WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 62 ] --

М. Голдфрид попросил ведущих представителей различных направлений (гуманистически экзистенциального, аналитического и поведенческого) подробно ответить на два важных клинических вопроса: «Какова роль нового опыта в содействии изменению?» и «Каким, с вашей т. зр., должно быть «отношение терапевт—клиент», чтобы оно облегчало этот процесс изменения?» Он обнаружил выраженное совпадение ответов по неск. аспектам.

1. Важность нового опыта.

2. Значение терапевтического взаимодействия.

3. Акцент на заботливом, доверительном отношении терапевта к клиенту, осн. на уверенности в своих силах.

Голдфрид полагает, что общие для всех психотерапевтических подходов принципы м. б.

обнаружены в стратегиях или принципах динамики всех уровней, начиная от высшего уровня абстрагирования (философия каждой терапии) до самого низшего (конкретные технические приемы каждой терапии). Голдфрид считает, что эти стратегии функционируют в качестве «клинических эвристик, к-рые имплицитно руководят нашими усилиями в ходе терапии». Задача систематической Э.

п. может быть описана как превращение имплицитного в эксплицитное.

Систематическая эклектическая терапия Фредерика Торна. Одним из первых усилия по формулированию совр. системы эклектицизма предпринял Ф. Торн, к-рый посвятил всю свою деятельность разраб., описанию и распространению эклектического подхода к психотер. и консультированию. Он полагал, что образцом для психотер. должна быть клиническая медицина и что «терапия должна быть привязана к диагнозу, с ясным формулированием показаний и противопоказаний к использованию всевозможных методов».

«Ведение больного» было для Торна более широким термином, чем «терапия». Он определял «ведение психол. пациента» как «родовой термин для обозначения всех операций, проводимых компетентным персоналом, имеющим психол. подготовку, с целью помочь клиентам улучшить свою жизнь». Торн понимал, что психотер. — это лишь один из неск. выборов, к-рые м. б. использованы врачами.

Хотя Торн весьма высоко ставил мед. модель, он расширил ее далеко за границы объективистских форм, к-рые она иногда принимает в приложении к психологии. Торн утверждал, что личностный рост должен быть целью всех людей и что психологи должны развивать навыки и теории, способствующие психол. здоровью. Он предложил очень широкое видение психол. здоровья, к-рое «зависит от того, в какой степени чел. преуспел в актуализации своего потенциала, чтобы научиться справляться со всеми стандартными жизненными ситуациями, жить активно и творчески и хорошо выполнять большое количество ролей».

Историческая основа систематического эклектицизма. Харт утверждает, что первичным источником систематической Э. п. был У. Джемс. Джемс занимает особое положение в истории психологии благодаря своей теории сознания, уделяющей внимание подсознательным процессам. В рамках формулировок Джемса психотер. становится практ. поиском условий, вызывающих индивидуальные изменения в сознательном функционировании.

Функциональная Э. п. обеспечивает теорет. связь между поведенческим, гуманистически экзистенциальным и психоаналитическим подходами к терапии. Харт выделяет 7 аспектов, общих для всех представителей функционального эклектицизма.

1. В центре внимания клинициста находится актуальный момент, причем особое значение придается пробелам в сознании.

2. Чувства считаются сознательными регуляторами поведения;

регуляция достигается путем выражения чувств, а не одного только инсайта относительно эмоций.

3. Я-концепция и связанные с ней Я-образы всегда тщательно изучаются.

4. Произвольные выборы, планы действия, филос. и моральные соображения включаются в сферу терапии.

5. Модели роста и здоровья придается, по крайней мере, не меньшее значение, чем моделям психопатологии.

6. Сознательные, подсознательные и бессознательные процессы рассматриваются, но именно в таком порядке.

7. Предпочтение отдается прагматической установке на приемы терапии и использованию значительного разнообразия методик и стратегий.

Примеры эклектических подходов. Программа тренинга соц. навыков, к-рую разраб. в госпитале Ливермор П. Трауэр, Б. Брайант и М. Аргайл, объединяет идеи и методы психодрамы, соц.

психологии, теории коммуникации, лингвистики, психиатрии, эксперим. и клинической психологии.

Они тж упоминают об особом влиянии на построение их программы таких авторов как Э. Берн, К.

Роджерс, К. Юнг, З. Фрейд, Я. Л. Морено, а тж концепций когнитивно-поведенческой терапии и терапии средой.

В качестве своей унифицированной модели они использовали образ психотерапевта как учителя, задачей к-рого яв-ся не только диагностика, выявление показаний и лечение отклонений, но и идентификация зон неудовлетворенности жизнью, постановка целей и обучение навыкам.

Аналогичная эклектическая программа тренинга соц. навыков, в большей мере ориентированная на работу со здоровыми лицами, была описана Ф. Зимбардо, к-рый подчеркивал наряду с ценностью понимания застенчивости и ее причин важность совершения конкретных, доступных измерению, постепенных шагов к ее преодолению. В его программе для преодоления нежелательной застенчивости используются такие методы, как самотестирование, ведение личных дневников, релаксация, направленное воображение, разыгрывание ролей и участие в группах взаимопомощи.

Иной тип эклектического подхода, осн. на мед. модели, описан Дж. Эверли и Р. Розенфельдом.

Эти авторы предлагают комбинацию многоуровневого анализа реакции на стресс, куда входят биохимические, психофизиологические и психол. измерения с мультимодальным терапевтическим подходом, включающим воспитание у клиента чувства ответственности перед собой, обучение различным приемам релаксации, рекомендации по диете, фармакологическое лечение, методики биолог. обратной связи, гипноз и физ. упражнения. Заявленная ими цель — «представить уникальное и клинически полезное обсуждение вариантов выбора многочисленных и разнообразных терапевтических приемов».

Иган предлагает эклектическую модель развития для консультантов или руководителей тренинговых групп (тренеров), к-рая охватывает специфические методики самоанализа и самоисследования клиента, методики интегративного понимания себя и методы фасилитации действий.

Отличительной особенностью подхода Игана яв-ся то, что как клиенты, так и начинающие консультанты могут учиться, наблюдая за работой опытных специалистов и практикуясь под руководством супервизора.

Из этих примеров становится ясно, что в разраб. полезных терапевтических программ может использоваться множество различных ролевых моделей (педагог, тренер, клиницист и консультант).

См. также Консультирование, Эклектицизм, Функциональная психология, Психотерапия Дж. Харт Экологическая валидность (ecological validity) Э. в. имеет отношение к тому факту, что организм в силу своих наследственных или приобретенных особенностей подготовлен к демонстрации различных форм поведения в разных контекстах или средах. Действия организма оказываются успешными в одно время и в одном месте, но не столь успешными, или совершенно неуспешными, в др. время и др. месте.

В общем, понятие Э. в. встречается в литературе в контексте критики исслед. по научению у животных и сравнительной психологии, поскольку в США с 1930 до 1970-х гг. большинство исслед.

поведения животных проводилось в лаборатории на белых крысах или голубях. В целом подход был чрезвычайно узким;

он характеризовался не только ограниченным выбором подопытных животных, но и жесткой очерченностью проблем, ситуаций и реакций. Конечно, при этом существовали явные исключения, напр., полевые исслед. Шнейрла бродячих муравьев и др. видов животных, а тж изучение Карпентером низших обезьян в Центральной Америке. Отдельные исследователи в области научения животных довольно рано начали осознавать тяжесть этих оков вопреки преобладающему духу времени.

Однако осн. масса исслед., публиковавшихся в «Журнале сравнительной и физиолог.

психологии» (Journal of comparative and physiological psychology) вплоть до начала 1970-х гг., касалась рассмотрения фундаментальных принципов научения с позиции, к-рая игнорировала природу самого изучаемого организма. По большей части, в качестве моделей челов. поведения рассматривались крыса и голубь. Позднее психологи-исследователи стали уделять больше внимания экологической релевантности и важности широкого подхода в изучении поведения, как, напр., в исслед. Камилом пищевого поведения и исслед. Барашем соц. поведения сурков. Фактически, само многообразие поведения, изучаемого после работ ранних экспериментаторов, свидетельствует о важности учета его экологической релевантности: ориентировочное поведение, запасание пищи, строительство гнезд, исслед. поведение, кормление, игра, замирание, зимняя спячка, охота хищников, терморегуляция, мочеиспускание и дефекация, уход за поверхностью тела (груминг, купание в пыли и т. д.), доминирование, соц. орг-ция и помощь, мимикрия, агрессия, сотрудничество, соперничество, избегание, охрана границ, ухаживание и спаривание, родительское поведение, использование орудий и аномальное поведение. Работа Тимберлейка представляет собой попытку включить экологические требования различных биолог. видов в теорию научения.

Бойс провел обзор литературы по т. н. избыточному поведению животных, несвойственному и необязательному для экологии вида, показавший, что животные развили большую способность к научению и запоминанию, чем это кажется необходимым в их естественных условиях обитания.

Вообще говоря, это не яв-ся большой неожиданностью и вряд ли противоречит концепции экологической релевантности поведения.

Ил. Э. в. яв-ся исслед. Сейфарта и Чини, посвященное поведению мартышек-верветок. Эти обезьяны издают различные крики тревоги в отношении каждого из трех хищников: леопардов, орлов и питонов. Обезьяны декодируют значение каждого сигнала, чтобы организовать в зависимости от этого путь спасения. Напр., они взбираются на деревья при крике о леопарде, всматриваются в небо или убегают в кусты, реагируя на крик об орле, и встают на задние лапы и всматриваются в траву в ответ на крик о змее. Используя записи этих типов криков, исследователи продемонстрировали, что верветки избирательно реагируют на звук сигнала тревоги, а не зрительные признаки хищников.

В дополнение к этому, Сейфарт и Чини установили, что верветки, по-видимому, реагируют на значение этих криков не только как акустических сигналов. Исследователи использовали методику приучения—отучения, и обезьяны производили два совершенно различных звука для передачи одного сообщения: громкое вибрирующее «р-р-р» и резкое цоканье. И «р-р-р», и цоканье издавались при появлении в зоне видимости соседних групп верветок. Приучая обезьян издавать «р-р-р», они обнаружили, что при этом они тж приучались реагировать цоканьем, и наоборот, но если бы обезьяны реагировали на звук крика, а не на его значение, должно было бы произойти отучение. В случае двух различных криков с различными значениями приучение не переносилось с одного на др. Экологически ориентированные исслед. могут изменять наши представления о способностях животных.

См. также Коммуникация животных, Слуховая различительная способность, Слуховое восприятие, Генетика поведения, Экологическая психология, Полевые эксперименты, Наследуемость, Инстинкт, Видоспецифичное поведение М. Р. Денни Экологическая психология (ecological psychology) Экологический подход к психол. проблемам проявляется в том, что действия индивидуума рассматриваются в неразрывной связи с контекстом, в к-ром они совершаются, включая межличностный, соц. и физ. аспекты этого контекста. Первое исслед. в области Э. п., ставшее классическим, принадлежит Р. Баркеру и Г. Райту.

Для Баркера и его последователей базовой единицей анализа яв-ся поведенческий сеттинг (behavior setting), под к-рым понимается ограниченная соц. и физ. система, имеющая регулярно выполняемую функцию, или программу. Каждый поведенческий сеттинг предполагает типичных участников, имеет свой диапазон нормативных действий и включает разнообразные (созданные чел.) материальные объекты, направляющие поток поведения.

Большая часть работ Баркера и его коллег посвящена созданию всесторонних описаний поведенческих сеттингов. В отличие от исследователей, работавших в др. областях психол. науки, они практически не использовали такие средства измерения, как опросники или схемы интервью, к-рые могли внести существенные искажения в изучаемые сеттинги. Метод Баркера был по своей природе преим. этнографическим: он включал трудоемкие и продолжительные прямые наблюдения над ситуациями и специфическими формами поведения и составление описаний образцов (specimen records) поведения. Область интересов наблюдателей включала неоднородный демографический состав участников сеттинга, характер выполняемой им функции или программы, его временные и пространственные границы, а тж родовые типы возникающего в данном сеттинге поведения. Однако в ранних работах Баркер и его коллеги практически не предпринимали попыток укрупнить или сгруппировать дескрипторы на основе к.-л. априорной концептуальной модели.

С концептуальной т. зр., переменные, интересующие Э. п. в том виде, в каком она предстает в трудах Баркера, — это нечто среднее между переменными традиционной психологии и традиционной социол. Очевидно, что диапазон этих переменных знач. шире традиционной ориентации психологии на разрозненные, предъявляемые по одиночке стимулы.

Рез-том развития экологического подхода в наши дни стала преднамеренная, целенаправленная работа по оптимизации поведенческих сеттингов. Второе направление работы в психологии, возникшее под влиянием экологической т. зр., делает гораздо больший упор на эксперим. разраб. и оценку соц.

нововведений и, по существу, игнорирует этнографический метод и концептуальную терминологию Баркера и его последователей. Важнейшее значение этого направления состоит в распространении эксперим. подходов на область сеттинга как способа систематической разраб. того, что, пользуясь терминологией Баркера, можно назв. новыми поведенческими сеттингами.

Следует тж отметить, что примеры экологического подхода к поведению м. б. тж найдены и за пределами сферы психол. науки. Нек-рые исследователи в области орг-ции пр-ва сосредоточили свое внимание на физ. и технологических артефактах трудовых сеттингов и, чтобы добиться желаемого поведения персонала, пытаются вмешиваться как в соц. систему предприятия, так и в технологический процесс. Эта область социотехнического проектирования имеет много общего с Э. и. в том виде, как последняя представлена в данной статье, хотя большинство исслед. было выполнено здесь в условиях реальных промышленных пр-в.

Казалось бы, то, что поведение яв-ся следствием как межличностных, так и средовых факторов, давно признано всеми психологами, однако в традиционных психол. исслед. до сих пор игнорируются ми. физ. и соц. особенности обстановки. Экологический подход снабжает нас средствами поддержания концептуальной и эмпирической связи с этими важными аспектами окружающей среды.

См. также Кросс-культурная психология, Социальный класс Л. Торнацки Эксгибиционизм (exhibitionism) Э. означает преднамеренное обнажение тела, обычно гениталий, как правило перед человеком, для к-рого это оказывается неожиданным и нежелательным. В большинстве случаев эксгибиционист испытывает сексуальное возбуждение или получает определенное сексуальное удовлетворение от этого поведения, хотя сексуальная мотивация иногда отрицается.

Э. в той форме, как он известен полиции и психиатрическим работникам, обычно распространен среди лиц мужского пола и заключается лишь в обнажении гениталий. Эксгибиционисты составляют примерно одну треть всех задержанных сексуальных преступников — достаточно большое число. Это количество бесспорно указывает на то, что большинство эпизодов происходит среди белого дня в общественных местах.

Обнажаются гениталии почти всегда перед женщинами, половина из к-рых моложе 16 лет, но образцы болезненного поведения весьма разнообразны. В некоторых случаях периодичность эпизодов низка и/или они происходят лишь в периоды сильного стресса. Зарегистрированы также случаи, при к рых частота достигает 100 эпизодов в неделю. Половой член может достигать или не достигать состояния эрекции, после демонстрации может происходить спонтанная эякуляция, или же эксгибиционист вызывает ее, мастурбируя непосредственно после эпизода. Иногда результатом яв-ся просто чувство неопределенного, недифференцированного возбуждения.

Эксгибиционисты чаще одиноки, чем женаты, и существенное их меньшинство не имеет опыта гетеросексуальных отношений. Большинство из тех, кто женат, не удовлетворен своими сексуальными отношениями. Примерно в четверти случаев акты Э. совершаются в состоянии алкогольного опьянения.

Типичный эксгибиционист яв-ся тревожной, пассивной личностью с сильным чувством своей мужской несостоятельности.

В течение мн. лет считалось, что Э. является не сексуальным, а агрессивным актом и что мотивация эксгибициониста — шокировать или напугать свою жертву. Однако недавние исслед. Рут Брей и Алекса Джигерова свидетельствуют о том, что хоть какая-то реакция жертвы — будь это страх, отвращение или любопытство — для эксгибициониста более важна, чем ее специфическая реакция.

Кроме того, вероятно, что большинство эксгибиционистов не воспринимают ясно реакцию жертвы, фантазия может играть здесь более важную роль, чем факт.

См. также Половые девиации Ю. Левитт Экспериментальная психология (experimental psychology) Э. п. — это научная психология (psychology as a science), и поэтому ее отличает способ, каким приобретает свое содержание, а именно, манипулирование (числовыми) значениями в одной области с тем чтобы проследить, как изменяются (числовые) значения в др. области. В общих чертах, ее цель заключается в обнаружении связи между реакцией и фактором в окружении, к-рым манипулирует экспериментатор. О таком факторе говорят как о стимуле. Т. о., содержание Э. п. формируется в результате изучения причин и следствий.

Изучаемые факторы называют переменными, к-рые могут быть зависимыми или независимыми.

Зависимой переменной называется явление или реакция, составляющие объект исслед., а условие, к-рым манипулируют с целью вызвать изучаемое явление или ожидаемую реакцию, называется независимой переменной. Такого рода процедура подразумевает предсказание: если независимая переменная яв-ся такой-то и такой-то, какова вероятность того, что значение зависимой переменной, обнаруженное в данном эксперименте, удастся воспроизвести в будущем эксперименте? Чтобы ответить на этот вопрос, необходимо обратиться к математике. Лучшие образцы экспериментирования включают в себя использование статистических методов.

Психологи хотят знать о том, как эксперим. мир связан с физ. миром, и как люди связаны друг с другом. Некоторые независимые переменные являются не физ., а эмерджентными (emergent) феноменами. Напр., психологи могут захотеть узнать, почему нечто воспринимаемое на слух звучит «мрачно», «жалостливо» или каким-то иным, выражающимся в чувствах, образом. Можно произвести эксперим. манипуляции параметрами звука, чтобы увидеть где и когда он воспринимается определенным образом — как жалостливый, напр.

Хотя только что описанные эксперим. процедуры применялись в исслед. животных, Э. п., в основном, занималась исслед. сенсорных модальностей, научения и т. п. у людей. Психологи обращались к изучению тех аспектов челов. активности, к к-рым они могли применять эксперим.

процедуры.

Для эксперим. психологов характерно заниматься изучением конкретных проблем поведения, нежели поиском широких взаимосвязей между важными аспектами поведения. В этом они отличаются от тех психологов, к-рые пытаются составить общую картину челов. организма как сложного субъекта, или к-рые делают своей профессией помощь людям, попавшим в трудное положение.

В психологии существуют пять основных проблемных областей: а) действие, его отклонение и цели — область, по большей части известная как изучение мотивации;

б) связь или взаимодействие между организмом и окружением;

в) формы изменения, к-рые организм проявляет в любом поведении (созревание, научение, акклиматизация, аддикция, толерантность, физ. подготовка и старение);

г) челов.

внутренняя дезорганизация и внутренний конфликт;

д) неспособность удовлетворять требованиям (утомление, усталость, повреждение тканей, снижение работоспособности, и скука).

Психология стала приобретать свой эксперим. характер лишь со второй половины XIX столетия.

В 1860 г. Г. Т. Фехнер написал «Элементы психофизики» (Elemente der Psychophysik) — работу, ознаменовавшую собой начало Э. и. В 1879 г. в Лейпциге Вильгельм Вундт организовал первую лабораторию Э. п. Герман Эббингауз провел первые важные исслед. в области памяти. Э. Б. Титченер изучал то, что по его мнению являлось ощущением, предполагаемым элементом психич., по аналогии с элементами в физ. науках. Несмотря на то, что он потратил на эту безрезультатную работу всю свою жизнь, он стал ярким примером раннего эксперим. психолога и воспитал многих замечательных представителей Э. п., к-рые пришли ему на смену.

В те годы произошло важное изменение в описании предмета психологии — было проведено различие между сознанием и внешним поведением. Оно ознаменовалось возникновением исслед.

поведения животных и сравнений между чел. и животными: сравнительной психологии. Метод Э. п. в его применении к животным получил название «бихевиоризм». Последний, в его наиболее широком смысле, яв-ся формой объективной Э. п.

См. также Бихевиоризм, Методология (научных) исследований С. X. Бартли Экспериментальная эстетика (experimental aesthetics) Психол. подходы к эстетике (Irvin L. Child, Aesthetic theories) фокусируются на рядовых наблюдателях (т е. непрофессионалах) и имеют целью изучение их реакции на произведения иск-ва (или на все, что претендует на красоту) (напр., восприятие окружающей среды). Психология эстетики, в отличие от психологии иск-ва и др. подходов к художнику и творчеству (напр., психоан.), придает особое значение когнитивным и сознательным феноменам, таким как восприятие. Эстетический опыт и эстетические категории, такие как гармония, высокое качество (goodness), вкус и возвышенное, изучаются тж философами.

Э. э. обладает очевидным родством с психологией иск-ва и эстетикой, однако отличается от них строгостью своей методологии. Хотя определение «экспериментальная» обычно подразумевает лабораторное исслед., его смысловое содержание в выражении Э. э. было несколько расширено, чтобы включать использование любой строго контролируемой процедуры, напр., факторного анализа.

Строгость Э. э. привлекала к ней как защитников, так и критиков, и придала ей значительную влиятельность.

Э. э. отражает идеологию своего основателя, Густава Т. Фехнера (1897), значительной фигуры раннего периода истории научной психологии. Основополагающее исслед. Фехнера по предпочтению форм придало Э. э. ее редукционистекую ориентацию. Для научного изучения эстетического феномена должны быть упрощены как эстетический стимул, так и возникающая на него реакция. Это позволяет формулировать строгие определения, осуществлять контролируемые манипуляции, реализовывать точные измерения и выполнять статистическую обработку. Ключом к этим эксперим. стратегиям яв-ся замена форм и цветов настоящей живописи искусственно сконструированными стимулами. Сходным образом, буквы, гласные и согласные, яв-ся заменителями для поэзии, а тоны и аккорды становятся строительными блоками для музыкального восприятия. По тем же самым редукционистским причинам личные, интуитивные и метафизические рассуждения заменяются числовыми оценками или рангами.

Эстетические реакции, демонстрируемые случайно отобранными испытуемыми, не являющимися специалистами в области иск-ва, объединяются и выражаются в виде групповых средних.

В качестве иллюстрации можно привести поиски «эстетической формулы». В одной хорошо известной формуле, эстетическая мера (М) уравновешенности или гармонии (представленная численным значением «1») определяется как отношение порядка (П) к сложности (С). По итоговой формуле М = П/С можно физически определять, измерять и оценивать различные компоненты произведения иск-ва (чем ближе к «1», тем более гармоничным яв-ся объект).

Фехнеровский подход отличают еще две особенности. Первая заключается в приоритете, отдаваемом эстетическому стимулу, к-рый вызывает эстетическое переживание, ощущение и реакцию.

Э. э. поэтому оказалась тесно связанной с проблемами ощущения, восприятия и познавательных процессов.

Второй особенностью Э. э. яв-ся широкое определение, даваемое эстетике. Эстетическим стимулом может быть любая вещь, к-рая привлекает, нравится, восхищает или вызывает приятные чувства;

эстетическое переживание может вызываться через посредство любой сенсорной модальности, а эстетическая реакция может возникать на любой вид иск-ва, и даже на то, что не является иск-вом (nonart). Т. о., Э. э. применима не только к иск-ву в целом, но и к сравнительно заурядному естественному окружению.

Э. э. явилась первым научным подходом к иск-ву, имеет наиболее длительную историю научных исслед. в сфере иск-ве и остается твердым оплотом научного изучения иск-ва. Э. э. наиболее полно и ясно показывает преимущества и ограничения точной науки об иск-ве. Она представляет аргументы против предполагаемой произвольности, уникальности и субъективности мира иск-ва, качеств, к-рые якобы делают его не поддающимся научному изучению.

Доля исслед. с использованием подлинных произведений иск-ва со временем увеличилась. Когда их предъявляли вместе с объектами, не имевшими художественной ценности (nonart), между этими двумя категориями стимулов были обнаружены сходства. Можно показать (посредством статистического анализа), что в основе восприятия тех и других лежит эстетический фактор;

это означает, что суррогаты иск-ва обладают валидностью. Еще одним изменением явилось включение личностных переменных. Они, подобно интроверсии и экстраверсии, дифференцируют эстетическую реакцию.

Др. направления в Э. э. связаны с обширными исслед. Дэниела Э. Берлайна. Его исслед.

посвящены трудноуловимым качествам произведений иск-ва, так называемым коллативным свойствам (collative properties): сложности, новизне, удивительности и даже таинственности. Кроме того, его исслед. внесли значительный вклад в общую теорию стимуляции, возбуждения и аффекта. Согласно теории Берлайна, эстетические объекты (наряду с др. источниками стимуляции, такими как игра и юмор) вызывают, поддерживают и затем насыщают внимание, чувства и поведение. Напр., по мере увеличения сложности произведения иск-ва будет также увеличиваться его предпочтение;

затем оно стабилизируется, но в конце концов начинает снижаться. Люди предпочитают оптимальные — не слишком низкие (вызывающие скуку) и не слишком высокие (вызывающие ошеломление) — уровни стимуляции;

и та, и др. крайности избегаются, пока не установится средняя степень интенсивности. Это гедонистическое соотношение (описываемое инвертированной U-образной кривой) варьирует в зависимости от типа стимула;

оно может также различаться у разных людей (некоторые предпочитают больше стимуляции, другие — меньше), возможно вследствие их образованности или культурной принадлежности.

Э. э. подвергалась критике за ее упрощенный подход со стороны специалистов в области эстетики, искусствоведов и психологов. Достоинства эксперим. метода расценивались как искусственные, тривиальные и нерелевантные в отношении важнейших вопросов эстетики. Ее чрезмерная озабоченность методологией, как утверждают оппоненты, приводит к игнорированию реально существующих феноменов.

Защитники Э. э. настаивают на том, что элементарное восприятие (grasp) базисных феноменов, таких как приятность (pleasantness), и их наложение на фундаментальные свойства, такие как цвет, может распространяться на подлинное иск-во, создавая «эстетику сверху». Др. критические суждения об Э. э. яв-ся несправедливыми, напр., нападки на научный метод в психологии. И все же, в ней существуют некоторые важные упущения. В частности, игнорируются некоторые формы иск-ва (напр., танец и литература) и большинство опосредствующих феноменов (напр., внутренние образы).

Уделяется мало внимания развитию эстетического восприятия у детей. Чрезвычайно редки феноменологические описания эстетических переживаний. Практически не изучаются личности с выраженными эстетическими способностями. Наконец, оказалась утраченной специфика самого иск-ва из-за рассмотрения почти любой вещи как обладающей эстетическими свойствами.

Э. э. имеет свои недостатки: концентрация на зрительном восприятии, избегание метода интервью и отсутствие интереса к индивидуальным различиям. Однако, это в достаточной степени универсальный и гибкий подход. В эстетике вряд ли найдутся аспекты, к-рые бы не поддавались изучению, пока сохраняется ключевой определяющий признак Э. э. — ее методологическая строгость.

Э. э. добилась должного к себе отношения в психологии искусства и общей психологии. В меньшей степени осознается ее релевантность многочисленным прикладным проблемам. В их число входят решения по поводу художественных программ в сфере образования и применения цвета и музыки в бизнесе и промышленности. Др. менее привычными разделами яв-ся эффективность рекламы, легкость считывания показаний приборов, определяющие факторы выбора жилья, изменение моды в одежде и декорировании, а тж факторы личной привлекательности. Эти и более традиционные области, о к-рых говорилось выше, открывают широкие возможности для Э. э.

См. также Психофизика М. Линдауер Экспериментальные исследования памяти (memory experiments) В одной из ранних работ У. Бернхем описал эксперим. методы измерения памяти в отношении вербального или визуального материала, к-рые включали метод воспроизведения, введенный Германом Эббингаузом, и метод узнавания, используемый ранее Эрнстом Вебером в своих психофизических экспериментах по последовательному сравнению длины линий и тяжестей. В более совр. исслед.

сохранения и вспоминания также измерялось время, затрачиваемое на сравнение элемента, фигуры или предложения при последовательном восстановлении материала в памяти, а тж использовались такие меры, как частичный отчет, пробное воспроизведение, темпы заучивания и показатели сбережения (время на доучивание). Исследователи изучали влияние на сохранение, вспоминание и забывание разнообразных эксперим. переменных, включ.: типы заучиваемого или запоминаемого материала (слова, предложения, рассказы, неподвижные и движущиеся изображения, абстрактные и конкретные формы);

сенсорные модальности предъявляемых стимулов (напр., зрительные, слуховые, тактильные, обонятельные);

скорость и способы предъявления материала (от медленной до быстрой и одновременное предъявление в сравнении с последовательным, порционное или частичное в сравнении с целостным, многомерное и комплексное в сравнении с одномерным предъявлением).

Э. и. п. включают изучение эффектов промежуточной или предшествующей деятельности, повседневных дел, искусственных лабораторных ситуаций, аномалий («абсолютная» память) и патологических потерь вследствие хирургических операций, амнезии или др. мозговых изменений (вызванных, напр., наркотиками, алкоголем, старением), а также изучение случаев «уникальной» сенсорной памяти (иконической или акустической), первичной или оперативной памяти и долговременной памяти. Теорет. гипотезы, выдвигавшиеся для объяснения процессов памяти, послужили толчком к исслед. влияний разнообразных дополнительных переменных на память:

концентрации в сравнении с распределением повторений или упражнений;

смыслового значения или организационных факторов вербального материала;

стратегий обработки информ. при восприятии запоминаемых событий (глубина обработки);

сроков, на к-рые запоминается материал;

и влияний группы или соц. факторов на память. Э. и. п. проводятся с использованием таких простых инструментов как карточки, карандаши, бумага и секундомеры;

более сложных приборов, таких как тахистоскопы, позволяющие регулировать скорость предъявления материала, оборудованные устройствами для регистрации времени реакции нажатия пальцем или времени вербальной реакции;

и совр.

миникомпьютеров и микрокомпьютеров с программируемым автоматическим предъявлением вербальных или визуальных материалов, с соответствующими устройствами, регистрирующими голосовые реакции или реакции нажатия пальцем, а также оценивающими наряду со временем реакции правильность воспроизведения.

См. также Забывание, Методология (научных) исследований, Память Н. С. Андерсон Экспериментальные методы (experimental methods) Э. м. входят в категорию научных методов, используемых в психол. исслед. Подлинные эксперименты предполагают тщательное наблюдение воздействия одной или более входных переменных (независимые переменные) на одну или более выходных переменных (зависимые переменные) в тщательно контролируемых условиях у испытуемых, случайно распределенных в различающиеся по характеру оказываемого воздействия группы.

Эксперимент может усложняться путем введения дополнительных независимых или зависимых переменных. Напр., время суток может использоваться в качестве второй независимой переменной с тремя уровнями (утро, день, вечер), с тем чтобы испытуемых можно было случайно распределить в любое из 12 различных условий (0 мг утром, 10 мг вечером и т. д.) Очевидно, что сложные планы будут требовать большего числа испытуемых в сравнении с более простыми планами, поскольку количество испытуемых в каждом из условий (напр., 10 мг в послеполуденное время) должно оказаться достаточным для обобщения последующих результатов по каждому из событий.

Несмотря на существование др. научных методов, подлинный эксперимент яв-ся единственным методом, к-рый позволяет исследователям приходить к выводам о существовании причинно следственных связей. В случае простого эксперимента с одной независимой переменной (доза лекарственного препарата) с двумя уровнями, если испытуемые в обеих, эксперим. и контрольной, группах подвергаются одним и тем же воздействиям (за исключением независимой переменной), и если испытуемые случайно распределены в отношении условий оказываемого воздействия, тогда любые различия в оценках их уровня активности должны быть результатом влияния независимой переменной.

Пристрастность экспериментатора может порождать неуловимые различия между группами, примешивающиеся к рез-там эксперимента, что снижает достоверность их интерпретации как функции независимой переменной.

Любые различия в условиях могут примешиваться к рез-там эксперимента. Если различные исследователи используют различные стимулы, то последние могут повлиять на конечные рез-ты в большей степени, нежели сама независимая переменная. Испытуемые могут проявлять большее сотрудничество с привлекательным исследователем и меньшее с непривлекательным, или различные исследователи могут по-разному оценивать одни и те же реакции. Подобным же образом, на результаты может влиять место сбора данных.

Предполагаемые целевые характеристики условий исслед. — служащие подсказками испытуемым в отношении «правильных» реакций на стимулы — могут также приводить к искажению рез-тов. Напр., поведение др. испытуемых, реагирующих на стимулы, может влиять на испытуемых, к рые тестируются в той же самой группе, или непроизвольные одобрительные улыбки исследователя могут подкреплять испытуемых, к-рые реагируют желаемым образом. Один из способов устранения эффектов ожиданий экспериментатора и испытуемого заключается в использовании стратегий «слепого» исслед., при к-ром или только испытуемые («слепое» исслед.), или испытуемые и экспериментаторы («двойное слепое» исслед.) не знают, в какое из эксперим. условий был помещен каждый испытуемый.

Иногда исследователь не может манипулировать независимыми переменными. Напр., в исслед., где в роли независимых переменных выступают пол, раса, принадлежность к политической партии, частота употребления марихуаны или образовательный уровень, отсутствует возможность случайно распределять испытуемых по уровням независимых переменных. Такие переменные иногда называют неманипулируемыми (nonmanipulated) переменными. Изучение таких переменных не может производиться в подлинном эксперименте, однако они часто изучаются в квазиэкспериментах.

Интерпретация рез-тов в исслед. с неманипулируемыми переменными сопряжена с определенными сложностями, поскольку с ними обычно смешиваются различные дополнительные переменные.

Один из способов, облегчающих интерпретацию неманипулируемых независимых переменных, состоит в уравнивании испытуемых по релевантным смешивающимся переменным. Напр., каждого имеющего аттестат о среднем школьном образовании можно объединить в пару с имеющим диплом об окончании колледжа, к-рый сопоставим с ним по возрасту, полу, соц. классу, уровню интеллекта и личностным характеристикам. Чем более полным яв-ся такое совпадение, тем легче исследователю сравнивать эффекты независимой переменной. Альтернативный способ может заключаться в поддержании неизменными таких переменных (напр., проводить исслед. только с представителями мужского пола среднего класса с примерно сходными интеллектуальными и личностными характеристиками), с тем чтобы эти смешивающиеся переменные не могли повлиять на результаты.

Однако, это будет ограничивать возможности исследователя в последующем обобщении рез-тов. Третья альтернатива связана с использованием более сложного плана с полом, возрастом и т. д. в качестве дополнительных переменных.

Иногда исследовательские стратегии предполагают повторное тестирование тех же самых испытуемых: в лонгитюдном исследовании челов. развития одна и та же группа испытуемых может последовательно тестироваться в возрасте 2, 5, 10 и 20 лет, или в исслед. научения испытуемые могут тестироваться после каждого предъявления стимула. Это приводит к возникновению др. сложностей, к рые связаны с эффектом порядка (order effect): если тестирование первого уровня независимой переменной всегда предшествует тестированию второго ее уровня, последующие различия могут отражать не только эффект самой независимой переменной, но также эффекты научения, утомления или естественного развития. Так, если испытуемых просят оценить физ. привлекательность десяти людей с использованием в качестве стимульного материала слайдов, предъявляемых всем испытуемым в одном и том же порядке, оценка испытуемыми третьего слайда может отражать не только эффект данного стимула, но и эффект порядка его предъявления. Если, напр., второй слайд изображает чел. с высокой физ. привлекательностью, третий слайд может недооцениваться вследствие эффекта контраста. Если бы этот третий слайд находился на др. порядковой позиции, его оценка могла бы быть совершенно иной.

Очевидно, решение этой проблемы предполагает манипулирование порядком, с тем чтобы различные испытуемые получали стимулы, группируемые в случайные последовательности. Такая процедура называется уравновешиванием (counterbalancing technique).

Когда изучается более чем одна независимая переменная, интерпретация результатов может усложняться. Дисперсионный анализ — это именно тот статистический метод, к-рый наиболее часто используется в анализе эксперим. исслед. Ключевыми словами в этом анализе яв-ся главный эффект (main effect) и взаимодействие (interaction). Главный эффект обнаруживается, если в среднем оценки различных уровней независимой переменной значимо отличаются друг от друга. Если независимая переменная имеет только два уровня, значимый главный эффект указывает на то, что эти два уровня приводят к значимо различающимся оценкам зависимой переменной. Однако при наличии трех или более уровней, главный эффект указывает на существование значимых различий в оценках по меньшей мере одной пары уровней, не отрицая возможности существования значимых различий в оценках каждой пары уровней (то есть А1 и А2 различаются, А1 и А3 различаются, и А2 и А3 различаются, и т. д.).

В последнем случае, для интерпретации главного эффекта и установления того, какие пары или подмножества уровней статистически значимо различаются (или не различаются), проводят соответствующий post hoc анализ.

Если изучается более чем одна независимая переменная, эти независимые переменные могут взаимодействовать таким образом, что эффект одной или более переменных будет зависеть от уровня одной или более оставшихся переменных.

Двумя основными типами независимых переменных являются межгрупповые (between-group) и интраиндивидные (within-subject) переменные. Межгрупповые переменные предполагают использование различных испытуемых для каждого уровня, что позволяет осуществлять последующие сравнения уровней на основе сравнений независимых групп испытуемых. Интраиндивидные переменные предполагают использование тех же самых (или сопоставимых) испытуемых для более чем одного уровня, что позволяет осуществлять последующие сравнения уровней на основе сравнений тех же самых (или сопоставимых) испытуемых.

Испытуемые могут распределяться по эксперим. условиям различными способами. При однофакторном плане (one-way design) испытуемые могут либо случайно распределяться по различным уровням (межгрупповой план), либо тестироваться на каждом уровне (интраиндивидный план). При двухфакторном плане (two-way design) к.-л. одна или обе независимые переменные могут выступать в роли интраиндивидных или межгрупповых переменных. Наиболее простым двухфакторным планом яв ся полностью рандомизированный факторный план с испытуемыми, случайно только одному уровню каждой переменной, и с условиями воздействия, включающими все возможные комбинации уровней.

План по меньшей мере с одной межгрупповой и хотя бы с одной интраиндивидной переменной называется смешанным планом (mixed design). В этом случае испытуемый (или группа сопоставимых испытуемых) обычно называется «блоком» (термин, пришедший из области сельскохозяйственных работ), и предполагается, что при отсутствии влияния независимых переменных на выполнение наблюдения внутри каждого блока будут идентичными (в пределах ошибки измерения).

Кэмпбелл и Стэнли описывают три плана подлинных экспериментов (true experimental designs):

план с предварительным и итоговым тестированием и контрольной группой;

план Соломона для четырех групп и план с тестированием только после воздействия и контрольной группой. Каждый из этих трех экспериментов требует случайного распределения испытуемых по условиям и обладает достаточными средствами контроля, обеспечивая тем самым более надежную основу для последующих выводов о причинно-следственных отношениях в сравнении с др. планами. Набор независимых переменных может увеличиваться через использование факторных методов.

Квазиэкспериментальные планы предполагают использование переменных, к-рыми не может манипулировать или к-рые не может контролировать исследователь, напр., пол или партийная принадлежность (без контрольных групп). Такие планы включают эксперим. планы с временными рядами (с проведением повторных замеров на одном испытуемом или группе испытуемых с одним или несколькими промежуточными условиями между замерами) план с неэквивалентной контрольной группой и предварительным и итоговым тестированием (подобный плану с предварительным и итоговым тестированием и контрольной группой, но без случайного распределения испытуемых в отношении условий);

и план с множественными временными рядами (являющийся комбинацией двух предыдущих планов). Квазиэкспериментальные планы используются в тех случаях, когда реализации планов подлинных экспериментов препятствуют этические или практ. соображения, и представляют собой компромиссный вариант, допускающий возможность получения некоторых выводов о причинно следственных отношениях.

Корреляционные планы и планы ex post facto не позволяют делать выводов о причинно следственных отношениях, но могут обладать эвристической ценностью (в смысле генерирования гипотез для дальнейших исследований). Планы ex post facto сравнивают уже существующие группы и могут использовать ретроспективные данные (данные, собираемые в настоящем, основанные на воспоминаниях о прошлом) и подбирать испытуемых на основе архивных или ретроспективных переменных. Ретроспективные данные вызывают серьезные проблемы с валидностью, поскольку люди имеют тенденцию согласовывать воспоминая со своими текущими взглядами. Такие планы обладают меньшей мощностью, чем планы подлинных экспериментов, но могут быть более этичными и легкими в реализации.

Все Э. м. должны использоваться с большой тщательностью и осторожностью, с вниманием к этическим, практ. и статистическим соображениям. Научная теория строится на многократных, согласующихся результатах исслед.;

единичное исслед. дает лишь частицу информ. для научной оценки.

См. также Дисперсионный анализ, Исследование методом двойного ослепления, Контрольные группы, Методология (научных) исследований М. Эллин Экспериментальные планы (experimental designs) Э. п. служат руководством для исследователей при проведении эксперимента. Эксперименты представляют собой запланированное введение фактора в ситуацию с целью установить его связь с изменением в данной ситуации. Вводимый фактор обычно называют вмешательством, воздействием или независимой переменной;

тогда наблюдаемое изменение будет мерой зависимой переменной. Э. п.

включают подробное описание того, сколько (и каких) групп испытуемых должно быть создано и каким образом предполагается исключить наиболее правдоподобные альтернативные объяснения. Главные задачи Э. п. — связать вмешательство с эффектом и исключить все др. объяснения наблюдаемого изменения.

Простейшие Э. п. заключаются в воздействии, оказываемом на одного испытуемого или группу испытуемых, вместе с наблюдениями до и после этого воздействия, проводимыми с целью установления изменение в их состоянии.

Э. п. используются не только для установления связи переменных с их эффектами, но и для исключения альтернативных объяснений, в к-рых, если употреблять терминологию теории планирования эксперимента, переменные смешиваются.

Только когда мы разделяем эти эффекты, мы можем приписать наблюдаемое изменение определенному воздействию, напр., цвету фона дисплея;

в противном случае мы вынуждены прибегать к смешанному альтернативному объяснению, напр., приписывая то же самое изменение влиянию практики. На языке теории планирования эксперимента мы бы сказали, что контролируем смешивание переменных. Как можно этого добиться? Существует четыре общепринятых метода контроля: а) исключение смешиваемого фактора;

б) измерение эффекта смешиваемого фактора и введение соответствующей поправки;

в) сравнение эквивалентных ситуаций, одна из к-рых подвергается влиянию смешиваемой переменной и эксперим. воздействию, тогда как на другую влияет только смешиваемая переменная;

г) варьирование эксперим. воздействия при поддержании смешиваемой переменной на одном уровне, чтобы посмотреть, соответствует ли изменение эффекта схеме изменения воздействия. Несмотря на то, что существуют и др. методы контроля, чаще всего используются именно эти четыре.

Базисная логика экспериментальных планов.

1. Стабилизировать ситуацию, ввести воздействие и наблюдать изменение.

2. Если ситуация не может быть стабилизирована и изменяется, то проследить характер изменений, ввести воздействие и установить, привело ли оно к к.-л. нарушениям в характере изменений.

3. Стабилизировать две (или более) эквивалентные ситуации;

выбрать одну из них и поддерживать ее постоянство на одном уровне с оставшейся (или оставшимися), за исключением эксперим. воздействия;

ввести эксперим. воздействие в другую ситуацию (или его варианты в оставшиеся ситуации) и отметить различия.

4. Соотнести схему подачи/прекращения эксперим. воздействия с характером наблюдаемого изменения;

если можно измерить степень воздействия или силу вмешательства, то соотнести силу или интенсивность вмешательства с таким релевантным аспектом как величина или предел изменения.

(Этот принцип работает только в том случае, если зависимая переменная возвращается в прежнее состояние при прекращении вмешательства, но не действует в таких ситуациях как ситуация научения, эффекты к-рого отличаются устойчивостью.) Случайное распределение испытуемых на эксперим. и контрольную группы гарантирует, что эти группы, в среднем, «совместно уравниваются по каждому условию», включ. и предположительно связанные с изучаемым явлением, и непредвиденные, даже иррелевантные условия, такие как число кожных пор и длина ногтей. Действительно, Кэмпбелл и Стэнли считают случайное распределение испытуемых по группам довольно важным вследствие того, что оно обеспечивает защиту от «скрытых» переменных, и называют планы, в к-рых оно не используется, «квазиэкспериментальными», в отличие от использующих его «подлинно экспериментальных планов».

Такие факторы как уровень образования, способность к научению, мотивация и социоэкономический статус, часто оказываются альтернативными объяснениями, к-рые мы хотели бы исключить посредством обеспечения эквивалентности групп. Это достигается путем стратификации, формирования блоков или попарного уравнивания на основе измерения этих переменных с последующим случайным распределением испытуемых по эксперим. и контрольным группам.

Логика сохранения общности всех условий за исключением одного используется и в более сложных планах, таких, напр., как факторные. Такие планы позволяют одновременно проверять эффект нескольких переменных, но в них всегда есть одна или более групп, к-рые отличаются от другой или других групп испытуемых только одним условием или переменной.

Милль отмечал, что когда одно явление изменяется по мере изменения другого, то либо одно из них яв-ся причиной, а другое следствием (или наоборот), либо оба они связаны с общей причиной. Этой логике следуют такие планы как план с разрывом регрессии (служащим признаком эксперим. эффекта) и план типа АБА/АБАБ, а также корреляционные исследования, цель к-рых — выяснить насколько тесно величина одной переменной (напр., оценки в колледже) связана с величиной др. переменной.

Сделать вывод о причинности на основе корреляции весьма затруднительно, так как ковариация может быть обусловлена действием третьей переменной.

Критерии хорошего плана. Хороший план должен уменьшать любую неопределённость, связанную с изучаемыми переменными. Кроме того, в некоторых исслед. экспериментаторы с самого начала стремятся к тому, чтобы полученные результаты можно было обобщить на др. случаи изучаемого явления. План должен обеспечивать решение всех этих задач с наилучшим использованием возможностей, времени и сил исследователя, причем в пределах имеющихся материальных ресурсов и установленных сроков. Он также должен сообразовываться с приемлемой формулировкой проблемы, а не провоцировать на ее изучение при слишком ограниченных условиях, урезая проблему до соответствия собственным требованиям или выделяя для исслед. специфический или нетипичный аспект вопроса. Наконец, при разработке плана должны выбираться такие формулировки, чтобы у общественности не оставалось сомнения в том, что исслед. было проведено со знанием дела и с должным отношением к этическим нормам и институциональным ограничениям. Это большой набор критериев, но такова реальность, с к-рой приходится сталкиваться исследователю.

Для описания некоторых аспектов перечисленных выше критериев Кэмпбелл и Стэнли в 1963 г.

использовали термины «внутренняя валидность» и «внешняя валидность». Позже эти термины были уточнены Куком и Кэмпбеллом в книге «Квазиэкспериментирование» (Quasiexperimentation).

Способность исслед. связывать переменные именно в той форме, в какой они представлены в исследовании, называется его внутренней валидностью. В частности, внутренняя валидность указывает на способность плана отвергать любые альтернативные объяснения изучаемого явления, кроме объяснения, предполагаемого теорией. Конструктная валидность яв-ся мерой того, насколько форма, в к-рой представляются или измеряются переменные в данном исслед., соответствует тому, что подразумевалось в исходной формулировке проблемы. Валидность статистического вывода характеризует корректность использования стат. в принятии решения о существовании связи. Внешняя валидность относится к возможности распространения полученных данных на др. лиц, иную обстановку и иное время.

Альтернативные объяснения. Важнейшей функцией Э. п. яв-ся исключение альтернативных объяснений, иначе их можно было бы с тем же успехом выбрать в качестве причинных факторов наблюдаемого эффекта, что и предполагаемую теорией причину или эксперим. воздействие. Любое исслед., вероятно, допускает специфические альтернативные объяснения, определяемые конкретной эксперим. ситуацией, но есть несколько общих альтернативных объяснений, к-рые были описаны в работах Кука и Кэмпбелла, а также Кэмпбелла и Стэнли. Они были названы «угрозами валидности», т.

к. снижают внутреннюю или внешнюю валидность. Здесь мы можем обсудить лишь некоторые из них.

К фону (history) относятся любые события кроме эксперим. воздействия, к-рые происходят во время исслед. и, вообще говоря, могут оказаться причиной планируемого эффекта.

На протяжении исслед. испытуемые могут становиться старше, мудрее, опытнее или искуснее, хотя это никак не связано с интересующим нас эксперим. воздействием, — такое явление получило название естественного развития (naturation).

Во второй раз испытуемые лучше справляются с тестом, т. к. они уже знакомы с ним, чувствуют себя спокойнее, и т. д. При повторном тестировании на результат начинают влиять факторы, к-рые не были представлены в ситуации первого тестирования.

В результате предварительного тестирования учащийся может получить предостережение относительно того, какие разделы эксперим. программы он должен знать тверже. Выполнение им контрольного теста после обучения по данной программе улучшается по сравнению с тем, каким оно оказалось бы без проведения предварительного тестирования, — эффект взаимодействия претеста и экспериментального вмешательства.

Место статистики в планировании эксперимента. Существует некоторая путаница в том, какова роль статистики в построении плана эксперимента, а именно, план часто рассматривается как следование по любому пути, разрешенному статистикой. Многие планы, — особенно ориентированные на дисперсионный анализ, — популярны именно потому, что их связь со стат. всесторонне изучена, и для них разработаны средства борьбы с неопределенностью и отклонениями от требований нормальности распределения переменных.

В большинстве исслед. статистика, помимо описания данных, выполняет прежде всего функцию выделения из всех альтернативных объяснений эксперим. эффекта одного единственного — «статистически достоверного» — объяснения. В тех случаях, когда этот эффект очевиден, методы статистического вывода теряют свое значение. Но очень немногие психол. явления вызывают столь явный эффект. Поэтому, если все же потребуется прибегнуть к статистическому выводу, то с самого начала необходимо установить работающую связь между Э. п. и стат., поскольку творческий поиск исследователя вполне может привести к планам, для к-рых плохо подходят известные статистические модели. Однако именно требования проблемы должны быть определяющим фактором при выборе плана. Только в том случае, когда для разработанного плана не подходит ни одна статистическая модель, следует проанализировать компромиссные варианты для выяснения того, насколько придется изменить определение проблемы, чтобы приспособить план к одной из существующих статистических моделей.

При применении в некоторых исслед. сложных планов стат. позволяет измерить и исключить влияние одной или более смешиваемых переменных, к-рые в противном случае могли бы обусловить альтернативные объяснения эффекта. Но о каких бы планах ни шла речь, основная защита от всего спектра возможных альтернативных объяснений должна обеспечиваться самими планами, а не статистикой.

Разработка планов. В случае простого исслед. разработка плана — это, в первую очередь, преобразование гипотезы или вопроса в конкретные решения, состоящие в выборе: а) подходящих испытуемых;

б) подходящей ситуации или места;

в) способа предъявления и управления независимой переменной;

г) способа измерения или наблюдения эксперим. эффекта;

д) основы сравнения, позволяющей удостовериться, что эффект появился и вызван именно эксперим. воздействием;

е) методики проведения эксперимента, определяющей роли и последовательность действий исследователей (кому и когда вводить экспериментальное воздействие, измерять наблюдаемый эффект и т. д.).

Некоторые планы выборочного исследования. Число возможных комбинаций шести описанных выше параметров довольно велико. Сосредоточившись на таких сквозных вопросах как когда и кому предъявляются эксперим. условия (или, иначе говоря, воздействия), а также когда и за кем проводятся наблюдения, мы можем описать некоторые виды широко используемых планов и отметить их сильные и слабые стороны. Для этого условимся, что символом X будет обозначаться воздействие, а символом О — наблюдение или измерение. Время, затрачиваемое на проведение исслед., отображается (в направлении слева направо) расстоянием между этими событиями. Символ R указывает на то, что испытуемые были случайным образом распределены по группам.

План с предварительным и итоговым тестированиями: случайным образом распределенные по экспериментальной и контрольной группам испытуемые тестируются до и после контролируемого воздействия:

Этот широко применяемый план контролирует большое число альтернативных объяснений, включая эффект повторного тестирования, так как обе группы тестируются дважды. Однако взаимодействие «воздействие х тестирование» все же остается неконтролируемым альтернативным объяснением.

План с тестированием только после воздействия отличается от предыдущего отсутствием предварительного тестирования. Он контролирует эффекты тестирования и взаимодействия «воздействие х тестирование», однако требует допущения о том, что в результате рандомизации была достигнута начальная эквивалентность контрольной и эксперим. групп.

План Соломона для четырех групп: Соломон и Лессак объединили особенности двух предыдущих планов таким образом, чтобы соответствующие сравнения давали возможность оценить не только эффект тестирования и его взаимодействие с эксперим. воздействием (при сравнении ОХО с ХО), но и эффективность рандомизации (при сравнении ОХО с ОО);

однако этот план требует формирования четырех групп, а значит и большего числа испытуемых.

Планы, контролирующие исходный уровень групп. В планах с попарным уравниванием можно было бы использовать результаты теста интеллекта для объединения лиц с одинаковыми оценками в пары с последующим случайным распределением членов каждой пары в эксперим. или контрольную группу. Это предполагает высокую точность тестовых оценок и в тех случаях, когда в пару некоторым испытуемым не удается подобрать кого-то с близкими к ним результатами тестирования, они автоматически отсеиваются. Очевидно, что отбрасывание таких «неудобных» испытуемых может снижать уровень обобщения рез-тов, особенно если недостаточно представлены оценки в области какого-то одного или обоих краев их распределения.

Более широкое распространение получил способ разбиения на блоки или стратификации, используемый, напр., в рандомизированном блочном плане. Вместо попарного уравнивания, испытуемых распределяют по категориям — блокам (напр., на имеющих низкий, средний или высокий показатель IQ);

затем случайно отобранная половина испытуемых каждого блока распределяется случайным образом по эксперим. группам, а оставшаяся половина каждого блока образует соответствующую контрольную группу.

Факторные планы позволяют одновременно анализировать эффекты двух или более переменных. Они предусматривают столько групп испытуемых, сколько необходимо для измерения влияния всех возможных комбинаций переменных.

Такие планы обозначаются по числу категорий каждой переменной (например, 2x2).

Произведение числа категорий показывает необходимое количество групп (для нашего примера — 4).

Если проводится и предварительное, и итоговое тестирование, то такой план называют факторным планом с повторными измерениями.

Факторные планы позволяют проверять сложные гипотезы, напр., оказывает ли каждая из двух таких переменных, как пол и антропометрические показатели, самостоятельное влияние на внимательность к сигналам на экране радара;

будет ли их взаимодействие или сочетание одной из них с третьей переменной — пониженной температурой — усиливать или ослаблять эксперим. эффект;

и, наконец, дадут ли все три переменных вместе усиление или ослабление эффекта. Эффекты всевозможных комбинаций называются эффектами взаимодействия.

Латинский квадрат, почти так же как факторный план, позволяет контролировать две или более переменных. В обмен на меньшее количество групп он лишает исследователя части информ., хотя и не самой важной. Свое название этот план получил от старинной головоломки, в к-рой латинские буквы нужно было разместить в таблице таким образом, чтобы определенная буква, обозначающая здесь воздействие или уровень независимой переменной, встречалась только один раз в строке или столбце. В латинском квадрате 3x3 каждый из вариантов программы обучения (А, В, С) может быть случайным образом приписан к комбинации уровней способностей (высокий, средний, низкий) и мотивации (высокий, средний, низкий), так что каждая программа обучения будет один раз опробована на каждом из уровней способностей и на каждом из уровней мотивации.

Потребуется всего лишь девять групп вместо 27 (3 х 3 х 3), необходимых для полного факторного плана. Однако латинский квадрат не даёт всей информ., к-рую предоставил бы факторный план относительно возможного усиливающего или ослабляющего эффекта (взаимодействия) отдельных уровней способностей или мотивации с отдельными вариантами программы обучения.

В основе упоминавшихся выше АБА/АБАБ экспериментов лежат планы с временными рядами.

Эти планы предполагают контроль поведения отдельного испытуемого или группы испытуемых на протяжении какого-то отрезка времени через проведение повторных наблюдений и повторных вмешательств или воздействий. Иногда повторяют одни и те же воздействия, а иногда — разные. Если вмешательство эффективно, то вслед за ним должно наблюдаться изменение, так что каждый испытуемый или группа одновременно выполняет роль собственной контрольной группы. Там где эффект воздействий сохраняется как в исслед. научения, на последующие вмешательства могут влиять эффекты предыдущих, и потому этот «эффект множественного воздействия» нужно заранее планировать как возможный примешивающийся и загрязняющий фактор. Напротив, некоторые быстро выводимые организмом транквилизаторы будут незамедлительно проявляться во временной серии наблюдений. Без дополнительных доз их эффект исчезает, но снова проявляется при следующем введении транквилизатора. Если удается показать, что паттерн эффекта совпадает с временным паттерном введения и прекращения эксперим. воздействия, то это является очень убедительным доказательством наличия причинно-следственной связи.

Планы с множественным базисом: эта разновидность планов с временными рядами предписывает измерение одного или нескольких видов поведения через определенные промежутки времени с тем, чтобы установить «базисные линии» [Фоновые характеристики. — Примеч. науч. ред.], и последующее вмешательство в один из видов этого поведения. Если вмешательство оказывается эффективным, то изменение отмечается именно в этом, но не в остальных видах поведения. Позволяя паттерну вернуться в устойчивое состояние, экспериментатор производит вмешательство в поведение др. вида и отмечает изменение в нем относительно второй «базисной линии», и т. д.

См. также Контрольные группы, Методология (научных) исследований, Методы многомерного анализа, Научный метод, Проверка гипотез, Статистика в психологии Д. Р. Крэсвул Экспериментальный невроз (experimental neurosis) Этот термин относится к определенным поведенческим нарушениям, искусственно вызываемым в лабораторных условиях для моделирования причин возникновения невротического поведения чел.

Двумя отличительными особенностями Э. н. яв-ся: а) разрушение ранее выработанной реакции;

б) проявление сильного поведенческим нарушениям, искусственно вызываемым в лабораторных условиях для моделирования причин возникновения невротического поведения чел. Двумя отличительными особенностями Э. н. яв-ся: а) разрушение ранее выработанной реакции;

б) проявление сильного окружения. Как правило, такие исслед. проводятся на животных, что позволяет достигать более высоких уровней эксперим. контроля и избегать трудностей, обусловленных определенными этическими ограничениями.

Со времен Павлова для выработки эксперим. невроза использовались две парадигмы. Первая представляет собой конфликт дифференцировки раздражителей (stimulus-discrimination conflict);

вторая — конфликт целевой ориентации (goal-orientation conflict), создаваемый при помощи аверсивного стимула. Большинство исследователей отдали предпочтение последней парадигме, введенной Джулиусом Массерманом в серии экспериментов с кошками. Массерман обучал своих кошек манипулировать устройством, осуществляющим подачу пищи вслед за подачей сигнала, состоящего из вспышки света и звонка. После того как реакция была выработана, в тот момент, когда животное приступало к пище, подавался аверсивный стимул (удар электрическим током или сильная струя воздуха). Рез-том был отказ кошек от еды и явный испуг, выражавшийся в дрожании и попытке убежать из клетки;

у них также отмечалось повышение кровяного давления и учащение сердцебиения. В некоторых случаях эти реакции сохранялись на протяжении нескольких месяцев.

Массерман интерпретировал эти результаты с позиций психоанализа и отнес их к последствиям мотивационного конфликта между голодом и страхом. Джозеф Вольпе высказал сомнение в самой необходимости конфликта для формирования Э. н., утверждая, что поведение кошек Массермана могло быть вызвано самим аверсивным стимулом. Применив процедуру, сходную с использованной Массерманом во всем, но исключающую фазу предъявления пищи, Вольпе смог вызвать у кошек те же самые формы поведения. Др. исследователи предположили, что помимо удара током или конфликта в возникновение Э. н. вносят вклад такие факторы как фрустрация и ограничение (confinement). Однако ни одно из этих объяснений не получило всеобщего признания.

Классическим невротическим симптомокомплексом, в наибольшей степени походящим на поведение, демонстрируемое лабораторными животными при Э. н., является фобия. Согласно четвертому изданию «Руководства по диагностике и статистической классификации психических расстройств» (DSM-IV), фобические расстройства характеризуются «постоянным и иррациональным страхом перед определенным специфическим объектом, действиями или ситуацией, который выливается в непреодолимое стремление избегать этого пугающего объекта, действий или ситуации».

Безусловно, спорно квалифицировать страх или избегание пищи животными в экспериментальной клетке, в которой они предварительно подверглись удару электрическим током, как «иррациональные».

В отношении этиологии мы еще очень мало знаем о формировании невротических симптомов чел.

Однако, представляется маловероятным, что в основе большинства таких симптомов лежит травма, как это происходит во всех случаях Э. н. Скорее всего, наблюдаемое в условиях лаборатории поведение представляет собой адекватный аналог лишь небольшой части фобических реакций чел.

Вероятно, наиболее убедительным свидетельством полезности Э. н. в качестве модели челов.

психопатологии может служить сравнение эффективности различных процедур лечения. Джулиус Массерман достиг определенного успеха в устранении невротических симптомов у кошек путем применения процедур, к-рые он рассматривал в качестве аналога психоаналитических методик, однако эти процедуры носили с ними лишь внешнее сходство. Джозеф Вольпе предложил стратегию, к-рая оказалась не только успешной в отношении лабораторных животных, но также привела к разработке метода систематической десенсибилизации, эффективной процедуры лечения тревоги у людей.

См. также Полевой эксперимент С. Фишер Экспрессивная мимика (facial expressions) Э. м. служит для сообщения базовых эмоций: радости, гнева, отвращения, печали и страха в сочетании с удивлением. Все люди, включ. представителей дописьменных культур, без труда ориентируются в признаках этих осн. эмоций. Более того, соответствующие выражения лица появляются спонтанно у совсем маленьких детей, а также у слепых и глухих от рождения.

Многие психологи объясняют универсальность основных выразительных движений лицевых мышц действием наследственной программы. Есть и др. мнение: выражения лица могут приобретаться в результате научения, одинакового для всех представителей вида, или же вследствие биолог.

адаптивных реакций новорожденных.

Не всякая Э. м. передает универсальные сообщения. Вполне возможно, что люди научаются правилам принятого в конкретной культуре выражения эмоций посредством наблюдения за окружающими.

Э. м. играет важную роль в ранних соц. взаимоотношениях чел. С момента появления ребенка на свет она служит для передачи жизненно важной информ. Лицевая мускулатура новорожденного полностью сформирована и функциональна. Плач и жалобное выражение лица у младенца — универсальные признаки дистресса — указывают ухаживающему за ребенком взрослому на необходимость разрешить какие-то проблемы малыша. Соц. улыбка, то есть улыбка с фиксацией взгляда на чел, к-рый ухаживает за ребенком, появляется в возрасте 3—4 недель. Улыбка — одна из младенческих моделей поведения, к-рая позволяет расположить к себе взрослого, стимулирует формирование привязанности между взрослым и младенцем, повышает шансы малыша на получение помощи в течение долгого периода развития.

Э. м. ребенка, перешедшего рубеж младенчества, позволяет окружающим составить точное представление о наличии у него приятных и неприятных эмоциональных переживаний.

Выражения лица вызывает ряд др. измеримых эффектов в соц. поведении, к-рые психологи только начали изучать. В одном исслед. было показано, что ученики научались большему у учителей, демонстрировавших положительные, а не отрицательные эмоции. В др. исслед. было установлено, что на агрессию преподавателя влияло выражение лица уч-ся. Преподаватели реже наказывали тех, кто выглядел рассерженным и недовольным, и чаще наказывали учеников, казавшихся веселыми и довольными.

См. также Жесты, Эмоции Л. Л. Давидофф Экспрессивные искусства (expressive arts) Э. и. не часто рассматривают с позиций их вклада в изменение поведения, несмотря на признание за ними способности вызывать изменения личности. С увеличением информ. базы данных, улучшающей понимание причин поведенческих изменений, возрастает роль нетрадиционных и новаторских видов терапии. К Э. и. относятся поэзия, музыка, литературные сочинения, живопись, танцы, скульптура и различные сочетания этих видов искусства. Э. и. зачастую неофициально используются в терапии, однако они редко исследуются, и обычно им отводятся только вспомогательные роли. И все же, Э. и. поднимают вопросы, к-рые привлекают внимание и требуют своего изучения. Существующие данные позволяют высказать ряд соображений эвристического характера.

1. Э. и. позволяют достичь самовыражения без той иногда довольно серьезной конфронтации, к рая возникает в ходе разговорных терапий.

2. Э. и. задействуют формы личных переживаний и выразительности, свойственные всем людям.

Все общества создают рассматриваемые здесь образцы Э. и. и используют их для эмоциональной разрядки и (вербального) самовыражения (self-statements). Хотя и не предполагается, что Э. и. отражают специфические личностные трудности, соц. проблемы конкретной культуры или еще что-то подобное, такие результаты могут обнаруживаться. Экспрессия не вызывает с необходимостью эмоционального катарсиса, но может вносить в него свой вклад.

3. Продукты людей в терапии, использующей экспрессивные искусства, выглядят менее иррелевантными (redundant), чем вербальные описания соизмеримого поведения у клиентов психотерапии. Известно, что психотер. характеризуется высокой иррелевантностью (ригидность, дефензивность и невосприимчивость к альтернативам), и что преодоление иррелевантности зачастую служит признаком прогресса.

4. Э. и. характеризуются сравнительно более открытой активностью, чем разговорная психотер.

В наибольшей степени это характерно для танца и движения;

отчасти для живописи, рисунка и скульптуры и в меньшей степени для литературного творчества, будь то проза или поэзия. Тем не менее, акт сочинения стихов или прозы может обязывать субъекта к большей правдивости выражения, нежели обычные словесные отчеты.

5. Поведенческие и личностные изменения, по-видимому, не зависят от установления точных причин в области тех проблем, которые испытывает субъект. Экспрессивные усилия могут позволить субъекту воздействовать на проблему без понимания причин ее происхождения;

экспрессивность сталкивается с тем, что яв-ся следствиями проблемы, и этого может оказаться вполне достаточным, чтобы способствовать изменениям. Несмотря на существование более чем 250 видов психотер., все они могут быть отнесены к одному из двух основных типов: те, что локализуют значимые переменные в душе (psyche), и те, к-рые локализуют их во взаимодействии между чел. и его окружением. Если последняя концептуальная позиция яв-ся той, в отношении к-рой Э. и. обладают наибольшей релевантностью (в сравнении с выявлением «бессознательного»), тогда для изменения клиента может оказаться достаточно вмешательств (intercessions), способствующих изменению конфигурации отношений чел. с окружением;

во мн. случаях изменения наиболее важными могут быть именно неспецифические факторы. То, что может оказаться более важным для изменений — это атрибуция причины клиентом (или терапевтом), к-рая обеспечивает точку опоры для последующих действий и изменений. Вместо того, чтобы побуждать к созданию «истинной» причинной теории, Э. и. помогают мобилизовать клиента на деятельность (и возможное решение проблемы), характер к-рой редко нуждается в точном определении.

6. Теория конфликта представляется продуктивной при рассмотрении поведенческих изменений в целом, а также наиболее обнадеживающей версией того, каким образом Э. и. способствуют изменениям. Конфликт лучше всего понимается на основе градиентов приближения и уклонения относительно целей. Уклонение (avoidance) отличается крутизной траектории удалении от целевой области (чтобы избежать опасности), тогда как приближение к цели происходит постепенно. Точка пересечения этих двух градиентов характеризует область наивысшей тревоги и амбивалентности или колебания. Обычно психотер., опирающиеся на раскрытие прошлого, на эмоциональный катарсис, делают осн. акцент на снижении градиента уклонения;

теоретически, в конечном счете, это приводит к возникновению позитивных и приближающих к цели видов поведения. Поведенческие терапии рассматривают инкрементное изменение траектории приближения как более эвристический подход.

Когда терапевтическое приближение к целям осуществляется медленным и не угрожающим способом, это позволяет снизить тревогу, возбуждаемую тенденциями уклонения;

приближение может тогда происходить без первоначального обращения к уклонению как необходимому предварительному условию. Э. и. может явиться тонким способом содействия приближающим формам поведения без быстрого вызова их противоположных двойников. По сравнению с разговорной терапией арт-терапию бросает меньше клиентов, и их оценки успеха в терапии оказываются неизменно более высокими, чем те, к-рые дают клиенты разговорной терапии.

7. Терапия Э. и. позволяет чел. преодолеть многие эмоциональные возмущения, связанные с вербальной конфронтацией в терапии. Иск-во просто не задает те вопросы в отношении поведенческих изменений, к-рые характерны для разговорной терапии, и тем самым избегает излишней детализации.

Мн. вопросы в традиционной, вербальной, раскрывающей терапии, основанной на «почему?», «когда возникла эта проблема?» и «что происходило со мной в прошлом?», судя по имеющимся данным просто не возникают в этих формах иск-ва, хотя такие вопросы могут задаваться терапевтами, склонными к традиционному погружению в прошлое. Свободные от таких ограничений и предполагающие сравнительно неконфронтационную позицию в отношении клиента, Э. и. мягко и непредубежденно вовлекают чел. в изменения способом, лучше всего описываемым через приближение и уклонение в ситуации конфликта, и приводят к результатам, к-рые трудно объяснить с позиций традиционных «глубинных» представлений о терапии. Легкая доступность большинства форм иск-ва для людей — будь то больные или здоровые, — ищущих личного самовыражения, разрядки эмоционального напряжения или отдыха от непрерывных забот, яв-ся обнадеживающим признаком, к-рый должен побуждать исследователей к более полному изучению этого вопроса.

См. также Литература и психология, Музыкотерапия, Терапия поэзией Л. Филлипс Экстраверсия / интроверсия (extroversion / introversion) Слова Э. и И. употребляются уже на протяжении нескольких столетий. Этимологически их соответственно можно истолковать как «обращение вовне» и «обращение внутрь». Долгое время они использовались гл. обр. в этих значениях как в физ., так и в психол. смысле. Их психол. употребление можно найти в работах, датирующихся XVII столетием, когда под Э. подразумевалось обращение мыслей к внешним объектам, а под И. — к своему собственному разуму, душе или духовной сфере.

Главную роль в привлечении внимания психологов к этим понятиям сыграл Карл Юнг. Юнг рассматривал Э. и И. в качестве фундаментальных измерений челов. темперамента и полагал, что многие из значительных флуктуации и противоречий в зап. мысли могут быть поняты как результат столкновения между этими противоположными перспективами. Он также считал что зап. мышление в целом, в сравнении с восточным, носит экстравертированный характер.

Юнг определял Э. как обращение либидо или психич. энергии вовне. Это эквивалентно высказыванию, что Э. означает направление интереса на объекты (др. людей или предметы), присутствующие в данном окружении, и функционирование в связи с этими объектами. Находясь в экстравертированном состоянии, субъект воспринимает, мыслит, чувствует и действует сообразуясь с данным объектом. И. была определена Юнгом как обращение либидо внутрь. Это означает перенаправление интереса от объекта к субъекту — к собственному сознательному опыту индивидуума.

В интровертированном состоянии восприятие, мышление, чувствование и действие определяются более непосредственно субъективными факторами, чем данным объектом. Экстраверт — чел., обычно находящийся в экстравертированном состоянии, — склонен немедленно и непосредственно реагировать на поступающие извне стимулы. Находясь преимущественно в интровертированном состоянии, интроверт склонен воздерживаться от немедленных реакций и действовать на основе субъективных соображений, следующих за внешним стимулом.

Измерение Э./И. в психологии трактовалось по-разному. Познакомившись с юнговской интерпретацией этих терминов, Зигмунд Фрейд заключил, что Э. характеризует здоровое состояние, в то время как И. создает предрасположенность к психопатологии. Между тем Юнг отнюдь не трактовал Э. и И. подобным образом и не считал одну предпочтительней другой. Однако т. зр. Фрейда возобладала в общественном сознании (напр., в США), отдающем предпочтение Э. перед И. Среди американских психологов и педагогов существует выраженная тенденция рассматривать Э. как более предпочтительную характеристику и истолковывать это измерение в рамках соц. поведения. Так, экстраверсия часто понимается в аспекте коммуникабельности (sociability), тогда как И.

рассматривается как тенденция к уклонению от соц. контактов. Юнг рассматривал это измерение преимущественно с т. зр. различных форм опыта или сознания, и попытка определения его через поведение сама по себе отражает экстравертированный подход к психологии. Лучшей иллюстрацией такого сдвига в ориентации яв-ся большинство разрабатываемых опросников, в к-рых содержание пунктов шкал Э., как правило, связано с коммуникабельностью, а содержание пунктов шкал И.

преимущественно связано с тревожностью или невротическими симптомами. Строго говоря, такие шкалы не могут рассматриваться в качестве мер Э./И. в юнговском понимании.

Мюррей утверждал, что юнговские понятия охватывают целый ряд отдельных частных переменных, к-рые могут измеряться и оцениваться независимо друг от друга. Он предложил новые названия для некоторых из них. Одно из таких измерений получило название «экзокатексия— эндокатексия» (exocathection — endocathection). Оно гл. обр. отражает сравнительное значение, к-рое индивидуум придает внешнему миру (включ. сюда практ. деятельность, соц. и политические события и мнения др. людей) в противоположность внутреннему миру (своим собственным переживаниям, фантазиям, идеям, теориям, образам и т. д.). Др. таким измерением является «экстрацепция— интроцепция» (extraception — introception). Оно связано с детерминантами восприятия, оценки и поведения. Экстрацепцией называется тенденция руководствоваться конкретными, отчетливо наблюдаемыми, физ. обстоятельствами, тогда как интроцепция отражает тенденцию руководствоваться более субъективными факторами: чувствами, фантазиями, помыслами и стремлениями. Работы ряда крупных исследователей в области факторного анализа — включ. Раймонда Б. Кэттелла, Дж. П.

Гилфорда и Ганса Айзенка — тж указывают на возможность выделения некоторых частично независимых составляющих измерения «экстраверсии—интроверсии». В то же время их данные скорее представляют согласованные свидетельства существования широкого общего измерения (по-видимому, представляющего собой фактор большего порядка), к-рое довольно хорошо корреспондирует с юнговскими понятиями и охватывает большое количество специфических индивидуальных различий, к рые мы обнаруживаем в челов. личности.

Один из теоретиков факторно-аналитического подхода, Ганс Айзенк, уделил особое внимание этому измерению и при его интерпретации воспользовался рядом физиолог. понятий, предложенных И.

П. Павловым. Согласно Айзенку, интроверты характеризуются очень чувствительными процессами коркового возбуждения. Поэтому они склонны очень быстро перегружаться — интеллектуально и эмоционально — умеренной соц. и физ. стимуляцией и чаще испытывать чувства тревоги и отчаяния.

Как следствие, они часто прибегают к самозащитному уходу из своего окружения, и могут ограничивать соц. взаимодействия посредством контроля или сдерживания поведения. В отличие от них, экстраверты характеризуются менее чувствительными корковыми процессами, или преобладанием процессов коркового торможения. Поэтому им необходимо больше стимуляции из соц. окружения, и они могут обращаться к ее активному поиску, чтобы преодолеть свою корковую инертность.

См. также Внутренне- и внешненаправляемое поведение, Центральные черты Р. В. Коан Экстрасенсорное восприятие (extrasensory perception) ЭСВ — многозначный термин, используемый для обозначения многих якобы существующих эзотерических феноменов, таких как ясновидение, телепатия (мысленное общение) и предзнание. Др.

связанные термины — «пси» (для «психокинеза») или «телекинез» — были придуманы для обозначения предполагаемых воздействий «духа на материю», таких как перемещение объектов без прикосновения к ним или сгибание ложек при помощи лишь одной психич. концентрации. Осн. идея, выражаемая термином ЭСВ, состоит в том, что нек-рые люди — возможно лишь на нек-рое время — могут обладать знанием о событиях, получаемым каким-то образом без помощи обычных органов чувств, или способностью перемещать объекты без физ. контакта с ними.

Чтобы достичь признания в научном сообществе, действующие из лучших побуждений и искренне верящие в ЭСВ исследователи пытаются проводить эксперименты для получения свидетельств или подтверждений существования тех способностей, к-рыми, по их утверждениям, обладают нек-рые люди. Напр., испытуемых с завязанными глазами могут попросить определить цвета бумаги или ткани, к-рую они обследуют только при помощи своих пальцев. Конечно, любой успех здесь не явился бы результатом «сверх» восприятия, однако он бы несомненно оказался удивительным.

До сих пор не удавалось осуществить демонстраций такой способности, к-рые удовлетворили бы психологов, хотя нек-рые физики были вынуждены признать необъяснимость определенных демонстраций.

См. также Парапсихология, Псевдопсихология Б. Р. Бугельски Электродермальная активность, ЭДА (electrodermal activity) ЭДА — термин, к-рым психофизиологи обозначают электрическую активность кожи на ладонях или пальцах рук. Первые исследователи, использовавшие эту меру, думали, что она раскрывает тайны психич. жизни. В настоящее время мы считаем ЭДА мерой (или характеристикой) состояния взаимодействия организма со средой.

Термины для описания феномена ЭДА менялись со временем. В начале XX века типичным термином, используемым для этой цели, был психогальванический рефлекс (psychogalvanic reflex, PGR).

Позднее, его сменил термин кожно-гальваническая реакция, или КГР (galvanic skin response, GSR).

Связанное с употреблением этого термина затруднение состояло в том, что он стал использоваться для характеристики разных аспектов электродермальной активности (напр., базисного или фонового уровня и амплитуды реакции). Поэтому большинство психофизиологов отказалось от КГР в пользу ЭДА.

Электрическую активность кожи можно измерять двумя способами. Во-первых, можно пропускать через кожу слабый ток от внешнего источника и измерять динамику ее сопротивления пропускаемому току. Эту методику называют экзосоматическим методом (exosomatic method). Второй метод — эндосоматический (endosomatic method) — заключается в измерении электрической активности поверхности кожи без использования внешнего источника тока. Экзосоматический метод к настоящему времени модифицирован в измерение проводимости кожи (skin conductance, SC) — величины, обратной сопротивлению кожи. Экзосоматический метод и сейчас используется для измерения кожного потенциала (skin potential, SP).

ЭДА записывается с помощью электродов, помещаемых на ладони или пальцы рук, так как эти участки тела богаты эккринными потовыми железами — особым видом потовых желез. Эти железы вызывают у психофизиологов повышенный интерес в силу того, что реагируют преимущественно на «психическую» стимуляцию, тогда как др. потовые железы реагируют в большей степени на повышение температуры. Эккринные потовые железы иннервируются симпатическим отделом автономной НС, однако хим. медиатором в постганглионарных синапсах служит ацетилхолин, а не норадреналин, как можно было бы ожидать при симпатической иннервации.

Эккринные потовые железы, к-рые можно представить себе в виде тонких трубочек с отверстиями на поверхности кожи, действуют как переменные резисторы, соединенные параллельно. В зависимости от степени активации симпатической НС, к поверхности кожи поднимается то или иное количество пота, определяемое количеством активированных потовых желез. Чем выше поднимается уровень пота в определенной железе, чем ниже будет сопротивление такого переменного резистора.

См. также Автономная нервная система, Нейрохирургия, Психосоматические расстройства, Симпатическая нервная система, Химическая стимуляция мозга Р. М. Стерн Электростимуляция нервной системы (electrical nervous system stimulation) Стимуляция НС применяется в диагностических и терапевтических целях. У. Пенфилд в процессе хирургического лечения фокальной (очаговой) эпилепсии использовал электрическую стимуляцию мозга (ЭСМ) находящихся в сознании больных для идентификации эпилептического очага.

Регистрируя эффекты ЭСМ в многочисленных точках, Пенфилд помещал на поверхность каждого раздражаемого участка мозга бумажный ярлычок с номерком (функциональным кодом) и затем фотографировал пронумерованный т. о. мозг, получая в рез-те функциональную карту коры каждого больного. Терапевтическая стимуляция НС эволюционировала от «электронной массированной атаки на целый мозг» до имплантации блока микроэлектродов в периферические нервы, спинной или головной мозг в целях компьютерной имитации пространственно-временных паттернов нервных импульсов (или нейронных разрядов) в отдельной функциональной системе. Терапевтическая стимуляция, довольно успешно применяемая для управления специфическими способностями, далеко не столь эффективна в управлении сложными структурами поведения.

Попытки стимулировать НС предпринимались учеными с конца XVIII в., однако они не имели доступа к глубинным структурам мозга до изобретения в начале XX в. стереотаксического прибора.

Ученые обнаружили, что ЭСМ может вызывать у животных многообразное поведение (напр., пищевое и питьевое поведение, запасание корма, агрессию, материнское и половое поведение). Выдающимся открытием стало случайное обнаружение Олдсом и Милнером систем «вознаграждения» в головном мозге. Животные быстро научались механическому способу стимуляции определенных областей мозга.

Применение данных о функционировании мозга животных к людям наталкивается на серьезные трудности. Нейрохирурги пытались использовать ЭСМ для преодоления различных поведенческих проблем у людей, прежде всего депрессии и вспышек агрессии, однако используемые ими для оценки рез-тов методы не отвечали требованиям к научным методам, что не позволяет высказать сколько нибудь обоснованное суждение об успешности (или неуспешности) этих попыток. Э. н. с. чел. в отношении ограниченных функций лучше изучена и дает основания для более оптимистических ожиданий, чем попытки управлять общей эмоциональной реактивностью или поведением в целом.

См. также Автономная нервная система, Головной мозг, Центральная нервная система, Черепные нервы, Электроэнцефалография, Нейрохирургия Б. Торн Электросудорожная терапия (electroconvulsive therapy) Электросудорожная терапия (ЭСТ) представляет собой метод лечения, правомерность к-рого оспаривается мн. Он применяется в небольшом проценте случаев для лечения больных с эмоциональными расстройствами, гл. обр., страдающих эндогенной депрессией.

Метод приобрел дурную репутацию отчасти вследствие того, что ассоциируется с терминами «шок» и «судороги», отчасти же в связи с тем, что иногда использовался необдуманно или с целью наказания. В лечении одного и того же больного могли иногда использоваться сотни сеансов. К побочным эффектам относятся состояния спутанности сознания, амнезия — как ретроградная, так и антероградная, осложнения со стороны сердечно-сосудистой системы и даже физ. травмы.

Использование ЭСТ стало знач. более редким с появлением антидепрессантов и нейролептиков.

Сейчас этот метод может использоваться лишь при наличии письменного согласия пациента.

Интенсивность электрического разряда сейчас ниже, чем раньше, число сеансов, проводимых через день, обычно не превышает 6—8. ЭСТ предшествует введение миорелаксантов или обезболивающих препаратов для уменьшения субъективного дискомфорта и риска физ. травматизации. Унилатеральное проведение ЭСТ, обычно с подключением электрода к области правого полушария мозга, обеспечивает достаточное терапевтическое действие с минимальным риском нарушений памяти и др. побочных эффектов. Побочные эффекты обычно слабы, за исключением случаев, когда ЭСТ комбинируется с терапией литием.

В такой модифицированной форме ЭСТ оказывает подтвержденный терапевтический эффект для ограниченных категорий больных. Это сильное лечебное средство для мн. страдающих эндогенной депрессией пациентов, оказывающихся резистентными к действию антидепрессантов. В случаях сочетания депрессивных и психотических симптомов ЭСТ оказывается более эффективным, чем изолированное применение антидепрессантов или нейролептиков. Поскольку действие ЭСТ наступает быстрее, чем при лекарственной терапии, она часто рекомендуется для лечения больных с активными суицидными тенденциями. В любом случае применения, эффект ЭСТ оказывается временным.

Рецидива позволяет избежать постоянный прием антидепрессантов.

Механизм терапевтического действия ЭСТ неизвестен. Часто наблюдаемые при ЭСТ провалы в памяти несущественны и, вероятно, вообще не способствуют терапевтическому эффекту.

Обнаружено, что ЭСТ повышает метаболизм норэпинефрина в мозгу, меняет чувствительность рецепторов к моноаминовым синаптическим медиаторам, повышает выброс гипофизарных гормонов и ослабляет проницаемость гематоэнцефалического барьера. Любой из них или все эти эффекты могут обусловливать антидепрессивное действие ЭСТ.

Больший интерес вызывают дефицитарные изменения памяти, часто наблюдаемые при ЭСТ.

Отмечается как антероградная, так и ретроградная амнезия, постепенно исчезающие в течение первого месяца после ЭСТ. Пациенты продолжают, однако, жаловаться на нарушение памяти в течение неск.

последующих месяцев. Возможно, что в течение этого времени действительно сохраняется небольшой, но реальный дефицит памяти, не обнаруживаемый используемыми методами тестирования. Возможно тж, что затруднения с памятью, с к-рыми больные сталкиваются вскоре после курса ЭСТ, вызывают у них установку на повышенное внимание к незначительным, нормальным эпизодам забывчивости.

См. также Депрессия, Электростимуляция нервной системы, Право отказа от лечения Дж. Калат Эмбрион и плод (embrio and fetus) Эмбриональная (зародышевая) и фетальная (лат. fetus — отпрыск, плод) стадии — самые короткие стадии развития чел., длящиеся в совокупности примерно 40 недель. Кроме того, они составляют период самых быстрых количественных и качественных изменений челов. организма. В течение эмбриональной стадии организм развивается из одной оплодотворенной яйцеклетки (0,14 мм в диаметре) до челов. зародыша (эмбриона), весящего 0,1 г и достигающего 3,2 см в длину, при этом закладывается основа для полностью формируемых скелетной, мышечной, кровеносной, пищеварительной, эндокринной, нервной и дыхательной систем. Этот процесс занимает примерно недель. Данный период быстрого роста и развития яв-ся в то же время периодом наибольшей уязвимости — с самыми высокими показателями заболеваемости и смертности. Несмотря на то, что Э.

надежно защищен амниотической оболочкой и маткой, первые 8 недель беременности составляют критический период для вредящих воздействий внешних агентов, к-рые могут стать причиной выкидыша и/или структурных и функциональных дефектов развития. Эти агенты получили назв.

тератогенов (гр. teras [teratos] — чудовище, урод). К наиболее распростр. категориям тератогенов, действие к-рых особенно опасно для Э., относятся лекарственные препараты, радиация и инфекционные заболевания матери.

Самый яркий пример воздействия лекарств на Э. — трагедия, связанная с применением талидомида в Европе. К др. типам лекарственных препаратов, связь к-рых с пороками развития на эмбриональной стадии была установлена, относятся нек-рые виды транквилизаторов, барбитуратов и синтетических гормонов. Последствиями радиоактивного облучения матери в течение эмбриональной стадии м. б.: выкидыш, рождение мертвого П., хромосомные и генные мутации, микроцефалия, задержка роста и психич. развития. Такие формы рака, как лейкемия, к-рые проявляются в детстве и отрочестве, тж связаны с воздействием радиации на мать в период беременности.

Инфекционные заболевания матери тж могут иметь трагические последствия для развивающегося организма. Самой опасной в этом отношении инфекционной болезнью яв-ся краснуха.

Когда будущая мать заражается краснухой во время первого триместра, 50% беременностей имеют неблагоприятное течение, нередко заканчиваясь выкидышем. Младенцы, родившиеся с синдромом краснухи, обычно имеют множественные дефекты, среди к-рых наиболее частыми яв-ся слепота, глухота, пороки сердца, интеллектуальные нарушения и микроцефалия.

Хотя вероятность структурных и функциональных повреждений в течение эмбрионального периода наиболее высока, фетальная стадия развития остается периодом уязвимости в отношении воздействия внешних агентов. Эта стадия определяется как период, отсчитываемый с момента появления первых настоящих костей до начала родов. Ряд материнских привычек и особенностей могут приводить к отрицательным исходам в этой фазе беременности. Доказано, что никотин и алкоголь негативно влияют на рост Э. Курящие матери подвергаются большему риску рождения незрелых детей — недоношенных по срокам и по весу. Потребление алкоголя связано с рядом пороков развития, включая задержку физ. и психич. развития, дефекты лица и конечностей, а тж пороки сердца.

Наркотическая аддикция матери обычно приводит к возникновению наркотической аддикции у развивающегося П. Более тонкие и отсроченные эффекты воздействия этих наркотических веществ в период беременности, такие как минимальная мозговая дисфункция (ММД) и поведенческие проявления, еще не полностью изучены.

Венерические болезни матери, такие как сифилис, гонорея и герпес простой, могут иметь следствием выкидыши, рождение мертвого П. и внутриутробное заражение П. Хронические болезни матери, такие как диабет и анемия, тж могут вызывать соотв. пороки развития. Наконец, установлена прямая связь между недостаточным питанием матери и преждевременными родами, задержкой роста и психич. развития, сенсорными и неврологическими повреждениями, а тж смертью П.

Хотя многое известно об этих важных факторах, нам предстоит еще больше узнать о потенциально вредном воздействии загрязняющих агентов среды, болезней и др. факторов, к-рые могут вызывать соматические и поведенческие аномалии в развивающемся организме.

См. также Генетика поведения, Родовые травмы К. Мак-Класки Эмоции (emotions) Под Э. в основном подразумевают сильные психич. состояния, обычно связанные с возбуждением или высоким уровнем энергии и дающие начало чувствам и страстям. Кроме того, каждое такое состояние обычно характеризуются валентностью или направленностью: Э. обычно бывают положительными или отрицательными. Так, удивление, эйфория, гнев или страх, различаясь по степени положительности или отрицательности, яв-ся вместе с тем сильнодействующими переживаниями.

Одна из наиболее влиятельных теорий Э., разраб. У. Джемсом и К. Ланге независимо друг от друга, получила назв. теории Э. Джемса—Ланге. По существу, эта теория постулировала, что Э. состоят из телесных изменений (напр., возбуждения) и психич. события или переживания. Само по себе это не было чем-то новым. Но согласно преобладавшей в то время т. зр., процесс возникновения Э.

представлялся следующим образом: сначала воспринималось вызывающее Э. событие, затем это восприятие давало начало соотв. переживанию, к-рое, наконец, находило свое выражение в телесных проявлениях. Др. словами, психич. состояние, связанное с Э., напрямую определялось вызывающим Э.

событием;

физиолог. аспекты оказывались вторичными. Джемс и Ланге выразили свое несогласие с этим. Психич. состояние или переживание, к-рое было специфичным для Э., являлось, с их т. зр., следствием телесных изменений.

Теории Джемса и Ланге вызвали большую реакцию. Публикация этих теорий повлекла за собой теорет. и эмпирические исслед., продолжающиеся до настоящего времени. Одним из наиболее серьезных откликов на них стал подход У. Б. Кеннона, к-рый указал на слабые места в теории Джемса— Ланге и предложил теорию Э., осн. на их эволюционной ценности.

Согласно Кеннону, события, к-рые служили причиной Э., вызывали возбуждение симпатической НС. Это возбуждение влекло за собой секрецию эпинефрина надпочечниками и включало такие телесные изменения как повышенный сердечный ритм, учащенное дыхание и повышенное мышечное напряжение. Кеннон утверждал, что функция этого возбуждения заключается в подготовке организма к реагированию на событие — напр., к борьбе или бегству. Др. словами, событие, к-рое может принести вред, вызывает возбуждение — «реакцию мобилизации», — подготавливающее организм к совладанию с этим событием. Учащение сердечного ритма, дыхания и т. д. позволяет организму реагировать бдительнее, быстрее и мощнее, увеличивая тем самым его шансы на выживание.

Эмоциональные состояния, считал Кеннон, связаны с этим возбуждением, но они не полностью определяются друг другом. Телесные изменения происходят непрерывно, и одни и те же изменения включены в различные эмоциональные состояния. Переживания же, напротив, варьируют от ситуации к ситуации. Он рассматривал гипоталамус как центр и возбуждения, и состояний переживания, а Э. как продукт этих состояний, интегрируемых ЦНС.

Эта модель вызвала критику и предложение альтернативных теорий. Одни из них фокусировались на роли возбуждения в возникновении Э. Др. подчеркивали ведущую роль в этом процессе ЦНС. Пейпец указал на то, что с Э. связаны специфические области головного мозга, и последующая работа в этом направлении привела к выделению ретикулярной формации, простирающейся от таламуса до ствола головного мозга, как центра активации или возбуждения. В исслед. было тж обнаружено, что электрическая стимуляция специфических областей мозга вызывает общий эмоциональный паттерн, к-рый можно классифицировать как ярость или страх. Однако, несмотря на признание роли коры головного мозга для выражении Э., попытки локализовать зоны, отвечающие за каждую конкретную Э., не привели к успеху.

Большинство совр. исслед. Э. сконцентрировались на взаимодействии между телесными изменениями и состояниями переживания. Арнольд утверждает, что когнитивные оценки событий определяют эмоциональные реакции, включая телесные изменения и состояния переживания. Часть этой детерминации предполагает оценку ощущений: переживания частично осн. на интерпретации событий и частично — на интерпретации телесных изменений. Др. исследователи делают больший или меньший акцент на оценке телесных изменений, оставляя в стороне вопрос о первичности.

Рез-ты исслед. в определенной степени поддерживают обе эти позиции. В нек-рых исслед.

приводятся данные о том, что отдельные Э. могут быть надежно связаны со специфическими паттернами физиолог. изменений. Экс установил, что характер изменений кровяного давления, сердечного ритма и сопротивления кожи неск. отличался, когда испытуемые были раздражены и когда они были напуганы. Подобные факты были обнаружены еще в ряде исслед., однако лишь нек-рые из Э.

оказалась связанными со специфическими телесными изменениями. В полном соответствии с взглядом Кеннона, что не существует достаточного количества различающихся между собой паттернов изменений, к-рые бы позволили учесть все Э., в исслед. было установлено только два или три различных физиолог. предвестника эмоций.

Подобно Кеннону, Шехтер и Сингер полагают, что Э. осн. на физиолог. состоянии возбуждения.

Возбуждение м. б. одинаковым для различных Э. и выполняет гл. обр. функцию мотивирования индивидуума к попытке объяснить или обозначить его к.-л. ярлыком. Эти ярлыки извлекаются из ситуации. В большинстве случаев это не представляет затруднений. Столкнувшись с медведем, чел.

испытывает возбуждение и ищет ему объяснение. Если это дикий медведь, то возбуждение может интерпретироваться как страх, однако если этот медведь ручной, возбуждение м. б. обозначено как сильное любопытство. Одни и те же стимулы в данной ситуации рассматриваются в качестве важнейших детерминант различных переживаемых эмоций.

В исслед. тж уделялось внимание выделению измерений Э. Существуют сотни эмоциональных состояний, мн. из к-рых представляют собой те или иные оттенки друг друга. Для того чтобы понять все эти состояния, исследователи пытались идентифицировать базовые измерения, на основе к-рых их можно было бы классифицировать.

См. также Когнитивные теории эмоций А. С. Баум Эмоциональное заражение (emotional contagion) Э. з. — это «тенденция к автоматическому подражанию и синхронизации выражений лиц, голосовых реакций, телесных поз и движений с выражениями лица, голосовыми реакциями, позами и движениями др. чел., приводящая к сближению с ним в эмоциональном отношении». Теоретически Э. з.

может достигаться различными способами. Нек-рые исследователи полагают, что в основе этого феномена могут лежать сознательные процессы мышления, анализа и воображения. Аронфрид утверждал, что люди должны учиться разделять эмоции др. людей и что заражение яв-ся условной эмоциональной реакцией. Большинство, однако, считает, что Э. з. яв-ся даже более примитивным процессом, чем условный рефлекс, происходящим автоматически, за пределами сознательного контроля. Согласно Хэтфилду и др., процесс Э. з. реализуется примерно следующим образом.

Положение 1. В ходе речевого общения люди автоматически и непрерывно подражают др. и синхронизируют свои движения с их выражениями лиц, голосами, телесными позами, движениями и инструментальным поведением.

Положение 2. Субъективные эмоциональные переживания периодически подвергаются влиянию обратной связи от такого подражания. Теоретически эмоциональное переживание может регулироваться на основе: а) команд ЦНС, в первую очередь управляющих таким подражанием — синхронизацией;

б) афферентной обратной связи от процессов лицевого, вербального, связанного с позами и движениями подражания — синхронизации;

в) процессов самовосприятия, исходя из к-рых, люди выводят заключения о своих собственных эмоциональных состояниях путем наблюдения за эмоциональными проявлениями и действиями, вызываемыми у них эмоциональными состояниями др.

Положение 3. Вследствие этого люди склонны постоянно заражаться эмоциями др.

Исследователи собрали многочисленные данные, свидетельствующие в поддержку этих трех положений.

Положение 1. Рез-ты исслед. показали, что люди действительно склонны подражать выражениям лица, голосам, позам и инструментальному поведению др. Подражание лицевой экспрессии происходит практически мгновенно. Люди оказываются способными следовать наиболее тонким и почти неуловимым изменениям. Хаггард и Айзекс приводят данные о том, что эмоциональные переживания и сопровождающие их выражения лица могут изменяться с удивительной скоростью — в интервале времени от 125 до 200 мс. В социально-психофизиологических исслед. установлено, что эмоциональные переживания и выразительные мимические движения испытуемых, измеряемые при помощи электромиографических (ЭМГ) методик, имеют тенденцию воспроизводить изменения в выражении эмоций у наблюдаемых ими людей и что такое моторное подражание м. б. настолько тонким, что практически не вызывает наблюдаемых изменений в выражении их лиц. Когда испытуемые наблюдают счастливые выражения лица, это проявляется гл. обр. в увеличении мышечной активности лица в области большой скуловой мышцы, служащей для оттягивания углов рта назад и вверх. Когда они наблюдают гневные выражения лица, это проявляется в увеличении мышечной активности в области мышцы, стягивающей брови.

Такое подражание начинается практически с рождения. Хейвиленд и Лелвика обнаружили, что уже 10-недельные младенцы могут подражать довольным, печальным и сердитым выражениям лица своей матери. Матери тоже подражают выражениям эмоций своих младенцев. Имеются тж многочисленные данные о голосовом подражании и синхронизации с голосовыми выражениями др.

людей.

Положение 2. В настоящее время большинство исследователей сходятся в том, что эмоции, по крайней мере отчасти, регулируются на основе обратной связи. Исследователи проверяли гипотезу об обратной связи в отношении выражений лица в трех типах экспериментов. В этих экспериментах использовались 3 различные стратегии, побуждающие испытуемых принимать выражение лица, соотв.

той или иной эмоции. Иногда испытуемых просто просили преувеличивать или скрывать любые свои эмоциональные реакции. Иногда пытались обманом заставить испытуемых принять ту или иную эмоциональную маску. Иногда ситуация организовывалась т. о., чтобы испытуемые неосознанно подражали выразительным движениям и эмоциональной мимике др. людей. Во всех этих случаях обнаружилось, что на эмоциональные переживания испытуемых влияла обратная связь от тех выражений лица, к-рые они принимали. Существует впечатляющий объем данных, поддерживающих положение о том, что субъективное эмоциональное переживание людей время от времени подвергается влиянию обратной связи от лицевого, голосового, связанного с позами и движениями подражания.

Положение 3. Исследователи, работающие в рамках разнообразных дисциплин, приводят доказательства в пользу существования Э. з. Большая их часть приходит из исслед. животных, работ детских психологов, интересующихся примитивным Э. з., эмпатией и симпатией, наблюдений клиницистов, изучающих процесс переноса и контрпереноса, а тж из работ соц. психологов и историков.

См. также Связь и привязанность, Когнитивная психофизиология, Эмоции, Эмпатия Э. Хэтфилд Эмоция и память (emotion and memory) Ранние воспоминания имеют сильный эмоциональный компонент. Исслед. автобиографической П. бывших узников концентрационных лагерей, проведенное Вагегенаар и Греневег, показывает, что события 50-летней давности хорошо вспоминались, но при этом имеет место подавление эмоционально нагруженных впечатлений специфического характера, а именно деталей ситуаций, в к-рых они были непосредственными свидетелями пыток, убийств и сами были жертвами жестокого обращения надзирателей. Др. словами, сила эмоционального заряда личного опыта не яв-ся гарантией против забывания.

Что касается более обычных уровней возбуждения, то автобиографические данные согласуются с данными эксперим. исслед., в к-рых эмоциональные слова и образы достаточной силы вспоминаются лучше, чем неэмоциональный материал, а тж с теорет. предположением Познера, что Э. повышает уровень бдительности, и с т. зр. Уолкера, что сильное возбуждение в ходе ассоциативного процесса приводит к более прочному запоминанию. Предположительно лучшее сохранение м. б. следствием лучшего научения или более прочного запоминания, либо того и др. вместе.

Гипотеза Уолкера включает идею временного торможения вспоминания сразу после сильного возбуждения, и Кляйнсмит и Каплан получили рез-ты, поддерживающие эту т. зр. Испытуемым предъявлялись восемь слов к-рые вызывали различную степень возбуждения, измеряемого по величине кожного сопротивления (КГР) (напр., такие слова, как «изнасилование» и «рвота», «танец» и «плавание», использовались в качестве стимулов для реакций, обозначаемых цифрами от двух до девяти). Вызывавшие низкое возбуждение слова вспоминались лучше, чем вызывавшие высокое возбуждение, сразу после их предъявления, однако по прошествии 45 минут и впоследствии вызвавшие высокое возбуждение слова вспоминались гораздо лучше. В ряде аналогичных исслед. подтвердилось лучшее вспоминание вызвавших высокое возбуждение стимулов при длительной отсрочке их воспроизведения, однако не было обнаружено ухудшения в их вспоминании при коротких интервалах отсрочки воспроизведения. В случае упомянутых выше жизненных воспоминаний источником Э. или возбуждения являлся стимул, в ответ на к-рый что-то вспоминалось. Однако практически те же самые рез-ты были получены Вайнером и Уолкером в эксперименте на заучивание списка парных ассоц. при использовании ими удара электрическим током в качестве отрицательного стимула или небольшой суммы денег за правильное воспроизведение в качестве положительного стимула. Т. е. запоминание оказывалось лучшим при использовании стимулов, чем при их отсутствии, усиливалось с увеличением ценности стимула и демонстрировало еще большую выраженность при увеличении отсрочки воспроизведения по мере увеличения аффекта. Берлайн и др. тж манипулировали возбуждением с совершенно независимым агентом, используя с этой целью белый шум, и обнаружили, что белый шум, подававшийся через наушники в процессе тренировки, улучшал воспроизведение, особенно при более длительных интервалах сохранения.

Бауэр с сотрудниками широко исследовали феномен зависимости вспоминания от возврата эмоционального состояния. Этот феномен характеризуется улучшением вспоминания, если состояние субъекта в момент вспоминания совпадает с его состоянием во время научения. После неск. начальных успешных экспериментов, в к-рых испытуемые, находившиеся и в ситуации научения, и в ситуации воспроизведения в веселом настроении (или оба раза в грустном настроении), демонстрировали лучшее вспоминание в сравнении с испытуемыми, находившимися в ситуации научения в противоположном настроении, последовала серия неудач, заставившая Бауэра и Мэйера прийти к выводу, что зависимость вспоминания от возврата состояния яв-ся ненадежным феноменом, по крайней мере в лабораторных условиях.

Блэйни в обзоре исслед. аффекта и Э. проводит различие между воспоминанием, обусловленным возвратом состояния и обусловленным конгруэнтностью состояний, утверждая, что материал лучше заучивается и удерживается, если эмоциональный тон материала конгруэнтен настроению субъекта в процессе его запоминания и/или воспроизведения. В случае автобиографических воспоминаний, как считает Блэйни, эти два эффекта часто суммируются, что, в частности, может объяснять сравнительно легкий доступ к автобиографическим воспоминаниям. В целом, исслед. влияния настроения на память, по-видимому, дают более четкие рез-ты, если вызываемые эмоциональные состояния оказываются достаточно интенсивными.

Ярким примером тормозящего влияния Э. на выполнение тестового задания яв-ся феномен тестовой тревожности. Для тех, кто наиболее подвержен беспокойству и эмоциональности при написании контрольных работ или сдаче экзаменов, должно быть справедливо следующее: диапазон охватываемых вниманием признаков сужается, и обработка информ. идет, в основном, на уровне физ.

характеристик стимула, а не его смыслового содержания;

высоко тревожные люди удерживают в оперативной памяти немного меньше единиц информ., что объясняет их дефицит в тестах на вспоминание и узнавание, и поэтому в сравнении с низко тревожными они больше выигрывают от снимающих напряжение условий повторной сдачи экзамена или поддержек П., подобных контрольным работам с разрешением пользоваться учебниками.

См. также Блокировка, Защитные механизмы, Эмоции, Память, Наказание М. Р. Денни Эмпатия (empathy) Под Э. обычно понимается сострадательное переживание одним чел. чувств, восприятий и мыслей др. Нек-рые ранние европейские и американские психологи и философы, такие как М. Шелер и У. Мак-Дугалл, рассматривали эмпатию как основу всех положительных соц. отношений.

В контексте этого широкого определения различные теоретики и исследователи определяли этот термин совершенно по-разному, подчеркивая в нем различные аспекты или смысловые значения.

Клинические психологи и др. исследователи терапевтических ситуаций, такие как Ч. Труа, склонны трактовать этот термин наиболее широко, включая в него интеллектуальное понимание терапевтом клиента, разделение терапевтом чувств клиента, непринужденность и эффективность коммуникации, и положительный аттитюд терапевта в отношении пациента. Такое широкое понимание эмпатии выглядит интуитивно привлекательным, однако смешение различных аспектов и значений эмпатии приводит к теорет. путанице, поскольку становится непонятным какой из аспектов яв-ся центральным, по определению или каузально, с остальными аспектами в качестве следствий или производных.

Др. психологи, такие как Р. Даймонд, выделяют когнитивные аспекты, фокусируясь на способности одного субъекта к интеллектуальному пониманию внутреннего опыта др. Значение когнитивной эмпатии, по-видимому, состоит в ее способности облегчать процесс коммуникации между двумя людьми. Предполагается тж, что испытывающий эмпатию чел., вследствие этого, будет в большей степени склонен к выражению симпатии, оказанию помощи и принятию др.

Третий подход к эмпатии определяет ее как переживание субъектом эмпатии определенной эмоции вследствие осознания им, что др. чел. переживает именно эту эмоцию. Нек-рые теоретики, работающие в рамках психологии развития, полагают что подобное взаимопроникновение чувств родителя и ребенка яв-ся ключевым звеном в процессе созревания. Эмпатическое эмоциональное возбуждение находит свое отражение в субъективных самоотчетах и в физиолог. изменениях.

Стотленд и его коллеги обнаружили, однако, что осн. предварительным условием Э., по видимому, яв-ся воображение себя как обладающего тем же самым опытом, что и др. чел. — иначе говоря, воображаемое принятие роли этого др. Такой психич. процесс противопоставляется рассмотрению др. чел. в более объективированной или рассудочной манере.

Этот подход к Э. пересекается с описанным ранее когнитивно-ориентированным подходом в том, что он осн. на когнитивном или психич. процессе воображения. Однако, в отличие от чисто когнитивно-ориентированного подхода, этот когнитивный процесс не обязательно должен отражать реальные события реальных людей, и т. о. субъекты Э. могут сопереживать актеру или герою романа.

Воображение опыта др. чел. оказывается преим. основанным на атрибутивной проекции, поскольку люди, вероятно, в большей степени сопереживают тем, кто находится в ситуации, к-рую субъект Э. уже переживал, непосредственно наблюдал или воображал себя попавшим в нее.

Связь между процессом воображения и процессами, связанными с физиолог. или поведенческими проявлениями эмоции м. б. достаточно сложной. Эта связь может возникать в рез-те образования прямой, прошлой ассоц. благодаря процессу, включающему тонкие пороговые или подпороговые мышечные движения, или она может возникать непосредственно на уровне нервной деятельности.

Философы и социологи-теоретики уже давно высказывали мнение, что проявление Э. ведет к большей услужливости и даже альтруизму. Эта простая связь была продемонстрирована эмпирическим путем, когда Э. вызывалась при помощи инструкций, о чем сообщают М. Той и Д. Бэтсон. Стотленд и его коллеги показали, что Э., когда она измеряется как индивидуальная характеристика, тж ведет к альтруизму, особенно когда помогающие действия легко осуществимы. Хоффман и Г. Зальцштейн сообщают, что если родители имеют теплые взаимоотношения со своими детьми и обращают их внимание на то, как последствия их поведения сказываются на благополучии др., такие дети с большей вероятностью будут хорошо относиться к др. людям, чем при отсутствии этих условий.

В противоположность этому, Стотленд и его коллеги обнаружили, что в ситуациях, когда помочь страдающему др. оказывается не просто или даже невозможно, испытывающий Э. может попытаться вырваться из этой неприятной ситуации — физически или психологически — путем «замораживания» своих чувств. Если боль др. достигает крайней степени или проявляется в виде сильной агонии, субъект эмпатии может физически или психологически устраниться из этой ситуации. Бэтсон и Коук сообщают, что это бегство от мучительного сопереживания происходит с меньшей вероятностью, если данный чел.

не просто проникается чувствами др., но еще и симпатизирует ему — т. е. сообщает об ощущении эмоционального побуждения помочь др., чувстве сострадания, жалости и сердечного участия. Хоффман показал, что, независимо от используемого теорет. похода к Э., методики ее измерения на основе самоотчетов всегда дают более высокие показатели для женщин по сравнению с мужчинами.

См. также Эмоции, Представления, Социальный интерес Э. Стотленд Эмпиризм (empirism) Э. — это направление в эпистемологии (гносеологии), согласно к-рому все знание возникает в результате чувственного восприятия и опирается на него. Э. можно противопоставить двум другим часто, хотя и не обязательно, связываемым между собой доктринам: нативизму, утверждающему, что некоторое знание дано нам от рождения, и рационализму, утверждающему, что именно разум, а не чувственный опыт, дает нам самые верные основы знания.

Эти споры уходят корнями в V в. до н. э. Э. возник как реакция на рационализм, зарождение к рого связано с именем Парменида, а дальнейшее развитие — с именем Платона. Сторонники рационализма проводили резкую границу между мнением, или ошибочным представлением, и знанием, или внешней (объективной) и доказуемой истиной. Они считали, что чувственный опыт дает людям только мнение об изменяющемся мире призраков (видимости или кажимости), а поскольку призраки могут вводить в заблуждение, нельзя полагаться на чувственное восприятие. Т. о, рационалисты призывали совершенно не доверять чувствам и искать знания посредством разума. Мнение может быть верным, а может и не быть таковым, это зависит от случайного совпадения мнения и наблюдения;

в отличие от мнения, знание должно быть доказуемо и объективно истинным, и только логика — разум — может обеспечить доказательство и дать уверенность. Рационалисты, как правило, считали также, что знания преимущественно даются людям от рождения, научение же представляет собой «извлечение на поверхность» того, что до поры до времени неявно присутствует в душе или в мозге.

С именем Эмпедокла связано возникновение др. философии, Э., выразившего недоверие осн.

идее рационализма с его склонностью к причудливым метафизическим спекуляциям и попытавшегося показать, что наблюдение приводит к знанию. Сторонники Э. в его крайнем проявлении утверждают, что наблюдение яв-ся единственным надежным источником знания. Если даже рационалист и отвергает опыт, долг эмпирика — доказать, что перцепция на самом деле яв-сь источником верного знания: т. о., чтобы подтвердить возможности перцепции, эмпирик должен изучить ее. Здесь и начинается психология. Чтобы убедить нас в правильности собственной системы взглядов, эмпирик, подобный Эмпедоклу, должен объяснить нам, как «работает» восприятие, — а это, бесспорно, — сфера интересов психологии. Т. о., теории восприятия принадлежат к наиболее древним психол. теориям, созданным для решения проблем философии. Эмпирики также не доверяют нативистским заявлениям рационалистов как апелляциям к миру непостижимого.

Совр. философия относит начало дискуссии между сторонниками рационализма/нативизма и эмпириками к XVI в. и связывает ее с именами Рене Декарта, основателя совр. рационализма, и Джона Локка, наиболее яркого представителя совр. эмпиризма. Э. представлен двумя школами — умеренной и радикальной. Умеренный эмпирик соглашается с теми, кто считает, что источником всех идей яв-ся перцепция, однако допускает, что «аппарат разума», т. е. такие его функции как память, воображение и язык — даны чел. от рождения. Сторонники крайних взглядов, в том числе и Джон Стюарт Милль, не ограничиваются этим и утверждают, что рез-том научения яв-ся не только то, над чем человек думает, но и то, как он думает, т. е. сами мыслительные процессы.

Своеобразным синтезом идей рационализма и Э. яв-ся философия Иммануила Канта, считавшего, что наука — высшая форма челов. познания — начинается с опыта и с систематизации его результатов. Однако Кант полагал, что благодаря врожденным свойствам челов. разума челов. опыт неизбежно «принимает определенную форму», к-рая и становится источником упорядоченного явления, изучаемого наукой. Следовательно, наука базируется на логически доказуемом основании, присущем разуму от рождения, а потому предшествующему опыту.

Как ученые, психологи, более склонны соглашаться с эмпириками, нежели с рационалистами, и эта тенденция особенно заметна в странах с развитой психол. наукой — в Англии и в США, т. е. там, где Э. занимает господствующие филос. позиции. В наше время споры между эмпиризмом и рационализмом фактически прекратились, уступив место более знакомой психологам дискуссии между нативизмом и Э., или полемике о роли природы и воспитания в развитии. Хоть Э. и яв-ся доминирующим филос. учением, однако есть и исключения из этого общего правила. Напр., Н.

Хомский в своей работе «Картезианская лингвистика» (Cartesian linguistics), бросая вызов Э.

бихевиористов, утверждает, что большую часть синтаксиса чел. получает при рождении. Он основывает лингвистику на интуициях, а не на поведении, и рассматривает язык как логическую систему, практически не изменяющуюся под воздействием внешних стимулов.

См. также Логический позитивизм Т. Лихи Эмпирическая психотерапия (experiential psychotherapy) Э. т. представляет собой систематизированный способ осуществления лечения, предназначенный для операционализации любой теории личности и терапии. Т. о., Э. т. яв-ся скорее метатеорией, чем одной из мн. теорий личности.

При практ. проведении этой терапии, любое вмешательство или реакция психотерапевта рассматривается под углом зрения их непосредственного, конкретного воздействия на актуальное самочувствие (present bodily felt sense) клиента. При отсутствии непосредственных изменений самочувствия, к-рые рассматриваются клиентом как ценные, считается, что вмешательство не имеет эмпирического эффекта и поэтому не яв-ся терапевтически полезным.

Этот аспект эффективной терапии признается во многих теорет. концепциях.

См. также Экзистенциальная психотерапия, Фокусирование, Новаторские психотерапии Дж. Р. Иберг Энвайронментальная психология (environmental psychology) Э. п. — специализированная область, изучающая отношения между поведением и условиями среды, в к-рой оно имеет место. Под поведением здесь понимаются как доступные наблюдению действия, так и не доступные ему акты, включая мысли, эмоции и т. п., а под средой — физ. окружение организма. Хотя специалисты в области Э. п. учитывают в своих исслед. и некоторые аспекты соц.

окружения (напр., семью или референтные группы), все же их внимание в первую очередь направлено на изучение влияния физ. среды. Так, значительная часть исслед., относимых к области Э. п., посвящены изучению влияния шума, загрязнения воздуха, экстремальных температур и разных способов орг-ции пространства архитекторами.

Важность влияния среды в определении поведения признается в той или иной степени уже давно. Истоки эксперим. психологии лежат в контролируемых лабораторных исслед. воздействий света, давления и др. средовых факторов на поведение чел. К сожалению, предметом интереса были только изолированные раздражители, отчего условия, при к-рых изучалось влияния света, не имели ничего общего с реальной стимуляцией светом меняющейся интенсивности. Вместо этого исследовались ощущения искусственных (изолированных) физ. стимулов. Позднее поведенческая психология осознала важность среды в контролировании поведения, но в рамках этого направления среда, как она обычно определялась, была представлена режимами подкрепления или изолированными элементами, выделенными из окружающей обстановки.

Первым психологом, чьи представления о «среде» во многом соответствуют совр. толкованию этого термина, был Курт Левин, полагавший, что поведение (B) определяется особенностями личности (Р) и среды (E), т. е., что В = f(P, E). Хотя Левин имел в виду преимущественно соц. среду, он все же говорил о всей среде как таковой, а не о каком-то одном факторе, изъятом из общего контекста и изучаемом в контролируемых лабораторных условиях.

Промежуток между 1950 и 1970 годами — период постепенного развития концепции окружающей среды в направлении осознания ее важной контекстуальной роли в поведении чел., на к рую указывал Левин. Фестингер, Шехтер и Бек провели исслед. возникновение дружеских связей между соседями и развитие групп в физ. контексте жилого комплекса. Они обнаружили явные влияния особенностей планировки жилого комплекса на оба этих соц. процесса. Впоследствии специалисты в области челов. факторов начали анализировать производственную среду, напр., кабины пилотов, и применять психологию для определения того, как различная орг-ция производственной среды влияет на челов. реакции.

К 1970 г. появилось уже немало исследователей, называвших себя энвайронментальными психологами и изучавших средовые условия и вытекающее из них поведение. Однако Э. п.

рассматривает окружающую обстановку скорее как единое целое, нежели как набор стимулов.

Гласс и Сингер провели большую серию исслед. эффектов городского стресса. Впоследствии результаты их лабораторных экспериментов были использованы для проведения полевых исслед., в результате чего была получена информ. о воздействии шума в условиях мегаполиса. Полученные в лабораторных условиях свидетельства того, что контроль над уровнем шума уменьшает вероятность возникновения стрессов, были распространены и на др. средовые факторы. Была доказана возможность контролировать уровень стресса в переполненных электричках и на рабочих местах, требующих от работника большого напряжения.

Pages:     | 1 |   ...   | 60 | 61 || 63 | 64 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.