WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 49 ] --

Находясь под влиянием йоги и других восточных течений, Рольф в своей теории занимает позицию, к-рую она обозначает как монистическую. Тело чел. состоит из структур, к-рые отражают изменения в его мире. Аспекты культуры, личной истории и стиля жизни, перенесенные травмы (как психол., так и физиол.) — все это запечатлевается в теле в качестве напряжений, дисбаланса, асимметрий и поворотов телесных структур.

К. Шапиро Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств (Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders) Четвертая редакция Руководства по диагностике и статистической классификации психических расстройств (DSM-IV), опубликованного Американской психиатрической ассоциацией в 1994 г., заменила прежние версии официальной классификационной системы этой орг-ции. Несмотря на опасения относительно его ориентации и возможностей, высказывавшихся представителями др.

дисциплин, связанных с психич. здоровьем, а тж на расхождения с предложенной ВОЗ в 1977 г. МКБ-9, DSM-IV яв-ся стандартным справочником по психодиагностике, используемым клиницистами и исследователями в Соединенных Штатах.

Значительно более всесторонний и систематизированный по сравнению с его предшественниками, он содержит детальные описания важнейших клинических и личностных синдромов. С тем, чтобы быть исчерпывающей и полной, информ. по каждому синдрому изложена в стандартном формате.

См. также Расстройства личности, Таксономические системы Т. Миллон Рукость (handedness) Р. — термин, используемый для обозначения преобладания или превосходства одной руки над другой в том, что касается письма, мануальных навыков и др. занятий. Предпочтение правой или левой руки связано также с функционированием глаз и речью. Кора левого полушария головного мозга управляет действием правой руки, поворотом глаз вправо и речью, тогда как правое полушарие контролирует левую руку, поворот глаз влево и решение пространственно-временных задач.

Предположительно 90% населения земного шара предпочитают пользоваться правой рукой.

Загадка повсеместного предпочтения правой руки побуждает многих дать этому феномену теорет.

объяснение.

Доминирование правой руки можно проследить в антропогенезе вплоть до пещерного чел.

(троглодита). Согласно данным антропологов, предшественники чел. были леворукими. Высказывается гипотеза, что эволюционный переход от лево- к праворукости произошел после изобретения орудий.

Действующую (ведущую) руку, к-рая со временем станет предпочитаемой, можно обнаружить уже в 4-недельном возрасте, когда младенец, лежа на спине, принимает позу фехтовальщика. Голова ребенка поворачивается в предпочитаемую сторону, в том же направлении вытягивается потенциально предпочитаемая рука ребенка, тогда как др. рука сгибается в локте. Гезелл упоминал об этой позе фехтовальщика как базисном условии развития координации глаз — рука.

Гезелл указывал на существование активного (ведущего) и вспомогательного (зависимого) глаза.

Правый глаз обычно доминирующий, и зрительные стимулы в правой части поля зрения, включ.

правую руку, проецируются в кору левого полушария мозга. Др. словами, правый глаз и правая рука работают вместе.

Однако, кооперация существует не всегда. Некоторые параллельные (конкурирующие) очаги активности, возникающие в одном полушарии могут интерферировать или, проще говоря, мешать друг другу. Напр., говорение может мешать одновременному письму правой рукой. Когда мы говорим (используя левый мозг), мы относительно легко обнаруживаем объекты в правой половине поля зрения, но можем не заметить что-то из того, что попадает в его левую половину.

Левое полушарие мозга контролирует движения правой руки, и в нем же находится центр речи у примерно 98% праворуких и более 50% леворуких. Левый мозг тж отвечает за пользование письменным и устным языком. Специализация левого полушария в области речи — особой челов. активности — необходима для развития коммуникации и, в конечном итоге, для выживания чел. как биолог. вида. Эта специализация появляется уже на фетальной стадии внутриутробного развития, и «речевые» сигналы регистрируется у новорожденного спустя всего 12 часов после родов. Эти данные свидетельствуют о том, что существует врожденная биолог. тенденция к речи.

Отстаиваются предположения как о том, что праворукость имеет генетическое происхождение, так и о том, что она возникает в результате научения. Возможно, вместо любой из этих крайностей, Р.

обусловлена комбинацией наследственного потенциала со средовой стимуляцией, и именно такой комбинацией объясняется праворукость, хотя вопрос о величине вклада каждого из этих факторов остается пока без ответа.

Можно утверждать, что данный чел. использует в данное время левое полушарие, если наблюдая за ним, мы видим, что его глаза движутся вправо, когда он говорит. Можно распознать леворукого, использующего речевой центр в левом полушарии (т. е., когда леворукий думает подобно праворукому), если такой чел. пишет, удерживая левую руку согнутой в виде крючка или в инвертированном положении. Леворукий, глаза к-рого при разговоре смещаются влево, или к-рый пишет в неинвертированной манере, использует правый мозг для обоих видов речи — письменной и устной.

Поскольку примерно у 40% леворуких речевой центр находится в правом полушарии, есть основания предполагать, что лево-и праворукие воспринимают окружающую их среду по-разному.

Малая доля леворуких имеет речевые центры в обеих полушариях мозга. Возможным следствием билатерального распределения центров речи в головном мозге могут быть выдающиеся способности у таких левшей. Уже давно установлена тесная связь между интеллектуальными и вербальными способностями. Среди леворуких, оставивших заметный след в истории человечества, — Леонардо да Винчи и Микеланджело, Бенджамин Франклин, Бэйб Рут и Гарри Трумэн. Доля леворуких в населении составляет около 10% и продолжает увеличиваться. Этот рост может быть обусловлен, отчасти, искоренением предубеждений против левшей и уменьшением попыток насильно изменить леворукость.

Если леворукость — загадка, то амбидекстрия — это несравнимо более трудная загадка. Есть ли вообще такие люди, к-рые одинаково ловко пользуются обеими руками в решении всех задач? Не может ли быть так, что даже у амбидекстров одна рука все же превосходит другую и чаще используется при выполнении определенных задач?

Вместо того, чтобы делить людей на право- и леворуких, совр. исследователи предпочитают рассматривать их как использующих преимущественно ведущую руку в выполнении одних задач и противоположную (опорную) руку в выполнении других. Браун перечисляет 10 тестов для определения того, какая рука яв-ся ведущей: письмо;

зажигание спички;

подметание пола веником;

рисование (карандашом);

открывание банки или коробки (с крышкой);

пользование ложкой, ножом и ножницами;

бросание (мяча или камня);

пользование зубной щеткой.

См. также Латерализация головного мозга, Развитие человека Ш. Браун _С_ Садистическая ритуальная жестокость (sadistic ritualistic abuse) Садистические ритуалы (СР), известные тж как сатанисткие ритуалы или ритуализированное насилие, представляют собой брутальную форму жестокого обращения с детьми, подростками и взрослыми, включающую физ., сексуальное и психол. насилие, являющееся составной частью ритуалов.

Ретроспективный анализ ряда судебных случаев осуждения взрослых за жестокое обращение с детьми дошкольного возраста позволил установить, что обвинения и даже приговоры обусловлены прежде всего общественной истерией и чрезмерно усердным расследованием. Уровни сатанизма. Выделяют четыре уровня сатанизма.

1. Наиболее быстро растущий уровень ритуального жестокого обращения или системы сатанических представлений, согласно Синанди, составляют обычно молодые люди (возраст варьирует от 9 до 28 лет), занимающиеся эпизодическим, дилетантским экспериментированием. Эти дилетанты могут использовать ролевые игры в стиле fantasy, музыку в стиле heavy-metal и кинофильмы для усиления привлекательности ритуалов. Ритуалы могут сопровождаться выпиванием крови, вина и мочи, отдельно или в смеси, употреблением наркотиков, а тж истязанием или убийством животных. Такие ритуалы могут усугубляться до убийства людей.

2. Нетрадиционные сатанисты собственного стиля описываются как «индивидуумы с психотическими расстройствами личности... одержимые темами сатанизма,... к-рые могут практиковать свои ужасающие ритуалы в одиночку или в малых группах». Хикс рассматривает этих сатанистов как соц. изолянтов, изобретающих идеологии для утверждения своего поведения.

3. Организованные традиционные сатанисты представляют собой организованные религиозные группы, поклоняющиеся дьяволу. Они защищены законом о свободе вероисповедания и не связаны с ритуальными преступлениями. Типичные примеры организованного традиционного сатанизма — Церковь Сатаны, Храм Сета и Церковь Судного Дня.

4. Заключительный уровень представлен структурами оккультизма или трансгенерационных культов. Райдер описывает эти группы как «передающие ритуальные практики из поколения в поколение». Дети, воспитанные в таком окружении, рассматривают культовую деятельность как нормальную часть семейной жизни. Эта категория сатанизма, обозначаемая как СР, яв-ся осн.

предметом настоящей главы.

Споры вокруг СР ФБР впервые получила сообщение о возможной практике СР в 1983 г. С тех пор резко возрос интерес к этой проблеме, что вызвало, в свою очередь, разгорающиеся споры вокруг СР в церковных, мед. и юридич. кругах.

В основном споры ведутся по поводу того, существуют ли такие культы, должны ли они существовать, как они организованы и как совершается жестокое обращение с людьми. Представляется, что сообщения о феномене СР, поступающие из мн. независимых источников, нуждаются в более пристальном изучении. Следует перейти от отдельных неподтвержденных сообщений к научным систематическим исслед. Нёркомб и Унутцер отмечают, что слишком много вопросов остаются пока без ответа и что книга о «ритуальном жестоком обращении» не будет закрыта, пока в группы порнографического секса и сатанизма не проникнут профессионалы из правоохранительных органов.

Гривз утверждает, что есть клинические основания полагать, что рассказы оставшихся в живых жертв СР отражают действительно пережитые события. Гривз пришел к этому выводу, поскольку этот клинический материал «отражает конгруэнтность аффекта, когниций, поведения, симптомов, процесса и редукции симптоматики». Это впечатление подтверждается и тем, что у этих пациентов обнаруживаются тж осн. проявления посттравматического стрессового расстройства (ПТСР).

К обычно описываемым символам сатанизма относятся: пятиконечная звезда (пентаграмма), шестиконечная звезда (звезда Давида, гексаграмма), крест Нерона (символ мира, или сломанный крест), свастика, анархия, волшебный треугольник, уджат (всевидящее око), скарабей, стрелы молний, три шестерки, анк (ключеобразный древнеегипетский крест), перевернутый крест, знак черной мессы, эмблема Бафомета, церковь Сатаны и крест смешения.

Ритуальное жестокое обращение с детьми Сноу и Соренсен провели изучение случаев ритуального жестокого обращения с детьми в пяти отдельных соседних районах. Обследованы 39 детей в возрасте от 4 до 17 лет. В четырех из пяти районов выявлены три компонента сексуальных злоупотреблений: инцест, лишение девственности и взрослый групп. секс. Финкелор и др. проводили изучение случаев сексуального насилия в американских центрах дневного ухода. За трехлетний период они выявили 1639 жертв сексуальных насильственных действий в 270 центрах дневного ухода. Они заметили, что 13% случаев можно было отнести к ритуальному насилию. Келли изучал последствия сексуального и ритуального насилия в этих центрах. По сравнению с жертвами сексуального насилия, дети, подвергавшиеся сатанистским ритуалам, «испытали на себе значительно больше типов сексуальных насильственных действий», получили более тяжкие физ. повреждения и, подобно жертвам изнасилования, пережили «чрезвычайный испуг вследствие угроз, высказывавшихся преступниками». Келли обнаружил, что ритуальное насилие отличалось достоверно большим средним числом жертв на один центр дневного ухода и достоверно большим средним числом насильников на одного пострадавшего. «Детей тж пугали тем, что сверхъестественные силы, такие как Сатана, всегда будут знать, где они находятся и что делают».

Терапевтические вопросы К. Гулд замечает, что дети, ставшие жертвами ритуального насилия, редко сами сообщают о происшедшем и делают это по трем причинам. Этих детей часто перед ритуалом подвергают действию наркотиков. Часто используется гипноз для внушения амнезии на происшедшее в постгипнотическом состоянии или внушения суицидного поведения в случае вспоминания эпизода насилия. Эпизод насилия столь мучителен, что часто происходит диссоциация. Комбинация этих трех факторов при ритуальном жестоком обращении с детьми до шести лет часто создает «амнестические барьеры», делающие маловероятным самопроизвольное раскрытие происшедшего.

Гулд разраб. контрольный перечень признаков и симптомов ритуального насилия над детьми, включающий 12 категорий: а) сексуальное поведение и представления;

б) использование туалета и ванной;

в) сверхъестественные силы, ритуалы, оккультные символы, религия;

г) узкие пространства или связывание тела;

д) смерть;

е) кабинет врача;

ж) определенные цвета;

з) прием пищи;

и) эмоциональные проблемы, в частности связанные с речью, сном и учебой;

к) отношения в семье;

л) игра и отношения со сверстниками;

м) прочие страхи, отношения, раскрытия и странные представления. Рекомендуемая форма терапии представляет собой «комбинацию игровой терапии и раскрытие ребенком факта насилия психотерапевту и родителям (в тех случаях, когда насилие происходит вне семьи)». Терапевт должен активно структурировать терапевтическую деятельность и обеспечить мотивацию ребенка по обращению к вопросам, к-рые иначе будут избегаться. Игровая терапия должна быть адаптирована к возможной множественности ритуального насилия. Гулд подчеркивает необходимость учета четырех компонентов каждого психотравмирующего инцидента, а именно: а) поведения во время эпизода насилия;

б) эмоций, к-рые испытывал ребенок;

в) ощущений, включая способность «вывести на поверхность, идентифицировать и пережить повреждение тела», г) знания «значения эпизода насилия для ребенка и для преступника».

Гулд и Козолино выявили 4 программы контроля психики, к-рые обычно используются культовыми сектами. Они отмечают, что ритуальное насилие имеет целью вызывать диссоциацию, а образовавшиеся в рез-те ее измененные личности используются затем в более жестокой культовой практике. Этот процесс описывается следующим образом: жестокими насильственными действиями жертву доводят до состояния разъединения эмоций и когниций или, по-другому, до состояния расщепления, создавая негативное «окно», в к-рое затем «вставляется» культовая программа, после чего насилие прекращается, эффективно закрывая негативное окно. Культовая программа теперь будет постоянно на месте, оставаясь неосознаваемой для жертвы. Эти программы таковы: а) программы повторения контакта, когда к.-л. сигнал побуждает оставшуюся в живых жертву самостоятельно возобновить контакт с сектой или позволить его члену секты;

б) программы сообщения, когда жертва устами одной из своих измененных («других») личностей сообщает секте нужную той информ.;

в) программы нанесения себе телесных повреждений и самоубийства, включающиеся при невыполнении жертвой предписаний секты;

г) программы саботирования лечения, направленные на пресечение терапии, к-рая могла бы освободить жертву от влияния культовой секты.

Ритуальное жестокое обращение с подростками Наибольшее количество исслед. посвящено детям — жертвам ритуального насилия. Теннант Кларк, Фритц и Бовэ изучали влияние участия подростков в оккультных сектах на их развитие. Они выявили психол. профиль, характерный для «длительного участия в оккультной секте»:

злоупотребление психоактивными препаратами, низкая самооценка, отрицательное отношение к школе, плохая Я-концепция, отсутствие желания считаться хорошим чел., отрицательное отношение к религии, высокая толерантность к девиантному поведению, отрицательные чувства в отношении будущего, низкие соц. санкции против употребления наркотиков и чувство проклятости.

Взрослые выжившие жертвы ритуального насилия Янг с соавт. обследовали 37 взрослых пациентов с диссоциативным расстройством — жертв сатанистского ритуального насилия в детском возрасте. Тип насилия в порядке снижения частоты случаев: сексуальные действия, причинение физ. боли и подвергание пыткам с предварительным наблюдением за аналогичными издевательствами над др., наблюдение мучений и смерти животных, угрозы убийства, принудительный прием наркотиков, наблюдение и принудительное участие в принесении в жертву взрослых и детей, принудительный каннибализм, заключение брака с Сатаной, сожжение заживо в гробах или могилах, принудительное зачатие или принесение в жертву собственного ребенка. Заключение брака с Сатаной и кровосмесительное оплодотворение были документированы у 33 больных женского пола.

Взрослые выжившие жертвы ритуального насилия: терапевтические соображения.

Большинство жертв СР не обращаются за получением терапии будучи уже взрослыми. Обычно у них выявляются выраженные диссоциативные расстройства различной сложности, часто включающие диагноз расстройства множественной личности. Память на происшедшее обычно хорошо защищена диссоциативными амнестическими слоями, нераскрытыми в ходе психотер.

Этапы лечения включают: а) установление терапевтического альянса, б) обследование и оценку, в) уточнение диссоциативной системы, г) вскрытие вытесненной информ. и устранение диссоциативных барьеров, д) реконструкцию памяти и коррекцию представлений, е) противодействие внушенным представлениям, ж) десенсибилизацию запрограммированных сигналов, з) интеграцию прошлого, нахождение нового смысла и цели жизни. Янг обсуждает различные модели лечения:

катарсис, гипноз, терапию самовыражением (ведение дневника, рисование, игра в песочном ящике), лекарственную терапию и стационарное лечение. Шеффер и Козолино сообщают тж об успешном применении групп «Двенадцати шагов» как вспомогательного метода терапии.

У оставшихся в живых жертв СР вслед за вскрытием травматизирующего материала часты депрессии и суицидальные тенденции. Это м. б. рез-том запрограммированости на суицид или неспособности интегрировать ужасающие компоненты воспоминаний. Крайне важно помочь больным реорганизовать свою память, осознать, что они не несут ответственности, будучи действительно жертвами запугивания и насилия.

См. также Амнезия, Оценка нуждаемости детей в психотерапии, Жестокое обращение с ребенком, Депрограммирование, Девиантность, Изгнание злых духов, Страхи людей на разных этапах жизни, Жизненные события, Расстройства памяти, Оккультизм, Садомазохизм, Половые девиации, Последствия стресса, Исход терапии, Колдовство Дж. Ф. Роудс Садомазохизм (sadomasochism) Основанием для существования сложного термина С. яв-ся то, что большинство лиц с садистскими наклонностями имеют тж и мазохистские желания. Исключительные садисты встречаются редко. Точ сообщает, что подавляющее большинство из обследованных им мужчин не получали прямого удовлетворения от использования силы. Это был просто механизм, при помощи к-рого удовлетворялись различные желания и достигались разные цели. Менее 6% получали прямое удовлетворение от использования насилия.

Согласно данным обследования группы лиц, считавших себя садомазохистами, менее 9% мужчин со склонностью к С. предпочитают исключительно доминирующую (садистическую) роль и менее 8% предпочитают исключительно подчиняющуюся (мазохистскую) роль. Эти данные для женщин неск. различны: менее 7% предпочитают доминирующую роль, но свыше 17% предпочитают подчиняющуюся роль.

См. также Половые девиации Ю. Левитт Самоактуализация (self-actualization) С. связана с челов. потребностью в самореализации. Она означает, что люди испытывают потребность и стремятся к осуществлению всего того, что они, вероятно, могут осуществить. Как потребность, С. — это не личное предпочтение и не индивидуальная склонность, а биолог. и психол.

императив.

Большинство исслед. в области С. исходят из предложенной А. Маслоу иерархической модели челов. потребностей. Согласно Маслоу, существует 5 уровней челов. потребностей: базовые физиолог.

потребности, потребности в безопасности, потребности в принадлежности, потребности в оценке и потребности в С. Т. Робертс, опираясь на анализ последних работ Маслоу, высказывает предположение об имплицитно существующем шестом уровне потребностей — потребности превзойти себя (need for self-transcendence).

Люди стремятся не быть просто «нормальными», они стремятся быть исключительными. Для самоактуализирующихся людей характерно искреннее желание принести пользу человечеству;

они ведут себя более доброжелательно и дружелюбно, меньше озабочены собственными проблемами и вступают в более близкие взаимоотношения по сравнению с несамоактуализирующимися людьми.

Самоактуализирующиеся люди демонстрируют стойкую веру в демократические принципы, при этом разборчиво подходя к выбору близких друзей.

Самоактуализирующиеся люди более склонны к творчеству, чем другие. Такие люди выходят за границы родной культуры и становятся частью мировой культуры, проповедующей универсальные ценности.

Осн. недостаток теории Маслоу заключается в том, что он использовал для исслед.

специфических испытуемых, а не случайно отобранных репрезентантов общей популяции. Так же, он придерживался феноменологического подхода. Такой подход снабжает исследователя ценным и богатым материалом, однако получаемые при этом данные не позволяют делать общих выводов.

Наиболее широко используемым инструментом для оценки С. стал стандартизированный опросник Шострома. Опросник личной ориентации (Personal Orientation Inventory (POD) Шострома состоит из 12 субшкал: временная компетентность (time competence), внутренняя направленность (inner directedness), ценность самоактуализации (self-actualizing value), экзистенциальность (existentiality), сочувствующая реактивность (feeling reactivity), спонтанность (spontaneity), самоуважение (self-regard), самопринятие (self-acceptance), природа человека (nature of man), синергия (synergy), принятие агрессии (acceptance of aggression) и способность к близким контактам (capacity for intimate contact). Все шкалы были разработаны на основе описаний Маслоу характеристик самоактуализирующихся людей.

См. также Оптимальное функционирование Р. Г. Стенсруд Самодетерминация (self-determination) Психология как наука построена на допущении, что все поведение яв-ся закономерным, что оно детерминировано нек-рым набором сложных, пусть даже не до конца понятных, сил. Это допущение всегда рассматривалось как антитеза идее о свободе воли. Говорят, что люди не вольны побуждать себя к чему-либо;

они побуждаются силами, находящимися за пределами их контроля.

Этот вопрос оказывается своеобразным камнем преткновения. Чтобы быть наукой, психология должна следовать допущению о детерминированности поведения и тем самым отрицать свободу воли, поскольку воля подразумевает свободу от обусловленности. Однако понятие воли (в отличие от свободы воли) не обязательно означает свободу от обусловленности;

она может пониматься с т. зр.

способности людей до определенной степени самим определять собственное поведение, руководствуясь при этом своими мыслями и чувствами. Исходя из этой т. зр., Деси предложил использовать термин «воля» в связи с челов. способностью принимать решения о том, как себя вести, и использовать эти решения в качестве причинных предпосылок своего поведения. С., добавляет он, включает в себя процесс использования собственной воли;

др. словами, она подразумевает процесс принятия решений о том, как поступить. Этот процесс можно рассматривать как закономерность, поскольку принципы, на к рые опираются люди при совершении выбора, доступны научному изучению.

История воли. У. Джемс определял понятие воли через сознательное, произвольное поведение, в основе к-рого лежит психич. образ желаемого рез-та. В первой четверти XX в. появление бихевиоризма сместило фокус исслед. с идей, связанных с волей, совершенно в др. область. Все поведение объяснялось теперь в терминах условных связей между стимулами и реакциями.

Эта т. зр. доминировала в психологии вплоть до 1950—60-х гг., когда стало стремительно набирать силу когнитивное движение, представившее новую основу для повторного появления на психол. сцене таких понятий, как воля, намерение и С. Однако недавние работы начали подчеркивать важность аффекта и объединять познание и аффект в мотивационном анализе. Такой мотивационный анализ обеспечивает основу для совр. представлений о С. и воле.

Воля и энергия. В теориях воли, предложенных Джемсом и Левиным, говорится о том, что энергетическим источником волевого поведения яв-ся потребность, первонач. мотивирующая то поведение, к-рое впоследствии начинает управляться волей. Такое объяснение, однако, порождает новую проблему. Если эти потребности не обладают достаточной энергией без введения в игру воли, то встает вопрос о том, как они могут обеспечивать энергией волевое поведение?

Теория Деси дает ответ на эту нерешенную ранее проблему. Он предположил, что внутренняя мотивация, в основе к-рой лежит врожденная потребность в компетентности и С., дает энергию для проявления воли.

См. также Свобода воли, Внутренняя мотивация Э. Л. Деси Самоконтроль (self-control) Психология имеет длинную и бурную историю взаимоотношений с понятиями, связанными с вопросами челов. волеизъявления. Сила воли, воля и С. поочередно оказывались в пылу этих сражений.

В последние два десятилетия интерес к С. снова существенно возрос.

Интерес к самоконтролю и некоторые проблемы. Тема деятельности, подчиненной самодисциплине и С., широко представлена в различных культурах и религиозных традициях. Одной из причин, по к-рой проблему С. просто невозможно обойти, яв-ся повсеместное распространение и релевантность этого термина с филос., соц., юридич. и религиозной т. зр. Вторая причина сегодняшнего интереса к С. — поступающие к нам из Индии и стран Востока свидетельства о необычайных вершинах, достигаемых мастерами медитации в иск-ве контроля над своим телом и измененными состояниями сознания. Эти данные поднимают вопрос о необходимости пересмотра положений классической неврологии, к-рая учит нас, что автономная НС находится за пределами волевого контроля. Третьей причиной возобновившегося интереса к С. послужила растущая неудовлетворенность специалистов в области медицины фактическим отсутствием альтернатив фармакологическим средствам лечения, связанных со стрессом заболеваний.

В связи с этим одной из наиболее перспективных областей в психотер. и науках о здоровье оказались усилия по разраб. и усовершенствованию стратегий С. (и на Востоке, и на Западе) применительно к решению клинических проблем. В многочисленных исслед. продемонстрирована клиническая эффективность этих стратегий в отношении широкого круга аффективных и физ.

расстройств. Четвертая причина сегодняшнего интереса к С. связана с личным, соц. и теорет. значением контроля.

Контроль упоминается в «Руководстве по диагностике и статистической классиф. психич.

расстройств» под разными «личинами», хотя обычно отсутствие контроля или недостаток волевой способности рассматриваются как характеристики расстройств влечений, а тж депрессивных и тревожных расстройств. Др. родственные понятия в совр. психологии включают понятие самоэффективности в теории соц. научения;

понятие отсрочки удовлетворения;

понятие воли у экзистенциалистов;

предложенное Дж. Роттером понятие внутреннего/внешнего локуса контроля и неоаналитическое понятие компетентности, предложенное Р. Уайтом. Кроме того, существуют попытки привлечения в теорию контроля идей из математики, кибернетики и теории систем в контексте обсуждения проблем саморегуляции.

Стратегия С. относится к семейству приемов, к-рые индивидуум сознательно использует регулярным и систематическим образом для оказания влияния на развитие когнитивной и/или поведенческой активности в желаемом направлении. Б. Ф. Скиннер подразумевал под С.

последовательность поведенческих актов, в ходе к-рой организм манипулирует условиями окружения в соответствии с принципами научения в поисках специфического поведения.

М. Махони и Д. Б. Арикофф определяют С. как соц. ярлык, дифференцирование применяемый к нек-рым поведенческим паттернам. Отмечаются нек-рые из особенностей такого использования:

поведенческий паттерн не считается связанным с саморегуляцией, если для наблюдателя представляется очевидным, что поведение непосредственно стимулируется вознаграждением или наказанием;

люди не видят необходимости С. в ситуациях, к-рые, как им кажется, никогда не требовали от них совершения к.-л. усилий.

Сравнительные исследования стратегий. Предварительные исслед. указывают следующие разграничения в стратегиях, к-рые следует принимать во внимание:

1. Для уточнения функциональных отношений между окружением пациента и стрессом используется самонаблюдение поведения.

2. Для головных болей, связанных с давлением, используется электромиографическая биолог.

обратная связь, для мигреней — температурный тренинг.

3. Для «общей релаксации» из двух вариантов — медитации и биолог. обратной связи — выбирается медитация;

для специфических видов стресса более предпочтительной считается биолог.

обратная связь.

4. При когнитивном стрессе более эффективной оказываются когнитивные стратегии, такие как гипноз или медитация, нежели соматические стратегии.

5. При соматическом стрессе более эффективными яв-ся упражнения или прогрессивная релаксация.

6. Для людей с преим. слуховой системой реагирования:

1) при использовании биолог. обратной связи более предпочтительными в качестве сигналов обратной связи яв-ся зрительные стимулы;

2) при использовании медитации или гипноза более предпочтительными в качестве сигналов обратной связи яв-ся слуховые стимулы.

Почти все эти методики включают концентрацию внимания, когнитивные суждения и/или продуцирование образов. Кроме того, была постулирована неспецифическая антистрессовая реакция индивидуума, к-рая определяет общий путь для всех методов С. и активизирует паттерн психобиологического реагирования, противостоящего стрессам повседневной жизни.

Свобода воли против детерминизма. С. как конструкт означает процесс движения от непосредственного, рефлекторного действия в направлении к сознательному и информированному выбору. Система представлений, на к-рую опирается этот конструкт, сводится к тому, что существование людей не яв-ся абсолютно предопределенным, что они могут достигать значительной самостоятельности и свободы выбора и обладают способностью к эффективному изменению своей жизни. Т. о., понятие С. предполагает наличие индивидуального выбора и свободы, хотя бы в порядке допущения. Впоследствии такое предположение о свободе выбора, к-рая дана экзистенциально, может усиливаться по мере того, как индивидуум приобретает новые навыки самоанализа, принятия решений и т. д.

Ответственность. Ответственность служит еще одной важной опорой в основании понятия С.

Она означает движение от возложения ответственности на др. и среду и от внешнего локуса контроля в направлении к внутреннему локусу контроля и возложению ответственности на себя. З. Фрейд и К. Г.

Юнг считали, что в конце анализа пациент должен стать способным к самоизменению. В определенном смысле это проблема С.: выбор всегда остается за индивидуумом.

Роль Я. Одна из наиболее сложных и запутанных философских проблем, касающихся С., — вопрос о том, кто или что контролирует разум и кто или что контролируется. Высказывается множество различных и противоречивых взглядов на эту частичку «само-», и все они в этом пункте оперируют метафорами, аналогиями или субъективными мнениями, поскольку до сих пор не существует неопровержимых доказательств, подтверждающих правоту к.-л. из ответов.

Согласно мнению одних, при объяснении челов. поведения нет необходимости прибегать к понятию Я;

по мнению др., Я надлежит рассматривать как взаимодействие между субъектом и средой, будь то сторонники теории поля, теории соц. интеракции, взаимного детерминизма или системных моделей. Нек-рые считают, что в этом «само-», или Я, локализуется представление о личной автономии и С., наз. ли оно центрированным Я (как в экзистенциальном подходе) или индивидуированной самостью (как в юнгианской терминологии).

В нек-рых подходах подчеркивается важность осуществления контроля над Я, развития и усиления этого Я, дабы обеспечить возможность преодоления диффузии идентичности и низкой самооценки. Др. направления указывают на значение усиления чувства конгруэнтности между Я концепцией и актуальным поведением и укрепления положительного отношения к себе (т. е. высокой самооценки). Мн. подходы настаивают на необходимости отказа от чувства значимости собственного «Я», на преодолении дихотомий «я—другие» и на воспрепятствовании достижению исключительной идентичности.

См. также Локус контроля, Личность, Ответственность и поведение Д. Шапиро-мл.

Самоосуществляющиеся пророчества (self-fulfilling prophecies) Осн. идею С. п. сформулировал соц. психолог У. А. Томас: «Если люди определяют ситуации как реальные, они оказываются реальными в своих последствиях». Со времен пионерской работы Томаса по отношениям между нашими действиями и нашим субъективным определением среды, феномен С. п. изучался во множестве областей. В медицине зафиксировано множество случаев, когда болезнь и/или выздоровление к.-л. пациента вызывались целиком или отчасти ожиданиями самого пациента. В соц. исслед. было продемонстрировано влияние ожиданий исследователей на рез-ты как опросов, так и контролируемых экспериментов. Такие влияния получили назв. эффекта ожиданий экспериментатора. Связанный с ним феномен состоит в том, что испытуемые в поведенческих экспериментах мотивированы вести себя в соответствии с воспринимаемыми ожиданиями экспериментатора. Эти воспринимаемые ожидания были назв. требующими характеристиками эксперимента.

Эффекты ожидания могут особенно сильно проявляться в клинических условиях, поскольку врачи в таких ситуациях, как правило, рассматривают пациентов с т. зр. присутствия у них нек-рого якобы неадаптивного поведения. В неск. исслед. было обнаружено, что ожидания диагноста в отношении обследуемого могут влиять на выполнение им психодиагностического теста. Др. словами, чел., поведение к-рого воспринимается как отклоняющееся от нормы, начинает вести себя еще более отклоняющимся образом в ответ на восприятия др. Обнаружилось, что ожидания учителей в отношении отдельных уч-ся, формируемые на основе социально-экономического статуса, расы, пола, показателей тестов интеллекта и даже имени ребенка, оказывали влияние на академическую успеваемость этих уч ся.

Независимо от области, механизмы С. п. остаются теми же самыми. Первоначальное ожидание в отношении своего собственного или чужого поведения формируется на основе недостаточной информ.

Затем люди ведут себя способами, согласующимися с таким ожиданием. Однако С. п. вовсе не яв-ся неотвратимым. Исследователи, учителя и врачи — все они могли контролировать эффекты ожидания, когда обращались к поиску объективной информ., к-рая подтверждает или опровергает первоначальные ожидания, и контролировали распространение информ., к-рая порождает неадекватные ожидания.

См. также Ролевые ожидания, Бессознательные умозаключения Р. Шоу Самооценка (self-esteem) С. относится к тому, какое мнение составляет о себе чел., включая степень самоуважения и самопринятия. С. отражает чувства личной ценности и компетентности, к-рые люди связывают со своими Я-концепциями. Потребности в оценке исследовались А. Маслоу, описавшем способы, к-рыми С. связана с процессом становления самоактуализирующейся личности. Согласно Маслоу, все люди обладают потребностью или стремлением к стабильному и прочному ощущению собственной ценности или самоуважению, и они нуждаются в такой оценке как от самих себя, так и со стороны окружающих.

А. Адлер разраб. свою теорию личности, опираясь преимущественно на понятия мотивирующей силы первичной неполноценности и компенсации. Адлер не рассматривал этот процесс в негативном аспекте;

он утверждал, что каждый чел. развивает уникальную личность в стремлении преодолеть реальные или воспринимаемые несоответствия.

К. Хорни тж писала о предпосылках С. Она считала, что дети, лишенные родительской любви, принятия и одобрения, склонны развивать группу ненасыщаемых потребностей (к-рую она рассматривала как невротическую).

Как и следовало ожидать, было доказано, что любовь, тепло и принятие крайне важны в плане развития высокой С. Это ощущение доверия становится важным гарантом против тревоги в противостоянии окружающему миру, обеспечивая ребенку чувство базовой безопасности, необходимое при столкновении с требованиями окружения. В своем исслед. базовых компонентов С. С. Куперсмит обнаружил, что высокая С. яв-ся рез-том родительского принятия, установления определенных ограничений и предоставления субъекту свободы действия в пределах этих реалистических ограничений. В итоге решающим для формирования С. фактором оказалось качество и количество родительского внимания и принятия, получаемого в детстве.

С. — многомерное понятие, так как она существует в виде степеней сравнения. Она яв-ся жизненно важным компонентом Я-концепции чел. Напр., индивидуум может иметь высокую С. в межличностных отношениях и в то же время низко оценивать свои успехи в обучении. Оценка тж связана с личной идентичностью. Наличие любви и принятия непосредственно связано с «идентичностью успеха»;

недостаток любви и принятия связан с «идентичностью неудачи».

См. также Чувство неполноценности Дж. Кори Самораскрытие (self-disclosure) С. — это процесс, благодаря к-рому чел. добровольно и сознательно раскрывает др.

достоверную, важную, личную и до сих пор не разглашавшуюся информ. Как сам процесс С., так и его изучение имеют существенное значение для понимания межличностных отношений.

С филос. т. зр. С. рассматривается как процесс, посредством к-рого люди учатся понимать себя.

С. тж отводится центральная роль в развитии и поддержании межличностных отношений;

др. отмечают важность С. в сохранении психич. здоровья, особенно в преодолении чувства отчуждения от др. людей.

В литературе высказывается единодушное мнение о том, что С. необходимо как условие эффективного функционирования и предотвращения психол. дисфункции.

Исслед. в области С. можно сгруппировать по следующим категориям: а) содержание или тема С.;

б) характеристики лиц, к-рым свойственно С.;

в) характеристики С.;

г) характеристики ситуации, в к-рой происходит С.

В целом исслед. свидетельствуют о том, что, независимо от пола, расы и национальности, люди более склонны делиться с др. информ. о своих аттитюдах, мнениях, вкусах и интересах и менее склонны доводить до др. информ., связанную с их финансами, телом и личностью. Люди чаще раскрываются перед теми, кого они знают и любят, несмотря на существование определенной тенденции к раскрытию перед совершенно незнакомыми людьми, особенно в тех случаях, когда, как предполагается, они больше никогда не смогут встретиться с ними вновь. Опубликованная литература не позволяет выделить общих тенденций в отношении типа личности более склонных к С. людей. Однако существуют многочисленные данные в поддержку «диадического эффекта», а именно: С. одного чел.

влечет за собой С. др. В целом литературные данные свидетельствуют о том, что С. яв-ся функцией ситуационных, а не личностных переменных.

См. также Оптимальное функционирование Л. Д. Гудстейн Самоубийство (suicide) Бэйчлер предложил определение, подчеркивающее операциональные функции, к-рые предположительно обслуживает суицидальный акт: «С. наз. любое поведение, к-рое ищет и находит разрешение к.-л. экзистенциальной проблемы посредством попытки покушения на жизнь субъекта».

Традиционно С. (суицид) относят к одному из четырех видов — выделяемых из сотен причин — смерти;

тремя др. яв-ся естественная смерть, несчастный случай и убийство. Эти 4 вида называют сокращенно (по первым буквам) NASH-категориями смерти. Шнейдман предложил дополнительную классиф., в к-рой все смерти (какой бы ни была их NASH-категория или их причина) относятся к одному из трех видов: преднамеренная, полупреднамеренная (в к-рой индивидуум сыграл частичную, скрытую, завуалированную или неосознанную роль в ускорении кончины) или непреднамеренная.

Различные подходы к суицидальным явлениям Выделяется неск. различных подходов к оценке, пониманию и трактовке суицидальных явлений.

Теологический. Ни в Старом, ни в Новом Завете не содержится прямого запрета на С. Фома Аквинский подчеркивал, что С. яв-ся смертным грехом, поскольку оно посягает на власть Бога над челов. жизнью и смертью. Представление о С. как грехе приобрело характер стойкого убеждения и на протяжении сотен лет играло (и продолжает играть) важную роль в западной т. зр. на С.

Философский. Вообще говоря, «философы суицида» никогда не вкладывали в свои литературные произведения характера руководства к действию, а использовали их лишь как арену для ведения своих собственных интеллектуальных дискуссий.

Д. Юм был одним из первых крупнейших западных философов, обратившихся к рассмотрению С. вне контекста понятия греха.

Экзистенциальные философы двадцатого столетия — Кьеркегор, Ясперс, Камю, Сартр, Хайдеггер — сделали бессмысленность жизни (и место в ней суицида) своей центральной темой.

Демографический. Демографический подход оперирует различными статистическими данными по С. В настоящее время в США показатель количества С. равен 12,6 на 100 000 чел., и С. как причина смерти входит в первый десяток осн. причин смерти взрослых. Показатели количества С. постепенно растут на всем протяжении отрочества-юности, резко повышаются в ранней взрослости, а затем сохраняются примерно на одном уровне до перехода в возрастную группу от 75 до 84 лет, где этот показатель достигает величины 27,9 самоубийства на 100 000 чел. Показатели количества С. среди мужчин превосходят соотв. показатели среди женщин в соотношении 2:1, и С. чаще совершаются белыми американцами, чем представителями др. расовых и этнических групп. С. преобладают среди холостых, овдовевших, живущих раздельно или разведенных людей.

Показатели количества С. у молодых людей в возрасте от 15 до 34 лет резко возросли с 1950-х гг.

— с 4,2 на 100 000 в 1954 г. до 10,9 на 100 000 в 1974 г. Эти показатели тж значительно увеличились среди небелого населения. В США большинство С. совершается людьми в возрасте старше 45 лет, однако данные отчета за 1994 г. (Гарланд и Зиглер) свидетельствуют о том, что соотв. показатели у подростков и юношей, особенно белых мужского пола, за последние три десятилетия возросли более чем на 200%.

Социологический. Капитальный труд Э. Дюркгейма «Самоубийство» (Le suicide) продемонстрировал силу социологического подхода. Опираясь на свой анализ данных по С. во Франции, Дюркгейм выделил 4 вида С.;

все они подчеркивают силу или слабость отношений или связей индивидуума с об-вом. Альтруистические С. буквально востребуются об-вом. Здесь сами обычаи или нормы соц. группы «требуют» совершения суицида при определенных обстоятельствах: харакири и сати яв-ся наглядными примерами альтруистического С. Эгоистическое С. происходит, когда индивидуум обладает слишком слабыми связями с об-вом и на него не оказывают влияния требования к выживанию. Аномичное С. имеет место, когда внезапно рушатся привычные отношения между индивидуумом и об-вом, как в случае потрясения и внезапной потери работы, близкого друга или удачи. Фаталистические С. возникают из-за чрезмерной контролируемости жизни. Примерами здесь могут служить люди, чье будущее представляется им беспросветным, напр. рабы.

Выражая принципиальное несогласие с Дюркгеймом, Дуглас указывает на многообразие соц.

смыслов С. и утверждает, что чем более социально интегрирована группа, тем эффективнее она может маскировать его истинные причины;

сверх того, соц. реакции на подвергаемое остракизму поведение сами могут стать частью этиологии именно тех действий, к-рые группа стремится контролировать.

Мэйрис полагает, что систематическая теория С. должна строиться с учетом, по меньшей мере, четырех широких категорий переменных, относящихся к личности, соц. контексту, биолог. факторам и «характеру времени», часто способствующему «суицидальной карьере».

Психодинамический. Принципиальная психоаналитическая т. зр. на С. состояла в том, что С.

репрезентирует бессознательную враждебность, направленную на интроецированный (вызывающий амбивалентное отношение) объект любви. К. Меннингер обрисовывает психодинамику враждебности и утверждает, что побуждения к С. состоят из: а) желания убить;

б) желания быть убитым;

в) желания умереть.

Г. Зилбург утверждал, что каждый суицидальный случай заключает в себе не только бессознательную враждебность, но тж не свойственное большинству людей отсутствие способности любить др. Он вывел рассмотрение этой проблемы за пределы одной лишь области интрапсихических движущих сил, чтобы учесть роль внешнего мира, в частности роль разбитой семьи, в суицидальной наклонности.

Литман прослеживает линию развития представлений Фрейда о причинах С. Эти факторы включают неск. эмоциональных состояний — ярость, гнев, вину, тревогу и зависимость — наряду со множеством специфических предрасполагающих условий. Важную роль играют ощущения брошенности и особенно беспомощности и безысходности.

Психологический. Психол. подход отличается от психодинамического тем, что он не исходит из к.-л. постулированного набора движущих сил или универсального бессознательного сценария, а делает акцент на определенных психол. особенностях (или признаках), к-рые представляются необходимыми для совершения суицидальной попытки со смертельным исходом. Выделяются 4 таких признака: а) сильное смятение, т. е. обострение переживания чел. состояния полного крушения (планов, надежд и т.

п.);

б) повышенная неприязнь к себе, проявляющаяся в усилении самоотречения, ненависти к себе, стыда, вины, самообвинения и открыто — в действиях, идущих в разрез со своими собственными жизненными интересами;

в) резкое и почти внезапное сужение интеллектуального фокуса, ограничение мыслительных процессов, сужение содержания мышления, ослабление способности видеть жизнеспособные варианты, к-рые бы в обычном состоянии пришли на ум;

г) идея прекращения, внезапное озарение, что существует возможность положить конец страданиям путем остановки этого непереносимого потока сознания. В данном контексте С. понимается не как движение в направлении смерти (или прекращения), а скорее как бегство от нестерпимой эмоции.

Юридический. В США совершение С. считается преступлением только в двух штатах, но в них не предусмотрено наказания за это противозаконное деяние. В неск. штатах подвергаются судебному преследованию суицидальные попытки, однако эти законы редко применяются. Тридцать штатов не имеют законов против С. или попыток его совершения, однако в каждом штате есть законы, в к-рых оказание помощи в совершении С., советы совершить С. и побуждение к нему чел. квалифицируются как уголовное преступление.

Профилактический. Подход к С. с позиций его предупреждения обычно связывают с работами Шнейдмана и его коллег. На основе своего исслед. они пришли к заключению, что подавляющее большинство (около 80%) С. обладают отчетливо распознаваемой предсуицидальной фазой.

Покушение на самоубийство Вообще говоря, уже давно считается, что две «популяции» — те, кто совершает С., и те, кто покушается на С., — по существу яв-ся отдельными. Строго говоря, к покушающимся на С. следует относить только тех, кто попытался его совершить и случайно остался в живых. По истечении 10 летнего периода перекрытие процента лиц, к-рые совершают С., с теми, кто ранее покушался на С., составляет 40%, тогда как перекрытие процента лиц, к-рые покушаются на С., с теми, кто впоследствии его совершает, составляет лишь 5%. Любой случай, характеризующийся суицидальной модальностью, представляет собой подлинный кризис, невзирая на то, что его нельзя было бы, при строгом следовании семантическим правилам, назв. «суицидальным» случаем.

Косвенные суициды и полупреднамеренные смерти Понятия хронического, фокального и органического суицидов К. Меннингера и понятие полупреднамеренной смерти Шнейдмана — способы, к-рыми люди могут играть скрытую, неосознанную, частичную роль в ускорении собственной смерти, — очевидно, охватывают собой то, что наз. косвенными суицидами.

Глобальные, политические и надгосударственные аспекты Совр. (саморазрушающие) гос. неврозы (доходящие до междунар. умопомешательства) могут, как мы это знаем, чрезвычайно эффективно приводить к самоиндуцируемой потере челов. жизни. Мы живем во время, к-рое часто навещает смерть. Безусловно, наиболее важным видом С., о к-ром каждому следует знать и стремиться предотвратить, яв-ся глобальное С., угрожающее всем нам, и к-рое только самим фактом присутствия этой угрозы отравляет наши жизни. В связи с этим Лифтон пытается довести до нашего сознания то обстоятельство, что мы находимся перед лицом великой опасности разрушения наших психол. связей с нашим собственным чувством непрерывности, продуктивности и воображаемого бессмертия — связей, к-рые необходимы для поддержания наших челов. отношений.

См. также Альтруистическое самоубийство, Профилактика суицида, Социопсихологические детерминанты войны и мира, Танатология Э. Шнейдман Самоэффективность (self-efficacy) Источники эффективности Вера людей в свою эффективность происходит из четырех осн. источников. Наиболее эффективный способ уверовать в собственную эффективность — достичь высоких рез-тов в чем-либо.

Успехи закладывают основу устойчивого убеждения чел. в личной эффективности. Неудачи разрушают его, особенно если неудачи возникают до того, как чувство эффективности упрочилось. Второй способ — соц. моделирование. Модели служат источниками знаний и мотивации. Наблюдение похожих на себя, упорно продвигающихся к своим целям и добивающихся в конечном итоге успеха людей усиливает веру наблюдателей в собственные способности. Соц. побуждение яв-ся третьим способом влияния. Реалистические стимулы эффективности могут побуждать людей прилагать больше усилий, что увеличивает их шансы на успех. При оценке собственных возможностей люди тж отчасти опираются на оценки своего физиолог. состояния. Четвертым путем в изменении убеждений людей в собственной эффективности яв-ся снижение острых физиолог. реакций или изменение способов интерпретации своих физиолог. состояний.

Инициируемые эффективностью процессы Убеждения в С. регулируют функционирование субъекта посредством четырех осн. процессов:

когнитивного, мотивационного, эмоционального и селективного.

Когнитивные процессы. Влияние убеждений в С. на когнитивные процессы принимает различные формы. Большая часть челов. поведения яв-ся целенаправленной и регулируется заранее обдуманными и осознанными целями. На постановку целей субъектом влияет его самооценка собственных способностей. Чем сильнее воспринимаемое чувство С., тем более высокие цели ставит перед собой субъект и тем большую настойчивость в их достижении демонстрирует.

Большинство линий поведения предварительно формируется в мышлении. Убеждения людей в собственной эффективности влияют на типы сценариев, к-рые они конструируют и репетируют в своем воображении. Люди, обладающие сильным чувством С., вырабатывают сценарии успеха, к-рые обеспечивают их положительными ориентирами в последующем выполнении. Люди, считающие себя неэффективными, более склонны вырабатывать сценарии неудач, к-рые препятствуют успеху в выполнении, акцентируя их внимание на личных недостатках и на возможных отклонениях хода событий от желаемого направления. Осн. функция мышления заключается в предоставлении людям возможностей прогнозировать ход событий и вырабатывать средства контроля над теми событиями, к рые могут оказывать влияние на их повседневную деятельность. Установление причинно-следственных отношений между происходящими событиями и между действиями и их последствиями требует эффективности и слаженности когнитивных процессов обработки разнородной и во многом неопределенной и противоречивой информ. Чем сильнее чувство личной эффективности, тем более эффективными оказываются люди в своем аналитическом мышлении и формировании успешных способов действий.

Мотивационные процессы. Убеждения в С. играют центральную роль в саморегуляции мотивации. Большая часть челов. мотивации формируется на основе когнитивных процессов. При когнитивной мотивации люди сами мотивируют себя и руководят собственными действиями посредством предварительного проигрывания их в мысленном плане. Они формируют представления в отношении того, что они могут сделать, оценивают вероятную эффективность возможных действий, ставят перед собой цели и планируют способы достижения будущих ценных последствий. Различные теории — теория атрибуции, теория «ожидания — ценности» и теория цели — охватывают эти разнообразные формы когнитивных мотиваторов.

Восприятие собственной эффективности яв-ся одним из центральных факторов во всех этих различных формах когнитивной мотивации. Убеждения в С. оказывают влияние на характер каузальной атрибуции успехов и неудач. Люди действуют в соответствии со своими убеждениями в отношении того, что они могут сделать и какими будут вероятные последствия различных действий. Поэтому воздействие ожидаемых последствий на мотивацию отчасти регулируются убеждениями в собственной эффективности. Существует много видов деятельности, к-рые при условии их надлежащего выполнения гарантируют ценные последствия, но они не избираются людьми, к-рые сомневаются в том, что они обладают достаточным для этого уровнем способностей.

Аффективные процессы. Механизм С. тж играет центральную роль в саморегуляции аффективных состояний. Существуют 3 осн. способа, посредством к-рых убеждения в С. влияют на характер и интенсивность эмоциональных переживаний. Такие убеждения вызывают смещения внимания и влияют на то, каким образом интерпретируются и когнитивно репрезентируются потенциально аверсивные жизненные события;

они оказывают воздействие на осуществление контроля над вызывающими беспокойство и тревогу мыслями;

и они способствуют линиям действия, к-рые преобразуют тягостные условия существования в более благоприятные. Эти альтернативные пути аффективного влияния подробно описаны в исслед. по саморегуляции состояний тревоги и депрессии.

Люди, убежденные в собственной способности осуществлять контроль над потенциальными угрозами, не продуцируют беспокоящих и тревожных образов и поэтому не испытывают на себе их разрушающего воздействия. Те же, кто убежден в собственной неспособности справиться с потенциальными угрозами, переживают высокие уровни тревожного возбуждения. Они преимущественно фиксируют внимание на своих недостатках, рассматривают различные стороны своего окружения как чреватые опасностью, преувеличивают серьезность возможных угроз и изводят себя мыслями о последствиях, к-рые редко (если вообще когда-либо) происходят. Вследствие такого неэффективного мышления они сами себя расстраивают и существенно ограничивают и снижают свой уровень функционирования. При этом не столько частота беспокоящих состояний, сколько воспринимаемая собственная неэффективность отвлекает их внимание от того, что яв-ся главным источником дистресса.

Селективные процессы. Последний способ, к-рым убеждения в С. вносят свой вклад в челов.

адаптацию и изменение, связан с селективными процессами. Убеждения в личной эффективности формируют сам образ жизни посредством отбора занятий и условий окружения. Люди склонны избегать тех занятий и ситуаций, к-рые, как они полагают, превышают уровень их способностей, но они охотно вовлекаются в ту деятельность и предпочитают то соц. окружение, к-рые отвечают их оценкам собственных способностей. Любой фактор, влияющий на выбор поведения, способен оказывать глубокое воздействие на направление индивидуального развития. Это происходит потому, что соц.

влияния, исходящие из выбранного людьми окружения, продолжают обеспечивать поддержку определенным знаниям, ценностям и интересам после того, как принятое решение произвело свой инаугурационный эффект. Выбор профессии и развитие карьеры далеко не единственный пример влияния убеждений в С. на характер жизненного пути через связанные с выбором процессы.

Рез-ты многочисленных исслед., касающихся разнообразных эффектов воспринимаемой личной эффективности, можно обобщить следующим образом: люди, обладающие слабо выраженным чувством эффективности в определенной области функционирования, уклоняются от выполнения трудных задач, к-рые они склонны воспринимать как личные угрозы;

характеризуются низким уровнем притязаний и низкой приверженностью тем целям, к-рые они выбирают;

концентрируют свое внимание на самооценочных аспектах, нежели на том, как справиться с заданием;

поглощены мыслями о личных недостатках, препятствиях и негативных последствиях;

приписывают причины неудачи недостатку способностей;

снижают свои усилия или быстро отказываются от дальнейшего выполнения задания при возникновении затруднений;

медленно восстанавливают свое чувство эффективности после неудач или снижения успешности;

подвержены состояниям стресса и депрессии. В противоположность им, люди с сильно выраженным чувством личной эффективности рассматривают трудные задачи как вызов, позволяющий им продемонстрировать свои способности, а не как угрозы, к-рых следует избегать;

ставят перед собой высокие и ответственные цели и демонстрируют высокую приверженность и настойчивость в их достижении;

концентрируют свое внимание на аспектах, связанных с заданием, что позволяет им эффективно с ним справляться;

приписывают причины неудачи недостатку усилий или недостатку знаний и умений, к-рый можно восполнить;

увеличивают усилия при возникновении затруднений;

быстро восстанавливают свое чувство эффективности после неудач или снижения успешности;

проявляют низкую подверженность состояниям стресса и депрессии.

См. также Торможение поведения, Сгорание, Диспозициональные группы, Ободрение, Свобода воли, Здоровая личность, Мотивация А. Бандура Свидетельские показания очевидцев (eyewitness testimony) Очевидцы события рассказывают о том, что им удалось воспринять;

кроме того, они могут сообщить о данном событии только то, что помнят. Поэтому при оценке полноты и достоверности С. п.

о. необходимо учитывать особенности восприятия и памяти. С. п. о. оказывают на присяжных более сильное убеждающее воздействие, чем др. формы доказательств.

Память на лица Очевидцев часто приглашают для опознания или составления словесных портретов преступников, поэтому при исслед. С. п. о. придается большое значение памяти на лица. В целом люди обладают довольно хорошей памятью на лица, точность к-рой остается высокой даже по прошествии длительного периода времени. Тем не менее зарегистрированы случаи серьезных ошибок. Точность запоминания лица может уменьшаться под воздействием ряда факторов, в т. ч. таких, как кратковременность восприятия и длительный период времени между моментом восприятия и последующим опознанием. Кроме того, доказано, что чел. значительно лучше запоминает лица людей, принадлежащих к той же расе, что и он сам, по сравнению с лицами людей, принадлежащих к др. расам.

Следует добавить, что испытуемые хорошо запоминают, что лицо им знакомо, но гораздо хуже помнят, почему оно им знакомо. Напр., Браун, Деффенбахер и Стёрджилл в своем эксперименте предлагали испытуемым наблюдать некое событие. Через неск. дней им показывали фотографии людей, к-рые предположительно были участниками этого события. На самом деле на фотографиях были запечатлены не те люди, к-рые действительно участвовали в событии. Еще через неск. дней испытуемым предъявляли для опознания четырех чел. и просили указать тех, кого они видели в момент наблюдения события. Испытуемые часто указывали на тех, кого они видели на фотографиях (т. е.

испытуемые правильно вспоминали, что эти лица им знакомы, но ошибочно связывали это знакомство с исходным событием).

Этот эксперимент иллюстрирует возможность предвзятого опознания под влиянием просмотра фотографий. Зарегистрированы тж сходные с этим эффекты, когда чел., с к-рым встречались в одних обстоятельствах, ошибочно вспоминают как чел., с к-рым встречались в др. обстоятельствах. Такое смешение часто наз. бессознательным переносом. В этих случаях испытуемые тж правильно вспоминают, что данное лицо им знакомо;

ошибка возникает тогда, когда они связывают это знакомство с к.-л. конкретным эпизодом, имевшим место ранее.

Для подготовки свидетелей можно использовать неск. стратегий и методов, способствующих улучшению памяти на лица. Люди лучше запоминают лица, если при их разглядывании тщательно прорабатывают полученную визуальную информ. Возможно, это происходит потому, что при таком внимательном разглядывании чел. замечает множество различных черт и выражений лица. Т. о., наилучшее запоминание лица достигается тогда, когда при его разглядывании чел. обращает внимание на мн. разносторонние характеристики лица.

Проверку достоверности памяти на людей часто производят с помощью опознания, когда свидетель должен выбрать из группы того чел., к-рого он видел в исходном событии. Факторы, влияющие на точность свидетельской идентификации, изучались во мн. исслед., посвященных поиску способов определения надежности процедуры опознания. Напр., оказалось, что идентификации, полученные при опознании живых людей или при опознании по видеозаписи, одинаково точны;

кроме того, если преступник переодет или попытался изменить внешность, это почти не влияет на вероятность его правильного опознания. Тем не менее вероятность неправильного опознания невиновного чел., подозреваемого в совершении преступления, повышается, если на подозреваемом одежда, похожая на ту, в к-рой свидетель видел настоящего преступника.

Др. людей, входящих вместе с подозреваемым в группу, предъявляемую для опознания, наз.

подставными, или отвлекающими. Если в опознании не участвуют подставные лица, то возникает значительный риск ложной идентификации. Очень важно тж, чтобы такие характеристики подставных лиц, как раса, возраст, рост и вес были такими же, как у подозреваемого. Если свидетель назв. др.

приметы преступника, то подставные лица должны быть подобраны т. о., чтобы у них тж присутствовали эти черты. На самом деле соответствие внешности подставных лиц словесному портрету преступника, составленному свидетелем, по-видимому, яв-ся более важным фактором, чем их внешнее сходство с подозреваемым.

Исследователи проводят различие между функциональным, или эффективным, размером ряда для опознания (т. е. количеством похожих на подозреваемого людей, из к-рых свидетель, вероятнее всего, будет выбирать) и его номинальным размером (фактической численностью ряда). Если неск. чел.

в ряду совсем не похожи на подозреваемого, то функциональный размер ряда м. б. знач. меньше, чем номинальный. На самом деле номинальный размер ряда оказывает лишь незначительное влияние на точность свидетельской идентификации, в то время как адекватность функционального размера ряда яв ся решающим фактором, определяющим точность опознания. Поэтому исследователи разраб. неск.

методов определения функционального размера ряда для опознания.

Точность свидетельской идентификации сильно зависит от инструкций, полученных свидетелями, а тж от способа проведения самого опознания. Если в инструкции в явной форме допускается, что преступник отсутствует на опознании (т. е. возможным ответом яв-ся «никто из присутствующих»), то вероятность ложной идентификации снижается, хотя общая точность опознания при этом почти не изменяется. Точно так же инструкции могут повлиять на вероятность выбора любого конкретного чел. из ряда, поэтому очень важно, чтобы они не были тенденциозными. Кроме того, точность идентификации, по-видимому, возрастает, если подозреваемых показывают свидетелям по одному, а не всех сразу. Точность опознания можно повысить, если дать свидетелям послушать голоса подозреваемых, показать им подозреваемых в привычных позах, в движении (обычная ходьба) и в профиль при повороте на три четверти.

Эмоции и сосредоточение внимания на оружии В момент преступления очевидцы, как правило, испытывают страх или гнев, особенно в тех случаях, когда им физически угрожают. Вообще точность С. п. о. уменьшается, если в момент события свидетель испытывает сильный стресс. И наоборот, слабый или умеренный стресс может способствовать улучшению запоминания.

Была тж исследована достоверность утверждений о сосредоточении внимания свидетелей на оружии. Свидетелям приписывают следующую модель поведения: их внимание якобы полностью сконцентрировано на оружии, к-рым им угрожают, а все остальное ускользает от них. Поэтому свидетель должен хорошо запомнить оружие (и, возможно, руку, державшую оружие), но не запомнит больше почти ничего. Такая модель сходна с моделью поведения, возникающего при эмоциональном возбуждении, даже в отсутствие оружия: согласно гипотезе «пасхального шествия» (the Easterbrook hypothesis) в таких случаях внимание чел. сосредоточивается на чем-то одном, и он менее восприимчив ко мн. деталям окружающей обстановки;

в рез-те чел., как правило, хорошо запоминает то, на чем было сконцентрировано его внимание в момент события, вызвавшего эмоциональное возбуждение, но хуже помнит др. аспекты этого события.

Наводящие и дезориентирующие вопросы Формулировка вопросов может повлиять на показания свидетелей. В одном исслед. испытуемых просили оценить скорость каждой из двух машин в момент их столкновения;

др. испытуемых спрашивали о том, с какой скоростью машины врезались друг в друга. Испытуемые из группы «столкновения» дали значительно более низкие оценки скорости, чем испытуемые из второй группы.

Участники др. исслед., к-рых спрашивали: «Видели ли вы разбитую фару?», — реже вспоминали, что видели ее, чем те, кого спрашивали: «А разбитую фару вы видели?» Это малозаметное изменение формулировки вопроса приводило к удвоению вероятности того, что испытуемый сообщал о целевом объекте.

Наводящие вопросы тж влияют на то, что испытуемые впоследствии вспомнят о событии. Напр., в эксперименте с изменением формулировки вопроса («столкнулись» или «врезались») испытуемых через неделю спрашивали тж о том, видели ли они на месте происшествия осколки стекла. (На самом деле осколков не было.) Испытуемые, к-рым был задан вопрос с использованием слова «врезались», знач. чаще отвечали (неправильно), что они видели осколки, по сравнению с испытуемыми, к-рым был задан вопрос с использованием слова «столкновение». Аналогичным образом испытуемые, к-рых сразу после того, как они наблюдали событие, спрашивали о дорожном знаке «стоп», впоследствии, как правило, сообщали, что они действительно видели дорожный знак «стоп», хотя на самом деле был ясно виден дорожный знак «уступи дорогу».

Аналогичные рез-ты наблюдаются и тогда, когда после совершения события до сведения испытуемых доводится дезориентирующая информ. в повествовательной форме, а не в виде вопросов.

Напр., во мн. исслед. испытуемые, к-рые были очевидцами события, затем читали описание того же события (как люди читают сообщения в газетах или слушают сообщения др. свидетелей). Если в описании содержались ложные элементы (т. е. упоминались объекты или действия, к-рые фактически не являлись элементами исходного события), то впоследствии мн. свидетели вспоминали эти ложные элементы как часть запомненной ими последовательности эпизодов. Внесенная т. о. дезинформация способна повлиять на то, какие характеристики внешности людей вспомнят свидетели (возраст, вес или характеристики лица), какие объекты они вспомнят как находившиеся на месте происшествия, какого цвета будут в их воспоминаниях эти объекты и т. д. В целом т. о. можно «насаждать» самые разнообразные ложные воспоминания.

Похожие эффекты возникают, когда испытуемых просят вспомнить событие вскоре после того, как оно произошло, а затем через какое-то время просят их повторить свой рассказ. Если в первоначальных воспоминаниях были ошибки, то они, по-видимому, перемешиваются с истинными воспоминаниями, поэтому испытуемые склонны к повторению этих ошибок при последующем тестировании. Это напоминает парадигму дезинформирования после совершения события, с той лишь разницей, что в этих исслед. дезинформация содержится в собственных первоначальных воспоминаниях испытуемых.

Точность памяти и уверенность свидетелей в своих показаниях Когда свидетель выступает в суде уверенно, его показания звучат более убедительно, чем когда он говорит нерешительно, колеблется и выражает свою неуверенность (др. словами, присяжные, по видимому, предполагают, что между уверенностью свидетеля и точностью его памяти существует положительная связь, и поэтому больше доверяют уверенным свидетелям). Однако во мн. исслед. было показано, что корреляция между точностью памяти и уверенностью очень слабая или вообще отсутствует;

в нек-рых исслед. была обнаружена отрицательная корреляция, т. е. испытуемые были уверены в своих неправильных ответах больше, чем в правильных. В нек-рых исслед., наоборот, наблюдалась положительная корреляция между уверенностью и точностью, т. е. более уверенные испытуемые были более точны. Эти данные позволяют предположить, что существуют такие обстоятельства, при к-рых по уверенности свидетелей можно судить о точности их памяти, и существуют др. обстоятельства, когда этого делать нельзя. Говоря конкретнее, уверенность, выраженная после сделанного на опознании выбора, по-видимому, более тесно связана с точностью, чем уверенность, выраженная до опознания. Точно так же, уверенность более тесно связана с точностью, если внешность подозреваемого имеет отличительные особенности. Проводятся тж и др.

родственные исслед., посвященные вопросу о том, какие переменные ослабляют связь между точностью и уверенностью.

Связь между точностью и уверенностью никогда не бывает сильной, и обнаруженная в исслед.

корреляция редко превышает 0,30—0,40. В нек-рых исслед. обнаружены серьезные ошибки в воспоминаниях свидетелей, даже если эти воспоминания сообщаются с полной уверенностью;

свидетель абсолютно уверен в достоверности своих воспоминаний, к-рые на самом деле оказываются ложными. Присяжные больше доверяют уверенным свидетелям, поэтому они преувеличивают значение уверенности при оценке доказательств.

Общая точность показаний Свидетель может не обратить внимания на мн. аспекты события, если в момент его совершения присутствовало оружие или если свидетель испытывал эмоциональное возбуждение. После того, как событие произошло, свидетелям м. б. внушены ложные воспоминания. Уверенность свидетеля в своих воспоминаниях не гарантирует их достоверности. До какой степени эти факторы подрывают доверие к показаниям свидетелей?

Оценки общей точности воспоминаний испытуемых о событиях проводились в целом ряде исслед., в центре к-рых часто были яркие события, т. е. необычные и неожиданные происшествия, случающиеся в жизни чел. и часто оказывающие значительное влияние на его эмоциональное состояние. Вспоминая о ярких событиях, испытуемые приводят значительное количество подробностей и излагают свои воспоминания с впечатляющей уверенностью, но при тщательной проверке мн.

воспоминания оказываются недостоверными, иногда по важным аспектам. Эти рез-ты еще раз указывают на возможность серьезных ошибок в воспоминаниях и на отсутствие связи между уверенностью свидетеля и точностью его памяти.

Воспоминания о ярких событиях часто в целом бывают довольно точными, и даже через неск.

месяцев после события испытуемые способны вспомнить много подробностей. Юилли и Катшелл проверяли воспоминания 13 очевидцев настоящего преступления, оценивая точность их воспоминаний через 4—5 месяцев после события. При оценке воспоминаний Юилли и Катшелл использовали строгие критерии (для того, чтобы показания свидетелей считались достоверными, ошибки в возрасте не должны были превышать 2 лет, а ошибки в весе — 5 фунтов). Даже при использовании таких критериев оказалось, что свидетели правильно указывали 83% подробностей, касавшихся хода событий, и давали правильные описания людей и объектов, находившихся на месте действия, в 76 и 90% случаев соответственно.

Дети как свидетели Рассказы детей о событиях часто бывают неполными;

дети, как правило, тж имеют слабое представление о том, какие аспекты события имеют значение для суда. Кроме того, детским воспоминаниям о событиях часто присущи недостатки, обусловленные плохим пониманием каузальной структуры события или тем, что дети не знают различных стратегий запоминания. Несмотря на эти ограничения, даже от 3—4-летних детей можно получить довольно полные и точные воспоминания.

Хотя детские воспоминания бывают довольно скудными, они, как правило, достоверны;

более полные сообщения можно получить, используя реквизит и правильной организуя допрос. Однако надо тщательно позаботиться о том, чтобы свести к минимуму количество наводящих или дезориентирующих вопросов, поскольку дети, по-видимому, так же как взрослые, а м. б. и более, подвержены влиянию информ., полученной после совершения события. Наконец, мн. беспокоит то, что в детских воспоминаниях якобы беспорядочно перемешаны действительные и воображаемые события.

Тем не менее такое смешивание встречается реже, чем принято считать.

Методы улучшения памяти свидетелей Выступая в качестве свидетелей, работники полиции и др. подготовленные наблюдатели, по видимому, не более точны, чем неподготовленные, хотя большинство людей ожидает, что профессионалы, работающие в системе охраны правопорядка, обладают лучшей памятью, чем др.

Гейзельман и его коллеги разраб. свой подход к допросу свидетелей. В своем когнитивном интервью они используют неск. стратегий, к-рые помогают свидетелям извлекать информ. из своей памяти. Напр., свидетелей поощряют к тому, чтобы они излагали эпизоды события в различной последовательности и с разных т. зр.;

свидетелей тж подталкивают к воссозданию внешнего и индивидуального контекста наблюдавшегося ими события. Согласно имеющимся данным, этот метод позволяет повысить качество показаний как взрослых, так и детей.

В течение мн. лет считалось, что качество показаний повышается, если свидетель дает их, находясь под гипнозом. Эти представления осн. на гипотезе, согласно к-рой гипноз способствует более полному изложению воспоминаний о событии. Данные исслед. заставляют серьезно усомниться в истинности этой гипотезы. В целом гипноз не приводит к улучшению памяти. Под воздействием гипноза испытуемые, действительно, становятся довольно податливыми и внушаемыми, в рез-те чего они сообщают больше информ. о вспоминаемом событии. Тем не менее в отсутствие к.-л. помощи, облегчающей вспоминание, эти сообщения могут включать определенную долю «конфабуляции» (т. е.

искренней, но ложной реконструкции целевого события, часто включающей детали, подсказанные спрашивающим). Поэтому большинство психологов (и большинство судов) сомневаются в ценности показаний, к-рые получены от свидетелей, подвергавшихся гипнозу.

См. также Детская психология, Когнитивные (познавательные) способности, Преступность, Нелинейная связь, Показания экспертов, Судебная психология, Формирование впечатления, Психология полицейской службы, Избирательное внимание Д. Райзберг Свобода воли (free will) В психологии и в психологически ориентированной философии представлены две полярные позиции по вопросу о С. в. Согласно одной из них, в настоящее время тесно связанной с психологией и нередко представляемой в качестве осн. в элементарных учебниках по общей психологии, С. в.

иллюзорна, и для того, чтобы иметь право наз. себя учеными, психологи должны верить в то, что все поведение чел. или весь его опыт полностью обусловлены причинными процессами, каждый из к-рых, в принципе, познаваем. Полярная т. зр. на С. в., в наше время преим. ассоциирующаяся с философией экзистенциализма, заключается в том, что С. в. чел. реальна и вездесуща в том смысле, что весь опыт и все действия индивидуума включают элемент свободного выбора, что при условии неизменности предшествующих условий у него всегда м. б. возможность приобщиться к др. опыту или поступить иначе, чем он поступил.

Что касается психологов, то нередко складывается такое впечатление, что их ярко выраженная детерминистская позиция осн. на вере в то, что раз детерминизм воспринят естественными науками и принципиально важен для них, он должен быть базовым допущением любой истинно научной системы знаний. Квантовая физика оказалась перед необходимостью признать существование известной доли неопределенности. Условия, знание к-рых необходимо для безупречных психол. прогнозов, нередко включают внутренние процессы, к-рые не м. б. достоверно изучены без вмешательств, изменяющих сами эти процессы, а следовательно, и рез-т;

это выглядит достаточно похожим на основание введения принципа неопределенности в квантовую физику, чтобы ратовать за распространение этого принципа на психологию. А если неопределенность признается неизбежной, разграничение С. в. и детерминизма, к-рое вряд ли удастся надежно подтвердить, с научной т. зр. может оказаться лишенным смысла.

Аргументы в защиту С. в. преим. эмпирические. Совершая тот или иной поступок, чел. нередко уверен в том, что мог бы поступить по-другому, мог сделать иной выбор;

отсюда утверждается, что С.

в. есть базовый факт опыта. Этот аргумент не может избежать возражения, что причинные детерминанты, возможно, еще не полностью идентифицированы и поняты.

Др. прагматическим основанием выбора позиции по вопросу о С. в. яв-ся то, какие последствия имеет выбор той или иной позиции для всеобщего блага. Сторонники жесткого детерминизма нередко считают принятие их позиции необходимым условием убеждения людей в том, что челов. поведение прогнозируемо и контролируемо, вследствие чего на будущее человечества можно повлиять с помощью «челов. инженерии» точно так же, как на физ. явления можно повлиять с помощью технологических процессов, осн. на законах природы. Возражения противников жесткого детерминизма базируются на том, что подобная т. зр. лишает людей надежды на намеренное изменение, а потому оказывает пагубное влияние на развитие человечества.

См. также Бихевиоризм И. Л. Чайлд Свобода (freedom) Ярко выраженная детерминистская стратегия, воспринятая психологией как наукой о поведении на очень ранних этапах ее развития, оказалась несовместимой с безоговорочным признанием С.

Рассмотрение поведения как закономерного в рамках детерминистской естественно-научной системы, судя по всему, не оставляет в научной психологии места для понятия С. Однако время от времени в стороне от осн. течения поведенческой психологии появлялись психологи, к-рым приходилось иметь дело со С. как реальной и центральной психол. проблемой. Сказанное прежде всего относится к представителям юридич. науки и социально-политической философии, таким как Дж. С. Милль и И.

Берлин, изучавшим различные аспекты челов С.

Само понятие С. и вера в нее играют очень важную роль в регулировании индивидуального поведения, общественной и политической жизни. В последнее время — вопреки заверениям Б. Ф.

Скиннера, что понятие С. чуждо естественным закономерным системам, в т. ч. и челов. поведению, — психологи обратили внимание на С., но лишь внесли путаницу в наше понимание.

С. яв-ся одной из важнейших тем, обсуждаемых в нарастающем потоке литературы по гуманистической психологии, базирующейся на гуманит. научном подходе к поведению чел. Этот гуманит. подход рассматривает сознательность, самоосознание, содействие и выбор как неотъемлемые привилегии челов. поведения. Он признает, что как выявленные, так и не выявленные ист.

детерминанты влияют на поведение, наблюдаемое в настоящем, но это не мешает ему признавать и существование зоны С. действия. Даже тогда, когда поведение кажется жестко ограниченным определенными рамками, или вынужденным, у чел. все же остается область аттитюдинальной С., т. е. С.

выбора т. зр. на обстоятельства, в к-рых он оказался.

Эмпирическое изучение челов. свободы проводилось преим. в рамках более традиционных теорет. подходов. Соц. психологи подошли к изучению челов. С. по трем различным путям, проложенным теорией атрибуции, теорией реактивного сопротивления и исслед. субъективного опыта.

Подход с позиций теории атрибуции. Для подхода к челов. С. с позиций теории атрибуции характерен интерес к условиям, при к-рых чел. приписывает С. поведению др. людей или своему собственному поведению (или воспринимает его как свободное). С. решения определяется величиной разницы в ожидаемых выигрышах от альтернативных линий поведения. Когда ожидаемые выигрыши примерно одинаковы, С. решения велика, поскольку принуждение со стороны относительно большего выигрыша отсутствует. Выбор воспринимается скорее как контролируемый лицом, принимающим решение, чем как определяемый выгодой вариантов. С. исхода яв-ся функцией оценки вероятности реального получения ожидаемого выигрыша. Иными словами, если чел. предстоит сделать выбор между альтернативами, к-рые примерно одинаковы по ожидаемым выигрышам и по их доступности, выбор между этими альтернативами воспринимается как свободный выбор, совершаемый без давления неравноценных выигрышей и/или неравной доступности.

Если поведение чел. воспринимается наблюдателями как рез-т принуждения, они сомневаются в том, что оно способно многое сказать им об этом чел. Хотя принятие решения и выбор альтернатив воспринимаются как более свободные, когда их валентности выравниваются, этот эффект знач.

усиливается, если выбор делается не из отрицательных, а из положительных альтернатив. Выбор воспринимается как более свободный в тех случаях, когда приходится выбирать из умеренного числа вариантов, а не из очень ограниченного или большого их количества, и когда наблюдаемое поведение согласуется с тем, что наблюдатель считает предрасположенностью субъекта действия.

Подход с позиций теории реактивного сопротивления. Второе направление исслед.

основывается на работе Дж. Брема «Теория психол. реактивного сопротивления» (A Theory of Psychological Reactance). Под реактивным сопротивлением понимается мотивационное состояние, вызванное ограничением С. поведения или угрозой такого ограничения, и, в свою очередь, организующее поведение, направленное на восстановление утраченной свободы. Поведенческие свободы специфичны для конкретных ситуаций и определяются как знание того (или вера в то), что в конкретной ситуации у чел. всегда есть неск. линий поведения и что он располагает необходимыми умениями и ресурсами для реализации любого из признаваемых им вариантов. Рез-ты исслед., проведенных в различных условиях, свидетельствуют о том, что люди действительно действуют так, чтобы вернуть себе конкретные поведенческие С., к-рых их лишили или над к-рыми нависла угроза, и что выбор, к-рый делается под угрозой, более привлекателен. Реактивное сопротивление может возникнуть и как ответ на оказанную чел. услугу, к-рая накладывает на него определенные обязательства;

оно возникает и при принятия решения: если в тот момент, когда чел. уже близок к нему, возникает угроза доступности менее привлекательного варианта, его привлекательность возрастает.

Исслед. реактивного сопротивления расширяют наши представления о процессах соц. влияния, психологии потребителя, рекламе, PR и принятии решений.

Эмпирический подход. Третий подход был использован М. Весткоттом, к-рый изучал челов. С.

прежде всего как субъективный опыт и проводил резкую границу между С. как опытом и С. как атрибуцией или онтологическим состоянием. Его интересовало, в какой мере люди, судя по их собственным словам, чувствуют себя свободными при различных теоретически важных условиях.

Основываясь как на литературе о реактивном сопротивлении и об атрибуции, так и на филос.

источниках и проведенных им интервью, он выявил 7 типов ситуаций, к-рые благоприятствуют челов.

С. Применив опросники, содержавшие неск. конкретных примеров каждой из этих ситуаций, он просил своих респондентов ответить на вопрос, насколько свободными они чувствовали себя в каждой из них.

Оказалось, что наиболее свободными респонденты Весткотта чувствовали себя тогда, когда избавлялись от неприятных обстоятельств, включая физ. боль и соц. дискомфорт, и тогда, когда участвовали в выполнении действий, требовавших определенных навыков. Эти заметно отличающиеся друг от друга условия, обеспечивающие высокую степень С., согласуются с широко распростр. филос.

разграничением понятий негативной С., или «С. от», и позитивной С., или «С. для». Респонденты Весткотта чувствовали себя наименее свободными тогда, когда были вынуждены признать, что их возможности не беспредельны, даже если эти пределы и были объективными, и тогда, когда им приходилось принимать трудные решения.

Кроме того, когда респондентов попросили описать свои чувства, противоположные ощущению С., оказалось, что в каждой конкретной ситуации эти чувства разные. В нек-рых ситуациях чувство несвободы было связано прежде всего с внешними помехами, в др. — с конфликтом и нерешительностью или неясным, но неприятным эмоциональным состоянием. Следовательно, с т. зр.

диалектики, чувство С. в разных ситуациях переживается по-разному.

Заключение Различия между этими тремя подходами к психол. изучению челов. С. определяются, в первую очередь, их ориентацией на разные аспекты этого состояния: С. в том виде, как она приписывается чел.

своим собственным действиям или действиям др. людей;

С. как вера в то, что у индивидуума есть поведенческий выбор и он может действовать в любом направлении, какое бы ни избрал;

С. как переживание, степень к-рого зависит от условий, напр. от освобождения от боли или дискомфорта или от вовлеченности либо в деятельность, требующую определенных навыков, либо в принятие решения.

Рез-ты исслед., проведенных сторонниками этих трех т. зр., в нек-рых случаях дополняют друг друга, а в нек-рых противоречат друг другу.

См. также Философские проблемы психологии, Теория реактивного сопротивления М. Р. Весткотт Свободное воспроизведение (free recall) С. в. широко используются для исслед. памяти и научения. Обычно испытуемому предлагают информ. для запоминания, а спустя нек-рое время просят ее воспроизвести в произвольном порядке.

Содержание информ. может варьировать от списка не связанных между собой слов или цифр до сложных прозаических произведений.

Парадигма С. в. сыграла заметную роль в развитии когн. психол. Напр., она помогла объяснить компоненты первенства и новизны в кривой воспроизведения последовательности элементов. Эффект первенства связали с частым повторением первых по порядку элементов и переводом их в долговременную память, а эффект новизны объяснили вхождением последних элементов в кратковременную память. Поскольку элементы в конце списка не повторяются и, следовательно, не переводятся в долговременную память, они теряются, если испытуемому дать отвлекающее задание непосредственно после предъявления списка для запоминания.

Ранние исслед. позволили предположить, что важнейшая составляющая С. в. заключена в испытуемом, а не в предлагаемом ему стимульном материале. Речь идет о склонности людей воспроизводить элементы группами, объединяя их по объективным или субъективным связям между собой, даже если они были разделены при предъявлении. Сообщение Бусфилда дало импульс исслед.

внутренних процессов структурирования информ. Испытуемым предлагался список из 60 слов, относящихся к четырем смысловым категориям, по 15 слов в каждой. Сразу же после предъявления давалось задание в течение 10 минут записать запомнившиеся слова в любом порядке. Люди обнаружили склонность воспроизводить и группировать слова по смысловым категориям, а не по порядку их предъявления.

Недостаток такого рода исслед. состоит в том, что они всего лишь обнаруживают тип орг-ции элементов, предусмотренный экспериментатором. Отношения между элементами в списке определяются экспериментатором, и получаемые показатели степени орг-ции материала зависят от того, насколько точно воспроизведение элементов участником эксперимента соответствует категориям или ассоц. в списке экспериментатора. Тулвинг утверждал, что испытуемые не только используют заложенную в списке структуру информ., но и склонны отыскивать свои собственные характерные связи между словами в списке для заучивания. Т. о., эксперименты с использованием заданных группировок недооценивают полную орг-цию испытуемым списка слов во время заучивания и ее использование в процессе воспроизведения. Предлагая испытуемым повторно заучивать и воспроизводить списки не связанных между собой слов, предъявляемых каждый раз в др. случайном прядке, Тулвинг сумел продемонстрировать характерную для каждого участника эксперимента субъективную орг-цию запоминаемого и воспроизводимого материала.

С. в. использовалось для оценки понимания прозы и запоминания пояснительных и описательных текстов и устных рассказов. Хотя раньше было принято считать, что все люди склонны логически структурировать текст для удобства запоминания и последующего воспроизведения, были выявлены индивидуальные особенности этого процесса в зависимости от возраста и навыков чтения.

Фактически, метод С. в. используется в настоящее время для исслед. различий в стратегиях заучивания материала у людей с предположительно разными стилями учения.

Применение методов С. в. для ил. склонности людей реорганизовывать изучаемый материал продолжается. Т. о., исслед. С. в. позволяют подкрепить осн. постулат когн. психол. (т. е. что обучающийся не яв-ся пассивным получателем информ. из окружающей среды;

напротив, он активно организует эту информ. в собственные структуры представления знаний в памяти).

См. также Когнитивные стили учения, Забывание, Процессы поиска и извлечения информации из памяти Б. Р. Данн Связь и привязанность (bonding and attachment) Джон Боулби ввел термин привязанность, к-рый превратился в важнейшее понятие нового теорет. подхода, объединившего этологию и психологию в стремлении понять истоки уз, связывающих ребенка с матерью.

Этологическая теория и привязанность. Исслед. животных говорят о том, что прочные П.

образуются благодаря процессу импринтинга, происходящего за короткий интервал времени в течение раннего критического периода жизни. Этология предположительно объясняет образование С. между самкой и ее детенышем как рез-т взаимодействия генетически запрограммированных форм поведения, важных для выживания вида, со средой обитания.

Конрад Лоренц, пионер в области исслед. импринтинга, наглядно показал, что недавно вылупившиеся птенцы диких гусей устремляются к первому, ближайшему к ним, движущемуся объекту или субъекту, к-рый встречается им вскоре после рождения, и далее неотступно следуют за ним. Нико Тинберген доказал, что реакция нападения/бегства у животных развивается в ритуальное демонстративное поведение. Роберт Заслоу на основе исслед. патологии привязанности, обнаруживаемой при раннем детском аутизме, пришел к заключению, что формирование П. зависит от двух связывающих цепей поведения: а) обеспечение телесного контакта, необходимого для формирования близости и базисного доверия, и б) обеспечения контакта глаз и диалогического взаимодействия, необходимых для развития интеграции, фокуса и направления поведения.

Теория научения и привязанность. Приверженцы теории научения подчеркивали важность кормления как механизма подкрепления для развития П. к матери как приобретенного процесса.

Удовлетворение первичного драйва голода (пищевого побуждения) имеет следствием образование положительной П. к матери благодаря вторичному подкреплению в ситуации кормления. Новая фаза в развитии теории научения наступила после того, как Гарри Харлоу в серии экспериментов с искусственными матерями (манекенами) обезьян установил, что орального удовлетворения путем кормления было недостаточно для образования П. и проявлений чувства любви.

Развитие привязанности. В общем, возникновение П. — это поэтапный видоспецифичный процесс. В самом начале младенец привязывается ко всем людям, демонстрирующим типичные для чел.

как биолог. вида формы поведения, совместимые с актуальным поведением младенца. Боулби описывает развитие поведенческого аспекта П. в виде четырех фаз: а) ориентация и сигналы как общая реакция на людей, без выделения конкретного чел.;

б) ориентация и сигналы, направленные на одного или неск. выделенных ребенком людей;

в) сохранение пространственной близости к конкретному чел.

посредством локомоции и сигналов;

г) образование реципрокной С. с людьми. Сильные П. к конкретным людям появляются примерно в 7-месячном возрасте и обнаруживают себя в форме боязни незнакомых людей. Младенцы выражают протест в форме гнева и сопротивления, когда их разлучают с чел., к к-рому они привязаны. Реакции протеста усиливаются в незнакомой обстановке, что указывает на наличие П. не только к людям, но и к месту. Сила протеста и потребность в пространственной близости к лицу, к к-рому привязан, снижаются по мере развития познания и памяти, так как разлука начинает восприниматься ребенком как временная.

Качество привязанности. Постоянство и сила П. зависят от особенностей паттернов взаимодействия между ребенком и родителями. Безусловная П. развивается при сочетании любяще заботливого поведения родителей с выраженными реакциями сопротивления и гнева у ребенка на отделение от родителей. Хроническое, не снимаемое раздражение у родителя и ребенка нарушает формирование П. Было установлено, что ритм и согласованность действий влияют на качество П.

Младенцы больше привязаны к родителю, к-рый быстро реагирует на их сигналы и самопроизвольно инициирует взаимодействия. Последующие исслед. М. Эйнсворт показали, что качество П. зависит от стимуляции и контролирования обстановки и ребенка. Эйнсворт установила, что младенцы могут испытывать уверенность или беспокойство в отношении лица, к к-рому привязаны, что сказывается на качестве и прочности П.

Привязанность и психопатология. Боулби показал, что после образования первичной положительной С. между матерью и младенцем (примерно через полгода после рождения) реакция малыша на разлуку с матерью имеет 3 характерных фазы. Первая фаза представляет собой выражение «протеста» — плач и гнев, с помощью к-рых ребенок пытается добиться возвращения матери. Если это не удается, фаза протеста сменяется периодом «отчаяния», характеризуемым уходом, депрессией и снижением активности. Наконец, наступает фаза «отстранения», в к-рой младенец становится относительно невосприимчивым к окружающим его людям. Обращенный на мать гнев ребенка является главной характеристикой этого паттерна: он прямо выражается в фазе протеста и косвенно — в фазе отстранения. Боулби утверждал, что «опыт отделения» (т. е. разлучение с матерью) вызывает глубокую и яростную ненависть к матери.

Наблюдения Боулби, касающиеся случаев разлучения с матерью или ее утраты, подтверждаются исслед. Эйнсворт, проведенными на детях, и рядом исслед., выполненных на низших обезьянах. Рене Спитц охарактеризовал анаклитическую депрессию как состояние, в к-ром младенец, разлученный с матерью вследствие госпитализации, становится полностью безучастным к происходящему. Заслоу и Брегер, имея целью изучение П., провели анализ раннего детского аутизма, к-рый сопровождается отделением и утратой С. с матерью. Они сделали неск. теорет. выводов, применимых к нормальному формированию и психопатологии П. у людей. Первый вывод состоял в том, что удерживание ребенка в состоянии выражения протеста, характеризующегося младенческим плачем (криком), формирует цикл напряжения/расслабления, к-рый является осн. элементом положительной (безусловной) П. Чем сильнее выражение этого «протеста», тем больше расслабление и сильнее С. между ребенком и родителем.

Второй вывод заключался в том, что челов. социально-аффективная П. формируется к лицу, а не к груди. Такие видоспецифичные для чел. формы поведения, как улыбка, плач со слезами, говорение и слушание, играющие важную роль в поддержании тесного — «лицом к лицу» — общения, как раз и отсутствуют у аутичного ребенка, активно противящегося контакту глаз и тесным интеракциям. Такая форма реагирования обеспечивается альтернативной поведенческой цепью по типу реакции нападения/бегства, вызываемой напряжением от продолжительного контакта глаз и обнаруживаемой у низших биолог. видов.

Общий вывод Боулби, касающийся теории П. и ее отношения к психопатологии, звучит следующим образом: теория П. представляет собой научно обоснованную систему, объединяющую понятия психоанализа, этологии, когнитивной теории и теории управления.

См. также Потребность в аффилиации, Аутизм, Избегающая личность, Деиндивидуация, Импринтинг, Развитие младенца, Инфантилизм, Z-процесс Р. У. Заслоу Секс-терапия (sex therapies) В развитии С.-т., как и психотер. в целом, принимали участие священнослужители, философы и врачи. Со временем — в 1920-е гг. — С.-т. стала научной и преим. мед., поскольку опиралась на исслед.

клиницистов и врачей.

Скоро, однако, вопросами сексуального просвещения широких масс населения стали заниматься популярные писатели, и за период после 1920-х гг. люди, вероятно, получили больше сексотерапевтического обслуживания путем чтения книг из серии «Помоги себе сам», написанных ведущими сексологами, чем в кабинетах профессиональных терапевтов.

Несмотря на значительный вклад библиотерапии, совр. С.-т. как наука начала развиваться лишь в 1960-е гг. благодаря трудам У. Мастерса и В. Джонсон. Они широко использовали катамнестические исслед.;

их труды произвели большое впечатление и побудили мн. видных авторов следовать по их стопам.

Сексуальные расстройства включают множество взаимосвязанных поведенческих затруднений в сферах любви, брака, семьи и сопровождаются общими эмоциональными проблемами. Поэтому представляется предпочтительным проводить лечение лиц с серьезными сексуальными расстройствами не только силами прикл. сексологов, но тж привлекать для этого психотерапевтов общего профиля, специализирующихся на С.-т.

Распространенные виды сексуальных расстройств Сексуальные проблемы у мужчин. Мужчины часто обращаются к сексотерапевту с жалобами на то, что Мастерс и Джонсон наз. первичной импотенцией — т. е. неспособностью достигать и/или поддерживать качество эрекции, достаточное для успешного совершения полового акта, либо с жалобами на вторичную импотенцию — т. е. нек-рая, но не полная неспособность достигать и/или поддерживать состояние эрекции. У них тж часты жалобы на преждевременное семяизвержение.

Нечастой, но трудной проблемой у мужчин яв-ся замедленная эякуляция, или неспособность получить оргазм за достаточно короткий промежуток времени. У мужчин, обращающихся к сексопатологу, часто отмечается низкий уровень полового влечения;

др. достаточно распростр. проблемой яв-ся страх быть гомосексуалом или иметь к.-л. др. «отклонения».

Сексуальные проблемы у женщин. Женщины часто обращаются к сексопатологу с жалобами на оргазмическую дисфункцию — первичную, когда женщина никогда и ни при каких условиях сексуального опыта не получала оргазма, или вторичную, когда у нее имеются трудности получения оргазма и он достигается лишь при определенных условиях. У женщин часты тж жалобы на низкое половое влечение, вагинизм и диспареунию (болезненность при половом сношении). Иногда они обращаются за помощью, считая свое половое влечение чрезмерно высоким или предполагая у себя наличие гомосексуальных или иных «отклонений».

Хотя большинство сексотерапевтов сейчас используют модифицированный подход Мастерса и Джонсон, включающий информирование, изменение аттитюдов, чувственное фокусирование и определенные упражнения в домашних условиях, имеется и неск. др. крупных форм С.-т., включающих дополнительные приемы.

Основные формы секс-терапии Психоаналитическая терапия. Эта форма лечения ориентируется на раскрытие предполагаемых ранних причин сексуальных расстройств и их проработку в ходе длительного курса психоан. при наличии интенсивных взаимоотношений с аналитиком. Психоаналитическое лечение подвергалось серьезной критике, но все еще сохраняет свою популярность, в особенности в качестве одного из аспектов общей психотер. с лицами, имеющими сексуальную проблематику.

Эмпирическая (осн. на опыте) и телесно-ориентированная терапия. Согласно теорет.

концепции В. Райха сексуальная заторможенность и связанные с этим опасения ведут к общим эмоциональным расстройствам и оказываются встроенными в «броню тела». Разрешение сексуальных проблем, т. о., м. б. достигнуто лишь при использовании психотерапевтом технических приемов, активирующих моторику и способствующих вызыванию и выражению эмоций.

Поведенческая терапия. Поведенческие терапевты Э. Солтер, Г. Ю. Айзенк и Дж. Вольпе начали использовать методы обусловливания и разобусловливания в лечении эмоциональных и сексуальных проблем. В конце 1950-х гг. эти методы С.-т. достигли значительного прогресса в своем развитии. Было опробовано широкое разнообразие технических приемов, и мн. из них получили популярность, включая оперантное обусловливание, систематическую десенсибилизацию, аверсивное обусловливание и тренировку навыков.

Когнитивная терапия. Когнитивная терапия стала популярной формой психол. лечения. Она состоит гл. обр. в том, чтобы показать людям: их эмоциональные проблемы яв-ся следствием нереалистических и иррациональных ценностных ориентации и филос. взглядов, к-рые доступны коррекции с помощью ряда когнитивных методов, включая научное мышление, рефокусирование, воображение, моделирование и психопедагогические методики. Когнитивная терапия яв-ся компонентом метода Мастерса и Джонсон, она интегрирована в сексуальную библиотерапию и эксплицитно или имплицитно включена практически во все формы С.-т., даже в психоан. Ее эффективность в настоящее время подтверждена значительным объемом клинических и исследовательских данных.

Когнитивно-поведенческая терапия. Как рационально-эмотивная, так и когнитивно поведенческая терапия не только признают, объясняют и устраняют филос. и психол. основы сексуальных нарушений, но тж обучают клиентов мн. поведенческим методам изменения своих обреченных на провал когниций и дисфункциональных действий. Они рассматривают когниций, эмоции и поведение как взаимосвязанные и взаимовлияющие системы функционирования чел. и используют мультимодальный подход, помогая клиентам изменить все 3 эти модальности. Наряду с поведенческой терапией, она стала научно обоснованной формой психотер., важные аспекты к-рой используются почти всеми совр. сексотерапевтами.

Терапия супружеских пар. С.-т. первонач. применялась для работы с отдельными индивидуумами, имеющими проблемы. Однако Мастерс и Джонсон, подчеркивая значительное влияние партнеров на сексуальное поведение друг друга, работают почти исключительно в рамках терапии супружеских пар, и мн. из их последователей подражают им в этом отношении. Хотя одновременная работа с обоими партнерами предоставляет отчетливые преимущества, она тж имеет практ. и иные ограничения, в силу чего во мн. случаях С.-т. проводится одним психотерапевтом наедине с одним из партнеров. Мастерс и Джонсон считают, что для оптимального проведения С.-т. требуется наличие психотерапевта как мужского, так и женского пола, но мн. психотерапевты находят такую процедуру непрактичной с экономической и иных т. зр.

Групповая секс-терапия. Групп. С.-т., где мужчины, женщины или супружеские пары участвуют вместе в регулярных занятиях терапевтических групп, первыми начали практиковать А.

Лазарус и ряд др. терапевтов. Ее преимуществом яв-ся то, что члены группы видят проблемы др.

участников, сходные со своими проблемами, и что они могут помочь друг другу путем самораскрытия и совместной работы над имеющимися трудностями. Мн. исслед. подтверждена ее эффективность, в ряде случаев превышающая таковую при индивидуальной терапии.

Медицинская секс-терапия. Ранние подходы в лекарственной терапии сексуальной проблематики были крайне неэффективны, поскольку основывались на методе проб и ошибок в использовании гормональной терапии. Ряд сексуальных проблем имеет аспекты каких-то мед. проблем, поскольку нек-рые из широко используемых транквилизаторов, антидепрессантов, сосудорасширяющих, сосудосуживающих средств и др. препараты могут нарушать сексуальное функционирование, особенно у мужчин. Адекватная С.-т. поэтому включает исслед. общих и специальных мед. проблем наряду с возможными рекомендациями физ. лечения.

Эффективность секс-терапии В печати появились сотни сообщений об отдельных случаях и рез-тах клинических исслед.

эффективности С.-т., и мн. из них звучат убедительно. Однако экспериментов с использованием контрольных групп, подтверждающих эффективность и особенно долговременные рез-ты различных методов С.-т., крайне мало. При наличии имеющихся показаний С.-т. «обречена» на выживание, однако необходимо больше исслед. для подтверждения или развенчания обоснованности мн. используемых в настоящее время методов.

Лицензирование сексотерапевтов До недавнего времени сексотерапевты не имели независимого профессионального положения или сертификации. Но сейчас в клиниках, больницах, ун-тах и др. центрах осуществляется много программ подготовки этих специалистов под профессиональным патронатом. Американская ассоц.

сексопедагогов, сексоконсультантов и сексотерапевтов (American Association of Sex Educators, Counselors and Therapists) яв-ся главной орг-цией, проводящей лицензирование сексотерапевтов в США и Канаде.

См. также Когнитивная терапия, Сексуальная дисфункция у женщин, Сексуальная дисфункция у мужчин А. Эллис Сексизм (sexism) Д. Стэнг и Л. Райтсмен определяют С. как «любой аттитюд, действие или институциональную структуру, к-рая основывает реакцию на чел. на факте его или ее половой принадлежности в ситуациях, где пол не должен служить поводом к такому решению. С. обычно проявляется в дискриминации женщин исключительно из-за их половой принадлежности». Личный С., к-рый отражает индивидуальные различия в отрицательных аттитюдах к женщине, следует отличать от общественного или институционального С., отражающего традиционные аттитюды или действия, к-рые могут не проистекать из личных предубеждений отдельных людей.

Личный сексизм. Личный С. обычно измеряется с помощью шкал аттитюдов. Наиболее распростр. яв-ся Шкала аттитюдов к женщинам (Attitudes Toward Women Scale, AWS), разраб. Д. Спенс и Р. Хелмрейчем. Существует краткая версия AWS, состоящая из 15 пунктов и измеряющая аттитюды в отношении политического, экономического и соц. равенства женщин и мужчин.

Исследователи обнаружили, что оценки женщин оказываются более профеминистскими, чем оценки мужчин, и что оценки студентов колледжей обоих полов яв-ся более профеминистскими, чем оценки их родителей того же пола. Ф. Голдберг отмечает, что отрицательные аттитюды к женщинам, по-видимому, существуют практически у всех мужчин. Однако Р. Брэннон указывает, что измерения половых предубеждений, так же как и измерения расовых предубеждений, почти не имеют доказательств в отношении их поведенческой валидности.

Невербальные действия могут служить более надежными признаками личного С. по сравнению с более реактивными вербальными показателями. Н. Хенли приводит перечень невербальных действий, к-рые обычно ассоциируются с властными и статусными различиями между полами, включая контакт глаз, положение тела, межличностную дистанцию и прикосновения.

Общественный сексизм. Исслед., имевшие целью установить, что отрицательные аттитюды к женщинам существуют как сторона широкой соц. действительности, оказались более успешными по сравнению с теми, в к-рых предпринимались попытки оценивать индивидуальные различия в проявлении С. Ф. Голдберг показал, что женщины ниже оценивали то же самое эссе, если им сообщалось что его автор — женщина. Др. исследователи продемонстрировали сходные негативные предубеждения в оценке произведений живописи, поэзии и профессиональных достижений.

Многочисленные исслед. половых стереотипов указывают на то, что различия в восприятии лиц мужского и женского пола можно охарактеризовать двумя главными кластерами черт. И. Броверман и ее сотрудники обнаружили, что типично мужскими чертами, по мнению обоих полов, считаются независимость, логика, объективность, поглощенность земными заботами и способности к математике, науке и бизнесу. Типично женские черты включают сознавание чувств др., мягкость и такт.

Обнаружилось, что в восприятии специалистов в области психич. здоровья характеристики психически здорового мужчины и психически здорового взрослого чел. (независимо от пола) практически совпадают, тогда как психически здоровая женщина выглядит более эмоциональной и менее зрелой, чем психически здоровый взрослый чел. Такие половые стереотипы, очевидно, создали для женщин положение двойной связи — они м. б. либо женщинами, либо зрелыми, но не теми и др. одновременно.

Восприятие мужчин не содержит подобных противоречивых сочетаний черт. Источники половых стереотипов, по-видимому, яв-ся универсальными.

С. находит широкое документальное подтверждение в языке. Исслед. показывают, что английский язык унижает женщин, опошляя формы женского рода, относя женщин к исключениям в профессиях или занятиях, традиционно определяемых как мужские, и исключая женский род как при употреблении местоимений мужского рода в тех случаях, когда подразумеваются оба пола. Большая часть содержательных различий в восприятии мужчин и женщин относится к способностям и достижениям.

Трайман и Террелл на основе своих оценок пришли к выводу, что большая часть различий в оплате труда между полами м. б. отнесена за счет половой дискриминации. Даже когда женщины занимают те же должности, что и мужчины, они могут получать меньшее вознаграждение за аналогичные достижения.

Т. о., С. может проявляться в разнообразных формах: в виде личных аттитюдов, к-рые могут измеряться либо на основе стандартизованных самоотчетов, либо на основе невербальных признаков;

в виде неосознаваемых, имеющих соц. основу восприятий и атрибуций, к-рые обычно рассматриваются и исследуются как стереотипы, но к-рые в действительности могут приобретать форму соц.

действительности в рез-те обоюдного согласия обоих полов;

и на уровне институционализированной общественной практики, к-рая проистекает из различий в оценках достижений женщин и мужчин и приводит к профессиональной сегрегации женщин, оказывающихся в конечном итоге в менее выгодном положении.

См. также Предубеждение и дискриминация, Социальное равенство Р. К. Унгер Сексуальная дисфункция у женщин (female sexual dysfunction) С. д. у ж. могут наблюдаться в каждой фазе сексуального цикла: желания, возбуждения и оргазма или разрешения. Кроме того, боли или мышечный спазм могут препятствовать введению члена или получению удовлетворения от полового акта. Все это может происходить случайно, в определенных ситуациях, или в качестве первичной дисфункции, при к-рой расстройство имелось всегда.

Причиной С. д. у ж., как и у мужчин, м. б. тревога. Э. С. Каплан выделяет непосредственные и удаленные причины. Непосредственные, или ожидаемые, причины возникают в ходе приобретения сексуального опыта и сопровождаются вынужденным отвлечением, страхом, гневом или др.

неприятными эмоциональными состояниями, к-рые не дают возможности расслабиться и позволить развиться сексуальному возбуждению. Такими непосредственными причинами м. б. страх неудачи, отсутствие эффективной сексуальной техники, неспособность сигнализировать о своих желаниях или «зрительство» — термин, предложенный У. Мастерсом и В. Джонсон для описания сознательного слежения за своим сексуальным поведением и его оценки. Удаленные причины яв-ся производным раннего детского опыта, интрапсихического конфликта и/или серьезных проблем в отношениях сексуальных партнеров. Чувство вины, связанное с прошлым сексуальным опытом, излишняя рестриктивность семейных и религиозных запретов, такие травматичные сексуальные переживания, как инцест или изнасилование, могут повлечь за собой дезадаптивное сексуальное функционирование.

Вследствие большего порицания сексуальной активности у женщин в западной цивилизации, половые дисфункции у них преобладают по сравнению с мужчинами. За абсолютной половой дисфункцией, при к-рой никогда не отмечались возбуждение или оргазм, скорее всего, стоят удаленные этиологические факторы. Непосредственные факторы, возбуждающие тревогу, скорее вызывают случайные или ситуационные дисфункции.

Частыми этиологическими факторами яв-ся параметры отношений. Проблемы коммуникации, гнев, отсутствие влечения или любви к партнеру, борьба за власть и отсутствие доверия и уважения вызывают отвержение, враждебность и дистанцию между сексуальными партнерами. Это отрицательно отражается на способности женщины предаваться сексуальному наслаждению.

Расстройства желания. Расстройства желания были идентифицированы позже др. дисфункций, когда круг сексуальных феноменов был расширен за счет включения предварительных эмоциональных и физ. реакций возбуждения и желания. Каплан считает торможение или ослабление сексуального желания наиболее частой половой дисфункцией.

Заторможенное сексуальное желание (ISD) характеризуется в «Руководстве по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств (DSM-IV) как «постоянное и всеобъемлющее торможение сексуального желания» (т. е. у женщины — низкое либидо, отсутствие сексуальной реакции на генитальную стимуляцию и полное либо частичное отсутствие интереса к сексуальной активности и удовлетворению от нее). Женщины могут реагировать на эту дисфункцию любой из широкого спектра эмоций — от небрежного принятия до озабоченности и острого дистресса. Сексуальная дисфункция диагностируется, когда пациентка испытывает дистресс в связи с симптомом. Абсолютное или первичное торможение желания встречается редко, чаще причиной яв-ся ситуационное торможение сексуального желания.

Оргазмическая дисфункция. Оргазмическая дисфункция означает затруднения в получении оргазма или неспособность испытать его, несмотря на эффективную сексуальную стимуляцию. М. б.

адекватное желание, физиолог. и эмоциональное возбуждение, но тревога прерывает формирование возбуждения до наступления облегчения в оргазме.

Мн. годы длились споры о типах женского оргазма и желательности каждого из них. До работы Мастерса и Джонсон 1966 г. выделялись т. н. вагинальный и клиторальный типы оргазма. Путем лабораторных исслед. эти ученые установили, что все типы оргазма в целом сходны между собой и состоят из сенсорной стимуляции, исходящей из клитора, и мышечных сокращений влагалища. Нет достаточных данных относительно распространенности женщин, испытывающих оргазм в ходе полового акта без сопутствующей стимуляции клитора, хотя предположительно она составляет 30— 50%.

Вагинизм. Вагинизм представляет собой непроизвольный спазм влагалищной мускулатуры, препятствующий введению полового члена. Могут отмечаться возбуждение и оргазм в то время, как введение остается невозможным. Этот спазм представляет собой условно-рефлекторную реакцию на ожидание боли при сношении;

часто отмечается фобическое избегание полового акта. Этиологическими факторами м. б.: случаи изнасилования, боли при попытках сношения, соматическая патология влагалища и малого таза, вызывающая боли при половом контакте (влагалищные инфекции, эндометриоз, воспалительные заболевания малого таза), а тж недостаточная информированность о половой жизни. Вагинизм — главная причина сексуально несостоявшихся браков, он сопровождается фантазиями о физ. повреждении и боли. Постепенное расширение влагалища в течение короткого промежутка времени (неск. дней) часто может устранить мышечный спазм и сделать возможным введение полового члена.

Диспареуния. Диспареуния сходна с вагинизмом в том, что половой акт становится болезненным, однако при ней отсутствует непроизвольный спазм влагалищной мускулатуры.

Диспареуния может вызываться отсутствием увлажнения влагалища вследствие недостаточного полового возбуждения, сенильного вагинита или реакций на лекарственные средства. Ее тж могут вызывать такие гинекологические нарушения, как герпес, влагалищная инфекция, эндометриоз, ригидная плева или обрывки плевы. Болезненность сношения вызывает тревогу, снижение возбуждения и избегание полового контакта. Диагностика и лечение диспареунии требует полного гинекологического обследования, поскольку боль может вызываться различными соматическими факторами.

Обычным лечением С. д. у ж. яв-ся различные методики секс-терапии. Часто это сокращенная поведенческая терапия, ориентированная на устранение симптома. Определяются препятствия для эффективного сексуального функционирования и предлагается комбинация коммуникативных и тактильно стимулирующих воздействий.

См. также Тревога, Сексуальная дисфункция у мужчин, Нимфомания, Секс-терапия Д. Джерард Сексуальная дисфункция у мужчин (male sexual dysfunction) Существуют различные схемы классиф. С. д. у м.;

наиболее распростр. яв-ся схема, предложенная У. Мастерсом и В. Джонсон. Классиф. включает 4 категории: а) первичная импотенция;

б) вторичная импотенция;

в) преждевременная эякуляция;

г) задержанная эякуляция.

Импотенция означает невозможность возникновения или поддержания эрекции полового члена, достаточной для совершения полового акта. Эякуляция представляет собой извержение семенной жидкости из полового члена во время оргазма. Модифицирующие термины — первичная, вторичная, преждевременная и задержанная — требуют более точной дефиниции. Первичную импотенцию проще всего определить, поскольку здесь не участвует фактор частоты. Чел., у к-рого первичная импотенция, — это взрослый мужчина, к-рый никогда не был способен получить или поддерживать эрекцию, достаточную для полового сношения.

Вторичная импотенция диагностируется в случае неспособности мужчины получить эрекцию, по меньшей мере, в 25% своих сексуальных контактов. Период времени, относительно к-рого рассчитывается этот процент, точно не определен. Диагноз преждевременной эякуляции ставится в том случае, когда мужчина был не способен поддерживать эрекцию достаточно долго для получения оргазма у партнерши, по меньшей мере, в 50% своих сексуальных контактов. Мастерс и Джонсон отмечают, что это определение, разумеется, не подходит к случаям, когда партнерша сама страдает аноргазмией. Э. С. Каплан утверждает, что значимой характеристикой, определяющей преждевременную эякуляцию, яв-ся не время ее наступления и не количество фрикций, а тот факт, что мужчина не способен осуществлять произвольный контроль эякуляции. Проблемы дефиниций м. б.

разрешены, если отказаться от понятия абсолютных или идеальных стандартов совершения полового акта и учитывать угрозы мотивации к сношению в качестве решающего фактора.

Вторичная импотенция и преждевременная эякуляция яв-ся наиболее распростр. дисфункциями у мужчин. Первичная импотенция и задержанная эякуляция встречаются относительно редко. Частота вторичной импотенции и задержанной эякуляции нарастает по мере старения мужчин. Во мн. случаях импотенция у лиц пожилого возраста связана просто с отсутствием партнерши.

Этиологическими факторами дисфункции у мужчин, в особенности импотенции, яв-ся самые различные заболевания и физ. повреждения. Считается, что один из каждых двух больных сахарным диабетом мужчин может стать импотентом. Постоянный прием лекарств, особенно гипотензивных средств, может тж привести к импотенции или задержанной эякуляции. Тем не менее среди экспертов в этой области издавна распространено представление о том, что 90—95% всех случаев С. д. у м. вызваны психол. и эмоциональными факторами. Согласно последним данным, этот процент относительно импотенции м. б. спорным, и органические и физ. факторы играют более важную роль в этиологии этого состояния, чем это принято было думать ранее. С. Шумахер и Ч. Ллойд сообщают о том, что у 72% из обследованных ими мужчин, страдающих импотенцией, были обнаружены серьезные органические заболевания, прежде всего сердечно-сосудистой и дыхательной систем.

Лечение вторичной импотенции и преждевременной эякуляции часто оказывается успешным в случаях, когда осн. этиология не связана с соматическими факторами. Первичная импотенция и задержанная эякуляция тж доступны лечению, но далеко не во всех случаях. Рез-ты лечения в случаях, когда этиология обусловлена соматическими факторами, различны в зависимости от ряда факторов.

Импотенция или задержанная эякуляция вследствие диабета или повреждения Ц. н. с. носят необратимый характер. Для таких больных разраб. различные протезы полового члена. Сообщается, что их использование при половом сношении удовлетворительно для партнерши больного, но не для него самого.

См. также Сексуальная дисфункция у женщин, Сексуальность человека, Секс-терапия, Сексуальные дисфункции Ю. Левитт Сексуальная дисфункция (sexual dysfunction) Термин «С. д.» в его клиническом использовании обозначает стойкие и частые нарушения объективного сексуального функционирования в сочетании с субъективным дистрессом.

Типы дисфункции Система классиф. специфических сексуальных дисфункций основана на локализации расстройства в цикле сексуальных реакций (возбуждение, плато, оргазм или разрешение), как это описано У. Мастерсом и В. Джонсон. Каплан описал фазу, предшествующую возбуждению — фазу желания. Часто делается различие между первичной дисфункцией (проблема всегда существовала) и вторичной (существующая проблема появилась недавно). «Руководство по диагностике и статистической классиф. психич. расстройств» дает дифференциально-диагностические критерии расстройств в трех осн. сферах С. д.: торможение сексуального желания, торможение сексуального возбуждения и проблемы, связанные с оргазмом.

Расстройства фазы желания. Сексуальное желание — аппетитивная фаза, предшествующая любой действительной сексуальной стимуляции, включает сексуальные фантазии и субъективное намерение включиться в сексуальную активность. Торможение сексуального желания, характеризующееся отсутствием интереса к сексу, не всегда отражается на сексуальном функционировании, но сопровождается дистрессом у индивидуума и может вызывать конфликты с партнером. Сексуальное отвращение — более тяжелая форма торможения сексуального желания, чем отсутствие интереса, — рассматривается в качестве фобии, при к-рой сексуальные стимулы вызывают омерзение, гнев, страх и др. эмоциональные реакции.

Расстройства фазы возбуждения. Сексуальное возбуждение включает субъективное сексуальное удовольствие и физиолог. изменения. Торможение сексуального возбуждения — расстройство, встречающееся у обоих полов, — включает неспособность получения или поддержания эрекции у мужчины или увлажнения влагалища у женщины. Специфическими проблемами, связанными с фазой возбуждения у женщин яв-ся диспареуния (болезненность интроитуса) вследствие отсутствия увлажнения влагалища и вагинизм — спастические сокращения внешней трети влагалища, препятствующие введению полового члена. Диспареуния фазы возбуждения встречается тж и у мужчин, проявляясь в болезненности при эрекции или фрикциях.

Расстройства фазы оргазма. Оргазм представляет собой внезапное прекращение набухания сосудов и мышечного напряжения, сопровождающееся субъективным чувством максимального сексуального наслаждения. Дисфункция оргазма представляет собой наиболее часто встречающуюся проблему у женщин. Сюда не могут быть отнесены женщины, испытывающие оргазм при мануальной или оральной стимуляции, а не при введении полового члена во влагалище. Преждевременная эякуляция, частое расстройство фазы оргазма у мужчин характеризуется наступлением эякуляции до того, как мужчина или оба партнера желают этого и при отсутствии произвольного контроля этого процесса. Менее частым нарушением фазы оргазма у мужчин яв-ся торможение эякуляции, при к-ром сексуальное желание и эрекция сохранны, но рефлекс эякуляции заторможен, несмотря на адекватный уровень стимуляции. Редко встречающейся проблемой фазы оргазма яв-ся болезненная эякуляция (диспареуния).

При обсуждении и диагностике сексуальных дисфункций следует подчеркнуть 3 момента. Во первых, торможение любого компонента цикла сексуальной реакции не может считаться дисфункцией, если индивидуум или оба партнера находятся в состоянии дистресса. Во-вторых, случайные проблемы сексуального функционирования яв-ся нормой и не означают наличия дисфункции. Наконец, хотя индивидуум или оба партнера могут отмечать различные специфические С. д., каждая фаза в цикле сексуальных реакций физиологически независима, наиболее красноречивым примером чего яв-ся тот факт, что эякуляция может иметь место и при отсутствии эрекции.

Причины дисфункции Каплан разделяет факторы, к-рые могут вызвать С. д., на непосредственные и отдаленные. К непосредственным относятся состояния, возникающие в ходе сексуального поведения;

изменение их может снять проблему. Сексотерапевты считают, что наиболее частой непосредственной причиной С. д.

яв-ся страх неудачи. С т. зр. теоретиков психоан. С. д. у взрослых связаны с детскими переживаниями, порождающими неосознаваемый конфликт — отдаленную причину.

Важным фактором, вызывающим С. д., м. б. отсутствие полового воспитания или существенной информ. о половой жизни. Неправильная осведомленность о том, что представляет собой нормальная половая функция и половое поведение, ведет к созданию сексуальных мифов и попыткам достижения нереалистических идеалов сексуальной активности.

Параметр отношений тж вносит свой вклад в сексуальные проблемы. К диадным причинам С. д.

относится недоверие к партнеру, страх быть отвергнутым, гнев на партнера в связи с нереализованными ожиданиями, диадная борьба за власть и актуальное физ. или эмоциональное отвращение к партнеру.

Дефекты общения пронизывают большинство случаев дисфункциональных сексуальных отношений на глобальном и специфически сексуальном уровнях. Учитывая роль диадных факторов в возникновении С. д., большинство сексотерапевтов работают с обоими партнерами, идентифицируя дисфункцию не как индивидуальную проблему, а как проблему отношений.

Индивидуальные психол. факторы тж оказывают влияние на формирование С. д. Базисные представления о половой жизни (приятность/неприятность, правильность/неправильность и цель), усвоенные в семейном окружении, сохраняются и во взрослом возрасте. Психотравмирующий или неприятный сексуальный опыт, приобретенный в любом возрасте, может вызвать негативные эмоции и реакции в более поздних сексуальных ситуациях. Психоаналитическая теория рассматривает интрапсихический элемент как наиболее этиологически значимый при С. д., подчеркивая неосознаваемый сексуальный конфликт, возникающий вследствие инфантильных инцестуозных желаний.

Наконец, органические факторы могут приводить к С. д., хотя они редко яв-ся единственной этиологией. С. д. на чисто органической основе м. б. усилена психол. факторами (унижение, фрустрация или страх). Органическими этиологическими факторами, вызывающими С. д., м. б. физ. усталость, возраст, наркотики, физ. инвалидность и заболевания. Мн. вещества (алкоголь, др. средства, стимулирующие или подавляющие деятельность Ц. н. с., снотворные, гипотензивные и антигистаминные средства, антидепрессанты и нейролептики) могут нарушить цикл сексуальных реакций в любом месте. С возрастом может меняться интенсивность и качество сексуальных реакций, может постепенно уменьшаться половая потребность. У мужчин может потребоваться больше времени для достижения эрекции, эякуляция может стать более слабой, увеличивается промежуток времени между оргазмами. У женщин может снижаться увлажнение влагалища и интенсивность оргазма. Однако возраст ни в каком отношении не делает чел. физически неспособным наслаждаться всеми аспектами сексуального функционирования. Физ. инвалидность может сделать необходимыми коренные изменения техники полового контакта, но не исключает всех возможностей получения сексуального удовлетворения.

Pages:     | 1 |   ...   | 47 | 48 || 50 | 51 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.