WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 38 ] --

Стойкие типы нездорового поведения Курение — один из существенных, вредных для здоровья факторов образа жизни. Данные многочисленных исслед. однозначно указывают на то, что курение сигарет яв-ся этиологическим фактором в сердечно-сосудистой патологии, рака полости рта, легких и пищевода, а тж таких легочных заболеваний, как эмфизема, бронхит, хроническая обструктивная болезнь легких. Патогенный эффект зависит от дозы, риск снижает прекращение курения. Эксперименты на неск. различных видах животных доказывают, что сигаретный дым вызывает рак легких и др. органов. Установлено, что первичным подкреплением курения яв-ся никотин, поскольку большинство людей не испытывает удовлетворения от табака без никотина, даже если он содержит все др. компоненты табачного дыма.

При снижении содержания никотина в дыме большинство людей меняет свой стиль курения, вдыхая больше, докуривая каждую сигарету до фильтра и/или потребляя большее количество сигарет, с тем чтобы поддержать первоначальную дозу никотина. Это может сделать сигареты с низким содержанием никотина скорее вредными, чем полезными. Симптомы отмены и трудности, испытываемые мн.

людьми при попытке бросить курить, указывают на то, что никотин вызывает зависимость.

В США бросить курить на какое-то время пытались 60% постоянных курильщиков и еще 30% хотели бы бросить курить. Но лишь одному из десяти, пытающихся бросить, удается сделать это не только на короткое время. Хотя различные антиникотиновые клиники достигают в 70% случаев кратковременного успеха, процент случаев длительного отказа от курения в этой, возможно специфической группе населения, не выше, чем среди тех, кто бросает курить без посторонней помощи.

Причинами рецидивов, в первую очередь, становятся отрицательные эмоции (напр. гнев) или фрустрация, и одна-две сигареты могут повлечь за собой возобновление постоянного курения.

Чрезвычайная трудность постоянного отказа от курения заставила исследователей сконцентрировать усилия на понимании факторов, побуждающих детей начать курить, и на создании профилактических программ, опирающихся на результаты исслед. таких факторов. Такие программы активно вовлекают молодежь в развитие стратегий противодействия влияниям сверстников, взрослых и СМИ.

Злоупотребление алкоголем ведет к циррозу печени, панкреатиту, неск. типам рака, несчастным случаям, убийствам, пожарам и производственным потерям. Исслед. показали, что генетические, культурные и иные психосоциальные факторы содействуют алкоголизму, хотя нам еще многое предстоит узнать о более специфических деталях. Несмотря на то что различные терапевтические программы оказались успешными для нек-рых людей, средний процент случаев долговременного успеха обескураживающе низок — факт, свидетельствующий о крайней важности профилактики.

Питание тж может сказываться на здоровье. Нервная анорексия, экстремальная форма добровольного голодания, наблюдаемая преим. у молодых девушек, может быть чрезвычайно опасной для здоровья и оказывается причиной смерти в значительном числе случаев. Несбалансированная, бедная белками, витаминами или важными элементами диета тж очень вредна. Более крупной национальной проблемой яв-ся, однако, ожирение. При весе на 20—30% выше нормы смертность оказывается на 20—40% выше, чем у людей с нормальным весом, а при превышении веса на 50— 60% смертность увеличивается на 150—250% по сравнению с нормой. Ожирение повышает риск развития гипертонии, диабета и сердечных заболеваний, осложняет хирургические вмешательства;

снижение веса может стать значимым фактором в лечении нек-рых случаев гипертонии и диабета.

Т. к. случаи ожирения чаше встречаются среди представителей обеспеченных слоев об-ва по сравнению с менее зажиточными, возможно, что ожирение зависит в определенной степени от соц.

окружения;

есть тж данные о значимости наследственных факторов. Широкий спектр терапевтических вмешательств — от психоан. до поведенческой терапии — могут помочь нек-рым лицам вернуться к нормальному весу. Но, как в случаях курения и алкоголизма, процент рецидивов для большинства пациентов обескураживающе высок. Проблема ожирения дает хорошую возможность исслед.

сравнительной эффективности лечения в силу объективного измерения достигаемого результата.

Поведение типа А было охарактеризовано как энергичное, соревновательное, нетерпеливое и враждебное. Исслед. лиц с этим типом поведения показали, что у них примерно в 2,5 раза выше риск инфаркта миокарда по сравнению с теми, у кого отсутствуют такие черты поведения (тип В).

Несоблюдение мед. предписаний представляет собой еще одну проблему. Следование рекомендациям врача позволило бы легко избавиться от известных вредных привычек. Но во мн.

случаях следование советам врача означает отказ от немедленного получения удовлетворения, какое-то непосредственное неудобство или лишнее усилие для достижения большего, но более отдаленного удовлетворения или для избежания опасных, но отдаленных последствий. Преобладание краткосрочных результатов над долговременными свидетельствует о несоблюдении мед. предписаний. Показано, что от трети до половины больных не принимает прописанных лекарств. Изучавшие эту проблему психологи нашли, что в ряде случаев адекватное объяснение причин назначенного лечения может помочь, но часто этого недостаточно.

Эффекты эмоционального стресса и других психосоциальных факторов Эпидемиологические, клинические, социологические и психол. исслед. показали, что условия, к рые можно широко обозначить как стрессовые, повышают вероятность последствий, нежелательных с мед. т. зр. Среди мн. изученных условий — быстрые соц. перемены, соц. дезорганизация, миграция в радикально отличающуюся среду, бомбежки и катастрофы, потеря спутника жизни, гиперстимуляция, однообразие (и связанная с ним скука) и недостаток контроля над важными аспектами работы или окружающей среды. Исходя из специфического стрессора невозможно прогнозировать специфическую психосоматическую реакцию. Типичным результатом яв-ся повышенный риск широкого спектра расстройств: внезапной остановки сердца, инфаркта миокарда, гипертонии, инсульта, диабета, желудочно-кишечных заболеваний, множественного склероза, туберкулеза, гриппа, воспаления легких, головных болей и бессонницы.

Часто стрессовые условия, оказывающие роковое воздействие на нек-рых людей, могут иметь незначительный эффект или вовсе не замечаться другими. Нек-рые из этих индивидуальных различий яв-ся, вероятно, врожденными, но другие зависят от психосоциальных факторов, напр. от того, как человек воспринимает угрозу и какие виды совладающего поведения он использует. Совладание (копинг) и его последствия изучались у пациентов, перенесших значительный стресс: паралич вследствие повреждения позвоночника, тяжелые ожоги, хирургическое вмешательство на открытом сердце и рак.

Экспериментальное подтверждение. Хотя полученные в вышеупомянутых исслед. данные выглядят впечатляюще, мн. из них можно истолковывать по-разному. Напр. по меньшей мере в 20-ти исслед. сообщается о том, что у людей, живущих в стабильных, относительно простых об-вах, регистрируется необычно низкое и не повышающееся с возрастом АД. Когда же люди с этим генетическим задатком перемещаются в радикально иную среду, у них наблюдается повышение давления, нарастающее с возрастом. Хотя эти результаты свидетельствуют о роли нек-рых факторов окружающей среды (одним из них, вероятно, является повышение стресса), трудно исключить и такие объяснения, как снижение физ. нагрузки или повышение соли и жиров в структуре питания.

Альтернативные интерпретации могут быть исключены путем проведения строго контролируемых экспериментов. Напр. было показано, что если мышей, выросших изолированно друг от друга, поместить вместе в клетку с узкими проходами, чтобы создать условия для частых конфликтов, у них повышается АД, причем это происходит стадиально, а порядок стадий, по-видимому, аналогичен таковому при развитии эссенциальной гипертонии у человека. Они преждевременно умирают от инсультов, патологии почек и различной сердечно-сосудистой патологии, связанной с гипертонией. Если же поместить в эту клетку мышей, к-рые выросли вместе, они создают устойчивую соц. орг-цию с гораздо меньшим числом конфликтов, не страдают гипертонией и не умирают преждевременно.

Во мн. др. экспериментах было показано, что стрессовые условия снижают эффективность иммунной системы, измеряемую как прямыми, так и косвенными методами, напр. по сопротивлению экспериментально занесенным инфекциям или имплантированным опухолям. Последние эффекты в особенности сложны и еще не до конца изучены;

в нек-рых случаях стресс может оказывать противоположный эффект, улучшая деятельность иммунной системы.

Механизмы влияния мозга на тело. Давно известно, что мозг и его нейрогуморальные системы контролируют такие жизненно важные функции, как дыхание, сердечный ритм, АД, кровоток, температуру, пищеварение, моторику кишечника и водно-солевой обмен.

Имеется все больше подтверждений тому, что функции низших центров мозга могут управляться функциями его высших центров, причем в значительной степени. Напр., когда у эмоционально спокойного животного повышается АД, стимуляция барорецепторов в сонной артерии вызывает рефлекс замедления сокращений сердца и расширения артериол, что возвращает АД к норме. Но в состоянии страха или ярости сигналы из высших центров тормозят эти рефлексы, что делает возможным продолжение повышения давления. Кроме своего значения для П. м., такие результаты означают, что рефлекторные пути в НС не могут быть поняты без учета поведенческого состояния организма.

Давно известно, что психол. факторы оказывают сильное воздействие на восприятие боли. При лечении внушаемых пациентов погружение в состояние глубокого гипноза использовалось вместо общей анестезии в большой хирургии. Легко наблюдаемые поведенческие и физиолог. реакции, к-рые очень голодная собака демонстрирует на болевой раздражитель, можно устранить, если такой раздражитель сделать сигналом к приему пищи. Этот эффект назв. контробусловливанием. Когда после длительного пребывания на передовой тяжело раненого солдата эвакуируют в тыл, что воспринимается им как первый шаг к возвращению домой, он может не чувствовать сильной боли и не требовать морфина в отличие от гражд. лица с аналогичным повреждением, для к-рого оно означает серьезные проблемы, а не счастливое избавление от грозящей смерти. Эти феномены могут объясняться наличием давно установленных проводящих путей, проходя по к-рым нервные сигналы тормозят боль. Эти пути связаны с механизмами высвобождения опиатоподобных пептидов, действие к-рых яв-ся промежуточным между кратковременными эффектами нейромедиаторов и долговременными — гормонов.

Показано, что массивные разряды из симпатической НС, происходящие, напр., при сильном испуге, вызывают в поврежденном сердце фибрилляцию и, т. о., внезапную смерть. Обнаружено, что у нек-рых клеток иммунной системы имеются рецепторы для взаимодействия с различными гормонами и пептидами, контролируемыми мозгом и высвобождающимися при эмоциональном стрессе.

Влияние стресса через поведение. Др. эффектом стрессовых ситуаций, в особенности если они неподконтрольны, яв-ся депрессия. Слабая подавленность или депрессия могут вызвать пренебрежение личной гигиеной, питанием и др. формами необходимой заботы о себе. Тяжелая депрессия может вызвать опасное для здоровья пренебрежение заботой о себе или откровенно губительное поведение, включ. самоубийство. В добавление к этим поведенческим факторам, возможно, существуют пока еще плохо изученные физиолог. неблагоприятные эффекты депрессии и отчаяния и, наоборот, благоприятные эффекты сильной воли к жизни.

Психологические проблемы, создаваемые травмами, болезнями и старением Еще один аспект П. м. — изучение психол. проблем, вызванных травмой или болезнью. Травмы или болезни приводят нек-рых больных в состояние сильного стресса или депрессии, сопровождающееся дополнительными неблагоприятными физиолог. и поведенческими эффектами, к рые могут еще более усугубить их болезненное состояние, что ведет к дальнейшему усилению стресса и отчаяния, и т. д. — по механизму непрерывно раскручивающейся спирали по нисходящей. Это чаще всего происходит в случаях травмы или хронической болезни, первичные эффекты к-рых не нейтрализуются быстро процессом естественного исцеления. И напротив, если у павшего духом пациента могут быть мобилизованы душевные силы для совладания со стрессом и лучшей заботы о себе, он может вступить на поднимающуюся спираль, оптимально используя свой остаточный потенциал. К состояниям, создающим серьезные эмоциональные и поведенческие проблемы для пациентов, относятся: паралич вследствие повреждения позвоночника высокого уровня, инвалидизирующие травмы, тяжелые ожоги, диагноз рака, ожидание большой хирургической операции, сердечный приступ, гемодиализ в связи с почечной недостаточностью, эпилепсия, гемофилия и диабет.

Такие состояния, особенно в детстве, могут вызвать тяжелые состояния тревоги, чувства стигматизации и необходимости соблюдения неудобных и аверсивных лечебных режимов. Поздний возраст может вызывать разнообразные проблемы приспособления к радикально изменившимся условиям жизни. У пожилых людей чувство слабости может вызывать депрессию, или симптомы депрессии могут быть ошибочно приняты за проявления сенильности. П. м. вносит все возрастающий вклад в решение этих проблем.

Терапия и реабилитация В качестве прикладного аспекта физ. медицины важным достижением стала разраб.

поведенческих методик, полезных для терапии и реабилитации. Привлекательной особенностью мн. из них яв-ся то, что они не предполагают каких-то обязательных процедур с пациентами, а состоят в обучении пациентов делать что-либо для своей пользы.

Принимая во внимание влияние стрессовых состояний на здоровье и признавая болезнь сильным стрессором, нетрудно понять, почему утешение и поддержка больных всегда были важной задачей иск ва медицины. Однако, по мере развития эффективных лечебных технологий, физ. медицина все более пренебрегала этой важнейшей, но отнимающей много времени функцией, создавая потребность в соотв.

службах и специалистах П. м. Во мн. случаях обращения к врачу, за соматическими жалобами стоят соц. и эмоциональные проблемы. Так, было установлено, что предоставление адекватных форм сокращенной психотер. может существенно уменьшить общий объем работы в клинике.

Мн. формы психол. терапии оказались полезными в клинике. Общее эклектическое осмысление теории научения, когнитивных процессов, психодинамики, соц. факторов и специфических мед.

аспектов состояний, к-рые подлежат лечению, яв-ся полезным и часто существенным фоном для применения тех или иных конкретных поведенческих методик. Ниже описываются 3 осн. подхода — поведенческая терапия, обучение релаксации и биологическая обратная связь, к-рые ни в коем случае не исчерпывают всех возможностей П. м.

Поведенческая терапия. Поведенческая терапия использует для модификации поведения ряд экспериментально установленных законов научения и клинически проверенных методик. Главная идея приложений теории научения к физ. медицине состоит в том, что если болезненное поведение подкрепляется сильнее, чем здоровое, оно будет сохраняться и после исчезновения органической причины заболевания. Мощным видом подкрепления такого поведения яв-ся сочувствие и внимание членов семьи и медперсонала, освобождение от неприятных обязанностей и режимов, пенсия по инвалидности, обезболивающие и снотворные лекарства. Простейший тип болезненного поведения, обычно подкрепляемого таким способом, включает такие сигналы страдания, как стоны, ограничение физ. активности, просьбы обезболивающих лекарств, крайняя зависимость, утомляемость, слабость, головные боли, головокружение и др. разнообразные жалобы, не имеющие под собой органической основы или несоразмерные результатам объективного обследования. В результате пациент не использует свои потенциальные возможности. Поведенческая терапия показана в тех случаях, когда адекватная органическая причина болезненного поведения отсутствует, тогда как его сильное подкрепление, наоборот, присутствует. Целью ее яв-ся устранение этого подкрепления и обеспечение подкрепления здорового поведения, сначала в клинической обстановке, а затем и в обычной жизненной среде пациента.

Поведенческая терапия оказалась полезной в разных клиниках. Одним из наиболее ранних и наиболее исследованных подходов было лечение болевого синдрома без сопутствующей органической основы. Она тж использовалась для обучения больных контролировать такие различные симптомы, как рвота и энурез, для минимизации беспомощности пациентов со сниженной способностью справляться с повседневными делами в результате физ. болезни или травмы, и чтобы помочь пожилым людям добиться большей независимости. Она помогала пациентам приспособиться к лечебным режимам, напр.

к приему прописанных лекарств, включиться в физ. упражнения для развития атрофированных мышц и участвовать в др. формах физ. терапии. Патологическая боязнь таких мед. процедур, как взятие крови, инъекции, гемодиализ и стоматологические процедуры, устранялась обучением релаксации с последующим поэтапным приближением пациента к вызывающий страх процедуре в комбинации с демонстрацией врачом др. пациентов в качестве спокойных моделей. Приведенные примеры далеко не исчерпывают разнообразных возможностей использования поведенческой терапии.

Обучение релаксации. Методика обучения релаксации была разработана Джейкобсоном в 30-х гг. Он обучал пациентов тому, как последовательно напрягать и расслаблять группы мышц и сосредоточиваться при этом на ощущениях, вызываемых релаксацией. Пациенты должны были учиться расслабляться все больше и больше. К этой процедуре впоследствии добавились такие приемы, как концентрация на релаксирующих образах, монотонное повторение слова, равномерное глубокое дыхание и пассивная концентрация на вызываемых ощущениях тепла и тяжести. Пациенты получают задания для домашней тренировки, часто с использованием инструктирующей аудиозаписи. При этом вне клиники фиксируются повседневные раздражители (ожидание красного света на светофоре, телефонный звонок), вызывающие внутреннее напряжение и используемые затем в качестве мишеней для тренировки быстрой релаксации. У мн. пациентов такие процедуры снижают стресс, как и его гормональные и др. физиолог. индикаторы. У нек-рых больных, однако, глубокая релаксация вызывает чувство дезориентации, потери самоконтроля или пугающие образы — эффекты, к-рые должны сниматься более традиционными психотерапевтическими методами. Ибо можно быть полностью расслабленным и, в то же время, панически бояться чего-то.

Осознанное практикование релаксации помогает пациентам с различными расстройствами:

болезнью Рейно (болезненное сужение сосудов пальцев при воздействии стресса или холода), астмой и сердечными аритмиями. Релаксация яв-ся полезным компонентом естественных родов.

Биологическая обратная связь. Биологическая обратная связь требует использования измерительных приборов для предоставления пациентам и их врачам информ. (т. е., обратной связи) о том, что происходит в организме. Она показана в случаях, когда: а) желательное с т. зр. терапии направление изменения достаточно очевидно;

б) реакция, вызывающая такое изменение, может быть освоена пациентом;

в) реакция, вызывающая это изменение, тормозилась ошибочным представлением больного о ее недоступности или неприемлемости и г) непрерывный контроль процесса может дать больше полезной для лечения информ.

Мн. больным, достигшим предельного улучшения с помощью методов традиционной физ.

терапии (относящихся, собственно говоря, к методам поведенческого лечения), удается помочь добиться существенного улучшения с помощью биологической обратной связи. Когда обучение, сопровождаемое биологической обратной связью, дает возможность достаточно юным пациентам или детям с последствиями родовой травмы, до этого фактически беспомощным, самостоятельно есть и одеваться, а позднее — работать и содержать себя, совокупная экономия расходов в результате сокращения объема их мед. и соц. обслуживания за период средней продолжительности жизни делает этот недешевый метод лечения экономически крайне выгодным.

Биологическая обратная связь хорошо зарекомендовала себя в лечении целого ряда др.

состояний, таких как недержание кала, лекарственно-устойчивая эпилепсия и боли, вызванные нарушением кровотока в нижних конечностях. Благодаря достижениям микроэлектронной технологии, в нашем распоряжении оказываются миниатюрные измерительные устройства, позволяющие проводить более широкий терапевтический тренинг в домашних условиях, а тж идентификацию особо стрессовых для конкретного больного ситуаций в качестве первого шага на пути к совладанию с ними.

См. также Акупунктура, А-тип личности, Модификация поведения, Биологическая обратная связь, Эндорфины/энкефалины, Службы системы здравоохранения, Психология здоровья, Целостное здоровье, Мышечная релаксация, Психофизиология, Психосоматические расстройства, Реабилитация, Социопсихофизиология, Контроль веса Н. Миллер Поведенческая терапия: проблемы и вопросы (behavior therapy: problems and issues) П. т. яв-ся все более принимаемой частью психиатрического здравоохранения, приносящей с собой поток профессиональных вопросов, касающихся клинических стратегий, подготовки специалистов, лицензирования, методологии, юридической ответственности и ограничений, а тж массу проблем, возникающих в повседневной практ. деятельности.

Поведенческие процедуры восходят к античности. Новым является их систематическое применение и формулирование принципов с позиций научной методологии. Эту методологию отличают следующие признаки: объективность, квантификация, воспроизводимость, валидизация, проверка гипотез, опора на объективные результаты и разум вместо обращения к авторитетам и обязательность научного анализа возможных альтернативных объяснений.

Для кого-то из приверженцев П. т. концептуальной основой служит павловская теория условных рефлексов, к-рая нашла воплощение в таких практ. методиках, как аверсивная терапия и систематическая десенсибилизация. Другие находятся под влиянием скиннеровской теории оперантного научения и эмпирического анализа поведения, ведущих к формированию реакций методом последовательного приближения, жетонной системы и т. д. А для кого-то еще уникальность П. т.

заключается в ее акценте на применении эксперим. методологии к индивидуальным случаям. У сторонников теории соц. научения принципы моделирования и обусловливания включены в схему эффективного поведения, учитывающую согласованные взаимовлияния индивидуума и среды.

Нек-рые поведенческие терапевты принимают теории черт, нек-рые — нет. Для одних все заключено в окружающей среде, для других главную роль играют физиолог. и конституциональные факторы. Нек-рые рассматривают П. т. по большей части как упражнение в самопознании и самореализации, но для других самоконтроль является бредовым заблуждением. Для этой последней группы понятия Я не существует;

ведущим принципом является радикальный или метафизический бихевиоризм с полным отрицанием вмешательства к.-л. промежуточных переменных между стимулом и реакцией. Для нек-рых поведенческих терапевтов результатов достаточно и теория не очень или совсем не важна;

для других теория яв-ся важнейшим условием дальнейшего развития П. т.

Большинство сторонников П. т. разделяют ряд установок, дополняющих методологию бихевиоризма либо вытекающих из нее. К ним относятся: фокус на текущих, а не на прошлых детерминантах поведения;

акцент на изменении открытого, внешнего поведения как главном критерии оценки лечения;

описание терапии в объективных терминах, чтобы сделать возможным воспроизведение;

опора на фундаментальные исслед. как источник гипотез о лечении и видах вмешательства;

специфичность в определении, лечении и оценке результатов у целевых групп больных.

Определение П. т., предварительно принятое Ассоц. за развитие поведенческой терапии (Association for Advancement of Behavior Therapy) в начале 70-х гг., звучало следующим образом:

«П. т. заключается, прежде всего, в приложении принципов и закономерностей, установленных на основе исследований в экспериментальной и соц. психол., к практике облегчения страдания человека и повышения уровня его функционирования. П. т. включает систематическую оценку эффективности этих практ. приложений. П. т. предполагает изменение окружающей среды и соц. взаимодействия, а не прямое изменение соматических процессов биолог. процедурами. Осн. цель — педагогическая.

Используемые методики способствуют улучшению самоконтроля. При проведении П. т. между терапевтом и пациентом заключается соглашение, в к-ром точно определяются взаимно приемлемые цели и процедуры. Ответственные практ. работники, занимающиеся П. т., руководствуются общепринятыми принятыми принципами».

П. т. начали применять в 50-е гг. Ее первое десятилетие было отмечено выработкой идеологии и спорами, второе — консолидацией и третье — разработкой сложной методологии, новых концептуальных моделей и поиском новых горизонтов. Эти события связаны с растущим признанием внутренних процессов (т. н. когнитивная революция), расширением междисциплинарного сотрудничества и диалогом с общественностью. В силу тенденций роста этой области, вследствие чего П. т. не представляет собой единой системы с ограниченным набором предписанных процедур, в ней возникают концептуальные проблемы и спорные вопросы.

Стимульно-реактивная теория научения и принципы обусловливания в поведенческой терапии Накапливается все больше подтверждений тому, что П. т. не придерживается твердо каких-то определенных теорий и принципов обусловливания. Понятие обусловливания лишено точного значения. Разграничение классического и оперантного обусловливания остается противоречивым.

Отношения между обусловливанием в лаборатории, клинике и повседневной жизни сложны и допускают разнообразные интерпретации. До сих пор не доказано существование общего фактора обусловливаемости, хотя он служит имплицитной предпосылкой большей части методов П. т. Ни классическое обусловливание, ни оперантное обусловливание, ни прикладной анализ поведения не в состоянии адекватно объяснить многосложность невротических картин. Попытки обновить теорию обусловливания на основе признания роли познания, субъективного опыта или паттернов взаимодействия реакций скорее осложняют, чем проясняют вопрос. Т. о., обоснованность обусловливания как объяснительного понятия П. т. вызывает, в лучшем случае, сомнение.

Даже если принять без всяких доказательств, что П. т. базируется на теориях научения, до сих пор нет согласия в том, какие именно теории или принципы научения соответствуют этому виду терапии. Не решен вопрос о том, адекватно ли применение господствующих концепций обусловливания для объяснения скрытых, внутренне регулируемых процессов. В ряде случаев предлагалось расширить теорет. основы П. т. за счет включения знаний, заимствованных из соц. психол., физиологии и социологии, чтобы не ограничиваться исключительно рамками теории научения, сводящегося к выработке условных связей. Это означало бы радикальное изменение нек-рых предпосылок П. т.

Объединяющим фактором в П. т. обычно считается ее происхождение из экспериментально установленных процедур и принципов, соответствующих типичной методологии науки о поведении. К сожалению, многое в П. т. опирается на ограниченные научные доказательства. П. т. в лучшем случае основана на эмпирическом подтверждении, а не на выводах из теории, иногда же — на чем-то, мало превосходящем обычные представления практикующего врача, полученные из клинического опыта.

Сван и Мак Доналд нашли, что П. т. в том виде, как она действительно проводится, не всегда соответствует теориям и принципам, о к-рых заявляют занимающиеся ею практики.

Роль когнитивных факторов в поведенческой терапии Ранние поведенческие терапевты решительно отвергали все формы когнитивного влияния, возможно ради желания избавиться от всего, что имеет привкус ментализма. В течение двух десятилетий эта ситуация изменилась кардинальным образом, так что П. т. в 80-е гг. испытала муки обновления в т. н. «когнитивной революции». Переоценка роли процессов и продуктов познания вызвала значительные разногласия и споры в рядах поведенческих терапевтов. Для нек-рых из них когнитивные процессы и продукты яв-ся не элементами поведения, а гипотетическими конструктами, используемыми для объяснения отношений между окружающей средой и поведением. Для других когнитивные факторы представляют собой неотъемлемый компонент П. т., к-рый должен получить объяснение либо на основе какой-то известной формы обусловливания, либо на основе введения не сформулированного еще дополнительного теорет. понятия.

Отношения между когнитивными факторами и поведением остаются все еще недостаточно ясными. Все виды терапии, вероятно, яв-ся одновременно когнитивными и поведенческими в той или иной степени. Большую ясность сможет внести лишь дальнейшее развитие адекватной технологии комплексного исслед. связей мозга, поведения и познания.

В действительности все совр. процедуры П. т. предполагают какое-то когнитивное воздействие.

Большинство поведенческих терапевтов отвергает радикальный или метафизический подход в пользу той или иной формы методологического бихевиоризма. Более адекватно рассматривать совр.

поведенческих терапевтов как ориентирующихся скорее на наблюдаемое поведение, а не на теорию бихевиоризма. Тем не менее, дебаты по поводу бихевиоризма в П. т. далеко не утихли и вопрос о том, что яв-ся и что не яв-ся в ней философски обоснованным, остается предметом живейших споров.

Некоторые специалисты, признавая невозможность философского или концептуального объединения психоан. и П. т., тем не менее настаивают на возможности и желательности какой-то формы взаимодействия этих направлений на уровне практики.

См. также Бихевиоризм, Модификация поведения, Классическое обусловливание, Когнитивные терапии, Оперантное обусловливание С. М. Фрэнкс Поведенческая терапия (behavior therapy) В психологии встречается целый ряд терминов, часто используемых как взаимозаменяемые, хотя они в той или иной степени различаются по своему происхождению и значению: П. т., модификация поведения, поведенческая инженерия, воздействие на поведение, прикладной анализ поведения, бихевиоризм, когнитивная модификация поведения, обусловливание, оперантное обусловливание, S—R (стимульно-реактивный) подход, соц. научение, заместительное (vicarious) научение, подкрепление, ситуационный менеджмент, контроль стимулов и мультимодальная терапия.

Первым известным источником, в к-ром появился термин П. т. (behavior therapy), был научный отчет Линдсли, Скиннера и Соломона (1953) о применении результатов своих исслед. оперантного обусловливания в лечении психически больных. Линдсли, предложивший этот термин Скиннеру, исходил из простоты понятия «поведение» и связи, через слово «терапия», с др. методами лечения.

Независимо от этого первого употребления термина П. т. и независимо друг от друга, А. Лазарус использовал термин П. т. для обозначения применения методики «реципрокного торможения» Вольпе в лечении больных неврозами, а Г. Айзенк — для обозначения приложения «совр. теории научения» к поведению невротиков. Наблюдения Айзенка основывались на процедурах, применяемых группой исследователей, работавших в то время в лондонской клинике Модели. Эти исследователи последовательно и единообразно определяли П. т. в терминах «теории научения».

В первой статье, посвященной «П. т.», к-рая была опубликована в журн. Annual Review of Psychology, Краснер доказывал, что этот новый подход к изменению поведения возник в результате слияния 15-ти направлений развития психол. науки в 50— 60-х гг. Эти направления можно кратко охарактеризовать следующим образом.

1. Концепция бихевиоризма в эксперим. психологии.

2. Исслед. в области инструментального (оперантного) обусловливания.

3. Разраб. техники реципрокного торможения как процедуры «лечения».

4. Эксперим. работы группы исследователей в клинике Модели в Лондоне.

5. Применение понятий обусловливания и научения к проблемам поведения человека в 20—50-е гг. в США.

6. Интерпретация психоан. на основе теории научения, усилившая позиции последней как приемлемой базы для клинической работы.

7. Концепция классического обусловливания, берущая начало в работах И. П. Павлова, как основа для объяснения и модификации нормального и девиантного поведения.

8. Теорет. концепции и эмпирические исслед. в области усвоения соц. ролей и интеракционизм в соц. психол. и социологии.

9. Исслед. в психологии развития и детской психологии, подчеркивающие важность заместительного (викарного) научения и моделирования.

10. Исслед. соц. влияния характеристик требований, систематических ошибок экспериментатора, гипноза и плацебо.

11. Модель соц. научения в окружающей среде как альтернатива «модели болезни» в объяснении поведения человека.

12. Неудовлетворенность психотер. и психоаналитической моделью, подтверждаемая резкой критикой.

13. Развитие концепции клинического психолога в рамках модели ученого-практика.

14. Отход в психиатрии от ортодоксального сосредоточения на внутренней динамике и патологии в сторону концепций межличностного взаимодействия и влияния окружающей среды.

15. Утопический акцент на планировании соц. окружения, призванном вызывать и поддерживать оптимальное поведение человека.

Основы «системы веры» приверженцев П. т. включают: а) формулирование понятий т. о., чтобы их можно было проверить экспериментально;

б) понятие «лаборатории», распространяемое на весьма широкий спектр объектов — от лабиринтов для животных через типовые эксперим. ситуации для исслед. процессов научения у человека до больниц, школ, домов и общин;

в) понимание исслед. как воздействия (лечения), а воздействия (лечения) как исслед. и г) подробно разработанную стратегию терапии или изменения.

Объединяющим фактором в П. т. служит ее происхождение из экспериментально установленных процедур и принципов. Сами эксперименты в области научения, давшие начало П. т., отличаются широким разнообразием, но все они имеют одну общую характеристику — строго соответствуют критериям научного исслед., включ. контроль переменных, представление данных, воспроизводимость результатов и вероятностный подход к поведению.

Канфер и Филлипс выделили 4 типа П. т., и эта классиф. все еще в ходу: 1) интерактивная терапия, требующая продолжительного цикла личных интервью, в ходе к-рых вербальное поведение терапевта выполняет роль катализатора изменений у пациента;

2) побуждающая терапия, использующая предложения и задания с целью научить клиента быть терапевтом для себя самого;

3) воспроизводящая терапия, меняющая поведение путем воспроизведения отдельных значимых фрагментов жизни пациента в терапевтической обстановке, и 4) терапия вмешательства, в к-рой терапевт прерывает ограниченные, малоуспешные реакции по мере того, как они появляются во взаимодействии пациента в его обычном окружении.

Специалисты по прикладному анализу используют средовые переменные, чтобы произвести изменения поведения. Разработан широкий спектр методик вмешательства на основе принципов подкрепления, контроля стимулов, наказания и угашения, выведенных из результатов лабораторных исслед. Мн., если не большинство используемых в общественных приложениях (community applications) методик, могут служить иллюстрациями прикладного анализа поведения.

Второй подход, к-рый Каздин и Уилсон назвали необихевиористской S—R моделью с промежуточными переменными, осн. на принципах классического обусловливания, сформулированных в ранних работах И. П. Павлова, К. Л. Халла, Э. Р. Газри, О. X. Маурера и Н. Миллера. Вольпе проделал осн. работу по интеграции этого материала в рамках систематического терапевтического подхода.

Концепции промежуточных переменных и гипотетических конструктов (напр. Халла и Маурера) служат оправданием использования терминологии, отражающей идею опосредования реакции на стимул промежуточными переменными. Дальнейшее развитие этого подхода иллюстрируется использованием ненаблюдаемых процессов, таких как мысленное представление вызывающих тревогу стимулов при систематической десенсибилизации.

Новейшая группа поведенческих терапевтов использует термин «когнитивно-поведенческая модификация» и понятие когниции для обозначения своего подхода к процедурам вмешательства. Эти исследователи подчеркивают важность находящихся в фокусе их внимания когнитивных процессов и внутренних событий как медиаторов изменения поведения. Ключевые понятия этой группы включают гипотетические модели действительности, атрибуции своего и чужого поведения, мысли, образы, самоотчеты, самообучение, установки, стратегии реакций и др. конструкты для описания и объяснения «когнитивных процессов».

Подход к П. т. с позиций соц. научения получил теорет. обоснование в работах А. Бандуры. На паттерны поведенческих реакций оказывают влияние внешние стимульные события (гл. обр. через классическое обусловливание), внешние подкрепления и, что важнее всего, внутренние (промежуточные) когнитивные процессы. Изменение поведения достигается в первую очередь благодаря процессу символического моделирования, при к-ром научение происходит через наблюдение и кодирование репрезентативных (представляющих) процессов), базирующихся на этих наблюдениях или даже на воображаемом материале.

Теория соц. научения подчеркивает реципрокное взаимодействие между поведением индивидуума и его окружением. Считается, что индивидуум способен управлять изменением своего поведения. Бандура придал законченное выражение подходу соц. научения в концепции «самоэффективности», центральное место в к-рой отводится ожиданиям индивидуума в отношении своего поведения, корректируемым под влиянием обратной связи эффективности действий, компенсаторной информ. и психол. изменений.

Краснер и его коллеги используют концепцию энвайроментального проектирования (environmental design) в подходе к изменению поведения, связывающем концепции прикладного анализа поведения и соц. научения с элементами энвайроментальной психологии, «свободного образования», архитектуры и соц. планирования.

Бихевиористы подчеркивают вечно актуальную тему: безотлагательное решение энвайроментальных проблем в нашем об-ве, — и убеждены в том, что именно они, бихевиористы, способны внести весомый вклад в решение этих проблем. Возвращается послевоенная тема «лучшего об-ва» как цели бихевиористов, хотя в действительности она была частью поведенческого направления в психологии на протяжении всей истории его развития.

Все ранние авторы в этой области полагали, что имеется тесная связь между их исслед. и социально-этическими приложениями и следствиями их научных изысканий. Спор о том, имеет ли наука ценностную ориентацию или она свободна от нее, был неотъемлемой частью истории П. т.

Взгляды на связь научных исслед. и об-ва наиболее ясно отражены в публикациях Скиннера, в особенности в его романе «Уолден-два» (Walden two). Этот роман, написанный ученым, чьи осн. исслед.

сами по себе еще не оказали тогда большого влияния на психол. науку, поднимал вопросы, касающиеся соц. систем, этики и морали;

он предвосхищал соц. и этические вопросы, заданные П. т. и привлекшие к себе большое внимание в 70-е и 80-е гг. Растущую озабоченность как у профессионалов, так и у общественности все время вызывал вопрос: «П. т. — для чего именно?» Что яв-ся желательным поведением человека в данных обстоятельствах и кому это решать?

См. также Модификация поведения, Когнитивные терапии, Скрытое обусловливание, Мультимодальная терапия, Психотерапия Л. Краснер Поведенческая токсикология (behavioral toxicology) П. т. изучает изменения поведения под воздействием веществ, содержащихся в окружающей среде. Это — гибридная наука, основу к-рой составляют поведенческие науки и токсикология.

Учитывая усиливающуюся связь между поведенческими науками и неврологией, может оказаться так, что более подходящим термином для обозначения этой области может стать нейроповеденческая токсикология.

Исслед. поведенческих эффектов на людях, подвергавшихся действию токсических веществ, отстают от аналогичных исслед. на животных, по меньшей мере, по двум причинам. Во-первых, существуют этические нормы, запрещающие подвергать людей действию потенциально вредных веществ. Во-вторых, большинство доступных методов измерения эффектов воздействия токсичных веществ оказались нечувствительными к низкоуровневым воздействиям. Потенциальное значение П.т.

заключается в понимании того, что изменения поведения могут быть самым ранним признаком подверженности чрезмерному воздействию токсических веществ.

Самые ранние симптомы отравления ртутью у людей — раздражительность, тревожность, бессонница, робость и эмоциональная неустойчивость. Постепенно возникающие изменения настроения и характера остаются незамеченными жертвой, несмотря на возрастающие проблемы в соц.

отношениях, депрессивные тенденции и признаки ипохондризации. Психол. тесты показали наличие положительной корреляции между временем воздействия ртути на организм и нейротизмом и интроверсией.

Широко исследовались ранние нейроповеденческие эффекты органических растворителей. Эти исслед. установили наличие новой болезни — синдрома органических растворителей (СОР), признанного в Скандинавии следствием воздействия растворителей на организм чел. Симптомы почти идентичны жалобам при отравлении солями тяжелых металлов и включают утрату инициативы, неспособность сосредоточиться, повышенную утомляемость, эмоциональную неустойчивость, головные боли и сексуальную дисфункцию.

Одна из наиболее трудных проблем, с к-рыми сталкивается П. т. — возможность индивидуально повышенной чувствительности к определенным веществам. Есть сообщения о том, что некоторые пищевые добавки и красители могут вызывать гиперактивность у детей;

этот феномен назван гипотезой Фейнголда (Feingold hypothesis), в честь его первооткрывателя. Небольшое число гиперактивных детей обнаруживают повышенную чувствительность к некоторым пищевым добавкам.

Поведенческая тератология, раздел П. т., занимается изучением функциональных эффектов действия токсинов в период развития НС. Экспозиция может происходить пре- или постнатально. К числу активно изучаемых токсинов относятся пищевые добавки, терапевтические и наркотические препараты, гормоны, алкоголь, соли тяжелых металлов и пестициды. В качестве животной модели часто использовались новорожденные крысы, поскольку развитие мозга крысы в течение первой недели после рождения сравнимо со стадией развития мозга чел. в конце третьего триместра беременности. Так, согласно Рупперту, «изучение постнатального воздействия потенциальных нейротоксинов на поведение крыс может быть полезной стратегией для оценивания функциональных последствий нейротоксического поражения на более поздних стадиях развития мозга».

Вещества, принимаемые во время беременности, могут вредно влиять на развитие плода и вызывать нарушения в его организме и поведении. Напр., потребление алкоголя во время беременности может вызвать алкогольный синдром плода (АСП).

Ряд исслед. указывают на возможность нейротоксического действия алюминия как потенциальной причины болезни Альцгеймера (БА). Это отчасти подтверждается обнаружением повышенной концентрации алюминия в мозгу жертв БА, рядом сообщений о том, что интоксикация алюминием может вызывать феномен гемодиализного слабоумия (измененное поведение и деменция у почечных больных, подвергавшихся гемодиализу), а также многочисленными экспериментами на кошках, кроликах и крысах.

Одним из примеров исслед. на животных, в к-рых получены доказательства изменения поведения вследствие отравления алюминием, является работа Торна и сотрудников. При кормлении взрослых крыс пищей с разной концентрацией примесей алюминия, повышенный уровень его в мозгу животных коррелировал с ухудшением результатов в задачах пассивного избегания и зрительного распознавания. Наивысшая концентрация алюминия обнаружена в гиппокампе, к-рый, по-видимому, обладает сродством к концентрации таких металлов как свинец и цинк.

По-видимому, осознание того обстоятельства, что существует огромное количество потенциально нейротоксичных веществ, как натуральных, так и синтетических, действию к-рых люди подвергаются в повседневной жизни, способствовало быстрому развитию области П. т., начиная с ее зарождения в 1975 г.

См. также Ацетилхолинестераза, Лечение алкоголизма, Лечение наркомании, Нейрохимия, Психофармакология Б. М. Торн Поведенчески выверенные оценочные шкалы (behaviorally anchored rating scales) П. в. о. ш. (BARS) — подход, к-рый П. Смит и Л. М. Кендалл разработали в 1963 г. с целью создания строгой, хорошо структурированной оценочной (рейтинговой) шкалы для применения в сфере труда. Этот подход основан на методе критических случаев Дж. Фланагана, к-рый описывал реальные образцы (случаи) поведения на рабочем месте, релевантные успешному или неуспешному выполнению трудового задания.

На данный момент созданы 2 разновидности П. в. о. ш.: поведенческие шкалы ожидания (behavioral expectation scales, BES) и поведенческие шкалы наблюдения (behavioral observation scales, BOS). Разработка шкал с использованием обоих подходов может требовать значительных временных затрат и привлечения мн. людей, поэтому применение этих процедур обычно ограничивается крупными орг-циями, в к-рых категории работы предполагают множество должностей (или рабочих мест) в каждой.

Обе процедуры BARS начинаются одинаково. Экспертов (как правило, непосредственных руководителей или исполнителей конкретной работы) приглашают принять участие в заседаниях различных групп. В процедуре BES, первая группа экспертов описывает осн. измерения, или характеристики данной работы, после чего вторая группа разрабатывает эпизоды (случаи) выполнения работы, соответствующие различным уровням каждого из выделенных первой группой измерений.

Третью группу просят сделать «обратный перевод» работы первых двух групп, т. е. распределить представленные ей в случайном порядке формулировки эпизодов по соответствующим категориям.

Формулировки эпизодов, не попавшие в соответствующую категорию работы или в соответствующее измерение, отбрасываются вследствие их неопределенности. Четвертую группу просят присвоить числовые оценки оставшимся формулировкам эпизодов. И снова пункты с расхождением оценок (высокое стандартное отклонение) изымаются из набора формулировок эпизодов. Наконец, двух непосредственных руководителей просят оценить каждого своего работника, и в заключении проводится анализ на предмет того, являются ли выделенные измерения работы независимыми.

Процедура BOS также начинается с того, что группа экспертов разрабатывает описания поведенческих эпизодов. Последующие встречи группы связаны с уточнением и редактированием этих описаний, разнесением их по измерениям работы и определением того, яв-ся ли эти описания и измерения настолько независимыми, насколько это возможно. Затем к.-л. из подчиненных оценивается по каждому эпизоду или пункту с использованием шкалы, варьирующей от 7 (очень часто) к 1 (очень редко). Подобным образом можно встроить все эпизоды в шкале и определить их вклад в общую оценку. Основным преимуществом процедур BARS, по-видимому, яв-ся вовлечение орг-ции в процесс разраб., что обеспечивает поддержку с ее стороны при последующем внедрении и использовании шкалы.

См. также Профессиографический анализ, Шкалирование по Лайкерту, Шкалирование, Шкалирование по Терстоуну Л. Бергер Поведенческие контракты (behavioral contracts) Одним из фундаментальных принципов поведенческой терапии яв-ся функциональный закон эффекта: поведение в целом контролируется условными, зависящими от обстоятельств подкреплениями (reinforcement contingencies). Термин «функциональный» здесь подразумевает, что наиболее важные паттерны челов. поведения не определяются точными, взаимно-однозначными соотношениями с внешними последствиями. Несмотря на это, условные (зависящие от обстоятельств) стимулы и события могут оказывать мощное влияние. Многие из наиболее эффективных стратегий поведенческой терапии, такие как жетонная система или программа воспитания родителей, оказывают действие, гл. обр., благодаря систематическому контролю условных подкреплений: поощрению желательного поведения и наказанию или угашению нежелательного. Эти оперантные подходы в особенности эффективны в работе с зависимыми популяциями, такими как маленькие дети и пациенты психиатрических больниц, когда терапевт или представляющее его лицо (напр., родитель) контролирует мн. виды подкреплений.

Манипулятивные оперантные стратегии мало пригодны для работы со свободными группами или с теми, кто имеет много источников подкрепления, напр. с подростками или с амбулаторными пациентами. Разумеется, оперантные принципы применимы и здесь, но применять их можно лишь в том случае, если индивидуум добровольно вступает в условное соглашение. П. к. — это терапевтические соглашения, в к-рых стороны договариваются подвергнуть проблемное поведение оперантному контролю. Одно лицо дает согласие выполнять поведение X или воздерживаться от поведения Y, в ответ на что др. лицо соглашается обеспечивать положительные последствия или приостанавливать отрицательные последствия. Как и при любом оперантном вмешательстве, критическим элементом считается условная связь между поведением и результатом. Единственной особенностью является то, что обе стороны заранее договариваются о введении оперантной системы, в отличие от экспериментов по оперантному научению, когда такая система вводится экспериментатором в одностороннем порядке.

П. к. широко использовались в 3-х областях: терапевтическом планировании, супружеской терапии и семейной терапии с подростками. Цели, стратегии, предполагаемая длительность лечения и методы оценки результатов обсуждаются заранее и ясно формулируются в терапевтическом контракте.

Соглашение может быть письменным или устным и обычно пересматривается с введением изменений после пробного периода. Т. о., пациенты знают, что включает в себя лечение, в чем механизм его действия и чего им ожидать в смысле стоимости, времени и предполагаемых результатов. Они могут принять информированное решение о том, участвовать им в терапии или нет.

П. к. широко используются в поведенческой супружеской терапии. Их роль основана на понимании супружеского счастья в рамках модели поведенческого обмена (behavioral exchange).

Супружеские отношения, как и все межличностные отношения, определяются реципрокностью.

Супруги обусловливают поведение друг друга положительным подкреплением или наказанием в зависимости от того, что они получают друг от друга. Счастливые браки характеризуются широким взаимообменом положительными подкреплениями. Супруги сотрудничают, помогают друг другу и испытывают удовольствие от частого обмена знаками внимания, участия, любви и т. д.

Разрозненные клинические данные подтверждают пользу супружеских контрактов, но пока еще не накоплены статистические данные, свидетельствующих об их эффективности. Высказывалось мнение, что результат обеспечивается, в основном, за счет решения проблем в ходе переговоров и формулировании условий контракта, а введение специфических условных подкреплений оказывается попросту излишним. Кроме того, заключение контракта может сопровождаться даже негативным эффектом вследствие открытого обозначения проблем и затрагивания вопроса о мотивации партнеров к изменению поведения. Некоторые виды поведения (напр., любовь, секс) ценятся лишь тогда, когда они воспринимаются как самопроизвольные и искренние. Поведение, обусловленное контрактом, явно лишено этих характеристик;

следовательно, оно может подвергнуться обесцениванию. Ввиду этих сложностей, роль и применение супружеских контрактов нуждается в дальнейшем изучении, прежде чем можно будет сделать обоснованные выводы об их полезности.

Третья область частого применения П. к. — семейная терапия. Контракты представляются особенно полезными при работе с семьями, в к-рых есть дети-подростки с обычными проблемами переходного возраста или с делинквентным поведением. Сам процесс заключения контракта учит решению проблем, переговорам и достижению компромиссов. В контрактах уточняются поведенческие цели для ребенка и разумные последствия (положительные и отрицательные), обеспечиваемые родителями. Контракты устраняют произвольность дисциплинарных установлений и определяют привилегии и ограничения для подростка, с к-рыми согласны как родители, так и ребенок. Типичный контракт может выглядеть следующим образом: «В дни школьных занятий — с понедельника по пятнику — Джон будет приходить домой не позднее 22 часов. Если он хотя бы раз не придет домой к этому времени, он останется дома в субботу вечером. Если будет приходить вовремя, то в субботу сможет воспользоваться семейным автомобилем и отсутствовать до 2 часов утра. Если он нарушит время субботнего комендантского часа, то не сможет пользоваться машиной две следующие субботы».

Как и в случае супружеских контрактов, такие семейные контракты имеют клиническую полезность.

Поскольку цели терапии родителей и подростков сосредоточены в большей мере на смягчении открытого конфликта и достижения приспособления, чем на восстановлении любви и привязанности, вопросы о мотивации стоят менее остро. Однако, трудно отделить воздействие контрактов от других аспектов терапии и нет убедительных данных об их эффективности.

См. также По следствия, естественные и логические А. С. Беллак Поведенческие ритмы человека (human behavioral rhythms) Возможности взрослого чел. значительно изменяются в зависимости от времени, и некоторые колебания оказываются достаточно регулярными, чтобы называться ритмическими. К наиболее очевидным П. р. ч. относятся суточные или циркадные ритмы, наглядно иллюстрируемые множеством различий между состояниями сна и бодрствования. Однако ссылка на период сна дает неполное описание 24-часового ритма. Если состояние бодрствования искусственно навязывается в ночные часы, то такие функции, как вигильность, распознавание паттернов, время реакции, координация и решение задач существенно ухудшаются в период 3—4 часов ночи по сравнению с обычным временем челов.

деятельности. Этим объясняется, по крайней мере частично, более низкая производительность труда и более высокий процент несчастных случаев на производстве в ночную смену по сравнению с дневной.

Кроме того, когда в обычные часы бодрствования проводятся равномерно распределенные во времени многократные тесты, средние результаты выполнения относительно простых заданий, как правило, лучше в более поздние, чем в ранние часы тестирования, причем разница достигает 20%.

Предпринимались попытки связать эти поведенческие циклы с такими биолог. циклами, как выработка надпочечниками кортикостерона и динамика температуры тела.

Не всякая деятельность улучшается на протяжении дня. Увеличение объема оперативной памяти на цифры в период с 8.00 до 10.30 сменяется устойчивым снижением, несмотря на продолжающееся повышение температуры тела;

да и при решении более интеллектуальных задач, самые высокие показатели, по всей вероятности, достигаются в первом утреннем тесте. В качестве рабочей гипотезы высказывалось предположение, что при низкой нагрузке на память имеет место прямая связь между выполнением (performance) и температурой, а при высокой нагрузке на память эта связь становится обратной.

При нормальных условиях различные функции индивидуума находятся в относительно постоянных временных отношениях друг к другу и к циклу сон—бодрствование. Когда происходит изменение социально обусловленного графика жизни, как в случае перевода работника из дневной смены в ночную или быстрого перемещения через несколько часовых поясов, приспособление некоторых функций к новому режиму происходит практически сразу, тогда как у других функций этот процесс может занять несколько дней. В течение этого переходного периода обычные временные отношения между функциями с необходимостью утрачиваются, и возникает состояние так называемой внутренней десинхронизации, к-рое может приводить к разного рода соматическим и психол.

расстройствам.

Меньше известно о более коротких циклах поведения, накладывающихся на циркадные ритмы.

Был установлен базисный цикл работы и отдыха (basic rest / activity cycle, BRAC) продолжительностью от 90 до 100 минут, отражающий не только ритмическое появление эпизодов быстрых движений глаз во время сна, но изменения множества показателей выполнения в период бодрствования.

Для многих лабораторных животных были составлены графики ритмов, приблизительно соответствующих периодичности приливно-отливных, лунных и сезонных явлений природы. Что касается людей, анализ демографических данных обнаруживает систематические сезонные вариации показателей рождаемости, общей смертности и самоубийств. Некоторые показатели, по-видимому, статистически значимо связаны с географической широтой, а в некоторых странах обнаружена поразительная согласованность показателей в течение десятилетних периодов. Природу средовых факторов, порождающих такие закономерности, как и природу способности организма реагировать на них, нам еще предстоит установить.

См. также Склонность к несчастным случаям и техника безопасности, Циркадный ритм, Производительность труда работника, Ритм Ф. Фингер Поведенческий контраст (behavioral contrast) П. к. относится к изменению поведения в результате перехода от одного условия подкрепления к другому. Это феномен исследуется с использованием процедур отдельных попыток и процедур свободного реагирования (оперантных). Процедура отдельных попыток (discrete-trial procedure), такая как прохождение лабиринтов, ограничивает реагирование специфической, задаваемой извне ситуацией, тогда как в условиях оперантного научения реакции не ограничиваются, по крайней мере внутри широких пределов пространства и времени. При использовании процедуры отдельных попыток животные подкрепляются в случайной ситуации и затем получают более или менее благоприятное условие подкрепления в той же самой ситуации. Последовательный положительный контраст возникает, когда выполнение задачи за теперь уже более благоприятное подкрепление улучшается вследствие предшествующего опыта с менее благоприятным видом подкрепления. Последовательный отрицательный контраст наблюдается в результате замены более благоприятного на менее благоприятное условие подкрепления;

выполнение задачи подавляется в сравнении с группой, которая постоянно получала такое менее благоприятное подкрепление.

Одновременный контраст возникает, когда реакция на раздражитель изменяется вслед за изменением в условии подкрепления другого раздражителя.

В то время как одновременный положительный контраст надежно достигается при использовании оперантных процедур, одновременный отрицательный контраст обнаруживается только при специальных условиях применения этой процедуры обучения. В большинстве оперантных экспериментов реагирование не изменяется на тот раздражитель, к-рый связывается с неизменяемым режимом подкрепления, следуя более благоприятному изменению др. режима подкрепления. В целом, в ситуациях свободного реагирования при смене условий подкрепления обнаруживается скорее положительный, чем отрицательный контраст, тогда как отрицательный контраст возникает при смене условий подкрепления в ситуациях отдельных попыток.

П.к. продолжает привлекать внимание исследователей, поскольку он выглядит исключением из законов угашения реакции и генерализации раздражителя. Напр., если условие подкрепления делается менее благоприятным для раздражителя в последующем обучении, где два раздражителя связаны с эквивалентными режимами подкрепления, тогда, исходя из сходства этих двух раздражителей и от закона угашения реагирования на сигнальный раздражитель, следовало бы ожидать не усиления, а снижения мощности неизменяемого компонента подкрепления.

См. также Классическое обусловливание, Оперантное поведение, Виды подкрепления Э. Рикерт Поведенческое вмешательство (behavioral intervention) Вмешательство — это общий термин для обозначения любого воздействия, имеющего целью изменить текущее поведение другого чел. или выбранную им линию поведения. При проведении вмешательства изменения поведения добиваются либо прямо влияя на него, либо манипулируя средовыми переменными, либо осуществляя то и другое одновременно. В типичном контексте этот термин используется для указания на процесс ослабления симптома, заботы (беспокойства) или проблемы поведения, отрицательно сказывающихся на росте, функционировании и благополучии чел.

Помимо этого, вмешательство может применяться в целях предотвращения поведенческой дисфункции или развития челов. потенциала. Психотер., супружеское консультирование и консультирование по вопросам продвижения по службе — все это примеры приложений П. в.

П. в. можно описать в пространстве двух измерений. Первое измерение — это контекст, в к-ром оно совершается. Контекст образован сторонами, участвующими в процессе вмешательства, и исполняемыми ими ролями. Второе измерение — это сам процесс, фактические действия, совершаемые участниками.

Контекст. Вмешательством можно считать только такие случаи, когда о наличии симптома, беспокойства или проблемы поведения заявляет сам чел., вследствие чего он и называется клиентом.

Клиент является обслуживаемой стороной, к-рой др. сторона — специалист по вмешательству (напр., терапевт, консультант, советник и др.) — предоставляет соответствующие услуги. В большинстве случаев клиент — добровольный, принимающий самостоятельные решения участник процесса вмешательства, к-рый обратился за помощью в разрешении возникших у него проблем. От специалиста по вмешательству ожидается, что он проявит понимание и применит все свое профессиональное мастерство, чтобы помочь клиенту справиться с проблемой. Т. о., эффективное вмешательство требует участия, по меньшей мере, одного клиента и одного специалиста. Однако в этом процессе могут принимать участие несколько клиентов и/или специалистов. Например, групповая психотер.

предполагает участие нескольких клиентов, а и иногда и ко-терапевтов.

Процесс. Существуют различные теорет. подходы, с соответствующими методами воздействия, в рамках к-рых может описываться процесс вмешательства и его результат, напр., психодинамическая теория, клиентоцентрированная теория и бихевиоризм. Многочисленные исследователи при каждом удобном случае отмечали очевидное противоречие и отсутствие единства среди множества различных подходов, применяемых на практике. Поэтому данной области явно не достает разделяемого большинством понятийного и терминологического аппарата для детального описания процесса вмешательства на операциональном уровне.

Различные подходы имеют общую цель. Все они направлены на облегчение или разрешение проблем челов. поведения, независимо от их характера: лечебного, профилактического или связанного с развитием. Благодаря сосредоточению на этой общей цели, в последнее время появилась тенденция к описанию вмешательства как процесса решения задачи. С т. зр. решения задачи вмешательство рассматривается как процесс преодоления разрыва между существующим состоянием клиента и предпочтительным состоянием, к-рое представляется решением изложенной им проблемы. На этом уровне абстракции, вмешательство может быть описано независимо от к.-л. конкретной теоретической позиции, в терминах процессуальной активности, общей для большинства подходов.

Определение текущего состояния клиента. Первоначальные усилия в процессе вмешательства направлены на получение реалистической и детальной оценки того, какие обстоятельства в проблемной ситуации клиента оказываются в настоящее время действующими (напр., какие симптомы, поведенческие реакции, соц. или средовые факторы наиболее точно характеризуют изложенную клиентом проблему). Как правило, клиент склонен сообщать эти сведения по собственной инициативе в самом начале процесса вмешательства. Проводящий вмешательство специалист обычно помогает клиенту прояснить картину того, что вызывает у него озабоченность, используя данные непосредственного наблюдения или др. показатели, чтобы уточнить детали и проверить достоверность сообщаемых клиентом фактов. Важный аспект этой части процесса — расширение знаний об индивидуальных особенностях клиента, поскольку такие качества чел., как здоровье, личность и интеллект, могут вносить свой вклад в проблему или препятствовать использованию некоторых методов воздействия. На этапе заключительного анализа эта подготовительная работа позволяет создать исходное описание специфического характера проблем клиента.

Построение концепции решенной проблемы. После того как прояснено и описано текущее состояние клиента, дальнейшая деятельность сосредоточивается на построении концепции потребного будущего: гипотетических представлений о том, как могла бы сложиться последующая жизнь клиента при условии разрешения его проблемы. Назначение этой части процесса — идентифицировать цели, к рых вмешательство должно достичь, чтобы избавить клиента от выражаемой им озабоченности настоящим положением дел. Формулируя цели вмешательства, специалист опирается на устоявшиеся представления о нормальном или более желательном поведении (с поправкой на знание потребностей клиента и его способности к изменению). Нередко специалист по вмешательству вступает в сотрудничество с клиентом, обсуждая с ним промежуточные цели как необходимые условия решения проблемы. Как только концепция того, что представляется решением проблемы сформирована, появляется целевое состояние, которого клиент с помощью процесса вмешательства и должен достичь.

Определение того, что способствует сохранению проблемы. Когда текущее поведенческое состояние клиента отличается от заданного целевого состояния, имеет место расхождение состояний.

Данная часть процесса посвящена определению того, что способствует сохранению этого расхождения или, иначе говоря, что удерживает клиента от устранения несоответствия между текущим положением дел и картиной будущей жизни, возможной при решении проблемы. На этом этапе специалист по вмешательству анализирует всю доступную диагностическую информ., чтобы установить причину расхождения состояний. Эта часть процесса вмешательства дает возможность связать причину проблемы со стратегиями воздействия, подходящими для избавления клиента от того, что его беспокоит.

Определение и выбор методов воздействия. После того как специалист по вмешательству установил причины проблемы и определил условия ее стойкости, диапазон возможных стратегий воздействия значительно сужается. Чтобы еще больше сузить выбор воздействий — до наиболее совместимых с особенностями клиента, обычно рассматриваются такие его характеристики, как зрелость, интеллект, социальные навыки, здоровье и т. д. В конечном счете, специалист отбирает один или несколько способов решения проблемы и может даже совместно с клиентом выбрать тот конкретный способ, в эффективность к-рого клиент верит больше всего.

Применение стратегии вмешательства. После выбора стратегии П. в., предполагающей использование определенных методов воздействия, наступает та часть процесса, когда предпринимаются непосредственные действия по решению изложенной клиентом проблемы.

Специалист осуществляет воздействие, с тем чтобы вызвать изменение поведения клиента и таким образом достичь целей вмешательства. При некоторых воздействиях для достижения желаемого изменения может потребоваться сотрудничество клиента и специалиста по вмешательству. Др.

воздействия специалист может оказывать самостоятельно и незаметно для клиента, через действия, предпринимаемые для информирования, инструктирования, подкрепления и оказания др. форм поддержки клиента. Каким бы ни был баланс ответственности за осуществляемое воздействие, вмешательство действует на проблему в результате прямого влияния на поведение клиента, манипулирования факторами среды или того и другого вместе.

Оценка улучшения состояния клиента. После проведения любого из воздействий, включенных в стратегию П. в., специалист начинает отслеживать реакцию клиента. Для обеспечения непрерывной обратной связи в отношении эффектов вмешательства используется клиническая оценка (case evaluation). Чтобы следить за ходом изменений, вызываемых вмешательством, специалист может применять свободные методы, такие как личное наблюдение, или структурированные методы, такие как тесты. Независимо от используемых методов, текущая клиническая оценка крайне важна для обеспечения эффективности воздействия и определения момента, когда его цели будут достигнуты.

Отношение «специалист — клиент». Когда в решение проблемы вовлечены двое или большее число людей, межличностные отношения становятся неотъемлемой составляющей процесса. Поэтому поддержание позитивных, продуктивных отношений с клиентом существенным образом сказывается на результате совместного решения проблемы. Такие отношения благоприятствуют созданию поддерживающей среды, необходимой для изменения клиента, и формируют у него доверие к специалисту по П. в.

Динамика процесса. Только что описанные составляющие процесса П. в. представляют собой тесно взаимосвязанный комплекс элементов. Поэтому было бы редкостью обнаружить процесс, осуществляемый в такой же строгой последовательности, как вышеизложенная. Скорее каждый индивидуальный случай накладывает свой отпечаток на манеру осуществления вмешательства конкретным специалистом. В целом, однако, первую фазу вмешательства можно охарактеризовать как диагностическую. Она включает первые четыре составляющие, имеющие отношение к анализу проблемы. Вторая фаза — фаза действия — состоит в осуществлении определяемых стратегией вмешательства воздействий с целью решения проблемы. Цель третьей фазы — фазы обратной связи — обеспечить специалиста и клиента информацией об эффективности П. в. Если фаза действия была успешной, клиническая оценка подтверждает это и процесс вмешательства в отношении заявленной проблемы можно прекратить. Если фаза действия оказалась частично или полностью неэффективной, процесс может быть повторен специалистом в поисках новых исходных данных, позволяющих скорректировать воздействие. Непрерывные отношения специалиста с клиентом поддерживаются во всех трех фазах процесса П. в., чтобы обеспечить поддерживающие условия, необходимые для совместного решения проблемы.

См. также Клиническая психология, Консультирование, Психотерапия, Методики психотерапии, Социальная работа Д. Фост Поведенческое моделирование (behavioral modeling) П. м. можно определить как процесс, при к-ром некий индивидуум (модель) служит для иллюстрации поведения, к-рое может имитироваться или перениматься на уровне мыслей, аттитюдов или внешнего поведения др. индивидуумом (наблюдателем). Такой моделью может яв-ся реальный чел., герой фильма, лицо, описанное в любом др. носителе информ., например печатном издании, или даже воображаемый персонаж. Когда наблюдатели намеренно используются в качестве своих собственных моделей, этот процесс называется самомоделированием (self-modeling). Практ. приложения П. м.

существенно различается как процедурно, так и в своих теорет. основах.

Общие принципы А. Бандура, самый знаменитый поборник стратегий П. м., выделил 4 необходимых для успеха элемента: внимание к моделируемым событиям;

сохранение в памяти того, что наблюдается;

способность воспроизвести моделируемые образцы поведения и мотивацию к их воспроизведению.

Характеристики модели также вносят вклад в эффективность самой процедуры. Использование похожих моделей, множественных моделей и демонстрация справляющегося исполнения роли (в противоположность «мастерскому») — все это оказалось факторами, повышающими эффективность П.

м. В ряду важнейших факторов также часто упоминается способность наблюдателя «идентифицироваться» с данной моделью.

Когда модель оказывается похожей, наблюдатель будет уделять ей больше внимания и демонстрировать большую способность к воспроизведению наблюдаемого поведения. Поскольку при этом первостепенную роль играет само наблюдаемое поведение, поведенческое сходство будет иметь большее значение, чем внешний облик, соц. происхождение и т. п., и модели, демонстрирующие необычное поведение, могут оказываться в большей степени отвлекающими, нежели эффективными.

Использование множественных (разнообразных) моделей может улучшать величину эффекта и его генерализацию на др. ситуации.

Справляющиеся с трудностями или «борющиеся» модели иногда оказываются более эффективными, чем модели мастерства (которые демонстрируют лишь превосходный или профессиональный уровень исполнения), однако соответствующие исслед. характеризуются смешанными результатами, особенно с учетом того, что модели обладающие более высоким статусом также могут оказываться эффективными. Возможно, лучшим решением здесь будет не выделять статус модели или ее способность достичь успеха в противоположность мастерству исполнения как отдельные самостоятельные факторы, а рассматривать их с т. зр. вклада в привлечение внимания и того, насколько четко они демонстрируют умения, к-рые яв-ся адекватными и отвечающими возможностям данного обучающегося.

Характеристики наблюдателя и ситуации также влияют на эффективность П. м. Иногда научению на основе наблюдения необходимо обучать как самостоятельному навыку (напр., страдающих аутизмом детей). Акцентирование положительного последствия или вознаграждения за целевое поведение может повышать эффективность модели. Однако важно отметить, что демонстрация неудач в «моделировании негативных последствий» действует как сдерживающий фактор. Обратное зачастую приводит к трагическим последствиям. В частности, зафиксирована связь между неоднократным показом телевизионных инсценировок подростковых суицидов с последующим увеличением суицидов среди молодежи.

П. м. обычно имеет место на одной из начальных стадий цикла научения: исходная информ., моделирование, практика, обратная связь и прямая связь. Оно также может использоваться в качестве изощренного компонента в сложных приложениях теории научения.

Приложения поведенческого моделирования П.м. активно используется и исследуется в разнообразных областях. Примеры его применения сведены ниже в б широких категорий.

Профессиональное обучение. П. м. часто используется для обучения персонала в сфере обслуживания. Напр., П. м. по видеозаписи использовалось в качестве основного компонента при обучении медперсонала действиям при возникновении экстренных психиатрических ситуаций и в качестве вспомогательного, но ключевого компонента при подготовке американских военнослужащих низшего командного состава. Др. популярные области включают обучение учителей и консультантов, где оно оказывается более эффективным в приобретении специфических умений и навыков по сравнению с ролевой игрой или методикой обратной связи.

Социальные умения в повседневной жизни. П. м. на живом примере широко используется как часть программ тренинга соц. навыков. Видеомоделирование яв-ся осн. компонентом многих комплексных программ и вспомогательным элементом в ряде др. ситуаций. Оно использовалось в качестве главного компонента в столь различных тренинговых программах, как обучение изолированных детей младшего школьного возраста преодолевать застенчивость или демонстрация альтернатив соц. поведению, связанному с употреблением наркотиков, агрессией и др.

противозаконными или вредящими здоровью занятиями. Напр., фильмы об уч-ся, преодолевающих соц.

давление своих курящих сверстников, оказались эффективными в соответствующих программах для подростков. Наиболее эффективными оказываются программы, в к-рых делается акцент не на демонстрации негативных последствий (ранняя смерть от ракового заболевания), а на адаптивном совладании (противодействие принуждению без нарушения дружеских отношений).

Родители и дети. Различные формы П. м. широко использовались в программах родительского тренинга. Несмотря на то, что в приобретении умений в воспитании и уходе за детьми ничто не может заменить реальной практики, столь же очевидно, что наблюдение эффективных моделей может оказаться чрезвычайно необходимым и полезным в начале такой практики. Родительский тренинг преимущественно связан с обучением родителей конструктивному поведению в проблемных ситуациях с детьми. Др. подход заключается в непосредственном обращении к проблемам самих детей путем обучения их самоуправлению и саморегуляции. П. м. здесь также оказывается эффективным, с использованием для этой цели сверстников или взрослых.

Подготовка к медицинским и стоматологическим процедурам. Для подготовки людей (особенно детей) к болезненным мед. процедурам широко используется моделирование стратегий.

Информирование пациента (напр., в отношении того, какие шаги предстоит пройти в данной процедуре лечения) играет важную роль в создания положительного эмоционального отношения и долговременных аттитюдов к лечению, однако П. м. является более эффективным в том, что касается непосредственных поведенческих изменений.

Моторное поведение. При выработке спортивных и др. требующих телесной координации умений и навыков широко используются различные формы демонстрации их элементов тренерами, товарищами по команде или опытными спортсменами. Физиотерапевты также используют П.м. в качестве ключевого компонента в реабилитации посредством физ. упражнений. Коммерческий рынок видеопродукции насыщен такого рода примерами, с использованием экспертов в качестве моделей для развития индивидуальных навыков.

Особые популяции. Соответствующим образом разработанное П. м. имеет очевидную сферу применения в «особых» популяциях, к-рые по определению испытывают дефицит релевантных моделей в своем естественном окружении. Таким примером из области обучения навыкам повседневной жизни яв-ся совершение покупок молодыми взрослыми, страдающими аутизмом. Др. типы навыков, для к-рых были разработаны процедуры П. м., включают соц. навыки, отдых и восстановление сил, коммуникацию (особенно с помощью языка жестов), профессиональные навыки, и, в меньшей степени, навыки учебной деятельности. Несмотря на то, что наиболее подходящими моделями здесь могли бы быть сверстники или похожие люди, такими моделями зачастую служат эксперты (или просто опытные люди), к-рые осуществляют демонстрации, тщательно разрабатываемые с целью приведения их в соответствие со специфической поведенческой проблемой или уровнем подготовки обучаемого.

См. также Подходы к обучению, Тренинг ассертивности, Тренинг межличностных отношений, Влияние сверстников, Тренинг социальных навыков, Социодрама П. Дауэрик Поветрия и мода (fads and fashions) П. и м. представляют собой хорошо заметные изменения в определенных аспектах соц.

поведения, которые могут наблюдаться на протяжении различных периодов времени и охватывать значительные части населения.

Поветрия отличаются от моды в неск. аспектах. Выразителей поветрия можно найти в любой части об-ва, тогда мода зарождается в социоэкономических крайностях (extremes) и поддерживает установившуюся иерархию социоэкономических статусов.

Поветрия практически никогда не связаны с прошлым, тогда как мода нередко отражает определенную периодичность. Поветрия могут отсутствовать в определенные периоды времени, но мода существует всегда.

Поветрия Поветрие — это повальное увлечение к.-л. предметом, видом поведения или взглядами, к-рое ограничено во времени и отличается неумеренностью. Это увлечение может охватывать широкие слои населения, среди к-рых оно особенно заметно. Термин «мания» («craze») часто используется как синоним поветрия.

Поветрия чаще всего обнаруживаются в области развлечений, характеризующейся сравнительной немногочисленностью глубоко укоренившихся аттитюдов, к-рые потребовали бы замены.

В большинстве случаев, поветрия проходят через пять фаз. На первой идея возникает и начинает распространяться среди ограниченного круга людей. Во второй фазе она находит благодатную почву, подхватывается и стремительно достигает своего пика в третьей фазе. В четвертой фазе наблюдается снижение числа ее новых сторонников и ослабление энтузиазма прежних. В пятой, заключительной фазе, поветрие становится всего лишь курьезом.

Мода Мода — это сравнительно непродолжительное по времени изменение в стиле внешности, одежды, мебели или любых созданных людьми вещей, к-рое носит почти принудительный характер и, как правило, проходит через четыре фазы. Когда мода возникает впервые, она может оказаться объектом насмешек, однако часто быстро прививается и начинает доминировать в своей второй фазе. В третьей фазе мода достигает повсеместного признания. Превратившись в часть доминирующей культуры в этой третьей фазе, она сохраняется таковой до тех пор, пока не будет вытеснена в четвертой фазе.

Еще на протяжении 1960-х гг. моду можно было объяснить на основе теории «просачивания сверху» (trickle-down theory), согласно к-рой новые подходы впервые опробовались передовыми представителями высшего класса, чья жизнь широко освещалась в СМИ. Затем с этой новой моды изготавливались образцы для средних классов. Далее этими модными вещами начинали пользоваться представители смежных групп, после чего начинали производиться их более дешевые варианты для низших классов. Изменения, произошедшие в структуре американского об-ва 1960-х гг. после убийства в 1963 г. Джона Ф. Кеннеди, привели к возникновению подхода к моде по типу «просачивания снизу» («trickle-up»), когда группы, прежде считавшиеся париями, вносят новые идеи, к-рые впоследствии перенимаются женщинами средних и высших классов, примером чему может служить мода на ботинки, цветные чулки, мини-юбки и шорты.

С распространением феминистского движения после 1968 г., об-во стало с меньшим одобрением относиться к женщинам, чьим основным занятием являлось ношение дорогих новых вещей.

Джеймс Лэвер в своей книге «Стиль в одежде» (Style in costume) документально обосновал существование параллельных сил, регулирующих моду в одежде, архитектуре и обстановке. Так, в 1920-х гг. влияние одной и той же прямолинейной формы можно было обнаружить в небоскребах, стульях, а тж мужской и женской одежде. Чарльз Виник в работе «Новые люди» (The new people) соотнес модные силуэты неск. эпох с господствовавшими в это время моральными воззрениями. Др.

интерпретациями моды являются экономическая, марксистская, психоаналитическая (на основе меняющихся эрогенных зон) и антропологическая (на основе культурных трендов и предсказуемых изменений стиля).

См. также Одежда, Теория влияния, Влияние сверстников, Социальное влияние Ч. Виник Повиновение (obedience) О П. принято говорить в случае, когда чел. выполняет то, что ему велят сделать. П. яв-ся т. о., по определению, социально-психологическим понятием, в основе к-рого лежат взаимоотношения между двумя или более лицами, одно из к-рых предписывает определенную линию поведения, а другое или другие ей следуют. Психол. характер П. варьирует в зависимости от характера отношений между подчиненной и начальствующей фигурами. П., однако, более точно относится к открытому акту согласия (compliance). При переходе от одной ситуации к другой, к П. могут побуждать различные психол. процессы.

П. может происходить по собственной воле или достигаться путем принуждения. Нередко добровольное П. и принуждение незаметно сосуществуют. В развитых формах соц. жизни принуждение обычно замещается добровольным подчинением законной власти. Т. о., люди оказывают повиновение не просто конкретному чел., а его положению или должности;

людям также приходится повиноваться и продуктам власти, таким как светофоры и системы законов. П. обычно опосредуется принятием ролей, к-рые представляют собой взаимосвязанные иерархические элементы и составляют, по терминологии Парсонса, «социальную систему».

Социализация. Насаждение П. начинается в самые ранние годы жизни. Рожденный в состоянии биолог. зависимости, ребенок сталкивается с многочисленными требованиями родителей, добивающихся от него больших или меньших уровней дисциплины. Более поздняя фаза социализации в аспекте П. наступает в школе, где дети попадают в институциональную систему власти, в к-рой они научаются подчиняться не только отдельным лицам, но также безличным организационным структурам.

Считается, что такое научение является необходимым для полноценного функционирования в тех иерархических системах, к-рые характеризуют соц. мир взрослых.

Теории. Фрейд утверждал, что в основе П. лежат либидинальные связи, к-рые образуются между членами группы и ее лидером. Они не являются полностью взаимными, потому что лидер не в состоянии любить всех членов безраздельной и абсолютной любовью. Поскольку выбор членами группы объекта до известной степени блокируется, их либидинальные связи с лидером начинают основываться на более примитивных процессах идентификации.

В неофрейдистской трактовке повиновения Э. Фромм придает особое значение взаимодействию психодинамических и социально-исторических факторов. Разрушение ранее предоставлявших покровительство и защиту структур оставляет чел. нового времени в состоянии тревоги и изоляции;

в качестве одного из способов решения этой проблемы, люди выбирают бегство в тоталитарное подчинение, отказываясь от свободы с ее возможными опасностями.

Новые подходы. С. Милгрэм опубликовал результаты эксперим. исслед., посвященного конфликту между совестью и авторитетом. Цель исслед. заключалась в том, чтобы увидеть, насколько далеко может зайти наивный испытуемый в своем подчинении инструкциям экспериментатора.

Результаты эксперимента показали, что бросить вызов авторитету экспериментатора оказалось гораздо труднее, чем это обычно считается.

Основным предметом исслед. Милгрэма был набор экспериментальных условий, к-рые проверялись в качестве переменных, усиливающих или ослабляющих П. Наряду с др. выводами, его исслед. позволили установить следующее: а) близость жертвы приводит к уменьшению П.;

б) групповые силы, в зависимости от того, поддерживают они или противодействуют командам экспериментатора, могут обусловливать широкую вариацию степени неповиновения;

в) алогичность (непоследовательность) властной структуры устраняет всякое П. Т. о., эти исслед. демонстрируют зависимость П. от точной конфигурации факторов в конкретной ситуации.

Келман подходит к проблеме деструктивного П. с позиций трехстороннего анализа, концентрируясь на факторах, к-рые устраняют сдерживающие насилие силы. В его системе, санкционирование узаконивает набор деструктивных действий в отношении других;

рутинизация сводит эту деструктивную процедуру к набору механических и административных шаблонов, к-рые препятствуют учету моральных соображений;

а дегуманизация облегчает действия, направленные против жертвы, благодаря ее обезличиванию.

Значение повиновения для об-ва нельзя переоценить;

оно яв-ся средством, с помощью к-рого автономно функционирующие индивидуумы объединяются в более крупные системы координации и контроля. Т. о., оно служит ключевым понятием, позволяющим связывать психол. процессы индивидуума с соц. структурами окружающего мира.

См. также Вмешательство случайных свидетелей, Деиндивидуализация, Эффекты экспериментатора, Групповое давление С. Милгрэм Повреждения головного мозга (brain injuries) П. г. м. могут иметь самые разнообразные формы и причины: метаболические или структурные аномалии, генетически унаследованные или приобретенные в перинатальный период;

травма, полученная в результате несчастного случая или во время боевых действий;

отравление медикаментозными препаратами, соединениями тяжелых металлов или токсичными газами;

недостаточное питание;

инфекции или заболевания;

опухоли;

нарушение мозгового кровообращения;

удаление мозговой ткани хирургическим путем с целью снятия приступов эпилепсии, стойких болевых ощущений или серьезных психиатрических симптомов;

естественный процесс старения.

Ранние перинатальные П. г. м., как правило, яв-ся более тяжелыми и обширными, чем те, к-рые произошли в более поздний период жизни. Ранние повреждения часто диагностируются по отклонениям в поведении, наблюдаемым в период последующего развития, поэтому время получения повреждения может быть определено лишь приблизительно на основании гипотетических событий, к рые могли иметь место в дородовой период. Повреждения же, случившиеся после младенческого периода, часто можно связать с конкретным событием или приблизительным началом появления симптомов, а поведение до развития болезни сравнить с поведением, наблюдаемым после ее начала.

Некоторые виды повреждений вызывают, как правило, более заметные аномалии, чем другие. Однако повреждение головного мозга не всегда приводит к незамедлительному появлению ярко выраженных симптомов, и определение места и тяжести повреждения может оказаться затруднительным.

С целью получения изображения пораженного участка может быть использован целый ряд специальных методов, позволяющих оценить такие показатели, как размер желудочков, характер мозгового кровотока, усвоение глюкозы отдельными участками мозга и наличие аномальных образований в ткани. Эти методы включают в себя эхоэнцефалографию, пневмоэнцефалографию, ангиографию, рентгеноскопию, компьютерную томографию, ПЭТ (позитронно-эмиссионную томографию) и ЯМР-интроскопию (основанную на использовании явления ядерно-магнитного резонанса).

Локальные П.г.м. также приводят к поведенческим аномалиям, к-рые могут быть оценены количественно и качественно с помощью чувствительных тестов (проб) частично или полностью утраченных функций. Когнитивные и интеллектуальные дефекты можно оценить посредством квалифицированного проведения и интерпретации тестов, разработанных специально для того, чтобы выявлять нарушения органического происхождения.

См. также Головной мозг, Лоботомия, Органические церебральные синдромы, Психохирургия М. Оскар-Берман Повторение (rehearsal) П. яв-ся произвольной или требующей волевых усилий обработкой информ. для удержания ее в памяти. П. в более широком смысле — заучивания наизусть, приводящее к определенного рода упрочению (памяти), сыграло видную роль в истории психологии. До зарождения научной психологии в XIX столетии, такие философы как А. Бэн и Дж. С. Милль, предполагали, что более частые П. создают более сильные связи между представлениями. П. также яв-сь центральным понятием во мн. совр.

теориях научения. Напр., К. Халл и Б. Ф. Скиннер проводили эмпирические исслед. связей между повторениями поведения и частотой его вознаграждения.

С тех пор как исслед. когнитивных процессов памяти стали важным предметом психологии, П.

изучалось в форме намеренного повторения материала, чтобы определить роль этого процесса в сохранении. Мн. из этих работ были посвящены изучению роли П. в сохранении вербального материала, хотя отмечено растущее число исслед. влияния П. на сохранение невербального материала.

Пионерские исследования повторения при запоминании. Эмпирические работы Г.

Эббингауза, посвященные исслед. связей между П. и рядом характеристик вербального материала, все еще сохраняют свое значение и представляют интерес для совр. психологов. Используя список бессмысленных слогов (триграмм «согласная—гласная—согласная», образующих несловесные сочетания, такие как воп), Эббингауз обнаружил, что по мере увеличения числа заучиваемых слогов в сериях возрастает и число повторений или общее количество попыток заучивания, необходимых для однократного безошибочного воспроизведения списка. Эббингауз также установил, что чем больше П.

во время первоначального заучивания, тем больше экономия («сбережение») времени (и числа повторений) во время доучивания списков, спустя 24 часа, до достижения того же критерия выполнения.

Повторение и кратковременная память. Одно различие между системами памяти, к-рое должно учитываться в связи с П., касается разграничения кратковременной и долговременной памяти.

Существование долговременной памяти легче понять интуитивно, так как мы без особого труда можем вспомнить события, происходившие много лет назад.

Однако существование кратковременной памяти менее очевидно. Представьте себе, что вы стоите в телефонной будке, чтобы сделать важный звонок. Вы только что позвонили в службу информ., чтобы узнать нужный номер и набрали его. Тот факт, что вы можете помнить номер достаточно долго, чтобы набрать его, несколько секунд, становится возможным благодаря кратковременной памяти.

Продолжим развивать этот сценарий. После набора номера вы слышите сигнал «занято». Возможно, что номер забудется, если не произойдет что-то еще (напр., вы начнете повторять номер про себя).

Информ., удерживаемая в кратковременной памяти достаточно долго для ее использования, может быть забыта, если ее затем не повторяют. Это приводит к следующему вопросу: как долго можно удерживать информ. в кратковременной памяти без П.?

В классическом эксперименте, спланированном для ответа на этот вопрос, испытуемых просили запомнить простой стимул (напр., трехбуквенную комбинацию, такую как chj). Запоминание простого стимула может показаться легкой задачей, однако, после предъявления такого стимула, испытуемых просили отсчитать в обратном порядке от 3 до 18 с (интервал сохранения). По окончании этого периода, испытуемых просили припомнить стимул. Чем дольше был интервал сохранения, тем хуже было выполнение, а после 12 с стимул вспоминали редко. В действительности, обратный отсчет создавал помеху повторениям стимула, так что он был утерян из памяти.

В повседневной жизни люди редко имеют дело с обратным отсчетом, но они сталкиваются с тем, что их отвлекает (др. стимулы, на к-рые они обращают внимание). Напр., в телефонной будке, кто-то снаружи может жестикулировать, чтобы вы поторапливались. Даже сам сигнал «занято» может отвлечь ваше внимание так, что вы перестанете повторять номер и забудете его. Др. словами, он не сохранился в долговременной памяти. Это наводит на др. вопрос: как можно избежать забывания и перевести материал из кратковременной в долговременную память?

Поддерживающее повторение в сравнении с организующим повторением. При рассмотрении перевода из кратковременной в долговременную память один из вопросов касается того, существуют ли различные типы П., обладающие различным воздействием на сохранение. В соответствии с одной из т.

зр., простое повторение стимулов, таких как, напр., номер телефона, создает результат поверхностной обработки. Такое П. стали назвать поддерживающим, обычно подразумевая, что оно удерживает информ. в доступном состоянии от одного момента до другого, но не способствует ее более длительному хранению в долгосрочной памяти. Чтобы это произошло, необходима глубокая переработка материала, и это происходит посредством др. вида П., называемого организующим.

Организующее П. яв-ся процессом, посредством к-рого формируются связи между новой информ. и уже хранящейся в памяти. Эта глубокая переработка включает новую информ. в существующие структуры ассоциативных связей в долговременной памяти. Если вы просто повторяете телефонный номер, вы проводите поддерживающее П. Однако если вы переработаете телефонный номер так, чтобы связать его с чем-то, уже известным, как, напр. знакомый адрес или дата, тогда новый телефонный помер может быть интегрирован в уже хранящуюся информ. Сделав такую намеренную попытку в то время, когда вы в первый раз называете номер оператору, вы сможете запомнить номер на более длительное время.

Организующее П. может принимать различные формы, от поиска ассоциативной связи с ранее выученным материалом до намеренного использования мнемонических приемов или вспомогательных средств запоминания. В любом случае, чем больше ассоц. есть у новой информ. с уже хранящейся в памяти, тем более значима новая информ. и тем легче она может быть воспроизведена в дальнейшем.

Тем не менее, и др. факторы, такие как уникальность информ. и ее сходство с уже хранящейся в памяти, будут также облегчать воспроизведение. Возвращаясь к Эббингаузу, возможно также, что он применял скорее поддерживающее, чем организующее повторение, так как он преднамеренно избегал любого осмысленного анализа материала, к-рый он заучивал.

Всегда ли необходимо повторение? Может показаться разумным предположение, что, по крайней мере, некоторые виды повторения необходимы для того, чтобы информ. сохранялась постоянно. Т. о., вопрос «Всегда ли необходимо повторение для того, чтобы информ. была сохранена в долговременной памяти?», кажется, требует прямого утвердительного ответа. Тем не менее, этот внешне простой вопрос оказывается совсем не таким простым.

До сих пор в центре внимания находилось запоминание таких видов информ., как числа или слова, к-рые действительно требуют организующего повторения либо для того, чтобы быть временно сохраненными за пределами короткого времени, ограничивающего кратковременную память, либо чтобы храниться постоянно. Однако на самом деле бывает и так, когда большой объем информ., по видимому, запоминают с малым усилием пли даже без всякого усилия. Кто-то может точно помнить, где найти определенную часть документа среди нескольких беспорядочных стопок в своем офисе. Или, встречая одного и того же чел. несколько раз в течение дня, коллега может заметить: «Мы видимся так редко, но сегодня встречаемся уже в третий раз?» Эти примеры наводят на мысль о существовании формы автоматической обработки, к-рая, по видимому, встречается чаще всего в связи с такой информ., как пространственное расположение и частота событий. Подобные примеры автоматической обработки относятся к развивающейся области исслед., к-рую называют по-разному: то бессознательной или непроизвольной обработкой информ., то скрытым запоминанием или имплицитной памятью. По контрасту с исслед. эксплицитной памяти, в к рой намеренное воспроизведение информ. следует за периодом повторения, скрытое запоминание подразумевает непреднамеренное, неосознанное сохранение, к-рое, по-видимому, не требует преднамеренного П.

Перспективные направления исследований повторения. С тех пор как Эббингауз создал новый метод исслед. П., придумав бессмысленные слоги, в распоряжении исследователей появились и др. новые технологии. Одно из перспективных направлений исслед. в будущем связано с подходом когнитивной нейронауки, сочетающей когнитивные исслед. с нейропсихологическими и нейробиологическими наблюдениями. С использованием целого ряда технологических достижений, в ряде работ было изучено функционирование мозга в процессе П. и поиска информ. в памяти, причем изучалась память не только у здоровых людей, но и у лиц с нарушениями мнемических функций. Такой подход дает надежды на новые прорывы в понимании различий между эксплицитной и имплицитной памятью. Как можно видеть, исслед. памяти без использования П. быстро становится новой осваиваемой территорией.

См. также Память, Экспериментальные исследования памяти, Процессы поиска и извлечения информации из памяти, Объем памяти Ф. М. Кодл Пограничная личность (borderline personality) Исходя из того, что мн. пациенты демонстрируют смешанные симптомы неопределенной степени тяжести и меняющегося характера, некоторые теоретики предложили официально использовать понятие П. л. для характеристики среднего уровня интеграции личности или тяжести прогноза.

Наиболее выраженным симптомом, приписываемым П. л., является глубина и изменчивость их настроения. П. л. обычно испытывают продолжительные периоды подавленности и разочарования, по временам перемежающиеся короткими эпизодами эйфории и значительно более частыми эпизодами раздражительности с саморазрушающим поведением и импульсивными вспышками гнева. Большинство людей с этим типом личности имеют изменчивую, пеструю биографию, идет ли речь о межличностных отношениях, учебе или работе. Немногим удается достижение взрослых целей, у большинства отмечается неровность в выполнении нормальных соц. функций и обязанностей. В их жизни не редки поражения и неудачи, им не достает благоразумия и умения предвидеть события, они склонны к отклонению от первоначальных устремлений и неспособны использовать природные данные.

Большинство не в состоянии извлекать уроки из прошлого неудачного опыта и продолжают попадать в те же самые сложные ситуации и затруднительные положения. Чрезвычайно часты нарушения идентичности и целей, проявляющиеся в неопределенностях в отношении самооценки, половых ролей и профессиональных намерений. Их периодически проявляющаяся склонность угрюмо перечить окружающим часто сменяется субъективными чувствами изоляции, внутренней пустоты и скуки.

Относительная новизна этой официальной диагностической рубрики объясняет отсутствие ист.

традиции или клинической литературы. Тем не менее, имеются предшественники категории П. л., относящиеся по существу к той же констелляции признаков. Исходя из биосоциального (с ориентацией на теорию научения) подхода к личности, Т. Миллон сформулировал следующие диагностические критерии П.л. в работе Disorders of personality («Расстройства личности»).

- Интенсивные эндогенные настроения (напр., настроение индивидуума все время не соответствует внешним событиям: он либо подавлен, либо возбужден, либо переживает повторяющиеся периоды уныния и апатии, перемежающиеся вспышками гнева, тревоги или эйфории).

- Нарушенная регуляция уровня активации (напр., переживание беспорядочных приливов энергии и нарушение цикла сна — бодрствования;

характерны периоды, в к-рых аффективное равновесие и уровень активации постоянно находятся под угрозой).

- Осуждающее самосознание (напр., индивидуум демонстрирует повторяющиеся мысли о членовредительстве и самоубийстве;

дурное настроение и неадекватное поведение периодически искупаются раскаянием и самоуничижением).

- Тревога зависимости (напр., индивидуум озабочен завоеванием симпатий и сохранением эмоциональной поддержки, остро реагирует на расставание, жалуется на постоянно преследующий страх изоляции и утраты).

- Когнитивно-аффективная амбивалентность (напр., индивидуум часто пытается во что бы то ни стало выразить аттитюды, не соответствующие собственным чувствам;

одновременно переживает конфликтующие эмоции и мысли в отношении себя и других, особенно любовь, ярость и вину).

См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств, Расстройства личности Т. Миллон Подготовка руководящих кадров (management development) П. р. к. — всеохватывающий, долгосрочный образовательный процесс, сочетающий в себе обучение с отрывом от работы и обучение на рабочем месте. Она отличается от повышения квалификации или стажировки своей продолжительностью. Гетцкоу, Форхенд и Джеймс обнаружили, что годичный курс подготовки с целью развития управляющих для занятия новых должностей в гораздо большей степени изменял их поведение в сравнении с более короткими курсами обучения. Такая подготовка м. б. организована в виде длительного и непрерывного процесса, начинающегося со времени прихода в орг-цию на низшую ступень управленческой иерархии и продолжающегося чуть ли не до ухода на пенсию с ее высшей ступени. В отличие от профессионального обучения, курс профессионального развития относится к получению образования, связанного с дальнейшим расширением умений работающих менеджеров справляться с разнообразием проблем, с к-рыми они могут столкнуться в процессе своего профессионального и должностного роста.

П. р. к. происходит как с отрывом от работы, так и непосредственно на рабочем месте. При обучении с отрывом от работы она может включать те же самые предметы, к-рые входят в программу подготовки магистра делового администрирования (MBА): бухгалтерский учет, управление финансами, исслед. операций, экономику и стат. В содержании таких обязательных курсов как деловая политика, теория орг-ции, планирование деятельности, лидерство, трудовая мотивация и мораль обычно широко представлена организационная психология.

Подготовка на рабочем месте может выражаться, в частности, в ротациях, наставничестве и поручении специальных заданий. Управляющие низшего звена, систематически отбираемые на основе эффективных оценивающих программ для подготовки к занятию высших должностных позиций, продвигаются по диагонали вверх по организационной иерархии, задерживаясь на каждой позиции в течение неск. лет, не более. Это позволяет обеспечить растущего менеджера широким видением деятельности орг-ции в целом и приобрести опыт решения проблем в различных элементах ее системы.

Наставничество или менторство обеспечивает растущих менеджеров руководством и обратной связью от их старших по рангу коллег. Специальные задания позволяют приобретать необходимый опыт в решении специфических проблем.

Эффективная программа П. р. к. опирается на анализ целей орг-ции и сравнение потребностей в управленческих кадрах с имеющимися у нее ресурсами. Возможность удовлетворять свои потребности в руководителях за счет продвижения собственных работников, а не за счет найма со стороны, позволяет орг-ции сводить к минимуму нарушения в слаженном механизме работы. Большая часть из того опыта, к-рый орг-ция приобретает при решении внутренних и внешних проблем, накапливается ее руководством. Такая подготовка руководителей способствует эффективной, согласованной внутренней преемственности в орг-ции.

Участие управляющих в таких программах позволяет им более четко представлять пути собственной карьеры. Это помогает объединять потребности конкретного чел. с целями орг-ции и стимулирует управляющего постоянно совершенствовать свои умения в процессе продвижения.

Последнее означает, что руководитель вовлекается в процесс «обучения на всем протяжении карьеры».

Одна из интересных стратегий разраб. программы П. р. к. начинается с просьбы к немногочисленному кругу высших руководителей орг-ции указать своих лучших управляющих.

Видение и подходы, используемые в работе этими лучшими исполнителями, тщательно изучаются.

Извлекаемые отсюда принципы кладутся в основу программ развития для др. ключевых менеджеров в орг-ции.

Параллельно должен осуществляться анализ достоинств и недостатков работы растущих управляющих. Развивающие мероприятия для этих лиц концентрируются вокруг тех сторон деятельности, соответствие текущим и будущим требованиям в к-рых оказывается проблематичным без усиления соотв. умений. Планы действий по развитию формируются на основе изучения расхождений между достоинствами и недостатками. При планировании осн. внимание уделяется наиболее серьезным расхождениям, над к-рыми управляющий сохраняет определенный контроль.

См. также Развитие профессиональной карьеры Б. М. Басс Поддерживающий уход (supportive care) Американское об-во и американская психология относятся к зависимости чел. от кого-либо с оттенком осуждения, хотя на самом деле это вполне нормальное явление челов. жизни. Люди рождаются совершенно беспомощными и полностью зависят от окружения, лишь впоследствии в различной мере приобретая независимость в осуществлении тех или иных функций. Мы пытаемся сохранить свою независимость и даже заботимся о других;

те из нас, кому удается прожить достаточно долго, вновь начинают зависеть от других в осуществлении тех или иных функций. Только в том случае, когда зависимость становится чрезмерной или нарушает нормальное развитие и созревание, ее рассматривают как проблему, требующую специального вмешательства. Необходимость оценки серьезности и характера требуемого вмешательства при зависимости возникает в практике достаточно часто.

Эго-идеал, присущий американскому об-ву, включает в себя независимость, что означает полную свободу в принятии решений и независимое материальное положение. Подобная концепция независимости, сложившаяся во времена американских переселенцев-аграриев XIX в. и отражающая нравы того времени, не соответствует реалиям жизни городского среднего класса спустя столетие.

Расхождение между эго-идеалом независимости и реальностью больного чел. должно приниматься в расчет терапевтом, имеющим дело с лечением и, следовательно, с управлением зависимостью.

Важнейшая задача психотерапевта состоит в том, чтобы позволить быть зависимыми тем пациентам, для к-рых это неизбежно, напр., хронически больным, помочь им принять свою вполне оправданную зависимость. Пациент с хроническим психич. заболеванием обычно нуждается в пожизненном терапевтическом отношении, к-рое должно быть заботливо опекающим и поддерживающим. Ситуация усугубляется тем обстоятельством, что интенсивная психотер. приводит к усилению зависимости.

П. у. — это уход за пациентами, чье состояние не поддается лечению или коррекции. Цель П. у.

состоит в максимальной опоре на сохранные функции, повышении удовлетворенности жизнью с одновременным снижением дискомфорта.

Хотя интенсивность терапевтического отношения меняется и со временем может стать минимальной, это отношение никогда не может быть полностью прекращено;

т. о., зависимость у таких пациентов будет сохраняться на протяжении всей жизни. П. у. представляет собой особую методику, предполагающую стабильные поддерживающие отношения с пациентом, благодаря к-рой ему удается улучшить свое функционирование и обрести комфорт. Крайне важно учитывать характер зависимости, поскольку П. у. призван оказывать терапевтический эффект, а не усугублять дисфункцию.

П. у. в теории и на практике предполагает непрерывные отношения либо с индивидуальным терапевтом, либо с представителем агентства по предоставлению помощи. Для хронически больных пациентов эти отношения имеют жизненно важное значение. Крайне важно, чтобы с самого начала терапии пациент смог убедиться в стабильности таких отношений. Программа П.у. должна опираться на сохранные способности пациента, а не на его нарушенные функции;

эта программа призвана сводить зависимость к минимуму, однако, без угрозы полного прекращения поддержки.

В перспективе следует стремиться к тому, чтобы потребности пациента удовлетворялись при наименьших затратах со стороны терапевта и терапевтической программы. Добиваться этого надо осторожно, чтобы у пациента не возникло ощущения, что от него стараются поскорее отделаться. По мере приобретения пациентом некоторых навыков удовлетворения своих потребностей в обычном об ве, он будет отнимать все меньше времени у терапевта или соответствующих служб. В конечном счете терапевту надо будет удовлетворять потребность пациента в зависимости чисто символически. На этом этапе хронически больному бывает достаточно лишь изредка контактировать с терапевтом, чтобы жить по возможности максимально полной жизнью с минимумом страданий.

См. также Интеграция психически больных в обществе, Программы психического здоровья В. М. Мендель Подкрепление (reinforcement) Формулировка «закона эффекта» Торндайка выглядит следующим образом.

Закон эффекта гласит: ил неск. реакций на одну и ту же ситуацию, те, к-рые сопровождаются или сменяются состоянием удовлетворения животного, будут, при прочих равных условиях, более тесно связываться с этой ситуацией, так что при ее повторении они будут возникать с большей вероятностью;

те реакции, к-рые сопровождаются или сменяются состоянием дискомфорта [раздражающим воздействием], будут, при прочих равных условиях, образовывать более слабые связи с этой ситуацией, так что при ее повторении они будут возникать с меньшей вероятностью. Чем в большей степени будет испытываться удовлетворение или дискомфорт, тем в большей степени будет усиливаться или ослабляться эта связь.

С развитием теории П., гл. обр. усилиями Кларка Л. Халла, ключевые термины в формулировке «закона эффекта» — «удовлетворение» и «дискомфорт» — трансформировались в положительное и отрицательное П. Положительное и отрицательное П. — это теорет. понятия, так же как и их предшественники — удовлетворение и дискомфорт, в формулировке Торндайка. Эти эффекты вызываются путем манипулирования более объективными условиями, положительными «подкрепителями» (вознаграждениями, или «удовлетворителями» в терминологии Торндайка) и отрицательными «подкрепителями» (наказующими или раздражающими воздействиями в терминологии Торндайка). Каким бы ни был эффект — положительным или отрицательным, П. зависит от того, подается или устраняется положительный или отрицательный «подкрепитель». Положительное П. может обеспечиваться либо предъявлением вознаграждения, либо устранением наказания в момент осуществления реакции;

отрицательное П. может обеспечиваться либо предъявлением карательной меры (наказания, штрафа), либо лишением вознаграждения при появлении реакции. Эти 4 сочетания положены в основу классиф. типов оперантного обусловливания: а) обучение получению вознаграждения : крыса получает пищу после нажатия на рычаг в ящике Скиннера;

б) обучение активному избеганию: крыса избегает удара электрическим током, перебегая в противоположную часть клетки с чередующимися участками подачи напряжения;

в) обучение пассивному избеганию: крыса подвергается ударам электрического тока, если она спускается с безопасной площадки на окружающую ее сетку;

г) обучение бездействию: крыса получает пищу лишь тогда, когда она не нажимает на рычаг в ящике Скиннера.

См. также Классическое обусловливание, Оперантное обусловливание Г. А. Кимбл Подпороговая психодинамическая активация (subliminal psychodynamic activation, SPA) ППА была когда-то названа «сильнейшим доказательством в пользу психоанал. взгляда на бессознательное». Однако Бэлей, Шеврин и Фудин не усматривают серьезной научной ценности в ППА.

Модель ППА с самого начала вводит условие, что положения психоанал. динамики описывают неосознаваемые события, и что как только эти события становятся осознаваемыми, их эффекты больше не прогнозируются. Следовательно, чтобы надлежащим образом проверить их правильность, исследователь должен располагать возможностью влиять на поведение испытуемого без осознания последним подлинного характера этой манипуляции. Силвермен заявил, что разрешил эту проблему путем использования тахистоскопа, позволяющего контролировать скорость и подсветку стимулов на уровне, обеспечивающим их недоступность сознательному восприятию. Такие стимулы, по его утверждению, могут затем использоваться с целью оказания воздействия на поведение без сознавания их испытуемым.

Типичное исслед. ППА проводится по следующей схеме. Испытуемым при помощи тахистоскопа на 4 мс предъявляются вербальные сообщения и/или изображения, предположительно репрезентирующие неосознанные желания, страхи и/или фантазии, влиянию к-рых придается большое значение в психоанал. теории. Затем оцениваются поведенческие реакции, предсказываемые психоанал.

теорией в качестве связанных с этой бессознательной динамикой. В большинстве таких экспериментов предъявлялось от 10 до 20 задач на различение в формате принудительного выбора. Считается, что в этих экспериментах должны использоваться процедуры двойного ослепления (когда ни испытуемый, ни экспериментатор не осведомлены о содержании предъявляемого стимула). Испытуемый остается в неведении в силу подпорогового характера стимуляции. Экспериментатор также не осведомлен о содержании стимула, поскольку стимулы подготавливаются и кодируются другим чел. Предполагается, что при наличии таких условий Подпороговая экспозиция стимулов с психодинамическим содержанием будет влиять на поведение иначе, чем подпороговая экспозиция нейтральных стимулов. Кроме того, во мн. таких исслед. те же самые психодинамические стимулы предъявлялись на сверхпороговом уровне (supraliminally) с отсутствием к.-л. эффектов. Борнштейн провел метаанализ, показавший, что величины эффектов вследствие этих двух условий существенно различались, с более выраженной величиной эффекта 4-мс условия. Эти данные согласуются с психоанал. положением о том, что когда психодинамическое содержание вводится в сознание, его связи с психопатологией могут разрываться.

Это также удовлетворяет двойному требованию Мерикла и Чизмена к восприятию ниже субъективного порога (т. е., люди реагируют иначе, когда они утверждают, что не видят ничего, чем когда они заявляют, что что-то видели).

Первоначальные исслед. в этой области фокусировались на актуализации либидозных и агрессивных конфликтов, с тем чтобы проверить связанные с ними механизмы защиты. Большая часть этой работы была посвящена проверке психоанал. положения о том, что эго-патология шизофреников объясняется, отчасти, бессознательным конфликтом, вызванным агрессией. На этой фазе исслед.

проверялись также утверждения о том, что анальные конфликты играют определенную роль в заикании, что агрессия имеет своим последствием депрессию, и что эдиповы проблемы являются активными в динамике гомосексуалистов мужского пола. (Как указывают Вайнбергер и Силвермен, это не означает, да и никогда не подразумевалось, что гомосексуальность является по своей сути патологическим явлением. Инцестуальный конфликт и, коли на то пошло, бессознательные конфликты разного рода можно обнаружить у людей во всех точках любого континуума, имеющего отношение к психич.

здоровью.) Некоторые сравнительно недавние исслед. ППА фокусировались на взаимосвязи мужской эдиповой динамики с соперничающим поведением.

Основная масса недавних исслед. ППА концентрировалась на актуализации у испытуемых позитивных фантазий, считающихся способными вызывать адаптационно-улучшающие эффекты. Эта линия исследований развилась из психоанал. идеи о том, что бессознательные фантазии об идентичности или слиянии с «хорошей матерью раннего детства», будучи активированными, способны вызывать позитивное поведенческое изменение. Силвермен назвал эти фантазии симбиотическими или идентифицирующими фантазиями и попытался активизировать их посредством подпорогового сообщения «мама и я — одно целое» (Mommy and I are one, MIO), иногда сопровождаемого соответствующей картинкой. К участию в этих экспериментах привлекались как неклинические («нормальные» студенты колледжа), так и клинические (напр., больные, страдающие шизофренией, депрессией, фобиями и поведенческими расстройствами) популяции. Зависимые меры варьировали от расстройства мышления до депрессии, тревоги, уверенности в себе, самооткровений (self-revelations) и изменений привычек. Большинство этих исслед. показали, что стимул МIО оказался способен улучшать результаты психотерап. и обучающих вмешательств.

Результаты метаанализов свидетельствуют о подлинности эффектов ППА, в особенности эффектов МIО. Так, метаанализ исследований МIО, дал довольно приличную общую величину эффекта D = 0,41. Вайнбергер и Хардэуэй показали, что эти эффекты не могут объясняться неправильными процедурами анализа данных, нередкими для лабораторных экспериментов Силвермена, и их нельзя отнести за счет неопубликованных (при анализе учитывались и отрицательные результаты) исслед. К тому же, в результате того, что Розенталь назвал анализом картотечного ящика (file-drawer analysis), было обнаружено, что потребовалось бы 2287 нулевых результатов исслед., чтобы устранить полученные до сих пор положительные результаты.

См. также Фантазия, Подпороговое восприятие, Бессознательные умозаключения Дж. Л. Вайнбергер Подпороговое воздействие (subliminal influence) П. в. — это использование убеждающих тактик, реализуемых на уровне ниже порога сознавания.

Термин П. в., несмотря на существование в психол. литературе хорошо определенного понятия П. в., обычно используют в отношении процедур, варьирующих от мгновенно вспыхивающих на киноэкране слов до фоновых фраз в рок-музыке и искусно спрятанных образов в рекламных объявлениях.

Проведенные исслед. не подтвердили заявления об эффективности П. в. Исследователи установили, что люди способны обрабатывать минимальные подпороговые сообщения (напр., распознавание значения единичного слова, предъявляемого за пределами сознавания), но не могут перерабатывать сложные подпороговые сообщения. Независимо от уровня своей обработки, подпороговые сообщения не обнаружили своего воздействия на поведение.

Сенсационные заявления о силе П. в. Большинство американцев верят в способность подпороговых сообщений влиять на поведение. В значительной степени, эта вера в Подпороговое убеждение была стимулирована сенсационными заявлениями, к-рые появились в СМИ.

Напр., в конце 1950-х гг. Дж. Вайкери, специалист по рекламе, распространял слухи о том, будто он тайно высвечивал на киноэкране, всего на треть миллисекунды, фразу «ешь попкорн и пей кока колу». Вайкери утверждал, что продажи кока-колы увеличились на 18%, а рост продаж попкорна составил почти 58%. Ки объявил, что подпороговые имплантанты регулярно используются в печатных рекламных объявлениях, и что слово «секс» напечатано на крекерах Ритц и содержится в кубиках льда в рекламе джина «Гилбис». В 1970-х гг., родители и священники начали выражать беспокойство в отношении содержания в рок-музыке фоновых сообщений, часто сатанинского характера.

В конце 1980-х и на всем протяжении 1990-х гг., производители подпороговых аудиозаписей, предназначенных для самоусовершенствования, утверждали, что их кассеты могут улучшить все, начиная от самооценки и памяти до отношений с подчиненными и клиентами, сексуальной чувствительности, результатов игры в боулинг и преодоления травмы от перенесенного насилия. В г. американцы приобрели таких подпороговых записей на сумму свыше 55 млн долларов. В 1990 г.

проходило судебное разбирательство по делу рок-группы Judas Priest, включившей в свою песню Better by You, Better than Me, как утверждалось, с целью оказать воздействие на аудиторию, подпороговый имплантант «сделай это». Этот имплантант предположительно послужил причиной смерти двух подростков, покончивших с собой.

Общественность выразила серьезное негодование и обеспокоенность по поводу возможного неэтичного использования подпороговых сообщений. В 1957 г. журналист-обозреватель Норман Казинс сетовал: «Если этот инструмент может с успехом использоваться для продвижения попкорна, то почему не политиков или чего-нибудь еще?» Он призывал людей взять «это изобретение и все, что с ним связано, и поместить в эпицентр ближайшего ядерного взрыва, предусмотренного графиком испытаний». Возмущение общественности подстегнуло к действиям законодательные и судебные органы. Федеральная комиссия связи (FCC) объявила, что использование подпорогового убеждения может повлечь за собой потерю лицензии на телерадиовещание. Национальная ассоциация дикторов (NAB) запретила своим членам использование подпороговой рекламы. Австралия и Великобритания ввели запрет на подпороговые сообщения. Законодательное собрание штата Калифорния провело закон, согласно к-рому распространение материала с фоновыми сообщениями без уведомления общественности является вторжением в частную жизнь. Судья штата Невада вынес определение, что на подпороговые сообщения не распространяется действие закона о свободе слова.

Обладают ли подпороговые сообщения убеждающим действием? Принимая во внимание негодование общественности и многочисленные гражданские акции, полезно задаться следующим вопросом: насколько эффективными являются подпороговые сообщения в изменении мотивированного поведения? Опыт исслед., проводившихся на протяжении более чем 100 лет, приводит нас к выводу о том, что подпороговые сообщения неспособны оказывать влияние на поведение. По итогам предпринятого им обширного обзора литературы Мур приходит к заключению, что «не существует эмпирической документации в отношении значительных подпороговых эффектов, таких как вызов конкретных поведенческих реакций или изменение мотивации. Более того, такое представление опровергается результатами большого количества исследований и противоречит экспериментально обоснованным концепциям о переработке информации, научении и мотивации». Авторы др. обзоров литературы по подпороговому воздействию пришли к такому же выводу, указывая на то, что декларируемые подпороговые эффекты часто не поддаются повторному воспроизведению, и что исследования, претендующие на обнаружение подпорогового воздействия, оказываются недостаточно обоснованными и страдают методологическими изъянами.

Заявление Вайкери об увеличении продаж попкорна и кока-колы в результате подпороговых сообщений стимулировало исслед. в этой области. В 1958 г. Канадская радиовещательная и телевизионная корпорация (CBC) повторила исслед. Вайкери, предъявив сообщение «позвоните сейчас» 352 раза в течение популярного субботнего вечернего телевизионного шоу. Использование телефона за этот период не увеличилось;

никто не позвонил на станцию. В ответ на просьбу угадать содержание сообщения, от зрителей пришло 500 писем, но ни одно из них не содержало правильного ответа.

Однако, зная об исслед. Вайкери, почти половина из них заявила, что испытывала чувство голода и жажды в течение этого шоу. В ответ на такие результаты Вайкери признался в своем интервью журналу Advertising Age («Век рекламы»), что он небрежно провел это исслед. Он заявил: «Хуже чем этот просчет, однако, было то, что мы не проводили каких-либо дополнительных изысканий сверх тех, которые были необходимы для подачи заявки на патент. У меня был слабый интерес к этому исследованию и мало данных — слишком мало, чтобы они могли иметь серьезное значение».

Работа Ки поверглась критике с методологических позиций. Напр., Ки сообщает об исслед., в к ром более чем 1000 испытуемым предъявлялось рекламное объявление джина «Гилбис», предположительно заключавшее скрытое среди кубиков льда слово «секс». В целом, 62% испытуемых сообщили, что испытывали ощущение возбуждения, романтизма и чувственности. Однако Ки не включил в данное исслед. контрольную группу (группу испытуемых, к-рые видели сходное рекламное объявление без имплантанта) и, т. о., остается неясным, было ли у этих испытуемых ощущение возбуждения, романтизма и чувственности из-за предполагаемого имплантанта или по к.-л. др. причине.

Канадские ученые Воки и Рид реализовали обширную программу исслед., продемонстрировавших, что фоновые сообщения оказываются неэффективными в изменении поведения. В своих исслед. они обнаружили, что испытуемые не могут а) отличить фоновый вопрос от фонового утверждения;

б) сказать, имели ли два фоновых сообщения одинаковый или различный смысл;

в) отличить бессмысленные фоновые сообщения от осмысленных и г) распознать фоновые детские стишки, христианские, сатанинские, порнографические или рекламные сообщения. Воки и Рид также обнаружили, что прослушивание фоновых сообщений не влияло на смысловые оценки испытуемых, и что испытуемые могли «слышать» скрытые сообщения в фоновых сообщениях даже при отсутствии в них такого рода сообщений.

Недавно были проведены несколько исслед. с целью оценки эффективности подпороговых аудиозаписей, предназначенных для самосовершенствования. Напр., испытуемые в эксперименте Пратканиса с сотрудниками прослушивали подпороговые аудиозаписи, предназначенные либо для повышения их самооценки, либо для улучшения памяти. Половина испытуемых получила неправильно маркированные записи;

иными словами, одна часть испытуемых думала, что располагала записями, предназначенными для улучшения их памяти, в действительности предназначавшимися для повышения самооценки, в то время как другая считала, что располагала записями для повышения самооценки, но прослушивала записи для улучшения памяти. Спустя 5 недель после прослушивания в результатах испытуемых не обнаружилось улучшений в самооценке или способностях к запоминанию. Однако, примерно половина участников исслед. полагала, что достигла улучшений, соответствующих названию записи, но не ее содержанию. Испытуемые, считавшие, что они слушали запись для повышения самооценки (независимо от ее фактического содержания), были склонны верить в то, что повысилась их самооценка, тогда как считавшие, что они слушали запись для улучшения памяти, были склонны верить в то, что в результате прослушивания улучшилась их память. В действительности же, ни у кого из них в результате прослушивания не было зафиксировано повышения самооценки или улучшения памяти. На сегодняшний день проведено девять независимых исслед. подпороговых записей для самосовершенствования. Во всех 9 исслед. не было обнаружено эффектов, согласующихся с заявлениями производителей. В 1990 г., в ходе судебного разбирательства дела рок-группы Judas Priest, судья Дж. К. Уайтхед выслушал аргументы за и против возможности П. в. Его решение в пользу рок группы и студии CBS Records во многих отношениях может рассматриваться в качестве итоговой оценки возможности П. в.

В своем решении, судья Уайтхед констатировал: «Представленные научные исследования не свидетельствуют о том, что подпороговые стимулы, даже если они и воспринимаются, могут вызывать поведение такого масштаба (т. е., совершение самоубийства). Существуют другие факторы, которые объясняют поведение покойных независимо от подпороговых стимулов».

Pages:     | 1 |   ...   | 36 | 37 || 39 | 40 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.