WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 30 ] --

См. также Новаторские психотерапии, Психотерапия А. Лазарус Мышечная релаксация (muscle relaxation) М. р. можно рассматривать как одну из методик в рамках более общего понятия «релаксация», предназначенную для достижения полного мышечного и «психич.» расслабления. Прогрессивная релаксация является, вероятно, наиболее широко используемой процедурой в США.

Врач Джекобсон заинтересовался тем, что мн. люди, подвергаясь чрезмерным стрессовым воздействиям, находятся в постоянном напряжении, будучи не в состоянии эффективно расслабиться.

Он опубликовал книгу, в к-рой детально описал комплексы упражнений, направленных на вызывание последовательного напряжения и расслабления отдельных мышц и мышечных групп.

Джозеф Вольпе представил теорет. и практ. анализ психотерапевтической техники, к-рую он назв. систематической десенсибилизацией. Она представляет собой сокращенную форму прогрессивной релаксации, чрезвычайно эффективную для достижения полного расслабления мышц.

Одна часто используемая сокращенная процедура выглядит следующим образом: пациент принимает удобную позу на кушетке или в кресле. Через неск. минут приступают к релаксации мышц кисти, для чего пациент получает инструкцию сжать пальцы рук в кулаки, удержать напряжение в течение неск. секунд, затем расслабить кулаки и оставить их в свободной позе. Аналогичную инструкцию по последовательному напряжению и расслаблению пациент получает относительно мышц предплечья и плеча. Далее эта процедура распространяется на группы лицевой мускулатуры, шеи, плечевого сустава, верхние мышцы спины, грудную мускулатуру, мышцы эпигастрия и нижние мышцы спины. Наконец, внимание уделяется мышцам бедра, ягодиц и икроножной мускулатуре.

Помимо специфических упражнений мышечного напряжения и расслабления, пациент получает тж инструкцию дышать глубоко и ритмично. Параллельно с глубоким дыханием инструктор или терапевт использует тж суггестивные формулы для сообщения чувства тепла, комфорта и спокойствия.

Это внушение дополняет или усиливает общую релаксацию, достигаемую путем упражнений по напряжению и расслаблению. Для большинства людей прогрессивная релаксация представляется одним из наиболее эффективных средств достижения М. р. Она используется весьма широко как оси. или вспомогательная методика терапевтического вмешательства.

См. также Биологическая обратная связь, Новаторские психотерапии, Стресс В. В. Венрих «Мягкий» детерминизм (soft determinism) М. д. занимает промежуточное положение между позициями строгого детерминизма и полного индетерминизма. Именно такую промежуточную позицию занимал А. Адлер в своей персоналистской, субъективной и феноменологической психологии, хоть он никогда не пользовался этим термином в своих работах. М. д. означает, что поведение определяется не прихотью или случаем, а носит вполне упорядоченный, закономерный и предсказуемый характер, хотя и в пределах индивидуального творчества.

Сторонники М. д. придерживаются телеологических взглядов, утверждая, что поведение преимущественно контролируется индивидуумом, более конкретно — теми целями, к-рые он ставит перед собой. Цели и задачи подвержены изменениям, а это значит, что вместе с ними соответствующим образом изменится и поведение индивидуума, отражающее его личные, субъективные, феноменологические взгляды.

В психологии Адлера место центрального конструкта занимало творческое Я. Именно эта тема стала главным предметом разногласий Фрейда и его последователей с Адлером и его коллегами.

Выдвигая творческое Я в качестве важнейшего теорет. конструкта своей теории, Адлер ввел в психологию своего рода принцип неопределенности, аналогичный принципу Гейзенберга в физике:

среда и наследственность, совместно действуя на ребенка, в лучшем случае определяют только вероятности тех или иных событий.

Для большого числа людей, родившихся в одинаковых условиях и имеющих сходную наследственность, могут быть сделаны весьма точные вероятностные прогнозы. Напр., весьма вероятно, что 80% чернокожих детей из неполных семей, живущих в трущобах, не получат среднего образования.

Однако для одного конкретного ребенка, выбранного из этой большой группы, точные предсказания, основанные на средовых и генетических факторах, просто не могут быть сделаны.

Когда мы пытаемся дать прогноз в отношении конкретного ребенка, мы должны учесть творческую способность этого ребенка. На его поведение, конечно же, влияют и наследственность, и условия среды. Детям (и взрослым) свойственно делать одинаковые выводы из сходных обстоятельств, но тот, кто хочет сделать прогноз относительно будущего того или иного индивидуума, должен знать, какую пользу последний извлек из своего опыта.

См. также Адлерианская психология, Детерминизм/индетерминизм, Свобода воли, Философия науки Т. Эдгар _Н_ Надежность диагнозов (reliability of diagnoses) Надежность клинических психиатрических диагнозов стала предметом особой заботы с тех пор, когда в конце XIX в. Э. Крепелин предпринял первые попытки создать систематическую классиф.

психич. расстройств. Диагноз и классиф. выполняют ряд важных функций: а) административную, включающую ведение статистического учета;

б) клиническую, как средство установлении этиологии, выбора метода лечения и прогноза;

в) исследовательскую, в особенности в тех исслед,, где психиатрический диагноз определяет принадлежность к эксперим. и контрольной группе или где диагноз обычно используется в качестве зависимой или независимой переменной. Полезность диагноза для достижения этих целей зависит, в частности, от сто надежности.

Н. д. относится к согласованности, с к рой клиницисты будут выставлять тот же диагноз тому же самому индивидууму (межэкспертная надежность), или к согласованности, с к-рой единственный клиницист будет выставлять тот же диагноз тому же самому индивидууму в двух различных случаях (ретестовая надежность). Очевидно, в любой измерительной или описательной процедуре заложена возможность некоторой «ошибки» измерения. В случае клинического диагноза такая ошибка может проистекать из множества различных источников, включ. скучающего, уставшего, нерадивого или немотивированного наблюдателя;

пациента с ограниченной памятью или пытающегося утаить или исказить информ.;

слабую различительную способность диагностического оценочного инструмента;

шум или другие условия, отвлекающие внимание от процесса диагностики.

Для изучения Н. д. применялись два основных эксперим. метода. Первый метод оценивает относительную частоту, с к-рой различные клиницисты выставляют различные диагнозы очевидно схожим пациентам. Исслед. показали, что клиницисты нередко имеют «предпочитаемые» диагностические категории, т. е. каждый клиницист имеет тенденцию помещать большинство пациентов в ограниченное число категорий с исключением из рассмотрения др. категорий.

Второй метод изучения надежности сравнивает диагнозы, вынесенные двумя или более клиницистами одному и тому же пациенту (т. е. оценивает межэкспертную надежность). Проверка Эшем степени согласованности между двумя или тремя клиницистами, к-рые интервьюировали пациентов совместно, но приходили к диагнозу независимо друг от друга, показала, что диагноз зависит не только от выставляющего его клинициста, но и от диагностируемого пациента. Согласие в отношении основных диагностических категорий пациентов (умственная отсталость, психоз, невроз, психопатическая личность и психич. норма) между двумя клиницистами составляло 51%, а между тремя — 46%. Однако в отношении более специфических диагностических подкатегорий согласие между двумя клиницистами достигалось в 49% случаев, а среди трех клиницистов — лишь в 20% случаев. В другом исслед. использовалась большая выборка, чем у Эша (153 вместо 52 клиницистов) и контролировался их диагностический опыт. Хотя полученные результаты и оказались несколько более высокими, они все еще указывали на существование значительных расхождений.

Уорд с коллегами попытались выделить факторы, к-рые объясняли расхождения в диагнозах клиницистов в исслед. Бека и коллег. Были обнаружены 3 основных источника ошибки: несоответствия в категориях диагностической системы (DSM-I), к-рыми объяснялось 62,5% расхождений;

несогласованность среди диагностов, которой объяснялось 32,5% расхождений;

и несогласованность в поведении клиентов в различных интервью, к-рой объяснялось лишь 5% расхождений.

Текущие усилия повысить надежность диагнозов выразились в издании Американской психиатрической ассоциацией нового «Руководства по диагностике и статистической классификации психических расстройств» (DSM-IV). Результаты обширного полевого тестирования способности клиницистов использовать диагностические категории этого руководства яв-сь, по большей части, обнадеживающими, с k-коэффициентами согласия между судьями до 0,87 — хотя для некоторых диагностических категорий результаты оказались значительно хуже, чем для других. Исслед.

надежности, с к-рой могут использоваться специфические диагностические категории, продолжаются.

См. также Клинический прогноз в сравнении со статистическим, Клиническая оценка, Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств Р. Фелнер Надпочечники (adrenal glands) Н. — парные железы, расположенные непосредственно над почками. Каждый Н. состоит из наружного (коркового) и внутреннего (мозгового) вещества. Секреторная активность коры Н.

регулируется циркулирующими в крови гормонами, к-рые вырабатываются передней долей гипофиза (аденогипофизом), тогда как работа мозгового вещества находится под непосредственным контролем симпатической НС. Кора Н. имеет 3 слоя: наружный (клубочковая зона), средний (пучковая зона) и внутренний (сетчатая зона).

В коре Н. синтезируется ряд стероидных гормонов (производных холестерола), к-рые важны для поддержания постоянного объема крови, АД, уровня глюкозы в крови, а тж для нормальной реакции организма на стресс. Эти гормоны столь необходимы организму, что в случае удаления коры обоих Н.

быстро наступает смерть. Кортизол — главный глюкокортикоид, к-рый секретируют Н. чел.

Кортикостерон, являющийся основным глюкокортикоидом у крыс, у людей секретируется в незначительных количествах. Эти вещества относят к классу глюкокортикоидов на основании того, что они влияют на метаболизм глюкозы и секретируются пучковой и сетчатой зонами коры Н. Еще одна функция глюкокортикоидов — подавление воспалительных реакций.

Альдостерон, секретируемый клубочковой зоной, относится к минералокортикоидам из-за способности изменять электролитный баланс организма. Альдостерон стимулирует реабсорбцию натрия в дистальных канальцах почек и снижает содержание натрия в секрете потовых желез.

АКТГ, выделяемый аденогипофизом, обеспечивает структурную целостность двух внешних слоев коры Н. и стимулирует секрецию глюкокортикоидов. Синтез и секреция АКТГ регулируется кортикотропиносвобождающим фактором (corticotropin-releasing factor, CRF). CRF вырабатывается гипоталамусом. Уровень глюкокортикоидов в крови регулирует по принципу отрицательной обратной связи секрецию CRF, а следовательно, — и продукцию самих глюкокортикоидов. Ренин и ангиотензин регулируют секрецию альдостерона через сложную систему прямых и обратных связей между Н. и почками.

Хромафинные клетки мозгового вещества В. синтезируют и выделяют в кровь катехоламины — эпинефрин (адреналин) и норэпинефрин (норадреналин). Секреция норэпинефрина и эпинефрина регулируется преганглионарными симпатическими волокнами, исходящими от VIII-XI грудных сегментов спинного мозга. Сами хромафинные клетки действуют как постганглионарные нейроны.

Секреция катехоламинов зависит от поведенческого состояния организма: уровень секреции очень низок во время сна, повышается во время бодрствования и резко возрастает во время физического или психологического стресса.

См. также Эндорфины/энкефалины, Нейрохимия, Психоэндокринология М. Л. Вудрафф Наземный транспорт (surface transportation) Из осн. наземных транспортных средств психол. исслед. уделяют внимание гл. обр. автомобилю.

Здесь исследователей интересуют в первую очередь дорожно-транспортные происшествия (ДТП).

Обычно водитель и автомобиль изучаются как «система человек — машина». Характеристики работы этой системы, такие как скорость, пробег и торможение, связаны с возможностями оператора и автомобиля. ДТП рассматривают как отказ в работе системы, поскольку причинами их могут быть и челов. ошибки, и неудачная конструкция автомобиля. Исслед. челов. элемента этой системы пролили свет на т. н. личность, «подверженную несчастным случаям» («accident-prone» person), а тж на связь между ДТП и возрастом и опытом водителя, предпочитаемой скоростью езды, склонностью к употреблению алкоголя и лекарственных веществ. Были изучены различные условия среды, такие как дизайн автомобиля, дорожные и погодные условия, освещение.

Автотренажер, используемый для анализа действий водителя за рулем и ДТП, является эффективным средством выявления реакций водителя в чрезвычайных ситуациях. В целях сокращения числа ДТП психологи рекомендовали систематическое проведение программ по предотвращению несчастных случаев, направленных на изменение как действий оператора, так и конструкции транспортных средств.

Оптимальное сидение Безопасность и удобство автомобильных сидений изучаются инж. психологами, к-рые специализируются в антропометрии, предполагающей, в частности, измерение размеров челов. тела в целях точной подгонки сидения по фигуре водителя.

Стресс и психическое здоровье Гарделл оценивал стресс водителей автобусов по физиолог. показателям, числу ДТП и невыходов на работу по болезни. Он установил, что мн. водители являются наилучшими экспертами по части того, как можно уменьшить стресс на рабочем месте.

Нек-рые пассажиры испытывают беспокойство при пользовании общественным транспортом вследствие изношенности транспортных средств, станций и отсутствия должных мер безопасности.

Устранение этих негативных факторов среды способствует снижению стресса у пассажиров.

Укачивание в транспорте можно снизить за счет уменьшения вибрации и более плавного ускорения и торможения. На пассажиров оказывает раздражающее воздействие и сочетание др. средовых стрессоров, таких как громкий шум и экстремальные температуры.

Общественный транспорт Хотя наше об-во отдает явное предпочтение автомобилям, проблемы, связанные с увеличением количества легковых автомобилей и автомагистралей — ДТП, загрязнение окружающей среды, транспортные пробки, бензиновый дефицит и т. д., — вызывают большое беспокойство.

Предполагается, что действенной альтернативой автомобилям может стать безопасная и надежная система железнодорожного транспорта США. Кантилли предлагает многочисленные улучшения в виде дополнительных эскалаторов, чистых станций и туалетов, красивого оформления станций, функционирующих систем подогрева и кондиционирования воздуха, хорошей вентиляции, контроля за уровнем шума, улучшенного освещения и безопасных транспортных средств и станций.

Требуются дополнительные психол. исслед. общественного транспорта, с тем чтобы модернизировать его в соответствии с потребностями клиентов. Пассажиры выбирают то или иное средство передвижения на основании таких факторов, как надежность, удобство, время в пути, стоимость поездки, состояние транспортных средств, престижность и автономность, интенсивность движения, дорожные пробки и возможные отклонения от маршрута.

См. также Прикладные исследования Ш. Браун Найкан-терапия (naikan therapy) Найкан — японская психотер., осн. на буддистском учении Иодо Шиншу. Разработанная непрофессиональным священником Ишином Йошимото, Н.-т. получила известность в связи с успехами, достигнутыми с ее помощью в работе с заключенными японских исправительных заведений. Сейчас она используется в лечении наркомании, психосоматических расстройств, неврозов, антисоциального поведения, семейной дисгармонии и в решении мн. др. психосоциальных проблем. Кроме того, она стала частью программ подготовки персонала учреждений, школ и больниц. Н.-т. пользуются тж люди, ищущие личностного роста и/или религиозного мировоззрения. Она получила распространение в США и Европе.

Н.-т. построена на предпосылке, что наше существование бесчисленными конкретными способами поддерживается миром, в к-ром мы живем, в особенности об-вом, однако мы принимаем все это от других без малейшей благодарности или даже не осознавая их вклад в наше повседневное существование. Теория Найкан утверждает, что мы подавляем в себе признание этой поддержки, потому что боимся оказаться обязанными и лишиться хрупкого чувства самодостаточности в результате переоценки нашего существования.

Практика Н.-т. ориентирована на восстановление баланса неверно воспринимаемого прошлого.

Во время интенсивного курса терапии (шучу), клиент (найканша) сидит в уединенном месте в удобной позе с раннего утра до вечера (обычно с 5 утра до 9 вечера) в течение одной недели, размышляя о прошлом. Психотерапевт навещает клиента в течение дня с интервалами в один-два часа. Во время этих встреч (менсецу) клиент рассказывает психотерапевту о том, что ему удалось вспомнить, после чего последний предлагает следующую тему для размышлений. Обычно тема определяется каким-то определенным лицом и определенным периодом в жизни клиента. Вызванные в памяти события прошлого излагаются во время менсецу психотерапевту в трех аспектах: что это лицо сделало для клиента, чем клиент ответил на это и причиной каких проблем и забот оказался клиент для этого человека. Третьему аспекту должно уделяться примерно 60% всего времени.

Существуют разнообразные стили проведения Н.-т. В добавление к интенсивному курсу имеется ничийо, или ежедневная Н.-т. Ей посвящается короткое время утром и вечером;

повседневная активность проходит в промежутке между сеансами. Утренние размышления происходят по схеме интенсивного курса. Вечерние размышления сосредоточиваются на том, что получено от других в течение этого дня, что возвращено взамен и источником каких проблем и забот для окружающих оказался клиент в этот день.

К завершению шучу клиенты Н.-т. обычно сообщают о испытываемом ими чувстве вины и раскаяния наряду с повышающимся признанием любви и заботы со стороны окружающих и желанием отблагодарить мир за его постоянную поддержку. Богатая литература, включ. описания историй болезни и данные психол. тестирования, доступна на японском языке.

Д. К. Рейнолдс Наказание (punishment) Н. является предметом, при обсуждении к-рого психологу столь же трудно удерживаться в рамках нейтральной и объективной терминологии, как и рядовому чел. Еще не так давно телесные Н.

вызывали всеобщее одобрение. На Н. опирались как образовательная, так и правовая система. В настоящее время Н. оказалось в немилости. В рамках семьи то, что некогда одобрялось и рассматривалось как Н., сегодня может быть сочтено «жестоким обращением с ребенком» или «жестоким обращением с супругой». Однако, несмотря на общественную тенденцию к приобретению аттитюдами к определенным типам Н. отрицательной окраски, Н. или угроза Н. по-прежнему остаются повсеместным явлением в современном мире Люди, интересующиеся использованием Н., задаются следующими вопросами: действительно ли эффективно Н.? Если да, то когда, как и почему?

Что такое Н.? Психологи определяют Н. как введение некоторого аверсивного последствия, к рое приводит к уменьшению тенденции в проявлении определенного способа поведения;

или как последствие поведения, к-рое снижает вероятность его повторного возникновения.

Является ли наказание эффективным? Ранние работы по Н. с очевидностью показывали, что оно оказывается неэффективным в устранении нежелательного поведения. Однако более современные исслед. в этой области показывают, что Н. может подавлять или устранять поведение. Насколько действенным в этом отношении оказывается Н., зависит от целого ряда факторов, роль к-рых может изменяться от ситуации к ситуации;

к числу таких факторов относятся характеристики наказывающего стимула, характеристики наказываемого поведения и характеристики наказываемого субъекта.

Сила наказания. Исслед. силы Н. в целом свидетельствуют о том, что чем больше сила наказывающего стимула, тем больше происходит подавление наказываемого поведения. Слишком слабый стимул может скорее возбуждать и подкреплять, нежели наказывать.

Близость по времени. В целом, для того чтобы Н. приводило к максимальному эффекту, оно должно осуществляться непосредственно за возникновением подавляемого поведения.

То, как изначально вводится Н., может иметь решающее значение. Н., изначальная сила к-рого была низкой и со временем постепенно увеличивалась, оказывает значительно меньший эффект в сравнении с внезапно вводимым и достаточно сильным Н.

В целом видится, что увеличение частоты Н. приводит к увеличению его эффективности и что последовательное наказание оказывается более эффективным, чем эпизодическое.

Эффективность зависит от силы наказываемой реакции. Очевидно, что длительное подкрепление наказываемого поведения противодействует и препятствует подавляющим эффектам Н. Эффективность также зависит от того, формировалось ли наказываемое поведение изначально на основе вознаграждения или на основе Н.

Характеристики субъекта. Существуют некоторые данные о том, что Н. постепенно утрачивает свою эффективность по мере того, как увеличивается мотивация субъекта к наказываемому поведению.

Эффективность также изменяется в зависимости от степени знакомства субъекта с применяемым Н., категорий наказываемых, возраста и стадии развития внутри определенных категорий наказываемых.

Челов. когнитивные способности (напр., мышление, воображение) могут тж оказывать влияние на эффективность Н. Словесная формулировка причин Н., по-видимому, облегчает дискриминацию и генерализацию его эффектов у людей. Словесное описание и припоминание поведения, к-рое подвергается Н., снижает влияние временных задержек между поведением и Н. В некоторых ситуациях, наблюдение людьми случаев Н. оказывает определенные эффекты, даже если такое Н. переживалось викарно. Наконец, Н. людей оказывается наиболее эффективным, если в их взаимоотношениях присутствует любовь.

Теории наказания Предлагались различные теории для объяснения того, каким образом и почему Н. приводит к снижению частоты проявления наказываемого поведения. Динсмур объяснял эффекты Н. с т. зр.

принципа образования простой S—R связи при научении избеганию. Согласно этому объяснению, частота возникновения наказываемых действий снижается вследствие увеличения частоты действий, к рые вступают в конкуренцию или препятствуют наказываемой реакции. Др. теория объясняет эффекты Н. на основе выработки условно-рефлекторного страха и подкрепления любого действия или бездействия, к-рое позволяет устранять или контролировать такой страх.

Релевантные вопросы. Почему некоторые люди, по-видимому, ищут Н. и испытывают удовольствие от него? Иногда процедура Н. в действительности не уменьшает, а скорее повышает частоту возникновения наказываемого поведения. Как отмечалось ранее, это может происходить, когда наказываемое поведение было изначально сформировано путем Н.

Иногда оказывается, что родитель уделяет ребенку внимание лишь в случаях его дурного поведения и тем самым невольно превращает Н. в подкрепление. В результате может возникнуть ситуация, в к-рой Н. не только не оказывается эффективным, но в к-рой ребенок или подросток снова и снова стремится к нему. Вместо опровержения эффективности Н. такие феномены скорее доказывают эффективность подкрепления.

Эксперименты на обезьянах отчетливо демонстрируют, что Н. может вызывать невротические или явно пагубные эмоциональные побочные эффекты. Несмотря на то что такие побочные эффекты действительно выглядят пугающими и их ни в коем случае не следует игнорировать, они проявлялись не во всех экспериментах. Н. может также приводить к прекращению соц. отношений, оперантной агрессии, направляемой на источник наказания, и/или вызывать агрессию против тех, кто не имел никакого отношения к источнику Н.

Итоги Н. может оказываться эффективным в устранении или снижении частоты нежелательных действий. То, насколько эффективным в конкретной ситуации окажется Н., зависит от целого ряда факторов, включ. характеристики наказывающего стимула, наказываемого поведения и наказываемого субъекта. При любом применении Н., в особенности к людям, следует учитывать потенциальные побочные эффекты Н., такие как прекращение соц. отношений.

См. также Приобретенные побуждения, Контробусловливание, Теории научения, Подкрепление, Вознаграждения Дж. Энджел Намеренное поведение (purposive behavior) У. Макдугалл описывал челов. организм как служащий для достижения определенных целей, саморегулирующийся механизм. Он считал, что понятие внутренней цели предполагает в качестве конструктивного элемента «разум» (mind) и что такие цели или намерения управляют органическими функциями и поведением на полностью сознательном, пограничном и/или подсознательном уровнях. Э.

Ч. Толмен утверждал, что реакция доказывает наличие намерения, если она обнаруживает «усваиваемый» характер;

т. е. организм проявляет готовность научиться выбирать эту реакцию, раньше или позже, в последовательности предоставляющих такую возможность событий, т. к. именно эта реакция оказывается более эффективной в достижении организмом некоторого конечного состояния или цели.

По мнению А. Адлера, поведение направляется бессознательными целями индивидуума. В противоположность З. Фрейду, Адлер считал, что поскольку влечения (или побуждения) не имеют направления, представляется ошибочным строить психол. систему, опирающуюся на психологию влечений. В системе Адлера эмоции также служат цели.

Представители поведенческих наук, интересующиеся вопросами кибернетики и теории систем, использовали эти концепции для понимания роли внутренней цели или намерения в управлении поведением. Целевое (или намеренное) поведение характеризуется «отрицательной обратной связью», при к-рой сигналы о движении к цели изменяют и направляют поведение. Т. о., телеологическое или целенаправленное поведение связано с целесообразными реакциями, направляемыми различием между состоянием организма в данный момент времени и «финальным» состоянием или целью, в направлении к-рой движется организм. Это различие «отсылается обратно» в систему, к-рая изменяет поведение, вызывая последовательное сокращение этого «различия» до тех пор, пока, наконец, разность между текущим поведением и целевым состоянием не достигнет нуля (Розенблат).

См. также Приобретенные побуждения, Метод антиципации, Обучение методом (управляемых) открытий, Уровень притязаний, Мотивация, Вознаграждения и собственный интерес, Избирательное внимание Р. Р. Копп Написание психологического заключения (psychological report writing) Когда П. з. хорошо написаны, они вызывают гораздо большее доверие. Они оказываются решающими в диагностировании умственной отсталости и зачастую играют определяющую роль в пограничных случаях, требующих различительных диагнозов между расстройством личности и психозом. Однако выросший образовательный уровень потребителей также сказался на отношении к П.

з. со стороны специалистов и представителей широкой общественности, к-рое стало более критичным.

Источники неточностей при написании заключения Влияния, к-рым может подвергаться психолог-диагност, возникают из соц., профессионального и интерпретационного контекста, в к-ром он работает. Составитель П. з. должен избегать смешения между: а) поведенческими суждениями, б) спекуляциями в отношении воображаемых или внутренних процессов описываемой личности и в) данными из интервью, отражающими сознательные мысли и суждения обследуемого субъекта. Читатели наверняка будут сравнивать утверждения из этого заключения с др. источниками информ., и в заключении следует ясно указать на желательность подобного сравнения.

Большинство пишущих на данную тему, по-видимому, согласны с определенными правилами подготовки П. з. К ним относятся: а) исключение сведений, к-рые можно с большей легкостью получить из др. источников;

б) приведение перечня использованных тестов, однако без указания того, какой из них использовался для измерения той или иной специфической функции, т. к. большинство оценочных инструментов имеют широкое предназначение, а не предполагают своего исключительного использования для к.-л. специфической цели;

в) избегание количественных утверждений, наподобие цитирования норм, если это не вызывается необходимостью в каждом конкретном случае;

г) обеспечение того, чтобы выводы и диагностические данные были связаны (более или менее очевидным образом) с остальным содержанием заключения.

В Н. п. з. вовлекается комплекс межпрофессиональных и межличностных проблем. Заключение может влиять на важные решения и поэтому требует максимальной компетентности от клинического психолога. Хотя и допустимо чтобы оно было достаточно обтекаемым, общим и осторожным в формулировках, гораздо полезнее, если оно будет специфичным и точным. Психол. заключения будут продолжать играть важную роль в формировании и поддержании общественного имиджа психологии.

См. также Клиническая оценка, Оценка личности У. Клопфер Нарушения мышления (thought disturbances) Мышление — сознательное и бессознательное — служит целям установления и текущего контроля коммуникации, регулирования деятельности, порождения, формулирования и решения задач на вербальном и невербальном уровнях. Н. м. могут наблюдаться на континууме, упорядоченном по степени тяжести от нормальных отключений внимания до уровня патологии.

Нек-рые из менее серьезных Н. м. отмечаются у детей с гиперкинетическим синдромом, чье внимание мимолетно, а выполнение ими заданий прерывается кажущейся необходимостью совершения моторных актов. Писатели и композиторы тж испытывают Н. м., такие как периоды выпадения (blank periods), в течение к-рых нарушается способность продолжать творческий процесс сочинения литературного или музыкального произведения, тогда как все обычные функции при этом совершенно не страдают.

Часто психоневрозы, такие как фобические и тревожные реакции, могут связываться с наличием иррациональных идей. Мн. из этих иррациональных идей сопровождаются неверными суждениями о себе. Др. рода психоневротические Н. м. обнаруживаются в форме навязчивых мыслей, когда часто возобновляющееся поверхностное мышление мешает нормальной жизнедеятельности. Критическое обсуждение этих мыслей может приводить к ясному логическому мышлению.

Психосоматические симптомы являются расстройствами мышления, отражающими неспособность индивидуума совладать с тревогой и стрессом, к-рые трансформируются в физиолог.

симптомы, затрудняющие нормальное повседневное функционирование, как и в случаях мн. др.

психоневротических Н. м.

Психотические Н. м. обычно сопровождаются симптомами бреда, при к-рых господствуют ложные идеи преследования или величия, и галлюцинаций, при к-рых организм генерирует аутостимуляцию в любых или вообще всех сенсорных модальностях. Хотя эти Н. м. сами по себе серьезны, они обычно связаны с др. типами патологического поведения, такими как делирий, деменция и шизофрения.

Делирий представляет собой спектр нарушений сознания, различающихся по степени тяжести.

Больной может находиться в любом состоянии, от полного бодрствования до комы, и при этом обнаруживает признаки расстройства познавательной функции, мышления и восприятия. Делирий является рез-том церебральной дисфункции без к.-л. повреждения тканей и, по всей видимости, возникает вследствие метаболических, химических или токсических факторов. Делирий имеет обычно транзиторное течение и исчезает с прекращением действия метаболических, химических или токсических агентов.

Синдром деменции, напротив, представляет собой Н. м., связанное с повреждением тканей коры мозга и проявляющееся снижением интеллектуальных функций при ясном сознании. При этом отмечаются тж изменения личности, амнезии и нарушения ориентировки. Здесь чел. в состоянии полного бодрствования не улавливает смысл текущего момента. Очевидны дефицит памяти и снижение концентрации внимания. Язык деградирует до уровня детскости, обычные повседневные мысли вызывают затруднение. Более всего беспокоит то, что мн. больные осознают наличие у себя когнитивного дефицита, реагируя на это вторичными эмоциональными расстройствами.

Шизофрения являет собой пример психогенного расстройства мышления. Шизофренное расстройство мышления, по-видимому, демонстрирует сознательное жертвование физ. и эмоциональной жизнью во имя какого-то альтернативного существования «в коконе» ради предполагаемого больным благополучия окружающих. Мыслительное расстройство, вероятно, направляет «бегство ради выживания», рез-том чего является постоянное снижение уровня функционирования в иррациональной борьбе за то, чтобы остаться живым. Наблюдается уход от соц.

контакта и эмоциональной включенности, наряду с регрессией к более низкому уровню интеллектуального функционирования. Такое исключительно нигилистическое нарушение мышления проявляется в параноидном, кататоническом, гебефренном и простом типах.

См. также Деменция, Расстройства личности Д. Ф. Фишер Нарушения слуха (auditory disorders) К Н. с. можно отнести потерю слуха, оторрею, боли и шум в ушах.

Кондуктивные нарушения слуха Такого типа нарушения возникают вследствие болезни или закупорки звукопроводящего аппарата, напр., закупорки наружного слухового прохода серной пробкой, разрушения барабанной перепонки или повреждений полости и структур среднего уха. К. н. с. очевидно в тех случаях, когда в усредненных по частотам речевого диапазона аудиограммах, снятых в условиях воздушной и костной проводимости чистого тона, обнаружена превышающая 10 дБ разница;

при этом различение речи остается нормальным.

Сенсорно-невральная глухота Термин «сенсорно-невральный» указывает на две различные локализации поражений слуховой системы. Сенсорная глухота вызывается повреждением, дегенерацией или нарушением развития волосяных клеток кортиева органа или иной структуры кохлеарного тракта. Невральная глухота вызывается аналогичного рода патологией, локализующейся ближе к центру кохлеарного канала, включая спиральный ганглий, кохлеарное ядро и слуховую часть VIII черепного нерва. Пока в отношении конкретного случая потери слуха не будет окончательно установлена локализация нарушения с помощью специальных диагностических тестов, термин «сенсорно-невральный» используется как перекрывающий оба эти уровня поражения.

Прогрессирующая потеря слуха наблюдается, гл. обр., в процессе старения и обозначается как пресбиокузис. Как показал Дж. Ф. Корсо в своей работе «Стареющие сенсорные системы и восприятие» (Aging sensory systems and perception), пресбиокузис может начаться после 30 лет и повлиять на оба уха примерно одинаково. Мужчины хуже, чем женщины такого же возраста, слышат чистые тона в диапазоне звукового спектра выше 1000 Гц, тогда как женщины хуже слышат частоты ниже 500 Гц.

Гацек и Шукнехт (1969) выделили 4 подтипа пресбиокузиса, включающие дегенерацию или нарушения сенсорных или невральных структур раковины либо связанные с этим механические и обменные процессы.

Второй этиологический фактор прогрессирующего снижения слуха — подверженность чрезмерному шуму в течение длительного периода времени, напр., в производственной обстановке.

Вызванная шумом потеря слуха затрагивает частоты в области 4000 Гц. Но длительное воздействие шума постепенно углубляет и расширяет «зазубрину» на аудиограмме: снижение слуховой чувствительности прогрессирует и распространяется на частоты речевого диапазона — ниже 4000 Гц.

Ухудшается разборчивость речи, что затрудняет ее понимание, особенно в шумной обстановке.

Прогрессирующую сенсорно-невральную одно- или двустороннюю потерю слуха могут вызывать синдром Меньера, сифилис, опухоли VIII черепного нерва и наследственные факторы.

Степень ухудшения разборчивости речи зависит от остроты осн. заболевания.

Непрогрессирующая сенсорно-невральная потеря слуха может быть связана с врожденными факторами: краснухой у матери, случаями ранней глухоты в роду, несовместимостью родительской крови, преждевременными родами и ушными инфекциями. Аудиологические тесты обычно обнаруживают двустороннюю потерю слуха и снижение разборчивости речи.

Смешанная глухота имеет кондуктивный и сенсорно-невральный компоненты. Т. обр., повышаются пороги как воздушного, так и костного проведения звука. Обычно этот тип глухоты связан с хроническим средним отитом или отосклерозом. В обоих случаях разборчивость речи может ухудшаться, а снижение слуха прогрессировать.

Оторрея — это истечение жидкости из наружного слухового прохода, что может быть симптомом заболевания уха. Оно может локализоваться в наружном слуховом проходе или в среднем ухе и быть острым или хроническим. Потеря слуха, вызванная острым средним отитом, обычно колеблется от слабой до умеренной по степени, а по типу относится к поражениям звукопроводящего аппарата. При переходе воспаления среднего уха в хроническую стадию, снижение слуха прогрессирует и может достигать значительной выраженности. Если осложнения затрагивают лабиринт, может развиться сочетанное сенсорно-невральное нарушение слуха.

Тиннит Тиннит — это слышание звуков в голове. При объективном тинните возникающий внутри индивидуума звук может быть услышан сторонним наблюдателем (напр., врачом), при субъективном тинните звук слышен лишь самому пациенту. Тиннит может возникать внезапно или развиваться постепенно, в течение неск. часов или дней, он м. б. постоянным или перемежающимся, односторонним, двусторонним или центральным по локализации. Звук может казаться громким или тихим, высоким или низким по тону. Примеры временных слуховых ощущений: пульсирующее, как удары сердца;

постоянное;

щелкающее или похожее на ритмичное дыхание. Тиннит — типичный «спутник» сенсорно-невральной потери слуха, но он м. б. связан со мн. др. этиологическими факторами, напр., наружным отитом, воспалением среднего уха, дисфункцией евстахиевой трубы, сосудистыми аномалиями, гипертонией и мышечными спазмами.

См. также Слуховая различительная способность, Локализация звука, Слуховое восприятие, Ухо Дж. Ф. Корсо Нарушения сна (sleep disorders) Жалобы на качество и количество сна весьма нередки — около 15% взрослого населения испытывают частые и хронические нарушения сна. Преобладающим нарушением сна является бессонница или расстройство засыпания и поддержания сна. Выделяют три разных типа бессонницы;

все они включают хронические жалобы на нарушенный сон и усталость в течение дня: а) бессонница начала сна, связанная с затруднениями засыпания;

б) бессонница поддержания ночного сна, характеризующаяся частыми пробуждениями;

в) бессонница окончания сна, проявляющаяся в раннем пробуждении с неспособностью вернуться ко сну. Эти типы могут наблюдаться изолированно или вместе.

Бессонница обычно определяется по задержке наступления сна более чем на 30 минут, ночным пробуждениям, приводящим к более чем 30-минутному бодрствованию или по общей продолжительности сна менее 6,5 часов. Существуют, однако, проблемы при использовании этих стандартных критериев. Нек-рые люди могут эффективно функционировать при гораздо меньшем, чем средняя продолжительность, времени сна. По мере старения увеличивается время засыпания (особенно у лиц старше 70 лет), снижается общая продолжительность сна, увеличивается количество пробуждений и сокращаются периоды глубокого сна (фазы 3 и 4). Качество и количество сна должны оцениваться индивидуально в контексте хронологического возраста.

Во многих случаях бессонница связана с соматической или психиатрической патологией. Но устранение ее не всегда сопровождается улучшением сна. Кроме того, при значительном числе случаев бессонницы соматические или психиатрические проблемы не выявляются. Здесь предлагались разные варианты этиологии — тревога, «пережевывание мыслей», условный рефлекс и повышенный уровень физиолог. активации.

Чаще всего для лечения бессонницы используются снотворные, такие как бензодиазепины и барбитураты. Нек-рые из этих лекарств вызывают привыкание, др. опасны при их сочетании с алкоголем. При постоянном приеме нарастает толерантность, требуются более высокие дозы для наступления сна. Вдобавок ко всему, постоянный прием снотворных сам по себе может вызвать Н. с.

Др. методами лечения бессонницы являются прогрессивная мышечная релаксация, процедуры контроля стимулов и парадоксальная интенция.

Второй осн. категорией Н. с. является расстройство чрезмерной сонливости, представленное чаще всего нарколепсией и апноэ во время сна. Типичные симптомы нарколепсии: а) приступы сна (короткие, непреодолимые эпизоды REM-сна в дневное время);

б) катаплексия (короткие периоды мышечной слабости без потери сознания). Нарколепсия является органическим заболеванием Ц. н. с., вероятно, передаваемым по наследству. Для лечения приступов сна используются стимуляторы (напр., амфетамины), для лечения катаплексии — трициклические антидепрессанты.

При апноэ у больного в течение сна дыхание неоднократно останавливается и возобновляется при пробуждении. В рез-те такого сна чел. обычно остается неотдохнувшим и сонным к утру. Апноэ во время сна может рассматриваться как расстройство засыпания или поддержания сна, либо как расстройство чрезмерной сонливости. Жалобы на бессонницу, а также на повышенную сонливость в дневное время могут быть вызваны апноэ во время сна. Причина этого расстройства неизвестна, хотя выявлены корреляции с ожирением, гипертонической болезнью и к.-л. состоянием, сопровождающимся сужением верхних дыхательных путей. Наиболее эффективным методом лечения тяжелого апноэ во время сна является трахеостомия.

Расстройства ритма сна — бодрствования составляют третью категорию Н. с. и включают транзиторные нарушения вследствие длительных авиарейсов и изменений режима сменной работы.

Большая проблема — синдром отставленной фазы сна, характеризующийся хронической неспособностью заснуть в желаемое время. Представляется, что наступление и продолжительность сна определяются видоспецифичными биолог. ритмами, и у таких индивидуумов эти ритмы могут десинхронизироваться, вызывая нарушения сна.

Классиф. Н. с. замыкают парасомнии — клинические состояния, возникающие во время сна, при к-рых сами по себе процессы сна не являются патологическими. Примером м. б. сомнамбулизм, при к ром больной садится в кровати, даже может встать и ходить, не приходя в полное сознание. К др.

парасомниям относятся ночной страх, энурез и бруксизм.

См. также Сон, Лечение нарушений сна С. Г. Фишер Нарциссическая личность (narcissistic personality) В DSM-IV эта личность характеризуется как обладающая раздутым чувством собственной важности. Примечательны склонность выставлять себя напоказ и желание добиться внимания со стороны окружающих и их восхищения. Такой человек уверен, что имеет на это право, что тж является характерной особенностью данного типа личности. Дефицит продуктивности и соц. безответственность субъективно оправдываются хвастливой самонадеянностью, экспансивными фантазиями, поверхностными рационализациями и откровенным обманом. Явный отпор завышенной самооценке может вызвать серьезный срыв в обычно невозмутимом самообладании. Несмотря на внешнюю беззаботность и безразличие, этот человек часто крайне озабочен тем, какое впечатление он производит на окружающих. Критика или провал вызывают холодное презрение либо сильные чувства бешенства, унижения или пустоты.

Хэвелок Эллис впервые придал психол. значение термину «нарциссизм». З. Фрейд внес важный вклад в изучение развития и патологии Н. л.

Авторами более поздних аналитических концепций являются Отто Кернберг и Гейнц Кохут.

Согласно характеристике Кернберга, Н. л. обладает «необычной степенью самоотнесенности (self reference) в своих интеракциях», а тж завышенной потребностью в восхищении, поверхностной эмоциональностью, эксплуатирующими и иногда паразитическими отношениями с окружающими.

В своей формулировке с позиций теории соц. научения, избегающей психоан. концепций, Теодор Миллон представил следующие критерии для комитета по разработке DSM-III. Они послужили основой для операционализации в Руководстве критериев диагностики Н. л.

1. Раздутый Я-образ.

2. Эксплуататорский стиль межличностных отношений.

3. Когнитивная экспансивность.

4. Беззаботный темперамент.

5. Дефицит соц. сознания (social conscience).

См. также Руководство по диагностике и статистической классификации психических расстройств (DSM-IV), Расстройства личности Т. Миллон Насилие (violence) Изучение Н. было и остается областью, насыщенной полемикой. Даже короткие дискуссии о Н.

осложнены не только межличностным и политическим, но и научным подтекстом. Часто высказывается большое беспокойство по поводу широкого распространения Н. в американском об-ве. Большинство дебатов сводится к вопросу об источнике Н. и о том, является ли оно присущим челов. природе или его причины кроются в устройстве об-ва. Частично полемика вращается вокруг вопросов об альтернативных определениях Н. Предприняв изучение Н. и его коррелятов, мы получим разные результаты, зависящие от определения, к-рое приняли.

Законность — второе измерение, по к-рому различаются определения Н. Некоторые определяют Н. только через противозаконное поведение. Это снимает с рассмотрения формы санкционированного Н., к-рые могут встречаться на войне или во время соц. волнений. Другие особо подчеркивают форму действия (более поведенческое определение) и его намерение. Наша совр. правовая система проводит различие между уничтожением людей или имущества вследствие намеренного Н. и ущербом, причиненным по небрежности.

Психол. изучение Н. ограничено двумя главными подходами. Первый связан с предсказанием Н.

до его проявления. Прогностический подход заключается в том, что на основе анализа статистических профилей, личностных тестов, паттернов поведения, демографических характеристик и биографических данных дается вероятностная оценка того, что данное лицо или группа лиц может совершить в будущем насильственный акт. Монахан включает в сводку наилучших предикторов Н. следующие факторы:

недостаток поддержки от ближайших членов семьи;

история Н. в семье;

модели насильственного поведения среди сверстников;

отсутствие постоянной работы;

наличие «добровольных» жертв;

доступность оружия;

доступность алкоголя;

новизна и принятость Н. для конкретного чел. Увеличение длительности периода прогнозирования и разнообразия ситуаций, на к-рые распространяется прогноз, резко снижает точность предсказаний.

Несколько более полемична сфера контрольных процедур, к-рые следуют за прогнозом Н.

Методы исправительного воздействия для предотвращения Н. влекут за собой ограничение свободы для лиц с неблагоприятным прогнозом в отношении насильственного поведения. Психология здесь выступала в роли поставщика данных и, иногда, экспертных заключений относительно использования далеко идущих методов контроля. Дискуссия развернулась вокруг того, что использование таких предсказаний для долгосрочного лишения свободы, по всей видимости, не имеет под собой достаточных оснований.

Родственная и недостаточно изученная область Н. касается насильственных действий, к-рые распространены в корпоративном мире. В частности, для нашего об-ва характерен высокий процент случаев изнасилования на рабочем месте и в автомобилях. В области психологии и соц. наук мало известно о таких формах Н. Они были и остаются окутанными политическими соображениями и потому никогда не были предметом систематического исслед.

См. также Агрессия У. Дэвидсон Наследственность и интеллект (heredity and intelligence) Споры по поводу относительного вклада наследственности и среды в развитие интеллекта чел.

велись веками как среди философов, так и среди широкой публики. При этом занимаемая позиция зачастую определялась в большей мере соц., политическими и экономическими взглядами участников дискуссии, чем имеющимися в их распоряжении научными доказательствами. Полемика не прекращалась даже в тех случаях, когда стороны расходились в определении и измерении той черты, на к-рую, как предполагалось, влияет наследственность и среда. Большинство эмпирических данных, связанных с полемикой о роли природы и воспитания в развитии, относится к разряду тестовых данных.

И это обсуждение тоже строится вокруг оценок, полученных с помощью стандартизованных тестов интеллекта.

Принципиальные трудности Поскольку направленное экспериментирование в этой области ограничено нравственными нормами, мы вынуждены иметь дело с данными, к-рые с трудом поддаются однозначной интерпретации. Усилиям исследователя препятствуют неск. факторов. Главной помехой является ковариация биолог. и культурной наследственности. К тому же генетика изучает стохастические закономерности. Гипотезы здесь требуют проверки в вероятностном смысле, но люди отличаются от используемых генетиками лабораторных животных сравнительно небольшим потомством и длительным интервалом времени между генерациями. Генеалогический анализ затруднен, если только речь не идет о признаках, определяемых одной парой генов. Однако наиболее важные признаки чел.

наследуются полигенно, делая анализ родословных неприменимым.

В рез-те информ. о наследуемости (в широком смысле) интеллекта у чел. осн. на сравнении коэффициентов корреляции между тестовыми оценками интеллекта разных членов семьи. Эти коэффициенты называют «коэффициентами семейного сходства».

Понятие наследуемости Наследуемость в широком смысле, обозначаемая как h2, есть вклад действующих в определенной популяции генетических факторов в общую дисперсию фенотипического проявления изучаемого признака. Теоретически эту дисперсию можно разложить на следующие компоненты: аддитивная генетическая дисперсия;

генетическая дисперсия, обусловленная ассортативностью скрещиваний;

неаддитивная генетическая дисперсия, обусловленная доминантностью;

неаддитивная генетическая дисперсия, обусловленная эпистатическими взаимодействиями;

средовая дисперсия;

ковариация генетических и средовых влияний;

статистическое взаимодействие генетических и средовых факторов;

ошибка измерения.

Требования к измерению Исходные корреляционные данные для получения оценок наследуемости должны удовлетворять определенным требованиям к измерению, однако корреляции, приводимые в публикациях по проблеме наследуемости челов. интеллекта, не отвечают практически ни одному из этих требований. Их перечень приводится ниже.

1. Выборочная совокупность должна быть точно определена и тщательно описана. Понятие наследуемости имеет смысл только в связи с биолог. популяцией, развивающейся в конкретных условиях среды.

2. Биолог. родство должно быть тщательно изучено и точно установлено. Зиготность близнецов в ряде (а возможно, и в большинстве) исслед. определялась на основе неадекватных критериев.

3. Изучаемая выборка должна быть репрезентативной по отношению к конкретной популяции.

Любые отклонения от стандартного выборочного плана в данном случае недопустимы.

4. Объем выборки должен быть достаточно большим, чтобы можно было установить узкий доверительный интервал для выборочного коэффициента корреляции. Большинство исследователей переоценивают значение корреляций, полученных на малых выборках.

5. При оптимальном плане исслед. членам каждой родственной группы должна предъявляться только одна форма теста. Когда используются две формы теста, следует добиваться их максимально возможной параллельности, несмотря на широкий диапазон возрастных различий обследуемых. Если же применяются разнородные формы, все они по отдельности должны быть уравнены, а их шкалы отградуированы относительно друг друга.

6. Надежность используемых тестов должна определяться адекватными методами и на той выборке, где они проводились. Надежность теста, сообщаемая в руководстве к нему, не отвечает этому требованию.

7. Валидность используемых тестов тж должна быть доказана. Традиционные тесты интеллекта, такие как шкала Стэнфорд— Бине или шкала Векслера, содержат изрядное количество субтестов или подшкал для измерения компонентов челов. интеллекта. Оценка h2, полученная на основе корреляций общих показателей (IQ), может оказаться больше оценки наследуемости интеллекта, вычисленной на основе корреляций по любому из субтестовых показателей.

8. Замену стандартизованного теста к.-л. суррогатными показателями нельзя признать удовлетворительной. Как уровень образования, так и род занятий имеют, в лучшем случае, лишь умеренную валидность.

9. Интеркорреляции вычисленных для п событий истинных показателей по стандартизованным тестам интеллекта (или, что в данном случае без разницы, по стандартным замерам антропометрических характеристик) на протяжении примерно первых 18 лет развития образуют явно выраженную симплексную матрицу. Корреляции между смежными событиями меньше оценок надежности измерений для каждого из них и имеют тенденцию уменьшаться с увеличением числа промежуточных событий между двумя проведениями теста. Интеркорреляции для множества событий у взрослых, безусловно, соответствуют симплексной модели, только с более низкими темпами изменения, создавая неск. меньшую проблему для исследователей. Описанное явление имеет по крайней мере два следствия:

- Ошибочно полагать, что оценки наследуемости, полученные в каком-то одном возрасте, можно использовать в качестве оценок наследуемости вообще, безотносительно к возрасту. Это справедливо как для физ., так и для психол. свойств.

- Коэффициенты семейного сходства должны вычисляться для популяций, контролируемых по возрасту. Ошибочно предполагать, напр., что корреляции между родителями и детьми или между сибсами не зависят от возраста обследуемых.

10. Сравнение оценок наследуемости, полученных на разных популяциях, в лучшем случае, рискованно. Необходимо предоставлять информ. о средних значениях и дисперсиях фенотипических замеров и обращать внимание на любые доказательства различий в диапазоне одаренности двух сравниваемых популяций.

11. Исслед. приемных детей (включая близнецов, разлученных сразу или вскоре после рождения) требуют случайного распределения детей по приемным семьям. В строгом смысле, случайное распределение здесь всегда отсутствует. Поэтому необходимо располагать данными о степени селективности по каждому возможному измерению.

Недостающие данные Будущие исслед. могут существенно повысить качество данных, используемых для вычисления оценок h2 при условии соблюдения вышеперечисленных требований. Кроме того, можно было бы расширить базу этих данных. Среди коэффициентов семейного сходства недостает прежде всего коэффициентов сходства между полусибсами. Эту группу обследуемых следует подразделять на две подгруппы в зависимости от характера родства — по отцу или по матери, — чтобы хоть частично контролировать пренатальные влияния. На сегодняшний день в литературе отсутствуют сведения о корреляциях между двоюродными родственниками, тж как и между внуками и дедушками (бабушками).

У нас почти нет данных по родственникам ребенка за пределами его непосредственной семьи. Явно недостает данных и по группам меньшинств в США.

Точность оценок наследуемости К настоящему времени из всех публикаций по вопросам семейного сходства мы в лучшем случае можем сделать вывод, что все эти корреляции поддаются ранжированию по своей величине в том порядке, к-рый предполагается генетической моделью. Однако тот же самый вывод, в общем, справедлив и в отношении средовой модели. Большая точность предсказаний на основе генетической модели (по сравнению с существующими на данный момент средовыми моделями), бесспорно, является ценным достижением с научной т. зр., но это преимущество невозможно реализовать без твердой уверенности в надежности наших данных.

Любая точная оценка вызывает подозрение. Разброс значений от 0,20 до 0,80 для оценок наследуемости интеллекта у американского белого большинства отражает здравый взгляд на этот вопрос. Столь широкий диапазон неопределенности вызывает у мн. беспокойство, однако он лишь отражает качество наших данных. Это беспокойство неоправданно, когда связывается с мнением, что у нас недостаточно оснований для интерпретации тестовых оценок или что данные тестирования не могут играть никакой роли в вопросах соц. политики.

Невостребованность оценок наследуемости Несмотря на то что коэффициенты семейного сходства действительно неплохо согласуются с генетической моделью и, возможно (при наличии лучших данных), степень их согласования можно было бы повысить, единственно надежной базой для использования и интерпретации тестов служат не теории, а эмпирические наблюдения. Именно эти наблюдения важно принимать во внимание при определении соц. политики. Разумеется, эмпирические данные не подчиняют себе формирование соц.

политики;

однако соц. политика, осн. на неверных допущениях о природе этих данных, вызывает серьезные сомнения.

Неправильное понимание наследуемости В отношении понятия наследуемости существует множество неправильных толкований, а выводимые из него следствия идут вразрез с интуицией. Если бы h2 равнялась единице, не говоря уже о 0,80, все равно оставалась бы возможность увеличить средний уровень интеллекта в популяции за счет обнаружения механизма средового воздействия, к-рый на данный момент не задействован в этой популяции. Но несмотря на обеспечиваемый этим механизмом постоянный прирост среднего уровня интеллекта, h2 по-прежнему равнялась бы единице. Если бы h2 составляла меньше единицы, то использование среди нижних 25% распределения популяции по интеллекту механизма средовых воздействий, работающего в настоящее время среди верхних 25% популяции, повысило бы интеллект нижних 25%, уменьшило бы общую дисперсию и тем самым увеличило бы оценку h2. Высокое значение h2 в динамичном демократическом об-ве могло бы означать, что возможности роста в нем выравнялись.

Высокая наследуемость не ведет неизбежно к стратифицированному, статичному об-ву. Если пренебречь эффектами ассортативного скрещивания, то при высоком коэффициенте наследуемости h ожидаемая корреляция между родителем и ребенком составит лишь 0,50. Располагая информ. об интеллекте каждого родителя, мы можем поместить ожидаемую оценку интеллекта ребенка на полпути между средним арифметическим оценок интеллекта родителей и популяционной «нормой».

Генетический механизм порождает преимущественно индивидуальные различия. Ожидаемая дисперсия регрессионных оценок для детей и родителей соответственно составляет 75% от общей фенотипической дисперсии. Мн. либералы безосновательно боялись высокой наследуемости и потому отвергали саму ее возможность, используя в качестве аргументов свои личные ценности.

Прогностическая валидность Существуют многочисленные корреляции между оценками по тестам интеллекта и важными соц.

показателями, свидетельствующие о том, что эти тесты измеряют нечто важное у людей. Однако возможность оценить генотип индивидуума в качестве промежуточной меры до оценки по критерию эффективности никак не повышает точность последней.

Интеллект и обучение в колледже В самом широком диапазоне дарований корреляция между критериями социоэкономического статуса родителей и интеллектом ребенка составляет около 0,40. Возможно, эта цифра и отражает влияние среды на развитие интеллекта, но еще меньшую долю населения с низким и средним статусом среди студентов юридич. и мед. колледжей, ун-тов и среди аспирантов (а значит, и среди представителей престижных профессий) не удается объяснить только этой связью. Важной детерминантой является связь между статусом семьи и обучением в колледже. Эта корреляция выше, чем ей следовало бы быть в стране, где конституционно закреплены равные возможности для всех граждан и проповедуется ценность каждого чел. Корреляция между статусом семьи и интеллектом студентов объясняет лишь малую долю связи семейного статуса с обучением в колледже.

Наследование привилегий Приводимые в публикациях корреляции между родителем и ребенком довольно сильно различаются. Для целей нашего обсуждения в качестве правдоподобного значения разумно выбрать 0,5.

Корреляция между внуками и бабушками (дедушками), независимо от того, имеет ли она средовую или генетическую основу, должна быть существенно ниже. В данном случае приемлемой величиной будет 0,25. Поэтому не составляет труда предсказать, что выдающиеся врожденные способности обычно имеют тенденцию «растрачиваться» неск. поколениями гораздо быстрее, чем высокий статус или большое состояние. Соц. механизмы защищают бедно одаренное потомство.

Обучение и интеллект Средние показатели по тестам интеллекта, вместе с выводимыми на их основе критериями эффективности деятельности, заметно выросли в США, возможно в рез-те общественной акции. Лучше всего этот рост объясняется в качестве следствия колоссальных усилий в масштабе страны, потребовавшихся, чтобы вызвать увеличение продолжительности школьного обучения на два с половиной года для двух возрастных групп, обследованных в 1917 и 1942 гг. В период с 1942 по 1960 г.

прирост продолжительности обучения составил в среднем только год. Несмотря на то что и после г. происходили изменения в этом направлении, кривая роста интеллекта достигла плато (и даже несколько снизилась). Продолжение работы в этом направлении, по-видимому, не имеет перспектив.

Если достигнут предельный уровень в отношении увеличения сроков формального обучения, можем ли мы рассчитывать на получение дополнительной отдачи за счет повышения качества школьного обучения? В данный момент наиболее подходящий ответ — «может быть». Новые и относительно надежные данные, позволяющие исключить ответ «нет», свидетельствуют о существенном улучшении (в рез-те специальной работы) понимания прочитанного у 9-летних детей с низкими оценками интеллекта. В качестве наиболее вероятных факторов повышения отдачи от совершенствования качества обучения можно было бы назвать массовые усилия в масштабах страны, направленные на обеспечение нуждающихся компенсаторными образовательными программами.

Невозможно получить весомую прибыль, не вложив изрядное количество средств и труда.

Изменение фертильности Если посмотреть беспристрастно на людей, по своему интеллекту или статусу занимающих нижнее положение на соотв. шкалах, можно согласиться с политикой поощрения иметь поменьше детей, проводимой в отношении тех родителей, к-рые по минимуму обеспечивают их биолог. или соц.

наследством. Способности среднего ребенка таких родителей ниже среднестатистического уровня популяции, хотя и неск. выше родительских. Средовая основа политики, нацеленной на достижение сокращения размера семьи, не менее прочна, чем генетическая. Изменение рождаемости в зависимости от родительского интеллекта или статуса ведет к изменению среднего уровня интеллекта детей, независимо от того, какими причинами может определяться их фенотипический уровень. Этот вывод совершенно не связан с предположениями о природе — генетической или средовой — механизма, лежащего в основе этой закономерности.

См. также Когнитивные (познавательные) способности, Наследуемость, Меры интеллекта, Полемика о роли природы и воспитания в развитии Л. Хамфри Наследственные болезни (genetic disorders) В результате генеалогических исслед. был выявлен ряд расстройств, передающихся по наследству. При генетических заболеваниях некоторые протеины или ферменты отсутствуют или патологически изменены. Описание наиболее известных Н.б. приведены ниже в алфавитном порядке.

Амиотрофический боковой склероз (АБС). В 10% случаев вызывается аутосомным доминантным геном, хотя у некоторых детей выявляется аутосомная рецессивная передача. Если у родителя с АБС в роду нет случаев этого заболевания, оно скорее всего не передастся ребенку. АБС вдвое чаще встречается у мужчин, чем у женщин. Он поражает двигательные нейроны коры и позвоночного столба, вызывая спазмы и атрофию мышц.

Анемия Кули (талассемия). Вызывается аутосомным рецессивным геном. Наблюдается у итальянцев, греков, менее часто у детей американцев средиземноморского происхождения и детей американцев, имеющих предков среди сирийцев, израильтян и других народов этого региона. Если носителями являются оба родителя (с дефектным рецессивным геном), риск передачи этой болезни каждому ребенку составляет 25%.

Атаксия. Атаксия Фридрейха вызывается аутосомным рецессивным геном, атаксия Мари — аутосомным доминантным. Для развития у ребенка атаксии Фридрейха необходимо два рецессивных гена, по одному от каждого родителя-носителя. Если носителями являются оба родителя, болезнь развивается в 25% случаев. При атаксии Мари наличие у одного из родителей соответствующего доминантного гена приводит к 50% риску заболевания для каждого ребенка.

Ахондроплазия (карликовость). Вызывается аутосомным доминантным мутированным геном (аутосомный ген располагается на любой хромосоме, кроме Х-хромосомы). Карлик-родитель имеет 50% риск получить карлика-ребенка. При болезни обоих родителей риск ребенка заболеть доходит до 75%.

Болезнь Гентингтона (БГ). Вызывается аутосомным доминантным геном. При наличии одного больного родителя риск передачи потомству составляет 50%. БГ — неврологическое расстройство, проявляющееся в любом возрасте. Хорея (быстрые, беспорядочные, непроизвольные, неконтролируемые движения лица и конечностей), раньше называвшаяся «пляской святого Витта», встречается в семьях с нервным темпераментом.

Болезнь Тея—Сакса (ТС). Вызывается аутосомным рецессивным геном;

риск заболеть равен 25% при наличии двух носителей болезни. ТС — фатальное нейродегенеративное расстройство, встречающееся преимущественно у евреев-ашкенази, выходцев из Центральной и Восточной Европы.

Родившиеся дети выглядят поначалу нормальными, но еще до достижения двухлетнего возраста становятся пассивными, обездвиженными, практически слепыми, не реагирующими на внешнюю стимуляцию. У них отмечаются судороги, инфекции и проблемы с поглощением пищи.

Гемофилия. Вызывается связанным с полом рецессивным геном Х-хромосомы матери.

Возникновение проблемы кровоточивости у женщины требует наличия у нее рецессивного гена в обеих Х-хромосомах, иначе нормальная аллель преодолеет действие патологического гена. У мужчин имеется лишь одна Х-хромосома и болезнь у них развивается только если Х-хромосома матери является носителем дефектного гена. Больной мужчина не может иметь сына-гемолитика, поскольку его Х хромосома, в комбинации с нормальной Х-хромосомой яичника его жены, может обусловить появление лишь женщины-носителя. Но если женщина-носитель будет иметь детей, каждый сын имеет 50% риск стать гемофиликом, тогда как каждая дочь имеет такой же риск стать носителем.

Дизаутономия. Болезнь встречается преимущественно у еврейских детей и вызывается аутосомным рецессивным геном. Если носителями гена являются оба родителя, дети имеют 25% риск заболеть и 50% риск стать носителями. Дизаутономия обнаруживается уже при рождении, поскольку ребенок имеет неподвижный, отсутствующий взгляд и трудности в сосании и глотании.

Дистрофический пузырчатый эпидермолиз (ДПЗ). Дистрофия ведет к общему ухудшению состояния. ДПЭ вызывается доминантным аутосомным или рецессивным аутосомным геном. При доминантной форме родитель обеспечивает ребенку 50% шансов заболеть. При рецессивной форме дети не заболевают, но все становятся носителями. Если же оба родителя являются носителями, риск заболеть составляет 25% для каждого их ребенка.

Мышечная дистрофия (МД). Относится к группе хронических наследственных заболеваний, характеризуемых прогрессирующей дегенерацией и слабостью произвольной мускулатуры. МД обычно вызывается связанным с полом рецессивным геном на Х-хромосоме, как при гемофилии. Она может проявиться в любом возрасте, но обычно поражает детей от 2 до 6 лет. Ребенок при рождении выглядит нормальным, но в возрасте 4—5 лет теряет способность ходить. При ослаблении мышц спины ребенок не может сидеть прямо, преобладание действия более сильных мышц над более слабыми вызывает неестественное скрючивание тела. Результатом процесса яв-ся полная дегенерация произвольной мускулатуры.

Несовершенный остеогенез (НО). НО вызывается доминантным аутосомным или рецессивным аутосомным геном. Эта «болезнь хрупких костей» вызывает легкие переломы, тяжелый болевой синдром, ограничение активности и остановку роста. Др. симптомами являются повышенная подвижность в суставах, повышенная потливость, кариозные зубы, глухота и, часто, голубой цвет роговицы. При наиболее тяжелой, внутриутробной форме, наблюдаются множественные переломы при родах, некоторые происходят даже в матке. Полученные деформации полностью обездвиживают ребенка.

Пигментозный ретинит (ПР). ПР яв-ся результатом действия аутосомного рецессивного гена;

если оба родителя яв-ся носителями, это означает 25% риск возникновения заболевания. При наличии одного больного родителя все дети станут носителями, но не заболеют. При наличии двух больных родителей (дефектные рецессивные гены у каждого на обеих хромосомах), наоборот, заболеют все дети.

ПР иногда вызывается связанным с полом доминантным геном материнской Х-хромосомы, так что если мать больна, каждый ребенок любого пола имеет 50% риск заболеть, а половина дочерей будут носителями гена.

Расщепленное нёбо («волчья пасть»). Вызвана рецессивным наследованием, возможно связанным с действием более чем одного гена. Происходит разъединение нёбных костей, которые в норме соединяются на ранних этапах развития. При расщепленной губе происходит расхождение костей верхней челюсти и/или верхних десны и губы. Эта патология формируется в течение первых трех месяцев беременности.

Расщепленный позвоночник (РП). РП (spina bifida) вызывается аутосомным рецессивным геном с нерегулярной наследственной передачей благодаря действию др. генов. При наличии одного больного ребенка вероятность болезни у второго повышается с 2:1000 до 1:20. При РП позвонки не сходятся, как обычно, в течение первых трех месяцев беременности. Чаще заболевают девочки.

Сахарный диабет. Вызывается аутосомным рецессивным геном. Если оба родители больны диабетом, заболевают все их дети. При браке, в к-ром один из супругов болен диабетом, а др. имеет случаи заболевания в роду, не болеющий может оказаться носителем, что повышает риск детей заболеть до 50%. При браке двух носителей каждый ребенок имеет 25% риск стать жертвой расстройства.

Есть два типа диабетиков. Безвинные (blameless) диабетики — это дети до 10 лет, болезнь у к рых развивается не по их вине в результате действия наследственных факторов. У них повышен рост, но не вес. Виновные (blaтаblе) диабетики позволяют себе набрать излишний вес, повышая тем самым шансы заболеть.

Ожирению способствует сидячий образ жизни и отсутствие достаточной физ. нагрузки.

Склонность к диабету наиболее высока у женщин в менопаузе, в особенности после гистерэктомии (удаления матки).

Серповидноклеточная анемия (СКА). Встречается преимущественно у негров, но также иногда у итальянцев, сицилийцев, турок и индусов. Она вызывается аутосомным рецессивным геном;

наличие двух родителей-носителей повышает у детей риск заболеть до 25%. От брака больного и здорового супруга дети не заболеют, но все будут носителями. У обоих больных родителей все дети будут больными.

Синдром Дауна (монголизм). Вызван лишней аутосомной 21-й хромосомой. У больного ребенка замедляется психофизическое развитие. Синдром встречается во всех расах и национальностях.

Амниоцентез может выявить лишнюю хромосому в околоплодных водах матери.

Синдром Туретта. Вызывается аутосомным доминантным геном со «сниженной пенетрантностью и изменчивой экспрессией». Индивидуум может унаследовать доминантный ген, но не демонстрировать симптомов болезни. Это называется «непенетрантностью», чаще проявляющейся при действии доминантного, а не рецессивного гена. Тяжелая степень болезни отражает «полную генетическую экспрессию».

Синдром Турнера. Вызывается связанным с полом геном в отсутствующей или дефектной Х хромосоме только у женщин. У больных женщин отмечается недоразвитие яичников, плохой рост костей. Дефектная Х-хромосома обусловливает малый рост, больные выглядят карликами с нормальными пропорциями тела. Сексуальное созревание является недостаточным.

Фенилкетонурия. Эта диетическая проблема возникает вследствие аутосомного рецессивного гена, вызывающего нарушение белкового обмена. При отсутствии коррекции с помощью специальной диеты состояние может принять характер тяжелой степени задержки умственного развития. Если оба родителя являются носителями, шансы ребенка приобрести белковый дефицит равны 25%.

Цистофиброз (ЦФ;

кистозный фиброз). Вызывается аутосомным рецессивным геном. Если оба родителя являются носителями, каждый ребенок имеет 25% риск заболеть и 50% — стать носителем, как и его родители. При болезни обоих родителей (т. е. при наличии обоих ЦФ-генов) заболевают все их дети.

См. также Доминантные и рецессивные гены, Наследование X. К. Финк Наследуемость (heritability) Н. можно представить в виде квадрата корреляции между фенотипическими и генотипическими значениями к.-л. признака в популяции (h2). Н. любого признака невозможно оценить на основе изучения отдельного индивида, так как h2 выражает долю общей дисперсии проявлений признака, а дисперсия зависит от различий между индивидами. Поскольку Н. оценивается по выборке из определенной популяции, h2, подобно любой др. выборочной стат., содержит ошибку выборки.

Величина этой ошибки связана обратно пропорциональным отношением с корнем квадратным из объема выборки. Кроме того, на получаемые оценки h2 влияет степень генетической и средовой изменчивости признака в изучаемой популяции, наряду с типом и надежностью его измерений. Т. о., h для каждого конкретного признака не яв-ся константой, наподобие числа или скорости света.

Наследуемость больше похожа на такой демографический показатель, как индекс младенческой смертности среди данного населения, проживающего в данном месте в данный период времени, вычисляемый в соответствии с установленным критерием табуляции смертей в младенческом возрасте.

Наиболее ясное представление о том, что такое наследуемость, можно составить на основе рассмотрения компонентов, составляющих общую фенотипическую дисперсию изучаемого признака (Vp):

VP = VG + VE + VGE + 2Cov GE + Ve где VG - генетическая дисперсия, VE — средовая дисперсия, VGE — статистическое взаимодействие генетических и средовых факторов, Cov GE — ковариация генетических и средовых факторов, Ve — ошибка дисперсии (вследствие ненадежности измерений).

В свою очередь, генетическую дисперсию, VG, можно также разложить на 4 компонента:

VG = VA + VD + VEp + VAM, где VА — аддитивная генетическая дисперсия, VD — неаддитивная генетическая дисперсия, обусловленная доминантностью (взаимодействием аллелей в одинаковых хромосомных локусах), VEp — неаддитивная генетическая дисперсия, обусловленная взаимодействием между генами в разных локусах (или, иначе говоря, эпистазом), и VAM — генетическая дисперсия, обусловленная ассортативностью скрещиваний (т. е. приростом генетической дисперсии, к-рый можно объяснить степенью генетического сходства между членами пары по изучаемому признаку).

При наличии всех вышеперечисленных компонентов мы можем точно определить Н. Есть два определения Н., в узком и широком смысле, к-рые обозначаются соответственно h2N и h2B:

h2N = VA / Vp и h2B = VG / VP.

Иногда в числитель формулы для оценки h2B включают др. компоненты:

h2B = (VG + VGE + 2Cov GE) / Vp.

В количественной генетике под h2 без нижнего индекса обычно подразумевается Н. в узком смысле (h2N), тогда как в генетике поведения тем же символом обозначается наследуемость в широком смысле (h2B).

Н. (h2N или h2B) признака оценивается исходя из различных родственных корреляций, к-рые могут служить основой и для оценки различных компонентов фенотипической дисперсии. Корреляция между монозиготными близнецами, разлученными сразу после рождения и воспитанными порознь (в некоррелирующих условиях среды), есть не что иное, как оценка h2B. Регрессия единственного потомка к «среднему родителю» (т. е. усредненным признакам обоих родителей) оценивает только h2N, при условии различия средового опыта родителей и потомства. (Отсюда и важность исслед. приемных родственников для оценки Н.) Использование других родственных корреляций требует более сложных формул для оценки Н. и соответствующих компонентов дисперсии.

Н. — важное теоретическое понятие для уяснения источников индивидуальных различий по поведенческим признакам: способностям, факторам личности и психич. болезням. Однако будет нелишне развеять три распространенных заблуждения по поводу Н.: а) Н. указывает не на абсолютную величину или степень выраженности признака (или характерной особенности) у индивида, а на долю дисперсии этого признака, обусловленную генетическими факторами;

б) между Н. признака и его психол. или соц. значимостью не обязательно имеется связь;

в) связь между Н. признака и его изменчивостью под давлением всевозможных средовых факторов тж необязательна и не яв-ся абсолютной. Др. словами, доля дисперсии признака, приписываемая негенетическим или средовым факторам (т. е. 1 — h2B), указывает только на вариацию факторов среды, к-рые поддерживают фенотипическую дисперсию в популяции на момент оценивания h2. По логике вещей, такая оценка просто не может учитывать возможные эффекты средовых факторов (или их новой комбинации), к-рые на данный момент отсутствуют в наблюдаемой популяции.

См. также Генетика поведения А. Р. Дженсен Наследуемость черт личности (heritability of personality) Н. ч. л. яв-ся одной из старейших тем совр. психологии, вызывающих самые горячие споры.

История этих дискуссий насчитывает несколько тысячелетий, начиная со времен Платона, выдвинувшего идею о наследственной обусловленности способностей.

В XVIII и XIX вв. доминировало твердое убеждение в том, что чел. при рождении подобен «чистому листу» (tabula rasa), на котором окружающая среда записывает тщательно проработанный и детализированный план для развивающейся личности.

Одним из следствий радикальных социально-политических и культурных изменений, имевших место в первые десятилетия XX в., стала потребность заглянуть «внутрь», чтобы получить ответы на сложные загадки челов. поведения.

Пионером в этой области стал Гальтон, выдвинувший простое и ясное предположение, что любые различия между идентичными (монозиготными) близнецами должны объясняться влиянием окружающей среды, потому что вклад генов оставался постоянным. Кроме того, он утверждал, что различия между дизиготными близнецами могут быть обусловлены как наследственностью, так и средой. Предположения Гальтона, отличающиеся проницательностью, все же не были абсолютно правильными.

Готтесман пришел к выводу, что компонента дисперсии, приписываемая генетическим факторам в соц. интроверсии, яв-ся весьма значимой. К аналогичному заключению пришла и Скарр, обнаружившая, что в большой выборке девочек-близнецов больше половины внутрисемейной изменчивости интроверсии—экстраверсии было обусловлено генетикой. Имеются существенные доказательства в поддержку вывода Скарр о том, что «социальная экстраверсия — интроверсия является основным измерением способности к реагированию на окружающую среду... Близнецовые исследования обнаружили значительный вклад генов в эту способность».

В лонгитюдном исслед., охватывавшем период от подросткового возраста до взрослости, изучалась устойчивость черт личности с высокой наследуемостью. В подростковой подвыборке были получены достоверные доказательства наследуемости черт, оцениваемых по шкалам депрессии, психопатического отклонения, паранойи и шизофрении, входящим в Миннесотский многофазный личностный опросник (MMPI). Этот паттерн не переходил во взрослость, где высокую наследуемость обнаружили показатели по шкалам гипомании, коррекции (К — шкала) и силы эго. Только тревожность и зависимость сохраняли высокую наследуемость в обоих возрастах. Очевидно, что Н. ч. л. хотя и играет существенную роль в формировании личности, происходят также значительные возрастные изменения, в к-рых специфические черты обнаруживают признаки наследуемости. Исследователи выдвинули несколько возможных объяснений возрастных эффектов в Н. ч. л., одно из к-рых гласит, что изменения генетической дисперсии являются функцией генной регуляции, генотип-средового взаимодействия и корреляции. Возможно также, что развитие находится в обратно пропорциональном соотношении с генетическим влиянием на черту. Т. о., поскольку развитие идет наиболее быстро в подростковом периоде, то в это время под генетическим контролем будет находиться больше черт личности. Также очевидно, что потенциальное влияние окружающей среды на личность зависит, по крайней мере отчасти, от времени: чем дольше чел. подвергается воздействию значимых событий, тем больше вероятность влияния на него этих событий.

По крайней мере одно лонгитюдное исслед. действительно выявило возрастную устойчивость такого измерения личности, как интроверсия—экстраверсия. Исследователи наблюдали за детьми от момента рождения до достижения ими взрослости и обнаружили, что тенденция к соц.

заторможенности оказалась достаточно устойчивой в период от 10-летнего возраста до наступления зрелости. В действительности, есть некоторые основания говорить об устойчивости этого измерения личности уже с 3-летнего возраста.

Есть несколько других эмпирических работ, позволяющих предположить существование наследственной составляющей интроверсии—экстраверсии как главного измерения личности. Попытку исследовать вклад генетических факторов в личность предприняли Кларидж, Кентер и Хьюм. Выборка, состоящая из 44 пар монозиготных и 51 пары дизиготных близнецов, прошла батарею разнообразных личностных, когнитивных и психофизиологических тестов. Согласно личностным опросникам, монозиготные близнецы продемонстрировали значительно большую степень сходства в отношении социабельности (sociability), самокритичности и интропунитивности, причем два последних признака можно связать с вариациями тревожности и экстраверсии.

Еще одно исслед., выполненное на 422 парах близнецов, было посвящено изучению вклада генетических и средовых факторов в такую черту личности, как поиск ощущений. Ученые установили, что наследственностью объясняется 58% дисперсии суммарного показателя поиска ощущений и 69% достоверной дисперсии (после корректировки ненадежности теста). Эта наследственная составляющая довольно высока для черты личности, что согласуется с результатами работ Ивза и Айзенка, в соответствии с к-рыми 42% нескорректированной и 60—70% достоверной дисперсии экстраверсии в 837 парах взрослых близнецов можно приписать действию генетических факторов. Ивз и Айзенк обнаружили, что унитарное свойство экстраверсии обеспечивало более сильную дискриминацию генетических и средовых детерминант, чем его составляющие — социабельность и импульсивность — взятые по отдельности. Какое бы действие гены не оказывали на контроль общего признака экстраверсии, оно, по всей видимости, яв-ся аддитивным.

Если мы предположим, что на интроверсию—экстраверсию влияет какой-то генетический фактор, он мог бы быть специфическим или полигенным. По большей части, генетически обусловленная изменчивость признаков чел. яв-ся следствием полигенных эффектов. Это равносильно возможности одновременной реализации многочисленных малых аберраций (отклонений от нормы), индивидуальные эффекты к-рых, при их полном объединении, не обнаруживаются. Они дают нормальное (гауссово) распределение данного признака. Полиген имеет некоторое сходство с менделевским главным (основным) геном;

он оказывает крайне малое умножающее воздействие на вариацию признака относительно совокупной изменчивости, наблюдаемой для данного признака.

Экспрессия некоторых признаков в большей степени зависит от кумулятивной тяговой силы всех имеющих к ним отношение генов, чем от нескольких неспецифических генов. Следовательно, полигены имеют тенденцию быть очень чувствительными к средовым факторам. Главной альтернативой полигенам являются нарушения со специфической генной этиологией. Напр., хорею Гентингтона вызывает один доминантный ген, хотя мы пока не в состоянии проследить весь путь от гена до его экспрессии на поведенческом уровне. Фенилкетонурию вызывают два рецессивных аллеля, несущие в себе специфическую врожденную ошибку обмена веществ.

Случаи замены одного аллеля другим относительно просты. Однако иногда случается, что непрерывное распределение генотипов приводит к появлению дискретных фенотипов для некоторых болезней. Такая болезнь, по-видимому, будет иметь постоянно распределенную тенденцию к проявлению и будет проявляться всякий раз, когда некоторая переменная превысит пороговое значение.

Фенотипическая прерывистость не является генетической, возникая только при превышении некоторого порога. Существует множество квазинепрерывных болезней, таких как сахарный диабет, язва, расщепленное нёбо. Согласно некоторым теориям, в эту же категорию попадает шизофрения.

Если мы присоединяемся к мнению о том, что такое измерение личности, как интроверсия— экстраверсия, имеет генетическую составляющую, мы, в сущности, утверждаем, что существует специфическая, генетически закодированная, биохимическая ошибка, проявляющаяся в виде поведения, описываемого как интроверсия или экстраверсия. Сам по себе признак не может наследоваться.

Должно иметь место действие некой промежуточной переменной типа генетического кода, приводящее к биохимической ошибке. Принимая во внимание то, что известно о поведенческих проявлениях интроверсии и экстраверсии, крайне маловероятно, что их можно будет связать со специфическим геном или приписать исключительно действию наследственности, исключив влияние окружающей среды.

Хотя исслед. наследственной природы некоторых черт личности принесли очень интересные и многообещающие результаты, нельзя интерпретировать неверно эти данные или исключать возможность альтернативных объяснений. Как уже было отмечено, Ф. Гальтон высказал предположение о том, что монозиготные близнецы генетически тождественны. Однако это предположение — скорее гипотеза, чем один из постулатов законов наследственности. Дарлингтон не раз указывал на то, что внутрихромосомные генетические изменения (генные мутации и хромосомные ошибки при митозе) могут иметь следствием асимметрию. На самом деле, возможен даже случай, когда два сперматозоида оплодотворяют половинки одной яйцеклетки.

С этим связана проблема определения зиготности. Обычно используется метод сходства. Этот метод включает в себя проведение нескольких возможных сравнений. Могут быть использованы такие объективные моногенные (single-gene) признаки, как группа крови и сывороточные белки. Можно использовать морфологические признаки — цвет глаз, форму ушей и носа, хотя они и менее надежны.

Для определения зиготности использовали и сравнение линий на отпечатках пальцев. Окончательной проверкой зиготности является тест с пересадкой кожи, но этот метод явно непригоден для исследовательских целей. В любом случае, монозиготность можно определить только с определенной долей вероятности, а не наверняка.

Справедливая критика исслед. близнецов направлена на тот факт, что монозиготных близнецов чаще воспитывают в более однородной среде, чем дизиготных. Поэтому часть дисперсии высоких корреляций в группе монозиготных близнецов может объясняться более сходными условиями воспитания, а не генетикой.

Наконец, относительная доля генетического контроля черт личности может зависеть от специфичности исследуемых признаков или образцов поведения. Как сообщают Мэтини и Долан, «было установлено, что социабельность является изолируемым и генетически контролируемым фактором, но его связи с другими факторами социальной природы не дают никаких свидетельств в пользу сильной связи между действиями по отношению к другим и действиями, предпринимаемыми для того, чтобы быть с другими, — разграничение, касающееся качества и количества социальных интеракций». Хорн, Пломин и Розенман установили, что одни аспекты социабельности (разговорчивость, компульсивность и непринужденность) подвержены генетическому влиянию, тогда как другие (доверие руководству, контроль импульсов и соц. эксгибиционизм) в большей степени определяются средовыми воздействиями. Исследователи пришли к выводу, что, хотя большинство определений социабельности подразумевает стадность или потребность быть с людьми, фактор, полученный ими из «генетических пунктов», был достаточно специфическим и труднообъяснимым для тех, кто не знаком с изучаемой проблемой.

Поднятый здесь вопрос сводится к тому, какой аспект организации личности или конкретной черты личности контролируется генетически. Проблему, стоящую перед нами, исследовал Добжанский, а именно — разделял генетическую неподвижность и фенотипическую пластичность. Добжанский утверждал, что «существеннейшей чертой эволюции человека, сделавшей наш вид уникальным, было установление генетически контролируемой пластичности черт личности. Эта пластичность сделала человека способным к обучению и определила возможность развития человеческой культуры и общества». Если бы мы были способны поддерживать развитие постоянным, наблюдаемая вариация черт личности отражала бы генотипическую изменчивость. На самом деле развитие каждого индивидуума уникально. Следовательно, вариация черт личности определенно отражает влияние средовых факторов. Тогда вопрос заключается в том, в какой степени мы наследуем конституциональные факторы, влияющие на приобретение определенных черт личности. Если что-то вроде «парасимпатического доминирования» наследуется, то должна, по идее, существовать и предрасположенность к паттернам поведения, к-рые помечены ярлыком «экстраверсия» (вместе с составляющими ее «официальное облачение» чертами).

См. также Генетика поведения, Наследственность и интеллект, Наследуемость Р. А. Прентки Натуралистическое наблюдение (naturalistic observation) Под Н. н. понимается не нарушающее естественный ход событий и не вызывающее ответной реакции изучение организмов в их естественной среде обитания или привычной обстановке в отсутствие манипуляции или целенаправленного воздействия со стороны исследователя. Границы таких исслед. простираются от наблюдений за отдельными индивидами до наблюдений целостных соц.

структур и культур. Такие исслед. реализуются в широком разнообразии условий и в широком спектре дисциплин, использующих множество различных методов и выходящих за пределы изучения одних лишь челов. существ, охватывая насекомых, птиц и других животных. Примером Н. н. может служить проведенное Дж. Гудолл исслед. шимпанзе в их естественной среде обитания. Диапазон, широта и разнообразие исслед. методом Н. н. в разных дисциплинах и различных соц., культурных и физ.

условиях отражается в многообразии исследовательских тем и богатстве полученных данных.

Наблюдатели-натуралисты часто используют др. методы исследования, такие как интервью, в целях проверки своих данных из обсервационных исслед. и достижения понимания культуры и об-ва, к рые они изучают. В ходе эволюции Н. н. в различных дисциплинах, эта методология часто отождествлялась с др. методами исслед. Полевое, этнографическое, включенное и невключенное наблюдение, изучение отдельных случаев, а также этологическое и качественное исслед. — все это примеры методов, часто отождествляемых или используемых в качестве синонимов Н. н. Методы Н. н.

считаются подкатегорией более широкой категории исследовательских методов и подходов — называемой в литературе по-разному, как естественнонаучное/естественноисторическое исслед., натуралистическое исслед., натуралистические методы, естественнонаучные/естественноисторические перспективы, и Н. н., — к-рые избегают манипулирования исходными условиями или наложения ограничений на конечные результаты со стороны экспериментатора. Последние включают в себя целый ряд других методологий, таких как клиническая методология, изучение истории жизни и изучение отдельных случаев.

Н. н. является одной из старейших методологий в науке. Его происхождение относится к доисторическим временам и уходит корнями в устные традиции. Письменные свидетельства о наблюдениях, подобных тем, в которых Геродот сравнивал людей из Греции с людьми из др. стран, относят к V в. до н. э. Исследователи, путешественники, журналисты и литературные деятели оставили многочисленные описания своих наблюдений. Приблизительно с середины XIX и до начала XX в. стали проводиться систематические наблюдения, осуществлявшиеся в основном любителями. К наиболее известным работам этого периода относятся изучение жителей Лондона Чарльзом Уитвиком Бутом, изучение рабочего класса во Франции Фредериком Пьером Гийомом Ле Пле, пионерское антропологическое исслед. Льюисом Генри Морганом индейского племени «сенека» в 1851 г. и публикация У. Г. Р. Риверсом исслед. народа тода в 1906 г. Параллельное развитие систематических наблюдений за поведением животных Ч. Дарвином и др. учеными способствовало популяризации этологии, или науки о поведении животных. Период от 1920-х до 1950-х гг. отмечен использованием методов Н. н. в целом ряде др. научных дисциплин и специальностей. Однако, за исключением культурной или соц. антропологии, эти методы или игнорировались, или подвергались критике со стороны др. представителей соответствующих дисциплин. Влияние Ф. Боаса и пионерское исслед. Б.

Малиновским жителей Тробрианских островов в 1920-х гг. задали тон в антропологических исслед. В то же самое время, социологи в США под руководством Р. Парка и У. И. Томаса активно включились в Н. н. в форме включенного наблюдения и изучения отдельных случаев. Работы К. Лоренца и Н.

Тинбергена послужили дополнительным импульсом и образцами для развития этологии в области психологии и физ. антропологии. В течение этого периода обсервационные методы были введены Ж.

Пиаже в психологию развития благодаря его исслед. развития детей.

В период последовавший за 1950-ми гг. методы Н. н. стали претерпевать существенные изменения, к-рые продолжаются и по сей день. Двумя событиями, оказавшими на этот процесс наибольшее влияние, яв-сь: а) введение незаметных измерений, б) появление портативных переносных аудиовизуальных устройств для регистрации наблюдений и доведения результатов этих наблюдений до гораздо более широкой аудитории.

Незаметные измерения представляют собой набор оригинальных технических приемов, расширяющих возможности методик Н. н. К ним относится анализ физ. следов, архивные записи и элементарные наблюдения. Анализ физ. следов (physical traces analysis) включает методы эрозии, к-рые позволяют оценить степень износа. Напр., для определения популярности книг могут исследоваться их переплеты. Методы аккреции (accretion methods) измеряют отложения или наслоения. Для оценки частоты использования книг можно измерить количество осевшей на них пыли. Для получения доступа к интересующим их проблемам исследователи могут тж обращаться к архивным записям, содержащимся в различного рода документах и публикациях. Элементарные наблюдения состоят из подкатегорий, к-рые фокусируются на физ. признаках, движениях тела, пространственном анализе, речи и анализе временных выборок.

Появление аудиовизуальной техники и видеоаппаратуры значительно расширило возможности в сборе данных. Видеоаппаратура позволяет вести непрерывное наблюдение, обеспечивая исследователей возможностью последующего доступа к данным и делая их более убедительными для зрителей.

Видеозаписи обеспечивают подтверждение отчетов непосредственного наблюдения. Они оказываются чрезвычайно эффективным средством подготовки наблюдателей-натуралистов, а также проверки надежности и валидности данных наблюдения, невзирая на тот факт, что собираемые с их помощью данные подвержены влиянию ошибок, связанных с избирательным подходом исследователя к выбору тем, способа подачи материала и точки съемки. Такие записи могут предъявляться др. исследователям для независимых интерпретаций. Новые технические средства радикально изменили роли исследователей. Наблюдатели больше не яв-ся единственным инструментом наблюдения или неизбежно единственными авторами интерпретации данных.

После 1950-х гг. получили развитие экологические подходы и этология чел. Поведенческие терапевты использовали непосредственное наблюдение для сбора данных о специфическом поведении в естественных условиях. Клиницисты распространили область своих наблюдений с индивидуумов на изучение орг-ций.

Методы Н. н. были освоены в области образования в 1960-х гг. и оценке образовательных программ в 1970-х гг.

Проведение исследований методом натуралистического наблюдения Многообразие и сложность форм Н. н. позволяют дать лишь общее описание используемых в нем методов и методик. Первые шаги, в хронологическом порядке, состоят из обсуждения и выбора фокуса, доступа, позиции и роли. Любое исслед. начинается с определения предмета или фокуса интереса и общего представления о месте или условиях его проведения. Для исследователей натуралистов яв-ся типичной ситуация, когда они обнаруживают, что их интересы расширяются или изменяются в процессе исслед. Исследователи должны также получить согласие или разрешение от частных лиц и/или властей на проведение своих наблюдений. В дополнение к роли наблюдателя должен быть определен ряд других ролей, к-рые могут возникнуть в дальнейшем в ходе исслед., таких как гость, друг и сосед.

Следующая фаза состоит из наблюдения, интерпретации, записи, анализа и отчета, на к-рые влияет теорет. позиция данного исследователя. Исследователь может предпочесть сделать акцент на чисто описательных исслед. или избрать теорет. подход. Одним из вариантов последнего яв-ся обоснование теории, опирающееся на непосредственно получаемые новые данные. Др. подходом к построению теории яв-ся аналитическая индукция. Здесь акцент делается на проверку гипотез. Напр., мнение, что власть всегда развращает, может изучаться в контексте профсоюзных организаций и переформулироваться до тех пор, пока не будет достигнуто соответствие полученным данным.

Исследователь может выбирать между прямым и непрямым способами наблюдения. Сходным образом исследователь может решить для себя, включаться или не включаться в наблюдаемые события, или менять эти роли в различных ситуациях. Релевантными наблюдению факторами являются пол, возраст, этническая принадлежность наблюдателя и наблюдаемого, а тж соц. и политический климат.

Напр., исследователи-женщины имеют больший доступ к изучению др. женщин индивидуально или как групп в большинстве культур. Выборка периодов времени и событий имеет критическое значение для обсервационных исслед. из-за огромного объема потенциально доступных данных. Выборка объектов наблюдения становится неизбежной, если приходится вести наблюдение за большим количеством единиц наблюдения. Множество различных методов используется исследователями для отбора, записи, анализа и суммирования данных наблюдения. Диапазон таких записей варьирует от отдельных эпизодов до кодированных записей событий и от регистрации образцов до визуальных записей поведения.

Важнейшей заботой наблюдателей является надежность, валидность, правдоподобие и достоверность получаемых данных. Для достижения этих целей используются разнообразные методы, такие как повторные наблюдения, проведение исследований в нескольких местах, сравнение полученных данных с данными других исследователей и интервьюирование информаторов для валидизации полученных данных посредством триангуляции.

При завершении наблюдений исследователю следует покидать свое место таким образом, чтобы у него сохранялась возможность для последующего возвращения, если в том возникнет необходимость.

Как правило, исслед. завершается детальным анализом и письменным отчетом.

Использование обсервационных методов не препятствует использованию др. инструментов, таких как интервью, проективные методики и контент-анализ. Клинические психологи оказывают предпочтение многомерному подходу, дополняя наблюдение поведения использованием оценочных шкал и интервью.

Критика, контроверзы и контраргументы В различные периоды времени натуралистические методы яв-сь предметом дискуссий и подвергались критике в отношении их важности, полезности и методологической обоснованности.

Критика исходила со стороны филос. подходов, берущих начало от позитивизма и операционализма.

Позитивисты считают, что лишь научный метод, моделируемый по образцу естественных наук, яв-ся наиболее адекватным методом приобретения знания. Операционализм стремится ограничить область научного исслед. измеряемыми объектами. Такая традиционная модель научного исслед. опирается на количественные данные, эксперим. методологию, проверку дедуктивной теории и на допущение о существующей независимо от наблюдателя объективной реальности.

Натуралистическое исслед. опирается на сочетание отличных филос. подходов, таких как феноменология и гуманизм, к-рые объясняют и обосновывают приобретение знание как субъективный процесс и интерпретируют его как зависящий от окружения. Эти различия в подходах поднимают следующие вопросы: а) наблюдение и объективность;

б) анат. исслед.;

в) качественный и описательный подход к полученным данным;

г) критерии оценки результатов;

д) высокая стоимость натуралистических исслед.;

е) этические проблемы.

Объективность трудно сохранить из-за влияния наблюдателя на наблюдаемый объект.

Исследователь представляет собой вторгающийся фактор, вероятно воздействующий на наблюдаемых и их поведение. Наблюдение с использованием полупрозрачных зеркал является примером минимизации влияния наблюдения. Интерпретация др. культуры или др. биолог. вида исследователями, к-рые обладают собственными личными и культурными стереотипами, яв-ся второй проблемой.

Интерпретации языческих ритуалов в XIX в. несут на себе отчетливые следы предвзятого отношения наблюдателей-миссионеров. Если одна и та же культура изучается исследователями, чьи интерпретации расходятся, означает ли это, что оба таких исслед. не должны заслуживать доверия или же их следует рассматривать как вклады в более полное понимание этой культуры? Если считать, как это делают позитивисты, что существует единственное, истинное объяснение некоторого явления, расхождение в интерпретациях надлежит отнести к ошибкам интерпретации.

Натуралистические перспективы допускают такие расхождения, поскольку психол.

взаимодействия и соц. явления подлежат различным интерпретациям. Сегодня в целом признается, что соц. и поведенческие науки не всегда свободны от избирательности и пристрастности исследователя.

Напр., различные исследовательские акценты в изучении обезьян, обитающих в районе Арашиямы (г.

Киото, Япония), отражают различные ценности и убеждения, разделяемые японскими и западными учеными. Натуралистические обсервационные исслед. подвергались критике за отсутствие воспроизводимости и валидности, а также за ограниченную возможность распространения результатов на др. группы или культуры, что сужает область их использования. Ответ на эту критику состоял в том, что целью наблюдателя-натуралиста является скорее поиск понимания, нежели открытие универсальных законов. Защитники Н. н. делают акцент на иных критериях, таких как перспектива, правдоподобие и отсутствие внутренних противоречий. Тщательно относящиеся к процессу исслед.

наблюдатели-натуралисты идентифицируют его контекст, кодифицируют свои методы, используют кросс-культурную валидизацию, выделяют поведенческие единицы анализа, проводят сравнительные исслед. и проверяют универсальность получаемых результатов. Незаметные измерения не вызывают реакций со стороны наблюдаемого объекта, минимизируют эффект наблюдателя, могут воспроизводиться в большинстве случаев и идеально подходят для триангуляционных методов.

Др. вопрос касается взаимосвязи между теорией и процедурами исслед. Наблюдатели натуралисты вовлечены в процесс поиска и разработки теории. В центре внимания доминирующего традиционного эксперим. метода находится проверка и верификация теории. Натуралистический метод является индуктивным, занимающимся построением обобщений, основанных на изучении отдельных культур.

Легитимность индуктивного метода не получила широкого признания в доминирующей исследовательской традиции, невзирая на существование ист. примеров успешного использования индуктивного метода, таких как дарвиновская теория эволюции, и на активное использование этого метода в повседневной жизни всеми людьми.

Хотя исслед. методом Н. н. являются описательными, не существует причины, по которой результаты наблюдения и условия окружения не могли бы кодироваться и количественно измеряться.

Тому есть немало хороших примеров. Если классические работы в данной области, подобные исслед.

М. Мид жителей Самоа, критикуются за допущенные в них ошибки, как тогда надлежит разрешать такие проблемы? Наблюдатели-натуралисты ожидают, что их интерпретации др. культур будут оспорены, рассматривая естественное исслед. в более широком контексте как традицию сообщения, перенятую из соц. истории, журналистских изысканий и филологической критики текста, к-рое обычно складывается из более чем одной т. зр.

Роль исследователя может поднимать этические проблемы. Напр., каким образом исследователю, осуществляющему скрытое наблюдение, обозначать границы между правом на личную жизнь и нуждами исслед.?

Тенденции и перспективы Ригидная модель естественной науки сталкивается как с внутренними, так и с внешними проблемами. Этот процесс затронул даже физику, к-рая всегда ставилась в пример как образцовая дисциплина в смысле научной объективности. Вместо представления об объективной реальности и дуализме объекта и наблюдателя многими физиками в настоящее время используется термин естественный феномен (natural phenomenon), включающий как объект исследования, так и метод наблюдения. Н. Бор писал: «Неверно думать, что задачей физики является выяснение того, как устроена природа. Физика занимается тем, что мы можем сказать о природе».

Возникновение нарративной этнографии как рефлексивного описания природы и процесса наблюдения вовлекает как наблюдателя, так и наблюдаемого во взаимодействующее участие, стимулируя дальнейший отход от традиционных норм объективности и дуализма между наблюдателем и наблюдаемым. В нарративных этнографических отчетах наблюдатель и наблюдаемый не обязательно разделены между собой и основной упор делается скорее на рефлексивность, нежели на отстраненность или ценностно-беспристрастную объективность. Этот процесс носит название участвующего наблюдения (observation of participant). Др. подходы, такие как критический феминизм и микроэтнография разделяют сходные т. зр. на включение соц. окружения, а тж взаимодействия и коммуникации между наблюдателем и наблюдаемым в научные исслед. для достижения более реалистической перспективы.

Представляется обоснованным ожидать, что методы Н. н. в конечном счете обретут заслуженное признание и еще более широкое использование как в качестве самостоятельных, так и вспомогательных средств или дополнений к экспериментальному, опросному и другим методам исслед.

См. также Активное исследование, Прикладные исследования, Кросс-культурная психология, Энвайронментальная психология, Исследование операций, Оценка деятельности, Методология (научных) исследований, Выборочное исследование, Исследование социального климата С. Р. Соннад Научение «парному чередованию» (double-alternation learning) Данная модель научения использовалась для оценки вклада высших психич. процессов в научение. Первые исслед. проводились с лабиринтами. По своему устройству все лабиринты делятся на два осн. вида, пространственные и временные. Большинство лабиринтов являются пространственными, в к-рых животное продвигается от одного места к другому по мере прохождения маршрута со стартовой позиции до целевой камеры. В исслед. Н. «п. ч.» использовались временные лабиринты, к-рые требуют от животного разных реакций на различные события в одной и той же части лабиринта. На рис. показаны два лабиринта, характеризующихся одной и той же схемой движения. Оба они являются лабиринтами «парного чередования» со схемой ППЛЛ..., однако один из них — пространственный, а другой — временной. Во временном лабиринте стартовой позицией является начало среднего коридора.

Чтобы получить пищу, животное должно научиться пробежать по этому коридору до конца и затем повернуть, напр., налево. Когда оно вернется в центральный коридор, оно должно войти в него и затем снова повернуть налево. После совершения двух обходов левой части коридора животное должно снова вернуться в центральный коридор;

однако следующий правильный поворот будет направо.

Рис. 1. Временная (а) и пространственная (б) формы лабиринта парного чередования из двух коробок. Поскольку задачей было Н. «п. ч.», конфета дважды пряталась в правую от ребенка коробку, дважды в левую, и т. д. Дети различались по хронологическому возрасту (ХВ) от 2 лет до б лет 9 мес. и по умственному возрасту (УВ) — от 2 лет 3 мес. до 8 лет. Обе эти переменные дали корреляцию со скоростью решения задачи, равную соответственно 0,81 и 0,86. Возраст самого младшего ребенка, справившегося с парным чередованием, составлял 3 года 7 мес. К сожалению, для этого ребенка отсутствовали соотв. оценки по интеллектуальному тесту, однако остальные данные указывали на то, что минимальный УВ, необходимый для решения этой задачи, составлял примерно 4 года 6 мес.

Большинство детей при решении задачи парного чередования прибегали к вербализациям.

См. также Интеллект животных, Экспериментальные планы Г. А. Кимбл Научение грубым моторным навыкам (gross motor skill learning) Приобретение умения двигаться, иногда называемое моторным научением, яв-сь предметом большого числа эксперим. исслед. Наиболее популярным инструментом таких исслед., безусловно, служит выполнение вращения, или вращательный тест.

Наиболее важной переменной, оказывающей влияние на результативность в процессе приобретения умения, яв-ся распределение упражнений (distribution of practice). Как правило, исполнение оказывается гораздо лучшим в условиях разнесенных по времени упражнений, нежели при их концентрации. Специальные процедуры, использовавшиеся наряду с распределением упражнений, позволили выявить другие важные феномены. Напр., перерыв на 10 или более минут, следующий за серией непрерывных упражнений, приводит к улучшению исполнения, получившему название реминисценции (reminiscence). Это спонтанное улучшение означает, что концентрация упражнений способствует ухудшению только исполнения;

испытуемые, находившиеся в условиях концентрации упражнений, овладевали навыком в такой же степени, как и испытуемые в условиях распределения упражнений.

Иногда этот последний факт частично затеняется потребностью субъекта в «разогреве» после отдыха, следующего за серией непрерывных упражнений. Теория о том, что распределение упражнений сказывается на исполнении, а не на научении, подтверждается показателями исполнения после периода реминисценции. Если испытуемые возвращаются к режиму концентрации упражнений, их исполнение ухудшается. Любопытно, что это ухудшение, как правило, продолжается до тех пор, пока кривая научения не вернется приблизительно к тому уровню, на к-ром она находилось бы в том случае, если бы не было периода отдыха;

затем исполнение начинает улучшаться. Если испытуемые переключаются после отдыха на режим распределения упражнений, их кривая научения (после необходимого «разогрева») не походит на кривую предыдущего периода непрерывных упражнений.

См. также Распределение упражнений Г. А. Кимбл Научение по типу инсайта (insight learning) Согласно многим традиционными теориям научения, таким как теория Э. Л. Торндайка, научение происходит в результате постепенного процесса, состоящего из проб и ошибок.

Альтернативная т. зр., преимущественно развивавшаяся гештальт-психологами, состоит в том, что в некоторых ситуациях животные демонстрируют Н. т. и., предположительно влекущее за собой фундаментальное перцептивное реструктурирование объектов и событий в окружении. Психологи расходятся во мнениях о том, действительно ли Н. т. и. представляет собой фундаментально отличный процесс или яв-ся разновидностью единого процесса, лежащего в основе всех видов научения и решения задач.

В задаче обходного пути животное помещается вблизи целевого объекта, отделенного от него барьером, напр. решеткой или сетчатым экраном. В таких ситуациях могут наблюдаться два типа поведения. В одном случае животные могут вовлечься в поведение по типу проб и ошибок, при к-ром они фиксируются на данном объекте и совершают различные движения в попытке приблизиться к нему;

эти беспорядочные движения в конечном итоге могут привести к тому, что животное каким-то образом обойдет этот барьер и достигнет целевого объекта. В др. случае они могут на некоторое время прекратить всякую двигательную активность, остановиться и вслед за тем внезапно отправиться, в спокойной и уверенной манере, прямо в обход барьера. Сторонники утверждают, что этот последний паттерн представляет собой случай Н. т. и. Оно отличается от научения путем проб и ошибок. Во первых, подобная перемена в поведении зачастую оказывается внезапной и полной;

это контрастирует с постепенностью изменений, характерной для научения путем проб и ошибок. Таким переходам обычно предшествует пауза, за к-рой следует гладкая и безошибочная реализация действия. Это изменение в поведении не возникает в результате подкрепления;

в действительности изменение в поведении обычно происходит до начала действия какого-либо внешнего побуждения. Такие решения задач обычно переносятся на широкий спектр ситуаций и сохраняются в памяти на протяжении длительных периодов времени. Принято считать, что они возникают в результате перцептивного реструктурирования ситуации.

Классическое исслед. Н. т. и. было проведено на шимпанзе в годы Первой мировой войны В.

Кёлером. К потолку клетки подвешивались бананы, до к-рых шимпанзе в одном случае мог дотянуться только пододвинув под них ящик, во втором случае для этого требовалось сложить друг на друга несколько ящиков. В др. экспериментах, для того чтобы достать объекты, находившиеся снаружи клетки, животное должно было воспользоваться граблями или палкой. Животное могло воспользоваться короткой палкой для того, чтобы подтянуть к себе длинную палку, при помощи к-рой затем можно было достать бананы, либо оно могло воспользоваться с этой целью двумя короткими палками, вставив одну из них в другую. Цель этих экспериментов заключалась в изучении процессов, использующихся при решении задач, и демонстрации неадекватности элементаристских, ассоцианистских и редукционистских объяснений более бихевиористических подходов. Кёлер считал, что задачи, использовавшиеся ассоцианистами, не позволяли животному проявить свою способность к перцептивному преобразованию, являвшемуся неотъемлемой чертой истинного научения по типу инсайта. В ходе этих экспериментов шимпанзе достигали инсайта с описанными выше характерными его проявлениями.

Некоторые психологи утверждают, что поведенческие паттерны, демонстрируемые шимпанзе в подобных ситуациях, не яв-ся такими уж новыми, как это полагал Кёлер, и что их можно объяснить при помощи более элементаристских принципов. В частности, по мнению П. Шиллера, реакции животного в задаче на соединение палок представляют собой набор врожденных моторных паттернов, запускаемых при появлении соответствующих стимулов. Согласно Шиллеру, введение внешнего побуждения не ускоряет а замедляет решение этой задачи животным. Опытные животные, получающие две палки в отсутствие пищи, как правило соединяют их вместе не более чем за час. Кроме того, некоторые из животных, к-рые научались соединять палки в процессе игры, оказывались неспособными к последующему решению задачи на соединение этих двух палок. Сходным образом, в ходе проверки ситуации с ящиками, но без подвешивания бананов, шимпанзе часто складывали их друг на друга, забирались на них и дотягивались до потолка: «Наблюдавшему за этим человеку было трудно поверить в то, что над ними не находилось никакой пищи». Такие моторные паттерны яв-ся естественными, и отвлечение внимания, вызываемое такими внешними побуждениями, как бананы, лишь препятствует проявлению этих обычных манипулятивных навыков шимпанзе. К тому же во всем этом присутствует сильный компонент опыта, поскольку более зрелые животные имеют в своем распоряжении более сложные моторные паттерны, к-рые могут приводиться в действие в ситуациях решения задач. Наличие предварительного опыта оказывается важным фактором в формировании этих более сложных моторных паттернов. Согласно Шиллеру, быстрое решение задач обходного пути отражает не новый поведенческий паттерн, не результат инсайта, а лишь изменение в скорости последовательного извлечения ранее выработанных реакций. Решение этих задач, по Шиллеру, состоит во временном упорядочении и уплотнении врожденных моторных паттернов.

Эпштейн, Киршнит, Ланца и Рубин использовали оперантные процедуры для того, чтобы научить голубей: а) толкать небольшую коробку к небольшому зеленому пятну, располагавшемуся в различных местах на полу в их клетке;

б) вскакивать на коробку и клевать висевшее сверху небольшое изображение бананов, в) не пытаться непосредственно достать висевшее сверху изображение.

Вознаграждением яв-сь зерно, появлявшееся в кормушке. В ходе первой проверки в ситуации, в к-рой нужно было объединить эти отдельные поведенческие паттерны, чтобы передвинуть коробку и достать изображение бананов, голуби вели себя на удивление сходно с тем, как вели себя шимпанзе у Кёлера. В связи с этими экспериментами возникает интересный вопрос: лежат ли в основе поведения голубей те же процессы, к-рые использовали шимпанзе у Кёлера, или же в этих экспериментах искусственным образом вызывалось поведение, характеризующееся лишь внешним сходством, но основанное на совершенно иных процессах. В принципе, можно научить голубя клевать правильные ответы в Письменных экзаменах для аспирантов (GRE), так что он мог бы набрать оценку в 1500 баллов, однако такой процесс сильно отличался бы от тех, к-рые используются людьми, и голуби вряд ли преуспели бы в обучении в аспирантуре.

Животные в ситуациях решения задач часто обнаруживают некоторое колебание вслед за внезапным нахождением правильного решения. По крайней мере, в некоторых ситуациях эти решения представляют собой последовательное развертывание ранее усвоенных или врожденных поведенческих паттернов. Однако остается открытым вопрос, происходит ли в некоторых из этих ситуаций принципиально иное перцептивное реструктурирование окружающей среды, к-рое, по мнению Кёлера, и характерно для истинного Н. т. и.

См. также Интеллект животных, Гештальт-психология, Теории научения Д. А. Дьюсбери Научение убеганию—избеганию (escape—avoidance learning) Научение избеганию и угашение оборонительного рефлекса, как правило, исследуются на крысах с использованием в качестве аверсивного стимула удара электрическим током. Для изучения активного избегания крысу помещают в клетку, одна часть пола к-рой находится под электрическим напряжением, а другая, по крайней мере на нек-рое время, остается безопасной. Крыса должна переместиться на противоположный конец клетки, чтобы убежать от удара током или избежать его. На то, чтобы отреагировать перед подачей тока, животное имеет неск. секунд. Неопытные крысы, однако, не успевают отреагировать за этот промежуток времени и, перед тем как покинуть опасную часть камеры, подвергаются удару током по меньшей мере в одной пробе. Т. о. традиционное научение избеганию всегда включает спасение бегством и поэтому называется Н. у.—и.

Когда ситуация организована т. о., что животное не может уклониться, но может только спастись бегством от удара, в качестве подкрепления рассматривается прекращение удара (отрицательное подкрепление по Скиннеру), а научение убеганию обычно измеряется сокращением латентного периода реакции в последующих попытках. В ситуации с единственным исходом (см. ниже), когда предоставляется возможность избежать удара током, к научению полному избеганию может привести серия из, напр., 8—10 попыток.

В ситуации с двойным исходом, или при использовании клетки с чередующимися участками подачи напряжения (shuttlebox), научение избеганию происходит гораздо медленнее, с преобладанием реакций убегания, и полное научение достигается чрезвычайно редко, если вообще достигается. В ситуации чередования животное должно научиться перебегать из одного конца камеры в другой всякий раз, когда подается предупредительный сигнал (звонок или вспышка света). Это представляется трудной задачей, т. к. в этой клетке нет зоны, однозначно ассоциирующейся с ударом током или с безопасностью. Это приводит к тому, что страх обусловливается устройством в целом, вызывая реакцию оцепенения;

крыса не располагает четко определенным местом, где она может спастись или расслабиться, и после того как она убегает из одного опасного места, она должна научиться избегать последующего удара на новом месте, возвращаясь назад в ту часть клетки, в к-рой она перед этим подверглась удару током.

В отличие от этого, в ситуации с единственным исходом крыса помещается в ту часть клетки, к рая однозначно ассоциируется с ударом током, обусловливающим реакцию страха, и крыса избегает последующего удара, перебегая в др. ее часть, постоянно остающуюся безопасной (т. е. где страх очевидно снижается и где она может расслабиться). Нек-рые животные в ситуации с единственным исходом демонстрируют реакцию избегания уже после первой пробы и достижение 100%-го уровня научения за 3 или 4 пробы не является необычным. Использование различных клеток и увеличение силы удара облегчает научение. Объяснение здесь видится в том, что страх и безопасность тем самым лучше разделяются между собой, увеличивая подкрепление (большее снижение страха), тогда как в ситуации чередования страх (в сочетании с оцепенением и подобными реакциями) усиливается теми же манипуляциями. Как было показано в исслед. Франчины и др., те же манипуляции, к-рые облегчают или затрудняют научение избеганию, имеют параллельные эффекты в научении простому убеганию.

При пассивном избегании животное избегает удара током, не предпринимая для этого определенных действий. Напр. крыса помещается на небольшую площадку, окруженную решеткой, находящейся под напряжением. Если она остается на этой площадке и не предпринимает попыток сбежать с нее, она реагирует пассивным избеганием. В силу своей способности обеспечивать быстрое научение и простоты использования, во мн. исслед. амнезии и др. поведенческих эффектов биолог.

вмешательства применяется эта пассивная методика в оценочных целях. По существу, использование наказания, при к-ром к.-л. аверсивный раздражитель подается в зависимости от определенной реакции, является тем же, что и пассивное избегание. Научение пассивному избеганию будет затрудняться, если после того, как крыса подверглась удару за попытку сбежать вниз, для нее оказывается доступным какое-нибудь альтернативное безопасное место, куда она может убежать, — и тем в большей степени, чем дольше крыса будет оставаться в этом безопасном месте.

Главным объяснением научения избеганию служит двухфакторная теория Маурера, или гипотеза страха. Страх обусловливается областью, вызывающей удар током, или предупредительным сигналом, а спасение от страха или редукция страха, вследствие удаления от этой области или исчезновения предупредительного сигнала, подкрепляют реакцию избегания (последователи Скиннера не используют понятия страха, называя его вторичным отрицательным подкреплением). Данные исслед. Денни и др.

указывают на то, что 2,5-минутное отсутствие удара или вызывающих страх раздражителей на каждую пробу оказывается достаточным для отдыха животного, предоставляет ему оптимальную возможность оценить степень безопасности данного места и обеспечивает оптимальное научение в ситуациях с единственным исходом. Понятие расслабления (relaxation) в этом контексте, по-видимому, тж играет важную роль в объяснении угашения таких связанных со страхом форм поведения, как убегание и избегание. Расслабление несовместимо со страхом и, вероятно, представляет собой конкурирующую реакцию, к-рая подавляет страх. В ситуациях с единственным исходом угашение возникает в безопасной области: чем дольше в ней удерживается подопытное животное, тем больше оно расслабляется и тем быстрее подавляется страх, особенно если эта безопасная область оказывается сходной с той, в к-рой оно подвергалось ударам тока.

Тортора, работавший со злыми собаками, предположительно научившимися избегать наказания проявлением агрессивности, обучал их избегать удара током путем выполнения непосредственно предшествовавших ему 15 различных команд (напр. «лежать», «место» и «к ноге»). Вслед за каждой правильной реакцией подавался звуковой сигнал (сигнал безопасности), сопровождавшийся продолжительным, с отсутствием ударов током, периодом релаксации. Этот сигнал безопасности существенно облегчал обучение собак, способствуя превращению их в управляемых, просоциальных животных.

Результаты недавних исслед. убегания—избегания свидетельствуют о том, что при отсутствии страха не возникает и тенденций к избеганию или к поиску безопасности.

См. также Интеллект животных, Модификация поведения, Классическое обусловливание, Концептуальное научение, Образование тормозных условных рефлексов, Оперантное поведение, Последствия стресса М. Р. Денни Научение через подражание (imitative learning) Подражание обычно признается врожденной склонностью копировать или перенимать что-то от других. Однако наличие названия для всего лишь предполагаемого феномена еще не является доказательством существования самого этого феномена, и вполне возможно, что есть более подходящие объяснения «подражательного» поведения. Подражание проявляется не только в тех шаблонных действиях, к-рые можно наблюдать в детской игре, но тж играет определенную роль в процессе научения. О. X. Маурер предложил подходящее объяснение такого моделирующего поведения.

Привлекательная для наблюдателя модель включается в определенное поведение, напр. бьет куклу «Бобо». Спустя какое-то время, когда представляется возможность, наблюдатель тоже бьет куклу.

Согласно Мауреру, наблюдение за поведением модели сопровождается положительными эмоциональными реакциями, к-рые становятся обусловленными характерными признаками данной ситуации. И когда эта кукла оказывается доступной наблюдателю, у него пробуждаются положительные эмоциональные реакции, к-рые могут вызвать связанное с ними агрессивное поведение, усиливающее положительные эмоции. Вполне вероятно, что это поведение не абсолютно точно копирует удар модели. Оно совсем не обязательно будет специфической условной реакцией, но скорее более общим деструктивным паттерном, к-рый приобретается через «обезьянничанье».

В ситуациях обучения чему-то новому учителя издавна привыкли говорить: «Давайте, я покажу». Затем учитель выполняет определенную операцию, к-рую ученик наблюдает и старается в точности воспроизвести. Это научение через наблюдение — один из составляющих элементов всякого научения. Независимо от того, включается ли учитель (модель) в ситуацию обучения или нет, научение требует наблюдения за действующими в данной ситуации факторами и реагирования на эти факторы.

Если учитель отсутствует, ученик может потратить много времени, наблюдая за неподходящими или несущественными элементами. Учитель или модель экономят его время, указывая на те специфические факторы и иллюстрируя их, за к-рыми нужно наблюдать и на которые нужно соотв. образом реагировать.

Подражание — это не особая сила или орудие, независимое действие к-рых приводит к научению. Мы склонны повторять то, что делают другие, если мы вместе с тем наблюдаем удовлетворительные результаты их поведения. Если мы наблюдаем неполную картину, и к тому же невнимательно, все наши усилия что-то перенять не дадут никакого результата. Научение требует образования связей (ассоциаций) между релевантными стимулами и др. стимулами или реакциями.

Pages:     | 1 |   ...   | 28 | 29 || 31 | 32 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.