WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |

«Федор Раззаков Блеск и нищета российского ТВ Часть третья Деньги не пахнут (1992–1999) Каждый выживает в одиночку Пришествие рекламы. Братва рвется к «ящику». Когда взятки гладки. Убийство В. ...»

-- [ Страница 10 ] --

То, что переход «Песни года» с Первого канала на НТВ – дело решенное, посвященным стало известно еще летом. По нашей информации, Игорь Крутой предложил телеканалу сразу два своих проекта – «Песню года» и «Новую волну». Возможно, на канале и рады были бы взять только «Песню года», но условие было поставлено жесткое: или все, или ничего. Козырем Крутого стала Пугачева. За Примадонной закреплено место одной из ведущих «Песни года»…» В конце ноября громкий скандал разразился на канале REN-TV.

Там решением руководства – гендиректором Александром Орджоникидзе – была отстранена от эфира ведущая ночного выпуска новостей Ольга Романова. Причем не просто отстранена – ее даже не пустили в здание, где была расположена студия. Сама Романова в интервью печатным СМИ заявила, что ее отстранение – свидетельство не личного ее конфликта с Орджоникидзе, а самая настоящая политическая цензура. Дескать, с тех пор как полтора месяца назад Орджоникидзе возглавил канал (после того как акционерами стали российские компании «Северсталь-групп», «Сургутнефтегаз» и немецкая RTL-Group), он взялся «зачищать» неудобных людей, кто имел смелость свое суждение иметь. Например, чашу терпения нового руководства канала переполнило то, что в последнем выпуске новостей Романова хотела показать два крамольных сюжета: о новой скульптурной композиции Зураба Церетели на Манежной площади за 15 миллионов бюджетных долларов, а также сюжет о закрытии уголовного дела на сына министра обороны России Сергея Иванова, который на своем автомобиле сбил женщину. Само руководство канала эти обвинения начисто отмело. Орджоникидзе, например, заявил следующее: «Никакой цензуры здесь нет. Я вообще не просматриваю предварительно выпуски новостей. Для этого существует шеф-редактор».

Однако никто из тех, кто знает телевизионную кухню, естественно, не поверил этим словам: наличие политической цензуры на российском ТВ – факт бесспорный и сомнению не подлежащий. Например, ни одна оппозиционная партия фактически не имеет права доступа к эфиру, разве что только в дни предвыборных кампаний. Особенно в этом ущемлена Коммунистическая партия России, которая имеет самый большой электорат среди всех оппозиционных партий в стране. Однако до широкого теле– и радиоэфира власти ее не допускают, поскольку боятся: слишком много в стране вопиющих проблем, которые КПРФ легко может, получив эфир, использовать для поднятия своего рейтинга.

Более того, большинство телеканалов давно включены в антисоветскую кампанию (посредством художественных и документальных фильмов, а также различных аналитических передач), которая направлена не только на дискредитацию советской власти, но и на подрыв влияния КПРФ в современном обществе.

Так, в самом конце января 2006 года российское ТВ произвело очередные выстрелы в этом направлении. Первым это сделал канал «Россия», который с 29 января начал демонстрацию 12-серийной экранизации книги Александра Солженицына «В круге первом». Как мы помним, Солженицын вернулся в капиталистическую Россию летом 94 го, причем вернулся с большой помпой – власти встречали его как национального героя. Даже допустили его до телеэфира, предоставив возможность вразумлять народ в своей 10-минутной телепередаче.

Однако спустя несколько месяцев передача была закрыта с такой же поспешностью, как была открыта. Почему? Просто в ней писатель принялся вразумлять не только народ, но и власть. Последней это не понравилось. С тех пор Солженицын превратился в «свадебного генерала»: то есть в СМИ его превозносили как эталон несгибаемого борца с «советским тоталитаризмом» и ярого демократа, однако высокой трибуны он фактически был лишен. Именно в целях использования писательского таланта Солженицына в борьбе с «ужасной» советской властью и был экранизирован его роман «В круге первом».

Режиссером фильма был известный кинодеятель Глеб Панфилов, который всю свою славу приобрел именно в советские годы и именно благодаря советской власти. Теперь же он снимал совсем иное кино:

«Романовы. Венценосная семья», и вот теперь – «В круге первом».

В основу книги Солженицын положил перипетии своей собственной судьбы, а именно – его пребывание в конце 40-х в «шарашке» – закрытом НИИ полутюремного типа. Книга была запрещена в СССР, и сам Панфилов по этому поводу заметил: дескать, когда в 70-х он прочитал этот роман, то подумал, что экранизировать его можно будет лет эдак через 300. Как видим, ждать пришлось гораздо меньше.

Власть устроила шумный предпремьерный промоушн сериалу в виде многочисленных интервью его создателей в печатных СМИ, по радио и на ТВ и даже плакатов, развешанных по Москве, на которых было написано: «Евгений Миронов идет по этапу» (Е. Миронов играл главную роль – Глеба Нержина, прототипом которого был сам Солженицын). Короче, было сделано все, чтобы привлечь как можно больше людей к просмотру (первые две серии даже шли единым блоком и без обрыдшей всем рекламы). Так россиян в очередной раз попытались заставить поверить в то, что не было в истории их страны ничего страшнее, чем годы правления Сталина. Хотя многим россиянам на тот момент уже успел надоесть этот антисталинский (или антисоветский) бум, устраиваемый властью над своим прошлым. И ладно бы эта власть чем-то была лучше прежней, так ведь нет – была по многим показателям еще хуже. Впрочем, потому она и пинала беспрестанно советскую власть, дабы скрыть за этим свою собственную аморальность и несправедливую сущность.

Как и положено, откликов в печатных СМИ и в Интернете на этот сериал было в избытке. Естественно, представители либеральной интеллигенции встретили его с восторгом. Вот лишь некоторые из их откликов, опубликованные в газете «Московский комсомолец» (номер от 8 февраля).

Е. Рейн, поэт: «Сериал снят большим Мастером, взявшимся за очень сложный материал… «В круге первом» – несомненная удача.

Предыдущие воплощения культовых произведений тех лет (имеются в виду советские годы. – Ф. Р.) не произвели особого впечатления».

В. Новодворская, правозащитница: «Эпоха в сериале воспроизведена очень точно, вплоть до мелочей, – например, хорошо показан ослепляющий человека страх…» А вот отклики противоположного характера.

П. Савва: «В круге первом» меня наводит на такую печальную мысль: в те времена, которые мы сейчас задним числом ругаем, ученые были востребованы, а вот в наше «благословенное» путинское время экономический гений сдает экзамен на швею-моториста. Более аморального поступка моя страна никогда ранее не совершала».

С. Ильин: «Первый раз я читал «Круг» году в девяностом. Сейчас перед показом решил перечитать. И обнаружил, что неинтересно! Да, когда Солженицын писал «Круг», про это мало кто знал, это было актуально. Да и в девяностые, в эпоху «расцвета» демократии, это было читать интересно. Но за это время столько узнали! И тут меня осенило:

«Наверняка не одному мне неинтересно». Почему тогда такая шумиха, да еще и на канале «Россия»? И вот что я подумал: те, кто сейчас у власти, боятся очередного «Первого круга» от очередного «Солженицына». Про «то время»? Да сколько угодно! Но только не про нас! Не про наше время! Не про наши деяния! Так мыслят современные «Берии» и «Абакумовы». Им надо продержаться два года, до выборов, и, чтобы за это время никто не додумался до «Второго круга», они вовсю раскрутили «Первый круг». Как это ни прискорбно, Александра Исаевича просто использовали, а может, отвлекли? Чтобы нового не написал…» А вот еще одно мнение – Игоря Митина, опубликованное в «Литературной газете» (номер от 1 февраля): «Советская тоталитарная машина, созданная и отлаженная Сталиным, уже достаточно давно только история. И это неизбежно меняет и корректирует сегодняшнее восприятие как самого романа, так и фильма.

Вот только одна цитата из романа:

«Мне потому надоело смотреть и Островского, и Горького, что надоело это разоблачение власти капитала, семейного угнетения, старый женится на молодой. Мне надоела эта борьба с призраками. Уже пятьдесят лет, уже сто лет прошло, а мы все машем руками, все разоблачаем, чего давно нет. А о том, что есть, – пьесы не увидишь».

Крот истории роет непрерывно. И сегодня власть капитала уже не далекое прошлое, а жестокое настоящее, и сам Солженицын говорит о ней с ужасом и болью. И потому как сегодня оценивать поступок Иннокентия Володина (в фильме его играет Дмитрий Певцов. – Ф. Р.), решившего помешать созданию атомной бомбы в Советском Союзе? То есть помешать созданию того паритета в мире, который способствовал сохранению мира многие и многие годы. Сегодня-то мы прекрасно знаем, чем оборачивается самоуверенное и самодовольное американское сверхдержавие – бомбардировками Сербии, оккупацией Афганистана, войной в Ираке…» Сутки спустя после премьеры «В круге первом» – 30 января – на Первом канале был запущен другой сериал – 10-серийная экранизация романа И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок». Здесь режиссером выступала мало кому известная Ульяна Шилкина (сняла одну серию «Убойной силы»). Ее интерпретация гениального романа не имела ничего общего с советским вариантом Михаила Швейцера (фильм года) по всем показателям: ни по таланту, ни по идее, ни по времени продолжительности (тот фильм уместился в две серии). И даже бюджеты фильмов были несопоставимы: у Швейцера это были 500 тысяч рублей, у Шилкиной – 2,5 млн долларов. Однако тот фильм стал классикой, а этот… Короче, замах получился на рубль, а удар на копейку.

Несмотря на то что в сериале практически не было никакой политики, однако и он не избежал антисоветского оттенка. Фраза Остапа Бендера «Я не люблю советскую власть», произнесенная исполнителем этой роли актером Евгением Меньшиковым, по сути, стала лейтмотивом всего фильма. В нем его авторы всеми силами пытались показать многомиллионной аудитории, как кондовая советская власть душит в лице обаяшки Остапа Бендера все самое передовое и талантливое.

Пресса у этого сериала тоже была обширная. Отклики – тоже полярные, причем отрицательных было значительно больше, чем положительных. Даже маститые деятели не преминули вставить свое лыко в хулительную строку. Вот лишь несколько подобных отзывов, напечатанных в «Комсомольской правде» (номер от 9 февраля).

Т. Лиознова, кинорежиссер («Три тополя на Плющихе», « мгновений весны» и др.): «Золотой теленок» я смотреть начала, но не стала, потому что не испытываю симпатии к исполнителю роли Бендера.

Это худший из всех Остапов! (Позволю себе не согласиться с режиссером: еще хуже был Бендер в исполнении Сергея Крылова в фильме «Мечты идиота». Видимо, Лиознова эту ленту начала 90-х просто не видела. – Ф. Р.) Новый Бендер слабосильный и какой-то женственный, словно лишенный мужского начала. Сильнее всех Арчил Гомиашвили, показавший героя, который при своем хамстве и наглости был очень обаятельным (речь идет о фильме Л. Гайдая 1971 года « стульев». – Ф. Р.)…» С. Юрский, актер (исполнитель роли Остапа Бендера в фильме М.

Швейцера «Золотой теленок» 1968 года выпуска): «Сейчас вы посмотрели фильм, который не представляет никакой художественной ценности! Этого фильма просто нету! Пустое место! И актеры тут ни при чем. Фильм делает режиссер, вы знаете этого режиссера? Какое она имеет право экранизировать этот культовый роман?! Что вы ждали от этого фильма?! Режиссуры нет в помине, и это ужасает!» М. Захаров, режиссер (автор телефильма «12 стульев» 1977 года выпуска): «В «Золотом теленке» аморфное и замедленное действие. У Андрея Миронова, Юрского и даже у Гомиашвили была целеустремленность и энергия, которой мне недостает в Меньшикове. Он актер интересный. Но ему нужно помогать, в фильме он брошен в отсутствие жанра. Ему остается только играть какую-то жизнерадостность на пустом месте. Непопадание у всех актеров.

Режиссура слабенькая».

Наверное, единственный из маститых, кто похвалил сериал, а также ее постановщицу, был режиссер Владимир Хотиненко. И то, видимо, потому, что был учителем Шилкиной во ВГИКе. Цитирую: «Я не удивлен, почему именно Шилкиной доверили экранизацию. Ульяна еще во ВГИКе проявила себя как выдающийся режиссер. Ее дипломную работу показали на Венецианском фестивале. Считаю, что молодым нужно доверять снимать любые вещи. Был рад за Ульяну, когда ей предложили снимать «Теленка», она мне звонила. Сейчас у нас молодое кино».

Между тем руководство Первого канала именно «Золотого теленка» избрало в качестве контрпрограммного продукта в своей эфирной войне с «Россией». Как мы помним, он был запущен в эфир через сутки после «В круге первом» и, главное, в одно с ним прайм-таймовое время (21.30). Однако сын турецко-подданного так и не смог одолеть обитателя «шарашки» – у сериала «В круге первом» рейтинг был выше.

Так, в первый день трансляции он собрал рекордную для воскресного вечера аудиторию: доля фильма составила 35,5, а рейтинг – 17,3. Точно такие же показатели были у него и во второй день, когда был запущен «Золотой теленок». Однако по ходу дальнейшего показа ситуация изменилась и вперед вырвался «Теленок»: у него рейтинг был 15 %, а у «Круга» – 13 %. К концу недели ситуация вновь изменилась – вперед вырвался «Круг», однако рейтинг обоих фильмов значительно упал, что явно указывало на зрительский отток: у «Круга» он составил 10,4 %, у «Теленка» – 8,5 %.

Отметим, что в январе 2006-го «Россия» была объявлена лидером среди телеканалов по итогам ушедшего телевизионного года. Причем произошло это впервые за долгое время – до этого в лидерах всегда ходил Первый. Эти результаты объявил Gellup Media, подсчитав годовую долю аудитории. Так вот, по итогам 2005 года доля «России» составила 24,14 % против 24,13 % некогда Первого. Третье место было за НТВ – 12,02 %. Далее расположились: дециметровый СТС – 8,4 %, у ТНТ было 5,83 %, у REN-TV – 4,73 %.

Размышляя о причинах этого успеха «России», журналист Д.

Дронов писал в «Московском комсомольце»: «Своего рода «допингом», но только вполне законным, для «России» стал сериал «Мастер и Маргарита», который показывали на канале под Новый год. Но, даже несмотря на шумный и безоговорочный успех этого проекта, принесшего каналу немалые рейтинги и звание создателя культурного события года, триумф десяти, пусть и очень качественных, серий не в состоянии вытянуть весь телевизионный год. Над причинами, повлекшими смену лидера на голубом экране, эксперты, видимо, еще будут не один день ломать голову. На телевидении, как в спорте, одной интенсивностью «тренировок» успех не объяснишь. Но уже сейчас некоторые знатоки телерынка высказывают мнение, что, помимо удачного программирования эфирной сетки, в том числе и сериальной продукции, определенную роль в победе «России» сыграл упор на производство качественных документальных фильмов, на которые среди современного зрителя существует большой спрос. А заодно и возвращение к режиму ежедневной политической аналитики, которую выдают «Вести плюс» с появившимся в этом году телеведущим Дмитрием Киселевым».

Между тем премьера «В круге первом» на какое-то время вновь всколыхнула российские СМИ на новую волну антисоветизма: в газетах начали публиковаться статьи о сталинских репрессиях, по ТВ шли документальные фильмы об этом же. Не о том, как жили и трудились миллионы советских людей (а их в стране насчитывалось почти миллионов), как строились города и возводились новые заводы, как развивались литература и искусство, образование (кстати, одно из лучших в мире!) и здравоохранение, а только один – ГУЛАГ, ГУЛАГ, ГУЛАГ… На этом фоне в СМИ усиливались нападки на КПРФ. Повторюсь, что, несмотря на то что этой партии симпатизировало значительное число россиян, однако место в телеэфире ее представителям почти не представляли. И это несмотря на декларируемую на всех углах демократию и плюрализм. Единственное, что делало ТВ на этом поприще, – периодически крутило сюжеты о каких-нибудь мероприятиях КПРФ, да и то делало это мельком. Чтобы не быть голословным, приведу статистику о представленности политических партий в информационных программах ведущих телеканалов. Взять хотя бы период с января по июнь 2006 года. Так, в программе «Сегодня» (НТВ) вышло сюжетов с упоминанием различных политических партий России, при этом в процентном отношении эти упоминания относились: к «Единой России» – 35 %, КПРФ – 25 %, ЛДПР – 21 %, «Родина» – 9 %. В передаче «24» (REN-TV) телесюжетов с упоминанием партий – 287, из них: о «Единой России» – 39 %, о КПРФ – 27 %, о ЛДПР – 18 %, о «Родине» – 11 %;

в передаче «Вести» (РТР) упоминаний 273, из них: о «Единой России» – 31 %, о КПРФ – 22 %, о ЛДПР – 12 %, о «Родине» – 11 %;

в передаче «События» (ТВЦ) упоминаний 166, из них: о «Единой России» – 37 %, о КПРФ – 29 %, о ЛДПР – 13 %, о «Родине» – 7 %;

в передаче «Новости» (Первый канал) упоминаний 169, из них: о «Единой России» – 45 %, о КПРФ – 8 %, о «Родине» – 4 %, о ЛДПР – 2 %.

КПРФ пыталась изменить ситуацию в свою пользу. Так, 21 июня 2006 года в большинстве регионов России прошли митинги, шествия и пикеты в рамках Всероссийской акции протеста, в которых помимо КПРФ участвовало более 30 политических, профсоюзных и общественных организаций. Митингующие были возмущены нарушением своих конституционных прав, в частности права на свободу информации, манипулированием и искажением общественного мнения на федеральных и региональных телеканалах.

Эта акция привела к тому, что один из крупнейших частных федеральных телеканалов России – REN-TV – получил отмашку властей на то, чтобы пойти навстречу КПРФ и предоставить ей больше эфирного времени для своей агитации. Отметим, что REN-TV хоть и являлся крупнейшим телеканалом страны, однако зона его покрытия была куда меньшей, чем, например, у Первого и «России»: он вещает на населенных пунктов от Калининграда до Южно-Сахалинска. В самом начале июля прошел диалог между руководством КПРФ и REN-TV, на котором была достигнута предварительная договоренность о сотрудничестве. Однако уже ближайшее будущее покажет, что заявленные договоренности окажутся замком из песка – ничего путного из них не выйдет. И КПРФ как была изгоем на ТВ, таковым остается и поныне.

Честно говоря, нападки на КПРФ и ее постоянная дискриминация в СМИ в общем-то объяснимы, если учитывать, какой строй нынче на дворе в России – самый что ни на есть эксплуататорско капиталистический. Однако вот ведь парадокс – такой же деструкции подвергается и православная мораль. Только раз в году – в православную Пасху – то же ТВ, к примеру, поворачивается лицом к верующим и, упав ниц, бьется лбом о землю, прося у Всевышнего прощения за свои грехи. В остальные дни оно эти самые грехи усиленно культивирует. Например, в пасхальные апрельские дни 2006-го на нескольких телеканалах кроме прямой трансляции пасхальной службы можно было увидеть в эфире различных деятелей церкви (причем от рядовых до самых высокопоставленных), которые говорили о вечных ценностях, а также лицезреть документальные фильмы на религиозные темы (вроде «Паломничества в Вечный город» Владимира Хотиненко на канале «Россия»). Но уже на следующий день телеэфир вернулся на круги своя. Какие это круги? Вот как об этом пишет в газете «Завтра» А.

Ефремов (номер от 26 апреля): «Теперь, когда Пасха для наших телевизионщиков закончилась (понятие Пасхальная неделя в РФ отсутствует), они с наслаждением перейдут в обычный зубодробительный режим работы. Увеличивая количество психических заболеваний каждым новым криминальным сериалом. Сплошной «Темный инстинкт» – по имени очередного убийственного «шедевра», поступившего на конвейер информационной войны с населением аккурат в страстную седмицу (НТВ).

Недавно в соловьевском «Воскресном вечере» (эта передача тоже выходит на НТВ. – Ф. Р.) выступал митрополит Кирилл. Выступал столь грамотно и логически безупречно, что Соловьеву, написавшему «Евангелие» от собственного имени (речь идет о книге «Евангелие от Владимира Соловьева», которую телеведущий выпустил в том же году. – Ф. Р.), и возражать-то было нечего. Речь, кажется, шла о «борьбе с ксенофобией» и «правах человека» – да и о чем еще теперь у нас может быть речь! Позиция Церкви недвусмысленна: источник ксенофобии – одичание, духовный распад. Главный инструмент варваризации, отупения – СМИ. Но дело даже не в этом. Основной смысл прояснился, когда после слов владыки Кирилла я решил переключиться, посмотреть другие каналы.

На общем фоне митрополит выглядел как десантированный в эфир представитель иной по духовным основаниям, более высокой по уровню развития цивилизации. Ведь на канале «Россия» в это время одного невезучего высокохудожественно душили полиэтиленовым пакетом, надетым на голову. По ОРТ среднестатистический голый квартиросъемщик готовился или осуществлял (точно не помню) пошлое совокупление с «любовницей». «Культура» тем вечером предоставила слово какому-то знакомцу поэта Бродского, который декламировал стихи о том, как вместе с друзьями по зоне они отловили и сожрали собаку, но в основном не мог скрыть неизбывной радости от проживания в Америке.

Ну, а вернувшись на НТВ, я обнаружил, что столь редкий на нашем «голубом экране» по содержанию и участнику разговор сменило «кино», где герои привычно выясняли отношения «по понятиям» и ликвидировали тех, кто не хотел «по понятиям».

Общая картина: посещение митрополитом чумного телевизионного барака было недолгим. И как только дверь за ним захлопнулась, все встало на свои места: под аккомпанемент оды съеденной собаке «киллеры» продолжили свою нелегкую работу, на другой половине возобновились сопение, возня и вскрики клубка «любовников» и «любовниц».

Можно сколько угодно говорить про растленный Запад, про пресловутую Америку, но заверяю вас: такого вещания нет нигде. Такого больного, такого растленного, такого антихристианского по своему содержанию…» Отметим, что сколько бы камней ни бросали критики по адесу того же канала НТВ, который сами телевизионщики в своем кругу окрестили за приверженность криминальной тематике «труповозкой», однако факт остается фактом: именно весной 2006-го НТВ по зрительским рейтингам обогнал «Россию» и буквально наступал на пятки Первому каналу. И самыми ходовыми передачами на НТВ были именно криминально скандальные: «Чистосердечное признание», «Чрезвычайное происшествие» и «Программа Максимум».

Между тем свое беспокойство ситуацией, сложившейся в обществе благодаря деятельности все того же ТВ, в те дни выражали не только коммунисты и деятели церкви. Например, в «Московском комсомольце» (номер от 24 августа) было опубликовано интервью с известным ученым Сергеем Капицей, который был не чужим человеком на ТВ – долгое время он вел передачу «Очевидное – невероятное». Интервью называлось «У пропасти на краю», интервьюер – А. Мельман. Приведу из него несколько отрывков.

А. Мельман: «…Теперь, если пойти в театр, неизвестно, на что напорешься: на матерную брань, раздевание… Но вам скажут – если это органично, то никаких запретов».

С. Капица: «Защищать можно все, что угодно. Наше красноречие здесь безгранично. Но если все время по ТВ мы слышим тюремную лексику, то куда от нее деваться?» А. Мельман: «Вам не нравятся программы о криминале?» С. Капица: «Мне не нравится то, что они занимают в эфире столь громадный объем, который совершенно несвойственен интересам обычного человека. Отсюда происходит кризис сознания. Что же тогда за общество мы строим?!» А. Мельман: «Но если у нас говорят, что в России половина народа сидела, а другая половина ее охраняла, то этот тюремный сленг падает на благодатную почву».

С. Капица: «Не знаю, почему так говорят. В моем окружении сидел один процент. Вот тогда пусть подобных передач будет столько же».

А. Мельман: «Но это же всемирный мейнстрим. В Голливуде процентов фильмов – как раз те самые насилие и жестокость».

С. Капица: «У нас совсем другие проблемы. Население наше вымирает в прямом смысле слова. Через 50 лет в России оно уменьшится наполовину. Вот о чем нужно думать… Понимаем ли мы, что стоим на краю пропасти?» А. Мельман: «Считается, что природа человека порочна и массовая культура лишь угождает ей. Это и понимается как свобода, потому что любой запрет все равно будет хуже».

С. Капица: «Под воздействием СМИ, которые, по сути, оглупляют людей, общество начинает деградировать. Оно просто разлагается. Вот о чем нужно думать.

Нет ничего выше того, что называется «человеческая совесть». И о ней нужно думать всегда. А все потому, что с 91-го года общественная мораль дискредитируется все больше и больше. И когда я на заседаниях телеакадемии говорил, что нам необходима ответственность, коллеги меня чуть ли не освистали…» Кстати, о деградации общества. Многие представители интеллигенции, депутаты много копий сломали, пытаясь, к примеру, закрыть такой телепроект в жанре реалити-шоу, как «Дом-2», который начал демонстрироваться на канале ТНТ с 2004 года. Противники этого проекта узрели в нем пропаганду самых низменных инстинктов среди молодежи и неоднократно выносили вопрос о закрытии передачи на заседаниях Госдумы, а также писали даже в Генеральную прокуратуру.

Весной 2006 года этот вопрос был вынесен на обсуждение общественной коллегии по жалобам на прессу. Жюри, в состав которого вошли такие видные представители либеральной общественности, как телекритик Ирина Петровская, адвокаты Генри Резник и Михаил Барщевский, глава Национальной ассоциации телерадиовещателей Эдуард Сагалаев, главный редактор журнала «Искусство кино» Даниил Дондурей и актер Александр Филиппенко, признало программу не нарушающей действующего законодательства, не содержащей в себе эротики и порнографии, а также заниженных образцов поведения.

Именно с «Дома-2» пошла по России широкая слава ее ведущей – гламурной львицы Ксении Собчак, которую противники передачи какими только эпитетами не награждали. Например, член Комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей коммунистка Нина Останина заявила, что «подружка олигархов Ксюша Собчак в «Доме-2» прививает девушкам философию содержанки, учит умению «правильно» и «красиво» продаться».

Говорят, что «Дом-2» держится благодаря именно заступничеству Ксении. Дескать, у нее мама сенатор, а покойный папа был одним из видных демократов-ельцинистов, который выпестовал такого человека, как Владимир Путин – будущий Президент России. Хотя свою роль играет и другое: колоссальный зрительский рейтинг у «Дома-2». В результате этого на протяжении полутора лет (с января 2005 по июль 2006 года) ТНТ лидировал среди каналов в слоте 21.00 (аудитория 18– 30 лет): у него было 18,5 %, в то время как у Первого канала было 17,5 %, у «России» – 17 %, у СТС – 12,5 %, у НТВ – 9 %, у REN-TV – 7,5 %, у ТВ-3 – 2 %, у «Спорта» – 1,7 %.

Все это сделало из «Дома-2» настоящую «курицу, несущую золотые яйца». Так, за первый год своего существования проект заработал только на product-placement порядка 4 миллионов долларов, а в 2005 году непрямая реклама и спонсорство в программе принесли ТНТ уже 6,6 миллиона долларов (что в два раза превысило годовой план).

Понятно, что позволить закрыть такой высокодоходный проект для канала – настоящее самоубийство. Вот и не позволяют.

Отметим, что канал ТНТ продал оригинальный формат реалити-шоу «Дом-2. Любовь» американской корпорации Sony Pictures Television International (SPTI). И эта сделка стала первой сделкой такого рода в истории отечественного телевидения.

Декаданс или ренессанс?

«Танцы – звезды на льду». 75 лет советско-российскому ТВ. Все худшее – детям! «Тетю Асю» так и не зарезали. «ТЭФИ-2005»: ярмарка тщеславия. За что Сванидзе вручают премии. Телефестиваль «Радонеж»:

островок духовности в океане безнравственности. Сериальные рекорды.

Почему академики бегут из АРТ. Каналы бьются за рейтинги.

Криминальное НТВ. Российское ТВ: декаданс или Ренессанс? Телегламур эпохи Путина. «Беларусь-ТВ». Антисоветчики из «ящика»: от Швыдкого до Сванидзе. Гламурный «Ленинград». «ТЭФИ-2006»: битвы гигантов.

«Завещание Ленина», или Ужасы прошлого против ужасов настоящего.

Отцензуренный Путин. Сонька Золотая Ручка как герой нашего времени.

Межканальная война продолжается. Открытие телесезона-2007. «Наша Раша» с неприятным душком. Ау, сатира, или Юмор ниже пояса.

«Большая разница» в одном экземпляре. Цифровое ТВ. «Бибигон» против телеужасов. «Ликвидация» прошла сверхуспешно. «Минута славы» или позора. Обнаженка в Новый год. «Византийский урок» для России. Либералы и державники обсуждают ТВ. Кадыров «строит» своих телевизионщиков. Даешь полицию нравов! «Под властью маньяков». «В мире людей», или Как очеловечить ТВ. «Магда Геббельс» – подарок «нацикам». Даешь русский национальный канал! Круглый стол по ТВ.

«Имя России»: шок и смятение для либералов. Коммунисты протестуют.

Победное шествие дешевых сериалов. ТВ-пустота. Новые страсти по рекламе. Новинки телесезона-2008. Либерал-холуи Между тем главными фишками нового телесезона, начавшегося осенью 2006-го, стали два шоу, причем одинаковых: «Звезды на льду» (Первый канал) и «Танцы на льду» («Россия»). Отметим, что это были чисто российские ноу-хау – аналогов подобных шоу в мире нет. Вопрос только в одном: какой из каналов оказался первопроходцем, а какой попросту слямзил идею у конкурентов. Но, как говорится, тайна сия покрыта мраком. Впрочем, так уже было неоднократно в той войне, которую ведут друг с другом два этих федеральных канала. Вспомним хотя бы историю с песенными шоу «Фабрика звезд» (Первый канал) и «Народный артист» («Россия»), которые появились одновременно, были похожи друг на друга почти как две капли воды и тоже вызывали кучу вопросов из разряда «кто у кого».

Однако вернемся к танцевальным шоу. Как писала в «Новой газете» А. Гераскина (номер от 9 сентября): «В Интернете на форумах передач мегаоживление. Обсуждают пары, судей, декорации, сравнивают, ругаются, кто лучше. У Первого, признают, конечно, как обычно, больше размах. И спортивные звезды первой величины и свежести, и Тарасова в качестве председателя сменного жюри, в котором тоже ожидаются звезды, и самый большой павильон «Мосфильма», и, говорят, миллион долларов за каждую «серию». Зато на «России» все уютно, доступно и просто – и Заворотнюк с Цискаридзе в качестве ведущей и судьи соответственно, и располневшие и подзабытые массмедиа ледовые кумиры прошлых лет – такие земные и не чуждые чувствам…» 26 ноября о телевидении вспомнила верховная власть – в тот день в Кремле торжественно отмечалось его 75-летие. Министерство культуры собиралось провести торжества на Останкинской телебашне, отремонтированной после пожара, и даже устроить там лазерное шоу (во время него на фоне ночного неба телебашня должна была превратиться в ракету и взмыть в небо). Однако от этого плана пришлось отказаться из-за его дороговизны – он потянул на 5 миллионов долларов. Поэтому действо перенесли в Кремль, где его лично посетил Президент России Владимир Путин. Он выступил перед собравшимися с торжественной речью, где мало говорилось об успехах советского телевидения (хотя именно та власть его выпестовала и развивала на протяжении 60 лет!), зато с пафосом отмечались заслуги нынешнего. Так, президент сказал о том, что гражданская позиция тележурналистов сыграла огромную роль в успехе демократических преобразований начала 90-х. Что правда: как мы помним, именно телевизионные либералы своими передачами способствовали развалу СССР и установлению в стране капиталистической власти. За это кремлевская власть сполна отплатила тележурналистам: многие из них приобрели такие блага, о которых при советской власти они могли только мечтать. Например, если по уровню доходов сравнить мегазвезду ТВ тех лет Игоря Кириллова и мегазвезду сегодняшних дней Владимира Познера, то это небо и земля: если первый редко когда за свою работу получал больше тысячи рублей, то второй получает несколько десятков тысяч долларов в месяц, что позволяет ему входить в число телевизионных миллионеров. Однако если сравнить популярность обоих у зрителей, то здесь, конечно, в лидерах безоговорочно Кириллов: его боготворила почти вся страна.

Кстати, оба этих тележурналиста тоже были на торжественном приеме в Кремле и оба были удостоены награды: получили из рук президента орден «За заслуги перед Отечеством» IV степени. О том, как проходило это торжество, поведала читателям на страницах газеты «Московский комсомолец» (номер от 30 ноября) очевидец – журналистка Мила Кузина. Приведу несколько отрывков из этой публикации: «…Владимир Путин поздравил всех по-простому, со сцены Кремлевского дворца. Он поблагодарил ветеранов и пожелал всем вдохновения и творческих успехов. Поискал глазами Олега Добродеева и Константина Эрнста и добавил: «Телевидение – это единая семья, а в семье бывает всякое… Конкуренцию между каналами трудно не заметить. Но не стоит забывать об уважительном отношении к зрителям» (президент имел в виду участившиеся в последнее время случаи, когда Первый канал и «Россия» в пику друг другу ставили на одно и то же время – в прайм-тайм – интересные передачи и сериалы. – Ф. Р.).

Президент сошел со сцены и сел на свободное место между легендами советского эфира Анной Шатиловой и Игорем Кирилловым. За тем же столом оказались ведущая программы «Вести» Мария Ситтель, ведущая программы «Время» Екатерина Андреева, бывшая ведущая НТВ Татьяна Миткова, Николай Дроздов, Александр Масляков, Эдвард Радзинский и Виталий Вульф.

За президентским столом все активно ели. Ломтики копченого угря кончились первыми. Потом дошла очередь до рулетов из палтуса и галантина из судака. Ветеранам все нравилось. «Вот раньше, – рассказывал Игорь Кириллов, – у нас на «голубых огоньках» были только печенье и конфеты, а теперь настоящий пир». (Как говорил герой одной популярной кинокомедии: «За чей счет этот банкет?». – Ф. Р.) Владимир Путин даже сходил за фруктами для Анны Шатиловой. Пил президент красное вино, хотя на VIP-столах появился и дорогой коньяк.

…Конферанс Владимира Молчанова обходил президента стороной.

Президент сидел и тихонько ел. А праздник шел своим чередом. На сцену вышла Пелагея – одна из любимых исполнительниц президента.

Девушка-вундеркинд традиционно пела про валенки. Ее сменила певица Валерия.

Эдвард Радзинский перегнулся через стул Шатиловой и начал что то объяснять президенту. «По протоколу Путин должен был уйти через 20 минут, – переживали организаторы. – Но от Радзинского так быстро еще никто не уходил». Говорили они о книжках Радзинского. Владимир Владимирович прочитал его «Александра II» и делился впечатлениями.

Тут слово досталось Игорю Кириллову: «А мог ли я когда-нибудь предположить, что буду вот так запросто сидеть за одним праздничным столом с президентом». Президент довольно улыбнулся. Наконец он засобирался, встал и тут же оказался в плотном кольце поклонников. Его зажали Андрей Малахов, Владимир Соловьев, Татьяна Веденеева и Елена Малышева. Константин Эрнст из-за соседнего столика бросал на Малахова испепеляющие взгляды. Охрана Путина принесла два букета.

Один он вручил Анне Шатиловой – у нее как раз был день рождения, другой достался Екатерине Андреевой. Татьяна Миткова осталась в странном положении – ей букета не досталось – и выглядела растерянной (видимо, Путин до сих пор не мог простить Митковой ее антикремлевскую позицию конца 90-х. – Ф. Р.)… …На сцену вышел Олег Добродеев и произнес тост за ветеранов.

Константин Эрнст хранил молчание. А гендиректор НТВ Владимир Кулистиков и гендиректор СТС Александр Роднянский вообще на праздник не пришли. Но тем не менее столько телевизионных лиц и топ менеджеров телеканалов давно не собиралось…» Были и другие отклики на этот юбилей – критические. Причем самое удивительное, звучали они с разных политических флангов – как с левого, так и с правого. Начнем с первого.

В газете «Советская Россия» было опубликовано довольно объемное письмо Е. Винокуровой, из которой позволю себе привести небольшой отрывок: «На телевидении праздник: ему исполнилось лет. Сам президент чествует юбиляров, говорит о преемственности поколений. Странно, что преемственность не была разрушена, когда по телевизионному экрану под вопли о «секшен революшн» зашагали полуголые особи под красными знаменами. Когда под объективами телекамер пожирали торт в виде Ленина в гробу. Когда в связи с праздником Победы с телеэкрана убеждали население в том, что в войну победили немцев, завалив их русскими трупами, а «преступник Сталин» не имел никакого отношения к победе. Действительно, необыкновенная преемственность, недаром президент называет работников телевидения единой семьей. Единая семья – да, об этом в связи с 10-летием то ли второго, то ли первого государственного канала непринужденно высказалась с телеэкрана Арина Шарапова: на кого ни посмотришь, умиленно отмечала теледива, со всеми либо училась в одной зарубежной школе, либо встречалась за границей.

Президент отметил особую роль и значимость телевизионной семьи. Без особой роли и значимости было бы невозможно с таким злорадством показывать потрясшие весь мир сцены расстрела собственного Верховного Совета, утверждать, что милиционеры, охранявшие это здание (преданная присяге, в первую очередь уничтоженная охрана), разграбили его, что убитых было 140 человек, хотя только внутри полы и лестницы устилали, как свидетельствовали очевидцы, сотни трупов, а еще были расстрелы на баррикадах, на стадионе, и выстрелы в развалинах звучали дольше двух недель.

Президент сказал, что телевидение формирует вкусы телезрителей.

Будь иначе, телевидение погнушалось бы показывать народу заманенного в подготовленное соответствующим образом помещение опоенного генерального прокурора с непотребными девицами.

Настоящий герой позорной передачи г-н Швыдкой с тех пор так и мозолит глаза и засоряет уши телезрителей. Заслуги-с, господа, а также особая роль и значимость…» Однако с левым флангом все ясно – коммунистам и в самом деле не за что любить нынешнее коммерчески-продажное телевидение. Другое дело либералы, которые еще со времен горбачевской перестройки со всем энтузиазмом разоблачали советскую экономику и рьяно поддерживали рынок, обещая народу при его наступлении райские кущи. Естественно, гнобили они и советское искусство, литературу и тогдашние СМИ, обвиняя их в тотальной несвободе. «При нашей власти все будет иначе!» – вещали сладкоречивые либералы. Они не обманули:

при них действительно все стало иначе, но вот лучше ли? На этот счет приведу некоторые отрывки из статьи известного перестроечного экономиста-либерала Андрея Нуйкина, которая была опубликована в «Литературной газете» аккурат накануне празднования 75-летия российского ТВ (номер от 4 октября 2006-го): «…Советский Союз массовой культурой к началу войны заражен был достаточно поверхностно. Это и спасло страну. А заодно «по пути» – и все человечество. Советское радио не деморализовало, не раскалывало народ в роковой ситуации, а сплачивало и воодушевляло. Сейчас, при полном господстве в эфире «демократического» телевидения, мы продержались бы чуть дольше Франции (она пала в 1940 году за дня. – Ф. Р.). И то только из-за величины страны и знаменитого бездорожья.

Периодическая печать, перейдя в руки частных лиц, начала отстаивать их шкурные интересы. Фактически единственной объединяющей интеллектуально и информационно силой в стране осталось лишь телевидение. И как же повела себя эта «сила»? Очень странно. Можно сказать, предательски по отношению к народу и интересам державы (вспомним речь В. Путина на юбилейных торжествах – он говорил диаметрально противоположное. – Ф. Р.).

Обсуждала ли наша «общественность» хоть раз всерьез беловежский передел мира? Что это было: распад или умышленный развал? В том числе и на главной нашей – телевизионной трибуне? По настоящему всенародно – ни разу! Проглотила «общественность» преступные решения торопившихся делить собственность политиков, утерлась и побежала строить «рынок». Тоже ни разу (!) всерьез не обсудив, а что это, собственно говоря, такое?.. И если бы только это!..

Считается, что молодые очень любят разговоры про любовь. Но именно про нее мы последние десять лет и перестали говорить.

Совершенно! Секса в стране стало навалом, но нате вам – любовь куда то исчезла. Совсем! Ни в литературе, ни в театре, ни в кино, а тем паче на ТВ давно уже даже намека на этот старомодный атавизм не осталось!

Слово само по себе фигурирует, но означает абсолютно то же, что и секс. «А потом мы с ним занялись любовью…» Скажите на милость, как можно «заняться» чувством? То-то и оно.

Так что же оставила «демократия» поколению пепси из того, что придавало когда-то жизни поэзию, высокий смысл, духовное родство с человечеством? И чего же мы удивляемся, что на нашу молодежь вдруг сначала обрушилась эпидемия самоубийств (по этому показателю Россия тогда была на 2-м месте в Европе. – Ф. Р.), а потом волна экстремизма?..

Вглядитесь, господа, новые хозяева жизни, в то, как и в какую сторону перерождается наша молодежная толпа. Ваши толкования происходящего обескураживают примитивностью и недальновидностью.

Впрочем, откуда было бы взяться другому? Вы ведь убеждены, что рубль (доллар) все обеспечивает, все решает не только в экономике и политике, но и в сознании. Хотел упомянуть о душе, даже «духе», но, думаю, было бы опрометчиво раздражать вас разговорами о «непонятном»… Не удержусь, чтобы не сказать несколько слов о самом грустном – о юморе на экране. О сатире ничего сказать не могу. Не то всем сатирикам зубы повыбивали и им нечем кусаться, не то общество наконец-то достигло обещанной коммунистами полной бесконфликтной гармонии. Впрочем, писать и о юморе (нынешнем юморе) я, наверное, не вправе. Больше двух-трех минут того же «Аншлага» не выдерживаю, выключаю.

Хотя к прославленным нашим мастерам репризы и к ржущей в самозабвении публике у меня все же один вопрос вызрел: «Над чем смеетесь, россияне?!» Подчеркиваю: не над кем, а над чем? Слушая Райкина, мы тоже смеялись – не только над бюрократами, но и над собой тоже, и в этом я не вижу большой беды или какого-то унижения. Это был смех не рабский, а раскрепощающий, помогающий уловить мерцание света в конце тоннеля. А сейчас? Это же юмор не просто «ниже пояса», он еще и с тыльной стороны тела. Из шутки в шутки, из сценки в сценку мастера эстрады объясняют нам, какие мы (а вовсе не те, кто сделал такой нашу сегодняшнюю жизнь!) идиоты, а мы ржем, а мы заходимся от восторга. Да и растолковывают это нам, мягко говоря, удручающе «неталантливо».

Конечно, на нашем экране можно отыскать и вполне «доброкачественный» материал. Есть передачи, которые стараюсь не пропустить ни в коем случае. Например, цикл «Жди меня». Чаще всего хороший уровень публицистики и аналитики в «Однако», «Главной теме», «Постскриптуме», «Моменте истины»… Беда в том, что никакие отдельные удачи и даже победы на отдельных участках телевизионного фронта не способны компенсировать общую бездарность руководства «войной» и провалы общей стратегии.

Ну а подведение итогов начну с двух «обманок» нынешних телебоссов: а) мы показываем то, чего хочет большинство;

б) телевидение – это обычное коммерческое предприятие, как лесопилка, автосалон или казино… Вот именно – «как казино»! В том и дело, что ТВ действительно встало с казино в один ряд, плечом к плечу. Главное – прибыль! Закон капиталистической экономики. «А в экономике, – как провозгласил однажды Познер, – совести не бывает»…» Отметим, что российское ТВ, хоть и декларирует официально, что оно следует в фарватере общенациональных интересов, на самом деле это не так. Интересы оно отстаивает узкие, корпоративные, поскольку принадлежит не народу, а, говоря по-советски, буржуинам. Впрочем, как и сама власть в стране. Например, к лету 2007-го в России сформировались 9 номенклатурно-политических «групп влияния», где лидерами являлись люди из ближайшего окружения президента страны.

Это были: «юристы» («Газпром» и возглавляющий его совет директоров вице-президент Д. Медведев), «силовики» («Роснефть» и возглавляющий ее совет директоров замглавы Кремля И. Сечин), группа банка «Россия» (включая близкий к нему «Сургутнефтегаз»), группа Ю. Лужкова, С. Чемезова («Рособоронэкспорт», другие оборонные предприятия, АвтоВАЗ), В. Якунина (ОАО «РЖД»), О. Дерипаски («Базэл», «Русал»), Р. Абрамовича (металлургическая «Евраз-группа») и М. Фридмана («Альфа-групп»).

Именно эти люди заправляли СМИ, в том числе и телевидением.

Так, Первый канал и «Россию» (в ВГТРК, помимо него, также входят каналы «Культура» и «Спорт») лично курировал президент и приближенные к нему лица. «Юристы» из «Газпрома» были хозяевами на НТВ и ТНТ (а также на радиостанции «Эхо Москвы», в газете «Известия», журнале «Итоги»), группа банка «Россия» – на РЕН-ТВ, телекомпании «Петербург», группа Ю. Лужкова – на ТВЦ и «Столице», Министерство обороны – на «Звезде» и т. д. Отметим, что пять каналов (Первый, «Россия», НТВ, «Культура», «Спорт») в какой-то степени финансируются из бюджета государства. Однако контролировать их власть в полной мере не может (или не хочет). Как заявил замминистра культуры и массовых коммуникаций РФ Л. Надиров: «Мы получаем очень большое количество писем от зрителей с требованиями запретить такую то программу, убрать такую-то рубрику. Но влиять на политику телевизионных каналов, если они не нарушают закон СМИ и другие нормативно-правовые документы, мы не можем. Это исключительно прерогатива редакции – то, как она выстраивает свою программную политику. Министерство не может превратиться в некий идеологический контролирующий орган».

У советского ТВ все было иначе: оно было государственным, и, хотя влияние разных политических групп (вроде либералов и державников) на него также ощущалось, однако в общем и целом оно выражало единую линию руководства страны. Придя к власти, Путин также попытался создать из ТВ некую объединяющую силу (настроил его на один канал – кремлевский), однако то, что у каналов были разные хозяева, накладывало свой отпечаток на вещание – оно часто заявляло прямо противоположные цели. Впрочем, иного и быть не могло, поскольку буржуинами обычно двигает одно – желание побольше заработать. Это желание перечеркивает все потуги идеологов режима, пытающихся создать нечто похожее на советское единение, так как игра на низменных инстинктах толпы (а именно она приносит максимальную прибыль) в принципе не может создать из людей сплоченную нацию.

Отметим, что советская власть тоже могла бы играть на этих инстинктах, но не делала этого из принципиальных соображений, поскольку ставила во главу угла именно сплочение людей в единое целое. Эта ставка себя полностью оправдала в годы войны (тогда ТВ заменял большой кинематограф) и послевоенного строительства. Но в годы горбачевской перестройки именно низменные инстинкты вышли на авансцену большой политики, после чего страна рухнула. На ее руинах началось строительство другого общества: на словах свободного, но на деле – еще более закрепощенного. То есть вместо «идеологического рабства» пришло «рабство потребительское» – куда более циничное и страшное. И современное российское ТВ, по сути, является зеркалом этого общества – безнравственного и деградирующего. Возьмите хотя бы такой аспект – детское телевещание.

Советское телевидение большое количество эфирного времени уделяло детям. Была на ТВ даже такая Главная редакция программ для детей, ежемесячное вещание которой составляло порядка 50,5 часа. Она выпускала в свет множество передач: «Умелые руки» (с апреля 1956), «Выставка Буратино» (с 1958-го), «Спокойной ночи, малыши!» (с сентября 1964-го), «Будильник» (с 1966-го), а также «Отзовитесь, горнисты!», «Вперед, мальчишки!», «Книга в твоей жизни», «Веселые старты», «ТЮЗ», «Стихи для тебя», «Встречи юнкоров телестудии «Орленок» с интересными людьми», «Концертный зал телестудии «Орленок», «Лица друзей» и др. Отметим, что все передачи были свои, советские, а не лицензионные. Кроме этого, по советскому ТВ постоянно демонстрировались детские художественные и мультипликационные фильмы.

С развалом СССР и появлением на свет нового ТВ – коммерческого – детские передачи фактически исчезли с «голубых экранов», поскольку стали убыточными – разместить в них какую-либо рекламу было коммерчески невыгодно. В итоге к 75-летнему юбилею отечественного телевидения ситуация с детским ТВ в России выглядела плачевно: его фактически не было. И это при том, что еще пять лет назад власти пытались обязать телевизионщиков выделять для детского вещания значительно большее время, чем те выделяли. Тогда еще глава Минпечати Михаил Сеславинский во всеуслышание возмущался, что в результате проверки эфира федеральных телеканалов выяснилось, что ни один из них не выполняет обязательств по количеству детских передач, оговоренных в лицензии на вещание. Власти требовали, чтобы они занимали 7—10 % эфирного времени, а их набегало всего 2 %, а на отдельных каналах и вовсе… 0 %.

И вот минуло 5 лет, ТВ пришло к своему 75-летнему юбилею, а воз и ныне был там. Как отметил все тот же М. Сеславинский, из общего объема государственных средств, выделяемых на поддержку медиапроектов, на детские телепередачи и программы для подростков приходится немногим более 12 процентов. При этом больше всего времени под детские передачи в этот период отводили не главные каналы, а СТС (15 %), ТНТ (10,5 %) и «Культура» (9,7 %). Но и это ничтожно мало и не идет ни в какое сравнение с тем, что было в советские годы.

Кстати, среди европейских стран Россия в этом вопросе занимает одно из последних мест. Например, только в Германии детских каналов два, причем государственный детский канал вещает круглосуточно.

Даже среди стран СНГ ситуация намного лучше. Так, в Таджикистане в преддверии празднования 15-летия независимости было запущено детское телевидение. Телеканал вещает 8 часов в сутки, и к его работе были привлечены психологи, социологи, идеологи, чтобы понять, какие фильмы и программы наиболее полезны и интересны детям.

Как уже говорилось, детское ТВ находится в загоне на отечественном телевидении из-за рекламы – невыгодно ее размещать в детских передачах. Зато процветают другие передачи – разного рода ток-шоу, музыкальные программы, сериалы. Их ставят в прайм-тайм на всех каналах и по максимуму заполняют рекламой. Промежутки между рекламными роликами в таких программах сокращаются до 5–7 минут.

Причем все официально, поскольку российский закон «О рекламе» ограничивает только общий объем телевизионной рекламы, устанавливая предел в 12 % от всего эфирного времени и 20 % от каждого часа, но ничего не говорит о том, как именно нужно распределять эти проценты. Догадываетесь, почему это положение не прописано в законе? Правильно: из-за мощного лобби, которое постаралось на этот счет – поработало с депутатами перед принятием закона. Это же лобби установило и смехотворные штрафы за нарушение закона. Например, когда Первый канал во время трансляции программы «Бокс. Бои сильнейших профессионалов мира» превысил рекламный лимит вдвое (!), Федеральная антимонопольная служба оштрафовала его всего на… 40 тысяч рублей. И это при том, что реклама в этой программе приносила Первому каналу около… 1 миллиона долларов.

Короче, ничто не изменилось в этом деле с 90-х годов, когда, как мы помним, «тетя Ася» (нарицательное название телерекламы в России) прочно утвердилась на российском ТВ. И никто ее не то что не зарезал, но даже не обуздал.

Подобного телерекламного беспредела нет нигде в мире.

Например, в Германии телерекламу нельзя показывать в субботу, а в остальные дни – только с 6 до 8 вечера. Кроме этого, там нельзя прерывать рекламными блоками кинофильмы и детские передачи. В соседней Австрии максимальная продолжительность рекламного ролика не может превышать 30 секунд (у нас они длятся на иных каналах по 5– 7 минут), в Италии и Швейцарии нельзя показывать более двух роликов одного товара в неделю (у нас в одном рекламном блоке один и тот же ролик могут крутить до трех раз в течение 5 минут). В Финляндии, Франции, Германии и Швейцарии запрещено рекламировать любой алкоголь, в том числе и пиво. А в таких странах, как Швеция, Дания, Бельгия, реклама на ТВ и радио вообще запрещена.

Все эти вопиющие рекламные безобразия тянулись в России годами, несмотря на попытки отдельных деятелей от политики и культуры положить им конец. Но, поскольку Россия рвется быть принятой в европейское сообщество, некоторые сдвиги на этом поприще все равно должны были рано или поздно наступить. Первый толчок к этому произошел в начале 2007 года, когда Россия, как член Совета Европы, согласилась-таки подписать «Конвенцию о трансграничном телевидении». Правда, решения этой Конвенции вступят в силу в 2008– 2009 годах, если, конечно, наши лоббисты не придумают какой-нибудь хитрый трюк, чтобы оставить все как было. Иначе объем телевизионной рекламы в России не сможет превышать 15 % эфирного времени, причем минимальный промежуток между рекламными блоками будет установлен в 20 минут для обычных передач и в 45 минут – для кинофильмов. Лафа для телезрителей и беда для телевизионщиков. Однако они в любом случае в прогаре не останутся – просто повысят расценки за рекламу.

Как пишет журналист К. Гурдин: «Зато могут пострадать любители кино. По данным TNS-Gallup, доля кинопоказа в общем объеме вещания колеблется от 19 % у Первого канала до 58 % у канала ТВ-3. Если рекламу «внутри» кинофильмов резко ограничат, каналам придется либо в разы увеличивать стоимость таких блоков, либо сдвигать кинопоказ с прайм-тайма на гораздо менее рейтинговые часы. Поэтому количество кинофильмов в вечерние часы уменьшится.

Как считают эксперты, реклама «уйдет в подполье». Это когда в фильмах и передачах герои пользуются конкретными марками автомобилей, сотовых телефонов, продуктов питания. Формально закон запрещает так называемый product placement. Но доказать его наличие сложно, и каналы этим пользуются. Российский рынок скрытой рекламы переживает сегодня взрывной рост, и лидером здесь является именно телевидение. По оценке Ассоциации коммуникационных агентств России, в прошлом году product placement обогатил отечественные телеканалы на 10 миллионов долларов – сумму, вдвое большую, чем годом ранее».

Отметим, что объем телерекламы в 2006 году составил около 6, миллиарда долларов против 5 миллиардов в минувшем году.

Согласитесь, весьма большие деньги. Но и это не предел. Так, по прогнозам аналитиков, в 2007 году эти показатели должны были стать еще выше – процентов на 20–30. При этом учитываются только «белые» деньги, а «черный нал» по-прежнему остается в тени. Если учитывать еще и его, то суммы вырастут чуть ли не вдвое.

Естественно, по мере наполнения телевизионной казны растут доходы телебоссов и гонорары телезвезд. За время путинского правления (2000–2008) выросло не только число долларовых миллиардеров, но и число долларовых миллионеров на ТВ. Российские таблоиды не устают писать о том, как тамошние звезды строят себе роскошные особняки стоимостью в несколько миллионов долларов, меняют дорогие иномарки, посещают самые экзотические страны.

Самой главной «ярмаркой тщеславия» для деятелей российского ТВ по-прежнему является церемония награждений премией «ТЭФИ».

Очередное действо состоялось 20 и 23 ноября 2006 года в концертном зале «Академический» (телеэфир впервые прошел по каналу СТС). По этому поводу М. Безрук писала в газете «Труд» (номер от 25 ноября):

«По неписаной традиции большинство именитых гостей прибыло на праздник в вечерних туалетах. Мужчины в смокингах и черных костюмах, женщины – в длинных декольтированных платьях, также преимущественно темных оттенков. Однако стилю мероприятия больше соответствовали бы яркие и даже эпатажные наряды, ибо вместо привычной строгой торжественности с фанфарами изумленным академикам было представлено ревю в постановке Егора Дружинина.

Несколько лет назад этот хореограф поставил мюзикл «Чикаго».

Спектакль давно уже сошел со сцены. Но, видимо, сам жанр, не слишком горячо принятый российским зрителем, оказался близок нашей артистической элите. Не случайно мелодии из различных популярных мюзиклов, освеженные текстами, написанными по случаю, кочуют с праздника на праздник. Не миновала чаша сия и высокое академическое собрание…» А вот как описал происходящее в «Литературной газете» (номер от 29 ноября) И. Логвинов: «Вручение «ТЭФИ» напоминало корпоративную вечеринку, на которую, как выразилась телеведущая Юлия Бордовских, съезжаются для того, чтобы посмотреть, кто во что одет, кто похудел, кто потолстел… Сама церемония награждения, несмотря на претенциозность, представляла собой довольно скучное и провинциальное зрелище. Плохо говорящая по-русски актриса Допкунайте, видимо, должна была добавить заграничного шарма церемонии, однако акцент и «приклеенная» улыбка ведущей вызывали обратную реакцию. Не могли разрядить скуку и сальные, двусмысленные шутки телешоуменов Малахова и Цекало…» Безоговорочным победителем этой церемонии стал телеканал «Россия», который собрал «урожай» из 14 «Орфеев». На втором месте расположился Первый канал, одержавший победу в 12 номинациях, на третьем СТС с 6 «Орфеями». Далее шли: «Культура» – 4 награды, НТВ – 2.

Отметим, что из 127 телеакадемиков на церемонии присутствовали только 68. Отсутствовали и руководители: ВГТР («Россия», «Спорт», «Культура» и «Вести-24») – Олег Добродеев, а НТВ вместо гендиректора Владимира Кулистикова представлял главный дизайнер канала Сергей Шанович. Однако корпоративность голосования при этом так и не исчезла, несмотря на введенную поименность. В итоге главы каналов – Константин Эрнст (Первый канал), Александр Роднянский (СТС), Антон Злотопольский («Россия») и другие голосовали за проекты своих каналов. Были и своего рода хитрецы: например, Николай Сванидзе воздержался от голосования в номинации «Продюсер» (там были представлены проекты канала «Россия», где он работал, и один из этих проектов был его собственный – «Исторические хроники с Николаем Сванидзе»), однако в итоге без награды не остался – ему вручили «ТЭФИ» за документальный фильм из его серии «Исторические хроники» о Соломоне Михоэлсе («Лучшая программа об истории»).

Фильм Сванидзе был типичным антисоветским проектом, коих за лет существования новой России на отечественном ТВ появилось огромное множество. Речь в фильме шла о том, каким прекрасным человеком был актер и режиссер Соломон Михоэлс, но коварные коммунисты в лице Сталина и Берии его безжалостно умертвили. Кстати, художественный сериал про Михоэлса пару лет назад пытался запустить на российском ТВ другой известный деятель культуры Михаил Козаков.

Но из этой затеи ничего не вышло: видимо, даже на нынешнем российском ТВ, где сильно еврейское лобби, все-таки отдают себе отчет, что это уже явный перебор.

Впрочем, повторюсь, и без этого проекта там вполне хватает других передач и сериалов, где советская власть всячески осуждается.

Иной раз сомнению подвергаются даже безоговорочные символы.

Например, в День космонавтики (12 апреля), когда советская власть совершила мировую сенсацию и впервые отправила в космос человека, на Первом канале свет увидел российско-американский документальный фильм «Космическая гонка». В нем объяснялось, почему именно СССР, а не США сумел первым запустить человека в космос. Оказывается, советское государство было… менее гуманным и не убоялось рискнуть жизнью человека, в то время как американцы на это не пошли. Таким образом современному зрителю навязывался вывод: дескать, все победы советской власти были осуществлены подобным образом – путем насилия над личностью.

Но вернемся к «ТЭФИ». Ее антисоветская составляющая проявилась и в том, что сразу четырех «Орфеев» был удостоен фильм Глеба Панфилова «В круге первом» (одна из этих статуэток досталась Александру Солженицыну как лучшему сценаристу).

А вот как распределились другие награды:

научно-популярная программа для детей – «Умницы и умники» (Первый канал);

информационно-аналитическая программа – «Вести недели» («Россия»);

информационно-развлекательная программа – «Истории в деталях» (СТС);

развлекательная программа: «Образ жизни» – «Пока все дома» (Первый канал);

развлекательная программа: «Игра» – «Танцы со звездами» («Россия»);

ток-шок – «Культурная революция» («Культура»);

репортер – Ирада Зейналова (Первый канал);

специальный репортаж – Михаил Дегтярь (ТВЦ);

актер сериала – Олег Янковский («Доктор Живаго», НТВ);

актриса сериала – Чулпан Хаматова («Доктор Живаго», НТВ);

ведущая ток-шоу – Тина Канделаки (СТС);

ведущий ток-шоу – Александр Цекало («Ночь в стиле детства», СТС);

ведущие развлекательной программы – Татьяна Лазарева и Михаил Шац (СТС);

продюсер – Александр Роднянский (сериал «Не родись красивой», СТС);

«За вклад в развитие российского телевидения» – Андрей Разбаш (посмертно).

От всего этого гламура за версту несло заграничным духом, и, по сути, не было ничего по-настоящему русского, православного. Какая-то «американщина», причем самого низкого пошиба. Поэтому весьма показательно, что, к примеру, в те же самые ноябрьские дни в России проходил другой телевизионный смотр – Международный фестиваль православных телепрограмм «Радонеж», – но о нем миллионы россиян практически ничего не узнали, поскольку по ТВ об этом не было ни звука. А ведь этот фестиваль собирался уже в 11-й раз (местом проведения стали Патриаршие палаты Московского Кремля). Как писал в «Литературной газете» И. Логвинов (номер от 29 ноября): «В отличие от корпоративного междусобойчика под названием «ТЭФИ», где, как в котле, годами варятся одни и те же «телеингредиенты», фестиваль православных телепрограмм «Радонеж» абсолютно лишен местечковой атмосферы. Год от года он становится все шире, разнообразнее (сегодня в зоне влияния фестиваля «Радонеж» насчитывается уже более телекомпаний);

отрадно, что его ряды пополняет талантливая молодежь.

В этом году в конкурсной программе приняло участие рекордное число работ – 170 документальных фильмов и телепередач из разных уголков России – Вятки и Калуги, Киева и Москвы, Минска и Серпухова, Пскова и Ярославля, Тюмени и Санкт-Петербурга, Нерехты и Волгограда… Свои работы представили православные диаспоры Украины, Грузии, Прибалтики… Эти фильмы потрясают своей искренностью, чистотой, вниманием к духовному миру человека. Каждый из них, без сомнения, достоин быть показанным в любое время на любом центральном канале. Но у отечественного телевидения для таких картин, и об этом с горечью говорили многие участники форума, нет места в сетке вещания. Ведь ТВ давно превратилось в коммерческую фабрику по изготовлению эфирного объема для размещения рекламы. Этот круговорот денег в искусственно созданной природе существует по своим правилам и имеет своих кумиров…» А вот еще один пример из этого же ряда. Весной 2007-го в московском Дворце культуры «Октябрь» проходил 4-й Всероссийский конкурс патриотических фильмов «Мы не сломлены». Ни один телеканал даже бегущей строкой не упомянул об этом событии, тем более не было даже намека на то, чтобы руководители этих каналов показали хотя бы один из представленных там фильмов. Между тем посмотреть на фестивале было что. И лично я уверен: появись эти ленты в «ящике», рейтинг у них был бы гораздо выше, чем у телеопусов Николая Сванидзе, Леонида Млечина или Эдварда Радзинского. Например, во внеконкурсном показе большим успехом пользовалась лента Элмара Рустамова (Москва) «Ложь о сталинских репрессиях», где автор пытается опровергнуть горы чудовищной лжи, нагроможденной «демократами» вокруг личности Сталина.

В номинации «Лучший фильм» призы достались следующим фильмам: 1-е место – «Жить – Родине служить» Ольги Дубовой (Москва) о судьбе незаслуженно забытого нынешней властью летчика-героя Тимура Апакидзе);

2 —е место – «Первый редактор» Алексея Брагина (Барнаул) о жизни и борьбе Виктора Сапова, с советских времен работавшего барнаульским корреспондентом газеты «Правда»;

3-е место – игровой фильм «Дети как взрослые» Дмитрия Спиридонова (Икша, Московская область), экранное назидание о том, что получается, когда дети начинают копировать поведение взрослых в наши смутные времена с их «реформами».

В конце года агентство TNS Gallup Media определило 12 самых популярных программ и фильмов 2006 года в Москве. Места распределились следующим образом:

1. Шоу «Танцы на льду» («Россия», эфир 15 октября) – 19,4 %.

2. Сериал «В круге первом» («Россия», 29 января) – 17,5 %.

3. Сериал «Тихий Дон» (Первый канал, 7 ноября) – 17,3 %.

4. Программа «Специальный корреспондент» («Россия», октября) – 17,3 %.

5. Шоу «Звезды на льду» (Первый канал, 28 октября) – 17,1 %.

6. Художественный фильм «Турецкий гамбит» (Первый канал, января) – 15,8 %.

7. Информационная программа «Время» (Первый канал, 1 января) – 15,7 %.

8. Программа «Чистосердечное признание» (НТВ, 9 сентября) – 15,0 %.

9. Трансляции чемпионата мира по футболу (Первый канал, июля) – 14,9 %.

10. Программа «Чрезвычайное происшествие. Обзор за неделю» (НТВ, 9 апреля) – 14,7 %.

11. Юмористическая передача «Новый Михаил Задорнов» (Первый канал, 24 ноября) – 14,7 %.

12. Программа «Чистосердечное признание» (НТВ, 26 ноября) – 14,5 %.

Подводя итоги телевизионного года, газета «Труд» (номер от декабря) дала высказаться на этот счет нескольким известным и авторитетным людям. Приведу (в сокращении) высказывание одного из них, – самое оригинальное – писателя, профессора Литературного института Сергея Есина: «Уходящий год – год невероятных достижений на нашем родном, постсоветском телевидении. Вот она, полная победа рынка над зрителем! Вот что значит власть денег, отсутствие цензуры и тонкий вкус граждан страны! О, Андрей Малахов! О, Тина Канделаки, Лолита Милявская и Глеб Пьяных… Уже одни их имена вызывают интеллектуальный восторг. Мы вырастили их, взлелеяли их талант, отдали им наши сердца! Вот что значит время свободы и отсутствие гильотины идеологического отдела ЦК КПСС!

За минувший год мы добились наибольшего количества телесериалов на душу населения. И это не какая-нибудь импортная американская «Скорая помощь» – все сплошь менты, бандиты, воры, сутенеры, убийства, подделки, кражи, мордобой, сожженные машины, расчлененка, пожары, выстрелы, взрывы. Какой впечатляющий набор персонажей и атрибутов, какое милое затуманивание мозгов… Наконец, как значительно подняло телевидение жизненный уровень народа! Жители сельской местности, поселковые врачи и медсестры, фабричные и сезонные рабочие, наконец, даже гастарбайтеры, обитающие в вагончиках, регулярно воспламеняющихся от электрообогревателей, теперь могут наслаждаться полноценной жизнью. Ведь прямо с экрана телевизора им преподнесут роскошные рыбные и колбасные нарезки, оттуда же дадут почувствовать вкус драгоценного оливкового масла, ощутить аромат бессмертной Шанель и предоставят возможность насладиться прогулкой мыла «Красная линия» по самым интимным местам. Они смогут оценить преимущество разных бриллиантов, шуб и автомашин самых престижных марок. И даже удлинить ресницы на целый дюйм. С Новым годом, телевидение!» Писатель прав – в 2006 году количество телесериалов на российском ТВ достигло рекордной отметки – 628. Отметим, что из них 95 сериалов были российскими премьерами. Новые сериалы показали следующие каналы: НТВ – 30 фильмов, Первый канал – 23, «Россия» – 21, РЕН ТВ – 10, СТС – 8, ТВЦ – 3.

По жанрам эти фильмы распределились следующим образом:

детективы – 23, среди них: «Возвращение Турецкого» («Россия», 24 серии), «Платина» (НТВ, 16 серий), «Бешеная» (НТВ, 16 серий), «Двое из ларца» («Россия», 12 серий), «Мой генерал» («Россия», серий) и др.;

комедии – 23, среди них: «Прапорщик/Е-мое» (РЕН ТВ, 16 серий), «Война и мир красноармейца Ивана Чонкина» (10 серий) и др.;

экранизации известных литературных произведений – 18, среди них: «Герой нашего времени» (Первый канал, 8 серий), «Преступление и наказание» (Первый канал, 8 серий), «Война и мир» («Россия», 4 серии) и др.;

мелодрамы – 15, среди них: «Подруга банкира» (8 серий), «Катерина» (8 серий) и др.;

драмы – 12;

боевики – 11, среди них: «План «Б» (НТВ, 8 серий), «Танкер «Танго» (Первый канал, 6 серий) и др.;

исторические – 3, среди них: «Сонька Золотая Ручка» («Россия», 12 серий), «Девять жизней Нестора Махно» (Первый канал, 12 серий) и др.;

военные и биографические – по 3;

мистика – 2 и т. д.

Среди сериалов самым смотрибельным была мелодрама «Не родись красивой» (СТС), которая лидировала в рейтингах в первой половине года 11 раз. Его сменил на этом поприще другой сериал – «Остаться в живых» (Первый канал), который с сентября по ноябрь в рейтингах по России занимал 1-е место 7 раз.

Кроме этого, в отдельные дни высокие рейтинги по России были у следующих сериалов: «Всегда говори «всегда» – 3» («Россия») – ноября, 18,4 %;

«Тихий Дон» (Первый канал) – 7 ноября, 17,9 %;

«Громовы» («Россия») – 2 марта, 16,1 %;

«Грозовые ворота» (Первый канал) – 13 февраля, 15,6 %;

«В круге первом» («Россия») – января, 15,4 %.

Чаще всего из актеров в сериалах 2006 года снимались: Владимир Стеклов – 5 фильмов («Все включено», «Горыныч и Виктория», «Кадетство», «Псевдоним Албанец», «Волчица»), Борис Щербаков – фильмов («Грозовые ворота», «Любовь как любовь», «Солдаты», «Тихий Дон», «Сыщики-5»), Сергей Астахов – 5 фильмов («Всегда говори «всегда – 3», «Петя Великолепный», «Сестры по крови», «Острог. Дело Федора Сеченова», «Охота на Изюбря»), Андрей Краско – 4 фильма («Грозовые ворота», «Доктор Живаго», «Заколдованный участок», «У.Е.»), Виктор Кузнецов – 4 фильма («Вепрь», «Заколдованный участок», «Опера. Хроники убойного отдела – 3», «Студенты-2») и др.

Среди актрис лидером была Анастасия Мельникова, на счету которой было 4 сериала («Казус Кукоцкого», «Опера. Хроники убойного отдела – 3», «Секретные поручения», «Всегда говори «всегда» – 3»).

А вот как выглядел рейтинг новогодних передач уходящего года.

На первом месте была «Новогодняя ночь – 2007» на Первом канале, которую посмотрели 40,5 % телезрителей. На втором месте расположился «Голубой огонек на Шаболовке» канала «Россия» – 21,9 %, на третьем – «Новый год в стиле «АББА» на НТВ – 8 %. Проект СТС «Слава богу, Новый год!» собрал у своих экранов всего лишь 2,9 % телезрителей.

Первый канал оказался в лидерах и по другим позициям.

Например, как и в прошлом году, в лидерах значился пародист Максим Галкин, шоу которого на Первом канале посмотрело 32,8 % телезрителей. На втором месте был Евгений Петросян с 22,8 %. Еще один проект Первого канала – «Звезды на льду» – обскакал по рейтингу своего конкурента «Танцы со звездами» на канале «Россия»: у первого было 30,2 %, у второго – 24,2 %. Шоу «Две звезды» на Первом канале выиграло спор у «Большого новогоднего вечера на телеканале «Россия»:

24 % против 14,7 %. Первый канал победил даже в такой позиции, как ТВ-выступление президента: там его словам внимали 54,2 % телезрителей, в то время как на «России» всего 18 %, а на НТВ – 9,4 %.

Однако спустя неделю «Россия» сумела отыграться. В Рождество января 2007-го там прошла суперпремьера – был показан фильм Павла Лунгина «Остров», который стал настоящим кинособытием в постсоветской России. Этот показ собрал у «голубых экранов» 41,5 % телезрителей. Большее количество россиян за всю новогоднюю теленеделю собрал только президент. Именно поэтому «Россия» стала фаворитом новогодней недели – доля канала с 1 по 8 января составила 23,6 %, в то время как доля Первого канала была 22,6 %, НТВ – 14,4 %.

Между тем после новогодних каникул практически на всех телеканалах наступило некоторое затишье, когда новые программы почти не выходили. И лишь НТВ решил не отдыхать и уже в январе запустил в эфир долгоиграющий сериал «Сталин. Life». Скажем прямо, это было крутое кино. И не в плане каких-то особенных внешних наворотов (их как раз и не было), а в идейном плане: впервые за последние 15 постсоветских лет на «голубых экранах» Сталин предстал не в виде кровожадного монстра, а вполне адекватным человеком и мудрым государственным деятелем. И хотя рейтинг сериала стал падать по мере его продвижения к заключительным сериям (из-за отсутствия экшна), однако в целом он собрал неплохую аудиторию и, по сути, нарушил монополию тэвэшных либералов на единственную трактовку образа «вождя всех народов».

В январе грянул громкий скандал в Академии российского телевидения (АРТ): из нее вышли сразу несколько академиков. Среди них были: гендиректоры каналов Владимир Кулистиков (НТВ) и Роман Петренко (ТНТ), а также Татьяна Миткова (НТВ), Вадим Такменев (НТВ), Максим Галкин (Первый канал), Алексей Пиманов (Первый канал), актеры Сергей Гармаш, Елена Яковлева, режиссер Евгений Цымбал.

Отметим, что если последние покинули АРТ, сославшись на свою занятость, то вот представители НТВ и ТНТ (у каналов один общий акционер – «Газпром-Медиа», который отстегивал за них АРТ по миллиону рублей взносов ежегодно) сделали это в знак протеста с результатами последней «ТЭФИ» – оба эти канала фактически «пролетели» мимо наград, особенно ТНТ.

Для АРТ этот исход стал серьезным ударом и впервые обнажил перед общественностью факт неблагополучия в ее рядах (до этого об этом ходили только слухи). Особенно сильно бил по имиджу Академии демарш двух каналов, среди которых был НТВ – фактически «третья кнопка» российского ТВ после Первого канала и «России».

Вообще рейтинговые дела НТВ стали выправляться в лучшую сторону совсем недавно – каких-нибудь несколько лет назад. А до этого его серьезно теснил развлекательный канал СТС, который выехал вперед на разного рода ток-шоу и сериалах. Но НТВ сумел вернуть себе зрителей, сделав ставку на криминал. Отметим, что этот канал и до этого выезжал на этом «коньке», а также на «информатике» (информационно аналитических передачах), но где-то со второго срока Путина (с 2004 го) тема криминала, а также откровенно скандальные сюжеты стали в программной политике канала доминирующими. И канал вернул себе звание «третьей кнопки».

Только весной 2007-го на канале появилось сразу несколько передач, от которых у всех нормальных людей буквально волосы вставали дыбом. Например, «Победившие смерть», где ее автор и ведущий Сергей Полянский (до этого он был «голосом канала», озвучивая документальные фильмы и рекламные анонсы) своим неподражаемым голосом наводил ужас на обывателей, рассказывая о разного рода жутких катастрофах и трагедиях (например, первая передача была посвящена теракту на станции метро «Автозаводская»).

Еще одна новинка – передача с выразительным названием «Сука любовь», где речь шла не о любви собственно, а о различных патологиях и извращениях.

Вот как описывал в те дни телекритик газеты «Труд» С. Беднов «лицо» НТВ:

«Настя получает в подмогу добровольного помощника… Он был свидетелем убийства в загсе…» «Волошкин пришел домой, лег на диван и умер… Экспертиза установила наличие в крови большого количества снотворного.

Подозрение пало на жену и мать».

«Антифашисты» привезли Фаната за город. Здесь ему устроили допрос с пристрастием, чтобы выяснить, кто убил Вершинина… Связанный фанат освободился. Он напал на «антифашистов», и тут же был застрелен…» «Котов со своими ребятами садится в машину, и вслед за ними на сиденье запрыгивает Марина. Направив пистолет в голову Котова, она требует у него свою саламандру… Дома у Маши Иван говорит ей, что видел настоящего убийцу своего отца…» «От инсулинового шока, прикованный наручниками к батарее, умер старый прокурор…» Что это? Сводка происшествий за год? Нет, фрагменты анонсов из телепрограммы НТВ за один день, а конкретно – минувшей среды. Про Настю – понятно, это «Каменская», начало в 13.25. Про Волошкина, который умер на диване, нам поведали в «Возвращении Мухтара» в 16.30. Между этими двумя сериалами была программа «Чрезвычайное происшествие», где рассказывали уже о реальных преступлениях. После «Мухтара» снова пошло «ЧП». Потом, в «Ментовских войнах», последовал этот кашмар с «антифашистами». Все в детское время, заметьте! Марина с пистолетом появилась в сериале с невинным названием «Погоня за ангелом», ну а мертвый прокурор с батареей – в «Улицах разбитых фонарей». Да, с утра также были «Каменская» и «ЧП», а увенчался день «нашим всем», то есть «Бригадой».

Итак, в течение дня канал нам поведал по крайней мере о полутора десятках убийств, придуманных сценаристами. Ну и о нескольких настоящих, которых, слава богу, в среду было меньше. А за год сколько получается? И как во всем этом кровавом месиве смотрятся имиджевые рекламные ролики главного покровителя телекомпании со словами «Газпром». Национальное достояние или «Мечты сбудутся»?..» Если НТВ сделало ставку на криминал, то другие телеканалы упорно гнали «развлекуху», причем примитивную. В итоге в 2007 году отток зрителей от ТВ продолжился. Причем если раньше его основу составляли люди среднего возраста и пожилые, то теперь от «ящика» побежала уже молодежь, находящая ему замену в лице Интернета. И вот уже сам гендиректор Первого канала Константин Эрнст внезапно бросает в одном из интервью характерную фразу: «Рейтинги телевидение отстроили, структурировали, а потом они же его и удушили». После этого именно Эрнст (видимо, беря пример с руководителей «отстойного» канала «Культура») призвал сотрудников своего канала «строить сетку вещания не по рейтингам – это все равно, что летать по сбитым приборам, а по глазам».

Тем времнем критика ТВ со стороны думающей части публики продолжается. В «Литературной газете» (номер от 7 февраля) появляется интервью с известным академиком (он же историк, социолог, футуролог, писатель) Игорем Бестужевым-Лада, где он ставит поистине убийственный диагноз современному российскому ТВ. Цитирую: «Людям, которые делают ТВ, давно пора разъяснить, что ТВ превратилось в инструмент массового растления людей, сделалось таким же социальным источником преступности, каким являются неблагополучная семья, наша выжившая из ума школа или повальное пьянство. Впрочем, и на Западе мыслящие люди к телевидению относятся как к неизбежному злу:

достаточно вспомнить хотя бы французского социолога Пьера Бурдье… Нам настойчиво внушают, что мы просто начинаем соответствовать телевидению развитых стран. Но это не мировой стандарт, а судороги умирающей, заживо разлагающейся западной цивилизации, окраиной которой, увы, предстает на ТВ (и не только на нем) наша родная евразийская цивилизация. Первый Рим умер, любуясь вспоротыми животами гладиаторов на цирковой арене. Третий Рим (который, как оказывается, не ограничивается одной лишь Москвой, а простирается в обе стороны от нее до Сан-Франциско) умирает, любуясь трупами на телеэкране. Наверное, это закономерно для каждого тяжелобольного общества. Но все же хотелось бы видеть хоть какие-то проблески Ренессанса на фоне чрезмерно затянувшегося декаданса, вот уже полвека выступающего под псевдонимом «постмодерн»… Цензура и сопутствующая ей тенденциозность, конечно же, никуда не делись. На место тупой, огульной главлитовской цензуры явилась трехглавая гидра, которая изначально отсекает малейшую «крамолу» (с точки зрения гидры), более или менее искусно присыпая отсеченное видимостью «плюрализма».

Первая «глава» – спонсор (любой – от явного до скрытого). Тот самый, кто танцует девушку, которую ужинает. А уж журналистов обоего пола тем более.

Вторая «глава» – главред, трепещущий перед спонсором и старающийся предугадать извилины его самодурства.

Наконец, третья «глава» – редактор, трепещущий перед главредом и бесцеремонно размазывающий автора по стенке, предугадывая выверты начальства.

К этим трем «главам» справедливо добавить четвертую – самого автора, привыкшего жить по-щедрински, «применительно к подлости», дабы минимизировать число неприятностей по дороге к гонорару.

Вот вчетвером эти «индивидуи» безо всякого главлита создают произведения, которые не снились даже пролеткульту. Впрочем, у того же Пьера Бурдье об этом достаточно точно сказано, да еще добавлено – «господство рейтинга»… Вообще говоря, нужен еще один Петр I. Который пригрозил бы своей знаменитой палкой нашим телебоярам, круто наказал бы виновных в лихоимстве и растлении нравов и продиктовал бы основные принципы телевизионной политики государства (которой пока в наличии нет) как органической составной части социальной политики (которая есть, но пребывает в состоянии вопиющего бессистемья)…» Однако все эти публикации продолжали оставаться гласом вопиющего в пустыни. И вот уже спустя неделю после выхода этой статьи на Первом канале в самый прайм-тайм выходят сразу несколько публицистических фильмов: о проститутках, о казино и о вампирах.

Возникает вопрос: неужели у россиян нет других забот, кроме вампиризма? Заботы, конечно же, есть, однако телевидению нет никакой особой надобности заострять на них хоть какое-то внимание. Ведь тогда рейтинг власти, который, по мнению СМИ, достиг заоблачных высот, может, чего доброго, резко пойти вниз. Вот людей и отвлекают от серьезных проблем разного рода страшилками про вампиров. При этом все эти темы (про казино, проституток или тех же вампиров) подаются зрителю без какой-либо фиксации на социальных причинах этих явлений. Не ставится закономерный вопрос: почему эти явления стали столь распространены в современной России (в СССР их не было) и почему с ними никто особо и не борется (откройте любую газету и вы увидите сотни объявлений о занятиях проституцией). Таким образом, современное российское телевидение помогает действующей власти «промывать мозги» обывателям в нужном этой власти направлении. При этом нынешний режим руками тех же телевизионщиков продолжает пинать почившую в бозе советскую власть, пытаясь перевести стрелки на нее: дескать, это она, подлая, виновата во всех сегодняшних бедах.

Например, той весной сразу в нескольких передачах объявились записные «демократы», режиссеры-тезки Марк Захаров и Марк Розовский, которые стали призывать телеаудиторию… покаяться за советское прошлое. Нет чтобы самим показать пример подобного рода покаяния (оба в советские годы были не последними спицами в идеологической колеснице режима), они призывали это сделать других.

Со стороны это выглядело весьма неприлично. Как верно подметила «Литературная газета» (устами своей читательницы С. Бережной, в номере от 25 апреля): «В предпоследних «Временах» хотелось бы отметить двух гостей – Марка Розовского и Екатерину Гениеву.

Розовский так надсадно кричал, как будто хотел не только перекричать Проханова, но и докричаться до самого Вашингтона. А дама из Библиотеки иностранной литературы так настойчиво просила всех покаяться, как будто мы правда в чем-то перед ней виноваты. В том, что победили в войне с фашизмом? В том, что наши отцы освободили Эстонию, Чехословакию?.. Но Гениева же не кается в том, что 15 лет просидела под крылом известного «голубя мира» Сороса, регулярно вылетая из его московского гнезда то в США, то в Европу (за инструкциями?). Розовский кричал: «Мы выжили, мы выжили!» Да, он в 90-е выжил, а миллион граждан России, умиравших каждый год в результате демократических преобразований, не выжил. Пусть Познер в следующей передаче выделит немного «Времени» для покаяния Чубайса, Гайдара, Сороса и других. А нам нужно покаяться в том, что позволили им сесть на нашу шею».

Без сомнения, что Россия времен Ельцина и времен Путина несколько отличаются друг от друга: первая выглядит значительно менее презентабельно, чем вторая. Однако в этом заслуга не столько Путина, сколько самой элиты, которая привела его к власти, поняв, что дальнейшее скатывание в пропасть чревато для нее гибелью. В результате этого «тихого переворота» поменялось все, в том числе и телевидение. Сделав его «одноканальным», власть заключила соглашение с телебоссами: вы не критикуете режим, а мы в свою очередь разрешаем вам «делать бабло» на всем, что захотите (естественно, в пределах разумного). И телебоссы согласились. В итоге в период президентства Путина разного рода «развлекуха» на ТВ стала главным «коньком» программной политики всех телеканалов.

Именно в годы правления Путина в моду вошло такое слово, как «гламур». Это было не случайно, а закономерно: иноязычное слово стало олицетворением тех явлений, которые происходили как в социальной, так и политической жизни страны. Вся пропаганда была брошена на то, чтобы убедить народ в том, что дела в стране налаживаются и впереди нас ждет только хорошее. В итоге если раньше, в конце 90-х, сериальным фаворитом были непрезентабельные, но жизненные «Улицы разбитых фонарей», то теперь – далекая от обычной жизни и гламурная «Моя прекрасная няня». Как пишет уже известный нам телекритик С. Беднов: «Пощелкайте пультом по сериалам, которые по вечерам идут на всех каналах одновременно. Там или бандиты, или буржуи. Такое ощущение, что создатели отечественных мыльных опер уверены, что жилищный вопрос у нас давным-давно решен. Вы не увидите на экранах хрущевок с низкими потолками, газовых плит с облупленной эмалью и югославских стенок образца 70-х. Оно и понятно:

глаз это зрелище не порадует. То ли дело роскошные кухни с дорогой встроенной техникой, сверкающие испанской плиткой ванные комнаты с джакузи, зимние сады, домашние кинотеатры. Вот это уже картинка! И тут уже не обстановка должна соответствовать героям, а наоборот.

Потому и плачут у нас в основном богатые. И отношения выясняют все больше олигархи и модные журналистки, бизнес-леди и плейбои. И, заметьте, особого раздражения это не вызывает. Ни такие герои, ни такие интерьеры. Привыкли…» Как мы помним, привычка к подобной «картинке» выработалась далеко не у всех. Многие люди попросту перестали смотреть телевизор, причем в их рядах было много и молодежи. Настроения этой части публики весьма точно выразил на страницах «Литературной газеты» (номер от 28 марта) писатель Владимир Личутин: «Телевидение стараюсь не смотреть. Возникает желание: бросить гранату в телевизор, чтобы отозвалось где-нибудь в Кремле. Настолько унижен русский человек. У государства нет воли, чтобы прекратить духовный садизм телевидения. Мы живем в безгосударственном государстве. Наш гнев на телевидение беспомощен. И безадресен. Телевидение – инструмент, находящийся в руках группы людей, которые не знают нас и не хотят знать, слышать нас и понимать, они пытаются в корне изменить генотип русского человека, национальную физиономию народа, они хотят превратить нас в пыль и песок… Необходима полная перенастройка этого инструмента. Полная».

В той же «Литературке» (номер от 18 апреля) был опубликован еще один «крик души», на этот раз коллективный. Речь идет об открытом письме целой группы членов Союза композиторов (27 человек) на имя Президента России В. Путина. Вот лишь небольшой отрывок из него: «Государственное телевидение не является отражением культурной, религиозной, мировоззренческой жизни страны.

Вместо купленных импортных программ в игровых, приключенческих, разговорных, шоу-формах возможно и необходимо создание национальных программ, сочетающих российскую архитектуру, живопись, спорт, природу, музыку с телевизионными формами. Ныне же корысть, леность, поплавковая сущность внутреннего состояния телевидения создают неполноценную картину художественной и духовной жизни страны.

А ведь информационная функция государственных каналов (включая Первый) несет сильнейшую и единственную для всей страны рекламную функцию, что требует особой ответственности каналов за полноту информации…» В эпоху телегламура на «голубых экранах» становилось все меньше негатива о внутренней жизни страны, из-за чего многие критики режима стали сравнивать путинское телевидение с брежневским. На самом деле это была разве что внешняя похожесть, а суть у них была разная: если брежневское подцензурное ТВ старалось прививать своим гражданам подлинную культуру, то путинское свободное ТВ, наоборот, эту культуру всячески разрушало. Да еще набиралось наглости лягать «треклятую советскую власть» по поводу и без повода. Впрочем, лягало оно не только советскую власть. Например, в зону его зубодробительной критики часто попадала Белоруссия – единственная бывшая советская республика, которая сумела сохранить в своей внутренней политике духовную связь с СССР. Однако именно этим во многом она была нелюба российской власти: что взяла все лучшее от СССР, не прогнулась под Запад и не раздала общенародную собственность в частные руки, как это сделала власть российская. Российский империализм времен Путина распугал всех бывших союзников и, по сути, упростил Западу задачу окружения России со всех сторон. Единственным стратегическим партнером России в такой ситуации могла стать Белоруссия, но российская власть делала все, чтобы не приблизить ее, а, наоборот, оттолкнуть. Как верно отметил в газете «Правда» (номер от 24 мая 2007-го) главный директор телеканала «Беларусь-ТВ» Валерий Радуцкий: «Российские телекомпании придерживаются принципа: о Белоруссии либо ничего, либо негатив. Вспомните хотя бы одну за последние, скажем, год-полтора передачу ВГТРК, НТВ, Первого канала и ТВЦ, в которой рассказали бы об успехах нашей промышленности и сельского хозяйства. Или о социально-экономической политике нашего руководства, которая проводится в интересах всего народа, а не отдельных привилегированных слоев и кланов. Политике, благодаря которой у нас не допустили распродажи того, что создано трудом многих поколений, и избежали вопиющего расслоения общества, обеспечили более высокий, чем в других странах СНГ, уровень защищенности населения. Уверен – вы не вспомните такую передачу, потому что о Белоруссии если и сообщают, то лишь «чернуху». А временами и вовсе переходят в информационные атаки – заметьте, против самого верного и к тому же единственного союзника России. Причем используются изощренные методы дезинформации…» Возвращаясь к антисоветской составляющей российского ТВ, отметим, что она продолжалась с не меньшей интенсивностью, чем раньше. Причем лично я отметил следующий парадокс. По роду своей литературной деятельности мне иногда приходится иметь дело с телевидением (я пишу сценарии для документальных фильмов, выступаю в разных телепередачах как эксперт), и я заметил, что рядовое и среднее звено телевизионщиков очень даже неплохо относится к почившей в бозе советской власти. Причем речь идет не только о людях моего возраста или старше, но и о молодежи. Во время бесед с ними я выяснил, что они прекрасно видят всю гнилую сущность сегодняшнего масс-культа (в том числе и телевизионного) и ставят ему в пример то искусство, которое существовало в СССР. Но, как говорится, жить-то надо, поэтому все свои мысли на этот счет они держат при себе.

Повторюсь, подобным образом мыслит так называемый рабочий класс ТВ, однако телевизионную идеологию, как известно, вершат другие люди – телебоссы. Вот они-то и запускают в эфир разного рода антисоветчину, пользуясь для этого услугами либеральных «историков» и «аналитиков».

Летом 2007-го «наезды» на советскую власть и на КПРФ, в частности, в российских СМИ усилились. Все это удивительным образом совпало с той кампанией, которая началась в США после того, как июня в Вашингтоне состоялась торжественная церемония открытия памятника жертвам коммунизма, на которой с обличительной речью выступил сам Президент США Джордж Буш-младший, возложивший на коммунистические страны вину за гибель десятков миллионов человек и призвавший Запад избавиться от «морального слепого пятна» по отношению к подобным режимам. Однако честнее было бы возложить подобную вину не на коммунизм, а на капитализм, который унес на тот свет жизни сотен миллионов людей. И дело здесь отнюдь не во временном отрезке, отпущенном капитализму историей, а в самой его сути. Например, колониальная политика капиталистической Великобритании в Индии в 1850–1900 годах привела к смерти там более 30 миллионов человек. В это же время в Америке белые завоеватели уничтожили около миллиона индейцев. Тот же капитализм в ХIХ веке развязал несколько крупномасштабных войн, в результате которых погибло более 5 миллионов 600 тысяч человек. В следующем веке его стараниями были развязаны две мировые войны, которые унесли жизни более 50 миллионов жителей Земли (в Первой мировой погибло 10 миллионов, во Второй – более 50 миллионов). Именно капиталистическая Америка единственная на земле сбросила атомные бомбы на жителей мирных японских городов Хиросима и Нагасаки, в результате чего погибло более 200 тысяч человек. Короче, капитализм заслужил куда большее право удостоиться мемориала своим жертвам, чем коммунизм.

Между тем российские либералы, по сути, солидаризовались с американской инициативой по поводу мемориала жертвам коммунизма, поскольку были одной крови с ними – они когда-то вместе разрушали СССР, а теперь делали «ручной и послушной» для Запада Россию. Чтобы этот процесс шел энергичнее и не стал бы необратимым, они и рисовали советское прошлое сплошь одним черным цветом. Дескать, все 74 года советской власти – это сплошь один ГУЛАГ и ничего больше. Однако получалось у либералов, скажем прямо, не ахти. Например, весной 2007-го «Левада-центр» провел социологический опрос жителей России на предмет того, в какую эпоху им хотелось бы жить. Так вот, 38 % россиян ответили «в современной России», чуть меньше – 31 % – «в эпоху Брежнева» и 6 % – «в эпоху Сталина». И это на 17-м году строительства капитализма по-российски!

Отметим, что на тот момент капиталистическая Россия находилась на 90-м месте в мире по ВВП на душу населения. В России тогда (как и сейчас) был самый большой разрыв между бедными и богатыми (только состояние 20 депутатов Государственной Думы от правящей партии «Единая Россия», попавших в список 500 богатейших людей страны, равнялось 660 миллиардам рублей). По уровню благосостояния граждан страна каждый год опускалась все ниже и ниже: в 2004-м это было 55-е место, год спустя уже 62-е (среди 177 государств мира). Зато Россия шла впереди планеты всей по количеству самоубийств, по числу детей беспризорников, по преступности и числу заключенных (хотя ГУЛАГ был ликвидирован еще в 53-м).

О том, какие цели преследуют вдохновители антисоветской пропаганды в российских СМИ, верно подметила в «Литературной газете» старший научный сотрудник Отделения международных экономических и политических исследований Института экономики РАН Н. Лактионова (номер от 20 июня 2007-го): «Здесь прежде всего речь идет о формировании комплекса неполноценности нации, якобы способной породить лишь «империю зла». Однако Советский Союз был могучей державой, и возрождения имперского сознания у нашего народа враги России боятся, как чумы. Сейчас у них на повестке дня – расчленение того усеченного остатка, который называется Российской Федерацией. А мы все никак не остановимся в хуле на Советский Союз.

К тому же сводить счеты с поверженным СССР совсем недавно было не только безопасно, но и почетно… Ярый антикоммунизм – это болезнь, подпитываемая ненавистью, негативом. Это такое же и даже, вероятно, худшее искажение реальности, чем собственно коммунизм. Такой многосложный и многофакторный процесс, как история русской революции, Гражданской войны, становление Советского государства, невозможно проанализировать, замарав черной краской одно и обелив другое. На этом уже разрушили СССР, историческую Россию. Ужаснувшись содеянному, честные люди покинули стан хулителей, отказались от роли «пятой колонны» и встали в ряды защитников Отечества. Известна фраза Александра Зиновьева (иногда ее приписывают писателю Владимиру Максимову): «Целились в коммунизм, попали в Россию!» Чтобы оправдать бандитский капитализм, был демонизирован русский коммунизм. Все национально ориентированные силы (к сожалению, умело «разводимые») должны объединиться. Только в этом случае мы сможем превратиться из (прости господи) электората в народ, способный защитить собственную страну и свое будущее.

Все мы – из СССР. И в той нашей стране осталось много хорошего.

Нам надо научиться без издевки смотреть в свое недавнее советское прошлое, где в обществе были нравственные скрепы. Плохо, что мы почти не знали Бога, но наши души воспитывались на различии Добра и Зла, на классических образцах русской культуры, вобравшей в себя основы христианской этики. Наше образование предполагало нравственное воспитание души. А правильно организованное душевное – это хорошая почва для прорыва в духовное. Как-то в выступлении по радио директор одной из московских православных гимназий рассказал о том, как процитировал старшеклассникам: жизнь дается человеку один раз, и прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. И спросил: «Кто автор?» В ответ прозвучали имена апостолов: «Апостол Павел! Апостол Петр!» Таков был нравственный потенциал известного советского героя (кто не помнит, речь идет о Павле Корчагине из «Как закалялась сталь» Николая Островского. – Ф. Р.)…» А вот Михаил Швыдкой, который помимо «Культурной революции» ведет на одном из дециметровых каналов песенное шоу «Жизнь прекрасна», где поет советские шлягеры и между делом вставляет разные ядовитые реплики про советское прошлое, заявляет: «Мы знаем, что Советский Союз был страной, где ничего в магазинах не было». Это неправда, поскольку в СССР, к примеру, никто не голодал. Зато сейчас голод известен не понаслышке миллионам россиян, а у сытых свои проблемы. Да, магазины сегодня забиты до отказа, однако чуть ли не половина этого товара – сущий яд для человеческого организма, который напрямую влияет на продолжительность жизни людей (во многом из-за некачественного питания средняя продолжительность жизни того же мужчины в капиталистической России опустилась до лет, в то время как в СССР, где, по Швыдкому, «ничего не было», сильный пол доживал до 67 лет). Чтобы не быть голословным, приведу мнения специалистов.

Известный российский экономист, директор Института проблем рынка РАН Н. Петраков рассказал следующее: «У нас практически рухнуло животноводство. 15 миллионов голов крупного рогатого скота мы потеряли при коллективизации – это считалось ужасом сталинского режима. За период перехода от социализма к капитализму мы потеряли около 50 миллионов голов крупного рогатого скота – в 3 раза больше, чем при сталинской коллективизации! А если чего-то не хватает, естественно, приходится это закупать. Мы купили оборудование, закупаем мясную продукцию из Польши, Аргентины…» О качестве подобной продукции рассуждает другой специалист – депутат ГД С. Лисовский: «В 2005 году мы заключили соглашение, согласно которому 75 % (около 800 тысяч тонн) от общего объема импортного мяса птицы стали «прилетать» из Америки. При этом каждый год мы обязаны были увеличивать этот объем на 5 %. Этот шаг замедлил развитие нашего производства – ведь рынок сбыта не резиновый. Но мы пошли на это с надеждой, что через год нас примут в ВТО. Не приняли, а обязательства остались. Выйти из этой кабалы мешали чиновники, которым был выгоден импорт «ножек Буша»: кто-то получал взятки от импортеров, а кто-то устроил в этой цепочке собственное предприятие.

В результате россияне получали куриные окорочка, напичканные хлором, антибиотиками и мышьяком (с превышением нормы аж в раза). Эта «начинка» позволяет американцам продавать своих кур у нас на 20 % ниже себестоимости российского мяса птицы. Хлор необходим для задержки воды в тушке – так увеличивается вес. Экономят и на подстилке для птенцов: вместо одного раза используют пять. А чтобы птенец не умер от антисанитарии, его кормят антибиотиками на основе мышьяка, который не выводится из организма. Постоянное употребление таких кур приводит к угнетению организма и привыканию к антибиотикам. А в случае болезни те, кто получает льготные лекарства, пытаются выздороветь как раз с помощью аналогичных антибиотиков.

Но организм на них уже не реагирует…» Сами понимаете, чиновники типа г-на Швыдкого «ножки Буша» вряд ли потребляют (с их доходами можно позволить себе более качественный продукт), однако миллионы россиян именно на этих «ножках» строят свой ежедневный рацион. Отсюда и смертность разная:

чиновники плодятся и жиреют, а простые граждане дохнут как мухи – почти по миллиону в год.

Другой телевизионщик – Александр Архангельский – в одной из своих передач, посвященных детскому самодеятельному творчеству, решил вспомнить, как он мальчиком посещал кружок в Доме пионеров. И начал он свою речь со следующих слов: «Не подумайте про меня плохо, но в советские годы действовало множество разных детских кружков».

То есть он как бы оправдывался перед своими гостями в студии (а также перед своими единомышленниками-антисоветчиками вне экрана) за то, что вынужден хвалить советскую власть.

Еще две ярые антисоветчицы одно время вещали на том же канале «Культура» (что выглядит парадоксально, поскольку именно советская власть несла людям культуру, в то время как нынешняя – чаще всего бескультурщину), после чего перебрались на НТВ. Речь идет о передаче «Школа злословия» и ее ведущих: писательнице Татьяне Толстой (правнучка «красного графа» и писателя Алексея Толстого, написавшего «Хождение по мукам») и сценаристке Авдотье Смирновой (внучка фронтовика-разведчика, известного советского писателя и ведущего телепередачи «Подвиг» Сергея Смирнова). О том, какие махровые антисоветские взгляды исповедуют эти родственницы именитых советских деятелей, весьма живописно описал в «Литературной газете» критик Ю. Чехонадский (номер от 25 января 2006-го). Приведу несколько отрывков из этого материала: «…В нынешние холода обожгла зрителей в «Школе злословия» передача, в которой участвовал главный редактор издательства «Ad Marginem» Александр Иванов… Всю передачу ведущие втолковывали издателю, а вместе с ним и зрителям, что в советские годы процветали «сталинские лагеря», что тогда «убили цвет всех наук», «посадили всех византистов, египтологов, шумерологов». Всех «расстреляли без суда и следствия». Рассказали, что тогда были «невыездные» писатели и художники… А Смирнова даже употребила мат, воспроизведя, как «большие советские начальники» разговаривали с ее отцом, кинорежиссером, автором фильма «Белорусский вокзал». Правда, звук в тот момент заменили пищалкой.

Ну да, хотелось сказать, Авдотья Андреевна, могли «советские начальники» так посылать отца вашего, мать их… Но ни батюшка ваш на киноэкран, ни «начальники» эти на голубой телевизионный с матом выйти не догадывались… Так и колотили ведущие ток-шоу издателя Иванова… Наконец Толстая сказала: «Чудо, что эта мерзость рухнула», имея в виду СССР.

Потом с трепетом прибавила: «Нас всех не оставляет страх, что, не дай бог, это может повториться». Да. В таком случае придется ей возвращаться в «тухлое прошлое», на халяву оканчивать филфак Ленинградского госуниверситета, обеспечивать доброжелателей, которые стали трубить о ней как о замечательном писателе. Тогда она, продавая иностранным заказчикам рассказы об ужасах советской жизни, вряд ли сумела бы выпустить что-то из своих книг, вести ток-шоу на телевидении, преподавать в американском колледже… Обращаясь к Смирновой, Иванов спросил: «А откуда взялись вы – такая прекрасная, умная, образованная женщина? Это просто ужасно, Дуня!» Та ответила:

«Я взялась из того, что мои родители поместили себя в гетто». Иванов объяснил: «Ваш антисоветизм является необходимой частью советского культурного космоса, вы являетесь абсолютно советским человеком».

Только вот свободы в вас нет, сказал он. Ведь «свобода – это удивительная, чудесная способность в себе самом, в своей собственной культуре найти тот закон, по которому ты можешь жить». Тут он совсем погиб. Ведущие заявили: «Это тот нечастый, но внятный случай, когда мы встретились с идеологическим врагом».

«Самое удивительное для меня в позиции Дуни и Татьяны заключается в том, что эти люди из вершин советской элиты, это внуки и дети знаменитых советских писателей, которых я читал в детстве, – сказал в конце передачи издатель Иванов. – И для меня самое удивительное – это глубина и какая-то непреодолимость их антисоветизма. Я понимаю их позицию, но я не понимаю ее негибкости, ее воинственности в отношении тех аспектов жизни страны, которые мне кажутся не такими однозначными, как моим собеседницам».

На этом ток-шоу поминали многих. А вот еще есть преподобный Иоанн Лествичник: «Памятозлобие есть исполнение гнева, хранение согрешений, ненависть к правде, пагуба добродетелей, ржавчина души, червь ума… гвоздь, вонзенный в душу».

Еще один активный антисоветчик с «гвоздем, вонзенным в душу» – Николай Сванидзе. Он хотя и не был «дитем элиты», однако в советские годы тоже не прозябал: окончил престижный институт, был там комсоргом – то бишь комсомольским вожаком. Можно представить, какие речи он произносил на тамошних собраниях перед своими однокурсниками. Однако теперь он старается об этом не вспоминать. О нем в газете «Завтра» (июнь 2007 года) тоже вышла хорошая статья (автор взял себе псевдоним ТИТ), из которой грех не привести несколько отрывков: «Сванидзе – это такой гибрид Чубайса и Швыдкого в ТВ формате. Пока есть в сетке Николай Сванидзе, ни о каком «переформатировании» отечественного телевидения в сторону традиционных ценностей, патриотизма и государственного мировоззрения говорить не приходится. А появление пять лет назад дорогостоящего проекта «Исторические хроники с Николаем Сванидзе» иначе как проникновением козла в огород не назовешь. То, что массовыми интерпретаторами русской истории становятся такие люди, как Сванидзе, Млечин и Правдюк (еще один антисоветчик, разоблачающий на ТВ «преступления» советского режима в годы Великой Отечественной войны. – Ф. Р.), – подлинная трагедия народа.

Но в них ли одних дело? Идеологическая модель, заявленная через телевизор, – это не только мнение отдельных авторов и ведущих. Здесь государственная политика. И политика эта удручает. Как итог этой политики – отвращение миллионов зрителей к собственной истории, а значит, возникновение комплекса неполноценности у большинства населения страны.

Говорить, что Сванидзе в своем цикле перелопатил историю страны за ХХ век, некорректно. «Лопатить» – это значит искать, разбираться, уточнять и открывать. Вернее будет так: Сванидзе облапал означенный период, не обойдя вниманием даже такие имена, как Иван Павлов, Антон Чехов, Александр Блок, Максим Горький и Владимир Маяковский. В одном из интервью Сванидзе, во все зубы улыбаясь, заявил: «Историю я воспринимаю как триллер». О, если бы это было так! Если бы он был производителем псевдосенсаций, легковесным популяризатором и добродушным выдумщиком – как всем было бы хорошо! Но, увы, все обстоит иначе. Сванидзе, как всегда, говорит неправду. Русскую историю он воспринимает не как триллер, но как виртуальное поле боя, на котором он ведет свою беспрерывную войну с «ожившими мертвецами»… Если погрузиться в этот неаппетитный компот, сваренный из пошлости и лукавства, то мы увидим, что никакого Сванидзе не существует в природе.

То есть существует, конечно же, некий Николай Карлович, имеющий опыт работы на телевидении и источающий по причине неизвестной родовой травмы ненависть ко всему советскому и русскому.

Существует, но не более того. А все, что с таким надрывом и с такой фальшивой проникновенностью «втирает» публике сей боец телевизионного фронта, – все это не его мысли и не его слова. Все это изобретено, сказано, пропето и опубликовано уже очень давно. Бывший комсорг Сванидзе в данном случае выступает в роли кривой граммофонной трубы. Все, что он говорит, взято из журнала «Огонек» двадцатилетней давности. Результат ночных бдений коммуниста Виталия Коротича и руководителя идеологического отдела ЦК Александра Яковлева. Вот они ночью на Старой площади составляют список идеологических штампов и мифологем, необходимых для уничтожения смыслов, накопленных в течение всей истории государства Российского.

Город мирно спит, одинокое такси, обогнув памятник Дзержинскому, несется прочь. А в кабинете Яковлева идет напряженная работа: по лекалам Геббельса, по моделям Госдепа США в срочном порядке лепится страшный Голем, которому суждено всласть потоптаться по мозгам и душам жителей великой страны. Все бредни, байки и песни Сванидзе родились там… Сванидзе в своих программах частенько противопоставляет страшный кровавый большевистский строй благостной и процветающей дореволюционной России. Но представим на минуту господина Сванидзе в ситуации начала ХХ века. Как вы думаете, в какую дудку стал бы гудеть наш борец с тоталитаризмом? Славил бы Победоносцева, пел по утрам «Боже, царя храни…». Да нет же. Печатал бы в гнусных питерских газетках свои статьи против деспотии Романовых, «правду» о стотысячных жертвах погромов, о «тюрьме народов» и о многовековом холопском укладе русской жизни. Разве не так, Николай Карлович?

Но гораздо интереснее представить сего персонажа в столь ненавистную ему эпоху сталинизма. Стал бы он «правым уклонистом», борцом и подпольщиком? Тоже вряд ли. Даже «невинной жертвой репрессий» не стал бы. Служил бы где-то в «Агитплакате» и, подобно своему папе Карлу, числился бы верным ленинцем и убежденным коммунистом.

Но это все лирика, завихрения индивидуальной психологии.

Гораздо важнее констатировать шизоидные завихрения во всей системе телепропаганды.

Когда власти Эстонии буквально выволакивают прах советского воина из могилы, комментаторы и ведущие российских каналов возмущаются и протестуют. Когда то же самое, но фигуральное, делает их коллега по цеху, вещающий на одной с ними частоте, – ничего не происходит. Как будто так и надо. Наше телевидение словно кричит соседям: «Эй, вы там, в бывших республиках, – не смейте оскорблять Россию и ее историю! Это же наша история, мы сами будем ее оскорблять. Не делайте за нас нашу работу, ау!..» Такое положение дел может длиться очень долго. Но чем дольше это происходит, чем чаще в эфир выходит Сванидзе, тем меньше у нашей страны шансов сохраниться в ходе грядущих испытаний».

Кстати, осенью 2007-го Сванидзе отхватил очередную «ТЭФИ» – четвертую по счету и третью (!) за «Исторические хроники» (церемония награждений состоялась 21 сентября). И опять это была антисоветчина – фильм «1957 год. Ив Монтан против Никиты Хрущева». Телекритик А.

Кондрашов в «Литературной газете» (номер от 26 сентября) оценил это награждение следующим образом: «Это далеко не первая попытка «огламуривания» нашей трагической истории. Почему не попал в номинацию фильм ТВ Центра на близкую тему «Сергей Хрущев. Отвечаю за отца»? Там об эпохе говорили не теле-, а настоящие историки, приводили документы, свидетельствующие о том, что главный разоблачитель репрессий, «дорогой Никита Сергеевич», был, оказывается, самым активным энтузиастом чисток 37-го, таким кровожадным, что Политбюро даже вынуждено было существенно уменьшать его «проскрипционные списки» по Москве. Там многое приводилось из того, что Николай Карлович, наверное, знает. Но не рассказывает, потому что правда сломает концепцию всей его предыдущей телеисторической деятельности…» Отметим, что сразу три «ТЭФИ» заработал еще один «гламурно исторический» проект – телесериал «Ленинград», который тем же телекритиком был справедливо назван «совместной британо-российской вампукой». Речь в нем шла о днях ленинградской блокады, однако фильм был снят в «славных традициях» Голливуда – гламурные ужасы в нем опять же были перемешаны с исторической неправдой. Тот самый «конек», на котором въехали в историю такие деятели, как тот же Сванидзе. Кстати, тоже большой «знаток» ленинградской блокады. Как то в передаче «К барьеру!» он с пеной у рта доказывал своему оппоненту, что член Политбюро и руководитель обороны города Андрей Жданов в буфете Смольного «объедался пирожными в красивых вазочках». Видимо, не догадываясь (или, наоборот, хорошо об этом зная), что этой «утке» без малого полсотни лет и что рождена она была в антисоветских идеологических центрах, чтобы потом широко использоваться в разного рода «самиздатовских» опусах и передачах «вражеских голосов». На самом деле у Жданова был диабет и сладкое ему было категорически запрещено.

Между тем триумфатором церемонии (13-й по счету, проходила в Лужниках, эфир – по СТС) стал Первый канал, отхвативший больше всего «Орфеев» – 24 из 40 (его главному конкуренту «России» досталось всего 4 статуэтки, за ТВЦ было 5 «Орфеев», «Культурой» – 2, и по одному досталось НТВ, СТС, «Спорту», РЕН ТВ, Пятому каналу).

Среди этих победителей от Первого канала значились: программа «Время», ее ведущая Екатерина Андреева, ведущий информационно аналитической програмы «Воскресное время» Петр Толстой, Лолита Милявская (лучшая ведущая ток-шоу), Иван Ургант (лучший ведущий развлекательной программы), Андрей Толубеев и Ольга Сутулова (исполнители мужской и женской ролей в телесериалах «Капитанские дети» и «Ленинград») (этот сериал победил еще и в номинации «Телевизионный художественный фильм, мини-сериал»), а также программы «Звезды на льду» (она удостоилась сразу четырех наград:

лучший продюсер – Константин Эрнст, лучший режиссер – Константин Куц, лучший оператор – Алексей Сеченов, лучший художник постановщик – Дмитрий Ликин и Виктор Пронин), «Закрытый показ» (лучшее ток-шоу), «Король ринга» (лучшая развлекательная телеигра), «День Победы на Первом канале» (номинация «Специальный проект»), «Вечер с Максимом Галкиным» и др.

Столь внушительная победа Первого канала многим пришлась не по душе. Как заявила член телеакадемии, телекритик И. Петровская:

«ТЭФИ» в этом году стала еще одной площадкой в битве между двумя каналами (Первым и «Россией». – Ф. Р.). Всех остальных как будто и не существовало. И это при том, что жюри не должно опираться на рейтинги, телеакадемия изначально создавалась для того, чтобы поддерживать, как сейчас модно говорить, тренды – иными словами, те тенденции, которые будут благотворно влиять на развитие телевидения в целом. В этот раз выбор оказался довольно странным… Без всяких попыток соблюсти хоть какие-то приличия начальники и подчиненные тупо и упорно голосовали за свой собственный канал. Причем независимо от того, достойная там представлена программа или нет. И потому было ощущение, что абсолютно все уже предопределено».

Весьма симптоматично, что приз телеакадемии, в связи с 20-летием появления на свет, достался передаче «Взгляд» – той самой, которая была одной из самых активных на перестроечном ТВ в деле разрушения СССР. Поэтому и приз ей вручал не кто-нибудь, а главный застрельщик в данном разрушении Михаил Горбачев.

Между тем к многочисленному сонму телезвезд-антисоветчиков примыкают и их коллеги из других видов искусства. Особенно много их в кинематографе, что тоже не случайно: как известно, именно кинематографисты стали первыми перестройщиками, начавшими разваливать СССР еще на заре перестройки – весной 86-го. Эти деятели тоже желанные гости на российском ТВ со своими антисоветскими ужастиками и пародиями. Например, режиссер Юлий Гусман в году родил на свет сатирический памфлет «Парк советского периода», где вдоволь постебался над советской властью, благодаря которой он, собственно, и стал известным человеком. Премьеру этого фильма устроил Первый канал, причем день выбрал для этого особенный, праздничный – 8 марта.

Другой режиссер – Николай Досталь – подвизался на съемках долгоиграющего кино – сериалов, где речь шла о сталинских временах.

Сначала это был «Штрафбат», затем – «Завещание Ленина» по прозе Варлама Шаламова. Премьера последнего прошла в начале июня 2007 го на родном для Николая Сванидзе телеканале «Россия». В который уже раз на головы россиян свалились визуальные картины «ужасов сталинского ГУЛАГа». Ужасам этим уже свыше полувека, и сегодня на дворе уже другие ужасы – ГУЛАГа капиталистического, в котором россияне уходят в мир иной почти по миллиону в год, где 3 миллиона беспризорников, десятки миллионов наркоманов, а нищих еще больше.

Эй, Досталь, сними честный сериал про эту Россию, выверни ее наизнанку, чтобы душа содрогнулась от катарсиса. Нет же, все им сталинское время покоя не дает. А все потому, что про сегодня – страшно, да и невыгодно, поскольку премии «ТЭФИ» за это не дают. За «страшное сегодня» тебя могут и от «кормушки» отлучить. Чтобы на такое решиться, необходимо мужество сродни шаламовскому. Только где его взять?

Кстати, Шаламов в феврале 1972 года, когда его «Колымские рассказы» стали печататься на Западе (без его ведома), а само его имя ставилось в один ряд с антисоветчиками типа Александра Солженицына (которого он терпеть не мог, называя «дельцом»), выступил в советской печати с решительным осуждением подобной практики. Так и написал:

«Проблематика «Колымских рассказов» давно снята жизнью!» Думается и сегодня, когда его биографию ушлые киношники приспособили для очередной антисоветской истерии, Шаламов поступил точно так же:

осудил бы. Только что до этого разного рода досталям-гусманам: им хоть плюй в глаза – все божья роса.

Между тем показ сериала «Завещание Ленина» был ознаменован очередным витком межканальной войны. Аккурат в часы его показа по ТВ (в 21.30) конкурент «России» – Первый канал – запустил в эфир свой сериал – «Герой нашего времени» по М. Лермонтову. Таким образом, стало очевидно, что ситуация с контрпрограммированием сериалов «В круге первом» и «Золотой теленок» не стала для телевизионщиком уроком. Более того, даже пожелание президента страны В. Путина, высказанное им в ноябре прошлого года на торжествах по случаю 75 летия отечественного ТВ в адрес руководителей «России» и Первого канала – мол, подумайте о зрителях, затевая свои контрпрограммистские войны, – оказалось проигнорировано. То есть выходило, что даже руководитель страны телевизионщикам был не указ. Кстати, подобное было неоднократно.

Например, когда в одном из своих выступлений Путин произнес фразу о том, что «нам надо строить русский мир», телевизионщики эту фразу из выступления президента вырезали. Тем самым наглядно подтвердив, что истинно русских людей среди телевизионщиков практически нет (а те, что есть, служат отнюдь не русской идее). В следующий раз Путин подвергся цензуре в июне 2007-го, когда призвал отечественных историков начать писать честные учебники истории. А не те, которые они писали под диктовку различных западных фондов. Так и сказал: «Их (учебники) пишут на иностранные гранты.

Вот авторы и танцуют польку-бабочку». И далее: «Не надо прививать нам чувство вины».

Как уже говорилось выше, чувство вины за собственную историю на ТВ нам долгие годы прививают одни и те же «историки»: Николай Сванидзе, Эдвард Радзинский, Леонид Млечин и т. д. Все их обличения «преступного советского прошлого» являются калькой с западных разоблачений и являются, по сути, той самой «полькой-бабочкой», о которой говорил президент. Сами эти «историки, естественно, отстаивают иную позицию: дескать, мы несем людям правду о самых страшных страницах нашей истории. Но «правда» эта какая-то однобокая.

Тот же Радзинский, к примеру, клеймит за жестокость русского царя Ивана Грозного, называя его «самым жутким тираном», забывая о том, что в годы его правления (1547–1584, то есть целых 37 лет) в ходе репрессий погибло от 7 до 8 тысяч человек. Зато в то же время в одну Варфоломеевскую ночь 24 августа 1572 года 30 тысяч гугенотов были убиты без суда и следствия, причем сам французский король стрелял из окна своего дворца по бегущим людям. А в соседней Англии тогда же только за бродяжничество казнили 70 тысяч человек – их всех повесили.

И король, который допустил это – Генрих VIII (он также передушил и обезглавил всех своих жен), – назван выдающимся политиком, и ему воздвигнут памятник.

Та же история и со Сталиным, которого те же «историки правдолюбы» ставят на одну доску с Гитлером. На что Путин, кстати, заявил следующее: «У нас были страшные страницы в истории. Однако у других государств и пострашнее было. Мы, в отличие от других, не применяли ядерного оружия против мирного населения (намек на американского президента Трумэна, который в августе 1945 года отдал приказ сбросить атомные бомбы на мирные японские города Хиросима и Нагасаки, убив тем самым более 200 тысяч человек. – Ф. Р.), не поливали химикатами тысячи километров и не сбрасывали огромное количество бомб на маленькую страну (речь идет о Вьетнаме, куда американцы вторглись в начале 60-х и воевали там более десяти лет, убив около миллиона вьетнамцев. – Ф. Р.)».

Все эти пассажи из речи Путина были растиражированы в печатных СМИ, однако странным образом выпали из всех телесюжетов. Случайно ли это? Судя по всему, нет, если учитывать, что большинство телебоссов разделяют не путинскую позицию освещения отечественной истории, а сванидзе-млечино-радзинскую.

Между тем в апреле 2007-го на канале «Россия» был показан еще один знаменательный сериал – «Сонька Золотая Ручка». Нет, он не содержал в себе никакой антисоветчины, однако четко ложился в тот мейнстрим, который стал доминирующим в капиталистической России.

Название ему – криминализация сознания. Отметим, что и здесь ничего нового открыто не было – все уже было до нас. Еще в ХIХ веке американские криминалисты изобрели термин «драматизация зла» – это когда общество романтизирует преступников, возводя им памятники, создавая музеи и сочиняя их во многом надуманные, романтизированные биографии.

Нынешнее обращение Виктора Мережко к личности знаменитой воровки тоже не случайно. В советские годы оно было бы невозможно, поскольку та власть преступников не романтизировала. Хотя примерно с середины 70-х, когда в СССР началась разрядка (сближение с Западом), отдельные деятели искусства стали предпринимать попытки подобной романтизации. В том же кинематографе даже появился такой образ – «обаятельный злодей» (их обычно играли такие звезды, как Олег Янковский, Леонид Филатов, Лев Прыгунов, Андрей Харитонов, Леонид Каюров и др.). Однако в строгом соответствии с действующим тогда в искусстве социалистическим реализмом эти злодеи, даже несмотря на все свое внешнее и иной раз внутреннее обаяние, все равно несли на себе несмываемое клеймо злодеев. Они могли вызвать восхищение у определенной части молодых людей (у так называемых социальных бунтарей), однако в общей массе отношение к ним было правильное – их глубоко презирали.

В нынешнем искусстве все стало иначе. Сегодня большинство экранных злодеев практически не уступают положительным героям ни в уме, ни в обаянии и, в силу пропагандируемых масскультом идей, становятся объектом восхищения для миллионов молодых граждан.

Поэтому утверждения многих специалистов о том, что нынешние массмедиа способствуют криминализации общества, имеют под собой реальные основания. Точно такая же картина долгие десятилетия наблюдается на Западе, о чем речь уже шла выше.

Но вернемся к Виктору Мережко. Он стал знаменит еще в советские годы как автор сценариев к таким замечательным мелодрамам, как «Здравствуй и прощай», «Вас ожидает гражданка Никанорова», «Трын трава», «Одинокая женщина желает познакомиться», «Родня» и др. В те годы, судя по всему, он и в мыслях не держал заняться «бандитской» тематикой. Все изменилось после развала СССР, когда тысячи деятелей искусства оказались перед выбором: либо быть выброшенными из профессии, поскольку их прежние гуманистические воззрения были слиты новым режимом в унитаз, либо начать служить новой власти, которая поставила целью именно прославлять зло. В итоге многие недавние апологеты гуманизма переметнулись в противоположный лагерь.

Конечно, «Сонька Золотая Ручка» это не «Бригада» и даже не «Парни из стали». Однако этот фильм взял за основу жизнедеятельность знаменитой воровки, которая чуть позже криминальным миром России была возведена в святые и в этом качестве пребывает и поныне. Фильм не разоблачает Соньку (хотя есть за что), а именно возвеличивает, делая ее своеобразным «маяком» (примером для подражания) для миллионов молодых людей. Впрочем, иначе и быть не могло, поскольку сам В. Мережко относится к своей героине с огромным уважением. По его словам: «Я Соньку яростно защищаю! Сонька неплохая девочка. Да, она обворовывала банкиров, ювелиров, загулявших купцов, но она никого не убивала…» Было бы еще понятно, если бы подобные слова были произнесены десятилетие назад, когда наше общество находилось в определенной эйфории от прославления бандитизма (тогда криминальная тема доминировала во всех сферах общества). Но десятилетие спустя, когда эта эйфория уже прошла, можно было бы стать более адекватным к ситуации.

Наиболее аргументированная критика этого сериала была опубликована в «Литературной газете» (номер от 16 мая 2007-го) и принадлежала перу журналиста Н. Романова. Вот лишь некоторые отрывки из этой публикации: «Талантливая воровка…» Раньше слово «талант» применяли по отношению к инженерам, врачам, учителям… Теперь нам предлагается новый идеал – одаренный вор! Мало того, режиссеру на своем сайте восторженно вторит телеканал «Россия»:

«…Ее таланту и авторитету в уголовном мире не было равных». Это уже открытие для лингвистов: слово «талант» на наших глазах стремительно переходит в лексикон блатной «фени».

Героизируется не только Сонька, но и весь криминальный мир.

Вспомните сцену воровского «схода», где Сонька пафосно рассуждает о воровском «братстве». Заслушаешься! Вот она, «героиня нового времени»!

Варлам Шаламов тонко заметил: «Достоевский в «Записках из Мертвого дома» с умилением подмечает поступки несчастных, которые ведут себя как большие дети… Достоевский не встречал и не знал людей из настоящего блатного мира. Этому миру Достоевский не позволил бы высказать никакого сочувствия». Мережко, разумеется, не Достоевский, но криминальную хронику, надо полагать, знает.

Или не желает знать? Иначе что подвигло его сказать про Соньку:

«Она же легенда. И войдет в число женщин-героинь обязательно! Это наша Мата Хари. Но не шпионка, а воровка».

Для сведения Виктора Мережко: национальные героини России – декабристка Мария Волконская, математик Софья Ковалевская и многие другие. Несмотря на то, что они не умели грабить ювелиров.

Спасибо режиссеру, открывшему нам истину: наше время – время воров. Как смешны создателям сериала те, кто пытается сегодня возродить веру в добро, честность и справедливость!

Что до нынешних реальных «сонек», то эти алчные создания промышляют иначе: сочиняют книги о «рублевской» жизни, украшают обложки гламурных журналов, ведут телешоу, нанимаются содержанками и занимаются проституцией «по вызову», стыдливо именуемой «эскортом»… …Полный восторг режиссера вызывает вопрос: «Вам хотелось бы встретиться с живой Сонькой?» В ответ мы слышим нечто невероятное:

«Конечно! Обязательно выразил бы ей свой восторг, уважение».

Неужели это слова не криминального братка, восхищенного умением Соньки «тырить брюлики», а представителя российской интеллектуальной элиты? От этих слов становится не по себе… Но если подумать, жаль, что Мережко не был знаком с Сонькой лично. Хотелось бы посмотреть в лицо деятеля культуры, после того как он проснется с распухшей от клофелина головой в «обнесенной» Сонькой квартире!..

Что дальше в творческих планах режиссера? Неужели восторженная сага о Властилине, оставившей нищими тысячи людей?

Вполне вероятно. Сам Мережко сказал: «Мы с дочкой даже сходили на Ваганьковское кладбище, где, по легенде, лежит Золотая Ручка. Нашли мраморный памятник, цветочки положили…» Снимать кино про современную продолжательницу Сонькиных традиций – руководителя «кидальной» фирмы «Властилина» Валентину Соловьеву – Мережко оставил другим своим коллегам. Сам же взялся за многосерийное продолжение приключений Соньки Золотой Ручки, которое должно выйти на голубые экраны в 2009 году. Однако вернемся на некоторое время назад.

Осенью 2007 года на ТВ стартовал новый сезон. Ударнее всех его начал канал СТС, который с некоторых пор провозгласил себя «первым развлекательным». В итоге в том сезоне он и в самом деле показал больше всего новинок в жанре «развлекухи». Это были передачи: «Кто умнее пятиклассника?» (в ней взрослые отвечают на каверзные вопросы детей), «Очень русское ТВ» (пародийная передача), «Верните мне маму!» (соревнование двух отцов, оставшихся один на один с маленькими детьми) и др.

Следом за СТС по части теленовинок шел канал ТНТ. Но тот взял не числом, а… скандальностью, родив на свет очередное непотребство – юмористическую программу «Наша Раша». Появилась она не случайно, а как ответ в контрпропагандистской телевойне. Дело в том, что в прошлом сезоне Первый канал, испытывающий явную нехватку юмористических программ (а они считаются одними из самых рейтинговых на всех телеканалах), сумел перетянуть к себе с ТНТ «Comedy Club». Правда, из этой затеи в итоге так ничего и не вышло (примитивный юмор «комедийщиков» так и не сумел вдохновить зрителей главного канала страны), однако основатель «Comedy Club» стал главным лицом канала – стал вести передачу «Минута славы», а также был внедрен как участник в другие проекты (например, в «Две звезды»). Чтобы смыть этот «позор», ТНТ и затеял историю с «Нашей Рашей». История получилась, прямо скажем, с неприятным душком.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.