WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 27 ] --

теория аффективных расстройств, разработанная совместно К. Абрахамом и З. Фрейдом. Эта теория утверждает, что депрессивные больные необычайно зависимы от др. людей и полностью включили их ценности и нормы в структуру своей личности, вследствие чего им не удается провести адекватное различение себя и других. Согласно этой т. зр., мания представляет собой массивное отрицание и формирование реакции на исходную депрессию.

Из теоретиков неопсихоанализа А. Адлер первым заговорил о депрессии как о тактике, к-рую больные могут использовать для манипулирования окружающими. Согласно этой т. зр., признавая свою беспомощность и упрекая себя, депрессивный больной может заставить окружающих утешать его, оказывать помощь и проявлять сочувствие.

Когнитивные теоретики А. Бек и А. Эллис утверждают, что локус аффективных расстройств находится в искаженных и ложных когнициях, касающихся собственной личности, окружающего мира и взгляда на будущее. В отношении себя депрессивный больной использует представления, преувеличивающие личные ошибки и несостоятельность. Что касается окружающего мира, депрессивный больной истолковывает его как подавляющий, враждебный и невознаграждающий. В будущем депрессивный больной видит мрачную картину надвигающихся трагедий и печали, он тоскует по славному, но давно минувшему прошлому. Теоретики, использовавшие этот подход, не писали много о маниакальных состояниях. Однако, поскольку маниакальные больные демонстрируют обширные когнитивные искажения, их коррекция может стать мишенью когнитивной терапии.

Представители теории научения предлагали свои объяснения происхождения депрессии. Теория, выдвинутая Питером Левинзоном и его коллегами, утверждает, что депрессивное поведение является аналогом, а возможно и идентично угашению приобретенных реакций. Депрессивный больной может оказаться в «порочном круге». Чем меньше получаемое подкрепление, тем больше уход в себя. Однако чем больше человек уходит в себя, тем меньшее подкрепление он получит. Необходимость объяснить происхождение мании будет, вероятно, особенно трудной задачей для этого подхода, ибо, если для объяснения в рамках этой теории не привлекать какие-то дополнительные факторы, трудно понять, как слишком сильное подкрепление может вести к слишком интенсивному поведению.

Второй вариант подхода с позиций теории научения, к-рый к тому же принимает во внимание когниции, представлен моделью «выученной беспомощности» Селигмана. Научившись занимать беспомощную позицию, люди могут в будущем ограничивать круг занятий или избегать деятельности, в к-рой они в действительности могли бы добиться высокого уровня контроля и успеха.

В более перспективной версии этой теории Абрамсон, Селигман и Тисдейл проводят различие между внешней, всеобщей беспомощностью (никто не может быть успешным) и внутренней, личной беспомощностью (я не могу действовать, тогда как другие могут). Кроме того, проводится разграничение стабильной и нестабильной беспомощности, осн. на продолжительности периода, в течение к-рого человек находится в неконтролируемой обстановке. Подобно др. подходам, в рамках этого тж трудно объяснить манию без введения др. факторов.

Пытаясь обобщить обширную литературу по аффективным расстройствам, Акискал и Мак Кинни разработали интегративную модель аффективных расстройств, объединяющую генетические, биохимические, средовые периоды раннего детства, биолог. и соц. стрессовые факторы в «общий конечный путь» депрессии или мании. Согласно этим авторам, общий конечный путь можно поставить в связь с работой диэнцефалона (промежуточного мозга) — субкортикального отдела головного мозга, осн. структурными компонентами к-рого являются таламус, гипоталамус и гипофиз. Поскольку во мн.

исслед. эти области мозга рассматриваются как центры контроля удовольствия и боли, бодрствования и физ. роста, разумно предположить, что действие мн. биолог. и средовых (связанных с опытом) факторов при маниакально-депрессивном расстройстве может, по крайней мере, опосредоваться явлениями в промежуточном мозге.

Лечение Хотя биполярное аффективное расстройство относится к наиболее тяжелым психич.

заболеваниям, прогноз для пациентов с этим расстройством на удивление благоприятен. Это расстройство имеет ограниченную длительность, состояние меняется даже при отсутствии лечения. Вне зависимости от применяемого лечения, врачи знают о высоком потенциальном риске суицидального поведения в депрессивной фазе и высоком потенциальном риске «несчастных случаев», к-рые могут произойти в маниакальной фазе. Пациентов следует убеждать, что, хотя они могут чувствовать себя несчастными и не контролирующими ситуацию, они не останутся в этом состоянии надолго.

Эффективными при лечении депрессии являются ингибиторы МАО и трициклические антидепрессанты, в то время как при маниакальных состояниях предпочтительно использование карбоната лития. Была доказана определенная эффективность карбонат лития тж при лечении депрессивных состояний.

Электросудорожная (ЭСТ) или «шоковая» терапия используется с 30-х гг., но применяется все реже, поскольку механизм ее действия не вполне понятен и она уступает место лекарственной терапии.

Хотя научных исслед. эффективности психотер. при депрессии и мании с использованием контрольных групп немного, в этих работах обычно сообщается, что с помощью психотер. при депрессии удается добиться достоверного, по сравнению с контрольной группой, улучшения состояния.

По данным нек-рых работ, психотер. в ряде случаев более эффективна, чем фармакотерапия. Работ, посвященных психотер. при маниакальных состояниях, очень мало. Возможно, мн. маниакальные больные не обращаются за помощью, а в терапевтической ситуации часто рассматривают лечение как неправомерное вторжение в свою личную жизнь.

См. также Выученная беспомощность, Расстройства личности Б. Горман Маразм (marasmus) М. представляет собой вызванное крайней недостаточностью белка и калорий в питании ребенка в возрасте до 1 года состояние, не только препятствующее нормальному развитию, но и угрожающее летальным исходом. Выживание может сопровождаться невосполнимой потерей нервных клеток и задержкой роста.

Во всем мире наиболее распространенной причиной М. является голод — проблема, усугубляющаяся в тех случаях, когда мать теряет молоко. В развитых странах Северной Америки и Европы М. чаще всего является следствием отсутствия заботы о ребенке, когда родители не знают, как кормить его, и не беспокоятся об этом. Однако в некоторых случаях, несмотря на достаточную частоту кормления и достаточное количество съедаемой пищи, нарушение психол. контакта ребенка с матерью сопровождается его отказом от пищи, выражаемым в форме срыгивания вскоре после ее приема или непереваривания при ее прохождении через кишечник.

Экстренные меры в лечении М. включают внутривенное питание для поддержания жизни ребенка и восстановления нормального веса. Когда причиной является отсутствие заботы о ребенке или нарушенные отношения с родителями, необходимо заместительное выполнение материнской функции опытной воспитательницей. Удовлетворение потребности ребенка в любви и заботе обычно восстанавливает его доверие и способность нормально питаться.

См. также Развитие младенца, Недостаточность питания и поведение человека К. С. Бергер Марафон-терапия (marathon therapy) М.-т. — это форма групповой психотер., сеансы к-рой могут длиться от 5 до 48 часов или в течение всех выходных. Истоки групп марафона восходят к культурным и философским принципам движения групп встреч, тренинга сензитивности и движения за челов. рост или потенциал. Два лидера группы и 10—14 ее участников используют групповое давление на всем протяжении длительных сеансов для достижения близости в интенсивном общении участников. Внимание центрировано на настоящем моменте — на том, что происходит «здесь и сейчас», приоритет отдается непосредственному самоощущению и самовыражению, открытой конфронтации психол. защитам. Используемые технические приемы включают невербальные интеракции и физ. «игры» («games») или упражнения.

Критические высказывания в адрес М.-т. включают обвинения в «промывании мозгов», в неэффективном отсеивании пациентов с хрупкой психикой и последующих нервных срывах у них, а тж отсутствии данных эмпирических исслед., к-рые подтверждали бы ее эффективность.

См. также Групповая психотерапия, Новаторские психотерапии А. К. Хесс Марихуана (marijuana) М. — общее обозначение препаратов, получаемых из растения конопли cannabis sativa, возделываемого на протяжении столетий. М. обычно потребляется путем ингаляции при курении. Она содержит свыше 400 компонентов. Действующим веществом является психоактивный ингредиент дельта-9-тетрагидроканнабинол (дельта-ТГК). Гашиш представляет собой смолу, экстрагированную из растения, а гашишное масло — экстракт растения, иногда используемый на кончике обычной сигареты.

М. получила в США широкое распространение в 1960-е гг.;

в 1979 г. 68,2% взрослых в возрасте 18—25 лет пробовали ее по меньшей мере однажды. Наибольшее употребление на момент эпидемиологического исслед. и в течение жизни приходится на возрастную группу молодых взрослых.

Эффект М. зависит от концентрации, потребленного количества вещества, прошлого опыта употребления и обстоятельств, в к-рых происходит прием вещества. Начальная интоксикация сопровождается чувством эйфории и мышечного расслабления. К физиолог. эффектам относятся учащение пульса и сердцебиений, покраснение глаз, сухость во рту и иногда повышение аппетита;

затем наступает состояние сонливости.

Острые негативные эффекты прямо зависят от дозы. Наблюдаются нарушения восприятия, сенсорной и двигательной координации, кратковременной памяти и слежения взором. Кроме того, дельта-ТГК вызывает обратимое снижение спермообразования у мужчин. У хронических потребителей марихуаны наблюдаются нарушения дыхательных функций. Наиболее часто наблюдаемыми негативными эмоциональными реакциями являются панические приступы. Описывались, кроме того, и параноидные реакции. Постоянное употребление сопровождается рядом психосоциальных проблем, но причинная связь здесь не доказана.

Предлагалось использование М. для лечения глаукомы и контроля побочных эффектов химиотерапии раковых опухолей (тошнота и рвота). Нарастающее использование М. и противоречивые сведения о ее потреблении и злоупотреблениях свидетельствуют о том, что она представляет собой плодотворное поле для будущих научных исслед.

См. также Галлюциногены, Психофармакология, Злоупотребление психоактивными веществами К. Ландау Мастурбация (masturbation) М. — термин, используемый для обозначения любого типа самостимуляции, обычно наружных гениталий, с целью получения сексуального удовлетворения. В подростковом возрасте М. становится одной из главных форм сексуального поведения и остается таковой для мн. взрослых. По оценке Маккэри, примерно 95% взрослых мужчин и от 50 до 80% взрослых женщин мастурбировали в каком то периоде своей жизни.

Хотя в более ранние ист. периоды М. рассматривалась как признак испорченности или греховности, сейчас ее обычно принято считать распространенной и почти всегда благотворной практикой.

См. также Сексуальность человека Дж. П. Мак-Кинни Математическая теория научения (mathematical learning theory) М. т. н. отражает распространившуюся тенденцию опираться на математику как инструмент в разработке и оценке психол. теории, в частности, теории научения. Хотя достаточно несложно выделить категорию эксперим. психологов, к-рых можно было бы назвать приверженцами количественной теории, это вовсе не означает, что все они придерживаются одной и той же теорет. ориентации. Скорее, их объединяет способ, или метод конструирования теории, к-рый можно назвать количественным.

М. т. н. обладает многочисленными преимуществами перед своими качественными двойниками.

Она позволяет тоньше дифференцировать набор возможных исходов эксперимента на подтверждающие и не подтверждающие теорет. предсказания. Соответственно, можно делать эксплицитные однозначные предсказания, т. к. имеются дедуктивные следствия. Это требует от теоретика координации теорет. и наблюдаемых зависимых переменных.

При оценивании количественной теории, в отличие от качественной, должны учитываться нек рые дополнительные факторы. В исслед. научения уравнение позволяет нам вычислить значение нек рой меры поведения — зависимой переменной — для любого заданного количества попыток (проб).

Это уравнение будет содержать ряд констант, или свободных параметров. Чем больше в нем свободных параметров (или констант), тем легче по нему предсказывать значения y, поскольку задача в этом случае сводится к вопросу подбора кривой. В идеале, нам хотелось бы оценить свободные параметры в одной ситуации и использовать их в другой. Однако это представляется чрезвычайно трудной, если не невозможной, задачей при изучении поведения. Следовательно, мы должны постараться сохранить общее число свободных параметров как можно меньшим, в идеале не более двух.

В количественной теории необходимо идентифицировать эти параметры, то есть, установить, какой психол. процесс, механизм или переменную репрезентируют параметры данной теории. Тж необходимо точно определить круг ситуаций, к к-рым применима теория.

Ранние попытки в создании количественной теории научения отличались чрезвычайно широкими подходами и, по-видимому, отражали поиски «истинной» формы кривой научения. Наиболее значительной начальной попыткой в создании количественной теории научения была теория Кларка Л.

Халла, впоследствии расширенная и усовершенствованная Кеннетом Спенсом. В подходе Халла— Спенса использовалось множество свободных параметров, поэтому количественные оценки часто сводились к задачам подбора кривых. Др. важной проблемой являлось отсутствие четкой связи между наблюдаемыми и теорет. зависимыми переменными.

Эту проблему смог обойти Уильям К. Эстес, к-рый использовал вероятность реакции в качестве осн. теорет. зависимой переменной, измеряемой относительной частотой возникновения данной реакции. Пожалуй, Эстес — единственный, кому удалось внести наиболее крупный вклад в развитие М.

т. н.

Основанная на относительно простых допущениях, эта теория сравнительно успешно применялась при изучении зависящих от времени феноменов в научении и обусловливании, выбора поведения, сигнальных (дифференцировочных) ситуаций, усвоения вероятностей, идентификации понятий, абстрагирования и разнообразных феноменов челов. памяти. В последующие годы подход Эстеса подвергся модификации, с тем чтобы рассматривать вознаграждения и наказания не как непосредственно усиливающие или ослабляющие имеющиеся ассоциативные связи, но как регулирующие поток информ. в данной ситуации. Важность контекстуальной информ. привела Эстеса к теорет. воззрениям, в к-рых главное место уделяется структуре информ. в системе памяти.

См. также Кривые научения, Теории научения Д. Роббинс Математически одаренные дети (precocious mathematical reasoners) Мальчики и девочки, значительно опережающие своих ровесников по способности к мат.

рассуждению, знанию мат. понятий и/ или вычислительным навыкам, обладают дарованием или дарованиями, к-рые м. б. весьма полезными для усвоения школьных предметов, требующих склонности к количественному анализу или мат. навыков. Обычно наиболее важным из этих дарований является рассуждение, осн. в большей мере на умении глубоко анализировать задачи, чем на знании выученных понятий или на свободном оперировании числами.

Психологи, занимающиеся изучением индивидуальных различий, ведут горячие споры по поводу критериев разграничения «способности» и «достижения»;

разумеется, попытки отличить способность к мат. рассуждению от достижений в усвоении математики имеют прямое отношение к этому спору.

Прогностическая ценность SAT Проявление высокого уровня способности к аналитическому мышлению при решении простых мат. задач до изучения большинства разделов формальной математики — мощный предиктор способности быстро и глубоко освоить математику. Напр., большинство уч-ся в возрасте 12 лет или младше, получающих показатели по SAT-M выше показателей, получаемых 50% выпускников средней школы (т. е. 500), способны усвоить программу первого года обучения по алгебре для средней школы с помощью опытного, регулирующего темп обучения наставника за период до 15 часов. Это соответствует объему материала по алгебре (часть I), на усвоение к-рого 14—15-летним ученикам IX класса отводится от 180 до 190 уроков продолжительностью 45—50 минут. М. о. д. составляют одну из наиболее ценных частей естественных ресурсов нации. Именно они обладают потенциалом для получения докторских степеней в молодые годы, приходящиеся на конец юности и начало взрослости, вместе с признанием их научных достижений ведущими ун-тами. Поэтому крайне важно выявлять таких детей как можно раньше и помогать им развивать и совершенствовать свои дарования всеми подходящими для этого способами. И они сами, и об-во, в к-ром они живут, бесспорно, получат огромную выгоду от такого особого внимания.

См. также Абстрактный интеллект, Тесты академических способностей, Раннее развитие, Проект «Талант» Дж. Стэнли Материнская депривация (maternal deprivation) Депривация означает неполучение чего-либо, что необходимо или должно быть доступно. М. д.

испытывает ребенок, к-рому недостает матери, напр., воспитывающийся в приюте или госпитализированный ребенок, ребенок, чья мать работает, или ребенок, мать к-рого не обладает необходимыми родительскими навыками и пренебрегает или, возможно даже, жестоко обращается с ним. М. д. может тж быть следствием обедненной среды, неуравновешенной матери, недостаточного питания или недостаточного чувства безопасности.

Часто при наличии одного вида депривации имеют место и др. ее виды. М. д. может вести к обеднению опыта, получаемого из внешней среды, — разновидности культурной или сенсорной депривации. Необходимо учитывать возраст, в к-ром ребенок подвергается депривации, а тж ее продолжительность.

Раннее помещение ребенка в воспитательное учреждение может привести к поведению, к-рое варьирует от апатичности, потери аппетита и задержки нормального развития до полного истощения, заканчивающегося иногда смертью (маразмом). Помещать детей в такие учреждения после достижения ими 6-месячного возраста даже хуже, чем в более раннем возрасте, вследствие уже сформировавшихся связей между матерью и ребенком.

Даже непродолжительная разлука ребенка с матерью, как в случае госпитализации, может вызывать нарушения развития. Эти нарушения опять-таки больше после 6-месячного возраста. М. д., по-видимому, всегда является первичным фактором.

Причины недостаточной материнской ласки и заботы могут крыться как в особенностях ребенка, напр., испытывающего трудности в реагировании на действия матери, так и в характеристиках матери, когда она слишком молода, не имеет родительского опыта или просто не хочет иметь ребенка. Любой из этих факторов может приводить к разного рода дефицитам — в кормлении, ласке и реагировании на потребности ребенка. Плохое обращение с детьми берет начало в недостаточной готовности к материнству и может принимать форму пренебрежения или физ. или психол. агрессивного воздействия.

Стимуляция совершенно необходима для нормального развития индивидуума. Сенсорная депривация может вызывать задержку двигательного и умственного развития. Одно из решений проблемы депривации, обнаруживаемое во мн. культурах, — разделить уход за ребенком между неск.

людьми. Эффективность множественного или параллельного ухода за ребенком зависит от специфических паттернов взаимодействия между ребенком и материнскими фигурами, а тж от типа существующего соц. строя.

Не следует недооценивать роль отца в семейной констелляции. При множественном уходе за ребенком отец может быть главным фактором. В Швеции попытались дать отцам возможность на равных с матерью участвовать в воспитании детей, предоставляя им отпуск по уходу, чтобы у них было достаточно времени для взаимодействия с малышом сразу после его рождения.

Ни один из существующих подходов к воспитанию детей не гарантирует здоровья и благополучия во взрослости. Полученные в совр. исследованиях данные о том, что даже самые вредные воздействия сглаживаются по мере взросления ребенка, указывают лишь на отсутствие в подобных случаях психол. расстройства, однако из этого вовсе не следует, что человек, подвергавшийся в детстве таким воздействиям, функционирует на оптимальном уровне.

См. также Стиль жизни, Отношения «родитель-ребенок» Ф. Д. Бреслин Медитация (meditation) В каждой системе М. неизменно присутствуют определенные компоненты: концентрация, внутренняя сосредоточенность (mindfulness) и измененное состояние сознания. Эти общие переживания и цели достигаются, однако, в разных системах М. с помощью разных технических приемов:

беззвучного пения мантры;

пристального смотрения на определенные объекты, напр. пламя свечи;

счета вдохов/выдохов и борьбы с неизбежными отвлечениями жизни посредством устремленности в одном направлении, ведущей к чувству самоконтроля и внутреннему спокойствию. Для М. отводится по меньшей мере два сеанса в день, утром и вечером, длительностью в 10—30 минут. Во время сеанса медитирующий сидит или лежит в спокойной, комфортабельной обстановке, проходя через процедуры, предписываемые определенной системой М.

Положительными физиолог. эффектами являются: снижение мышечного напряжения, урежение пульса, снижение АД и потребления кислорода, увеличение продуцирования альфа-волн. Эффект, достигаемый за 20 минут М., превосходит физиолог. эффект глубокого сна, что свидетельствует о регенеративной силе М. и ее возможности предотвращать изнашивание организма.

Использовать М. в психотер. необходимо с осторожностью и учитывая противопоказания.

Обычно существенным является тщательное наблюдение терапевта, хотя нек-рые включаются в самоуправляемые программы с высокоэффективным результатом.

Конечно же, макс. польза от М. состоит в применении полученных навыков в мире повседневных стрессов, чтобы оставаться ненапряженными и контролировать события в среде, переполненной провоцирующими тревогу стимулами. Такой произвольный контроль непроизвольной НС до недавнего времени считался невозможным. Как это ни парадоксально, контроль достигается тем, что его не стремятся достичь.

См. также Морита-терапия, Найкан-терапия, Йога, Дзэн-буддизм С. Мур Медицинская модель психотерапии (medical model of psychotherapy) Традиционная биомедицинская модель соматического и психиатрического заболевания постулирует, что причину болезни можно, в конечном счете, свести к действию одного или более внутренних патогенных факторов, вызывающих появление обособленных симптомокомплексов. Для того чтобы устранить симптомы и восстановить здоровье, биомедицински ориентированный практик должен точно диагностировать наличный комплекс проблем и предложить лечение, к-рое останавливает действие патогенных факторов или вызывает их обратное развитие.

Напр., пациент может сообщить, что данные проблемы появились впервые и длятся в течение неск. недель: потеря удовольствия от мн. повседневных занятий и интереса к ним, усталость, снижение уровня физ. активности, отсутствие аппетита, значительное изменение веса, мысли о смерти или самоубийстве, трудность сосредоточения, чувство безнадежности, вины и/или малоценности. Психиатр, обследующий данного больного, может прийти к выводу о том, что этот симптомокомплекс соответствует критериям большого депрессивного эпизода согласно DSM-IV. Исходя из предположения, что большой депрессивный эпизод является расстройством, вызванным внутренними нейрохимическими и нейроэндокринными отклонениями, психиатр скорее всего пропишет лекарство, предназначенное для коррекции или модификации предполагаемого патогенного процесса.

Сходный набор предположений характеризует подход М. м. к п., хотя гипотетические патогенные процессы здесь другие. Как и биомедицинская модель заболевания, мед. модель постулирует, что первичная причина проблем поведения локализована в границах индивидуума.

Предположение биомедицинской модели о биолог. этиологии заменяет здесь постулат интрапсихического детерминизма, согласно к-рому проблемное поведение вызвано нарушением регуляции гипотетических внутренних психол. процессов. Много примеров таких психол. «патогенных факторов» (напр. психотравма в раннем детстве, бессознательные мотивации, патологическое развитие Я, фиксации психосексуального развития, неосознаваемые механизмы психол. защиты и нарушенные объектные отношения) могут быть найдены в психоан. и психодинамических объяснениях психопатологических процессов.

Исходя из того, что интрапсихические факторы рассматриваются в качестве первичной причины поведенческих проблем, процедуры лечения и оценки его результатов обычно направлены на идентификацию и коррекцию интрапсихических дисфункциональных психол. процессов. Если вернуться к приведенному выше примеру большого депрессивного эпизода, практик психиатрического здравоохранения, придерживающийся традиционной мед. модели, может тщательно расспрашивать пациента о действии недавних стрессоров или же об утратах в детстве. Потенциальной гипотезой, направляющей это исслед., будет то, что специфические недавние стрессоры (напр. разрыв с другом) могли стимулировать мощные неосознаваемые побуждения и конфликты, связанные с реальной или воображаемой потерей большого субъективного значения, испытанной в детском возрасте (напр. уход или отвергание со стороны одного из родителей). Т. о., психол. патогенным фактором, вызвавшим депрессивные симптомы, является неосознаваемый конфликт, запущенный недавним событием, но коренящийся в раннем детстве. Для облегчения состояния дистресса практик психиатрического здравоохранения может предложить лечебную стратегию, ориентированную на то, чтобы помочь больному вполне осознать значение детской психотравмы и связанного с ней интрапсихического конфликта. Можно ожидать, что вооруженный инсайтом пациент а) более реалистично оценит тяжесть недавних стрессоров и б) будет более эффективно контролировать свои эмоциональные реакции в будущем. Кроме того, предполагается, что если вмешательство, имеющее целью снятие симптомов, не будет направлено на глубинный конфликт, то оно не сможет обеспечить стойкого улучшения, поскольку действие психол. патогенного фактора будет продолжаться.

Оценка медицинской модели психотерапии Данная модель подвергалась критике со стороны представителей поведенческого направления.

Во-первых, идентификация недоступных объективному наблюдению (и часто количественной оценке) гипотетических конструктов в качестве первичных причин поведения часто приводит к тавтологическим объяснениям поведенческих расстройств. Вот простой пример тавтологического объяснения:

Вопрос. Почему этот человек пьет воду? (Наблюдаемое поведение.) Ответ. Потому что у него жажда. (Недоступное наблюдению интрапсихическое состояние, приводимое в качестве объяснения.) Вопрос. Откуда вы знаете, что у него жажда?

Ответ. Потому что он пьет.

Рассмотрим теперь два более сложных — хотя и построенных в той же манере порочного круга — объяснения поведенческих проблем, приведенных в табл. 1. Как явствует из этих объяснений, проблемное интрапсихическое состояние идентифицируется методом индукции благодаря наблюдаемому дисфункциональному поведению. В то же самое время, однако, единственным доступным эмпирическим свидетельством, подтверждающим наличие интрапсихического состояния, является наблюдаемое проблемное поведение. Т. о. использование недоступных наблюдению гипотетических конструктов может вести к псевдокаузальным объяснениям.

Таблица 1. Тавтологические объяснения поведенческих проблем Возможное объяснение ночного энуреза Вопрос родителя: Почему моя дочка мочится в постель?

Ответ терапевта: Потому что она боится надвигающегося развода родителей и бессознательно пытается получить эмоциональную поддержку путем регрессии к более ранним стадиям развития.

Вопрос родителя: Откуда Вам известно, что она бессознательно пытается получить эмоциональную поддержку путем регрессии?

Ответ терапевта: Потому что она мочится в постель.

Возможное объяснение самоповреждающего поведения Наблюдение: Психически больной в стационаре постоянно бьется головой об стену, следствием чего является отслоение сетчатки и возможная слепота.

Объяснение врача: Я думаю, что пациент, возможно, стал свидетелем психотравмирующего события в то время, когда был ребенком. Это поведение представляет собой бессознательную попытку путем слепоты сделать так, будто он этого события никогда не видел.

Вопрос бихевиориста: Какие доказательства у Вас есть для подтверждения этой гипотезы?

Ответ врача: Стучание головой и теория.

Во-вторых, критики мед. модели указывают на то, что до сих пор не приведено достаточных эмпирических доказательств осн. допущений, на к-рые опирается эта модель: а) интрапсихические факторы (при условии их адекватного операционального определения и измерения) влияют на частоту появления проблемного поведения, б) инсайт вызывает адаптивное изменение поведения и в) модификация поведения без воздействия на глубинные причины в конце концов закончится возвратом симптомов. В-третьих, критика касается постановки диагноза и этикетирования. Мед. модель имеет тенденцию этикетировать людей или личности, а не их поведение. Следовательно, приверженцы этого подхода могут быть склонны к восприятию пациентов более дисфункциональными, беспомощными и менее поддающимися лечению. Наконец, подход в рамках мед. модели не признает в достаточной мере важность ситуативных и средовых детерминирующих факторов поведения.

См. также Антабус, Клиническое суждение, Судорожная шоковая терапия, Нейрохимия, Физиологическая психология, Психоэндокринология, Соматопсихика У. О'Брайен Междисциплинарная терапия (interdisciplinary treatment) Междисциплинарный бригадный подход предполагает использование двух и более лиц, имеющих подготовку в различных профессиональных дисциплинах. Его целью является повышение качества лечения путем интеграции различных сведений, почерпнутых из разных дисциплин. Хотя междисциплинарный подход часто восхваляется в литературе, мало исследований проведено для оценки его эффективности.

Несмотря на недостаток эмпирических данных, Дуканис и Голин считают, что бригады М. т.

получили широкое распространение благодаря а) концепции целостности клиента, б) организационным нуждам и в) соц. заказу. Концепция целостности клиента подчеркивает важность видения клиента или пациента как единого целого, во взаимосвязи всех компонентов. Следовательно, при выборе лечения следует учитывать не только воздействие на идентифицированные компоненты, но также и возможные вторичные эффекты в отношении др. частей системы. Вторичные эффекты лечебной стратегии в рамках к.-л. одной дисциплины могут быть оценены представителями других дисциплин, если они включены в общий лечебный подход.

Возрастающая сложность орг-ции лечения также дала толчок к использованию междисциплинарного подхода. В сложных организациях междисциплинарный бригадный подход используется для повышения качества коммуникации и для уточнения линий руководства внутри орг ции. Чтобы противостоять фрагментированию, орг-ции реагируют интеграцией различных дисциплин в функциональные единицы, которые затем должны научиться сотрудничать друг с другом.

Требования со стороны штатных, федеральных и др. источников финансирования также повышают частоту использования междисциплинарных подходов, поскольку отражают соц. заказ, рассматривающий формирование междисциплинарных бригад в качестве условия финансирования. Это требование обосновано необходимостью повышения качества обслуживания, а также повышением профессиональной ответственности в ходе использования междисциплинарных бригад.

Развитие М.т. яв-ся прямым следствием развития профессиональных групп и их последующей специализации и расслоения. Дуканис и Голин рассматривают развитие профессионального статуса как процесс, требующий: а) наличия нужды или неудовлетворенной потребности;

б) лиц, обладающих знаниями и навыками, необходимыми для удовлетворения этой потребности;

в) объединения этих лиц в группы, характеризуемые, с т. зр. окружающих, специальными знаниями и навыками. Ряд групп в области психиатрического здравоохранения проделали движение по этим ступеням. Первой такой группой, сделавшей эти шаги в здравоохранении в целом и в охране психич. здоровья в частности, были врачи.

Постепенно, однако, более простые обязанности, выполняемые врачами, были возложены на их помощников с целью предоставления врачам большей свободы в лечении сложных случаев, требующих полной отдачи врачебных знаний и навыков. Со временем и эти группы сформировали свой собственный комплекс познаний и навыков, получив признание своей специализации и уровня подготовки со стороны окружающих. Этот процесс развития одновременно сопровождался информ.

взрывом, при к-ром от специалиста стало невозможным ожидать владения всеми познаниями неврачебного здравоохранения.

Полномасштабные действия бригады междисциплинарного лечения мало отличаются от работы хорошо функционирующей бригады в любой другой сфере деятельности. Цель группы — первый и наиболее критический аспект функционирующей бригады. И. Рубен и его сотрудники подчеркивают, что ясное понимание цели группы является необходимым для всех ее членов, чтобы заключенные в ней знания и навыки могли быть адекватно сосредоточены на выполнении поставленной задачи.

Вэйлитутти и Кристоплос утверждают, что общей целью междисциплинарной бригады яв-ся либо диагностика (оценка) и лечение идентифицированных проблем, либо диагностика и направление к др.

специалистам для лечения.

Членство в группе определяется тем вкладом, который каждый будущий ее член сможет внести для выполнения общей задачи группы. Состав бригады определяется типом проблем, встречаемых у пациента/клиента, организационной структурой и наличием представителей различных участвующих дисциплин. При проведении междисциплинарного лечения психолог чаще всего сотрудничает с представителями таких профессий, как психиатрия, неврология, пластическая хирургия, внутренние болезни, аллергология, физиотерапия, соц. работа и трудотерапия. Лечение может проводиться в школах, центрах психич. здоровья, больницах, гос. и частных реабилитационных агентствах и наркологических центрах.

Заключительным аспектом формирования бригады является решение об участии пациента/клиента в бригадном принятии решений. Существует тенденция к включению пациента в принятие мед. решений, несмотря на отсутствие достаточного эмпирического подтверждения эффективности этого подхода.

Функционирующая бригада интерактивна по своей природе и найденные решения представляют собой продукт всей группы в целом. Специфический процесс принятия решений может варьировать от автократического до демократического, в зависимости от типа решаемых группой проблем, контингента обслуживаемых больных, знаний и навыков руководителя группы и ее членов.

В то время как более автократическая процедура требует больших знаний и навыков руководителя, при более демократическом подходе расчет делается на знания и навыки как руководителя, так и членов группы. Требуемые знания и навыки включают не только профессиональную подготовку по специальности каждого, но также подготовку в области функционирования группы. Демократический междисциплинарный бригадный подход должен будет использоваться более часто по мере того, как неврачебные дисциплины здравоохранения будут получать большее признание.

Вне зависимости от того, используется ли автократический или демократический стиль руководства, в рамках подхода междисциплинарной терапии возникает ряд трудностей. Наиболее очевидной проблемой междисциплинарного лечения является использование общей терминологии.

Развитие каждой дисциплины сопровождается появлением специализированной терминологии. Хотя этот специализированный словарь часто является необходимой составной частью нового знания, он может вызвать трудности в функционировании междисциплинарной группы в связи с незнанием др.

участников используемых терминов или с различиями в значении, придаваемом одному и тому же термину в разных дисциплинах.

Возможно, менее заметными, но безусловно столь же проблематичными яв-ся затруднения, вызываемые различиями в концептуализации проблем в разных дисциплинах. Врачи, например, склонны думать в рамках «медицинской модели» или «модели болезни». Эта модель подвергалась критике как запретительная со стороны тех, кто предлагает вместо нее «модели здоровья» или «поведенческие модели».

Затруднения в междисциплинарном лечебном подходе могут затрагивать профессиональную идентичность. Принятие предложений выбора метода терапии со стороны смежной дисциплины может вызвать проблемы оценки важности этой дисциплины по сравнению с собственной.

Наконец, бригады М. т. могут быть и дорогостоящими, поскольку несколько высокооплачиваемых специалистов привлекаются для принятия решений. Кто-то должен платить за время профессионалов, которое они проводят вместе, и в ряде случаев расходы ложатся на плечи пациента/клиента.

Несмотря на трудности, присущие междисциплинарному лечебному подходу, предоставляемые им существенные преимущества способствуют его распространению как методу терапии. Хорошо функционирующая междисциплинарная бригада полезна для пациента/клиента, поскольку наличие представителей разных дисциплин в большей мере позволяет обеспечить целостное видение больного, не ограниченное рамками к.-л. одной специальности.

Часто вариации в идентификации проблем и лечебных подходов помогают и больному, и терапевтической бригаде, расширяя репертуар возможных выборов. Это способствует как расширению подхода, так и специализации в каждом аспекте лечения. Таким образом пациент получает пользу за счет повышения качества лечения, в то время как членам бригады оказывается полезным обмен знаниями и приемами работы между собой.

См. также Поведенческая медицина, Холистическое здоровье, Бригады психического здоровья, Групповая работа Р. Каппенберг Международная шкала действия Лейтер (Letter international performance scale) М. ш. д. Л. (LIPS) — индивидуальный тест интеллекта, который все чаще используется в качестве общей меры интеллекта в ситуациях, требующих проведения «культурно-свободного» теста.

LIPS является полностью неязыковым тестом, в к-ром даже инструкции даются средствами пантомимы. Тест состоит из заданий на подбор цветов, копирование узоров, подбор оттенков серого, приблизительное оценивание числа точек в заданной области, распознавание форм, количественные рассуждения и т. д. В нем также используются задания для оценки способности рассуждать на числовом, образном и абстрактном материале.

Оригинальная версия LIPS рассчитана на тестирование детей в возрасте от 2 до 18 лет. Более поздняя версия теста — Артура адаптация шкалы Лейтер (Arthur Adaptation of the Leiter) — рассчитана на тестирование детей в возрасте от 3 до 8 лет.

Коэффициенты надежности LIPS варьируют в пределах 0,90— 0,95. В отношении валидности теста имеется сравнительно мало данных. Несмотря на его традиционное использование в качестве культурно-свободного теста, некоторые исслед. показывают, что так называемые культурно депривированные лица при выполнении этого типа теста могут на самом деле испытывать более серьёзные затруднения, чем при работе со Шкалой интеллекта Векслера. Как и в случае любых психол.

тестов, следует проявлять осторожность при интерпретации тестовых результатов LIPS.

См. также Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Меры интеллекта, Невербальные тесты интеллекта М. Мелони Международные конференции (international conferences) М. к. стали — в противовес официальным учеб. заведениям — такой новой отраслью образования, в к-рой происходит междунар. обмен знаниями.

М. к. делятся на те, чьей целью является обмен информ. (напр., научные конгрессы и семинары), и на те, чья деятельность направлена на принятие к.-л. решений или рекомендаций (напр., профессиональные ассоц., профсоюзы или межправительственные встречи) в случаях, когда возрастает необходимость управления к.-л. процессами.

Сложные психол., культурные, идеологические и семантические факторы, обусловливающие успех одних М. к. и неудачу др., становятся предметом изучения для представителей соц. наук из разных стран. В ряде аналитических исслед. были предприняты попытки выделить и описать во всей сложности их взаимосвязей те переменные, к-рые, по данным многочисленных научных публикаций, влияют на проведение М. к. В большинстве оценочных исслед. критерием успеха конференции считается степень удовлетворенности участников. Вторая группа исслед. в качестве критериев успешности оценивает процессуальные переменные, такие как достижение согласия, противостояние участников, роль председателя в определении вопросов для обсуждения. Исслед. третьей группы направлены на изучение того, как участники конференции избегают или справляются с проблемами, к рые возникают по ходу. Исследователи четвертой группы делают акцент на переменных планирования как наиболее существенном элементе, способствующем успеху или провалу конференции;

сюда включаются выбор участников и определение их ролей на конференции. Пятая группа исследователей обращает внимание на организационный фактор или структуру — формат, продолжительность конференции и др. аспекты, к-рые способствуют ее успеху или провалу.

Исслед. показывают, что небольшие конференции имеют много преимуществ по сравнению с крупными. Фактически, сейчас наблюдается резкий рост числа небольших конференций. Они более рентабельны, больше способствуют тесной сплоченности участников, допускают к участию не членов организационных элит, облегчают профессиональную общение и обратную связь, а тж чаще приводят к созданию совместных проектов. Обоюдные контакты с целью равноправной поддержки и взаимного одобрения — вероятно, наиболее важная функция М. к.;

она обеспечивается через предоставление возможности подтверждать профессиональную солидарность при формальном и неформальном общении среди привилегированных и равноправных участников.

Шарп разраб. единую схему для исслед. М. к. Среди прочих значимых групп переменных в ней учитываются физ. и соц. среда, внутренняя структура, материально-правовая подготовка и руководство конференции, язык и семантические переменные, процессы невербального общения, составление документов, влияние идеологических различий, формы участия и уровень официального представительства.

См. также Международная психология П. Б. Педерсен Международные психологические организации (international organizations of psychology) Создание и развитие таких психол. орг-ций, чья сфера деятельности выходит за территориальные границы одного государства, предоставили членам мирового психол. сообщества множество разнообразных возможностей для встреч друг с другом, для вовлечения в активный обмен мнениями и идеями, для дискуссий и взаимных консультаций по вопросам психол. теории и практики в их кросс культурном аспекте, а также для достижения общих научных целей.

Говоря о международном сотрудничестве в психологии, в первую очередь необходимо упомянуть Международный конгресс по психологии, который впервые был созван в Париже в 1889 г. С тех пор международные конгрессы стали проводиться более или менее регулярно (сейчас они организуются раз в 3 года). Целью таких конгрессов является обеспечение возможности периодически обмениваться идеями и информ.

С 1951 г., когда в Стокгольме был создан Международный союз психологической науки (International Union of Psychological Science), задача проведения таких международных конгрессов была возложена на эту главную международную психол. орг-цию. В ее уставе записано, что Международный союз — это «организация, объединяющая национальные общества и ассоциации, чьей целью является развитие научной психологии, будь она биологической или социальной, нормальной или патологической, теоретической или прикладной». Международный союз имеет консультативный статус в ЮНЕСКО;

среди его партнеров, помимо прочих, — Межамериканское общество психологии (Interamerican Society of Psychology), Международная ассоциация прикладной психологии (International Association of Applied Psychology) и Международный совет психологов (International Council of Psychologists).

Деятельность Межамериканского общества психологии, созданного в 1951 г. в Мехико, направлена на улучшение и стимулирование контактов между психологами Северной и Южной Америки. Оно занимается организацией конгрессов, проходящих обычно в странах Латинской Америки раз в год или в два года;

помимо этого оно стало инициатором некоторых проектов, нацеленных на улучшение отношений между государствами Латинской Америки и США.

Международная ассоциация прикладной психологии была создана в 1970 г. Эта организация финансирует проведение международных конгрессов по вопросам прикладной психологии.

На встречах прочих психол. орг-ций международного масштаба рассматриваются различные специальные вопросы.

Комитет по международным связям (Committee on International Relations), существующий под эгидой Американской психологической ассоциации, занимается развитием и координацией интернациональных контактов между психологами США и других стран.

См. также Международные конференции Ф. Л. Денмарк Межличностная аттракция (interpersonal attraction) В том виде, как она определяется соц. психологами, М. а. указывает на благосклонное отношение или чувство приязни и симпатии к др. чел. Большинство эмпирических исслед. посвящено первым впечатлениям и начальным контактам, хотя внимание к аттракции между людьми в продолжающихся отношениях привлекает. Установлено, что первые впечатления определяют поведение чел. в отношении др. лица и могут вызывать у этого другого реакции, которые согласуются с этим впечатлением и, т. о., подкрепляют его. В качестве общего правила, нас тянет к тем, кто, как мы полагаем, обладает благоприятными характеристиками или качествами, и нас отталкивают те, кого мы воспринимаем как наделенных неблагоприятными атрибутами, причем силы притяжения/отталкивания тем больше, чем больше воспринимаемые нами достоинства/недостатки др. людей.

Физическая внешность. Люди всех возрастов склонны предпочитать физ. привлекательных людей физ. непривлекательным. В пределах одной и той же культуры или субкультуры существует значительная степень согласия в оценках физ. привлекательности чел., однако нам мало что известно о тех конкретных атрибутах, к-рые определяют красоту. Физ. привлекательные люди воспринимаются как обладающие такими социально желательными чертами личности, как чуткость, доброта, скромность, ум и общительность и, в соответствии с этими стереотипными представлениями, физически привлекательные вызывают к себе большее чувство симпатии, чем физ. непривлекательные.

Однако существуют свидетельства, что физ. внешность оказывает большее влияние на влечение мужчин к женщинам, чем наоборот.

Поведение. Впечатления часто основываются на наблюдениях открытого поведения в сочетании с тем контекстом, в к-ром оно возникает. Исслед. в области каузальной атрибуции показывают, что поведение др. чел. зачастую объясняется путем приписывания ему соответствующих личностных диспозиций. Эти умозаключения в дальнейшем влияют на возникновение чувства симпатии или неприязни к этому чел.

Существуют определенные свидетельства тому, что на возникновение симпатии оказывают влияние такие невербальные характеристики поведения, как улыбка, контакт глаз, прикосновения и телесная поза. Эффекты самораскрытия (self-disclosure), по-видимому, зависят от обстоятельств, при к рых раскрывается информ., и, что представляется наиболее важным, от того, оказывается ли эта раскрываемая информ. социально желательной или нежелательной.

Сходство. Наша симпатия к др. людям возрастает как прямая функция от степени, в к-рой мы воспринимаем их похожими на нас в своих мнениях, интересах и личностных характеристиках.

Многочисленные лабораторные и полевые эксперименты оказывают сильную поддержку такому заключению.

Последствия привлекательности. Последствия межличностной привлекательности привлекли к себе гораздо меньше внимания исследователей, чем ее предпосылки. Конечно, разделение причин и следствий в контексте развивающихся взаимоотношений является отнюдь не простой задачей. Так, взаимодействие между людьми может приводить к увеличению сходства выражаемых ими мнений и интересов, что в свою очередь может оказывать влияние на их взаимную симпатию и последующее взаимодействие и т. д.

Многие реакции на др. чел., по-видимому, вовсе не зависят от его привлекательности. В свою очередь, привлекательность др. чел. обычно вызывает тенденцию сближаться и устанавливать дружеские отношения с этим чел. Что не вызывает сомнений, так это то, что на формы, к-рые будет принимать эта тенденция сближения, в значительной степени влияют ситуационные и личностные факторы.

См. также Аттитюды, Экспрессивная мимика А. Айзен Межличностная коммуникация (interpersonal communication) Под М.к. понимается процесс передачи информ. неким источником др. конкретному целевому объекту или членам идентифицируемой группы. Эти коммуникации обычно осуществляются в ходе личных взаимодействий, однако они могут также реализовываться с использованием почты, телефона или других электронных средств. Г. Д. Лассуэлл смог выразить в одном предложении большую часть предмета чел. коммуникаций: «Кто — сообщает что — по какому каналу — кому — с каким эффектом?» Шеннон и Уивер применили к чел. коммуникации принципы электротехники. В качестве источника сообщений можно рассматривать разум коммуникатора. По-видимому, сообщения возникают в головном мозгу и кодируются для передачи др. людям. Источник должен иметь средства передачи информ., такое как устная речь, жесты или письмо. Сообщение кодируется и посылается как сигнал получателю, к-рый должен декодировать данное сообщение. Т. о., конечным пунктом назначения сообщения является разум целевого объекта или индивидуального получателя.

Эта информ. модель оказывается полезной при рассмотрении некоторых чрезвычайно важных вопросов в отношении М. к. Следует отметить, что источник может непреднамеренно передавать информ. другим, как это происходит в тех случаях, когда невербальные признаки выдают лжеца.

Конечно, источник при этом может даже не отдавать себе отчета в к.-л. коммуникации.

Намеренные коммуникации могут рассматриваться с т. зр. того, насколько точно интерпретации источника принимаются целевым объектом. По мнению ряда теоретиков, в основе процесса коммуникации лежат разделяемые интерпретации, а не просто обмен информ. Любые помехи точной передаче информ. называют шумом в системе коммуникации. Шум может возникать вследствие нечеткости кодирования, проблем с каналами, по которым передаются сигналы, или ошибок декодирования, допускаемых целевым объектом.

Из этого вовсе не следует, что любое несогласие между двумя людьми можно отнести за счет шума. Целевой объект может оказаться способным воспринять т. зр. источника и полностью понять предлагаемую интерпретацию, и тем не менее не согласиться с ней. Часто люди убеждены в том, что их не понимают, когда в действительности другие люди просто не согласны с ними.

Путаница в разграничении языка и коммуникации часто имела место даже среди специалистов.

Чтобы провести такое разграничение, необходимо понять различия между знаками, сигналами и символами. Знаки — это средовые стимулы, к-рые организм связал с другими событиями. Знаки жестко и напрямую связаны с сопутствующими им событиями.

Сигналы — это знаки, вырабатываемые живыми организмами. Большинство животных могут использовать сигналы в их взаимодействии с др. животными. Так, птицы могут издавать любовные призывы, насекомые могут передавать запахи, а обезьяны прибегать к угрожающим жестам.

Символ, подобно сигналу, имеет референт. Однако символы не обязательно соотносятся с физ.

реальностью и могут не иметь пространственно-временных отношений со своими референтами.

Символы приобретают свое значение в сообществе пользователей, а не через связь с референтом.

Использование символов делает возможным развитие разнообразных абстрактных областей знания, таких как история, литература, религия, иск-во и наука. Кроме того, оно обеспечивает основу для конструирования индивидуумом соц. реальности, включая Я-концепцию.

Существующие данные указывают на то, что символы используются только людьми. Поэтому символ, по-видимому, означает важный разрыв в филогенетическом ряду между людьми и всеми др.

формами жизни.

Язык является средством обработки информ. и используется для сохранения, изменения, продуцирования и передачи информ. Анализ М. к. был бы неполным без принятия во внимание этих символических аспектов языка. Одним из важнейших свойств символов является то, что они могут соотноситься с целыми классами объектов, и могут обладать разнообразными значениями. Тем самым, ошибки в коммуникациях оказываются не только частыми, но и неизбежными. То есть, шум становится неизбежным сопутствующим свойством М. к.

Ситуации и взаимоотношения с другими обеспечивают контекст, в рамках к-рого люди могут добиваться общей интерпретации сообщений и таким образом снижать эффекты шума. Характеристика индивидуумом соц. ситуации, как правило, зависит от конкретных ожиданий в отношении поведения других, правил, к-рые определяют и регулируют взаимодействия и направляют поведение. Эти ожидания обеспечивают некую систему координат, в которой данный индивидуум кодирует и декодирует информ.

Коммуникации выполняют целый ряд функций. Они позволяют координировать поведение людей в группе. Межличностная коммуникация также используется для обучения, в ходе к-рого каждый чел. помогает другому в овладении умениями и навыками или в формировании новых систем координат. Вероятно, наиболее важной из всех функций коммуникаций является их использование в качестве средства влияния на др. людей. Сообщения, применяемые с целями реализации власти или оказания влияния, могут рассматриваться как действия, обладающие столь же мощными последствиями, как само поведение. Поэтому коммуникативные действия иногда называют речевыми актами.

Речевые акты, выполняющие функцию контроля подкреплений, могут принимать форму угроз или обещаний, к-рые могут яв-ся условными или безусловными по своему характеру. Обещания, в отличие от угроз, влекут за собой принятие источником моральных обязательств по их выполнению.

Существует категория речевых актов, к-рые можно классифицировать как средства информ.

контроля. Убеждение яв-ся попыткой источника оказать влияние на решения, принимаемые целевым объектом. Среди видов убеждающих коммуникаций выделяют предостережения, ложь и взывание к чувству долга.

Другая классиф. речевых актов связана с их функцией как средств самопрезентации. Субъекты («акторы») проецируют определенные идентичности на др. людей и используют разнообразные тактики для выработки желаемых идентичностей в глазах других. К наиболее известным речевым актам, связанным с управлением впечатлениями, относятся оценки, присвоение титулов, повышение в ранге и заискивание.

Жесты, визуальный контакт, телесные позы и использование межличностного пространства могут либо заменять вербальные коммуникации, либо служить в качестве контекста, позволяющего интерпретировать вербальные коммуникации. В большинстве случаев невербальные реакции действуют подобно сигналам и не связаны с передачей символических форм информ.

См. также Межличностное восприятие, Язык у человекообразных обезьян, Психолингвистика, Символическая интеракция Дж. Т. Тедеши Межличностное восприятие (interpersonal perception) Впечатления, к-рые мы формируем о др. людях, служат в качестве важной основы межличностных взаимодействий. Восприятие чел. — сложная и явно отличающаяся от восприятия пространства тема. В данном случае внимание чел.-наблюдателя обращено к внутренним психол.

процессам чел.-стимула. Эти процессы практически не поддаются сенсорным механизмам;

информ. о них добывается путем умозаключений или атрибуций, осуществляемых наблюдателем. В этом смысле, «восприятие человека» яв-ся не совсем удачным названием, и данный процесс, по-видимому, было бы лучше называть «умозаключениями о человеке». Большая часть темы М. в. в настоящее время охватывается теорией атрибуции.

Фриц Хайдер указал на 3 различия между восприятием физ. объектов и людей. Во-первых, предполагается, что в отличие от физ. объектов люди обладают внутренней жизнью. Каждый чел. имеет мысли и переживает эмоции, предполагая, что другие не отличаются от него в этом отношении. Во вторых, физ. объекты не воспринимаются как причины своих собственных действий, тогда как люди часто рассматриваются как первопричины своих поступков. Понятие ответственности тесно переплетено с представлением о том, что, поступая тем или иным образом, чел. скорее руководствуется своими собственными внутренними соображениями, нежели просто подчиняется неумолимым требованиям окружения. В-третьих, люди могут намеренно манипулировать наблюдателем и использовать его в своих целях, в то время как неодушевленные объекты — нет. Одна из целей восприятия чел. — дать чел.-наблюдателю возможность спрогнозировать вероятные действия чел. стимула, с тем чтобы учесть их при планировании своих собственных действий.

Изучение восприятия чел. по сути представляет собой попытку реконструировать тот способ, которым средний чел. с улицы перерабатывает информ. о др. людях и о самом себе. Такой чел. наблюдатель заинтересован в ответе на вопрос о том, почему данный чел.-стимул поступает или ведет себя так, как он это делает. В соответствии с Хайдером, причины поведения обычно приписываются либо окружению, либо самому действующему лицу. Когда то или иное действие может быть приписано причинам из окружения, действующее лицо не считается ответственным за положительные или отрицательные последствия своего поведения, но когда в качестве источников поведения воспринимаются индивидуальные внутренние факторы, данное действующее лицо полностью несет ответственность за такие последствия.

Большая часть работы, проделанной в области исслед. атрибуций, была связана с правилами, которые используются наблюдателями при отнесении причин поведения за счет окружения или самого действующего лица. Хайдер считал, что межличностная функция челов. восприятия состоит в том, чтобы дать наблюдателю возможность прогнозировать и контролировать поведение др. людей.

Тенденция наблюдателей — принимать первую подходящую причину в качестве основания поведения. Однако, в случае наличия др. правдоподобных причин, влияние любой специфической причины в порождении эффекта обесценивается. Этот принцип обесценивания может приводить к атрибуциям как средовых, так и личных причин наблюдаемого поведения. Кроме того, по мнению наблюдателя, чем больше эффектов связано с поведением данного действующего лица, тем больше вероятных причин его может существовать. Г. Келли, к-рый предложил этот принцип обесценивания (discounting principle), также дополнил его принципом усиления значимости (augmentation principle).

Чем большее количество затрат рискует понести чел. для того, чтобы поступить так, как он поступает, тем с большей вероятностью наблюдатель будет относить его поведение за счет внутренних личных причин. Правило большого пальца заключается в том, что чем больше поведение действующего лица отклоняется, по мнению наблюдателя, от поведения большинства др. людей в аналогичной ситуации, тем в большей степени такое поведение будет связываться с чем-либо свойственным (или приписываемым) только данному действующему лицу.

Наблюдатель может видеть поведение действующего лица только один раз или может располагать неограниченными возможностями наблюдения за ним. Большинство атрибутивных правил можно классифицировать как основанные либо на единичном наблюдении, либо на множестве наблюдений. К первому случаю относятся следующие.

Внеролевое поведение (out-of-role behavior). Внеролевое поведение можно истолковать как производное от принципа усиления значимости. Чел., нарушающий границы роли, тем самым отказывается от обычных вознаграждений и, по-видимому, готов к принятию последующих негативных реакций со стороны других. Поступая таким образом, следовательно, он должен руководствоваться какими-то внутренними личными соображениями.

Необщие эффекты (попсоттоп effects). Наблюдатель может мысленно реконструировать процесс принятия решения другим чел. для того, чтобы понять причину его выбора. Можно предположить, что выбранной альтернативе было оказано предпочтение, потому что она максимизирует некую ценность для данного чел., по крайней мере, в сравнении с другими альтернативами, т. е.

основой для принятия решения служит определенный эффект, который является необщим для возможных вариантов решения, и этот эффект позволяет нам что-то узнать о чел., принимающем решение.

Гедонистическая релевантность (hedonic relevance). Если поступки др. чел. оказывают определенное положительное или отрицательное воздействие на наблюдателя, последний будет больше склонен объяснять такое поведение личными причинами.

Персонализм (personalism). Когда наблюдатель ощущает на себе положительные или отрицательные эффекты поведения действующего лица, у него может возникнуть мысль о том, не предназначались ли эти эффекты специально для наблюдателя. Если наблюдатель сочтет, что данное поведение было направлено на или против него (лично), этот наблюдатель более уверенно проводит личную атрибуцию.

Г. Келли также снабдил свою модель набором правил, к-рыми руководствуются наивные наблюдатели при выборе атрибуций в результате множества наблюдений за действующим лицом. Если наблюдатель не располагает готовой каузальной схемой, на основе которой конкретные поступки анализируются, снабжаются причинами и оцениваются по степени личной ответственности, он будет использовать рациональный процесс переработки имеющихся данных, подобный тому, к-рый используется научными работниками. Согласно Келли, следующие принципы позволяют наблюдателю относить причины поведения на счет действующего лица, окружающей среды или того и другого вместе.

Постоянство (consistency). Постоянство реакции предполагает устойчивую средовую причину, тогда как непостоянные реакции говорят о флуктуирующих личных факторах.

Дифференцированность (distinctiveness). Вообще говоря, чем более дифференцирована реакция по отношению к различным объектам, тем выше склонность наблюдателя относить ее на счет факторов среды, и чем менее дифференцирована эта реакция, тем выше вероятность того, что будет осуществляться личная атрибуция.

Согласованность (consensus). Если большинство людей peaгируют на ситуацию одинаковым образом, это будет способствовать средовой атрибуции. Но если данный чел. реагирует отличным от большинства людей способом, более вероятной будет личная атрибуция.

Существует тенденция к различию между атрибуциями со стороны действующих лиц и наблюдателей. Действующие лица склонны рассматривать собственные действия как вынужденные, совершаемые под сильным давлением внешних обстоятельств. В противоположность этому, как писал Хайдер, поведение действующего лица имеет тенденцию заполнять поле восприятия наблюдателя.

Такая фокусировка на действующем лице с оттеснением роли среды на второй план заставляет наблюдателей чаще прибегать к личным атрибуциям по сравнению с действующими лицами, что получило название фундаментальной ошибки атрибуции. Также, разумеется, действующие лица располагают большей информацией о себе и более широким контекстом для осуществления атрибуций, чем наблюдатели.

Э. Джоунз и К. Дэвис утверждают, что стоит только наблюдателю осуществить атрибуцию личных причин, как будет сделан корреспондирующий вывод (correspondent inference) из картины наблюдаемого поведения и сделано предположение о мотиве, лежащем в основе этого поведения.

Наблюдатель отмечает эффекты, происходящие в окружающей среде, и прослеживает их возможную связь с поведением действующего лица. Если поведение относится на счет действия средовых факторов, процесс обработки информации на этом прекращается. Однако, если проводится личная атрибуция, наблюдатель предполагает, что действующее лицо намеревалось произвести наблюдаемые эффекты. Намерение (intention) подразумевает, что действующее лицо заранее осведомлено о возможных эффектах и обладает способностью их вызывать. Намерение относится не к наблюдаемому поведению, а к его эффектам (результатам и последствиям). Если действующему лицу приписывается намерение, осуществляется поиск мотива для этого намерения.

Корреспондирующий вывод предполагает общность между характером реакции и приписываемым ей мотивом. Согласно этой теории, отнесение наблюдателем причин поведения к личности всегда сопровождается последующим корреспондирующим выводом. Далее предполагается, что распознавание и маркирование реакций не вызывает проблем и является естественным механизмом, во многом сходным с действием проксимальных сил поля восприятия. Утверждается, что действие невозможно идентифицировать отдельно от целей, которыми предположительно руководствуется действующее лицо.

Очевидно, наблюдатели действительно формируют комплексные (суммарные) впечатления о других людях. Источниками информации служат данные непосредственных наблюдений и сообщения других наблюдателей. Некоторые виды информации являются более центральными в формировании таких совокупных впечатлений, а другие — более периферическими или незначительными.

Норман Андерсон предложил математические модели того, как наблюдатели обрабатывают и взвешивают предоставляемую им информацию (в адъективированной форме) о действующих лицах.

Например, насколько больший вес при оценке нравящегося человека может придаваться одним чертам по сравнению с другими, или насколько больший вес может придаваться ранней информации по сравнению с поздней. Эффект первичности (primacy effect) может являться следствием обесценивания более поздней информации или может возникать в результате невнимания к ней после того, как было сформировано раннее впечатление. Эти идеи можно представить в форме алгебраической модели взвешенного усреднения (algebraic weighted averaging model), которая получила довольно сильную поддержку в эмпирических исследованиях.

Социальные психологи испытывают традиционный интерес к точности, с которой наблюдатели приписывают действующим лицам эмоциональные состояния и личностные черты. Наблюдатели демонстрируют довольно высокую точность в распознавании эмоций только на основе выражений лица, движений рук, отдельных фотоснимков и голосовых интонаций. Более того, существует довольно высокая степень согласованности между представителями различных культур в том, что касается этих атрибуций в отношении идентичных стимулов. Последний факт оказывает определенную поддержку дарвиновскому предположению о том, что культурные выразительные движения эволюционировали в ходе филогенеза. Определенные ключевые признаки в социальном контексте позволяют наблюдателям любой культурной принадлежности достигать большей «точности» в маркировании эмоциональных состояний.

Каждый чел. склонен развивать имплицитную теорию личности, в которой различные виды черт и диспозиций рассматриваются как взаимосвязанные или противоречащие друг другу. Напр., наблюдатель, к-рый осуществляет корреспондирующий вывод о том, что чел.-стимул обладает мотивом власти, может впоследствии на основании цепочки последовательных умозаключений прийти к выводу, что данный чел. обладает также набором др. черт (сильный, использующий других в корыстных целях, агрессивный, холодный, грубый и т. д.).

Наблюдатели склонны полагать, что поведение др. людей характеризуется определенным постоянством во времени. Для достижения представления о мире как упорядоченном и предсказуемом, наблюдатель пытается сохранять и поддерживать устойчивые и осмысленные впечатления о др. людях.

Наблюдатели зачастую объединяют отдельные черты в кластеры, позволяющие описывать определенные категории людей. Такого рода картины в наших головах называются стереотипами.

Когда значительная по размеру группа людей вырабатывает сходный по содержанию категориальный кластер, говорят о соц. стереотипе. В этом смысле, стереотипы помогают организовывать восприятия людей и обеспечивают основу для прогнозирования того, как могут вести себя в той или иной ситуации чужаки. Несмотря на то, что в некоторых стереотипах может содержаться определенная доля истины, по крайней мере применительно к обобщенным характеристикам групп в целом, они представляют собой чрезвычайно грубую и несовершенную основу для понимания и взаимодействия с отдельными людьми.

Одним из важных стереотипов, недавно изученных соц. психологами, яв-ся отношение к красивым женщинам. Считается, что красивым женщинам чаще назначаются свидания, что они обладают социально желательными чертами характера, более высоким уровнем интеллекта и оказываются, в целом, более счастливыми в своей жизни. Красивые женщины также могут получать преимущество в интервьюировании при приеме на работу и в текущих оценках эффективности трудовой деятельности. Однако, существуют данные о том, что на более высоких уровнях менеджмента физ. привлекательность оказывается ценным активом для мужчин и, наоборот, препятствием для женщин.

Можно увидеть, что в литературе по межличностному восприятию чел. рассматривается по большей части как инертный и просто присутствующий (наподобие портрета) стимул в ситуации, в к рой наблюдатель строит свои умозаключения, опираясь на предъявляемое ему поведение. В действительности же, чел. может много выиграть или проиграть от тех впечатлений, к-рые извлекаются из его поведения и, следовательно, мотивирован влиять на их формирование тем или иным образом. С этой целью действующее лицо может использовать одну или более из богатого репертуара существующих стратегий управления впечатлением для преодоления сложившейся идентичности в глазах наблюдателя.

Управление впечатлением может носить защитный характер, имея целью исправление запятнанной идентичности в результате совершенных ранее ошибочных действий или предупреждение возможных отрицательных впечатлений от будущего поведения.

Действия по управлению впечатлением могут также носить ассертивный характер, связанный с активными попытками действующего лица сформировать желаемую идентичность в глазах наблюдателя. При возникновении личной атрибуции, действующее лицо будет добиваться персональной ответственности и веры в положительные эффекты от своих действий и стремиться достичь за них одобрения или других вознаграждений.

Изучение М.в. до сих пор осуществляется изолированно от того процесса динамического взаимодействия, который предполагается теорией управления впечатлением (impression management theory). Процесс атрибуции выглядит статичным и, возможно, слишком зависящим от рациональных моделей переработки информ. В качестве будущего предмета исслед. здесь видится экспериментальное изучение стратегий управления впечатлением, а также того, как наблюдатели распознают попытки контролировать их впечатления в процессе формирования своих оценок о действующих лицах.

См. также Выражения лица, Межличностная аттракция, Социальное познание, Стереотипизация Дж. Т. Тедеши Меры интеллекта (intelligence measures) Интеллект — широкий термин, относящийся к совокупности умственных способностей индивида. Психологи, занимающиеся измерением интеллекта, по-разному трактовали этот термин, подразумевая под ним количество имеющихся знаний и скорость приобретения новых знаний;

способность адаптироваться к новым ситуациям и оперировать понятиями, отношениями и абстрактными символами;

и даже просто феномен, к-рый измеряют интеллектуальные тесты.

Показатели IQ, получаемые в рез-те клинического использования индивидуальных интеллектуальных тестов, могут предсказывать академические достижения представителей верхних 90% генеральной совокупности, обучающихся в обычной школе, тогда как представителям нижних 10% совокупности с IQ < 80 может требоваться специализированная пед., психол. или мед. помощь.

IQ — это не единственная М. и. Это просто оценка, получаемая индивидуумом по конкретному набору заданий или субтестов теста измеряемого интеллекта и сравниваемая с оценками тех, на ком этот тест нормировался (или стандартизировался). В понимании непрофессионалов интеллект есть нечто большее, чем просто сумма психометрически оцениваемых способностей, тестируемых с помощью IQ-теста. Интеллект тж включает уровень адаптивной способности в таких с трудом поддающихся измерению, но имеющих решающее значение характеристиках, как школьная успеваемость, эффективность в трудовой деятельности и успешность функционирования в роли родителя и, более широко, гражданина. В этой статье термин «интеллект» употребляется в значении челов. качества, к-рое наилучшим образом оценивается коэффициентом измеряемого интеллекта индивидуума (а именно показателем IQ) в сочетании с показателем адаптивной успешности того же индивидуума в повседневной жизни (школьная успеваемость, продвижение по служебной лестнице, общественные достижения и т. д.).

Неинтеллектуальные факторы в измеряемом интеллекте Английский психолог Ч. Э. Спирмен показал наличие, по крайней мере, одного общего, или генерального фактора (g) в степени успешности выполнения школьных тестов и тестов достижений, требующих интеллектуальной способности. Он тж доказал существование специфических факторов (s), показав, что несмотря на выявленную тенденцию выполнять большинство тестов на одном и том же уровне, все же нек-рые люди исключительно хорошо справляются с решением задач в специфических областях. Вопрос о том, является ли интеллект преимущественно единственной способностью (g) или разнородной совокупностью многочисленных специфических интеллектуальных способностей (s), служил предметом споров среди психологов на протяжении трех поколений и до сих пор остается неразрешенным.

В начале 1930-х гг. было идентифицировано третье измерение челов. интеллекта: качественные особенности индивидуального уровня интеллекта чел., отражаемые в его наблюдаемой «личности» или «темпераменте», к-рые присущи только данному чел. и к-рые столь же важны, как и измеримые элементы, для понимания его уровня успешности адаптации в повседневной жизни. Впоследствии Векслер назв. эти компоненты неинтеллектуальными факторами в общем интеллекте. Даже когда мы имеем дело исключительно с измеряемым интеллектом, от 30 до 50% полной факторной дисперсии индивидуальных различий в измеряемом интеллекте остается не объясненной. Это означает, что остаточная вариация связана с неинтеллектуальными факторами и состоит из таких компонентов, как побуждение (драйв), энергичность, импульсивность и т. д. С тех пор был идентифицирован целый ряд др. неинтеллектуальных факторов, необходимых для полной оценки интеллекта индивидуума, в т. ч.: а) мотивация;

б) физ. здоровье;

в) уровень устремлений;

г) тревожность;

д) уровень зрелости и личностной интеграции;

е) история жизни.

Осн. надежда, возлагаемая Бине на первый успешный разраб. им и Симоном в 1905 г. тест, связывалась с тем, что он послужит объективным критерием при установлении того, какие дети смогут обучаться в общественных школах, каким потребуется дополнительное или специализированное обучение, а каким их низкий уровень интеллектуального развития (т. е. умственная отсталость) не позволит извлечь выгод из традиционного школьного обучения и, следовательно, потребуется воспитание в специальных интернатах. Однако его тест не только обеспечивал основу для дифференциации видов обучения, необходимых для этих трех широких категорий детей (обычные школьные классы, специализированные школьные классы и воспитательные учреждения (интернаты)), но и оказался полезным для более тонкой дифференциации внутри каждой из этих широких категорий.

Сначала Бине, а впоследствии и Векслер, пришли к выводу о том, что интеллект — это качество целого чел., а не отдельный компонент, к-рый можно изолированно измерить IQ-тестами. Суждение о чьем-либо уровне интеллекта требует оценки эффективности текущей адаптации в повседневной жизни, определяемой с учетом анализа клинической истории, существующих жизненных обстоятельств и текущего поведения индивидуума, равно как рез-тов интеллектуального теста. Поскольку чей-либо уровень достижений является рез-том как прошлых, так и текущих способностей и опыта, он может меняться по мере изменений в состоянии индивидуума или его среды. Такие изменения могут вызывать сдвиги (умеренные или значительные) функционального уровня адаптивного интеллекта индивидуума.

Тесты интеллекта Арифметические умения, осведомленность, мышление, манипуляция объектами, словарный запас и функции памяти представлены в наборе заданий, использующихся в тестах измеряемого интеллекта, независимо от того, наз. ли они тестами школьных достижений, тестами академических способностей (SATs) или тестами интеллекта. Цель каждого из этих типов тестов — оценить выполнение всей совокупности заданий, с тем чтобы получить оценку общего интеллектуального потенциала. Многочисленные тесты этих типов, в силу своей функциональной эквивалентности, могут комбинироваться для получения одной М. и. Чтобы определить IQ к.-л. чел. или его относительное положение в распределении совокупности, можно суммировать рез-ты, полученные по тестам кажущихся несопоставимыми способностей, поскольку известно, что оценки по таким тестам связаны (коррелируют), обеспечивая тем самым получение М. и. в целом.

Шкалы Стэнфорд-Бине и Векслера являются индивидуальными тестами интеллекта, широко используемыми сегодня пед., промышленными и клиническими психологами, чей повседневный труд включает тщательное клиническое, школьное или связанное с работой изучение интеллектуального функционирования субъекта. Групп. тесты интеллекта, такие как Тест академических способностей (SAT), обладают преимуществом одновременного проведения с большими группами людей. Однако такие тесты используются в основном в целях классиф. и скрининга в школах, в армии, при приеме на работу, в мед. учреждениях и клиниках, обслуживающих большое количество пациентов.

Необходимым предварительным условием правильной интерпретации показателя IQ-теста как одного из двух компонентов интеллекта конкретного чел. является знание осн. характеристик таких IQ показателей — в частности, знание их норм, надежности и валидности.

Нормы — это тестовые показатели, полученные на большом количестве испытуемых в процессе стандартизации теста. Эти показатели, выводимые на основе обследования широкого множества людей, служат стандартом для сравнения, относительно к-рого м. б. оценен к.-л. конкретный чел. Если такой индивидуум отличается по признаку пола, расы или социально экономическому статусу от группы, на к-рой были получены тестовые нормы, то данный тест не будет валидным для этого чел. Тестовые нормы, как правило, представлены в виде показателей умственного возраста (МА), стандартных оценок или процентилей. Умственный возраст ребенка — это возраст всех др. обследованных детей, выполнивших тест на том же уровне, что и тестируемый ребенок.

Измерение интеллекта, как оно отражается в показателях IQ тестов, показывает, как люди варьируют по степени «интеллекта» на непрерывной шкале. Процентиль — это показатель, к-рый делит генеральную совокупность выборки на 100 частей. Он указывает процент лиц, попадающих в область ниже его заданного значения. Стандартная оценка показывает отклонение индивидуального рез-та от среднего в единицах стандартного отклонения. IQ = 100 произвольно принимается за средний показатель. Это число — всего лишь условность. Стандартное отклонение (SD) является мерой изменчивости показателей IQ множества людей относительно такого среднего показателя. Обычно 50% всех людей получают показатели IQ между 90 и 110, 25% — ниже 90 и остальные 25% — выше 110.

25% совокупности с показателями IQ ниже 90 были классифицированы психологами в нисходящем порядке как тупые (dull normal), пограничные (borderline) и умственно отсталые (mentally retarded) соответственно. Для улучшения понимания специфики лечения и обучения лиц, относящихся к категории умственно отсталых, эту категорию подразделяют на подкатегории легкой, средней, тяжелой и глубокой умственной отсталости. Остальные 25% совокупности, имеющие показатели IQ выше 110, соответственно подразделяются на категории сообразительных (bright normal), обладателей превосходного (superior) и выдающегося (very superior) интеллекта в том виде, как он измеряется шкалами Векслера. Приблизительно 2% совокупности находятся в каждой из крайних категорий:

выдающегося интеллекта и глубокой умственной отсталости.

Надежность указывает на согласованность (устойчивость) тестовых показателей индивидуума.

Обычно ее определяют путем сравнения (вычисления корреляции) тестового показателя индивидуума с показателем, полученным в рез-те повторного проведения на нем того же самого теста или его эквивалентной формы. Валидность показывает, действительно ли используемый тест измеряет то, что он предположительно должен измерять, а именно: какие выводы можно сделать из тестового показателя в отношении того, что находится за пределами данного теста. Т. о., валидность обычно используется для характеристики того, в какой степени показатели IQ-теста коррелируют с прошлыми или будущими измерениями эффективности деятельности индивидуума, напр., академической успеваемостью или профессиональной успешностью.

Было разраб. неск. объективных мер уровня адаптивной успешности индивидуума (гл. обр. для уровней успешности детей в повседневной жизни). Коэффициенты корреляции между показателями, полученными на основе таких шкал адаптивного поведения, и показателями того же самого ребенка по тестам интеллекта варьируют от 0,58 до 0,95, указывая на то, что адаптивное поведение и измеряемый интеллект коррелируют, но не являются идентичными. Эксперты сходятся в том, что в области психич.

задержки (mental retardation) использование опытным специалистом наряду с показателями IQ клиента показателей его социоадаптивного поведения и клинической истории повышало достоверность диагноза психической задержки в большей степени, чем валидность любого др. диагноза в области психопатологии.

Подобно большинству инструментов, методики психол. оценки могут использоваться в разнообразных целях, как деструктивных, так и конструктивных, и их использование невозможно отделить от опыта, компетентности и этических ценностей психолога. Большинство пользователей тестов интеллекта применяют их мудро и гуманно и в сопряжении с мерами адаптивной успешности стремятся проводить оценку т. о., чтобы максимально раскрыть потенциал каждого проходящего обследование индивидуума.

См. также Модель структуры интеллекта, Векслеровские тесты интеллекта Дж. Д. Матараццо, Д. Р. Денвер Меры креативности (creativity measures) Креативность (творчество) — это область когнитивного функционирования, играющая важную роль в широком разнообразии решаемых человеком задач, причем не только в области иск-ва, но также в технике, науке и других видах деятельности.

Большинство М. к. основаны на модели «структуры интеллекта» (SI) Дж. П. Гилфорда. Согласно Гилфорду, можно провести различие между конвергентным и дивергентным продуцированием как интеллектуальными операциями.

При конвергентном мышлении происходит «сужение» области поиска — при этом рассматривается лишь несколько возможных альтернатив и выбирается единственное — наилучшее — решение задачи или проблемы. Такое мышление проявляется при ответах в тестах, предполагающих множественный выбор, а также в большинстве тестов общего интеллекта. В противоположность этому, дивергентное продуцирование предполагает способность мыслить во многих расходящихся направлениях и часто приводит к новым и оригинальным решениям проблем. Многие М. к. создавались именно для оценки дивергентного продуцирования.

См. также Тестирование способностей Ф. Бенсон Меры критерия (criterion measures) М. к. или критериальная мера — это стандарт, эталон и т. п. В психологии под критерием чаще всего подразумевается стандарт (эталон) для оценивания валидности теста. Иногда термин «критерий» также используют для обозначения переменной, значения к-рой предсказываются по др. переменным, как в случае изучения множественной корреляции.

Когда дело касается оценки валидности теста, М. к. обычно выступает общепринятая мера изучаемого поведения. Чем в большей степени коррелирует тест с таким стандартом, тем выше критериальная валидность (criterion-related validity) данного теста. Критериальная валидность подразделяется на текущую (диагностическую) и прогностическую валидности. Текущая валидность (concurrent validity) определяется на основе корреляции показателей теста с замерами критерия, проводимыми примерно в одно время с тестированием. Прогностическая валидность (predictive validity) определяется на основе корреляции показателей теста с замерами критерия, полученными спустя какое то время после тестирования.

Проблема мер критерия заключается в том, чтобы найти такие меры, которые можно было бы принять в качестве общепризнанных стандартов. Эта проблема легче решается в том случае, когда имеется возможность получить выборочные замеры деятельности (work samples), например, работы продавца. Хотя работа хорошего продавца может характеризоваться несколькими важными показателями — уровнем удовлетворенности покупателей, числом и объемом повторных продаж и числом покупателей — за М. к. чаще всего принимаются показатели общего объема продаж. Можно также сконструировать составную М. к., используя весовые коэффициенты, рассчитываемые путем усреднения оценок важности отдельных критериев, полученных на соответствующей выборке менеджеров по продажам.

Стандартизация вызывает большую проблему в ситуации, когда критерий представляет собой конструкт. Эта проблема начинается с принятия решения о том, что включать в «умение продавать».

Чем более многозначен такой конструкт, тем больше возникает затруднений. Сначала необходимо определиться с тем, что должно входить в данный конструкт, затем найти способы оценки таких многозначных понятий как «социальная успешность», затем прийти к согласию в отношении того, как взвешивать эти аспекты при использовании их в сочетании — весьма непростая задача.

Чтобы использование М. к. в роли стандартов не вызывало сомнений, их следует тщательно проанализировать на предмет того, что они измеряют именно то, что должны, по предположению, измерять. К примеру, Рой Голдмен и Роберт Слотер указывают на то, что средний балл успеваемости является ненадежным критерием успешности обучения в колледже, потому что студенты с низкими способностями тяготеют к выбору легких курсов, в которых они могут добиться успеха, в то время как студенты с более высокими способностями выбирают для себя более трудные курсы, где они могут не получить высоких отметок.

Богден и Тейлор подробно рассматривают источники смещения критерия (criterion bias). Они выделяют четыре класса причин, приводящих к систематическим ошибкам: а) недостаточность критерия (criterion insufficiency), или упущение релевантных элементов;

б) дефектность критерия (criterion deficiency), или включение в его состав посторонних элементов;

в) смещение единиц критериальной шкалы (criterion scale unit bias), или неравномерность шкалы (напр., шкала дает слишком большое число благоприятных оценок, вместо их малого числа, к-рое бы получилось в случае их колоколообразного распределения);

г) деформация критерия (criterion distortion), или неправильное взвешивание элементов в составном критерии.

К числу факторов, могущих приводить к систематическим ошибкам при измерении критерия, относят ошибку благоприятной возможности, эффект ореола и вмешательство опыта. Ошибка благоприятной возможности (opportunity bias) происходит, когда некоторые из работников, в отличие от других, имеют больше возможностей проявлять критериальное поведение, что приводит к их более высоким оценкам по критерию, хотя при равных возможностях эти другие могли бы реализовывать это поведение с неменьшим успехом. Эффект ореола (halo effect) обнаруживается при работе с оценочными шкалами, когда на оценки отдельных черт влияет общее впечатление оценивающего об оцениваемом им чел. Вмешательство жизненного опыта (experience contamination) имеет место в ситуации, когда критериальное поведение изменяется вместе с неконтролируемым фактором жизненного опыта.

См. также Тестирование способностей, Методы эмпирического исследования, Измерение Д. Крэсвул Меры речи и слуха (speech and hearing measures) Измерение речи и слуха может осуществляться в клинических, промышленных и исследовательских целях. Характер используемых при этом тестов и методов зависит от целей тестирования.

Меры речи—языка Системы речевой коммуникации. Для таких целей, как разработка высококачественной телефонной аппаратуры, речь может измеряться экспериментальными психологами или инженерами в характеристиках звуковой волны, таких как частота, амплитуда и форма звукового сигнала. Ликлайдер и Миллер упоминают графические методы, в которых используется математический анализ Фурье для разложения речи на ее составляющие частоты. Они тж описывают использование электрических методов, таких как звуковая спектрография, регистрирующая изменения паттерна интенсивности— частоты как функции времени. Это позволяет получать и сравнивать между собой визуальные паттерны (спектрограммы) различных слов или фраз.

Физиолог. функция. Физиолог. аспекты речеобразования и голосообразования могут изучаться с использованием электрофизиологических и кинофлюорографических методов.

Клиническая оценка речи—языка. Оценка функций речи и языка в клинических целях связана с оценкой одной или более подобластей речи и языка. Эти подобласти могут включать артикуляцию, или фонологию (образование речевых звуков);

голос, или фонацию, и резонанс;

восприятие речи, обработку речевой информ. и порождение речи, а также ее плавность (включ. заикание).

Персонал, подготовленный к проведению таких клинических оценок, включает дипломированных специалистов по патологии речи и дипломированных аудиологов. Мед. оценка является обязательным элементом общего плана оценки при определении этиологии и планировании лечения голосовых и слуховых нарушений.

Несмотря на существование целого ряда стандартизированных тестов, оценивание функций речи и языка часто включает неформальную оценку квалифицированных специалистов вследствие изменчивости культурных и региональных норм.

Измерение слуха Электрические реакции центральной слуховой системы дают информ., представляющую как экспериментальный, так и клинический интерес. Аудиометры чистого тона генерируют колебания, к рые могут регулироваться по интенсивности (громкости звука) тонов в диапазоне от низкой до высокой частоты (высоты звука). Подтверждение индивидуумом слышимости того или иного тона позволяет оценить его слуховой порог во всем диапазоне слышимых частот. Для графического представления результатов этого теста используется аудиограмма. Для тестируемых частот регистрируется снижение слуха в децибелах. Вслед за этим, на основе оценки данных, полученных из аудиометрических и других клинических тестов, может определяться тип потери слуха.

См. также Аудиометрия, Психофизика Б. Мейтс Меры центральной тенденции (central tendency measures) Назначение М. ц. т. — служить сводными количественными характеристиками, обеспечивающими наилучшее описание множества наблюдений или оценок одним единственным числом. Термины М. ц. т. и «средняя величина» часто употребляются как равнозначные, хотя некоторые авторы сужают объем понятия «средняя величина» до среднего арифметического. Несмотря на разнообразие М. ц. т., чаще всего встречаются мода, медиана и среднее.

Мода — это просто наиболее часто встречающееся в определенной совокупности наблюдений значение переменной. При сгруппированных данных мода определяется как середина интервала группирования, содержащего наибольшее число значений наблюдаемой переменной.

Медиана — это значение переменной, делящее упорядоченную совокупность наблюдений пополам, так что одна половина значений в этой совокупности лежит ниже медианы, а др. их половина — выше медианы. Если совокупность образована нечетным числом значений наблюдаемой переменной, то медиана равна значению переменной, являющемуся серединой упорядоченной совокупности наблюдений. Если же совокупность образована четным числом значений, то медиана определяется значением, лежащим посередине между двумя значениями, находящимися в центре упорядоченной совокупности наблюдений. Медиана — более полезная мера, чем мода, и часто используется в случае скошенного (асимметричного) распределения данных. Следует, однако, отметить, что медиана нечувствительна к величине крайних значений упорядоченной совокупности наблюдений.

Среднее арифметическое — самая распространенная мера центральной тенденции — определяется как сумма значений наблюдаемой переменной, разделенная на их число. (В данной статье под «средним» подразумевается среднее арифметическое.) Использование среднего дает исследователю ряд преимуществ. В отличие от др. М. ц. т., среднее чувствительно к точному положению каждого значения в распределении переменной. Правда, это достоинство среднего арифметического оборачивается недостатком в виде повышенной чувствительности к крайним значениям переменной, и потому его иногда избегают использовать в случае сильно скошенных распределений.

Среднее — особенно полезная мера в области статистических выводов, поскольку выборочное среднее является относительно эффективной оценкой генерального среднего. Если из генеральной совокупности значений наблюдаемой переменной случайно извлечь даже большое количество выборок, не следует ожидать точного равенства выборочных средних между собой или генеральному среднему.

Однако, можно доказать, что выборочные средние отклоняются от генерального среднего меньше, чем выборочные медианы отклоняются от медианы генеральной совокупности. Можно также доказать (центральная предельная теорема), что выборочное распределение среднего приближается к нормальному распределению по мере увеличения объема выборки.

См. также Статистика в психологии А. Велл Меры читаемости (reading measures) Что-либо читаемое людьми может определяться как доходчивое, легкое, доставляющее удовольствие и/или интересное. Оценка читаемости текстов является сложной проблемой. Хотя большинство исследователей признают необходимость в количественных М. ч., они расходятся в том, что кладется в основу таких мер.

Широко используемые меры включают формулу читаемости Дейла—Челла (Dale—Chall Readability Formula), формулы Флеша, формулу Фарра—Дженкинса—Паттерсона (Farr-Jenkins Patterson Formula), формулу читаемости Фрая (Fry Readability Formula), индекс Фога (Fog Index), формулу Лоджа (Lorge formula) и SMOG классификацию (SMOG Grading).

Формулы Флеша послужили стандартом для валидизации большинства других М. ч. Однако, использование этих индексов сопряжено с некоторыми проблемами.

Тем не менее, такие формулы могут служить основой при сравнении абсолютной сложности различных образцов текстов, если их применять осторожно и с осознанием их возможностей и ограничений. Двумя главными проблемами, общими для всех формул читаемости, остаются количественное определение легкости чтения и оценка читательского интереса. Стандартное решение состоит в приравнивании легкости к содержанию в образце распространенных слов или краткости отдельных слов, а также составляемых из них предложений. Интерес (при его оценке) обычно приравнивается к легко поддающимся количественному определению мерам, таким как содержание (или процент) личных местоимений, имен собственных, и характеризующих людей слов. Большинство таких мер являются предельно квалифицированными, и их обработка превращается в чисто механический процесс. Их полезность во многом определяется разумностью чел., использующего такие меры, тестируемым материалом и интерпретацией результатов с учетом тех ограничений, к-рые присущи этим мерам.

См. также Формулы Флеша Р. Касшау Мета-анализ (metaanalysis) М. представляет собой попытку объединения, используя различные статистические методы, данных из разных исслед., посвященных изучению одного и того же вопроса. Он предусматривает количественную оценку степени согласованности или расхождения результатов, полученных в разных исслед. Как отметил Гласе: «Мета-анализ относится к... статистическому анализу большой совокупности результатов анализа данных из отдельных исследований в целях объединения этих данных. Он ассоциируется со строгой альтернативой бессистемным, описательным научным обзорам, которые служат типичным примером наших попыток осмыслить стремительно увеличивающееся количество научных публикаций... Современные обзоры научных исследований должны быть в большей мере техническими и статистическими, чем описательными... Данные многократных исследований должны рассматриваться как комплексное множество данных, дающее без статистического анализа ничуть не больше информации, чем результаты обработки нескольких сотен данных одного единственного исследования».

М. применялся при решении весьма широкого круга задач, лишь частично иллюстрируемых следующими примерами: исслед. валидности вопросов, используемых в опросах общественного мнения;

определение воздействия претестовой сенсибилизации на выполнение психол. и образовательных тестов;

анализ влияния школьной десегрегации на успеваемость уч-ся. Диапазон тем в приведенных примерах указывает на уместность использования М. в самых различных областях исслед.

Хотя интерес к М. в последнее время возрос, господствующим методом сведения воедино и сравнения исследовательских данных в поведенческих науках по-прежнему остается описательный обзор литературы. Однако, с учетом распространения метааналитических методов и их дальнейшего совершенствования, традиционные научные обзоры литературы можно больше уже не считать единственно подходящим или приемлемым средством для составления сводок, сравнения и объединения данных.

О пользе мета-анализа Обзор данных из любой области исслед. в поведенческих науках мог бы выиграть от применения мета-аналитических методов по двум причинам. Первая имеет отношение к комплексности и разнородности данных. В отличие от более парадигматических научных дисциплин, накопление знаний в которых происходит путем постепенных последовательных приращений, комплексность челов.

поведения per се, помноженная на трудность применения эффективных и обоснованных мер контроля в исслед. поведения, способствует получению разнотипных и расходящихся данных, да и общий подход к проведению поведенческих исслед. яв-ся дополнительным источником вариабельности данных.

Состояние изучения любой проблемы обычно характеризуется научными работами, в к-рых даются разные определения основных понятий, используются разные методы исслед. и несходные выборки испытуемых, различающиеся наборы независимых переменных и различные методы анализа данных.

Неудивительно, что уже давно поднимались вопросы об адекватности и надежности описательных научных обзоров. Субъективность и возможную тенденциозность составителей научных обзоров особенно трудно преодолеть в 3 областях, а именно, при: а) отборе конкретных научных публикаций, б) оценивании исслед. с т. зр. их относительной важности и в) интерпретации значения полной совокупности научных данных. Кроме того, когда количество анализируемых в обзоре научных данных становится внушительным, адекватность описательных обзоров вызывает еще больше сомнений.

Вторая причина, по которой традиционные научные обзоры могли бы выиграть от применения метааналитических методов, связана со способностью к распознаванию ранее не установленных паттернов в совокупности данных. М. имеет результатом более точную оценку степени изменчивости или устойчивости данных в конкретных областях исслед. Обнаружение возможных различий в значимости, направленности и величине связей внутри изучаемой совокупности переменных может повысить чувствительность к ранее ускользавшим от внимания паттернам. Кроме того, поскольку М.

позволяет исследовать различия в характеристиках самих исслед. как источники разброса данных, сказанное выше не ограничивается обзором данных per се, но распространяется и на условия, в к-рых данные собираются. Следовательно, обладая большей осведомленностью в отношении степени и характера вариации данных, при проведении исслед. можно сосредоточить усилия на более точных и продуманных концептуализациях и средствах измерения поведенческих феноменов.

Критика мета-анализа Несмотря на свою жизнеспособность в качестве альтернативы традиционным способам выполнения аналитических обзоров научной литературы, М. стал объектом критики. Эту критику можно проиллюстрировать, отчасти, на примерах озабоченности специалистов тремя разными проблемами: а) проблемой «картотечного ящика», б) проблемой учета качественных различий между исслед. и в) проблемой использования множественных данных из одного исслед. В добавление к краткому изложению существа трех отмеченных видов критики, будут также указаны направления, в каких метааналитические процедуры были модифицированы в ответ на каждый вид критики.

Во-первых, проблема картотечного ящика (file drawer problem) указывает на тенденцию не публиковать статистически незначимые результаты, сохраняя их в архивах исследователей. Т. о.

опубликованные исслед., по-видимому, тяготеют к смещению в сторону положительных результатов, в результате чего возрастает вероятность ошибки I-рода. В качестве корректирующей меры предлагается включение в анализ данных неопубликованных исслед., получаемых из личных и профессиональных источников. Однако далеко не все неопубликованные данные доступны (да и пригодны) для анализа.

Розенталь предложил в качестве частичного решения этой дилеммы использовать оценку требуемого количества незначимых данных, к-рое нужно было бы получить для того, чтобы аннулировать отмеченный значимый эффект. Если требуемое количество дополнительных данных сравнительно велико, тогда к результатам анализа, основанного на доступных данных, можно относиться с доверием.

Т. о., М. может, по крайней мере имплицитно, обращаться к проблеме систематической ошибки опубликованных научных данных.

Во-вторых, М. критиковали как метод, нечувствительный к различиям качества анализируемых исслед. Так, результаты анализа может быть сложно интерпретировать, если данные из хорошо спланированных исслед. объединяются с данными, полученными на основе неудачного экспериментального плана. Метааналитические процедуры можно ориентировать на эту проблему, используя кодирование исслед. соответственно качеству плана, с последующим введением этой кодированной переменной в анализ. В итоге можно заметить, будут ли результаты анализа различаться в зависимости от изменений качества планирования исслед. Т. о., М. можно приспособить и к влиянию различий экспериментальных планов.

В-третьих, в публикациях часто сообщаются множественные данные (multiple findings).

Поскольку эти данные не являются независимыми, озабоченность вызвал вопрос о том, как учитывается зависимость между ними в ходе М. Одни исследователи выполняют анализ раздельно для каждой меры зависимой переменной, выявленной в научных публикациях, тогда как другие, в таком же М., объединяют данные, касающиеся значимости и воздействия независимой переменной на все меры зависимой переменной. Однако, если такие множественные данные включаются в анализ, его результаты могут выглядеть более надежными, чем это оправдано проведенными исслед., так как не все использованные в нем данные являются независимыми. Хотя и не существует правила, предписывающего в таких случаях выбор единственно правильного метода, то, каким эмпирическим способом решается эта проблема, может оказывать влияние на результаты М. Если множественные данные из одних и тех же исслед. включаются в анализ, число критериев значимости и величины эффектов будет больше числа независимых исслед. Несмотря на то, что такой способ повышает мощность М., он не только усложняет определение ошибки, связанной со статистическими результатами анализа, но, что гораздо серьезнее, может способствовать возникновению концептуальной неопределенности и путаницы. Бесспорно, полезно знать общую значимость и общее влияние заданной независимой переменной на весь спектр зависимых переменных, однако знание дифференциальной значимости и частного влияния независимой переменной на отдельные группы зависимых переменных может иметь более важное значение для понимания поведенческих феноменов. Тем не менее, споры по поводу относительных достоинств противоположных подходов к проблеме множественных зависимых переменных продолжаются до сих пор.

Вычислительные процедуры для объединения данных научных исследований Прежде чем обрисовать в общих чертах вычислительные процедуры М., важно разграничить две области применения этого метода: а) объединение данных, полученных в разных исслед., б) сравнение таких данных. Каждая из этих областей требует использования различных метааналитических методов.

Что касается рассмотрения процедур, посредством к-рых данные разных исслед. сравниваются в явном виде, независимо от того, проводится ли это сравнение в расплывчатой или сфокусированной форме, следует обратиться к Розенталю.

В контексте объединения данных из разных исслед., посвященных изучению одного и того же конкретного вопроса, встречаются две основные стратегии: а) определение общего уровня значимости объединенных данных и б) определение величины отмеченных эффектов. Для каждой из этих стратегий было разработано множество конкретных процедур.

Общая значимость данных При объединении результатов, полученных в независимых работах, оценивающих одинаково направленную конкретную гипотезу, в распоряжении исследователя имеется множество процедур, называемых сложными критериями. В этой статье мы ограничиваемся рассмотрением методов, разработанных Фишером, Вайнером и Стауффером с соавторами.

Известный под названием метода суммирования логарифмов (adding logs method), сложный критерий Фишера является одной из наиболее популярных и часто используемых процедур проверки гипотез и задается следующим уравнением:

2 = - 2 ln p.

Эта процедура заключается в суммировании со знаком минус удвоенных натуральных логарифмов соответствующих значений р односторонних критериев, приведенных в анализируемых исслед. Получающаяся в результате стат., к-рая и положена в основу данного критерия, имеет 2 распределение с числом степеней свободы (df), равным удвоенному числу исследований (N), включенных в анализ (т. е. df = 2N). Метод Фишера особенно эффективен, когда число анализируемых исслед. относительно невелико (не более 5). Хотя было доказано, что эта процедура яв-ся в большей степени асимптотически оптимальной, чем др. методы объединения, она обнаруживает довольно серьезный недостаток всякий раз, когда в двух исслед. приводятся одинаково значимые результаты противоположного характера. В этой ситуации метод Фишера дает допускающие двоякое толкование результаты, подтверждая значимость любого из исходов. Поэтому, когда проводится обзор всего нескольких исслед., рекомендуется не использовать эту процедуру механически. Но, вообще говоря, можно усомниться в пользе проведения М. в тех случаях, когда расходящиеся данные получены в таком ограниченном количестве исслед. Если число исслед. в к.-л. области мало, а полученные в них данные явно расходятся, то возникают вопросы не только в отношении уместности применения М. как метода обзора данных, но и в отношении того, указывают ли анализируемые публикации на сколько-нибудь жизнеспособную область исслед.

Сложный критерий Вайнера, называемый методом «суммирования значений t», имеет вид:

в вычислении нормированного отклонения (standard normal deviate), равного сумме значений t критерия, деленной на корень квадратный из дисперсии t-распределения. Эти значения t-критерия или берутся прямо из включаемых в обзор публикаций, или, если в них приведены только значения р, получаются путем преобразования указанных р в t. Дисперсия t-распределения имеет приближенно нормальное распределение, когда число степеней свободы (df) для каждого значения t больше или равно 10. Следовательно, в тех случаях, когда число степеней свободы для каждого значения t меньше 10, этот метод не будет давать достаточно хорошего приближения. Т. о., хотя метод Вайнера и обладает преимуществом в том смысле, что нечувствителен к числу обозреваемых исслед., его эффективное использование, в конечном счете, зависит от числа степеней свободы, связанного с каждым исслед.

Наконец, метод Стауффера, известный как метод суммирования значений Z (adding Z's method), яв-ся, возможно, наиболее широко используемой процедурой объединения данных, к-рая иллюстрируется следующим уравнением:

z Zc =.

N Эта вычислительная процедура относительно проста. После преобразования приведенных в публикациях значений р в соответствующие нормированные отклонения, или Z-величины, эти значения Z суммируются и делятся на корень квадратный из числа объединяемых исслед. (N). Данная процедура основана на том известном факте, что сумма нормированных отклонений сама яв-ся нормированным отклонением, с дисперсией, равной числу включаемых в анализ исслед. Единственное известное ограничение этого метода связано с тем, что предположение единичной дисперсии для каждого из объединяемых исследований может при некоторых обстоятельствах повышать ошибки I и II рода.

Когда число объединяемых данных невелико, при оценивании общей значимости данных разумно воспользоваться не одной, а несколькими процедурами параллельно. Даже если объединяется большое число опубликованных данных, рекомендуется использовать вторую процедуру объединения как средство проверки результатов М. Хотя существенные различия в результатах применения метааналитических процедур встречаются крайне редко, вычисление критериальных статистик разными методами все же делает выводы анализа более убедительными. В зависимости от конкретных обстоятельств, исследователь должен рассматривать возможность применения и других процедур, включ. модели сложения вероятностей и проверки среднего р Эджингтона (Edgington's adding probabilities and testing mean p models), модели сложения взвешенных Z-величин и проверки среднего Z (the adding weighted Zs and testing mean Z models), а также различные вычислительные методы и методы объединения данных в блоки.

Оценка величины эффекта Вторая общая метааналитическая стратегия в области объединения данных, полученных в разных исслед., предполагает оценивание силы интересующего эффекта. В отличие от первой стратегии, предполагающей определение общей значимости данных, оценка величины эффекта сосредоточена более конкретно на силе эффекта гипотетической связи между переменными. Как заметил Коэн: «Не подразумевая каких-либо необходимых выводов о причинности, удобно пользоваться выражением величина эффекта в значении уровня представленности определенного феномена в генеральной совокупности или, иначе говоря, степени ложности нулевой гипотезы (нулевой величины эффекта)».

Оценки величины эффекта можно получать с помощью широкого множества методов. В данном случае мы ограничимся рассмотрением статистических критериев, подходящих для оценки а) корреляционных связей и б) групповых различий на основе t-критерия Стьюдента. При оценивании эффекта корреляционных связей цель заключается в объединении данных разных исслед., касающихся связи между двумя изучаемыми переменными, измеренными в интервальной шкале или шкале отношений, тогда как оценивание групповых различий относится к оценке степени изменения предусмотренного гипотезой исхода (=результата) при сравнении двух тождественных групп, чаще всего определяемой относительно таких условий, как «контроль/эксперимент» или «предварительное/итоговое тестирование».

Опубликованные исслед. различаются эксперим. планами и критериальными статистиками, приводимыми в описании результатов. Данные, относящиеся к связи между переменными, могут быть выражены в единицах корреляции произведения моментов Пирсона (r), квантилей 2-распределения или к.-л. др. стат., а данные о групповых различиях могут приводится с использованием t, F или др. стат.

Поэтому прежде чем оценивать общую величину эффекта, нужно перейти от разных итоговых статистик, сообщаемых в анализируемых публикациях, к к.-л. общей мере. К наиболее часто используемым для этой цели мерам относятся корреляция произведения моментов Пирсона (применительно к корреляционным данным) и d-статистика (применительно к групповым различиям, оцениваемым с помощью t-критерия Стьюдента). Хотя далее речь пойдет именно об этих двух стат., М., конечно же, не ограничивается их применением. Что касается процедур преобразования с использованием разнообразных стат., следует обратиться к Розенталю. После того как сообщаемые в анализируемых публикациях стат. выражены в единых мерах, можно начинать анализ величины эффекта.

Корреляционные связи. Оценка величины эффекта между двумя изучаемыми переменными требует выполнения простых арифметических действий по следующей формуле:

r r =.

n Иначе говоря, вычисляется простое среднее арифметическое корреляций путем деления суммы приведенных в публикациях коэффициентов корреляции на число суммируемых коэффициентов (п). В качестве альтернативы использованию значений r можно усреднять значения величины Z Фишера:

Zr Zr =.

n После замены значений r соответствующими значениями Z (по формуле или с помощью специальной таблицы преобразований Фишера) сумма значений Z делится на число коэффициентов корреляции, включ. в анализ. Затем Zr преобразуется обратно в соответствующее значение r, к-рое и сообщается в качестве итоговой стат. анализа.

В ходе дальнейшего оценивания величины эффекта может потребоваться учесть различия между исслед., касающиеся а) вариации объема выборок и б) использования различных способов или методик измерения. Так как две вышеописанные процедуры не предусматривают введение поправок или весов исходя из различий объема выборок, коэффициент корреляции (или Z Фишера) из исслед., проведенного на выборке из 10 чел., будет учитываться в них с тем же весом, что и др. коэффициент, полученный на выборке объемом в 500 человек. Признавая потенциальную важность этого типа вариабельности, Хантер с соавторами и Розенталь рекомендуют при проведении анализа величины эффекта использовать среднее арифметическое значений r, взвешенных соответственно различиям выборок, на к-рых они были получены. Вообще говоря, желательно сообщать данные о величине эффекта, основанные на средних арифметических и взвешенных, и невзвешенных величин.

Относительно измерения переменных, включаемых в М. величины эффекта, должно быть подтверждено, что на общем концептуальном или теорет. уровне выбранные для анализа переменные относятся к двум феноменам, сохраняющим свою идентичность во всех условиях проведения обозреваемых исслед. (напр., соц. класс и психол. благополучие). Но на уточненном и более конкретном уровне измерений соответствующие переменные могли измеряться с помощью разных способов или методик. Хотя этот источник потенциальных различий так или иначе учитывается в анализе общей значимости данных, его нужно принимать в расчет и при интерпретировании значения оценок величины эффекта. В тех областях исслед., где определенные измерительные шкалы были признаны стандартными и потому регулярно используются, эта проблема может не быть столь острой, как в тех областях, где нет общепринятых и широко используемых шкал. Однако именно в этих последних областях исслед. можно извлечь существенные выгоды из М., разумеется, при условии, что он отражает вдумчивый и внимательный подход к анализируемым данным.

Групповые различия. При оценивании групповых различий, определенных на основе t критерия Стьюдента, проводится двухступенчатый анализ. Сначала, по данным каждого включенного в обзор исслед. определяется стандартизованная масштабно-инвариантная оценка предполагаемого эффекта. Так, напр., если проводится обзор 7 опубликованных исслед., стандартизованная оценка величины эффекта вычисляется для каждого из различных наборов групп, содержащихся в этих исслед.

Эти наборы сопоставляемых групп чаще всего отображают ситуации типа «контроль/эксперимент» или «предварительное/итоговое тестирование». Для вычисления стандартизованной оценки величины эффекта (d) в каждом исслед. используется следующая формула:

| x1 - x2 | d =.

SD В этом выражении абсолютная разность между средними величинами, приводимыми при каждом сопоставлении групп, делится на стандартное (среднее квадратическое) отклонение (SD).

Используемое здесь SD — это стандартное отклонение, вычисленное либо по данным контрольной группы или предварительного тестирования, либо по данным объединенной выборки (или «генеральной совокупности»). После определения этих стандартизованных разностей между групповыми средними (d), каждой величине d придается положительное или отрицательное значение, в зависимости от дифференциального эффекта, зарегистрированного внутри этих двух типов групп. Если, как и предполагалось в гипотезе, величина группового среднего больше в экспериментальной группе или в итоговом тестировании, чем в контрольной группе или в предварительном тестировании, то соответствующая величина d для данного исслед. получает знак плюс. Если же наблюдается обратное, противоречащее исходной гипотезе, соотношение групповых средних, то соответствующая величина d получает знак минус. Когда все знаки определены, можно вычислить общую итоговую меру величины эффекта для объединяемых из разных исслед. данных. Эта вычислительная процедура представлена выражением d dсредн. =, n согласно к-рому сумма положительных и отрицательных значений d для каждого включенного в обзор исслед. делится на число исслед. (п). Эта итоговая статистика (среднее d) и будет отображать величину эффекта между двумя состояниями групп, измеренного в единицах стандартного отклонения.

Заключение Решающим условием расширения сферы использования метааналитических методов является доступность необходимой информ. о статистических критериях, используемых в обозреваемых исслед.

Без сообщения в публикациях точных значений критериальных статистик (например, р, t, Z, d или r) и др. необходимой информ., перспективы применения М. будут весьма ограниченными. С увеличением доступности такой информ. будет продолжаться реальное расширение метааналитических исслед. и совершенствование его методологии.

По мере развития самого М. ряд проблем, считавшихся ранее препятствиями на пути использования его методов, привлек внимание исследователей. В результате были выявлены некоторые вызывающие сомнение аспекты М. и предприняты попытки (нужно сказать, успешные) найти решения этих проблем. В частности, М. справился с такими проблемами, как учет посредствующего воздействия др. переменных и применение в исслед. непараметрических методов. В настоящее время М.

представляет собой динамическую, многоаспектную систему методов, позволяющую теоретически и методологически убедительным способом объединять в одно целое данные разных научных исслед.

Будущее М., по-видимому, зависит не столько от разрешения технических проблем, сколько от продвижения в понимании концептуальной базы М.

См. также Теория алгоритмически-эвристических процессов, Критерий хи-квадрат, Корреляционные методы, Теория обработки информации, Проверка нулевой гипотезы, Моделирование структурными уравнениями, Анализ временных рядов Д. Никинович Метапсихология (metapsychology) В буквальном смысле слова термин М. означает то, что находится «за» психологией или «позади» нее, так же как термин «метафизика» означает то, что находится «за» физикой или «позади» нее. Эти два значения связаны между собой, но не идентичны. То, что находится «за» психологией, обычно относится к сфере систематизации или теорет. рассмотрения вопросов и проблем, к-рые, строго говоря, не принадлежат к области психологии, но релевантны ей. Обычно это проблемы и вопросы общетеоретического или филос. характера, предполагаемые психологией.

В этом смысле термин М. наиболее часто используется в рамках психоанализа. З. Фрейд часто употреблял этот термин, вначале подразумевая, что психология, к-рой он занимался, имела дело с тем, что лежало за пределами сознательного опыта, а позднее — говоря об исходных посылках психоанализа. Рапопорт и Гилл расширили М. психоанализа и показали, что полное его понимание возможно лишь при комплексном подходе, учитывающем 5 перспектив: а) динамическую (постулирование психол. сил);

б) экономическую (рассмотрение постулированных сил с т. зр.

количества заключенной в них энергии);

в) структурную (постулирование постоянных психол.

структур);

г) генетическую (описание происхождения и развития рассматриваемых психол. явлений);

д) адаптивную (понимание психол. явлений в их связи со средой).

Вторая трактовка термина М. — т. е., как того, что находится «позади» психологии, — появилась позднее и связана с развитием философии науки. С этой т. зр. М. — всего лишь одна из многочисленных научных специализаций, нацеленная на раскрытие максимально полной совокупности принципов, исходных предпосылок, понятий и принимаемых без доказательств способов объяснения или объяснительных факторов, к-рые делают конкретную науку понятной. Чтобы «метанаука» в этом смысле слова заявила о себе, сама наука должна просуществовать какое-то время;

тогда вслед за ней может прийти и «метанаука».

Разные трактовки термина М. использовал Ж. Политцер. Принимая на вооружение первую из рассмотренных выше трактовок, он обвинял «классическую психологию» в выходе за пределы ее собственного предмета — челов. действия, — для введения в оборот таких ошибочных метапсихологических понятий, как «материя души» или «внутренняя жизнь». В этом смысле термины М. и «метапсихологические» понятия (принципы и т. д.) имеют негативные, уничижительные коннотации, поскольку метапсихологические допущения понуждают психологию выходить за границы ее предмета и постулировать наличие таких фиктивных сущностей, как душа, ментальные процессы и факты сознания.

См. также Теоретическая психология А. Джорджи Метод антиципации (anticipation method) М. а. в вербальном научении — это распространенный способ предъявления стимульного материала в задачах на парные ассоц. и заучивание рядов.

При использовании М. а. в задачах на парные ассоц. испытуемым говорится, что они должны реагировать определенным образом всякий раз, когда предъявляется стимул. Несколько секунд спустя этот стимул и соответствующая ему реакция предъявляются совместно. Т. о. испытуемые чередуют антиципирующие реакции и получаемую обратную связь. Эти пары «стимул—реакция» предъявляются каждый раз в случайном порядке. Обучение продолжается до тех пор, пока не будет достигнут определенный критерий (например, правильное предвосхищение всех реакций). М. а. для задач на парные ассоц. отличается от метода проверки заучивания (также называемого методом задержки или вспоминания) для тех же задач, при к ром испытуемым показывают весь список пар прежде чем они будут давать ответы на каждый отдельный стимул.

При использовании М. а. в задачах на заучивание рядов испытуемым сначала предъявляется список элементов, к-рые предстоит заучить в соответствующем порядке. При последующих пробах испытуемые пытаются предвосхитить очередной пункт из списка за несколько секунд до его появления.

В каждой пробе элементы списка предъявляются в неизменной последовательности. Обучение продолжается до тех пор пока не будет достигнут определенный критерий (как правило, безошибочное воспроизведение). М. а. для задач на заучивание рядов отличается от метода проверки заучивания для тех же задач, при к-ром предъявления испытуемым полного списка чередуются с попытками воспроизвести этот полный список.

Достоинство М. а. заключается в том, что он обеспечивает испытуемых немедленной обратной связью в отношении правильности их реакций. Однако его недостатком яв-ся то, что он объединяет научение и выполнение. Выполнение, как правило, оказывается несколько лучшим при использовании метода проверки заучивания, чем М. а., хотя это превосходство может зависеть от характеристик заучиваемого списка.

См. также Методология (научных) исследований М. Мэтлин Метод критических случаев (critical incident technique) М. к. с., относящийся к категории методов профессиографического анализа деятельности, был впервые описан Дж. Фланаганом в 1954 г. Этот метод связан со сбором сотен описаний эпизодов эффективных и неэффективных трудовых действий, которые реально наблюдали в своей трудовой деятельности опытные специалисты, руководители и другие работники. Эти эпизоды, названные «критическими случаями», должны представлять собой специфические действия, к-рые иллюстрируют успех или неудачу в одной из сторон анализируемого вида деятельности. Напр., критическим неэффективным случаем для водителя грузовика может являться: «Водитель не посмотрел в зеркало заднего вида, когда давал задний ход, и в результате врезался в припаркованную машину».

Наблюдателя, вспоминающего критический случай, как правило, просят описать: а) что послужило причиной данного случая и ситуацию, в к-рой он произошел;

б) в чем именно заключалась эффективность или неэффективность действий индивидуума;

в) очевидные последствия этих действий;

г) в состоянии ли был индивидуум контролировать эти последствия.

После того как набирается несколько сотен критических случаев, они подвергаются контент анализу и классифицируются одним или несколькими экспертами по категориям или «измерениям» критического рабочего поведения. Эти измерения впоследствии служат основой для проверки или разраб. тестов и других процедур профессионального отбора. Их также можно использовать как базис при разработке программ профессионального обучения.

Важное преимущество М. к. с. как метода профессиографического анализа заключается в том, что он фокусируется на наблюдаемом и поддающемся измерению рабочем поведении. К недостаткам этого метода можно отнести то, что его реализация требует много времени и сил, а также его пренебрежение средним уровнем трудовой эффективности.

М. к. с. использовался также для других, не связанных с профессиографическим анализом, целей.

См. также Промышленная психология, Профессиографический анализ, Оценка труда работника для установления заработной платы, Анализ рабочих заданий У. Сосер-мл.

Метод Монтессори (Montessory method) На пороге XX в. в Европе приобрел распространение новый и революционный метод обучения — М. М. — основанный на оригинальных идеях Марии Монтессори, первой женщины-врача в Италии.

Ее страсть к преподаванию обнаружилась, когда она в своей школе начала обучать детей с задержками умственного развития, а позднее — трудных детей.

Она считала основной проблемой образования необходимость в установлении новых и лучших взаимоотношений между детьми и взрослыми на протяжении различных стадий детского развития. Она признавала права детей и с уважением относилась к ним как к людям, обладающим чувством собственного достоинства. Работа учителя, объясняла она, заключается в налаживании взаимоотношений между учеником и учителем. Это достигается путем управления ситуацией в классе и введением материалов, которые увлекают детей и позволяют им обучаться самим в своем собственном темпе. Здание школы должно стать Домом детей, с детской мебелью и оборудованием, специально изготовленными для того, чтобы отвечать их интеллектуальным и физ. потребностям.

Дети располагают свободой в выборе любых материалов, к к-рым они тянутся. Каждый выбор уч-ся раскрывает уникальные потенциальные возможности ребенка. Дети могут работать самостоятельно или в группах. Классы не разделены по возрасту и правила нацелены на поощрение взаимного сотрудничества, а не соперничества. Поскольку дети оказываются увлечены своей работой, они не имеют времени для озорства. Взамен этого они обретают самодисциплину.

Материалы Монтессори предназначены для обеспечения дошкольника элементами практ.

жизненного опыта, развития сенсорных способностей, языка и школьных умений. Письмо вводится до обучения чтению посредством рисования (копирования) букв пальцем на покрытой песком бумаге (tracing sandpaper letters). К 4 или 5 годам дети Монтессори спонтанно осваивают письмо.

Правописание осваивается с использованием разрезной азбуки.

Полный цикл обучения включает науки, историю, географию, геометрию и арифметику.

Pages:     | 1 |   ...   | 25 | 26 || 28 | 29 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.