WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 45 ] --

в результате, физические агрессоры и эмоциональный дистресс равным образом влияют на НС. Эндокринная система вырабатывает гормоны (напр., гонадные стероиды, тироидные гормоны и гормоны надпочечников), воздействующие на иммунные ответы. Вдобавок, такие опиоидные нейропептиды, как эндорфины и энкефалины, могут усиливать функционирование иммунной системы. Накоплен значительный багаж данных, указывающих на то, что эмоции, аттитюды и негативный стресс могут неблагоприятно сказываться на деятельности иммунной системы. Однако мы располагаем гораздо меньшим объемом данных, касающихся эффективности психол. факторов в борьбе с болезнью и в усилении функций иммунной системы. Релман, как редактор престижного журнала New England Journal of Medicine, охарактеризовал существующее положение следующим образом: «Надежно установлено, что эмоции могут отражаться на частоте пульса, дыхании, температуре кожи [и] желудочной секреции... Что касается того, могут ли психические состояния влиять на течение болезни, то здесь мы вообще не имеем надежных научных данных». Исполнительный редактор этого журнала, Марсиа Энджелл, добавляет: «Еще не удавалось определенно показать, что чье-то душевное состояние может вызывать или исцелять какое-либо конкретное заболевание».

Возможно, имеющиеся данные и не «показывают определенно», что умственные и эмоциональные состояния могут «вызывать или исцелять» болезнь, однако некоторым исследователям удалось получить доказательства того, что аттитюды и аффект могут по-разному (зачастую непредсказуемо) взаимодействовать с болезнью и сопутствовать ей. Обзор эмпирических исслед., связывающих стрессовые события с реакционной способностью иммунной системы чел., показал, что острые стрессоры оказывали неоднородное воздействие на иммунитет, тогда как хронические стрессоры обнаруживали непротиворечивые связи с подавлением иммунной функции (связи между психосоциальными факторами и иммунитетом были выявлены для ряда заболеваний, включая рак и СПИД, причем психосоциальные вмешательства имели переменный успех в том, что касается повышения иммунокомпетентности). Результаты исслед. в некоторых конкретных областях свидетельствуют о релевантности ПНИ и ПНЭИ обсуждаемым вопросам.

1. Опубликована работа, показывающая, что головной мозг, в особенности его структуры, связанные с эмоциями (напр., гипоталамус и гипофиз), можно искусственно стимулировать в целях повышения или снижения активности иммунной системы.

2. Обследуя родственников больных с ревматоидным артритом, Соломон и Моос обнаружили присутствие ревматоидных антител в крови у одних и не обнаружили у других. Те, у кого такие антитела отсутствовали, отражали ожидаемый диапазон психич. здоровья, обнаруживаемый в общей популяции. Однако те, у кого были обнаружены ревматоидные антитела, оказались исключительно здоровыми в эмоциональном отношении, свидетельствуя в пользу предположения, что именно это и уберегло из от заболевания ревматоидным артритом.

3. В Тесте образов болезни (Imagery of Disease Test), к-рый разработали Эштерберг и Лолис, от пациентов требовалось сделать рисунки своей болезни, своей иммунной системы и своего текущего лечения. Эти изображения оценивались в баллах (от 1 до 5) по 14 измерениям, таким как уровень активности, символизм, частота положительных образов и др. Оказалось, что суммарный показатель по этому тесту предсказывает степень разборчивости речи у пациентов с ларингэктомией, а также качество реабилитации у пациенток с мастэктомией. Этот показатель предсказывал онкологический статус (status of cancer) с 93% точностью у пациентов с полной ремиссией от рака и со 100% точностью у тех больных, к-рые умерли или показали быстрое ухудшение в последующие 2 месяца. Больные, к-рым пришлось пережить рост новой опухоли, часто изображали свои раковые клетки в виде больших, твердых, неуязвимых объектов (подводных лодок, крабов, омаров, скорпионов и т. д.);

однако, улитки и личинки были связаны с более благоприятным прогнозом. В качестве негативных символов белых кровяных клеток иммунной системы (лейкоцитов) выбирались хлопья снега, облака и тому подобные слабые и аморфные объекты. Позитивными символами лейкоцитов были белые рыцари, викинги и религиозные фигуры.

Соломон выдвинул 14 гипотез касательно связей между ЦНС и иммунной системой. Каждая гипотеза поддается эмпирической проверке, и некоторые из них уже получили подтверждение данными научных исслед. Напр., одна гипотеза звучит следующим образом: «Сложившийся стиль совладающего поведения и личностные факторы (так называемые характерные черты) будут влиять на подверженность иммунной системы индивидуума альтерации под воздействием экзогенных событий, включая реакции на эти события». В подтверждение этой гипотезы ряд исслед. выявил у онкологических больных черты личности, сходные с чертами личности пациентов с аутоиммунными болезнями;

многие из этих черт выражаются в алекситимии (alexithymia) — неспособности находить слова для выражения чувств, — которая характерна для большинства людей, имеющих психологическую предрасположенность к физическим болезням. Другой перечень исследовательских гипотез предложили Росси и Чик, основываясь на отстаиваемом ими положении о том, что молекулы посредники обеспечивают сцепление разума (mind) и тела (body), модулируя научение, память и эмоциональное поведение. Соломон высказал мнение, что термин «подверженность иммунодепрессии» (immunosuppression prone) яв-ся более точным термином, чем «предрасположение к злокачественным опухолям» (cancer prone) или даже «предрасположение к аутоиммунным болезням» (autoimmune prone).

Клинические следствия С т. зр. павловской теории условных рефлексов антиген можно представить себе в качестве безусловного раздражителя, вызывающего иммунную реакцию. Исходя из этой предпосылки, Эдер и Коэн провели исслед., доказывающее, что у крыс и мышей можно выработать условнорефлекторное подавление или усиление иммунных ответов, оцениваемое по уровню антител и развитию летальных осложнений аутоиммунной болезни. Так, они сочетали УР (подслащенную сахарином воду) с БР — инъекцией иммунодепрессивного препарата. Когда позднее животным предъявлялся УР, они обнаруживали существенное снижение иммунной активности. Эти данные могут найти клиническое применение, помогая понять, каким образом может снижаться иммунная активность в результате экспозиции раздражителям, к-рые обычно не вызывают подавление иммунитета.

Существуют экзистенциальные жизненные ситуации, к-рые, по всей видимости, влияют на подавление иммунитета. В одном исслед. разведенных и недавно расставшихся пар было обнаружено, что чем меньше времени прошло с момента расставания, тем сильнее подавление доли естественных клеток «убийц». Аналогично, у вдов и вдовцов наблюдалась критическая супрессия активности В- и T клеток спустя 2—3 недели после смерти супругов, а за 11-летний период они дали существенно более высокий показатель заболеваемости по сравнению с контрольными группами лиц, не понесших такой утраты. В др. исслед. лица, ухаживающие за пациентами с болезнью Альцгеймера, обнаружили существенную иммунологическую супрессию всей совокупности T-клеток, клеток-«хелперов» и относительного числа естественных клеток «убийц». В добавление к этому, было получено доказательство повышенной репликации вируса Эпштейна — Барра, к-рый частично включался в некоторые типы синдрома хронического утомления. Однако, когда ухаживающие за пациентами с болезнью Альцгеймера участвовали в группах поддержки, у них отмечалось достоверно устанавливаемое повышение процента естественных клеток «убийц». К тому же, гериатрические пациенты, живущие самостоятельно, показали значимое повышение клеточной иммунокомпетентности и способности к восстановлению (в частности, увеличение активности естественных клеток-«убийц») в результате обучения релаксации;

в контрольной группе и в группе получающих соц. помощь вместо обучения прогрессивной релаксации и управляемому воображению (guided imagery) не было обнаружено никаких изменений. В дополнение к этим работам были опубликованы и др. данные, имеющие соблазнительные клинические следствия для психотерапевтов, специалистов по санитарному просвещению и семейному консультированию. Частичные примеры таких данных приведены ниже.

1. Рак и др. аутоиммунные болезни редко сосуществуют с шизофренией. Напр., как ревматоидный артрит, так и шизофрения, поражают около 1% населения США, но при этом фактически не пересекаются. Поскольку количество аутоантител всех видов в крови шизофреников значимо выше, чем соответствующий показатель в общей популяции, было высказано предположение, что аутоантитела стимулируют рецепторы допамина — нейропептида, к-рый связан с развитием шизофрении.

2. Аллергии можно рассматривать как неадекватные формы защиты;

аллергики реагируют на вещества наподобие пыльцы таким образом, как если бы эти вещества были опасными, хотя в действительности они таковыми не яв-ся. Аналогичные обостренные реакции на мнимую опасность проявляются в НС в виде фобий или чрезмерной тревоги. Когда иммунная система восстает против самой себя, развивается аутоиммунная болезнь;

некоторые психотерапевты считают, что когда НС обращает свою агрессию внутрь, результатом становится депрессия. Однако обе системы способны к обучению путем опыта;

иммунизация может приводить к развитию толерантности или образованию иммунитета, а успешное совладание со стрессом на ранних этапах жизни может приводить к повышенной устойчивости к стрессу в последующем.

3. Связанные со СПИДом болезни (AIDS-related diseases) сопровождаются множеством иммунологических нарушений, включ. пониженное количество клеток-«хелперов». Соломон называет ретровирус ВИЧ «необходимым, но скорее всего недостаточным причинным фактором» в отношении таких непатогенных в обычных условиях инфекций, как pneumocystis carinii и ангиоматоз Капоши.

Вероятно, инфицирование происходит быстрее, если пациент подавляет гнев, использует отрицание в качестве типичной копинг-стратегии, проявляет чувство вины и пережил недавно стрессогенные события.

4. Обнаружилось, что расстройство множественной личности связано с заметными психофизиологическими альтернациями, многие из к-рых предполагают участие иммунной системы (напр., необъяснимая боль, нечувствительность к боли, дерматологические состояния, дифференциальная реакция на медикаменты, аллергии). Примерно один из четырех пациентов с расстройством множественной личности проявляет дифференциальную аллергическую реакцию через состояния личности. Напр., были идентифицированы пациенты, к-рые испытывали аллергическую реакцию на такие раздражители, как цитрусовый сок и кошки, в одних состояниях личности и не испытывали в других.

5. Об улучшении функционирования иммунной системы с помощью разнообразных вмешательств сообщается в работах ряда исследователей. Занятия релаксацией повышали выработку антител, интерлейкинов, а также активность естественных клеток «убийц». Положительные эмоциональные состояния, вызванные юмором и сопровождаемые смехом, увеличивали содержание иммуноглобулина в слюне. Психол. вмешательство, применяемое в отношении пациенток с раком груди на поздней стадии, не только повышало качество их доживания, но также увеличивало срок оставшейся жизни: члены психотерапевтической группы прожили в два раза дольше, чем члены контрольной группы. Этот результат вызвал полемику, хотя автор принципиально расходился с теми, кто заявляет, что «пациенты способны по желанию избавиться от рака» и что «терминальные онкологические больные бессознательно хотят продолжения своей болезни».

6. Несмотря на противоречивый характер опубликованных данных, все же есть некоторое основание утверждать, что гипноз может изменять активность иммунной системы в нескольких отношениях. Если сеанс гипноза проводится в рамках двухчасового периода с момента травмы, то гипнотическое воздействие на пациентов с ожогами второй и третьей степенен зачастую может снизить образование волдырей, сократить потерю жидкости и свести к минимуму вторичную инфекцию, по видимому, благодаря изменению активности интерлейкинов. И наоборот, некоторым внушаемым людям достаточно просто сказать, что к ним прикасаются горячим предметом, чтобы у них покраснела кожа и образовался волдырь в месте прикосновения, даже если используемый при этом предмет имеет комнатную температуру. Пациентам с туберкулинположительным результатом внушали под гипнозом, что реакция проявится у них на одном предплечье и не проявится на другом. Когда на месте туберкулиновой реакции производится биопсия, она показывает повышенное количество лимфоцитов, однако при этом не наблюдается геморрагии или припухлости, обычно вызываемых интерлейкинами, продуцируемыми этими клетками при обнаружении аллергенного раздражителя.

Продолжающиеся споры Вызывающая наибольшие споры область ПНИ и ПНЭИ связана с концепцией преднамеренной модификации иммунных ответов. Доказанность иммунодепрессивных эффектов стресса логически ведет к модификации стрессовой реакции как пути к потенциальному усилению иммунной функции.

Хотя публикации по этой проблеме содержат противоречивые данные, обнадеживающие результаты были получены в целом ряде различных тренинговых программ. Чтобы помочь пациентам контролировать такие иммунные ответы, как фагоцитарная активность и активность Т-клеток и естественных клеток «убийц», с успехом применялись гипноз, биолог. обратная связь и упражнения на расслабление. Однако отсутствие нормативных данных по многим иммунным параметрам мешает понять значение большинства из описанных в литературе изменений. Вдобавок ко всему, др.

потенциальные модификаторы иммунной системы (напр., психогигиена, диета, физические упражнения) вполне могут быть взаимодействующими факторами.

Некоторые авторы отметили трудность идентификации нервных связей между головным мозгом и различными составными частями иммунной системы, хотя на клеточном уровне, по-видимому, существуют определенные отношения между нервными клетками и клетками иммунной системы.

Буллок и Мур идентифицировали нервные проекции из спинного мозга и продолговатого мозга в вилочковую железу (тимус) у крыс и мышей, высказав предположение, что эти структуры НС играют роль в регулировании тимической стимуляции образования T-клеток. Перт приписывает функцию коммуникации нейропептидам, отмечая важность рецепторной специфичности. Росси предложил модель нисходящих/восходящих информ. потоков, основанную на выводах Буллока о том, что нисходящий канал связи головного мозга с телом реализуется через автономную НС, к-рая модулирует активность лимфоидной ткани (один из основных механизмов ПНИ), и выводах Перт, Раффа, Вебера и Херкенхэма о том, что восходящий канал связи тела с головным мозгом осуществляется через переносящие информ. молекулы (продуцируемые в белых клетках крови), к-рые модулируют работу мозга.

Бекер предполагает, что этот канал связи может тж включать систему управления электрическим постоянным током (ПТ), «током повреждения», к-рый возникает в месте повреждения клеток и к-рый, по-видимому, играет роль в их восстановлении, возможно, через стимуляцию большого количества ионов кальция. Бекер полагает, что ПТ-система играет роль в инициировании, поддержании и временном прекращении процесса исцеления. В теорет. построениях Перт и Бекера важное место в процессе функционирования внутренней информ. сети отводится глиальным клеткам, и их роль считается более значимой, чем роль линейных межклеточных связей. Эти исследователи, как и многие др. ученые, работающие в области ПНИ и ПНЭИ, утверждают, что они открыли механизмы связи разума и тела, механизмы, к-рые подрывают основы дуалистических и физикалистских концепций и подтверждают правильность информационных, двунаправленных моделей «телоразума» (bodymind) и исцеления.

См. также Эндорфины/энкефалины, Общий адаптационный синдром, Наследуемость, Гормоны и поведение, Вопрос об отношении души и тела, Нейрохимия, Психосоматика С. Криппнер Психопатическая личность (psychopathic personality) «Моральные и деятельные принципы разума сильно извращены или испорчены, власть над собой утрачена или ограничена и индивидуум неспособен говорить или рассуждать о каком-либо предложенном ему предмете, а также вести себя с приличием и пристойностью в жизненных делах».

Так английский психиатр Дж. Причард определил новое понятие «морального помешательства». Та же самая идея заложена в описании manie sans delire, данном отцом французской психиатрии Филиппом Пинелем. Первый американский психиатр Бенджамин Раш писал о лицах, одержимых «врожденной противоестественной моральной испорченностью». Эмиль Крепелин использовал термин «психопатическая личность».

Семейство расстройств. Проблему составляет понимание того, почему неглупый и рационально мыслящий чел. может вовлекаться в антисоциальное поведение, невзирая на риск наказания, к-рый заглушит большинство таких побуждений у нормального индивидуума. Определяемая в целом, П.л.

может рассматриваться как семейство расстройств, в к-рое входят по меньшей мере четыре «рода», подразделяемые в свою очередь на «виды». По определению, данному в «Руководстве по диагностике и статистической классификации психических расстройств» (DSM), род диссоциальных психопатов (dissocial psychopath) состоит из лиц, к-рые «не демонстрируют каких-либо значимых личностных отклонений, за исключением тех, что обусловлены приверженностью ценностным ориентациям или кодексу их собственной хищнической, преступной или иной социальной группы». Карл Меннингер описал второй род, невротический характер (neurotic character), у обладателей к-рого антисоциальное поведение представляет собой отреагирование невротического конфликта или проявление бессознательной потребности в наказании.

Третий род включает виды органической дисфункции или анормальности (порока). Некоторые патологически импульсивные индивидуумы имеют специфический дефект контроля побуждений.

Некоторые дети с гиперактивным расстройством, вырастая, становятся импульсивными психопатами. У др. лиц имеется тиранический сексуальный голод, или эксплозивные, неконтролируемые вспышки ярости, или эпизоды удовлетворения агрессивных и сексуальных инстинктов по типу «короткого замыкания».

Первичный психопат. В своей книге The mask of sanity («Маска психического здоровья») Харви Клекли сформулировал 16 специфических признаков, общих для описанных им больных. Психопат Клекли, «не являясь глубоко злонамеренным, легко несет бедствие в каждой руке». Эти лица могут иметь высокий уровень интеллекта, они часто производят впечатление обаятельных, чему, несомненно, во многом способствует отсутствие нервозности и иных невротических проявлений. Но они фундаментально ненадежны, для них ничего не значит истина, они неспособны на настоящую любовь или эмоциональную привязанность. Это антисоциальное поведение часто выглядит неадекватно мотивированным, такие индивидуумы идут на бессмысленный риск, демонстрируют низкую способность к умозаключениям и безразличие к наказаниям, основывающееся на неумении учиться на негативном опыте. Они не испытывают истинных угрызений совести или стыда, часто прибегают к рационализации при оценке своего поведения или проецируют вину на других. У них имеет место «специфическая утрата проницательности», т. е., неспособность оценить, какие чувства они вызывают в окружающих, или предвидеть их реакцию на свое возмутительное поведение. В трех из четырех случаев это — лица мужского пола.

Клекли был убежден, что этот синдром яв-ся следствием какого-то глубокого и, вероятно, конституционального дефекта, повлекшего за собой неспособность к переживанию нормального аффективного сопровождения жизненного опыта. Психопат Клекли просто может быть неспособен испытывать нормальные чувства вины, угрызений совести, боязливого ожидания возможной опасности или теплой привязанности.

Предпринимались попытки понимания психопатии Клекли исходя из одного единственного отклонения от нормы, последствием к-рого могли бы быть все остальные признаки синдрома. В частности, утверждалось, что этот тип психопата отличается от др. всего лишь низким IQ тревоги (anxiety IQ). Все млекопитающие могут испытывать страх и могут научиться ассоциировать тревогу с импульсами, подвергавшимися наказанию или с др. стимулами, сигнализирующими об опасности.

Люди с высокой по сравнению с другими способностью к формированию условнорефлекторной реакции страха, имеют высокий IQ тревоги. Страх и его союзники (стыд, вина и замешательство) в значительной мере ответственны за то, чтобы помешать большинству из нас время от времени совершать некоторые неприемлемые поступки, характерные для антисоциального поведения психопата.

См. также Формирование идентичности в подростковом и юношеском возрасте, Антисоциальная личность, Связь и привязанность, Расстройства характера, Моральное развитие, Расстройства личности Д. Ликкен Психосинтез (psychosynthesis) Психосинтетический подход Роберта Ассаджоли основан на представлении об унификации выражения личности чел. глубоким источником цели и направления, называемым трансперсональным Я. П., по сравнению с большинством др. методов терапии, в большей степени ориентирован на ценности, вдохновение, смысл жизни и служение.

Ассаджоли придерживался сложных представлений о личности, выделяя в ней не только низшее бессознательное, среднее бессознательное и сверхсознательное, но также трансперсональное Я и коллективное бессознательное. В ходе лечения усилия первоначально направлены на интеграцию различных аспектов личности клиента, к-рые рассматриваются в качестве «субличностей». После того как произошла такая интеграция и гармонизация, предпринимается трансперсональный П. для объединения личности с трансперсональным Я с целью выхода за пределы Эго и достижения полноты, цели и смысла жизни.

См. также Психотерапия В. Рейми Психосоматика (psychosomatics) П. в широком смысле слова, включает все взаимодействия между поведением (мысли, эмоции, действия) и соматическим заболеванием. Существование таких отношений признавалось на протяжении столетий. По существу, мед. лечение опиралось в основном на психол. принципы вплоть до начала совр.

эры медицины с конца XIX в.

Врачи редко обращаются за помощью к психологам, когда они лечат «психосоматических» больных. Консультативная помощь яв-ся «бедным родственником» в большинстве психиатрических отделений. Одна из причин этого заключается в том, что требования психосоматического подхода идут вразрез с тем путем, каким врачи традиционно предпочитают идти — путем интерпретации симптомов как проявления нарушений в различных органах. Если истинная проблема заключается в функционировании всей личности, традиционные мед. процедуры перестают давать эффект. Обычным «решением» в такой момент становится поиск психол. объяснения. Такая последовательность событий часто убеждает больных в том, что «психологическое» недостойно серьезного внимания.

Эта тенденция диагностики путем исключения приводит профессионалов к этикетированию симптомов как психосоматических, когда они не знают их причины.

Теории специфичности. Теория специфичности утверждает, что каждое психосоматическое расстройство вызывается определенной психол. констелляцией. Теории специфичности делятся на четыре основные группы: а) теория специфичности личности, б) теория специфичности конфликта, в) теория специфичности эмоций и г) теория специфичности паттерна реагирования.

Теорию специфичности личности связывают, гл. обр., с именем Флэндерса Данбара. Согласно этому подходу, определенные черты личности ведут к специфическим соматическим симптомам. Эти идеи недавно возвратились вновь как «факторы риска», представляющие предрасположенность к заболеванию.

Теория специфичности конфликта представляет собой дальнейшее развитие психоаналитического понятия конверсии, согласно к-рому бессознательные конфликты разрешаются путем «конвертирования» в соматические симптомы.

Все теории специфичности ищут решения проблемы «выбора симптома» на психол. основе.

Выбор симптома просто означает: «Почему больной А заболел астмой, а больной Б — гипертонией?» Гипотеза специфичности эмоции предполагает, что специфические эмоции приводят к определенным соматическим изменениям и, в конечном счете, к конкретным соматическим нарушениям.

Теория специфичности паттерна реагирования основывается на индивидуальных различиях в паттернах реакции на стресс. Желудочное реагирование предрасполагает к развитию язвенной болезни, сосудистое — к появлению гипертонии. Эта концепция переводит выбор симптома на физиологический уровень и предвосхищает, в известной степени, более современные разработки.

Теории неспецифичности. Принцип неспецифичности утверждает этиологический примат психол. факторов, по меньшей мерс в некоторых случаях определенных соматических заболеваний, но оставляет попытки объяснения выбора симптомов. Бремя объяснения несет туманно определенная конструкция «ранимости органа» (organ vulnerability).

Гипотеза алекситимии (alexithymia) относится к традиции неспецифичности. Алекситимикам трудно ощущать или выражать эмоции так, как это делают др. люди. Они считаются в особенности подверженными психосоматическим расстройствам. Хотя эти идеи привлекли к себе большое внимание, они остаются спорными.

Ни одна из этих теорий эмпирически не подтверждена, хотя все они объясняют какие-то феномены. П. — сложная область, в к-рой множественная этиология представляется более вероятной, чем линейные последовательности. Эта сложность обусловливает бесплодность научных исслед., если они основаны на простых корреляциях между плохо измеренными психол. переменными и соматическими симптомами. Необходимо изучение патогенных внешних и опосредованно действующих факторов.

Понятие стресса является полезным организующим концептом. Совр. психофизиология расширила и дополнила предложенную Кенноном концепцию психол. стресса. Последние данные позволяют сделать следующие выводы: а) разные эмоции связаны с разными паттернами изменений;

б) между этими паттернами имеются значительные индивидуальные различия;

в) соматические заболевания могут возникать от сохранения этих паттернов в течение длительных промежутков времени.

Сейчас уже настолько очевидно, что психол. события оказывают влияние на соматические феномены, что многие эксперты полностью отвергают принцип дуализма Декарта и считают душу и тело единым целым. Семейные врачи сообщают о том, что от 20 до 50% их пациентов предъявляют функциональные симптомы. Профессионалы психиатрического здравоохранения, специализирующиеся на поведенческой медицине, демонстрируют воспроизводимые результаты лечения.

См. также Поведенческая медицина, Психология здоровья, Вопрос об отношении души и тела, Психологическое здоровье, Соматопсихика X. Сторроу Психосоматические расстройства (psychosomatic disorders) Термин П. р. в целом означает тип психич. заболевания, этиология или течение к-рого обусловлена значимыми психол. факторами. К П. р. обычно относят такие заболевания как язва желудка, астма и эссенциальная гипертония;

представленность их не ограничивается какой-то одной физиолог. системой.

К концу XIX в. научная медицина, опираясь на понятие соматической болезни, достигла большого прогресса, благодаря открытиям в патологической анатомии, микробиологии и биохимии.

Учение Фрейда о бессознательном, учение Павлова об условных рефлексах и концепция Кеннона о реакциях нападения и бегства дали целый ряд важных психол. понятий, стимулировавших развитие психосоматического подхода в здравоохранении.

Ранняя психосоматическая методология состояла гл. обр. из клинических наблюдений. К концу 1950-х г. все большее число психологов было вовлечено в лабораторные и клинические психосоматические эксперименты. Снижался интерес к исслед., посвященным психоаналитическим интерпретациям психосоматических проблем, в эксперим. работах все больше изучали биолог. реакции чел. на гипноз, выработку условных реакций, ввод и депривацию сенсорной информ.

Психосоматические исслед. на животных предоставили важную для физиологии чел. и клинической практики научную информ.

Теоретические концепции. Фрейд подчеркивал роль психич. детерминизма в соматике конверсионной истерии. Последователи Фрейда продолжили разработку психоаналитических концепций в отношении психосоматических феноменов — Данбар описал профили личности психосоматических пациентов (напр., личности больных с язвой желудка, сердечной патологией, артритом), Александер проанализировал психодинамические паттерны, лежащие в основе астмы, язвенной болезни, артрита, гипертонии и др. расстройств.

В Восточной Европе под влиянием учения Павлова о нейрофизиологии и условных рефлексах доминировала кортиковисцеральная теория. В Соединенных Штатах психологическая теория стресса в виде концепции Кеннона о гомеостазе организма, труды Харольда Вольфа об адаптивных биолог.

реакциях и Ганса Селье о гипофизарно-адреналовых реакциях заложили основу психосоматических исслед. и клинических подходов. Разрабатывались также соц. и экологические концепции.

Тип болезни. В 1950 г. Александер дал перечень семи классических психосоматических болезней: эссенциальная гипертония, язвенная болезнь желудка, ревматоидный артрит, гипертиреоидизм, бронхиальная астма, колит и нейродермит. Позднее в МКБ-9 был приведен более полный перечень П. р.

1. П. р. с органическим повреждением тканей — астма, дерматит, экзема, язва желудка, мукозный колит, язвенный колит, уртикарии и психосоциальная карликовость.

2. П. р., не сопровождающиеся органическим повреждением тканей — психогенная кривошея, одышка, психогенная икота, гипервентиляция, психогенный кашель, зевота, кардионевроз, сердечно сосудистый невроз, нейроциркуляторная астения, психогенное сердечно-сосудистое расстройство, психогенный зуд, аэрофагия, психогенная циклическая рвота, психогенная дисменорея и бруксизм.

Лечение. Ранние истоки психосоматической медицины составляли психоаналитически ориентированные терапевтические подходы, такие как подход Александера и его коллег. За последние десятилетия большее распространение получили неаналитические методы психотер.

Совершенствование фармакотерапии позволило психиатрам с успехом применять психотропные препараты, в т. ч. различные транквилизаторы и антидепрессанты. Групповая психотер. особенно показана, напр., пациентам с бронхиальной астмой, к-рым помогает общение с лицами, имеющими те же проблемы и обучение идентификации и вербализации значимых эмоций, связанных с болезненным состоянием.

В случаях, когда психосоматические реакции яв-ся результатом усвоенного стиля поведения — напр., определенные сексуальные дисфункции, — эффективным методом яв-ся поведенческая терапия.

Гипноз, одна из старейших форм психосоматической терапии, эффективен в лечении таких расстройств, как гипервентиляция, язва желудка и головные боли.

За последнее десятилетие отмечается быстро растущий интерес психологов к использованию релаксационных методов терапии головных болей и др. обусловленных стрессом расстройств, в т. ч.

прогрессирующей мышечной релаксации Джекобсона, аутогенной тренировки по Люте, биолог.

обратной связи. В лечении П. р. используются, помимо этого, принципы и методы трансцендентальной медитации, йоги и Морита-терапии.

См. также Поведенческая медицина, Психические болезни: ранняя история У. Т. Цушима Психостимуляторы в лечении детей (psychostimulant treatment for children) Медикаментозное лечение обычно руководствуется простой логикой. Выписывается рецепт.

Предполагается наличие согласия пациента, и через регулярные промежутки времени пациенту предоставляется возможность сообщить, что его состояние стало лучше, хуже или никак не изменилось.

Высказывания пациента принимаются за чистую монету, что, в свою очередь, определяет решение клинициста продолжать, изменять или прекращать терапию. При медикаментозной терапии (к-рая применяется ежегодно примерно к 75 тыс. детям) детей, больных ГРДВ, для к-рых лечение психостимуляторами (гл. обр. метилфенидатом) яв-ся преимущественным видом лечения, эта простая логика не срабатывает. Главные причины этого можно разделить на две общие категории: особенности, присущие больному ребенку, и особенности самой лекарственной терапии.

Особенности больного ребенка Дети с ГРДВ обычно не осознают природу и степень своих поведенческих отклонений и трудностей обучения. Родители и педагоги привлекают внимание специалистов психиатрического здравоохранения к этим трудностям и требуют лечения. Все осложняется еще и тем, что большинство детей с ГРДВ относительно плохо воспринимает результаты лечения, даже когда они абсолютно очевидны для лиц ближайшего окружения больных. Поскольку сам больной жалоб не предъявляет — что обычно при ГРДВ — или жалуется только на других (что тж обычно для ГРДВ), необходим поиск иных средств оценки результатов лечения.

Особенности лечения Осн. психофармакологические свойства и клинический эффект П. в л. д. с ГРДВ хорошо изучены. Клинические исслед. проводились с 30-х гг. в течение более 60-ти лет;

положительные результаты постоянно достигались по целому ряду параметров исхода терапии.

Тем не менее, существуют неверные представления, связанные с подбором дозировки психостимуляторов и ее эффектом. Широко распространено мнение, что для определения параметров начальной дозировки следует использовать вес тела ребенка, исходя из того, что доза лекарства должна определенным образом соразмеряться с весом тела (соотношение мг/кг). Считалось несомненным, что больший вес тела требует применения более высоких доз лекарства. Этому вопросу были посвящены два исслед.;

в обоих не было установлено связи между весом тела и клиническим эффектом действия метилфенидата.

Более сложным вопросом яв-ся структура эффекта дозы психостимулятора. Благодаря, прежде всего, основополагающим работам Спрэйга и Слитора, существует широко распространенное представление, что оптимизация разных сфер поведения у детей достигается при использовании разных уровней дозировок.

Считается, что при использовании малых доз оптимизируется когнитивное функционирование, в то время как более высокие дозы способствуют улучшению управляемости поведением ребенка в классе. Ни обзоры публикаций, ни прямые наблюдения за получающими психостимуляторы детьми в школьной обстановке или лабораторных условиях не подтвердили это предположение. Как поведение в классе, так и когнитивное функционирование (включ. академическую успеваемость) находятся в зависимости от одинаковой, обычно средней-высокой дозы метилфенидата. Следует, однако, отметить, что эти результаты справедливы для всей когорты исследованных в целом, а не для конкретного лечения какого-то отдельного ребенка.

Заключение Использование П. в л. д. с ГРДВ остается весьма спорным вопросом. В большинстве случаев удается добиться отчетливого и устойчивого положительного результата при использовании этой терапевтической модальности, хотя большинство опытных клиницистов и исследователей сходятся в том, что ни этот, ни к.-л. др. отдельно взятый подход не в состоянии адекватно решить многогранные проблемы, связанные с ГРДВ. Индивидуальная чувствительность пациента к действию психостимулятора делает необходимым постоянный контроль реакции на данную дозировку при использовании этого метода лечения. Оценка результатов должна, по меньшей мере, производиться с использованием многократного тестирования достаточно чувствительными к терапевтической динамике инструментами в разных ситуациях (дома и в школе) в течение всего лечебного процесса и в запланированных интервалах по окончании его для установления длительности и стойкости достигнутого эффекта. Наконец, в идеале, клинические признаки улучшения должны включать оценки как поведенческого, так и когнитивного (академического) функционирования, в силу связи последнего с долговременным прогнозом приспособления во взрослом возрасте.

См. также А-тип личности, Низкие учебные достижения, Антипсихотические средства, Устойчивость внимания, Среднее детство, Психоэндокринология М. Раппорт Психотерапия (psychotherapy) П. — это метод работы с пациентами/клиентами в целях оказания им помощи в модификации, изменении или ослаблении факторов, мешающих эффективной жизни. Она предполагает взаимодействие между психотерапевтом и пациентами/клиентами ради достижения этих целей. В зависимости от имеющихся симптомов и затруднений используются специфические методы, а тж теорет. концепции, к-рыми руководствуется психотерапевт.

Люди, обескураженные жизнью и подавленные своей неспособностью к достижению целей, могут испытывать тревогу в связи с их фрустрацией и депривацией. Одной из целей П. могла бы быть помощь таким людям в получении реалистичного представления о своих «активах и пассивах». В качестве следующего шага можно было бы научить их щадящим образом справляться с фрустрацией и депривацией. Др. целью П. могла бы быть помощь таким людям «актуализироваться» или жить, полностью используя свои «активы». Полная актуализация достигается редко, но чем больше человек приближается к этой цели, тем более вознаграждающей оказывается жизнь. П. можно рассматривать в качестве метода помощи людям в распознавании своих потенциальных возможностей, обучения использованию этого потенциала и устранения или ослабления помех на этом пути.

Терапевтической целью может быть помощь человеку в модификации или устранении симптомов и паттернов поведения, мешающих жить с чувством удовлетворенности и счастья. Живя в об-ве, люди иногда испытывают трудности, вызванные действием мн. факторов. Нек-рые из них яв-ся следствием неадекватного воспитания в раннем детстве. Нек-рые — результатом воздействия текущих обстоятельств, плохих отношений в межличностных ситуациях или искаженного видения мира.

Еще одной целью П. могла бы быть помощь в снижении или устранении чувства тревоги, совладании со стрессом и его последствиями. Стресс и тревога могут быть затяжными состояниями или результатом актуальных ситуаций.

История психотерапии П. практиковалась уже в глубокой древности. Первыми психотерапевтами были колдуны и шаманы. Ритуалы, танцы, церемонии и песнопения использовались, чтобы помочь людям, к-рые считали себя серьезно больными, проблемы к-рых носили скорее эмоциональный, нежели физ.

характер. Целью колдунов было добиться облегчения страдания и вернуть пациентов к более эффективному функционированию. Даже сегодня нек-рые люди верят в эффект колдовства, черной магии и вуду. В ср. века господствовало убеждение, что дьявол или злые духи овладевают человеком.

Более формальный подход к П. начался, когда вера в дьяволов была заменена представлением об эмоциях как причине эмоциональных расстройств.

В индивидуальной терапии имеют место диадные отношения между психотерапевтом и пациентом/клиентом. Психотерапевт может встречаться с пациентом/клиентом нечасто, или с частотой в 3 и более сеансов в педелю;

длительность сеансов варьирует от 30 до 60 мин. В групповой терапии с людьми, обычно имеющими общие проблемы, может работать один или неск. психотерапевтов.

Групповые занятия обычно проводятся 1 раз в неделю или чаще, длительность их составляет ок. 90— 120 мин. Разновидностью групповой П. яв-ся марафон, участники к-рого собираются на продолжительное время и прорабатывают или исследуют специфические вопросы.

Подход семейной терапии может рассматриваться в качестве моста между индивидуальным и групповым подходами. При «системном» подходе каждый член семьи считается одинаково важным для всех остальных членов семьи. Психотерапевт ищет причину нарушения функционирования семейной системы. Членам семьи помогают реорганизовать систему и восстановить себя как эффективное семейное целое.

В качестве вспомогательного средства в П. часто используются различные психотропные препараты, такие как анксиолитики и нейролептики. Эти лекарственные средства помогают снизить тревогу, затрудняющую способность человека к вербализации, сосредоточению внимания и участию в дискуссии. Антипсихотические средства могут снижать тяжесть нарушений до уровня, когда пациент оказывается способным к сотрудничеству в процессе П.

Психотерапевтические школы Динамические или реконструктивные школы П. подчеркивают значение биографических данных пациента — важность понимания прошлого индивидуума и изучения воздействия прошлых событий на текущее функционирование.

Гарри Стэк Салливан создал интерперсональную школу П., в к-рой подчеркивается первостепенное значение межличностных отношений в жизни человека. Интерперсональная П.

Салливана включает процесс проработки отношений между пациентом и значимыми лицами его соц.

окружения.

Карл Роджерс, американский психолог, разраб. теорию, согласно к-рой люди стремятся к росту и совершенству, но постоянно сталкиваются на этом пути с препятствиями. Функцией психотерапевта в таком случае будет помочь индивидууму преодолеть эти препятствия. П. по Роджерсу в большей степени сфокусирована на ситуации «здесь и сейчас» и на путях прямого подхода к препятствиям в жизни человека.

Поведенческая терапия развилась в 50-х гг. Этот подход осн. гл. обр. на работах Джозефа Вольпе и Б. Ф. Скиннера. Поведенческий подход сфокусирован на открытом, измеримом поведении индивидуума. Чистый бихевиорист исходит из того, что единственно важной вещью яв-ся измеримое поведение. У людей возникает тревога как следствие усвоенного дезадаптивного поведения. Устраните это дезадаптивное поведение, и у них не будет больше эмоциональных проблем.

Направления исследований Вначале осн. предметом научных исслед. П. были переменные, характеризующие пациента.

Акцент делался на сотрудничестве пациента и его реакции на психотерапевтический процесс.

Исследователи обнаружили, что взрослые пациенты в относительно молодом возрасте, хорошо владеющие языком, достаточно интеллектуальные и уже добившиеся определенного соц. успеха имеют наилучшие шансы положительного исхода П. Позднее интерес исследователей сместился к изучению эффективности методик П.

По мере того как исслед. становились все более детализированными, психотерапевты осознали, что акцент на специфических методиках не яв-ся продуктивным. И тогда интерес переключился на переменные, характеризующие психотерапевта. Исследователи обнаружили, что такие переменные как душевная теплота, эмпатия, терпение, открытость и честность, наиболее важны для достижения успеха П. вне зависимости от специфических методик или психотерапевтической школы.

Исслед. 60-х и 70-х гг. были сконцентрированы на всех факторах взаимодействия между психотерапевтом и пациентом/клиентом, повышающих или снижающих вероятность положительного исхода П. Изучая переменные пациента, исследователи обнаружили, что хороший результат достигается у мотивированных, испытывающих тревогу и желающих добиться изменений пациентов.

Пациент должен был тж принять предположение о том, что эмоциональные факторы оказывают влияние на поведение. Среди факторов взаимодействия, связанных с вероятностью положительного исхода, оказались доверие, определенная степень открытости и мотивация к вовлеченности в терапевтические отношения.

Исслед. показали, что П. яв-ся эффективной. П. снижает длительность пребывания на больничном листе и яв-ся экономически эффективной как в отношении профилактики, так и в отношении реабилитации. Исслед. подверглась тж возможность получать удовлетворительные результаты за более короткий промежуток времени. Были разработаны технические приемы кризисного вмешательства, оказавшиеся полезными в кризисных ситуациях и при снятии непосредственных результатов стрессовых воздействий. Продолжались основанные на различных теорет. направлениях П.

эксперименты с интенсивностью психотерапевтического воздействия, частотой сеансов и глубиной эксплорации. Различные подходы П. разрабатываются для разных категорий лиц и проблем.

См. также Актуализирующая терапия, Адлерианская психотерапия, Аналитическая психология, Арт-терапия, Тренинг ассертивности, Библиотерапия, Биоэнергетика, Сокращенная терапия, Когнитивно-поведенческая терапия, Когнитивная терапия, Совместная терапия, Кризисное вмешательство, Современные методы психотерапии, Эклектическая психотерапия, Эмпирическая психотерапия, Семейная терапия, Феминистская терапия, Гештальт-терапия, Групповая психотерапия, Терапия тупика / преимущества, Имплозивная терапия, Новаторские психотерапии, Марафон-терапия, Найкан-терапия, Оргонотерапия, Игровая терапия, Терапия поэзией, Психоанализ, Терапия реальностью, Переоценочное консультирование, Транзактный анализ Б. Фэбрикант Психотерапия: общие факторы (psychotherapy: common factors) Общие факторы П. указывают на эффективные аспекты лечения, к-рые присущи самым разнообразным формам П. Нек-рые авторы утверждают, что они могут быть более важными, чем те факторы, к-рые свойственны только к.-л. специфическим методам лечения и к-рые приверженцы этих методов считают наиболее важным средством достижения изменений. Этот аргумент подкрепляется одним важным обстоятельством, а именно: хотя и было показано, что П. ведет к положительным результатам, ни один к.-л. ее метод достоверно не превосходит другие по своей эффективности. Т. о., если множество различных систем может легитимно претендовать на равный успех, то их разнообразие может оказаться иллюзорным, ибо они просто обладают общими постоянными признаками, к-рые, фактически, и яв-ся целительными элементами, ответственными за успешность терапии.

Ранние попытки идентификации общих факторов Идея существования общих факторов и их воздействия в различных методах терапии не нова.

Розенцвейг задавался вопросом, действительно ли факторы, к-рые предположительно участвуют в определенных типах терапии, в действительности яв-ся значимыми факторами эффективности. Он указал на то, что в дополнение к этим идентифицированным факторам другие, еще не распознанные, могут иметь решающее значение для терапевтического прогресса. Кроме того, он высказывал предположение, что эти факторы могут быть общими для различных форм терапии.

Следующим важным шагом вперед была статья Александера и Френча, в к-рой они ввели термин корректирующий эмоциональный опыт (КЭО) (corrective emotional experience, СЕЕ). КЭО связывался с ситуациями, в к-рых пациента побуждали к ранее избегавшемуся им поведению с тем, чтобы он убедился, что пугающие последствия не наступают. Первонач. термин КЭО использовался в психоан.

контексте. Позднее Александер расширил это понятие, сделав его приемлемым для теории научения. Т.

о., КЭО стал рассматриваться как фактор, общий для терапии, осн. как на психоан., так и на теории научения.

Работа над изучением общих факторов продолжалась и в 1950-е гг., но велась не систематически.

Это изменилось после появления пионерской работы Дж. Франка, к-рый утверждал, что пациент, поступающий для прохождения П. любого типа, находится в деморализованном состоянии. Пациент считает, что терапевт ему поможет и у него появляется надежда, а она приводит к ожиданию, что положение вещей улучшится. Это ожидание уже само по себе яв-ся улучшением и, к тому же, способствует дальнейшему терапевтическому прогрессу. Франк привел много исследовательских данных, подтверждающих этот факт.

Исследователи тоже продемонстрировали важность ожиданий для результатов поведенческих и психодинамических методов П. Шапиро утверждал, что эффекты П. целиком и полностью обусловлены пробуждением надежд. Кирш разраб. модель, названную ожиданием реакции (response expectancy), в поддержку к-рой он привел литературные данные по плацебо, фобиям и гипнозу. Работа Бандуры о самоэффективности тж подчеркивает важность ожиданий.

Франк идентифицировал 4 общих фактора, к-рые, по его заключению, вызывают повышение морального духа пациента, предположительно порождая положительные ожидания.

1. Глубокие, доверительные отношения с оказывающим помощь. Ядром этих отношений яв-ся способность психотерапевта вызвать у пациента доверие к своей компетентности и сообщить ему свою озабоченность благополучием пациента. Это способствует повышению ожиданий или надежды на успех, что, в свою очередь, улучшает состояние духа. Франк полагает, что без наличия хороших отношений любой метод потерпит неудачу, тогда как с ними большинство пациентов при применении, возможно, любой процедуры испытают улучшение. Т. о., Франк придает чрезвычайную важность терапевтическим отношениям.

2. Исцеляющая обстановка. Этот фактор относится к характеристикам помещения, в к-ром проходит лечение.

3. Разумное объяснение. Этот фактор включает объяснение трудностей пациента и метода их устранения. Франк наз. это разумное объяснение мифом, подчеркивая тем самым, что его объективная реальность менее важна, чем его правдоподобие для пациента. Считается, что объяснения, реализованные в форме мифа, обеспечивают пациента понятийной системой координат, благодаря к рой он может лучше понять свое страдание, придавая смысл ранее необъяснимым переживаниям. Эта новая система координат привносит с собой имплицитное понимание того, что изменение возможно и вероятно. Это, в свою очередь, усиливает надежду.

4. Набор предписанных приемов лечения или ритуалов для облегчения трудностей.

Подразумеваются конкретные предписания, выводимые из мифа для облегчения трудностей. Участие в таких ритуалах повышает ожидания облегчения, поскольку пациент в действительности что-то предпринимает относительно своих проблем. По мере того как опыт использования этих технических приемов способствует повышению контроля и переживанию успеха, происходит дальнейшее повышение самооценки и морального духа пациента.

Общие факторы как направление размышлений о терапии Несмотря на работы Франка и др., характеристикам, общим для всех видов терапии, в середине 70-х гг. уделялось недостаточно внимания. Однако в течение последующих 10-ти лет идентификация факторов, общих для всех терапевтических подходов, была провозглашена осн. направлением теоретизирования и исслед. в П.

Эти изменения, по-видимому, вызваны двумя тесно связанными между собой рядами событий:

возникновением попыток сближения различных школ П. и появлением мн. качественно выполненных обзоров исслед. эффективности П.

Исслед. эффективности П. обычно показывают, что ни одна из форм П. не превосходит какую-то другую. Параллельно этому развитию событий и отчасти под его влиянием в 70-е гг. началось сближение различных терапевтических модальностей, к-рое развилось в четко обозначенную область исслед. Классическая книга Пола Вахтеля об интеграции психоан. и поведенческой терапии была главной движущей силой этого направления. В целях содействия в решении вопросов сближения психотерапевтических школ было создано Об-во по исслед. возможностей интеграции П. (Society for the Exploration of Psychotherapy Integration). Изменился дух времени и настал срок для изучения этих вопросов. Различные авторы обратились к изучению разных аспектов или уровней лечения. Это привело к формулированию различных концепций понимания общих факторов и составлению различных перечней таких факторов. В результате произошел лавинообразный «выброс» общих факторов, предлагаемых разными специалистами. Более того, эта тенденция продолжает усиливаться.

Существует положительная корреляция между годом публикации и числом предлагаемых в ней общих факторов и процессов изменения. Две статьи предложили частичные решения этой проблемы. Первая является теоретической, вторая использует чисто эмпирический подход.

Голдфрид концептуализировал задачу поиска общих факторов на основе уровней абстрагирования от того, что доступно прямому наблюдению. Наиболее удаленными от актуального наблюдения яв-ся теорет. система координат и философская позиция, имеющая целью объяснить, как и почему происходят изменения. Голдфрид делает вывод о том, что сближение на этом уровне пока невозможно, поскольку на данный момент не существует разделяемой всеми модели личности или челов. деятельности. Самый низкий уровень абстрагирования, к-рый ближе всего к актуальным наблюдениям, включает технические приемы, используемые в терапии. Голдфрид отвергает и этот уровень исходя из того, что сходство, установленное на нем, окажется тривиальным.

Между этими двумя крайними уровнями абстрагирования располагается уровень, к-рый Голдфрид считает продуктивным, а именно — уровень клинических стратегий. Он утверждает, что любая такая стратегия, к-рая встречается у представителей разных направлений, яв-ся, по всей вероятности, устойчивой и истинной, поскольку выстояла под напором искажений, вносимых клиницистами с различными теорет. пристрастиями. Эти стратегии, в таком случае, могут функционировать как клинические эвристики, к-рые имплицитно направляют лечебные усилия психотерапевта.

Примером усилий по описанию общих факторов на промежуточном уровне абстрагирования, рекомендованном Голдфридом, яв-ся работа Орлински и Ховарда, где утверждается, что любая теория П. должна включать объяснение пяти компонентов (приводимых ниже), а тж их взаимосвязей. Их всесторонний обзор исслед. психотерапевтического процесса показывает, что именно полученные на данный момент эмпирические данные служат основанием для выделения каждого из компонентов.

Первым компонентом, идентифицированным Орлински и Ховардом, яв-ся терапевтический контракт. Он определяет цель, формат, сроки и границы П. Наиболее эффективный терапевтический контракт предусматривает сотрудничество между пациентом и психотерапевтом. Более конкретно, это означает стимуляцию психотерапевтом инициативы больного и то, что больной принимает на себя активную роль в решении своих проблем.

Следующий компонент обозначен как терапевтические вмешательства. Они охватывают официальное «дело» терапии, выполняемое в соответствии с условиями терапевтического контракта.

Терапевтические вмешательства, оказавшиеся эффективными, включают конфронтацию, незамедлительность выражения аффекта (вместе звучит сходно с понятием упоминавшегося выше КЭО) и компетентность психотерапевта.

О терапевтической связи говорят, имея в виду новый аспект, появляющийся в отношениях между пациентом и терапевтом по мере того, как они вовлекаются во взаимодействие друг с другом и выполняют каждый свою роль в лечении.

Орлински и Ховард рассматривают тж самоотношение (self-relatedness) пациента. Это касается манеры пациента воспринимать и контролировать свои мысли, эмоции и самоопределения в ходе лечения относительно измерения «открытость—дефензивность». Данные исслед. показывают, что отсутствие дефензивности сильно и положительно коррелирует с исходом лечения.

Наконец, Орлински и Ховард упоминают терапевтические реализации — полезные воздействия, производимые в рамках отдельных сеансов терапии. Положительные изменения внутри сеансов связаны с положительным исходом терапии.

Гринкэвидж и Норкросс предлагают др. подход к решению проблемы многочисленности общих факторов. Они собрали статьи об общих факторах и подсчитали частоту упоминания каждого из них.

Наиболее широко принятыми общностями, в порядке убывания их частоты, оказались следующие.

1. Развитие терапевтического альянса.

2. Возможность катарсиса.

3. Приобретение и отработка новых моделей поведения.

4. Положительные ожидания пациента.

5. Благотворные качества психотерапевта.

6. Обеспечение разумного объяснения проблем пациента.

Терапевтический альянс Терапевтические отношения в форме терапевтического альянса оказались, по данным обзора Гринкэвиджа и Норкросса, наиболее часто упоминаемой переменной. Несмотря на нек-рые расхождения, все, в целом, сходятся на том, что это — сотрудничество между терапевтом и пациентом, часто активируемое проявлением со стороны терапевта вариантов триады Роджерса: безусловного положительного принятия, точной эмпатии и искренности. Данные обзора литературы подтверждают, что важным для реализации заложенного в этих переменных терапевтического потенциала яв-ся их восприятие пациентом, а не терапевтом или объективным наблюдателем. С учетом этой оговорки, эмпирические данные подтверждают важность терапевтического альянса.

Корректирующий эмоциональный опыт Орлински и Ховард идентифицировали конфронтацию и незамедлительность выражения аффекта в качестве факторов, коррелирующих с положительным исходом П. Проект фонда Меннингера в области исследований П. позволил установить, что корректирующий эмоциональный опыт лежит в основе стойкого улучшения, достигаемого при применении психодинамической П. Самое большое число систематических эмпирических исслед. этой переменной было проведено поведенчески ориентированными исследователями, изучавшими экспозицию анксиогенным раздражителям.

Экспозиция анксиогенным раздражителям может рассматриваться как обеспечение КЭО, поскольку пациент сталкивается с проблемным вопросом и узнает, что последствия этого яв-ся не столь катастрофическими, как это представлялось ему ранее. Эта работа свидетельствует о том, что эмоциональный компонент КЭО не яв-ся необходимым. Экспозиция сама по себе вызывает улучшение и служит шагом к дальнейшим улучшениям. Иными словами, ни повышение, ни притупление тревоги в ходе терапии не меняет эффективности экспозиции. Более того, такие технические приемы как релаксация, градуирование интенсивности анксиогенного стимула и т. д., часто сопровождающие экспозицию и используемые для контролирования эмоционального возбуждения, представляются менее важными. Это означает, что эмоциональное возбуждение может и не быть необходимым для успеха корректирующего эмоционального опыта. Это, однако, противоречит данным Орлински и Ховарда, согласно к-рым незамедлительность выражения аффекта положительно коррелирует с исходом терапии.

Может быть, аффект, обычно сопровождающий конфронтацию, не яв-ся обязательной для ее эффективности или, возможно, наоборот, он вызывает собственные благотворные эффекты, независимые от экспозиции. Ясно, что необходимо продолжение исслед. Какими бы ни были скрытые целительные механизмы КЭО, представляется несомненным, что пациента, опробующего новые варианты поведения и/или испытывающего конфронтацию со страхами, в особенности при помощи таких методик, как экспозиция анксиогенным раздражителям, ждет улучшение.

Личность психотерапевта Как это ни удивительно, почти нет существенных результатов эмпирических исслед., касающихся личностных характеристик психотерапевта. В своем авторитетном обзоре характеристик психотерапевта Бойтлер и др. утверждают: «В целом не представляется возможным сделать определенные выводы о влиянии личности терапевта на П.». Упомянутые выше авторы обсуждали нек рые хорошо подтвержденные данные (напр., что психотерапевты с самым низким уровнем собственного эмоционального возбуждения добиваются наилучших результатов). Обнаружена тж положительная корреляция мастерства или компетентности терапевта с исходом лечения.

Ценности Хотя этот фактор не был идентифицирован Гринкэвиджем и Норкроссом, представляется, что ценности могут быть тем, что объединяет психотерапевтов и что они передают своим пациентам.

Дженсен и Бёрджин представили эмпирические доказательства того, что психотерапевты обладают общим набором ценностей. Они обнаружили общность ценностей для широкого спектра помогающих профессий, теорет. ориентации и демографических характеристик. Данные др. исследований показали, что конвергенция ценностей терапевта и пациента связана с положительным исходом терапии. Если терапевтам в действительности свойственна единая система ценностей, конвергенция, вероятно, осуществляется в сторону этой единой системы и, следовательно, к общему результату. Модели общих факторов П., вероятно, должны будут обратиться к проблеме ценностей.

Создание модели общих факторов психотерапии Терапевтический альянс представляет собой критический аспект терапии в самых различных ее модальностях. Ожидания тж яв-ся факторами, обеспечивающими положительный эффект в различном клиническом контексте. Корректирующий эмоциональный опыт вообще и экспозиция анксиогенным раздражителям в частности оказывают несомненный целительный эффект, хотя роль эмоций и остается не вполне ясной.

Вайнбергер предложил модель общих факторов П., основанную на литературе, посвященной эмпирическим исслед. Он назвал ее моделью ОЭКА (RЕМА) по первым буквам предложенных им критических факторов: отношения (relationship), экспозиция (exposure), контроль (mastery) и атрибуция (attribution). В этой модели все факторы взаимодействуют между собой и имеют одинаковую важность.

Все должны использоваться для возникновения и поддержания положительной терапевтической динамики. Терапевтические отношения яв-ся необходимыми, но не достаточными для обеспечения улучшения. Экспозиция анксиогенным раздражителям дает эффект лишь в контексте терапевтических отношений и лишь когда ведет к опыту повышения контроля над анксиогенной ситуацией;

все это вместе объясняет эффект корректирующего эмоционального опыта. Это значит, что использование нового поведения потенциально может вести скорее к неудаче, чем к контролю страха. Это может привести к повторной травматизации пациента. Экспозиция яв-ся терапевтически благотворной лишь в том случае, если она привела к ощущению успеха. Наконец, терапевтические изменения окажутся стойкими только в том случае, если пациент проводит атрибуцию результата собственным усилиям, т.

е., считает себя причастным к достигнутому успеху.

Относительная значимость различных общих факторов Следующим вопросом яв-ся относительная значимость этих факторов. Есть неск. возможных способов решения этого вопроса. Вайнбергер предложил 4 из них.

Во-первых, факторы могут быть представлены с т. зр. их логического приоритета. В такой концептуальной схеме терапевтическим отношениям будет принадлежать наиболее значимая роль. Это объясняется тем, что существование отношений необходимо прежде, чем может произойти КЭО и, возможно, даже прежде, чем могут сформироваться ожидания терапевтического эффекта. Это представляется перспективой для тех, кто считает отношения безусловно необходимым условием П.

Если, однако, рассматривать факторы с т. зр. их достаточности, то наибольшую важность приобретают ожидания. Исслед. показали, что ожидания могут вести к улучшению даже при отсутствии действия др. факторов. Бандура доказал, что ожидания успеха или неудачи яв-ся достаточными для достижения стойкого терапевтического результата. Показано тж, что без положительных ожиданий результаты оказываются эфемерными или вообще отсутствуют. Такой акцент на достаточности ставится теми, кто рассматривает ожидания и/или самоэффективность в качестве ключа к успеху П.

Если факторы рассматриваются в их реципрокном взаимодействии, ни один из них не представляется главенствующим. Все взаимодействуют друг с другом. Ни один аспект модели в принципе не яв-ся более важным, чем какой-то другой, действие всех необходимо для достижения макс.

эффекта терапии. Такой т. зр. придерживается Аппельбаум, к-рый утверждает, что терапевтическая эффективность обеспечивается благодаря синергическому характеру взаимодействия общих факторов.

В рамках этой концепции ни одному из факторов не отводится роль каузального, эффективного или даже необходимого или достаточного, поскольку все они действуют как часть общей конфигурации.

Этой перспективы придерживается модель ОЭКА Вайнбергера.

Наконец, вполне вероятно, что какой-то один или все факторы могут давать сходный эффект в определенном типе терапии. Розенцвейг придерживается этой позиции, утверждая, что если фактор оказывает влияние на к.-л. аспект личности, взаимозависимость подсистем будет передавать это влияние всей личности в целом. Т. о., сходная динамика может вызываться любым из различных общих факторов, действующих изолированно или в комбинации с другими.

См. также Поведенческая терапия, Эклектическая психотерапия, Убедительные сообщения, Эффективность психотерапии, Исследование психотерапии, Методики психотерапии Дж. Л. Вайнбергер Психофармакология (psychopharmacology) Слово «психотропный» является производным от древнегреческого psyche (душа) и tropikos (поворот);

т. о., поворот, или изменение, в душе является осн. значением этого термина. Расстройства, вызываемые этими лекарствами, являются неврологическими по своей природе, обнаруживающимися как нарушения в ЦНС. Два психоактивных транквилизатора были введены одними из первых примерно в одно и то же время: резерпин — алкалоид, получаемый из корня растения Rauwolfia serpentine, и хлорпромазин — синтетическое производное фенотиазина. За этим быстро последовали др.

многочисленные транквилизаторы, т. к. фармацевтические фирмы предвидели готовый рынок для сбыта таких лекарств.

Лекарства сами по себе не могут излечить психич. или эмоциональное расстройство, но доказано, что флоридные психозы с их помощью могут контролироваться, а сильная психотическая тревога — снижаться. Шизофреническое поведение можно регулировать более эффективно, а маниакально-депрессивные состояния и др. аффективные расстройства, напр., депрессии, тж часто доступны действию адекватной лекарственной терапии. Дезадаптирующие фобии — симптом тяжелого невроза — могут в какой-то степени устраняться назначением тщательно подобранных транквилизаторов и слежением за ходом терапии. Эффективная дозировка различна для разных больных, поскольку уровень препарата в крови оказывается непостоянным даже при одной и той же дозе и одном и том же весе тела.

В последнее время большое внимание уделяется функции и реакции нейротрансмиттеров, поскольку их изучение может способствовать резкому прорыву в понимании и лечении психич.

расстройств. В частности, внимание при изучении депрессивных расстройств уделялось метаболитам серотонина, норадреналина и допамина.

Антипсихотические средства Наиболее широко используемые типы антипсихотических средств (нейролептиков) являются производными алифатического и пиперазинового ряда. Наиболее известным алифатическим производным является хлорпромазин (торазин). В силу его давнего и широкого применения, его действие используется в качестве стандарта для сравнения с др. нейролептиками.

В психиатрических больницах для лечения пациентов с острой симптоматикой и хронически больных используются сильные производные пиперазина, напр., флуфеназин (проликсин) и бутирофеноны, в особенности галоперидол (галдол).

Хотя эти лекарства оказываются полезными для контролирования иррационального мышления, агрессивного поведения и гиперактивности, все возрастающее внимание привлекают к себе их побочные эффекты. В конце 1970-х гг. стало расти число случаев поздней дискинезии, к-рая возникает в результате применения больших дозировок нейролептиков в течение б месяцев и более. Она сильнее выражена у взрослых и пожилых, хотя может наблюдаться и у детей. Проявления затрагивают такие части тела как губы, нижняя челюсть, глаза, руки, ноги и туловище. Движения этих частей тела становятся непроизвольными и неравномерными;

поначалу их можно принять за симптомы болезни Паркинсона у взрослых. Частыми симптомами являются тж высовывание языка, судорожные подергивания губ и лицевой мускулатуры, непроизвольные мигания и движения нижней челюсти.

Наблюдаются атетоидные (медленное выворачивание) и хореиформные (быстрое, резкое, но координированное подергивание) движения пальцев, кистей и рук. Могут тж отмечаться раскачивающиеся движения туловища. У взрослых в нек-рых случаях расстройство остается необратимым;

у детей это менее вероятно. Дистония (нарушения мышечного тонуса), акинезия (отсутствие движений или мышечный паралич) и акатизия (двигательное беспокойство и неусидчивость) являются частными дополнительными симптомами, сопровождающими это тяжелое неврологическое расстройство, обычно появляющееся после прекращения лечения нейролептиками.

Ниже приводятся наиболее широко используемые нейролептики и их средние дозировки.

Родовое наименование Коммерческое наименование Средняя дозировка, мг Хлорпромазин Торазин Трифлупромазин Весприн Промазин Спарин Трифлуоперазин Стелазин Флуфеназин Проликсин Прохлорперазин Компазин Тиопропазат Дартал Бутаперазин Репойз Перфеназин Трилафон Тиоридазин Мелларил Противоневротические и анксиолитические средства Фармакологические препараты, используемые для контроля внутреннего напряжения и тревоги, могут рассматриваться как преимущественно Противоневротические. Существует 3 общих типа анксиолитических средств: а) глицеролы и мепробаматы (милтаун, экванил);

б) депрол (к-рый объединил мепробамат с бенактизином) и в) производные бензодиазепина — хлордиазепоксид (либриум) и производные дифенилметана — гидроксизин (атаракс).

Нек-рые из этих препаратов в действительности являются миорелаксантами, локусом активности к-рых является нервно-мышечная передача (мепробамат);

другие активны на уровне промежуточного мозга и ретикулярной формации. Структура и метаболическая активность малых транквилизаторов делают маловероятным летальный исход при их передозировке в суицидальных целях в случае, если принимались только они и ничто другое. Однако, в комбинации с алкоголем или др. средствами, подавляющими активность ЦНС, нек-рые из этих препаратов оказывают гипотензивный эффект, что может привести к летальному исходу. Эффективная дозировка каждого лекарства может быть разной, что делает трудным точное определение среднесуточной дозы мн. анксиолитиков. Тем не менее, ниже приводится примерная оценка среднесуточных доз для применения основных препаратов перечисленных выше типов у взрослых.

Родовое наименование Коммерческое Среднесуточная доза наименование Мепробамат Милтаун, Экванил 1600 мг Мепробамат + бенактизин Депрол 4 таблетки Диазепам Валиум 5 мг Хлордиазепоксид Либриум 30 мг Оксазепам Серакс 40 мг Флуразепам гидрохлорид Далман 30 мг Гидроксизин гидрохлорид Атаракс 400 мг Антидепрессанты Аффективные расстройства характеризуются нарушениями настроения или эмоционального фона, включая возбудимость и депрессию. Нек-рые лекарства, контролирующие тревогу, могут использоваться для лечения состояния повышенного настроения — мании и гипомании.

Антидепрессанты обычно разделяют на две осн. группы — трициклические производные и МАО.

Родовое наименование Коммерческое наименование Среднесуточная доза, мг Ингибиторы МАО Изокарбоксазид Марплан Фенелзин сульфат Нардил Паргилин гидрохлорид (HCl) Эутонил Транилципромин сульфат Парнат Трициклические производные Амитриптилин HCl Элавил, СК-Амитриптилин Нортриптилин HCl Авентил Амоксапин Асендин Имипрамин HCl Тофранил, Имават, Презамин, СК-прамин Дезипрамин HCl Норпрамин, Пертофран Перфеназин и амитриптилин Этрафон 6-75* HCl* Протриптилин HCl Вивактил Доксепин HCl Синекван, Адапин Циклобензаприн HCl Флексерил Мапротилин HCl Лудиомил Тримипрамин малеат Сурмонтил *Каждая таблетка содержит 2 мг перфеназина и 25 мг амитриптилина HCl, из чего следует, что ежедневная доза T.I.D. составляет 6 и 75 мг соответственно.

Стимуляторы все еще иногда используются для лечения депрессий. Прежде всего это — производные фенилэтиламина (амфетамин, декстроамфетамин и метилфенидат), но б. ч. они уже уступили место трициклическим антидепрессантам и ингибиторам МАО.

Соли лития Соли лития начали использоваться в Европе на неск. лет раньше, чем в США. Поначалу они находили применение преимущественно в лечении маниакальных состояний, но была показана их нек рая эффективность и в лечении депрессивных состояний. Производимые в форме карбоната лития, они показаны прежде всего при состояниях острой мании и для длительной поддерживающей терапии больных маниакально-депрессивным психозом. Литий следует применять с осторожностью при лечении пациентов с почечными и сердечно-сосудистыми заболеваниями, при приеме диуретиков и при состояниях истощения и дегидратации при наличии натриевого дефицита. В таких случаях может наблюдаться токсический эффект лития. Литий не следует принимать при беременности и кормлении ребенка — подтверждено его отрицательное воздействие на эмбрионы млекопитающих и возможность появления в молоке матери. При депрессии литий предположительно воздействует на активность катехоламинов;

механизм его действия при маниакальных состояниях все еще не вполне понятен.

Снотворные средства Снотворные и седативные средства использовались еще до того, как на рынке появились др.

психоактивные препараты. Эти лекарства все еще прописываются для устранения бессонницы ночью.

Хотя они вызывают успокаивающий эффект и контролируют тревогу, их используют в основном для нормализации сна, а не в дневное время. Нек-рые барбитураты имеют короткое время действия, нек-рые — более длительное, как в отношении начала наступления эффекта, так и в отношении продолжительности действия.

Для лиц, принимающих лекарства, важно понимать как механизм их действия, так и потенциальные побочные эффекты во избежание трагических ошибок при принятии решения об их применении. С юридической т. зр., психотерапевт и/или врач поступят правильно, если обсудят с больным различные аспекты лекарственной терапии, даже в суицидальных случаях. Всегда следует искать сотрудничества с пациентом.

См. также Ацетилхолинестераза, Амфетаминовые эффекты, Антабус, Анксиолитики, Антидепрессанты, Нейролептики, Химическая стимуляция мозга, Эндорфины/энкефалины, Нейрохимия, Стимуляторы, Транквилизаторы К. Дж. Фредерик Психофизика (psychophysics) С П. особенно тесно связано имя Густава Т. Фехнера, пытавшегося разраб. точный количественный метод измерения душевных явлений, предполагающий введение меры величины ощущения. То, что сильные раздражители вызывают сильные ощущения, а слабые раздражители вызывают слабые ощущения, было давно известно. Конкретная задача состояла в том, чтобы определить величину ощущения для каждого предъявляемого раздражителя. Попытки сделать это в количественной форме восходят, по меньшей мере, ко времени жизни греческого астронома Гиппарха (160—120 до н. э.), к-рый изобрел шкалу звездных величин, распределяющую видимые глазом звезды по шести категориям — от самых слабых (шестой величины) до самых ярких (первой величины).

И все же, как определить интенсивность ощущения всякий раз, когда оно становится содержанием сознания? Это осн. вопрос П. Фехнер предложил свой ответ на него: R = k log (I / I0).

Согласно закону Фехнера, величина ощущения (R) изменяется пропорционально логарифму отношения интенсивности раздражителя (I) к величине абсолютного порога (I0). Немало эксперим. исслед., в к-рых использовались многочисленные психофизические методы, было проведено в стремлении установить, какие из этих методов обеспечивают лучшее согласование данных с законом Фехнера.

См. также Методы эмпирического исследования, Закон Фехнера, Психофизические методы, Закон Вебера Дж. Г. Робинсон Психофизиология (psychophysiology) П. — это наука, изучающая умственные или эмоциональные процессы в том виде, в каком они обнаруживают себя в непроизвольных физиолог. реакциях, к-рые можно наблюдать у неповрежденного организма. Не следует смешивать П. с физиолог. психологией, изучающей физиолог. основу психич.

явлений.

Для психофизиолога независимыми переменными обычно служат психол. манипуляции.

Подопытному животному или, гораздо чаще, участвующему в эксперименте чел. могут предложить сделать выбор, решить предложенную задачу, поставить в условия эмоционального напряжения, выполнить определенное задание или реагировать на серию простых стимулов и т. д. Зависимыми переменными являются физиолог. изменения, к-рые могут регистрироваться на уровне периферической активности либо в виде электрических сигналов (напр., мозговые волны, мышечные потенциалы, ЭКГ), либо в виде изменений давления, объема или температуры (напр., дыхательные движения, кровяное давление, температура кожи). Гораздо реже психофизиологи используют в качестве зависимых переменных биохимические изменения мочи, крови или пота.

П. тж нужно разграничивать с областью психосоматической медицины, поскольку исследователи, работающие в обеих областях, разделяют интерес практически к тем же самым физиолог. проявлениям умственных и эмоциональных явлений. Для психофизиолога физиолог. реакция — это носитель информ. о событиях, происходящих в психич. сфере или в головном мозге. Тот факт, что страх может вызывать сужение периферических кровеносных сосудов и учащение сердцебиения, имеет значение для специалиста в области психосоматической медицины, к-рого интересуют эти телесные реакции в силу самого их существования. А вот то, что холодные руки и тахикардия указывают на переживание страха, представляет интерес для психофизиолога.

Психофизиологические измерения Непосредственная цель психофизиолог. измерения состоит в генерировании такого электрического сигнала, к-рый бы точно воспроизводил временную динамику измеряемого физиолог.

феномена. После того как измеряемый феномен адекватно отображен в форме электрического сигнала, последний можно легко усилить или отфильтровать, визуализировать в виде кривой на ленте многоканального самописца или на экране осциллографа, записать на магнитную ленту для последующего воспроизведения и анализа или ввести в компьютер. Нек-рые психофизиолог. феномены, такие как электроэнцефалограмма (ЭЭГ), электромиограмма (ЭМГ) и ЭКГ, уже представляют собой электрические сигналы, генерируемые в организме, и для их измерения требуется только пара электродов, помещаемых на соотв. участки тела для регистрации биопотенциалов и соединяемых со входом усилителя, к-рый делает сигнал достаточно сильным для того, чтобы его можно было записать в той или иной форме. Наиболее многофункциональным методом регистрации будет любой метод, позволяющий воспроизводить оригинальный сигнал через какое-то время, в частности магнитофонная запись, однако в большинстве психофизиолог. лабораторий применяется тж визуальная графическая регистрация электрических сигналов на специальной бумажной ленте с помощью многоканальных самописцев.

Нек-рые психофизиолог. феномены, непосредственно не генерирующие электрические сигналы, могут вызывать изменения электрических свойств ткани, к-рые можно измерить посредством пропускания через эту ткань тока от внешнего источника.

Помехи. Совр. мир буквально заполнен электрическими «помехами», такими как электромагнитное излучение от телепередатчиков, электромоторов, проезжающих автомобилей, ламп дневного света и т. д., к-рые челов. тело принимает подобно антенне. Биоэлектрические сигналы, возникающие в организме, точно так же становятся помехами, когда они не относятся к измеряемым сигналам, но при этом достаточно сильны, чтобы появиться в записях.

Помехи биолог. происхождения, как в случае движений глаз, искажающих ЭЭГ, или самой ЭЭГ, нежелательным образом сказывающейся на записи электродермальной активности, требуют специальных решений. Иногда достаточно простой перестановки электродов. Если помеха образована, в основном, частотами, выходящими за границы спектра полезного сигнала, проблему можно решить с помощью полосового фильтра. Третий подход — использовать отдельный канал для прямой регистрации и измерения помехи, а затем вычесть ее из сделанной по др. каналу записи изучаемого сигнала посредством электронной инверсии и суммации.

Регистрирующие устройства. Все совр. полиграфы имеют стандартные устройства вывода, благодаря к-рым усиленные сигналы с каждого канала могут подаваться на вход записывающих или др.

устройств.

Компьютеры В большинстве психофизиолог. лабораторий в наши дни используются малые ЭВМ для управления экспериментом в режиме реального времени и немедленного анализа данных, а тж для более сложного последующего анализа рез-тов. Имеются в наличии системы лабораторного интерфейса, к-рые делают возможным автоматизированное включение и выключение оборудования, генерирование стимулов, измерение продолжительности событий (и их синхронизацию), а тж обеспечивают ввод данных, команд и др. информ. в компьютер. С помощью компьютера можно предъявлять испытуемым графическую или буквенно-цифровую информ., отображаемую на дисплее, или подавать разнообразные звуковые сигналы, включая произносимые слова, к-рые преобразованы в цифровую форму и хранятся в памяти компьютера. Психофизиологам прошлых лет были необходимы практ. знания в области электротехники, физиол. и статистики, а тж отнюдь не элементарное представление о психологии;

компетентным психофизиологам наших дней требуются еще и практ.

знания в области вычислительной техники.

Анализирование данных Дисперсию выборочной совокупности оценок нек-рой психофизиолог. переменной можно разбить на следующие компоненты:

2 = 2 + 2ф + 2, (1) где 2 обусловлена индивидуальными различиями в базисной психол. переменной, интересующей исследователей, 2ф — ортогональный компонент дисперсии, обусловленный физиолог.

различиями, а 2 отображает ошибку измерения. Если измеряется уровень кожной проводимости (SCL), обозначаемый буквой со, то, напр., могло бы представлять уровень возбуждения ЦНС, или уровень «мобилизации энергии»;

ф — отражать индивидуальные различия в плотности и активности ладонных потовых желез, а — увеличиваться с вариацией чистоты кожной поверхности, загрязнения электродов, мест контакта электродов с кожей ладоней и т. д.

В основе большинства психофизиолог. измерений лежит имплицитное допущение, что является монотонно возрастающей функцией и, как часто надеются, к тому же простой линейной функцией от изучаемой базисной переменной:

= + +. (2) Используя опять в качестве примера SCL, можно предположить, что коэффициент отображает минимальный SCL данного испытуемого при полном отсутствии гидромоторной активности, а определяется реактивностью всей электродермальной системы, т. е. увеличение электропроводимости вызывается увеличением y на единицу измерения. (Очень сходные неявные допущения лежат в основе большинства психол. измерений.) Проблема заключается в том, что коэффициенты и тж изменяются, часто — у одного и того же испытуемого от одного замера к др., и всегда — при переходе от одного испытуемого к др. Именно эта вариация представлена компонентом 2ф в уравнении (1).

Задача психофизиолога — в первую очередь обеспечить, чтобы выбранная психофизиолог. переменная () была линейно связана с, по крайней мере, приближенно, а затем попытаться минимизировать ошибку измерения 2 и часть общей дисперсии 2ф, обусловленную физиолог. вариабильностью как внутри одного испытуемого, так и между испытуемыми, к-рая в этом контексте тоже должна рассматриваться как дисперсия ошибок.

Допущение о линейности. Рассмотрим эксперимент, в к-ром испытуемого сначала подвергают сильному напряжению, а затем дают возможность расслабиться и лечь спать, причем на всех этапах этого эксперимента осуществляется непрерывный контроль уровня кожного потенциала (SPL). SPL будет довольно низким в условиях сильного напряжения, затем возрастет до максимума в то время, когда испытуемый будет, к примеру, слушать захватывающий рассказ, и снова упадет до минимума, когда он отправится спать. Эти индивидуальные кривые показывают, что SPL имеет инвертированную U-образную связь с возбуждением ЦНС. и, следовательно, является плохим показателем такой переменной. Предположим, что в том же самом эксперименте мы измеряем еще и электродермальные реакции: изменения кожной проводимости (SCRs) на одной руке и изменения сопротивления кожи (SRRs) — на др. Поскольку они вызываются в широко варьирующих границах тонических SCL и SRL, SCRs будут плохо коррелировать с соотв. SRRs. Существует как теорет., так и эмпирическая поддержка мнения о том, что кожная проводимость имеет более простую связь с событиями ЦНС, чем сопротивление кожи.

Минимизация внешней дисперсии. Минимизация дисперсии, обусловленной ошибкой измерения, в значительной степени является делом выбора подходящей и состоятельной методики;

детали будут зависеть от измеряемой переменной. Чтобы минимизировать внешнюю дисперсию, обусловленную физиолог. различиями, нужно провести статистическую коррекцию в границах индивидуальных различий. Осн. идея состоит в том, чтобы оценить коэффиценты а и b в уравнении (2) для каждого испытуемого в отдельности и затем вычислить показатели для каждого испытуемого с поправкой на размах:

= ;

фазных изменений, таких как SCR, а, или минимальное значение, всегда равно нулю. Значения фазной реакции можно поэтому скорректировать (по разбросу), просто разделив их на оценку максимальной амплитуды реакции данного испытуемого.

Каналы получения психофизиологической информации Нек-рые системы организма предоставляют психофизиологу ряд (замутненных) окон для наблюдения ментальных событий. В этом разделе дается обзор наиболее широко используемых психофизиологами систем, соотв. им каналов регистрации и переменных, измеряемых в каждом канале.

Сердечно-сосудистая система. Издавна люди судят об умственных и эмоциональных процессах друг друга по сердечнососудистым изменениям, потому что нек-рые такие изменения (лицо покрывается краской или бледнеет, сердце бешено колотится в груди, руки холодеют и т. д.) можно увидеть невооруженным глазом. Важнейшими источниками (каналами) информ. являются ЭКГ, АД, пальцевая плетизмография и, возможно, пальцевая температура.

У интактного испытуемого кровяное давление можно измерять только периодически, посредством выслушивания сосудистых тонов. Исследуемому накладывают на плечо полую резиновую манжету, в к-рую закачивают воздух до тех пор, пока манжета полностью не сдавит просвет плечевой артерии и кровоток в ней не прекратится. Приложив стетоскоп к артерии ниже манжеты, начинают постепенно выпускать из нее воздух (т. е. создавать декомпрессию) до появления первых звуков Короткова. Эти звуки вызваны тем, что вследствие снижения давления в манжете чуть ниже уровня систолического АД ток крови при систоле преодолевает сдавленный участок и прорывается за манжету, ударяя о стенки артерии и порождая характерный шум, слышимый ниже манжеты. То давление в манжете, при к-ром появляются первые звуки в артерии, соответствует максимальному, или систолическому давлению. При дальнейшем снижении давления в манжете наступает момент, когда оно становится ниже диастолического, кровь начинает течь как во время систолы, так и во время диастолы. В этот момент звуки в артерии ниже манжеты исчезают, а величина давления в манжете, когда это происходит, соответствует минимальному, или диастолическому давлению.

Сердечный ритм и кровяное давление, по всей видимости, подчиняются закону начальных значений (Law of Initial Values), к-рый гласит, что изменение любой из этих переменных, вызванное к. л. стимулом, будет коррелировать с предстимульным уровнем переменной. Так, прессорный (повышающий кровяное давление) стимул вызовет меньшее увеличение частоты уже быстро сокращающегося сердца, чем в том случае, когда сердце бьется медленно и спокойно.

Электродермальная система. По сравнению с подкожными тканями, кожа имеет относительно высокое сопротивление электрическому току. Во второй половине XIX в. было открыто, что сопротивление толстой кожи ладоней и подошв необычайно тонко реагирует на психол. стимуляцию.

Известно, что потовые железы в этих волярных областях выполняют особую функцию;

вместо содействия терморегуляции они увлажняют схватывающие поверхности при подготовке к действию.

Сухая кожа ладоней скользкая и более подвержена механическим повреждениям вследствие трения.

Нейронные цепи, образующиеся в активирующих системах среднего мозга, контролируют волярное потоотделение, к-рое увеличивается тонически с увеличением возбуждения ЦНС и, кроме того, — волнообразно, фазически, в ответ на любой стимул, достаточно значимый для того, чтобы вызвать ориентировочную реакцию. Отчасти потому, что канальцы потовых желез обеспечивают низкоомный (с малым сопротивлением) путь через эпидерму, электрическое сопротивление кожи варьирует в зависимости от активности потовых желез. Поскольку это сопротивление изменяется фактически обратно пропорционально потоотделению, в настоящее время принято измерять кожную проводимость, являющуюся обратной величиной электрическому сопротивлению. Самый низкий уровень кожной проводимости (SCL) у дремлющего или засыпающего человека;

он резко повышается при его пробуждении и становится еще выше при умственном усилии или эмоциональном напряжении.

Электромиография. Электрод, помещенный на кожу над любой мышечной массой, будет регистрировать (относительно др. электрода, закрепленного в области покоя, напр., на мочке уха) высокочастотный сигнал (10—500 Гц), порождаемый повторяющимися разрядами в сотнях или тысячах мышечных волокон. С помощью специальной электронной аппаратуры этот сигнал можно интегрировать в целях получения более простой кривой, отображающей среднее мышечное напряжение. Вероятно, за исключением фаз REM-сна (сна с быстрыми движениями глаз), поперечнополосатые мышцы сохраняют нек-рое напряжение, называемое тонусом, даже в состоянии покоя, и оно связано с редкими, возникающими асинхронно импульсами в отдельных мышечных волокнах. У «напряженного» индивида этот тонус покоя м. б. довольно высоким, охватывая либо все мышцы, либо специфическую мышечную группу. Поверхностная электромиография дает усредненную картину такого субактивного мышечного напряжения.

Движения глаз и зрачковый рефлекс. Глаза — это тж «окна души», через к-рые мы можем мельком увидеть работу мозга. Движения глаз и направление взора можно регистрировать с помощью электроокулографии (ЭОГ). Глаз подобен маленькой батарейке с напряжением около 1 мВ между роговицей (положительный полюс) и тыльной стороной сетчатки. Если электроды располагаются рядом с наружными углами глазной щели, то при повороте обоих глаз, напр., вправо, электрод с правой стороны становится электроположительным относительно электрода, закрепленного слева. Др. пара электродов, размещенных выше и ниже каждого глаза, регистрирует вертикальные движения глаз.

Чувствительность метода ЭОГ иллюстрирует тот факт, что, когда испытуемый следит за целью, движущейся по синусоидальной траектории от одного края экрана осциллографа к др., записанная на полиграфе электроокулограмма (ЭОГ) будет почти идеальной синусоидальной волной;

если затем заставить двигаться мишень в соответствии с сигналом треугольной формы, запись ЭОГ точно отразит это изменение.

ЭОГ применялась для изучения саккадических движений глаз, имеющих место в процессе чтения или поиска информ. на видеотерминале. Этот метод тж использовался при исслед. нистагма и плавных следящих движений глаз при наблюдении за движущейся целью.

Размер зрачка, к-рый может меняться от 2 до 8 мм в диаметре, регулируется автономной НС т. о., чтобы поддерживать постоянной интенсивность светового потока, попадающего на сетчатку. Однако зрачок реагирует еще и на психол. стимуляцию небольшими (< 1 мм), но регулярными изменениями (обычно расширениями), наступающими вслед за раздражителем с латентным периодом порядка 0,2 с.

Электроэнцефалография. Электрическая активность головного мозга гораздо сложнее сигналов, вырабатываемых самыми совр. компьютерами;

лишь одну миллиардную часть этой информ.

можно считать с поверхности мозга и еще меньше — с поверхности черепа. Так как закрепленные на черепе электроды интегрируют электрическую активность значительной области мозговой коры, достаточно полную запись суммарной ЭЭГ можно получить примерно с 20 электродов, симметрично размещенных на голове. Определен набор стандартных схем размещения электродов (International Ten Twenty System). Полный монтаж электродов обычно применяется клиницистами, ищущими ЭЭГ подтвержения предположений о наличии опухолей или очагов эпилептической активности в головном мозге, тогда как исследователи чаще используют только одно или неск. отведений ЭЭГ. Наиболее часто запись спонтанной ЭЭГ используется в исслед. сна;

в сочетании с регистрацией латеральных движений глаз и мышечного напряжения, ЭЭГ дает возможность идентифицировать с достаточной надежностью стадий сна.

Вызванные корковые потенциалы. В сущности, любой стимул, воспринимаемый испытуемым, будет оказывать действие на ЭЭГ;

на самом деле, предположительно спонтанная ЭЭГ м.

б. по большей части суммарным эффектом потока внешней и внутренней стимуляции, непрерывно бомбардирующей сенсориум. Для обнаружения эффекта любых, кроме самых интенсивных, стимулов среди фоновой активности ЭЭГ требуется многократное предъявление интересующего стимула, с тем чтобы можно было суммировать и усреднить постстимульные участки записи ЭЭГ. Если случайно выбрать и усреднить 100 полусекундных участков записи ЭЭГ, среднее будет стремиться к прямой линии. Однако 100 полусекундных участков записи ЭЭГ, следующих сразу за 100 предъявлениями, скажем, звукового щелчка, будут всякий раз содержать потенциал, вызванный этим щелчком:

сравнительно сложный пакет волн с временной привязкой к данному стимулу.

Более ранние компоненты вызванного коркового потенциала (ВКП), по-видимому, отображают более ранние стадии обработки информ. корой головного мозга. Полученные в последнее время данные свидетельствуют в пользу возможной связи между скоростью (латентным периодом) этих компонентов и неким базовым измерением интеллекта. Более поздние компоненты, особенно положительная волна с постстимульной задержкой примерно в 300 мс (Р-300), по всей вероятности, отражает завершение процесса идентификации или классиф. стимула. Фактический латентный период этой волны меняется пропорционально времени реакции, а ее амплитуда — пропорционально объему информ. в стимуле;

внезапные, важные или, м. б., «незабываемые» стимулы вызывают более выраженные Р-компоненты.

Изучение психол. коррелятов различных компонентов ВКП и использование этих данных при формулировании и проверке моделей обработки информ. мозгом — одна из наиболее быстро развивающихся и перспективных областей совр. психофизиолог. исслед.

См. также Автономная нервная система, Мозговые волны, Центральная нервная система, Компьютерная томография, Электроэнцефалография, Нейропсихология Д. Т. Ликкен Психофизические законы (psychophysical laws) Термин «психофизика» относится к области функциональных отношений между заданными на физ. континууме переменными и соотв. сенсорными реакциями. Количественное описание таких отношений называют П. з. Предназначение этих законов — объяснять функционирование сенсорных систем и предсказывать сенсорное поведение. П. з. были установлены для двух важных классов событий: а) пороговых событий, или феноменов обнаружения, и б) надпороговых событий, или феноменов различения.

Для мн. психол. явлений время — критическая переменная, а временная суммация — фундаментальный закон, действующий, по крайней мере, во всех сенсорных модальностях. Временная суммация подразумевает, что интенсивность и длительность определенного стимула взаимодействуют т. о., чтобы поддерживать определенную сенсорную реакцию, такую как абсолютный порог.

Зрение. В тех случаях, когда длительность светового раздражителя очень мала, для его обнаружения необходим высокий уровень интенсивности стимуляции;

однако по мере увеличения длительности световой вспышки снижается и необходимый для ее обнаружения уровень интенсивности. Такое взаимодействие между временем (t) и интенсивностью (I) служит доказательством временной суммации и называется законом Блоха: It = constant. Этот закон строго соблюдается только в области абсолютного зрительного порога и при длительности вспышек примерно до 0,1 с — величины, часто называемой критической длительностью. Временная суммация происходит и при большей длительности раздражителя, но полной реципрокности между временем и интенсивностью стимуляции в этих случаях не наблюдается.

Слух. В определенных временных границах слуховой энергетический порог снижается по мере увеличения длительности звукового раздражителя. Однако здесь отношения между временем и интенсивностью стимуляции даже в области абсолютного порога сложнее тех, что выражены формулой It = с, и зависят от частоты звука и возраста испытуемых. Хотя реципрокность имеет место для нек-рых частот и длительностей стимуляции, она не сохраняется за пределами 100 мс временного интервала.

Другие сенсорные модальности. Критические длительности в сфере действия базисного принципа реципрокности были установлены тж и для неосновных чувств. При пробах на вкус критическое время стимуляции меняется в зависимости от качества вкусового раздражителя:

раздражителям, вызывающим ощущение сладкого, требуется примерно 2 с, ощущение соленого — 3 с, а ощущения горького и кислого — по 3,5 с. Для обоняния время перестает быть значимым фактором в пороговых феноменах при длительностях стимуляции свыше 5 с. Что касается тепловых раздражителей, то здесь верхняя граница их длительности, вплоть до к-рой происходит временная суммация, составляет 10 с;

в ощущениях холода, вызываемых направленной в лоб воздушной струей, реципрокность имеет место при длительностях стимуляции примерно до 1,5 с.

Надпороговые феномены Как и в случае пороговых феноменов, измерение надпороговых феноменов связано с поведенческими реакциями. Соответственно, психофизические теории пытаются объяснить отношения между переменными стимулами и связываемыми с ними реакциями как опосредованные соотв.

сенсорными модальностями. Основополагающей для этих теорий является концепция трех отдельных, хотя и связанных измерений или континуумов: а) физ. континуума (стимула), б) предполагаемого субъективного или сенсорного континуума и в) континуума суждений или поведенческих реакций.

Дифференциальный порог. Дифференциальный порог — это мера способности наблюдателя отмечать надпороговые различия между раздражителями. В 1834 г. была опубликована работа Э. Г.

Вебера De pulsu, resorptione, auditu et tactu, где сообщалось об относительном характере сенсорного различения. Вебер утверждал, что величина, на к-рую нужно увеличить или уменьшить интенсивность раздражителя (ф) с тем, чтобы вызвать заметное изменение ощущения, есть нек-рая постоянная часть интенсивности исходного раздражителя (ф). В математической форме это утверждение имеет вид ф = кф (где к — коэффициент пропорциональности) и называется законом Вебера. По мысли самого Вебера, его закон различимости раздражителей имел статус общего закона, соблюдавшегося во всех сенсорных модальностях, что было подтверждено мн. исследователями. Однако отношение Вебера не выполняется при низких уровнях интенсивности стимуляции и, в зависимости от эксперим. ситуации, может нарушаться тж при использовании сильных раздражителей. В связи с этим предлагались его различные модификации, в к-рых ф принималась пропорциональной ф с прибавлением некрой постоянной поправки, а не одному ф.

Классические психофизические шкалы. В 1860 г. Густав Т. Фехнер предложил неск.

психофизических методов, посредством к-рых, по его утверждению, можно определять величину ощущения как функцию величины раздражителя. Опираясь на закон Вебера и ряд собственных допущений, Фехнер воспользовался понятием минимального обнаружимого изменения (названного «едва заметным различием» или, сокращенно, ЕЗР), чтобы сформулировать свой осн. логарифмический закон: = к log фb, где — психол. величина, ф — физ. величина раздражителя, b — величина раздражителя, равная значению абсолютного порога, а к — коэффициент пропорциональности. Закон Фехнера гласит, что возрастанию силы раздражителя в геометрической прогрессии соответствует рост величины ощущения в арифметической прогрессии, и поэтому равные отношения раздражителей дают равные интервалы ощущений.

За 100 с лишним лет, прошедших с того времени, как Фехнер сформулировал свой закон, против него выдвигались многочисленные возражения. Все они сводятся к трем главным аргументам: а) ощущения не имеют размерной характеристики и, следовательно, не м. б. измерены;

б) закон Вебера — это всего лишь аппроксимация, и он не соблюдается во всем стимульном диапазоне;

в) все ЕЗР не равны по своему субъективному значению. В связи с этим предлагалось множество различных модификаций закона Фехнера.

Модифицированные психофизические шкалы Если допустить, что закон Фехнера справедлив, и разметить два смежных сенсорных интервала тремя консекутивными (последовательно возрастающими или убывающими) раздражителями, сила среднего раздражителя (точка деления пополам) должна бы равняться среднему геометрическому двух крайних раздражителей. Однако данные многочисленных исслед. показывают, что значение центральной точки ближе к среднему арифметическому, чем к среднему геометрическому. Тем самым фехнерово измерение сенсорных реакций на основе непрямой оценки способности к различению раздражителей не получило подтверждения в исслед. по прямому определению равных сенсорных интервалов.

Сравнение психофизических шкал Психофизические шкалы можно строить эксперим. методами, распадающимися на 2 осн. класса:

а) прямые методы, предполагающие изоморфное соответствие между суждениями наблюдателя и задаваемыми экспериментатором значениями шкалы, как в методе оценок величины (magnitude estimation);

б) непрямые методы, в к-рых нет однозначного соответствия между суждениями и задаваемыми значениями шкалы, как в методе категориальных оценок (category estimation). Если выбрать по одному методу из этих двух классов и применить к одинаковому набору стимулов, казалось бы, можно ожидать линейной связи между полученными в рез-те шкалами, так что график зависимости одной шкалы от др. должен давать прямую линию.

Тем не менее для континуумов интенсивности обычно редко удается получить такую связь.

Построение графика зависимости шкалы разбиения (partition scale) (полученной непрямым методом продуцирования категорий) от соотв. ей шкалы пропорциональности (полученной прямым методом продуцирования величин) почти всегда дает вогнутую вниз кривую, лежащую между логарифмической и степенной функцией. Неспособность обнаружить предсказанную линейную связь указывает на рост вариабельности суждений по мере перехода от малых к большим величинам стимула в исследуемом континууме. Возможно тж, отсутствие линейности связано с различиями методов шкалирования по диапазону доступных реакций или действию каких-то др. факторов, что сказывается на уровне приспособления.

Интерпретация психофизических законов Когда наблюдателю предъявляют два стимула и требуют от него поделить пополам сенсорное расстояние между ними, подбирая значение третьего (переменного) стимула на том же континууме, подобранное значение будет зависеть от того, в каком порядке предъявляются два постоянных стимула — восходящем или нисходящем. Центральная точка будет размещаться выше для упорядоченной по возрастанию пары стимулов, чем для пары стимулов, предъявляемых в порядке убывания.

Коль скоро на значения шкалы могут влиять различные несенсорные факторы, такие как порядок предъявления стимулов, стимульный диапазон, диапазон реакций, величина стандартного стимула и прочие условия, то, вероятно, закономерен вопрос об интерпретации психофизических шкал и выведенных П. з. Строго говоря, П. з. непосредственно включают в себя не сенсорные величины, а отношения между стимулами и соотв. оценочными суждениями, из к-рых и выводятся постулированные сенсорные величины.

Нек-рые исследователи считают психофизические шкалы специфическими отображениями заданного аспекта активности сенсорных нейронов и рассматривают психофизические функции как функции «преобразователя», описывающие то, каким образом сенсорные механизмы преобразуют энергию раздражителя в нервную деятельность. С теорет. т. зр., постулирование преобразователя усложняет формулировку П. з., поскольку теперь в ситуации шкалирования подразумевается не 3, а континуума: а) физ., б) физиолог., в) сенсуальный и г) поведенческих реакций (суждений и оценок). Но если бы третий (сенсуальный) континуум сочли теоретически несущественным, то П з. уже не имели бы никакого касательства к субъективным величинам.

Независимо от того, охватывает ли психофизическая теория 3 или 4 континуума, нелинейность эмпирических психофизических шкал (логарифмических или экспоненциальных) может возникать между любыми двумя смежными континуумами.

Возможно тж, что эта нелинейность возникает не только на уровне периферических функций сенсорных систем, но на уровне центральных механизмов обработки информ. в головном мозге. В соответствии с этим на суждения испытуемых в экспериментах по сенсорному шкалированию, вероятно, могут влиять предшествующий опыт, научение и контекстуальные факторы, к-рые связаны со слишком высокими требованиями эксперим. ситуации, касающимися стимулов, реакций и процедур.

См. также Слуховая различительная способность, Методы эмпирического исследования, Слух, Закон Фехнера, Психофизические методы, Зрительное восприятие, Закон Вебера Дж. Ф. Корсо Психофизические методы (psychophysical methods) Психофиз. — это наука, изучающая отношения между раздражителями (стимулами) и ощущениями (сенсорными реакциями) с помощью количественных методов. Как таковая она имеет дело со следующими вопросами: 1) Какой уровень стимуляции необходим для того, чтобы вызвать ощущение или сенсорную реакцию? 2) Насколько должна измениться величина раздражителя, чтобы можно было обнаружить изменение? 3) В каком отношении (или отношениях) нужно изменить стимул, чтобы он стал перцептивно эквивалентным другому стимулу? 4) Как меняется ощущение или сенсорная реакция с изменением величины раздражителя? Для ответа на эти (и др.) вопросы используют П. м. В состав этих методов входят: 3 классических метода определения порогов, введенные в психофиз.

Густавом Фехнером;

многочисленные П. м. шкалирования надпороговых раздражителей, используемые для получения мер величины ощущения, и методы теории обнаружения сигналов (ТОС), применяемые для получения мер «номинальной» сенсорной чувствительности, минимально искаженной мотивами и установками испытуемых.

Так называемые классические методы — метод границ, метод установки (или средней ошибки — Примеч. науч. ред.) и метод постоянных раздражителей — впервые были сведены вместе и представлены Фехнером в его фундаментальном труде «Элементы психофизики», опубликованном в 1860 г. Они использовались для определения абсолютных и разностных порогов. Абсолютный порог (Reiz Limen, или RL) определяется как величина раздражителя, дающего 50% случаев обнаружения.

Аналогично этому дифференциальный порог (Differenz Limen, или DL) — это минимальное изменение раздражения, обнаруживаемое в 50% случаев. Ниже приводится описание этих трех методов, к-рое хотя и не касается тонкостей эксперим. процедур, варьирующих от исслед. к исслед., дает достаточно полное представление о характерных особенностях каждого из них.

Метод границ При использовании этого метода наблюдателю в каждой отдельной пробе предъявляют либо монотонно возрастающую (восходящие пробы), либо монотонно убывающую (нисходящие пробы) дискретную последовательность раздражителей, величина к-рых изменяется до тех пор, пока не произойдет изменение реакции наблюдателя с «да» на «нет» (в нисходящих пробах) или с «нет» на «да» (в восходящих пробах). Уровень стимуляции, соотв. половине интервала, на к-ром происходит изменение реакции, принимается за величину порога для данной пробы.

Метод установки В противоположность методу границ, этот метод дает возможность самому наблюдателю регулировать непрерывно изменяемый раздражитель, с тем чтобы уравнять его с заданным эталоном.

Каждая проба заключается в корректировке наблюдателем переменного раздражителя от точки явного неравенства до точки субъективного равенства с эталоном. Восходящие и нисходящие пробы чередуются вместе со случайно изменяемым начальным отклонением переменного раздражителя от эталона.

Метод постоянных раздражителей Этот метод предписывает предъявление наблюдателю в каждой отдельной пробе только одного раздражителя, выбранного из фиксированного набора, включающего от 4 до 9 раздражителей. При определении абсолютного порога (RL) наблюдатель в каждой пробе дает ответ в форме «да/нет». При определении дифференциального порога (DL) наблюдатель, сравнивая тестовый раздражитель из определенного набора с предъявляемым в каждой пробе эталоном, дает ответ в форме «больше чем/меньше чем». После предварительного опробования тестовых раздражителей их набор формируется т. о., чтобы они заключали порог в вилку и чтобы все они (в идеале) давали какой-то процент реакций обнаружения или различения, но ни один из них не воспринимался в 100% случаев.

Психофизические методы шкалирования надпороговых раздражителей П. м. шкалирования представляют собой собрание самых различных методов, общее у к-рых только то, что они предписывают правила, по к-рым испытуемые (прямо или косвенно) присваивают значения числовой шкалы физ. стимулам. Эти методы часто использовались для проверки нек-рых психофизических законов. Среди них — методы бисекции, субъективно равных интервалов, фракционирования и оценки величины.

При использовании метода бисекции (bisection) испытуемому дается инструкция отрегулировать величину переменного раздражителя т. о., чтобы результирующее ощущение казалось ему равноудаленным от ощущений, вызываемых двумя постоянными раздражителями, задающими границы интервала, к-рый нужно разделить пополам. Эта процедура многократно повторяется, после чего вычисляется среднее арифметическое подобранных испытуемым значений переменного раздражителя.

Метод субъективно равных интервалов (equal-appearing intervals) — разновидность метода категорий — предоставляет наблюдателю возможность относить предъявляемые раздражители к одной из «равношироких» категорий, число к-рых (напр., 5) задается экспериментатором и не меняется в ходе опыта. Первыми предъявляются крайние по величине раздражители и идентифицируются как таковые, чтобы служить опорными точками для последующих суждений. После классиф. наблюдателем всех раздражителей их субъективные значения, определяемые как усредненные, или медианные, категории, представляются графически в виде функции от объективной величины раздражителя. Метод фракционирования (fractionation) требует от наблюдателя в каждой пробе создавать (путем регулировки или подстройки) новый раздражитель, составляющий заранее определенную часть (напр., половину) предъявляемого ему раздражителя. Это делается для каждого из раздражителей, входящих в стимульный набор. Метод оценки величины (magnitude estimation) — широко используемая процедура, предоставляющая возможность наблюдателю оценивать величину раздражителей, приписывая им числа. Более сильные по сравнению с эталонным стимулом раздражители получают обычно большие числовые значения, а более слабые — меньшие. Для каждого раздражителя вычисляется среднее арифметическое или среднее геометрическое числовых оценок, полученных на группе испытуемых.

Полученные средние субъективных оценок величины раздражителя представляются графически в виде функции от реальной величины раздражителя.

Теория обнаружения сигналов Мотивация, ожидание и отношение наблюдателя вызывают смещение рез-тов измерения относительно истинного значения в психофизических экспериментах по определению порогов. Так, при использовании метода постоянных раздражителей, в пустых пробах («пробах-ловушках»), когда наблюдателю не предъявляют никаких раздражителей, все равно появляются ответы «да». Такая реакция в теории обнаружения сигналов (ТОС) называется ложной тревогой. Безошибочное обнаружение раздражителя (ответ «да» при его наличии) называется попаданием. Изменения мотивации, ожиданий или отношения могут увеличивать процент попаданий, но ценой повышения доли ложных тревог.

В каждом из трех осн. методов ТОС — «да — нет», оценки и вынужденного выбора — задается случайная последовательность проб (напр., 200), в к-рых сигнал либо подается на фоне каких-то др., случайных сигналов (пробы «сигнал + шум»), либо отсутствует (пробы «чистого шума»). При использовании метода «да — нет» задача наблюдателя — давать ответ «да» в пробах с наличием сигнала и ответ «нет» в пробах с его отсутствием. В процедуре оценивания реакция наблюдателя сводится к выбору из заданного набора оценочных категорий той, к-рая отражает степень его уверенности в наличии сигнала в данной пробе. В эксперименте с вынужденным выбором предлагаются ситуации выбора из двух или более альтернатив (напр., при разнесении интервалов наблюдения во времени), одна и только одна из к-рых содержит сигнал плюс шум. Наблюдатель должен выбрать ту из них, в к-рой вероятнее всего содержится сигнал.

Влияние мотивации, ожиданий и отношения на реакции испытуемых в психофизических экспериментах трактуется как критерий наблюдателя, оцениваемый по проценту ложных тревог. На этот критерий можно влиять, изменяя долю проб с сигналом (и соответственно информируя наблюдателя), инструктируя наблюдателя быть более расслабленным либо, наоборот, более внимательным и точным или изменяя выплаты за возможные реакции. Если процент попаданий откладывать по оси ординат, а процент ложных тревог — по оси абсцисс, полученные точки будут соответствовать различным уровням критерия наблюдателя, а построенная по ним кривая будет называться рабочей характеристикой приемника (РХП). Различные кривые РХП порождаются сигналами разного уровня, тогда как все точки одной кривой РХП отображают один уровень обнаружительной способности наблюдателя. Т. о., появляется возможность разграничить действие сенсорных и внесенсорных факторов.

Приложения Помимо использования для поиска ответов на вопросы теорет. психофиз., различные П. м.

широко применяются для решения практ. задач как в области психологии, так и за ее пределами.

Сведения о нормальных зрительных и слуховых порогах (и, в несколько меньшей степени, о порогах др.

органов чувств) учитываются при проектировании оборудования и анализе челов. факторов в инж.

психол., а тж используются практ. медициной в качестве эталонов сравнения при постановке клинического диагноза. Методы шкалирования надпороговых раздражителей применяются в промышленности и торговле для оценки предпочтений. Методы ТОС тж находят самое широкое применение: от оценки пределов «чистой» сенсорной чувствительности до принятия решений в медицине.

См. также Аудиометрия, Методы эмпирического исследования, Психофизика, Научный метод Дж. Г. Робинсон Психохирургия (psychosurgery) П., по определению, подразумевает удаление или иное разрушающее воздействие на морфологически нормальную ткань головного мозга для купирования тяжелой, устойчивой к лечению и истощающей психиатрической симптоматики. Хотя Э. Валенстайн, основываясь на данных археологических находок, указывал в работе The psychosurgery debate: scientific, legal and ethical perspectives на использование метода трепанации еще в 2000 г. до н. э., впервые широкое применение психохирургических процедур при лечении психиатрических пациентов началось в конце 1930-х гг., достигло пика в 1960-х и пошло на убыль в 1970-х.

В первой половине XX в. наиболее часто используемой методикой П. была фронтальная лоботомия, при к-рой с обеих сторон иссекались волокна в лобных долях. Вначале эта операция выполнялась путем введения режущего инструмента через отверстия, посверленные в костях свода черепа или в верхних костях глазницы, и поворотом данного инструмента. Более точное разрушение мозговой ткани стало возможным в 1950-х гг., после изобретения стереотаксического инструмента, удерживавшего голову в фиксированном положении;

нож или электрод теперь можно было ввести в ткань мозга в точке, заданной тремя координатами согласно карте или атласу головного мозга. Т. о., появилась возможность удалять или разрушать точно локализованные участки мозга.

Наиболее эффективные участки-мишени для купирования психиатрической симптоматики оказались расположенными в медиальной и вентральной зонах лобных долей (обозначены треугольниками на рис. 4). Позднее, в качестве мишеней для П. были предложены др. участки мозга с точно определенными связями со специфическими зонами лобных долей.

Рис. 4. Мишени» психохирургии Треугольниками обозначены точки приложения метода в лобных долях. Незаштрихованными кружками отмечены точки для цингулотомии. Черные кружки соответствуют «мишеням» в таламусе.

Добавочные точки находятся в миндалине (ромб) и в гипоталамусе (квадрат) Поскольку психохирургическое вмешательство выполняется на неизмененной патоморфологически ткани мозга, эта практика вызвала большую полемику. Национальная комиссия по защите участников биомедицинских и поведенческих исслед. поддержала ряд тщательных расследований применения и эффективности П.

На основе критического анализа разнообразной и обширной информ. эта комиссия разраб. для министерства здравоохранения и соц. обеспечения США ряд рекомендаций, касающихся использования П. В частности, министерству рекомендуется всячески поддерживать проведение оценочных исслед.

безопасности и эффективности методик П., кроме того, министерству направлен подробный перечень заболеваний и показаний к ограниченному применению этих методик в отношении постоянно содержащихся в психиатрических учреждениях больных. Очевидно, что П. — это тема, поднимающая большое количество этических, научных и правовых вопросов, и вряд ли можно найти легкое решение в споре о допустимости ее применения.

См. также Головной мозг, Повреждения головного мозга, Лоботомия, Нейрохирургия М. Оскар-Берман Психоэндокринология (psychoendocrinology) Возникшая в середине XX в. потребность в более полном понимании биолог. основ и коррелятов поведения и психол. процессов привела к образованию новых биоповеденческих дисциплин, таких как психобиология, нейропсихология, психофармакология и социобиология. П. можно определить как область науки, к-рая изучает взаимосвязи эндокринной системы и поведения, а именно влияние секретов эндокринных желез, наз. гормонами, на поведение и, наоборот, воздействия поведения и психол. стимулов на функционирование эндокринной системы. Накоплены недвусмысленные экспериментальные, клинические и натуралистические доказательства того, что гормоны действительно играют существенную роль в определении разнообразных форм поведения у людей и животных. С др.

стороны, показано, что поведение, опыт и психол. стимулы оказывают влияние на функционирование эндокринной системы и секрецию гормонов.

Осн. задачами П. яв-ся: а) установление ковариации и корреляции между эндокринологическими и поведенческими событиями;

б) выявление нейроэндокринных механизмов, имеющих отношение к этой корреляции;

в) уяснение значения эндокринного влияния для адапт. организма к среде, а тж для физ. и психич. здоровья.

Истоки и основания Когда был установлен факт внутренней секреции желез и открыты первые гормоны, нек-рые психологи начали исследовать возможную роль секретов эндокринных желез в эмоциональных реакциях и проявлениях темперамента.

Экспериментальные исследования Первое эксперим. исслед. было выполнено в 1849 г., за полвека до открытия гормонов, А. А.

Бертольдом в Германии. Он пришел к выводу, что «семенники выделяют в кровь что-то такое, что способствует сохранению специфичного для мужского пола поведения и соотв. вторичных половых признаков».

Когда существование внутренней секреции было надежно установлено и были идентифицированы разные гормоны, наступил период расцвета экспериментирования, сначала преим.

на животных, а позднее и на людях. В 1930-х гг. наибольший интерес ученых вызывали половые гормоны и половое поведение, хотя др. гормоны и формы поведения тоже не оставались без внимания.

Адреналин (или эпинефрин) — гормон мозгового вещества надпочечников — раньше и шире всех др.

гормонов был изучен в исслед. на людях.

Др. отделы эндокринной системы тж начали исследоваться экспериментально, и оказалось, что они чувствительны к широкому кругу психол. стимулов. Точность и проработанность исслед.

психоэндокринных отношений неуклонно повышались, гл. обр. благодаря значительному прогрессу в понимании хим. состава и действия гормонов, а тж вследствие технологических достижений в области измерения микроскопических доз гормонов в тканях и жидкостях тела.

Клинические наблюдения и исследования Гл. обр. медицина, психиатрия в особенности, дала сильнейший импульс и оказала поддержку психоэндокринным исслед. Врачи-терапевты XIX в. сообщали о психич. и поведенческих изменениях у пациентов с заболеваниями органов, к-рые только впоследствии были распознаны как эндокринные железы. Др. отрасли медицины тоже предоставляли свидетельства о психоэндокринных компонентах нек-рых расстройств. Было обнаружено, что эмоциональные нарушения и стресс могут влиять на возникновение и тяжесть болезненных состояний, касающихся роста, половых функций, кожи, питания и органов чувств. Исслед. показали, что стресс, вследствие его воздействия на эндокринную систему и иммунологические реакции организма, может иметь отношение к этиологии рака.

Нейроэндокринология Ряд открытий способствовал зарождению и развитию нейроэндокринологии и, в результате, ведущей роли этой нейронауки в становлении П. К ним относятся: а) нейросекреция, или способность нейронов выделять вещества, обладающие характеристиками гормона;

б) тесная анатомии, и функциональная связь между мозгом и гипофизом — железой, имеющей центральное значение для эндокринной системы;

в) способность головного мозга синтезировать и секретировать гормоны, а тж его чувствительность к циркулирующим в крови гормонам;

г) существование неск. нейроэндокринных цепей обратной связи, напр. между корой надпочечников и гипоталамусом;

д) совершенствование существующих и внедрение новых методов идентификации и измерения гормонов, таких как радиоиммуноанализ;

е) синтез искусственных гормонов и получение естественных гормонов с помощью методик соединения генов (gene-splicing techniques).

Развитие после 1950 г.

Развитие П. было постепенным. Внутри нее с самого начала можно было различить два направления, представленных разными группами исследователей: одно сосредоточено гл. обр. на изучении влияния психол. состояний на эндокринную систему, тогда как другое сконцентрировано на исслед. гормональных детерминант разнообразных форм поведения. Исследователи, придерживающиеся последнего направления, предпочитают термин поведенческая эндокринология как более подходящий для обозначения их исслед.

Хотя цели П. были сформулированы примерно в 1940 г., ее консолидация как научного предприятия произошла только в конце 1950-х гг., когда нейроэндокринные связи получили научное объяснение и появились более точные методы исслед. До 1950 г. большая часть данных касалась связи полового поведения с гонадными гормонами. Проводились тж многочисленные исслед. эпинефрина, гормонов щитовидной железы и коры надпочечников по отношению к поведению.

С тех пор область психоэндокринных исслед. существенно расширилась и включает широкий спектр эндокринных желез, гормонов и гормональных аналогов. Публикации по проблеме гормонов и поведения, к-рые появились после 1950 г., отражают достижения в этой области.

Психоэндокринные связи Были обнаружены связи гормонов с научением и памятью, мотивацией, настроением и эмоциями, совладающим поведением, агрессией и такими видами адаптивного поведения, как половое, пищевое, питьевое и сон. Эндокринные нарушения, по-видимому, вносят вклад в этиологию нек-рых форм умственной отсталости, недостаточной обучаемости и аффективных расстройств.

Гормоны не выступают прямыми причинами поведения. Они влияют на поведение косвенно, действуя на НС, обмен веществ, сенсорные рецепторы, мышцы и неэндокринные (экзокринные) железы. Наиболее важным, безусловно, яв-ся их действие на НС.

Ниже приводятся примеры зависимости определенных аспектов поведения от специфических гормонов, в данном случае — половых. Либидо, или половая возбудимость, обнаруживает связь с андрогенным гормоном как у мужчин, так и у женщин. Секреция андрогена имеет место у лиц мужского и женского полов, хотя и в разных количествах. Снижение либидо обычно происходит в случае сокращения или прекращения секреции андрогена. Половые гормоны воздействуют, помимо прочих функций, на сенсорные способности, такие как обоняние и зрение. Когнитивные функции тж могут испытывать на себе влияние гормонов.

Эксперим. и клинические данные ясно показывают, что эндокринная система в целом чрезвычайно чувствительна к психол. стимулам и состояниям, таким как эмоции, а тж к нек-рым видам деятельности и опыта, хотя каждая из эндокринных желез обладает разной чувствительностью к таким воздействиям.

Дети с эмоциональными нарушениями часто прекращают расти и развиваться нормально. Это происходит в силу того, что эмоциональное нарушение тормозит секрецию гормона роста. Такие дети могут стать карликами, или психосоциальными карликами (psychosocial dwarfs), как их называют в медицине.

Гормонально-поведенческие взаимосвязи имеют глубокий и всеобъемлющий характер. Пожалуй, это самые сложные связи в организме, к-рые отражают взаимодействие генетических и средовых факторов. Поэтому исследователи стремятся изучать влияние психол. события на как можно большее число эндокринных реакций или, наоборот, воздействие гормонального события на как можно большее число доступных измерению психол. функций.

Важность психоэндокринных исслед. для психобиологии и ряда др. дисциплин, включ.

медицину, психиатрию, физиологию, нейроэндокринологию, соц. науки и педагогику, позволяет предсказать, что П. будет занимать все более важное положение среди биоповеденческих наук.

Психологу-теоретику П. предоставляет новые возможности для анализа и интерпретации проблемы взаимосвязи мозга и психики.

См. также Надпочечники, Нейрохимия, Гипофизарные расстройства, Психофизиология, Психофармакология, Социопсихофизиология Г. Мисяк _Р_ Работоспособность (work efficiency) Р. имеет отношение к изучению продуктивной деятельности человека, а тж физ. и психич.

реакций людей на затраты энергии в производственной и непроизводственной обстановке. Было установлено, что утомление, как психическое, так и физическое, вызванное напряженной работой, влияет на скорость и точность движений, силу и выносливость, как и на качественные (ошибки) и количественные результаты труда. Поэтому исслед. Р. направлены на обеспечение эффективного выполнения работы и уменьшения стресса, физ. напряжения, чувства скуки и др. негативных последствий, влияющих на здоровье и благополучие человека.

Создание условий для эффективного выполнения работы составляет главную цель инж. психол.

и инженерии челов. факторов, или эргономики. Исслед. Р. вносят свой вклад в достижения проектирования трудовой деятельности в целях повышения производительности труда и снижения усталости и количества несчастных случаев.

Можно считать, что начало исслед. Р. положил Ф. Тейлор, к-рый утверждал, что необходимо со всей тщательностью изучать производственные задания, чтобы повысить эффективность и результативность труда. Тейлор тж полагал, что работники должны соответствовать выполняемой ими работе и быть обучены выполнять ее в строгом соответствии с научно обоснованными инструкциями.

Результатом др. ранней работы, посвященной утомлению, которую провели Фрэнк и Лилиан Гилбрет, стало создание специальных стульев для различных видов работ, к-рые позволили уменьшить напряжение при работе. Кроме того Ф. Гилбрет, создатель моторно-временного анализа, наметил в общих чертах правила экономии движений, к-рые предусматривали орг-цию рабочего места, расположение инструментов и конструкцию оборудования в целях повышения Р.

Физическое утомление Чувство утомления всегда связывалось с недосыпанием и интенсивной физ. деятельностью, к-рая вызывает мышечное утомление (болезненность, одеревенелость мышц, ноющие боли в мышцах и т. д.) и снижение результативности труда. Как правило, индикаторы утомления разделяются на 3 категории:

химические (напр. состав крови или мочи, потребление кислорода), электрические (напр. ЭЭГ, ЭМГ) и физические (АД, частота сердечных сокращений, температура тела).

Психическое утомление В исслед. Р. психич. утомлению уделяется все больше внимания. Психич. утомление может создавать особые проблемы в ситуациях, связанных с продолжительными периодами концентрации внимания или активного бодрствования. Его причиной может тж быть умственная (информационная) перегрузка.

Скука и монотонность Скука связана с психич. утомлением и может вызываться повторяемостью, отсутствием новизны и монотонностью. Чувство скуки зависит от взаимодействия характеристик задания, особенностей обстановки и индивидуальных различий, но его можно уменьшить, при определенных условиях, с помощью музыки, шумовых эффектов или мотивационных стимулов. А. Анастази полагает, что в пром сти со скукой у работников можно бороться путем а) правильного подбора и расстановки кадров, б) внесения изменений в производственную среду и обстановку и в) перестройки самой работы, напр. ее обогащения или расширения ее диапазона.

Pages:     | 1 |   ...   | 43 | 44 || 46 | 47 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.