WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 25 ] --

поэтому терапевты, ведущие краткосрочные курсы терапии, более активно руководят процессом. Поощряется внешнее проявление эмоций. Вмешательство развивается быстро, первая же беседа используется не только для обследования и сбора релевантной информ., но и для оказания терапевтического воздействия. Фактически фокусированная односеансовая терапия — это модель К. т., рассчитанная на одну встречу. Поведение психотерапевта обычно становится более гибким благодаря широкому спектру обслуживаемых им клиентов и потому в теорет. плане часто выглядит эклектичным.

Психодинамически ориентированные подходы. Во мн. краткосрочных психодинамических методиках для разъяснения происхождения психопатологии используется динамическая терминология наряду с терминологией объектных отношений. Питер Сифнеос описал краткосрочную провоцирующую тревогу психотерапию (short-term anxiety-provoking psychotherapy [STAPP]) как осн. на представлении о том, что психол. проблемы начинаются в детстве в рамках отношений с членами семьи и сложившиеся в то время стереотипы отношений переносятся во взрослую жизнь, где они продолжают вызывать трудности. Цель STAPP — вызвать «корректирующий эмоциональный опыт», когда клиент достигает инсайта в отношении своего поведения, приводящий к динамическому разрешению детских конфликтов.

Поведенческие подходы. Поведенческая терапия, осн. на эксперим. установленных законах научения, накопила солидную базу данных, подтверждающих ее теорию и практику. Ее методики широко используются и легко укладываются в границы К. т., хотя имеется множество примеров долговременной поведенческой терапии. Типичная поведенческая терапия проводится в три этапа. Во первых, идентифицируется поведение-мишень, требующее изменения. Во-вторых, идентифицируются подкрепления, поддерживающие это поведение, а тж др. подкрепления, обычно действующие в жизни клиента. Наконец, разраб. эксперим. программа манипулирования подкреплениями для формирования нового или целевого поведения. Терапевт и клиент получают информ. об успехе вмешательства по реакции клиента.

Когнитивные подходы. Один из наиболее эффективных видов ранней К. т. — рационально эмотивная терапия поведения, цель к-рой — помочь клиенту осознать, что тягостные чувства и дезадаптивное поведение яв-ся рез-том иррациональных мыслительных стереотипов и убеждений клиента. После того как эти стереотипы и убеждения обнаруживаются, ставятся под вопрос и изменяются, отрицательные эмоции и неадекватное поведение убывают или сходят на нет. Этот вид терапии осн. на применении мощной методики для выявления и оспаривания иррационального мышления. В конечном счете клиент овладевает методом, используемым терапевтом, чтобы при повторном появлении иррациональных мыслей больше не зависеть от терапевта.

Стратегические вмешательства. Примером терапии, осп. на стратегическом вмешательстве, яв-ся сфокусированная на решении сокращенная терапия (solution-focused brief therapy). Эта модель соответствует общим элементам К. т., по предлагает свои решения исходя из наблюдения, что теоретически для всех предъявляемых проблем и симптоматического поведения имеются исключительные ситуации или периоды времени, когда проблема или симптом перестают проявляться.

Считается, что ключом к изменению яв-ся фокусирование внимания на этих исключениях, а не на анализе проблемы. Вмешательства сконцентрированы на приросте таких исключений и, поскольку эти исключения исходят от клиента, отражают уважение и уверенность терапевта в способности клиента находить решения. Этот подход был адаптирован для работы с лицами, страдающими от злоупотребления алкоголем.

Статус краткосрочной терапии. Возможно, наиболее ярким примером совр. статуса краткосрочной модели яв-ся корпорация American Biodyne, Inc. — орг-ция по охране психич. здоровья.

Эта частная корпорация поддерживает компоненты психич. здоровья 5 млн чел., имеющих различные контракты мед. страхования. Используемая модель К. т. представляет собой сокращенную периодическую психотер. в течение жизненного цикла (BIT), к-рая описана Николасом Каммингсом.

Начало К. т. совпадает с движением за общественную систему психич. здоровья середины 1960-х гг. Она рассматривалась как метод обеспечения широких слоев населения помощью при использовании меньших ресурсов. Статус К. т. существенно изменился с того времени, когда она считалась малоэффективной практикой, проводимой психотерапевтами с минимальной подготовкой или в случаях, когда что-то препятствовало не ограниченной во времени терапии. Дальнейшему продвижению этого процесса способствуют мн. факторы, включ. большой объем накопленных рез-тов исслед., демонстрирующих, что К. т. и не ограниченная по времени психотер. неразличимы по достигаемой ими эффективности. Все большее количество учреждений обращается в своей деятельности к спланированной, ограниченной по времени модели в силу имеющихся финансовых ограничений. Совр. состояние научных исслед. и клинической практики дают достаточно солидное обоснование целесообразности использования К. т.

См. также Поведенческая терапия, Сокращенная психотерапия, Сокращенная терапия, Современные методы психотерапии, Эклектическая психотерапия, Новаторские психотерапии, Ограниченная по времени психотерапия Ф. Э. Денисон Креативность (creativity) В 1949 г. Дж. П. Гилфорд посвятил свое президентское обращение к Американской психол.

ассоц. теме К., отметив, что анализ реферативных изданий показывает неутешительную картину: из тыс. резюме статей по психологии только 186 касаются этой темы. С тех пор ситуация коренным образом изменилась;

начиная с 1970 г. ежегодно в среднем появляется 250 диссертаций, статей и книг на эту тему. Целый ряд журналов подтверждает законность данной области исслед. (напр. Gifted Child Quarterly;

Imagination, Cognition and Personality;

Journal of Creative Behavio;

Journal of Mental Imagery).

Вместе с тем К. до сих пор не имеет сколько-нибудь точного определения в психологии, и потому попытки измерить К. вызвали бурную полемику.

Различные об-ва создали совокупность терминов для описания видов деятельности, к-рые имеют сходство с тем, что зап. психол. тесты квалифицируют как проявление К. (или творчества). Первой гексаграммой (или гуа) китайской классической «Книги перемен» («И-Цзин») яв-ся цянь, или «творческий принцип». Эта гексаграмма выражает креативное действие Источника всего сущего, к-рый заставляет «объекты принимать соотв. форму», и Великого человека, вступающего во взаимодействие с этими формами, когда приходит время. Этот творческий принцип вступает в действие, когда великие люди гармонизируют свой образ жизни с универсальным течением. Конфуций добавляет:

«Действительно велика мощь Созидания: все сущее ведет от него свое начало;

эта мощь пронизывает всю Вселенную».

В большинстве восточных, африканских и традиционных индейских культур люди пользовались творческим воображением для обогащения и улучшения повседневной жизни;

новые изобретения обычно считались даром божеств или духов, к-рые использовали людей в качестве каналов связи с обычным миром (эти представления чрезвычайно напоминают идею Скиннера о том, что созидатель ничего не добавляет к своему творению, а выступает лишь в роли локуса, через к-рый действуют средовые факторы). Вместе с тем в нек-рых из этих об-в чел., создавшего нечто необычное (напр., маску), могли обвинить в нарушении традиций. Талантливые ремесленники ценились везде, но истинные новаторы часто подвергались нападкам. В зап. цивилизации не все люди имели равные возможности для творческого самовыражения;

в частности, не ценилось и не поощрялось творчество женщин, поэтому им трудно было развивать свои навыки (напр., логического мышления) или вести определенный, в частности уединенный, образ жизни, что часто необходимо для творчества.

Слово «К.» связано с понятием зарождения, или истока (origin itself) и соответственно с родственным термином «оригинальность» (originality). Одни психологи полагают, что продукты творчества непременно должны иметь некую соц. ценность или получить одобрение др. людей, в то время как другие предпочитают концентрировать внимание на процессе создания таких продуктов.

Предпринимаются тж попытки определить К. как уникальное достижение, способность или атрибут человека или нек-рой общности людей. Каждое из этих определений подразумевает существование уровней достижения, полезности или оригинальности, предполагая, что одни люди, группы, процессы или объекты могут быть более творческими, чем др.

Т. о., с позиций зап. психологии термин «К.» может использоваться для описания процесса создания чего-то нового в результате осознания пробелов в челов. знании, четкого определения этих дефицитов, поиска решений для их восполнения, формулирования гипотетических решений с их последующей проверкой и донесения до людей конечного продукта.

Попытки измерить степень К. привели к разработке тестов и оценочных шкал дивергентного мышления, творческого мышления, творческого восприятия и творческой деятельности. Для выявления творческих личностей стали применяться биографические опросники. Любой из этих подходов может быть использован для выявления лиц с высоким творческим потенциалом с целью предложить им специальное обучение. В США действуют специальные программы, причем нек-рые из них в масштабе всей страны. Вместе с тем эти методы оценки К. неоднократно подвергались критике в отношении содержательной и конструктной валидности и надежности соотв. тестов и шкал, ясности их инструкций и их применимости к разным популяциям, полноты оценки, а тж зависимости получаемых рез-тов от ситуационных и контекстуальных факторов. Обнадеживающие рез-ты получены при оценке уровня и/или типа К. при помощи естественных заданий, напр. сочинения стихов или коротких рассказов, сборки мозаики или решения стихийно возникающих задач.

Несмотря на все свои недостатки, тесты К. широко используются в исследовательских проектах.

Баррон и Херрингтон подсчитали, что в 70 исслед. были выявлены положительные, статистически значимые связи «между показателями дивергентного мышления по различным тестам и приемлемыми нетестовыми проявлениями творческой деятельности». Вместе с тем в нек-рых исслед. тестовые показатели К. не коррелировали значимо с творческим поведением или творческими достижениями, что говорит о важности выявления релевантных творческих способностей в каждой профессиональной области и подборе соотв. тестов для их измерения. В когнитивных исслед. идентифицированы такие качества творческого мышления, как придание значения расширенным рабочим совещаниям, разнообразная «игра» с идеями, использование нестандартных стратегий, анализ парадоксальных элементов проблем, переключение с общего на частное и обратно.

Были тж выявлены нек-рые общие личностные характеристики творческих людей, такие как придание высокой ценности эстетическим качествам опыта, широта интересов, энергичность, тяготение к сложным задачам, независимость суждений, автономность, интуиция, уверенность в себе, способность разрешать парадоксы или примирять явно противоположные или конфликтующие элементы в Я-концепции, твердое осознание себя как творческой личности. Помимо этого более развитые творческие способности имеют первенцы в семье и дети, рано потерявшие родителей. Эти обстоятельства, по-видимому, приводят к «интенсивно переживаемому детству», часто связываемому с последующими творческими достижениями. Группы творческих людей сильно различаются по ряду др.

показателей, в частности, у писателей и их близких родственников чаще обычного встречаются аффективные расстройства, тогда как ученые-исследователи растут «интеллектуальными бунтарями» и склонны разрывать близкие связи с родительской семьей в период отрочества—юности.

Программы обучения творчеству исходят из предположения, что творческую деятельность можно существенно усилить. Это допущение не получает всеобщей поддержки у психологов, придающих решающее значение биолог. детерминантам и научению в раннем детстве. Авторы нек-рых подходов к развитию К. признают, что за короткое время нельзя сколько-нибудь существенно повлиять на важные для творчества навыки и умения, т. к. эти составляющие творческой деятельности включают в себя такие элементы, как знание предмета, технические навыки, когнитивный и рабочий стили. В рез те эти программы придают особое значение мотивации на задачу (посредством моделирования, фантазирования, поощрения самостоятельного выбора, безоценочности и др.), чтобы дать возможность чел. выразить свои способности, не подрывая веру в них. Нек-рые авторы таких программ занимают более оптимистическую позицию в отношении повышения К., делая ставку на когнитивные, а не социально-психологические методы. Напр., программы мозгового штурма делают упор на отсрочку суждения, синектика стимулирует творческую активность путем обучения развивать аналогии, программы решения творческих задач учат людей генерировать нестандартные идеи, используя такие методики, как объединение двух или большего числа несочетаемых понятий. Нек-рые программы для школьников, напр. Purdue creativity training program и Productive training program, оказались эффективными в том, что касается повышения показателей по стандартным тестам К.

В дальнейшем предстоит выявить генетические маркеры творческой деятельности, свести воедино данные исслед. личностных и когнитивных особенностей творческих людей, оценить роль измененных состояний сознания в творческом мышлении, определить роль безумия в блокировании или, наоборот, облегчении творческого выражения, идентифицировать семейные и школьные факторы, способствующие воспитанию творческих личностей. В мире существует множество соц., экономических и экологических проблем, требующих творческого подхода, что говорит о значимости этой области психологии и востребованности труда психологов, посвятивших себя изучению творческого принципа «И-Цзин» и его проявлениям в челов. жизни.

См. также Абстрактный интеллект, Морфология искусства, Человеческие факторы, «Мягкий» детерминизм, Бессознательные умозаключения С. Криппнер Кривые научения (learning curves) Прогресс в научении может выражаться в следующих изменениях: увеличении частоты, вероятности возникновения, скорости и силы реагирования, уменьшении латентного периода реакции, времени выполнения задачи и числа совершаемых ошибок. Эти изменения в исполнении часто представляются в форме т. н. К. н., построенных в системе координат с осью абсцисс, по к-рой чаще всего откладывается количество совершенных попыток (проб), а иногда — время, и с осью ординат, отображающей к.-л. из только что описанных мер научения.

Различные меры научения на этих графиках ведут себя по-разному. Кривые амплитуды реакций, вероятности возникновения реакции, скорости и темпа реагирования по мере научения будут расти;

кривые латентного периода реакции и др. связанных со временем мер будут снижаться. Для кривых, отражающих вероятность и процент правильных реакций, часто характерен двойной изгиб. Поскольку условные реакции вырабатываются лишь после неск. подкреплений, первая часть такой кривой может оказываться плоской, оставаясь на нулевом уровне. Вслед за ней следует участок роста с положительным ускорением, к-рый вскоре сменяется участком кривой с отрицательным ускорением, т.

к. достигается максимум.

Большинство К. н. отражают групп., а не индивидуальные рез-ты исполнения. Во мн. случаях это создает определенные проблемы, особенно в экспериментах, где испытуемых тренируют до достижения нек-рого критерия результативности, напр. 100% условных реакций в блоке попыток (проб). Для достижения этого критерия разным испытуемым потребуется разное количество попыток, что затрудняет определение точек оси абсцисс, напротив к-рых на графике можно было бы откладывать показатели, отражающие общий ход научения. Одним из решений этой проблемы яв-ся использование кривой Винсент (Vincent curve). Суммарное количество попыток, необходимых каждому испытуемому для достижения заданного критерия, делится на дробные доли, напр. десятые, и используемые меры научения откладываются на графике для этих частей. Этот метод позволяет объединять рез-ты испытуемых, значительно варьирующих по числу попыток, необходимых для достижения критерия.

К сожалению, эта и др. процедуры объединения рез-тов могут искажать картину приобретения навыка, иллюстрируемую К. н. Прежде всего исполнение отдельных испытуемых в экспериментах по приобретению навыков, как правило, оказывается нерегулярным, сопряженным со случайными подъемами и снижениями. Выбирая первую точку, в к-рой испытуемый достигает определенного произвольно выбранного уровня, в качестве критерия научения, мы очень часто прерываем сеанс научения в той точке, к-рая случайно оказывается высокой. Этот факт объясняет по крайней мере нек рые из тех резких скачков на концах К. н., построенных методом Винсент. Эти скачки напоминают финишные рывки на заключительной стадии процесса научения. Сегодня представляется очевидным, что они зачастую яв-ся критериальными артефактами, поскольку эксперимент завершается после серии необычайно успешных попыток.

См. также Классическое обусловливание, Оперантное обусловливание Г. А. Кимбл Кризис идентичности (identity crisis) Э. Эриксон описывает состоящий из восьми стадий процесс развития Эго в виде последовательности психосоциальных кризисов. В юности главной задачей развития становится разрешение конфликта, назв. Эриксоном «идентичность против ролевой диффузии». В процессе его разрешения может возникнуть К. и.

Поскольку теоретики психоан. ориентации считают идентичность одним из самых важных аспектов силы Эго и его развития, К. и. придается особое значение.

Эриксон толкует идентичность как интеграцию всех предыдущих идентификаций и Я-образов.

Формирование идентичности — это процесс преобразования всех прежних идентификаций в свете ожидаемого будущего. Хотя развитие идентичности достигает критической точки, в к-рой возможно наступление кризиса, только в период юности, оно начинается в младенчестве. В сильно структурированных об-вах с обязательными ритуалами перехода к взрослой жизни или жестко определенными ролями для подростков К. и. менее выражен, чем в демократических об-вах.

Пытаясь избежать К. и., нек-рые юноши и девушки слишком спешат с самоопределением, смиряются с сознанием предопределенности и потому не в состоянии раскрыть свой потенциал полностью;

другие растягивают этот кризис и состояние расплывчатой идентичности на неопределенное время, растрачивая т. о. свою энергию в затянувшемся конфликте развития и сомнениях по поводу самоопределения. Иногда диффузная идентичность находит выражение в т. н.

«негативной идентичности», при к-рой индивидуум принимает опасную или соц. нежелательную роль.

К счастью, без сколько-нибудь серьезного кризиса, большинство развивает одно из неск. возможных позитивных Я.

Тяжелый К. и. можно предотвратить разными способами. Родителям и значимым взрослым следует избегать чрезмерных требований к детям и не ставить перед ними слишком неопределенные цели. Взрослым следует тж поощрять детей преследовать собственные интересы, хваля за достижения;

поддерживать их, когда они сталкиваются с трудностями;

помогать раскрывать и развивать свой потенциал;

приучать к ответственности, позволяя испытывать на себе последствия своих поступков, если, конечно, они не слишком опасны;

уважать их как личностей и не унижать, когда им не удается жить согласно ожиданиям взрослых, и, наконец, способствовать росту их отзывчивости, к-рая ведет к развитию идентичности, позволяющей легко приспособиться к об-ву. Кроме того, подросткам нужно обеспечить широкий выбор вариантов позитивного образа жизни или функциональных моделей для подражания — с возможностью испытать неск. приемлемых ролей, лучше узнать себя и получить информ. о реальных шансах и вариантах, предоставляемых той культурой, в к-рой они развиваются.

Было установлено, что неправильное прохождение К. и. коррелирует с широким спектром проблем — от трудностей психол. роста до патологии. Сильная диффузия идентичности связана с неспособностью принимать решения, запутанностью в проблемах, потерей индивидуальности на людях, трудностью установления удовлетворяющих отношений с тенденцией к изоляции, трудностями в работе и низкой способностью к сосредоточению. Поскольку идентичность не без основания считается одним из осн. элементов развития Эго и его силы, неудовлетворительное разрешение К. и. делает индивидуума менее способным справляться с насущными задачами приспособления.

Хотя наиболее глубокий К. и. чаще всего приходится на годы юности, люди могут испытывать его в любом возрасте. Первонач. Эриксон употреблял термин «К. и.» применительно к опыту ветеранов Второй мировой войны. Позже он наблюдал сходную спутанность идентичности у молодых людей, потерявших жизненные ориентиры, и пришел к выводу, что К. и. — это часть нормального юношеского развития. Кроме того, собственный опыт иммигранта позволил Эриксону предположить, что даже если человеку удалось разрешить юношеский К. и., последующие драматические перемены в жизни способны вызвать повторение кризиса. Помимо иммигрантов К. и. могут испытывать мн. др. категории людей: уволенные в отставку военные, прежде занимавшие положение всеобщих любимцев и имевшие соотв. статус;

вышедшие на пенсию гражд. лица, чья идентичность была практически целиком построена на их работе;

нек-рые люди, живущие на гос. пособие и потому считающие себя «пустым местом» из-за существующей в нашем об-ве тенденции определять идентичность через профессию;

матери, чьи дети выросли и покинули родительский дом (синдром опустевшего гнезда);

люди, оказавшиеся перед необходимостью менять свои планы на будущее вследствие неожиданной инвалидности, и т. д.

Ряд др. исслед. посвящен кризису, переживаемому умирающим. Чувству идентичности человека в таком состоянии угрожают многочисленные потери: деловых связей, семьи, друзей, функций организма и сознания.

Хотя распространение понятия К. и. на события взрослой жизни в известной мере оправдано, тенденция применять его к орг-циям и странам (напр., компания X претерпевает К. и.) ведет к чрезмерному расширению и, как следствие, искажению этого понятия.

См. также Эриксонианские стадии развития, Формирование идентичности Д. Моутет Кризисное вмешательство (crisis intervention) К. в. представляет собой относительно новую дисциплину, осн. задачей к-рой является оказание временной неотложной эмоциональной помощи пострадавшим в результате психол. и физ. травмы.

Изнасилование, жесткое обращение с детьми или супругом/ супругой, попытка самоубийства, семейные конфликты, разбойное нападение, грабеж и ночная кража со взломом — все это может стать источником мощного и необычного стресса в жизни чел. Подобные стрессы предъявляют повышенные требования к адаптивным возможностям индивидуума, при истощении к-рых и нарушении эффективного функционирования возникает кризис, вызывая потребность в эффективном вмешательстве.

Эффективное вмешательство помогает предотвратить тяжелую эмоциональную дезорганизацию, к-рая ставит под угрозу физ. и психол. благополучие индивидуума. Незамедлительное и целенаправленное вмешательство снижает вероятность прогрессирования расстройств, дает хорошие шансы на полное восстановление докризисного уровня функционирования, при этом потребность в последующей психотер., консультировании или госпитализации заметно снижается. Время в данном случае является решающим фактором. Неэффективное или дезадаптивное поведение жертвы кризиса следует как можно раньше прервать, редуцировать, придать ему др. направление. В связи с этим К. в., в отличие от др. форм индивидуального вмешательства, должно проводиться чрезвычайно быстро.

Воздействие эмоционального стресса на тело и разум пока во многом непонятно. Именно поэтому изучение К. в. в равной мере важно независимо от профессиональной подготовки. Психолог, психиатр, соц. работник, консультант, к сожалению, не имеют достаточной теорет. подготовки и практ.

навыков в области К. в. Тем не менее недостаточная базовая подготовка никоим образом не мешает эффективному функционированию в кризисных ситуациях. Необходимые навыки может сформировать, отточить и использовать любой чел., профессионал и волонтер, министр, учитель или друг, готовый проявить заботу о психич. благополучии тех людей, с к-рыми приходится ежедневно встречаться.

История движения кризисного вмешательства Термин «К. в.» используется неоправданно широко и часто не по назначению. Для психолога он может быть равнозначен психотер., для консультанта — краткосрочному консультированию, а для психиатра, возможно, — госпитализации.

Разработку теории К. в. обычно приписывают Джералду Кэплану и Эриху Линдеманну, к-рые исследовали лиц, находящихся в актуальных кризисных ситуациях, что позволило накопить осн.

информ. в этой области. Хотя работа проводилась после Второй мировой войны, историю того, что теперь принято называть К. в., можно проследить по меньшей мере с начала XX в., когда на Северо Востоке США были созданы первые центры помощи. С того времени знач. возросло число агентств, центров помощи, горячих линий.

Национальный ин-т подготовки в области К. в. (National Institute for Training in Crisis Intervention) объединил под одной крышей ученых, специалистов-практиков, парапрофессионалов, волонтеров без специальной подготовки, работников полицейских служб и др. Такое сотрудничество не только способствовало дальнейшему развитию единой теории К. в., но и позволило преодолеть мн.

традиционные барьеры — особенно между стражами порядка и персоналом агентств по предоставлению помощи. В рез-те неотложная эмоциональная помощь жертвам кризиса стала более эффективной.

Были разработаны различные уровни подготовки, а тж план аттестации работников кризисных служб. В 1980 г. образована Федеральная аттестационная комиссия по К. в. (American Board of Examiners in Crisis Intervention), к-рая занимается выдачей квалификационных удостоверений представителям агентств и отдельных профессий, планирующих проводить К. в.

Процедуры кризисного вмешательства К. в. представляет собой оперативную реакцию на проблему, требующую немедленного разрешения. Жертвы кризиса часто дезорганизованы, склонны к замешательству и опасному поведению, поэтому крайне важно, чтобы они как можно быстрее попали в поле зрения специалиста по К. в., способного незамедлительно и квалифицированно отреагировать на ситуацию. Задача специалиста — помочь жертве использовать личностные и соц. ресурсы, а в перспективе вернуться к докризисному уровню функционирования.

С этой целью рекомендуется стандартный набор процедур. Предлагаемые инструкции не устанавливают жестких правил и не умаляют значимости личного стиля работы специалиста по К. в., а, напротив, призваны способствовать макс. раскрытию его творческого потенциала. Достаточно простая форма проведения К. в. диктуется большим разнообразием возможного поведения жертв кризиса и различными соображениями, возникающими у специалиста по К. в. при общении с ними. Обычно специалист в начале К. в. в той или иной мере сам испытывает тревогу. Простые инструкции позволяют сохранять уверенность в том, что независимо от собственного эмоционального состояния все необходимые аспекты работы с жертвами будут охвачены.

Безотлагательность Действия специалиста по К. в. должны быть направлены на снижение уровня кризиса с первых минут встречи с пострадавшим. Действовать надо немедленно! Со временем кризис усугубляется и потребуется более длительный срок, прежде чем станут заметны рез-ты вмешательства.

Контроль Жертвы кризиса часто плохо контролируют себя и ситуацию, в к-рой оказались. Именно поэтому, а тж в целях безопасности специалист по К. в. должен взять на себя контроль ситуации и поведения жертв кризиса. Это следует делать быстро и до тех пор, пока будет сохраняться необходимость.

Иногда это занимает всего неск. мгновений, а иногда длится долго. В случае, если жертве кризиса не будет оказана своевременная поддержка, это может привести к тяжелым расстройствам.

Способы овладения ситуацией и поддержания контроля зависят от конкретных обстоятельств и творческого потенциала специалиста по К. в. Его внешний облик, рассаживание клиентов, необычные вопросы, изменение интонации, свист или др. резкий звук, работа в паре с др. специалистом, даже особая манера вести себя — все это помогает контролировать ситуацию. Без должного контроля практически невозможно оказать действенную помощь жертвам, да и сам специалист по К. в. может оказаться в опасности.

Оценка Почему жертва оказалась в критической ситуации именно в это время? Какие обстоятельства способствовали кризису? Какие попытки предпринимала жертва или ее окружение для разрешения стрессовой ситуации? Специалист по К. в. должен быстро и точно оценить ситуацию, учитывая личностные особенности пострадавших для того, чтобы разработать эффективные меры преодоления кризиса. Получаемая информ. должна быть макс. точной и иметь практ. значимость. Следует концентрироваться лишь на недавних событиях.

План действий Действия специалиста по К. в. могут помочь жертве, но могут и причинить вред. Следовательно, план вмешательства должен быть тщательно продуман. Наиболее значительных и устойчивых рез-тов можно достичь лишь в том случае, когда специалисту по К. в. удается помочь жертвам кризиса самим проработать свои проблемы. Задача специалиста заключается только в том, чтобы помочь жертве вернуться к докризисному уровню функционирования. Главное отличие К. в. от психотер. состоит в том, что К. в. призвано помочь взять проблему под контроль, а не разрешить ее. Эффективное К. в.

значительно повышает вероятность успешного разрешения проблем в будущем.

Предоставление справочной информации и направление к специалистам Крайне важно при необходимости своевременно направить жертву к соотв. специалистам или в общественные орг-ции для получения дополнительной помощи, что, к сожалению, делается далеко не всегда. Известно много случаев, когда по этой причине в целом вполне квалифицированное К. в.

потерпело неудачу. Получение жертвой адекватной дополнительной помощи возможно лишь при условии тщательного планирования и хорошего знания специалистом всех возможных ресурсов. Собрав соотв. сведения еще до начала К. в., специалист сможет предоставить жертве исчерпывающую информ.

по данному вопросу.

Последующее наблюдение Действенность К. в. обеспечивается по-разному, в т. ч. путем диспансерного наблюдения за бывшей жертвой кризиса. С помощью телефонного звонка удается выявить новые проблемы, напр.

отсутствие транспорта и невозможность добраться до рекомендованного агентства по оказанию помощи или к.-л. иные трудности, устранив к-рые специалист закрепляет рез-ты своей работы по К. в.

Дж. Л. Гринстоун, Ш. Левитон Критерий оценки трудовой деятельности (criterion in employment) К. о. т. д. — это мера (или оценка) успешности работы. Без хорошего К. о. т. д. невозможно правильно поставить цель при приеме на работу, расстановке кадров, обучении, оценке деловых качеств или планировании повышения сотрудников. В наше время, когда сильно профсоюзное движение, строго контролируется соблюдение гражданских прав и государство вмешивается в дела работодателей, отсутствие хорошего К. о. т. д. может приводить к серьезным неблагоприятным последствиям. Ошибку, сделанную при приеме на работу, невозможно исправить, уволив сотрудника;

доходит до того, что приходится повышать сотрудника в должности, даже если начальник предпочел бы его уволить. Кроме того, специалисты по трудоустройству и профориентации не могут помочь клиенту найти работу по определенной профессии или рекомендовать своего клиента потенциальному работодателю, если они не могут с нек-рой долей вероятности указать, какие именно качества необходимы для успешной работы по конкретным профессиям.

При разработке К. о. т. д. необходимо ответить на два принципиальных и трудных вопроса: а) Каковы составляющие успешной работы по конкретной специальности? б) Насколько значим каждый из уже разраб. статистически измеримых К. о. т. д.?

К. о. т. д. — это мера уровня деятельности, имеющая количественное выражение и осн. на полном описании работы по конкретной специальности. Чтобы называться таковым, этот критерий сам должен удовлетворять семи следующим критериям:

1. К. о. т. д. должен быть количественным. В качестве примеров можно привести общую стоимость проданного продавцом товара, выраженную в долларах;

количество единиц продукции, произведенной рабочим завода;

или время, показанное на дистанции бегуном. Нек-рые данные не образуют непрерывного ряда значений, лежащих между низшими и высшими показателями, но все равно поддаются статистической обработке — их можно ранжировать.

2. К. о. т. д. должен соответствовать фактическим требованиям данной работы. При найме на работу следует использовать профессиограмму, соотв. успешному выполнению данной работы.

3. Критерий успешности должен учитывать, в какой степени выполнение работы зависит от квалификации работника и прилагаемых им усилий. При оценке качества выполнения работы следует принимать во внимание комплексность и трудность порученных задач.

4. При использовании неск. критериев необходимо учитывать их относительную значимость. В каждой работе есть важные и второстепенные требования. Необходимо учитывать каждый пункт пропорционально его значимости. Эти пропорции иногда бывает трудно определить. Простым способом оценки относительной значимости различных аспектов работы яв-ся сравнение времени, затраченного на каждый из них, но часто такая мера оказывается неподходящей.

5. Измерения критерия должны давать согласующиеся — на заданном уровне — рез-ты. Следует стараться, чтобы критерий успеха был как можно более объективным, или определять его т. о., чтобы разные оценщики могли проявить разумное единообразие.

6. К. о. т. д. должен выражаться в сравнимых единицах. Статистические показатели, такие как процентили, Т-показатели и z-оценки, дают возможность сравнивать степень мастерства, достигнутого представителями разных профессий или специалистами разного уровня внутри одной профессии.

7. Если это возможно, то К. о. т. д. следует свести к одному числу. В нек-рых случаях это требование выполняется автоматически за счет конечного рез-та выполнения работы. Однако часто не удается разраб. единственный аддитивный показатель, и общую оценку приходится получать либо с помощью к.-л. статистического метода, наподобие частной или множественной корреляции, либо полагаясь на заключение специалистов.

До недавнего времени в литературе уделялось мало внимания разраб. критериев успешной работы или даже размышлениям о том, какими они должны быть. Семь предложенных критериев такого критерия имеют ряд ограничений, и, кроме того, к нек-рым ситуациям они применимы лишь частично;

но чем точнее соответствует этим критериям К. о. т. д., используемый орг-цией, тем удовлетворительнее рез-ты найма, оценивания и продвижения по службе работников.

См. также Практика найма рабочих и служащих, Оценка труда работника для установления заработной платы Р. У. Хазбенд Критерий хи-квадрат (chi square test) К. хи-квадрат (2) был разработан в 1900 г. К. Пирсоном. Это непараметрический критерий, осн.

на сравнении наблюдаемых (f0) и ожидаемых (fe) частот;

последние могут быть либо теоретическими, либо эмпирическими. Осн. формула для вычисления статистики 2:

k ( f0 - fe ) =.

fe 2 чаще всего применяется к одномерным группировкам, 2 х k группировкам, k x 1 группировкам и таблицам сопряженности 2 x 2, и используется в качестве критерия согласия. На статистике основаны такие меры связи, как коэффициент фи (), коэффициент сопряженности (С) и фи Крамера ('). Хи-квадрат осн. на мультиномиальном распределении, к-рое сводится к биномиальной форме при k = 2 2 используется в многомерной статистике и при вычислении полиномиальных вероятностей, особенно в логлинейных (логарифмически-линейных) моделях.

См. также Статистика в психологии П. Ф. Меренда Кросс-культурная психология (cross-cultural psychology) Наука о челов. поведении должна включать в себя данные наблюдений, собранные по всему миру, а не только в неск. промышленно развитых странах, где, в основном, и проводились до сих пор исслед. Понятие культуры суммирует множество важных воздействий, оказываемых на челов.

поведение, и содержит основания для понятий личной и групповой идентичности, формируемой и сохраняемой людьми. Кроме того, различные аспекты культуры оказывают большое влияние на формулировку, распространение и принятие программ, предусматривающих оказание психол. услуг или использование психол. принципов. Кросс-культурные исслед. имеют тж важнейшее значение для разраб. теории и программ, нацеленных на применение знаний, полученных в ходе исслед.

Определения культуры Как и в случае мн. сложных понятий, длительное время изучаемых психологами, таких как личность, интеллект и патологическое поведение, ни одно определение «культуры» не является общепринятым. Кребер и Клакхон высказали предположение о том, что мн. определения содержали «эксплицитные или имплицитные паттерны поведения или образцы для поведения, передаваемые с помощью символов, составляющие особые достижения групп людей... [а тж] представления и связанные с ними ценности». Гершкович выдвинул столь же важное предположение относительно того, что культура «представляет собой рукотворную часть среды обитания человека». Триандис проводил различие между материальной и субъективной культурой. Первая включает в себя такие сделанные человеком объекты, как дома и орудия труда, а вторая охватывает реакцию людей на эти объекты в форме ценностей, ролей и аттитюдов.

Очень важно определить границы понятия культуры, в противном случае оно может оказаться настолько всеобъемлющим, что ничего или почти ничего не сможет объяснить в частности.

Поскольку большая часть кросс-культурных исслед. имеет целью уяснение понятий в том виде, как их представляют себе носители изучаемой культуры, влияние когн. психол. в этой области всегда было сильным. Большинство работ было посвящено знаниям людей об окружающем их мире, их коммуникации, обусловленной этими общими знаниями, и передаче этих знаний следующим поколениям. При таком акценте третье определение культуры, принадлежащее Гиртцу, схватывает суть кросс-культурных исслед.: «Культура — это исторически передаваемый паттерн значений, воплощенных в символах, система наследуемых представлений, выраженных в символических формах, посредством к-рых люди сообщают, сохраняют и развивают свои знания о жизни и свои аттитюды к ее разным сторонам».

В исследовательских проектах мн. психологи используют различные аспекты всех трех определений. При изучении этноцентризма, напр., тот факт, что представления имеют «приданную ценность» (предположение, высказанное Кребером и Клакхоном), следует дополнить понятием «символических форм», сформулированным Гиртцем. Тот факт, что символы людей имеют ценность, ведет к этноцентрическому мышлению, особенно если это касается таких субъективных элементов, как идеология, религия, мораль или закон. Этноцентризм относится к глубокому убеждению, что собственная культура всегда яв-ся самой лучшей (согласно собственным стандартам этой культуры), а все остальные уступают ей.

Определение кросс-культурной психологии К.-к. п. изучает влияния культуры на челов. поведение. Говоря более строго, она занимается эмпирическим исслед. членов различных культурных групп с идентифицируемым опытом, к-рый ведет к предсказуемым и значимым различиям и сходствам в поведении.

Родственный слову «культура» термин, к-рому психологи уделили много внимания, — это субкультура. Этот термин часто используется, когда речь идет о группах людей, обладающих опытом (могущим повлиять на поведение и влияющим на него), отличным от такового большинства людей данной страны или об-ва. Люди, принадлежащие к субкультуре, живут в той же самой стране или об-ве, что и остальное большинство населения, причем последних часто называют культурой большинства (majority culture). Субкультура — это очень гибкое название, и его часто используют для обозначения девиантных групп, говоря, напр., о субкультуре наркотиков или субкультуре банд мотоциклистов.

Всякий раз, когда группа людей создает свои собственные нормы, жаргон и средства коммуникации, их действия напоминают различные субкультуры. Обычно развиваются и такие негативные последствия, как недоверие к чужакам.

Чел. может принадлежать к неск. субкультурам, а тж к культуре большинства.

Нек-рые люди могли бы считаться членами данной культуры, но они явно отвергают определенные ценности и предписываемые в рамках этой культуры модели поведения. Примером могут послужить молодые, хорошо образованные люди, отвергающие трудовую этику и накопление личного богатства и вместо этого отдающие предпочтение коллективному владению собственностью. В таких случаях можно выделить неск. важных моментов, к-рые можно обнаружить практически во всех крупных и сложных культурах. Во-первых, даже если люди отвергают свойственные культуре ценности и модели поведения, они знакомы с тем, от чего они отказываются, поскольку им было сообщено об этих ценностях и желательном поведении и они наблюдали за остальными людьми, к-рые действительно принимают культурные нормы.

Второй момент, заслуживающий внимания, заключается в том, что следует рассматривать жизнь людей на всем ее протяжении. Люди могут восставать против обычаев в молодости, но, по мере взросления, принятие культурных норм и ценностей часто демонстрирует свою функциональность.

Очень часто родительские обязанности даже самых яростных радикалов заставляют принять условности. Казино приводит обсуждение функциональной природы идентичности людей в кросс культурных ситуациях. Люди обладают большим количеством возможных идентичностей в силу этнических корней (к-рые часто позволяет делать заявления о множественной этнической принадлежности), религиозной принадлежности, путешествий в др. культуры, образования, опыта работы и т. д. Люди всегда могут выбрать что-нибудь из этого «шведского стола», для того чтобы удовлетворить требованиям различных ситуаций. Если члены определенной этнической группы получают доступ к стипендиям на получение высшего образования, то люди могут заново открыть свою связь с этой группой через какого-то давно забытого родственника. Если желательно получить рабочее место, то можно попросить друга (издавна приверженного трудовой этике) о содействии.

Широкое использование «культуры» как теоретически важной переменной Любое определение полезно до тех пор, пока оно помогает исследователям собирать более ценные данные. Существует опасность того, что понятие культуры станет настолько широким, что это ограничит его применимость. В своем обзоре исслед. по психологии развития Харкнесс указал на «невидимость культуры в психол. теории», утверждая, что исторически сложившееся пренебрежение этим понятием привело к излишнему упору на нативистские теории развития ребенка. Поскольку в процессе типичного исслед. внутри любой одной страны множество аспектов культуры не оцениваются, рез-ты слишком часто списываются на генетические факторы и присутствие или отсутствие нек-рых предполагаемых универсальных процессов. Аналогичным образом, Таухей указывал на важность культуры при анализе неудач повторных исслед. в соц. психол.: «Быстро увеличивающийся массив исследований по К.-к. п. вызывает у ученых сомнения в том, что мн. базовые открытия, касающиеся личности и микросоциальных процессов, можно распространить на различные культуры».

Цели и преимущества кросс-культурных исследований Извлекая пользу из теорет. осмысления «культуры» антропологами, психологи сами проанализировали цели кросс-культурных исслед. и те выгоды, к-рые они могут принести для теории развития. Расширение спектра переменных. К наиболее часто упоминаемым выгодам кросс культурных исслед. относится расширение спектра независимых переменных, или более широкий спектр возможных реакций на зависимые переменные в др. культурах или при проведении кросс культурных сравнений. Несомненно, самым показательным примером является возраст, в к-ром отнимают детей от груди. Если исследователи интересуются связью между возрастом отнятия от груди и др. решениями родителей относительно поведения, связанного с воспитанием детей, или между возрастом отнятия от груди и будущей взрослой личностью выросших детей, то в пределах одной культуры здесь наблюдается весьма незначительный разброс. В США и большинстве стран Западной Европы ребенка отнимают от груди в возрасте от 6 мес. до 1 года. Однако поскольку общепринятый возраст в др. культурах варьирует в широких пределах и может достигать иногда 5 лет, то в том случае, если ученые сравнивают выборки из разных культур, они могут установить связь такого параметра, как возраст отнятия от груди, с др. переменными. В Архивах челов. отношений (HRAF — Human Relations Area Files), прекрасно структурированной компиляции информ., относящейся к сотням культур, собраны сведения, касающиеся множества проявлений повседневного поведения людей во всем мире.

Данные, содержащиеся в них, были в основном собраны антропологами и поэтому относились по большей части к области их интересов (родство, землевладение, ритуалы). Эти данные касались непосредственно наблюдаемого поведения — возраста отнятия от груди, дисциплинарных мер, применяемых родителями, и количества людей, осуществляющих заботу о детях. Сведения о более абстрактных вопросах, интересующих психологов, к-рые можно было бы собрать, только проведя обширные опросы (напр., представления людей об интеллекте, желательных чертах личности ребенка, к-рые помогали бы детям справиться с будущими переменами в жизни), присутствуют в Архивах лишь фрагментарно.

В одной из первых крупномасштабных исследовательских программ, целью к-рой было установить, какие теории — научения или врожденных способностей — больше соответствуют истине, Сегалл и др. попытались соотнести особенности окружения, в к-ром воспитывались люди, и независимо оцениваемые перцептивные механизмы. Однако авторы не смогли эффективно провести свою работу ни в одной стране мира, поскольку в каждой конкретной стране спектр особенностей среды был относительно узок. Тогда они исследовали значительное количество различных культур, черты к-рых варьировали в широком диапазоне, особенно такие особенности, как присутствие или отсутствие зданий, построенных с помощью орудий труда, количество прямых углов в расположении строительных конструкций и открытых перспектив, уходящих к горизонту. Данные, касающиеся реакций людей на ряд зрительных иллюзий, что и являлось тестом перцептивных тенденций в данном исследовательском проекте, собирались на 17 различных выборках в США, Африке и на Филиппинах.

Т. к. у представителей различных культур были выявлены большие различия в подверженности зрительным иллюзиям, систематически связанные с особенностями окружающей среды, это было расценено как доказательство существования перцептивных механизмов, приобретаемых в процессе научения. Заслуживает особого упоминания важная методологическая особенность этой работы, к-рая может оказаться полезной для разнообразных кросс-культурных исслед. Сегалл и др. обнаружили, что люди, принадлежащие к культурам, где изобиловали строения с прямыми углами (получившие название «среды, созданной плотником» (carpentered environment)), оказались более чувствительными к иллюзии Мюллера—Лайера, тогда как представители культур, где преобладали открытые перспективы, были более восприимчивы к горизонтально-вертикальной иллюзии. Так, жители США, по сравнению с африканскими деревенскими жителями, были более восприимчивы к первой иллюзии и менее — ко второй. Взаимодействие между выборкой и стимулами исключает множество возможных альтернативных объяснений, таких как незнакомство с задачей в одной или неск. выборках.

Несмешивающиеся переменные Интригующая возможность состоит в том, что переменные, к-рые встречаются вместе в одной культуре и, следовательно, смешиваются при любом статистическом анализе, можно изучить по отдельности в др. культурах или путем кросс-культурного сравнения. Классическим примером этого является анализ поведения, к-рое З. Фрейд наз. «эдиповым комплексом», проведенный Б. Малиновским.

При кросс-культурном анализе эдипова комплекса оказалось, что наблюдения Фрейда основывались лишь на ограниченном наборе условий, существовавших в Вене в конце XIX в.

На островах Тробриан Малиновский наблюдал, что отец отнюдь не всегда становится объектом враждебности мальчика. Неприязнь была скорее направлена против брата матери, к-рый в этой культуре поддерживал дисциплину. Т. о., исходя из того, кто является источником поддержания дисциплины, вызывая к себе нелюбовь, можно было предсказать напряженные отношения мальчика со своим дядей по материнской линии. Малиновский высказал предположение, что мальчик действительно может испытывать неприязнь к отцу, но вовсе не потому, что отец является любовником матери, а вследствие выполнения им дисциплинарных функций. Т. о., кросс-культурные наблюдения проясняют ситуацию, существующую у европейско-американских народов.

Во мн. работах «кросс-культурные» или «культурные» переменные служат просто ярлыками для пакета смешиваемых понятий. Анализируя межкультурные браки, Фонтейн и Дорх работали с различными категориями супружеских пар, что позволило им разложить на составляющие чрезмерно общий термин «кросс-культурный». Они собирали данные о парах, состоящих в межэтнических браках, в к-рых супруги имели различный цвет кожи;

о парах, состоящих из выходцев из различных стран, но не различающихся по цвету кожи;

и о парах, в к-рых супруги принадлежали к различным религиозным конфессиям. Кроме того, они собирали данные о внутрикультурных браках, с тем чтобы дифференцировать проблемы, с к-рыми сталкиваются все женатые пары, от тех, к-рые имеют межкультурный аспект. Исследователи обнаружили, что в межэтнических браках наблюдалась иная динамика, чем в парах, в к-рых супруги были выходцами из разных стран. Межэтнические пары заявляли о большем количестве трудностей, к-рые, как они чувствовали, проистекали из внешних факторов в их общинах, тогда как пары выходцев из разных стран, не различающиеся по цвету кожи, усматривали больше проблем, связанных с внутренними факторами брачных партнеров или самих браков. Авторы истолковали эти рез-ты как демонстрацию того, что иная страна происхождения не порождает такой же уровень отрицательной реакции общины, как различия в цвете кожи. Т. о., межэтнические пары на самом деле сталкиваются с внешними факторами, на к-рые они должны реагировать и к-рые, что весьма естественно, привлекаются для объяснения мн. проблем, связанных с браком. Различия между странами не так заметны для общины, но они реальны для супругов, поэтому супруги, происходящие из разных стран, относят больше проблем на счет внутренних факторов, чем межэтнические пары. Важный методический момент заключается в том, что Фонтейн и Дорх не смогли бы провести различия в локусе атрибуции (внутреннем или внешнем), если бы они работали только с широкой категорией «кросс-культурных браков». Вместо этой категории они разложили агрегированную переменную на важные составные части межэтнической пары и пары, состоящей из выходцев из различных стран.

Исследование контекста, в котором происходит поведение. Окружающую среду чрезвычайно трудно операционализировать. Исслед. соц. контекста стало предметом интенсивных исслед.

психологов, занимающихся кросс-культурными проблемами. Поскольку приезжающие исследователи не имеют слишком большого опыта в отношении повседневного соц. контекста, то в др. культурах они могут легче абстрагироваться от соц. ситуаций и сформулировать гипотезы об относительном вкладе индивидуальных и контекстуальных факторов.

Время от времени психологи, заинтересованные в применении рез-тов исследований, могут с пользой применить знания соц. контекста. Джордан и Тарп разраб. программы для обучения чтению гавайских детей. Они не добились сколько-нибудь значимого успеха, позаимствовав уже готовые программы. Но когда ученые исследовали повседневное поведение детей в их домах и в их собственной общине, они обнаружили, что дети проводят очень много времени, рассказывая истории друг другу или слушая рассказы взрослых. Тогда исследователи использовали эту практику на уроках, и навыки чтения быстро и существенно улучшились.

Т. н. стандартизированные тесты рассчитаны на учеников средней школы в США. Возник вопрос: пригодны ли эти тесты для детей из др. культур? Этой трудной проблемой занимались самые выдающиеся специалисты по теории тестов. Ответ зависит от соц. контекста, в к-ром предполагается использовать рез-ты тестов. Если на их основании делать выводы о базовой компетенции детей, о том, как они мыслят, или сравнивать их врожденные способности с представителями др. групп, тесты будут использоваться несправедливо и не будут давать реальной картины. Однако если целью тестирования будет оценка успешности обучения детей из какой-то одной культурной группы в школах, к-рые более привычны детям из др. культурной группы, тогда тесты могут дать справедливые результаты.

Максимизация различий характеристик респондентов. Если гипотезы получают подтверждение в различных странах, то они заслуживают более серьезного отношения, чем предположения, подтвержденные лишь исслед. гомогенного населения одной страны. При кросс-культурных исслед.

вариация характеристик респондентов, не относящихся непосредственно к гипотезам, максимальна, и часто эту вариацию чрезвычайно сложно получить в одном месте исслед. Тем не менее если открытие подтверждается, невзирая на вариацию, вызванную др. культурами, то гипотеза, должно быть, очень прочна.

Исслед. по соц. психол., проведенные в США, показывают, что существует сильная взаимосвязь между воспринимаемым сходством двух и более людей и уровнем привлекательности их друг для друга. Брюер выясняла причины соц. дистанции между целыми группами, обладающими действительными различиями, различными целями и, иногда, ист. конфликтующими друг с другом. Она проверила прочность гипотезы о связи сходства и аттракции, собрав данные о межгрупповом восприятии для 30 племенных групп в Восточной Африке.

Прочность этой гипотезы можно проверить при наличии существенной дополнительной вариации, к-рую создают различные места исслед. (в Африке), различия в экономике образовательном прогрессе и различия в физ. расстоянии между племенами. Рез-ты показали, что воспринимаемое сходство оказалось самым мощным предиктором аттракции, измеряемой по шкале соц. дистанции.

Общекультурная и культуроспецифичная системы координат: эмика и этика Эмика (emics) и этика (etics) относятся к двум целям или задачам кросс-культурных исслед. Одна из них предполагает установление законов, достоверных для всех культур, и создание теорет. рамок, полезных для сравнения челов. поведения в условиях различных культур. Это — «этическая» цель. Др.

задачей кросс-культурных исслед. яв-ся формулировка принципов, справедливых для любой отдельной культуры, при этом уделяется внимание тому, что сами люди считают важным для себя и с чем они знакомы. Подобный анализ должен исключить заимствованные извне культурные схемы, поскольку, по определению, исследователь не в состоянии проникнуть в суть эмики, используя чужеродные средства;

средства должны быть местными. Это — «эмический» тип анализа.

Ученые, занимающиеся кросс-культурными исслед., пытаются в своей работе одновременно быть и этичными, и эмичными. Система, предложенная Брислином, заимствованная из более ранней работы Пржеворского и Тьюна, дает хорошее представление о таких попытках. Исследователь приступает к проверке концепции, к-рая может обладать кросс-культурной валидностью, не забывая о том, что не все стороны этой концепции в разных культурах должны быть одинаковыми. Эти аспекты могут различаться как для культур разных народов, так и для различных культур и даже субкультур в пределах одной страны.

Эмика и этика на практике: исследования авторитарного консерватизма Миллер, Сломчински и Шонберг изучали смысловое значение, к-рое вкладывается в понятие «авторитарный консерватизм» в Польше и США. Они попытались найти набор таких критериев для оценки, к-рые имели бы смысл для респондентов из обеих стран. Затем с помощью этих критериев можно было бы измерить общекультурное или индивидуальное значение для респондентов из США и Польши. Помимо этого, исследователи пытались найти параметры, к-рые измеряли бы культуроспецифичные аспекты понятия авторитарного консерватизма. Был составлен один список параметров, обеспечивающий успех измерений в Польше, и еще один — для успешной оценки дополнительных аспектов в США. Эмико-этический подход подразумевает высокую вероятность того, что понятия имеют различное смысловое значение в различных культурах. Вместо того чтобы заламывать руки и сетовать на трудности при проведении измерений в разных культурах, исследователи, придерживающиеся этого подхода, за исходную точку принимают необходимость рассматривать и общекультурные, и культуроспецифичные аспекты различных понятий.

Эмические проблемы нуждаются в длинных названиях. Существуют такие аспекты общего понятия, к-рые не совсем знакомы людям одной страны, пытающимся понять жителей др. Поскольку Миллер и ее коллеги хотели довести свои рез-ты до сведения аудитории и в США и в Польше, то им пришлось подробно растолковать эмику. Ядро понятия относительно легко описать, поскольку по определению оно представлено общими для обеих стран аспектами. Однако поскольку эмика одной страны малознакома жителям др., иногда необходимы хитроумные ярлыки. Использование эмико этической схемы преследует и практ. цели, напр. подготавливает людей к жизни в др. странах, отличающейся от жизни на родине. Этические аспекты понятия можно использовать для знакомства с материалом, посвященным жизни др. культуры, поскольку эти аспекты имеют общее значение.

Эмические аспекты можно вводить позднее и уделять им особое внимание, поскольку эмика др. страны может оказаться неизвестной и достаточно запутанной.

Примеры кросс-культурных исследований: обучение и познание Б. ч. во время первых кросс-культурных исслед. обучения и познания наблюдатели сравнивали ответные реакции различных культурных групп в разных частях мира с ответными реакциями евро американцев, поэтому удивление исследователей по поводу того, как медленно прогрессировало научение у представителей др. культур, как неэффективно люди организовывали материал, к-рый следовало выучить, какими неглубокими казались объяснения их реакций и какими тихими и безучастными выглядели люди тогда, когда (по мнению экспериментаторов) им предоставлялась заманчивая возможность научиться чему-то новому и/или продемонстрировать успехи в обучении, было неизбежным. Выступая против подобной интерпретации, неск. более искушенных в кросс культурных исслед. ученых внимательно проанализировали рез-ты этих работ и рекомендовали быть более осторожными при интерпретации рез-тов. Толчком к проведению последующих исслед. стала демонстрация того, что на научение сильно влияет соц. контекст, в к-ром люди живут и работают.

Так, Лабов проанализировал сложную проблему, заключающуюся в том, что чернокожих детей в США их белые школьные учителя определяют как «необщительных» («noncommunicative») и «заторможенных» (попfluent). Однако когда эти же самые дети находятся в компании равных им за пределами школы, они поражают своей общительностью и находчивостью;

на самом деле, вербальная находчивость яв-ся желательной чертой, влияющей на статус. При проведении аналогичного анализа группа под руководством Коула исследовала трудности, с к-рыми сталкиваются в школах дети из либерийского племени кпелле, резко противоречащие тем навыкам, к-рые они демонстрируют за стенами школы. Учителя часто выносят им вердикт о «неадекватности в школе», хотя их умения, проанализированные Коулом вне школы (напр., определение объема), иногда намного превосходили те, к-рыми обладали сопоставимые группы в США.

Тщательное изучение этих и др. ситуаций, связанных с обучением, побудило Коула суммировать рез-ты своей огромной работы в следующем коротком утверждении: «Культурные различия в процессе познания заключаются скорее в конкретных ситуациях, к к-рым применяются эти процессы, чем в существовании процесса познания в одних группах и его отсутствии в др.». Этот обобщающий закон имеет много следствий. Он означает, что люди, в независимости от конкретной культуры, обладают соотв. умениями и навыками, но исключительно важны ситуационные характеристики, позволяющие их использовать.

Еще одно следствие заключается в том, что о компетентности не всегда можно судить по уровню исполнения. Если чел. не в состоянии выполнить задание или хорошо пройти тест, это не означает отсутствия у него способностей. Этот вывод противоречит обычному убеждению, согласно к-рому чел., не выполнивший задание на удовлетворительном уровне, не обладает достаточной компетентностью или способностями. Предпочтительное в этом случае объяснение, за к-рое горячо ратует Коул, заключается в том, что само задание или ситуационная природа испытания тж могут порождать плохое выполнение. Эти ситуационные элементы включают в себя необычные материалы в задании, непривычные временные ограничения при выполнении задания, присутствие заставляющего нервничать постороннего с высоким статусом, проводящего тест, и т. д.

Методы кросс-культурных исследований: коммуникация с испытуемыми Методы кросс-культурных исслед. стали особой областью, изучению к-рой посвящены целые книги. Базовый элемент хорошей методологии — коммуникация с испытуемыми. Без ясного понимания инструкций исследователя и того, и того, что означают ответные реакции испытуемых, исслед. может оказаться не только ошибочным, но и опасным.

Для того чтобы можно было проверить наличие хорошей коммуникации между исследователями и участниками исслед., были разраб. различные методики. Ирвин и Кэрролл предложили неск. этапов тестирования: разделение испытуемых для того, чтобы избежать смущения;

устные инструкции с использованием наглядных вспомогательных средств;

перевод инструкций, осуществляемый типичными представителями группы респондентов;

практика на простых примерах под руководством исследователя;

начало любой серии тестов с задач, уже знакомых респондентам;

создание доброжелательной атмосферы во время тестирования. Если предметом исслед. является сложное понятие, такое как понятие стадии развития детей согласно теории умственного развития Пиаже, оно может проводиться в виде обучающего исслед.

Коммуникации между исследователем и участниками может значительно помочь введение элементов творчества. Де Ласей убедился в том, что дети австралийских аборигенов понимают такие термины, как «красный», «круг» и «круглый», показывая им деревянные модели и предлагая им поиграть с образцами различной формы, выкрашенными в разные цвета. Их тж просили показать примеры этих терминов до того, как начался настоящий эксперимент по изучению способности к классиф. В др. работе Прайс-Уильямс исследовал приобретение различных понятий Пиаже представителями племени тив в Центральной Африке. В эксперименте по сохранению дискретных свойств стандартный метод Пиаже предусматривает использование бусинок в коробочках. Прайс Уильямс попытался его применить, но неожиданно столкнулся с коммуникативными трудностями, после чего заменил бусины на орехи, с к-рыми люди из племени тив были знакомы гораздо лучше. Рез ты оказались близкими к демонстрируемым детьми европейских наций. Во мн. кросс-культурных исслед., где евро-американских детей могут сравнивать с детьми, принадлежащими к др. культурам, существует фактор, к-рый можно определить как «явное внимание к коммуникации с испытуемыми».

Когда этот фактор присутствует в эксперименте, возрастает вероятность сходства рез-тов для евро американской и др. культур. Стандарты коммуникации с испытуемыми стали настолько высокими, что когда исследователи сообщают о более низких рез-тах к.-л. измерений у представителей одной культуры по сравнению с др., то искушенные читатели желают получить гарантии относительно того, что эти данные не яв-ся следствием неспособности исследователя обеспечить наилучшее выполнение заданий.

Любое определение психологии должно учитывать наблюдения, проведенные в различных частях света, а не только в тех неск. странах, в к-рых ист. проводилось наибольшее количество исслед.

Т. о., кросс-культурные исслед. занимают центральное место в развитии психологии. Их вклад должен возрасти в будущем, поскольку все больше психологов из различных стран освобождаются от ограничений, накладываемых европейскими и американскими теориями. Психологи в др. странах могут создавать свои собственные теории для того, чтобы дать объяснение эксперим. данным, отличающимся от прогнозов, сделанных на основе евро-американских теорий. Кросс-культурные данные могут скорректировать рез-ты, полученные только для неск. стран, указывая на специфические ограничения теорий. Более того, кросс-культурные факты могут дать стимул к новому мышлению, к-рое, в свою очередь, приведет к новым и более общим теориям.

См. также Аккультурация, Процессы коммуникации, Культурные различия, Этнические группы, Этнические меньшинства, Этноцентризм, Полезависимость, Теория Пиаже, Методология (научных) исследований, Научный метод, Анализ рабочих заданий, Территориальность, Труд и игра Р. Брислин Кросс-культурное консультирование (cross-cultural counseling) Систематическое изучение культуры и консультирования — феномен XX в. Первонач. фокус интереса в изучении культур и психич. здоровья находился в областях психоан. и антропологии. Со временем центр интереса переместился от антропологического исслед. отдаленных культур к изучению многообразия культур в совр. плюралистических и смешанных об-вах.

При рассмотрении консультирования и терапии в их кросс-культурном контексте становятся очевидными неск. моментов: а) консультирование и терапия быстро расширились до сложной соц.

индустрии, охватывающей весь мир;

б) консультирование и терапия яв-ся двумя из множества альтернатив вмешательства для воздействия на психич. здоровье;

в) консультирование и терапия как предпочитаемые альтернативы осн. на предположениях, свойственных небольшой части населения мира;

г) приемлемые с кросс-культурной т. зр. приложения консультирования и терапии неизбежно зависят от соц. контекста.

Вол описывает семь различных операциональных контекстов для кросс-культурной терапии. Во первых, представители одной культуры изучают терапевтические методы др. культуры.

Этот наиболее очевидный пример подчеркивает антропологический или исследовательский интерес, включающий изучение культуроспецифичных расстройств, традиционных целителей, народных лечебных процедур и тем психол. антропологии.

Вторая категория включает проблемы, связанные с культурно обособленными «меньшинствами» внутри более широкого культурного контекста, — понятие, охватывающее особые популяции, выделяемые по возрасту, образу жизни, половой роли и социоэкономическому статусу, а тж этнические и национальные группы. Культурно дифференцированные группы имеют особые и уникальные потребности. Чрезмерное подчеркивание этих демографических переменных приводит к культурным стереотипам, тогда как их недооценка ведет к культурной нечувствительности.

Третья категория включает терапевтов, работающих с клиентами из разных культур и применяющих культуроспецифичные подходы. Примером данной категории м. б. работа с иммигрантами, иностранными студентами или временно проживающими в стране либо с врачами иностранцами, приезжающие практиковать в США.

К четвертой категории относятся терапевты, использующие при проведении исслед. или предоставлении услуг свои «домашние» методы терапии в странах с иной культурой.

В пятую категорию входит поиск системы терапии, не зависящей от конкретного лица или лиц, осуществляющих ее перенос. Базовой предпосылкой кросс-культурной терапии яв-ся то, что конкретную систему идей и теорий можно приспособить ко мн. об-вам с различной культурой.

Шестая категория м. б. проиллюстрирована ситуацией, в к-рой терапевт из одной культуры и клиент из др. работают в контексте третьей культуры.

Седьмая категория Вола имеет место, когда представители одной культуры в течение длительного времени прожили в условиях др. культуры, заимствуя элементы обеих культур — ист.

родины и страны проживания. Как следствие, развивается «третья культура», чтобы удовлетворять особые потребности «бикультуральных» лиц.

Плюралистическая терапия признает культурно обусловленные убеждения, ценности и модели поведения клиента;

она чувствительна к культурной среде и к сети взаимодействующих влияний.

Эффективно работающие с клиентами из др. культур консультанты сознают свои собственные ценности и предположения в сравнении с альтернативными предположениями и трансформируют эти ценности и предположения в действие. Кроме того, такие консультанты осознают общие, родовые характеристики консультирования и все др. контекстуальные переменные, к-рые влияют на процесс консультирования;

они понимают соц.-политические силы, влияющие на аттитюды культурных меньшинств или др.

притесняемых групп;

они способны разделить взгляды клиента на мир, не отрицая их легитимности и не оказывая культурного давления на мировоззрение клиента;

они подлинно эклектичны в своем стиле консультирования, формируя многообразие приемов из широкого диапазона теорет. ориентации.

В положениях гос. политики явно признается важность культурной среды клиентов, прибегающих к услугам служб психич. здоровья. Национальный ин-т психич. здоровья (The National Institute of Mental Health), Американская психол. ассоц. (The American Psychological Association), Совет представителей Американской психол. ассоц. (The American Psychological Association Council of Representatives), Особая комиссия Американской психиатрической ассоц. по вопросам этноцентризма в деятельности психиатров (The American Psychiatric Association's Task Force on Ethnocentricity among Psychiatrists) и Президентская комиссия по психич. здоровью (The President's Commission on Mental Health) подчеркнули этическую ответственность консультантов и терапевтов за понимание культурных ценностей своих клиентов и общественную ответственность профессиональных орг-ций в удовлетворении культурно обусловленных нужд в области психич. здоровья в плюралистическом об-ве.

В 1970-х гг. стало очевидно, что службы психич. здоровья использовались в недостаточной степени группами меньшинств и что поведение, описываемое как патологическое в культуре меньшинства — индивидуалистичная ассертивность, например, — может рассматриваться как адаптивное для клиента, принадлежащего к доминирующей культуре.

Не все исслед. поддерживают установку на то, что клиент и консультант должны быть из одной и той же культуры. Установка на стиль консультирования представляется более важной, чем акцент на расовом соответствии черных и белых клиентов, американцев азиатского происхождения и более низкого соц. класса по сравнению с представителями среднего класса. Афро-американские консультанты практикуют стиль консультирования с более активной экспрессией и менее выраженной поддержкой, чем белые консультанты. Представляется, что в построении раппорта такие переменные, как более активный стиль интервенций в целях позитивного изменения в процессе консультирования, яв-ся более важными, чем расовое сходство. Неразумно предполагать, что принадлежность к одной конкретной этнической или культурной группе, классу или культуре должна направлять клиента к конкретному расовому типу терапевта, даже если такой подбор осуществляется как «культурно сенситивное» вмешательство.

Практикующие кросс-культурные специалисты потерпели неудачу при попытке создать обоснованную, опирающуюся на эмпирические данные теорию по неск. причинам. Во-первых, акцент был сделан на отклоняющемся от нормы, а не на нормальном поведении в разных культурах. Во вторых, только в 1970-х гг. было найдено общекультурное ядро для большинства серьезных категорий психич. нарушений, таких как шизофрения и аффективные психозы, вследствие чего они стали распознаваемыми по унифицированным симптомам в различных культурах, хотя здесь и сохраняются огромные культурные различия. В-третьих, сложность проведения сравнительных исслед. терапии в разных культурах такова, что пока эти исслед. еще не вышли за рамки предварительных. В-четвертых, этим исслед. недостает прикл. характера, связанного с практ. интересом к программам развития, орг ции доставки услуг и методам лечения. В-пятых, имело место недостаточное междисциплинарное сотрудничество между психологией, психиатрией и антропологией, каждая из к-рых рассматривала культуру и психич. здоровье со своей т. зр. В-шестых, в исслед. акцент был сделан на симптоме как осн.

переменной, тогда как взаимодействие клиента/пациента, специалиста, учреждения и сообщества фактически игнорировалось. Культурные различия создают барьеры для понимания именно в этих областях взаимодействия, наиболее важного для исхода терапии, вследствие расхождений между консультантом и клиентом, различий опыта, убеждений, ценностей, ожиданий и целей.

В будущем необходимо продвижение вперед в четырех областях: а) создание концептуальных и теорет. подходов, выходящих за рамки неопределенных и незавершенных теорет. альтернатив, существующих на данный момент;

б) сосредоточение усилий исследователей на обнаружении тех главных переменных, к-рые объяснят происшедшее, позволят понять то, что происходит, и, возможно, предсказать то, что будет происходить при миграции людей и идей из одной культуры в др.;

в) разраб.

критериев оценки теорет. и практ. обучения специалистов, подготавливаемых для работы в разных культурах и для адекватного разрешения проблем плюралистического об-ва;

г) коренное изменение способов предоставления услуг, осн. на новой теории, исслед. и обучении, с тем чтобы услуги в сфере психич. здоровья справедливо и надлежащим образом предоставлялись всем членам плюралистического об-ва.

См. также Аккультурация, Культурные различия, Этнические группы П. Б. Педерсен Кросс-культурная психологическая оценка (cross-cultural psychological assessment) Психол. оценка (П. о.) опирается на систематическое соотнесение со специфическими поведенческими или физ. переменными. Поведенческие переменные можно подразделить на умения и ожидания. Так, умение взбираться на кокосовые пальмы за пищей или водить автомобиль могло бы оказаться необходимым в одной культуре и нерелевантным в др. Физ. данные в целом обладают большей кросс-культурной достоверностью. Значимость их, напр. веса, к-рый способен поднять индивидуум, осн. на рез-тах конкретного анализа умений и ожиданий, присущих той или иной культуре.

Согласно Дэвиду Векслеру, «интеллект, при его операциональном определении, есть не что иное, как совокупная или общая способность индивидуума целесообразно действовать, рационально мыслить и эффективно взаимодействовать со своим окружением». В принятии решения о кросс культурной пригодности интеллектуальных тестов необходим анализ релевантности их пунктов или заданий. Предположим, чел. предлагается ответить на следующий вопрос: «Почему необходима свобода прессы в об-ве?» В одной культуре этот вопрос мог бы породить разнообразные мысли в отношении ценности получения информ., к-рая не подвергается цензуре. В др. культуре понятие свободы прессы может оказаться лишенным смысла. Вербальные вопросы характеризуются ограниченной кросс-культурной пригодностью. И все же оценка словарного запаса и беглости речи может предоставлять ценную информ. о речевой продуктивности и, следовательно, об интеллекте. В тестировании интеллекта задания на время выполнения, такие как складывание абстрактного рисунка из кубиков, принято считать свободными от культурных ограничений. Однако при оценке интеллекта детей австралийских аборигенов обнаружилось, что в ситуации выполнения заданий на время такие дети нередко проявляли гораздо больший интерес к тому, чтобы «попробовать на зуб» секундомер экспериментатора, чем к конструированию из кубиков абстрактных рисунков. Недостаток знакомства с типом задания и объектами, необходимыми для его выполнения, может оказаться камнем преткновения при кросс-культурной оценке интеллекта. Для внутрикультурной оценки интеллекта должны разраб.

задания, ориентированные на решение проблем, относящихся к данной культуре. Степень оправданности применения таких заданий в конкретных культурах ограничивает их кросс-культурную пригодность.

Данные о регулярно отмечающихся различиях этнических групп по показателям тестов академических достижений послужили причиной к введению корректировок в процедуру принятия решений, таких как использование критических показателей. Так, в основу выбора критического показателя для конкретного чел. могла бы быть положена его принадлежность к определенной расово этнической группе. Сторонники использования критических показателей утверждают, что это дает возможность принимать более справедливые в культурном и этническом отношении решения.

Противники подчеркивают, что установка различных критических показателей отвечает скорее политическим, нежели образовательным интересам, и что в рез-те подобного рода маневров образовательные инструменты будут терять свою прогностическую валидность.

Оценка эмоционального состояния и функционирования в кросс-культурном контексте была разраб. в рамках Междунар. классиф. болезней (МКБ-9, International Classification of Diseases-9), с последующим уточнением в Междунар. классиф. болезней (International Classification of Diseases). Тем самым были достигнуты нек-рые успехи в операциональном определении и описании патологических эмоциональных состояний у представителей различных культур.

Врачи часто наблюдают присутствие характерных паттернов симптомов у представителей разных культурных групп. Понимание значения намерения индийской вдовы броситься в погребальный костер ее умершего мужа требует от диагноста понимания не только религиозного, но и соц. и экономического контекста такого поведения. Такое суицидальное намерение может рассматриваться в одном об-ве как абсолютно иррациональное;

однако в глазах др. об-ва это м. б. вполне оправданным поступком.

П. о. соц. функционирование может осуществляться путем интервьюирования оцениваемых лиц и др. людей, связанных с ними соц. отношениями, проведения объективных и проективных личностных тестов, а тж путем наблюдения за поведением таких лиц в естественных или искусственно создаваемых ситуациях.

Для оценки соц. и эмоционального функционирования часто пользуются переводами объективных личностных тестов на языки соотв. культур. Трудности, сопряженные с переводом на др.

язык, в равной степени распространяются и на объективные психол. тесты. Др. трудности связаны с их форматом принудительного выбора. Еще одной проблемой является адекватность используемых норм.

Надлежащая оценка кросс-культурной валидности объективных личностных тестов требует обращения, по крайней мере к пяти важным измерениям: а) семантическому, б) техническому, в) содержанию, г) критерию;

д) концептуальной эквивалентности. Даже хорошо обоснованное и проверенное в различных культурах утверждение о том, что чел. склонен не доверять др., должно истолковываться в контексте того культурного и микрокультурного окружения, в к-ром функционирует чел.

По-видимому, нек-рые проективные тесты подают надежду на их кросс-культурную применимость. Однако корреляция рез-тов проективной оценки с измерениями открытого соц.

поведения была давно признана недостаточной.

Непосредственное наблюдение за поведением в естественных и искусственных ситуациях обнаруживает свое превосходство в отношении учета кросс-культурной специфичности и чувствительности. Однако оно требует от оценивающего больших временных затрат и вызывает трудности в правильном понимании смысла действий наблюдаемого лица.

Согласно гипотезе конвергенции, об-ва неизбежно начинают приобретать сходство, поскольку они имеют тенденцию к индустриализации.

См. также Кросс-культурная психология (нет переведенной статьи), Культурный детерминизм, Культурные различия, Этноцентризм, Перцептивные искажения Дж. У. Кофф Кросс-культурные учебные программы (cross-cultural training programs) К. к. у. п. считают формальными попытками, нацеленными на подготовку людей к жизни и труду в условиях культуры, отличающейся от их собственной. В идеале такие программы организуются и проводятся профессиональными работниками, имеющими соотв. подготовку и должный опыт, в обстановке, предназначенной для создания оптимальной учебной атмосферы. Сущность кросс культурного обучения становится яснее на фоне его противоположности. Должное обучение перед деловой заграничной поездкой может подготовить людей к сложностям приспособления к иной культуре, ознакомить с различными способам ведения деловых переговоров в др. странах и обеспечить информ., полезной для достижения поставленных целей. Противоположность этого — отправка людей за границу без предварительной подготовки, предоставление им возможности самим добиваться успеха.

Большинство научных исслед., посвященных кросс-культурному обучению, было проведено после Второй мировой войны. Причиной этого было оживление потока студентов, для к-рых стало возможным воспользоваться преимуществами получения образования за границей, расширение программ технической помощи и скоростного авиасообщения, развитие глобального рынка, появление программ, имеющих целью установление транскультурных личных контактов (например, Корпус мира, программы молодежного обмена), и рост числа независимых стран, нуждающихся в большем объеме дипломатических контактов. К. к. у. п. предназначены тж для того, чтобы помочь людям эффективно работать в своей собственной стране с представителями иных культур. Примером являются программы, разраб. для белых соц. работников, обслуживающих беженцев из Юго-Восточной Азии, и для американцев японского происхождения, работающих учителями на Гавайях, где проживает большое число уч-ся-гавайцев. Специалистов, имеющих богатый опыт разраб. и проведения К. к. у. п., можно найти в колледжах и ун-тах, отделах кадров больших фирм, правительственных учреждениях, системе общественного образования, церковных структурах, агентствах соц. обеспечения, консультационных центрах и частных консультационных фирмах.

Цели Разработчики К. к. у. п. обычно ставят четыре цели. Для удобства здесь обсуждаются программы для подготовки людей к заграничным командировкам, хотя сходные характеристики имеются и в программах по повышению эффективности межкультурных контактов в любой большой стране. Во первых, учебные программы должны подготовить людей к тому, чтобы научиться в полном объеме получать удовольствие и пользу от своей деятельности за рубежом, вместо того чтобы просто терпеть неприятное нарушение обычного хода своей жизни. Поскольку немногие могут наслаждаться своей деятельностью без теплого и эффективного общения с окружающими, программы должны давать наставления по развитию отношений с представителями местного населения как на рабочем месте, так и в сфере досуга. Один из способов оценки прогресса в этом направлении состоит в том, что работающие за границей люди должны быть способны перечислить тех, с кем им хорошо работается, с кем они вместе проводят свободное время и к кому могут обратиться в случае необходимости. Во-вторых, внимание должно уделяться т. зр. принимающей стороны. Хорошая подготовка повышает вероятность того, что они будут положительно относиться к временно пребывающим в их стране представителям др.

культуры. Проверяя качество достижения первых двух целей, инструкторы могут избежать ошибочной оценки, к-рая может возникнуть, если заключения делаются лишь на основе субъективных отчетов о положительных отношениях с представителями местного населения. В нек-рых случаях работающие за границей люди предъявляют список друзей, но эти «друзья» могут сообщить, что эти люди произвели впечатление сухих, этноцентричных и высокомерных.

Еще одна цель — дать наставления по достижению своих целей участниками учебных программ.

В действительности, помимо получения удовольствия и личной пользы от своей деятельности, все пребывающие за рубежом имеют и какие-то конкретные деловые цели. Иностранные студенты хотят получить университетские дипломы за соотв. промежуток времени;

бизнесмены — заключить торговые соглашения с зарубежными партнерами;

дипломаты — разраб. договоры, приемлемые для всех конфликтующих сторон;

советники по технической помощи — построить санитарные приспособления, ирригационные системы или медицинские центры;

специалисты по кросс-культурным исслед. хотят установить коллегиальные отношения, необходимые для сбора и совместного обсуждения информ. К. к.

у. п. могут дать людям руководство по таким вопросам, как преодоление бюрократических барьеров, переговоры с представителями противной стороны, учет юридических требований, выявление ресурсов, необходимых для завершения проекта, и т. д. Крайне важно, чтобы обучение было культуроспецифичным и зависело от типа участников программы. Иностранные студенты, обучающиеся в США, должны быть подготовлены к тому, что преподаватели здесь ожидают от уч-ся самостоятельности в учебном процессе. Американские бизнесмены, работающие в Азии, должны быть более восприимчивыми к тому, какой эффект оказывают их действия на чувство коллективной идентичности местного населения. Дипломатам нужно знать о длинной истории вражды, о к-рой представители различных этнических групп внутри страны могут напомнить за столом переговоров.

Последняя цель состоит в том, чтобы помочь участникам программы справиться со стрессом, сопровождающим зарубежные командировки. Наиболее часто употребляемый термин для обозначения этого стресса — культур-шок, т. е. комплекс эмоций, связанный с утратой привычных опор своей культуры: «Люди общаются между собой совершенно непонятным образом! Как они принимают решения, остается загадкой! Невозможно понять, что они пытаются тебе сообщить! Такое ощущение, что они все время говорят обо мне!» Инструкторы кросс-культурных программ переняли такие методы снятия стресса, как релаксация, когнитивное реструктурирование, развитие и поддержание субъективно значимых способов проведения досуга, физ. упражнения и воздержание от угрожающего здоровью поведения (напр., повышенного употребления алкоголя). Инструкторы часто внушают участникам программы, что они не должны чувствовать себя исключительными в том, что касается отрицательных самооценок. Чувство «я единственный, кому трудно приспособиться к др. культуре» является обычным.

Если участники узнают, что большинство временно проживающих в чужой стране испытывают трудности адапт. и подвергаются искушению впасть в самоуничижение, вызванный приспособлением к иной культуре стресс снижается.

Подходы Различные подходы к кросс-культурному обучению можно рассмотреть, представив себе матрицу 3 x 3. Три столбца имеют заголовки, относящиеся к когнициям, эмоциям и реальному поведению людей. Обозначения трех строк указывают на низкий, средний и высокий уровень активности и включенности обучающегося в проводимую программу. Такую матрицу рассматривали Брислин и Бхавук, причем последний добавил измерение, относящееся к уровню включенности инструктора. Поскольку задачи данной статьи предполагают освещение ряда осн. отличий содержания, охватываемого К. к. у. п., нам достаточно рассмотреть различия между низкой и высокой включенностью обучающихся в программу при ориентации на когниции, эмоции или поведение.

При низкой включенности обучающегося и когнитивной ориентации обучения участники программы — это слушатели, для к-рых читают лекции, показывают учебные фильмы или демонстрируют тщательно подготовленные наглядные пособия, часто дополняя учебный процесс перечнем литературы для самостоятельного чтения. Содержание всего этого материала может включать сведения об обычаях местного населения, климате, условиях повседневной жизни, культурных особенностях поведения на рабочем месте, процедурах оформления виз и т. д. В таком подходе к обучению есть определенный риск. Участникам программы может стать скучно в силу недостатка собственной активности, а обилие фактического материала может подавить слушателей — и мн. фактам просто не найдется места в их долговременной памяти. Тем не менее, несмотря на лимит времени, с к рым сталкивается большинство разраб. программ, в любой программе всегда найдется место для представления яркого и тщательно подготовленного материала о главных фактах, от к-рых будет зависеть приспособление людей к др. культуре. Кроме того, мн. из более активных методов обучения предполагают наличие какой-то базы знаний, к-рая должна использоваться участниками программ в групп. дискуссиях, разыгрывании ролей и анализе критических случаев. Эти базовые знания наиболее эффективно можно преподать людям на лекциях, в фильмах и специальной литературе.

При высокой включенности обучающегося и когнитивной ориентации обучения участники программы побуждаются к глубокому продумыванию задач предстоящей деятельности за рубежом и к анализу их возможного опыта с использованием сложных понятий и методов из исслед. в поведенческих и соц. науках. Нек-рые из этих понятий и методов уже упоминались: стресс и его снижение, когнитивное реструктурирование в целях избавления от видения себя единственным чел. с массой проблем, сравнение самоотчетов об успешной работе с отчетами принимающей стороны и т. д.

Пожалуй, одни из наиболее трудных для усвоения понятий связаны с паттернами поведения, к-рые совершенно адекватны и приемлемы в одной культуре, но представляются неадекватными или даже предосудительными в др. Напр., поддразнивание и легкий флирт являются паттернами приемлемого поведения в процессе производственных отношений между мужчинами и женщинами во мн. странах.

Те же самые формы поведения в др. странах считаются сексуальным домогательством. Если говорить о будущем, то все действительно хорошие инструкторы кросс-культурных программ должны будут держать в поле зрения взаимоотношения полов на рабочем месте и быть в курсе совр. исслед.

гендерных проблем в разных странах.

При низкой включенности и ориентации обучения на эмоции инструкторы выходят из сферы одних только фактов о др. культуре и пытаются связать аффективные реакции участников программы с их предстоящим опытом. Одним из методов является заслушивание клиентами выступлений представителей страны пребывания или «спецов со стажем», к-рые успешно приспособились к новым условиям жизни и работы. Преимущество использования таких людей заключается в том, что они могут ответить на вопросы с т. зр. людей, уже имеющих опыт жизни в иной культуре. Недостаток этого подхода — то, что представители местного населения и «спецы со стажем» могут рассказать подборку интересных историй, к-рые в целом не приводят к к.-л. четким заключениям. Координаторы программы могут предотвратить эту проблему, более тщательно подготавливая и ориентируя приглашенных лекторов на желательные направления дискуссии. Безусловно, существуют вопросы, обсуждение к-рых с участием представителей местного населения и «спецов» может вызвать эмоциональный отклик участников программы. Напр., американцы всегда эмоционально откликаются на обсуждение таких вопросов, как брачные контракты, детали заключения торговых контрактов с представителями азиатских национальностей, различные т. зр. на то, что считается взяткой и как нужно изменить привычное поведение для того, чтобы восприимчивость к новой культуре была замечена ее носителями, а не только коллегами по цеху.

При высокой включенности обучающегося и ориентации обучения на эмоции участники программ могут разыгрывать роли, исполнение к-рых предполагает непосредственное столкновение с культурными различиями. Часто члены группы обеспечения ролевых игр берут на себя роль представителей местного населения, предлагая участникам программы в рамках игры достичь определенной цели (напр., продлить визу или получить одобрение плана). Ролевая игра оказывается эмоционально насыщенной в силу того, что участникам приходится иметь дело с многозначностью незнакомой ситуации и препятствиями в процессе достижения поставленных целей. В силу высокой вероятности сильных эмоциональных реакций не рекомендуется использовать ролевую игру в качестве метода обучения, если разраб. программы не испытали ее на собственном опыте. Был разраб. один подход, ориентированный на эмоции людей, но снижающий шансы возникновения реакций такой силы, чтобы они могли поставить под угрозу дальнейшее обучение. При этом подходе участники ролевой игры получают комплект описаний критических случаев, задающих основу сценария, к-рому и следуют обучающиеся. Критические случаи составлены так, чтобы передать главное в межкультурном взаимодействии, и включают описания персонажей, сюжетной линии и возможных тупиков вследствие недоразумений, возникающих при общении с представителями различных культур. Напр., нек-рые из 100 критических случаев содержат описания сцен, когда люди сталкиваются с поведением, не укладывающимся в их сложившиеся стереотипы в отношении поведения людей др. культуры. Это обеспечивает хорошую эмоциональную реакцию, поскольку клиенты узнают, что их устоявшиеся стереотипы не являются надежным руководством к эффективному поведению. Обучающиеся читают описание конкретного критического случая, решают, как должна пройти ролевая игра, и разыгрывают взятые на себя роли. Поскольку почти все содержание случая знакомо до его представления в игре, вероятность появления неожиданных сильных эмоциональных реакций, к-рые могли бы возникнуть при полностью неподготовленной ролевой игре, существенно ниже. Именно эти неожиданные реакции делают рискованным использование ролевой игры как метода обучения.

При низкой включенности и ориентации обучения на поведение обучающихся ставят перед фактом, что их приспособление к др. культуре и достижение поставленных целей будет зависеть от овладения поведением, отличающимся от привычного для них. Это может делаться с использованием моделирования, при к-ром персонал учебного центра демонстрирует адекватные образцы поведения в таких важных областях, как первое знакомство с др., способы перехода от салонной болтовни к важным вопросам, способы выражения несогласия без риска оскорбить собеседника и т. д. Один из способов подойти к теме изменения поведения — создание набора соц. ситуаций, знакомых обучающимся по собственной культуре. Затем, при наличии сведений о др. культурах, инструкторы могут обсуждать или демонстрировать поведение, к-рое было бы адекватным в ситуации планируемого проживания клиента.

Напр., иностранные студенты, привыкшие к покорному записыванию лекций, смогут увидеть, как уч-ся в США спорят с профессорами, предлагая оригинальные варианты своего решения. Бизнесмены, привычные к тому, что деловые вопросы обсуждаются в течение первых пяти минут встречи, столкнутся с важностью использования салонной болтовни и манеры ведения деловых переговоров, способствующей формированию доверия между гостями и хозяевами, в Азии или Латинской Америке.

Советники по технической помощи, привыкшие нанимать сотрудников исходя из их деловых качеств, узнают, что в нек-рых странах придется испытывать сильное воздействие родственников или влиятельных чиновников.

При высокой включенности и ориентации обучения на поведение происходит погружение участников программы в соц. ситуации, в к-рых им придется менять свое привычное поведение для достижения поставленных целей. Разница между этим подходом и разыгрыванием ролей состоит в большем объеме вариантов новых образцов поведения, к-рые предлагается освоить обучающимся. При обучении с высокой включенностью имитация зарубежной культуры, в к-рой предстоит жить участникам программы, производится с максимально возможной степенью точности. Если обучение проводится уже за рубежом, то достичь этого относительно несложно. Напр., учебная программа Корпуса мира в Непале предусматривает проживание обучающихся в семьях местного населения в течение продолжительного периода времени, после чего проводится групп. обсуждение и оценка продемонстрированного поведения. Участники одной из наиболее интенсивных учебных программ готовились к работе на удаленных островах Тихого океана в деревне, специально построенной на Гавайях. Там они отрабатывали поведение, необходимое для соц. приспособления и успешной работы.

Они учились добывать себе пищу в связи с возможным дефицитом или отсутствием продовольственных магазинов. Они учились развлекать друг друга в связи с отсутствием кинотеатров и телевидения. Они учились работать, обходясь без привычных технических приспособлений. Они привыкали к невозможности побыть одному. Далеко не все смогли выдержать такую тренировку до конца.

Положительный момент этой программы — то, что гораздо более благоприятным яв-ся выпадение из учебной группы не при столкновении с реальными трудностями, а в присутствии поддерживающего и сочувствующего персонала. Эта помощь не м. б. оказана при срыве и возвращении домой после реального начала работы за рубежом.

Эффективность Исслед. эффективности показали, что хорошо спланированные учебные программы оказывают положительное влияние на мышление, аттитюды и реальное поведение людей. Лица, прошедшие обучение, демонстрируют меньше негативных стереотипов, усваивают более сложные представления о зарубежных культурах и становятся более космополитичными в своем мышлении. Они с удовольствием общаются с местным населением и развивают навыки совладания с неизбежными стрессами, возникающими даже в ходе наиболее успешного пребывания за рубежом. У них складываются более хорошие межличностные отношения в мультикультурных рабочих группах, эффективность их взаимодействия подтверждается принимающими их представителями местного населения, они могут модифицировать привычное поведение для того, чтобы лучше соответствовать ожиданиям иной культурной среды. Ввиду повышения потребности в эффективном межкультурном общении в связи с такими факторами, как иммиграция, междунар. коммерческие отношения и выход на политическую арену разнообразных этнических групп, заявляющих о себе, в будущем, несомненно, можно ожидать повышения внимания к К. к. у. п.

См. также Модификация поведения, Кросс-культурная психология, Культурные различия, Промышленные консультанты, Разыгрывание ролей Р. У. Брислин Культура и психотерапия (culture and psychotherapy) Культуру можно рассматривать и как источник, и как продукт поведения чел. Каждый чел обладает присущими только ему специфическими биолог. задатками и воспитывается в конкретной материальной и культурной среде, разделяя с др. общие установки, образ действий и способы общения, манеру одеваться и пищевые привычки, форму правления, определенные навыки, язык и религиозные практики. Мн. большие, сложные об-ва яв-ся поликультурными.

В настоящее время все, в общем, согласны с тем, что осн. формы психозов можно обнаружить во всех культурах. Однако характер психоза может сильно зависеть от печати конкретной культуры, к-рую она оставляет на чел.

В различных об-вах по-разному подходят к лечению психич. и соматических заболеваний.

Заболевание могут пытаться лечить или облегчить колдуны, шаманы, медики или curanderos (хилеры).

Во мн. частях мира все еще считается, что колдовство или сглаз в прошлом м. б. причиной различных психич. болезней. В нек-рых группах североамериканских индейцев приемлемы определенные формы поведения, считающиеся патологическими в др. сообществах.

Редлих, Холлиншед и Беллис изучали терапевтическое лечение больных из пяти разных социоэкономических групп. В рез-те они обнаружили, что больные, находящиеся на самых низших социоэкономических уровнях, были наименее склонны обращаться за терапевтической помощью и, вероятно, меньше др. меняли свое отношение к психотер. Кроме того, людей с низким социоэкономическим статусом чаще госпитализировали, чем больных из двух самых высших слоев об ва, а тж, по-видимому, чаще лечили медикаментозно, вообще не прибегая к психотер. Кэролайн Б. Блок в работе «Черные американцы: опыт кросс-культурного консультирования и психотерапии» (Black Americans and the cross-cultural counseling and psychotherapy experience) отметила, что чернокожих американцев чаще помещают в психиатрические клиники и раньше выписывают, чем белых.

Фрейда культура интересовала исключительно в интеллектуальном смысле.

Геза Рохейм первым из психоаналитиков начал проводить полевые исслед. и жил в неск.

племенах, находящихся на дописьменной фазе развития. В работе «Происхождение и функция культуры» (The origin and function of culture) Рохейм описал, как он был очевидцем того, что множество травм, никогда не рассматривавшихся Фрейдом (особенно связанных с обрядами достижения половой зрелости), приводили к разнообразным конфликтам и комплексам в данном об-ве. Рохейм вел интенсивную полевую работу среди аборигенов Австралии. С того времени мн. антропологи, психологи и психоаналитики часто применяли подобный психодинамический подход при изучении личности в разных неевропейских культурах. Однако есть и такие, кто считает, что осн. на учении Фрейда психодинамическая теория имеет более узкий диапазон пригодности.

Культурные факторы необходимо принимать в расчет и при коммуникации — вербальной и невербальной — между пациентом и терапевтом. В 1961 г. Джером Франк в работе «Убеждение и исцеление: сравнительное исследование психотерапии» (Persuasion and healing: A comparative study of psychotherapy) показал, что, несмотря на цель — высвобождение эмоций, терапия требует рационального общения и осмысления. Впрочем, это зависит от общепринятого понимания вопросов терапии, к-рое может коренным образом отличаться в разных культурах.

Какие вопросы будут заданы, как они должны быть построены и каких тем необходимо избегать при первой беседе с пациентом — это ключевые вопросы в кросс-культурной психотер. При проведении полевых исслед. антрополог учится так строить интервью, чтобы задаваемые вопросы были правильно поняты. Карстэарс в работе «Кросс-культурное психиатрическое интервью» (Cross-cultural psychiatric interviewing) показал, что языковой барьер м. б. большим препятствием, чем ожидалось, при интервьюировании пациента из др. культуры. Карстэарс обнаружил, что в Индии пациенты часто своим видом показывают, что они понимают английский лучше, чем оказывается на самом деле. Это может приводить к искажениям, мешающим точной оценке терапевтом положения пациента.

Эдвард Холл придумал термин «проксемика» для обозначения научной дисциплины, изучающей то, каким образом люди бессознательно структурируют окружающее пространство. Он описал свои исслед. в работе «Система счисления проксемического поведения» (System of notation of proxemic behavior). В США двое взрослых при разговоре обычно стоят на расстоянии 2 футов друг от друга. Для латиноамериканца или араба сидеть или стоять на таком большом расстоянии от др. чел. будет считаться грубостью. Когда американцы — психотерапевт и пациент — сидят на расстоянии неск.

футов друг от друга, пациенту это может показаться проявлением равнодушия и холодности со стороны терапевта.

Психотерапевтов специально обучают понимать свои собственные чувства и чувства пациента и справляться с ними подходящим способом. Иногда, однако, разные привычки терапевта и пациента могут вызывать неожиданные эмоциональные реакции как со стороны терапевта, так и со стороны пациента. Терапевт обязан понимать и принимать во внимание особые, непохожие на его собственные, чувства и проблемы, связанные с культурными паттернами пациента.

Часто высказывались предположения, что терапевт и пациент должны принадлежать к одной культуре (или же к одной из разновидностей общей культуры), а тж быть одного пола. Напр., терапевт мужского пола, американец японского происхождения должен получать наилучшие рез-ты, работая с американским пациентом мужского пола, имеющим японские корни. Однако мн. пациенты могут пожелать работать с терапевтами из др. культуры или др. разновидности их собственной культуры. Они могут посчитать, что такой терапевт не будет осуждать их так, как это сделал бы представитель их собственной, узкой культурной группы. Вероятно, успех терапии зависит больше от способности терапевта понять культурные различия и связанные с ними ценности, аттитюды и формы поведения, чем от его принадлежности к определенной культурной группе.

См. также Кросс-культурное консультирование, Кросс-культурная психология, Культуроспецифические расстройства Т. М. Абель Культурно свободные тесты (culture fair tests) Термин «К. с. т.» относится к тестам, «справедливым» в отношении любой конкретной культурной группы. И хотя технически невозможно разраб. тест, полностью лишенный систематических ошибок, обусловленных культурными факторами, существует множество примеров таких тестов, к-рые, по мнению авторов, могут наз. «культурно свободными» по природе. Тест является культурно смещенным, когда члены одной культурной группы дискриминируются по их способности отвечать на вопросы исключительно на основе той культуры, в к-рой они выросли. Напр., если задания теста содержит слова или фразы, к-рые обычно используют представители среднего класса белых американцев, но редко — малоимущие чернокожие американцы, то этот тест будет давать систематическую ошибку по отношению к последним. Согласно утверждению У. Джеймса Пофама в работе «Совр. пед. измерения» (Modern educational measurement), необъективность в тестировании появляется всякий раз, когда члены к.-л. подгруппы несправедливо наказываются или, напротив, получают преимущества вследствие принадлежности к данной подгруппе. Эта необъективность может принимать разные формы и обнаруживаться: а) в качествах теста, таких как стиль формулировок;

б) в манере тестирования;

в) в манере интерпретации рез-тов.

Тест считается культурно смещенным тогда и только тогда, когда он измеряет нечто разное в двух или более субкультурах, а вовсе не потому, что разные культурные подгруппы получают различные оценки по этому тесту. Иными словами, тест не обязательно дает смещенные относительно определенной культуры рез-ты, когда дети меньшинства оцениваются ниже как группа, чем дети большинства населения. Данное несоответствие может означать, что в процессе обучения детям, принадлежащим к этому меньшинству, просто не дали информации, необходимой для ответов на вопросы теста и, следовательно, для отражения недостатков образовательного процесса.

Хотя большинство авторов тестов сознательно стараются снизить связанную с определенной культурой пристрастность при выборе и формулировке заданий, составлении инструкций и интерпретации рез-тов тестирования, предпринималось немало попыток создать К. с. т., специально конструируемые т. о., чтобы получить одинаковые распределения оценок для различных подгрупп.

Большинство таких тестов измеряют уровень умений в области общей невербальной способности. В рез-те одной из целенаправленных, широкомасштабных попыток создать тест, свободный от влияния культуры, появился тест общего интеллекта Девиса — Иллса. Предполагалось, что он будет измерять общую способность к рассуждению, опираясь на действие с рисованными картинками людей в знакомых ситуациях, а не с чисто словесным или абстрактным материалом. Тест предназначался для работы с детьми в возрасте от 5 до 12 лет. Испытуемые рассматривали каждую картинку и делали выбор из трех возможных объяснений, зачитываемых исследователем. Тем не менее исслед. показали, что надежность и валидность этого теста явно недостаточны и что он не сокращает различий между подгруппами по показателям результативности, выявляемых с помощью др. тестов интеллекта.

Иной подход к свободному от влияния культуры тестированию был развит Лайонелом Пенроузом и Дж. К. Равеном, опубликовавшими серию тестов «Прогрессивные матрицы Равена». Эти тесты были разраб. для оценки единого общего фактора интеллекта (фактора g) к-рый, согласно теории Чарльза Э. Спирмена, проявляется во всякой интеллектуальной деятельности и, следовательно, должен измеряться всеми когнитивными тестами. Существует три формы «Прогрессивных матриц Равена»:

«Стандартные прогрессивные матрицы» для обследования лиц в возрасте от 6 лет и старше;

«Цветные прогрессивные матрицы» для обследования детей в возрасте от 4 до 10 лет;

«Прогрессивные матрицы повышенной сложности» для обследования «незаурядных» подростков и взрослых. Задача испытуемого — выбрать один из шести возможных вариантов вставок, подходящих для заполнения пустого места в матрице-шаблоне (рис. 5). Тесты проводятся индивидуально или в группах и без ограничения во времени. Инструкции очень просты. Цветные прогрессивные матрицы легче для маленьких детей, чем стандартные, и особенно полезны для обследования детей с задержками психического развития. Любую из форм ПМР можно заполнить в течение 1 часа или быстрее.

Рис. 5. Образцы заданий из теста «Прогрессивные матрицы Равена» К. с. т. интеллекта Кэттелла по большей части не содержат картинок и словесных заданий;

их можно проводить как индивидуально, так и в группе, хотя частые и иногда слишком длинные словесные инструкции могут затруднить проведение этого теста с большими группами. Исслед. с помощью теста Кэттелла показали, что различные культурные подгруппы не получают одинаковых средних оценок. Эти рез-ты в совокупности с данными др. исслед. говорят о том, что различия в средних оценках подгрупп вряд ли можно объяснить только наличием словесных заданий в тестах.

Еще один подход к свободному от влияния культуры тестированию реализован Джейн Мерсер в Системе мультикультурного множественного оценивания (System of multicultural pluralistic assessment — SOMPA). Этот подход состоит в использовании батареи измерительных инструментов и последующем сравнении полученных оценок не только с нормой в национальной группе, но и с оценками детей со сходным происхождением.

См. также Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Меры интеллекта, Психометрика, Смещение результатов тестирования, связанное с расовыми (этническими) признаками Дж. Г. Мак-Миллан Культурные различия (cultural differences) Образ мысли и действий людей различается в зависимости от их принадлежности к той или иной культуре. Вследствие важности культуры в жизни чел. специалисты в области соц. наук давно интересовались ее воздействием на личность и поведение. Культуры различаются не только по способу пр-ва и поддержания жизни, но и по тому, чем люди владеют и как они мыслят.

Антропологи и соц. психологи показали выгоды изучения простых (гомогенных) об-в в целях сравнения их с такими сложными (гетерогенными) культурами, как культура США. Наблюдая поведенческие различия, они могут получить представление о том, какие виды и формы поведения изменяются от культуры к культуре, а какие яв-ся относительно постоянными и встречаются во всех культурах. Иногда рез-ты таких сравнений буквально поражают и оказывают существенное влияние на взгляды представителей соц. наук в отношении поведения и развития чел.

Классический пример такого изменения — изменение взглядов ученых на развитие подростков после исслед. Маргарет Мид культуры Самоа, опубликованных в сборнике ее работ «Из южных морей» (From the south seas). В начале 1900-х гг. Г. Стэнли Холл представил доводы (особенно убедительные в его 2-томном труде «Юность» (Adolescence)) в пользу того, что подростковый возраст — это стадия, порождаемая физиолог. перестройкой на основе заложенной в генах программы. По его мнению, поскольку «буря и натиск» — следствие меняющихся физиолог. процессов, такое поведение является универсальным и обнаруживается в любой культуре. Чтобы проверить этот вывод, Мид решила провести полевые исслед. на Самоа. Она обнаружила, что методики родительского воспитания детей там существенно отличаются от принятых в американской культуре. Родители самоанских детей стремились избегать конфликтов с ними, не ограничивали игры детей и не заставляли силой выполнять к.-л. задания. Вследствие такого мягкого обращения родителей со своими детьми, между ними редко возникали конфликты и эмоциональное напряжение, приводящее к срывам. Дети играли группами, и только старшие из них использовали какую-то власть.

Когда дети достигали подросткового возраста, они сталкивались с теми же условиями воспитания, что и в более раннем возрасте: правила и ограничения, поскольку они устанавливались не родителями, а традицией, не вызывали размолвок и эмоционального дискомфорта, а наказание не приводило к появлению обид или враждебного отношения. «Буря и натиск» — существенная сторона отрочества в развитых культурах — здесь никак не проявлялись. И это при том, что те же самые физиолог. изменения были неотъемлемой частью жизни каждого ребенка. Холл связывал утрату душевного равновесия и эмоциональный дискомфорт так часто встречающиеся в поведении подростков, с физиолог. перестройкой в организме;

но несмотря на то, что организм самоанских подростков претерпевал те же изменения, они не сопровождались эмоциональным напряжением и дискомфортом.

В рез-те исслед. Маргарет Мид были сделаны определенные обобщения и появились новые вопросы. Как много в поведении обусловлено культурой и что именно зависит в нем от телесной конституции? Этот вопрос все еще продолжает вызывать споры.

См. также Кросс-культурная психология, Групповая сплоченность, Ролевые ожидания, Социальная психология Т. Александер Культурный детерминизм (cultural determinism) Термином «К. д.» обозначается вера в то, что культура распоряжается судьбой каждого чел. Рут Бенедикт в работе «Модели культуры» (Patterns of Culture) утверждала, что дети становятся частью своей культуры со всеми ее осознаваемыми возможностями и ограничениями, направляющими ход их жизни. Такой детерминистический взгляд на развитие чел. ясно дает понять, что, хотя люди и считают, будто они сами принимают решение, выбирая дом, одежду или даже продукты питания, на самом деле их выбор определяется культурой: все, что чел. делает, ест и чувствует, обусловлено его культурой. Это мощное воздействие культуры достигает максимума ко времени, когда ребенку исполняется 5 лет, так что он просто не представляет себе иного образа поведения, кроме прививаемого культурой.

Дети часто испытывают фрустрацию и негативные чувства при столкновении с культурными нормами и ожиданиями. Этот процесс почти всегда сопровождается возмущением и неприязнью с их стороны. В последнее время это возмущение обнаруживает себя в столкновении с бытовой стороной жизни и в осуждении стандартов «благополучия». Дети стремятся к автономии и свободному выражению побуждений, однако такое стремление приводит к конфликту с теми, кто выполняет роль «агентов» культуры. Конечно же, самыми важными из них яв-ся родители, особенно мать. Большинство детей, растущих в семьях, где существует сплоченность и стабильность, принимают культурные нормы, поддерживаемые родителями. Этому принятию способствуют эмоциональные узы между детьми и родителями. Благодаря взаимозависимости вследствие эмоционального удовлетворения дети ведут себя в соответствии с наставлениями и желаниями своих родителей. В процессе аккультурации дети интернализуют наказы своей культуры, так что ценимые в ней способы поведения становятся частью их личности.

Важность культуры в детерминации поведения четко просматривается в концепции «соц. часов»:

культурно обусловленное поведение не только составляет подлинную сущность нашей жизни;

ожидаемое и одобряемое в конкретной культуре поведение должно быть присвоено человеком к определенному времени. Эту концепцию представляют Бернис Ньюгартен и Ганхилд О. Хагестад. Т. о., жизнь чел. подразделяется на периоды, через к-рые мы проходим согласно «расписанию», составленному культурой, в к-рой живем;

жизнь должна протекать с определенной скоростью, сообразуясь с этим предустановленным графиком движения. В периоды детства, зрелости и старости культура предоставляет благоприятные возможности и выдает награды (или лишает того и др.) не только в зависимости от количества прожитых лет, но и от того, насколько синхронизирован ход жизни индивидуума с соц. часами, предусмотренными данной культурой.

Т. о., как подчеркивает Терон Александер в работе «Проблемы жизненного пути» (The life course issues), К. д. означает, что на самом деле мы практически лишены возможности выбирать свой жизненный путь. К. д. оставляет немного возможностей для индивидуальной свободы или экспериментирования с вариантами решения проблем, отличными от принятых в данной культуре, как, впрочем, и не допускает свободного выражения индивидуальных различий, осн. на генетической изменчивости.

Конфликт с культурными нормами особенно часто наблюдается у подростков. Культура настойчиво требует соответствия возрастным ожиданиям, но подросткам иногда говорят, что они еще недостаточно взрослые, чтобы претендовать на определенные привилегии, а иногда — что они уже слишком большие, чтобы вести себя подобным образом. В рез-те возникают недоразумения и размолвки.

Значительная часть исследователей считает, что ход развития определяется как биолог., так и иными факторами, существующими в культуре. Жан Пиаже, напр., в работе «Истоки интеллекта у детей» (The origins of intelligence in children) утверждает, что порядок стадий развития определяется действием факторов созревания. Т. о., мн. привлекает подход, согласно к-рому физ. влияния, в дополнение к культурным, рассматриваются в качестве важных факторов детерминации челов.

поведения.

См. также Аккультурация Т. Александер Культуроспецифичные расстройства (culture-bound disorders) Термин «К. р.» относится к психол. нарушениям, распространенность к-рых ограничивается представителями отдельных этнокультурных групп и традиций. И сам этот термин, и стоящее за ним понятие весьма спорны и были темой широких дискуссий, поскольку поднимают принципиальные вопросы об универсальности психол. расстройств. По мнению нек-рых исследователей, К. р. — это просто варианты нарушений, встречающихся у жителей зап. стран. Др. же считают, что эти расстройства специфичны для представителей «незападного» мира и не вписываются в рамки психиатрических классиф. Запада.

Осн. споры ведутся вокруг вопроса о влиянии культуры на психопатологию. Большинством ученых-психиатров культурные переменные рассматривались как несущественные. Т. о., если К. р.

действительно существуют, то культуре должна отводиться важная роль в происхождении психич.

патологии. А это ставит трудноразрешимые проблемы перед биолог. концепциями психич. расстройств.

Для описания К. р. используется ряд терминов: а) экзотические психозы;

б) атипичные психозы;

в) эзотерические расстройства;

г) истерические психозы;

д) этнические психозы;

е) культуроспецифичные реактивные синдромы и, наконец, ж) К. р. Все эти термины отражают отсутствие четкого понимания природы таких заболеваний. Следует ли их считать психотическими или невротическими расстройствами? Имеют ли они биогенное или психогенное происхождение? Яв-ся ли они просто вариантами психич. заболеваний, наблюдаемых у представителей зап. культуры, или же это уникальные в культурном отношении виды нарушений? Ответить на эти вопросы сложно. Число зафиксированных случаев культуроспецифичных нарушений ограниченно, а их описание не отвечает научным требованиям. Часто собранные материалы богаты мнениями и бедны фактами. Поскольку мн.

исследователи даже не имели доступа к больным, они были вынуждены доверять сведениям, полученным от третьих лиц, не имевших достаточной подготовки по этим вопросам.

Виды культуроспецифичных расстройств В клинической и научной литературе сообщалось более чем о 30 видах К. р. Тем не менее только небольшая часть этих заболеваний рассматривалась достаточно серьезно, и в данной статье мы ограничимся обсуждением четырех расстройств: лата (latah), амок (amok), сусто (susto) и коро (koro).

Лата. Лата встречается гл. обр. среди коренного населения Малайзии и Индонезии. Заболевание наблюдается как у мужчин, так и у женщин, однако чаще у последних. Две ее главные составляющие — реакция испуга и последующее подражательное поведение, включающее эхолалию (повторение сказанного др. чел.), эхопраксию (повторение действий др. чел.), автоматическую копролалию (импульсивное произнесение непристойных слов), а тж измененное сознание и страх. Эти симптомы могут повторяться. В большинстве случаев расстройству предшествует внезапный стресс.

Антрополог и психиатр Г. Б. М. Мерфи, работающий в области транскультуральной психиатрии, выдвинул неск. теорий происхождения лата и связи этого заболевания с культурными факторами. Он утверждает, что определенные методы детского воспитания в Малайзии и Индонезии делают коренных жителей предрасположенными к гипервнушаемости, к-рая затем связывается с половой функцией.

Исследователи высказывают предположение о сходстве лата с истерическими расстройствами, встречающимися в Юго-Восточной Азии, Сибири и разных частях Японии. Поу Менг Яп, психиатр, много писавший о К. р., рассматривая их с позиций транскультурального подхода, отмечал, что лата имеет сходство с такими расстройствами, как: меряченье (miryachit), амурах (amurakh), олонизм (olonism), иму (imu), имубакко (imubacco), йонг-да-хте (yong-dah-hte), бахтши (bahtschi), юан (yuan), мали-мали (mali-mali), «jumping frenchmen» и арктическая истерия (Arctic hysteria). Из всех К. р. лата — самый излюбленный предмет исслед.

Амок. Согласно Мерфи, слово «амок» впервые встречается в европейской литературе в 1552 г. в отчетах португальских путешественников по Юго-Восточной Азии, где описываются религиозные фанатики, клявшиеся пожертвовать своей жизнью в битве с врагами. Со временем оно превратилось в термин для обозначения лиц, у к-рых периоды ухода в себя и апатии внезапно сменялись вспышками мании, ажитации и жестокими нападениями на окружающих. Часто нападение удавалось остановить лишь тогда, когда в целях самозащиты захваченного амоком чел. ранили или убивали.

Выдвигались различные теории амока, приписывавшие причину этого расстройства лихорадочным (напр., малярии) и нелихорадочным (напр., сифилису) инфекционным заболеваниям, опиумной наркомании, хроническим болезням (напр., поражению головного мозга) и социопсихол.

дистрессу. Ни одна из теорий не выдержала испытание временем;

нек-рые же исследователи пришли к заключению, что амок представляет собой не синдром отдельной болезни, а эксплозивное диссоциативное состояние, к-рое может возникать в силу целого ряда причин.

Пфайфер отмечает, что амок может вызываться действием множества факторов, в том числе хроническими заболеваниями, инфекциями, лишением сна, половым возбуждением, средовым стрессом или жарой. Он утверждает, что заболевание протекает в три фазы. В первой фазе чел. погружен в себя, замкнут, пассивен и обнаруживает неврастенические реакции. Во второй фазе у него (фактически все больные — мужского пола) отмечаются признаки деперсонализации, дереализации и паранойи, чувство ярости и соматическая симптоматика. В третьей фазе, или фазе амока, больной приходит в неодолимое возбуждение, яростно кричит и набрасывается на окружающих с оружием (напр., мачете), не отдавая отчета в своих действиях и ничего не помня. Если больного в этой фазе не убивают, то за ней наступает истощение сил и возвращение к нормальному сознанию. А. Кив отмечает, что амок сходен с расстройствами, встречающимися в др. частях света, включая «злобную тревогу» в Африке, катхард (cathard) в Полинезии, псевдонайт (pseudonite) в пустыне Сахара и неги-неги (negi-negi) в горных районах Новой Гвинеи.

Сусто. Сусто, известное еще как эспанто (espanto), встречается среди испаноговорящего населения в Центральной и Южной Америке, а тж среди испаноговорящих переселенцев в США.

Изучением этого расстройства занимались Рубел и Гобейл. Хотя сусто встречается у лиц разного пола и во всех возрастных группах, чаще всего это расстройство обнаруживают у детей и молодых женщин.

Термин «сусто» применяется к широкому спектру феноменов.

В общем, сусто означает «потерю души». Расстройство начинается с переживания сильного чувства страха, вслед за к-рым наступает потеря веса и аппетита, появляется бледность, усталость, вялость, неопрятность и сильная жажда.

Предлагалось неск. теорий сусто. Кив высказал предположение, что сусто — это тревожное расстройство, вызываемое неприемлемыми импульсами, к-рые ставят индивидуума в зависимость от таких защит, как проекция, изоляция и смещение. Кроме того, Кив утверждает, что сусто дает возможность играть роль «больного», к-рая приносит существенную вторичную выгоду, получаемую в виде проявлений внимания и любви. Он пишет: «Сусто — это...культурнозначимый синдром тревожной истерии, позволяющий больному получить признание». Гобейл отстаивает мнение, что развитие сусто у детей м. б. обусловлено ощущением ненадежности положения и страхами, связанными с заброшенностью, особенно при частых переездах и поездках родителей.

Коро. Коро (иногда еще называют шук янг (shook yong)) наблюдается у жителей китайского происхождения в Юго-Восточной Азии и Гонконге. У мужчин это расстройство характеризуется сильным страхом, связанным с идеей, что его пенис постепенно уходит внутрь тела. У женщин оно может проявляться в виде страха, что их грудь сжимается или же половые губы втягиваются внутрь.

Однако данным расстройством страдают гл. обр. мужчины. Его описали Яп и Рин, объясняющие развитие коро верой в баланс инь и ян — женского и мужского начал, к-рый может нарушаться вследствие половых излишеств. Сильная боязнь этого принимает форму приступов паники или даже страха смерти. Кроме того, часто присутствует стыд за свои действия, особенно если данное лицо находит выход, прибегая к услугам проституток или к мастурбации.

Классификация культуроспецифичных расстройств Хотя нек-рые ученые и считают, что К. р. представляют собой дисфункции, характерные именно для тех этнокультурных условий и традиций, в к-рых они встречаются, др. придерживаются мнения, что это всего лишь варианты расстройств, обнаруживаемых в зап. мире.

Кив предложил следующую классиф. К. р.: а) тревожные состояния: коро, сусто;

б) фобические состояния: мал оджо (mal оjo), смерть Вуду;

в) депрессивные расстройства: хива-итчк (hiwaitchk), психоз виндиго (windigo), «злобная тревога»;

г) истерические расстройства: лата;

д) обсессивно компульсивные неврозы: шинкейшитсу (shinkeishitsu), фригофобия;

е) диссоциативные состояния: амок, пиблоктог (pibloktoq), хси пинг (hsieh ping), одержимость духами. По Киву, К. р. можно распределить по подклассам зап. невротических расстройств.

Яп считал мн. К. р. вариантами реактивных психозов. По его предположению, они составляют четыре базисные формы психопатологии: а) первичные реакции страха: сусто, «магическая смерть», лата, мали-мали, иму, мирьяхит, йонг-да-хте и «магический страх»;

б) гипереридические (hypereridic) реакции ярости: амок, неги-неги;

в) культурно обусловленные нозофобии: коро;

г) трансовые состояния диссоциации: психоз виндиго, хси пинг. Эти формы тж можно разнести по трем осн. категориям психогенных или реактивных психозов, предложенных Шнайдером (К. Schneider, 1959): эмоциональные синдромы (коро, сусто);

параноидные синдромы и синдромы нарушенного сознания (лата, амок, неги неги, хси пинг и виндиго).

Роль культурных факторов в этиологии, начале, манифестации, течении и исходе психол.

расстройств установлена достаточно надежно (Marsella & White, 1982, Triandis & Draguns, 1981).

Поэтому неудивительно, что определенные культурные условия и традиции связывают с определенными расстройствами. Для зап. психиатрии было достаточно сложно приспособить свои допущения и знания к тому, что каждая культура способствует развитию и сохранению специфических расстройств. «Универсальные» патологии, бесспорно, существуют, однако и они не могут полностью избежать влияния культурных факторов. Т. е. в этом смысле все психол. расстройства яв-ся культуроспецифичными. Это относится к шизофрении и депрессии в такой же степени, как и к коро, лата, амоку и др. собственно «культуроспецифичным» расстройствам. Последние привлекают наше внимание к этноцентрическим предубеждениям в зап. психиатрии и, т. о., дают нам возможность прояснить загадку происхождения и др. проблемы, относящиеся ко всем психол. расстройствам.

См. также Кросс-культурная психология, Культурные различия, Расстройства личности Э. Г. Марселла Культур-шок (culture shock) Изобретение термина «К.-ш.» (для описания тревоги, вызванной утратой ощущения того, что, когда и как нужно делать в новой для себя культурной среде) обычно приписывают Калверо Обергу.

Pages:     | 1 |   ...   | 23 | 24 || 26 | 27 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.