все народы России» (Эвенки). 10.05 – сериал «Человек ночи» (Канада).

11.00 – «События». 11.10 – «С утра попозже». 11.40 – «Москва златоглавая» (Людмила Рюмина). 12.05 – спектакль Воронежского академического театра драмы имени А. Кольцова «Доходное место».

14.00 – «События». 14.15 – «Футбол в диалогах». 14.40 – Погода на неделю. 14.45 – «Грани». 15.15 – х/ф «Руки незнакомца» (Великобритания;

1987;

2 серии). 19.00 – «Брэйн ринг». 20.00 – «Неделя». 20.45 – «Мыло». 20.55 – х/ф «Поездка в Америку» (США;

1988). 23.05 – «События одной строкой». 23.10 – «Российские тайны».

23.40 – «Твой ход, киноман». 23.45 – х/ф «Машина для убийства» (США;

1994). 1.30 – «Без фонограммы» (акция звезд российской эстрады).

НТВ 7.55 – Анонс дня. 8.00 – «Сегодня». 8.15 – сериал «Крутой Уокер:

правосудие по-техасски» (США). 9.00 – сериал «Зеркало, зеркало II» (Австралия). 9.30 – мультсериал «Битлджус» (США;

заключительная серия). 10.00 – «Сегодня». 10.15 – «Чистосердечное признание». 10. – «Без рецепта». 11.15 – телеигра «О, счастливчик!». 12.00 – «Сегодня». 12.25 – «Большие деньги». 12.55 – К юбилею Бориса Щербакова х/ф «Жених из Майами» (Россия;

1994). 14.20 – музыкальная передача «В нашу гавань заходили корабли». 15.25 – «Своя игра» (состязания эрудитов). 16.00 – «Сегодня». 16.25 – документальный сериал «Любовные истории, которые потрясли мир» (Уна О’Нилл и Чарли Чаплин). 16.55 – сериал «Она написала убийство» (США). 17.50 – Дог-шоу «Я и моя собака». 18.25 – «Герой без галстука».

19.00 – «Сегодня». 19.40 – «Итого» с Виктором Шендеровичем. 20.00 – х/ф «Неукротимая Анжелика» (Франция—Германия—Италия;

1967).

21.35 – «Профессия – репортер» (Елена Масюк. «Атомная хлопушка»).

22.00 – «Сегодня». 22.45 – «Женский взгляд» Оксаны Пушкиной. 23. – сериал «Ее звали Никита» (Канада – США). 1.00 – ток-шоу «Про это».

1.40 – Программа передач на завтра.

«Культура» 10.00 – Программа передач. 10.05 – «Читая Библию» (Ветхий Завет). 10.15 – тележурнал для детей «Аистенок». 10.40 – х/ф «Первый эшелон» (СССР;

1955). 12.35 – «Мировая деревня». 12.50 – документальный сериал «Гражданская война в Америке» (США;

фильм 1-й). 13.30 – мультсериал «Лягушонок Флип» (США). 14.00 – «Времена и войны». 14.30, 22.00 – Новости культуры. 14.45 – сериал «Фламандские секреты». 15.40 – «Мой цирк» (ведущий – Максим Никулин). 16.05 – спектакль МХАТ «Дорогие мои, хорошие». 17.40 – «Шлягеры уходящего века». 18.30 – Новости. 18.35 – «Рассказы старого сплетника» («Чаплиниана»). 19.00 – «Человек в пейзаже, или Открытый мир В.

Федорова». 19.30 – «Царская ложа». 20.10 – «Чудо-сказка». 20.25 – документальный фильм «Я вас избрал» (о В. Войно-Ясенецком). 21.20 – «Блеф-клуб». 22.20 – «Новый век российского пианизма». 23.00 – «Видеопоэзия». 23.10 – х/ф «Полустанок» (СССР;

1963). 0.20 – Программа передач.

ТВ- 8.00 – Программа передач. 8.05 – «Дорожный патруль». 8.20 – мультсериал «Утро продленного дня»: необычайные приключения в волшебном лесу». 8.45 – «Ваша музыка» (Диана Гурцкая). 9.45 – «Шоу Бенни Хилла». 10.20 – ДИСК-канал. 10.50 – «Пальчики оближешь».

11.30 – х/ф «Ран» (Япония—Франция;

1984). 14.10 – «Территория ТВ 6». 14.40 – «О.С.П.-Студия». 15.35 – «Наши любимые животные». 16. – сериал «Тарзан – защитник джунглей» (Франция – Канада – Мексика).

17.00 – Новости. 17.10 – Телемагазин «Формула здоровья». 17.20 – ток шоу «Я сама» («У политика не женское лицо?»). 18.25 – «Дорожный патруль». 18.45 – сериал «LEXX II» (Германия – Канада). 19.40 – юмористический сериал «И снова 33 квадратных метра: рыболов спортсмен». 20.15 – «Скандалы недели». 20.50 – т/ф «Тот самый Мюнхгаузен» (СССР;

1980;

2 серии). 23.25 – «ЦитаДЕНЬ». 23.30 – «Дорожный патруль». 23.45 – «ДИСК-канал. Максидром». 0.20 – Безумный проект «Снято». 0.40 – «Плейбой» (мягкая эротика на сон грядущий).

ТВ- 12.00 – х/ф «Графиня Коссель» (Польша;

1968). 14.15 – модное шоу «Действо с лицом». 14.30 – «ТВ-клуб». 15.00 – х/ф «Легенда об Энее» (Италия;

1962). 16.55, 18.55, 20.55 – «Здоровая семья». 17.00 – х/ф «Солдатская история» (США;

1988). 19.00 – х/ф «Боковые удары» (США;

1993) 21.00 – х/ф «Черный квадрат» (Россия;

1992).23.15 – Телемагазин «Аякс». 23.45 – х/ф «Джекил и Хайд» (Англия;

1989).

СТС 7.45 – Музыка на СТС (группа «Bad boys blue»). 7.59, 10.45, 19.25, 23.55 – Погода. 8.00 – мультсериал «Джимми-суперчервяк». 8.30 – мультсериал «Чудовищная сила». 9.00 – «ТВ-клуб». 9.30 – «Улица Сезам». 10.00 – мультсериал «Американский хвост». 10.30 – х/ф «Судьба-злодейка» (США;

1984). 13.00 – «Вояж, вояж». 13.30 – «Удачная покупка». 14.00 – молодежный сериал «Моё второе «я» (США).

14.30 – «На-На» над Землей». 15.30 – х/ф «Приваловские миллионы» (СССР;

1972;

1-я серия). 17.30 – «Стильные штучки». 18.00 – Музыка на СТС. 18.30 – комедийный сериал «Большой ремонт» (США). 19.30, 23.30 – «Шоу-бизнес». 20.00 – фантастический сериал «Горящая зона» (США). 21.00 – х/ф «Американские горки» (США;

1977). 0.00 – х/ф «Музыкальная история» (СССР;

1940).

31-й канал 7.55, 19.45 – Городские новости. 8.10 – мультфильм «Горе – не беда». 8.25 – х/ф «Гнев и правосудие» (Индия;

1988). 10.40 – «Отдых по-русски». 11.00 – «Полное мамаду». 11.30 – «Эта безумная планета».

11.40 – х/ф «Сила пятерых» (США;

1981). 13.15, 15.30, 17.30 – «Торговый ряд». 13.30 – «Просто…». 14.00, 17.40, 19.30, 21.35, 23.25 – «Музпром». 14.15 – х/ф «Праздник непослушания» (Венгрия;

1976).

15.45 – х/ф «В бой идут одни «старики» (СССР;

1974). 17.15 – «Наши в городе!». 18.00 – х/ф «Одна на миллион» (Россия;

1994). 20.00 – х/ф «Процесс создания цифрового человека завершается» (США;

1994).

21.50 – х/ф «Скрытая одержимость» (США – Канада;

1992). 23.40 – х/ф «Рассекая волны» (Дания – Великобритания – Германия;

1996). 2.15 – «Пастельные истории» («Электрик блю»).

ТНТ 10.00 – игра для детей «Пират-атака» (Франция). 10.30 – мультсериал «Планета монстров». 11.00 – сериал для подростков «Тайный мир Алекс Мак». 11.30 – «Европейский футбол на ТНТ». 12.30 – игра «Тайны Ксапатана». 14.00 – «Пытливые умы». 14.30 – «Открытые небеса». Документальные фильмы «Сны Сталкера». 15.30 – «Сонник».

15.35 – сериал «Сеньора». 16.30 – сериал «Черная бухта». 17. 30 – сериал «На край вселенной». 18.30 – мультсериал «Мордилло». 18.55, 22.30 – «Глобальные новости». Астрологический прогноз. 19.00 – комедийный сериал «Папочка-майор». 20.00 – сериал «Такая разная Трейси». 20.30 – «Титаны рестлинга на ТНТ». 21.30 – сериал «Парадокс». 22.35 – х/ф «Тихо умереть» (США;

1997). 0.30 – «Кино, кино, кино». 1.05 – «Встреча с…» (группа «ИКС-миссия»). 2.05 – сериал «Я люблю Люси».

REN-TV 8.30 – Музыкальный канал. 9.00 – «Лицом к лицу». 10.00 – телеигра «Золотой шар». 11.00 – мультфильмы «Светлячок», «И мама меня простит», «Почтовая рыбка». 11.30 – х/ф «Мой первый друг» (СССР;

1979). 13.00 – молодежный сериал «Грезы любви» (Франция).

14.00, 17.30, 20.30 – Новости REN-TV. 14.10 – х/ф «Маньяк» (Индия).

17.00 – документальный сериал «Безумство храбрых» (США;

1997).

17.45, 20.45 – «Спорт-курьер». 18.00 – сериал «Ночи Малибу» (США).

19.00 – мультсериал «Симпсоны» (США). 19.30 – сериал «Элли Макбил» (США). 21.00 – комедийный сериал «Маппет-шоу» (Великобритания).

21.30 – драматический сериал «Полицейский блюз» (США). 22.35 – «Пятая колонка». 23.15 – х/ф «Луна пустыни» (США;

1996). 1.10 – Ночной музыкальный канал.

«Столица» 10.00 – Религиозная программа «Час силы духа». 11.20 – «Родом из детства!». 12.00 – «Веселые старты» (спортивные состязания). 12. – «Удачи на даче». 12.55 – «Столичный шлягер». 16.30 – «Год «На-Ны» (2-я часть). 17.15 – сериал «Наварро: тень отца» (заключительная серия). 18.45 – юмористическая программа «Клуб «12 1/2 кресел». 19. – Новости. 22.00 – «Московская неделя». 22.20 – т/ф «Село Степанчиково и его обитатели» (СССР;

1989;

1-я серия). 23.55 – «Столичный шлягер». 0.25 – «Музыкальный патруль» (обзор музыкальных событий за неделю). 0.55 – х/ф «Вечное возвращение» (Франция;

1943). 2.50 – «Ночной канал».

Дарьял-ТВ 17.30 – Программа передач. 17.35 – Мультфильмы. 18.05 – «Вечный вопрос» (Актуальный репортаж). 18.15 – детективный сериал «Святой» (Великобритания). 19.15 – х/ф «Встретимся у фонтана» (СССР;

1976). 20.35 – ток-шоу «Салон «Кипарис». 21.30 – х/ф «Жить как короли» (США;

1997). 23.10 – художественно-документальная новелла «История любви». 23.35 – «Дар»: «Иосиф и его друзья».

MTV 10.00, 14.30, 20.00, 21.00, 22.30, 23.30 – MTV БиоРИТМ. 10.30, 19.30 – «Музыкальное чтиво». 11.00 – «40 лучших клипов Британии».

12.00 – Celebrity Death Match. 12.30 – «Декодер MTV». 13.00 – « злобных зрителей». 14.00, 18.00, 23.00 – «News Блок». Weekly.15.00 – «Дневной каприз». 18.30 – «День независимости». 19.00 – «Высшая проба». 2030 – «Бивис и Батхед». 21.30 – «Двадцатка из США».

МУЗ-ТВ 9.00 – «Спозаранку». 12.00 – «Наше» (в программе – Юла). 14. – «Мода на МУЗ-ТВ». 15.00 – МСМ: L’INTEGRALE. 16.00 – программа о спорте «МузCOLL». 16.15 – «Только музыка». 18.00 – «Клипомания» (в программе – Яна). 21.00 – «Живая коллекция». 22.00 – «Видеоальбом».

23.00 – «Мода на МУЗ-ТВ». 0.00 – «Наше». 2.00 – «На ночь глядя». 3. – Ночной канал.

Как видим, передач – уйма. Правда, подавляющее большинство из них – развлекательные, а образовательных практически нет. Мало советских фильмов – всего 11 на 15 каналов. Зато уйма фильмов из США и других капстран – целых 22 штуки. И еще больше зарубежных сериалов – целых 26, не считая мультсериалов (лидером среди каналов по показу сериалов был ТНТ – 6 штук). Но уже не за горами время, когда на смену зарубежному «мылу» придет родное российское, которое уже вовсю «клепается». Например, уже сняты на «НТВ-кино» первые 8 серий фильма «Каменская» по романам Александры Марининой. Первый фильм вышел на видео 14 декабря 1999 года (премьера на ТВ – в начале следующего года). Отметим, что бюджет «Каменской» был несопоставим с бюджетом зарубежных сериалов: так, одна серия «Каменской» стоила 105 тысяч долларов, а серия «Скорой помощи» – 1 миллион 300 тысяч.

Однако даже эта дешевизна была по душе россиянам, которые к тому времени уже попросту «объелись» заграничным «мылом». Поэтому, когда в 1998–1999 годах на свет появились первые отечественные сериалы – «Улицы разбитых фонарей», «Досье детектива Дубровского», «Петербургские тайны» – они пользовались куда большим успехом, чем всякие «Скорые помощи» и «Секретные материалы». Именно поэтому многие российские телеканалы стали разворачивать свои батальоны в поход именно за российскими сериалами – пусть дешевыми, но востребованными. Например, то же НТВ намеревалось в 2000 году подверстать под это дело 200 часов своего эфирного времени – то есть по четыре серии в неделю.

Но вернемся к событиям конца 99-го.

Главные телеканалы продолжают информационную войну, паля из всех своих орудий. О перипетиях этой войны регулярно оповещала читателей в газете «Московский комсомолец» Э. Николаева. Приведу некоторые отрывки из ее публикаций.

Номер от 9 декабря: «ОРТ и РТР катком прокатываются по стране со своими информационными выпусками. «Время» и «Вести» в 21.00 не оставляют жителям глубинки выбора – либо смотри по ТВ информацию, либо ничего не смотри. Последнее время «Время» и «Вести» синхронизируют до секунд время выхода в эфир «антиотечественных» сюжетов (имеется в виду примаковско-лужковский блок «Отечество – Вся Россия». – Ф. Р.). Если теперь какому-нибудь телезрителю в селе Чмаровка, где принимаются исключительно РТР и ОРТ, не нравится сюжет в «Вестях» про плохого Примакова – переключив на «Время», он обнаружит то же самое.

Подконтрольные Березовскому ОРТ и ТВ-6 теперь тоже выстраивают совместные политические «многоходовки». Приобщение ТВ-6 к грязному пиару началось после того, как олигарх стал владельцем 75 процентов акций телекомпании. Общественно политическим вещанием назначили руководить старого информационного ворона Эдуарда Гинделеева.

Без тени смущения он выгнал Александра Гурнова и его ТСН, которые два года по договору производили для ТВ-6 вполне объективные новости. Поражает спешка, с которой все это делалось, видимо, идеологи олигарха серьезно озабочены проблемой ОВР и в борьбе с ним дорог каждый час. В субботу отключили ТСН от эфира, в понедельник Гинделеев запустил в эфир свои новости… Братские каналы взаимодействуют следующим образом. Сначала в бой идет тяжелая артиллерия в лице ДИП ОРТ (как правило, это программа «Время»). Потом тему подхватывают новости ТВ-6 и программа «Место встречи с Ариной Шараповой». Везде – одни и те же факты, одни и те же кадры и даже – текст. За этой связкой стоит все тот же Гинделеев и его люди. Для ТВ-6 нет худа без добра. Отсутствие нормальной материально-технической базы для «Новостей» из минуса превращено в плюс. Поскольку хозяин у ОРТ и ТВ-6 один, «большому брату» хочешь не хочешь, а приходится помогать «младшему». В братишки Березовского попало и аполитичное REN-TV. На днях ведущая программы «Пятая колонка» Ольга Романова заклеймила Примакова, который якобы «грязно использовал» Президента Франции Ширака, главу МВФ Камдессю и Саддама Хусейна во славу целей блока ОВР.

Примечательно, что за час до Романовой слово в слово (!) этот же текст «наезда» был произнесен в субботней программе «Время» Павла Шеремета. Вряд ли Шеремет с Романовой обмениваются текстами, но «пиарщики» у них подрабатывают явно одни и те же».

Номер от 23 декабря: «Вторая информационная война (первая, как мы помним, проходила перед президентскими выборами в 96-м. – Ф.

Р.) может стать более жестокой и изощренной. Всем теперь ясно:

побеждает тот, кто бьет первым и не имеет проблем с извращенной фантазией… Удержалось одно НТВ. Сохранило лицо. Правда, огрызалось, когда задевали их лично, когда угрожали их финансам. В ответ – разоблачение кремлевской «семьи» в банковских махинациях и пр.

А что же созданный специально под выборы орган ОВР – телеканал ТВЦ? Интеллигентный Флярковский, кривляка Конеген, нудный Дм.

Киселев и прочие почти ничего не смогли противопоставить напору противника. С утра до вечера сбивчиво оправдывающийся Лужков (а не его пресс-секретарь), безмолвный Горелов дополняли печальную картину полной растерянности. «Они играют не по правилам», – говорили там про Сванидзе и Доренко. Но в том-то и дело, что те хоть играли – эти спали… Поразительна та легкость, с которой ОРТ и РТР фактически развалили телевизионное сообщество, порожденное либеральными реформами. Уже сейчас в «Останкине» представители недружественных каналов, случается, отворачиваются друг от друга, не подают руки…» Отметим, что сила в этой войне изначально была за государственными каналами ОРТ и РТР. Достаточно сказать, что они охватывали значительно большую часть аудитории, чем их оппоненты.

Так, ОРТ – 98,8 % населения (146 миллионов человек), РТР – 96,7 % (142 миллиона), ТВ-6 – 49 % (79 миллионов). В то же время охват НТВ был 62 % (102 миллиона человек), ТВЦ – 37 % (61 миллион).

Кроме этого, большим подспорьем «федералам» в их борьбе была помощь такой мощной структуры, как Министерство по делам печати, телерадиовещания и средств массовой информации. Оно было создано буквально накануне войны – летом 99-го – и возникло из двух других госучреждений – Федеральной службы по телерадиовещанию и Государственного комитета по печати. Руководить новым учреждением был поставлен Михаил Лесин (бывший 1-й зам председателя ВГТРК и директор рекламного агентства «Видео Интернэшнл»).

Лесин хорошо знал дело. Так, в начале октября, когда ОРТ развернуло настоящую травлю Лужкова, он заявил, что «когда речь идет о взаимоотношениях двух людей, в данном случае Юрия Лужкова и Сергея Доренко, – это система их внутренних взаимоотношений». А в начале декабря в интервью родному РТР Лесин с удовлетворением констатировал другой факт: дескать, Лужков плохо держит удар, поскольку «вообще отвык от публичной критики в свой адрес». Спустя две недели после этого министр пригрозил серьезными карами руководству Башкортостана, которое осмелилось запретить транслировать у себя передачи Сергея Доренко и Николая Сванидзе.

Весь этот информационно-киллерский шабаш со всей наглядностью демонстрировал стране, как далеко ушло российское телевидение от советского. У последнего тоже были свои телекиллеры (вроде Юрия Жукова, Валентина Зорина, Александра Каверзнева и др.), но они если и «мочили» кого, то исключительно прямых врагов советской власти – западных политиков. Причем «мочили» по-«вегетариански», без какого либо каннибализма. Очень редко доставалось от них советским диссидентам (чаще всего последних «мочили» печатные СМИ, а не телевидение). Телекиллеры российского капиталистического ТВ уже являли иной тип людей – беспринципных и продажных, для которых такие понятия, как мораль, честь или совесть, – по сути, пустой звук.

Они готовы были облить помоями кого угодно за так называемый «налик» – то есть наличные деньги, причем лучше всего за доллары.

Многие тогда сравнивали их с западными журналистами, но это сравнение было неверным. Все-таки там каннибализм журналистов не был столь вопиющим и безнаказанным. То, что творилось в России, вообще не имело аналогов в той же Европе, почему российский капитализм ельцинских времен и прозвали «диким» (по аналогии с американским Диким Западом, где всем заправлял, как помнится, «мистер Кольт»).

Вообще само название «российское телевидение» было неверным, поскольку от подлинной России в нем было не так уж и много. Разве что русская речь телеведущих, хотя и она оставляла желать лучшего. Если в СССР деятелей ТВ специально учили русскому языку, то нынешних уже нет, из-за чего их косноязычная речь вводила в ужас специалистов. То же самое касалось и самих передач – в основном лицензионных, прививающих российскому телезрителю западный менталитет. Из подлинно русских передач на тогдашнем нашем ТВ можно было назвать разве что «Играй, гармонь» Геннадия Заволокина, а все остальное – сплошная американщина. А передача «Эх, Семеновна!» (Первый канал), которая была заявлена как конкурс русских частушек, вообще была издевательством над титульной нацией. В ней за основу брались в основном «соленые» частушки, иной раз и матерные, а также антисоветские. Вроде такой:

Спи, Ильич, ты мой прекрасный, Баюшки-баю, Тихо светит месяц ясный В Мавзолей твою.

Отметим, что в отличие от «Играй, гармонь», которая шла хоть и по выходным, но в утренние часы, «Эх, Семеновна!» выходила в прайм тайм – сразу после программы «Время». Весь антураж студии, где снималась передача, был выдержан в стиле «а-ля рюс». Вот как это описывала Е. Пищальникова в «Известиях» (номер от 3 декабря 1999 го): «Авторы «Семеновны» пытаются всегда современную свободу прикрыть патриотическим архаизмом (отметим, что само слово «патриот» в те годы было ругательным. – Ф. Р.). Дизайн студии – идиллическая деревенская околица. В фонтане плавают ополоумевшие сельскохозяйственные утки. Они – аллегория. Все выступающие одеты в народные костюмы. Девки в сарафанах, поющие частушки о Жириновском, выглядят дико – группа пейзанок в полосатых передниках жалуется на дубинноголового барина. Стоит ли забывать, что народ как таковой не менее динамичен, чем члены правительства и журналистское сообщество?..» Не случайно, что один из первых же выпусков «Эх, Семеновна!» ознаменовался громким скандалом. Член жюри, популярная некогда советская телеведущая Анна Шатилова, после исполнения одной из матерных частушек, демонстративно покинула студию, заявив напоследок, что она – уважаемый человек и поэтому не желает участвовать в подобных передачах. Естественно, либеральная общественность тут же припечатала ее к позорному столбу. Та же Е.

Пищальникова в тех же «Известиях» оценила этот демарш следующим образом: «Можно ли не уважать позицию политического диктора! Вполне можно, если учесть, что г-жа Шатилова вела серьезные передачи под названием «Время» в совершенно разные периоды и не то чтобы привыкла говорить с экрана чистую правду. То есть реальная народная жизнь не особенно была ей знакома. Зато имперское фарисейство ее осеняло не раз. Однажды, например, наша праведная Анна объявила о торжестве ГКЧП…» Вот такие перлы выдавали российские либералы в те самые дни, когда титульная нация в России загибалась под гнетом ельцинских реформ (та самая «реальная народная жизнь», о которой так пеклась журналистка), и особенно это была заметно на селе, которое фактически было уничтожено (несколько тысяч российских деревень к концу 90-х вообще прекратили свое существование).

Тем временем совершенно деморализованный и, главное, больной Ельцин уже совершенно не мог контролировать ситуацию в катящейся в пропасть стране. И в кругах высшей элиты окончательно созрело мнение, что Ельцин должен назвать имя своего преемника уже в этом году. Делагатом от этих сил к президенту была направлена его дочь Татьяна Дьяченко. Именно после разговора с ней Ельцин принял окончательное решение покинуть свой пост. И выбрал наконец себе преемника: им стал бывший кадровый чекист и тогдашний председатель правительства РФ Владимир Путин. Вот как заявит тогда же Б.

Березовский: «Я был идеологом новой конструкции, связанной с Путиным. Это не значит, что я ее строил. Но я участвовал в убеждении других, что она возможна. И я счастлив, что я убедил не только свое узкое окружение, но общество, которое поверило, что новая конструкция возможна…» Путин начал свое восхождение к вершинам власти в начале 90-х в составе команды видного демократа, мэра Санкт-Петербурга Анатолия Собчака и довольно быстро сумел выбиться в большие люди. В июне 1996 года он уже был назначен заместителем управляющего делами администрации Президента РФ, а в марте следующего года вырос до должности начальника Контрольного управления президентской администрации. В июле 1998 года Путин был назначен директором ФСБ РФ. На этом посту он приложил немало сил для того, чтобы выгородить Ельцина, против которого «шили дело» его оппоненты, пытаясь объявить ему официальный импичмент. Судя по всему, Ельцин этого поступка Путину не забыл. В августе 1999 года Путин был назначен председателем правительства РФ. Именно с этого поста он и шагнул вскоре в президенты России. Как отмечал политолог А.

Пионтковский: «В кремлевских праймерис Путин не был основным кандидатом. Упоминались Степашин, Аксененко, Иванов, Касьянов, Лебедь. Но Ельцин, как всегда, оказался непредсказуем. Это его старый обкомовский инстинкт: не становиться заложником ни одного клана, пытаться балансировать. Поэтому, когда он все-таки решил пойти на выборы, он остановил свой выбор не на Степашине, которого лоббировал Чубайс, и не на Аксененко, которого лоббировали Абрамович и Березовский, а на Путине. Ельцин увидел в нем компромиссную фигуру и вообще человека, не связанного ни с каким финансово-экономическим кланом, а обязанного ему лично…» Чуть позже любопытный эпизод поведал западным журналистам один из тогдашних руководителей НТВ Игорь Малашенко. Он рассказал, что, едва узнав о том, что Путин может стать новым президентом, тут же стал искать повода встретиться с кем-нибудь из ельцинских приближенных, дабы от них узнать последние новости. В итоге ему удалось попасть домой к пресс-секретарю Ельцина Валентину Юмашеву (позже он станет его зятем – женится на младшей дочери бывшего президента Татьяне Дьяченко).

Хозяин дома обратился к Малашенко с просьбой всеми ресурсами НТВ поддержать кандидатуру Путина как преемника Ельцина. Гость в ответ спросил: «Можно ли ему доверять?» Юмашев ответил не задумываясь: «Он не предал Собчака, значит, не предаст и нас» (под «нами» в первую очередь имелись в виду члены «семьи» – родственники и соратники Ельцина).

Юмашев окажется прав: первое, что сделает Путин, придя к власти, подпишет указ, гарантирующий Ельцину и его семье иммунитет от любых преследований.

Все произошло неожиданно для страны – в новогоднюю ночь декабря 1999 года. Именно тогда Ельцин, обращаясь к народу с экранов телевизоров, объявил о своей отставке и произнес имя своего преемника. Реакция на это заявление была двоякая: с одной стороны люди были рады, что опостылевший хуже горькой редьки Ельцин уходит в политическое небытие, с другой – были удивлены его выбором, поскольку Путин хоть и был публичным человеком, однако на фоне многих других политических деятелей той поры считался «темной лошадкой». Как покажет будущее, Путин сумеет довольно скоро изменить мнение большинства людей о себе в другую, лучшую сторону.

Звезды телевидения Дмитрий Дибров Д. Дибров родился в ноябре 1959 года в городе Ростове-на-Дону.

Его отец еще мальчишкой попал на фронт и в боях под Сталинградом потерял глаз. Вернувшись на гражданку инвалидом, он работал грузчиком (надо было содержать молодую семью), поступил в институт.

В 60-е стал сначала кандидатом наук (знал 12 языков), а затем деканом филологического факультета Ростовского университета. Одно время он вел передачу по русскому языку на Ростовском телевидении и частенько приводил своего сына в телевизионную студию. Может быть, именно тогда в Дмитрии стала подспудно вызревать мечта о телевизионной карьере?

Между тем Ростов-на-Дону в советские годы считался городом со стойкими криминальными традициями (помните поговорку «Одесса – мама, Ростов – папа»?), где зачатки капиталистических отношений существовали задолго до реформ Горбачева. К примеру, там всегда весьма вольготно чувствовали себя цеховики, которые выпускали такой качественный ширпотреб, который имел спрос даже в столице. Диброву в этом отношении повезло больше всех – у него двое дядей были цеховиками (за одним под конец жизни стал охотиться ростовский КГБ, а второй – армянский цеховик – был приговорен к расстрелу, но затем этот приговор был заменен на более мягкий: 12 лет «за хищения в особо крупных размерах»). Так вот, оба дяди баловали своего племянника, и благодаря этой заботе тот мало в чем нуждался. Например, именно они приобщили его к рок-музыке, подарив несколько импортных дисков с записью лучших зарубежных исполнителей, в том числе и «Битлз».

Наслушавшись битлов, Дибров настолько в них влюбился, что отрастил длинные волосы, и никакие ухищрения родителей и учителей не могли его заставить с ними расстаться. Однажды в школе учительница демонстративно вывела его к доске и сообщила: «Дибров у нас хочет быть длинноволосым! Мы повяжем ему ленточку, и он будет ходить, как девочка». Класс, естественно, встретил эти слова дружным гоготом, но Дибров все равно остался при своих длинных волосах.

Между тем дядья не только снабжали племянника «пластами», но и одевали в качественный прикид, который заметно выделял его из общей толпы сверстников. Правда, иногда это выходило Диброву боком.

Вспоминает Д. Дибров: «Однажды два грузина с меня пиджак кожаный сняли. Вот я испугался! Мне тогда лет пятнадцать было, я шел по улице весьма поздно ночью, потому что мы заслушались последним альбомом Сантаны, и у меня в башке звучала его мелодия. И вдруг от стены отделяются два грузина, а может, это были армяне, а может – чеченцы. Они сказали: «Снимай пиджак, гадина!» Я и снял. Вот тогда мне действительно было страшно, потому что один нож приставил. Либо длинный предмет, замаскированный под нож…» Окончив школу в 1977 году, Дибров поступил на филологический факультет Ростовского университета, где деканом был его отец. Учился с интересом. С третьего курса стал ездить в стройотряд, где с таким же интересом зашибал деньги, на которые в порядке последовательности купил себе джинсы, магнитофон и часы. Тогда же в течение двух месяцев работал на табачной фабрике, где делал сигареты «Наша марка». Кстати, на время работы проблема покупки сигарет для него не существовала – курил исключительно то, что выпускал.

В 1982 году Дибров окончил РГУ и в парусиновых штанах, пошитых из желтого техкоттона, каким на вертолетном заводе в Ростове покрывают вертолеты, приехал покорять Москву. Прописки долгое время получить не удавалось, поэтому он вынужден был жить на «птичьих» правах: ночевал на вокзалах, затем получил место в одном из рабочих общежитий в Домодедове.

Вспоминает Д. Дибров: «Помню, зек один с нами на этаже жил – весь искореженный мордовскими морозами, большую часть жизни он просидел в тюрьме;

вахтером, кстати, в этом домодедовском общежитии был отставной офицер милиции, который всю жизнь ловил и сажал этого зека. И была у зека самая аккуратная комната, самые чистые кастрюли;

и он не пил – только чифирил. И любил он почему-то лишь меня – только мне давал сковородки. Единственное, чем он был плох, – каждый раз по пути с завода после получки он скупал в универмаге все пластинки отечественной эстрады. После чего ставил радиолу на полную мощность, выходил на лестничную клетку и танцевал. «Держи меня!» – вопила Пугачева, и он дотанцовывал все те годы, которые ему не удались, а я пытался сосредоточиться, чтобы дописать заметки в номер…» Речь идет о заметках, которые Дибров публиковал сначала в одной из подмосковных газет, а затем – в газете «Московский комсомолец», куда ему удалось на короткое время устроиться корреспондентом благодаря помощи Льва Новоженова. Кроме этого, он выступал в качестве банджиста в популярной тогда фолк-группе «Кукуруза». Попал он туда случайно, после того как в 82-м забрали в армию известного кантри-музыканта Андрея Шепелева (он, кстати, учил играть на банджо и Диброва, который до этого несколько лет учился в музыкальной школе по классу фортепиано, на остальных музыкальных инструментах – от аккордеона до пианино – Дмитрия научил играть его отец). В составе «Кукурузы» Дибров выступал в концертах с участием Майи Кристалинской в концертном зале «София», а также в передаче «Говорим по-английски», которая шла по четвертой (учебной) программе ЦТ. Кстати, это было не первое появление Диброва на голубом экране. Впервые он оказался в «ящике» в начале 82-го, когда, будучи студентом РГУ, участвовал в съемках передачи «Веселые ребята». В выпуске, посвященном проблемам семьи, он мелькал несколько раз в кадре и даже сказал пару фраз.

Примерно в это же время Дибров первый раз женился. В те годы ходили слухи, что его женой стала дочь Юрия Визбора, что для Диброва это был брак по расчету (прописка-то столичная нужна). Однако ничего общего с действительностью эти слухи не имели. Дибров хотя и знал дочь Визбора, однако это знакомство иначе чем шапочным не назовешь (он видел ее раза два в общих компаниях). На самом деле его первой женой была вполне обыкновенная девушка – дочь инженера и почтальона. Однако по словам самого Диброва: «Если бы не первая женитьба, возможно, вся моя жизнь сложилась бы по-другому;

но мне нужно было содержать семью, и я не смог реализовать свою давнишнюю, жившую с детства мечту – работать в «Комсомольской правде». А ведь я сотрудничал с «Комсомолкой», публиковал в ней подвалы, но этим было не прожить…» В 1984 году Дибров устроился работать в ТАСС, что для любого человека, тем более провинциала, было верхом счастья. Там он вскоре вступил в ряды КПСС, а чуть позже был удостоен медали «За трудовое отличие». Однако мечтой любого тассовца было попасть за границу, но Диброва туда почему-то не пускали. По его словам: «Предложение ехать собкором за границу выгрызалось зубами из вымени ЦК КПСС. За границу ехали люди, имеющие хотя бы отдаленную связь с членами Политбюро. Там была своя система, по которой отбирались лучшие и не лучшие, но потихонечку сотрудничавшие с органами госбезопасности.

Нужно было пройти все круги подготовки союзного корреспондента:

определенную языковую, творческую, политическую, черт еще знает какую подготовку, и только через несколько лет можно было рассчитывать, что ты вдруг попадешь в круг избранных. Некоторые из моих коллег – тассовцы – сейчас собкоры. Один в Мексике, второй в Корее. Но меня бес попутал… Я ходил на работу в ТАСС к 9 утра, а возвращался домой в 6. Я жил в пятиэтажке. Я жил нормальной семейной жизнью. Если не считать каких-нибудь загулов с дружками – но только с дружками. Меня приняли в партию, потому что коммунистам нужны были молодые журналисты.

Меня готовили к зарубежным поездкам. Все хорошо. И можно было жить так всю-у-у жизнь. И я иногда шел и думал: «А зачем я учился играть на банджо, зачем нужны были «Битлз», зачем я рисовал? Кому это-то было нужно, если все, что нужно сейчас, – вовремя успеть к летучке и не напортачить в заметке «Громыко на аэродроме встречали…». И вот тут надо мной разразился роман. И эта женщина сказала: «Занимаясь кузнечеством, мало-помалу становишься кузнецом». Она считала, что из меня мог бы выйти отличный фельетонист, но кому это в ТАСС было нужно? Какое там легкое дыхание при письме! Только «Громыко на аэродроме встречали…».

И вот, когда я встретил эту женщину, она научила меня абсолютно всему. Как я теперь понимаю, в юности с ней то же самое произвели достойные мужчины, с кем она была: с известным писателем она приобрела стройность мысли, с высокопоставленным шпионом – неповторимый вкус к качеству. Женщина сказала мне: «Что ты делаешь?

Уходи из такой жизни! Закрой глаза и скажи: ЧЕГО ты хочешь? И я понял – что же я делаю? Я же проституирую: я же не хочу ходить к 9 утра на летучки и писать про Громыко! Я же на большее способен. Как Вероника Долина пишет: «Уйди из-под крыши, ты вырос выше. Ты вырос слишком, уйди же, слышишь!» И я пошел на телевидение. Надо мной смеялись: с твоим акцентом, ты что, телезвездой намереваешься стать?! Но я все равно ушел… Наше расставание с женой было долгим и мучительным процессом, это было «танго втроем». Со мной что только не делали – чуть ли не в горком по этому поводу вызывали. Все страдания, развод и все более редкие встречи с сыном – все так же отвратительно, как и у всех…» Уйдя из ТАСС, он пришел на работу в Молодежную редакцию ЦТ.

Первое время работал «на подхвате»: дописывал за других сценарии к передачам, выступал в качестве помощника режиссера. И только в году вместе с режиссером Андреем Столяровым стал снимать авторскую программу «Монтаж». Она быстро стала популярной, о чем сам Дибров однажды высказался так: «Я писал рассказы, делал какие-то передачи – не нравились они людям! И я теперь знаю почему: в них не было любви к этим людям. Все религии учат одному – любить простых людей, которые ездят в метро. Когда мы с Андреем Столяровым стали делать программу «Монтаж», нам вдруг открылся тот промысел божий, который заложен в неправильных чертах, в серых синюшных лицах. И сразу же для меня программа стала гораздо более важной, чем я сам, чем слава…» В 1992 году в союзе все с тем же Андреем Столяровым Дибров снял 24-минутный фильм «Представление» по небольшой поэме Иосифа Бродского. По словам самого Диброва, ни до, ни после в «Останкине» не было такой технически сложной работы, как этот фильм. Снимали они его на жутких ай-би-эмах, а плату вывода им собрали аж в одном «почтовом ящике» некие доброхоты. Фильм снимали полгода, практически в долг, поскольку своих денег на его создание у авторов не было. Однако дело того стоило. Когда работа была завершена, создатели фильма через поэта Евгения Рейна передали пленку самому Бродскому, и тот его одобрил.

Вспоминает Д. Дибров: «В «Представлении» поразительный полет – во многом благодаря языковой свободе. Там немало ядреных словечек, в 92-м для слуха русского зрителя непривычных. У нас детки-семилетки снимались, и мы со Столяровым решили, что именно им надо хором сказать: «Между прочим, все мы дрочим!» Но детям нельзя такие слова говорить, и мы придумали дурацкий эвфемизм «все мы мочим», чтобы при озвучании вставить слово, которое в оригинале. Но не нам же со Столяровым дублировать малышей! И тогда наши бедные подруги Женя и Яна, закрывшись в «озвучке», полдня выкрикивали на все лады заветное слово, чтобы попасть в фонограмму…» После развала СССР, когда руководство ЦТ отказалось от большинства прежних ведущих и сделало ставку на более молодые кадры, свой шанс получил и Дибров. Он сел в кресло ведущего воскресной программы «Звоните!» (кстати, одна из первых программ на отечественном ТВ, в которой зрители посредством телефонных звонков могли общаться с собеседником, сидящим в студии, в прямом эфире), и это было настолько неожиданно, что огромная зрительская аудитория разделилась на два лагеря: на тех, кто отнесся к этому с восторгом, и тех, кто буквально кипел от негодования. Последних все же было значительно больше. Они не принимали в Диброве-ведущем буквально все, но особенно его акцент и панибратскую манеру общения с собеседниками. Известный театральный критик Виталий Вульф в газете «Известия» писал: «Ведущий с манерами поведения и характером общения, как у Д. Диброва, не появится на ТВ США ни при каких обстоятельствах. Развязность, граничащая с хамством, разговор запанибрата для ведущего недопустимы».

Дибров на этот выпад ответил следующим образом: «Дело в том, что стилизовать манеры под то, что считается неким этическим и эстетическим истеблишментом, у меня времени нет. Я действительно говорю с акцентом. Я пытался его переделать под столичный, раз уж я тут строю свою жизнь. Пытался изо всех сил, пока не приехал как-то на побывку в Ростов-на-Дону. Весь мой казачий род собрался, приветствуют меня. Я спрашиваю: «Чего вы здесь все гэкаете?» И тут моя бабушка покойная, основательница рода, посмотрела на меня и говорит: «Внучек, ничего не поделаешь, такой у нас говор». И я перестал себя насиловать и дождался того момента, когда мои друзья стали больше обращать внимание на то, что я произвожу полезного, нежели на то, как я говорю, жестикулирую, машу руками. Что же касается хамства… Никогда я не изменял главному правилу, на чем строится программа, – любви к людям. Поэтому упрек в хамстве я не принимаю, а развязность – это я не знаю, что такое. Я веду себя так, как я привык вести себя в жизни. Когда я в компашке сижу и мне что-то нравится, я начинаю ерзать, прыгать, бегать. Если бы я был идеальным телевизионщиком, наверное, мне бы удавалось быть в студии одним, а в жизни другим. Я так не могу. Тут вся история в естественности. Мне очень хочется верить, что зритель инстинктивно принимает во мне две вещи – любовь к нему и способность к созданию нового…» Между тем в 1994 году Дибров едва не угодил в тюрьму. Он тогда решил заняться бизнесом, не связанным с телевидением, а именно – лотереей. Суть идеи состояла в следующем. Люди, изъявившие желание участвовать в викторине «05» (ее реклама демонстрировалась как в программе Диброва «Звоните!», так и в других средствах массовой информации), должны были набрать номер «05» и ответить на несколько вопросов компьютера. В случае удачных ответов победителю обещалось несколько призов, максимальный из которых – около 10 миллионов рублей. Однако и радио, и газеты, и сам Дибров забыли упомянуть, что компьютер с норовом и захочет играть далеко не с каждым. Хотя платить за звонок по 900 рублей придется всем. Что получилось из этой затеи, описал в газете «Московские новости» Д. Бороденков: «Эрудиты накручивали диск десятки раз, всякий раз слыша ответ: «Ваш номер не выбран компьютером». А потом с ужасом обнаруживали в почтовых ящиках счета с пяти– и шестизначными числами.

Одна «эрудитка», получив счет на 106 тысяч, позвонила на Тушинскую АТС и получила ответ: «Таких счетов мы не прощаем».

Всего за время игры МГТС разослала подобных приговоров на 600 млн рублей с грозным предупреждением оплатить счет в течение десяти дней. Правда, на суде представитель МГТС Семен Рабовской заявил, что незадачливым игрокам нечего было бояться отключения телефона и что деньги будут им возвращены.

Сыграть с Дибровым МГТС решилась за обещание получить по договору от АО «Диоса» (фирма Диброва. – Ф. Р.) 360 млн рублей и в пользование – компьютеры, кое-какое имущество. Но когда после старта стали поступать возмущенные звонки от игроков и грозные из прокуратуры Москвы, МГТС струхнула и быстренько аннулировала договоры с «Диосом». Так что к моменту кульминации скандала, когда обнаружилось, что у игроков нет даже лицензии, у МГТС в лице Рабовского уже был козырь: «Это компьютерщики Диброва придумали игру, а мы только деньги собирали».

Кстати, по данным телефонистов, организаторы игры к 25 мая получили 140 миллионов рублей. А на вопрос корреспондента «МН», выиграл ли хоть рубль кто-нибудь из звонивших, зам. председателя Судебной палаты по информационным спорам Игорь Еремин сказал:

«Дибров с командой говорят, что выиграл. Но, думаю, вы сами понимаете кто. Игра признана незаконной и остановлена, Дибров получил замечание за использование телеэфира в коммерческих целях…» В августе 1999 года, отвечая на вопросы корреспондента еженедельника «Собеседник», Дибров, касаясь нюансов этого дела, сказал следующее: «Я не входил даже в число учредителей, а лишь рекламировал лотерею на ТВ. Поначалу все шло успешно, доход компании за первый месяц составил триста тысяч долларов. Потом начались проблемы, все закончилось уголовным делом. Я проходил в качестве свидетеля, что, впрочем, не защитило меня от грязи и оскорблений в прессе. Окружавшая это дело пакость – газетная, репутационная – меня многому научила. Я понял, что мне не с руки заниматься бизнесом, не связанным с телевидением, но нельзя и программу превращать в средство заколачивания бабок…» После этого скандала отношения Диброва с НТВ расстроились, и он вынужден был уйти с канала. На несколько лет он распростился с ролью ведущего, но это не значит, что он ушел с телевидения. Его приютил 5-й (Петербургский) канал, где Дибров в качестве руководителя телекомпании «Свежий ветер» стал выпускать 6-часовой утренний блок программ «Доброе утро». Его деятельность на этом поприще имела большой успех. Во всяком случае, многие мэтры телевизионного авангарда в один голос называли «Свежий ветер» в целом и «Доброе утро» в частности самым интересным, что есть на Российском телевидении вообще. Однако в самом начале 96-го «Доброе утро» сняли с эфира. Почему? Вот как ответил на этот вопрос сам Д. Дибров:

«Причина самая что ни на есть прозаическая – у меня и моего друга спонсора Лисовского не хватает денег на рассылку сигнала, «покрывающего» аж сто двадцать миллионов зрителей. Пятый канал вещает на огромную территорию. Канал был, по определению, некоммерческий, его не спасала никакая реклама – мы делали веселое, новое, экспериментальное и в каком-то смысле эстетское телевидение. И мне очень жаль всех тех, кто вынужден смотреть теперь ежедневную банальщину… Но своего зрителя мы хотим успокоить: не пройдет и двух месяцев, как вы увидите всех наших ведущих в новом телеканале…» В 1997 году Дибров вновь возник на голубых экранах в качестве ведущего. На «Телеэкспо» стала выходить его ночная авторская программа «Антропология». Однако продержалась она недолго: вскоре новый генпродюсер НТВ Леонид Парфенов пригласил Диброва вернуться на свой канал, и тот с удовольствием принял это приглашение. На этот раз Диброву предстояло сесть в кресло ведущего дневной передачи «Старый телевизор».

В новом качестве Дибров проработал до весны 99-го. А потом случился конфуз, который вновь заставил Диброва сменить одно кресло на другое. Что же произошло? В один из выпусков «Телевизора» он пригласил хулиганствующего ортодокса – писателя Раскина, который в прямом эфире рассказал анекдот с употреблением четырехбуквенного слова на «ж». В этот момент у телеэкрана сидел кто-то из влиятельных чиновников, которого анекдот задел за живое. В итоге уже на следующий день (!) руководство канала приняло решение заменить Диброва благонадежным Борисом Ноткиным. А что же Дибров? Он без работы не остался: на том же НТВ возродил свою «Антропологию». А в сентябре 99-го запустил на НТВ еще один проект – передачу «О, счастливчик!», где он также выступал в роли ведущего (это слепок со свежей (1998 года) английской программы «Как стать миллионером», лицензия которой продана в 51 страну).

В декабре Дибров стал ведущим еще одного телепроекта – «Аутодафе». Суть передачи заключалась в следующем: известные российские исполнители должны были что-нибудь сымпровизировать из своего творчества и таким образом предстать перед зрителем в новом, доселе невиданном и неслыханном качестве. Как заявил ведущий:

«Аутодафе» по отношению к «Антропологии» – принципиально иная вещь. Если участникам моего ночного проекта все равно, собирают они стадионы или нет, но зато каждый раз, создавая нечто новое, они искренне полагают, что штурмуют небо, то участники «Аутодафе» – это только самые популярные исполнители. В том числе и попсовики, которые сочиняют легкоусвояемые вещи».

Отметим, что в первом выпуске передачи гостем был Александр Градский.

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |   ...   | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.