WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 51 ] --

Индуктивная теория диаметрально противоположна дедуктивной. Она складывается на базе отдельных фактов, к-рые по мере накопления постепенно оформляются в виде теорет. утверждений без опоры на к.-л. явно выраженные руководящие принципы (по крайней мере, в идеале).

Функциональная теория представляет собой попытку преодоления осн. недостатков дедуктивных и индуктивных теорий. Она осторожно развивается из той эмпирической базы, на к-рой строится, но при этом опирается на сформулированные в явной форме руководящие принципы.

См. также Бихевиоризм, Функционализм, Гештальт-психология, Психоанализ, Структурализм М. Маркс Склонность к несчастным случаям и техника безопасности (accident proneness and prevention) Несчастные случаи яв-ся осн. причиной смерти, острой госпитализации и инвалидности во всех возрастных группах. Исслед. в психологии преим. фокусируются на трех областях, в к-рых несчастные случаи привлекают к себе особое внимание: несчастные случаи в детском и подростковом возрасте;

несчастные случаи в условиях профессиональной деятельности;

несчастные случаи, связанные с механическими транспортными средствами. Национальный центр по стат. здравоохранения (National Center for Health Statistics) в публикации «Национальное обследование состояния здоровья в США» (U.S. national health survey) и M. Лалонд в докладе «Новый взгляд на состояние здоровья канадцев» (A new perspective on the health of Canadians), указывают на то, что несчастные случаи яв-ся осн. причиной смерти среди лиц в возрасте от 5 до 19 лет. Несчастными случаями объясняется большинство острых госпитализаций, обращений в травматологические пункты и визитов к врачу в этой возрастной группе.

Аналогичные статистические данные свидетельствуют о том, что несчастные случаи яв-ся одной из ведущих причин смерти, острой госпитализации и инвалидности у членов трудового сообщества. В сфере профессиональной деятельности несчастные случаи влекут за собой негативные последствия как для самого чел., так и для производительности. По данным Лалонда, несчастные случаи, связанные с механическими транспортными средствами, объясняют значительную долю смертей и острых госпитализаций во всех возрастных группах до 50-летнего возраста. Если учесть столь широкую распространенность несчастных случаев и серьезность их последствий для челов. деятельности, то, что психологи занялись изучением С. к н. с. и способов их предупреждения, не вызовет удивления.

Ведутся споры в отношении того, кто первым ввел термин «С. к н. с.». Бэквин и Бэквин утверждают, что этот термин впервые использовал в 1926 г. К. Марбе. Др. авторы приписывают его Г.

Ф. Данбару, указывая на статью, опубликованную в 1944 г. Эпидемиологические исслед. показали, что сравнительно небольшая группа лиц характеризуется тенденцией знач. чаще подвергаться несчастным случаям, тогда как для большинства людей такого рода ситуации оказываются чрезвычайно редкими.

Этот факт в сочетании с данными ряда наблюдений, свидетельствующих, что от 80 до 90% всех несчастных случаев яв-ся следствием челов. ошибки, привели к возникновению понятия С. к н. с. Было высказано предположение, что люди, являющиеся причиной неоднократного возникновения несчастных случаев, характеризуются склонностью или предрасположенностью к несчастным случаям, т. е. они обладают чертой или чертами личности, к-рые предрасполагают их снова и снова становиться жертвами несчастных случаев. Ряд авторов, утверждая, что термину «С. к н. с.» недостает точности и что он по-разному определяется каждым исследователем, предпочитают использовать термин «повторяемость несчастных случаев», к-рый подчеркивает тот факт, что индивидуум попадает в несчастные случаи с вероятностью, превышающей случайный уровень.

В литературе существуют значительные разногласия в отношении того, какая черта или набор черт приводят к повторяемости несчастных случаев. Было показано, что с повторяемостью несчастных случаев связаны такие индивидуальные черты, как обращенная внутрь агрессия, психол.

неадаптированность, поиск острых ощущений, импульсивность и неумение справляться с провоцирующими несчастные случаи ситуациями. Несмотря на многочисленность исслед. по С. к н. с. и повторяемости несчастных случаев, рез-ты в отношении роли личностных черт в этом феномене так и не позволили прийти к к.-л. окончательным выводам. Когда теоретики в области личности освободились от чар подхода с позиции черт, они разраб. модели С. к н. с. и повторяемости несчастных случаев, отражающие идею взаимодействия.

Согласно подходу с позиций взаимодействия, в возникновение таких феноменов, как повторяемость несчастных случаев, вносят свой вклад как долговременные, так и более непосредственные личные и средовые характеристики. Моос и Доренвенд предложили общие модели взаимодействия, к-рые тж применимы в отношении С. к н. с. и повторяемости несчастных случаев.

Исслед., к-рые провели Уитлок, Столл и Рекхдал, а тж Меграбян и Росс, подтвердили полезность более сложных моделей взаимодействия в объяснении повторяемости несчастных случаев. Др. важным аргументом в пользу этих более сложных моделей яв-ся возможность их согласования с моделями, разраб. в области предотвращения несчастных случаев. Напр., Доренвенд описывает различные коррекционные мероприятия, к-рые могут реализовываться в отношении каждого фактора в ее модели.

Ее общий анализ совпадает с теми видами анализа, к-рые предлагаются в более специфической области Т. б.

Одной из наиболее содержательных работ по Т. б. яв-ся книга под ред. Марголиса и Креуса, озаглавленная «Челов. аспект техники безопасности» (The human side of accident prevention). Книга состоит из четырех глав, в к-рых описываются принципы, позволяющие создавать безопасные условия труда и тем самым предотвращать несчастные случаи в рабочей среде. В первой главе Таттл, Дачлер и Шнайдер излагают принципы, развиваемые с позиций организационной психологии. Авторы считают, что различные аспекты целей и политики орг-ции, взаимодействие между работой и работником, группой и межличностными процессами, руководством и системами обратной связи — все должно разраб. т. о., чтобы содействовать обеспечению безопасности на рабочем месте. Коротко говоря, безопасность должна стать важным приоритетом для орг-ции и поэтому должна учитываться во всех аспектах взаимодействия между чел. и орг-цией. Во второй главе Гретер излагает принципы, вытекающие из инж. психологии. В ней приведены специфические принципы, касающиеся орг-ции труда, характеристик и требований трудовой деятельности, орг-ции и компоновки рабочего места, характеристик и требований рабочих заданий и характеристик органов управления и дисплеев. По мнению автора, эти различные аспекты трудовой деятельности надлежит разраб. т. о., чтобы свести к минимуму челов. ошибки. В третьей главе, посвященной обучению, Голдштейн описывает набор принципов, связанных с разраб. и оценкой программ обучения Т. б. на пр-ве. В заключительной главе Мак-Интайр и Уайт представляют принципы, развиваемые с позиций модификации поведения, к-рые относятся к созданию и поддержанию безопасных условий труда. Несмотря на то что принципы, представленные в этой книге, предназначены для условий профессиональной деятельности, их можно легко распространить на др. условия — ведение домашнего хозяйства, досуг и т. д.

Др. подход к предотвращению несчастных случаев связан с анализом рабочих заданий и связанных с ними несчастных случаев с целью определения условий, к-рые способствуют возникновению травм, аварий и т. д. Рикетсон, Браун и Грэхем говорят о том, что дает такое изучение.

Они пропагандируют анализ несчастных случаев, исходя из того, какого рода ошибки происходят при выполнении заданий, какие нарушения требований системы вызывают такие ошибки и, следовательно, какие меры по исправлению необходимы для предупреждения их повторного появления. Анализ затрат свидетельствует о том, что затраты на превентивные меры составляют лишь одну десятую от стоимости последствий несчастных случаев. Ф. Д. Фоулер использовал аналогичную методологию для выработки рекомендаций по предотвращению несчастных случаев, опираясь на единственный несчастный случай со смертельным исходом. Он рекомендовал применять при анализе несчастных случаев системный анализ, при к-ром рассматриваются аспекты всей системы в целом, а не отдельные ее части.

Дополнительную аналитическую стратегию предлагают Рихтер, Гордон, Халэмиш и Грибец, к-рые советуют осуществлять анализ несчастных случаев в контексте трех временных моментов (до аварии, авария и после аварии) для разраб. процедур, к-рые позволят или предотвратить несчастный случай, или, если он все же произойдет, ослабят силу его воздействия.

Принимая во внимание всю важность задачи предотвращения несчастных случаев, представляется очевидным, что эта область исслед. не получила от психологов того внимания, к-рого она заслуживает. Первоначальные усилия, направленные на то, чтобы объяснить повторяемость несчастных случаев как рез-т специфических личностных предрасположенностей, скорее препятствовали, нежели способствовали прогрессу в этой области. Однако в последнее время начинают появляться исслед., фокусирующиеся на изучении роли взаимодействия долговременных и более непосредственных средовых и личных факторов в возникновении несчастных случаев. Как только относительная важность этих факторов установлена, могут применяться разнообразные способы вмешательства для противостояния несчастным случаям или ослабления их воздействия. Методы, заимствуемые из области организационного развития, инж. психологии, пед. психологии, модификации поведения и общественной психологии, могут использоваться в качестве надежных средств предотвращения несчастных случаев.

См. также Прикладные исследования, Эргопсихометрия, Производственные консультанты, Воздействия шума, Проектирование рабочих заданий, Употребление орудий, Проектирование рабочего пространства Д. Р. Эванс Скрытое обусловливание (covert conditioning) С. о. — это процесс, посредством к-рого происходят изменения поведения, и комплекс процедур поведенческой терапии, основывающихся на модели С. о. Этот процесс предполагает взаимодействие таких скрытых, недоступных внешнему наблюдению явлений, как воображение, мышление и чувствование. При применении С. о. клиента просят представить себе целевое поведение, а затем вообразить к.-н. последствие, к-рое может изменить это целевое поведение.

В основе С. о. лежат 3 исходных допущения: а) допущение об однородности;

б) допущение о взаимодействии;

в) допущение о научении. В соответствии с допущением об однородности, все категории поведения, включая открытые и скрытые его формы, подчиняются одним и тем же законам.

Согласно допущению о взаимодействии, различные категории поведения, такие как скрытая психич.

деятельность, физиолог. деятельность и открытое поведение, находятся во взаимодействии и оказывают влияние друг на друга прогнозируемым образом. Допущение о научении гласит о том, что все формы поведения подчиняются одним и тем же законам научения.

Процедуры поведенческой терапии, опирающиеся на С. о., были разраб. Дж. Котела. В С. о. и само поведение, к-рое подлежит изменению, и его последствие, к-рое ответственно за изменение этого поведения, происходит в воображении клиента в соответствии с инструкциями терапевта. Первой из таких процедур была разраб. процедура скрытой сенсибилизации.

Скрытая сенсибилизация с успехом применялась в решении целого ряда поведенческих проблем, включая ожирение, злоупотребление наркотиками, членовредительство, алкоголизм, сексуальные расстройства, курение и непреодолимую тягу к воровству. В серии исслед., проведенных Д. Барлоу и его коллегами, были получены эмпирические подтверждения того, что скрытая сенсибилизация яв-ся эффективной процедурой лечения со сравнительно устойчивыми и продолжительными терапевтическими эффектами.

В 1970 г. Котела разраб. и предложил процедуру скрытого положительного подкрепления (covert positive reinforcement, CPR). В отличие от скрытой сенсибилизации, предназначенной для снижения частоты возникновения неадекватного, нежелательного поведения, СPR предполагала повышение вероятности возникновения адекватного, желательного поведения. В процессе CPR клиент пытается представить и пережить в своем воображении ситуации, связанные с целевым поведением. В CPR за образом желательного поведения непосредственно следует переживание клиентом образа приятной, оптимистической подкрепляющей сцены. Т. о., CPR — аналог своего оперантного двойника, положительного подкрепления. Скрытое положительное подкрепление использовалась для модификации таких беспокоящих форм поведения, как герои новая наркомания, фобии и повышенная чувствительность к боли. По сфере охвата СPR яв-ся наиболее универсальной из всех процедур С. о.

Существует определенное сходство между CPR и систематической десенсибилизацией Дж.

Вольпе: опора на воображение, частое использование тренировок релаксации и эффективность в лечении фобий. Из-за этих сходств нек-рые психологи ошибочно считают CPR вариантом десенсибилизации. Однако применимость СPR к более широкому спектру поведения, включая и не содержащие аффективного компонента его формы, а тж рез-ты эксперим. исслед. механизмов CPR, представляют убедительные свидетельства в поддержку оперантной теоретической основы СPR.

Были разраб. еще 4 процедуры С. о.: скрытое моделирование (covert modeling, СМ), скрытое отрицательное подкрепление (covert negative reinforcement, CNR), скрытое угашение (covert extinction, CE) и скрытые издержки реакции (covert response cost, CRC). Во всех случаях процедура С. о. имела в своей основе соотв. оперантный аналог.

Скрытое моделирование яв-ся наиболее тщательно изученной и широко используемой из этих дополнительных процедур. А. Каздин написал обзор исслед. по скрытому моделированию в книге Дж.

Сингера и К. Поупа «Сила челов. воображения» (The power of human imagination). Скрытое моделирование нашло применение в ситуациях обучения соц. навыкам и моторному поведению и оказывается особенно полезным для клиентов, испытывающих затруднения с воображением себя в соотв. ситуациях или при реализации определенных видов поведения. В СМ клиент представляет себе, что видит модель, реализующую целевое поведение. Скрытое отрицательное подкрепление может быть альтернативой СPR в случаях, когда клиенты затрудняются представить себе, что с ними происходит что-нибудь приятное. В CNR клиент начинает с визуализации аверсивной сцены, а затем переключается на сцену того поведения, к-рое подлежит улучшению. В процедуре скрытых издержек реакции, являющейся полезным дополнением скрытой сенсибилизации, клиент представляет себе потерю подкрепляющего стимула в рез-те неадекватного поведения. Скрытое угашение особенно эффективно в модификации излишествующего поведения, такого как злоупотребление алкоголем и переедание:

клиент в этом случае просто представляет себя реализующим целевое поведение без ожидаемого рез-та.

Несмотря на то что процедуры С. о. обычно требуют от поведенческого терапевта предварительного обучения клиентов, они могут впоследствии легко переводиться на уровень самоконтроля, позволяя тем самым клиенту приобретать большую независимость от терапевта. Одним из таких приложений, иллюстрирующих способ комбинирования отдельных процедур, яв-ся триада самоконтроля (self-control triad, SCT). SCT включает сочетание остановки мыслей, тренировки релаксации и CPR.

Др. способы самоконтроля, использующие С. о., разраб. в индивидуальном порядке, в зависимости от индивидуальных потребностей клиентов и тех видов поведения, к-рые они хотят изменить.

См. также Поведенческая терапия, Когнитивно-поведенческая терапия, Новаторские психотерапии, Психотерапия Дж. Р. Котела, А. Кёрни Скука (boredom) Хотя С. является эмоцией, к-рую, вероятно, испытывал каждый из нас, она вызывала к себе меньший исследовательский интерес по сравнению с такими эмоциями, как депрессия и гнев.

Существуют важные теорет. основания рассматривать С. как мотивационное понятие, связывающее внутренние чувства и мотивы с условиями среды. Мн. теории связывают С. с вниманием, возбуждением, процессом обработки информ. и стимульной недогрузкой. Согласно наиболее распространенному теорет. подходу, С. возникает в ситуациях с уровнем стимуляции ниже оптимального. При этом теоретики сосредоточиваются либо на внешних факторах, либо на внутренних условиях. Берлайн определял С. как «драйв, к-рый редуцируется в процессе направляемого интересом исследовательского поведения и актуализируется, когда внешняя стимуляция становится слишком редкой или слишком монотонной». В исслед. трудовой деятельности часто придается особое значение внешним условиям, поскольку они влияют на производительность труда. В противоположность этому, Цукерман подчеркивал роль внутренних элементов и рассматривал подверженность С. как компонент модели поиска стимулов (stimulus-seeking model). О'Хэнлон связывает С. с возбуждением, привыканием (габитуацией), усилием (effort) и стрессом. Лэйрд утверждает, что переживание С., по крайней мере отчасти, возникает в результате сознавания себя неспособным направить внимание на что-либо при отсутствии видимых на то причин.

Ксизентмихали исследовал баланс С. и тревоги, рассматривая оба эти состояния как результат несоответствия между требованиями окружения и личной компетентностью. С. возникает в ситуациях, в к-рых способности человека превышают ситуационные возможности для их проявления, в то время как тревога возникает тогда, когда окружение требует от данного человека больше, чем он оказывается в состоянии выполнить или предоставить на данный момент времени. Достижение баланса происходит в «потоке» («flow») или, говоря иначе, в состоянии радостного чувства поглощенности интересной деятельностью. Плутчик в свой структурной модели 8 базовых эмоций определяет С. как близкую к отвращению и раздражению, но более умеренную, а тж граничащую с др. умеренными эмоциями, такими как досада и легкая грусть. Экзистенциалисты различают экзистенциальную С. и невротическую С. В психоаналитическом подходе акцентируются проблемы конфликта или контроля;

напр., Феничел утверждает, что С. появляется, «когда нам нельзя делать то, что мы хотим делать, или должны делать то, что мы делать не хотим». Кросс-культурные исслед. тж предлагают возможные направления для изучения С. как одного из важных факторов отношений между индивидуумом и окружающей средой.

Одно направление исслед. представлено экспериментами, в к-рых происходит манипулирование условиями: создается стимульная ситуация, к-рая предположительно вызывает С., напр., дается монотонное задание на вычеркивание определенной буквы на страницах, состоящих из наборов случайных букв. Др. подход подразумевает изучение повседневного опыта;

он гл. обр. использовался Ксизентмихали и его сотрудниками. Третий подход состоит в коррелировании показателей оценочных шкал или опросников для измерения С. с др. измерениями или условиями.

При измерении С., как и в случае мн. др. эмоциональных состояний, таких как депрессия или тревога, чаще всего используются различные формы самоотчетов. Поведенческие признаки состояния С. включают зевоту, «потускневшие» глаза, облокачивание, ерзанье на месте и такие признаки невнимания, как рассматривание стен помещения. Противоположные С. эмоции пли состояния включают интерес, энтузиазм, вовлеченность, поглощенность (flow) и оптимальную стимуляцию.

В свою шкалу поиска стимулов Цукерман включил подшкалу подверженности С., к-рая использовалась во многих исслед.

К числу др. (к сожалению, немногих) релевантных измерений можно отнести шкалу склонности к С. (boredom proneness, ВР), 28-пунктовую самооценочную шкалу, к-рая демонстрирует хорошую надежность и достаточную валидность, но не имеет значимых корреляций с подшкалой Цукермана.

Воданович и Касс выделили в шкале ВР 5 факторов, оказавшихся во многом концептуально сходными с теми, к-рые рассматривались в литературе: внешняя стимуляция, внутренняя стимуляция, аффективные реакции на С., восприятие времени и ограничивающие условия. Мужчины более подвержены состоянию С., чем женщины;

к тому же в склонности к С. наблюдаются культурные различия. Кроме того, показатели по шкале ВР оказались связанными с нежеланием голосовать на выборах и патологическим влечением к азартным играм. В ряде исслед. была обнаружена умеренная взаимосвязь между депрессией и С. Нек-рые межличностные характеристики, такие как одиночество, тж оказываются связанными со С.

Преодоление С. является отдельной областью исслед. Воображение служит одним из способов преодоления однообразия ситуаций, и недостаток воображения может быть связан с показателями ВР.

Есть данные, что аддиктивные формы поведения, напр. переедание, используются в качестве способа преодоления С. Робинсон показал, что С. может быть важным фактором школьной успеваемости, и предложил системно-ориентированную модель. Нек-рые клиницисты отмечают, что существует проблема преодоления скуки в ходе психотер. как со стороны пациента, так и со стороны терапевта;

С.

рассматривается в качестве индикатора проблем в осуществлении переноса и контрпереноса.

Установлено тж, что С. является индикатором проблем, связанных с креативностью. Положительная функция С. может заключаться в подготовке индивидуума к выполнению др. деятельности.

Несомненно, имеется достаточно свидетельств, указывающих на то, что С. как эмоциональное состояние заслуживает гораздо большего внимания исследователей. Работа по вычленению состояния С. из ряда др. эмоций, установлению ее специфики и встраиванию ее в общую теорию эмоций на сегодняшний день еще далека от своего завершения.

См. также Низкие учебные достижения, Когнитивная сложность, Диспозициональные наборы, Промежуточные переменные, Мотивация, Поиск ощущений Н. Д. Сандберг Словарные тесты (vocabulary tests) В издании 1994 г. каталога Tests in print IV перечислено 40 англоязычных С. т. (нек-рые не вошли в этот список). Однако подобные перечни яв-ся лишь верхушкой айсберга. Наряду со словарными субтестами многочисленных интеллектуальных тестов и тестов достижений существуют еще разнообразные вербальные тесты, к-рые сильно коррелируют со словарными, требуют знания слов и измеряют во многом ту же самую функцию: словесные аналогии, синонимы—антонимы, классиф. слов и т. п.

С. т. обладают большой привлекательностью. Если бы можно было предположить, что все респонденты выросли в одном и том же общем окружении и имели сходные возможности в пополнении словарного запаса, оценки последнего в таком случае отражали бы способность. Однако большая часть традиционного обучения нацелена на приобретение понятий в специфической области, поэтому увеличение словарного запаса оказывается важным аспектом приобретения знаний. Словарный запас яв-ся базовым компонентом для овладении навыками чтения и письма, а тж необходимой предпосылкой различных форм интеллектуальных усилий.

Высокие интеркорреляции пунктов С. т. имеют следствием высокую надежность этих тестов, измеренную как путем оценки внутренней согласованности, так и методом взаимозаменяемых форм.

Эмпирическая валидность С. т. в ситуациях, требующих интеллектуальных способностей, тж имеет тенденцию быть высокой, поскольку мн. интеллектуальные действия почти синонимичны оперированию вербальными понятиями.

См. также Меры интеллекта Ф. ДюБуа Словарный тест в картинках Пибоди (Peabody picture vocabulary test) Тест Пибоди представляет собой 175-страничный буклет, каждая страница к-рого содержит 4 ил.

широко распростр. объектов, таких как игрушки, кухонные принадлежности и животные. Тест проводится следующим образом: экзаменатор наз. стимульное слово (напр., «свеча») и просит испытуемого показать или как-нибудь еще обозначить правильный ответ. Этот тест имеет широкий диапазон измерений. Однако используемые в нем картинки не разделены границами, имеющими ясное психол. истолкование. Тестируемый получает общий показатель в виде числа правильных ответов, к рый м. б. переведен в стандартный показатель, процентиль и, по желанию, в IQ.

Тест Пибоди отличает не только широкий диапазон измерений, но и многофункциональность. С этим тестом могут с удовольствием работать даже дети с задержками развития. Его можно рассматривать и как тест общего интеллекта на основании того, что (при сохранении постоянными условий проведения) более сообразительные от природы дети, в целом, справляются с ним успешнее, чем менее сообразительные. Тест имеет две формы. Показатели валидности и надежности считаются достаточными для его индивидуального клинического применения, и этот тест часто используют в сочетании с др. тестами, такими как тесты Векслера и Стэнфорд-Бине.

См. также Меры интеллекта А. Симпкинс Словарь профессий (dictionary of occupational titles, DOT) Разраб. в 1939 г. Службой занятости Министерства труда США (U.S. Department of Labor's Employment Service), С. п. предоставляет стандартизованную информ. о профессиях, являющуюся полезным подспорьем для частных лиц и специалистов в процессе поиска работы. С. п. включает чрезвычайно широкое разнообразие профессий в отношении всего спектра направлений, по к-рым ведется трудоустройство службами занятости США.

Разделы словаря содержат описания примерно 40 000 профессий, охватывающие почти все виды деятельности в экономике США. Поскольку он группирует профессии в рамках единой классификационной системы, опирающейся на то, как различные виды деятельности связаны с их задачами и требованиями, он оказывается чрезвычайно полезным в качестве инструмента трудоустройства. Он помогает работникам отделов кадров сравнивать имеющиеся рабочие умения с требованиями профессии.

Система представления информ. обладает множеством очень полезных свойств. С. п. может, напр., определить задачи, к-рые, вероятно, придется выполнять работникам в конкретной профессии;

виды машин или инструментов, к-рые, вероятно, будут при этом использоваться;

количество самостоятельных решений, к-рые работнику, вероятно, придется принимать в своей деятельности;

и рабочую среду, в к-рой она, вероятно, будет реализовываться.

См. также Профконсультирование, Профессиографический анализ С. Г. Осипов Служба тестирования в образовании (education testing service) В декабре 1947 г. Совет регентов ун-та штата Нью-Йорк (New York State Board of Regents) дал разрешение на создание Службы тестирования в образовании (СТО) — некоммерческой корпорации, к рой передавались функции тестирования, выполнявшиеся ранее Советом по вступительным экзаменам в колледжи (College Entrance Examination Board), корпорацией Карнеги (Carnegie Corporation) и Федеральным советом по народному образованию. Среди пяти основателей СТО были Г. Чонси, бывший декан Гарвардского ун-та и инспектор ВМС США, и Д. Джозефс, бывший президент корпорации Карнеги. Деятельность новой корпорации была посвящена обслуживанию образовательных и правительственных учреждений, к-рые она снабжала тестами и предоставляла связанные с ними услуги, а тж распространению и развитию теории и методов тестирования через орг-цию н.-и. работы.

С момента своего основания СТО выросла в невероятной степени и расширилась от главного представительства в Принстоне (штат Нью-Джерси) до неск. региональных представительств в США и 5000 центров тестирования, 400 из к-рых находятся в др. странах. 90% доходов корпорации поступает за счет проведения тестирования, включающего программы учеб. тестирования на всех образовательных уровнях — от начальной и средней школы до аспирантуры и профессиональных школ.

Безусловно, наибольший объем в практике тестирования занимает проведение Теста академических способностей (Scholastic Aptitude Test, SAT) и Предварительного SAT/Национального квалификационного теста для получения стипендии (Preliminary SAT / National Merit Scholarship Qualifying Test), в к-рых ежегодно принимают участие в качестве кандидатов более млн уч-ся. СТО, вместе с АСТ-программой — сходной, хотя и меньшей орг-цией, отвечают за отбор большей части абитуриентов и кандидатов на получение стипендии в США. В добавление к этому, такие программы СТО, как Вступительный тест для юридич. школ (Law School Admission Test), Тест для поступающих в аспирантуру по направлению «менеджмент» (Graduate Management Admission Test) и Письменные экзамены для аспирантов (Graduate Record Examination), широко применяются в аспирантурах и профессиональных школах для отбора кандидатов. Тест по английскому языку как иностранному (TOEFL) помогает колледжам и ун-там определить, владеют ли иностранные студенты английским языком на уровне, достаточном для поступления в высшие учеб. заведения США. СТО тж разраб. тесты для профессиональной аттестации, такие как Гос. экзамен для учителей (National Teacher Examination) и тесты достижений по самым разным предметам в рамках своих программ Опережающего отбора и экзаменов университетского уровня (Advanced Placement and College Level Examination programs).

Начиная с 1960-х гг., из различных источников все чаще стали звучать обвинения в адрес СТО в том, что своими программами тестирования она закрывает путь к поступлению в высшие учеб.

заведения тысячам кандидатов. Эта критика касалась якобы недостаточной прогностической валидности у таких тестов, как SAT, необоснованно высокого веса, придаваемого тестовым показателям при принятии решений о зачислении, и излишне жестких защитных мер, применяемых при проведении таких тестов. Одним из рез-тов этой критики стало введение в силу в 1970-х гг. в штатах Калифорния и Нью-Йорк закона, регулирующего раскрытие информ. о тестах и тестировании. На неск. конференциях СТО решительно отстаивала право на свою деятельность.

Помимо проведения академических тестов, СТО предоставляет ряд услуг образовательным центрам. Сюда входят сбор информ. по необходимым финансовым вложениям в стипендиальные программы, выявление кандидатов на поступление в аспирантуру из числа национальных меньшинств, разраб. инструментария для оценки деятельности преподавателей колледжей и работы высших учеб.

заведений, предоставление широкого спектра консультационных услуг, нацеленных на совершенствование практики оценивания и преподавания. В 1978 г. с целью координации деятельности с др. государствами было учреждено Междунар. представительство СТО.

Силами своего Центра программ профориентационных и профессиональных измерений (Center for Occupational and Professional Measurement Programs) СТО тж активно включилась в разраб. и проведение тестов в области лицензирования, аттестации, непрерывного образования и самооценки по более чем 50 профессиям и специальностям. СТО размещает у себя одну из крупнейших в мире открытых библиотек тестов, а тж Центр обмена информ. Информационного центра образовательных ресурсов (Educational Resources Information Center (ERIC) Clearinghouse), где собраны неопубликованные исслед. и документы по вопросам тестирования, измерения, оценки, теории научения и развития чел.

Около 8% бюджета СТО отводится на н.-и. деятельность, к-рую проводят исследовательские отделы. Финансируемые СТО, федеральным правительством и различными фондами, эти отделы имеют большой штат специалистов, к-рые проводят фундаментальные и прикл. исслед. по психологии и педагогике.

См. также Тесты академических способностей, Психометрика С. Урбина Службы системы здравоохранения (health care services) В США система здравоохранения представляет собой сложную смесь отдельных подсистем, каждая из к-рых развивалась отдельно и ориентирована на обслуживание специфических сегментов населения.

В истории развития совр. системы здравоохранения США можно выделить 3 важных периода.

Первый начался в середине XIX в., когда стали процветать большие больницы. Развитие больниц символизировало институционализацию здравоохранения в стране.

Начало второго периода приходится на конец XIX—начало XX в., с введением научного метода в медицину. До этого времени медицина представляла собой свободное собрание недоказанных обобщений и добрых намерений.

Перед Второй мировой войной США прошли бурный период соц., политического и технологического развития, с к-рым завершился второй этап развития здравоохранения. Научный прогресс продолжался, параллельно ему повышался интерес к соц. и организационной структуре здравоохранения. В это время внимание было в первую очередь обращено на финансирование здравоохранения и развитие мед. страхования. О повышении сосредоточения власти в федеральном правительстве свидетельствуют Закон о строительстве и контроле больниц (Hospital Survey and Construction Act), огромное бюджетное финансирование исслед. в Национальном ин-те здоровья и вступление в силу системы мед. страхования «Медикэр».

Полная система здравоохранения состоит из мн. служб. Каждая отдельная, частная система здравоохранения предоставляет различные услуги с различным уровнем интенсивности. Системы, предоставляющие обслуживание, м. б. формально или неформально организованы. Вне зависимости от типа системы или типа финансирования учреждений здравоохранения, существование осн.

перечисленных далее элементов необходимо для того, чтобы обслуживаемое население смогло максимальным образом реализовать свой челов. потенциал.

Службы общественного здоровья и профилактической медицины имеют целью защиту пищи, воды, воздуха, дорог и окружающей среды. Специфической функцией яв-ся профилактика определенных заболеваний, включая вакцинирование от полиомиелита и различных детских инфекций.

Выполняется тж и общая функция санитарно-просветительской работы среди населения.

Служба скорой помощи предоставляется для решения ургентных (неотложных) мед. проблем, простых или серьезных. Это включает срочную транспортировку, наличие подготовленного парамедицинского персонала, стационарных отделений «скорой помощи» и различных др. кадровых и институциональных средств.

Службы неургентной амбулаторной помощи обслуживают больных, состояние к-рых требует знач. более высокой профессиональной подготовки. Среди требуемых — навыки диагностики, мед.

лечения и детальное знание диагностических тестов и лекарственных средств.

Простое стационарное обслуживание обеспечивает кратковременную госпитализацию с акцентом на технические и кадровые ресурсы, необходимые для решения проблем больного за короткий промежуток времени.

Сложное стационарное обслуживание обеспечивает лечение заболеваний, требующих гораздо более сложного, серьезного и продолжительного лечения в стационаре. Предоставляемые услуги более сложны, технически совершенны и дороги. Они требуют участия мн. высококвалифицированных специалистов из различных областей медицины.

Долговременное постоянное обслуживание и реабилитация необходимы в лечении нек-рых заболеваний но завершении интенсивной терапии в остром периоде. Это лечение может длиться неск.

недель или лет, оно начинается в больнице и продолжается в учреждении долговременного содержания.

Службы ориентированы на обслуживание средним медперсоналом, лечебную физкультуру, эмоциональную поддержку, решение соц. проблем, связанных с финансами, проживанием и семейными отношениями.

Обслуживание в связи с соц., эмоциональными проблемами и проблемами развития обычно требует широкого спектра учреждений. Эти службы предоставляют полную долговременную поддержку в повседневной жизни в большей степени, чем обычные врачебные или стационарные службы, ориентированные на лечение острых соматических состояний.

Транспортировка должна быть в распоряжении служб «скорой помощи» для обездвиженных пациентов или для малообеспеченных больных, не имеющих возможности воспользоваться услугами системы без предоставления им транспорта.

Финансовая компенсация инвалидности тж необходима. Общая результативность мед.

обслуживания зависит не только от технической оснащенности служб здравоохранения. Процесс выздоровления больных может потребовать финансовой поддержки, необходимой для возобновления их прежнего стиля жизни.

См. также Первичная профилактика психопатологии, Право на получение лечения Р. Т. Джубилато Службы «горячих линий» (hot line services) С. г. л. дают определенным группам населения возможность беспрепятственно и анонимно связаться с психол. консультационной службой, где в роли консультанта обычно выступает специально обученный волонтер или парапрофессионал. Изначально телефонные консультационные службы создавались для оказания помощи в экстренных ситуациях. Впоследствии их функции расширились и в настоящее время включают услуги по предоставлению информ., в т. ч. о возможных источниках получения помощи. Кроме того, в С. г. л. общественных центров психич. здоровья и консультационных центров колледжей сочувственно выслушивают тех, кто обращается по поводу любых, даже незначительных, проблем.

С. г. л. используют совр. технологии для решения проблем, вызванных издержками технократической культуры, в частности обезличенностъю общения и затрудненностью личных контактов. Использование телефона придает процессу консультирования нек-рые уникальные свойства, позволяет обеспечить анонимность консультанта и обратившегося за помощью, а тж возможность в случае необходимости направить по данному адресу соотв. специалистов.

Исторически С. г. л. делали акцент на более эффективном использовании профессионалов в роли консультантов и супервизоров, вместе с тем пользуясь услугами парапрофессионалов, имевших сходный опыт в прошлом. Кроме того, по функциям С. г. л. последовательно приближается к активной модели здравоохранения: их главной задачей в настоящее время яв-ся профилактика, напр., суицидов, в т. ч. посредством повышения соц. компетентности лиц из групп риска и развития у них навыков совладания со стрессом.

См. также Консультирование, Профилактика суицида, Ограниченная по времени психотерапия К. Шапиро Слуховая различительная способность (auditory discrimination) Звуковые волны имеют длительность и м. б. описаны с помощью трех физ. характеристик:

частоты, интенсивности и фазы. Слуховая система с ее анатомич. и нейрофизиологическими функциями не только способна обнаруживать акустические раздражители, но и анализировать их надпороговые различия по этим характеристикам в качестве основания для дифференциации раздражителей.

В границах типичного диапазона нормального слуха — примерно от 20 до 20 000 Гц — звуки разной частоты слышны в полной тишине неодинаково. Частоты в области от 1000 до 2000 Гц слышны при меньшей интенсивности сигнала;

при выходе за границы этой области происходит незначительное повышение порогового уровня звукового давления в случае продвижения к верхней границе слышимого диапазона, но заметно его повышение для частот, приближающихся к нижней границе этого диапазона.

При частоте чистого тона ниже 1000 Гц челов. ухо различает абсолютные изменения до 3 Гц;

при частоте чистого тона выше 1000 Гц испытуемый может точно сообщить об абсолютных изменениях, составляющих 0,2—0,3% от частоты тестового стимула. Наименьшее абсолютное изменение частоты, к рое м. б. выявлено, принято называть едва заметным различием (ЕЗР, или f). Эта величина м. б.

выражена через относительное изменение частоты, f / f а, где f — частота тестового тона. При частотах выше 1000 Гц величина f / f (отношение Вебера) остается постоянной и составляет приблизительно 0,003;

в области частот ниже 1000 Гц отношение Вебера возрастает по мере уменьшения частоты. Т. о., ухо менее чувствительно к изменениям низкочастотных тонов. Различение частоты улучшается по мере увеличения интенсивности тестового тона над порогом, с очень большими декрементами ЕЗР при частотах выше 2000 Гц. Существует по меньшей мере 1500 ЕЗР в частоте между нижней и верхней границами слышимого диапазона, при заданном значении порогового уровня звукового давления.

Различение двух тонов по интенсивности зависит от их частоты. Величина ЕЗР в интенсивности (I) минимальна в диапазоне частот наибольшей слуховой чувствительности, т. е. в районе 2000 Гц. По мере отклонения частоты вверх и вниз от этого диапазона, величина I постепенно возрастает, особенно для низких частот. Когда частота тона поддерживается постоянной, I заметно снижается, как только интенсивность тестового тона превышает порог. Отношение Вебера (I / I) не яв-ся постоянным, а варьирует от 1/20 для тона 2500 Гц на уровне 100 дБ выше порога до 7,5 для тона 35 Гц на уровне 5 дБ выше порога.

Для тона 1000 Гц и межушном фазовом угле () 45° испытуемый может обнаружить изменение () примерно в 3°. Для частот до 900 Гц остается постоянной, но при возрастании частоты свыше 1000 Гц и изменении в от 0 до 180° или от 360 до 180° величина возрастает примерно до 30° при частоте 2000 Гц.

Что касается времени (t) звучания, отношение Вебера (t / t) не является постоянным;

оно уменьшается с увеличением длительности стандартного сигнала. Для тонов со значениями t от 0,4 мс до 4 мс отношение Вебера быстро уменьшается с 2,0 до 0,4;

при изменении длительности стандартного сигнала от 4,0 до 400 мс отношение Вебера продолжает уменьшаться, но не так заметно. Поскольку способность различать неск. следующих один за др. звуковых сигналов определяется наличием между ними интервалов тишины, пара щелчков при моноуральном предъявлении, по данным С. М. Авеля, м. б.

воспринята на слух как два сигнала, если интервал между ними составляет не менее 3—6 мс.

Объем относится к субъективной оценке размера или протяженности звука (не громкости) и зависит от частоты и интенсивности. Низкочастотные звуки субъективно воспринимаются как занимающие больший объем, а высокочастотные — как занимающие меньший объем. По мере увеличения интенсивности объем низкочастотных звуков растет медленно, а высокочастотных — гораздо быстрее. При значительной интенсивности все звуки независимо от частоты кажутся равными по объему.

Тоны могут оцениваться с т. зр. их плотности или насыщенности независимо от высоты, громкости и объема. Плотность относится к субъективной оценке концентрированности, резкости или жесткости звука. Громкие высокочастотные звуки кажутся более плотными по сравнению с тихими низкочастотными.

Качество чистых тонов, к-рое придаст им сходство с гласными звуками, получило назв.

вокальности. Напр., тон 263 Гц напоминает по звучанию гласную «и» в слове «true»;

тон 1053 Гц звучит как «а» в слове «father», а тон 4200 Гц воспринимается на слух как гласная «г» в слове «machine».

См. также Нарушения слуха, Локализация звука, Слуховое восприятие, Ухо Дж. Ф. Корсо Слуховое восприятие (auditory perception) Процесс С. в. включает выработку поведенческих реакций на простые и сложные акустические стимулы: чистые тона, музыку, речь и шум.

Чистый тон — это звук, при к-ром изменение звукового давления определяется простой синусоидальной функцией времени;

он м. б. описан через параметры частоты, амплитуды, фазы. Физ.

изменения на континууме частоты от низкой до высокой вызывают соотв. психол. изменения высоты звука, а изменения физ. амплитуды связаны непосредственно с психол. громкостью. Вместе с тем на восприятие высоты звука дополнительно влияет интенсивность и длительность, а на воспринимаемую громкость — частота и длительность акустического стимула. Чистые тона могут тж различаться по таким психол. измерениям, как объем, плотность и вокальность.

Музыкальные топа — это сложные звуки, образованные периодически повторяющимися колебаниями, к-рые можно описать через осн. частоту и кратные ей частоты (гармоники или обертоны), с учетом их относительных амплитуд и фазовых соотношений. По мере возрастания осн. частоты в сложном звуке с 20 до 5000 Гц монотонно растет и высота тона. Музыкальные звуки, разделенные октавой, воспринимаются как сходные по окраске тона.

Сложные, изменяющихся во времени колебания звукового давления образуют речевые звуки, входящие в состав слов, к-рые воспринимаются и понимаются на основе их акустических свойств и лингв. контекста. Напр., в английском языке существуют 15 фонем с гласными звуками и 24 фонемы с согласными, каждая из к-рых имеет дифференциальные акустические признаки. На их основе образуются все слова. Разные части каждого слова содержат различные полосы частот (формантные зоны) с соотв. (различающимися) энергетическими характеристиками. Область осн. речевых частот лежит в диапазоне от 125 до 3500 Гц. В разговорной речи практически отсутствуют четкие границы между словами, однако знание языка позволяет слушателю придавать значение речевым звукам;

это вызывает сегментацию (воспринимаемое деление) речевого потока на слова. Правильно семантически и синтаксически образованные предложения понять гораздо проще.

Шум — это сложный звук, образованный многочисленными частотами и характеризующийся отсутствием периодичности изменений звукового давления во времени. Когда эти частоты охватывают широкую часть спектра слышимых частот, в рез-те возникает т. н. «белый шум», воспринимаемый на слух как шум вырывающегося пара. Раздражающее действие шума определяется преим. его высокочастотной составляющей и ее относительной интенсивностью в сочетании с такими характеристиками шума, как непрерывность/прерывистость.

См. также Локализация звука, Нарушения слуха, Слуховая различительная способность, Ухо Дж. Ф. Корсо Случайные числа (random numbers) С. ч. — это числа, генерируемые посредством случайного процесса, к-рый порождает любое число т. о., что каждая из десяти цифр (0, 1, 2,... 9) имеет разную возможность оказаться в его составе.

В общем, вероятность появления любой конкретной последовательности С. ч., состоящей из п цифр, равна 0,1n. Таблицы С. ч. легко доступны и публикуются в виде приложения в большинстве учебников стат.

Психологи часто пользуются С. ч. для решения разных задач. Напр., можно сформировать случайную выборку, нумеруя потенциальных испытуемых в совокупности, а затем отбирая на основе таблицы С. ч. реальных испытуемых для включения в ее состав. Такой случайный процесс гарантировал бы получение случайной (непредвзятой) выборки — необходимого, по существу, условия всех видов статистического анализа.

С. ч. тж могут использоваться для распределения испытуемых по группам (соответственно условиям) в эксперименте, для выбора уровней предъявления независимой переменной или для эмпирического построения выборочных распределений статистик путем случайного извлечения выборок из совокупности с известным распределением.

См. также Вероятность, Статистика в психологии М. Эллин Смертельно больные люди (terminaly ill people) Как свидетельствует история, во всех областях медицины психосоциальному уходу за умирающим больным уделялось мало внимания. Однако в 1960—70-е гг. наблюдалось заметное повышение интереса ко всем аспектам заболеваний с летальным исходом, в т. ч. к реакциям больного, уходу за умирающим и реакциям близких людей на болезнь и смерть пациента.

Кюблер-Росс описывает 5 эмоциональных «этапов», к-рые смертельно больной чел. проходит обычно в следующей последовательности: сначала отрицание и изоляция, сменяющиеся гневом;

затем торг, депрессия и, наконец, принятие. Однако, в зависимости от индивидуальных характеристик пациента, мн. из этих эмоциональных этапов могут перекрывать друг друга по времени или переживаться одновременно. Д. Перец интерпретирует индивидуальные различия в способах совладания и реакции на смерть как рез-т устойчивого психол. стиля индивидуума.

В настоящее время в США работа строится по образцу моделей, используемых в Англии, где организуются хосписы для специального ухода за С. б. л. В хосписе обеспечивается обстановка, сходная с домашней, где предоставляется мед. обслуживание и психол. консультирование больным и членам их семей. Программа хосписа ориентирована на эмоции больного, его желания и установки по отношению к смерти, а не на типичные госпитальные проблемы соматической терапии. Такие программы обеспечивают тж ценную эмоциональную поддержку семьям, в т. ч. и после смерти пациента, способствующую выражению и пониманию сложных эмоций, связанных с процессом смерти и умирания.

См. также Хосписы, Утрата и скорбь, Танатология Р. Д. Фелнер Смещение результатов тестирования, связанное с расовыми (этническими) различиями (race bias in testing) С. р. т., связанное с расовыми (этническими) различиями, представляют собой наиболее общую форму гипотезы о систематической ошибке теста, обусловленной культурными факторами, состоящую в утверждении, что отличия показателей умственных тестов у расовых и этнических групп яв-ся рез-том внутренних дефектов самих тестов. Различия в средних оценках у рас отсюда интерпретируются как артефакты теста, совершенно не отражающие к.-л. реальных различий в умственных способностях или навыках.

Различия в средних оценках у разных рас яв-ся одним из наиболее хорошо изученных феноменов в психол. исслед. индивидуальных различий. Первоначальные объяснения таких различий состояли в том, что они вносятся людьми, выросшими в сильно различающихся условиях, с более низкими оценками у групп, испытывавших сравнительную депривацию в отношении количества и качества стимуляции, получаемой ими в годы формирования их личности, или, напротив, что более низкие оценки у групп отражают различия в генетическом потенциале к интеллектуальному функционированию. Более совр. подход к объяснению таких различий связан с учетом взаимодействия генетических и средовых факторов. Хотя гипотеза о С. р. т., связанном с расовыми различиями, существовала как потенциальное объяснение, по крайней мере с тех пор, как она была сформулирована С. Бартом в серии публиковавшихся на протяжении ряда лет статей по этому вопросу, она не принималась широко в качестве серьезной гипотезы до конца 1960-х гг., когда Ассоц. черных психологов (Association of Black Psychologists, АВР) не призвала к мораторию на использование психол.

тестов в отношении обучающихся категорий меньшинств и неимущих студентов.

Эти акции АВР повлекли за собой ряд чрезвычайно позитивных последствий. До призыва к мораторию на тестирование меньшинств в данной области практически не проводилось исслед.

Позиция АВР побудила большинство исследователей к выдвижению гипотезы о систематической ошибке тестов в качестве осн. объяснения расовых различий в интеллекте. В ответ на этот призыв о моратории, Научный совет Американской психол. ассоц. (American Psychological Association Board of Scientific Affairs) образовал комитет по изучению применения тестов к категориями неимущих студентов.

Исслед. С. р. т., связанного с расовыми различиями, были и остаются важной задачей психологии и об-ва в целом. Систематические ошибки тестов, обусловленные культурными факторами, сегодня яв-ся, вероятно, одной из наиболее актуальных научных проблем, стоящих перед психологией.

Если эта гипотеза в конечном итоге докажет свою правоту, то рез-ты продолжавшихся на протяжении 100 лет исслед. в области психологии индивидуальных различий должны быть признаны артефактами, или по крайней мере смешанными, поскольку такие исслед. опираются на стандартную психометрическую методологию. Систематические ошибки тестов, связанные с расовыми различиями, — это не только проблема для открытого научного обсуждения, но и юридич. проблема. Два важных судебных решения привели к созданию прецедентов конфликтующих мнений в отношении этой проблемы.

По сравнению с концом 1960-х гг., сегодня не существует дефицита в отношении исслед. С. р. т., связанного с расовыми различиями. По большей части, эти исслед. не оказали поддержки гипотезе о необъективности тестов, установив, что: а) тщательно разраб., хорошо стандартизованные образовательные и психол. тесты сходным образом прогнозируют будущую успешность популяций граждан, родившихся в США, независимо от их расовой и этнической принадлежности;

б) внутренняя психометрическая структура этих тестов сохраняет свою инвариантность в отношении рас;

в) содержание этих тестов в равной степени приемлемо для этих различных групп.

Будучи одной из наиболее противоречивых и острых эмоциональных проблем в психологии, проблема расовых предубеждений в тестировании не может разрешиться исключительно на основе объективных научных исслед. и беспристрастных фактов уже в силу того, что сама история тестирования свидетельствует о бесспорном злоупотреблении тестами в их прошлом использовании с группами меньшинств. Поэтому необходимо уделять особое внимание гарантиям того, что эти ошибки и злоупотребления прошлого преодолеваются «интеллектуальным тестированием».

См. также Культурно-свободные тесты, Наследуемость, Расовые различия С. Р. Рейнолдс Смещение (displacement) С. агрессии указывает на перенаправление вредоносного поведения с первичной на вторичную мишень или жертву. Ранняя теория С. была предложена З. Фрейдом в его книге «По ту сторону принципа удовольствия». Фрейд полагал, что людям свойственно нападать на источники фрустрации, но, если конкретный чел. не в состоянии атаковать такой источник, поскольку данная мишень недостижима или слишком могущественна, жертвой его накапливающейся ярости может стать заместительная мишень. Этот механизм объяснял иррациональное поведение. Фрустрация накапливается как признак внутреннего напряжения и сбрасывается, когда индивидуум выражает агрессию к мишени. Постулируется, что количество агрессии прямо пропорционально накопленной внутренней энергии. Внезапное высвобождение энергии через акт агрессии наз. катарсисом.

Согласно Долларду и его коллегам, агрессивное поведение следует рассматривать, подобно любому др. поведению, как подчиняющееся законам научения. Когда чел. направляет агрессивную реакцию на фрустрирующий фактор и она оказывается успешной в устранении барьера к достижению цели, агрессия подкрепляется. Вероятность возвращения реакции повышается при повторном попадании в сходную ситуацию. Т. о., вместо вызывания катарсиса и снижения агрессивной тенденции успех способен повысить вероятность причинения вреда.

Понятие С. использовалось для объяснения широкого спектра паттернов поведения. Более положительное и социально приемлемое поведение тж может интерпретироваться в терминах смещенной агрессии.

Принятию интерпретации «фрустрация —> агрессия» препятствовали неадекватные концептуальные дефиниции «фрустрации» и «агрессии». Разраб. альтернативные теории, к-рые опираются на понятия, выведенные из особенностей межличностного взаимодействия, а не интрапсихической динамики.

С. играло центральную роль в психоаналитической теории. Когда индивидуум, в силу внутренних или внешних причин, лишен возможности атаковать источник фрустрации, энергия (катексис) смещается на заместительный объект или мысль. Этот процесс представляет собой компромисс для чел., к-рый отказывается от первоначального выбора ради вторичного или даже ради альтернативы более низкого уровня.

С., рассматриваемое в аспекте положительного вклада в культуру, наз. сублимацией. Согласно Фрейду, направление смещенной энергии в творческую работу было важным фактором для развития цивилизации. Антинормативная агрессия м. б. минимизирована путем предоставления людям возможности вентилировать свою враждебность социально приемлемым образом.

См. также Личность, Психоанализ Дж. Т. Тедеши Сновидения (dreams) С. становятся предметом научного исслед., начиная с середины XIX в. До этого было много предположений об их происхождении и значении. Популярной была теория о том, что С. — это божественные послания, имеющие пророческую цель. Поскольку послания были зашифрованы, их понимание требовало расшифровки. Эту задачу брали на себя лица, обладающие даром толкования снов. Составлялись сонники, содержавшие элементы С. и их предполагаемое значение. С. играли очень важную роль у примитивных и древних народов и до сих пор сохраняют ее во мн. частях света.

Историю научного изучения вопроса можно разделить на 3 периода: а) 1861—1900 гг.;

б) 1900— гг.;

в) после 1953 г.

1861- В 1861 г. А. Мори, французский ученый, опубликовал свое исслед. влияния внешних раздражителей на свои С. Наиболее известным примером был его сон о гильотине: длинный сон о французской революции, кульминацией к-рого был приговор Мори к смертной казни. Он проснулся в момент падения ножа гильотины, обнаружив, что доска с изголовья кровати упала ему на шею.

Внешний раздражитель запустил последовательность воспоминаний, к-рые образовали С. Др. ученые этого времени продемонстрировали влияние органических состояний на формирование С. Были тж исслед., посвященные причинам забывания снов, содержаниям С., связи С. с мышлением и функциям С.

1900- З. Фрейд — главное действующее лицо этого периода. Первое издание его «Толкования сновидений» стимулировало период преобладания клинических исслед. С.

Хотя Фрейд и его коллеги обнаружили, что толкование С. — бесценный инструмент для раскрытия истоков симптомов у больных, С. интересовали его еще и по той причине, что они рассказывали о бессознательных психич. процессах. Фрейд утверждал, что С. яв-ся королевской дорогой к бессознательному.

С. разбивается на отдельные элементы, и сновидца просят высказывать свободные ассоц. на каждый его элемент. По этим свободным ассоц. определялось скрытое содержание или, по-другому, выявлялись «сновидные мысли». Явное содержание С. — сознательное, скрытое — бессознательное.

Мотивом для формирования С. яв-ся желание, вытесненное из сознания в силу своей непереносимой болезненности. Наиболее важные из таких желаний появляются в раннем детстве и имеют сексуальную или агрессивную окраску. Во время сна вытесняющая инстанция (Фрейд назв. ее цензурой) менее бдительна, так что бессознательное желание может найти свое выражение в С. Однако если желание выражается слишком открыто, повышающийся уровень тревоги ведет к пробуждению.

Следовательно, при построении С. желание должно быть замаскировано, чтобы пройти цензуру.

Сокрытие желания представляет собой то, что Фрейд назв. работой С. Работа С. включает четыре операции.

Первая из них — сгущение. Фрейд заметил, что вспоминаемое С. всегда гораздо короче его скрытого содержания, определяемого по свободным ассоц. Это означает, что неск. сновидных мыслей были сжаты, образуя единый образ С. Вторая операция — смещение. Психич. значения сновидных мыслей подвергаются смещению при создании явного содержания С. Яркие, запоминающиеся особенности явного содержания сна могут представлять относительно малозначащие сновидные мысли, тогда как пустяковые, незначительные элементы явного содержания могут представлять сновидные мысли огромной важности. Третья операция — символизация. Вытесненные желания представлены невинными символами, чтобы обойти цензуру. Мужские гениталии могут визуализироваться как авторучка. Четвертая операция, вторичная обработка, делает сон более связным и понятным при вспоминании благодаря заполнению пробелов и добавлениям.

Юнг ценил С., возможно, еще более высоко, чем Фрейд. Он отличал малые С., отражающие обычные дневные заботы во время сна, от больших С. с посланиями из глубочайшего слоя бессознательного. Этот слой он наз. коллективным бессознательным, поскольку он один и тот же у каждого чел. в любой культуре. Содержанием коллективного бессознательного яв-ся психич.

структуры, или архетипы, унаследованные от прошлых поколений.

Чтобы идентифицировать архетип в большом сне, Юнг изобрел метод разработки. Сновидцев просят сказать, о чем напоминает ему каждый элемент сновидения. Он должен фиксировать на этом элементе свое внимание, не позволяя следовать за непроизвольным ходом мысли, как при свободных ассоц. Элемент может разраб. не только сновидцем, но и аналитиком, а тж путем ссылок на мифологию, иск-во, религию и литературу.

Образы в больших С. яв-ся символами архетипов. Эти символы отражают тенденцию архетипов не скрываться, а выражать себя. Для Юнга символы скорее раскрывают, чем скрывают.

М. Босс, экзистенциальный психотерапевт, отрицает, что сны яв-ся символическими (т. е.

продуктом работы С. над бессознательными сновидными мыслями и вытесненными желаниями) или компенсаторными. С. должно приниматься по своей нарицательной стоимости. Оно освещает то, каким образом сновидец видит свое существование.

После 1953 года Наблюдая спящих, Азеринский обнаружил, что их глазные яблоки на протяжении ночи периодически совершают быстрые, сопряженные движения. Он и Клейтман полагали, что эти быстрые движения глаз (REM — от rapid eye movements) могут означать, что чел. видит сон. Чтобы проверить эту гипотезу, они будили испытуемых в периоды движения глаз и в периоды их относительного покоя.

Испытуемые сообщали о гораздо большем количестве С. при пробуждении в RЕМ-фазах, чем при пробуждении в фазах без быстрых движений глаз (NREM). Казалось, что впервые обнаружен физиолог.

индикатор С. Последующие исслед. REM-фаз обнаружили и др. их отличительные характеристики.

Электрические мозговые волны в REM-фазах имеют более высокую частоту и низкую амплитуду по сравнению с волновой активность в NREM-фазах. Во время REM-фаз обнаруживаются нарушения ритма дыхания и сердцебиения, колебания давления крови, генитальное возбуждение. В силу этих причин REM-фазы наз. состояниями психофизиологической активации.

Поскольку в течение ночи при нормальном сне отмечается 4— 5 REM-фаз, нетрудно сделать вывод, что каждый видит за ночь 4—5 С. При пробуждении спящего во время REM-фазы в лабораторных условиях большинство из этих С. м. б. восстановлено. Вместо того чтобы зависеть от относительно редких и, возможно, избирательных вспоминаний снов поутру, в лабораторных условиях можно выявить большое количество С., к-рые предположительно яв-ся более репрезентативными для данного индивидуума.

В США и Европе образовалось много лабораторий, в к-рых были проведены сотни исслед. К сожалению, первоначальные находки не подтвердились. Самым большим ударом было открытие — многократно подтвержденное, — что С. вспоминаются при пробуждении в любой фазе сна, а не только в REM-фазах. Похоже, что весь сон — это сон со С. Сны, о к-рых сообщают при пробуждении в NREM фазах, неск. ближе к рациональным мыслям, но, несмотря на это общее различие, подавляющее большинство снов из NREM-фаз носят нереальный (фантастический, сказочный, мифический и т. д.) характер. Очевидным и обескураживающим рез-том яв-ся отсутствие надежных физиолог. индикаторов или коррелятов С. По крайней мере, таковые не были обнаружены.

Эти отрицательные рез-ты, тем не менее, не обескуражили всех исследователей сна. В то самое время, когда Азеринский, Клейтман и Демент ставили первые лабораторные эксперименты, К. Холл начал анализировать сообщения о С., используя метод контент-анализа.

Холл и его коллеги категоризировали различные элементы сообщений о С. Примерами таких категорий яв-ся: а) челов. персонажи, классифицированные по полу и возрасту, члены семьи, друзья, знакомые и незнакомые лица;

б) животные;

в) взаимодействия между персонажами, напр. агрессивное, дружеское или сексуальное;

г) несчастья или счастливые события;

д) успех и неудача;

е) интерьер и экстерьер;

ж) объекты;

з) эмоции. Были сформулированы и теорет. категории, напр. кастрационная тревога, оральность и регрессия. Др. исследователями был предложен еще ряд систем контент-анализа С. Наиболее изощренными среди них яв-ся системы анализа содержания, разраб. Д. Фаулксом. В обширном лабораторном исслед. С. детей он показал, что когнитивное развитие, оцениваемое по рез там анализа С. у детей в возрасте 3—15 лет, параллельно их когнитивному развитию в бодрствующей жизни.

Преимуществом контент-анализа яв-ся то, что большое количество снов, собранных у лиц разного пола, возраста, национальной и этнической принадлежности, живущих в разное время и т. д., м.

б. проанализировано в плане выяснения сходств и различий между ними. Было, напр., обнаружено, что сны у мужчин во многом отличаются от снов у женщин. Мужские С. содержат больше мужских персонажей, незнакомых лиц, проявлений физ. агрессии, сексуальности, физ. активности, инструментов и оружия, открытых помещений, чем сны женщин. В женских снах больше женщин, знакомых лиц, разговоров, предметов одежды и закрытых помещений, чем в С. мужчин. Холл и его сотрудники изучали дневники снов, к-рые велись испытуемыми, часто годами. Интересной находкой яв-ся то, что в целом содержание С. у взрослого мало меняется из года в год. Работы по контент-анализу С.

показывают большую согласованность между содержанием С. и наших повседневных забот. Это было назв. принципом связности.

См. также Фантазия, Представления, Сон К. С. Холл Собеседование при увольнении (exit interviews) Собеседование с увольняющимися из орг-ции сотрудниками преследует две разные цели: сбор информ. и сообщение информ.

Сбор информ. проводится с целью уменьшения финансовых потерь, связанных со слишком высокой текучестью кадров и получения диагностической информ. о функционировании орг-ции.

Сообщение информ. уходящим из орг-ции сотрудникам имеет др. цель — помочь им смягчить трудности переходного периода.

Целесообразность проведения С. при у. является спорной. Исслед. Дж. Лефковица и М. Каца показали, что в этих собеседованиях и предлагавшихся позднее дополнительных вопросниках сотрудники указывали разные причины своего ухода из орг-ции, причем ответы на вопросники были более негативными по отношению к компании. Дж. Хинриш получил такие же общие рез-ты в исслед.

по сравнению С. при у. с интервью, к-рые проводил консультант, не работавший в данной орг-ции.

Короче говоря, сотрудники могут неохотно давать искренние ответы непосредственным служащим компании.

См. также Отборочное собеседование, Административно-трудовые отношения, Моральный дух в организациях Ф. Бенсон Совладание (coping) Несмотря на широко и давно признанную центральную роль С., или копинга, в адапт., до сих пор не было достигнуто общего согласия в отношении его определения, и оно являлось объектом немногочисленных систематических исслед. Поскольку С. исторически связано с понятием стресса, его недавняя популяризация стала следствием заметно возросшего интереса к понятию стресса. Связи между стрессом, заболеваниями и челов. страданиями, с отрицательной стороны, и здоровья, морали и достижений — с положительной, постепенно привели к осознанию, что, хотя стресс и яв-ся неизбежной чертой челов. существования, от того, как люди справляются со стрессом, в решающей степени зависит, будет ли итоговый адаптационный рез-т отрицательным или положительным.

Можно выделить 3 подхода к С. Первый представлен моделью, выведенной из положений теории научения о драйве и подкреплении, и преим. концентрируется на экспериментировании с животными. Согласно этой т. зр., С. состоит из действий, таких как убегание и избегание, к-рые позволяют успешно контролировать аверсивные условия среды, снижая тем самым психофизиологическое возмущение или нарушение равновесия системы, вызываемое этими аверсивными условиями. Преимущественный теорет. и исследовательский интерес сторонников этой модели сосредоточен на наборе переменных, имеющих отношение к снижению стресса, а именно на предсказуемости и контролируемости среды и обратной связи от среды в отношении эффектов совладающего поведения.

Вторая модель С. опирается на психоаналитические понятия эго-психологии. С. рассматривается как набор эго-процессов, к-рые развиваются с младенчества и сосредоточиваются вокруг способов размышления об отношениях между своим Я и окружением. Первичными жизненными задачами яв-ся выживание и пропитание в условиях соц. окружения, и это требует реалистического управления собой с целью удовлетворения инстинктивных драйвов в условиях тех опасностей и ограничений, к-рые заключает в себе соц. среда.

Эта модель С. иерархическая. С. рассматривается в качестве наиболее развитой или зрелой части эго-процессов;

оно обеспечивает реалистичное и гибкое руководство собой в различных ситуациях, способствуя поддержанию и улучшению психич. и физ. благополучия. Защитные механизмы представляют собой уровень более примитивных, невротических процессов, характеризующихся большей ригидностью и меньшей способностью выдерживать проверку в условиях реальности.

Отмечаются 3 осн. недостатка этих традиционных моделей. Во-первых, С. оказалось почти полностью приравнено к адаптационной удаче, как в выражениях «Я могу справиться с этим» или «Я научился справляться с этим». В модели поведения животных С. определяется как поведенческий контроль окружения посредством действий, к-рые позволяют предотвращать возникновение аверсивных условий или избегать их. Поскольку в психоаналитической модели эго-психологии наиболее успешные формы С. определяются реалистическими и гибкими, а не невротическими когнитивными или эго-процессами, в ней смешиваются процесс С. и его рез-ты. Т. е. независимо от того, насколько лучше функционирует или чувствует себя данный чел., адекватность С. оценивается характером самого мыслительного процесса. Однако здесь можно возразить, что даже т. н.

невротические процессы, такие как отрицание, когнитивное избегание или интеллектуализированное отстранение, могут иметь оптимальные или, по меньшей мере, благоприятные последствия при нек-рых обстоятельствах, напр. когда невозможно ничего предпринять для изменения сложившейся ситуации.

Это возражение поддерживается данными ряда исслед. Априорное рассмотрение нек-рых эго-процессов как невротических, а др. как зрелых или здоровых, влечет за собой уничижительные оценки в отношении мн. моделей С., к-рые оказываются более распростр. и более действенными при определенных обстоятельствах.

Второй недостаток нек-рых традиционных подходов заключается в том, что успешное С.

рассматривается исключительно в аспекте уменьшения телесной дисфункции. По определению, С.

включает мобилизацию и усилие. Интересным специфическим случаем здесь может служить синдром личности А-типа, за обладание к-рой приходится платить увеличением риска сердечных заболеваний. В строгом соответствии с физиолог. взглядами У. Б Кеннона и Г. Селье, модель экспериментирования (на животных) особенно склонна рассматривать стресс и эмоцию исключительно в аспекте увеличения или уменьшения аффективных или телесных нарушений, выпуская т. о. из рассмотрения различные эмоциональные качества, такие как гнев, страх, тревога, вина, облегчение и радость.

Третий недостаток заключается в том, что в рамках исследовательских подходов, вытекающих из вышеупомянутых моделей — особенно из психоаналитической модели эго-психологии — С. трактуется как статическая черта или стиль, тогда как в действительности С. яв-ся активным и многосложным процессом, изменяющимся в зависимости от фазы столкновения со стрессором и от одной ситуации к др. Полевые исслед. и клинические наблюдения показывают, что конкретные мысли, действия и переживания, связанные с С., зависят от типа переживаемого стресса — напр. стресса, связанного с работой или со здоровьем. Характер С. тж зависит от того, как субъект расценивает данную ситуацию, напр., считает ли он ее неконтролируемой или поддающейся урегулированию имеющимися в его распоряжении средствами. В первом случае С. в большей степени ориентировано на регулирование эмоций путем избегания, интеллектуализации или отчуждения, тогда как в последнем упор делается на способы разрешения проблем.

Третья модель С. подчеркивает роль когнитивных оценочных процессов и гибкого, транзактного и процессуально-ориентированного подхода к С. и его оценке. С. рассматривается как реакция на контекстуальные переменные, темпоральные факторы и обратную связь в процессе развития событий, влияющая на адаптационные последствия. С. определяется как попытки справиться с требованиями, истощающими или превышающими наличные ресурсы чел. Слово «справиться» в данном определении означает, что С. может включать толерантность к ущербу или угрозе, переопределение прошлых событий, принятие и представление ситуации в благоприятном свете (т. е. определенный набор способов управления собой и своими мыслями и чувствами), а тж господство над окружением.

Указание на требования, к-рые истощают или превышают имеющиеся ресурсы, ограничивает С.

условиями стресса, мобилизующими субъекта в его взаимодействии с новыми ситуациями и требующими от него привлечения с этой целью обычно не используемых ресурсов, в отличие от автоматизированных адаптивных форм поведения, опирающихся на легкодоступные способы реагирования и требующие минимальных усилий. Выделяются 2 осн. функции С.: фокусирование на проблеме и фокусирование на эмоции;

последняя представлена когнитивными способами С., включающими традиционные защиты.

Кажется очевидным, что такие способы С., как отрицание и избегание, иногда могут приводить к благоприятным, а иногда к неблагоприятным рез-там. Вполне возможно, что то, какой из способов С.

окажется наиболее адаптивным, зависит от времени его активизации в процессе возникновения угрозы;

на начальной стадии могут оказаться полезными отрицание и избегание, на поздней — более реалистичные способы С. То, какой способ С. будет более адаптивным, может тж определяться содержанием и контекстом самой угрозы, напр. типом заболевания, являющегося источником стресса.

Важным может оказаться и то, какие когнитивные процессы вовлекаются в данный способ С. Вероятно, отрицание факта — напр. диагноза рака, — подвергает чел. большему риску разрушительных последствий, чем отрицание следствий этого факта. Последний процесс, очевидно, будет демонстрировать большую сопротивляемость к разрушению последующими событиями, являясь по своей сути аналогом тех иллюзий, к-рыми мы все живем.

Как совладание может влиять на здоровье Для рассмотрения того, как С. может влиять на физ. здоровье, необходимо сначала провести различие между краткосрочными и долговременными эффектами воздействия специфического стрессора.

За редкими исключениями, на здоровье влияет не разовое С. с к.-л. единичным стрессором, а то, насколько С. оказывается эффективным в долговременном плане при мн. столкновениях со стрессорами в различных жизненных ситуациях. Чтобы привести к заболеванию, неспособность к С. тж должна проявляться неоднократно или хронически и на протяжении длительного периода времени.

Существуют 3 осн. пути, к-рыми процесс С. может оказывать отрицательное воздействие на физ.

здоровье. Во-первых, он может влиять на частоту, интенсивность, продолжительность и характер нейрохимических реакций на стресс одним из трех способов: а) невозможностью предотвратить или устранить вредные или наносящие ущерб влияния среды;

б) невозможностью регулировать эмоциональный дистресс в ситуациях неконтролируемого ущерба или угроз;

в) следованием ценностям и связанному с ними жизненному стилю, требующим постоянной и чрезмерной мобилизации усилий.

Однако мы должны признать, что заболевания, связанные со специфическими стилями С. (напр., А-тип личности и увеличение риска сердечных заболеваний), могут стать ценой, к-рую чел. платит за др., имеющие для него более важное значение, психол. последствия, такие как сознание выполненного долга и удовлетворение от победы в конкурентной борьбе. Любой из способов С. может приводить к смешанным рез-там, положительным в одном отношении и отрицательным в др.;

для исследователей представляется важным рассматривать эту проблему в широком ракурсе и оценивать рез-ты С. с т. зр.

совокупности мн. последствий и их ценности в различных контекстах.

Во-вторых, С. может оказывать отрицательное влияние на здоровье, увеличивая риск смертности и заболеваемости, когда оно включает чрезмерное употребление вредных для здоровья веществ, таких как алкоголь, табак и др. наркотики, или когда оно вовлекает чел. в деятельность с высоким риском для жизни.

В-третьих, фокусируемые на эмоциях способы С. могут причинять ущерб здоровью путем отрицательного воздействия специфического способа управления стрессом. Напр., отрицание или избегание неприятных мыслей о грозящей беде может вести к снижению эмоционального дистресса, но одновременно препятствовать реалистической оценке проблемы, позволяющей выработать правильный курс действий.

Исслед. и теория в области психологии С., по-видимому, достигли фазы своего совершеннолетия. Наряду с широко распространившимся общественным и профессиональным признанием того, что С. яв-ся важным ингредиентом нашей повседневной жизни, существуют и многочисленные свидетельства того, что процесс С. в действительности может приводить как к улучшению, так и к ухудшению адапт. В чем существует дефицит, так это в конкретной информ. о том, какие формы С. приводят к благоприятным и неблагоприятным последствиям для определенных типов людей при строго определенных условиях;

тж существует мало ясности в вопросе о том, каким образом С. приводит к тем или иным адаптационным рез-там.

См. также Последствия стресса Р. Лазарус Совместная терапия (conjoint therapy) С. т. представляет собой метод лечения, при к-ром к участию в сеансе психотер. привлекаются одновременно два и более члена семьи или супружеская пара. Количество участников м. б. разным.

Присутствующие м. б. тж соседями, знакомыми или сослуживцами пациента.

Происхождение С. т. не связано с каким-то определенным теорет. направлением. В 1950-е гг. эта модель начала применяться почти одновременно во мн. местах по всей территории США Дж. Хейли в статье «Семейная терапия» (Family therapy) пишет, что все пионеры метода С. т. первонач. имели подготовку в индивидуально-ориентированной психотер. Мн. из хорошо известных психотерапевтов в этой области признают влияние теории систем на их мышление. Теория систем подчеркивает важность учета интерактивной и взаимозависимой природы поведения. Согласно этой теории поведение чел.

«происходит не в вакууме», а подвергается влияниям извне и, в свою очередь, оказывает влияние на то окружение, в к-ром происходит. Следовательно, что-бы полностью понять поведение чел., важно наблюдать его в контексте. Наиболее типичным контекстом поведения в С. т. яв-ся родственная единица — супружеская пара или семья.

См. также Группы достижения изменений, Супружеское консультирование, Методы сексотерапии Р. Каппенберг Современные методы психотерапии (current psychotherapies) В этой статье описывается неск. распростр. и существенно отличающихся между собой систем психотер., хотя требования краткости вынуждают автора отказаться от рассмотрения нек-рых важных систем и методик.

Психоаналитическая психотерапия. Классический психоан. предложен Фрейдом в середине 90-х гг. XIX в., и с тех пор не раз модифицировался (часто превращаясь в аналитически ориентированную психотер.) мн. неофрейдистами.

Согласно психоан., эмоциональные нарушения и поведенческие дисфункции большей частью яв ся следствием: а) прошлой жизни, особенно событий раннего детства;

б) бессознательных аттитюдов и переживаний, часто глубоко вытесненных;

в) биологически обусловленных побуждений, особенно эротических и агрессивных, порождающих глубокие челов. конфликты;

г) фиксации на ранних стадиях психосексуального развития — оральной, анальной, генитальной и латентной;

д) защитных шагов и уклонений, препятствующих изменению.

Для того чтобы добраться до главных источников бессознательных, вытесненных конфликтов пациентов и устранить их серьезные фиксации, психоаналитики используют различные терапевтические методики: а) метод свободных ассоц.;

б) анализ и толкование сновидений;

в) формирование и проработку интенсивных отношений переноса (трансфера) между аналитиком и пациентом;

г) значительное количество психотерапевтических сеансов;

д) интерпретацию бессознательных чувств и конфликтов пациента;

е) раскрытие защит пациентов и оказание помощи в отказе от них.

Адлерианская психотерапия или индивидуальная психология. Индивидуальная психология была создана А. Адлером. Хотя ее оригинальные положения соблюдались последователями довольно строго, она получила значительное развитие в трудах мн. психотерапевтов.

Согласно теории Адлера, эмоциональные нарушения в значительной степени связаны с: а) чувством неполноценности;

б) стремлением отдельных людей к личному процветанию, а не к соц.

интересу;

в) нежеланием подвергаться риску и жить полной жизнью;

г) отказом от придания конструктивного смысла собственному существованию;

д) искаженными восприятиями и представлениями, ведущими к неспособности обучаться.

Адлерианские методики психотер. включают: а) ясный показ клиентам их жизненных целей и возможных способов изменения их дисфункционального стиля жизни;

б) конфронтацию клиентов с их обреченными на провал идеями;

в) контрпропагандистскую работу с клиентами в случаях, когда их цели, намерения и ценности яв-ся дисфункциональными;

г) стимуляцию клиентов к конструктивным действиям, направленным на изменение их целей, подрывающих собственную жизнь;

д) постоянное побуждение клиентов к принятию ими ответственности за переориентацию своей жизни в более позитивное русло;

е) помощь клиентам в мужественном признании собственного несовершенства;

ж) демонстрацию клиентам способов развития своих соц. интересов.

Аналитическая (юнгианская) психотерапия. К. Г. Юнг порвал с Фрейдом примерно в 1913 г.

Юнг видел в либидо не сексуальную, а общую психич. энергию и подчеркивал значение мифологических и др. символов в генезе и лечении эмоциональных нарушений. Среди последователей Юнга наибольшую известность приобрели Герхард Адлер и Э. Л. Росси.

Согласно теории Юнга, эмоциональные и поведенческие нарушения возникают, гл. обр., вследствие: а) блокады сильного инстинкта индивидуации чел.;

б) комплексов, порождаемых сильными бессознательными компульсиями;

в) руководства символическими сообщениями из бессознательного, сбивающими людей с пути;

г) наследственных предрасположений, проистекающих из нарушения функционирования коллективного бессознательного;

д) появления сексуальных нарушений в рез-те развития общих нарушений (а не наоборот).

Юнгианские методики психотер. включают: а) демонстрацию клиентам того, что все страдания вызваны утратой смысла (жизни) и что архетипы могут порождать целительные силы;

б) содействие клиентам в символическом понимании симптомов своих неврозов и показ им выхода из своих внутренних конфликтов через этот символизм;

в) подчеркивание целенаправленной, устремленной в будущее работы души;

г) раскрытие клиентам креативных и целебных сил бессознательного;

д) интерпретацию сновидений с акцентом на их символическом значении;

е) побуждение к переживанию, а не просто интеллектуальному пониманию;

ж) мягкое, но настойчивое побуждение клиентов быть внимательными к своему внутреннему миру и ценить его.

Личностно-центрированная, или клиентоцентрированная терапия. Личностно центрированная терапия (первонач. наз. клиентоцентрированной) была предложена К. Роджерсом в начале 1940-х гг. Она нашла таких видных сторонников, как В. Рейми (теперь когнитивный психотерапевт) и Ю. Гендлин (теперь работает в области эмпирической, осн. на опыте психотер.). Хотя она уже и не практикуется в первоначальном виде, но все же представляет собой интегральный компонент теории и практики бесчисленного количества теоретиков и психотерапевтов.

Согласно взглядам Роджерса, эмоциональные нарушения яв-ся преим. рез-том: а) приобретения людьми отрицательной Я-концепции вследствие недостаточного принятия их др., особенно в детские годы, и отказа др. обеспечить им подходящие условия для (личностного) роста;

б) расхождения между реальным Я и тем, как воспринимают чел. др.;

в) отказа людей прямо и свободно осознать те аспекты собственной личности, к-рые не согласуются с их Я-концепцией;

г) склонности людей делать чрезмерные обобщения, находиться во власти концепций или мнений и полагаться на абстракции, вместо того чтобы обратиться к испытанию реальности;

д) самоуничижения или чувства малоценности.

Роджерианские, или личностно-центрированные методики психотер. включают: а) включение в глубокие, интенсивные, заботливые отношения с клиентами;

б) постоянное проявление в этих отношениях искренности, конгруэнтности и эмпатического понимания клиентов и их проблем;

в) недирективный и ненавязчивый диалог между врачом и клиентом;

г) помощь клиентам в замене состояния собственной малоценности на способность ценить и верить в мудрость своего развивающегося организма;

д) содействие клиентам в достижении безусловно положительного отношения к самим себе, гл. обр. через переживание безусловно положительного отношения к ним терапевта.

Когнитивно-поведенческая и рационально-эмотивная терапия. Совр. когнитивно поведенческая терапия зародилась в 1955 г., когда А. Эллис предложил свою рационально-эмотивную терапию. Следуя филос. концепциям стоиков, особенно Эпиктета и Марка Аврелия, а тж воспользовавшись нек-рыми идеями таких пионеров-исследователей, как Э. Солтер, А. Герцберг и Дж.

Келли, Эллис связал воедино нек-рые осн. элементы когнитивной терапии в изложении А. Адлера и поведенческой терапии в понимании Дж. Б. Уотсона и Б. Ф. Скиннера. В последующем появилась группа психотерапевтов, использующих сходные формы терапии.

Согласно теориям рационально-эмотивной терапии (РЭТ) и когнитивно-поведенческой терапии (КПТ), главный вклад в эмоциональные и поведенческие нарушения вносят: а) сильная тенденция (как врожденная, так и приобретенная) действовать как в пользу своих интересов и интересов своей соц.

группы, так и против них;

б) искаженные восприятия, нереалистичные наблюдения и выводы;

в) абсолютистские, иррациональные убеждения в том, что (1) нек-рые неприятные ситуации не должны существовать, но (2) к великому ужасу, они существуют, и (3) люди, оказавшиеся в этих неприятных ситуациях, совершенно не в состоянии им противостоять, а (4) те, кто вызывает такие ситуации — никчемные люди;

г) непомерная эскалация людьми своих сильных желаний до размеров божественных предписаний, требований и настояний свыше;

д) образование у людей взаимосвязей и взаимодействий между нереалистичным и абсолютистским мышлением, неадекватным эмоциональным реагированием и обреченным на неуспех поведением.

Методики КПТ и РЭТ включают: а) демонстрацию клиентам того, что их эмоциональные проблемы вызваны не неблагоприятными условиями, а (сознательным или бессознательным) выбором создавать себе эти проблемы;

б) обучение клиентов различным когнитивным, эмоциональным и поведенческим методам изменения нереалистичного мышления, неадекватных чувств и дисфункционального поведения;

в) выполнение клиентами определенных домашних заданий;

г) десенсибилизацию и фладинг в реальных условиях, а тж воображаемую десенсибилизацию и постепенные приближения к вызывающим тревогу ситуациям;

д) использование подкреплений и штрафов для побуждения к изменению поведения;

е) сильнодействующие методы, такие как энергичные дискуссии по поводу себя и упражнения, помогающие избавиться от чрезмерной стыдливости;

ж) семантические методы терапии;

з) решение задач и применение научного метода к личным и межличностным проблемам;

и) разнообразные психопедагогические методики, такие как лекции, семинары, демонстрация аудиовидеозаписей и библиотерапия;

к) тренинг навыков, направленный на повышение способностей, интересов и достижений клиентов;

л) методы когнитивного отвлечения, воображения и рефокусирования.

Поведенческая психотерапия. Поведенческие методы впервые использованы в психотер. Дж.

Б. Уотсоном и М. С. Джонс в 1920-х гг.;

широкое распространение они получили в 1950-е гг. благодаря трудам Дж. Вольпе, Б. Ф. Скиннера и их последователей.

Согласно теориям поведенческой терапии, эмоциональные проблемы возникают гл. обр. в рез-те:

а) неэффективного или неадаптивного научения;

б) обусловливания др. людьми, особенно в период раннего детства;

в) самообусловливания и самозакрепления дисфункциональных мыслей, чувств или действий;

г) избегания ситуаций, вызывающих тревогу;

д) отсутствия навыков, приводящего к снижению результативности;

е) искаженных восприятий окружающей действительности.

Осн. методиками, используемыми в поведенческой терапии, яв-ся: а) фокусирование усилий на изменении текущего поведения клиентов;

б) активное и директивное обучение клиентов тому, как изменить их дисфункциональные мысли, чувства и паттерны поведения, а тж тому, как приучить себя мыслить, чувствовать и действовать более конструктивно;

в) имажинативная (воображаемая) систематическая десенсибилизация тревог и страхов;

г) десенсибилизация in vivo;

д) методики постепенной десенсибилизации и наводнения (фладинга);

е) демонстрация клиентам способов контроля стимулов и изменения ситуаций, вызывающих проблемы;

ж) коррекция искаженных восприятий и нереалистичных представлений;

з) тренинг навыков, направленный на повышение способностей, интересов и достижений клиентов;

и) сочетание подкрепления адаптивного поведения с аверсивным обусловливанием дезадаптивного поведения;

к) методики релаксации.

Гештальт-терапия разраб. Ф. Перлзом в начале 1940-х гг. Среди учеников Перлза — Дж.

Фэган, У. Кемплер, А. Левицки, Лаура Перлз, Э. и М. Полстер, Ирма Ли Шеферд, Дж. Симкин и Дж.

Зинкер.

В гештальт-терапии принято считать, что эмоциональные нарушения в основном вызываются: а) «обязывающим» отношением к жизни;

б) перевесом размышлений над действиями;

в) отказом от жизни в настоящем в пользу сосредоточения на прошлом или будущем;

г) переделыванием себя и др. вместо того, чтобы быть самим собой и принимать себя таким, какой есть;

д) отказом брать на себя ответственность за собственные решения.

Осн. методики гештальт-терапии: а) содействие клиентам в полном осознании своих чувств в ситуации «здесь-и-сейчас»;

б) демонстрация клиентам, как отвергать когнитивные интерпретации и объяснения имеющихся у них трудностей;

в) дыхательные и физ. упражнения;

г) помощь клиентам в достижении интеграции.

Эмпирическая (основанная на опыте) и гуманистическая психотерапия обязана своим происхождением трудам таких философов, как Серен Кьеркегор, Эдмунд Гуссерль, Мартин Хайдеггер, Мартин Бубер и Жан-Поль Сартр, а тж таких психологов, как Вильгельм Дильтей, Абрахам Маслоу и Вильгельм Райх. Она объединяет широкий спектр теорий и методов.

Сторонники эмпирической, гуманистической и экзистенциальной терапии придерживаются мнения, что эмоциональные нарушения имеют свои истоки в: а) отказе подвергаться риску, живя полной жизнью, и примирении с неизбежностью смерти;

б) неспособности стать хозяином своей жизни и поведения и быть совершенно автономным, даже в условиях комфортабельной жизни общины или соц. группы;

в) чрезмерной конформности, ведущей к тенденции постоянно пренебрегать собственным опытом;

г) отказе экспериментировать с собственными желаниями и стремлениями, обрекая себя на сужение опыта.

В эмпирической, гуманистической и экзистенциальной терапии используются следующие методики: а) акцентирование испытываемых клиентами ощущений и их внутренних процессов изменения и развития;

б) помощь клиентам в обретении глубокого внутреннего чувства истины;

в) использование физ. упражнений и физ. приемов высвобождения эмоций;

г) намеренное подвергание себя риску с целью ощутить иной модус существования;

д) заботливое и открытое отношение к клиентам, служащее для них моделью заботливого и открытого отношения к др. людям;

е) содействие клиентам в достижении безусловно положительного самоотношения или полного самопринятия, аутентичности, честности перед собой и откровенности.

Транзактный анализ (ТА), предложенный Э. Берном в середине 1950-х гг., первонач. был задуман как дополнение к психоан.

Согласно теории ТА, главными причинами эмоциональных нарушений яв-ся: а) получение людьми в раннем детстве «перфолент» («tapes») от «родительского» эго-состояния, побуждающих их функционировать в эго-состоянии «ребенка», а не в более разумном и продуктивном состоянии «взрослого»;

б) врожденная тенденция людей считать транзакции между своими эго-состояниями крайне важными и непоколебимыми;

в) возникающие в рез-те этого стереотипизированные привычные паттерны поведения и отсутствие личной автономии;

г) недостаток ласки и любящего признания окружающих в раннем детстве;

д) сохранение осн. жизненных решений или «сценариев», поскольку они имели субъективную ценность в ранние детские годы;

е) тенденция к использованию защитных маневров или игр для удержания и подкрепления ранних «сценариев» принятия решений.

Транзактные психотерапевты используют разнообразные методики, особенно следующие: а) прослеживание истоков нарушенных чувств до решающего момента в давнем прошлом с последующим переобучением клиентов относиться к этому иначе и, соответственно, испытывать др. чувства;

б) помощь клиентам в достижении баланса эго-состояний;

в) показ клиентам, как посредством конфронтации с самим собой можно вновь пережить решающие моменты прошлой жизни и прийти к новому решению важных вопросов;

г) помощь клиентам в осознании ими своей внутренней силы;

д) выявление и прерывание защитных маневров или «игр» клиента;

е) помощь клиентам в достижении более равномерного распределения энергии между различными эго-состояниями.

См. также Адлерианская психотерапия, Аналитическая психотерапия, Поведенческая терапия, Клиентоцентрированная терапия, Когнитивно-поведенческая терапия, Экзистенциальная психотерапия, Гештальт-терапия, Основы личностно-центрированного подхода, Психоанализ, Транзактный анализ А. Эллис Сознание (consciousness) Несмотря на то что С. — наиболее очевидный и хорошо знакомый каждому признак нашего существования, филос. и психол. рассуждения о С. весьма запутанны и противоречивы. Р. Б. Перри заметил: «Как может термин означать что-либо, если он используется для обозначения всего и вся, в т.

ч. и собственного отрицания?» Большинство психологов рассматривают С. как сознавание чего-либо или текущее знание о чем-либо. К сожалению, термин «awareness» допускает столь же неоднозначное толкование, как и термин «consciousness», так как они употребляется практически в одних и тех же ситуациях. Так, напр., термином «awareness» может обозначаться перцептивное сознавание (perceptual awareness), интроспективное сознавание (introspective awareness), рефлексивное осознание (reflective awareness), подпороговое сознавание (subliminal awareness), сознавание себя (self-awareness), осознание сознавания (awareness of awareness) и т. д.

Сознание и бессознательное Согласно Джону Локку, С. — это рефлексия, включенная в различные умственные акты, такие как восприятие, мышление, сомнение, верование, воление и т. д. С. представляет собой внутренний, незамутненный взор ума, от к-рого практически ничто не м. б. скрыто. Представления Локка о С.

оказали настолько сильное влияние на психол. науку, что до появления фрейдовского психоан. понятие бессознательного мышления или восприятия считалось внутренне противоречивым. З. Фрейд показал, насколько сложными м. б. мыслительные процессы, протекающие без их осознания, и каким образом бессознательная сфера чел. может содержать в себе представления, желания и чувства, в к-рых он не отдает себе отчета.

Фрейд разглядел в содержимом бессознательного смысл и намерение. Такие внешне безобидные и непреднамеренные акты, как оговорки, забывчивость и потеря предметов (вследствие того, что они не были положены на обычное место), м. б. мотивированы на бессознательном уровне. А коль скоро это так, ранее принятое определение С. как преднамеренной и целенаправленной психич. активности оказывается в равной мере применимым и к бессознательному.

К. Юнг пошел еще дальше в сглаживании различия между С. и бессознательным.

Бессознательное, по Юнгу, есть совершенный источник нашей общности и креативность. Коллективное бессознательное — это «образ мира, на формирование к-рого ушла вечность... [Оно] состоит из совокупности инстинктов и их коррелятов, архетипов. Подобно тому как каждый из нас обладает инстинктами, он тж обладает запасом архетипических образов».

Достижения когн. психол. говорят о том, что сложная психич. деятельность, в т. ч. наша способность приобретать, хранить и извлекать информ. из памяти, в основном реализуется посредством бессознательных и недоступных для самонаблюдения операций.

Исслед. «слепого зрения» и «несознаваемой памяти» (memory without awareness) тж свидетельствуют о наличии противоречий в разграничении С. и бессознательного. Слепое зрение — это способность нек-рых людей с поврежденной зрительной корой мозга распознавать и реагировать на зрительные стимулы, не сознавая их. Вейскранц провел серию тестов с испытуемым, у к-рого была удалена правая область зрительной коры. Как и следовало ожидать, испытуемый сообщал о том, что он ничего не видит, когда стимулы предъявлялись в левой части его зрительного поля. Однако когда его попросили угадать вид стимула (X или О), этот испытуемый дал правильные ответы в 27 попытках из 30, — свидетельство того, что он все же воспринимал стимулы на каком-то уровне.

Следовательно, умственные процессы, такие как восприятие, представление, намерение, вспоминание и т. п., можно обнаружить и на бессознательном уровне, где они недоступны для интроспекции, а граница между С. и бессознательным не столь резка, как некогда считалось. Как только исследователи осознали эти факты, обсуждение феномена С. превратилось в достаточно сложное занятие. Простота основанного на здравом смысле понимания С. как текущего знания, или сознавания (awareness), оказалась обманчивой и пустой. Если можно обоснованно указать как на сознаваемое, так и на неосознаваемое знание (awareness), полезность понятия «awareness» как дескриптора С.

(consciousness) становится проблематичной. С. как одно только интроспективное сознавание (или самоотчет) становится простым качеством, накладываемым на определенные содержания опыта. В действительности это качество может оказаться всего лишь определенными корковыми процессами, так как их нарушение приводит к утрате интроспективного сознавания (awareness). Тем не менее обычно признается, что С. как определяющая характеристика психич. явлений включает нечто большее, нежели просто интроспективное сознавание.

Множество оттенков сознания Отношение бытия к С. во все времена интересовало философов. На уровне здравого смысла обычно принимается на веру, что каждый чел. наделен телом и разумом и что они взаимодействуют, образуя действующего субъекта. Пытаясь дать ясный анализ (раз)ума, тела и их взаимодействия, философы пришли к многообразию т. зр., к-рые открывают нам разнообразные перспективы видения С.

в ученых рассуждениях. Все эти филос. спекуляции распадаются на две широкие категории: а) признающие реальность как разума, так и тела;

б) отрицающие реальность одного из них в угоду др.

Дуалистические теории строятся на свойственном здравому смыслу представлении, что (раз)ум и тело — это две разные, независимые и взаимодействующие, вещи. Напр., согласно Декарту, сознание есть квинтэссенция ума, а ум отличен от тела. В соответствии с его представлениями существуют две в корне различные субстанции — материальный мир, имеющий протяженность, и мышление, не имеющее протяженности. Последнее в принципе несводимо к первому.

Главная проблема такого дуализма — это проблема взаимодействия. Каким образом непротяженное мышление взаимодействует с протяженным телом? Любой из вариантов причинного взаимодействия между ними, предлагаемых в большинстве дуалистических теорий, противоречит физ.

теории, утверждающей, что вселенная яв-ся закрытой системой и что каждое физ. событие связано с предшествовавшим ему физ. событием. Подобное допущение исключает всякую возможность того, что психич. акт может вызвать физ. явление, если, конечно, сам этот психич. не оказывается в нек-ром смысле физ. Теории параллелизма пытаются обойти эту проблему посредством допущения, что физ. и психич. процессы протекают параллельно, не оказывая друг на друга никакого влияния.

Монистические теории, напротив, постулируют только один вид субстанции: разум или материю. Субъективный идеализм Дж. Беркли упраздняет материю в пользу разума, материализм отрицает разум в угоду материи.

Материалистическое отрицание разума—сознания принимает неск. форм. Среди них можно назв.: а) категорическое отрицание всего психич., включая С., к-рое не обнаруживает себя в объективном поведении или действии;

б) признание психич. явлений, но отрицание того, что они обладают причинной силой, поскольку яв-ся всего лишь побочными продуктами физ. процессов мозга;

в) отождествление психич. явлений с состояниями (или режимами работы) головного мозга.

Дж. Б. Уотсон заявлял, что такой вещи, как С., просто не существует. Отзвуки подобной радикальной т. зр. в наше время можно найти в утверждениях о бесплодности С. как психол. понятия.

Станович пишет: «Любой вопрос психологии, хоть как-то затрагивавший понятие "С.", сразу же становился весьма запутанным;

в то же время любое продвижение в теории психологии, к-рого удавалось достичь, оказывалось совершенно не связанным с к.-л. понятием "С."». Б. Ф. Скиннер и его последователи полагают, что С. — это эпифеномен мозговой деятельности и потому не обладает причинной силой. Следовательно, С. не может играть объяснительную роль в понимании поведения.

Материалистическая теория центральных состояний (central-state materialism) отождествляет С. с чисто физ. процессами головного мозга. Отдельные теоретики, — напр., Фейгл, — доказывают, что С. м. б.

отождествлено с определенными референтами нейрофизиологических понятий.

Материализм нового времени, в отличие от бихевиоризма, допускает возможность «внутреннего» опыта и его влияния на тело, однако не видит в сознательном опыте ничего такого, что было бы нельзя объяснить с чисто физ. позиций. Согласно Д. М. Армстронгу, опыт С. (the experience of consciousness) — это всего лишь одна часть мозга, сканирующая др. его часть. Он пишет: «При восприятии мозг сканирует окружающую среду. При осознании (in awareness) восприятия др. процесс в мозге сканирует это сканирование». Внутреннее чувство, к-рое дает нам интроспективное сознавание, — это просто др. мозговой процесс. Т. о., согласно этой т. зр., нет оснований предполагать существование к.-л. процесса, к-рый может функционировать независимо от мозга.

Существует неск. широко известных возражений против вышеупомянутых теорий, описывающих С. исключительно в терминах поведения, нейронной активности или обработки информ.

Невозможно отрицать С. как факт непосредственного опыта. Феноменологический опыт боли, напр., качественно отличается от нейронной активности головного мозга. Болевой опыт однороден и непрерывен, тогда как сопутствующие боли нейронные разряды представляют собой разнородные, прерывистые и пространственно разнесенные события. Др. словами, в отличие от чувственного опыта, мозговая активность характеризуется «зернистостью». Более того, известно, что наши психич.

состояния могут оказывать глубокое воздействие на состояние нашего тела. Многократно описаны ощутимые эффекты плацебо, а психосоматические заболевания уже никому не кажутся чем-то невероятным.

Феноменологи, такие как Гуссерль, выдвигают весомые аргументы в пользу С. как неотъемлемой стороны нашего опыта, не поддерживая при этом дуалистический интеракционизм.

Подобно Декарту, Гуссерль верил в саморазоблачающий характер С.: нельзя отрицать его существование, не вступая при этом в противоречия, а жизнь без С. невозможно даже вообразить. Он рассматривает С. скорее как функцию, нежели как сущность. Как и Брентано до него, Гуссерль уделял особое внимание интенциональной природе С. Внешний объект, содержание С. и наше сознавание (awareness) его непосредственно связываются интенциональностью С. Наше знание о мире формируется не в рез-те получаемых нами впечатлений, а яв-ся следствием логического процесса интенции. Разделяемые нами представления о мире возникают не на основе ощущений и восприятий, к рые обособлены и индивидуальны и, как следствие, не могут раскрыть чел. универсальный и единый характер своих объектов, а благодаря «конститутивной функции» С., к-рое интуитивно «схватывает» их сущность. Конститутивная функция С. заключается в интуитивном постижении сущности объектов, с тем чтобы мы могли понять их значение и значимость для нас. Единый характер, к-рый объекты имеют как феномены нашего опыта, можно понять только через их сущности, а не через совокупность их непостоянных качеств.

На центральное место С. в челов. состоянии указывал тж и Сартр в своей экзистенциальной философии. Согласно Сартру, С. интенционально по своей природе и всегда на что-то направлено. С. не яв-ся вместилищем для чего-либо или сценой для представления вещей. Осн. его свойство — раскрытие вещи, на к-рую оно направлено. Уникальность С. заключается в том, что оно раскрывается само по мере раскрытия объекта. Т. о., и для Гуссерля, и для Сартра С. — это принцип субъективности, к-рый объясняет очевидное единство и значение феноменов нашего опыта.

Сознание и мозг А. Р. Лурия, следуя Л. С. Выготскому, полагал, что С. — это сложная структурная система, имеющая смысловую функцию. Он отвергал дуалистическое постулирование принципиального отличия сознания—разума от материальных объектов. В то же время он полагал, что попытки отыскать механизмы С. внутри мозга тж не ведут к успеху. Согласно А. Р. Лурии, С. — это способность «оценивать сенсорную информ., реагировать на нее критичными размышлениями и действиями и сохранять следы событий в памяти, чтобы прошлые отпечатки или действия могли быть использованы в будущем». Эта способность не яв-ся функцией какой-то одной части мозга. Скорее, «ее нужно искать в совместной деятельности отдельных систем мозга, каждая из к-рых вносит свой особый вклад в работу всей функциональной системы в целом». Среди систем мозга, участвующих в сознательной психич.

деятельности, можно назв.: а) ретикулярную формацию ствола мозга, контролирующую уровни бодрствования;

б) вторичные зоны задних (афферентных) областей коры полушарий, обеспечивающие регистрацию и хранение поступающей сенсорной информ.;

с) наиболее важные медиальные зоны лобных долей, участвующие в формировании побуждений и программ действия, а тж играющие осн.

роль в сознательной регуляции целенаправленного поведения.

Дж. Серль доказывает, что ментальные состояния вполне реальны и обладают собственными свойствами. В то же время они не отделены от мозга и имеют биолог. основу. Серль полагает, что психич. явления «порождаются деятельностью мозга и реализуются в его структурах. С этой т. зр., С. и интенциональность яв-ся такой же частью биологии чел., как пищеварение или кровообращение. Нельзя не признать, что в мире существуют столь сложные системы, как мозг с его субъективными ментальными состояниями, и наличие ментальных свойств у таких систем — реально существующий физ. факт».

Сперри рассматривает С. как первичный источник причинного воздействия. С. обладает автономией по собственному праву и не сводимо к электрохимическим процессам. С. — «интегральный рабочий компонент» мозга. Сперри рассматривает его как динамическое, эмерджентное свойство, появляющееся из высшего уровня функциональной орг-ции коры головного мозга. Как эмерджентное свойство, С. проявляется в чувстве, определяемом нейронными инфраструктурами мозга на высших уровнях его иерархической орг-ции. Однако в то же самое время С. не только обнаруживает характеристики, к-рые невозможно отнести ни к одной из составляющих мозг систем, но еще и осуществляет регулирующее воздействие на мозговые процессы. Т. о., психич. явления — это «скорее причины, нежели корреляты» событий в НС. «Физиол. мозга обусловливает ментальные эффекты, а ментальные феномены, в свою очередь, оказывают причинное влияние на нейрофизиологию». Будучи эмерджентными свойствами деятельности коры головного мозга, сознательные феномены могут функционально взаимодействовать на своем уровне и в то же время осуществлять нисходящий контроль над составляющими их нервными процессами. Т. о., согласно Сперри, сознательные состояния скорее «приходят вслед за» («supervene») физиолог. процессами, чем «вмешиваются в» («intervene») в них.

Попытки наделить сознательные явления реальностью и причинной силой и при этом рассматривать их как проявления активности мозга, подвергаются критике. Мн. ученые полагают, что они осн. на ложных аналогиях. Трудно представить себе, каким образом сложная орг-ция нервных процессов порождает сознательные явления, к-рые, как предполагается, качественно отличны от физ.

явлений.

Поппер и Экклс отказались от представления о С. как функции сложной нейронной орг-ции. Они сочли, что единство сознательного опыта трудно объяснить, исходя из разнородных, прерывистых и пространственно разнесенных разрядов нейронов. Аналогично этому, самосознание и волевые акты требуют для своего объяснения силы, независимой от мозговых процессов. Такие явления, как «ожидание» (antedating), в к-рых сознательный опыт не следует непосредственно за стимуляцией, а относится назад во времени, не согласуются с гипотезой нервно-психич. тождественности. Мы не знаем, какие точно физиолог. процессы участвуют в формировании перцептивного опыта. Экклс указывал, что отрицательный поверхностный потенциал коры головного мозга, регистрирующийся перед простыми произвольными движениями (т. н. потенциал готовности), развивается в течение достаточно длительного времени и распространяется по всей коре. Согласно Экклсу, это явление доказывает, что сознательная психич. деятельность влияет на специализированные модули в коре головного мозга, к-рые избирательно реагируют на определенный уровень активности, порождая сознательно направляемые действия.

Сознание и психология Когда психология оформилась как отдельная дисциплина (чуть более века назад), ее определяли как пауку о С. У. Джемс, напр., рассматривал психологию как «описание и объяснение состояний С. как такового». Книга У. Джемса «Принципы психологии» (The principles of psychology) оказала очень глубокое влияние на последующее развитие западной психол. науки. Среди множества различных психол. теорий Джеймса, включенных в «Принципы...», наибольший вес имеет его концепция потока С.

Утверждая, что С. — это «прежде всего конкретный факт» внутреннего опыта чел., он характеризует его как сугубо личную, избирательную, изменяющуюся и тем не менее практически непрерывную активность. Функция С. состоит в том, чтобы выбрать, какой из объектов принять, а какой — отвергнуть.

Меняющийся и в то же время непрерывный характер С. заключается отнюдь не в связывании дискретных психол. событий.

Психич. жизнь чел. — это не «цепь» или «состав» сцепленных между собой кусочков С. Мы переживаем С. как нечто непрерывное, поскольку оно «течет» как река или поток. Именно поэтому Джемс и наз. его «потоком мышления, С. или субъективной жизни». Использованная им метафора отражает два аспекта непрерывности С. Во-первых, в каждый отдельно взятый промежуток времени существующее на данный момент С. соотносится с предшествовавшим ему, и оба они идентифицируются как принадлежащие одному и тому же Я. Во-вторых, при возникновении качественных изменений С., они никогда не бывают абсолютно оторваны друг от друга, поскольку ни одно психол. явление не может совершиться в абсолютной пустоте, без какой бы то ни было связи с предшествующими событиями.

В рамках данной статьи мы остановимся на трех осн. этапах эволюции представлений У. Джемса о С. Описанная выше и содержащаяся в «Принципах...» концепция С. в общих чертах принята специалистами в области когн. психол., к-рые исследуют, гл. обр., способы обработки поступающей к чел. информ. В своей книге «Многообразие религиозного опыта» (The varieties of religious experience) Джемс расширил понятие С. и включил в него нерациональные формы психич. деятельности. Он писал:

«Наше нормальное бодрствующее С., к-рое мы наз. рациональным, — всего лишь один особый тип психич. активности, тогда как все остальное, отделенное от него тончайшей завесой, — это скрытые и абсолютно иные формы С.». Тем не менее в его «Очерках радикального эмпиризма» (Essays in radical empiricism) мы находим следующие слова: «В течение предшествовавших двадцати лет я сомневался, что "С." есть нечто реально существующее;

в течение семи или восьми последних лет я наводил своих студентов на мысль о том, что оно не существует, и помогал им найти практ. эквивалент С. в реальностях жизненного опыта. Мне кажется, что сейчас настало время для того, чтобы целиком и полностью отказаться от этого понятия».

В «Многообразии...» и «Очерках...» Джемс выражал свое отрицательное отношение к интеллектуализму и ограждал опыт от трансэмпирических факторов, вне зависимости от того, материя это или душа. Отказ Джемса от понятия С. методологически сродни отказу Дж. Беркли от понятия материи. Отрицая дуализм с его интеракционистским образом мышления, Джемс локализует разум и материю, познающего и познаваемое, в опыте «как-он-естъ» (experience-as-such). Однако что представляет из себя подобный опыт, остается столь же неуловимым для понимания, как и взаимодействие разума и материи в дуалистических постулатах.

Если во взглядах Джемса и обнаруживается нек-рая непоследовательность, она связана с двумя различными смыслами, в к-рых он употреблял термин «С.». С., описываемое в «Принципах...», — это феноменальное сознавание (phenomenal awareness). В «Многообразии...» это уже «сознание-как таковое» (consciousness-as-such). Феноменальные и трансцендентальные коннотации С. и в наши дни продолжают окрашивать большую часть споров вокруг этого понятия. Нек-рые ученые рассматривают С. как нечто самостоятельное, автономное и не сводимое к др. явлениям. Согласно принципу субъективности, реальность С. дана интуитивно. Бестелесный ум по Декарту, ноуменальное «я» по Канту, чистая память (pure memory) по Бергсону, трансцендентальное эго по Гуссерлю и небытие по Сартру, по-видимому, предполагают существование «сознания-как-такового» (consciousness-as-such).

Используя терминологию квантовой физики, можно сказать, что «сознание-как-таковое» означает нелокальный аспект реальности и субъективность в нашем бытии. В наше время подобные представления о С. приняты трансперсональной школой психологии. Если согласиться с реальностью -феномена, следует принять во внимание и нелокальные аспекты С.

Как бы то ни было, большинство психологов сужают границы С. до его ограниченного смысла феноменального сознавания. При таком понимании сознание четко локализовано и поддается описанию на языке пространственно-временных формулировок. Весьма вероятно, что мозг играет достаточно важную роль в нашем осознании мира. Следовательно, различные психич. явления могут находиться в определенном соотношении с различными процессами в мозге и НС, и их можно исследовать с т. зр.

нейрофизиологии. Из этого, однако, не следует, что все психич. явления в итоге сводятся к состояниям мозга или что С. не существует помимо этих состояний. Нек-рые индийские филос. течения, особенно школа Санкхья (Sankhya), полагают, что разум по существу материален, тогда как «сознание-как таковое» нематериально. У Бергсона тж есть интересные соображения в отношении перехода от нематериальной чистой памяти к материальным перцепциям, т. е. от «сознания-как-такового» к сознательным феноменам.

В настоящее время достаточно большое количество научных работ посвящено медитации.

Однако во мн. случаях содержащиеся в них концепции запутанны и проводят слишком широкие обобщения, а сами работы методологически слабы. Возможно, ключ к более полному пониманию С.

будет найден в будущем, в ходе исслед. внимания.

См. также Амнезия, Безобразное мышление, Интроспекция, Вопрос об отношении души и тела, Исследование расщепленного мозга, Структурализм, Бессознательные умозаключения К. Р. Рао Сокращенная психотерапия (brief psychotherapy) Целесообразная длительность психотер. служила предметом дискуссий, начиная с времен З.

Фрейда, к-рый был озабочен длительностью проведения психоан. и полагал, что при повышении уровня знания о личности и психопатологии чел. время, необходимое для терапии, будет постепенно уменьшаться. Однако его ожидания не оправдались. Вместо этого продолжительность психоан., по меньшей мере в США, увеличилась. Хотя точная и надежная стат. отсутствует, представляется, что в большинстве случаев длительность анализа составляет 4—6 лет.

Вследствие ист. развития психоан. и психодинамической терапии в целом, в течение мн. лет было принято считать, что психотер. требует умеренно длительного периода времени для обеспечения положительных рез-тов. Исходили из того, что невротические проблемы индивидуума развивались в течение мн. лет и что лежащими в их основе причинными факторами были вытесненные неосознаваемые конфликты. Следовательно, терапевт не может форсировать терапевтический прогресс открыто директивным поведением, а должен терпеливо играть пассивную роль. Более того, слишком быстрый ход терапии мог бы причинить вред, поскольку клиенты в этом случае были бы поставлены перед необходимостью взяться за разрешение своих конфликтов еще до того, как будут готовы к этому.

Ряд событий, произошедших в 1960-е гг., привел, однако, к нек-рым существенным переменам в области охраны психич. здоровья в США. Назначенная Конгрессом США Объединенная комиссия по психич. расстройствам и психич. здоровью после пяти лет работы пришла к ряду выводов и рекомендаций. В их числе было мнение, что психоан. яв-ся слишком дорогим и длительным методом, чтобы удовлетворить потребности большинства людей, нуждающихся в психотерапевтической помощи.

Рекомендовалось тж создание коммунальных центров психич. здоровья для удовлетворения этих нужд.

Наряду с этим был предложен ряд новаторских программ кризисного вмешательства и С. п.

Альтернативой длинным спискам на очередь для обычной психотер. стали клиники кризисной помощи, круглосуточно предлагающие С. п. длительностью в 6—10 сеансов. В основе этих нововведений лежало соображение, что лечение, проводимое в период кризиса, будет короче, поможет индивидууму вернуться к прежнему уровню функционирования и предотвратит переход проблемы в хроническое состояние.

По данным нек-рых исслед., средняя продолжительность терапии в амбулаторных клиниках составляла лишь 6—8 сеансов. На практике большинство пациентов не желает проходить длительную терапию, прекращая курс после относительно небольшого количества сеансов. Со временем возрастала уверенность в том, что психотерапевтам следует менять свои представления относительно требуемой длительности лечения и обеспечить предоставление более краткосрочных его форм, что в действительности и произошло.

С. п. отличается от долгосрочной психотер. в неск. отношениях. Несмотря на то что С. п. не определяется к.-л. точным количеством сеансов, большинство ее курсов занимает от 16 до 25 сеансов, хотя нек-рые курсы ограничиваются 1 сеансом, а др. могут доходить до 40 сеансов. С. п. м. б. как лимитированной во времени (и тогда конкретное количество сеансов или ее общая продолжительность объявляется заранее), так и не имеющей конкретных временных границ, с установлением общих сроков но усмотрению терапевта после первой встречи с клиентом. Т. о., клиент с самого начала терапии имеет ясное представление о том, какова ее ожидаемая продолжительность.

С. п. яв-ся более фокусированной, чем традиционная. Различные формы сокращенной психодинамической терапии обозначают специфический фокус вмешательства, хотя здесь имеют место значительные вариации. Несмотря на различия в теорет. перспективе, когнитивно-поведенческие формы терапии тж фокусируются на специфических проблемах или на симптоматическом поведении.

Роль терапевта в С. п. отличается от более традиционной терапевтической роли тем, что терапевт принимает гораздо более директивную роль и берет на себя знач. большую ответственность за проведение курса терапии.

При С. п. внимание сосредоточено на актуальной жизненной ситуации пациента. В фокусе оказывается то, что происходит «здесь-и-сейчас», а не события отдаленного прошлого. Цель — помочь клиенту справиться с проблемами, приведшими его к лечению, а не более возвышенная гипотетическая задача «реконструкции личности». Нек-рые формы С. п., особенно когнитивно-поведенчекие, имеют целью обучение клиентов механизмам и методам совладания (копинга), к-рые м. б. использованы для предотвращения и преодоления проблем в будущем.

С. п. яв-ся сегодня наиболее популярной формой психотер., предпочитаемой большинством людей, ищущих помощи в решении своих проблем приспособления.

Неск. исследовательских проектов показали, что сокращенные формы психотер. дают рез-ты, сравнимые с таковыми при более длительных курсах. С. п. не яв-ся панацеей от всех психол. бед, но это — эффективная форма лечения депрессии, тревожных расстройств, супружеских проблем и сходных затруднений. По этим причинам она яв-ся терапией первого выбора для большинства людей.

См. также Эклектическая психотерапия, Новаторские психотерапии С. Л. Гарфилд Сокращенная терапия (brief therapy) Термин «С. т.». относится к любой из широкого множества психотерапевтических процедур с относительно ограниченными и точно очерченными целями. С. т. противопоставляется лечебным вмешательствам, требующим более длительного времени и предполагающим более глобальные терапевтические цели.

Хотя классический психоан. был поначалу относительно непродолжительным, увеличивающийся интерес к вытесненному содержанию памяти и анализу структуры характера пациента знач. увеличили время, требуемое для его успешного завершения. Как утверждают в своей «Психоаналитической терапии» (Psychoanalytical therapy) Ф. Александер и Т. М. Френч, большинство курсов классического психоан. требует минимум 500 сеансов, в то время как С. т. м. б. завершена за 10—65 сеансов. Хотя эти оценки продолжительности терапии могут варьировать, классический анализ представляется долгим делом в сравнении со мн. др. терапевтическими процедурами и методиками.

Помимо разницы во времени, др. факторы отличают психоан. от др. форм психотер. Они включают цели терапии, ее главное направление и роль терапевта. В психоан. целью яв-ся реконструкция личности пациента, при к-рой в фокусе находится ранняя история его жизни и высвобождение бессознательного содержания, чтобы с ним можно было лучше работать через посредничество зрелого Я. Терапевт играет при этом роль исследующего, пассивного, недирективного и интерпретирующего наблюдателя.

При сокращенной психотер., такой как биолог. обратная связь, поведенческая или рационально эмотивная терапия, обычно ставится довольно конкретная цель. Ориентация на конкретную цель отражается на предполагаемом терапевтическом вмешательстве. Сокращенная психотер. сфокусирована тж на наличном расстройстве и на модификации переменных, вызывающих или поддерживающих текущие жалобы, а не на пространном изучении ранней истории пациента. Наконец, при С. т. терапевт часто занимает довольно активную роль, предлагая указания, советы и стратегии, имеющие целью ускорить полное и удовлетворительное разрешение проблемы или проблем, обнаруженных пациентом.

См. также Новаторские психотерапии, Психотерапия У. У. Уэнрич Соматопсихика (somatopsychics) Термином «С.» обозначается психол. или психиатрическая симптоматика первично соматической этиологии. В отличие от психосоматических расстройств, к-рые яв-ся соматическими состояниями, возникшими в рез-те психол. стресса, соматопсихические симптомы или расстройства — это проявления психол. или психиатрического характера, непосредственной причиной к-рых стало соматическое состояние.

В повседневной жизни соматопсихические эпизоды — обыденное дело. Эмоциональные побочные эффекты, продуцируемые перегревшимся, усталым или голодным организмом, могут проявляться как раздражительность, вспыльчивость, иррациональное поведение, вялость, снижение концентрации внимания и т. д. У нек-рых людей психол. реакции могут вызываться гормональными изменениями. Колебания настроения и специфические эмоциональные состояния считаются типичными для подростков и лиц, находящихся в периоде климактерия. Нек-рые женщины испытывают предменструальное напряжение, проявляющееся в жалобах на упадок сил, апатию, усталость, раздражительность и даже на немотивированную агрессию. «Бэби блюз» (послеродовая депрессия) тж расценивается как соматопсихическое состояние, хотя в нек-рых случаях нельзя с уверенностью исключить психогенные компоненты. Высокая температура может вызывать тревогу и галлюцинации, особенно у детей. Общеизвестны такие психол. корреляты старения, как параноидная идеация, снижение рациональности мышления, разнообразные навязчивости, компульсивное поведение, нарушения памяти и изменения личности. Существенные психол. изменения наблюдаются у алкоголиков и, в меньшей степени, у лиц в состоянии транзиторного алкогольного опьянения.

Поведенческие последствия употребления наркотических средств широко известны из литературы.

Озабоченность общественности вызывают последствия отравления свинцом (нарушения школьных навыков, апатия, сонливость, маниакальное поведение и т. д.), окисью углерода (нарушения памяти, апатия или депрессия), асбестом и слезоточивым газом АО (Agent Orange), применяемым полицией.

Значительно пополнились наши знания о психич. и эмоциональных нарушениях, вызванных дефицитом определенных компонентов питания (витаминов, минералов, белков и т. д.) и недостаточностью питания в целом. Транзиторные или стойкие повреждения в рез-те физ. травмы, в особенности травмы головного мозга, считаются причиной дефицитарности психич. функций, неблагоприятных психол.

реакций и изменений личности.

Мн. лекарства вызывают побочные эффекты. Значительная часть сведений, собранных о соматически и психологически больных людях в соматопсихической области, изложена Р. Холлом.

Тревога обнаруживается как побочный эффект мн. соматических состояний, а именно, при неврологических (25%) и эндокринных (25%) заболеваниях (включая паратиреоз, сахарный диабет, дисфункции яичников), хронических инфекциях (12%, включая туберкулез, мононуклеоз, вирусный гепатит), ревматизме (12%), сердечно-сосудистых (12%) и др. заболеваниях (14%, включая нефрит и недостаточность питания). Есть сообщения о том, что около трети больных хроническими болезнями почек (гемодиализ и трансплантация почек) демонстрируют выраженную психопатологическую симптоматику. Сочетание внутреннего напряжения, нервозности, тревоги и повышенной утомляемости яв-ся следствием мн. соматических состояний. Патологических уровней депрессия достигает при злокачественной анемии, лимфоме, паратиреозе, вирусном гепатите, а тж при лечении резерпином, кортикостероидами, диазепамом, а тж при профилактическом приеме нек-рых оральных противозачаточных средств.

Биолог., в особенности биохимические, теории психич. болезней, умственной отсталости и их сочетаний, как это проявляется при аутизме, получают растущее признание. Нек-рые состояния, напр.

задержка умственного развития при нелеченной фенилкетонурии, м. б. полностью объяснены на биолог.

основе. Прогресс в научных исслед. позволил идентифицировать определенные (под)типы психич.

заболеваний в качестве соматопсихического эффекта биолог. состояний, включая генетические и/или биохимические и средовые факторы (напр., питание). Рез-ты исслед. привели к возникновению ортомолекулярной психиатрии, к-рая предлагает биолог. подход (напр., терапия минералами, мегадозами витаминов) в лечении и профилактике психич. болезней.

См. также Органические синдромы, Психоэндокринология, Психофармакология Э. Вик Соматотипы (somatotypes) В основе идеи С. лежит предположение о том, что поведение или личность определяются физ.

характеристиками тела. Процесс определения С. представляет собой метод, посредством к-рого описываются физ. аспекты тела чел. Процесс определения С. в его наиболее систематизированном виде представлен в работах У. Шелдона.

Исторические корни теории соматотипов. Предположение о существовании связи между характеристиками тела и поведением восходит, по меньшей мере, к эпохе греческого врача Гиппократа, предложившего типологию, согласно к-рой людей можно разделить по 4 осн. типам темперамента:

Pages:     | 1 |   ...   | 49 | 50 || 52 | 53 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.