WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 37 ] --

В сравнении с большинством других парафилий или половых девиаций накоплено больше исследовательских данных о характеристиках П. Это становится понятным, если учесть, что П.

рассматривается об-вом как возмутительный поступок, может приносить очевидный психол. вред жертве, часто приводит к аресту педофила и, следовательно, создает группу заключенных, доступную изучению. Исходя из полученных эмпирических данных известно, что педофилы обычно знают детей, с к-рыми заигрывают — это соседи, члены семьи, друзья, родственники.

Хотя расстройство встречается преимущественно у мужчин, есть сообщения о случаях П. у женщин. Педофилов вдвое чаще привлекают дети противоположного пола. Возраст педофилов может варьировать от подросткового и до старческого, за семьдесят;

наибольший процент распространенности приходится на середину и конец четвертого десятилетия жизни. Есть данные о том, что этиологические факторы при этом расстройстве могут быть различными, в зависимости от возраста преступника.

Данные др. исслед. свидетельствуют о том, что лица, совершающие педофилические акты, разделяются на несколько категорий. Наиболее крупной категорией являются психол. незрелые преступники — индивидуумы с постоянными трудностями в отношениях со своими сверстниками, чувствующие себя сексуально комфортно лишь с детьми. В большинстве случаев они имеют дело со знакомым им ребенком. Ко второй категории относятся лица, импульсивно регрессирующие до педофилического поведения под действием стресса. Импульсивность поведения обусловливает то, что преступники этого типа обычно не знакомы с жертвой. Третья категория состоит из мужчин, имевших эмоционально насыщенные ранние сексуальные контакты с мальчиками (напр., в исправительных учреждениях для несовершеннолетних преступников) и не продвинувшихся в дальнейшем в своем сексуальном развитии. Эти педофилы обычно жестоки и упорны в достижении своей цели.

Заключительная категория состоит из антисоциальных личностей, которые охотятся на детей в поисках новых острых сексуальных ощущений. Нередко педофилическое поведение в таких случаях мотивировано как агрессивными, так и сексуальными импульсами;

ребенку в процессе сексуального акта часто причиняется физ. вред.

При исслед. у некоторых педофилов обнаруживалась сопутствующая психич. патология (напр., алкоголизм, шизофрения, органические поражения мозга), при к-рой сексуальное поведение обусловливается расторможенностью органических влечений.

См. также Половые девиации Д. Зиглер Первичная профилактика психопатологии (primary prevention of psychopathology) П. П. п. представляет собой усилия, направленные на снижение вероятности появления эмоциональных и психич. расстройств у еще не заболевшей части населении. Усилия являются предупреждающими. П. П. п. ориентируется иногда на группы повышенного риска либо на группы, приближающиеся к ситуациям повышенного риска или потенциальным жизненным кризисам.

Программы П. П. п. могут включать устранение органических факторов, вызывающих психопатологические проявления, а также усилия, направленные на снижение избегаемого стресса, повышение уровня компетенции и навыков соц. приспособления, развитие повышенной самооценки и укрепление системы соц. поддержки.

Логика проведения П. П. п. оправдывается несколькими моментами. Во-первых, невероятный дисбаланс между числом людей, подвергающихся эмоциональному дистрессу, и числом лиц с психич.

расстройствами делает невозможным оказание помощи всем нуждающимся путем индивидуальных вмешательств;

этот разрыв невозможно преодолеть.

Значительное улучшение состояния здоровья и увеличение продолжительности жизни нашего населения во многом яв-ся результатом успешного применения методов первичной профилактики в области здравоохранения. Профилактические подходы включают «обнаружение вредного фактора» и принятие мер по его устранению либо нейтрализации или «укрепление организма».

В разгаре первоначального энтузиазма применения методов общественного здоровья в области психиатрического здравоохранения казалось, что контролирование и устранение психич. болезней — всего лишь вопрос времени. Однако, постепенно стало очевидным, что большинство из так называемых психич. заболеваний может не иметь своей специфической этиологии.

Высокий уровень стрессогенных условий (бесправность, безработица, сексизм, разрушение брака, утрата соц. поддержки) может вызвать любой из нескольких паттернов эмоционального срыва (напр., депрессию, алкоголизм, тревогу, гипертонию). Вкратце можно сказать, что имеется неспецифическая взаимосвязь между причинами и последствиями.

Если нашей целью является снижение частоты возникновения различных состояний или компульсивных стилей жизни, которые мы называем психич. болезнями, то как нужно правильно организовать усилия по профилактике? Здесь может помочь следующая формула:

Заболеваемость = органические факторы + стресс/компетенция + самооценка + сети социальной поддержки.

Успех профилактических мероприятий определяется снижением заболеваемости по разным формам эмоциональных нарушений. Существует несколько стратегий для достижения этой цели.

Первая состоит в предотвращении, минимизации или снижении количества органических факторов.

Чем больше будет снижено действие органических этиологических факторов (или чем больше их будет вообще устранено), тем ниже окажется уровень заболеваемости. Ниже приведены конкретные примеры:

1. Снижение числа случаев повреждений мозга в результате отравления свинцом или аварий приводит к снижению психич. заболеваний.

2. Предотвращение патологического воздействия поврежденных генов (после амниоцентеза, прерывания беременности при хромосомных аберрациях) снижает уровень рождаемости детей с врожденной церебральной патологией.

3. Медикаментозное снижение АД снижает вероятность повреждения мозга вследствие инсульта.

4. Улучшение церебрального кровообращения снижает вероятность формирования церебрального артериосклероза.

Вторая стратегия заключается в снижении стресса. Здесь взаимосвязи становятся более сложными. Стресс проявляется по-разному. Снижение стресса предполагает изменения в физ. и соц.

среде. Средовые стрессовые ситуации включают большой комплекс взаимосвязанных переменных.

Некоторые формы соц. стресса яв-ся продуктом глубоко укоренившихся культурных ценностей и образа жизни, которые нелегко изменить. Стресс может быть результатом низкой самооценки, становясь своего рода самоисполняемым пророчеством. Женщины и представители этнических меньшинств, к-рые с раннего детства знают о том, что их пол или раса считаются второсортными, вырастают со сниженной самооценкой, к-рую чрезвычайно трудно изменить. Профилактические усилия принимают форму просвещения населения, изменений в работе средств массовой информ. и преобразований в господствующей системе ценностей. Эти усилия встречают ожесточенное сопротивление власть имущих, извлекающих реальную выгоду от подвергаемых критике ценностей.

Важной областью научных исслед. в последние годы стало изучение связей между стрессовыми событиями повседневной жизни и началом как соматических, так и психич. заболеваний. Установлены корреляции между интенсивностью жизненных стрессов и вероятностью последующего появления определенных заболеваний. Обнаружены статистически значимые связи между жизненными стрессами и такими последствиями, как туберкулез, сердечно-сосудистые заболевания, несчастные случаи, лейкемия и диабет. Высокий уровень стресса обусловливает последующее возникновение психич. и эмоциональных расстройств. Надежная соц. поддержка снижает риск подвергания действию стресса.

Модель, заданная в формуле, имеет очевидные преимущества. Часто вмешательства приводят к изменениям во многих областях. Напр., регулярные занятия спортом приводят к улучшению координации моторики, физ. здоровья, состояния мускулатуры, кровообращения и физ. самочувствия. В то же время, человек может испытывать снижение стресса по мере расходования энергии на физ.

деятельность;

улучшение физ. навыков в ходе спортивных тренировок может повысить уверенность в себе и самооценку. Таким образом, улучшение наблюдается на всех уровнях.

Наконец, профилактические мероприятия требуют политической активности, направленной на изменения в об-ве. В этом аспекте борьба за перераспределение сил как стратегия профилактики психопатологии лишь только началась.

См. также Службы системы здравоохранения, Службы «горячих линий», Гуманитарная модель здравоохранения, Психотерапия, Группы самопомощи Дж. У. Элби Первичная терапия (primal therapy) В 1970 г. А. Янов опубликовал свою книгу The primal scream («Первичный вопль»). Хотя между теми, кто называет себя практиками П. т., произошел раскол, все они сходятся в том, что самые ранние травмы и неудовлетворенные потребности яв-ся причиной неврозов и психозов в последующей жизни.

Эти травмы и неудовлетворенные потребности препятствуют нормальному прохождению стадий возрастного развития, к-рому подвержен каждым индивидуум, и в этом случае у чел. нарушается нормальный доступ в своим чувствам.

Процедуры П. т. могут варьироваться терапевтом в той или иной степени, но обычно полный курс длится несколько недель, в течение к-рых сеансы длительностью до 3 часов проводятся ежедневно.

После этого интенсивного периода клиенты встречаются с терапевтом еженедельно для индивидуальной или групповой терапии в течение последующих 8—12 месяцев.

В ходе сеансов терапии клиенты вспоминают травмирующие события раннего детства и терапевт побуждает их заново «физически» пережить ранние обиды и раны. Конфронтация с чувствами часто приводит к мышечному напряжению и судорожным движениям.

См. также Новаторские психотерапии, Психотерапия В. Рейми Первичные умственные способности (primary mental abilities) Одним из самых ранних достижений новой науки психологии яв-сь объективное измерение умственных способностей. Благодаря внедрению в психологию нового метода факторного анализа, Ч.

Спирмен доказал, что интеллект можно охарактеризовать как композицию генерального фактора (g) общего для любой разумной активности, и специфических факторов (S), уникальных для задач, используемых при измерении интеллекта. Тестовые инструменты, в к-рых применялось понятие общего интеллекта, получили широкое распространение благодаря работам Бине и Симона, а позднее — Тёрмена. Американские психологи, занимающиеся вопросами образовательного и профессионального отбора, нашли понятие общего интеллекта мало полезным для прогнозирования успешности в конкретных видах трудовой деятельности или исполнении др. жизненных ролей. В добавление к этому, исслед. в области переноса умений, приобретенных в процессе обучения, показали, что концепция генерализуемости одномерной способности не оправдывает себя.

Усилия исследователей вскоре сосредоточились на иной проблеме: нельзя ли описать челов.

способности, используя для этого ограниченный и экономный набор независимых измерений. Начало работам в указанном направлении положила публикация книги Т. Л. Келли Crossroads in the mind of man («Перекрестки человеческого разума»), в к-рой отстаивалась идея измерения групповых факторов (репрезентирующих различные умения), таких как легкость оперирования числами, легкость оперирования вербальным материалом, пространственные отношения, скорость и память. Такого рода усилиям также способствовали успехи в развитии теории и методов факторного анализа, к-рый позволял теперь определять множественные факторы, каждый из к-рых отображал латентный конструкт, представленный набором независимо наблюдаемых переменных.

Л. Л. Терстоун, имя к-рого наиболее часто связывают с серьезными достижениями на этом направлении исслед. интеллекта, выражал надежду, что тщательное исслед. связей среди широкого множества оценочных инструментов, разработанных для того, чтобы как можно точнее отобразить данный конструкт, даст ограниченное число измерений, отражающих «строительные блоки разума». Он провел батарею из 56 простых психол. тестов на большом количестве детей из школ Чикаго и применил многофакторный анализ для определения основных измерений. Располагая имеющимися в то время методами, он смог с успехом продемонстрировать, что для объяснения большей части вариации индивидуальных различий в его измерениях достаточно менее 10 латентных конструктов. Поэтому факторы, полученные им в этом исслед., были названы П. у. с.

Большинство факторов, идентифицированных Терстоуном, впоследствии были воспроизведены в работах др. исследователей. Наиболее важными факторами, в порядке их вклада в объяснение индивидуальных различий, яв-ся следующие:

- Вербальное понимание (Verbal comprehension, V). Этот фактор отображает объем пассивного словарного запаса индивидуума и чаще всего измеряется словарными тестами в формате множественного выбора.

- Пространственная ориентация (Space Orientation, S). Способность визуализировать и мысленно вращать абстрактные фигуры в двух- или трехмерном пространстве. Считается, что данная способность необходима для понимания карт и чертежей, а тж при сборке объектов, требующей манипулирования пространственными конфигурациями. Возможно, что этот фактор является комплексным, включающим как визуализацию (зрительное воображение), так и восприятие пространственных отношений.

- Индуктивное рассуждение (Inductive Reasoning, R или I). Способность выводить правило или принцип на основе анализа отдельных примеров, требующаяся, вероятно, в большинстве случаев решения задач. Эта способность обычно измеряется с помощью незавершенных рядов цифр или букв, содержащих несколько скрытых закономерностей;

испытуемого просят правильно завершить эти ряды.

- Числовой (Number, N). Это способность быстро и точно выполнять различные вычислительные операции. Самой простой мерой этой способности является тест проверки сумм в задачах на сложение.

- Беглость речи (Word Fluency, W). Этот фактор отображает активный словарный запас индивидуума и обычно измеряется свободным воспроизведением слов в соответствии с каким-либо заданным лексическим правилом.

- Ассоциативная память (Associative Memory, M). Проявляется преимущественно в вербальных заданиях, включ. парные ассоц. или заучивание списков. Этот фактор не яв-ся общим фактором памяти, доказательства существования которого не получены до сих пор.

- Перцептивная скорость (Perceptual Speed, Р). Эта способность связана со скоростью и точностью идентификации визуальных деталей, сходств и различий. Обычно измеряется с помощью заданий на вычеркивание букв, сравнение чисел или обнаружение простого стимула.

Др. организационные структуры для описания множественных способностей были разработаны Г. Томпсоном и Ф. Верноном в Англии и Дж. П. Гилфордом — в США. Система Гилфорда организует когнитивные задачи в виде трехмерной (кубической) иерархии высшего порядка исходя из содержания, продуктов и операций, связанных с каждой задачей, давая в результате таксономию по меньшей мере 120 факторов, многие из к-рых еще предстоит операционально определить.

В целях практической реализации своего подхода в сфере образования Терстоуны разработали комплект тестов на нескольких уровнях сложности — от детского сада до средней школы, предназначенный для измерения первых 5 факторов Терстоуна (V, S, R, N и W). Эта батарея была обновлена и пересмотрена Терстоуном в 1962 г. Средства измерения др. факторов можно найти в Kit of factor-referenced tests («Комплект факторно-ориентированных тестов»), созданном Службой тестирования в образовании.

Несмотря на то, что работа с тестами П. у. с. в практике школьного обучения в наше время не столь популярна, как раньше, тесты первичных способностей пережили свое возрождение в качестве полезного инструмента для изучения способностей в исслед. развития взрослых. В частности, была разработана специальная расширенная версия тестов Терстоуна, пригодных для работы с пожилыми людьми (STAMAT). Валидность тестов П. у. с. для взрослых изучалась в отношении их связи с мерами практ. интеллекта и субъективного восприятия компетентности, а также с конкретными профессиональными достижениями.

См. также Абстрактный интеллект, Тестирование пригодности к конторскому труду, Факторный анализ, Модель структуры интеллекта, Методы тестирования К. У. Шайи Первобытное мышление (primitive mentality) Представители зап. стран, вступавшие в контакт с дописьменными культурами, зачастую бывали поражены странностью мышления, лежащего в основе их религиозных практик или проявлявшегося в объяснениях этих практик. Исследователи, к-рым не довелось самим участвовать в экспедициях, изучавших дописьменные культуры, собрали свидетельства подобных наблюдений и выдвинули гипотезу о «П. м.», согласно к-рой склад мышления людей в примитивных об-вах не только количественно, но и качественно отличается от склада мышления людей, живущих в цивилизованных об-вах. Леви-Брюль описывал П. м. как дологическое (т. е. нечувствительное к противоречиям) и мистическое (т. е. подразумевающее веру в тайные силы). Со временем он пришел к выводу, что эта широкая гипотеза была ошибочной и что мистическое мышление присуще любому чел., но «легче наблюдается у примитивных народов».

Авторами, считавшими мыслительные процессы первобытных и цивилизованных людей радикально различающимися, такое различие объяснялось по-разному: генетическими факторами, традиционным для данного об-ва способом мышления или неопределенным «статусом развития».

См. также Аккультурация, Интеллект человека, Социальное влияние И. Л. Чайлд Переговоры об освобождении заложников (hostage negotiations) Метод сдерживания и переговоров (the contain and negotiate method) при спасении заложников является процессом воздействия на кризисную ситуацию, используемым для изменения и разрешения ситуаций, в к-рых преступник завладевает жизнью заложника в качестве гарантии достижения своих целей. Этот метод был разработан психологом Г. Шлоссбергом для полиции Нью-Йорка.

До разработки метода сдерживания и переговоров в традиционной реакции полиции на захват заложников допускались три альтернативы: а) прямой штурм, при к-ром полиция собирала вооруженную силу с превосходящей силой огня и атаковала позицию преступника;

б) использование хим. средств — слезоточивого газа или дыма для того, чтобы заставить преступника покинуть свое укрытие;

в) применение снайперского оружия. Эти методы часто заканчивались ранением или смертью преступника, личного состава полиции и заложников.

Встревоженные убийством израильских спортсменов в ситуации захвата заложников на Олимпийских играх 1972 г. Нью-Йорке, руководители Департамента полиции Нью-Йорка поручили Шлоссбергу провести исслед. и разработать технику вмешательства, к-рая защищала бы жизни всех, кто оказался вовлеченным в эпизод захвата заложников. В этом нововведении используют персонал, специально подготовленный в области психол. методик для освобождения заложников и взятия захватчика в плен.

Ведущий переговоры представитель полиции должен сохранять гибкость в оценке и планировании операции, работая внутри периметра, установленного тактическими частями полиции для того, чтобы удержать захватчика и захваченных лиц в наименьшей возможной зоне и, продуманно демонстрируя силу, подчеркнуть преступнику невозможность непосредственного бегства. Переговоры о заложниках должны предлагать для обсуждения решения, основанные на философии, в основе к-рой лежит бесценность жизни всех вовлеченных в данную ситуацию. Они ставят целью сохранение челов.

жизней, используя временной фактор и переход к переговорному процессу для поиска решения, к рое позволит всем основным участникам процесса сохранить свое лицо. Осн. яв-ся эффективное использование навыков межличностной коммуникации, его дополняют манипуляции с окружающей средой, к-рые включают в себя: а) использование специального осветительного оборудования;

б) музыку и звук;

в) контроль дополнительных условий, таких как подача тепла, кондиционирование, электричество, газ и вода;

г) пищу и напитки. Захватчиков поощряют выразить в словах свою фрустрацию и тревогу по отношению к ведущему переговоры, к-рый, в свою очередь, постоянно пытается установить с ними отношения «я —ты». Представитель, ведущий переговоры, стремится к тому, чтобы его воспринимали как «посредника», к-рый, в конечном счете, объединяется с похитителем ради переговоров о безопасном и нормальном разрешении ситуации.

Обсуждению подлежат практически все требования лиц, удерживающих заложников, за исключением: а) обеспечения оружием или боеприпасами, б) обмена или предоставления дополнительных заложников. С момента своего внедрения метод сдерживания и переговоров оказался весьма успешным в безопасном разрешении большинства постоянно растущего числа случаев захвата заложников в США.

См. также Переговоры Р. Фаулер, Дж. Л. Гринстоун Переговоры (negotiation) Термин П. употребляют в отношении взаимодействий, в к-рые включаются сложные соц.

единицы, такие как компании или гос-ва, для решения многочисленных вопросов. Рубин и Браун определяют торги и переговоры как «процесс, посредством которого две или более сторон пытаются договориться о том, что каждая должна отдать и взять, или исполнить и получить, в результате заключаемой между ними сделки».

Рубин и Браун предлагают 5 структурных и социально-психологических характеристик переговорных отношений.

1. Наличие в переговорном процессе по меньшей мере двух сторон.

2. Существование конфликта интересов по одному или более вопросов между договаривающимися сторонами (или между представителями одной стороны).

3. Наличие добровольных отношений между сторонами, независимо от предыдущего опыта или знакомства друг с другом. Кроме того, стороны должны считать, что они могут больше потерять нежели выиграть от того, что не будут взаимодействовать друг с другом.

4. Переговоры активно ведутся вокруг распределения одного или большего количества специфических ресурсов, обмена ресурсами и/или разрешения одного или большего числа неясных вопросов. Итог переговоров предполагает взаимную зависимость или компромисс.

5. Переговорная деятельность яв-ся скорее последовательной, нежели одновременной, т. е. за формулировкой требований или предложений одной стороны, как правило, следует их оценка др.

участником (участниками), к-рая влечет за собой уступки или контрпредложения.

Наиболее широко использующейся при изучении переговорного процесса парадигмой является игра, имитирующая ситуацию торгов из «реальной жизни». Рубин и Браун рассматривают четыре разновидности таких игр, широко применявшихся в социально-психологических исслед.

Из-за структурных различий в каждой ситуации, эти игры имитируют реальные условия переговоров, варьируя их в различной степени. С учетом своих ограничений, они обеспечивают парадигмы для изучение множества связанных с ситуацией торгов зависимых и независимых переменных, включ. число участвующих в переговорах сторон, места проведения переговоров, доступные сторонам способы коммуникации, временные рамки и вид вознаграждения.

См. также Административно-трудовые отношения А. Барон-мл.

Переменные в исследованиях (variables in research) Керлингер определяет П. как «символ, которому приписываются цифры или числовые значения». Это родовое определение, относящееся, в том числе, и к психол. П. в исслед., указывает на мат. основу. Иначе говоря, любая П., х или у, подразумевает использование одной из четырех основных измерительных шкал: шкалы наименований, порядковой шкалы, интервальной шкалы или шкалы отношений. Количество, природа и тип П., к-рые может выбрать исследователь, варьируют в широких пределах. Их относительные вклады в научные исслед. не определены, но связаны преимущественно с эксперим. планами, привлекаемыми для проведения исслед. Поэтому трудно, если не невозможно, упорядочить исследовательские П., обсуждаемые в этом разделе, в соответствии с их важностью или частотой использования, либо по любому другому категориальному признаку. Последующее обсуждение П. надлежит рассматривать в этом контексте.

Переменные, используемые в исследованиях. Прежде всего, П. группируются в 2 широкие категории: (предположительно) непрерывные и (предположительно) дискретные. Непрерывные П.

можно измерять на континууме с нанесенными делениями (напр., от низких к высоким значениям). Эти П. относятся к тем, к-рые обычно измеряются с помощью интервальных шкал или шкал отношений.

Примерами таких П. в психол. исследованиях могут служить показатели по стандартизованным тестам, средние баллы успеваемости, и кожно-гальваническая реакция. Дискретные П. являются категориальными по своей природе, упорядоченными или неупорядоченными, и измеряются с помощью шкал наименований. В отличие от непрерывных П., в измерении к-рых используется их величина, дискретные П. оцениваются просто в терминах или/или. Примерами могут служить пол, раса, этническое происхождение и религиозная принадлежность. Следует особо отметить, что дискретные П.

могут классифицироваться на истинные дихотомии (напр., мужской/женский пол), истинные политомии (напр., цвет глаз: карие, голубые и серые), произвольные дихотомии (напр., прошел/не прошел тест) и произвольные политомии (напр., да—нет—не знаю). Непрерывные П. называют количественными, а дискретные — качественными П.

Др. важная классиф. связана с различением зависимых и независимых П. Предполагается, что независимая П. в научном исслед. яв-ся причиной зависимой П. Как и все П. в целом, они имеют под собой мат. основу. В уравнении у = f(x) зависимая П. у яв-ся функцией независимой П. х. Это означает, что исход (у) зависит от манипулирования П. х. В этом контексте можно догадаться о том, что в исслед.

есть и др. П.: те, к-рыми можно манипулировать в ходе эксперимента (регулируемые П.), и те, к-рыми невозможно манипулировать (нерегулируемые П.). Регулируемые П. характерны для планов подлинного эксперимента. Нерегулируемые П. обычно используются в псевдоэкспериментальных планах или корреляционных исслед., в к-рых внимание фокусируется просто на выявлении связи, существующей между независимой и зависимой П. Керлингер называет такие П. соответственно активными и атрибутивными. Оба типа П. выполняют важную и необходимую роль в плане исслед., состоящую в том, что вместе они помогают контролировать нежелательную систематическую изменчивость среды и минимизировать дисперсию ошибки в эксперименте. Этот факт поднимает вопрос об выведении устойчивых ошибочных заключений из некорректно поставленных экспериментов. Классическим примером здесь являются знаменитые (или печально знаменитые, в зависимости от того, по какую сторону баррикад находится критик) хоторнские эксперименты. Так называемый хоторнский эффект — непредвиденное влияние нерегулируемых П. на регулируемые — с 1932 г. признавался исследователями как эффект, основанный на корректных интерпретациях. Однако многие из них в то время не догадывались, какие серьезные вопросы начнут возникать в 1940-х. гг. по поводу некорректных планов экспериментов с П., называемыми Керлингером активными и атрибутивными, которые по-видимому способствовали ошибочным выводам. Гиллеспи написал подробную историю хоторнских экспериментов, к-рая должна служить прояснением вопросов, связанных с корректным использованием П. в исслед.

Промежуточные. В психологии, и даже вне ее, хорошо известно, что чисто психол. свойства оказываются практически недоступными для челов. органов чувств;

они яв-ся лишь логически выводимыми понятиями или конструктами. Как таковые, они не могут непосредственно наблюдаться и измеряться;

их скрытые проявления в поведении могут лишь выводиться из измерений наблюдаемых П.

Такие свойства-конструкты как ассертивность, социабельность и лабильность, являются сравнительно неопределенными понятиями, поскольку они не поддаются четкому описанию через поведение. Однако связанные с ними наблюдаемые П. играют важную роль в психол. исслед. Эти П. называют промежуточными П. вслед за Толменом, к-рый первым ввел в обращение этот термин. Выводы, касающиеся присутствия и/или величины промежуточных П., осуществляются на основе интерпретации таких мер, как показатели психол. тестов и данные протоколов, предназначенные для оценки этих конструктов.

Специфические типы. Как уже отмечалось, в планы исслед. может включаться широкое разнообразие П. В дополнение к ранее рассмотренным общим типам П., существует множество специфических П., связанных с конкретными планами экспериментов. Наиболее известными из них яв ся следующие.

- Прогнозирующие (переменные-предикторы) (predictor variables). Обычно это непрерывные П., использующиеся в качестве независимых П. в уравнениях регрессии в различных видах корреляционного анализа. Наиболее распространенными статистическими методами, включающими такие П., яв-ся множественный регрессионный, канонический и дискриминантный анализ.

- Прогнозируемые (predicted variables). Это непрерывные или дискретные П., в зависимости от используемого статистического метода, к-рый репрезентирует зависимую П. в уравнении(ях) прогноза.

Их часто также называют критериальными П. (criterion variables).

- Фиктивные (dummy variables). Иногда исследователь может по своему желанию или по необходимости, имея на то веские причины, преобразовать независимую или зависимую непрерывную П. в дискретную. Иногда случается, что исследователю может понадобиться включить некую, на самом деле дискретную, П. в множество непрерывных П. в уравнении прогноза. Наиболее типичным примером яв-ся включение в регрессионное уравнение пола в качестве переменной-предиктора. Иногда бывает и так, что зависимая П. в уравнении преобразуется из измеряемой по интервальной шкале, с к рой обычно связано большинство психол. измерений, в измеряемую по номинальной шкале. Наиболее распространенным примером такой процедуры яв-ся замена исходного непрерывного измерения на «прошел/не прошел испытание» или на «удовлетворительно/приемлемо/неудовлетворительно». Такие П. называются фиктивными П. Исследователи, к-рые используют их в своих экспериментах, не должны забывать об истинном характере таких П. и учитывать его при интерпретации своих результатов.

- До-после (before-after variables). Это независимые П. в эксперим. плане, в к-ром зависимая П.

измеряется перед тем и после того, как происходит определенное поведение или действие, измеряемое независимой П.

- Межсубъектные (between-subjects variables). Эти П. встречаются гл. обр. в планах дисперсионного анализа (ANOVA). Это независимые П., воздействию к-рых подвергаются разные испытуемые на разных уровнях.

- Внутрисубъектные (within-subjects variables). Эти независимые П. также преимущественно используются в планах ANOVA, в к-рых одни и те же испытуемые подвергаются экспериментальному воздействию на всех уровнях и каждого испытуемого неоднократно оценивают по зависимой П.

См. также Корреляционные методы, Экспериментальные планы, Экспериментальные методы, Факторные планы, Хоторнский эффект, Методология (научных) исследований, Статистический вывод П. Ф. Меренда Перенос в обучении (transfer of training) П. выражается во влиянии некоторого аспекта предыдущего опыта на последующую деятельность. Когда такое влияние происходит, оно может состоять либо из положительного переноса, к-рый повышает способность к деятельности, либо из отрицательного переноса, к-рый препятствует деятельности.

Классический эксперим. план для проверки П. представляет собой процедуру для определения того, будет ли последующая деятельность — и если будет, то каким образом, — испытывать влияние со стороны предыдущей деятельности. Испытуемых из эксперим. группы обучают выполнять некую предваряющую деятельность (а), тогда как испытуемые из контрольной группы такого обучения не проходят. На последующей тестовой фазе измеряется уровень выполнения на другой задаче (В), по к рому затем сравниваются эксперим. и контрольная группы. Были предложены разнообразные дополнительные способы оценки переноса, позволяющие определять степень происходящего П.

Наиболее часто П. наблюдается в моторном и вербальном научении;

напр., определенный положительный П. может ожидаться при попытках научиться играть в теннис после овладения игрой в ракетбол (racketball). Отрицательный моторный П. часто дает о себе знать при попытке дать задний ход машиной с прицеленным трейлером. Вербальное научение привлекало к себе больше внимания и исслед. в этой области указывают на то, что перенос включает как специфические, так и неспецифические компоненты.

Отрицательный П. возникает, когда некоторый аспект предыдущего опыта действует угнетающе на последующее научение. Так, снижение в выполнении может происходить в тех случаях, когда одинаковые стимулы оказываются связанными с разными реакциями. Отрицательный П. может также приводить к ситуации, в которой желательные реакции оказываются схожими, хотя и различающимися в важных аспектах.

См. также Формирование понятий, Трансперсональная психология I Дж. Л. Фоубс Переоценочное консультирование (revaluation counseling) П.к. — это одна из форм самопомощи, направленная на преодоление эмоциональных проблем.

Основной принцип П.к. состоит в том, что когда индивидуум испытывает эмоциональный дистресс, часть его «интеллекта» или энергии связывается этим дистрессом, и поэтому он менее способен к разумному и рациональному функционированию.

Процесс восстановления заключается в «разрядке» или полном выражении болезненных эмоций во время личной встречи с консультантом-сверстником (или ровней). Когда разрядка завершена, «интеллект» или энергия индивидуума больше не связаны болезненным опытом и, следовательно, этот чел. снова становится более сознающим и рациональным.

Консультанты проходят подготовку у опытных преподавателей на курсах и в рабочих группах.

Кроме того, каждый консультант обязан следовать методическим указаниям, к-рые приведены в Руководстве по переоценочному консультированию. Хотя П.к. яв-ся новаторским подходам, опубликованной информ. явно недостаточно и эффективность этого направления в движении самопомощи трудно оценить.

См. также Новаторские психотерапии Т.-И. Мун Персонология (personology) Г. А. Мюррей объединил научную биологию, академическую психологию и клиническую практику с гуманит. науками, чтобы создать П. — дисциплину, название к-рой отражает его интерес к конкретным людям (индивидуумам) во всей их сложности. Известная также под названием теории «потребность-давление», она исходит из тезиса о том, что внутренний мир индивидуума (т. е.

потребности) находится в непрерывном взаимодействии с требованиями окружения (т. е. давлением), приводящем к дифференцированной активности. Несмотря на простоту общей структуры, П. сложна в своих деталях, особенно в том, что касается ее равного акцента на органическом качестве поведения и на его обусловленности полем (т. е., средовым контекстом челов. деятельности). В дополнение к этому, П. считает историю конкретных лиц и их настоящее положение в равной степени важными и подчеркивает бессознательную основу большей части челов. мотивации. Все это находит отражение в усложненной таксономии П. и многочисленных классиф., предложенных Мюрреем.

П. изобилует терминами. Напр., потребности — это выведенные логическим путем силы, к-рые организуют восприятие, мышление и деятельность таким образом, чтобы изменить существующее, но неудовлетворяющее состояние. Существует 20 таких потребностей (напр., достижения, аффилиации, агрессии, доминирования, покровительства, порядка, сексуальных отношений).

Альфа-давление (a-press) представляет собой реальность окружающего мира, тогда как бета давление (b-press) яв-ся субъективной интерпретацией индивидуумом этой реальности. Единицы поведения, или актоны (actones) представляют собой функцию индивидуума и окружающей среды. Они выражаются посредством векторов, или специфических паттернов или способов поведения, и отражают влияние индивидуальных ценностей. Целостная картина функционирования индивидуума называется его темой. Она трактует взаимодействие между текущей потребностью и побуждающим давлением. Для идентификации темы Мюррей, совместно с К. Морган, разработал Тематический апперцептивный тест (ТАТ), ставший ныне широко используемой проективной методикой. При оценке личности П. также опирается на личные документы — автобиографии, письма и продукты творческой деятельности, — особенно в некоторых исслед., стимулированных ею.

П. придает особое значение изучению обычных людей в естественных условиях, полагая своей конечной целью объяснение и прогнозирование их деятельности в повседневной жизни. П.

подчеркивает тот факт, что исследователи сами яв-ся инструментами в психол. исслед., и что следует уделять внимание точности и строгости этих инструментов. Персонологические работы варьируют от кросс-культурных исслед. и анализа продуктов воображения с использованием ТАТ до психол. анализа Мюрреем двух романов Мелвилла: «Моби Дик» и «Пьер». Персонологический подход использовался также для анализа взаимоотношений между Фрейдом и Юнгом и, в числе других, историй жизни Натаниеля Готорна, Элеоноры Маркс и Ричарда Никсона.

Если подходить к П. с критической т. зр., она представляет собой скорее теорию мотивации, чем законченную теорию личности, причем оставляющую без объяснения пути приобретения и развития мотивов. П. не содержит набора эксплицитно сформулированных психол. допущений, связанных с ее понятиями таким образом, к-рый допускал бы эмпирическую проверку вытекающих из них следствий.

Ее приложения в области консультирования и психотер. яв-ся косвенными, тем не менее, она часто цитируется гуманистическими психологами и нарративными психотерапевтами, к-рые концентрируют свое основное внимание на сценариях, личной мифологии или истории жизни клиента. ТАТ и его многочисленные модификации относятся к широко используемым проективным методикам, свидетельствуя о том, что такие понятия как потребности, давления и темы обладают определенной практ. полезностью, по крайней мере, в глазах некоторых практиков. Некоторые так называемые постмодернистские психологи считают таксономию П. нелепой и устаревшей, отражающей ее интерес к литературе и мифологии, ее опору на циклический анализ (или «деконструкцию» с последующей «реконструкцией») и ее невнимание к будничным вопросам психологии. В действительности же, Мюррей и его последователи явились инициаторами в изучении роли творческого воображения в связи с проблемами совр. жизни — гуманных отношений, формированием новых ценностей и мира во всем мире.

См. также Идиодинамика, Идиографический и номотетический подходы в психологии, Теории личности С. Криппнер Перцептивная организация (perceptual organization) Для большинства психологов тема перцептивной орг-ции служит символом гештальт психологии. Именно Курт Коффка возвестил научному миру о том, что восприятие является организованным процессом. Коффка резко критиковал т. н. «гипотезу константности» — распространенное мнение о том, что ощущения имеют одно и только одно значение. Цыпленок клюет более крупное из двух зерен, даже если оно находится от него дальше и имеет меньшее изображение в глазу, чем более мелкое. Для доказательства того, что дети, животные и взрослые делают относительный выбор или, говоря иначе, реагируют на целостную ситуацию, приводилось множество эксперим. данных.

Гештальт-психологи подметили, что перцептивное поле состоит из фигуры (или объекта внимания) и фона. Они сформулировали законы отношений «фигур — фон» и принципы перцептивной группировки. Напр., при прочих равных условиях, элементы, находящиеся ближе друг к другу или к какому-то центру, будут восприниматься как части единого целого;

то же происходит со сходными в к. л. отношении элементами;

в нашем восприятии группируются и элементы, движущиеся вместе или, как говорил Макс Вертгеймер, имеющие «общую судьбу»;

сюда же относится принцип «хорошего продолжения», или продолжающихся естественных линий, имеющих ясную интерпретацию. Короче, близость, сходство, «общая судьба» и «хорошее продолжение» — все это примеры принципов перцептивной группировки, релевантных в самых различных контекстах.

Гештальт-психологи считали восприятие природным и врожденным, не зависящим от сложных процессов научения. Эта позиция контрастирует со взглядами физиолога XIX в. Германа фон Гельмгольца, полагавшего, что восприятие строится из элементарных ощущений.

Исслед. П. о. после 1935 г. немало способствовало развитие техники. Компьютеры позволяют создавать сложные перцептивные стимулы;

речь и др. сложные звуковые сигналы (напр., пение птиц) можно анализировать с помощью спектрограмм;

речевой синтезатор обеспечивает предъявление сложных речевых стимулов;

а кинопроектор, магнитофон и видеокамера стали обычными инструментами психол. исслед.

Неск. реже психологи возвращаются в своих дискуссиях к вопросу о том, является ли восприятие непосредственным или более сложно организованным процессом, базирующимся на когнитивных процессах. Гештальт-психологам ближе первая — «непосредственная» — позиция, тогда как Гельмгольц и его последователи отстаивают второй — «когнитивный» — подход. Джеймс Гибсон характеризует воспринимающего (чел. или животное) как активно реагирующего на инвариантные отношения в окружающем мире.

Восприятие картины. Может ли наблюдатель естественным образом декодировать двумерную проекцию сцены, изображенной на картине? Должны ли мы учиться видеть картины?

Исслед. в этой области были сосредоточены на особых популяциях с ограниченным опытом восприятия картин, таких как животные, представители «примитивных культур» и дети. Хотя все они легко опознают изображенные на картинах объекты, восприятие пространства представляет для них более сложную задачу. По данным одного исслед., четырехлетние дети в качестве «лучшей» выбирают картину с фотографической перспективой, а взрослые предпочитают картины с более измененной перспективой, тогда как по данным др. исслед. фотографическая перспектива вызывает неприятие как у детей (школьного возраста), так и у взрослых.

Восприятие событий. Исслед. восприятия событий открыли поразительные возможности зрительной системы в том, что касается ее способности за минимальное время организовывать воспринимаемый мир. Предположим, что проволочную одежную вешалку сначала растянули, а затем дважды согнули пополам. Если с помощью сильного источника света спроецировать ее тень на полупрозрачный экран, то можно увидеть множество изогнутых линий. Но стоит нам заставить эту подвешенную на бечевке проволочную массу вращаться, мы увидим трехмерный комок проволоки — т.

е. ее истинную форму, а не плоское, бессмысленное сплетение кривых линий. Это явление известно под названием кинетического эффекта глубины. В др. демонстрационном опыте большой квадрат сжимается до меньшего размера, сохраняя форму и положение, но наблюдатель видит не большой квадрат, уменьшающийся в размерах. Наблюдателю кажется, что квадрат удаляется от него и, когда он снова увеличивается, что квадрат приближается к нему. Квадрат сжимается и расширяется в двух измерениях, однако НС наблюдателя, по-видимому, предпочитает трехмерную интерпретацию.

Движущиеся картины. Восприятие движущихся картин (напр., кинокартин) содержит интересные проблемы П. о. Кинокартина должна в реалистической манере воспроизводить движение в естественном окружении и к тому же рассказывать убедительную, хотя и вымышленную историю.

Последовательное развертывание действия предполагает резкие монтажные переходы от одной сцены к др., крупный, средний и общий планы, различные ракурсы. Последствиями неудачного монтажа м. б.

перцептивные и концептуальные скачки и непреднамеренные двигательные эффекты. Контекст имеет первостепенную важность в определении смыслового значения сцены. Из-за множества концептуальных факторов, входящих составной частью в процесс создания фильма, мы не можем толковать кинокартину в прямой перцептивной манере на основе непосредственно воспринимаемого на экране действия.

Восприятие музыки. Музыкальные звуки имеют тенденцию группироваться по частоте, высокие отдельно от низких. При конкуренции частот в каждом ухе для праворуких характерно слышать высокие частоты в правом ухе (с корковой проекцией в левом или речевом полушарии), а низкие частоты — в левом ухе (с корковой проекцией в правом полушарии, отвечающем в большей мере за обработку пространственных признаков). Это непосредственное чувственное впечатление возникает даже тогда, когда оно противоречит реальным отношениям частот физ. раздражителя. Если музыкальную строчку проиграть в восходящей и нисходящей гамме т. о., чтобы одним ухом воспринималась восходящая нота, а др. — нисходящая, испытуемые будут слышать две мелодии (в высокой и низкой тональностях) и к тому же слышать высокие частоты в одном ухе, а низкие — в др.

Диана Дойч называет эти феномены «музыкальными иллюзиями»;

они иллюстрируют сильную — доминирующую — тенденцию к близости по частоте тонов и к раздельному группированию высоких и низких тонов. Принцип «хорошего продолжения», казалось бы, позволяет испытуемым следовать в восприятии восходящему и нисходящему звукоряду, однако группирование по высоте тона одерживает верх. Испытуемые узнают мелодию, исполняемую в разных тональностях. Никто из них не утверждает, что мелодия звучит одинаково, но все отмечают сохранность структурных отношений (между нотами).

Это и есть транспозиция. Мн. музыкальные соотношения строятся на этом базисном феномене и его связях с др. феноменами восприятия.

Восприятие речи. Речь как акустический раздражитель воспринимается категориально. Речевой сигнал, состоящий из множества колебаний, воспринимается как один звук. Здесь можно провести аналогию с цветовым спектром, когда длины волн непрерывно изменяются в диапазоне от 400 до мкм, однако мы воспринимаем дискретные цвета — красный, зеленый, синий и желтый.

В интегрировании наших речевых перцептов важную роль играет пауза. Функция коротких пауз заключается в обеспечении акцентов и произнесении взрывных согласных. Увеличение длительности фрикативного звука (как в shh [ш-ш]) тж помогает произносить взрывные согласные. Паузы способствуют орг-ции речевого восприятия.

На восприятие речи влияет зрение (межсенсорный эффект). Мак-Гурк и Мак-Дональд показали, что, когда движение губ говорящего соответствует произнесению одного звука, но при этом произносится др. звук, наблюдатель воспринимает некий компромиссный вариант. Звучащее bа [ба] при положении губ, соотв. произнесению звука gа [га], воспринималось испытуемыми на слух как da [да]. Сам по себе звук bа [ба] легко и безошибочно распознавался ими на слух, однако вид губ говорящего, произносящих несовместимый звук, создавал условия для компромиссного восприятия.

Дети не были столь подверженными влиянию зрительной информ., и поэтому зрительно-слуховой эффект, должно быть, осн. на опыте.

Межсенсорные связи. П. о. распространяется на взаимосвязи между органами чувств. Уже младенцы способны сознавать, что воспринимаемая на ощупь форма эквивалентна той, к-рую они прежде видели. Эффектная демонстрация кросс-модальной эквивалентности, не осн. на опыте, получена в эксперименте Уайта и его коллег. Слепых взрослых учили пользоваться устройством, к-рое транслировало зрительные паттерны в импульсы, передаваемые к закрепленным у них на спине механическим вибраторам. Приближающийся визуальный объект увеличивался в размерах, и все большее число вибраторов приводилось в действие. Нек-рые слепые испытуемые резко наклонялись в ответ на «разрастание» этого тактильного объекта — бесспорный пример кросс-модальной эквивалентности во второй сенсорной модальности, тактильной, где объекты не могут увеличиваться в размерах. Это впечатляющее доказательство единства всех наших чувств.

Системы сигнализации. Орг-ция слуховых и обонятельных систем сигнализации имеет ряд общих интересных особенностей. Сигналами тревоги у мелких птиц служат постепенно нарастающие высокочастотные звуки. Такой сигнал очень трудно локализовать. И те виды птиц, к-рые подают сигнал тревоги, и мн. др. виды, к-рые его слышат, могут укрыться от хищника, такого как ястреб. Однако призывы к спариванию являются более специфичными. Они обеспечивают индивидуальную идентификацию вида, а их форма — краткое кудахтанье и чириканье — позволяет легко определить местонахождение особи. Обонятельные феромоны, используемые насекомыми в качестве сигналов опасности, обнаруживают удивительное сходство, тогда как их половые феромоны являются узко специфичными и сильнодействующими. Широта систем тревожной сигнализации в противоположность специфичности систем привлечения полового партнера — поразительно сходный принцип орг-ции в двух различных модальностях.

Заключительные замечания. Постгештальтистское понимание принципов П. о. связано с более ранними работами гештальтистов, однако его лучше всего оценивать как смещение интереса на проблемы, близкие к классическим. Исслед. восприятия речи, событий, музыки, запахов и возможностей замещения пораженных сенсорных систем — все это типичные примеры исслед., осн. на недоступных представителям классической гештальт-психологии технологиях. Тем не менее центральная тема гештальт психологии — тема естественной орг-ции всех перцептивных процессов — прочно удерживает свои позиции.

См. также Воспринимаемый размер, Константность, Контекстуальные ассоциации, Восприятие (перцепция), Перцептивные искажения, Перцептивный транзакционализм Р. Д. Уолк Перцептивное развитие (perceptual development) Зрение. С момента рождения дети уже обладают нек-рыми зрительными умениями, но наиболее существенное совершенствование зрительной системы чел. происходит в течение первого года жизни.

Младенцы, к-рым еще нет и месяца, способны отличить решетку из черных и белых вертикальных полос толщиной в 1/8 дюйма (3,2 мм) от серого пятна той же яркости. К 1 г. острота их зрения сопоставима с остротой зрения взрослых. В самом начале младенцы плохо контролируют движения глаз, и их глаза время от времени совершают несогласованные, разнонаправленные движения. Однако их система аккомодации более совершенна, чем некогда считалось;

они демонстрируют одинаковую остроту зрения при изменении расстояния до объекта от 30,5 см до 1,52 м.

К 3 месяцам младенцы приобретают цветовое зрение. Они способны к различению цветов спектра. Более того, они рассортировывают цвета, используя те же категории, что и взрослые.

По мере роста младенцы все больше предпочитают кривые линии прямым, трехмерные конструкции — плоским и композиции с множеством мелких элементов — композициям из неск.

крупных элементов.

Младенцы тж способны воспринимать глубину или удаленность. Уже в 2 месяца они обнаруживают более выраженное изменение частоты сердечных сокращений, когда их помещают у глубокого края визуального обрыва (т. е. на лист толстого стекла с находящейся под ним примерно на расстоянии метра текстурированной поверхностью), чем когда их кладут у неглубокого края (с текстурированной поверхностью прямо под стеклом).

Пока еще не ясно, обладают ли младенцы константностью восприятия (тенденция к сохранению воспринимаемого размера и формы объекта при изменении размера и формы его ретинального изображения).

Дети менее чувствительны к ориентации фигуры, чем взрослые. Напр., взрослые допускают ошибки в распознавании повернутых на 180° изображений лица, тогда как дети младше 10 лет способны узнать перевернутое лицо с той же точностью, что и находящееся в обычном положении.

По всей вероятности, восприятию детей присуща полная константность размера в тех случаях, когда расстояние до объекта не превышает 3 метров. На больших расстояниях константность размера уменьшается. Мн. общие иллюзии, такие как иллюзия Мюллера — Лайера, выражены у детей сильнее, чем у взрослых. Причины этих возрастных изменений пока не ясны.

Становясь старше, дети развивают способность обращать внимание на полезную информ. и игнорировать ненужную. Их стратегии зрительного поиска тж приобретают более систематический характер.

Зрительная система претерпевает ряд изменений в процессе старения. С возрастом хрусталик глаза желтеет, и потому у пожилых людей снижается чувствительность к таким цветам спектра, как зеленый, синий и фиолетовый. К тому же к старости хрусталик теряет эластичность и в рез-те утрачивает способность к изменению своей формы, вызывая затруднения при рассматривании близлежащих предметов (пресбиопия). Острота зрения снижается после 50 лет, особенно в отношении движущихся объектов.

После 50 лет наступает нек-рое ухудшение бинокулярного восприятия глубины, однако монокулярное восприятие третьего измерения остается относительно стабильным. Сколько-нибудь устойчивой тенденции в изменении уровня чувствительности к иллюзиям по мере приближения к старости не обнаружено.

Имеются данные, что пожилые люди испытывают трудности с подавлением иррелевантных раздражителей и легче отвлекаются на детали.

Другие перцептивные системы. Слуховая система чел. достаточно хорошо развита к моменту рождения, и новорожденные обладают чувствительностью к широкому спектру звуков. Младенцы очень рано отличают голос матери от голосов незнакомцев, возможно, уже в возрасте неск. дней.

Младенцы с самого начала чувствительны к различным запахам и, по-видимому, уже в недельном возрасте способны по запаху отличить мать от незнакомого человека. Спустя всего неск.

часов после рождения, дети демонстрируют специфические мимические реакции на вещества, имеющие сладкий, кислый и горький вкус. Предпочтение сладкого, скорее всего, является врожденным.

Годовалые дети могут различать форму предметов на ощупь. Кроме того, уже двухнедельные младенцы способны имитировать действия взрослых, такие как высовывание языка.

Около 13% американцев старше 65 лет обнаруживают преждевременные признаки пресбиакузиса — прогрессирующего снижения слуха на оба уха в высокочастотном диапазоне звукового спектра. Пожилые люди, по всей вероятности, испытывают особые трудности с восприятием речи в условиях шума, маскирующего и искажающего речевые звуки.

Мы почти не располагаем данными об изменениях обоняния и вкуса в старости. По-видимому, обоняние не страдает сколько-нибудь существенно от самого процесса старения, во всяком случае, при устранении сопутствующих переменных, связанных с возрастными изменениями. Нек-рые исслед.

указывают на ослабление вкусовой чувствительности с возрастом, тогда как др. опровергают этот вывод. Есть данные, хотя и спорные, что вещества с горьким вкусом не нравятся пожилым людям в большей степени, чем молодым.

Имеются разнородные сообщения о связи болевой чувствительности с возрастом — связи, к-рая отчасти зависит от инструкций, даваемых испытуемым. По-видимому, критерии, используемые людьми для принятия решения о том, жаловаться ли им на боль или нет, изменяются в процессе старения;

скорее всего, пожилые люди дольше терпят боль, прежде чем сообщить о ней.

См. также Развитие человека, Развитие младенца, Развитие на протяжении всей жизни М. У. Мэтлин Перцептивные искажения (perceptual distortions) Есть три вида искажений восприятия: 1) искажения, источник к-рых заключен в субъекте восприятия;

2) искажения, обусловленные проводящей средой между субъектом восприятия и стимульным объектом;

3) искажения, к-рые можно отнести на счет свойств объекта восприятия.

П. и., источник к-рых заключен в самом субъекте восприятия, могут возникать под влиянием характерных особенностей индивидуума, напр., душевного расстройства или факторов личности, либо под влиянием временных индуцированных состояний, вызываемых, напр., наркотическими препаратами.

Большинство искажений звука обусловлено проводящей средой. Голоса работающих на больших глубинах водолазов, к-рые дышат гелием или азотом, могут звучать как у героя известного мультсериала «Donald Duck»: их речь трудно разобрать из-за пискливого, скрипучего голоса. Эффект Доплера — искажение, с к-рым, по-видимому, встречался каждый. Когда нас обгоняет гудящий поезд или над нами низко пролетает самолет, мы слышим изменение тона звука, к-рый затем резко обрывается. Звучание эха различается в зависимости от угла отражения звуковых волн от объектов, окружающих источник звука. Обманы слуха на открытом пространстве могут выражаться в виде восприятия звуков из неск. источников, расположенных в разных направлениях.

П. и., вызываемые свойствами самого объекта восприятия, включают в себя широко известные зрительные иллюзии, когда воспринимаемые размеры или длина предметов отличаются от истинных.

Не менее важны слуховые, осязательные и вкусовые иллюзии.

М. Г. Пиренн продемонстрировал искажения зрительного восприятия, вызываемые фотографированием объектов с фиксированной точки. Цилиндрические колонны в этом случае могут выглядеть эллиптическими, приобретая яйцеподобную форму.

См. также Иллюзии, Восприятие (перцепция) Р. Д. Уолк Перцептивные способности младенцев (infant perceptual abilities) Общая характеристика восприятия младенца В своих Principles of psychology («Принципы психологии») У. Джеймс так охарактеризовал перцептивный мир младенца: «Малыш, атакуемый раздражениями, которые одновременно идут от глаз, ушей, носа, кожи и внутренних органов, воспринимает все это как беспорядочную смесь мельканий и шумов». Эта т. зр. на младенческое восприятие как спутанное и недифференцированное оказалась весьма устойчивой. В 1960-х гг. отдельные ученые все еще придерживались мнения, что новорожденный не способен сосредоточивать взгляд или реагировать на звуки. Однако с изобретением ряда оригинальных методик для изучения перцептивного мира младенца традиционные представления о перцептивных умениях маленьких детей начали кардинально меняться. Целевой установкой этих методик было использование существующих видов поведения младенца для выявления тех раздражителей, на которые младенец обращает внимание.

Зрительные умения младенца Многочисленные исслед. показали, что младенец обладает поразительными зрительными умениями. К числу наиболее важных работ в этой области относятся исследования восприятия младенцами глубины и паттернов.

Восприятие глубины. Хотя еще Дж. Беркли высказывал предположение, что восприятие глубины и удаленности не яв-ся врожденным, а приобретается с опытом, этот вопрос оставался филос.

до тех пор, пока не были разработаны методики исслед., позволявшие систематически изучать его в экспериментах с младенцами.

Одной из самых ценных методик для исслед. зрительных умений младенца стала методика «визуального обрыва», предназначенная для изучения восприятия глубины путем создания контрастирующих поверхностей, вызывающих эффекты малой и большой глубины. Вся поверхность эксперим. установки — прочное прозрачное стекло, горизонтально закрепленное на определенной высоте над полом, — была твердой на ощупь, и настланный на одном ее конце (вровень со стеклом) узорчатый материал также имел вид продолжающейся твердой поверхности. Однако на др. ее конце этот узорчатый материал свисал от уровня стекла под прямым углом вниз и покрывал собой пол. При взгляде через прозрачное стекло находящийся на полу материал создавал зрительное впечатление провала или обрыва. Детей в возрасте от 6 до 14 месяцев помещали в центр стеклянной плоскости, и мать малыша просила его подползти к ней. Дети в подавляющем большинстве предпочитали «ровную» плоскость «обрыву», демонстрируя тем самым, что они уже различают глубину, но крайней мере, к тому моменту, когда начинают ползать.

Когда в экспериментах с «визуальным обрывом» стали использовать приборы для регистрации частоты сердечных сокращений, обнаружилось, что уже 2-месячные младенцы способны различать «мелкую» и «глубокую» стороны установки. Однако, хотя эти результаты доказывают существование восприятия глубины в очень раннем возрасте, они не позволяют сделать однозначный вывод о врожденном характере этого вида восприятия у детей. И все же, когда детеныши животных, к примеру, козлята демонстрируют восприятие глубины в возрасте всего одного дня (!), это подтверждает возможный вывод о том, что такое восприятие является врожденным и у людей.

Восприятие паттернов. Для определения того, способны ли младенцы различать паттерны, использовалась методика зрительного предпочтения. Этот метод заключается в предъявлении младенцам двух различных плоских изображений (узоров, орнаментов и т. п.). Наблюдая за младенцем через смотровое отверстие и регистрируя направление его взора, экспериментатор может определить, на какой из паттернов младенец больше смотрит. Предпочтение одного паттерна другому свидетельствует о способности младенца визуально различать их.

Пионерские исслед. Фанца были посвящены изучению зрительных предпочтений младенцев в возрасте нескольких дней. Оказалось, что малыши демонстрируют неожиданно высокую остроту зрения, или способность различать мелкие детали. Особый интерес вызвала способность младенцев выделять паттерны, напоминающие челов. лицо, из прочих паттернов. Эти данные позволили предположить, что лица наделены неприобретенным (unlearned), первичным значением, к-рое младенцы «понимают» уже через несколько дней после рождения. К 2 месяцам младенцы демонстрируют явное предпочтение похожим на челов. лицо паттернам в сравнении с изображением лица с измененным местоположением элементов (глаз, носа, рта и т. д.) или с паттерном, не похожим на лицо, но эквивалентным ему по суммарной стимульной энергии. Др. исслед. показало, что уже в месяца ребенок способен узнать лицо своей матери на фотографии.

Обнаружение новых стимулов. Привыкание возникает, когда повторяющийся стимул становится знакомым и больше не вызывает ответной реакции. Изменение уровня реактивности при предъявлении др. стимула свидетельствует о том, что различие между старым и новым стимулами было обнаружено. Т. о., сравнение реакций на знакомый и новый стимулы дает нам др. подход к изучению перцептивного мира младенца. Из множества исслед., в к-рых применялась эта методика, становится очевидным, что замену старого стимула на новый можно использовать для возврата интереса младенца почти с момента рождения. Отсюда можно сделать вывод: младенцы — отнюдь не пассивные реципиенты средовой стимуляции, они реагируют на новизну и изменения.

К множеству перцептивных процессов, для исслед. к-рых применялась методика привыкания, относится и восприятие цвета. Когда 4-месячные дети привыкали к световому раздражителю с определенной длиной волны, они вновь обнаруживали интерес к световому раздражителю, если его длину волны изменяли таким образом, чтобы он воспринимался взрослыми как стимул др. цвета, — свидетельство того, что младенцы обладают цветовым зрением, сходным с таковым у взрослых.

Активный поиск зрительной стимуляции. Исслед. активного включения младенцев в поиск зрительной стимуляции проводились с помощью методик, использующих склонность маленьких детей сосать попавшие в рот объекты. В таких исслед., в качестве награды за более энергичное или частое сосание пустышки (датчика, чувствительного к изменениями силы и частоты сосательных движений), младенцу показывали с помощью специального проектора определенные видовые картины. Оказалось, что младенцы сосут пустышку более интенсивно, чтобы иметь возможность рассматривать изображение на экране. В др. исслед. обнаружилось, что младенцы способны изменять режим сосания с целью получения возможности рассматривать четкие изображения вместо расплывчатых. Эти и др.

исслед. показали, что младенцы обладают высоко развитыми зрительными умениями с момента или вскоре после рождения. Можно ли это сказать в отношении не только видимого, но и слышимого младенцем мира?

Слуховые умения младенца Младенцы способны слышать, так же как и видеть, с самого рождения. Вряд ли стоит удивляться, что большинство исслед. слуха младенцев было сосредоточено на изучении восприятия речи. Представляет интерес тот факт, что так же как младенцы реагируют на челов. лицо очень рано, они, по-видимому, столь же рано настроены особым образом на восприятие речи и челов. голоса.

Вместо того, чтобы быть пассивными слушателями, младенцы активно реагируют на речь взрослого. В одном исслед. обнаружено, что движения младенца синхронизируются или совпадают по времени с речью взрослого уже с рождения или немного позднее. Младенцы реагировали на английскую и китайскую речь, но не обнаруживали никаких реакций на такие звуки, как несвязные гласные или постукивание. Такая чувствительность к речевым паттернам, возможно, играет какую-то роль в подготовке младенца к последующему овладению языком.

В ряде исслед. было показано, что младенец в возрасте от нескольких дней до 1 месяца уже способен отличить голос матери от голосов др. женщин и может даже реагировать на свое имя, при условии его отчетливого произнесения матерью. Такое слуховое узнавание матери предшествует развитию зрительного узнавания и, вероятно, играет важную роль в формировании привязанности младенца к матери.

Различение звуков речи. К 6 месяцам дети способны дифференцировать любые две фонемы, входящие в состав языка.

Реакция на эмоциональный тон речи. К 7 месяцам дети в состоянии соотносить голоса и лица, выражающие одинаковые эмоции. Младенцы ожидают услышать веселый голос от изображения чел. с веселым лицом, а сердитый голос — от изображения чел. с сердитым выражением лица.

Пренатальное слушание. Когда будущим матерям на протяжении двух последних месяцев беременности читали вслух рассказы, их дети, к-рых обследовали через 1—2 дня после рождения, предпочитали слушать те рассказы, которые они уже слышали в утробе матери, а не новые. Т. о.

развитие слуховых умений начинается еще до рождения.

Перцептивные умения в области других чувств Осязание. Чувство осязания младенца в том виде, как оно проявляется в рефлексе поиска груди, вносит важный вклад в раннее пищевое поведение. Если прикоснуться к щеке малыша, он откроет рот и повернет голову, энергично пытаясь отыскать сосок груди. Когда рот ребенка встречается с соском, он автоматически начинает его сосать.

Вкус. Младенцы в первый день жизни обнаруживают вкусовую чувствительность и предпочитают сладкие жидкости безвкусным. Однако, не вполне ясно, имеет ли вкусовая чувствительность врожденный или приобретенный характер. Исслед. на крысах показывают, что питание самки во время беременности сильно влияет на вкусовые предпочтения новорожденных крысят.

Обоняние. Младенец может отличить запах матери от запаха чужого чел. — способность, к-рая обнаруживается у детей в возрасте примерно 6 недель. Т. о., вместе с видом и звуком матери, ее запах может играть определенную роль в формировании привязанности младенца к ухаживающему за ним чел.

Пересмотренный взгляд на перцептивные умения младенца Перцептивный мир младенца определенно отличается от «беспорядочной смеси мельканий и шумов», о к-рой писал У. Джемс.

Гораздо менее определенными яв-ся выводы, касающиеся такого спорного вопроса, как «природа или воспитание». Как предложил Гибсон, лучше прекратить спорить, поскольку вполне возможно, что это неправильно поставленный вопрос, и направить все исследовательские силы на выяснение механизмов взаимодействия природы и воспитания. Др. направление исслед. касается точного определения того, какого рода средовую сенсорную информацию младенцы улавливают и какова ее роль в когнитивном развитии. Неисчерпаемая изобретательность исследователей, проявляемая в поисках новых способов ведения разведки перцептивного мира младенца, будет служить гарантией того, что перцептивные умения маленьких детей будут оставаться притягательным и плодородным объектом исследовательской деятельности.

См. также Связь и привязанность, Когнитивные (познавательные) способности, Развитие в раннем детстве, Развитие младенца, Перцептивное развитие Ф. М. Кодл Перцептивный стиль (perceptual style) П. с. предполагает наличие у каждого чел. характерного способа восприятия мира. Мысль о том, что люди воспринимают мир разными и, главное, своеобразными способами, выглядит довольно заманчиво. Уже высказывались предположения, что сугубо индивидуальное и отчасти нарушающее законы восприятия использование цвета и формы некоторыми современными художниками основывается на возможных дефектах их зрения, так что каждый такой художник в точности переносит свой субъективный опыт на картину. Однако это предположение трудно доказать, как, впрочем, и др.

гипотезы. Действительно ли своеобразие цветовой гаммы и форм у художников определяется особенностями их восприятия в точном смысле слова или здесь сказывается влияние когнитивных факторов, в частности, особенностей интерпретации видимого мира? В какой-то мере, когнитивные стили, имеющие отношение к способу мышления людей, представляются более нейтральным понятием по сравнению с П. с. В добавок ко всему, в этой области исслед. всегда существует проблема получения надежных и повторяемых данных.

Что касается маленьких детей, то тут действительно можно утверждать, что они воспринимают мир более глобально и менее дифференцированно, чем взрослые. Об этом можно судить не только по их недостаточно развернутым словесным описаниям, но и по гораздо менее дифференцированным и менее точным паттернам движений глаз и рук (в ходе ориентировочно-исследовательской деятельности) по сравнению с таковыми у старших детей и взрослых.

В 1950-х — 1960-х годах Г. Виткин использовал понятия «поленезависимость» и «полезависимость» для описания индивидуальных различий в результативности выполнения перцептивных задач. Виткин предлагал испытуемым 3 главные задачи: тест замаскированных фигур, тест стержня и рамки и тест наклонной комнаты. Поленезависимые испытуемые могут игнорировать конфликтующую (с целевым объектом) визуальную среду при отыскивании скрытой фигуры (в тесте замаскированных фигур) или определении истинной вертикали (в тестах стержня и рамки и наклонной комнаты). Полезависимые более подвержены влиянию визуальной среды, что приводит к худшим результатам при выполнении теста замаскированных фигур и к опоре на зрительную, а не на гравитационную систему отсчета при выполнении других заданий. Показатели успешности выполнения 3-х этих задач коррелируют между собой. Виткин также показал связь результатов выполнения перцептивных задач с различными измерениями личности. Поленезависимость и полезависимость до сих пор остаются предметом интенсивных исслед.

Пожалуй, единственным твердо установленным «перцептивным стилем» яв-ся «стиль незрелости». Дети в меньшей степени способны дифференцировать зрительное поле, чем взрослые.

Помимо детей, те же эффекты демонстрируют взрослые с определенными локальными поражениями головного мозга.

См. также Контекстуальные ассоциации, Восприятие (перцепция), Перцептивный транзакционализм Р. Д. Уолк Перцептивный транзакционализм (perceptual transactionalism) Восприятие направляется прошлым опытом, предположениями воспринимающего и индивидуальными различиями в прошлом опыте.

Все наиболее известные доказательства этого утверждения основываются на неопределенностях чисто геометрических проекций. Прежде всего, к ним можно отнести результаты опытов с «перекошенной комнатой» Эймса, вращающимся трапецивидным окном и знакомыми предметами, размер проекций к-рых изменяют в пустом пространстве.

«Перекошенная комната» построена по законам элементарной геометрии: бесконечное количество неподвижно закрепленных плоскостей при меняющемся расстоянии от них до наблюдателя могут давать совершенно одинаковые проекции. «Перекошенная комната» Эймса создавалась с таким расчетом, чтобы сетчаточная проекция в глазу наблюдателя соответствовала обычной прямоугольной комнате, даже если один ее угол находится от него на гораздо большем расстоянии, чем другой.

Человек, стоящий в ближнем (к наблюдателю) углу такой комнаты, выглядит великаном, а находящийся в дальнем углу — карликом. Эта иллюзия предполагает, что наблюдатель смотрит одним глазом и держит голову неподвижно. Подобные курьезы геометрической перспективы хорошо известны, и первые упоминания о них датируются, по меньшей мере, XVI в.

Находящийся в «перекошенной комнате» человек, с к-рым у наблюдателя сложились прочные эмоциональные связи (напр. супруг или возлюбленный), воспринимается с существенно меньшими искажениями, чем незнакомец.

Вращающееся трапецивидное окно представляет собой раму окна, выкрашенную под трапецию т. о., что ее большее основание находится ближе к наблюдателю. При вращении такого окна (вокруг вертикальной оси) оно будет выглядеть раскачивающимся взад и вперед, тогда как обычное прямоугольное окно при его вращении будет выглядеть вращающимся, и только. Принято считать, что этот эффект обусловлен нашим опытом восприятия окон.

Предметы, рассматриваемые в «зрительном вакууме», подразумевающем наличие одного только видимого объекта без к.-л. признаков промежуточной или окружающей среды, кажутся наблюдателю находящимися на расстоянии, к-рое соответствует их привычному размеру. Так, игральная карта в половину своего обычного размера выглядит как находящаяся дальше от наблюдателя, чем карта обычного размера, хотя обе они предъявляются ему на одинаковом расстоянии.

См. также Воспринимаемый размер, Иллюзии, Восприятие (перцепция), Перцептивные искажения Р. Д. Уолк Пиковые переживания (peak experiences) Первооткрыватель П. п., А. Маслоу, описывал их как необычные, волнующие, океанические, захватывающие, жизнеутверждающие и возвышающие переживания, к-рые выражают собой высшую форму восприятия реальности и даже оказывают мистический и магический эффект на испытывающего их чел.

Девятнадцать характеристик. Предложенные Маслоу понятия «самоактуализации» и постижения бытия иногда использовались попеременно с термином «П. п.». Девятнадцать характеристик, содержащихся в его оригинальной работе, вероятно, представляют наилучшее описание этого океанического и позитивного опыта.

В наиболее концентрированном виде их можно изложить следующим образом. Существует некое переживание целостности, единства, процессом восприятия к-рого полностью поглощен чел.

Восприятия становятся богаче. Возникает дезориентация во времени и пространстве — чел. теряет из виду свое непосредственное окружение. Это положительный, а вовсе не болезненный или отрицательный опыт. Самоактуализировавшийся чел. легко уживается с противоположностями. Чел., находящийся на вершине, богоподобен, особенно в абсолютном, полном любви, неосуждающем, сострадающем и радостном принятии этого мира и любого др. чел. П. п. лишены страха, и поведение такого чел. характеризуется детской непосредственностью.

Положительный опыт. Маслоу уделил меньше внимания всему спектру положительного опыта, однако признавал существование «предгорья» или менее значительных, но все еще положительных, переживаний, вносящих свой вклад в самоактуализирующуюся личность. Для описания этих разновидностей положительного опыта часто используются семь категорий: божественный опыт, достижение вершин мастерства, душевное волнение, челов. взаимоотношения, красота, заслуженный успех и завершение.

Другие исследователи и теоретики пиковых переживаний. Мн. гуманистически ориентированные психологи и даже нек-рые бихевиористы рассматривали П. п. как вполне перспективные для научного исслед. Литература показывает, что высказывания Маслоу вызвали весьма широкую и разнообразную реакцию исследователей. Их обсуждение подняло многочисленные теорет. и филос. вопросы.

Однако опыт любого рода не приветствовался в качестве предмета исслед. в психол.

лабораториях США. Маслоу ратовал, наряду с др., за «достойное место для опытных данных».

Феноменология как изучение данных восприятия в противоположность объективным данным яв-ся естественной средой обитания пикового опыта. Говард Розенблатт и Айрис Бартлетт обнаружили связь пикового опыта с двумя важнейшими феноменологическими понятиями: парадоксальной интенцией и интенциональностью, а Томас Армор поддержал положение о том, что пиковый опыт представляет собой «трансценденцию обычной формы сознания, общей для всего челов. рода».

Пиковые переживания в образовании и искусстве. Маслоу считал, что двумя наикратчайшими путями инициирования П. п. яв-ся классическая музыка и секс. Утверждая, что музыка яв-ся механизмом инициирования пикового опыта, Маслоу, тем не менее, был горячим сторонником ритмических упражнений, спорта и танцев. Однако он тж рассматривал в качестве возможного пути к продуцированию П. п. мат. образование.

Поддержка нек-рых из этих предположений не замедлила прийти в форме эмпирических исслед.

В ответ на вопросы, поднятые Маслоу в отношении образования, Нэнси Уилгенбуш рассмотрела возможность реализации призыва Маслоу к развитию челов. потенциала в области образования учителей.

Исследователи в области музыки тж ответили на этот призыв Маслоу. Дж. А. Пеннингтон разраб. процедуру количественного измерения пикового опыта в музыке.

Эмпирические данные и изучение отдельных случаев придают достоверность идее взаимосвязи между иск-вом и пиковым опытом.

Наркотический опыт. В своих ранних описаниях пикового опыта Маслоу допускал возможность рассмотрения наркотических переживаний как обладающих определенным сходством с пиковым опытом. Однако он категорически отрицал такую возможность в своих поздних работах, как об этом пишет Милдред Хардимен. П. п., к-рые способны реально изменить чел., возникают как закономерное следствие и награда за его труды.

См. также Эмоции, Феноменологический метод Т. Лэндсмен Письменные экзамены для аспирантов (graduate record examination (GREs)) П. э. д. а. представляют собой комплект тестов достижений и тестов способностей к обучению в аспирантуре, входящий в программу тестирования, проводимого Службой тестирования в образовании (ETS) под общим руководством Совета по П. э. д. а. Созданная в конце 30-х гг. в рамках совместного проекта Фонда Карнеги для развития преподавания и неск. ун-тов восточных штатов, к настоящему времени знач. расширенная и обновленная, эта программа используется аспирантурами во мн. ун-тах и пользуется уважением среди психометристов за свои технические качества. Кандидат на поступление в аспирантуру выполняет тест способностей (aptitude test) и дополнительный (углубленный) тест (advanced test) в области избранной во время обучения в ун-те специализации. Оценки варьируют в пределах 500 ± 100 баллов стандартной шкалы. На основе показателей по этим двум тестам выводится комплексный показатель.

Тест способностей включает задания на вербальное мышление, вербальное понимание, мат.

мышление и способность к интерпретации данных, содержание к-рых соответствует уровню подготовки отлично успевающих студентов выпускного курса ун-та;

тест дает вербальный (V) и количественный (Q) показатели. Новый раздел теста, добавленный в 1977 и пересмотренный в 1981 г., дает аналитический (А) показатель, осн. на результатах выполнения заданий, измеряющих умение мыслить аналитически и делать логические выводы (новая редакция).

Дополнительные тесты предлагаются в 20-ти областях специализации: биология, химия, вычислительная техника, экономика, педагогика, инженерное дело, английская литература, французский язык, география, геология, немецкий язык, история, математика, музыка, философия, физика, политические науки, психология, испанский язык и социология. Нек-рые тесты дают общий показатель;

другие, наряду с общим, включают и частные показатели по разделам области специализации.

Показатели V, Q и А теста способностей и общие показатели по дополнительным тестам отвечают всем профессиональным стандартам надежности. В исслед. прогностической валидности в качестве критериальных использовались такие меры, как средний балл студентов-выпускников, получение/неполучение докторской степени в течение 10 лет после окончания аспирантуры и оценки выпускных экзаменов. В целом, наиболее высокие показатели валидности дала комбинация среднего балла студентов-выпускников с показателями П. э. д. а., при этом комплексный показатель П. э. д. а.

лучше предсказывал критериальные меры по сравнению со средним баллом студентов-выпускников.

См. также Тестирование способностей, Прогноз академической успеваемости студентов, Меры интеллекта, Психометрика, Тесты для отбора кандидатов Э. Б. Пратт Питание младенца: феномен «кафе-закусочной» (cafeteria feeding) Клара М. Дэвис обнаружила, что если перед ребенком выставить ассортимент блюд, как это делается в кафе-закусочной, за неделю или около того он подберет себе сбалансированную диету, неважно, что один прием пищи у него будет состоять исключительно из картофельного пюре (полная норма крахмала), а другой — только из рубленого мяса с лимской фасолью (полная норма протеинов).

Когда возникает потребность в определенных питательных веществах, малыш выбирает соотв. твердую или жидкую пищу, но не в силу своего «знания» о том, что ему нужна сбалансированная диета, а просто потому, что именно эта пища дает ему хорошее самочувствие.

Дэвис кроме того отметила, что хотя дети часто «позволяли себе лишнее» в потреблении какого то одного продукта за раз, они в нужное время переключались на др. еду, чтобы в конечном счете обеспечить сбалансированное питание. Дети путем проб и ошибок научались узнавать по обонятельным и вкусовым ощущениям, какую еду выбрать, чтобы удовлетворить свои текущие физиолог.

потребности.

См. также Развитие в раннем детстве, Развитие младенца X. К. Финк Пищеварительная система (digestive system) П. с. объединяет органы, участвующие в процессе разложения проглоченной пищи на молекулы, к-рые обычно усваиваются организмом. П. с. включает в себя все отделы желудочно-кишечного тракта — рот, пищевод, желудок, тонкую кишку, толстую кишку, прямую кишку, анус — и органы, выделяющие хим. соки, необходимые для пищеварительного процесса: слюнные железы, печень, желчный пузырь и поджелудочную железу.

Во рту пища пережевывается до относительно мелких частиц и смешивается со слюной, содержащей птиалин — фермент, превращающий часть крахмала в сахар. После прохождения пережеванной пищи по пищеводу и попадания ее в желудок, она активно смешивается с соляной кислотой и ферментом пепсином. С этого начинается переваривание (расщепление) белков. Пища, представляющая собой на этом этапе вязкую жидкость, называется химусом (пищевой кашицей). Когда размер пищевых частиц и хим. свойства химуса достигают требуемого уровня, открываются сфинктеры — и химус проходит в тонкую кишку. В тонком кишечнике сок поджелудочной железы, содержащий ферменты трипсин, амилазу и липазу, продолжает процесс расщепления частично переваренной пищи.

Завершению пищеварительного процесса в тонком кишечнике способствует дополнительная секреция желчи, к-рая вырабатывается в печени и накапливается в желчном пузыре.

Полностью переваренная пища (питательные вещества) всасывается стенками тонкой кишки и доставляется по кровеносной системе всем частям организма. Назначение толстой кишки — накапливать непереваренные отходы и всасывать небольшое количество воды и минеральных веществ.

Р. М. Стерн Пищевая депривация (food deprivation) Сокращение потребления пищи организмом использовалось психологами и др.

заинтересованными исследователями по просьбе психологов в самых разных ситуациях. Клинические исслед. неправильного или недостаточного питания людей тж подходят для рассмотрения психол.

эффектов П. д.

Одно осложнение, возникающее при изучении воздействий П. д. на поведение, состоит в том, что недостаток пищи часто имеет следствием произвольное ограничение потребления воды. Известно, что после П. д. крысы одних линий знач. сильнее снижают потребление воды, чем крысы др. линий. В одном исслед., где сравнивалось поведение крыс, представленных большим числом линий, потребление воды после П. д. варьировало от 17 до 95% потребления до депривации.

В общем, потребление пищи возрастает с увеличением П. д., однако есть исключения. В одном исслед. крысы, к-рых подкармливали в соответствии с 23-часовым графиком П. д., съедали знач.

меньше корма при более длительных периодах депривации. Однако этот результат мог быть вызван адапт. к конкретному графику кормления. Между латентным периодом пищевой реакции и длительностью П. д. имеет место обратная зависимость.

Существует взаимосвязь между вкусовыми предпочтениями и П. д. (напр. подвергающиеся П. д.

животные съедают больше подслащенного сахарином корма, чем недепривированные). При этом усиление П. д. у крыс приводит к повышению толерантности к пище с добавлением хинина.

Угашение наказываемой реакции с помощью пищевого вознаграждения ухудшается с усилением П. д. Наказываемая реакция почти полностью подавляется при низких уровнях депривации, но очень медленно угасает при ее высоких уровнях.

ЭЭГ во время П. д. характеризуется низкоамплитудным и высокочастотным паттерном активации. В ЭЭГ насытившихся животных наблюдается знач. больше медленных волн. Кроме того, в экспериментах с непрерывным подкреплением было установлено, что во время нажимания животным на педаль автоматической кормушки частота сердечных сокращений монотонно возрастала с увеличением продолжительности П. д. до 48 часов.

Пищевая депривация и долголетие В числе переменных, изучаемых в исслед. воздействия П. д. на долголетие, можно назвать возраст перехода на диету, влияние ограничительной диеты на возникновение заболеваний, сокращающих срок жизни (в частности рака), а тж биохимические и физиолог. механизмы, предположительно играющие определенную роль в увеличении продолжительности жизни.

Установлено, что после ограничения потребления пищи наблюдаются изменения на нейронном уровне.

В одном исслед. было обнаружено, что у крыс, получавших ограниченное питание, не произошло возрастного сокращения дофаминовых рецепторов в полосатом теле, наблюдаемого у крыс, к-рых кормили без к.-л. ограничений.

Последствия недоедания на начальных стадиях развития организма В исслед., проводимых на животных, недоедание обычно вызывается путем каждодневного отделения на нек-рое время детеныша от матери, подкладывания кормящей самке чрезмерного количества детенышей или сокращения рациона кормящей самки. Несмотря на различия в методиках, эти исслед. позволяют сделать ряд общих выводов. Во-первых, недоедание вызывает задержку роста развивающегося головного мозга, хотя и в знач. меньшей степени по сравнению с задержкой роста тела (при снижении веса тела на 50% наблюдаемое уменьшение веса головного мозга составило от 8 до 20%). Во-вторых, в пробах на миелин срезы головного мозга окрашивается менее равномерно, что свидетельствует о нарушении процесса миелинизации при недоедании. В-третьих, у крысят, к-рых сразу после прекращения выкармливания самкой переводили на сокращенный рацион питания, происходят лишь незначительные изменения размеров и структуры головного мозга (исслед., проведенные на разных животных, говорят о том, что наиболее страдающей областью мозга яв-ся мозжечок). Наконец, количество клеток головного мозга, оцениваемое по изменениям в ДНК, сокращается у животных, к-рые на ранних этапах жизни получают низкокалорийную, с недостаточным содержанием белков, пищу.

Реакция на пищевую реабилитацию в исслед. животных зависит от стадии возрастного развития, во время к-рой нарушение питания вызывает повреждение. Имеющиеся данные позволяют предположить, что адекватная реабилитация может смягчать любые изменения размеров мозга и веса тела в тех случаях, когда П. д. подвергаются зрелые или почти зрелые животные. В противоположность этому, недоедание во время определенных «критических периодов» на ранних этапах развития ограничивает способность животного извлекать пользу из пищевой реабилитации. В этом случае следствием недоедания яв-ся постоянный дефицит в весе тела и объеме мозга, количестве и составе мозговых клеток, а тж в степени миелинизации.

Критические периоды для воздействия недоедания знач. варьируют у разных биолог. видов, гл.

обр., из-за видовых различий во временном графике развития нервных структур.

Вследствие мотивационных и эмоциональных изменений у животных, подвергавшихся недоеданию на ранних этапах развития, нам неизвестно, отражает ли обычно наблюдаемое в этих случаях ухудшение научения ослабленную способность или только изменения исполнения.

Плохо питавшиеся в раннем возрасте животные обнаруживают чрезмерную реактивность как на пищу, так и различные стрессоры. Напр. опубликованы данные, согласно к-рым у крыс, находящихся на открытой площадке, в ответ на громкий шум снижалась двигательная активность. Электрическое раздражение тормозило поведение или вызывало более выраженное избегание по сравнению с контрольными животными. Поведение этого типа наблюдалось тж у подвергавшихся П. д. в раннем возрасте голубей и макак-резусов.

Что касается людей, в публикациях сообщалось, по меньшей мере, о двух состояниях, наступающих после П. д. Пищевой маразм — состояние, известное людям уже много веков, — вызывается хроническим недополучением пищевых калорий. Маразм может поражать людей в любом возрасте, хотя его воздействие на рост — как соматических, так и нервных структур, — существенно больше, когда это состояние развивается на первом году жизни.

Квашиоркор (Kwashiorkor) — состояние, распознанное только в XX в., — представляет собой расстройство, вызываемое недостатком протеина. Возраст, в к-ром оно наступает, колеблется от 1 года до 3 лет. Психол. изменения у ребенка, страдающего квашиоркором, включают апатию и раздражительность. Такие дети впадают в сонное состояние, перемежающееся периодами монотонного плача или эхолалии. Могут наблюдаться стереотипные действия, раздирание и съедание лоскутов одежды, а тж копрофагия. Анорексия, тошнота, рвота и понос (диарея) встречаются практически у всех таких больных. Смертность среди страдающих квашиоркором весьма высока — от 30 до 50%.

На данный момент невозможно сделать вывод о том, что недостаточное питание на ранних этапах жизни служит причиной получения сниженных интеллектуальных показателей в исслед., где наблюдался этот эффект. К числу др. факторов, к-рые в этих случаях бесспорно способствуют снижению интеллектуальных показателей, относятся низкий уровень гигиены и мед. помощи в пре- и постнатальном периодах развития, ограниченный словарный запас родителей и плохое обращение с детьми.

В исслед. воздействия голодания на взрослых не было выявлено никаких изменений в результатах выполнения тестов интеллекта и сенсорного различения. Имело место неблагоприятное влияние голодания на отношение к тестированию и инициативность, что, вероятно, сказывалось на снижении произвольной интеллектуальной деятельности. Испытуемые жаловались на вялость, плохую концентрацию и недостаток сообразительности.

См. также Нарушения приема пищи, Недостаточное/неправильное питание Б. М. Торн Планы исследований на одном объекте (single-subject research designs) П. и. на о. о. предполагают тщательное изучение одного организма, проводимое непрерывно или периодически в течение установленного времени. Таким организмом или объектом изучения (испытуемым, подопытным экземпляром и т. д.) может выступать отдельное животное или некая молярная единица, такая как промышленная орг-ция. Есть ситуации, в к-рых разумнее, удобнее, этичнее и/или дешевле тщательно изучить один или неск. объектов, чем проводить исслед. на большой выборке.

Осн. различие между планами исслед. на группах и на одном объекте заключается в том, что групповые планы обычно предполагают проведение одного или всего неск. наблюдений над каждым отдельным объектом, тогда как планы с одним объектом требуют проведения мн. наблюдений над одним объектом в течение установленного времени. Те же 3 категории планов, а именно, а) корреляционные, б) квазиэкспериментальные и в) экспериментальные, к-рые часто используются для систематизации различных типов групповых планов, можно применить и для классиф. различных планов с одним объектом.

Корреляционные планы Корреляционные планы с одним объектом требуют формирования совокупности показателей, полученных в течение заданного времени (временной ряд) по изучаемой зависимой переменной, и, кроме этого, либо серии показателей по нек-рой др. переменной, полученных в тех же временных точках (сопутствующий ряд), либо регистрации событий, происходящих в границах временного ряда.

Цель последующего анализа — определить, связаны ли изменения во временном ряду зависимой переменной с изменениями в сопутствующем ряду или с зарегистрированным появлением событий.

Если связь выявлена (посредством визуального или статистического анализа), это может привести к гипотезе о том, что изменчивость зависимой переменной во времени была вызвана сопутствующей переменной. В отличие от квазиэкспериментальных и экспериментальных планов, корреляционный план не предполагает эксперим. манипулирования независимой переменной.

Квазиэкспериментальный план Квазиэкспериментальный АБ-план состоит из двух этапов: этапа определения базиса или фона (а) и этапа эксперим. вмешательства (б). Во время первого этапа собираются данные для характеристики поведения до вмешательства (воздействия или, по-другому, обработки). Объем базисных данных, собираемых на первом этапе, зависит от вида изучаемого поведения, типа объекта (испытуемого), ситуационных переменных и др. аспектов планируемого эксперимента, однако есть одно полезное правило — набрать столько данных, сколько нужно для получения четкой картины стационарности поведения. После сбора базисных данных экспериментатор производит вмешательство и продолжает сбор данных в течение второго этапа. Будет ли вмешательство (воздействие, обработка) производиться на протяжении всего этого этапа или только в самом его начале (кратковременное воздействие), зависит от природы вмешательства, характера зависимой переменной и цели исслед. Если во время осуществления вмешательства изменяются др. условия эксперимента, изменение зависимой переменной на этапе Б (относительно А) будет носить характер смешанного эффекта. Осн. недостаток АБ-плана заключается в том, что часто трудно установить, изменилось ли к.-л. условие, помимо эксперим. вмешательства, в промежутке между этапами А и Б.

Экспериментальные планы Ниже описываются 4 эксперим. плана с одним объектом;

существуют и другие, но все они представляют собой незначительные модификации этих базисных вариантов. Каждый из них обеспечивает большую, чем квазиэкспериментальный АБ-план, достоверность вывода о том, что именно запланированное вмешательство служит причиной наблюдаемого изменения во временном ряду данных.

АБА- и АБАБ-планы. Прямое продолжение АБ-плана дает варианты АБА (базис— вмешательство—базис) и АБАБ (базис—вмешательство—базис—вмешательство). В литературе по модификации поведения АБАБ-план часто наз. «реверсивным» («reversal»), т. к. эксперим.

вмешательство резко меняется (на более подходящее или вообще отменяется) после того, как оно производится в первый раз. Если при проведении эксперимента по АБА-плану поведение во время второй фазы А возвращается к уровню, близкому к наблюдавшемуся в первой фазе А, это увеличивает шансы в пользу вывода, что именно эксперим. вмешательство вызвало его изменение. Если же поведение оказывается практически тем же самым при двух базисных условиях, сохраняет соответствие при двух условиях вмешательства, но обнаруживает явные различия при сравнении базисных условий с условиями вмешательства, появляются веские доводы в пользу того, что эксперим. вмешательство является действенным и что эффект был воспроизведен в самом объекте (испытуемом). Однако с этими планами связано много логических, этических и практ. проблем. Мн. вмешательства яв-ся одноразовыми воздействиями, как напр. хирургическая ампутация или обучение конкретному навыку.

После таких воздействий объект (испытуемый) не может вернуться на предшествовавший вмешательству уровень. Иногда рассчитывают на возвращение поведения к базисному уровню, но вовсе не потому, что контролируемые условия, помимо вмешательства, не представленного в фазе А, поддерживают данное поведение. В др. ситуациях этические соображения оказываются несовместимыми с требованиями эксперим. плана, напр. вмешательство может изменить поведение, причиняющее испытуемому вред, и потому недопустимо возвращать его к базисному уровню. Эти и родственные им проблемы значительно сужают диапазон ситуаций, в к-рых целесообразно применение АБА- и АБАБ-планов. Др. виды эксперим. планов с одним объектом позволяют решить большинство этих проблем.

Планы с множественным базисом. Большинство трудностей, связанных с АБАБ-планами, можно разрешить, выбрав тот или иной вариант плана с множественным базисом. Этот план пригоден для широкого разнообразия ситуаций, встречающихся в фундаментальных и прикладных исслед. В известном смысле, план с множественным базисом есть не что иное, как совокупность АБ-планов.

Собираются данные на двух или более базисных уровнях (временные ряды) и производится вмешательство, направленное на первый уровень (временной ряд). Если оказывается, что оно вызывает смещение именно того временного ряда, на к-рый было направлено, но не вносит изменений в др.

базисные ряды, тогда вмешательство переводится на второй базисный уровень (временной ряд). Если оно оказывает воздействие на этот ряд, но не затрагивает остальные ряды, вмешательству подвергается следующий ряд. Т. о., эксперим. вмешательству подвергается каждый наличный базисный ряд, однако оно никогда не производится более чем на одном базисе за раз. Т. к. вмешательство на разных базисных уровнях разнесено во времени, вероятность того, что какое-то событие, не имеющее отношения к вмешательству, яв-ся причиной наблюдаемого эффекта на каждом уровне, крайне мала.

По существу, есть 3 разновидности плана с множественным базисом, каждый из к-рых отличается природой базиса. В основу множественных базисных уровней могут быть положены данные, собранные в отношении: а) разных видов поведения (зависимых переменных) у одного объекта (испытуемого) в одной ситуации;

б) одного вида поведения у одного объекта (испытуемого) в разных ситуациях и в) одного вида поведения у неск. объектов (испытуемых) в одной ситуации. Проблема, связанная с использованием вариантов плана с базисными уровнями относительно множества видов поведения, состоит в том, что эти виды поведения могут оказаться высоко коррелированными и, как следствие, не будут служить независимыми источниками информ. об эффектах вмешательства.

Аналогичные проблемы могут тж возникать с базисными уровнями относительно множества ситуаций или объектов (испытуемых), однако последний вариант не так чувствителен к этим проблемам, поскольку разные объекты (или разных испытуемых) часто удается изолировать друг от друга. В общем, планы с множественным базисом позволяют избежать этической проблемы отмены эффективного вмешательства, пригодны как для обратимых, так и необратимых видов вмешательства и поведения, и осуществимы в широком диапазоне условий исслед.

План с чередующимся воздействием. Дифференциальные эффекты двух или большего числа факторов можно изучать при помощи плана с чередующимся воздействием. На первом этапе собираются данные для получения множественного базиса по одной зависимой переменной (напр.

степени испытываемого огорчения) путем повторных наблюдений (измерений) поведения одного объекта (испытуемого) в двух или неск. ситуациях (напр. дома и в школе). На втором этапе одно воздействие осуществляется в первой ситуации, а другое — во второй ситуации. В каждой ситуации воздействия чередуются или производятся в случайном порядке в течение времени, отведенного на реализацию второго этапа плана. Если на этом этапе одно из воздействий идентифицируется как наиболее эффективное, на третьем этапе только это воздействие может применяться во всех ситуациях, чтобы подтвердить его главный эффект. Осн. преимущество плана с чередующимся воздействием состоит в том, что за короткий период времени можно изучить неск. воздействий и не обязательно задерживать все воздействия до тех пор, пока будут собраны данные базисного уровня. Недостаток этого плана в том, что его логика диктует использование воздействий с очень быстрыми эффектами, к рые не затягивались бы настолько, чтобы загрязнять др. воздействия. «Унаследованные» эффекты и интерференцию многократных воздействий трудно исключить из списка проблем интерпретации данных, полученных с применением такого плана. Др. его разновидности связаны с изучением результатов одного воздействия на множество независимых переменных, а тж включают планы с более сложной структурой, в к-рых предполагается использование множественных воздействий, множественных зависимых переменных и/или множества идентичных объектов (испытуемых).

Сравнение планов исследования на одном объекте и на группах Решаемая задача. На общем уровне, и те и др. планы дают ответ на следующий вопрос: имеет ли место эффект воздействия (обработки, вмешательства)? Различаются же эти два вида планов тем, как определяется и исследуется искомый «эффект». План с одним объектом позволяет получить важную информ. о характере изменения во времени, тогда как межгрупповой план дает оценку величины вмешательства для строго определенной совокупности объектов (испытуемых).

Можно привести веский аргумент в пользу того, что сущность процесса воздействия (обработки) желательно сначала изучить, применяя П. и. на о. о. Если эффективное вмешательство разрабатывается посредством тщательного изучения изменений в поведении одного испытуемого, есть все основания предполагать, что оно будет эффективным и для других, т. к. наилучшая гарантия воспроизводимости результатов — понимание факторов, воздействующих на изменение поведения. После того как вмешательство или комплекс воздействий разработан с использованием планов с одним объектом, часто для доказательства его эффективности в итоговом исслед. применяют групповой план.

Проблемы сбора данных. Хотя и бывает желательно пройти весь путь от использования планов с одним объектом для усовершенствования вмешательства до применения групповых планов с целью получения его итоговой оценки, выбор плана обычно продиктован реальными условиями проведения исслед. и характером изучаемых переменных. Реально осуществимым П. и. на о. о. становится в тех случаях, когда: а) испытуемый (объект) доступен для многократного наблюдения в течение приемлемого для исследователей времени и, к тому же, согласен участвовать в исслед.;

б) воздействие может применяться многократно или непрерывно;

в) обстановка, в к-рой ведется наблюдение за испытуемым (объектом) и производится воздействие, остается относительно постоянной на протяжении всего эксперимента;

г) зависимая переменная позволяет проводить многократное или непрерывное измерение. Есть много переменных, — как независимых, так и зависимых, — к-рые трудно (или слишком дорого) применять и измерять многократно. Когда экспериментатору приходится иметь дело с такими переменными, групповой план может оказаться единственно возможным выбором. Правда, планам исслед. на группах присущи свои ограничения. Рандомизированные групповые планы, напр., часто не удается реализовать из-за невозможности случайного распределения испытуемых по эксперим.

условиям или просто из-за нехватки испытуемых. Когда непрерывное воздействие и измерение невозможны, но при этом все же можно собрать данные по неск. периодам воздействия и измерения для неск. испытуемых, целесообразно использовать групповые планы с повторными измерениями.

Анализ данных. Исторически сложилось так, что именно групповые планы оказались связанными с использованием статистического вывода как главного способа анализа данных. Что касается П. и. на о. о., то они традиционно предполагали использование визуального анализа данных, представленных в виде графиков. Совр. вычислительные методы позволяют — в целях упрощения интерпретации — представить в графической форме данные, полученные даже на очень больших выборках, и мн. из этих методов тж пригодны для статистического анализа данных исследования на одном объекте (испытуемом).

См. также Экспериментальные планы, Методология (научных) исследований Б. Хьютема Плацебо (placebo) Термин «П.» — производное от латинского «умиротворять» или «угождать». Согласно полному определению, П. — это «любая терапия (или ее составная часть), сознательно используемая из-за своего неспецифического психол. или физиолог. эффекта, или же терапия, используемая из-за ее предполагаемого воздействия на больного (симптом или болезнь), но не обладающая специфическим воздействием на состояние, являющееся мишенью терапии, причем об этом не известно ни пациенту, ни терапевту».

Реакция П. зафиксирована в фармакологических исслед., касающихся секреции надпочечников, болей при стенокардии, результатов анализа крови, АД, противогриппозной вакцины, респираторной инфекции, кашлевого рефлекса, лихорадки, секреции / моторики желудка, головной боли, бессонницы, вакцины от кори, оральных противозачаточных средств, болевого синдрома, расширения/сужения зрачков, ревматоидного артрита, функций вазомоторики, бородавок и т. д.

Эффекты П. не ограничены фармакологическими средствами, они достоверно установлены в работах, связанных с психотер., акупунктурой, гипнозом, поведенческой терапией бессонницы и болевого синдрома (что не означает отсутствия специфических, а тж объективно подтвержденных неспецифических эффектов этих процедур). Доказано, что напр. такие хирургические процедуры, как перевязка грудных артерий в случае стенокардических болей (при к-рой обнаруживаются изменения в ЭКГ, вызванные симуляцией наложения лигатуры) обладают исключительно П.-эффектом. В методологии научных исслед. реакция П. всегда рассматривалась как мешающая переменная. Однако П.

может оказывать сильный положительный терапевтический эффект.

Плацебо-эффект при использовании метода двойного ослепления Реакция П. наиболее известна как методологическая контрольная процедура в фармакологических исслед. Лекарства даются методом двойного ослепления — ни пациент, ни исследователь/клиницист не знают, дается ли настоящий препарат или же П. Вследствие реактивной природы всякого исслед., а тж эффектов межличностных отношений «врач—больной» и ритуала приема лекарств, передается ожидание неминуемого уменьшения симптоматики.

С классической процедурой метода двойного ослепления связаны нек-рые методологические трудности, особенно при т. н. «перевернутом» плане (с рассмотрением противоположных гипотез).

Даже при использовании метода двойного ослепления и наблюдатель, и больной могут нарушить правила (в связи с побочными эффектами или при идентификации симптомов) и распознать, какое вещество дается в качестве лекарства. Для предотвращения этого могут использоваться активные П. вещества, имитирующие побочные действия активного препарата. Исследователю приходится полагаться на субъективные впечатления больного и наблюдателя о том, какой именно препарат с их т.

зр. был использован. Эти впечатления часто определяют терапевтическую реакцию в большей степени, чем действие лекарства / П. Несмотря на эти и др. ограничения, П.-контроль все еще остается методом выбора при оценке специфических эффектов новых фармакологических средств.

П.-эффект, по всей вероятности, присутствует при всех терапевтических процедурах вследствие наличия соотв. ожиданий, снижения тревоги и всего того, что определяется отношениями «врач— больной». Это — не то же самое, что внушаемость, доверчивость, конформность и им подобные характеристики.

Клиническое применение плацебо При каких обстоятельствах, если вообще, показано активное назначение П.? Большинство врачей-терапевтов признают, что они иногда намеренно назначают П., хотя и в меньшей степени, чем врачи др. специальностей. Это, к сожалению негативное, представление о П. означает недооценку значимости отношений «врач-больной». Нек-рые критики утверждают, что использование П. по сути яв-ся нарушением этических принципов, поскольку предполагает обман больного. С т. зр. контракта между врачом и больным, согласно к-рому цель заключается в улучшении состояния, любое предписание или лечение, даже если оно не обладает специфическим эффектом, но может содействовать достижению этой цели, оправдано. На самом деле неэтично отказывать больному в лечении, к-рое может быть эффективным, недорогим и вполне безопасным.

П. имеет разные клинические применения. Во-первых, более глубокое понимание участвующих здесь механизмов приведет к оптимизации методов лечения в поведенческой медицине. П. может тж быть важным инструментом диагностики. Врачи научились по реакции на П.-тест дифференцировать психол. и органические (напр. болевые) синдромы. С т. зр. больного, психол. боли не существует. Если смотреть на это с положительной стороны, П.-эффект свидетельствует о том, что больной располагает ресурсами для известного контроля над собственной симптоматикой.

П.-эффект представляет собой значимый компонент общего контекста лечения. Природа отношений «врач—больной» и ожидаемые результаты лечения, заложенные в этом контексте, обеспечивают основу для эффективных неспецифических терапевтических вмешательств.

См. также Акупунктура, Поведенческая медицина, Гипноз, Самоисполняемое пророчество, Подпороговое восприятие Ф. Эванс Побеги из дома (runaway behavior) П. из д., или уход детей из семьи без разрешения родителей — поведение, упоминаемое уже в самых ранних ист. источниках. В США этот вид поведения составляет проблему, заслуживающую внимания специалистов и общественности. Приблизительные оценки числа ежегодно совершаемых П.

из д. колеблются от полумиллиона до млн случаев.

Побег ребенка из дома — всегда стрессовое, возможно, даже драматическое, событие для семьи, ибо часто имеет следствием преступное поведение беглеца или превращение его в жертву преступления, тогда как для об-ва П. из д. означают непроизводительные затраты и утечку ресурсов.

Конфликт между родителями и детьми — чрезмерный (в случае девочек) и недостаточный (в случае мальчиков) контроль — типичен для семей, из к-рых убегают дети. Большинство потенциальных беглецов часто прогуливают занятия и почти не принимают участия в жизни школы. Перечень причин, вызывающих П. из д., оказывается весьма внушительным и включает родителей, полицию, наркотики, ответственность за содеянное, плохое питание, соблазны большого города, учителей, любовь, ненависть, дурную компанию, очень хороших друзей, затруднительное положение и переход в младшую среднюю школу.

До П. из д. потенциальные беглецы чаще соприкасаются с полицией и чаще имеют опыт употребления наркотиков, чем те, кто не покидает семью. После побега дети и подростки подвергаются еще большему риску втянуться в преступное поведение и употребление наркотиков, а когда их задерживают и помещают под надзор органов по делам несовершеннолетних, делинквентное поведение усиливается.

См. также Отрочество-юность Г. Мэнистер Поведение игроков (gambling behavior) Азартная игра как перераспределение материальных ценностей на основе случая и риска является событием, к-рое всегда сопряжено с проигрышем для одной стороны и выигрышем для другой.

В нек-рых азартных играх, таких как покер или игра в очко, на конечный исход влияет сочетание элементов умения и случая. Является ли участие в мероприятиях, результат к-рых зависит от случая, простым развлечением, разумным риском или иррациональным азартом, зависит, по-видимому, не столько от характера игры или ее ведения, сколько от мотивации и личностных особенностей се участника.

Исторические и социальные аспекты. Клеменс Франс отметил, что увлечение азартными играми не остается постоянным на протяжении столетий, а характеризуется сильными спадами и подъемами. Франс высказал предположение, что азартная игра может являться здоровым способом высвобождения сдерживаемых внутри личности сил.

Комитет по рассмотрению национальной политики в отношении азартных игр (Commission on the Review of the National Policy Toward Gambling) приводит данные о том, что 61% населения США демонстрирует к.-л. вид азартного поведения и что 80% американцев одобряют азартные игры в той или иной их форме. Он тж сообщает, что в стране приблизительно 1,1 млн заядлых игроков и что увеличение доступности азартных игр может привести к возникновению значительных проблем. Этот комитет тж пришел к заключению, что мн. законы против азартных игр просто невозможно реализовать.

Азартная игра как развлечение. Несмотря на то, что для нек-рых людей азартная игра превращается в проблему, она часто рассматривается как нормальный, естественный и эффективный способ отдыха для многих. С распространением легализации разнообразных форм азартных игр во мн.

штатах, азартные игры стали легко доступным развлечением для американцев, как это уже давно имеет место во мн. др. странах.

Теория риска и теория полезности. Если не считать психоаналитической теории поведения игроков, было лишь неск. попыток создать психол. теорию, к-рая объясняла бы привлекательность азартной игры. Был предпринят ряд попыток включить азартную игру в общую теорию риска. Бем пишет, что готовность пойти на разумный риск является ценным качеством. Мотивация достижения, говорит он, положительно коррелирует с трезвым риском, в то время как боязнь неудачи может быть связана с безрассудным или чрезмерным риском. Ноулз указывает на то, что существуют значительные трудности в определении поведения, связанного с риском, и что в ситуациях, так или иначе предполагающих риск, очень мало сходных элементов. Поэтому сложно объяснить азартное поведение, просто сказав, что оно является особой формой рискованного поведения.

Экономическая теория полезности объясняет, каким образом субъективная ценность риска, определяемая индивидуумом, может перевешивать объективную ценность возможного результата.

Готовность рискнуть в азартной игре зависит от относительного материального благополучия индивидуума, психол. факторов и надежды достичь недоступной иными путями финансовой цели.

Стиль жизни игроков. Для нек-рых людей азартная игра становится главным в жизни и начинает управлять ею. Изучением азартного поведения занимался Ливингстон, к-рый проследил его развитие от первого участия в азартной игре до заключительной стадии патологического влечения, на к рой постоянные одалживания, воровство и ложь неизбежно приводят к отчуждению и отчаянным попыткам остановиться. Лесье описал, каким образом игроки обретают философию погони (chase philosophy), без конца пытаясь «отыграть» то, что было проиграно. Игроки при этом не считаются с законами вероятности и убеждены в том, что азартная игра, к-рая вызывает их проблемы в первую очередь, является единственным способом их решения;

тем самым альтернативы азартной игре ограничиваются самой игрой. Это не означает, что все завзятые игроки страдают патологическим влечением к азартной игре;

большинство, вероятно, нет.

Психоаналитический подход. В своем эссе «Достоевский и отцеубийство» Зигмунд Фрейд описал жизнь Ф. М. Достоевского в качестве примера того, как психодинамический подход может объяснить пристрастие взрослого человека к азартным играм на основе его сексуальных конфликтов в детском возрасте. Линднер указывает на дилемму игрока: выигрыш желателен, поскольку он реализует детское стремление к всемогуществу и является символическим одобрением инцестуальных влечений, однако проигрыш тж желателен, поскольку он обеспечивает наказание за запрещенные инцестуальные действия и т. о. устраняет чувство вины. Поскольку выигрыши вызывают нестерпимое чувство вины, а проигрыши доказывают недостаток всемогущества, игрок попадает в заколдованный круг бесконечного поиска решения. Берглер усматривает корни азартного поведения в детском бунте против родительской власти, сексуальном катексисе в оральной и анальной фазах, и в запретном акте мастурбации. Из того, что в детской сексуальной игре и азартной игре присутствуют общие символические тематические элементы, эти теоретики выводят их причинно-следственную связь. Однако убедительных объективных доказательств этому практически нет;

источниками доказательств преим. служат интерпретации историй болезни.

Медицинская модель патологического азартного поведения. Большинство теоретиков психоан. изначально по образованию были врачами-психиатрами, поэтому неудивительно, что они пришли к пониманию патологического азартного поведения как заболевания или психич. расстройства.

Боулен и Бойд использовали термин «патологическое азартное поведение» для описания случаев, к-рые они наблюдали в психиатрической практике, полагая при этом, что влечение к азартным играм является симптомом мн. специфических психич. расстройств и не представляет собой самостоятельного заболевания. Морган был убежден в том, что азартное поведение может быть первичной диагностической единицей и представил детальное, объективное описание этого синдрома. К симптомам относились поглощенность мыслями об игре, непреодолимое влечение к игре, напряженность, неспособность контролировать азартное поведение, хроническая нехватка денег, конфликты в семье и потеря работы вследствие постоянной игры.

Кастер, к-рый первым разработал клиническую программу лечения азартных игроков, позднее усовершенствовал диагностические критерии патологического влечения к азартной игре и добился включения этого заболевания в DSM-III (1980).

Разумеется, мед. модель патологического влечения к азартной игре не избежала критики.

Бихевиористы рассматривали азартное поведение не как расстройство или болезнь, а как рядовой поведенческий феномен, возникающий при наличии соотв. условий научения. Хэнкофф утверждает, что рассмотрение азартного поведения как болезни не выходит за рамки рассуждений по типу порочного круга, т. к. наличие симптома влечения к азартной игре является единственным доказательством наличия болезни. Хэнкофф считает, что модель болезни может освобождать игрока от ответственности за к.-л. самостоятельные действия по разрешению этой проблемы. Херман, тж исследовавший и отвергший мед. модель, говорит, что навешивание ярлыков людям может в действительности лишь усугублять эту проблему.

Поведенческий подход. Т. Нэпп применил осн. принципы оперантного поведения для объяснения устойчивости азартного игрового поведения, утверждая в частности, что поскольку делание ставок лишь изредка подкрепляется выигрышами, азартное поведение возникает вследствие прерывистых или частичных режимов подкрепления. Известно, что такие режимы подкрепления приводят к выработке чрезвычайно устойчивых к угасанию форм поведения.

Поведенческие психологи иногда опираются на модель «аддиктивного поведения», в к рой азартное поведение рассматривается наравне со мн. др. зависимостями подобного рода или разновидностями вредных привычек. Р. Виктор утверждал, что аддиктивное азартное поведение является результатом взаимодействия определенных личностных характеристик и режимов подкрепления, тем самым предлагая возможность компромисса между мед. и поведенческим подходами.

Лечение патологического азартного поведения. Совр. методы лечения в основном опираются на групповую психотер., просвещение, терапию различными видами деятельности и разработку планов возвращения денежных долгов, возникших в результате игры. Д. Лестер провел анализ др.

поведенческих методов, таких как аверсивная терапия, в к-рой делание ставок связывается с ударом электрическим током, и парадоксальная интенция, при к-рой терапевт предписывает пациенту играть в соответствии со строгим режимом, разработанным терапевтом. Однако патологическое азартное поведение зачастую демонстрирует высокую устойчивость в отношении любых форм лечения.

См. также Аддиктивный процесс, Лечение алкоголизма Дж. Тейбер Поведение приматов (primate behavior) Поскольку отряд Primates насчитывает более 200 видов, вес к-рых колеблется от 100 г до более чем 100 кг, их ареалы обитания распространены от тропических дождевых лесов до зоны умеренного климата с обильными снегопадами, а их соц. группы варьируют от двух до неск. сотен особей, ведущих и ночной, и дневной образ жизни, трудно ожидать у представителей этого отряда одинакового поведения. Однако существует ряд сходных особенностей развития, а тж общих физ., сенсорных, моторных и, следовательно, поведенческих характеристик, типичных для мн. видов приматов, что позволяет нам увидеть нек-рые черты сходства в их поведении.

Одна из общих характеристик приматов заключается в том, что самки, как правило, рождают одного детеныша, и у последних нет родных братьев и сестер одного с ними возраста, а следовательно нет ни товарищей, ни соперников в период роста. Тем не менее, детеныш не остается без внимания, поскольку новорожденные у мн. видов вызывают интерес др. взрослых и полувзрослых самок или молодняка. Более того, у приматов обычно отмечается длинный период детства и юности, к-рый длится у мн. видов неск. лет;

следовательно, существует тесная и продолжительная зависимость от матери. В течение этого периода самец защищает беспомощную, занятую только уходом и присмотром за детенышем самку. Т. о., между ними устанавливаются тесные связи, сохраняющиеся на протяжении всей жизни. Долгий ювенильный период дает возможность молодежи изучить правила соц.

стратификации и коммуникации, приобрести знания об окружающей среде (расположении мест водопоя, границах домашней территории и строительстве гнезда, если для данного вида характерно его наличие), а тж приобрести физ. навыки, необходимые для дальнейшей жизни. Еще одной характеристикой мн. приматов яв-ся многообразие поз и способов передвижения, что особенно характерно для обезьян.

Самой замечательной характеристикой нек-рых видов приматов яв-ся верхняя граница их способности к когнитивным достижениям. Они обладают способностью представлять и модифицировать информационный входной сигнал на внутреннем уровне, что позволяет им реагировать на раздражитель после того, как он исчез, распознавать сигналы, значение к-рых меняется в зависимости от обстоятельств, идентифицировать раздражитель (напр. при ощупывании вслепую отличать шар от др. объемных фигур после того, как его показали им (кросс-модальный перенос)). Др.

виды когнитивной деятельности включают использование символов как средства коммуникации.

Вопрос о том, демонстрирует ли эта активность использование языка, близкого по определению к челов. языку, пока еще яв-ся предметом споров;

тем не менее, приматы достигают такого высокого уровня навыков, к к-рому не приближается ни один представитель др. видов.

Этологи отстаивали т. зр., что у низших животных поведение регулируется, в основном, не научением, а генетическими факторами. Эксперименты, в ходе к-рых скрещивали представителей близкородственных, но обладающих различным поведением видов, показали, что паттерны поведения потомства соответствуют предсказаниям, осп. на менделевских законах наследования.

См. также Инстинктивное поведение животных, Социобиология животных, Этология, Наследуемость А. Риопелле Поведение растений (plant behavior) За последние годы было опубликовано неск. (проведенных в плохо контролируемых условиях) исслед. чувствительности и реактивности растений по отношению к эмоциональным раздражителям.

Настойчивые попытки воспроизвести эти же эксперименты в контролируемых условиях закончились неудачей и не подтвердили эти оригинальные открытия, что отнюдь не уменьшило интерес широкой публики к этим сообщениям.

Рецепторные процессы растений обеспечивают реакции на свет, температуру, влажность, прикосновения, силу тяжести и различные хим. раздражители, в т. ч. ядовитые и питательные вещества.

Сенсорные процессы у растений носят обычно диффузный характер и осуществляются на уровне всего организма, но нередко имеют специфическую и точную локализацию.

Существование функций «соединителя» («connector») между рецепторными и эффекторными звеньями у растений легко доказывается их пространственной разнесенностью. Эффектор может отстоять от рецептора на неск. дюймов. Точная природа способа соединения рецепторов и эффекторов растений стала предметом интереса весьма противоречивых теорий. Нек-рые из них делают упор на диффузии растительных гормонов;

другие подчеркивают роль растительных «нервов», и т. п.

У растений существует неск. различных типов движения. Нек-рые микроскопические растения способны скользить по поверхности, возможно, в результате движения цитоплазмы;

другие осуществляют вращение с помощью жгутиков — образований, напоминающих хлысты. Более крупные растения демонстрируют движение (двигательные реакции, эффекторное поведение) в результате паттернов роста и динамики тургора. На плантациях, где сконцентрировано слишком много растений, «конкуренция» за свет приводит, по-видимому, к ускорению вытягивания растений вверх — удлинению по направлению к солнцу. Это явная реакция роста. Такое формирование реакций растений на свет можно объяснить, исходя из того, что свет уменьшает концентрацию гормона роста «ауксина», из-за чего рост замедляется на более освещенной стороне и усиливается на затененной, вследствие чего происходит изгибание. Обвивающие движения виноградной лозы и усиков, по-видимому, яв-ся результатом реакции на эффект давления и рост. Движения, обусловленные тургором, вызваны изменением концентрации воды в оперативных (strategic) клетках;

они выполняют задачу поддержания формы, когда наполнены водой, и вызывают увядание, когда в них недостаточно воды.

«Утомление» наблюдается у растений в тех случаях, когда не происходит полного восстановления после стимуляции. Если помешать «мухоловке» (кендырю проломниколистному) закрыться и неск. раз дотронуться до одного из волосков, получившие чрезмерное раздражение рецепторы не будут вызывать закрытия даже в том случае, если удалить помеху — до тех пор, пока не пройдет время, достаточное для восстановления.

Поведение чувствительных растений послужило толчком к проведению психологами экспериментов по контролируемой выработке условных рефлексов. Авторы подобных работ либо потерпели неудачу с выработкой условных рефлексов, либо представили положительные результаты, не получившие дальнейшего подтверждения при повторении этих экспериментов.

Несмотря на отсутствие стабильного успеха в исслед. по выработке условных рефлексов, растения на самом деле способны к научению. Это стало абсолютно ясным благодаря доказательствам, полученным в ходе изучения фотопериодичности. Вполне возможно, что научение в данном случае представляет собой форму канализации, а не ту или иную разновидность обусловливания. Исслед., демонстрирующие, что растения обладают «высшими» психич. способностями, были встречены неоднозначно. Есть сообщения о том, что растения способны различать музыку, причем классическая музыка вызывает положительные реакции, а «кислотный» рок — отрицательные. Кроме того, встречаются сообщения о том, что растения по-разному реагируют на то, как люди с ними разговаривают. В научных кругах подобные результаты вызывают глубокое недоверие. Др. культуры более терпимы, и эти идеи получили широкое распространение в народных верованиях.

См. также Канализация, Циркадный ритм Ю. Л. Хартли Поведенческая медицина (behavioral medicine) П. м. интегрирует достижения поведенческих и биомедицинских наук, относящиеся к физ.

здоровью и физ. болезням. Она соединяет релевантные разделы таких поведенческих наук, как психология, эпидемиология, социология и антропология, с такими биомедицинскими науками, как физиология, эндокринология, иммунология, фармакология, анатомия, диетология, а тж с отраслями практ. медицины и здравоохранения, наряду с родственными сферами деятельности: стоматологией, сестринским обслуживанием, соц. работой и санитарным просвещением. П. м. включает проведение фундаментальных и прикладных исслед., приложение имеющихся в ее распоряжении знаний и методов к профилактике, диагностике, терапии и реабилитации, а тж оценку эффективности этих приложений.

В докладе главного врача гос. службы здравоохранения США «Здоровая нация» обрисована следующая осн. проблема, решением к-рой должна заняться П. м. В начале XX в. ведущими причинами смертности были грипп, пневмония, дифтерит, туберкулез и желудочно-кишечные инфекции. С того времени ежегодная смертность от этих заболеваний снизилась с 580 до 30 на 100 тыс. населения! В результате этого прогресса осн. причинами смертности стали болезни, в к-рых важную роль играет поведение: инфаркт миокарда, рак, цирроз печени, травмы, несчастные случаи, убийства и отравления.

Данные, приведенные в докладе, свидетельствуют о том, что 50% смертности от 10 важнейших ее причин в США обусловлены образом жизни. Вывод из этого: главная возможность дальнейшего улучшения здоровья — изменение нездорового поведения.

Pages:     | 1 |   ...   | 35 | 36 || 38 | 39 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.