WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 57 ] --

песня или запах может послужить сигналом того, что область занята. Во время обычного исслед. функций пения птиц, некоторых самцов изымали с их территории, и помещали вместо них репродукторы, к-рые могли или продолжать транслировать пение, или прерывали его. Вторжения представителей того же вида не происходило до тех пор, пока транслировали песню. Во время др. экспериментов самцы, лишенные голоса, испытывали трудности, удерживая захватчиков вне пределов своей территории. По-видимому, самцы должны петь, чтобы сохранить свое пространство.

Понятие территории часто в различных контекстах применяют и к людям. Представители одного народа защищают границы своей страны;

члены банды защищают свои «сферы влияния» («turf»), а домовладельцы в пригородах защищают свою собственность. Действительно, Себба и Черчмен рассматривали жилище как единицу обитания, состоящую из сегментов пространства, пригодного для использования различными индивидами или группами индивидов. В др. эксперименте было показано, что андростенол (androstenol) яв-ся челов. запахом, побуждающим мужчин держаться на некотором расстоянии друг от друга. Обработав половину кресел в общественной комнате отдыха этим хим.

веществом, экспериментаторы обнаружили, что мужчины избегают помеченных «территорий».

Антропологи применили модели экономической защиты ресурсов к народам.

См. также Агрессивное поведение животных, Половое поведение животных, Социобиология животных, Доминантные и рецессивные гены, Инстинкт Д. А. Дьюсбери Теснота (crowding) Т. — это синдром стресса, связанный с высокой плотностью заполнения окружающего пространства. В данном случае, под Т. понимается субъективное, психол. состояние, обычно отрицательное по эмоциональному тону, в основе к-рого лежит оценка эффектов плотности.

Плотность заполнения среды и Т. различаются между собой, и их соотношение было предметом многочисленных дискуссий. Джонатан Фридман утверждает, что Т. и плотность яв-ся эквивалентными понятиями, и не видит необходимости в привлечении к.-л. промежуточного, субъективного состояния.

Подобная т. зр. лежит в основе большинства социологических/эпидемиологических исслед. и исслед.

животных по данной проблематике. Однако результаты полевых и лабораторных исслед. людей не согласуются с таким представлением, и Дэниел Стоколс обосновал необходимость рассмотрения плотности и Т. как различных феноменов. Плотность — это физ. переменная, отношение размера группы (числа присутствующих людей) к объему пространства (величине доступного пространства).

Изменение к.-л. одного или обоих членов отношения повлекут за собой изменение плотности, и по мере увеличения плотности вероятность того, что люди будут испытывать чувство тесноты, будет также увеличиваться. Т. поэтому яв-ся неким опытным состоянием, опирающимся на оценку плотности и ряда др. факторов, к-рые могут ослаблять или усиливать отрицательные эффекты высокой плотности.

Поэтому плотность яв-ся необходимым, но недостаточным условием для возникновения ощущения Т.

Однако, люди не всегда испытывают чувство Т. при увеличении плотности. Высокая концентрация людей на спортивных состязаниях, концертах или политических митингах необходима для создания желаемых уровней возбуждения. В таких случаях, даже несмотря на достаточно высокую плотность, большинство людей не испытывают чувства Т. Однако, та же самая концентрация приобретает отрицательную окраску и будет переживаться как теснота при др. обстоятельствах, таких как попытка добраться до своей машины и покинуть автостоянку после завершения концерта.

Т. о., Т. яв-ся психол. переменной, к-рая отражает то, как плотность окружения, по предположениям или убеждениям людей, будет воздействовать на них. Исслед. показали, что на такую их оценку может оказывать влияние ряд различных дополнительных факторов. Так, мужчины в большей степени подвержены негативному воздействию малых пространств по сравнению с женщинами. В ряде исслед. мужчины, к-рые должны были работать в составе небольших групп в маленьком помещении, выражали агрессию и отрицательные эмоции по поводу этого обстоятельства.

Женщины, оказавшиеся точно в такой же ситуации, не испытывали ощущения Т. и не выражали агрессии или отрицательных эмоций. По-видимому, что-то присущее самому процессу социализации мужчин и женщин предрасполагает мужчин к переживанию большего по сравнению с женщинами стресса в условиях ограниченного пространства. Интересно, что мужчины и женщины не различаются в своих реакциях на высокую плотность, характеризующуюся большими скоплениями людей в менее ограниченном пространстве.

Культурная принадлежность также влияет на оценки Т.: то, что считается Т. в одной культуре, может не считаться таковой в условиях другой. Характер самой ситуации также играет важную роль.

Если высокая концентрация людей способствует достижению целей в к.-л. ситуации, последняя вряд ли будет вызывать переживание Т. Если высокая концентрация блокирует или в чем-то затрудняет их достижение, это будет повышать вероятность возникновения ощущения Т. Т. о., высокая плотность людей на вечеринке будет вызывать ощущение тесноты с меньшей вероятностью, нежели высокая плотность людей в продуктовом магазине.

Исслед. животных свидетельствуют о том, что высокая плотность может вызывать серьезные последствия. Напр., Б. Колхаун наблюдал снижение репродуктивности, социальную изоляцию и др.

формы органической и соц. патологии в колониях грызунов с высокой плотностью. Подобные эффекты иногда вызывают соблазн к их распространению на челов. популяции, однако данные исслед.

свидетельствуют об их ограниченной выраженности у людей. Эти эффекты несколько отличаются в челов. популяциях из-за сложности тех процессов, к-рые включены у людей в восприятие своего окружения, и из-за значительно больших адаптивных возможностей, к-рыми обладают люди.

Т. практически всегда связана с отрицательным эмоциональным тоном. Люди чувствуют себя хуже, когда ощущают Т., в сравнении с отсутствием такого ощущения. По-видимому, это утверждение верно независимо от того, переживается ли теснота в текущей ситуации или только ожидается;

люди, предвосхищающие тесноту, так же испытывают более негативные чувства. Кроме того, в исслед.

установлено что теснота приводит к физиолог. возбуждению: зафиксирован, в частности, рост некоторых показателей возбуждения симпатической НС, включ. сердечный ритм, кровяное давление и проводимость кожи.

Приводятся также некоторые данные о влияниях плотности заполнения окружающего пространства на состояние здоровья. Большая их часть связана с ухудшением самочувствия людей. Так, Т. связана со сравнительно большим числом жалоб на здоровье, большим числом посещений клиники или диспансера, и т. д. Дополнительные исслед. указывают на повышенные уровни кровяного давления у людей, испытывающих чувство Т. В одном исслед. приводились данные о сравнительно высокой корреляции между переполненностью тюрем и уровнем смертности заключенных.

Т. оказывает влияние и на соц. поведение. Люди испытывают большую неприязнь к др. людям в условиях ощущения Т., чем в отсутствие такового. Кроме того, люди нередко избегают контактов с др.

в условиях Т. Баум и Валинс, описывая результаты серии исслед. в студенческих общежитиях, указывают на стремление уединиться как преобладающую реакцию на ощущение Т. В др. исслед.

показано, что люди менее склонны вступать во взаимодействие с др. людьми в условиях Т.

Исслед. показывают, что люди гораздо реже предлагают другим помощь в условиях Т., чем в ее отсутствие. В дополнение, Т. оказывается связанной с агрессией. Однако, используемые при этом показатели агрессии, по-видимому, все же лучше интерпретировать как показатели эмоциональной окраски и межличностной привлекательности. К ним относятся особенности поведения при игре в переговоры и вынесение вердиктов при моделировании суда присяжных. Лишь в немногих исслед.

были зафиксированы проявления открытой агрессии как прямого следствия ощущения Т.

Т., по-видимому, оказывает также влияние на эффективность решения задач. На решение сложных задач она влияет сильнее, вызывая ухудшение результатов. Это может быть связано с возбуждением, к-рое тж связано с теснотой, поскольку возбуждение часто приводит к снижению эффективности при решении сложных задач. Мотивационные проблемы могут также влиять на результаты решения. В нескольких исслед. было обнаружено, что неизменно высокая концентрация людей, вызывающая ощущение Т. (напр., в своем собственном доме) связана с выученной беспомощностью или с напоминающими ее последствиями, выражающимися в заметном снижении наблюдаемой мотивации. В результате, люди могут прекращать дальнейшие настойчивые попытки решить проблему или выполнить задание.

Существует несколько подходов к объяснению причин эффектов тесноты. Первый из них связан с моделью перегрузки (overload), привлекающей некоторые понятия из области компьютерных систем для описания того, каким образом гиперстимуляция может вызывать ощущение Т. Когда количество людей в определенной ситуации оказывается настолько велико, что субъект начинает подвергаться перегрузке со стороны поступающих извне соц. стимулов, он испытывает ощущение Т. Эта модель фокусируется на частоте соц. взаимодействий и на попытке уединиться как осн. реакции совладания.

Др. подход, использующий понятие контроля, яв-ся модификацией модели перегрузки. Согласно данному подходу, соц. взаимодействия в условиях Т. характеризуются не только повышенной частотой, но плюс к тому нежелательностью и непредсказуемостью. Когда люди больше не могут регулировать свои соц. переживания и определять то, когда, где и с кем им взаимодействовать, они начинают испытывать чувство Т.

Еще одна модель основана на понятии ограничения поведения (behavioral constraint), т. е., того, в какой степени субъект ощущает свободу вести себя так, как он того хочет. Т. возникает, когда плотность оказывается настолько высокой, что люди начинают вставать на пути друг друга и испытывать связанные с этим ограничения в отношении возможностей выполнять желаемые действия.

Др. модели фокусируются на доступности ресурсов и возможностей для деятельности в текущей обстановке.

См. также Вмешательство случайных свидетелей, Энвайронментальная психология А. С. Баум Тест «дом-дерево-человек» (House-tree-person test) Т. д-д-ч. (H-T-P) яв-ся популярным проективным тестом, в к-ром тестируемого просят нарисовать три отдельных объекта: дом, дерево и чел. После этого тестируемому задают около уточняющих вопросов по каждому рисунку, включ. описания, интерпретации и ассоц.

Т. д-д-ч. предназначен для оценки личности и может служить мерой взрослого интеллекта.

Интерпретация основана на двух допущениях. Во-первых, эти рисунки рассматриваются в качестве перцепций самого себя и собственного окружения: чел. яв-ся символическим отображением самого тестируемого, дом — символическим отображением его «дома» (семьи), а дерево — символическим отображением более широкого окружения. Во-вторых, в рисунках и вербальной продукции тестируемый дает косвенные подсказки в отношении деталей, имеющих для него особое значение.

См. также Оценка личности, Проективные методики Э. М. Сиипола Тест «Лабиринты Портеуса» (Porteus maze test) Первоначально этот тест был сконструирован и опубликован Стэнли Портеусом как дополнение к IQ-тесту Стэнфорд-Бине, предназначавшееся для измерения невербальных аспектов умственной способности (расчетливости, планирования и предвидения). Портеус, работавший в то время с умственно неполноценными детьми, мечтал о тесте, с помощью к-рого можно было бы выделить среди таких детей тех, кто обладал достаточными невербальными умениями, чтобы извлечь пользу из специального обслуживания. Тест использовался самостоятельно и как часть Шкалы действия Артура (Arthur's Point Scale of Performance Tests), невербального IQ-теста, впервые опубликованного в 1915 г. и пересмотренного в 1947 г.

См. также Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Меры интеллекта, Бланковые (типа «карандаш-бумага») тесты интеллекта М. Эллин Тест «Составь картину-историю» (make-a-picture-story test) Т. С. к.-и. (MAPS) — рисуночная тематическая проективная методика, разработанная Эдвином Шнейдманом. Этот тест называют «кузеном» Тематического теста апперцепции (ТАТ). Он состоит из черно-белых фоновых картинок, на к-рых изображены: гостиная, спальня, улица, мост и т. п. В комплект также входят 67 отдельных контурных фигурок людей и животных. Задача заключается в том, чтобы выбрать одну или несколько фигурок, разместить их на фоновой картинке и затем рассказать историю о получившейся ситуации.

См. также Клиническая оценка, Оценка личности Э. Шнейдман Тест академических способностей (scholastic aptitude test) Т. а. с. (SAT) представляет собой трехчасовой по продолжительности тест в формате множественного выбора, измеряющий вербальные и мат. способности, важные для успешного обучения в колледже. Все действующие формы SAT, предназначенные для использования в к.-л. заранее назначаемый период времени, сохраняются в секрете;

проведение теста тщательно контролируется и осуществляется только в специализированных центрах. В настоящее время более 1 млн старшеклассников ежегодно проходят SAT. Типичная форма SAT состоит из 85 вербальных заданий (противоположности, аналогии, завершение предложений, понимание прочитанного), разделенных на две 30-минутные части, и 60 мат. заданий (мат. задачи, сравнение по величине), также разделенных на две 30-минутные части. В дополнение используется 30-минутный Тест стандартного письменного английского (Test of Standard Written English) и 30-минутная часть, предназначенная для проверки новых заданий для использования в будущих вариантах SAT.

Тестируемым сообщаются отдельные показатели по вербальному и мат. разделам, варьирующие от 200 до 800 баллов. При выведении показателей в качестве норм используются процентильные ранги для уч-ся старших классов обычных школ и студентов колледжей.

Эволюция теста тщательно документирована;

для его совершенствования используются строгие и точные процедуры. Показатели SAT, как правило, используются в сочетании со средним школьным баллом для прогнозирования успешности обучения в колледже.

См. также Тестирование способностей, Прогноз академической успеваемости студентов Г. Робертсон Тест аналогий Миллера (Miller analogies test) Этот тест состоит из 100 заданий на вербальные аналогии, отобранных из широкой сферы академических знаний. Он считается серьезным тестом, обладающим достаточно высокой прогнозирующей силой в том, что касается академической успешности потенциальных аспирантов, специализирующихся в самых разных областях. Он измеряет вербальные и мыслительные способности и обладает техническими характеристиками, позволяющими осуществлять дифференциацию даже среди весьма способных студентов, различающихся своим потенциалом. Этот тест был предметом значительного числа исслед., к-рые подтвердили его заявленные достоинства. Т. а. М. тщательно разработан, и доступ к нему строго контролируется. Он отличается высоким уровнем трудности и хорошо продуманным методическим руководством для пользователей по интерпретации тестовых показателей.

См. также Меры интеллекта У. Эшер Тест руки (hand test) Т. р. — проективная методика — был впервые опубликован в 1962 г., и к настоящему времени накоплен обширный корпус данных, касающихся его нормирования и валидизации. Комментируя этот «впечатляющий объем исследований», Боуден отмечает, что «в отношении валидности тест руки выгодно отличается от других традиционно используемых проективных методик».

Т. р. первоначально разрабатывался с целью показать наличие или отсутствие прототипичных тенденций действия, чтобы хоть частично снять обвинения с проективных методик за якобы их неспособность прогнозировать поведение.

Стимульный материал теста состоит из десяти карточек размером 3x4 дюйма. Первые девять представляют собой рисуночные изображения кистей рук, последняя карточка пустая. При предъявлении первых девяти карточек испытуемому задают один вопрос: «Как вы думаете, что делает человек, которому принадлежит эта рука?», а при предъявлении последней карточки просят:

«Вообразите какую-нибудь руку и скажите, что, судя по ее виду, делает человек, которому она принадлежит». Ответы оцениваются и классифицируются по четырем основным измерениям, в соответствии с тем, связана ли данная проекция с другими людьми (межличностные отношения), безличным миром (внешняя среда), трудностями в отношениях с людьми или в обращении с вещами (дезадаптированность) либо с неспособностью выработать осмысленную тенденцию действия (уход, отказ от действия). Эти основные количественные модальности, в свою очередь, подразделяются на более частные показатели, помогающие описать личность конкретного чел. Напр., модальность «межличностные отношения» складывается из шести отдельных показателей, зависящих от того, будет ли связан ответ тестируемого с челов. отношениями, характеризующимися как любящие (AFF), зависимые (DEP), коммуникативные (СОМ), эксгибиционистские (ЕХН), директивные (DIR) или агрессивные (AGG).

Помимо стимульного материала в тестовый набор входят инструкция по обработке и анализу результатов, новая редакция руководства для взрослого варианта теста, руководство для детского варианта и две монографии. Несмотря на относительную простоту подсчета и интерпретации показателей по сравнению с более сложными проективными методиками, такими как тест Роршаха, грамотное использование Т. р. требует клинической подготовки и опыта, и, вообще говоря, этот тест рассчитан на лиц с соответствующим специальным образованием и профессионалов.

Несмотря на умозрительный характер допущений, лежащих в основе Т. р., его валидность яв-ся эмпирической и устанавливалась, гл. обр., на основе сравнений нормальных выборок с разнообразными известными клиническими группами, обеспечивающими различия в ожидаемых направлениях. Напр., как и прогнозировалось, психотические пациенты обнаруживают тенденцию к высоким показателям по измерению «уход, отказ от действия», тогда как невротики дают рост показателей по измерению «дезадаптированность». Непрекращающееся клиническое использование теста вскрыло дополнительные нюансы в подсчете показателей, имеющие диагностическое значение, к-рые, в конечном итоге, были учтены в общей схеме расчета показателей в виде заключенных в скобки, или качественных, оценок. Напр., ответ, встречающийся чаще одного раза, получает также заключенный в скобки показатель повторения (REP).

Первоначально, в силу его заявленной способности разоблачать поведение, Т. р. рассматривался преимущественно как ценный инструмент для предсказания импульсивных, насильственных (acting out), агрессивных тенденций. С тех пор этот тест превратился в клинический инструмент более широкой направленности, применяемый для формулировки диагнозов и оценки психодинамики в разнообразных популяциях. Иногда он может оказываться полезным и при определении риска антисоциального поведения, однако в этом отношении его надлежит использовать с должной осторожностью. Так называемый коэффициент импульсивной агрессии (acting-out ratio, AOR), основанный на сравнении позитивных межличностных отношений (т. е., AFF, DEP и СОМ) с негативными (т. е., DIR и AGG), усиленно рекламировался как предиктор агрессивных тенденций, однако его полезность ограничена и, что справедливо в отношении любого проективного теста, Т. р.

работает лучше всего, когда рассматривается во всей своей целостности (т. е., неразумно полагаться лишь на один или два показателя при выведении диагностических заключений).

Т. р. не требует владения навыками чтения и письма, может проводиться с любым индивидуумом, начиная с 7-летнего возраста, занимает примерно 10 минут, легко интегрируется в тестовую батарею, сравнительно прост в освоении и может использоваться в целях скрининга. Его возможности в плане интерпретации, однако, ограничиваются тем фактом, что он преимущественно измеряет фасад или верхний слой поведения личности и, следовательно, не дает ее полной картины. К тому же, этот тест подкупает своей обманчивой простотой, и одно из его предполагаемых преимуществ, легкость в освоении, может оказаться ловушкой для неосторожного пользователя. Для эффективной работы с этим инструментом требуется клиническая подготовка, определенное обучение и опыт практ.

использования.

В силу своей краткости и простоты реализации Т. р. оказался довольно полезным инструментом научных исслед. Большинство прошлых исслед., гл. обр., были связаны с установлением специфических различий в клинических выборках или с прогнозированием антисоциального поведения, но этот тест также использовался для эмпирического обоснования теорет. фундамента структурного анализа для исслед. культурных различий и для углубленного изучения разнообразных психопатологических синдромов, таких как множественная личность, нервная анорексия и «компульсивный фасад» — компенсаторная реакция на мозговые повреждения.

См. также Клиническая оценка, Проективные методики, Методика Роршаха, Тематический тест апперцепции Э. Вагнер Тест складывания кубиков (block design test) Этот тест, разработанный Сэмюелем Косом на основе проведенного им в 1921 г. обширного исслед., был опубликован в 1923 г. С самого начала он задумывался как невербальный интеллектуальный тест для исслед. аналитических и синтетических аспектов когнитивных функций.

Данные Коса показали, что тест дает высокую корреляцию с результатами по тесту интеллекта Стэнфорд-Бине (r = 0,81) в широком возрастном диапазоне от 2 лет 7 месяцев до взрослости (хотя действующие нормы не являются надежными для возраста менее 5 лет). Переработка теста и его норм продолжалась др. исследователями на протяжении многих лет.

Этот тест до сих пор широко используется в качестве составной части батарей интеллектуальных тестов, таких как Шкала интеллекта взрослых Векслера (WAIS). Тж было установлено, что тест яв-ся ценным инструментом в анализе аспектов «конструктивного» (constructive) интеллекта, связанных с переводом перцептивных образов (perceptual impressions) в спланированное конструктивное поведение.

См. также Меры интеллекта, Шкала Лурия-Небраска, Тесты интеллекта Векслера М. Хатт Тест скрытых фигур (hidden figure test) Т. с. ф. измеряет когнитивный стиль «полезависимость—поленезависимость». Он разработан на основе Теста встроенных фигур (Embedded Figures Test), использованного Виткиным и его сотрудниками в своих исслед. Тест встроенных фигур состоял из двух наборов по 12 карточек с цветными изображениями геометрических фигур. Задание заключалось в идентификации простой фигуры внутри более сложной. Т. с. ф. состоит из 32 заданий (черно-белых изображений геометрических фигур) в формате множественного выбора. Тестируемого просят идентифицировать простую фигуру внутри более сложной, выбрав одну из пяти предложенных альтернативных фигур. На выполнение всего теста отводится 10 минут. Показатель — число правильных ответов минус поправочный коэффициент.

См. также Полезависимость Р. С. Эндрулис Тест словесных ассоциаций (word association test) Т. с. а. — простая индивидуальная методика. Испытуемый в ответ на услышанное стимульное слово должен как можно быстрее отреагировать первым пришедшим ему в голову словом.

Тестирующий регистрирует это слово, время реакции и любые др. специфические особенности в поведении тестируемого.

Этот «дедушка» проективных методик имеет богатую историю. Еще Э. Крепелин применял этот тест в целях клинической диагностики и сообщал об эффектах утомления, голода и применения лекарственных средств в приводимых ассоц.

Лишь позднее этот тест обратил на себя внимание психоаналитиков. Карл Юнг был первым, кто использовал словесные ассоциации в качестве клинической тестовой процедуры с целью обнаружения комплексов (центров эмоциональных нарушений) у пациентов. Его осн. заслугой была стандартизация этого метода в том, что касается проведения и интерпретации.

Юнг использовал в качестве стимулов список из 100 слов, к-рые были подобраны таким образом, чтобы представлять общие эмоциональные проблемы (напр., гнев, страх, смерть). Он идентифицировал три признака эмоциональных нарушений (названных индикаторами комплекса): а) необычные отклонения в содержании ответов (напр., эгоцентрические реакции, повторение стимульного слова);

б) увеличение времени реакции;

в) аффект, проявляющийся во внешнем поведении субъекта (напр., напряжение, смех). Эти индикаторы до сих пор часто используются в тестах на проверку лжи.

Впоследствии подход Юнга был подвергнут радикальной модификации Д. Рапапортом и др. Они высказали идею, что аффективно нагруженные области конфликта гораздо легче идентифицировать на основе стимульных слов, чем на основе содержания слова-реакции. Тем самым фокус анализа сместился на те стимульные слова, к-рые вызывали наибольшие нарушения в ассоциативном процессе и поведении тестируемого.

Т. с. а. в целом не оправдал возлагавшихся на него надежд ни как на проективную методику, ни как на диагностический инструмент.

Э. Сиипола и др. использовали модифицированный вариант Т. с. а. без ограничений времени, обеспечивающий свободу выбора ответа, предоставляемую др. проективными методиками. Эта модификация привела к фундаментальным изменениям в ассоциативном процессе: тестируемый намеренно откладывал ответ с целью поиска удовлетворяющей его ассоциации. Данн и др. обнаружили, что такие субъективные ассоц. оказывались связанными с такими характеристиками личности, как импульсивность и система ценностей.

См. также Проективные методики Э. М. Сиипола Тестирование и законодательство (testing and legislation) В течение весны и лета 1964 г., когда в сенате США обсуждался Закон о гражданских правах от 1964 г., на рассмотрение Комиссии по справедливым практикам найма (Fair Employment Practices Commission) штата Иллинойс было представлено судебное дело, в к-ром утверждалось что некий чернокожий кандидат был отвергнут в ходе процедуры найма по причине того, что не справился с коротким психол. (IQ-типа) тестом, к-рый был «необъективен» в отношении культуры чернокожих американцев. Несмотря на то, что Комиссия сняла это обвинение, данное дело благодаря национальной прессе привлекло к себе широкое внимание, в особенности деловых кругов, обеспокоенных тем, что правительственные органы могут диктовать процедуры отбора и критерии найма в сфере частного предпринимательства. Дабы смягчить такие опасения, сенатор от штата Техас Джон Тауэр внес поправку, принятую Конгрессом и ставшую частью Закона гражданских правах. Эта поправка гласит:

«Несмотря на любое другое его [Закона] положение, не будет незаконным в практике найма работодателем... использовать любой профессионально разработанный тест способностей и опираться на его результаты, при условии, что таковой тест, его проведение или учет результатов не предполагается использовать для целей дискриминации по признаку цвета кожи, расовой, религиозной, половой принадлежности или национальному происхождению» (Закон о гражданских правах от 1964 г., Раздел VII, Параграф 703h). Законодательные органы многих штатов, где существуют комиссии по справедливым практикам найма или комиссии по проблемам дискриминации, последовали примеру Сената и включили данный вариант параграфа 703h в законы своих штатов.

Между тем совершенно очевидным следствием применения в целях отбора психол. тестов, вытекавшим из 50-летней практики их использования со времен Первой мировой войны, являлось то, что чернокожие и в определенной степени др. меньшинства (напр., латиноамериканцы) регулярно получали по ним более низкие показатели, чем белые, и при любом устанавливаемом предельном нижнем уровне отсечки с ними все равно справлялась или «проходила» тест пропорционально меньшая часть чернокожих по сравнению с белыми. Ввиду этого обстоятельства Комиссия по вопросу равных возможностей занятости (Equal Employment Opportunity Commission, EEOC) опубликовала «Единые правила проведения отбора наемных работников» (Uniform guidelines on employee selection procedures).

Поначалу решения судов в основном выносились в защиту компаний. Важным поворотным пунктом в этом процессе явилось решение Верховного суда США по делу «Григгс против Дюк Пауэр Компани» (401 U-S 424, 3 FEP175, 1971). Суд принял решение в пользу истца Григгса, знаменательное тем, что в нем определялись некоторые стандарты в отношении использования тестов: во-первых, представление доказательств того, что конкретная процедура отбора повлияла негативным образом, было возложено на истца;

во-вторых, если конкретная процедура отбора оказала негативное влияние, ответчик должен продемонстрировать суду путем предоставления соответствующих доказательств, что результаты по данному тесту связаны с уровнем выполнения той трудовой деятельности, в отношении к-рой данный тест используется как критерий отбора. Суд указал также на необходимость «большего уважения» рекомендаций ЕЕОС, к-рые определяют в общих чертах стандарты и процедуры валидизации тестов.

Ежегодно в ЕЕОС поступает примерно 70 000 жалоб в отношении случаев дискриминации, из них от 10% до 15% связаны с дискриминацией в результате несправедливого тестирования.

См. также Практики найма рабочих и служащих, Методы тестирования Ф. Эш Тестирование пригодности к конторскому труду (clerical aptitude testing) Стандарт для Т. п. к. т. был установлен опубликованным в 1931 г. Миннесотским профессиональным тестом для конторских работников (Minnesota Vocational Test for Clerical Workers).

Каждый его пункт состоит из пары идентичных или просто похожих названий или чисел;

экзаменуемому предлагается находить и отмечать идентичные в течение строго ограниченного периода времени. Измеряемой способностью яв-ся скорость и точность восприятия. Др. часто измеряемыми способностями в Т. п. к. т. яв-ся вербальное понимание, беглость в чтении цифр, память, и умение рассуждать. В Т. п. к. т. тж часто используется выборочный анализ деятельности, требующей таких специфических конторских умений, как печатание на машинке, стенографирование, письмо без грамматических и синтаксических ошибок.

См. также Тестирование способностей, Психометрика Р. Гийон Тестирование способностей (aptitude testing) В широком смысле под тестом способностей понимается любой психометрический инструмент, использующийся с целью предсказания того, на что «годен» (способен) конкретный чел. Средства измерения достижений, специальных способностей, интересов, черт личности или любого др. челов.

качества или поведения, вообще говоря, можно было бы квалифицировать как тесты способностей.

Такое широкое определение, однако, используется довольно редко. Область употребление термина «тест способностей» (aptitude test) обычно ограничивается отдельными тестами или батареями тестов специальных способностей, предназначенными для измерения способности к усвоению различных дисциплин или практ. освоению специфических умений или профессиональных навыков.

Десятки стандартизованных инструментов для измерения способностей, в т. ч. тестовых батарей, можно приобрести сегодня коммерческим путем. Примерами тестовых батарей способностей яв-ся Дифференциальные тесты способностей (DAT), широко используемые в учебном консультировании на уровне младшей средней школы (9—10 классы) и выше, и Батарея тестов общих способностей (GATB), к-рая используется в профконсультировании в рамках подхода к подбору профессии на основе системы паттернов профессиональной пригодности.

Общие и специальные способности. Общие тесты интеллекта, такие как Шкала интеллекта Стэнфорд-Бине и Шкала интеллекта взрослых Векслера, измеряют некую смесь («композит») специальных способностей. В терминологии Кронбаха, эти тесты отличаются широкополосностью (bandwidth), поскольку они значимо коррелируют с успешностью деятельности в широком спектре областей. Однако, оборотной стороной широкополосности является низкая точность настройки этих тестов — т. е. их корреляции с успешностью в специальных областях обычно низки. Напротив, тесты специальных способностей, являясь по существу узкополосными, имеют более высокую точность настройки. Их средние корреляции с успешностью в широком спектре областей, как правило, ниже чем у общих тестов интеллекта, однако корреляция специального теста с успешностью в данной области оказывается более высокой.

Действительно, если говорить об общих тестах интеллекта, то первые психологи-разработчики тестов способностей полагали, что такие тесты измеряют врожденный потенциал к научению.

Следовательно, на показатели таких тестов не должен оказывать серьезного влияния конкретный опыт обучения. Как показал Дж. Б. Кэрролл, показатели некоторых тестов способностей не изменяются в ходе тренировки. Однако, показатели по др. тестам способностей, — напр., показатели моторной ловкости, — значительно улучшаются с практикой.

Валидность тестов способностей. Некоторые психологи, например Вернон, считали что общий интеллект яв-ся более важной детерминантой профессиональной успешности, чем специальные способности. Однако, как было продемонстрировано, показатели ряда тестов, в частности тестов механических и канцелярских способностей, повышают точность предсказания успешности в разнообразных профессиях. Прогностическая ценность тестов музыкальных и художественных способностей не столь очевидна, но даже здесь были получены некоторые обнадеживающие результаты.

В целом, тесты способностей служат более надежными предикторами успешности в программах обучения нежели эффективности выполнения реальной работы.

В 1960-х гг., когда научно-этическая проблема валидности и справедливости тестирования при приеме на работу превратилась в юридическую проблему, судьба многих практиковавшихся до того процедур тестирования способностей оказалась под вопросом. Однако сегодня, из-за трудностей следования рекомендациям по отбору наемных работников, разработанным Комиссией по вопросу равных возможностей занятости (ЕЕОС), мн. компании продолжают использовать тесты способностей.

См. также Практика найма рабочих и служащих, Промышленная психология, Тесты для отбора кандидатов Л. Р. Эйкен Тестовая тревожность (test anxiety) Термином Т. т. обозначают физиолог., психол. и поведенческие реакции на стимулы, связываемые индивидуумом с ситуацией проверки или оценки. Т. т. представляет собой частный случай общей тревожности и характеризуется чувствами возрастания сознавания своих действий и воспринимаемой беспомощности, к-рые часто приводят к ухудшению результатов выполнения тестов или, в более широком контексте, всех типов когнитивных и академических испытаний.

Обычно в Т. т. выделяют два компонента — сомнение в себе и эмоциональность. Компонент сомнения включает самовосприятие. Компонент эмоциональности относится к аффективным и психол.

коррелятам возбуждения автономной НС: переживанию напряжения и дистресса. Согласно гипотезе направленности внимания Дж. Д. Вайна, люди с высокой Т. т. распределяют свое внимание между релевантными задаче и относящимися к «Я» переменными, в то время как люди с низкой Т. т.

преимущественно фокусируют его на выполняемой задаче.

Т. т. обычно измеряется с помощью стандартизованных самоотчетов (опросников, инвентарей, шкал), оценивающих оба ее аспекта — сомнение в себе и эмоциональность. Многочисленные исслед.

говорят о том, что Т. т. наиболее часто возникает при решении сложных задач или когда ситуация рассматривается как стрессовая либо связанная с оценкой, и что лица с высокой Т. т. в большей степени склонны к поглощенности посторонними мыслями, озабоченности и самоосуждению чем лица с низкой Т. т., и что эти тенденции усиливаются в ситуациях испытаний. Существуют также данные о том, что озабоченность негативно связана с выполнением заданий, а эмоциональность — нет.

Поскольку Т. т. приводит ухудшению тестовых результатов и академических достижений, были разработаны разнообразные программы ее коррекции. Наиболее эффективные из них включают комбинирование когнитивного перефокусирования и/или тренировки учебных навыков с тренингом десенсибилизации и релаксации.

См. также Тревожность Ф. Браун Тесты академических способностей (academic aptitude tests) Существует много типов Т. а. с. или, иначе говоря, способности к обучению. Общие тесты, такие как меры интеллекта, оценивают широкий спектр когнитивных способностей (capacities) и предсказывают, в общих чертах, степень успешности в большинстве академических занятий. В отличие от них, специальные тесты предсказывают степень успешности в более ограниченных областях, таких как математика, музыка, родной язык или иск-во, и подходят для распределения уч-ся с целью специализации в этих областях.

Тесты способностей нередко имеют более широкую сферу охвата, чем тесты достижений, однако зачастую бывает очень трудно разграничить их на основе специфических заданий. Главное различие между ними заключается в их назначении: тесты способностей предсказывают обучаемость, тогда как тесты достижения оценивают результаты прошлого обучения и текущие знания. Возникающее порой смешивание этих разновидностей тестов вполне объяснимо, поскольку мн. тесты достижений предсказывают последующее обучение лучше некоторых тестов способностей, в особенности когда предсказываемые достижения относятся к узко определяемой области. Анна Анастази в «Психологическом тестировании» [см. А. Анастази, С. Урбина, Психологическое тестирование, СПб., Питер, 2001. Примеч. ред.] и Ли Кронбах в «Основах психологического тестирования» (Essentials of psychological testing) показывают, что различие между тестами способностей и достижений можно отобразить на континууме, на одном конце к-рого находятся тесты специфических, школьных достижений (напр., тесты, создаваемые учителем для применения в своем классе), а на другом — тесты общих способностей (напр., тесты интеллекта). Такие тесты способностей, как Тест академических способностей (SAT) и Письменные экзамены для аспирантов (GRE), попали бы в середину этого континуума.

Надежность и валидность тестов способностей. Тесты способностей должны обладать специфическими видами валидности и надежности. Крайне важно, чтобы такие тесты показывали прогностическую валидность, то есть то, в какой степени тестовые показатели могут предсказывать заданный критерий. Т. о., показатели тестов способностей используются не для определения успешности выполнения содержащихся в них заданий, а для прогнозирования некоторого релевантного критерия (напр., Тест аналогий Миллера (Miller Analogies Test) может использоваться для прогнозирования успешности обучения в аспирантуре). Обычно для описания прогнозируемых связей используются коэффициенты корреляции, при этом корреляции от 0,40 до 0,50 считаются уже приемлемыми. Некоторым тестам способностей, особенно общим тестам интеллекта (таким как Шкала интеллекта Стэнфорд-Бине), желательно также иметь конструктную валидность.

IQ-тесты. В 1917 г. военным ведомством США при содействии Американской психологической ассоциации были разработаны и апробированы групповые интеллектуальные тесты, получившие название Армейский альфа и Армейский бета. Они могли проводиться одновременно на больших группах людей и оказались полезными при отборе строевых офицеров и офицеров запаса. Множество др. интеллектуальных тестов, разработанных впоследствии для нужд школьного образования, были созданы по образцу Армейского альфа-теста.

Если показатели большой группы детей по тесту интеллекта представить в виде графика, показывающего частоту встречаемости каждого показателя, получится колоколообразная нормальная кривая. Среднее (или усредненный показатель) всегда равно 100, а стандартное отклонение — примерно 15. Дети, показатель к-рых не достигает 70 (нижние 2% населения), могут быть отнесены к категории детей с психической задержкой развития или умственно отсталых, тогда как детей с показателями выше 130 (верхние 2% населения) иногда относят к категории одаренных.

Многофакторные тесты способностей. Многофакторные тесты способностей содержат набор субтестов, измеряющих различные способности. Эти субтесты оценивают более широкий спектр способностей, нежели IQ-тесты. Получаемая с их помощью информация оказывается полезной в профессиональном и образовательном консультировании. Вся батарея субтестов стандартизуется на одних и тех же людях, что позволяет проводить сравнения по различным субтестам и идентифицировать слабые и сильные способности.

Одной из наиболее широко используемых комплексных батарей способностей является Дифференциальный тест способностей (DAT). DAT включает восемь субтестов: «Вербальное рассуждение», «Оперирование числами», «Абстрактное рассуждение», «Скорость и точность конторских операций», «Механическое рассуждение», «Пространственные отношения», «Орфография и Словоупотребление». Объединение показателей по субтестам «Вербальное рассуждение» и «Оперирование числами» дает комплексный показатель, сопоставимый с общими показателями IQ по пересмотренной шкале интеллекта Векслера для детей (WISC-R) или по шкале Стэнфорд-Бине. DAT используется в работе с учениками 8—9 классов, чтобы обеспечить их релевантной информ. как раз в то время, когда они планируют дальнейшее образование.

К многофакторным тестам способностей также относятся: Батарея тестов общих способностей (GATB) Управления размещения и регулирования рабочей силы США, содержащая 12 тестов и дающая показатели по 9 факторам;

Батарея профессиональной пригодности Вооруженных сил США (ASVAB);

Тест способностей для не умеющих читать (Nonreading Aptitude Test, NATB);

Комплексная батарея способностей (Comprehensive Ability Battery);

Батарея способностей Гилфорда-Циммермана (Guilford Zimmermann Aptitude Battery);

Международную батарея тестов первичных факторов (International Primary Factors Test Battery);

Национальные тесты готовности (MRT) и Тест базисных понятий Боэма (ВТВС).

Есть также тесты специальных способностей для прогнозирования успешности в конкретных областях деятельности, оценивающие канцелярские и стенографические способности, зрение и научение, зрение и слух, механические способности, музыкальные и артистические способности, креативность. Тесты способностей, применяемые для отбора на конкретные специальности при приеме в колледж или на работу, включают Тест академических способностей (SAT), Тестовую батарею Программы тестирования американских колледжей (ACT), Тест для поступающих в юридическую школу (Law School Admissions Test, LSAT) и Тест для поступающих в медицинский колледж (Medical College Admissions Test, MCAT).

Знание показателей по тестам способностей может помочь учителям в формировании реалистичных ожиданий в отношении своих учеников и в выработке индивидуального подхода к их обучению. Сравнение показателей по тестам способностей и достижений может выявить расхождения, вызывающие внимание либо к ученику, либо к методическим просчетам учителя. В профконсультировании тесты способностей помогают выявлять различия в способностях и определять соотношение сильных и слабых сторон консультируемого с т. зр. умений, необходимых для овладения различными профессиями. Эти результаты также помогают консультантам диагностировать причины неуспеваемости. Напр., IQ-тесты могут показать, что ребенку скучно на уроках или его фрустрирует обучение в школе.

Вероятно, наиболее важными областями использования тестов способностей яв-ся отбор, классификация и распределение. Тесты способностей используются также для выявления задержек психич. развития. В ситуациях, когда из большой группы кандидатов может быть отобрана лишь ограниченная группа уч-ся, тесты способностей могут предоставлять общую основу для сравнения всех заинтересованных уч-ся, и тогда, в сочетании с другими источниками информ., их показатели могут использоваться для принятия отборочных решений.

См. также Тестирование способностей, Клинический прогноз в сравнении со статистическим, Прогноз академической успеваемости студентов, Дифференциальные тесты способностей, Бланковые тесты интеллекта Дж. Мак-Миллан Тесты действия (performance tests) Т. д. требуют активных физ. реакций на уровне произвольных движений, действий или предметно-манипулятивной деятельности. С помощью таких тестов часто измеряют двигательную координацию, скорость движений и действий, а также перцептивные или двигательные навыки.

Вследствие их относительной независимости от речевых навыков тестируемых, Т. д. оказались полезными при оценке физически неполноценных лиц, особенно глухих.

Т. д. нашли широкое применение в армии (напр., имитаторы тренировочных полетов, позволяющие измерять навыки пилотирования) и в бизнесе (напр., тесты печатания на машинке или набора на клавиатуре). В неакадемических условиях, Т. д., прямо связанные с трудовыми навыками, обычно используются в целях найма, расстановки, перемещения и продвижения персонала. Т. д.

используются и в академических условиях, напр., тесты чистописания, устного чтения, и навыков письма (основанные на оценке «выборочных образцов деятельности»).

Несмотря на то, что Т. д. обладают большей очевидной валидностью, бланковые тесты (типа «карандаш-бумага») остаются наиболее широко используемой формой тестов. Бланковые тесты, когда они проводятся с людьми, имеющими достаточный опыт в выполнении такого рода тестов, могут обеспечивать валидные, менее дорогостоящие и более подходящие для условий группового тестирования измерения.

См. также Тест складывания кубиков, Тесты интеллекта Векслера М. Эллин Тесты для отбора кандидатов (selection tests) Тесты этого типа яв-ся психометрическими инструментами для отбора кандидатов на рабочие места или для участия в образовательной/учебной программе. В более узком смысле, под отбором подразумевают отсев (screening), в ходе к-рого принимаются подходящие кандидаты и отвергаются неподходящие. Отбор также относится к классиф. или распределению отобранных по различным категориям рабочих должностей и расстановкой наемных работников на конкретные уровни должности.

Кандидаты обычно отбираются только по одному тесту — так называемому скрининг-тесту, на основе к-рого принимаются только те из них, чьи показатели оказываются выше определенной, установленной в данной орг-ции, нижней предельной оценки, называемой критическим показателем. При расстановке работников по конкретным уровням должностей также обычно используют один тест — тест расстановки. В свою очередь, классификационные решения обычно требуют использования оценок нескольких тестов.

Для отбора кандидатов, к-рые окажутся наиболее успешными в выполнении работы или образовательной/учебной программы, используются различные типы психол. тестов. Выбор того или иного теста зависит от характера используемого критерия и видов знаний, требующихся для эффективного выполнения этого критерия. В целом, психол. тесты оказываются наиболее полезными в отборе лиц на должности низшего или среднего звена, нежели на управленческие должности высшего уровня. Опросники интересов и личностные тесты применяются реже, чем тесты способностей в качестве инструментов отбора, однако они оказываются полезными при отборе управленческого персонала.

Поскольку валидность большинства тестов отбора не очень высока, существует вероятность ошибок. Поэтому при принятии решения об использовании того или иного теста и при определении критического показателя следует учитывать возможность двух типов ошибок отбора: ложные позитивы (false positive) и ложные негативы (false negative).

Рекомендации ЕЕОС. Единые правила проведения отбора наемных работников (Uniform Guidelines on Employee Selection Procedures), пересмотренные в 1978 г. Комиссией по вопросу равных возможностей занятости (Equal Employment Opportunity Commission, EEOC), требуют от работодателей представлять данные о валидности тестов отбора, в результате применения к-рых среди принятых на работу оказывается непропорционально низкое количество представителей групп меньшинств и женщин. Работодатели также должны продемонстрировать справедливость таких тестов группам меньшинств, причем это доказательство не должно опираться только на статистические данные.

Из-за трудностей применения рекомендаций ЕЕОС и доказательства валидности и справедливости используемых тестов отбора многие работодатели вообще прекратили тестирование. К сожалению, альтернативные инструменты отбора — интервьюирование, письменные рекомендации, анкетирование и прочее — обычно оказываются гораздо менее надежными и валидными, чем психол.

тесты.

См. также Промышленная психология Л. Р. Эйкен Тесты завершения предложений (sentence completion tests) Т. з. п. был впервые применен для оценки личности в 1928 г. Ф. Пейном. С тех пор эти тесты стали регулярно включаться в состав большинства клинических тестовых батарей и широко применяются в целях отбора в армии и в сфере промышленности. Тест представляет собой набор незаконченных предложений (т. е. их основ), к-рые обследуемому предлагается закончить. Т. з. п.

характеризуются простотой в разработке и могут использоваться в различных целях. Наиболее известными яв-ся тесты Холсоппла и Миала, Сакса и Леви, Роде, Стейна, Форера и Роттера.

Бланк незаконченных предложений Роттера (Rotter Incomplete Sentences Blank, ISB) яв-ся наиболее хорошо стандартизованным из них. Разработанный с целью оценки личностной адаптации студентов колледжа, он содержит 40 коротких основ предложений, сформулированных преимущественно от первого лица. Обработка заключается в классиф. ответов по трем категориям — конфликтный, нейтральный и положительный — и приписывании им взвешенных баллов. Полученные по всем 40 основам баллы затем суммируются для выведения общего показателя адаптированности.

Тест обладает высокой надежностью внутренней согласованности.

Интерпретация ISB опирается на взвешенные оценки, получаемые на основе контент-анализа.

Наряду с традиционно применяемым объективным контент-анализом тж используются формальные виды анализа длины предложений, употребления личных местоимений, соотношения глаголов и прилагательных и т. д. Несмотря на недостаточное согласие в отношении уровня осознанности, к к рому следует относить Т. з. п., клиницисты, в целом, согласны с тем, что большая часть получаемого материала находится под более сильным контролем сознания, чем при использовании таких проективных методик, как ТАТ или тест Роршаха.

См. также Клиническая оценка, Проективные методики Э. М. Сиипола Тесты разыгрывания ролей (role-play tests) Одна из осн. предпосылок поведенческой терапии состоит в том, что наиболее валидным способом оценки поведения является его прямое наблюдение в условиях естественного окружения. К сожалению, зачастую оказывается невозможным осуществлять такую форму оценки по экономическим или практ. соображениям. В наибольшей степени это касается межличностного поведения. Многие из наиболее клинически важных соц. взаимодействий, такие как ситуации самоутверждения или конфликты, возникают нечасто и непредсказуемо. Мн. др., напр., сексуальные, яв-ся областью интимных отношений и недоступны наблюдению. Следовательно, поведенческие терапевты обратились к аналоговым стратегиям как самой близкой прямому наблюдению альтернативе.

Т. р. р. относятся к наиболее широко используемым аналоговым процедурам.

Испытуемый/пациент садится рядом с помощником экспериментатора/терапевта.

Экспериментатор/терапевт излагает сценарий межличностного взаимодействия. Помощник, изображая протагониста, обозначает линию поведения. В ответ испытуемый/пациент реагирует так, как если бы действительно столкнулся с этим помощником в описанной ситуации.

Типичный тест разыгрывания ролей состоит из 6—12 ситуаций межличностных взаимодействий, представляющих рассматриваемую проблемную область (напр., самоутверждение, назначение свиданий). Интеракции записываются на видео для последующей оценки поведения. Прошедшие тщательную предварительную подготовку оценщики фиксируют возникающие в ходе исполнения ролей реакции и оценивают их на основе ряда измерений, являющихся значимыми для исследуемого умения.

См. также Психодрама А. С. Беллак Тесты учебных достижений (academic achievement tests) Т. у. д. предназначены для измерения специфических эффектов программы обучения. В целом, они представляют собой итоговую оценку того, что было выучено или приобретено уч-ся. Напр., заключительный экзамен, сдаваемый уч-ся после прохождения курса алгебры, вполне можно было бы отнести к тестам достижений. Иногда ошибочно смешивают Т. у. д. с тестами способности к обучению.

Последние определяются как тесты, измеряющие уровень овладения учащимися совокупностью знаний, умений и навыков к настоящему моменту, с тем чтобы можно было спрогнозировать успешность их последующего обучения.

Есть два основных типа Т. у. д.: стандартизованные Т. у. д. и Т. у. д., создаваемые учителем для проведения в своем классе. Определение «стандартизованный» предполагает, что тест проводится при одинаковых условиях, — напр., при одинаковом для всех времени на его выполнение, — и потому результаты проведения таких тестов в разных группах можно сравнивать. Разработка стандартизованных тестов требует значительного времени и усилий специалистов, однако при этом рядовые пользователи обеспечиваются разнообразной информ. и данными для сравнения. В отличие от стандартизованных, учительские тесты измеряют достижение тех учебных целей, к-рые должны быть реализованы благодаря определенной порции обучения. Вопросы таких тестов основаны на излагаемом учителем материале и нацелены на определение того, насколько хорошо он усвоен каждым учеником в классе. В то время как учительские тесты широко используются в обучении и выполняют в нем незаменимую функцию, стандартизованное тестирование позволяет время от времени проводить точные и осмысленные сравнения разных уч-ся и получаемого ими обучения.

Большая часть школ пользуется одной из форм общей батареи Т. у. д., применяемой на протяжении всех лет начального и среднего обучения. Наиболее широко используются тестовые батареи, измеряющие учебные навыки и знание содержания таких предметов, как чтение, арифметика, родной язык и трудовое обучение. В настоящее время существует множество тестов для измерения как общего образовательного уровня, так и достижений в конкретных учебных предметах. С квалифицированными обзорами и оценками большинства издаваемых Т. у. д. можно познакомиться в Ежегодниках психических измерений О. К. Буроса. На уровне высшего образования, принятая Советом колледжей Программа опережающего отбора (АРР) разрабатывает Т. у. д. по разнообразным дисциплинам с целью помочь уч-ся поступить в колледж на основании особых успехов в изучении одного или нескольких предметов. Кроме того, Программа экзаменов университетского уровня (CLEP), также проводимая Советом колледжей, облегчает получение «кредитов» колледжа по набору преподаваемых в нем дисциплин на основе результатов проверки знаний, полученных людьми благодаря самообразованию и др. нетрадиционным формам.

Еще один подход к тестированию учебных достижений — критериально-ориентированное тестирование — несмотря на сравнительную новизну получает все более широкое использование для оценивания образовательных достижений. По существу, критериальный тест показывает тот уровень, на к-ром тестируемый способен выполнять критериальную деятельность. Задания такого теста прямо увязываются с теми конкретными образовательными целями, к-рых уч-ся должен достичь в процессе обучения. Поэтому оценки по тесту отражают конкретные достижения тестируемого после прохождения курса обучения. В сущности, те же цели преследуют и учительские тесты. Однако, в критериальном тесте присутствует гораздо большая четкость и последовательность в увязывании учебных целей данной программы обучения с последующим измерением их достижения. В этом тесте часто устанавливается минимальный (критический) уровень достижения, причем не на основе какого либо произвольно выбранного показателя, напр. 70%, а исходя из минимального уровня компетентности, расцениваемого экспертами в качестве приемлемого. Возрастающее значение, к-рое придается в системе образования минимальным уровням компетентности для вынесения конкретной оценки уч-ся или для выдачи диплома об окончании высшего учебного заведения, сулит перспективы дальнейшему развитию критериального тестирования.

См. также Неуспевающие ученики, Педагогическая оценка Л. В. Парадайз Тесты честности (honesty tests) Ранние классические исслед. честности, проведенные во второй половине 1930-х гг., привели к пессимистическому взгляду на возможность прогнозирования честности на основе использования тестов «карандаша-и-бумаги» (т. е. бланковых) и к предположению, что честность/нечестность конкретного чел. яв-ся ситуативной переменной.

Представители деловых, промышленных и правительственных кругов, сталкиваясь с ошеломляющими потерями, списываемыми на воровство работников, предпринимали неоднократные попытки справиться с проблемой нечестности самыми разнообразными способами. Наименее стандартизованным и, как правило, наименее успешным методом была проверка предоставляемых работником сведений об образовании и рекомендаций. Привлечение опыта розыскной работы таких орг-ций, как ФБР и др. федеральных служб и некоторых полицейских департаментов оказалось довольно успешным в плане выявления лиц с «плохим послужным списком», но, вместе с тем, большинство позаимствованных в этих ведомствах процедур рутинны, ограничены и, по всей вероятности, упускают релевантную информ.

Вторым методом, широко используемым правительственными агентствами и частными работодателями, яв-ся полиграф или детектор лжи, применяемый в процессе собеседования при найме на работу. Полиграф оказывается полезен для идентификации тех, кто совершал неблаговидные действия в прошлом, но, по-видимому, не дает надежных результатов в выявлении тех, кто мог бы совершить их в будущем.

Попытки прогнозирования будущего поведения предпринимались в рамках трех основных подходов с использованием бланковых тестов: анализа биографических данных, применения типовых личностных тестов и (относительно новая тенденция) тестов, специально предназначенных для выявления аттитюдов к нечестности.

Большинство психологов, занимающихся прогнозированием недостаточной честности или склонности к делинквентному поведению, используют стандартизованные инструменты оценки личности, основываясь на допущении, что будущее делинквентное поведение может прогнозироваться на основе таких показателей личностной девиантности, как антисоциальная личность, социопатическая личность и психопатическая девиация.

Значимые прогнозы склонности к делинквентному поведению можно получать с использованием целого ряда измерительных инструментов. В их число входят Миннесотский многофазный личностный опросник (ММРI), Калифорнийский личностный опросник (СРI), Тест Ид-Эго-Суперэго (Id-Ego Superego Test), Шкала и контрольный список KD (KD Scale and Checklist), а также Анализ вектора активности (Activity Vector Analysts). Это «объективные» личностные тесты, в к-рых тестируемые выражают свое согласие или несогласие с различными утверждениями (напр., «Люди против меня»).

Другие психол. тесты и опросники отличаются одним важным свойством: их целевое назначение скрыто от отвечающего на них чел. Тестируемый понимает, что данный тест оценивает какую-либо сторону личности, но обычно не догадывается, что этот тест предназначен для измерения честности или склонности к делинквентному поведению.

Впоследствии был разработан ряд тестов в русле более прямого подхода. Кандидат на получение работы не может уклониться от их выполнения, прекрасно сознавая, что оценивается его откровенность и честность.

См. также Прикладные исследования, Промышленная психология, Удовлетворенность работой, Детектор лжи Ф. Эш Типы личности (personality types) Типологическая классиф. — один из старейших способов характеристики людей по их личностным различиям. Многочисленные типологии предлагали писатели, психиатры и психологи. В этих классиф. людей объединяли в группы на основе их соц. поведения, патологии, образа мыслей, ценностей, интересов, аттитюдов и различных особенностей их телосложения, к-рые, как предполагалось, связаны с темпераментом. Весьма вероятно, что практически каждая переменная личности, попавшая поле зрения теоретиков, была включена в ту или иную типологию. Мн. типологии частично перекрываются. Тем не менее, среди них можно выделить некоторое количество полярных, широко употребительных классиф.

Популярность типологий объясняется тем, что они представляют собой экономичный путь описания сложных сочетаний переменных. Они позволяют охарактеризовать чел. с помощью небольшого количества широких категорий. Ученые, критиковавшие типологические способы описания, утверждали, что простота типологий приводит к большим неточностям определений, типологические категории искусственны, а отличительные признаки чел. теряются из виду при объединении его с др. людьми, обладающими собственными отличительными чертами.

Неточность типологий связана с их простотой. В принципе, можно достичь высокой степени точности типологии, увеличив ее сложность. Если мы желаем сохранить всестороннюю применимость типологии, мы должны провести перекрестную классиф. людей с помощью большого количества специфичных дихотомических переменных. В этом случае нам удастся разработать сложные типологические категории, к-рые позволят описать личность чел. более однозначно, чем любые комбинации основанных на той же информ. показателей шкалы.

Старейшая известная система типов личности была разработана астрологами античности. В основу еще одной античной типологии, использовавшейся на протяжении мн. веков, положено представление о выделенных Гиппократом четырех основных жидкостях живого тела. Заслуга создания четырехчастной типологии темпераментов, основанной на этом представлении, приписывается римскому врачу Клавдию Галену, жившему во II в. н. э. В соответствии с ней выделяются четыре основных темперамента: сангвинический, обусловленный преобладанием крови;

флегматический, связанный с преобладанием слизи;

холерический, возникающий при преобладании желтой желчи, и меланхолический, связанный с преобладанием черной желчи. В XVIII в. Эммануил Кант предложил более детальное словесное описание этих четырех типов. Хотя учение о четырех жидкостях организма сегодня никто уже не воспринимает серьезно, работы Гиппократа и Галена все еще воодушевляют совр.

исследователей на поиски биохимических источников различий поведения и опыта людей.

Идея о том, что темперамент связан с телосложением, также имеет весьма давнюю историю.

Гиппократ описал два контрастных физ. типа: habitus apoplecticus и habitus phthisicus. Представители первого типа относительно полные, а поэтому сильные и мускулистые люди;

представители второго типа — худые и, соответственно, более хрупкие и слабые.

В начале XIX в. во Франции появился вариант типологии, состоящий из трех категорий. Леон Ростан характеризовал типы людей как дигестивный (пищеварительный), мускулярный (мышечный) и респираторно-церебральный (дыхательно-мозговой). Эту трехчастную типологию позднее заимствовали и переработали немецкие теоретики. Некоторые из этих теоретиков занимались преимущественно проблемой конституциональной предрасположенности к различным заболеваниям.

Однако в начале XX в. работа немецкого психиатра Эрнста Кречмера возродила интерес к связи между телосложением и темпераментом. Э. Кречмер (1925 г.) возродил французские представления о трех типах телосложения, но назвал их пикническим, атлетическим и астеническим (позднее названный лептозомным) типами. Он также добавил четвертый тип — дисплазический, — характеризующийся неустойчивым сочетанием признаков трех основных типов.

Шелдон пропагандировал использование соматотипов, к-рые характеризовались сочетанием трех признаков телосложения, значение каждого из к-рых оценивается по 7-балльной шкале.

Все описанные выше типологии основаны на анализе космических событий или физ.

особенностей тела. В то же время более психологичные классиф. тж имеют достаточно длительную историю. Людей часто классифицировали на основании их мотивов, интересов или ценностей, т. е. тех признаков и качеств, к-рые люди стремятся приобрести или ценят, к-рые побуждают людей к действию, привлекают их или нравятся им. Ранние психол. типологии были похожи на классиф. людей, предложенную Платоном в «Государстве». Платон предполагал, что душа чел. состоит их трех основных компонентов. Один из них связан с аппетитом или любовью к еде, питью, чувственным удовольствиям или деньгам. Второй касается страсти или моральной силы. Он может выражаться в виде храбрости, неуживчивости, могущества, честолюбия или стремления к славе. Третий элемент имеет филос. природу и ведает мыслительной деятельностью чел. Он стимулирует любовь к знаниям и обучению. Различия между людьми обусловлены соотношением этих трех элементов в их характере.

Определить принадлежность чел. к определенному типу можно по преобладанию одного из трех компонентов. Одна группа людей состоит из тех, кто стремится к богатству или прибыли. Вторая образована из людей, добивающихся славы. Третья состоит из философов, ищущих истину или мудрость.

Платон отмечал, что представители каждой группы имеют свои собственные оценочные критерии. Так, в зависимости от собственной принадлежности к тому или иному типу, чел. может приписывать превосходство богатым людям, тем, кто стремится к славе, или мудрецам—философам. В то же время, он указывал, что философы более развиты, чем представители двух др. групп, обладают более полными знаниями об окружающем мире и более всего подходят на роль правителей государства.

В начале XX в. сходная типология была предложена немецким психологом Эдуардом Шпрангером. Он разделял людей на типы в зависимости от основных форм жизни, к-рые они ценят и в к-рых видят смысл. Шпрангер выделил шесть главных видов ценностных ориентации и, соответственно, шесть типов людей. Для познавательной ориентации важны идеи как таковые. Эта установка свойственна людям теорет. типа. Подобно философам Платона, такие люди ценят знания и истину. Экономическая ориентация уделяет особое внимание объектам, значимым для телесных потребностей чел. Тип людей, для к-рых эта установка яв-ся ведущей, примерно совпадает с первым из выделенных Платоном типов, характеризующимся хорошим аппетитом, любовью к еде, питью, чувственным удовольствиям или деньгам.

Эстетическая ориентация связана с эмпатической реакцией на форму и интересом к внешним проявлениям вещей и событий. Люди эстетического типа ценят форму и гармонию. Религиозная ориентация стремится связать каждое событие со всеобъемлющим смыслом жизни чел.

Руководствующиеся этой ориентацией люди стремятся к чувству гармонии в мироздании и в собственном опыте встречи с миром. Две др. ориентации касаются отношений индивидуума с др.

людьми. Соц. ориентация и, следовательно, соц. тип, характеризует людей, к-рые испытывают интерес к другим и стремятся к идентификации с ними. Политическая ориентация направлена на приобретение превосходства и власти над др. людьми. Она присуща людям политического типа. Этот тип, в соответствии с описанием Э. Шпрангера, более всего напоминает платоновский тип страстных или амбициозных людей.

Среди множества подобных, разработанных философами типологий широкое применение у представителей др. областей знания нашли только две классиф. Первая из них построена на контрасте аполлоновского и дионисического стилей жизни и введена Фридрихом Ницше. Люди аполлоновского типа предпочитают контроль, баланс и сдержанность и ориентированы на внутренние проявления красоты. Люди дионисического типа стремятся испытать все прелести жизни и ценят неумеренную выразительность. Вторая типология была предложена Уильямом Джеймсом, к-рый различал два типа философов. Он характеризовал «мягкий» тип философа как рационалиста, интеллектуалиста, идеалиста, оптимиста, верующего, сторонника свободы воли, мониста и догматика. «Жесткий» тип философа он характеризовал как эмпирика, сенсуалиста, материалиста, пессимиста, неверующего, фаталиста, плюралиста и скептика.

Большое значение имели также две осн. дихотомические классиф., разработанные для применения в психиатрии. Одна из них — типология психозов — была предложена Эмилем Крепелином, и разграничивает маниакально-депрессивный психоз и dementia praecox (раннее слабоумие, переименованное позднее в шизофрению). Вторая предлагает сопоставимое разделение и была разработана Пьером Жане для психоневрозов. В данном случае две основные категории представлены истерией и психастенией.

Самая известная типология, построенная на дихотомии экстраверсия/интроверсия, принадлежит Карлу Юнгу. Он полагал, что две этих фундаментальных установки лежат в основе опыта чел., и верил, что каждый из нас имеет конституциональную предрасположенность к той или иной из них.

См. также Астрология, Центральные черты, Френология Р. В. Коан Топологическая психология (topological psychology) Курт Левин надеялся найти общий способ точного описания и объяснения психол. состояний и событий, основанный на использовании мат. понятий. Топология как раздел математики имеет дело с пространственными отношениями и не учитывает ни формы, ни направления, ни масштаба, ни даже величины;

основными понятиями топологии яв-ся область, граница, включение, смежность, непересечение, и т. п. Это делает топологию привлекательной с т. зр. составления диаграмм конкретной динамики как индивидуума (по терминологии Левина — «субъекта»), так и ситуации в том виде, как она воспринимается индивидуумом (по терминологии Левина — «жизненного пространства»).

Существенная проблема, однако, заключается в том (и сам Левин отмечал это), что такие фундаментальные психол. факты, как потребности, напряжения или цели нередко имеют количественную природу и «направление», а сами эти понятия несовместимы с топологией. Именно поэтому Левин пришел к мысли дополнить свою систему понятием «вектора», решив, что это даст ему возможность воспользоваться и теми преимуществами, к-рые дает топология, и теми, к-рые дает физ.

понятие «сила», имеющее как величину, так и направление. Он назвал эту комбинацию, допускающую использование вектора в топологическом описании, годологическим пространством, но не завершил «векторной» части своей системы.

Ситуация в том виде, в каком она предстает перед индивидуумом, обычно изображалась Левином в виде овала;

все, что находится за его пределами, не яв-ся частью жизненного пространства индивидуума. Индивидуум — это область, как правило, изображаемая внутри овала — жизненного пространства — небольшим кружком, обозначенным буквой Р (от англ. person). Жизненное пространство подразделяется на различные области с более или менее проницаемыми границами;

эти области, соответствующие разным отличительны признакам окружающей среды, воспринимаемым Р, связаны между собой определенным образом. Жизненное пространство может также включать в себя и «преграды», или непроницаемые границы, к-рые символизируют психол. барьеры, к-рые, по мнению Р, преодолеть невозможно. Психол. события — это движение, или «локомоция», внутри жизненного пространства.

Позднее Левин усложнил эту схему, введя в нее еще и область внутри Р, предположив среди прочего, что у ребенка она значительно менее дифференцирована, чем у взрослого. Он также предположил, что разные уровни реальности, включ. воображаемую, могут быть представлены несколькими слоями наложенных друг на друга жизненных пространств.

Эта модель вызвала к жизни огромное количество эмпирических исслед. таких проблем, как психол. насыщение, забывание, замещение, память, личность и мотивация, а тж превратилась в способ выражения влиятельной динамической теории личности Левина, теории поля, теории групповой динамики и др. теорий соц. психологии.

См. также Гештальтпсихология М. Вертгеймер Торможение поведения (behavioral inhibition) Понятие торможения пришло в теорию поведения из физиол., где оно рассматривалось и изучалось на протяжении более 100 лет. Рене Декарт, заложивший основы совр. физиологии, рассматривал возможность физиолог. торможения — торможения, к-рое могло проявляться в наблюдаемом поведении. Первую эксперим. демонстрацию торможения осуществил в 1823 г. Чарльз Белл, изучавший контроль глазных мышц. В 1838 г. А. В. Фолькман показал, что работа сердца может замедляться под воздействием блуждающего нерва. Но ключевым экспериментом — ключевым не столько для самого наблюдения феномена торможения, сколько для последовавших из него выводов, — была демонстрация в 1863 г. И. М. Сеченовым того, что спинномозговые рефлексы могут тормозиться под воздействием раздражителя, кристаллика поваренной соли, прикладываемого к разрезу зрительных бугров лягушки. Отсюда Сеченов пришел к заключению, что торможение поведения яв-ся функцией ЦНС и что психич. процессы — это возбуждающие и тормозящие рефлексы, организованные как антагонистические функции. Эти идеи он впоследствии развил в «Рефлексах головного мозга», оказавших сильное влияние на И. В. Павлова. Книга Сеченова была в течение длительного времени запрещена цензурой, поскольку понятие торможения казалось вызовом господствовавшим в то время представлениям о воле и свободе воли.

«Под торможением мы подразумеваем задержку функций структуры или органа посредством воздействия на нее другой структуры, хотя власть первых над реализацией этих функций по-прежнему сохраняется и может себя обнаруживать сразу после устранения задерживающего влияния» — послужило определением торможения в физиол. При распространении на психологию Павловым была сохранена сущность этого определения — торможение как антагонист процессов возбуждения.

В 1927 г. Павлов выделил и описал четыре эксперим. процедуры, при к-рых наблюдаемое снижение поведенческих реакций полагалось следствием «внутреннего», или условного торможения: а) снижение реагирования на условный возбуждающий раздражитель (УРЗ+), вызывающий прочный условный рефлекс, когда этот УРЗ+ предъявляется в последовательном или одновременном сочетании со вторым раздражителем и это сочетание не подкрепляется;

б) угашение ранее выработанного УР;

в) снижение реагирования на неподкрепляемый УРЗ— при выработке реакции различения (дифференцировки) УРЗ— от УРЗ+ (дифференцировочное, или различительное торможение);

г) снижение амплитуды УР в течение начального периода предъявления длительного УРЗ, сочетаемого с БР. Первая процедура считается в настоящее время классическим примером того, что называется условным торможением (conditioned inhibition).

Остальные три примера внутреннего торможения поведения, особенно (в) и (г), стали предметом длительных споров о том, являются ли они проявлениями тех же самых процессов, к-рые вызывают классическое условное торможение. Предлагались два основных типа альтернатив. Одна связана с возвратом к Декарту и его идее о конкуренции между двумя несовместимыми реакциями, хотя с тех времен не было приведено прямых доказательств того, что в этих случаях существует какое-то конкурирующее поведение. Другая восходит к идее Томаса Гоббса и связана не с торможением, а просто с меньшим возбуждением.

Для разрешения этой спорной проблемы было необходимо найти адекватное определение условного торможения и способы его независимой проверки. Этого шага пришлось ждать долго, поскольку, несмотря на первоначально большой интерес, феномены, связанные с учением Павлова об условных рефлексах, вскоре оказались вытесненными в психологии на второстепенные позиции, и внимание исследователей переключилось на принципы научения в рамках парадигмы, предложенной Торндайком и Скиннером, согласно к-рой поведение служит для организма инструментом приобретения вознаграждений. Этот интерес возобновился лишь после появления так называемых двухпроцессных (two-processes) теорий объяснения этого инструментального научения, к-рые опирались на представления о научении, выработанные в школе Павлова.

Один из родоначальников двухпроцессного подхода, Рескола (1969 г.), предложил операциональное «определение» условного торможения и разработал тесты, к-рые можно было бы использовать для его обнаружения независимо от условий, при к-рых оно наблюдается. Он высказал гипотезу, что торможение основано на научении, происходящем при отрицательной корреляции УРЗ и БРЗ (т. е., когда БРЗ с большей вероятностью появляется в отсутствие УРЗ, чем в его присутствии).

Такой УРЗ обозначался как УРЗ—, а его свойства в качестве условного тормоза рассматривались противоположными свойствам возбуждающего УРЗ+, который с ним сочетался или положительно коррелировал с появлением БРЗ. Для определения того, являются ли свойства предполагаемого условного тормоза противоположными свойствам УРЗ+, были предложены два теста. Чтобы убедиться в том, что наблюдаемое поведенческое торможение связано с условным торможением, а не с каким нибудь др. процессом (напр., отвлечением внимания), УРЗ— использовался при реализации обоих тестов. Первый тест — тест суммации (summation test), в к-ром УРЗ— непосредственно сочетался с УРЗ+, а искомым результатом являлось то, что поведение, вызываемое силой УРЗ+, вследствие этого сочетания должно было ослабляться. Вторым являлся тест задержки научения (retardation of acquisition test), в к-ром УРЗ— сочетался непосредственно с БРЗ для преобразования его в УРЗ+;

искомым результатом являлось то, что это преобразование УРЗ— в УРЗ+ должно было происходить медленнее в сравнении с преобразованием индифферентного раздражителя в УРЗ+. И действительно, оказывается, что если использовать павловскую методику подкрепления УРЗ+, когда он предъявляется один, а не в сочетании с предполагаемым тормозом (УРЗ—), УРЗ— будет подавлять реакцию вызывания действий др.

возбуждающим УРЗ+, и УРЗ— будет медленнее преобразовываться в УРЗ+.

Тем не менее, остается несогласие ряда ученых с выводом о том, что редукция поведения, к-рая сопровождает предъявления предполагаемого условного тормоза, действительно может быть приписана действию тормозных механизмов. Совр. иллюстрацией теории Гоббса может служить предположение о том, что когда УРЗ, обладающий высокой возбуждающей силой, приобретенной в ходе его предварительного сочетания с БРЗ, смешивается с обладающим меньшей возбуждающей силой УРЗ, ранее не сочетавшимся с БРЗ, результатом будет некоторый промежуточный уровень возбуждения вследствие усреднения мощности этих двух УРЗ. Такой усредненный уровень должен в итоге приводить к меньшему реагированию в сравнении с вызываемым только одним возбуждающим УРЗ (т.

е., это прогнозирует снижение реагирования без необходимости обращения к понятию торможения).

Привлекательность такого предположения заключается в том, что оно позволяет объяснять поведение без привлечения дополнительного понятия торможения. Однако очевидно, что эта модель «усреднения» сама опирается на определенного рода «вычисляемое» торможение (в противном случае мы должны были бы принять предположение об аддитивности реакций на данные стимулы).

И все же, хотя определение Ресколы предоставляет набор операций для выработки условного тормоза и проверки его статуса, психол. основа такого научения остается неясной. Исходя из павловских методик можно было бы предположить, что условное торможение основано на сигнализации УРЗ— о периоде, в течение к-рого не будет появляться БРЗ. Можно показать, что такое утверждение яв-ся ошибочным: если некий УРЗ прочно связать с определенным БРЗ, затем второй УРЗ столь же надежно связать с тем же самым БРЗ и, позднее, оба УРЗ вместе сочетать с третьим УРЗ и уже эту тройку УРЗ связать с тем же самым БРЗ, оказывается, что этот третий УРЗ приобретает свойства условного тормоза, даже несмотря на то, что он не сигнализирует о периоде, в течение к-рого не будет появляться БРЗ. Однако, эта процедура также подсказывает и ответ. Когда смешиваются два независимо упроченных УРЗ+, это вызывает необычно высокие уровни возбуждения — выше, чем могут быть вызваны действием одного БРЗ;

т. о., в случае триплета, третий раздражитель появляется в контексте большего возбуждения, чем то, к-рое могло бы обеспечиваться БРЗ. Отсюда, хотя этот третий раздражитель не предсказывает отсутствия БРЗ, он предсказывает БРЗ, который слабее того, что предсказывается сочетанием двух УРЗ+. Следовательно, условный тормоз по-видимому образуется в тех случаях, когда УРЗ не подкрепляется или недостаточно подкрепляется в присутствии др.

возбуждающих стимулов или контекстов. На сегодняшний день это яв-ся наиболее приемлемым психол. объяснением. Принципы этого объяснения воплощены в хорошо обоснованной совр. мат.

модели обусловливания, предложенной Вагнером и Ресколой.

Условное торможение продолжает оставаться одним из центральных понятий в объяснении механизмов приобретения и действия навыков в разнообразных условиях.

См. также Приобретенные побуждения, Обратное обусловливание, Блокировка, Головной мозг, Коннекционизм, Скрытое обусловливание, Гомеостаз, Имплицитное научение и память, Теории научения, Стимул (раздражитель) Б. Овермайер, Д. Уильямс Травма рождения (birth trauma) Т. р. — представление о том, что роды представляют собой физически трудный и психологически устрашающий опыт для новорожденного, память о к-ром сохраняется в бессознательном. Эта идея по меньшей мере столь же стара, как Будда, к-рый считал роды одним из пяти неизбежных страданий в челов. жизни. Психоаналитик О. Ранк, один из учеников Фрейда, развил эту исходную идею в своей книге «Травма рождения» (Тhe trauma of birth). Он пояснял, что опыт оставления материнской утробы с изобилием пищи, тепла, покоя и кислорода ради выхода в грубый мир голода, холода, шума и затруднений дыхания непременно будет травмирующим. Согласно психоаналитической теории, любой травмирующий опыт оставляет шрам в душе чел., мешающий нормальному, рациональному мышлению. Ранк высказал предположение, что роды относятся к таким травмирующим событиям.

Нек-рые психологи и психиатры, среди них Р. Д. Лэйнг, соглашаются с формулировкой Ранка. В рез-те этого они побуждают взрослых пациентов попытаться заново пережить опыт своего рождения, чтобы вернуть в сознание погребенные воспоминания, к-рые, возможно, деформируют дальнейшее развитие.

Нек-рые врачи пытались ослабить страдания новорожденного при внезапном переходе из матки во внешнюю среду. Наиболее видным из них яв-ся Ф. Лебуйер, к-рый в книге «Рождение без насилия» (Birth without violence) описывает «пытку невинного», какой яв-ся роды в совр. больницах, восклицая:

«Как напрасно думать, что такой громадный катаклизм не оставит своих следов!». Лебуйер предложил ряд мер для обеспечения «мягких родов», среди к-рых — отсрочивание перерезания пуповины, приглушение света и шума в родильном отделении, купание новорожденного в теплой воде, — все для того, чтобы замедлить быстрый переход из одного мира в др.

Др. психологи и врачи считают Т. р. скорее фантазией, чем фактом. Они обращают внимание на то, что такие процедуры, как обрезание или вправление сломанной кости (весьма болезненные для детей более старшего возраста), сопровождаются гораздо меньшим криком у новорожденных. Кроме того, если новорожденных помещают рядом с матерью (обеспечивая безопасный телесный контакт) или уютно заворачивают в мягкую пеленку сразу после родов, они быстро успокаиваются и проявляют любопытство — поведение, не наблюдаемое обычно после травмирующего опыта.

Тем не менее, хотя Т. р. остается недоказанным предположением, мн. родители и мед. персонал пытаются сделать первые моменты после родов более приятными для новорожденного. В последнее время уже не так часто можно увидеть, как новорожденного держат вниз головой и шлепают или сразу уносят, не дав матери подержать его.

См. также Психоанализ, Ранкианская психология К. С. Бергер Транзактный анализ (transactional analysis) Т. а. — это интеракционная психотер., построенная на предположении о том, что люди принимают текущие решения, основываясь на прошлых предпосылках, к-рые в свое время могли способствовать выживанию, но на данный момент часто не имеют силы. Хотя Т. а. может быть использован в индивидуальной терапии, он особенно пригоден для групп. Этот подход ориентирован на когнитивный, рациональный и поведенческий аспекты личности. Главной целью терапевтического процесса яв-ся помощь индивидууму в принятии новых решений относительно текущего поведения и направления жизни.

Автор Т. а., Э. Берн, строит свою теорию личности на «каркасе» из трех отдельных эго состояний: Родитель, Взрослый и Ребенок. Клиенты должны научиться идентифицировать функционирование этих компонентов, чтобы сознательно выбирать, как им действовать в данной ситуации. Р. Голдинг и Мери Мак-Клюр Голдинг разраб. модифицированную версию Т. а., объединяющую его принципы и технические приемы с принципами и приемами гештальт-терапии, семейной терапии, психодрамы и модификации поведения.

Внимание транзактного аналитика сосредоточено на предписаниях, прежних решениях, поглаживаниях, играх, расплатах, сценарии жизни и новых решениях. Дети растут, получая при этом вербальные и невербальные послания родителей (или предписания).

Прежние решения имеют целью получение родительских «поглаживаний» (strokes) (внимания со стороны родителей). Т. а. обращает внимание на то, как люди ищут признания и какого рода поглаживания они ищут и получают в своей жизни. Игры, представляющие собой серии скрытых транзакций с предсказуемым рез-том и неким выигрышем, формируются как средство поддержания прежних решений. Обучаясь тому, чтобы обнаруживать игры, в к-рые они играют, члены группы узнают о своих расплатах (rackets) — хронических дурных чувствах, являющихся следствиями прежних решений и накапливающихся у людей, играющих в игры, — оправдывая прежние важные решения.

Все эти элементы составляют содержание сценария жизни (life script), к-рый включает ожидания того, как будет разыграна драма нашей жизни. Члены группы Т. а. узнают, как их жизненные сценарии влияют на их чувства, аттитюды и актуальное поведение. Подход Голдингов к Т. а. отвергает представление о том, что мы пассивно «вписаны в сценарий» и являемся жертвами выработки условно рефлекторного поведения в раннем детстве. Они утверждают, что мы принимаем решения, реагируя на реальные и воображаемые послания родителей, становясь, т. о., сценаристами собственной жизни.

Важным вкладом в теорию и практику Т. а. яв-ся признание роли новых решений (redecisions). Осн.

часть практики Т. а. строится на основе контракта (contract), к-рый яв-ся основой терапевтических отношений и определяет содержание терапии.

См. также Современные методы психотерапии Дж. Кори Транквилизаторы (tranquilizing drugs) Т. обычно относят к одной из двух категорий. «Большие Т.», такие как хлорпромазин (аминазин) — это лекарства, используемые гл. обр. (хотя и не исключительно) в лечении психотических расстройств, особенно различных форм шизофрении. «Малые Т.», такие как диазепам (седуксен), относятся к лекарствам, используемым для лечения тревожных состояний непсихотической природы.

Хлорпромазин яв-ся, вероятно, наиболее известным антипсихотическим средством.

Хлорпромазин представляет собой прототип фенотиазиновой группы нейролептиков. Со времени появления хлорпромазина в этой группе было синтезировано много др. препаратов с неск. иными химическими структурами. Помимо этого, широко известны и др. группы препаратов, тж оказывающих седативное и антипсихотическое действие — тиоксантены, напр., гидрохлорид тиотиксена (наван) и бутирофеноны (галоперидол).

В психиатрии эти лекарства имеют три осн. назначения. Ими можно лечить больных с острыми поведенческими и когнитивными нарушениями, особенно с излишним беспокойством, возбуждением и агрессивным или разрушительным поведением, вызванным разными причинами. Нейролептик может использоваться при поддерживающей терапии для предотвращения внезапных рецидивов у больных шизофренией и бредовыми расстройствами. Наконец, эти препараты иногда используются для снижения тревоги у невротических пациентов. Вне психиатрии они используются в анестезиологии и для купирования рвоты.

Как и почти все др. лекарственные средства, нейролептики вызывают нежелательные побочные эффекты. Отмечаются медлительность, чувство тяжести, сухость во рту и нечеткость зрения;

однако эти эффекты обычно исчезают при адаптации дозировки и с течением времени. Вследствие своей способности блокировать действие нейромедиатора допамина в экстрапирамидной двигательной системе, эти лекарства могут вызывать изменения мышечного тонуса, движений и походки.

Гораздо более серьезным побочным эффектом нейролептика яв-ся поздняя дискинезия. Ее распространенность может достигать 50% случаев. Поздняя дискинезия проявляется в непроизвольных, повторяемых, толчкообразных и выкручивающих (атетоидных) движениях языка, лица и конечностей.

Она отличается от др. описанных побочных эффектов, поскольку возникает лишь через много лет после начала приема препаратов и в целом не поддается обратному развитию. Поэтому необходимы частые повторные клинические обследования и частая оценка состояния моторики больного.

Нейролептики до известной степени вмешиваются в нормальное функционирование неск.

нейромедиаторов. Напр., такие побочные эффекты, как нарушения зрения и сухость во рту связаны с их антихолинэргическим действием. Однако, согласно наиболее распростр. теории фармакологической природы антипсихотического эффекта нейролептиков, их действие обусловлено тем, что они блокируют передачу в допаминэргических системах мозга.

В клинике малые Т. используются для контроля невротической тревоги и психол. напряжения в острых стрессовых ситуациях, а тж для борьбы с бессонницей. Кроме того, они обладают полезным противосудорожным эффектом. Обычно к категории малых Т. относят лишь пропандиолы (мепробамат) и такие производные бензодиазепинов, как диазепам (седуксен), тогда как термин «седативные средства» используют для обозначения барбитуратов.

Барбитураты (напр., амобарбитал) начали использовать в начале XX в. Фармакологически они усиливают тормозящее действие нейромедиатора гамма-аминобутировой кислоты (ГАМК), но заодно снижают активность всех нейронов, вероятно, вследствие воздействия на передачу иона хлора через нейронные клеточные мембраны. При приеме высоких доз подавляются функции жизненно важных центров, регулирующих дыхание и сердечно-сосудистые рефлексы, что может привести к летальному исходу. Значительную опасность представляют как случайная смерть от передозировки барбитуратов, в особенности при их приеме в комбинации с алкоголем, так и их прием в суицидных целях. Помимо этого, быстро нарастают толерантность, а тж зависимость.

Бензодиазепины получили широкое распространение в психиатрической практике в начале 1960 х гг. Хотя их эффект в целом аналогичен действию барбитуратов, они считаются существенно более безопасными. В отличие от барбитуратов, бензодиазепины не оказывают прямого воздействия на нейрональные клеточные мембраны. Они оказывают мощное потенцирующее действие на ГАМК, а тж имеют аффинные им рецепторы нейронов мозга.

См. также Психофармакология М. Л. Вудрафф Трансвестизм (transvestism) При таком психосексуальном расстройстве, как Т., имеет место периодически повторяющееся в течение длительного периода жизни переодевание гетеросексуального мужчины в одежду противоположного пола с целью собственного сексуального возбуждения. Т. е. мужчина достигает сексуального удовлетворения, просто надевая женское платье, хотя при этом часто тж используются мастурбация и гетеросексуальное половое сношение. Несмотря на то, что желание переодеться в одежду противоположного пола часто сопровождается чувствами тревоги, депрессии, вины и стыда, трансвестит продолжает делать это вследствие значительного удовлетворения, приносимого таким поведением.

Хотя Т. яв-ся сравнительно редким расстройством, ему были посвящены нек-рые исслед. Их рез ты показывают, что «типичный» трансвестит чаще женат (примерно две трети из общего количества больных состоят в браке) и в этом случае имеет детей (тж примерно две трети случаев). Подавляющее большинство трансвеститов утверждают, что яв-ся исключительно гетеросексуалами. Чаще всего поведение трансвестита заключается в тайном переодевании у себя дома. Что касается личностных особенностей, то трансвеститы как группа не более невротичны или психотичны по сравнению с уравненной по основным параметрам контрольной группой, хотя они более склонны контролировать внешнее проявление импульсов, более закрыты в межличностных отношениях, более зависимы и менее эмоционально включены в отношения с др. людьми. Интересно, что свыше 75% трансвеститов считают, что при переодевании они становятся др. личностью, возможно, переживая в женской одежде тот аспект их психол. структуры, к-рый не м. б. выражен иначе.

Наконец, Т. следует отличать от транссексуализма, фетишизма и гомосексуализма, поскольку его иногда путают с каждым из этих расстройств. При транссексуализме имеется постоянное чувство дискомфорта и неадекватности в связи со своим анатомич. полом, постоянное желание избавиться от своих гениталий, желание жить в качестве представителя противоположного пола, и никогда не отмечается сексуальное возбуждение при переодевании в одежду др. пола. Подавляющее большинство трансвеститов считают себя мужчинами, эротическое же возбуждение у них сфокусировано на переодевании в женскую одежду. Хотя предметы женской одежды включены как в фетишизм, так и в трансвестизм, фетишисты, в отличие от трансвеститов, не носят их. Наконец, хотя нек-рые гомосексуалы мужского пола могут иногда одеваться в одежду противоположного пола для привлечения внимания мужчин, сам по себе этот акт не яв-ся для них сексуально стимулирующим. Для трансвеститов само по себе переодевание в одежду противоположного пола находится в фокусе сексуальной стимуляции, и при этом не делается попыток привлечения сексуального внимания со стороны др. мужчин.

См. также Транссексуализм Д. Зиглер Трансперсональная психология (I) (transpersonal psychology I) Примечание редактора. Т. п. — очень важный вопрос, связанный со взаимопроникновением концепций двух психол. наук — Запада и Востока — и созданием из них производной концепции, к-рая сразу обрела независимость. Именно поэтому я обратился к доктору Н. Сандбергу, психологу, и к доктору Р. Уолшу, психиатру, с просьбой написать разные статьи. Они, в свою очередь, привлекли к этой работе своих коллег, и теперь читатель имеет возможность познакомиться с двумя (отчасти совпадающими, но тем не менее все-таки различными) т. зр. на явление, к-рое может иметь большое значение не только для психол. науки, но и вообще для всего человечества.

Р. Корсини Т. п. имеет непродолжительную историю, но у нее богатое прошлое. В качестве самостоятельного раздела психол. науки она оформилась конце 1960-х гг. как одно из направлений гуманистической психологии. Однако проблемами, к-рые она изучает, человечество заинтересовалось еще в доисторические времена.

У. Джемс писал о Т. п. еще в 1902 г.;

первым, кто заговорил о «трансперсональном бессознательном», был, судя по всему, К. Юнг, использовавший этот термин в качестве синонима термина «коллективное бессознательное». Мн. специалисты по Т. п. рассматривали складывавшуюся на их глазах традицию как признак интеграции древней мудрости и совр. науки, проявляющейся в сближении восточной мистики и западного рационализма.

Слово «трансперсональная» буквально означает «выходящая за границы отдельного чел. или индивидуальной души». Оно используется для обозначения экспансии или расширения сознания за пределы привычного «Я» и за границы времени и/или пространства, и связано с теми аспектами психологии, к-рые имеют отношение к «предельным челов. способностям и потенциальным возможностям, к-рым не уделяется систематического внимания ни в позитивистской, или бихевиористской, теории («первая сила»), ни в классической психоаналитической теории («вторая сила»), ни в гуманистической психологии («третья сила»)». Эта формирующаяся «четвертая сила» охватывает эмпирические исслед., разраб. прикл. аспектов и теорет. анализ огромного количества тем, включая ценности, объединяющее сознание, мистицизм, священность повседневной жизни, космическое сознание, космическую игру, синергию индивида и биолог. вида, духовные пути, теории и техники медитации, сострадание и трансперсональную кооперацию. Особенно важны системы представлений или убеждений, поскольку они выходят за пределы «Я» и предполагают идентификацию с более значимыми ценностями и целями групп и об-в, к-рые нередко становятся мотивами поведения зрелого, неэгоистичного чел. Трансперсональная перспектива яв-ся метаперспективой, открывающей вид на относительные достоинства различных систем представлений.

Не последнюю роль в становлении Т. п. сыграло отсутствие у ортодоксальной научной психологии однозначного ответа на вопрос о происхождении знания. Трансперсональная т. зр. на эту проблему заключается в том, что существует как неск. способов приобретения и доказательства истинности знания, так и множество состояний сознания, и все они должны быть важны для психологии. Измененные состояния сознания могут подчиняться особым законам, отличным от тех, по к-рым функционирует нормальное сознание. Ч. Тарт, приравнивающий трансперсональное к духовному, подчеркивает важность изучения мистических, субъективных и эфемерных явлений — явлений, к-рые с готовностью воспринимаются мн. культурами. По мнению нек-рых психологов, изучение и описание подобных явлений — задача, сопряженная со специфическими трудностями, поскольку речь идет о процессах обработки информ., протекающих преим. в невербальном правом полушарии головного мозга, тогда как научное знание преим. передается линейно, в словах и в числах.

Даже в естественных науках сторонники трансперсонального подхода находят возможность объяснять явления, не подчиняющиеся обычным законам причинности, используя такие понятия, как «формационная каузальность» и «синхронистичность». Хотя мн. именитые ученые проявили интерес к предложенному Юнгом понятию синхронистичности (имеющее смысл, многозначительное, но акаузальное стечение событий), наука лишь совсем недавно смогла принять во внимание такой необычный феномен — событие, не укладывающееся в пространственно-временную причинно следственную последовательность. Это стало возможным благодаря революционным открытиям в совр.

физике, приведшим к формированию совершенно нового взгляда на мир, и далеко идущие последствия этих открытий таковы, что способны изменить сами основы науки.

Объединение теорет. основ Т. п. и практ. исслед. в этой области в единую стройную систему — дело будущего. Возможностей для проведения исслед. немало. Один из аспектов йоги, когда-то считавшийся мистическим и не поддающимся проверке, уже перешел в разряд «нормальных» областей психологии, а именно контроля автономных функций тела, где уже проведено немало исслед. биолог.

обратной связи, нашедшей широкое практ. применение. Вторым традиционным объектом изучения Т.

п., к-рый, судя по всему, завоевывает признание, яв-ся медитация. Изучив специальную литературу, Уолш пришел к выводу, что медитация — недорогая, саморегулируемая и эффективная процедура, способная привести к глубочайшей трансформации идентичности, стиля жизни и отношения к миру.

Вместе с гуманистической психологией, в недрах к-рой она сформировалась, Т. п.

придерживается антиредукционистского взгляда на источники челов. опыта и обращает осн. внимание на феноменологию сознания, прежде всего на те его состояния, к-рые очевидно превосходят ощущение личной изоляции, центрированности и самодостаточности. Как междисциплинарное и кросс-культурное движение, трансперсональное направление ставит множество проблем перед традиционной психологией. Имея серьезную поддержку со стороны нек-рых разделов совр. физики, она тж заставляет усомниться в незыблемости общепринятых представлений о линейности, причинности, постоянных пространственно—временных отношениях и чисто механистических представлений о Вселенной. Вряд ли стоит говорить о том, что крайности Т. п. порождают изрядный скептицизм.

См. также Восточная/западная психология, Религия и психология, Трансперсональная психология (II) Н. Сандберг, К. Кётцер Трансперсональная психология (II) (transpersonal psychology II) Западные психиатрия и психология, порожденные интересом к патологии, лишь недавно обратили внимание на психол. здоровье и благополучие, а обратив, начали понимать, что изучение абсолютно здоровых людей может послужить основой для создания моделей челов. природы и потенциала, отличных от моделей, создаваемых на основании рез-тов изучения патологий.

Значительная часть новой информ. противоречит традиционным моделям, и Т. п. обратилась к западной науке и к восточной мудрости, пытаясь интегрировать знания о культивировании психол. благополучия, накопленные обеими традициями.

Термин «трансперсональная» был введен для описания состояний, о к-рых сообщали совершенно здоровые люди и люди, занимающиеся различными видами тренировки сознания, такими как медитация и йога, опыт к-рых расширяется за пределы личного (персоны, личности или эго). Т. п.

возникла в конце 1960-х гг. преим. на базе гуманистической психологии. Ее появлению способствовало развитие мн. направлений психол. науки и культуры в целом, включая возросший интерес к природе сознания и его изменениям и к появлению психоделиков, совпавшее по времени с ростом интереса к культуре и науке Востока. Постепенно пришло осознание того факта, что нек-рые незападные психологии в ряде свойственных только им аспектов — не менее развитые науки, чем зап. психология, и что они проявляют особый интерес к психич. здоровью и челов. потенциалу. Накопление рез-тов эмпирических исслед. в таких областях, как биолог. обратная связь, измененные состояния сознания и медитация, постепенно сформировало исследовательскую базу, на к-рой и возникла трансперсональная перспектива, т. е. произошло событие, аналогичное тому, к-рое произошло в совр. физике.

Т. п. признает, что все варианты психологии яв-ся по сути моделями, и как таковые не могут претендовать на роль «абсолютной истины»;

они, скорее, представляет собой лишь некий неизбежно ограниченный образ реальности. Более того, эти модели дополняют друг друга, а не противоречат одна др. Именно поэтому Т. п. особенно заинтересована в широкой интеграции различных идей, представленных в самых разных школах психологии, — Восточной и Западной, поведенческой и динамической, экзистенциальной и соц.

Трансперсональная модель Сознание. Т. п. исходит из того, что спектр состояний сознания весьма широк и что нек-рые состояния потенциально полезны и функционально специфичны, а нек-рые представляют собой поистине высшие состояния. Термин «высшие» в данном контексте означает, что эти состояния обладают не только всеми свойствами и возможностями низших состояний, но и дополнительными свойствами и возможностями. Более того, широкий круг публикаций о разнообразии культур и практик личностного роста содержит указание на достижимость этих высших состояний. Однако традиционная зап. перспектива признает существование весьма узкого спектра состояний, напр., бодрствование, сон, интоксикация, делирий. Более того, почти все измененные состояния считаются вредными, а «нормальность» признается оптимальным состоянием.

Мотивация. Трансперсональные модели склонны признавать орг-цию мотивов по иерархическому принципу, аналогично тому, как это делал А. Маслоу, к-рый первым из зап. психологов предложил четкую иерархическую модель, включавшую «высшие» мотивы. Подобные модели можно найти и в восточной психологии.

Первым из этих высших мотивов яв-ся самотрансценденция — внутреннее побуждение к получению опыта и бытию, к-рые превосходят обычные эго-состояния и границы опыта и идентичности, или, говоря иначе, влечение к трансперсональным сферам. Полагают, что у редкого чел., к-рый достигает этих уровней (напр., у того, кто послужил прототипом мудреца, гуру или святого для даосизма, буддизма, дзэн-буддизма или индуизма), границы эго-идентичности и личных мотивов были преодолены.

На первых ступенях этой иерархической лестницы располагаются чисто физиолог. потребности;

чем выше ступень, тем более психологична потребность;

потребности, занимающие в этой иерархии разное положение, отличаются тж и «по качеству»: при переходе с низших ступеней на более высокие наблюдается сдвиг от сильных потребностей к более хрупким, от более устойчивых — к менее устойчивым и сравнительно легко разрушаемым, от дефицита (D-потребности) — к достаточности (S потребности), от эгоцентризма — к децентрации, от избегания — к приближению, от поиска поддержки извне — к опоре на собственные внутренние силы, от полезависимости — к поленезависимости, от спонтанных потребностей — к требующим культивирования, от распростр. в популяции — к редким потребностям, и от потребностей, давно признанных зап. психологией, — к тем, к-рые признаны ею лишь недавно.

Идентичность. Зап. психологи традиционно считают, что наша нормальная, естественная и оптимальная идентичность центрирована на собственном «Я». Однако восточная и Т. п. исходят из того, что наше чувство собственного «Я» потенциально м. б. гораздо более гибким, чем принято думать.

Кроме того, мн. приемы медитации и йоги направлены на то, чтобы очистить сознание и направить его на пристальнейшее изучение чувства «Я». При таком сосредоточенном рассмотрении то, что раньше считалось стабильным, неизменным «Я», осознается как постоянно изменяющийся поток мыслей, образов и эмоций;

именно об этом в течение мн. вв. говорили йоги, и именно об этом недавно заговорили представители зап. культуры, включая и психологов, владеющих техникой медитации. При подобном внимательном рассмотрении выясняется, что чувство собственного «Я» в основном — иллюзорный продукт неточного осознания и что с устранением этого чувства возможна более широкая идентификация с человечеством и с миром. Считается, что на самых глубоких уровнях озарения, при достижении самой высокой степени трансценденции и самых дальних пределов челов. развития, дихотомии «Я—не Я» и «Я—другие» полностью разрушаются, что приводит к полной утрате эгоцентричности и к идентификации со всеми людьми и всеми объектами.

Психотерапия Т. п. с ее заинтересованностью в исключительно высоком уровне благополучия способна выйти за рамки традиционного предназначения терапии и ее целей. Признавая, что чел. обладает большим потенциалом для психол. благополучия, она нацелена на предоставление тем людям, к-рые готовы к этому, возможности функционировать на трансперсональных уровнях.

Следовательно, трансперсональной терапии свойственна тенденция к эклектике. В идеале трансперсональный психотерапевт должен владеть всем арсеналом средств традиционной зап.

психотер., а тж методами медитации и йоги. Помимо эклектизма и приспособляемости, от трансперсонального терапевта можно ожидать знакомства с потенциальными возможностями индуцирования состояний, переживаний (опытов) и степеней благополучия за пределами нормального эго-развития.

Теоретический и эмпирический базис трансперсональной психологии Трансперсональная модель создана и поддерживается на основе конвергентной сети понятий, к рые в свою очередь, заимствованы из взаимно перекрывающихся аспектов неск. направлений зап.

психологии, психологии и философии Востока, исслед. состояний сознания, медитации и биолог.

обратной связи, совр. теорет. представлений о здоровье и, возможно, совр. физики. Рез-ты эмпирических исслед. пока что, к сожалению, малочисленны, но у Т. п. их не меньше, чем у большинства др. психол. школ. Есть немало эксперим. данных о медитации, нек-рое количество — об измененных состояниях сознания и совсем мало — об исключительно здоровых (и благополучных) людях.

Ограничения Прежде всего, это явно недостаточная эмпирическая база. Кроме того, трансперсональные модели еще недостаточно широко интегрированы в др. зап. психол. и терапевтические школы.

Т. п. переживает период популярности, а популярность — палка о двух концах. Она привлекает к себе все большее количество людей, однако далеко не все они имеют необходимую теорет. подготовку и практ. навыки.

Ни у кого из тех, кто глубоко проник в идеи Т. п., нет сомнения в том, что адекватная личная подготовка совершенно необходима психотерапевту как для глубокого понимания теорет. проблем, так и для практ. деятельности. Поскольку сферы приложения Т. п. и ее потенциал практически неисчерпаемы и знач. превышают исследовательские возможности большинства отдельных людей, можно с уверенностью сказать, что одним из факторов, ограничивающих возможности этого направления психол. науки, яв-ся пределы нашего личного понимания и роста.

См. также Восточная/западная психология, Религия и психология, Трансперсональная психология (I) Р. Уолш, Ф. Воэм Транссексуализм (transsexualism) Т. яв-ся психосексуальным расстройством, относящимся к категории расстройств гендерной идентичности.

Термин «гендерная идентичность» означает сознавание себя представителем мужского или женского пола. При расстройствах гендерной идентичности, однако, индивидуум а) чувствует дискомфорт и неадекватность в связи со своим анатомическим полом и б) упорно склоняется к поведению, обычно присущему др. полу.

Здесь следует подчеркнуть, что расстройства гендерной идентичности не означают чувства неадекватности в отношении мужской или женской роли индивидуума. При расстройствах гендерной идентичности люди считают, что в результате жестокой причуды природы они помещены в тело одного пола, тогда как в действительности принадлежат к другому.

Более конкретно, Т. характеризуется хроническим чувством дискомфорта и неадекватности своего анатомического пола наряду с постоянным желанием избавиться от своих гениталий и жить в качестве представителя др. пола. Течение этого расстройства хроническое и почти неизменно обнаруживается уже в детские годы;

иначе говоря, индивидуум всегда ощущал себя таким на протяжении всего периода своего развития. Часто такие лица жалуются на дискомфорт при ношении одежды своего анатомического пола, что приводит к переходу на одежду противоположного пола.

Транссексуалы часто вовлекаются в деятельность, к-рая, по меньшей мере с т. зр. существующих в их культуре полоролевых стереотипов, больше ассоциируется с противоположным полом. Но более всего транссексуалы стремятся стать представителями противоположного пола.

Среди лиц, обращающихся за мед. помощью в связи с этим расстройством, преобладают мужчины, соотношение по полу колеблется в пределах 2—8:1. Различают три главных типа развития Т.

— асексуальный, гомосексуальный и гетеросексуальный.

Отличительные признаки транссексуализма. Т. иногда путают с некоторыми др.

состояниями, что требует проведения разграничений. Во-первых, он отличается от трансвестизма.

Хотя переодевание в одежду др. пола характерно для этих обоих психосексуальных расстройств, у трансвеститов оно сопровождается сексуальным возбуждением, а у транссексуалов — нет. Во-вторых, Т. — это не то же самое, что гомосексуализм. Более того, сравнение транссексуалов и гомосексуалов выявляет четкие различия между этими двумя группами в отношении предпочитаемых сексуальных объектов и сексуальных фантазий. В третьих, хотя они настаивают, что в действительности яв-ся представителями другого пола, транссексуалы не страдают бредовыми расстройствами.

Хирургическое лечение транссексуализма. С тех пор, как была показана неэффективность в целом лечения Т., все большее число этих больных требуют хирургической смены пола. В середине 1970-х гг. свыше 2500 американцев изменили свой пол хирургическим путем.

У мужчин эта операция заключается в удалении мужских половых органов и их замещении искусственным влагалищем, выполненным из тех же тканей. Во многих случаях влагалище функционирует вполне удовлетворительно, позволяя иногда даже хирургически трансформированной женщине испытывать оргазм. Необходимы частые инъекции половых гормонов для стимуляции развития груди, создания женственной структуры кожных покровов и торможения оволосения лица. У женщин хирургически удаляются грудь, яичники, влагалище, матка и формируется искусственный половой член. Половой член, однако, нормально не функционирует;

трансформированный мужчина остается также неспособным к репродукции после хирургического вмешательства.

Катамнестические исслед. операций по изменению пола обычно сообщают об удовлетворительных результатах. Это означает, что большинство транссексуалов вполне удовлетворены исходом и никогда не желают вернуться к своему первоначальному анатомическому полу. Очевидно, однако, что кандидаты для этой операции должны проходить тщательную диагностику, чтобы убедиться в том, что они в действительности яв-ся транссексуалами, а не страдают к.-л. иным психол. расстройством.

См. также Сексуальность человека, Трансвестизм Д. Зиглер Трансцендентальная медитация (transcendental meditation) Разные типы медитации практикуются уже в течение более 2500 тыс. лет. Во мн. восточных культурах варианты медитации яв-ся важной составной частью их религиозного и духовного обогащения (например, дзэн-буддизм, йога).

Относительно недавно на Западе пробудился интерес к практике Т. м. в изложении Махариши Махеш Йоги. Она пропагандируется как средство повышения психич. энергии, снятия стресса и оказания положительного эффекта в отношении психич. и физ. здоровья. Занимающийся Т. м. сидит прямо, с закрытыми глазами, повторяя про себя мантру при каждом возникновении мыслей. Медитация не требует усилий, она приятна и сопровождается мышечным расслаблением. Медитацию рекомендуют проводить в течение 20 минут утром (до завтрака) и 20 минут вечером.

Опубликованы многочисленные результаты исслед. воздействия Т. м. на физиолог. и психол.

процессы. Мн. из этих работ подвергались критике в связи с методологическими недочетами или за отсутствие контрольных переменных (напр., учета выпадений участников из программы). Поэтому приводимые ниже данные требуют осторожного к себе отношения. В 1970 г. Уоллес опубликовал результаты исслед., свидетельствующие о том, что во время Т. м. достоверно снижаются частота дыхания, сердцебиений, потребление кислорода и кожная проводимость. Данные Уоллеса были подтверждены несколькими др. исследователями. Уэст отметил также, что несколько авторов продемонстрировали достоверные изменения некоторых параметров ЭЭГ под влиянием Т. м.

Среди эффектов Т. м. приводят повышение самоконтроля, счастья, самоактуализации, самооценки и снижение таких проявлений психопатологии, как тревога и депрессия. Уэст отмечает, что в некоторых исслед. указывается на то, что пользующиеся Т. м. прекращают или резко снижают потребление не прописанных врачом лекарственных средств. Т. м. используется также в качестве вспомогательного метода при проведении психотерапии. Медитационные процедуры, сходные с Т. м., использовались также при лечении ожирения и клаустрофобии.

Свыше половины всех, кто начинает заниматься Т. м., бросают ее после года занятий. Есть несколько возможных объяснений такому высокому проценту выпадений. Отис заметил, что Т. м.

привлекает к себе высокий процент невротиков. Они, по-видимому, имеют высокие ожидания и ищут быстрого решения сложных психол. проблем. Когда Т. м. не дает им «ответов», они прекращают заниматься ею.

Высокий процент выпадений может быть связан с некоторыми опасностями, связанными с Т. м.

Напр., известно, что Т. м. может вызывать тяжелую депрессию, суицидные попытки и обострения шизофренных психозов. Отрицательные результат Т. м. чаще всего наблюдается у индивидуумов, к-рые злоупотребляют ею, продлевая сеансы до трех часов и более. Лица, к-рые не злоупотребляют медитацией, также могут находить, что эти занятия сопровождаются чрезмерным напряжением. При медитации в сознание прорывается много вытеснявшихся и подавлявшихся мыслей и чувств.

М. Нистал Тревога (anxiety) Т. будет освещена с двух главных психол. т. зр., психодинамической и поведенческой.

Фрейд описывал ранние источники Т. в следующей хронологической последовательности: а) отсутствие матери;

б) наказания, приводящие к страху утратить родительскую любовь;

в) страх кастрации или его женский эквивалент во время эдипова периода;

г) неодобрение со стороны Сверх-Я или наказание себя за действия, к-рые индивидуум считает неприемлемыми, несправедливыми или аморальными. В этих случаях Я ребенка может реагировать тревогой. Ребенок может испугаться своих инстинктивных желаний и начать тревожиться, что позволяет ему противится инстинктивному желанию, вынуждая Я противостоять желанию, вызвавшему у него тревогу.

Есть и др. теории, напр. теория Мелани Клейн, проводившей психоанализ маленьких детей и пришедшей к выводу, что источник Т. заключен в страхе смерти. Клейн различала два типа тревоги:

преследующую (persecutory), порождаемую страхом уничтожения Я;

и депрессивную, связанную со страхом ребенка причинить вред внешним и внутренним объектам любви из-за своих деструктивных импульсов.

Ролло Мэй характеризовал Т. как опасение, вызываемое угрозой ценностям, к-рые индивидуум считает необходимыми для своего существования как личности. Г. С. Салливан понимал тревогу как крайне неприятное состояние напряжения, возникающее вследствие переживания неодобрения в межличностных отношениях. Он описывает, как, в силу эмпатической связи между малышом и матерью, тревога и напряжение матери вызывают тревогу у младенца.

Сэмюел Куташ разработал теорию Т., учитывающую последние достижения в области изучения Т. и стресса. Т., или состояние потери равновесия, возникает, когда испытываемый человеком уровень стресса не соответствует оптимальному для его конституции. Спокойствие, или состояние равновесия либо псевдоравновесия (malequilibrium), возникает при оптимальном уровне стресса, соответствующем конституции индивидуума, как в случае здорового баланса (равновесие), так и в случае нездорового баланса (псевдоравновесие). Т. может быть адаптивной, если достаточно выражена и сигнализирует индивидууму о необходимости изменений, и неадаптивной, если ее уровень настолько высок, что вызывает иммобилизацию, или же слишком низок, чтобы мотивировать к каким-либо действиям.

Теории научения и поведенческие теории. Э. С. Каплан описала основное различие между поведенческими теориями Т. (включ. теории научения), с одной стороны, и психодинамическими или психоаналитическими теориями Т., с др. стороны: первые фокусируют внимание на ближайших (проксимальных) стимулах, в то время как последние придают значение отдаленным (дистальным) причинам. Бутзин и Макс характеризуют его так: «В психодинамической теории тревога или избегающее поведение интерпретируется как признак лежащего в основе интрапсихического конфликта (дистальный стимул);

в теориях научения и поведенческих теориях тревога считается реакцией на какой-то непосредственно предшествующий ей стимул, поддерживаемой подкрепляющими последствиями (проксимальные стимулы)». Непосредственные причины могут быть внешними, как, напр., ожидание предстоящего экзамена или отвержение значимым другим, либо внутренними, напр., принижение своих достоинств или воображаемые опасности.

С поведенческой т. зр., важные данные содержатся в исслед. павловского (классического) обусловливания, подобных первому такому исслед., проведенному Дж. Б. Уотсоном и Р. Рейнер на ребенке. Более совр. модификации теории классического обусловливания придают значение обработке информ. и ожиданиям, а не только образованию связи между стимулом и реакцией на основе подкрепления. Согласно А. Р. Вагнеру и Р. Ресколе, напр., павловское обусловливание условных раздражителей происходит благодаря обеспечиваемой ими новой информ. о безусловном раздражителе, такой как его величина или частота появления. Исслед. научения избеганию пролили дополнительный свет на этот вопрос, начиная с двухпроцессной теории Маурера применительно к первому процессу, павловскому обусловливанию страха на нейтральный (условный) раздражитель;

второй процесс происходит, когда организм избегает ситуации, что подкрепляется уменьшением страха. Более поздние исслед., однако, привели к заключениям, таким как вывод Хернштейна, что условные раздражители сигнализируют о возможности подкрепления или наказания, но не выполняют функцию подкрепления или наказания. Бандура подчеркивает предиктивное значение нейтральных стимулов, сочетанных с аверсивными. Раз установившись, защитное поведение сохраняется, потому что избегание лишает испытуемого или подопытное животное всякой возможности узнать, что исходные раздражители, возможно, претерпели изменения и больше не несут в себе опасности.

Вторая группа важных поведенческих исслед. основана на модели оперантного обусловливания, в к-рой подкрепление или наказание зависит от реакции испытуемого или подопытного животного.

Теоретики этого направления концентрируют внимание на поведении избегания и его результатах;

терапевтическое воздействие при этом включает положительное подкрепление все более точного воспроизведения желаемого поведения приближения. Акцент делается на подкрепляющих и сигнальных (дифференцировочных) стимулах, а не на условных раздражителях.

См. также Эмоции, Стресс, Последствия стресса И. Л. Куташ Тренинг ассертивности (assertiveness training) Т. а. разработан Эндрю Солтером и популяризован Джозефом Вольпе и Арнольдом Лазарусом.

ТА чаще всего составляет один из аспектов более широкой терапевтической программы. Его цели включают: а) повышение осознанности личных прав;

б) различение неассертивности, ассертивности и агрессивности;

в) обучение вербальным и невербальным умениям. Последняя категория включает умения говорить «нет», обращаться с просьбами и выдвигать требования, выражать положительные и отрицательные чувства, начинать, поддерживать и заканчивать разговор.

Т. а., в том виде как он обычно практикуется, требует определения специфических ситуаций, в к рых клиент обычно ведет себя дезадаптивно — т. е., неассертивно или агрессивно. Практически нет доказательств, подтверждающих существование генерализованной черты ассертивности. Для оценки реакции клиента на различные ситуации имеется целый ряд опросников в форме самоотчета: Инвентарь отстаиваемых прав (Assertion Inventory), Инвентарь утверждений о собственной ассертивности (Assertiveness Self-Statement Inventory), Опросник самовыражения для студентов колледжа (College Self Expression Inventory), Вопросник разрешения конфликтов (Conflict Resolution Inventory), Реестр ассертивности Ратуса (Rathus Assertiveness Schedule) и Опросник ассертивности Вольпе—Лазаруса (Wolpe-Lazarus Assertion Inventory). Хотя для оценки реального поведения желательно понаблюдать за клиентом в трудной для него жизненной ситуации, типичной является оценка поведения в искусственной (моделируемой с помощью аудио- или видеоаппаратуры) ситуации, имеющей сходство с реальной, или в игровой ситуации непродуктивного взаимодействия.

Если оценка свидетельствует о постоянной неассертивности или агрессивности клиента, ему предлагается альтернативная терапия более общего характера. Однако, если обнаруживаются конкретные ситуации, в которых клиент мог бы действовать с возрастающей ассертивностью, ему рекомендуют пройти Т. а.

Нет какой-то общепринятой программы под названием Т. а. Ход терапии определяется личными предпочтениями терапевта. И все же, в большинстве случаев для повышения ассертивности используются следующие пять процедур. Первая — приобретение навыков реагирования — повышает ассертивность благодаря моделированию (как открытому, так и скрытому) поведения и инструктированию клиента. В фокусе оказываются как вербальные, так и невербальные компоненты ассертивности. Вторая — воспроизведение реакций — состоит в отработке новых реакций в ролевой игре, репетиции поведения или специальных упражнениях. Третья — совершенствование реакций — заключается в придании новому поведению непринужденности и устойчивости с помощью адекватной обратной связи, критических комментариев и указаний терапевта. Четвертая — когнитивное реструктурирование — включает критический анализ иррациональных представлений, препятствующих ассертивности, и приобретение знаний, усиливающих ассертивность. Пятая и последняя процедура — генерализация обучения — предполагает опробование нового поведения in vivo и поощряет распространение его на новые ситуации. Эти процедуры, часто реализуемые в группах, продолжаются до тех пор, пока клиент не продемонстрирует надлежащую ассертивность.

См. также Консультирование, Феминистская терапия, Психотерапия Ч. Фишер Тренинг коммуникативных умений (communication skills training) Терапевты, стоящие на различных теорет. позициях, издавна сходятся в том, что клиенты с самыми разнообразными нервно-психическими расстройствами страдают дефицитарностью межличностных или коммуникативных умений. У всех лиц с диагнозами шизофрении, невроза, слабой степени задержки психич. развития, алкоголизма, а также у имеющих проблемы в супружеских отношениях и воспитании детей, имеются трудности в межличностной коммуникации. В период с г. по 1980 г. три осн. тенденции вызвали повышенное внимание к Т. к. у. как терапевтическому и профилактическому инструменту. Первой и, возможно, наиболее важной тенденцией было разочарование многих психологов и др. терапевтов в медицинской модели терапевтических вмешательств. Как заметил А. Голдстейн в «Тренинге психологических навыков» (Psychological skills training), все возрастающее число терапевтов стало переходить на иные концептуальные позиции.

Основу этого перехода составило допущение, что клиент страдает дефицитарностью поведенческих навыков и что задача терапевта — обучить или натренировать клиента выполнять необходимый репертуар навыков.

Второй тенденцией было возрастающее применение поведенческих стратегий в лечении разнообразных поведенческих проблем. Быстро обнаружилось, что нормализация поведения и деинституционализация психиатрических больных требует предварительного освоения обширной программы коммуникативных умений, таких как навыки формального общения на работе и в быту.

Бихевиористы, работающие с невротиками, быстро поняли, что мн. из их клиентов нуждаются в тренинге ассертивности.

Третья тенденция связана с самим Т. к. у., к-рый был сконцентрирован на двух широких группах навыков межличностного взаимодействия: навыках простого общения с одним чел. или большим числом людей и навыках, связанных с межличностным или коллективным решением проблем. Тренинг умения вести диалог имеет целью повышение способности индивидуума завязать и поддержать разговор с др. людьми. Т. к. у. яв-ся центральным компонентом большинства программ тренинга ассертивности, поскольку эффективная коммуникация рассматривается в качестве важного предварительного условия ассертивного поведения.

По мере разработки различных программ тренинга коммуникативных умений становилось все более очевидно, что, возможно, существует общая система навыков коммуникации, общих для большого количества разнообразных типов межличностной активности, в к-рую вовлекаются люди. В большинстве ситуаций находят применение пять осн. групп коммуникативных умений: а) визуально и физ. отзывчивое поведение, восприимчивость слушающего к сообщениям собеседника и конгруэнтность выражения;

б) умения побуждать др. к сообщению информ., включающие использование молчания, минимальное ободрение и выспрашивание;

в) умения сообщать информ. — самораскрытие, обратная связь и формулирование выводов;

г) умения использовать коммуникации для изменения поведения др. лиц — оценка, требование и совет, д) умения, связанные с решением общих проблем — приемы коммуникации и решения проблем, используемые для нахождения взаимно удовлетворяющих решений.

Большинство программ Т. к. у. основаны на сходных моделях тренинга, включающих определенные последовательности обучения, тренировки (или закрепления) и генерализации. Р. М.

Ганье и Л. Бриггс в «Принципах проектирования обучения» (Principles of instructional design) резюмируют многие важные характеристики обучения, присущие различным программам Т. к. у.

Первые результаты научных исслед. в этой области продемонстрировали, что следствием использования методов тренировки коммуникативных умений яв-ся существенное повышение качества и расширение их репертуара в процессе тренинга. Вторая волна научных исслед. показала, что совершенствование коммуникативных умений приводит к изменениям в поведении др. рода, таким как снижение делинквентности, улучшение супружеских отношений и взаимоотношений родителей с детьми, повышение академической успеваемости. Последующей задачей исследователей была демонстрация того, что методы тренировки коммуникативных умений по своей эффективности превосходят методы, имеющие иные концептуальные основы, напр., тренинг сензитивности. Др.

Pages:     | 1 |   ...   | 55 | 56 || 58 | 59 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.