WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 47 ] --

См. также Потребность в аффилиации, Связь и привязанность, Родители-одиночки Т. С. Беннетт Разработка учебно-тренировочных систем (instructional systems development, ISD) P. у.-т. с. — это методический, систематический подход к проектированию, реализации и оценке программ обучения. Методология ISD представляет собой апробированный набор процедур, используемый в вооруженных силах США для разраб. программ подготовки военнослужащих.

Значение принципов и процедур методологии ISD выходит далеко за рамки их изначального военного предназначения.

В начале 1970-х гг. четырьмя военными ведомствами США был учрежден Межведомственный комитет по Р. у.-т. с. (1пterservice Committee for Instructional Systems Development), в задачу к-рого входил контроль за разраб. документации, регламентирующей совр. процедуры проектирования учебно тренировочных систем для подготовки военнослужащих. В 1975 г. Межведомственный комитет опубликовал «Межведомственные процедуры разработки учебно-тренировочных систем» (Interservice procedures for instructional systems development). Этот документ оказался примечательным в трех отношениях. Во-первых, в нем были объединены (из военных ведомств и избранных дисциплин) существующие на тот момент процедуры и методы систематической разраб. учебно-тренировочных программ. Во-вторых, методология ISD обеспечила военные ведомства единым подходом к Р. у.-т. с. В третьих, он обеспечил общую основу для сравнения требований, рез-тов и исслед. обучения военнослужащих. Различные военные ведомства адаптировали методологию ISD применительно к своим условиям обучения, и в настоящее время осн. процедуры данной методологии используются всеми военными ведомствами США.

ISD реализуется в виде пяти различных фаз, начинаясь с анализа требований к выполнению задач курсантами (стажерами) и заканчиваясь оценкой программы обучения. Ниже приводится краткое описание пяти процедурных фаз ISD.

Фаза I. Анализ. Осуществляется анализ требований работы и рабочего места к работнику в целях создания операционального описания рабочих заданий, условий труда и показателей приемлемого уровня исполнения.

Фаза II. Проектирование. Определяются специфические цели обучения и на их основе разраб.

учеб. план. Вслед за этим разраб. стратегия тестирования, позволяющая оценить достижение уч-ся целей обучения.

Фаза III: Разработка. Третья фаза посвящена разраб. конкретной программы обучения, включающей в себя планы занятий, программы учеб. курсов, обучающие системы и средства, тестовые материалы, а тж организационный план реализации данной программы обучения. Для каждой из целей обучения, определенных во второй фазе, разраб. специфические учеб. мероприятия и соотв. материалы, образующие в совокупности систему обеспечения обучения. Затем проводится полевое испытание, в ходе к-рого разработчики программы проверяют ее на выборке курсантов (стажеров). По итогам этой полевой проверки в программу обучения по необходимости вводятся те или иные коррективы, после этого она считается готовой к официальному внедрению.

Фаза IV: Внедрение. Решаются три осн. задачи. Во-первых, производится подготовка штата преподавателей к официальному внедрению данной программы обучения. Во-вторых, осуществляется внедрение программы на существующей популяции курсантов (т. е. реализуется начальный, полный цикл обучения). В-третьих, по итогам этого первого законченного цикла осуществляется оценка программы, дающая информ., необходимую для совершенствования последующих циклов обучения.

Фаза V: Оценка. Оценивается эффективность обучения. Сначала оценивается выполнение уч-ся самой программы обучения с целью определения степени усвоения ими новых навыков. Затем оценивается выполнение ими своей работы (т. с. перенос научения) с целью определения степени сохранения и реализации этих новых навыков в реальной обстановке. Оценочная фаза, т. о., обеспечивает контроль качества обучения и предоставляет информ. в отношении необходимости внесения тех или иных изменений в программу обучения перед ее повторной реализацией.

Методология ISD включает разнообразные процедуры и методы, предназначенные для реализации этих пяти фаз.

См. также Теория обучения Д. Фост Разрешение конфликта (conflict resolution) Конфликт указывает на предпочтения несовместимых действий в определенной ситуации. Он может существовать на уровне индивидуума, когда чел. колеблется между разными вариантами выбора, напр., поступить ли ему на юридич. факультет или пойти работать. Он тж возникает между отдельными людьми, когда две или неск. сторон соц. отношения отдают предпочтение несовместимым действиям.

Конфликт может возникнуть между группами, как в случае спора между наемными работниками и администрацией по вопросу оплаты труда, а тж между орг-циями и между государствами.

Несовместимые предпочтения одного чел. составляют внутриличностный конфликт, тогда как несовместимые предпочтения между соц. организмами, напр. людьми, наз. соц. конфликтами. Соц.

конфликт предполагает взаимозависимость сторон: никто не может достичь наиболее желаемого рез-та независимо от др. Процессы, имеющие место при Р. к., обычно рассматриваются как весьма сходные на всех уровнях соц. конфликта.

Большое количество психол. исслед. по разрешению внутриличностного конфликта посвящено тому, каким образом люди собирают информ. о возможных вариантах выбора и выстраивают приоритеты. Хотя разрешение соц. конфликта требует сходных процессов обработки информ., оно включает тж использование различных межличностных стратегий.

Дистрибутивный (распределительный) торг представляет собой усилия конфликтующих сторон, предпринимаемые с целью изменить предпочтения друг друга и достичь согласия. Такой торг может включать вербальный обмен, когда стороны пытаются достичь словесного соглашения относительно того, как поступят обе стороны, или же он может состоять из действий. Невербальный торг иллюстрируется поведением двух водителей, к-рые, подъезжая с двух сторон к узкому мосту, уверенно въезжают на мост, пытаясь тем самым припугнуть друг друга и получить право проехать первым. Торг, состоящий в вербальном обмене, часто наз. переговорами, к-рые в типичных случаях сводятся к обмену предложениями заключить сделку на определенных условиях или, что в данном случае одно и то же, предложениями но Р. к. Такие переговоры тж могут включать использование угроз и назначение наказаний.

Интегративное ведение переговоров относится к попыткам сторон конфликта создать новые варианты его разрешения, к-рых не было среди первоначальных вариантов, однако предлагающие сторонам больше выгод, чем любой из рассмотренных на начальном этапе вариантов.

Стратегии следования нормам требуют для Р. к. обращения к правилам или прецедентам. В нек рых случаях эти нормы — всего лишь прецеденты, имевшие место в отношениях конфликтующих сторон. В др. случаях нормы привносятся в конфликтную ситуацию из опыта др. отношений или из знания общественных норм.

Вмешательство третьей стороны как способ Р. к. м. б. избран спорящими сторонами в тех случаях, когда их самостоятельные усилия оказались неэффективными или когда на таком вмешательстве настаивает третья сторона либо ее представители, мотивируя свое вмешательство тем, что затяжной конфликт наносит ущерб интересам посторонних лиц.

Р. к. в установленные сроки может примирить спорщиков навсегда, если конфликтующие стороны считают найденное решение наилучшим из всех возможных, но иногда проблема снимается лишь временно, и тогда аналогичный конфликт может вспыхнуть между сторонами неск. позднее.

См. также Посредничество в конфликте, Дистрибутивная (распределительная) справедливость, Переговоры об освобождении заложников, Административно-трудовые отношения У. П. Смит Разыгрывание ролей (role playing) Хотя терминология в области ролевого анализа (ролевой теории) не стандартизирована, исполнение, или Р. р., чаще всего связывают с ее реализацией;

то, что люди говорят и делают постольку, поскольку такие слова и действия ожидаются и оцениваются др., квалифицируется как реализация роли, в отличие от процесса принятия роли, где индивидуум мысленно конструирует роль себя или др. с целью ориентации в выборе текущего поведения.

Морено и Зелени представили обзор по ролевой драме (психодрама, социодрама, аксиодрама), к рая была введена и разраб. Морено;

несмотря на то, что его осн. интересы были связаны с личностным ростом и развитием чел., им тж было много сделано в области оценки личности.

См. также Психодрама М. Блумбаум Ранкианская психология (rankian psychology) Заслуги Отто Ранка перед теорет. и практ. психологией и его влияние на их развитие признаны в знач. меньшей степени, чем заслуги и влияние Фрейда, Юнга и даже Адлера. Эта недооценка представляется естественным следствием индивидуального стиля, присущего работам Ранка, и отсутствия в них к.-л. доктринерства.

Прямое влияние. В 1930-х гг. Ранк постоянно преподавал в Пенсильванской школе соц. работы, где он еще проводил анализ работы неск. своих коллег, а тж читал лекции в двух аналогичных школах Нью-Йорка.

К. Роджерс в начале своей терапевтической работы находился под влиянием Ранка. Его последующие теорет. и практ. инновации, особенно его ставка на сокращенную терапию и его ориентация на рост и самоактуализацию, гармонировали с духом работ Ранка и могут рассматриваться как творческое развитие исходных идей последнего.

Э. Бекер предложил явно Р. п. болезней челов. об-ва. В отличие от Фрейда, к-рый связывал страдания людей прежде всего с подавлением сексуальных инстинктов как непременным предварительным условием культуры, Бекер объяснял их ненасыщаемой потребностью в символах бессмертия, возникающей из присущего всем людям страха смерти.

Предвидения. Часто отмечалось, что теория личности и терапия Ранка имеют заметное сходство с психоаналитической теорией и практикой лечения нарциссических нарушений. Проницательность Ранка и большой собственный опыт «общения с этой проблемой» позволили ему предвидеть — и в известной мере приблизить — значительное расширение и усовершенствование психоаналитической теории.

Представления Ранка о самоактуализации как о главной цели жизни типичного индивидуума помогли ему избежать разных подходов к оценке мужчин и женщин. Его собственные работы лишены того мужского шовинизма, к-рым отмечены труды Фрейда.

Принятие Ранком иррациональности и его уважение к ней, а тж его стремление ориентировать терапию больше на практ. опыт, нежели на теорию, свидетельствуют о большом сходстве его идей с осн. идеями трансперсональной психологии. Можно лишь повторить, что и это сходство, скорее всего, яв-ся примером научного предвидения, нежели непосредственного ист. влияния.

И. Л. Чайлд Раннее развитие (precocious development) Под Р. р. понимается достижение уровня созревания раньше ожидаемого срока. Р. р. м. б. общим или специфическим в своих проявлениях. Специфическое Р. р. встречается значительно чаще, и оно, как правило, не несет с собой к.-л. неблагоприятных для дальнейшего развития ребенка условий.

Однако Р. р. как симптом биолог. преждевременности часто оказывается патологическим, поскольку биолог. паттерны строго регулируются набором генов.

Встречающиеся в литературе сообщения о Р. р. когнитивных функций имеют многовековую историю. Тем не менее, крайне трудно понять, яв-ся ли такое опережение рез-том действия биолог.

факторов или пед. таланта родителей.

См. также Развитие в раннем детстве, Наследственные болезни Р. Лёрк Ранние воспоминания (early recollections) Определение. Р. в. представляют собой память о специфических инцидентах детского возраста.

Эти воспоминания выделяются на фоне общей памяти как случаи, к-рые индивидуум может визуализировать «духовным взором» таким образом, что отдельные детали, включая оттенки настроения, могут вспомниться, как наяву. Обычно Р. в. имеют большое значение, поскольку имеют отношение к развитию базисных аттитюдов и воззрений индивидуума.

Фрейд придавал Р. в. большее значение, чем всей памяти в целом. Он полагал, что поскольку Р.

в. часто имеют тривиальное содержание, они должны служить цели сокрытия более травматичного материала, относящегося в инфантильному сексуальному развитию. Такая «экранирующая память» должна анализироваться так же, как сновидения, с целью выявления вытесненного травматичного материала и работы с ним.

Альфред Адлер также считал Р. в. крайне важными. Он соглашался с Фрейдом в том, что неважно, соответствуют ли они реальным фактам или нет. Однако, Адлер фокусировался на анализе тем или сюжетов, представленных в манифестном содержании. Он рассматривал память скорее как конструкцию, чем репродукцию. По его мнению, воспоминания сконструированы для поддержания существующих аттитюдов и предубеждений. Р. в. представляются наиболее значимыми воспоминаниями, поскольку они имеют тесное отношение к созданию индивидуальной системы координат для орг-ции, интерпретации и действий относительно окружающей среды. Адлер говорил, что Р. в. отражают перцептивную систему, в рамках которой индивидуум интерпретирует свой текущий опыт существования.

Клиническое использование. При сборе Р. в. для интерпретации обычной процедурой яв-ся получение не менее 3—6 отдельных воспоминаний с целью выявления общей тематики. Пациентов просят сообщить о самом раннем эпизоде, к-рый они могут припомнить из своего детства. Как истинные Р. в. расцениваются лишь те воспоминания, к-рые образуют индивидуальный эпизод. Важно получить сведения об эмоциональном отношении субъекта к Р. в., потому что оно характеризует отношение к воспоминаемому эпизоду.

Интерпретация Р. в. требует практ. подготовки и опыта, как и при использовании любой проективной методики. Это обычно происходит в тесном сотрудничестве с пациентом, к-рый подтверждает, отрицает или изменяет выдвигаемые гипотезы. Каждое Р. в. изучается во всей целостности характерных когнитивных и поведенческих паттернов;

проводится поиск широких тем, объединяющих все Р. в. и отражающих общий модус функционирования индивидуума.

Исследования. Исслед. не подтвердили гипотезу Фрейда о том, что Р. в. служат экраном, заслоняющим травматический материал. Есть, однако, многообещающая поддержка взгляда Адлера на то, что Р. в., как конструкции, отражают систему координат индивидуума. Т. о., Р. в. имеют определенный потенциал как инструмент анализа личности.

Обнаружена разница между темами Р. в. больных неврозами и психозами. Однако нет убедительных подтверждений того, что психологам удастся воспроизводимо и точно предсказывать принадлежность индивидуума к той или иной диагностической категории, пользуясь лишь Р. в. Есть данные о том, что при помощи Р. в. можно собрать материал, сходный с получаемым при использовании некоторых проективных методик, но за более короткое время. Обученные интерпретации Р. в. психологи смогли распознать гомосексуальность и предсказать выбор профессии и профессиональные предпочтения. Они также установили такие корреляты личности, как степень активности и интерес к окружающим, тревога и локус контроля. Однако, как предостерегает Джейн Тейлор, исследования воспоминаний находятся еще в ранней стадии и многое еще предстоит сделать, чтобы оправдать оптимистические надежды, подаваемые клиническим знакомством с Р. в.

Направления. Р. в. использовались в течение многих лет как проективная методика в психотерапии;

Рут Манрой называет их первой из проективных методик. Лишь недавно, однако, признана их ценность за пределами относительно ограниченной группы психотерапевтов, большинство из к-рых — последователи Альфреда Адлера. Такое расширение интереса повлекло за собой разработку новых методик и вариантов применения Р. в. В ближайшие годы ожидаются результаты последующего исслед. и дальнейшее развитие стандартизованных процедур интерпретации.

См. также Оценка личности, Проективные методики Р. Б. Армстронг Расовые различия (racial differences) Классиф., начиная с линнеевской, проводили различия между «расами», если можно было с высокой точностью определить отличия членов групп друг от друга. Надежное установление различий требует, чтобы одни расы отличались от других определенной частотой аллелей нек-рых генов, влияющих на доступные наблюдению признаки. Этот критерий может быть принят в отношении большинства подгрупп человечества как биолог. вида. Наиболее широко используемая классиф. рас подразделяет их на европеоидную, монголоидную и негроидную расы. Др., более тонкие дифференциации человечества как вида, включают 9 рас Гарна и 7 основных рас Левонтина.

Все люди, независимо от расовой принадлежности, имеют общую историю эволюции.

Представляется в высшей степени маловероятным, чтобы фактор отбора существенно варьировал от группы к группе. Все люди сталкивались с одними и теми же общими проблемами на протяжении почти всей своей истории эволюции. Ок. 6% генетических расхождений у людей как вида объясняются расовой принадлежностью, 8% — различиями между популяциями внутри расовых групп и свыше 85% — различиями между индивидами одних и тех же популяций внутри расовых групп.

В зап. мире разделение на расы часто основывается на цвете кожи. Однако еще Чарльз Дарвин обоснованно заметил, что «цвет обычно оценивается натуралистом-систематиком как несущественный признак». Значительно более важными являются др. различия, такие как морфология, физиол. и поведение.

Физ. различия могут быть результатом естественного отбора, в основном вследствие адаптивной эволюции. Напр., большинство групп, населяющих высокие арктические широты, отличаются коренастым торсом и короткими конечностями. Такой тип тела приводит к увеличению отношения его массы к общей площади его поверхности и, следовательно, к снижению потерь тепловой энергии при поддержании температуры тела. Высокие же, худые, длинноногие представители племен Судана, поддерживающие ту же самую температуру тела, что и эскимосы, но обитающие в чрезвычайно жарких и влажных климатических условиях, развили телосложение, к-рое предполагает макс. отношение общей площади поверхности тела к его массе. Такой тип тела наилучшим образом отвечает целям рассеивания тепла, к-рое в противном случае привело бы к повышению температуры тела выше нормы.

Др. физ. различия между группами могут возникать вследствие неадаптивных, нейтральных с т.

зр. эволюции изменений в разных группах. На протяжении большей части своей истории люди жили небольшими родовыми популяциями (димами), в к-рых случайная изменчивость генофонда, обеспечиваемая основателями данного дима, становилась закрепленными признаками их потомства.

Мутации, возникавшие внутри дима, если оказывались приспособительными, распространялись сначала в пределах данного дима, затем в соседних димах, но, вероятно, не достигали пространственно отдаленных групп.

Если рассматривать Р. р. с т. зр. физиол. (метаболизма), хорошим примером того, как может объясняться генетическое влияние на различия между расами, будет серповидноклеточная анемия (СКА). СКА характерна для черного населения Зап. Африки. Поскольку предки чернокожих американцев проживали в Зап. Африке, этому заболеванию подвержено тж черное население Америки.

Страдающие им люди живут меньше. Почему вероятность заболевания СКА столь высока лишь для определенных групп? Аллисон обнаружил, что гетерозиготные по гену гемоглобина S (один ген из этой пары вызывает серповидность эритроцитов, а другой нет) люди оказываются довольно устойчивыми к малярии. Люди с двумя «нормальными» генами (т. е. генами гемоглобина А) подвергаются существенно более высокому риску малярии, люди с двумя генами «серповидноклеточности» страдают анемией, а с гетерозиготными генами подвергаются гораздо меньшему риску того и др. заболевания. Этот «сбалансированный полиморфизм» сформировался независимо — предположительно в результате отбора случайных мутаций — у ряда различных расовых/этнических групп в зараженных малярией регионах. Разнообразные типы анемии, возникающей вследствие серповидноклеточности, не являются генетически тождественными у различных расовых/этнических групп, однако все они имеют ту же самую основу — преимущество гетерозиготности.

Поскольку мы еще не располагаем всеми фактами, такие сведения являются как бы предостерегающим сигналом: несмотря на то, что Р. р. могут существовать, причины этих различий требуют всестороннего и тщательного исслед. Предполагаемые генетические различия могут оказаться по своему происхождению преим. — или исключительно — обусловленными средовыми факторами.

Давно известно, что черные американцы получают более низкие показатели по тестам интеллекта (IQ), чем белые американцы. Вместе с тем неоднократно сообщалось, что лица азиатского происхождения показывают более высокие результаты по тестам интеллекта, чем белые, на к-рых эти тесты б. ч. были стандартизованы. Вопрос, по крайней мере в отношении различий между черными и белыми, заключается не в том, существуют ли различия в их тестовых показателях, а в том, каковы могут быть причины этих различий.

Полемика в отношении IQ вновь обострилась после нек-рого периода затишья в результате публикации статьи Артура Дженсена. Хотя Дженсен точно изложил в своей статье доступные ему данные в отношении внутригрупповой наследуемости, более поздние исслед. обнаружили, что внутригрупповые различия в гораздо меньшей мере подвержены генетическому контролю, чем считал Дженсен. В дополнение к этому, Хирш и др. показали, что даже если внутригрупповые различия имеют генетическую основу, эти различия в действительности не являются релевантными при оценке степени генетического влияния на различия между группами.

Де Фриз и др. опубликовали статью, о к-рой особенно уместно вспомнить в этом контексте, так как в ней показывается, что различия между поколениями одних и тех же этнических групп оказываются близкими к величине приводимого различия между черными и белыми американцами.

Различия между поколениями и половые различия хорошо согласуются с изменениями в статусе (напр., образованием родителей, профессией), к-рые происходили от поколения к поколению, — сильный аргумент в пользу существенного влияния среды на выполнение когнитивных тестов.

Характеристики личности труднее измерить, чем уровень интеллекта. Результаты личностных тестов, оценивающих актуальные характеристики, являются потенциально нечеткими, вследствие изменений настроения, эмоций и поведения. Р. р. в личностных чертах (напр., агрессивности, заботливости) могут существовать. Обычно считается, что эти различия связаны исключительно с влияниями среды. Однако, по-видимому, это чрезмерно упрощенный взгляд на вещи. Фридман и Фридман представили данные, доказывающие существование генетически обусловленных Р. р. в чертах личности. Др. данные свидетельствуют о присутствии генетического компонента изменчивости личностных черт внутри изучаемых расовых/этнических групп. Групповые различия могут существовать, хотя скорее на субгрупповом, чем на расовом уровне.

Исходная посылка совр. исследований в области Р. р. состоит в том, что Р. р. действительно существуют и могут иметь генетическую основу. Однако, различия между расами оказываются меньшими, чем различия между их подгруппами, а различия между расами, равно как и между их подгруппами (обусловлены ли они генетическими факторами, факторами среды или их взаимодействиями либо взаимосвязями) являются, в свою очередь, незначительными в сравнении с различиями между входящими в них индивидами.

См. также Кросс-культурная психология, Наследуемость, Национальный характер С. Юэнь Распределение упражнений (distribution of practice) Одно из наиболее обоснованных общих утверждений, к-рое можно высказать в отношении научения у людей, состоит в том, что некоторые формы Р. у. имеют превосходство над концентрированным или непрерывным их выполнением во время тренировки. В этом обобщении под распределением упражнений понимается ситуация, когда субъект между попытками дает себе отдых, тогда как концентрация упражнений подразумевает, что отдых им используется редко или не используется вообще. Эксперименты свидетельствуют о том, что длительность такого отдыха между попытками выполнить упражнение оказывается важным фактором, определяющим уровень навыка, достигаемый в конечном итоге при выполнении моторной задачи. Одним из наиболее известных исслед.

этой переменной является ранний эксперимент М. Кинцля, к-рый использовал задание на печатание алфавита. Испытуемый должен был напечатать алфавит от начала до конца в прямом и обратном порядке. Кинцль предлагал своим испытуемым последовательности из 1-минутных попыток, разделенных периодами от 3 с до 7 дней, и получил результаты, показанные на рис. 1. Очевидно, что рост продолжительности отдыха между попытками имеет положительный эффект по крайней мере до интервала в 90 с. Небольшое снижение, возникающее при очень длительных периодах отдыха, вероятно, является следствием забывания.

Рис. 1. Исполнение как функция распределения упражнений в задаче моторного научения См. также Кривые научения Г. А. Кимбл Распределительная справедливость (distributive justice) Р. п., или дистрибутивная справедливость, составляет один из аспектов соц. справедливости. Она относится к тому, в какой мере доля благ, получаемая членами соц. группы, отвечает соц. и индивидуальным нормам справедливости (напр., в сфере бизнеса — это доля от прибылей фирмы, к рую получает каждый ее работник). Она также может относиться к справедливости доли (lot) отдельного чел., без специального соотнесения с распределением благ среди других — напр., расценивается ли заработная плата к.-л. работника как справедливая. Р. с. в этом последнем смысле иногда называют абсолютной справедливостью (absolute justice). Нормы Р. с. яв-ся всеобщими в том смысле, что они могут быть в принципе применены в любой ситуации, вовлекающей любых участников и любые типы благ.

В ранних теорет. работах по соц. психологии Р. с. была определена единая общая норма, получившая название нормы справедливости (equity norm). Джордж К. Хоманс, к-рый ввел понятие справедливости в соц. психологию, рассматривал ее как разновидность соц. реципрокности (social reciprocity). Он предполагал, что нормы Р. с. предписывают, чтобы доля желаемых индивидуумом благ была пропорциональна его вкладам в те общественные отношения, к-рые опосредуют эти блага;

т. о., заработки работника должны быть пропорциональны его усилиям, умениям и др. характеристикам (напр., возрасту, трудовому стажу, этническому происхождению), ценимым в данном об-ве. Хоманс рассматривал норму Р. с. как интернализуемую (в ее общей форме) большинством членов об-ва и как обладающую самостоятельной ценностью. Частью вознаграждения, предлагаемого в ходе соц. обмена, яв-ся сама справедливость, которую он воплощает. Поэтому, согласно Хомансу, люди активно стремятся создавать и поддерживать справедливость в своих общественных отношениях. Хоманс также предполагал, что люди реагируют на недостаток справедливости — несправедливость — эмоциональным образом, приходя в возмущение или ярость, если они оказываются поставленными партнером в невыгодное положение, и, напротив, испытывая чувство вины, если они оказываются несправедливо наделены какими-либо преимуществами.

Идеи Хоманса были широко восприняты в соц. психологии и остаются таковыми до настоящего времени, хотя понятие Р. с. потребовало некоторых уточнений. В частности, ряд авторов указали на то, что если критерием справедливости яв-ся воспринимаемая честность распределения, то, в дополнение к справедливости, здесь будут действовать также два др. общих правила распределения, предполагающие равное распределение и распределение в соответствии с потребностью. Данные многочисленных эксперим. лабораторных исслед. указывают на то, что в группах часто совершаются как равные, так и справедливые распределения благ, при этом и те, и другие рассматриваются как честные при определенных обстоятельствах. В целом, маленькие дети (в возрасте до 8 лет) и люди с продолжительным опытом личных взаимоотношений используют нормы равенства чаще, чем старшие дети (особенно в возрасте после 11 лет) и взрослые в ситуации непродолжительных личных взаимоотношений или формальных взаимоотношений в условиях орг-ции, к-рые чаще используют правила справедливости. Условия действия правила распределения в соответствии с потребностью не были определены столь же четко, как в отношении этих двух правил.

Дж. Стейси Адамс развил базовую концепцию справедливости как Р. с. на основе теории когнитивной согласованности (cognitive consistency theory), разработанной Леоном Фестингером. Адаме предположил, что восприятие несправедливости приводит к возникновению у субъекта неприятного состояния психол. напряжения (или диссонанса), что побуждает его предпринимать усилия по его снижению. Адамс предположил, что эти усилия могут выражаться в форме изменения распределения либо благ, либо собственных вкладов. Напр., если работник считает, что оплата его труда ниже той, на к-рую он мог бы рассчитывать со своим уровнем квалификации, он может снизить свои усилия или сократить время, затрачиваемое на данный вид работы, а если работник полагает, что оплата его труда явно превышает уровень его квалификации, он может увеличить собственную производительность. Оба этих эффекта были продемонстрированы в лабораторных экспериментах. В дополнение, Адамс указывал на то, что субъект может подвергать когнитивному искажению собственные вклады или долю благ в процессе попыток снизить состояние напряжения от воспринимаемой несправедливости, если его попытки манипулировать этими факторами оказываются затруднительными или даже невозможными.

Напр., работник полагающий что ему недоплатили, может прийти к убеждению что его вклады или уровень квалификации в действительности оказались не столь высокими, как он себе это представлял. В течение первого десятилетия большинство исслед. в рамках этой концепции справедливости проводилось, гл. обр., с использованием формальных заданий или в условиях орг-ции, где вклады и блага (обычно выражавшиеся в денежной форме) было легко идентифицировать и подвергнуть количественному измерению.

Элайн Хатфилд Уолстер, Элен Бершайд и Уильям Уолстер расширили рамки концепции справедливости, чтобы охватить близкие и неформальные отношения. Созданная ими теории подчеркивала роль чисто когнитивных операций в попытках восстановить справедливость и факторы, влияющие на выбор человеком объективных или когнитивных («психологических») стратегий. Напр., феномен обвинения жертвы прямо подпадает под рубрику данной концепции справедливости;

там, где компенсация оказывается трудной или невозможной, субъект может начать рассматривать участь жертвы как заслуженную и, следовательно, справедливую.

См. также Теория справедливости, Теория обмена, Социальное влияние У. П. Смит Рассеянный склероз (multiple sclerosis) Р. с. является хроническим и прогрессирующим дегенеративным неврологическим заболеванием, поражающим миелиновые оболочки нервов и проводящих путей ЦНС. Течение болезни характеризуется обострениями и ослаблениями с тенденцией к возрастанию тяжести и увеличению длительности каждого обострения по мере прогрессирования процесса, оставляя возможности для симптоматической терапии.

Этиология Р. с. неизвестна. Пик заболеваемости приходится на возраст 20—40 лет, у 20% пациентов первые симптомы появляются в возрасте 40—50 лет. Р. с. не заразен и не передается наследственным путем.

Симптоматика Р. с. весьма разнообразна и часто слабо выражена;

симптомы появляются изолированно или в разных комбинациях.

Течение обычно соответствует одному из следующих типов с возможными переходами от одного к другому: а) благоприятное течение с легкими рецидивирующими приступами и длительными ремиссиями, свободными от симптомов;

б) чередование обострений и ремиссий с периодами остро возникающих симптомов, за к-рыми следуют частичные или полные ремиссии или состояния стабильной инвалидности;

в) медленно прогрессирующее течение без четких обострений и ремиссий и с медленным, но постоянным угасанием функций, г) быстро прогрессирующее течение с непрерывным ухудшением функций в течение нескольких месяцев или лет и высокой чувствительностью к инвалидизирующим или угрожающим жизни осложнениям.

Диагноз ставится прежде всего по данным неврологического обследования и истории болезни пациента.

Лечение симптоматическое и поддерживающее. Лечебные подходы, имеющие целью изменить течение болезни, носят эксперим. характер и дают противоречивые результаты. Лекарства, используемые для снижения интенсивности симптомов и профилактики осложнений, — это препараты, устраняющие судорожные проявления и урологические дисфункции;

при обострениях применяются стероидные гормоны. Физиотерапевтические программы ориентированы на то, чтобы как можно больше отсрочить наступление финальной фазы, когда больной оказывается прикованным к постели.

Хотя утраченная мышечная сила не может быть возвращена, физ. упражнения могут быть использованы для предотвращения ослабления неиспользуемых мышц.

См. также Нервно-мышечные расстройства, Нейропсихология Р. Т. Джубилато Расстройства аппетита (appetite disorders) К Р. а., характеризующимся грубыми нарушениями пищевого поведения, относятся нервная анорексия и булимия. Главным отличительным признаком нервной анорексии яв-ся снижение общего количества потребляемой пищи с последующей, опасной для жизни, потерей веса. Первоначально аноректики ограничивают себя в еде из страха перед ожирением, но на поздних стадиях заболевания у них полностью пропадает аппетит. Клинические симптомы включают: сильную боязнь прибавить в весе, поглощенность мыслями о еде, аменорею у лиц женского пола, искаженный образ собственного тела и неестественные пищевые склонности. Нервной анорексией обычно заболевают в возрасте от до 30 лет;

чаще она встречается у женщин. Было проведено недостаточно исследований для выявления факторов, способствующих развитию нервной анорексии.

Для булимии характерны периодические случаи переедания. Термин «булимия» (греч. bulimia:

от bus — бык и limos — голод) означает буквально «бычий аппетит»;

во время такого «приступа обжорства» люди быстро съедают чрезмерное количество высококалорийной пищи. Булимики озабочены своим весом и неоднократно пытаются регулировать его диетой, искусственной рвотой или слабительными. Они сознают ненормальность своего пищевого поведения и нередко испытывают угрызения совести и впадают в депрессию после очередного переедания. Хотя у некоторых лиц с аноректическим симптомокомплексом отмечаются случаи переедания, булимия не считается формой нервной анорексии. Начало этого заболевания, к-рое также чаще встречается у лиц женского пола, приходится обычно на подростковый и юношеский периоды. Предрасполагающие к развитию булимии факторы неизвестны.

См. также Ожирение, Контроль веса Т.-И. Мун Расстройства личности (personality disorders) Предпринимались многочисленные попытки уточнения определяющих критериев для разграничения нормальной личности и ее расстройств. Центральным в понимании этих различий яв-ся признание того, что норма и патология — по меньшей мере в том, что касается личности, — весьма относительные понятия, произвольные точки континуума или градиента.

Некоторые несимптоматологические признаки отличают Р. л. от др. клинических синдромов.

Наиболее важными яв-ся широта (pervasiveness) и длительность их клинических симптомов.

Характерные черты, по к-рым выделяются типы Р. л., чрезвычайно стойки;

они часто отмечаются с детского или подросткового возраста и сохраняются в качестве определяющих черт на продолжении всей жизни индивидуума. Кроме этого, они проявляются в широком круге жизненно значимых ситуаций — в соц., профессиональном и семейном контекстах. Именно эта стойкость и повсеместность, а вовсе не специфичность паттернов поведения, служат главными критериями отличия Р. л. от др.

клинических состояний.

В DSM-IV перечислены одиннадцать Р. л.:

1. Зависимая личность. Этот пассивный паттерн отношений с окружающими характеризуется беспомощностью и тенденцией цепляться за других, подчинением и отсутствием инициативы, поиском привязанности, при к-рой можно полностью положиться на лидерство других в обеспечении эмоциональной поддержки и чувства безопасности.

2. Гистрионическая личность. Этот тип характеризуется лабильностью аффекта, капризным и демонстративным поведением, активным выпрашиванием внимания со стороны окружающих и манипулированием с целью получения его, ненасыщаемым и неразборчивым поиском одобрения и стимуляции.

3. Нарциссическая личность. Этот паттерн характеризуется эгоцентрической самоуверенностью и претензией на превосходство, тенденцией снисходительно эксплуатировать других для извлечения собственной пользы, инфантильными фантазиями и безразличным игнорированием прав др. людей.

4. Антисоциальная личность. Этот индивидуум недоверчиво относится к окружающим, ищет автономности и возмездия за то, что считает прошлыми несправедливостями, демонстрирует раздражительность, импульсивность и агрессивность и, нередко, социально безответственное поведение.

5. Компульсивная личность. Более всего характеризуется неспособностью к выражению эмоций и ригидной конформностью к авторитетам и правилам поведения;

эти индивидуумы выглядят безрадостными, ценят самодисциплину, отличаются перфекционизмом и чрезмерной педантичностью.

6. Пассивно-агрессивная личность. Характеризуется проявляющимся во всем, вплоть до мелочей, хотя и пассивным, сопротивлением ожиданиям, предъявляемым окружающими;

эти индивидуумы высказывают амбивалентные мнения по большинству вопросов, почтительность и конформность внезапно сменяются у них упрямым негативизмом и, в следующий момент, чувством вины и раскаяния.

7. Шизоидная личность. Для этого типа характерна соц. пассивность, минимальная потребность в эмоциях и любви, общее безразличие и апатия, выраженное отсутствие как способности к поддержанию теплых и эмпатических межличностных отношений, так и интереса к ним.

8. Избегающая личность. Для этого типа характерна соц. обособленность, генерализованная соц.

тревожность и недоверчивость в межличностных отношениях, отчужденное отношение к собственной личности, низкая оценка себя и, несмотря на стремление к получению признания и любви, распространяющаяся на все сферы жизни сверхчувствительность к возможным оскорблениям и унижениям.

9. Пограничная личность. Как чрезмерно выраженный или дисфункциональный паттерн, это расстройство характеризуется выраженными эндогенными настроениями, амбивалентностью или недостаточной ясностью личной идентичности (self-identity), отсутствием значимых межличностных отношений и повторяющимися эпизодами одновременно испытываемых к окружающим чувств гнева, любви и вины.

10. Параноидная личность. Для этого типа характерно постоянное недоверие к окружающим, «колючесть» по отношению к предполагаемой критике, всепроникающая и, обычно, неоправданная подозрительность и ожидание обмана, провоцирующее поведение и цепкое, упорное отстаивание личной автономии.

11. Шизотипичная личность. Этот плохо интегрированный и дисфункциональный тип характеризуется многообразием поведенческих странностей и массой неуместных отступлений в мышлении и коммуникации;

эти индивидуумы часто выглядят погруженными в себя и демонстрируют или постоянную тревожную настороженность, или полное уплощение аффекта.

См. также Антисоциальная личность, Избегающая личность, Пограничная личность, Компульсивная личность, Зависимая личность, Гистрионическая личности, Нарциссическая личность, Параноидная личность, Пассивно-агрессивная личность, Шизоидная личность, Шизотипичная личность Т. Миллон Расстройства памяти (memory disorders) Считается, что полученная информ. и пережитые события более или менее постоянно фиксируются в памяти. Для понимания памяти может оказаться полезной аналогия с процессом обработки информ. Информ. поступает по каналам чувственного восприятия, перерабатывается, хранится, вызывается и используется. Применяемые при этом операции имеют функции адекватного кодирования информ., связывания относящихся друг к другу событий, ранжирования по важности и селекции информ. во избежание путаницы.

Очевидно, что эффективный поиск и извлечение информ. яв-ся целью любой системы памяти, но достижение этого — не всегда легкое дело. Эта операция может быть затруднена отсутствием информ.

Когда поступает слишком много информ., емкость памяти может оказаться перегруженной и информ.

теряется. Когда проходит слишком много времени между моментами извлечения информ., старые воспоминания блекнут. Операцию извлечения может также затруднять недоступность информ.

Неадекватное присвоение приоритетности информ. может привести к невозможности извлечения наиболее важной информ.;

ослабление внимания и высокое сходство кодировок, используемых для обозначения разных содержаний, может вызвать спутанность и интерференцию извлекаемых из памяти сведений.

Потеря памяти в результате отсутствия и/или недоступности информ. проявляется в наиболее частой, непатологической форме расстройств памяти: забывании.

Забывание вследствие утраты накопленной информ. может произойти в результате слишком редкого обращения к ней или изменения приоритетов (когда недавно полученная информ. становится более важной по сравнению с полученной прежде, что делает невозможным извлечение более ранней информ.). Обычной причиной забывания яв-ся спутанность или интерференция акустически или семантически сходной информ.

Амнезия, или потеря памяти, может быть антероградной или ретроградной;

она вызывается эмоциональной или церебральной травмой и злоупотреблением алкоголем или барбитуратами. Амнезия может быть: а) локализованной, когда теряется возможность воспоминания непосредственно эпизода травмы;

б) избирательной, когда оказывается невозможным вспомнить какие-то определенные события, напр., смерть близких, автокатастрофу или пережитое во время войны;

в) генерализованной, проявляющейся неспособностью вспомнить жизненные события до момента травмы (включая его);

г) сплошной, при к-рой недоступными оказываются воспоминания событий, начиная с периода травмы до настоящего времени. Генерализованный и сплошной типы встречаются гораздо реже, чем локализованный и селективный.

Нарушения памяти старческого периода характеризуются ясными воспоминаниями событий далекого прошлого, неадекватно всплывающими в настоящий момент. Вызываемая при этом информ.

часто выглядит для окружающих тривиальной, но имеет эмоциональную и ситуационную важность для индивидуума.

Расстройства памяти могут также проявляться в виде конфабуляций — рассказывания историй, заполняющих выпадения памяти, вызванные злоупотреблением алкоголем или другими психоактивными веществами. Злоупотребление психоактивными веществами нарушает процессы кодирования и хранения информ., что приводит как к потере информ., так и к потере доступа к ней на периоды, к-рые могут превышать 48 часов. Аналогичные выпадения памяти наблюдаются при судорожных эпилептических приступах и эпизодах кататонического ступора при шизофрении.

Специфические мнестические расстройства наблюдаются при задержке умственного развития.

При этом, несмотря на повторные двигательные и элементарные интеллектуальные усилия по запоминанию, память оказывается лишь кратковременной, редко сохраняясь свыше последних 24 часов.

Другие специфические случаи расстройств памяти проявляются при афазиях. В этом случае ранее автоматизированные и часто использовавшиеся навыки чтения, речи, письма и распознавания образов утрачиваются вследствие неврологических нарушений, вызванных органическим поражением мозга, инсультом и т. д. В некоторых случаях ранее компетентный индивидуум становится алексичным и теряет способность читать. В др. случаях лица, обладавшие тонкими навыками моторики, обнаруживают апраксию, теряя способность к выполнению сложных движений;

в ряде др. случаев люди, обладавшие прежде высокой соц. компетенцией, обнаруживают прозопагнозию, теряя способность узнавать знакомые лица.

См. также Внимание, Устойчивость внимания, Забывание, Память Д. Ф. Фишер Расстройства пищевого поведения (eating disorders) В литературе описано несколько типов Р. п. п. и поведения, непосредственно следующего за едой. Наиболее широко распространенное — ожирение — обсуждается в другой статье.

Пика представляет собой поедание веществ, лишенных питательной ценности, наблюдаемое с начала раннего возраста (у детей старше 18 месяцев). Хотя это расстройство, безусловно, чаще всего встречается в детстве, статистические данные о его распространенности являются ненадежными, будучи основаны гл. обр. на больных, попавших в сферу мед. наблюдения.

Руминация (жевание жвачки) представляет собой жевание и проглатывание пищи, к-рая предварительно уже была подвергнута глотанию и отрыгиванию. Это состояние встречается редко, большей частью в младенческом возрасте и в равной пропорции у больных обоего пола. В литературе можно найти отдельные сообщения об успешном лечении таких больных, хотя убедительные статистические данные о результативности отсутствуют.

Нервная анорексия. Для нервной анорексии характерен отказ поддерживать минимально нормальный вес в соотношении к росту, сильный страх ожирения и искаженный Я-образ (нереалистически завышенное представление о собственной полноте). У женщин симптомы часто включают аменорею (отсутствие менструаций). Расстройством в основном страдают женщины — 94— 95% заболевших. Начало обыкновенно приходится на второе или третье десятилетие жизни. Не считающаяся уже редким заболеванием, нервная анорексия более распространена среди представителей средне и высоко обеспеченных слоев населения. Теории этиологии расстройства варьируют от чисто психол. до чисто биолог.;

ни одна из них пока не получила всеобщего признания.

Начало расстройства обычно является внезапным и может совпадать с к.-л. значимым изменением в жизни, напр., с началом менструального цикла или переездом со сменой школы.

Ключевой характеристикой расстройства является строгое ограничение приема пищи, часто сопровождающееся причудливым стилем пищевого поведения — еда исключительно в одиночку, резкое сокращение ассортимента потребляемых пищевых продуктов, тайное выбрасывание пищи, тайное накопление небольших количеств пищи для последующего употребления и компульсивное расположение пищи на тарелке. Отмечается навязчивая фиксация на точном количестве потребляемой еды и ее калорийности. Потребление жидкости также часто ограничивается. Обычно злоупотребление диуретиками и слабительными, а также произвольное вызывание рвоты. Здесь могут наблюдаться эпизоды перееданий, когда рвота вызывается больной после поглощения большого количества пищи за короткий период. Наличие голода обычно отрицается, хотя интенсивная фиксированность на питании (собирание кулинарных рецептов, приготовление пищи для других) указывает на то, что это не соответствует действительности. Усиленные физ. упражнения часто яв-ся компонентом стиля поведения больных.

Личность больных носит обсессивно-компульсивные черты с тенденцией к перфекционизму и ригидности. Часто обнаруживается подавление и отрицание отрицательных эмоций, в особенности гнева. Типичен сильный страх потери самоконтроля. Во многих случаях отмечается отвергание взрослой гетеросексуальности наряду с желанием оставаться незрелой, защищаемой и избавленной от стрессов взрослой жизни. Депрессивные проявления часто являются очевидными.

Больные обычно отрицают наличие симптомов и оказывают сильное сопротивление лечению.

Расстройство часто оказывается в поле внимания клинициста лишь в результате настояния родственников или близких друзей. Есть много разногласий по поводу того, какое лечение оказывается здесь наиболее эффективным;

наиболее популярными яв-ся программы вербальной психотер. и поведенческой терапии (оперантное обусловливание).

Психотер., проводимая в амбулаторных условиях, сопровождается риском соматических осложнений, вызванных недостаточностью питания. Поведенческие методы обычно дают кратковременный эффект, характеризующийся высоким уровнем рецидивов. Медикаментозная терапия с использованием трициклических антидепрессантов и нейролептиков тж позволяет добиться некоторого успеха. Однако ни один из упомянутых методов лечения не является исчерпывающим ответом и нервная анорексия остается одним из немногих психол. расстройств, иногда чреватых летальным исходом.

Булимия. Это расстройство пищевого поведения, для к-рого характерно быстрое поглощение больших количеств пищи за короткий промежуток времени. Эти приступы переедания обычно скрываются от окружающих и сопровождаются произвольной рвотой, использованием слабительных, нарушениями органов пищеварения, сна и страхом быть «пойманным» окружающими. За приступами переедания часто следуют периоды строжайшей диеты в попытке удержать вес тела в желаемых рамках. Больные испытывают страх потери самоконтроля и не способны к самоограничению в еде.

Приступы переедания часто сопровождаются чувством вины, стыда и депрессивными переживаниями.

Булимия чаще наблюдается у женщин и представителей обеспеченных слоев населения. В отличие от случаев анорексии, больные булимией обычно не достигают высоких степеней истощения, здесь отсутствуют нарушения менструального цикла и сохраняются сексуальные интересы.

Расстройство начинается несколько позднее, в начале третьего десятилетия жизни. Этиология неизвестна;

имеется связь расстройства с депрессией.

Связь расстройства с манифестной патологией поведения делает здесь показанными методы оперантного обусловливания. Некоторый успех получен при использования поведенческой методики заключения контракта в связи с возможными изменениями поведения. Проведение всех форм психотер.

затрудняется эмоциональной нестабильностью больных.

Медикаментозная терапия также применялась, с разным успехом. Часто рекомендуется противосудорожный препарат дифенилгидантоин (дилантин) и трициклические антидепрессанты.

Лекарственная терапия показана гл. обр. как вспомогательный метод при проведении психотер. или поведенческой терапии.

См. также Пищевая депривация, Ожирение, Обсессивно-компульсивная личность X. Сторроу Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС (central nervous system disorders) Такие психол. процессы, как внимание, восприятие, мотивация, эмоции, речь, познание и действие, регулируются головным мозгом. При повреждении определенных участков мозга, некоторые специфические функции могут быть утрачены, причем степень этой утраты зависит от размеров и локализации пораженной области. Напр., за разрушением узкой полоски коры лобных долей, к-рые контролируют движения частей тела, обычно следует паралич этих частей. Повреждение «релейных станций» (переключательных подкорковых центров) зрительной системы приводит к появлению таких дефектов поля зрения, как скотомы («слепые пятна»). Поражения гипоталамуса (в области средних и боковых ядер) могут стать причиной устойчивого чувства голода, неконтролируемого пищевого поведения и ожирения. А разрушение областей мозга, участвующих в регуляции уровня активации, может иметь следствием коматозное состояние.

Многочисленные расстройства, возникающие при поражениях ЦНС, можно классифицировать в зависимости от локализации поражения или в зависимости от симптоматики и выпадения функций (причем эти классиф. не яв-ся взаимоисключающими). Примером первой будет синдром лобных долей, для к-рого характерны персевераторные (патологически инертные) реакции, трудности с контролем импульсов и эмоций;

примером второй будет апраксия [Точнее, регуляторная или «лобная» форма апраксии. — Примеч. науч. ред.], определяемая как неспособность чел. выполнять, следуя речевой инструкции, сложные движения и действия, несмотря на сохраняющуюся в норме способность к пониманию речи и отсутствие паралича.

Термин амнезия относится к расстройствам памяти, включ. память на недавние события (антероградная амнезия) и память на отдаленные события (ретроградная амнезия). Деменция обычно определяется как выраженное снижение (или распад) всех форм познавательной деятельности и деградация личности при сохранности сознания. Термин афазия указывает на нарушения речи.

Синдром Корсакова представляет собой разновидность амнезии;

хорея Гентингтона сопровождается развитием одной из форм деменции, сочетающейся с моторными расстройствами;

афазии Брока и Вернике являются примерами различных видов нарушений вербальной коммуникации. Симптомы, характерные для каждого из этих расстройств, описаны ниже. Однако нужно всегда помнить, что сложный характер поведенческих аномалий, связанных с такими видами расстройств, как амнезия, деменция и афазия, указывает на необходимость уделять внимание широкому спектру перцептивных и когнитивных дефектов, к-рые могут входить составной частью в наличествующий симптом любого расстройства, вызванного поражением ЦНС.

Алкогольный корсаковский синдром. Джордж Толланд связывал этиологию болезни Корсакова преимущественно с полиневропатией вследствие хронического алкоголизма и сопряженного с ним нарушения питания. Полагают, что в критическую область поражения входят мамиллярные тела гипоталамуса и/ или медиальные ядра таламуса. Повреждения этих или др. участков мозга (гиппокампа, свода, передней части таламуса), составляющих классический круг функционально взаимосвязанных структур, описанный Дж. У. Пейпецом (и названный в его честь), связывают с ослаблением памяти, включающим тяжелую форму антероградной амнезии и, иногда, ретроградную амнезию на события, предшествовавшие появлению первых симптомов. Дефицитарным расстройствам словесной памяти, наблюдающимся при болезни Корсакова, посвящены многочисленные исслед. в эксперим.

нейрофизиологии.

Хотя антероградная амнезия является наиболее характерным симптомом у пациентов с болезнью Корсакова, было высказано предположение, что, в дополнение к тяжелым нарушениям памяти, у этих больных имеет место снижение познавательной деятельности. Оскар-Берман показал, что резкое сужение поля внимания, замедленная обработка перцептивных сигналов, сниженная чувствительность к благоприятным обстоятельствам и персевераторные реакции могут носить характер самостоятельных дефицитарных расстройств, не связанных с потерей памяти. Эти дополнительные расстройства, вероятно, являются следствием обширной церебральной атрофии, сопровождающей длительное злоупотребление алкоголем. Т. о., необходимо уделять особое внимание сенсорным и когнитивным дефектам, к-рые могут быть важной составляющей патологического процесса, вызванного хроническим алкоголизмом.

Хорея Гентингтона. Хорея Гентингтона — наследственное заболевание, возникающее вследствие биохимических ошибок метаболизма, механизмы к-рых пока мало изучены. Анализ всего массива генеалогических данных показывает, что вероятность развития этой болезни у любого потомка ее носителя составляет 50%. Ее симптомы обычно появляются у больных после 30 лет;

часто уже после того, как они успевают обзавестись потомством. Психич. и моторная деградация медленно нарастает в течение примерно 15 лет и прекращается только со смертью чел. Поражения чаще всего локализуются билатерально в хвостатом ядре неостриатума, хотя также отмечается дополнительное рассеянное поражение лобных и височных долей. Клинические проявления болезни: хореатетоз (непроизвольные сокращения мышц и беспорядочные движения) и деменция (при наиболее распространенном варианте болезни).

Болезнь Гентингтона обычно начинается с появления хореатических гиперкинезов, затрагивающих конечности, туловище и лицо. На раннем этапе болезни чел. еще может быть способен включать свои невольные беспорядочные движения в состав целенаправленных действий, но со временем эта способность утрачивается и сменяется непрерывным совершением неконтролируемых движений с довольно большой амплитудой. Оказываются затронутыми также сон, дыхание и речь.

«Психические изменения» обычно дают о себе знать именно после появления непроизвольных движений, хотя они могут возникать одновременно с двигательным расстройством (или даже до его начала).

Афазия. Термин «афазия» означает буквально «отсутствие речи». В действительности больные афазией страдают от снижения своего прежнего уровня способности пользоваться речью и понимать ее.

На сегодняшний день известно множество видов афазии, классиф. к-рых можно найти в Selected papers on language and the brain Нормана Гешвинда и в The assessment of aphasia and related disorders Харолда Гудгласса и Эдит Каплан. Патология практ. всегда отмечается в левом полушарии больных, причем как правшей, так и левшей. Часто она локализуется либо в лобной (афазия Брока), либо в височной доле (афазия Вернике) и яв-ся обычно следствием нарушения мозгового кровообращения, опухоли или травмы.

Часть проявлений афазии можно рассматривать как специфические формы речевой амнезии.

Если поражение пришлось на области, прилежащие к зоне кортико-сенсорной проекции, вызванное им расстройство может затрагивать какую-либо из сенсорных модальностей (слух или зрение), но если оно локализуется в зоне полисенсорной интеграции, то обычно страдают более сложные функции (напр., распознавание пространственных признаков, речь и/или произвольные движения). Высказывалось мнение, что афазия — это всего лишь утрата определенных речевых способностей и что «интеллект» остается незатронутым. Другие, однако, рассматривают афазию как проявление либо общего интеллектуального снижения, либо утраты одной из частных интеллектуальных способностей.

См. также Головной мозг, Повреждения головного мозга, Органические мозговые синдромы М. Оскар-Берман Расстройства характера (character disorders) Робак определил характер как склонность (disposition) к торможению побуждений и ограниченному преследованию своих личных выгод в свете некоего ценностного принципа. Это толкование характера учитывает понятия эмоционального контроля, аффилиативной ориентации и эмоциональной ценности (investment) отдаленных целей.

Из этого традиционного определения развилась концепция Р. х., включающая четыре довольно разных паттерна анормального поведения. Это — алкоголизм, наркомания, половые девиации и психопатия. Эти поведенческие паттерны обычно являют собой нарушение кодексов норм и традиций об-ва.

Наиболее типичный пример Р. х. — состояние, традиционно обозначаемое как психо- или социопатическая личность. Современные обзоры эмпирических исслед. психопатической личности вводят разграничение между первичной и вторичной психопатией. К первичному типу относятся лица с низким уровнем тревожности, чувства вины и неспособностью установления теплых отношений;

вторичный тип характеризуется большим уровнем невротичности, чувства вины и тревоги и способности к формированию межличностных отношений.

Случаи алкоголизма и наркомании традиционно включались в группу Р. х. Алкоголики и наркоманы обычно демонстрируют типичные для Р. х. конфликты зависимости/автономии и проблемы в области контроля побуждений, соответствия соц. ожиданиям и соблюдения личных обязательств.

Исторически в эту категорию включались также половые девиации: эксгибиционизм, трансвестизм, вуайеризм, садомазохизм, фетишизм, половое насилие, гомосексуальность, педофилия и инцест.

В более совр. истории психологии Р. х. используется как родовой термин, указывающий на расстройства личности. Такие расстройства представляют собой любые прочно укоренившиеся, негибкие, дезадаптивные паттерны восприятия, мышления и отношений к своему окружению и к себе.

Они могут вызывать значимое ухудшение соц. функционирования или субъективный дистресс. Это — кардинальные черты личности, проявляющиеся в широком регистре соц. и персонального контекста.

Хотя классификации Р. х. разнообразны и несколько субъективны, существует общепринятая нозологическая система Р. х. (личности). Эта система приведена в «Руководстве по диагностике и статистической классификации психических расстройств».

См. также Незрелая личность, Неконформная личность, Расстройства личности П. Магаро, Р. Эшбрук Расстройство поведения (conduct disorder) Термин Р. п. имеет в психологии как описательное, так и диагностическое значение. На дескриптивном уровне термин используется, часто неопределенно, для обозначения комплекса социально разрушительных паттернов поведения, наблюдаемого у детей или подростков. Это поведение, рассматриваемое как неприемлемое в большинстве соц. контекстов, включает непослушание, открытое неповиновение, вербальную и физ. агрессию, гиперактивность, импульсивность, лживость, воровство, манкирование занятиями, вандализм и злоупотребление психоактивными веществами. На диагностическом уровне термин Р. п. используется для обозначения специфического психиатрического расстройства, предполагающего наличие комплекса четко определенных поведенческих симптомов, диагностика к-рого возможна лишь при соответствии определенным критериям (напр., возраст и длительность проявления симптомов). В DSM-IV Р. п.

определяется как «стойкий рисунок поведения, при котором нарушаются основные права других людей и главные, соответствующие возрасту, нормы и правила» и указывается на то, что этот рисунок поведения обычно наблюдается в разнообразных соц. ситуациях.

Имеются убедительные эмпирические подтверждения валидности Р. п. как по клиническому описанию, так и в качестве диагностической единицы. Таксономическое изучение психопатологии детского и подросткового возраста позволяет выделить два устойчивых центральных синдрома, к-рые обычно называют агрессивностью и делинквентностью. Описанные вообще у детей в возрасте от 6 до 16 лет, эти синдромы в особенности надежно выявляются у мальчиков. Таксономические находки имеют свои параллели в системах классиф. расстройств детского возраста. DSM-III-R описывает агрессивное антисоциальное поведение у детей и подростков в широком диагностическом классе разрушительных расстройств поведения, куда входят гиперактивное расстройство с дефицитом внимания (ГРДВ), оппозиционно-вызывающее расстройство (ОВР) и Р. п. Оппозиционно-вызывающее расстройство характеризуется устойчивым непослушанием, негативизмом, провоцированием и неприятием авторитетов. Р. п. характеризуется повторяющимися нарушениями осн. прав др. людей и главных правил соц. поведения. Р. п. часто включает важные признаки ОВР и ГРДВ, но представляет собой более тяжелое нарушение, чем ОВР, поскольку многие симптомы могут иметь серьезные юридические последствия. Получено также эмпирическое подтверждение различий между ОВР и Р. п.

при их диагностике в соответствии с DSM-IV.

Несмотря на наличие эмпирического подтверждения своей валидности, все еще неясно, представляет ли собой Р. п. единое многогранное расстройство, проявления к-рого варьируют в зависимости от процесса развития личности, или это два и более различных расстройств, предположительно с разной этиологией и разным течением. Хотя таксономические и диагностические исслед. давно пытаются выделить специфические синдромы в рамках Р. п. (так, напр., DSM-IV делает различия между индивидуальной, групповой агрессивностью и недифференцированным Р. п.), эмпирические подтверждения такой дифференциации пока недостаточно убедительны. Результаты последних исслед. показывают, что у большинства агрессивных, антисоциальных детей поведенческие проблемы начинаются в относительно раннем возрасте, проявляются по-разному в детском и подростковом возрасте и часто сохраняются и во взрослом возрасте, хотя ослабление симптоматики возможно на любом этапе индивидуального развития. В пользу этой унитарной т. зр. свидетельствует то, что ОВР начинается раньше, чем Р. п. и что почти все молодые люди с Р. п. имеют в анамнезе ОВР, в то время как лишь у половины всех детей с ОВР позднее проявляется Р. п. В пользу этого говорит также тот факт, что очень трудно найти надежные предикторы подросткового и взрослого антисоциального поведения в детстве. Специфические образцы детского поведения яв-ся плохими предикторами наступающей позднее дисфункции. Антисоциальные проблемы позднего подросткового и раннего взрослого периода гораздо лучше могут быть предсказаны по проблемам поведения, возникавшим в детстве.

Измерения расстройства поведения Распространенность. Широкомасштабные эпидемиологические исслед., проведенные в нескольких западных странах, показывают, что уровень распространенности проблем поведения у населения в целом достигает 8-12%. В 50% это связано с наличием Р. п., собственная распространенность к-рого составляет примерно 5%. Хотя эти цифры весьма высоки, они основаны на исслед., в к-рых информ., необходимая для установления наличия расстройства, была получена из одного источника. Эти цифры не говорят о том, что все дети, соответствующие диагностическим критериям Р. п. по данным одного источника, демонстрируют выраженные нарушения в различных соц.

ситуациях, поскольку установлено, что согласованность между информантами обычно низка.

Гендерные различия. Р. п. более выражено у мальчиков, соотношение равно 3—4:1 для детского и 2,5:1 для подросткового возраста. Снижение различий к подростковому периоду объясняется более поздним возрастом начала расстройства у девочек. Расстройство обнаруживается у девочек в 12—13 лет, у мальчиков к 9—10 годам. Однако гендерные различия могут стираться, поскольку последние данные свидетельствуют о разительном повышении распространенности Р. п. за последние десятилетия у представителей обоих полов.

Этнические различия. Не обнаружено надежной связи уровня распространенности Р. п. в детстве с этнической или расовой принадлежностью. Однако американские и британские работы свидетельствуют о преобладании серьезного Р. п. у чернокожих подростков мужского пола по сравнению с белыми, даже с учетом контроля различий этих контингентов по социоэкономическому статусу и установкам правоохранительных и судебных органов. Характерно то, что корреляция между Р. п. и этническим происхождением становится более значимой по мере того, как повышается серьезность правонарушений (от мелких до преступлений с использованием насилия), и обычно яв-ся более значимой по данным работ, основывавшихся на официальной статистике, а не на самоотчетах.

Блумстайн и др. показали, что этнические различия в уровне распространенности отражают различия в участии в делинквентном и преступном поведении, а не в частоте актов правонарушений (иными словами, черные подростки мужского пола становятся правонарушителями в большем проценте случаев, чем представители белого населения). Однако, войдя в конфликт с законом, чернокожие мужчины не совершают большего числа правонарушений в год по сравнению с их белыми ровнями. То же самое относится и к уровню рецидивизма. Большее число черных подростков подвергается аресту по меньшей мере один раз, но данные о частоте повторных арестов у черных и белых правонарушителей сравнимы между собой.

Устойчивость, хронизация. Большинство детей с Р. п. не совершают особенно частых правонарушений в подростковом возрасте и не становятся преступниками во взрослом возрасте.

Однако, дети, в особенности мальчики, к-рые демонстрируют несколько поведенческих проблем в раннем возрасте и более чем в одном типе соц. ситуации, часто продолжают демонстрировать эти проблемы и дальше. Р. п. почти не характеризуется спонтанными ремиссиями. Более типично для Р. п.

обнаруживать устойчивость или усугубляться с течением времени с тенденцией к изменениям резистентности в зависимости от достигаемого возраста. Об этом свидетельствуют исслед. связи между Р. п. в детстве и последующим соц. приспособлением в подростковом и взрослом периоде.

Коморбидность. У большинства детей с Р. п. имеются дополнительные психосоциальные дисфункции. Наиболее типичным является ГРДВ. Шапиро и Гарфинкел обнаружили, что в исследованной группе американцев в возрасте 7—13 лет с диагнозом ОВР или Р. п. в 45% выявляется также диагноз ГРДВ. Сравнимая степень коморбидности с ГРДВ обнаружена Оффордом с соавторами в лонгитюдном исслед., проведенном в Канаде: 59% для мальчиков и 56% для девочек в возрасте от 4 до 11 лет и 30% для мальчиков и 37% для девочек в возрастной группе от 12 до 16 лет. ГРДВ — это коморбидная характеристика, к-рая отчетливо усугубляет тяжесть Р. п. Дети с сочетанным диагнозом Р.

п. и ГРДВ демонстрируют более частое и более серьезное агрессивное, антисоциальное поведение, к рое имеет более высокие шансы сохраняться во времени, чем дети лишь с одним диагнозом Р. п..

Последние исслед. показывают, что ГРДВ может, по меньшей мере отчасти, усугублять поведенческие проблемы детей с Р. п. за счет значимой связи со снижением успеваемости.

Обнаружено также, что Р. п. связано с такими дополнительными диагностическими чертами, как депрессивная симптоматика, социальная изоляция и соматоформное расстройство. Хотя степень коморбидности Р. п. с этими расстройствами зависит от характеристик популяции, уровня симптоматики, необходимого для постановки сочетанного диагноза, возраста и пола ребенка, Оффорд с соавторами сообщают, что коморбидность характерна для большинства случаев Р. п. в их лонгитюдном исслед., за исключением подростков мужского пола в возрасте от 12 до 16 лет. Подростки-девочки в особенности представляют собой группу риска, поскольку у них в 33% случаев может быть поставлено два диагноза в дополнение к Р. п.

Затраты. Р. п. влечет за собой значительные психол., соц. и экономические издержки. Это — затраты в связи с мед. обслуживанием, проведением корригирующего воспитания, деятельностью правоохранительных органов, членовредительством, нанесением вреда окружающим и их собственности, злоупотреблением психоактивными веществами и появлением у больных в подростковом возрасте своих детей.

Траектории развития Лонгитюдные исслед. свидетельствуют о необходимости проведения различия между подростками с Р. п. с ранним или поздним началом поведенческих нарушений. Раннее начало типично характеризуется оппозиционным и агрессивным поведением в семейной ситуации в возрасте 4—8 лет.

Из этого контекста траектория развития при раннем начале ведет к формированию паттернов насильственного поведения, к-рые оказываются связанными с проблемами взаимоотношений с преподавателями и сверстниками, а также плохой успеваемостью в младших классах. Типичная динамика при раннем начале характеризуется большой пестротой проявлений и низкой частотой ремиссий. С течением времени такие больные вовлекаются в совершение новых и более серьезных актов антисоциального поведения, не обнаруживая тенденцию сойти со своего преступного пути. В более тяжелых случаях больные с ранним началом становятся подростками-рецидивистами (т. е., правонарушителями, по многу раз подвергавшимися аресту и заключению). Хотя рецидивисты представляют лишь приблизительно 6% от всей криминогенной части населения, они совершают 50% от всех преступлений, совершаемых в молодом возрасте. В целом, раннее появление поведенческих проблем яв-ся наилучшим предиктором агрессивного и антисоциального поведения в позднем детстве, отрочестве-юности и взрослости и таких паттернов, как насилие, воровство и злоупотребление психоактивными веществами.

При позднем начале проблемы поведения не появляются до наступления позднего детства или отрочества и возникают скорее в асоциальных группах сверстников, чем в ситуации дисфункциональной семьи. Такие больные имеют тенденцию к ограничению, в основном, неагрессивными антисоциальными актами — кражами, манкированием учебой и злоупотреблением психоактивными веществами. У них минимальные учебные навыки, хотя низкий уровень успеваемости обычно характерен для Р. п. в подростковом периоде. При позднем начале проблемное поведение не столь разнообразно и частота ремиссий выше, чем при раннем начале;

соответственно этому, имеющиеся нарушения имеют более преходящий и несколько менее тяжелый характер.

От расстройства поведения к дисфункции взрослого возраста Хотя данные исслед. не позволяют построить траектории развития, характерные для перехода от детского или подросткового Р. п. к преступности или психич. нарушениям взрослого возраста, имеются отчетливые подтверждения стойкости дисфункции во времени. Затруднения у детей с Р. п. не только остаются очевидными в динамике, но также оказываются осложненными дополнительными проблемами в подростковом (прекращение учебы, злоупотребление психоактивными веществами, рождение детей) и взрослом возрасте. Робинс с соавторами в своих широкомасштабных эпидемиологических исслед. обнаружили, что больные с тремя или четырьмя симптомами Р. п. в детстве соответствовали критериям диагностики антисоциальной личности во взрослом периоде в 1% случаев, если симптомы появлялись позже 12 лет и в 3%, если они обнаруживались раньше 6 лет. Этот процент значительно повышается по мере увеличения числа симптомов: лица с восемью и более симптомами Р. п. в детстве могут быть диагностированы как антисоциальная личность, будучи взрослыми, в 48% случаев, если симптомы обнаружились после 12 лет и в 71%, если они появились до лет. Эти данные ясно указывают на то, что не все дети с Р. п. становятся взрослыми с асоциальным расстройством личности, но чем моложе ребенок и чем более агрессивным и асоциальным является его поведение, тем меньше вероятность того, что он придет к паттерну недевиантного поведения.

Эта мрачная картина становится еще мрачнее в свете обнаружения того, что Р. п. в детстве имеет еще и др. корреляты кроме антисоциального поведения. Робине и Прайс сообщают, что у взрослых имеется более высокая вероятность соответствовать критериям почти всех взрослых психиатрических расстройств, если у них отмечались симптомы Р. п. до 15-летнего возраста. Помимо антисоциальной личности, детское Р. п. достоверно коррелирует со взрослой наркоманией, а также с манией, шизофренией и обсессивно-компульсивным расстройством. Неудивительно, что Р. п. является предиктором таких неблагоприятных моментов, как безработица, супружеские конфликты и преждевременная смерть.

Наконец, неблагоприятные последствия детского Р. п. драматически подчеркиваются тем обстоятельством, что устойчивость и хронизация агрессивного антисоциального поведения может передаваться по наследству. В своем лонгитюдном исслед. агрессии Хьюсманн с соавторами нашли, что наилучшим предиктором агрессивного и антисоциального поведения ребенка в возрасте 8 лет является агрессивность его родителя, причем не во взрослом возрасте, а когда родителю было 8 лет. Хотя исслед.

не было специально посвящено каузальным процессам, этот результат свидетельствует о том, что в передаче Р. п. из поколения в поколение участвует не только моделирование и подкрепление.

Факторы риска Есть много данных, подтверждающих связь Р. п., особенно при его раннем начале, с группой факторов риска, включающих биолог. и социологические характеристики. Эти данные следует, однако интерпретировать с осторожностью, поскольку в большинстве работ приводятся сообщения о корреляциях без демонстрации каузальных отношений.

Индивидуальные характеристики. Давно считается, что в возникновении и поддержании Р. п.

играют роль генетические и темпераментальные различия. Вопрос о генетическом влиянии вызывает споры. Дебаты касаются как концептуальных, методологических вопросов, так и сути того, что может наследоваться при генетической передаче наклонности к агрессивному, антисоциальному поведению и делинквентности. Несмотря на споры, все же имеется общепринятая точка зрения, что при раннем начале во многих случаях поведенческие проблемы и эксцессы проявляются с очень раннего возраста.

Изучение особенностей темперамента указывает на то, что уже младенцы могут различаться между собой по таким поведенческим измерениям, как трудность, неадаптивность и сопротивление контролю.

Лонгитюдное исслед. Бэйтса и его коллег показало, что неблагоприятные особенности темперамента яв ся предикторами плохой подчиняемости матери в возрасте 2 лет, что, в свою очередь, предсказывает проблемы поведения у детей обоего пола в возрасте 8 лет. В целом, данные изучения развития свидетельствуют о том, что в семьях, характеризующихся ограниченными навыками воспитания детей и множественными стрессами (наличие психич. патологии у родителей, супружеские конфликты, низкий социоэкономический статус), неблагоприятные особенности темперамента коррелируют с ранними конфликтами между ребенком и родителями, проблемами с дисциплиной, признаками невнимательности—импульсивности в возрасте 2—3 лет, агрессивным антисоциальным поведением в возрасте 5 лет и появлением Р. п. в позднем детстве.

Характеристики семьи. Наиболее надежными семейными коррелятами Р. п. являются правонарушения и психич. расстройства у родителей, дисфункциональные взаимоотношения в семье и супружеские конфликты. Агрессивные, антисоциальные дети и криминальные подростки чаще имеют родителей-преступников по сравнению с их благополучными сверстниками. Факторы, влияющие на эту передачу, неясны, но вряд ли яв-ся преимущественно генетическими. Маккорд нашел, что сыновья преступников имеют не больше шансов стать подростками-преступниками или взрослыми преступниками, чем дети, родители к-рых не совершали преступлений, за исключением случаев, когда один или оба родителя были агрессивны с ребенком в период его воспитания и когда отношения между родителями носили выражение конфликтный характер. Маккорд сообщил также, что материнская любовь, последовательное соблюдение дисциплины и контролирующее наблюдение действуют как защитные факторы, значительно ослабляющие связь между криминальным поведением отца и девиантностью сына.

Если компетентность родителей, в особенности матери, играет роль защитного фактора в развитии Р. п., то наличие психич. патологии имеет противоположный эффект. Во многих исслед.

показана связь депрессий у матери с агрессивным, асоциальным поведением детей и ограничением эффективности психол. вмешательств, направленных на модификацию этого поведения. Хотя психич.

патология родителей часто предшествует возникновению проблем у ребенка, не было продемонстрировано, что депрессия у матери или иные дисфункции играют каузальную роль в возникновении Р. п., поскольку они могут просто отражать действие факторов психол. и социоэкономического стресса, к-рому часто подвергаются матери девиантных детей и подростков.

В семьях агрессивных, асоциальных детей часто наблюдаются стойкие дисфункциональные паттерны взаимодействия. В частности, детское непослушание, с одной стороны, и деспотичность (punitiveness) и противоречивость родителей, с другой, яв-ся центральной характеристикой стиля взаимодействия в случаях раннего начала расстройства в раннем и среднем детстве. В семьях с высоким уровнем аверсивных интеракций и дефицитом контроля со стороны родителей открытая агрессия детей часто сопровождается более скрытыми антисоциальными проблемами, такими, как воровство, лживость, мошенничество, пиромания, являющимися предикторами проблем поведения и делинквентности в подростковом возрасте. Хотя дисфункциональный характер взаимодействия в семье отчетливо распространяется и на родителей, и на детей, результаты исслед. подтверждают, что этот стиль взаимодействия обычно наблюдается до появления проблем поведения и может играть каузальную роль в их возникновении.

Давно уже известно, что супружеские конфликты имеют связь с проблемами поведения. Обзор литературы и метаанализ подтверждают эту связь, демонстрируя, что корреляции между конфликтами и Р. п. яв-ся в особенности достоверными для мальчиков. Согласуясь с более ранними данными, последняя работа показывает, что Р. п. связано с открытым супружеским конфликтом в большей степени, чем с родительской апатией или безразличием друг к другу. В этой последней работе обнаружено, что взаимная агрессия между супругами яв-ся достоверным предиктором Р. п. у детей в возрасте от 5 до 8 лет, даже при сходном уровне супружеской адаптации и внутрисемейной агрессии.

Как и в случае дисфункциональных отношений в семье, супружеские конфликты часто присутствуют до появления поведенческих проблем у ребенка и могут играть каузальную роль в их возникновении.

Социоэкономические характеристики. Р. п. коррелирует тж с такими демографическими, соц.

и экономическими характеристиками, как район проживания, соц. изоляция и бедность. Так, Р. п. более распространено в бедных городских районах, чем в пригородах и сельской области, у детей из семей, характеризующихся отсутствием достаточной соц. поддержки и постоянно сталкивающихся с такими препятствиями, как низкий доход, безработица, зависимость от пособий по бедности и субсидий на квартирную плату и большая скученность населения.

Лечение Обзоры исслед. эффективности вмешательств, направленных на коррекцию агрессивного, асоциального поведения детей с Р. п., свидетельствуют о том, что несмотря на концептуальные и методологические ограничения, произошли значительные изменения. Хотя данные исслед.

подтверждают, что различные формы лечения помогают при Р. п. и яв-ся более эффективными, чем отсутствие терапии, наилучшие результаты достигаются такими лечебными подходами, как тренинг навыков воспитания, а также тренинга соц. и когнитивных навыков, прямо направленные на коррекцию поведенческих нарушений или дефицита соц. и когнитивных навыков у детей и подростков с разрушительным поведением.

Тренинг навыков воспитания. Программы тренинга для родителей имеют целью научить их эффективно действовать в отношении поведенческих трудностей с детьми в домашней ситуации.

Большинство из этих программ ориентировано на симптомы ОВР, а не Р. п., и поэтому имеют большую значимость для детей, чем для подростков. Результаты исслед. свидетельствуют о том, что тренинг навыков воспитания является хорошим средством изменения агрессивного, антисоциального поведения в детском возрасте, обычно более эффективным, чем услуги традиционных коммунальных клинических служб. Достигаемый благоприятный эффект сохраняется в течение нескольких лет у двух третей пациентов, прошедших терапию;

курс может проводиться экономически рентабельным образом.

Однако, есть также данные о том, что примерно в одной трети случаев семьи не извлекают пользу от тренинга навыков воспитания. Это неудивительно, поскольку во многих из этих семей существуют такие множественные проблемы, как депрессии у матерей, супружеские конфликты, соц. изоляция и низкий социоэкономический статус. Это обстоятельство привело к разработке процедур, направленных на повышение эффекта семейных вмешательств при Р. п., продемонстрировавших разную степень успешности.

Тренинг социальных навыков. Программы соц. тренинга направлены на возмещение дефицита соц. навыков у детей и подростков с Р. п. и обычно основаны на прямом инструктаже, тренировке, моделировании и подкреплении при обучении дискретным поведенческим компонентам специфических навыков соц. поведения. Анализ данных эффективности ограничен тем обстоятельством, что большинство работ ориентировалось не специфически на агрессивное, антисоциальное поведение, а на менее точно определенные проблемы приспособления — разрушительное поведение, дефицит соц.

навыков и отвергание сверстниками. Тщательно контролируемые программы могут вести к улучшению общего приспособления или к приобретению определенных частных навыков, но эти программы обычно не дают изменений в показателях, прямо релевантных Р. п. — принятие сверстниками в детстве или частота правонарушений у подростков. В одном из немногих исслед., имеющих прямое отношение к Р. п., Хансен, Ст. Лоуренс и Кристофф обучали навыкам диалога стационарных пациентов с ОВР или Р. п. в позднем детском и подростковом возрасте. Программа оказалась успешной в том отношении, что приводила к приобретению и генерализации навыков во времени и ситуациях, но авторы не показали, что эти положительные изменения сопровождаются соответствующей редукцией симптомов Р. п..

Тренинг когнитивных навыков. Исходя из данных о том, дети и подростки с Р. п. часто искаженным образом интерпретируют соц. действительность, программы тренинга когнитивных навыков направлены на коррекцию процесса переработки информ. и решения соц. и межличностных проблем. Данные исслед. эффективности показывают, что этот подход может обеспечить эффективную коррекцию определенных когнитивных процессов и выполнения связанных с ними заданий у детей с импульсивным, гиперактивным, агрессивным и асоциальным поведением.

Профилактика Р. п. приняло размеры эпидемии во многих западных странах. Глобальность проблемы, наряду с высокой стойкостью хронических нарушений и часто недостаточной доступностью лечения, яв-ся вескими аргументами в пользу необходимости разработки профилактических подходов. Данные исслед.

показывают, что меры первичной профилактики снижают ранние проявления агрессии у детей и улучшают соц. приспособление у лиц в юности и ранней взрослости. В соответствии с этими данными разрабатываются, применяются и подвергаются оценке в отношении их эффективности широкомасштабные многоузловые профилактические проекты. Эти проекты направлены на выявление детей из групп повышенного риска появления Р. п. в младших классах школы и предоставления многоаспектного обслуживания, направленного на долговременную профилактику расстройства.

Проблема велика, но эффективные профилактические вмешательства должны быть найдены для такого снижения размаха и тяжести Р. п., к-рое было бы значимым и заметным для всего об-ва в целом.

См. также Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Несовершеннолетние сексуальные насильники, Моральное поведение, Отсутствие заботы о детях, Отношения «ребенок—родители», Школьные компании Дж. Дюма Рационализм (rationalism) P. — филос. позиция, согласно к-рой решающая роль в установлении истины принадлежит разуму. Его можно противопоставить эмпиризму, считающему опыт необходимым условием приобретения знания. С т. зр. рационалиста, идеи носят врожденный характер, а с т. зр. эмпирика — они приобретаются.

Влияние Р. на науку проявилось очень давно, оно заметно и в дедуктивной геометрии, созданной пифагорейцами, и в формализованных правилах логики Аристотеля. В наше время Р. сохраняет свое влияние в таких областях, как математика, и получил поддержку со стороны таких выдающихся мыслителей, как Жюль Анри Пуанкаре, к-рый утверждал, что понятие числа является чисто интуитивным и его невозможно постичь на эмпирической основе. Др. философы придерживаются более радикальных взглядов, полагая, что даже правила индуктивных наук базируются на рационалистических допущениях. Алфред Норт Уайтхед отмечал, что «весьма трудное дело — применение разума для выявления общих характеристик наблюдаемого случая, предъявленного нам для прямого познания, — является необходимым предварительным действием, если мы намерены подтвердить индукцию».

Что же касается совр. науки, то чисто рационалистический подход к решению задач был разрушен двумя аргументами. Во-первых, история науки недвусмысленно свидетельствует о том, что научное занятие предполагает проведение наблюдений, прогнозирование и проверку того, насколько результаты согласуются с теорией. Очевидно, что наука не строго рациональна, а эмпирична — в той мере, в какой она зависит от накопления фактов. Следует признать, что огромное желание Декарта извлечь все знание из нескольких неопровержимых идей, оказалось несбыточным. Судя по всему, научный прогресс невозможен без эмпирической проверки и корректировки теорет. постулатов.

Проверка истинности основана на очевидности, и в этом случае обращаются к фактам, а не к врожденному знанию. Законы должны быть подтверждены органами чувств, а не только разумом.

Во-вторых, рационалистическая достоверность оказалась атакованной в своей собственной цитадели — математике, где Куртом Гёделем было показано, что для несчетных множеств не может быть доказана логическая непротиворечивость. Иначе говоря, приходится признать невозможность гарантирования правил математики только на рациональной основе.

Психология, в своем стремлении быть научной, воздерживалась от бескомпромиссных рационалистических трактовок, за исключением ее периферии, где религиозные и экзистенциальные допущения о природе чел. и о смысле жизни порой приобретали сильную рационалистическую окраску.

Так, философия Сартра, осн. на строго логическом анализе последствий отношений между «в себе» и «для себя», возродила радикальные рационалистические представления. Исходя из некоторых не требующих доказательств, интуитивных соображений, Сартр прибег к дедукции, чтобы объяснить развитие личности и психопатологии индивидуума.

Психологи старались подтверждать свои теории посредством наблюдения, используя данные как из интроспективных отчетов, так и из непосредственного наблюдения за внешними проявлениями поведения. Именно поэтому влияние Р. на совр. психологию обычно обнаруживается только в превращенной форме.

Титченер, один из лидеров интроспекционизма, считал сознание «всего лишь общей суммой психических процессов, пережитых индивидуумом на протяжении всей его жизни». По Титченеру, изучать психологию — значит расспрашивать испытуемых о том, что происходит в их сознании в разных ситуациях и при разных условиях. Как и др. интроспекционисты, он верил в существование трех классов психич. элементов: ощущений, представлений и чувств. Это трехкомпонентное деление субъективного опыта, судя по всему, можно квалифицировать как логический вывод, сделанный на основе данных интроспекции.

Др. примером влияния Р. на психол. теорию является мотивационный подход Маслоу, устанавливающий иерархию ценностей на основании посылки, суть к-рой заключается в том, что удовлетворение потребностей, занимающих более высокие позиции, возможно лишь после того, как будут удовлетворены потребности, располагающиеся на нижних ступенях иерархии. Складывается такое впечатление, что эта иерархия была создана интуитивно и пронизана Р. Ее создатель явно исходил из того, что любой разумный чел. согласится с подобной градацией людских потребностей.

Влияние Р. можно обнаружить тж и в таком прозаическом занятии психологов, как конструирование личностных опросников. Буриш рассматривает три основные подхода к конструированию тестов: внешний (эмпирический, основанный на групповом критерии), индуктивный (внутренний, основанный на внутренней согласованности, пунктометрический) и дедуктивный (рациональный, интуитивный, теоретический). Дедуктивный, или рациональный метод, поддерживается психологами, «уверенными в возможности создания шкалы для любой личностной черты, имеющей название в обыденном языке». Иными словами, исходная посылка состоит в том, что, рассуждая логически, любой разумный разработчик теста сможет решить, какие именно вопросы нужно задать, чтобы наилучшим образом измерить данную особенность личности.

Следует отметить, что рациональный анализ может быть также применен к тем сферам, к-рые обычно считаются выходящими за пределы научного исслед. Откуда мы знаем, что есть «добро» или что значит «этично»? Рационалист считает, что, по крайней мере, на некоторые вопросы, связанные с этикой или моральными ценностями, нельзя получить «научного ответа», но с филос. т. зр. они — тем не менее — имеют смысл. Напр., Джордж Э. Мур проводил границу между «добром как средством», подлежащим изучению научными методами, поскольку оно имеет последствия, и «добром как таковым», имеющим дело с понятиями, к-рые предельно просты и не могут быть определены операционально. Следовательно, рационалист считает, что когда речь идет об ответах на вопросы о внутренней ценности, разум берет первенство.

См. также Методы эмпирического исследования, Эмпиризм, Логический позитивизм, Операционализм, Позитивизм Э. Вагнер Рационально-эмотивная поведенческая терапия (rational-emotive behavior therapy) Р-э. п. т. прежде наз. рационально-эмотивной терапией, представляет собой теорию личности и систему психол. лечения, разработанную в 1950-е гг. А. Эллисом, американским клиническим психологом. Она подчеркивает роль нереалистичных ожиданий и иррациональных убеждений касательно челов. несчастий. По Эллису, источником эмоций являются гл. обр. когниции, а не события.

В рамках Р-э. п. т. разработана теория личности «А-В-С». Она предполагает, что если неблагоприятное событие, напр. семейная ссора, сопровождалось чрезмерной тревогой или др. нежелательными эмоциональными последствиями, последующее исслед. покажет, что последствие С было вызвано не первоначальным событием А, а скорее к.-л. иррациональным убеждением В о сути или значении ссоры, например: «я — ужасный человек», «они ужасны и их надо наказать» или «я не могу дальше жить без их одобрения».

Эллис приписывает открытие природы челов. огорчений поздним стоикам, Эпиктету и его ученику, римскому императору Марку Аврелию, к-рый во II в. до н. э. писал: «тебя беспокоит не эта вещь, а то, что ты думаешь о ней». «Убери свое мнение, и ты устранишь жалобу». Однако, задачей Р-э.

п. т. является не только устранение нарушений, вызванных иррациональными убеждениями, но и работа с предрасположенностью человека к искаженному мышлению, к-рая делает возможным появление ошибочных убеждений. Теория Р-э. п. т. рассматривает эмоциональные нарушения в связи с челов.

природой с ее биолог. и соц. аспектами, имеющими большое значение для теорий личности и лечения.

Биологические основы личности Низшие организмы могут демонстрировать сложное поведение при очевидном отсутствии научения вследствие генетического предпрограммирования или инстинкта. Такие виды поведения могут быть обнаружены у всех представителей вида, они выполняются фиксированным стереотипным образом. Люди в значительной мере лишены фиксированного инстинктивного поведения, но вместо этого обладают высоко развитой способностью усваивать новые паттерны поведения посредством научения и сохранения их в форме привычки. Что генетически запрограммировано в человеке — так это предрасположенность к научению и формированию привычных форм поведения. Т. о., что именно человек выучивается говорить, зависит от культурной среды, но то, что человек вообще научается говорить, отражает сильную предрасположенность к усвоению языка. С т. зр. рационально-эмотивной теории поведения, в рамках такой предрасположенности нек-рые вещи могут усваиваться легче других.

Дети легче усваивают желание быть любимыми, чем ненавидимыми, они охотно предпочитают удовлетворение желания его фрустрации. Теория подчеркивает, что способность к научению включает способность учиться вещам, в к-рых нет смысла, и что предрасположенность к мышлению часто является предрасположенностью к искаженному мышлению.

В числе челов. диспозиций с неблагоприятными последствиями можно назвать такие как: быть подавленным к.-л. событиями, желать вещей, к-рые принесут очевидный вред, с большим трудом освобождаться от своих привычек, даже причудливых, и стремиться к абсолютизации, что искажает даже относительно точные убеждения, делая их неадекватными и патогенными.

Социальные основы личности Эллис выявил множество ошибочных когниций, характерных для зап. культуры. Среди них — убеждение, что для того, чтобы иметь ценность, человеку надо быть любимым или одобряемым практически всеми, быть абсолютно компетентным и продуктивным и что это — катастрофа, если дела идут не так, как хотелось бы. В каждом случае иррациональное убеждение носит абсолютистский характер и порождает нереальные ожидания. Т. о., поскольку люди по природе своей более всего счастливы, когда их межличностные отношения выглядят наилучшим образом, большинство эмоциональных нарушений является результатом чрезмерной озабоченности мнением других о таких отношениях и ожиданием катастрофических последствий их разрыва.

Личность и расстройство Исходя из биосоциальных основ предрасположенности к иррациональному мышлению и эмоциональным расстройствам, Р-э. п. т. постулирует, что в силу челов. природы нам легко научиться расстраиваться и очень трудно перестать это делать. Соответственно, Р-э. п. т. уделяет большое внимание механизмам, поддерживающим расстройство, поскольку положительные изменения могут произойти в результате разрушения этих механизмов. Если мысли являются причиной эмоционального расстройства, то мышление становится средством поддержания расстройства. Согласно теории, неважно, откуда взялось иррациональное убеждение и как оно было усвоено, оно поддерживается только при его использовании. Люди вызывают у себя эмоциональные нарушения и поддерживают их за счет привычной внутренней вербализации своих иррациональных убеждений. При столкновении с действием или событием, к-рые можно назвать злоключением, человек прибегает не к точной, рациональной когнитивной реакции, а к преувеличенной, абсолютизирующей, к-рая становится причиной эмоционального нарушения и саморазрушительного поведения. Теория предполагает, что тенденции человека к внушению себе новых идей (self-reindoctrination) представляют собой точку доступа к обреченным на провал паттернам мышления и поведения у клиентов: устраните иррациональную мысль и нарушение исчезнет. Устраните иррациональный стиль мышления и проблема не возвратится. Люди становятся счастливее и действуют более эффективно, когда думают и ведут себя рационально.

Подходы Р-э. п. т. к лечению Хотя терапевты в рамках Р-э. п. т. используют весьма разнообразные специфические техники, осн. целью остается минимизация или полное устранение иррациональных убеждений и содействие формированию более рационального стиля жизни. Терапевт стремится переобучить клиента, сломать старые паттерны мышления и установить новые с использованием логики, здравого смысла, конфронтации, уговоров, обучения, предписаний, приведения примеров, ролевых игр, поведенческих заданий и др. Главной техникой служит дискуссия — логико-эмпирический анализ, посредством к-рого выявляются и оспариваются иррациональные убеждения клиента.

Исходная цель — помочь клиенту в ходе терапии достичь трех инсайтов. Первый инсайт: хотя обреченное на провал поведение и эмоциональные дисфункции имеют понятное происхождение в прошлом и провоцирующие их факторы в настоящем, их актуальной и проксимальной причиной являются иррациональные убеждения человека, а не его родители, биография или обстоятельства.

Второй инсайт: эти иррациональные, магические убеждения сохраняют силу лишь вследствие сочетания дезадаптивного мышления с дезадаптивным поведением, к-рое активно подкрепляет его.

Люди сохраняют эмоциональные нарушения, потому что продолжают внушать себе неразумную идею, и так долго, пока продолжают это делать. Третий инсайт: инсайты сами по себе не корректируют искаженное мышление. Это могут сделать лишь упорная работа и практикование. О процессе получения этих инсайтов Эллис сказал, что сущностью эффективной психотер. является «полная терпимость к клиенту как к индивидууму в сочетании с беспощадной, упорной борьбой с его обрекающими на поражение мыслями, чертами характера и действиями».

Основополагающей для Р-э. п. т. является широкая программа вовлечения клиентов в работу по борьбе с их главными иррациональными предпосылками. Эта борьба ведется на неск. фронтах.

Поскольку люди могут думать о том, как они думают, использование когнитивных методов позволяет продемонстрировать клиентам ошибочность их ожиданий, требований и убеждений и научить их думать более рационально. Практика Р-э. п. т. опирается гл. обр. на когнитивные методы, но эмотивные процедуры тж могут использоваться, поскольку ролевые игры и др. приемы позволяют создать сцену для актуального проявления иррациональных убеждений и сопровождающих их дисфункциональных паттернов мышления и поведения, к-рые затем могут быть подвергнуты анализу и коррекции. Они тж могут быть использованы для противодействия ошибочным убеждениям на уровне демонстрации, когда психотерапевт или терапевтическая группа принимают клиента, несмотря на его «неприемлемые» черты или атрибуты. Эмотивные методы используются тж для вызова чувств и реакций, непосредственно ведущих к изменению аттитюдов или ценностных ориентации. Будучи активным, директивным, обучающим подходом, Р-э. п. т. использует тж поведенческие методы, как в терапевтической ситуации, так и в повседневной обстановке при выполнении домашних заданий.

Клиентам с тенденцией к перфекционизму может быть предложено преднамеренно совершить оплошность при выполнении к.-л. реального задания для того, чтобы убедиться в том, что последствия не носят катастрофический характер. От робкого человека могут потребовать взять на себя все более возрастающий риск в определенных соц. ситуациях, чтобы он мог убедиться, что неудача не является ни неизбежной, ни непереносимой. По мере того как поведение клиентов становится несовместимым с их основными поведенческими убеждениями, их побуждают продолжать выполнять новое поведение, поскольку о произошедших изменениях судят не по словам, а по делам. Эллис заметил, что «люди редко меняются и отказываются от убеждений, обрекающих на провал, пока не начинают действовать против них».

С момента своего появления в 1950-е гг., Р-э. п. т. постоянно росла и развивалась. За это время Эллис дважды менял ее название после первоначального — «рациональная терапия». Изменения названия носили отчасти пед. характер с целью подчеркнуть прежде всего когнитивную природу Р-э. п.

т., затем, позднее, тж роль эмоций в мышлении и значение эмотивных методов для терапии. С 1961 по 1992 г. Р-э. п. т. была известна под ставшим уже привычным названием рационально-эмотивная терапия. Но Р-э. п. т. с самого начала придавала большое значение поведенческим факторам, что теперь отразилось на ее совр. «полном титуле». Возможно, изменение названия отчасти отражает тж постепенное смещение акцентов и границ. Причины, по к-рым Эллис предпочитает название Р-э. п. т., а не рационально-эмотивная терапия, он называет в «Current psychotherapies».

Под каким бы названием Р-э. п. т. ни фигурировала, она часто сочетает когнитивные, эмотивные и поведенческие элементы в рамках единого комплексного вмешательства. Вне зависимости от используемых методов, цель остается неизменной: помочь клиентам сделать свои «естественные челов.

тенденции более индивидуально выраженными» и помочь им справиться со своими «естественными челов. тенденциями быть конформными, внушаемыми и безрадостными».

См. также Когнитивно-поведенческая терапия, Каноны Милля, Теория личности, Психотерапия Р. Э. Энфилд Реабилитация (rehabilitation) Р. — это процесс, направленный на достижение определенных целей у индивидуума, перенесшего травму, заболевание или ослабляющее состояние. Р. предполагает, что этот индивидуум ранее был способен адекватно функционировать в тех сферах деятельности, активность в к-рых подверглась ослаблению;

цель Р. — возвращение к прежнему состоянию или прежней способности функционирования.

Р. как понятие яв-ся относительно новым в челов. истории. Скотт Аллан напоминает нам, что в большинстве культур люди, ставшие инвалидами, подвергались изгнанию или умерщвлялись. Хотя сейчас у нас принят более гуманный взгляд на инвалидность, мн. люди продолжают реагировать на инвалидов с сильным отвращением. Сейчас, напр., часто трудно устроить нек-рые реабилитационные центры в населенных районах, поскольку администрация озабочена негативным впечатлением, к-рое будут производить инвалиды на местных жителей.

Как утверждает Джеральд Каплан, успешные программы Р. должны начинаться с предотвращения инвалидности. Модель трехступенчатой профилактики Каплана включает во-первых, санитарное просвещение и изменения в физ. окружении для предотвращения болезни;

во-вторых, раннее выявление и лечение для предотвращения постоянной инвалидности и, наконец, лечение и реабилитацию для предотвращения дальнейшего ухудшения и обеспечения возможного восстановления функции. Реабилитационные центры ориентированы, главным образом, на решение задач третьего этапа профилактики по Каплану.

Начало реабилитации в США связано с интересом частных групп, к-рые видели эту проблему в об-ве и искали пути ее решения. Центры Шрайнерс, напр., были организованы для помощи детям — физ. инвалидам. Иногда реабилитационные усилия были частью более крупных реформ. Напр., Армия Спасения обращала внимание на опустившихся людей, в особенности с алкогольными проблемами.

Физ. и психич. Р. получила большое значение на фоне двух мировых войн. Повышение качества и рост возможностей мед. помощи приводили к тому, что люди с самыми тяжелыми ранениями были спасены, но лишь для того, чтобы стать тяжелыми инвалидами. Этот довольно большой контингент инвалидов необходимо было вернуть в об-во, что ставило Соединенные Штаты в трудное положение.

Процесс реабилитации начинается с оценки и лечения болезни, травмы или патологического состояния. Помимо этого, должна производиться оценка любого дефицита, остающегося после лечения, и его воздействия на соц., психол. и профессиональные навыки индивидуума. Лечение состояния в остром периоде ориентировано на травму или заболевание, приводящие к инвалидности. Реабилитация же, напротив, ориентируется на сохранные навыки и на те, к-рые могут быть сформированы на основе резервных возможностей пациента.

Термин «реабилитационный центр» означает различные варианты предлагаемого обслуживания.

Существуют реабилитационные центры для большинства типов физ. и психич. патологических состояний, а тж расстройств личности. Реабилитационные центры для физ. инвалидов яв-ся, вероятно, самыми большими из существующих учреждений, в к-рых междисциплинарные бригады оказывают широкий спектр услуг. Это связано как с разнообразием навыков, необходимых для эффективного лечения имеющихся нарушений, так и с тенденцией к специализации в медицине как средству оптимизации здравоохранения.

Центры по реабилитации в специальных зонах проблем по большей части представляют собой монодисциплинарные учреждения, или же услуги представителей др. мед. профессий используются там в качестве дополнительного лечения в ограниченном объеме. Однако, чем более широким яв-ся лечебный подход, тем более междисциплинарной должна быть терапевтическая бригада.

Лечебные программы реабилитационных центров должны быть достаточно специфичными для эффективного воздействия на основную дисфункцию клиента и в то же время достаточно широкими для решения проблем, сопутствующих инвалидности. Какие-то услуги в ряде случаев могут быть недоступны в данном центре. В таких ситуациях обращаются в учреждения соответствующего профиля для обеспечения необходимой специализированной помощи. При отсутствии оказания такой помощи общий результат реабилитации окажется низким, несмотря на какие-то успехи, достигнутые в данном центре в др. областях.

Программы реабилитационных центров различны в разных регионах, даже относительно одного и того же расстройства. Это обусловлено рядом факторов, включ. финансовые соображения, величину обслуживаемого контингента, наличие квалифицированных специалистов и отношение общественности к реабилитации. Кроме того, имеются существенные различия, вызванные разногласием во мнениях специалистов относительно того, какие методы лечения яв-ся наиболее эффективными. В действительности, наиболее вероятно, что ряд общих подходов пригоден для работы с большинством пациентов, тогда как определенные состояния требуют использования каких-то специфических методов.

Штаты реабилитационных центров обычно состоят из профессионалов, парапрофессионалов и административного персонала. Финансовые соображения заставляют иногда опираться в основном на помощь парапрофессионалов. Однако, использование парапрофессионалов целесообразно, если они имеют опыт работы с данным типом инвалидности и владеют различными приемами реабилитационного воздействия.

См. также Службы системы здравоохранения, Гуманитарная модель здравоохранения Р. Каппенберг Реабилитация при наркоманиях (drug rehabilitation) В конце 1960-х гг. распространенность наркомании в Соединенных Штатах приняла размеры эпидемии;

количество активных героиновых наркоманов оценивалось в 500 тыс. чел. Федеральной стратегией на тот период была борьба с эпидемическим распространением героиновой наркомании и контроль связанной с этим преступности путем профилактики и лечения наркомании, а также контроля ввоза наркотических средств и ужесточения соответствующих федеральных законов.

Первые попытки лечения включали поддерживающую терапию, проводимую врачами в стационарах и местах принудительного содержания больных. Потребность в такой помощи была оценена неудовлетворительно, поскольку решение о проведении коммунальных терапевтических программ было принято в условиях кризиса и без учета данных оценки потребности, полученных в более ранних исслед. Начиная с 1969 г. основными модальностями лечения в проводимых коммунальных терапевтических программах, финансируемых из федерального бюджета, были:

детоксикация, поддерживающая терапия метадоном в амбулаторных условиях, терапевтическое сообщество больных в состоянии абстиненции в стационарных и амбулаторных условиях. Оценка эффективности была проведена по данным анализа анамнестических сведений и обследования раз в два месяца около 44 тыс. больных, включ. в общей сложности в 52 программы, с последующим катамнестическим обследованием около 5 тыс. больных при длительности катамнестического периода лет.

В ходе лечения наиболее успешные результаты были получены в программах поддерживающей терапии метадоном, в рамках к-рых наркоманы, стабилизированные на метадоне, практически не использовали др. опиатов и демонстрировали низкий уровень криминального поведения. Этот подход яв-ся более предпочтительным и экономичным по сравнению с содержанием в местах заключения.

После лечения у 25—50% бывших наркоманов наблюдался крайне благоприятный исход относительно употребления опиатов и уровня преступности в течение по меньшей мере 4 лет. Успешность лечебной программы отражает уровень квалификации используемого профессионального и парапрофессионального персонала. Следует, однако, отметить, что результат отражает мотивацию клиентов к включению в лечебный процесс с персоналом, средой и режимом соответствующих программ. Клиенты с негативной установкой к лечению, в частности, закоренелые преступники, по большей частью не демонстрировали положительного результата лечения.

См. также Лечение алкоголизма, Фармакологические формы аддикции, Лечение наркомании, Эффективность психотерапии С. Б. Селлс Реакция нападения / бегства (fight / flight reaction) Нападение или бегство яв-ся двумя осн. реакциями, имеющимися в распоряжении большинства животных, в том числе и людей, когда они сталкиваются с опасностью. Угроза выживанию организма будет встречена одним или обоими типами поведения. Угроза может быть реальной или ощущаемой, а ответная реакция может быть физ. или, как у человека, абстрактной или интеллектуальной. Далее, Р.

н./б. может быть индивидуальной или групповой.

В пользу генетической основы поведения «нападение/бегство» свидетельствует аргументация в рамках обсуждения более общей темы агрессии, т. е., поведение этого типа преобладает на протяжении всей истории;

оно встречается почти у всех видов животных;

оно проявляется в раннем детстве;

и, по видимому, обладает определенной ценностью для выживания. Научение же является важным фактором, влияющим на акты агрессии.

Байон включил поведение «нападение/бегство» в детально разработанную теорию челов.

поведения. Эта теория оказала огромное влияние на понимание индивидуальных действий, особенно когда они осуществляются в соц. контексте. Байон и др. исследователи, такие как Генри Израел, внесли большой вклад в понимание взаимосвязи, существующей между основными биолог. побуждениями (drive) чел., напр., страхом и тревогой, и наблюдаемыми формами поведения (как нормального, так и аномального).

См. также Центральные черты, Защитные механизмы, Выученная беспомощность С. Берент Регулируемое психиатрическое здравоохранение (managed mental health care) Регулируемое здравоохранение развивалось в 1980-1990 гг. так стремительно, что его дефиниция вынужденно оставалась изменчивой. Основанное на предпосылке, что поставщики мед. услуг будут модифицировать свое использование служб здравоохранения в зависимости от финансовых стимулов, оно включает широкое разнообразие способов интегрирования финансирования и предоставления услуг в сфере психич. здоровья нуждающимся в них людям. В широком истолковании этот термин применяется по отношению ко многим продуктам и услугам в рамках континуума от простого предварительного санкционирования до заключения договоров с поставщиками о системах доставки.

Регулируемое здравоохранение было создано для контролирования стоимости, пользы и качества услуг здравоохранения, хотя идут споры и высказывается много критических замечаний относительно его способности решать эти задачи. Службы регулируемого здравоохранения могут сосуществовать с общими системами здравоохранения или функционировать в их рамках, а тж могут быть отделены от общего планирования служб здравоохранения и замкнуты на специализированных поставщиков, ответственных за контроль над использованием, выбор поставщиков, финансирование и обеспечение качества.

История. История служб Р. п. з. тесно связана с историей регулируемого здравоохранения в целом. Первоначальной целью было предоставление допустимой по ценам и доступной помощи рабочим и фермерам из мало- и среднеобеспеченных слоев населения, к-рые стремились избавиться от угрозы внезапных, неожиданных счетов за оплату мед. обслуживания. В 1929 г. Майкл Шэдид вместе с фермерами Оклахомы организовал предоставление и получение всестороннего мед. обслуживания за фиксированную ежемесячную оплату. Несмотря на сопротивление и оппозицию представителей традиционного здравоохранения, предварительно оплачиваемое мед. обслуживание выжило и развивалось. Организации охраны здоровья (ООЗ) первого поколения создавались повсеместно с помощью промышленных учреждений, городского управления, профсоюзов и гуманитарных орг-ций.

Федеральное правительство активно участвовало в этом процессе в годы правления администрации Никсона, когда Пол Элвуд выступал за изменение финансирования системы за счет поддержки роста ООЗ. Закон об ООЗ от 1973 г. (публичный закон 97-222) и его последующая доработка дали государственную поддержку этой альтернативной форме здравоохранения посредством займов и грантов орг-циям, желающим предоставлять или организовывать всестороннее, специализированное стационарное или амбулаторное обслуживание добровольно зарегистрированному населению с взиманием фиксированной индивидуальной платы вне зависимости от объема оказанных услуг и взятием на себя известного финансового риска. Хотя первоначально законодательство предусматривало организацию ООЗ в соответствии с одной из трех моделей: персонал, группа или независимая практическая ассоциация, — последующие изменения законодательства сделали для поставщиков возможным комбинировать элементы этих моделей. Продолжают появляться новые варианты моделей.

В 1981 г. федеральное финансирование ООЗ было прекращено и стало возрастать участие частного сектора, ориентированного на получение прибыли.

Психиатрическое обслуживание стало интегральным компонентом законодательства о льготах лишь с прохождением закона об ООЗ от 1973 г. Для регистрации на федеральном уровне ООЗ обязывалась предоставлять психиатрическое и наркологическое лечение в форме краткосрочного амбулаторного обследования и кризисного вмешательства, а также госпитализации в течение 60 дней.

Психиатрическая часть общего здравоохранения стала предметом озабоченности для плательщиков, когда стоимость обслуживания здесь стала расти в большей степени, чем в др. секторах здравоохранения. Делегирование льгот в службы регулируемого здравоохранения вызвало недовольство среди плательщиков в связи с опасениями, что стоимость обслуживания будет бесконтрольно расти, если людям будет позволено пользоваться лечением в неограниченном объеме.

Возражения против озабоченности злоупотреблениями основаны на исслед. «эффекта медицинской компенсации» (medical offset effect), свидетельствующих о том, что использование психиатрических служб ведет к снижению загруженности общего здравоохранения.

Возросло число компаний Р. п. з., заключающих субконтракт на обслуживание определенных групп населения. С приходом Р. п. з. возник ряд вопросов, отражающих актуальное состояние американской системы здравоохранения.

Формы регулируемого здравоохранения. Формы регулируемого здравоохранения могут быть определены в соответствии со структурными характеристиками, отношением поставщика и пациентов к системам и условиями финансирования. Границы между типами орг-ций расплывчаты. Возникло много смешанных моделей или гибридов, в рамках к-рых сливаются характеристики более чем одной модели.

Варианты вызваны к жизни требованиями различных местных и региональных органов управления.

Основными типами регулируемого здравоохранения яв-ся:

1. Модель персонала ООЗ предоставляет необходимое мед. обслуживание определенным группам населения за фиксированную плату. Этот метод финансирования называется «подушным».

Поставщиками яв-ся получающие заработную плату служащие или работающие по договору. Они обычно обслуживают определенный сектор населения, от них ожидается предоставление рентабельного лечения с минимальным числом госпитализаций. Свобода выбора пациентом поставщика ограничена персоналом ООЗ.

2. В ассоциации независимой практики (АНП) индивидуальные поставщики заключают контракт с ООЗ, согласно к-рому они предоставляют в своих собственных учреждениях мед. обслуживание лицам, зарегистрированным в ООЗ. Оплата может соответствовать предварительно оговоренному тарифу, исчисляться в расчете на одного чел. в среднем или составлять определенный процент из общей суммы, выделяемой на клиента. Договоры могут заключаться между поставщиком и АНП (прямая контрактная модель) или между ООЗ и АНП. Когда договор заключается между поставщиком и АНП, устанавливается фонд риска, в к-рый каждый поставщик делает взносы с целью последующего удержания с него определенного процента для покрытия превышения расходов. Стимулы АНП к использованию контроля ослаблены, поскольку определение стоимости лечения носит нечеткий характер. При удержании оплаты за оказанные услуги стоимость их распределяется между всеми участвующими поставщиками.

3. При групповой модели ООЗ заключает договор с группой поставщиков, согласно к-рому определенная часть времени их практики затрачивается на предоставление услуг абонентам ООЗ на основе твердого оклада или исчислении оплаты из расчета на одного чел. (fixed-capitated). Поставщики обычно работают группой в к.-л. центре. В таких группах для поставщиков имеются финансовые стимулы оказания рентабельной помощи, поскольку они все участвуют в прибылях и затратах группы.

Индивидуальные поставщики обычно подвергаются риску перерасхода или могут добиться общей экономии расходов в конце финансового года.

4. В орг-ции предпочитаемого поставщика (ОПП) мед. работники теоретически выбираются на основе того, что их лечебный подход оказывается более рентабельным. ОПП не предоставляют всестороннего мед. обслуживания. Поставщики не подвергаются риску. Они работают исключительно с оплатой по выписываемому чеку с определенной группой зарегистрированных лиц. Плата за услуги оговаривается заранее и включает скидки или определенные границы максимальной платы при определенном объеме направлений. Хотя клиенты вправе использовать поставщиков из др. орг-ций, они стимулируются к получению услуг ОПП предоставлением более выгодных финансовых льгот в форме сниженной совместной оплаты или льготных вычетов. Услуги покупаются за более низкую цену, потребитель платит меньше, или вообще ничего, если пользуется услугами ОПП, а поставщик получает возросший приток направляемых клиентов. В ОПП часто используются процедуры надзора для контроля деятельности служб.

5. Орг-ция исключительно поставщиков представляет собой форму ОПП, в к-рой плату за обслуживание получают только участвующие поставщики.

6. В модели посредников независимые посредники в определенных географических секторах осуществляют связь между поставщиками, желающими продать свои услуги и покупателями, желающими их купить. Посредник помогает образовать и/или организовать сеть поставщиков и продает услуги группам лиц (предприятия малого бизнеса, компании автономного страхования, профессиональные союзы и т. д.), объединяющимся для покупки услуг со скидкой.

7. Модель сети представляет собой гибрид, соединяющий характеристики АНП, моделей групп, персонала и контрактов в ООЗ, осуществляющей обслуживание.

8. В открытом плане обслуживания потребителям предлагают сниженные цены или повышенные льготы для стимуляции использования поставщиков в данной сети. При пользовании услугами поставщиков из др. орг-ций через данную сеть с потребителя взимается повышенная плата или он лишается льгот. Эта модель позволяет потребителю получить всестороннее обслуживание в ООЗ, сохраняя возможность, по собственному выбору, воспользоваться услугами внесистемного поставщика, даже если это оказывается не выгодным в финансовом отношении. Эта модель предоставляет возможность в рамках неограниченного выбора воспользоваться услугами сети регулируемого здравоохранения.

9. В программе помощи служащим (ППС) услуги психиатрического и иного профиля предоставляются служащим в рамках производственной обстановки или вне ее. Исходной установкой является то, что раннее вмешательство может помочь служащему решить проблемы, вызванные психич.

нездоровьем или злоупотреблением психоактивными веществами и снижающие качество его производственной деятельности. ППС используют для оказания помощи мед. персонал данной компании, заключают договоры с внешними поставщиками или делают и то, и другое. Некоторые ППС комбинируют программы Р. п. з. для расширения профиля обслуживания.

10. В социальных ООЗ спектр оказываемых услуг расширяется с включением не только всестороннего мед., но и соц. обслуживания, напр., пожилых лиц, не выходящих из дома. Хотя в 1970-е гг. было осуществлено несколько демонстрационных проектов, сейчас проводится мало научных работ по развитию этой формы системы здравоохранения.

Контроль загрузки и менеджмент представляют собой самые простые методы, используемые в регулируемом здравоохранении для оценки мед. необходимости и адекватности психиатрических услуг до, во время и после их оказания. В проспективном менеджменте необходимость стационарного или амбулаторного обслуживания определяется до оказания услуг (программы предварительного подтверждения необходимости и использования независимых экспертов). При текущем анализе проводится постоянный контроль терапии для подтверждения того, что обслуживание продолжает оставаться адекватным. При ретроспективном анализе проводится экспертиза адекватности проведенной в прошлом терапии.

См. также Службы системы здравоохранения, Программы психического здоровья, Бригады психического здоровья К. Ш. Остед Редукционизм (reductionism) Согласно иерархии наук, предложенной О. Контом, самое высокое положение отводится математике, далее следуют астрономия, физика, биология, этика и социология. Хотя совр. стандарты делают ранжирование Конта сомнительным, его логика вполне очевидна: чем проще объекты измерения, тем фундаментальнее наука. Сегодня более точной порядковой репрезентацией представления Конта была бы иная последовательность: физика, химия, биология, психология, социология и, возможно, экономика. Р. можно рассматривать как филос. позицию, заключающуюся в сведении сложных явлений к более простым и предположительно более «базовым» по своей природе элементам. Для логических позитивистов Р. приобретает дополнительное, узкоспециальное значение требования, чтобы непосредственно наблюдаемые чувственные данные использовались в качестве базисных пунктов для фактуальных утверждений.

Р. привлекает тех, кто стремится достичь согласованности между науками на пути концептуализации всех объектов наблюдения как опирающихся на меньшие по величине, более фундаментальные сущности, к-рые в конечном итоге можно свести к мельчайшим строительным блокам физики. Если аналогия бильярдного шара иллюстрирует механистическое представление о причинности, то иерархическую взаимозависимость между науками можно, наверное, представить как последовательные соединения строительных материалов (напр., песок, кирпичи, стены, дома).

Как правило, редукционисты не настаивали на возврате к физике для удовлетворения требований науки, а довольствовались обращением к непосредственно предшествующему ей уровню интерпретации. Так, биолог-редукционист скорее мог бы обратиться за объяснением не к физике, а к биохимии. Дело, однако, в том, что теоретически все явления, какими бы они ни были, зависят от активности мельчайших физ. частиц во вселенной.

Редукционистская философия в психологии в полной мере представлена бихевиористами, к-рые верили в превосходство физ. наук. Так, Уотсон и Мак-Дугалл утверждали, что для объяснения поведения им не нужно ничего, «кроме известных законов физики и химии». Как и логические позитивисты, отдававшие предпочтение определениям, выведенным на основе операций, осуществляемых при проведении релевантных наблюдений, нек-рые эксперим. психологи тоже, став «операционалистами», определяют ощущения на основе способности организма к различению (т. е.

делают все выводы на основании фактического поведения). Иными словами, бихевиорист, разделяя редукционистский взгляд на поведение как на рез-т действия физиолог. и биохимических законов, как правило, отвергает понятие разума.

Хотя бихевиористы обычно признавали, что при модификации поведения имеют место неврологические изменения, в большинстве случаев они наблюдали поведение как таковое, оставляя специалистам по физиолог. психологии выявление причинных связей между физиолог. изменениями и поддающейся наблюдению активностью. Кроме того, нек-рые эксперим. психологи дистанцировались от редукционистских допущений и попытались вернуть «разум» в психологию. Э. Толмен говорил об образовании когнитивных карт у проходящих лабиринт крыс и различал «молекулярные факты физики и физиологии» и «молярные свойства поведенческих актов».

Позиция Толмена пробила брешь в редукционистском мировоззрении, отстаивая принципиальную возможность проведения анализа явлений на их собственных уровнях описания и столь же принципиальную недопустимость возвращения в объяснениях к более простым элементам.

Можно выделить 4 возможных отношения к редукционистской позиции: а) все научные объяснения сводимы к уровню базовых элементов физики;

б) все научные объяснения сводимы, в принципе, к уровню базовых элементов физики, но это неосуществимо на практике;

в) по крайней мере, нек-рые научные объяснения даже в принципе несводимы к уровню базовых элементов физики;

г) каждая научная дисциплина должна придерживаться собственного уровня анализа и прогнозирования, и только физ. явления объяснимы на уровне базовых элементов физики. Следовательно, отношение к Р. влияет не только на характер искомых объяснений, но и на представление о взаимосвязанности наук.

Нек-рые психологи, в частности Э. Р. Газри и Дж. Б. Уотсон, безоговорочно поддерживали идеи Р. и оставались верны им на протяжении всей научной карьеры. Др. же, напр. З. Фрейд, начали свою деятельность как редукционисты, однако, попытавшись понять и изменить поведение людей, рассматривая его как молярное явление, столкнулись с такими трудностями, что вынуждены были скорректировать свои представления. Будучи неврологом, Фрейд пытался установить соответствие между мозгом и психич. явлениями. Однако, как отметил Паризи, «за годы своей научной деятельности Фрейд преуспел в том, что касалось отказа от идеи первичности биологии». Действительно, несмотря на то, что во время своего непродолжительного пребывания в Салпетрире он познакомился с авторитетной т. зр. Шарко на симптомы истерии как следствие повреждений мозговой ткани, он все же вынужден был заметить, что «повреждение, наблюдаемое при истерическом параличе, может совершенно не зависеть от анатомии НС». По-видимому, еще в начале карьеры врачебная практика Фрейда привела его к отказу от редукционистской позиции. Он сталкивался с такими проявлениями психопатологии, к-рые непросто было объяснить дисфункцией мозга, а потому был вынужден отказаться от редукционистских объяснений.

Трудности, с к-рыми столкнулся Фрейд, испытывает любой психолог, если ему приходится отвечать на типичные вопросы обывателя: «Как можно «вылечить» реакцию тревоги? Как можно повысить заинтересованность рабочего, стоящего у конвейера, в рез-тах его труда? Как можно помочь детям из группы риска?» Поэтому не приходится удивляться, что Р. принес психологам больше пользы как некий теорет. ориентир, чем как руководство к действию. Когда дело касается практики, психологи проявляют большую склонность к прагматизму, чем к Р.

Pages:     | 1 |   ...   | 45 | 46 || 48 | 49 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.