WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 21 ] --

2. Психол. события более специфичны, чем биологические. Коленный рефлекс можно вызвать чем угодно: куском картона, специальным молоточком, к-рым пользуются невропатологи, ручкой ножа, куском доски и т. д., но попросите любого человека назвать эти предметы, и вы — можете в этом не сомневаться — услышите разные обозначения.

3. Психол. события демонстрируют возможность интеграции. Реакции, к-рые некогда были самостоятельными, могут объединяться в цельные единые действия.

4. Психол. события отличаются вариабельностью. Даже в течение длительного времени при нормальных условиях рефлексы остаются неизменными. Сюда относится поведение методом проб и ошибок.

5. Психол. события допускают видоизменение. Психол. жизнь наполнена научением. Сегодня мы понимаем, что даже люди с тяжелой формой умственной отсталости способны к научению, или к видоизменению поведения.

6. Психол. события допускают торможение. Воспитание детей предполагает научение торможению нек-рых реакций (напр. в гостях). Поведение людей ограничено этическими, моральными и религиозными нормами, а потому более заторможенное, чем поведение представителей др. биолог.

видов.

7. Психол. события можно отсрочить. Большая временная гибкость делает психол. события более независимыми от текущего момента и служит основанием для их выделения.

Хотя не существует никаких абсолютов, можно не сомневаться в том, что если событию, в к-ром живой организм взаимодействует со стимульными объектами, присущи нек-рые из перечисленных выше характеристик, мы имеем дело с психол. событием. Воспользовавшись критериями Кантора, мы отобрали для последующего анализа совершенно определенную информ.

Единица изучения поведения Выделив особый предмет психол. исслед., мы сталкиваемся со следующей проблемой, порождаемой непрерывным потоком поведения, к-рое мы должны к.-л. образом понять. Как выделить удобную единицу изучения из этой динамической сложности? Так же как можно остановить движение кинопленки и детально рассмотреть стоп-кадр, интербихевиорист может выделить не подлежащую дальнейшему расчленению единицу (или кадр) психол. события, к-рую он определяет как сегмент поведения. С использованием более специальной терминологии, сегмент поведения определяется как единичный стимул и его коррелированная реакция в контексте контактной среды и факторов сеттинга.

Интербихевиорист вводит понятие функции реакции, координированной с функцией стимула.

Здесь следует отметить, что физ. движение per se в его конкретной конфигурации не может выбираться, так сказать, по номинальной стоимости. Топография определенной реакции не имеет значения, потому что любая из множества ее конфигураций служит эквивалентом функции реакции. Теперь уже ясно, что интербихевиорист не разделяет т. зр. традиционного психолога, к-рый придерживается более жесткой и физикалистской трактовки реакций.

Обобщая изложенное выше, можно повторить, что отличительными особенностями И. п.

являются: а) отказ от дуализма, б) принятие натуралистического подхода, в) приверженность полевой парадигме, требующей детального анализа и точного описания всех переменных, входящих в рассматриваемое поле, г) разграничение психол. и физиолог. данных и д) строгое следование принципу:

настоящие события являются функцией предшествующих событий.

См. также Вопрос об отношении души и тела, Монизм/дуализм, Теоретическая психология Н. Пронко Интернализация (internalization) И. представляет собой внесение нек-рых аспектов внешнего мира в личную психич. жизнь человека, приводящее к тому, что внутренняя репрезентация внешнего мира оказывает влияние на его мышление и поведение. Шефер различает три разновидности И.: интроекцию, идентификацию и инкорпорацию.

Интроекция создает «присутствие внутри» того, что не ощущается нашей неотъемлемой частью.

Индивидуум продолжает внутренние отношения со своим интроектом по большей части тем же самым способом, каким он поддерживал бы такие же отношения с др. людьми (или же с характерными особенностями др. людей) во внешнем мире. Эти внутренние отношения могут быть как приятными и успокаивающими, так и неприятными и беспокоящими.

Идентификация относится к видоизменению различных аспектов субъективного Я так, чтобы увеличить сходство с др. индивидуумом, взятым за образец. Можно идентифицироваться и с животными или машинами, однако обычно этот термин относится к ситуациям, в к-рых убеждения, ценности и стиль поведения одного индивидуума перенимаются другим. Идентификации могут быть как частичными, так и полными. Даже если она является лишь частичной, идентификация создает существенное изменение в Я концепции человека, и этим идентификация отличается от интроекции. В соответствии с психоан. теорией, идентификация является тем механизмом, посредством к-рого Суперэго, или автономный моральный кодекс, первоначально устанавливается в ребенке, хотя в любое время в жизни индивидуума могут произойти новые идентификации.

Наконец, инкорпорация является весьма ограниченной формой интернализации, при к-рой один человек воспринимает др. личность в целом или частично как то, что составляет его собственную основу в целом или же частично. Поскольку для одного индивидуума практически невозможно стать в точности другим, инкорпорация является менее реалистичным и более примитивным процессом, чем идентификация.

См. также Научение через подражание У. Сэмюел Интернациональная психология (international psychology) Психология вышла на междунар. арену сразу же после того, как в конце XIX в. приобрела совр.

контуры. Термином «И. п.» большинство психологов обозначают различные организационные формы психол. науки, существующие на междунар. уровне. Нередко этим термином наз. раздел соц. психол., изучающий междунар. отношения, или сравнительные исслед. различных психол. процессов, проводимые в разных странах и в разных культурных средах, аналогичные тем исслед., к-рыми занимается кросс-культурная психология.

Социальная психология международных отношений Системное использование психол. понятий и методов для развития теории и практики междунар.

отношений и для их изучения представляет собой сравнительно новую область соц. психол. Будучи по своей природе междисциплинарными, социально-психол. подходы призваны решать проблемы, возникающие в отношениях между народами;

нередко целью решения подобных проблем становится снижение напряженности и создание условий, благоприятствующих междунар. сотрудничеству. К исслед., имеющим самое непосредственное отношение к интернациональному поведению индивидуумов, относятся исслед. национальных стереотипов, или образов, изучение отношения к междунар. делам, изучение национальной идеологии и ее связи с идеологиями др. народов, а тж изучение влияния межнациональных контактов на индивидуальное и групп. поведение.

Изучение психологических процессов силами ученых разных стран Последняя четверть XX в. ознаменовалась бурным развитием кросс-культурной психологии.

Кросс-культурные, сравнительные подходы особенно полезны при изучении влияния социокультурных факторов на различные аспекты развития чел.

Наиболее распростр. тип межнациональных или кросс-культурных исслед. — это исслед., выполненные на материале двух культур. Как правило, рез-ты сравнения двух наций очень трудно интерпретировать, поскольку приходится иметь дело со ми. культурными различиями, к-рые могут стать источником альтернативных объяснений наблюдаемых явлений и к-рые нельзя исключить из рассмотрения. Вероятность получения однозначно интерпретируемых рез-тов увеличивается, если принять во внимание различные субкультуры и соц. факторы каждой нации.

И. п. — всего лишь один аспект кросс-культурной психологии, охватывающей сравнительные исслед. значительно более широкого диапазона. Чтобы выявить культурные различия и попять их влияние на психологию личности, вполне можно ограничиться рамками одной нации, в к-рой представлено много культур, а не изучать культурные различия двух разных наций.

Организационные формы международного сотрудничества психологов Первый междунар. конгресс психологов состоялся в 1889 г., менее чем через 10 лет после основания первой лаборатории эксперим. психологии. Активный обмен новыми идеями и методами исслед. между учеными, представлявшими разные страны Европы и Америки, привел к возникновению истинно интернациональной психол. науки, в к-рой доминировали западноевропейские традиции. Мн.

из первых светил психологии подолгу учились и работали в Германии или в Великобритании.

На 13 Междунар. конгрессе психологов, к-рый состоялся в июле 1951 г. в Стокгольме, был формально учрежден Междунар. союз психологов — единственная междунар. орг-ция, членами к-рой являются не отдельные ученые, а национальные психол. об-ва.

Осн. назначение союза и его осн. цели — способствование обмену идеями и научной информ.

между психологами разных стран, поддержка междунар. студенческого и научного обмена, сотрудничество с др. междунар. и национальными орг-циями, направленное на развитие теорет. и прикладной психологии, и поддержка междунар. проектов, направленных на развитие психол. науки.

Членами большинства междунар. психол. орг-ций являются индивидуумы, а не национальные об-ва. Старейшее из них — Междунар. об-во психотехники, осн. в 1920 г. Эдуаром Клапаредом. Как и Междунар. Союз психологов, Междунар. об-во психотехники раз в четыре года проводит конгрессы. В промежутках между конгрессами Об-во финансирует междунар. проекты и обмены, в частности, Междунар. комиссию по тестам (International Test Commission). Под эгидой Об-ва работает неск.

комиссий, каждая из к-рых занимается на междунар. уровне конкретными проблемами прикладной психологии.

Существуют и не столь крупные междунар. орг-ции, назначение к-рых — защита конкретных интересов психологов из разных стран. Примерами таких орг-ций могут служить Междунар. совет по психологии, Междунар. ассоц. кросс-культурной психологии, Об-во психологов стран Северной и Южной Америки, Европейская ассоц. соц. психологов-экспериментаторов, Междунар. ассоц.

франкоговорящих психологов и Междунар. школа психол. ассоц.

Членами этих орг-ций являются преимущественно психологи. Нек-рые междисциплинарные орг ции объединяют, наряду с представителями др. наук, и большое число психологов. Наиболее показательными примерами таких орг-ций являются Междунар. орг-ция по изучению мозга и Междунар. об-во изучения развития поведения.

Уровни развития психологии и ее статус в разных странах и регионах весьма существенно отличаются друг от друга. Как и следовало ожидать, психол. паука наиболее развита в Северной Америке, в Европе и в Японии. В конце XX в. весьма заметных успехов добились психологи Австралии, Бразилии и Мексики;

от них лишь немного отстают нек-рые др. страны Латинской Америки и Азии. В своем фундаментальном обзоре, посвященном тенденциям развития психологии и ее роли в разных странах, Марк Розенцвейг пишет о том, что в мире работает около четверти миллиона официально признанных психологов, причем большая их часть сосредоточена в США и в Канаде, следом за к-рыми идет Западная Европа.

Хотя валидность научных принципов психологии не зависит от культурных традиций и политики, статус психологии как науки и ее соц. релевантность в разных странах разные и варьируются в весьма широких пределах. Можно с уверенностью сказать, что в течение ближайших неск.

десятилетий наиболее заметные перемены произойдут в наиболее быстро развивающихся странах Латинской Америки, Африки и Азии.

См. также Международные конференции В. Хольтцман Интерперсональная теория Салливана (Sullivan's interpersonal theory) Интерперсональной теорией называют теорию межличностных отношений, к-рая разрабатывалась, гл. обр., в 1930-х и 1940-х гг. Гарри Стаком Салливаном.

Ключевые понятия Салливан подчеркивал соц. характер челов. природы. Он определял психиатрию, личность и осн.

понятия диагностики и лечения в интерперсональной плоскости. Он тж подчеркивал решающую роль тревоги в формировании личности и нарушениях ее функционирования. Наконец, Салливан рассматривал актуальные интеракции, или действия, в межличностной сфере как процесс, в ходе к-рого нарушения возникают, выявляются и вылечиваются.

Социальный характер человеческой природы Салливан определял личность как «относительно устойчивый паттерн повторяющихся интерперсональных ситуаций, к-рые характеризуют челов. жизнь». Даже отшельники поддерживают посредством воображения, воспоминаний и фантазии межличностную жизнь. Наименьшими значимыми (поддающимися интерпретации) единицами изучения индивидуума являются динамизмы (dynamisms), определяемые на основе характерных паттернов внутреннего или внешнего соц.

поведения.

То что поведение зачастую отражает взаимоотношения с людьми, отсутствующими в данной ситуации, является «краеугольным камнем» подхода Салливана. Он считал, что деформирующее влияние таких взаимоотношений вызывают нарушения поведения у человека. Внутреннюю сторону этой деформации он называл персонификациями (personifications), образами себя и других с присущими им чувствами, побуждениями и идеями. Стереотипы являются широко разделяемыми персонификациями, позитивными или негативными. Персонификации, сложившиеся в одних взаимоотношениях, могут воспроизводиться в других, оказывая соотв. влияние на мышление, эмоции и поведение.

Тревога Тревога может быть наиболее важным формирующим фактором в межличностной сфере, и ее истоки представляют собой также истоки личности и Я. Они берут начало в беспомощном положении младенца, к-рый не сможет выжить, если о нем не позаботятся. Со временем такие взаимодействия приводят к двум последствиям: удовлетворенности, связанной с уменьшением потребности, и безопасности, связанной с сохранением нужных человеку взаимоотношений.

Угроза жизни вызывает страх. Угроза безопасности вызывает тревогу, к-рая может оказать разрушительное воздействие на личность человека, если он недостаточно хорошо умеет справляться с ней или заглушать ее.

Возрастающий динамизм Я (слово, к-рое Салливан использовал для того комплекса процессов, к-рые постепенно приобретают все большую и большую роль в контроле, оценке и регулировании активности в межличностной сфере) прежде всего стремится сохранить безопасность. Поведение, вызывающее одобрение со стороны значимых других, усиливается;

поведение, вызывающее неодобрение, тормозится или даже исключается.

Действия Дети, у к-рых доминирует стремление сохранить безопасность, вырастают с сильно искаженными представлениями о собственных действиях в межличностной сфере. Если значимые другие постоянно выказывают свое неодобрение детям, это приводит не просто к конформности последних, а к эмоциональным расстройствам.

Салливан разработал множество стратегий для выявления искажений в межличностных отношениях и тех трудноуловимых проявлений тревоги, к-рые им сопутствуют, а тж стратегий взаимодействия с пациентами, к-рые помогли бы им воспринять правду, скрывающуюся за их ухищрениями, и расширить собственное Я. Центральным для Салливана являлось убеждение в том, что единственной объективной информ., к-рой располагает терапевт, является поведение пациента в межличностных ситуациях. Салливан воспринимал терапевта как соучастника в действиях пациента, и считал, что исходная информ. для диагностики и само лечение возникают именно в этом процессе включенного наблюдения.

См. также Теории личности, Психотерапия Р. Энфилд Интерперсональный контрольный перечень Лири (Learу interpersonal checklist) Тимоти Лири разработал систему классиф. межличностного поведения, состоящую из переменных, к-рые в определенном порядке расположены по окружности, разделенной двумя перпендикулярными осями, наз. аффилиация и власть. Один полюс оси аффилиации маркирован как враждебность, а другой — как привязанность. Противоположные полюса оси власти обозначаются как господство и подчинение. Эти оси делят окружность на четыре квадранта, к-рые, в свою очередь, подразделяются на октанты, получившие следующие названия: агрессивный-садистический (Aggressive Sadistic), состязательный-нарциссический (Competitive-Narcissistic), диктаторский-автократический (Managerial-Autocratic), ответственный-гипернормальный (Responsible-Hypernormal), сверхконвенциональный-сотрудничающий (Overconventional-Cooperative), зависимый-покорный (Dependent-Docile), мазохистский-самоуничижительный (Masochistic-Self-Effacing), недоверчивый бунтарский (Distrustful-Rebellions). Это круговое расположение переменных впоследствии подверглось дифференциации путем введения четырех уровней интенсивности для каждой переменной. Напр. полюс враждебности оси аффилиации дифференцируется по следующим уровням интенсивности:

критический, раздраженный, разгневанный и взбешенный.

Средняя ретестовая надежность по каждому октанту составляет 0,78, что свидетельствует о приемлемой степени внутренней согласованности для оценки личностных свойств. Интеркорреляции переменных изучались с целью проверки гипотезы о возможности описания связей между переменными на основе круговой модели. Было обнаружено, что корреляции между переменными уменьшаются по мере увеличения расстояния между ними по дуге окружности. Этот результат подтвердил гипотезу об их круговой орг-ции.

См. также Оценка личности Дж. К. Локвуд Интоксикационные психозы (toxic psychoses) И. п. представляют собой нежестко связанную группу расстройств, общим для к-рых является то, что аберрантное поведение следует за или совпадает с употреблением какого-то экзогенного вещества при ингаляции, приеме внутрь и прямой абсорбции, или наблюдается при эндогенном возникновении токсических продуктов в ходе к.-л. заболевания. Симптоматически И. п. напоминают друг друга наличием делирия, проявляющегося в нарушениях внимания, нарушениях восприятия (иллюзии и галлюцинации), неспособности сохранять ясность мышления, дезориентации во времени, пространстве и/или собственной личности, нарушениях памяти, тревоге, страхах, раздражительности и иногда психомоторном возбуждении. Деменция, нарушающая соц. и профессиональное функционирование, может тж наблюдаться с делирием или без него, но она более характерна для состояний хронической, а не острой интоксикации.

К экзогенным токсическим агентам, вызывающим И. п., относятся бромиды, амфетамины, производные барбитуровой кислоты, диэтиламин лизергиновой кислоты (ЛСД), морфин, кокаин, марихуана, алкалоиды белладонны, хлоралгидрат, паральдегид и металлы: свинец, мышьяк, ртуть и марганец. Кроме этого, аналогичные психотические реакции могут присутствовать при чрезмерном употреблении антипаркинсоников (напр., леводопы), противосудорожных средств, лития, циметидина, фенциклидина, эргота (грибок, содержащий алкалоиды), алкоголя, легально распространяемых диетических добавок (фенилпропаноламин) и назальных спреев (фенилэфрин).

Эндогенные токсины, вызывающие психоз, могут быть следствием диабета, заболеваний почек и печени. Повышенное содержание порфирина — результат генетически обусловленного нарушения обмена веществ — может тж вызывать психотическую симптоматику. Дифференциальный диагноз предполагает клиническое наблюдение, тщательный и полный анамнез, получаемый как от больного, так и от его родственников и друзей, а тж адекватное психиатрическое и лабораторное обследование.

Лечение психотического поведения начинается со снижения количества присутствующего в организме токсического вещества. В случае злоупотребления лекарственными препаратами внимание тж должно уделяться первоначальному расстройству, в связи с к-рым больной принимал лекарство, спровоцировавшее психотическое поведение. Психотер., направленная как на патогенные психол.

факторы, так и на непосредственные и отдаленные личностные цели, важна так же, как и медикаментозное лечение, и проводится одновременно с ним или после его завершения.

См. также Нейротоксические вещества, Злоупотребление психоактивными веществами У. Эдмонстон-мл.

Интроверсия / экстраверсия (introversion / extraversion) В 1921 г. Карл Юнг в своей книге «Психологические типы» (Psychologische Туреп) ввел в обиход термины «интроверсия» и «экстраверсия». Для Юнга интроверсия означала обращение либидо внутрь, а экстраверсия — направление либидо вовне. Один из самых популярных тестов личности, осн. на теории типов Юнга, — это Индикатор типов Майерс — Бриггс (MBTI).

Интроверт — человек, разум и чувства к-рого обращены вовнутрь (т. е., имеют сильные связи с Я). Юнг полагал, что интроверт направляет либидо вовнутрь вследствие чувства неполноценности — идея, в чем-то схожая с воззрениями Альфреда Адлера. Интроверты достаточно замкнуты, избегают др.

людей и интересуются прежде всего собой, особенно в периоды стресса. Интроверт самодостаточен.

Осн. стимуляция интроверта идет изнутри, из внутреннего мира мыслей и рефлексий. Интроверты часто скрытны, их трудно узнать близко, они склонны скрывать свои эмоции и не любят, когда вмешиваются в их личную жизнь.

Экстраверты, напротив, ориентированы преим. на внешний мир, фокусируют свои суждения и восприятия на людях и обстановке. Экстравертам придают энергию др. люди и внешние события, они склонны выражать свои эмоции, нуждаются в отношениях больше, чем в уединении, обычно дружелюбны, разговорчивы, легко сходятся с людьми. Экстраверты могут казаться интровертам поверхностными, а интроверты экстравертам — замкнутыми.

Индекс экстраверсии—интроверсии (E—I) является одной из четырех дихотомических шкал теста MBTI. Др. шкалы — ощущение—интуиция (S—N), мышление—эмоции (Т—F) и суждение— восприятие (J—P).

См. также Потребность в аффилиации, Индивидуальные различия, Оценка стиля жизни, Типы личности Б. М. Торн Интроспекция (introspection) И. (букв. смотрение внутрь) — популярная методология психологов конца XIX и первых десятилетий XX вв. — представляет собой исследовательский психол. метод, при к-ром испытуемые пытаются изучать содержание и процессы своего сознания. И. использовалась для изучения широкого спектра психол. процессов, включ. память, научение, мышление, решение задач, анализ сновидений и восприятие.

Метод И. не был простой рефлексией субъективного опыта. Испытуемые проходили серьезную подготовку, изучая, описывая и составляя словесные отчеты о непосредственно возникающих сенсорных впечатлениях в ответ на систематическое расспрашивание. Эдвард Бредфорд Титченер определил наиболее благоприятные условия для интроспективного наблюдения: испытуемые должны быть макс. беспристрастны и должны предотвращать влияние др. ассоциаций на отчет о данном непосредственном переживании. В дополнение к этому, испытуемые должны быть чуткими, способными концентрировать внимание, здоровыми, бодрыми, не испытывающими утомления и заинтересованными в исследуемом опыте.

И. была осн. методом структуралистских школ, возглавляемых Вильгельмом Вундтом в Германии и Титченером в Америке, к-рые определяли психологию как изучение сознательного опыта.

Структуралисты пытались разложить опыт на его составляющие части или элементарные ощущения.

Считалось, что ощущение лежит в основе перцептивных процессов, рассматриваемых как вторичная организующая активность. Целью структуралистской психологии являлось субъективное понимание сознания и содержаний разума.

Этой т. зр. противостояли представители школы гештальта, к-рые отвергали предположение о существовании первичных элементов переживания в пользу врожденных тенденций к организации и холистического взгляда на восприятие. Школа функционализма, к-рую представлял Джон Дьюи, тж противостояла субъективному интроспективному подходу, отдавая приоритет систематической, объективной демонстрации и эксперим. проверке теории. Бихевиористы, такие как Дж. Б. Уотсон, критиковали И. за ее качественный и ненадежный характер и отрицали полезность любых представлений, относящихся к субъективному опыту и вопросам сознания, придавая значение лишь наблюдаемому поведению, анализируемому в терминах измеряемых стимулов и реакций.

См. также Гештальт-психология Р. Адам-Терем Интуиция (intuition) Термин «И.» применялся по отношению к множеству разнообразных явлений и процессов, часть к-рых происходит явно, а другие далеки от очевидного проявления.

Концепции И. в философии варьируют от ее понимания как простейшей психич. функции до возведения И. в ранг самой высшей функции, а отводимая ей роль колеблется от обычного сознавания существования до схватывания окончательных истин. Однако Марио Бунге отвергает все т. зр. на И.

Согласно ему, рассматриваемый феномен является просто быстрым умозаключением. Т. о., в философских кругах нет единодушия относительно природы И. или же законности процесса либо феномена, к-рые так называются.

Психологические концепции интуиции В психологии данный термин тж употребляется достаточно широко, что отражает философские споры, ведущиеся вокруг этого понятия. При обсуждении И. самоочевидных истин, Герман Гельмгольц доказывал, что И. представляет собой быстрые бессознательные умозаключения, формулируемые на основе обыденного опыта. Представление о схватывании событий как целостностей посредством И., отстаиваемое гештальтистами, противопоставлялось позиции ассоцианистов, к-рые доказывали, что целостности строятся путем умозаключений из отдельных сенсорных данных. На заре этих споров позиции противостоящих сторон были довольно ясны: интуитивисты делали упор на постижении, понимании и схватывании явления во всей полноте, а психометристы стремились к успешным предсказаниям. Первая позиция являлась ученым, эстетическим пониманием индивидуальности, тогда как вторая отличалась практ. направленностью и основывалась на движении психол. тестирования и изучении индивидуальных различий. В принципе, есть основания считать, что у этих двух позиций нет ничего общего и поэтому их противопоставление лишено смысла. Но их очевидные отличия со временем стерлись, и клинические (интуитивные) методы оказались противопоставленными статистическим (психометрическим) методам в задаче прогнозирования. Почти при всех обстоятельствах статистический метод оказался равноценным или превосходящим клинический в этой задаче. Однако не было проведено никакой оценки (возможно, и не может быть проведено) глобального понимания или схватывания личности во всей ее полноте. Если бы цели этих двух методов оставались столь же различными, как это было первонач., то, возможно, не возникло бы и никакой полемики.

Основные теории К. Юнг представлял И. как одну из четырех психич. функций — другими были ощущение, мышление, и чувство, — к-рая в большей или меньшей степени развита у всех людей. И.

сконцентрирована на усмотрении возможностей, следствий, и принципов за счет деталей. И. может существовать в интровертированной или экстравертированной форме, помогая интуитивным интровертам находиться в особенно близком контакте с архетипами, а интуитивным экстравертам особенно хорошо понимать внешние события, такие как политика, бизнес или соц. отношения.

Самая свежая работа в этой области отличается всесторонним охватом. Бастик провел обзор большого ряда определений и описаний И. в разнообразных областях и вывел 20 различных свойств, таких как эмоциональная вовлеченность, быстротечность, эмпатия и субъективная достоверность, указав, что они являются характеристиками данного процесса. Он предполагает, что в этих свойствах И.

контрастирует с логикой, требующей сознательного пошагового анализа, независимого от эмоций и прошлого опыта думающего. Но Бастик доказывает, что мышление, к-рое обычно наз. логическим или аналитическим, переплетено с интуитивными процессами и не может существовать независимо от них.

По-видимому, среди психологов распространены два широких взгляда на И. Во-первых, И.

понимают как решение задач или вынесение суждений на основе данных и/или процессов, к-рые являются неформальными, нечетко выраженными или же неясными. Критерий точности, правдоподобия, или ценности обычно подразумевается, а иногда задается в явной форме;

высказанное наобум предположение не принято расценивать как проявление И. Во-вторых, И. понимают как когнитивный / эмоциональный шаг, выводящий субъекта за пределы суждения, принятия решения или научения в целях достижения полного понимания и оценки индивидуальности, ситуации или сути предмета, иногда с эстетическим компонентом, и зачастую существенно изменяющий его феноменальное поле.

Эмпирические исследования интуиции Большинство эмпирических работ, в к-рых используется понятие И., были нацелены скорее на изучение результатов принятия решений или оценок, нежели на исслед. самого интуитивного процесса.

Тем не менее, существуют работы, в к-рых этот процесс либо его стороны или корреляты выбираются в качестве осн. предмета исслед.

Одно из направлений исслед., возникшее более 50 лет назад, занимается изучением «хороших знатоков людей» («good judge of personality») и сосредоточено на выявлении характеристик людей, проявлявших особую точность в оценке других. Эти исслед. соц. оценки достигли высшей точки в работе Нисбетта и Росса, посвященной успехам и неудачам интуитивной соц. оценки в широком спектре ситуаций. Нисбетт и Росс доказывают, что большинство людей обычно действует в качестве интуитивных ученых, используя структуры знания и оценочные эвристики, к-рые им приносят прошлый опыт, ожидания, неформальные теории и представления, чтобы применить их к конкретной ситуации и свести сложные логические задачи к неск. оценочным операциям. Оценки параметров ситуации, вероятностей, причинной силы (causal efficacy), релевантности и т. д. могут быть точными или же неточными. Нисбетт и Росс сопоставляют оценки, данные испытуемыми, к-рые действуют как интуитивные ученые, с оценками, произведенными учеными, использующими эксплицитные методы. В общем, оценки интуитивных ученых менее точны, чем суждения профессиональных ученых.

Как правило, этот недостаток точности не имеет большого значения, хотя временами может быть гибельным. Кроме того, сделав предсказания в соц. ситуациях, люди склонны действовать таким способом, чтобы заставить их сбываться, подтверждая т. о. свои оценки.

Нисбетт и Росс подробно проанализировали основания интуитивных оценочных суждений, к рые высказываются каждым человеком на протяжении всей жизни, и предложили методы, позволяющие людям стать квалифицированнее и точнее в своем инференциальном поведении. Тогда, согласно этим авторам, очевидно, что И. или интуитивное поведение — это естественная челов.

склонность делать выводы на основе неполной информ. и неполных операций. К сожалению, нет данных относительно индивидуальных различий, т. е. не ясно, являются ли нек-рые люди постоянно успешнее других, или даже успешнее, чем профессиональный ученый.

В отличие от работ Нисбетта и Росса, исслед. Малькольма Весткотта сосредоточено на индивидуальных различиях, исходя при этом из определения интуитивного мышления как «получения на основе недостающих данных выводов, для к-рых обычно требуется знач. большее количество информ». Это определение проясняет минимальную базу эксплицитных данных так же, как и точность выводов, подтверждаемую достижением консенсуса.

На большом количестве выборок испытуемых с высшим образованием были получены убедительные доказательства того, что разным людям требовались различные объемы информ. прежде, чем они были готовы предложить решения, и что люди устойчиво различались по доле успеха в решении задач. Наиболее важно то, что эти две особенности поведения не коррелировали между собой.

Т. о. люди, к-рые соответствовали определению «интуитивные», с большим постоянством решали задачи точно и требовали знач. меньше информ. для этого, чем другие. Кроме того, оказалось возможным идентифицировать три др. группы испытуемых: тех, кто использовал небольшой объем информ. и постоянно ошибался в своих решениях;

тех, кто требовал значительно больше информ., чем другие и был постоянно успешен в своих решениях;

и тех, кто требовал чрезмерной информ, но, тем не менее, часто ошибался.

Наконец, эмпирическое феноменологическое описание И. в качестве опыта было предпринято Маргарет Денис. Она использовала понятие И. как «интегративного и холистического познания за пределами рассудка» («ап integrative and holistic cognition beyond reason»).

Проводя интервью с взрослыми учащимися, Денис выделила неполный набор, состоящий из характеристик интуитивного научения, к-рые могут взаимодействовать друг с другом в процессе научения и создавать опыт, выходящий за пределы более традиционных представлений о научении.

Опыт И., достигающей этого холистического познания, описывался различными интервьюируемыми в когнитивных терминах, в физиолог. терминах, как сфокусированный на сознавании себя, как включающий выражение бессознательного, и т. д.

Резюме Термин И. имеет множество значений и весьма долгую историю исслед., как в философии, так и в психологии. Приведенные ниже параметры очерчивают то пространство, в пределах к-рого лежат концепции И.

1. И. как несенсорный процесс познания неэмпирической истины, как в интуитивном познании Бога (Спиноза).

2. И. как несенсорный процесс познания эмпирической истины, как в восприятии возможностей (Юнг).

3. И. как вывод или оценка, осн. на частичной или неясной информ. или процессах (Нисбетт и Росс, Весткотт).

4. И. как шаг за пределы рассудка и логического вывода к полному пониманию или постижению (Олпорт, Бастик, Денис).

5. И. как раскрытие истины, по определению (Спиноза).

6. И как процесс, подверженный ошибкам (Нисбетт и Росс).

Следует отметить, что объединение всех выше приведенных концепций И. — это задача др.

масштаба. Есть концепции И., к-рые видят разрыв между И. и рассудком и располагают их по отношению друг к другу как дополняющие, антагонистические, или же чуждые. Др. концепции И. видят непрерывность перехода от рассудка к И., основанную на измерении «имплицитность—эксплицитность признаков (подсказок) и данных», или на измерении «неформальное—формальное использование стратегий вывода».

См. также Абстрактный интеллект, Контекстуальная ассоциация М. Р. Весткотт Инфантилизм (infantilism) Введенный Ласекю в 1864 г. для обозначения поведения взрослых людей, имитирующих детскость, термин «И.» претерпел нек-рые содержательные изменения. Сейчас это понятие означает виды поведения, физ. статус или эмоциональные состояния, обнаруживающие поведенческие характеристики детского возраста.

Вильгельм Штекель называл И. «состояния психич. генеза, относящиеся гл. обр. к сфере сексуальности и представляющие собой результат фиксации на инфантильных уровнях эмоционального развития или регрессии к ним». Такое поведение представляет собой проявление бессознательного возвращения (или желания вернуться) на более ранние уровни функционирования с целью снижения тревожности и неуверенности в себе. Это поведение обычно эмоционально окрашено, поскольку человек испытывает удовлетворение от устранения неприятностей, схожее с удовлетворением, получаемым в детстве. Согласно теории психоан., оно сопровождается эгоцентричными ассоциациями с состоянием «быть в центре внимания и наслаждаться этим».

На этой концепции И. строится интерпретация, согласно к-рой частичный И. ответствен за возникновение энуреза и энкопреза, к-рыми иногда страдают люди с эмоциональными нарушениями.

См. также Тревога, Незрелая личность Р. Лёрк Инференциальное смещение в памяти (inferential bias in memory) Умозаключение Чтобы появилась возможность сделать хотя бы предварительный вывод, умозаключение (inference) должно опираться на принятие предпосылок, содержащихся в предоставляемой информ. и в разнообразных контекстных условиях, напр. тоне голоса говорящего и выражении его лица.

Независимо от характера своего определения, умозаключение представляет собой неявное понятие, играющее роль в широком спектре когнитивных феноменов. Можно выделить 4 важных области: а) логические процессы, индуктивные и дедуктивные;

б) когн. психол., осн. акцент в к-рой обычно делается на способах формирования категорий на основе умозаключений;

в) соц. познание, осн.

акцент в к-ром делается на способах извлечения заключений из уже сложившихся систем категорий, и г) понимание дискурса, к-рое будет предметом рассмотрения в этой статье.

Умозаключения в дискурсе Важная роль умозаключений в облегчении понимания дискурса уже давно признана в лингвистике. Наличие пробелов в получаемой нами информ. является настолько обычным и распространенным явлением, что наше понимание оказалось бы неполным без умозаключений.

Различные типы умозаключений, используемых с этой целью, были описаны Сингером и Торндайком.

Инференциальное смещение Ранние психол. исслед. умозаключений как факторов в дискурсе, начавшиеся в 1970-х, проводились вне рамок лингвистической традиции. В основном в таких исслед. испытуемыми были дети, к-рые должны были распознавать предложения, предъявлявшиеся либо не предъявлявшиеся на предварительной стадии заучивания. Одной из наиболее распространенных независимых переменных в этих исслед. было эксплицитное или имплицитное употребление нек-рого инструмента. Например, сравните такие предложения: «Водитель грузовика помешивал кофе в своей чашке ложечкой» и «Водитель грузовика помешивал кофе в своей чашке». В последнем предложении явно подразумевается, что при этом использовалась ложечка (хотя такое умозаключение не является логически неизбежным — с той же целью мог использоваться и к.-н. др. инструмент, напр. деревянная палочка или палец).

В одном из ранних возрастных исслед. старшие дети воспроизводили на стадии тестирования примерно столько же ранее заученных предложений, в к-рых подразумевалось присутствие инструмента (напр. ложечка), сколько и предложений с его явным присутствием;

младшие дети, напротив, вспоминали больше предложений с явным присутствием инструмента, демонстрируя тем самым меньшую склонность делать выводы.

Использовались тж более традиционные типы тестов памяти. Было обнаружено, в частности, что ученики от младших к старшим классам начальной школы демонстрировали растущую тенденцию не только к воспроизведению подразумеваемых слов (напр. птица из такого заучиваемого предложения: «В кормушке были съедены все зерна»), но и к употреблению подразумеваемых слов-ассоциаций в тесте парных ассоциаций.

Подверженность И. с. в п. продемонстрировали как обычные, так и одаренные учащиеся начальной школы. В одном из исслед. использовались т. н. «предвосхищающие» (forward-consequence) умозаключения. Нек-рое действие или событие подразумевалось, но не являлось логически неизбежным, напр. как в следующей истории: «После долгого сна львица почувствовала себя голодной.

Она отправилась на охоту и нашла небольшое стадо антилоп. Они паслись в очень высокой траве».

Обычные учащиеся обнаружили сильную тенденцию (от 50% и более ошибок) отвечать верно на вводящие в заблуждение пункты теста, предназначавшегося для измерения И. с. в п. (напр. «Львица убила и съела антилопу»). Не было обнаружено к.-л. улучшений результатов в диапазоне от второго до шестого класса. Одаренные учащиеся продемонстрировали нек-рое улучшение (снижалось число ошибок), но только на уровне шестого класса.

Эти результаты резко не соответствуют предсказуемому неуклонному снижению процента ошибок при выполнении теста на фактуальные знания (factual test), обнаруживаемому с переходом детей в более старшие классы. Примерами последнего типа являются «Львица проснулась голодной и отправилась на охоту», к-рый был, разумеется, верным, и «Львица разбудила льва, чтобы пойти на охоту», к-рый был неверным. Этот вид улучшений с возрастом продемонстрировали обе категории учащихся, и столь же отчетливо в отношении этих пунктов демонстрировалось ожидаемое превосходство одаренных детей.

В только что описанном эксперименте все утверждения из теста на инференциальное смещение должны были оцениваться как неверные, поскольку испытуемых специально инструктировали отвечать в полном соответствии с рассказанным. Степень, в к-рой все же проявилась подверженность И. с. в п.

(лишь одаренные шестиклассники оказывали ему сколько-нибудь заметное сопротивление, в основном правильно реагируя на пункты этого теста как на неверные), говорит о действительно широкой распространенности такого рода фактора, оказывающего влияние на память. Эти результаты тж свидетельствуют о необходимости разработки новых методов обучения для ограничения его влияния или, в более широком смысле, стимулирования школьников к распознанию этого и др. типов умозаключения при помощи соотв. описаний, объяснений и упражнений.

См. также Забывание, Память, Каноны Милля, Избирательное внимание М. Маркс Инцест (incest) И. — широко истолковываемый термин для обозначения сексуального поведения людей, состоящих между собой в любой степени родства, за исключением супружества. Вне этого общего консенсуса, определения И., содержащиеся в законах различных штатов и приводимые экспертами, различаются между собой по двум аспектам: характеру поведения индивидуумов и степени их родства.

Согласно нек-рым определениям, к И. следует относить лишь вагинальные и анальные половые акты;

др. определения включают в понятие И. тж орально-генитальные контакты и даже стимуляцию и обоюдное обнажение гениталий. Вследствие таких расхождений, в особенности по данным обзоров исследовательских работ, трудно оценить распространенность различных типов И. вне зависимости от их определения. Далее, любое сравнение данных ослабляется выраженной тенденцией со стороны жертв скрывать факт И. — тенденция, наблюдаемая тж при изнасиловании. Сравнение последних обзоров показывает, что наиболее распространенным является И. между сиблингами — он составляет 10—15% от общего количества сообщаемых случаев И., когда его определяют широко, включ. и несистематические сексуальные контакты, и когда опрашиваются большие случайные (unselected) выборки населения.

Если же исследовать историю только тех лиц, к-рые уже сообщили о факте И., то наиболее распространенным становится И. между отцом и дочерью. Половой акт чаще встречается в диаде отец—дочь, чем между сиблингами. Издавна распространенное представление о том, что И. встречается гл. обр. в малообеспеченных слоях об-ва и в сельской местности, не подтверждается последними данными. Истинная картина искажается тем обстоятельством, что преступник из низших слоев об-ва имеет больше шансов попасть в поле зрения правоохранительных органов.

Последствия И., в особенности долговременные, обычно принято считать злокачественными, хотя, судя по нек-рым данным, эффект этот является не таким простым. Напр., Джоан Нельсон обнаружила, что долговременные последствия будут более неблагоприятными при совершении И. в возрасте до 10 лет. Нельсон сообщает тж, что шанс негативных последствий повышается при совершении полового сношения, в отличие от случаев, когда имеют место др., более поверхностные формы сексуального контакта. Мэвис Цай и соавторы установили, что злокачественные последствия более вероятны в случаях, когда инцестуальные отношения длились в течение неск. лет, в отличие от менее продолжительного срока отношений.

Почти каждое об-во табуирует И., определяемый как сексуальные отношения между членами нуклеарной семьи. Каждый штат США имеет закон, предусматривающий уголовное наказание за И.

Согласно новой редакции законов о сексуальном поведении, принятых недавно в нек-рых штатах, жертвой И. считаются только несовершеннолетние. Однако И., при к-ром жертва является взрослым человеком, встречается крайне редко.

См. также Жестокое обращение с ребенком, Половые девиации Ю. Левитт Ипсативное шкалирование (ipsative scaling) Слово ipse, означающее «сам (лично)», пришло к нам из латыни. Термин «ипсативный» означает, что конкретный человек служит мерилом или эталоном для самого себя. Рэймонд Б. Кэттелл внес идею И. ш. в психологию для разграничения субъективных и объективных эталонов (стандартов), относительно к-рых могут калиброваться психометрические инструменты.

Измерять — значит регистрировать различия и выражать их в виде чисел в единицах величины отклонения от начала отсчета («нулевой точки»). И эти величины, и это начало отсчета должны определяться относительно некоего эталона. Вопрос, к-рым Кэттелл задавался при определении отличий И. ш. от др. видов шкалирования, а именно, нормативного и интерактивного, — звучит следующим образом: «Какие эталоны можно использовать при выполнении психол. измерения?» Нормативные и интерактивные шкалы являются объективными, или безразличными к внутренним эталонам (стандартам) каждого человека, тогда как ипсативные шкалы являются субъективными, или выражаемыми в единицах внутренних эталонов (стандартов) индивидуумов. При И. ш. единицы вознаграждения, единицы выполнения или единицы норм определяются относительно личных ценностей, уровней выполнения и выборочных образцов поведения конкретного человека.

Безусловно, трудно определить собственные стандарты конкретного человека. Для решения этой задачи в целях ипсативного измерения психологи пытаются точно определить область реакций — ценностей, уровней выполнения и т. п., — в к-рой респонденты способны осмысленно выбирать между ее участками или ранжировать их в порядке предпочтения. Конечно, при этом мы должны задать еще один вопрос «Мотивация к чему — к пониманию музыки, к получению признания, к встречам с противоположным полом?» Психолог справляется с этим вопросом, получая неск. различных ипсативных показателей того, что измеряется. Если бы цель заключалась в измерении мотивации к пониманию музыки, респондента можно было бы попросить указать ту сумму (деньги — ограниченный ресурс для большинства людей), к-рую он тратит на диски, концерты, музыкальную литературу и т. п.

Эти примеры иллюстрируют то, что называется само-ипсативным шкалированием (self-ipsative scaling), при к-ром формат ответов так или иначе требует от респондента распределить ресурсы, представленные определенным набором пунктов. В Шкале ценностей Олпорта — Вернона каждый пункт требует от респондента указать, какое из неск. занятий — интеллектуальное, эстетическое, религиозное, коммерческое и др., — он ценит больше всего. Мерой конкретной ценности (напр.

эстетической ориентации) является сумма ответов, указывающих на то, что респондент предпочитает занятия, связанные с этой ценностью, всем остальным.

Такого рода подсчет показателей означает, что если некто получает высокий показатель по какой-то одной ипсативной неременной, он должен получить пропорционально низкие показатели по др. ипсативным переменным. Это создает тенденцию тяготения интеркорреляций между ипсативными переменными к отрицательным значениям.

Само-ипсативные показатели являются т. о. операционально (т. е., экспериментально) зависимыми. Это важно осознавать при планировании статистического анализа данных по ипсативным переменным. Матрица интеркорреляций ипсативных переменных является вырожденной, а это, в частности, означает, что не следует пытаться обращать эту матрицу с целью вычисления коэффициентов множественной регрессии. Факторы, извлекаемые из такой матрицы, имеют аномальные свойства, затрудняющие их непротиворечивую (имеющую физ. смысл) интерпретацию.

Ипсатизация иногда вводится на уровне обработки результатов тестирования тем, кто производит расчет показателей. В этом случае И. ш. реализуется за счет применения определенной схемы подсчета показателей к оценкам, к-рые во всех др. отношениях являются нормативными или интерактивными. Напр. знания респондента о графике могут рассматриваться как показатель того, насколько он ценит эстетические занятия.

См. также Измерение, Оценка личности, Шкалирование Дж. Л. Хорн Искусственный интеллект (artificial intelligence) В самом широком смысле И. и. — это абстрактная теория челов., животного и машинного познания. Конечная цель ее развития — создание единой теория познания.

Как теорет. психология. И. и. представляет собой продолжение исследовательской программы, начатой еще Джорджем Булем: «Математика, к-рую мы должны создать, — это математика челов.

интеллекта». Упомянутая математика известна под названием булевой алгебры и является системой, позволяющей представлять пропозиции (высказывания) в двоичной записи. Булева символическая логика наряду с разраб. языков программирования сделала возможной создание такой вычислительной науки, как И. и.

Э. Л. Пост заложил мат. основы продукционных систем, к-рые впоследствии были использованы в информ. психологии А. Ньюэлла и Г. А. Саймона.

«Продукционная система — одно из тех счастливых, но окрашенных в минорные тона событий, о к-рых историки науки часто говорят: практически готовый к использованию формализм, залежавшийся в ожидании научного применения. У продукционных систем долгая и неоднозначная история. Их использование в символической логике начинается с Поста, от к-рого они получили свое название. Они тж появляются под видом алгоритмов Маркова. Их использование в лингвистике, где они наз. тж правилами вывода, возводят к Хомскому. Наряду со мн. др. понятиями теории вычислительных систем, они приобрели по-настоящему широкое распространение, когда достигли своей операционализации в языках программирования.» Сильные стороны и ограничения И. и. нагляднее всего проявляются при сравнении его с познавательной способностью человека в различных интеллектуальных областях. В качестве таких областей будут выбраны доказательство мат. теорем, правовое обоснование, решение задач в физ.

науках и процессы научного открытия.

Доказательство математических теорем Со времен Евклида для доказательства мат. теорем в геометрии, алгебре, дифференциальном и интегральном исчислении и в более совр. разделах математики было достаточно одного челов.

интеллекта. Но для доказательства теоремы о четырех красках челов. интеллекту потребовалась помощь И. и. Наиболее творческие умы в математике тщетно пытались доказать справедливость гипотезы четырех красок, и это состоялось лишь после того, как Аппель и Хакен использовали компьютер в качестве полноценного интеллектуального партнера для точного и полного разрешения этой имеющей столетнюю историю загадки.

Кроме того, хотя истинность мат. доказательств зависит от их подтверждения при воспроизведении математиками-людьми, истинность доказательства Аппеля и Хакена можно установить только путем его независимой проверки с использованием др. компьютерных программ.

Произошел серьезный отход от опоры исключительно на мат. рассуждение чел. как последней инстанции.

Гипотеза четырех красок была впервые выдвинута Фрэнсисом Гутри в 1852 г. и, невзирая на применение множества оригинальных и изобретательных мат. идей, не поддавалась доказательству до тех пор, пока, наконец, спустя столетие Аппель и Хакен не пустили в ход способности И. и. Гипотеза четырех красок кратко формулируется следующим образом: «Для раскрашивания любой карты т. о., чтобы соседние страны с общей границей имели разные цвета, достаточно четырех красок».

Решение задачи четырех красок требовало использования сложнейших методов для систематического анализа тысяч конфигураций карт, стран и цветов. Чтобы справиться с этой беспредельной сложностью, Аппель и Хакен разраб. новаторские компьютерные программы.

Практически не связанный ограничениями в механическом анализе возможных конфигураций, интеллектуальный компьютер реализовал оригинальные интеллектуальные вклады в решение задачи четырех красок. В следующем отрывке Аппель и Хакен приводят впечатляющее описание возрастающей изощренности компьютерной программы и ее мат. идей, иногда превосходивших по своему качеству их собственные.

«В этот момент программа, теперь уже насыщенная нашими идеями и усовершенствованиями за 2 прошедших года, начала удивлять нас. Поначалу мы старались проверять ее аргументы вручную, с тем чтобы можно было предсказать курс, к-рому она последует в тон или иной ситуации, но теперь она вдруг начала действовать подобно шахматной ЭВМ. Она прорабатывала сложные стратегии, опирающиеся на все те приемы, к-рым она «научилась», и зачастую эти подходы были гораздо более искусными и умелыми, чем те, что предприняли бы мы сами. Тем самым она начала учить нас вещам в отношении возможных продолжений, к-рые оказывались для нас совершенно неожиданными. В каком то смысле она превзошла своих создателей в определенных аспектах «интеллектуальных», а тж технических сторон этой задачи.» Мат. доказательство теоремы о четырех красках повлекло за собой огромное количество расчетов, осуществляемых как чел., так и компьютерным интеллектом, однако интеллектуальные лабиринты последнего м. б. подвергнуты независимой проверке лишь с использованием др.

компьютерных программ.

Революционное применение И. и. вызвало острые споры как среди математиков, так и среди философов. Аппель и Хакен выразили свое отношение к проблемам доказательства математиком и доказательства компьютером в следующих словах:

«Когда доказательства становятся длинными и отягощенными многочисленными расчетами, можно утверждать, что даже при возможности ручной проверки вероятность челов. ошибки будет значительно выше вероятности машинной ошибки;

кроме того, если такие расчеты достаточно шаблонны, проверить достоверность самих программ гораздо легче, чем правильность ручных расчетов.

В любом случае, даже если окажется, что теорема о четырех красках имеет более простое доказательство, математикам все равно можно было бы посоветовать обратить более пристальное внимание на др. задачи, могущие обладать решениями этого нового типа, требующими вычислений или анализа, непосильного для одних лишь людей. Есть все основания полагать, что существует масса таких задач.» Традиционно мат. науки отстаивали критерий ясного дедуктивного рассуждения в реализации доказательств, и такое рассуждение было исключительно продуктом челов. мат. разума. По мнению философа Тимочко, доказательство теоремы о четырех красках из-за его чрезмерной зависимости от компьютера, чьи операции не могут быть удостоверены чел., является неприемлемым.

«Если мы примем теорему о четырех красках как теорему, это обяжет нас к изменению самого смысла «теоремы» или, что еще важнее по сути, к изменению смысла основополагающего понятия «доказательства».» Изменяется ли «смысл основополагающего понятия доказательства» или изменяется только субъект доказательства, — это стратегический вопрос для математиков и философов, однако интеллектуальные последствия искусственного мат. интеллекта вполне могут оказать радикальное влияние на внедрение подобных исслед. во всех дисциплинах.

Правовое обоснование Понятие компьютерной юриспруденции восходит к Готфриду Лейбницу, к-рый хотя и приобрел известность благодаря своим работам в области дифференциального и интегрального исчисления, был тж выдающимся философом и специалистом по междунар. праву. Лейбниц размышлял над созданием мат. машины, к-рая могла бы заменить юридич. споры между адвокатами или между судьями мат.

выкладками по аналогии с тем, как разрешаются арифметические споры между бухгалтерами: «Давайте посчитаем».

Неск. столетий спустя Анна Гарднер разраб. компьютерную программу, предназначавшуюся не для замены юридич. споров мат. расчетами, а моделировавшую правовое обоснование в рамках машинной программы. Программа правового обоснования Гарднер была посвящена конкретно проблеме договорного права. Проблема договорного права была частью итогового экзамена, сдаваемого студентами 1-го курса юридич. факультета Гарвардского ун-та. Тем самым предоставлялась возможность сравнить между собой юридич. проницательность компьютерной программы и гарвардских студентов. Экзаменационная задача по договорному праву была связана с умением распознавать спорные вопросы в проблеме предложения и принятия.

Программа правового обоснования Гарднер содержит сложные иерархии знаний, представляющие собой факты по конкретной договорной проблеме и набор из 100 правил для реализации логических умозаключений в отношении этих фактов и принятия правовых решений.

Логические умозаключения программы свелись в конечном счёте к 9 рез-там анализа рассматриваемой договорной проблемы, каждый из к-рых сопровождался специфическим определением по поводу того, был или не был фактически достигнут договор по различным пунктам в ходе обсуждения предлагаемых и принимаемых условий. В отличие от 9 анализов, реализованных компьютерной программой, студенты юридич. факультета Гарвардского ун-та реализовали только 4 анализа.

Программа правового обоснования Гарднер представляет собой одну из первых попыток проникновения в область правового обоснования. Эта программа фокусируется на четких вопросах в договорном праве, но только на элементарном уровне. Кроме того, хотя эта программа может оперировать имеющимися у нее фактами и правилами и принимать на их основе решения, она не может реагировать на более сложные аспекты этого права и правовой политики или на множественные судебные толкования. Установленные законом нормы уже сегодня м. б. включены в правовые экспертные системы, но потребуется огромный прогресс в И. и., чтобы приблизиться к мечте Лейбница о возможности разрешения споров среди адвокатов и судей на основе вычислительных процедур.

Решение задач в физических науках Система решения задач на основе И. и. — гибкая система экспертных заключений с выводами, затрагивающими мн. области (flexible expert reasoner with multidomain inferencing, FERMI) — соединяет в себе научные принципы, общие методы и знания, связанные с конкретной предметной областью, что позволяет ей решать задачи в конкретных областях физ. науки. Структура FERMI делится на две иерархические структуры с взаимным обращением: схемы представления знаний и схемы представления методов, что обеспечивает возможность ее широкого применения в различных предметных областях (доменах). Общая схема представления знаний включает принцип декомпозиции и принцип инвариантности. Эти принципы являются мощными интеллектуальными принципами, находящими широкое применение в науке и математике в целом, и потому представляют наиболее интересные аспекты FERMI.

Филос. содержание принципа декомпозиции восходит к Декарту, к-рый советовал разделять любую трудную задачу на простые составляющие, а его мат. Содержание — к Лейбницу, к-рый продемонстрировал, что решение трудных задач в интегральном исчислении может достигаться путем разложения мат. функции на ряд поддающихся интегрированию простых функций. Принцип декомпозиции в системе FERMI применяется к таким задачам, как расчет суммарной потери давления и гидравлической системе при помощи разложения общего пути в этой системе на ряд составляющих путей и вычисления соотв. падений давления.

«Принцип декомпозиции и связанные с ним методы декомпозиции применяются к функционированию различных типов составных объектов. Например, декомпозиция применяется при вычислении падений давления или падений напряжения как функций путей;

площадей или центров масс как функций областей и временных функций, выражаемых в виде функций частоты.» Принцип инвариантности повсеместно используется в математике и в естественных науках.

Уравнения физ. законов, как правило, содержат набор переменных и одну или более констант. В FERMI принцип инвариантности используется в сочетании с методом сравнения инвариантов для составлении уравнений при решении физ. задач.

«Например, энергия частицы может быть выражена через ее положение и скорость. Если энергия частицы является постоянной, рассмотрение поведения этой частицы в два различных момента времени (соотв. различным положениям и скоростям этой частицы) дает уравнение, связывающее эти положения и скорости.» В FERMI схема представления количества или величины содержит общие знания, иерархически организованные т. о., чтобы у более низких и более специфических уровней имелась возможность наследовать знания от более высоких и более общих уровней. Верхним узлом в этой иерархии является величина, имеющая трех потомков: тип, разность величин и свойство. Тип имеет двух потомков: поле векторных величин и поле скалярных величин. Свойство тж имеет двух потомков: разложимую величину и инвариантную величину. Разложимая величина имеет двух потомков: путь и область.

Инвариантная величина имеет трех потомков: путь, вход — выход и время. Путь разложимой величины и путь инвариантной величины имеют общее потомство: инвариант сумма/путь. Инвариант сумма/путь имеет двух потомков: падение давления и падение напряжения. И, наконец, падение давления имеет двух потомков: PD и PD2.

Методы решения задач в FERMI содержатся в иерархии схем представления методов. Корневым узлом этой иерархии является метод, имеющий трех потомков: метод, связанный со свойством, алгебраический метод и метод аналогий. Связанный со свойством метод имеет двух потомков:

декомпозицию и сравнение инвариантов. Декомпозиция имеет двух потомков: управляющую структуру и тип объекта. Сравнение инвариантов имеет двух потомков: путь и вход — выход. Управляющая структура имеет трех потомков: известное, итеративное и рекурсивное. Тип объекта имеет двух потомков: путь и область. Путь как дочерний элемент сравнения инвариантов имеет двух потомков:

вынужденный путь и преимущественное направление.

Способность FERMI решать задачи в областях физики резюмируется следующим образом.

«Задачи о давлениях в жидкостях. FERMI может находить разность давлений между двумя любыми точками в одной или большем числе жидкостей, находящихся в состоянии покоя.

Задачи о центрах масс. FERMI может находить центр масс любого плоского объекта, к-рый имеет прямоугольную форму или допускает разбиение на прямоугольные части.

Задачи об электрических цепях. FERMI может находить стационарные падения напряжения на разных участках электрических цепей, состоящих из любого небольшого количества проводов, резисторов и батарей, связанных различными способами.

FERMI может тж применять принцип инвариантности энергии для связывания массы и скоростей спутника или падающего объекта в двух различных точках траектории.» Расширение границ применения общих принципов декомпозиции и инвариантности вместе с использованием знаний, связанных со специфическими предметными областями, сулит блестящие перспективы дальнейшему развитию FERMI. Авторы системы FERMI планируют распространение принципа декомпозиции на следующие области: механику, геометрию, электричество и магнетизм, теплоту и термодинамику, химию и волновые процессы. По мнению разработчиков FERMI, принцип инвариантности м. б. распространен на поддающиеся количественному выражению задачи сохранения импульса, момента количества движения и энергии.

Иерархическая структура схемы представления величины и схемы представления метода, включающая в себя интеллектуальные принципы инвариантности и декомпозиции, очевидно, делает FERMI способной к гибкому и универсальному применению. Эти способности, однако, жестко задаются заложенной в ней иерархической структурой. Этим предопределяется недостаток того типа изобретательности и интеллектуального иск-ва, к-рое характеризовало мыслительные способности в решении задач ее тезки, Энрико Ферми.

Процесс научного открытия Существуют два подхода к процессам научного открытия с позиций И. и. При первом подходе не предпринимается попыток моделировать когнитивные процессы исследователей;

здесь в основном используются технические методы И. и. Второй подход связан с мат. моделированием интеллектуальных процессов научного открытия.

Первый подход представлен машинными программами, к-рые открывают или повторно открывают научные и мат. знания. Используя набор изощренных эвристик, записанных в умещающемся всего на двух страницах LISP коде, автоматизированная вычислительная программа совершила целый ряд мат. открытий, включая принцип простых чисел (предположение о том, что любое четное число можно представить в виде суммы двух простых чисел) и осн. теорему арифметики. Шен разраб.

широкую вычислительную архитектуру систем И. и. для совершения (научных) открытий, к-рая позволяет реализовать AM-программу и ее преемника EURISCO. Лэнгли, Саймон, Брэдшоу и Житков приводят описание целого ряда сложнейших программ, с помощью к-рых были заново открыты количественные законы в физике и астрономии. Напр., программа BACON.3 заново открыла, среди др., законы Галилея (об ускорении), законы Ома и третий закон движения планет Кеплера. В химических науках программа MetaDendral осуществила значительные открытия, к-рые были впоследствии опубликованы в элитарном научном журнале.

Второй подход представлен программой KEKADA, непосредственно и тщательно моделирующей эксперим. процедуры и научные открытия выдающегося биохимика Ганса Кребса, к-рому принадлежит приоритет в установлении природы эффекта орнитина и описании цикла мочевины. Кребс сделал свои открытия в 1932 г., а позднее Холмс — на основе лабораторных записей Кребса и интервью с ним — осуществил чрезвычайно подробную реконструкцию последовательности когнитивных и эксперим.

событий, предшествовавших открытиям Кребса в области обмена веществ. Опираясь на эти описания Холмса, Кулкарни и Саймон создали KEKADA, программу И. и., к-рая имитировала биохимические открытия Кребса.

Процессы открытия KEKADA заключают в себе структуру управляющей логики высокого уровня, осн. на двухпространственной модели решения задач. Эта модель исследует, систематически и циклически, пространство образцов, состоящее из множества экспериментов и их результатов, и пространство правил (rule space), состоящее из гипотез и вложенных в них структур знаний.

Эвристические операторы координируются для реализации поиска в пространстве образцов и пространстве правил.

Сравнительный анализ действий KEKADA с действиями Кребса показал высокую степень сходства с тем сложным и замысловатым процессом экспериментирования, к-рый привел к открытию орнитинового цикла. На основании этого почти полного сходства в действиях, Кулкарни и Саймон приходят к выводу, что KEKADA «представляет собой теорию стиля экспериментирования Кребса».

Кулкарни и Саймон тж заключают, что в силу наличия в этой системе множества независимых эвристик широкой сферы действия, KEKADA представляет собой общую модель и общую теорию процесса научного открытия.

Вычислительные теории процессов научного открытия можно в целом понять на основе общей логики, к-рая включает набор базовых допущений.

«Исследования Кулкарни и Саймона по системе KEKADA будут использованы для проверки этих допущений и, т. о., для оценки самой логики вычислительных теорий научного открытия.

Допущение о том, что процессы творчества в научном открытии имеют познаваемый характер, может получить поддержку в случае признания того, что описания Холмса заслуживают нек-рой степени доверия.... Допущение о том, что творческие процессы научного открытия поддаются определению, м. б. подтверждено заданными в KEKADA дефинициональными эвристиками, к-рые включают способность к планированию и постановке экспериментов, к распознаванию неожиданных эксперим. рез-тов, к последовательному уточнению гипотез и продолжению стратегий управления систематическим экспериментированием.

Допущение о том, что процессы научного открытия представляют собой подмножества общих стратегий решения задач, получает поддержку в двух пространственной модели решения задач, к-рая обеспечивает общую суперструктуру для развертывания управляющей логики в системе KEKADA.

Допущение о том, что процессы научного открытия могут моделироваться на основе стандартных эвристик вычислительных систем для автоматического решения задач, поддерживается...

содержащимся в KEKADA широким набором общих эвристик, потенциально применимых к решению научных проблем, выходящих за круг решенных Кребсом.» Вычислительные теории процесса научного открытия по существу направлены на эмуляцию когнитивных процессов, в отличие от теорий челов. процессов научного открытия, к-рые учитывают мотивационные и аффективные процессы.

«Наши изыскания направляются тем, что мы обозначили принципом внутренней мотивации креативности:

Люди будут проявлять наибольшую креативность, если они ощущают, что мотивированы в первую очередь интересом, наслаждением, радостью и напряжением, исходящими от самой работы, а не внешними давлениями. В сущности, мы говорим, что любовь людей к своей работе имеет тесную связь с творческим характером их деятельности. Это утверждение находит безусловную поддержку в описаниях феноменологии творческого процесса. Большинство отчетов специалистов о творческих личностях, как и их собственные сообщения, наполнены высказываниями о глубокой увлеченности и невероятной любви таких людей к своей работе.» Внутренняя мотивация как необходимое условие челов. творчества не является существенной для вычислительных систем научного открытия. В подходе к научному открытию с позиций И. и.

достаточным условием служит наличие механизмов алгоритмов и эвристических операторов.

Представляется несомненным, что мат. системы научного открытия, такие как программы KEKADA и BACON.3, могут приводить к впечатляющим рез-там. Следует заметить, однако, что эти системы являются индуктивными и требуют ввода исходных данных. Чтобы достичь творческих высот совр. теорет. физики, потребуются радикально новые вычислительные системы, к-рые выходят за пределы ограничений, накладываемых индуктивным методом.

См. также Теория алгоритмически-эвристических процессов, Каузальное мышление, Компьютерные программы, Общие системы, Системы и теории, Теоретическая психология М. Уэгман Исправительные заведения (correctional institutes) И. з. обладают следующими определяющими характеристиками: а) постоянное проживание в месте лишения свободы законно осужденных преступников;

б) преимущественное использование внешних и высокоструктурированных средств контроля поведения, к-рые зачастую носят аверсивный характер (напр. одиночное заключение, лишение привилегий);

в) четкое разграничение ролей персонала и заключенных;

г) как правило, стремление классифицировать преступника в соответствии с личностными характеристиками, досье судимостей или реабилитационным потенциалом и д) попытки изменить течение криминальной карьеры заключенного. Т. о., следственные тюрьмы и подобные им учреждения временного содержания не рассматриваются как И. з. К учреждениям, отвечающим этим критериям, относятся федеральные тюрьмы и тюрьмы штатов, школы производственной подготовки для несовершеннолетних преступников, больницы закрытого типа для невменяемых в отношении совершенного преступления лиц, лагеря для «почетных заключенных» и исправительно-трудовые колонии, к-рые являются частью пенитенциарной системы, а тж нек-рые пересыльные дома для особо опасных преступников (transition house for felons). В целом, ежегодно в тюрьмы попадает ок. четверти миллиона взрослого населения, и мн. тысячи несовершеннолетних преступников препровождаются в школы производственной подготовки. Количество заключенных в др. исправительные учреждения не представляется возможным установить. Далее, в дополнение к примерно 10 млн. американцев, арестовываемым ежегодно, мн. другие, к-рых не арестовывают, тем не менее в качестве превентивной меры содержатся в спецучреждениях, напр. в подведомственной судебным органам (forensic ward) закрытой больнице штата. В этом отношении, с середины 40-х гг. наблюдается обратная связь между количеством тех, кто содержится в И. з., подведомственных органам уголовной юстиции, и тех, кто находится в психиатрических учреждениях. Поскольку снижается количество направлений психически больных преступников в тюрьмы штатов, растет их число в закрытых больницах штатов.

Исторически первичная цель И. з., осн. на представлении о том, что злодеяние есть всегда злоумышление, состояла в исполнении наказания. Когда конкретная форма мести об-ва повлекла за собой лишение свободы, об-во защитило себя путем изоляции преступника. К сожалению, защита об-ва, вторая цель наказания, действует лишь на ограниченный период времени, в течение к-рого преступник зачастую еще больше укрепляется в своем криминальном поведении. Эта т. зр. поддерживается неизменно высокими показателями рецидивов, достигающих в среднем 66%. Третья цель И. з., устрашение, осн. на представлении о том, что наказание преступника будет служить негативным примером для других, тем самым снижая вероятность совершения подобных деяний. К сожалению, исход криминальных действий сопряжен с большой неопределенностью;

неизвестно, насколько хорошо работает устрашение.

Последней целью И. з., лишь отчасти связанной с традиционными представлениями о возмездии, защите и устрашении, является реабилитация преступника. Это направление начало активно развиваться в 30-х гг. и его развитие идет до сих пор, несмотря на то что, по разным оценкам, врачебный персонал составляет менее 5% от персонала И. з. Как позволяют судить нек-рые обзоры соотв. литературы, реабилитация не оправдала возлагавшихся на нее надежд или, в лучшем случае, привела к неопределенным результатам и не оказала существенного влияния на рецидивизм. То же можно сказать и в отношении различных психол. подходов, нацеленных на изменение определенных аспектов поведения или личности преступников.

Право на лечение психол. расстройств, наряду с соматическими, было подтверждено рядом конституционных оснований. В целом, заключенным назначается лечение, если обнаруживаются серьезные и поддающиеся лечению симптомы, потенциально опасные для жизни в случае непредоставления надлежащей мед. помощи. Право на отказ от лечения тж было подтверждено, в особенности когда лечение рассматривается как инструмент поддержки политики администрации, а не облегчения страдания конкретного человека.

В целом, несмотря на внимание, уделяемое в И. з. конституционным вопросам, независимые исслед. свидетельствуют, что средний заключенный регулярно сталкивается с многочисленными нарушениями своих конституционных прав. В ряде психол. исслед. делается вывод о том, что это является следствием самой природы И. з., с его тотальным контролем над индивидуумом и дегуманизирующим влиянием как на персонал, так и на заключенных. Др. вопросы связаны с компетентностью врачебного персонала и администраторов, к-рые могут, напр., предполагать насильственные действия со стороны заключенного, невзирая на низкую обоснованность и достоверность своих прогнозов.

В последние десятилетия наметилась тенденция к росту согласованности во мнениях в отношении проблем И. з. Судебные специалисты демонстрируют совпадение позиций по следующим вопросам.

- На смену крупным тюрьмам и др. И. з. должны прийти менее крупные, многоцелевые заведения с гибкими программами и более гуманной атмосферой.

- Наиболее эффективный путь изменения И. з. видится в том, чтобы действовать через внесение законодательных инициатив, а не реформировать существующую исправительную систему своими силами изнутри.

- Несмотря на существующее сопротивление, коррекционные программы остаются жизнеспособной силой в работе И. з.

- Существует тенденция к созданию специализированных И. з. для таких категорий преступников, как совершившие преступление в состоянии невменяемости, женщины, подростки, умственно отсталые, а тж лица с высоким риском рецидивов.

- Более предпочтительным является фиксированный (не подлежащий сокращению) срок за совершенное преступление, с возможностью предоставления краткосрочных отпусков за хорошее поведение. Неопределенный срок сегодня рассматривается как несправедливый и опирающийся на необоснованное представление о возможности прогнозировать преступное поведение и эффективности существующих методов вмешательства.

- Стандарты для И. з. должны формулироваться в отношении каждого уровня коррекционной программы и соответствовать научному и соц. прогрессу, значимому для системы уголовного судопроизводства.

См. также Преступление, Уголовная ответственность, Судебная психология X. В. Холл Испытания при найме на работу (employment tests) И. п. н. н. р. включают все методики психол. оценки, используемые работодателями при отборе и классиф. персонала. По существу, почти все типы психол. тестов могут использоваться (и в действительности уже использовались) при принятии кадровых решений.

В настоящее время в И. п. н. н. р. чаще всего используются тесты общих и специальных способностей. В пору становления данной области тестирования преобладали тесты общих способностей, из к-рых наиболее известны Армейские тесты «Альфа» и «Бета». Тесты общих способностей и поныне успешно применяются при И. п. н. н. р. Наряду с ними сегодня активно используются тесты общих способностей, специально разраб. для применения в промышленности, такие как Кадровый тест Вандерлика и Тест живости ума Терстоуна (Thurstone Test of Mental Alertness), несмотря на существование сильной тенденции к применению более специфических тестов способностей.

Тесты специальных способностей, как следует из названия, предназначены для оценки определенной узкой области спектра способностей индивидуума. Несмотря на то, что выполнение к.-л.

работы предполагает определенный уровень интеллекта, это может быть необходимым, но недостаточным условием ее эффективного выполнения.

До недавних пор в сфере И. п. н. н. р. бытовало расхожее представление о том, что чем специфичнее конкретный вид работы, тем более специфичным должен быть тест, прогнозирующий успешность ее выполнения. Поэтому считалось, что различия рабочих заданий ослабляют валидность тестов, используемых в И. п. н. н. р. Недавние исслед. доказали, в целом, несостоятельность этой доктрины, поскольку было обнаружено обобщение (или, иначе говоря, возможность распространения) валидности на гораздо более широкое множество видов работ и тестов, чем это считалось ранее.

Валидность тестов, используемых в И. п. н. н. р., является важнейшей проблемой в данной области и зачастую оказывается яблоком раздора между администрацией и наемными работниками или их представителями.

Использование тестов в И. п. н. н. р. может приводить к злоупотреблениям и принятию дискриминационных решений в отношении работников. В связи с этим Комиссия по вопросу равных возможностей занятости (ЕЕОС) отстаивает ряд руководящих принципов проведения И. п. н. н. р. Для обеспечения надлежащего профессионального уровня в тестировании кандидатов на рабочие места, отделение промышленной и организационной психологии Американской психологической ассоциации издает сборники рекомендаций по проведению отбора персонала.

См. также Тестирование способностей, Практика найма рабочих и служащих, Тесты для отбора кандидатов, Тестирование и законодательство, Тесты Вандерлика С. Р. Рейнолдс Исследование методом двойного ослепления (duble-blind research) И. м. д. о предполагает удержание как исследователей, так и испытуемых в «слепом неведении» относительно реализуемого вмешательства или воздействия. Необходимость использования процедур двойного ослепления вытекает из естественного желания исследователей получить положительные рез ты проверки своих гипотез. Исследователи или их помощники могут непреднамеренно урезать шкалы в пользу эксперим. воздействия путем подсказок испытуемым, путем принятия решения в пользу эксперим. воздействия в ситуации, к-рая оказывается достаточно двойственной, чтобы предпочесть к.-л.

из двух вариантов, или, в случае возникновении ошибок, путем непреднамеренного совершения ошибок в пользу эксперим. воздействия. Равным образом испытуемые, знающие, что они подвергаются эксперим. воздействию, ожидают и подчеркивают позитивные изменения, даже если последние являются естественными вариациями, не связанными с данным воздействием. В частности, если испытуемые рассчитывают впоследствии на получение помощи от исследователя, нек-рые из них пытаются реагировать так, как, по их представлениям, исследователь хотел бы, чтобы они реагировали, независимо от их действительного состояния.

В условиях двойного ослепления исследователи, помощники, испытуемые и др. участвующие в исслед. люди держатся в неведении о том, какие именно испытуемые подвергаются эксперим.

воздействию (эксперим. группа), а какие — нет (контрольная группа). Если используются не различающиеся по внешнему виду воздействия, но т. о., что их может различать нек-рая нейтральная сторона, испытуемые обеих групп будут полагать, что они подвергаются эксперим. воздействию. В случае мед. исслед. контрольная группа может получить нейтральный препарат, наз. плацебо, к-рый по внешнему виду и по вкусу не отличается от эксперим. лечебного препарата. В мед. исслед. почти всегда используются процедуры двойного ослепления, поскольку вера в действенность лекарств зачастую может не уступать по своей эффективности самим лекарствам.

Процедуры двойного ослепления не могут использоваться в следующих случаях: а) знание о воздействии является частью самого воздействия;

б) знание о том, какое воздействие будет благоприятным, явно вытекает из простого наблюдения воздействия или ощущения на себе его последствий;

в) характер воздействия м. б. легко установлен на основе его побочных эффектов;

г) сокрытие более благоприятного воздействия является нежелательным по этическим соображениям.

Отрицательная сторона метода двойного ослепления состоит в том, что приходится жертвовать терапевтическими знаниями ради достижения методологической точности;

клиническая чувствительность специалиста сводится к минимуму тем, что он вынужден работать в условиях неведения. Кроме того, удерживание испытуемых в неведении может оказывать деморализующее воздействие как на специалиста, так и на испытуемого. По мнению Уильяма Гая и др., цели, к-рых пытаются добиться этим методом, вполне м. б. достигнуты путем привлечения независимой группы экспертов, остающейся «слепой», в отличие от тех, кто реализует эксперим. воздействие.

Исслед. в этой области показали, что мн. из этапов эксперим. процедур и видов эмпирических исслед. оказываются уязвимыми в отношении знания о желаемом рез-те. Роберт Розенталь обнаружил, что две трети ошибок наблюдателей поддерживали эту гипотезу. Хотя трактовка величины эффектов пока еще остается под вопросом, оценка Розенталем и Рубиным непреднамеренного влияния эффектов ожидания позволяет предположить, что по своей величине оно сопоставимо с эффектами, оказываемыми преднамеренными воздействиями.

См. также Контрольные группы, Каноны Милля, Методология (научных) исследований Д. Р. Крэсвул Исследование методом поперечных срезов (cross-sectional research) Можно проводить различия между И. м. п. с., в к-рых сравниваются лица различного возраста (родившиеся в разное время), и исслед., опирающимися на др. методы орг-ции выборочного исследования. Традиционно поперечный метод сбора данных — часто наз. поперечным планом — принято противопоставлять так называемому продольному, или лонгитюдному плану, при к-ром возрастные сравнения проводятся в разных точках жизненного цикла лиц, родившихся в одно и то же время.

В психологии развития различия между рожденными в разные годы людьми часто называют когортными различиями. Если бы, напр., обнаружилось различие в среднем весе для выборок 47-летних мужчин в продольном и поперечном исслед., оно бы зачастую отражало именно такое когортное различие.

В поперечном (но не в продольном) исслед. различия в возрастах являются тж различиями в поколениях: различия в возрастах и в поколениях смешиваются в данном случае. В продольных исслед.

различия в возрастах смешиваются с различиями в периодах истории. Такое смешение отсутствует в случае И. м. п. с.

Т. о., поперечные и продольные исслед. различаются между собой по виду смешения, неизбежно сопутствующего различиям в возрастах. Однако эти 2 вида исслед. существенно различаются между собой и в др. отношениях. Если используемые в различных возрастных группах переменные выражают те же самые атрибуты и оцениваются в одних и тех же единицах измерения, можно сказать, что продольное исслед. включает повторные измерения. Такой метод сбора данных позволяет изучать ретестовую интраиндивидную устойчивость мер — возможность, недостижимая в поперечных планах.

Но если цель исслед. заключается в оценке эффектов, связанных с возрастами, эти эффекты могут смешиваться в случае повторных измерений с эффектами, к-рые возникают в рез-те более чем одного измерения той же самой вещи. В исслед. развития с этим связано одно важное различие: в поперечных исслед. отсутствует та твердая основа, на к-рую можно было бы опереться при формулировании выводов в отношении индивидуального развития. Такую основу предоставляют продольные планы с использованием или различающихся измерений, или повторных измерений.

Поперечную выборку испытуемых впоследствии можно дополнить продольным исслед. Для последующих продольных исслед. можно тж привлекать совершенно новые выборки испытуемых. При сочетании этих двух вариантов выборки испытуемых с уже упоминавшимися возможностями возникает целый ряд различных выборочных планов. Они тж оказываются полезными в исслед. развития.

См. также Методы эмпирического исследования, Контроль в эксперименте, Измерение Дж. Л. Хорн Исследование операций (operations research) И. о. — сравнительно новая область, краткая история к-рой восходит к началу Второй мировой войны. Эта точная мат. наука содержит четко определенный набор общих принципов, к-рые обеспечивают исследователей планом реализации операций научного исслед. Он включает следующие стадии.

1. Формулирование проблемы.

2. Построение мат. модели, репрезентирующей исследуемую систему.

3. Получение решения из данной модели.

4. Проверка модели и полученного из нее решения.

5. Установление контроля за решением.

6. Практ. реализация решения: внедрение.

Формулирование проблемы Необходимо уделять серьезное внимание определению общего характера проблемы и, что еще важнее, целям исслед. Эти цели должны формулироваться в поведенческих терминах, с тем чтобы минимизировать или устранить двусмысленность и неопределенность. Должно быть тж отведено время на то, чтобы корректно установить приоритеты в отношении реально достижимых целей. Слишком большой список целей может вызвать потенциальные трудности с их реализацией, особенно если эти цели не четко увязаны в логическую последовательность.

Построение математической модели Вторая фаза проведения исследований с т. зр. И. о. предполагает описание модели.

Предназначение модели заключается в репрезентации реального мира. В И. о. такие модели являются символическими, выражаемыми в мат. терминах. Классическое уравнение Е = тс2 — типичный пример мат. модели. Традиционными формами для таких моделей служат алгебраические уравнения, к-рые не только знач. более экономны, чем вербальные формулировки, но тж влекут за собой тщательность и точность определения, необходимую для четкого выражения и понимания отдельных элементов и их взаимосвязей.

Наиболее важной задачей в построении такой модели является четкая и точная разработка и определение целевой функции. Эта функция выражает взаимосвязь между независимыми и зависимыми переменными.

Получение решения из данной модели Третья фаза заключается в поиске решения. Как правило, желательно найти оптимальное или лучшее решение, однако следует учитывать, что такое решение будет обладать ценностью лишь в контексте рассматриваемой модели. Поскольку модель является лишь репрезентацией проблемы реального мира, существует множество ситуаций, в к-рых оптимальное решение может оказаться не сопряженным с наилучшим выбором.

Однако, когда оптимальное решение сочетается с менее оптимальными или более реалистическими альтернативными решениями, с возможностью их последующей проверки применительно к реальной проблеме, использование оптимального решения влечет за собой определенные выгоды. Одна из таких выгод связана с определением в конце исслед. относительной дистанции между этим идеальным решением и принятой альтернативой.

Побочным продуктом такой методологии использования И. о. является предположение, что менее оптимальные решения могут рассматриваться в качестве ступенек на пути достижения цели. Этот метод последовательных приближений может приводить исследователя операций к более плодотворным результатам.

Существует множество мат. процедур для получения решений в модели И. о. Эти процедуры основываются на приложениях теории вероятностей.

Проверка модели и полученного из нее решения Проверка модели и решения связана с реализацией двух шагов. Первый состоит в тщательном анализе всех элементов модели, включ. перепроверку ее алгебраических множителей на присутствие упрощенческих косметических ошибок, к-рые могут влиять на валидность. Др. еще более важный шаг связан с переопределением связей модели с предпосылками, к-рые изначально использовались для разработки этой модели.

Более систематический план проверки включает тж использование ист. данных, к-рые можно легко ввести в модель, с тем чтобы можно было получить опытное (prototype) решение. Эти данные должны быть тщательным образом изучены, чтобы гарантировать специалисту по исследованию операций валидность проверки. Следует обратить внимание на то, что коль скоро эта модель практически разрабатывается на основе предшествующих ист. данных и потребностей, она может повести себя совершенно иначе в будущем. Др. распространенной ошибкой является введение в модель факторов, к-рые не были представлены в ист. базе данных.

Установление контроля Пятая стадия, установление контроля за решением, появляется в ходе многократного использования модели. Контроль над моделью устанавливается в тех случаях, когда специалист по исследованию операций допускает расхождения в значениях ист. данных и признает, что эти расхождения могут влиять на связи между элементами модели и получаемыми решениями. Др. важным шагом может стать разработка ограничений по отобранным осн. параметрам модели для установления диапазона приемлемых значений с учетом реальных данных.

Реализация модели Заключительным шагом является введение в модель реальных данных. Практ. реализация модели сопряжена с очевидным шагом введения реальных данных и получения решения реальной задачи. Кроме того, представляется тж важным оценить близость реального решения к ист. решениям, полученным ранее, а тж последствия этого решения для совершенствования способов эксплуатации модели. Эти шаги обеспечивают важную связь между мат. природой И. о. и практ. результатами исследования. В конечном счёте, эти решения и их управленческие последствия используются опытным специалистом по И. о. для доведения модели в целях ее возможного использования в будущем.

См. также Методология (научных) исследований Р. С. Эндрулис Исследование психотерапии (psychotherapy research) Как показывают проведенные исслед., все ставшие традиционными направления психотер. — психоаналитически ориентированное, клиентоцентрированное, когнитивное и поведенческое — являются эффективными, однако не было продемонстрировано большей эффективности к.-л. из них по сравнению с остальными. Различные типы терапии — индивидуальная и групповая, ограниченная и неограниченная во времени, лекарственная и клиническое интервью — достигают положительных рез тов без четкого превосходства к.-л. из контрастирующих типов. Переменными, к-рые, по данным исслед., наиболее значимо коррелируют с успешным исходом, оказываются факторы клиента (сила эго и мотивация к изменению), а тж личные факторы терапевта (доверие, душевная теплота и принятие).

Технические приемы и умение их использовать представляются менее важными. Рез-ты психотер.

обычно оказываются положительными;

меньшинство клиентов демонстрирует отсутствие улучшения, но может тж отмечаться и «эффект ухудшения». И. п. позволяют сделать неск. важных выводов.

История И. п. сильно способствовали работы Карла Роджерса, к-рый первым в начале 1940-х гг. стал делать дословные записи полного курса психотер. и предложил вразумительную теорию изменения аттитюдов и поведения клиента в центрированных на клиенте условиях. Это дало толчок к формулированию мн. доступных верификации гипотез. Он предложил систему мер или критериев оценки клиента, применимых при анализе записанных данных. Такие меры коррелировали с рез-тами тестов и оценками исхода терапии, даваемыми клиентом, терапевтом и независимыми экспертами.

Методологическая сложность И. п. сопряжено с чрезвычайно большими трудностями в силу множественности теорий и значительной сложности предмета изучения. Огромное число терапевтов считает, что невозможно контролировать и изолировать все релевантные переменные т. о., чтобы это удовлетворяло требованиям традиционного научного метода. В то же время становится все более сильным давление на психотерапевтов со стороны тех, кто платит за психотер., включая правительство и страховые компании, чтобы психотерапевты показывали эффективность своей работы и добивались все большей конкретности в показаниях к применению лечения.

Исследования эффективности психотерапии Большинство серьезных исследователей делают вывод о том, что в целом доказательства эффективности психотер. являются очень вескими. Смит, Гласс и Миллер сообщают, что в 475 исслед.

психотер., проведенных в контролируемых условиях и охватывающих тысячи участников и, по меньшей мере, 18 подходов, средний участник, получавший психотер., в конце лечения чувствовал себя лучше, чем 80% лиц, к-рые нуждались в лечении, но не получили его.

Дженет Трэйси Лэндмен и Робин М. Доус провели повторный анализ случайной выборки из исслед., сочтенных методологически адекватными, и обнаружили неск. больший эффект лечения, чем в первоначальной выборке, к-рая включала и работы методологически невысокого качества. В целом, «чем лучше качество исслед., тем более положительным оказывается достигаемый рез-т».

Г. Ю. Айзенк и С. Рэчмэн относятся к тем, кто иначе оценивает эффективность психотер.: хотя большинство больных неврозами получают пользу в ходе психотер., такое же количество больных демонстрирует улучшение состояния и без терапии. Однако большинство исследователей психотер. не соглашаются с их выводами.

В ходе оценки эффективности лечения внимание исследователей привлекли тж и отрицательные рез-ты. Бёрджин предложил термин эффект ухудшения и представил эмпирические рез-ты семи работ, подтверждающих наличие этого феномена. Др. исследователи собирали данные для определения распространенности отрицательных рез-тов и их связи с возможными каузальными факторами. Уровень ухудшения в группах, не получавших лечение, по данным исследований, варьировал в широких пределах.

В целом исследователи психотер. признают возможность того, что она может иметь сильные отрицательные, так же как и положительные, последствия. Это мотивирует их к продолжению усилий в попытках пролить свет на очень сложный процесс и обсудить вместе с клиницистами выводы относительно отбора больных, подготовки специалистов и постоянного повышения их квалификации.

Корреляты исхода психотерапии Остается открытым вопрос о том, какие переменные обусловливают исход терапии или коррелируют с ним. Легче перечислить те характеристики, к-рые, по данным исслед., оказались не связанными с исходом лечения, или продемонстрировали противоречивые или незначительные корреляции. Бёрджин сделал вывод о том, что такие характеризующие клиента переменные, как уровень интеграции личности и мотивация к изменению значимо связаны с рез-том терапии, но Сол Гарфилд заметил, что это оказывается справедливым, если критерием является степень изменения;

связь между исходом лечения и такими переменными, как сила эго, остается неясной. Моррис Парлофф и его коллеги делают вывод о том, что большинство переменных, характеризующих терапевта — личность, психическое здоровье, опыт, пол, раса и социоэкономический статус, — являются настолько упрощенными и глобальными, что дают на выходе исслед. «предельную неопределенность». Наиболее значимое обобщение, к-рое эти авторы сочли возможным сделать — это то, что эмоциональные проблемы терапевтов могут мешать эффективности лечения.

Перспективы исследования психотерапии Помимо достаточно подтвержденного вывода о том, что психотер. в целом эффективна, можно сказать, что «гора родила мышь» за сорок лет трудоемких исслед. более специфических вопросов.

Роджерс пишет, что психотер. находится в состоянии хаоса, «однако не бессмысленного хаоса, а океана беспорядка, бурлящего жизнью, порождающего необходимые для нас новые идеи, подходы, процедуры и теории с невероятной быстротой».

См. также Меры критерия, Групповая психотерапия, Изменения личности, Психотерапия, Эффективные компоненты психотерапии, Эффективность психотерапии Н. Дж. Раскин Исследование расщепленного мозга (split-brain research) Начало систематическим И. р. м. положили работы Роджера Сперри. Лабораторное животное или пациент с «расщепленным мозгом» — продукт перерезки главного связующего звена между двумя полушариями головного мозга. Это связующее звено, состоящее из мн. миллионов нервных волокон, наз. мозолистым телом (corpus callosum). Наблюдения за больными людьми и лабораторными животными с разъединенными таким способом полушариями практически не выявили сколько-нибудь заметных нарушений в функционировании мозга, однако эксперименты Сперри и др. показали, что расщепленный мозг функционирует не вполне нормально. Напр., при перерезке мозолистого тела у эксперим. животных было обнаружено, что информ., усвоенная благодаря функционированию одного полушария мозга, не передавалась в др. полушарие. Последующие опыты с использованием задач на зрительное и осязательное различение, а тж на моторное научение, подтвердили этот осн. результат.

Есть данные, указывающие на превосходство правого полушария над левым в том, что касается пространственной, двигательной и др. невербальной активности. Накоплены тж доказательства в поддержку вывода о том, что левое полушарие мозга большинства людей связано с числовыми, аналитическими и лингвистическими операциями.

См. также Головной мозг, Латерализация головного мозга, Латеральное доминирование, Нейропсихология, Психохирургия Дж. Л. Андреасси Исследование социального климата (social climate research) В двух эксперим. исслед. «социального климата», проведенных Рональдом Липпиттом и Ральфом Уайтом под руководством Курта Левина, взрослые руководители детских клубов демонстрировали три различных способа поведения, получивших название автократического, демократического и попустительского. Автократический стиль характеризуется высокой степенью контроля лидера за группой при значительных ограничениях свободы ее членов или их участия в принятии групп. решений. И демократический, и попустительский стили подразумевают низкую степень контроля лидера за группой, однако демократический отличается от попустительского тем, что лидер первого типа проявляет активность в стимуляции групп. обсуждений и принятии групп. решений, тогда как при попустительском типе поведения лидер занимает пассивную позицию невмешательства, ограничивая свое участие предоставлением ресурсов и демонстрацией дружеской поддержки.

Данные о типах лидерского поведения опирались на количественную оценку и дифференцировали его на основе числа отдаваемых приказов, числа прерывающих команд типа критических замечаний, числа направляющих советов, числа повышающих осведомленность комментариев, степени стимуляции самостоятельности, формы похвалы и одобрения и числа комментариев по поводу фактов.

Рез-ты влияния различных лидерских ролей в целом сводились к следующему.

1. Попустительство не то же самое, что демократия. В первом случае было выполнено меньше работы, и она была худшего качества. При этом больше времени проводилось в шумных играх и выражалось больше недовольства в отношении групп. встреч. В последующих интервью мальчики выражали предпочтение своему демократическому лидеру в сравнении с их попустительским лидером.

2. Демократия м. б. эффективной. Качество работы в условиях подчинения автократии оказалось неск. более высоким, однако оригинальность этой работы была выше в обстановке демократических групп. В демократической обстановке тж отмечалась более сильная мотивация к работе, о чем свидетельствовала последовательность поведения группы в тех эксперим. ситуациях, когда лидеры покидали помещение.

3. Автократия может порождать открытую враждебность и агрессию. Сюда относятся проявления агрессии в отношении «козлов отпущения». Члены двух автократических групп чаще демонстрировали нацеленное на самоутверждение и недружелюбное межличностное поведение и чаще претендовали на внимание к себе со стороны авторитарной фигуры. В них чаще проявлялось поведение, направленное на поиск «козлов отпущения», и обнаруживался паттерн разрушения принадлежащего им личного имущества и продуктов деятельности.

4. Автократия тж может порождать скрытое недовольство. Четыре члена покинули свои группы и продолжали прогуливать собрания на протяжении периодов автократического управления клубом, при к-рых не отмечалось открытого неповиновения. Девятнадцать из двадцати мальчиков оказали предпочтение своему демократическому лидеру и выразили больше недовольства в отношении автократии даже при том, что общая реакция этих двух групп проявлялась скорее в повиновении, нежели в активном недовольстве.

5. В условиях автократии проявлялась большая зависимость и меньшая индивидуальность.

Наблюдатели регистрировали более «послушное» и более «зависимое» поведение. Содержание разговоров характеризовалось меньшим разнообразием и преимущественно определялось непосредственной ситуацией.

6. В условиях демократии чаще выражались групп. мнения и проявлялось больше дружелюбия.

В демократической группе сравнительно реже использовалось местоимение «я» и чаще — местоимение «мы». Стихийно возникавшие подгруппы были крупнее по своему составу и дольше существовали. В демократической атмосфере чаще проявлялось дружелюбие и выражались групп. мнения наряду с взаимной похвалой и дружескими шутками. В демократических группах члены демонстрировали большую готовность делиться личным имуществом и помогать друг другу.

Многочисленные повторения этих экспериментов в условиях американской культуры привели к сходным рез-там. Вероятно, наиболее обширные исслед. были повторены Мисуми и его коллегами в Японии. В отношении обеих решаемых задач, группы с попустительским лидером продемонстрировали наихудшие рез-ты, однако при демократическом и автократическом руководстве рез-ты зависели от характера самой задачи. Рез-ты решения более интересной задачи оказались выше в условиях демократии, рез-ты решения менее интересной задачи оказались выше в условиях автократии.

Обобщая рез-ты своих исслед. и их интерпретации, Уайт и Липпитт приходят к выводу о наличии 6 базовых психол. условий, питающих и поддерживающих демократический соц. климат: а) восприимчивость к влиянию др.;

б) самопринятие и уверенность в себе при внесении предложений и при выражении собственных потребностей;

в) реалистичный взгляд на объективную природу задачи и межличностные ситуации;

г) свобода от диктуемых статусом условностей поведения;

д) справедливость в отношении равенства нрав и возможностей;

е) благожелательность и наличие доброй воли в аттитюдах и действиях по отношению к др.

См. также Групповая динамика, Стили лидерства, Групповая работа Р. Липпитт Исследования личности (personality research) Основной интерес для И. л. составляет поведенческая вариативность, объясняемая влиянием скорее внутренних, нежели ситуативных факторов. Чтобы называться аспектами личности, эти внутренние факторы вообще-то должны быть ментальными (напр., убеждение во внутреннем или внешнем локусе контроля), хотя они могут включать и соматический субстрат (напр., инстинкты по Фрейду, состоящие из желаний и метаболической энергии). Узкая традиция в И. л. характеризовалась сосредоточением усилий на изучении поведенческих проявлений отдельных, обособленных факторов личности. В рамках холистической традиции внимание исслед. было сосредоточено на выявлении конфигурации личностных факторов, образующих целостную личность.

Холистическая традиция всегда подпитывалась прикладными интересами клинической психологии, в к-рой всестороннее понимание стиля жизни пациента имеет решающее значение для проведения оценки и лечения. Узкая традиция, с ее пристрастием к строгой концептуализации и методологии, напротив, получила широкое признание в академическом мире. Пытаясь свести обе эти традиции воедино, Генри Мюррей с сотрудниками предприняли экстенсивное и систематическое измерение потребностей и описание их структуры у 50 студентов мужского пола. Сами исследователи назвали практикуемый ими подход персонологией, и именно персонология положила начало И. л. как общепринятому подразделу академической психологии. Олпорт, указывая при создании собственной концепции идеографического (позднее морфогенетического) И. л. на ярко выраженную индивидуальность каждого человека, тж оказал поддержку попыткам совместить холистический и узкий подходы.

Тем не менее целостный взгляд персонологии так и не получил всеобщей поддержки. С 1938 г.

академические И. л. основывались в большей мере на узкой традиции, подкупавшей своей простотой и строгостью. Опирающийся на средний уровень теорет. обобщений, узкий подход начинается с определения одной личностной переменной (напр., доминирования или негативной аффективности) без учета остальных составляющих личности. Затем проводится измерение этой переменной (обычно с помощью опросников) и эмпирическое исслед. ее номологических связей или поведенческих проявлений (таких, как соперничество и продвижение по службе в случае изучения доминирования или тяжесть симптомов физ. недуга в случае изучения негативной аффективности). Если в ходе исслед.

рассматриваются дополнительные личностные переменные, они обычно контролируются и изучаются аналогично основной. Ярким примером И. л. в рамках узкой традиции может служить работа Мак Клелланда, Аткинсона, Кларка и Лоуэлла.

Узкая традиция привлекла особое внимание к личностным переменным, к-рые являются либо когнитивными (напр., внутренний/внешний локус контроля и прямолинейность), либо аффективными (напр., тревожность, депрессия или негативная аффективность). Время от времени в этих исслед.

делался акцент на защитных проявлениях (напр., социально желательном реагировании) и на более сложных смешениях когниции, аффекта и поведения (напр., потребности в достижении и власти). Тем не менее, в целом отдельные исследователи не ставили себе задачу связать подобные проявления с остальными особенностями личности. Если в рамках узкой традиция вообще заходит разговор о целостном видении личности, ее сторонники предполагают, что достаточное количество собранных исследователями частных и конкретных фактов само стимулирует интегративные тенденции в данной области. Однако то обстоятельство, что интегративные тенденции в академической психологии весьма скудны, несмотря на тысячи выполненных с 1928 г. исслед., заставляет считать такое предположение наивным.

Холистическая традиция изучения личности продолжала сохраняться в подходящих прикладных контекстах, особенно в клинической психологии. Движущей силой данного подхода служило не накопление разрозненных и оторванных от жизни фактов, а необходимость помочь людям преодолеть их жизненные проблемы. Для того чтобы определить, какова причина проблемы, и применить правильные методы коррекции, необходима подробная информ. о личности и стиле жизни чел. Такую информ. можно получить с помощью методов, практикуемых только в рамках холистической традиции.

Именно в контексте данного направления возникли теории личности, относящиеся к первой половине XX в. (напр., теории Фрейда и Юнга) и сохранившие свое значение до сих пор. Как и следовало ожидать, сторонники узкой традиции отнеслись к этим теориям высокомерно, называя их безнадежно двусмысленными и ненаучными. Однако разраб. проницательных, систематизирующих метатеорий, касающихся компонентов личности, механизмов их взаимодействия и их проявлений в повседневной жизни, придала необходимую строгость холистическому подходу.

Практ. цели клинической психологии заключаются в проведении оценки и лечения отдельной личности. Холистический характер такой оценки требует применения всесторонних тестов личности.

Нек-рые тесты структурированы в типичном формате опросников и содержат шкалы мн. компонентов личности, характеризующиеся должной внутренней согласованностью, временной устойчивостью, и валидностью. Др. не структурированы и применяются в проективной форме. При проведении таких тестов задача испытуемого состоит в прояснении неопределенных стимулов посредством их отождествления с чем-либо (напр., тест Роршаха) или включения в некую фантазийную тему (напр., тест тематической апперцепции — ТАТ). Неструктурированные тесты они гораздо менее популярны в академической среде, чем структурированные, поскольку интерпретировать их рез-ты очень сложно.

Тем не менее в клинической практике неструктурированные тесты сохраняются, так как позволяют получить очень богатую и глубокую информ.

Холистическая традиция тж сохранилась в прикл. контексте психобиографии, занимающейся интерпретацией жизней знаменитых в том или ином отношении людей с т. зр. психосоциальных сил, их формирующих. В основе психобиографических исслед. обычно лежат архивные документы и интервью в том случае, если чел., чья жизнь изучается, еще жив. Всесторонние наблюдения позволяют в рез-те создать целостную картину стиля жизни исследуемого чел.

И. л., даже выполненные в рамках узкой традиции, не всегда легко принимались психологией.

Типичные споры связаны с объяснением поведения силами, возникающими либо в самом чел., либо в конкретной ситуации. Подобный спор возник еще в начале XX в. между Уильямом Мак-Дугаллом и Джоном Уотсоном, первый из к-рых придавал особое значение инстинктам (конструкт чел.), а второй — подкреплению (конструкт ситуации). Др. версия подобной полемики имела место в 1950-х гг. между Карлом Р. Роджерсом и Б. Ф. Скиннером. Роджерс настаивал на том, что центрированное на чел.

консультирование действует через предоставление свободы клиенту, чтобы он мог актуализировать внутренние потенциалы (конструкт чел.). Скиннер, напротив, рассматривал эффекты этого подхода как рез-т формирования поведения клиента в соответствии с ценностями консультанта (конструкт ситуации).

Последние по времени дебаты развернулись в конце 1960-х и продолжались до середины 1970-х гг. Поводом для споров послужила критика средств измерения конкретных личностных переменных. По мнению нек-рых исследователей, эти меры обладают весьма умеренной устойчивостью и связью с поведением, предположительно выражающим измеряемые личностные переменные. В скором времени соц. психологи стали настаивать на том, что большинство поведенческих переменных в большей степени определяется особенностями ситуации, нежели личностными качествами. Одним из ответов психологов, занимавшихся изучением личности, стало заявление, что личностные переменные лучше всего поддаются концептуализации как генотипы, выражающиеся в паттернах поведения, а не как прямое копирование в поведении. Поэтому умеренные связи личностных переменных с конкретными формами поведения — это скорее правило, нежели повод для критики. Более того, личностные переменные развиваются и изменяются в зависимости от накопления опыта, поэтому вполне закономерно, что применяемые для их измерения инструменты будут давать рез-ты, отличающиеся весьма умеренной устойчивостью. Тж было показано, что при условии проведения достаточно большого количества измерений можно получить достаточно высокую устойчивость. В заключение можно привести решающий довод сторонников холистического подхода: формы челов. поведения достаточно сложны и могут определяться одновременно неск. личностными переменными. Исходя из этого, можно ожидать, что связь между конкретной переменной и конкретным образцом поведения в лучшем случае будет умеренной.

Наиболее убедительным аргументом в спорах вокруг дилеммы «чел. — ситуация» оказалось накапливание исслед., позволявших сравнивать объяснения поведенческой вариативности на основе личностных переменных, ситуационных переменных и их взаимодействия. Данные таких исслед.

подтвердили, что поведение лучше всего объясняется, если учитывать взаимодействия переменных.

Поведение совместно определяется действием личностных и ситуационных сил, из чего следует, что измерения и теоретизирование в области изучения личности должны осуществляться т. о., чтобы прояснять способы объединения личностных и ситуативных сил в детерминации поведения.

Идея взаимодействия дала И. л. новый толчок, подтолкнув исследователей к концептуализации и измерению как субъектных и ситуационных сил, так и личностных переменных, к-рые совокупно выражают эти силы. Можно надеяться, что это активизирует изучение совокупностей личностных и соц. переменных в их взаимодействии, приближая то время, когда станет возможной комплексная эмпирическая оценка челов. поведения.

См. также Детерминизм/индетерминизм, Интеракционизм, Оценка личности, Теории личности, Персонология, Методология (научных) исследований С. Мадди Исследования мозгового кровотока (cerebral blood flow studies) При И. м. к. измеряется общий или локальный мозговой кровоток, с тем чтобы определить области нормального, повышенного или пониженного кровоснабжения головного мозга.

Определение мозгового кровотока может потребоваться по любой из следующих причин: чтобы а) оценить риск недостаточного кровоснабжения головного мозга (церебральная ишемия) перед хирургической операцией;

б) контролировать мозговой кровоток во время хирургической операции;

в) оценить потенциал выздоровления больного и эффективность проведенной хирургической операции;

г) определить уровень кровоснабжения мозга при повышенном давления ликвора, а тж оценить результаты назначаемых в этом случае терапевтических процедур;

д) исследовать изменения в мозговом кровотоке у людей, перенесших инсульт, и проследить динамику его нарушений в процессе этой болезни;

е) выявить факторы, влияющие на характеристики мозгового кровотока и функционирование клеток мозга;

ж) исследовать влияния на мозговой кровоток медикаментозных средств и з) изучить патофизиологию различных заболеваний, таких как мигрень, припадки и тяжелые расстройства памяти, при к-рых могут иметь место нарушения мозговой гемодинамики и метаболических процессов. Подобно большинству неврологических диагностических исслед., И. м. к.

позволяют получить общую информ. о наличии отклонений от нормы, но не указывает на специфические особенности вызывающего болезнь поражения.

При И. м. к. используется множество методик. Метод Кети — Шмидта для определения общего мозгового кровотока состоит в том, что пациент вдыхает смесь 15% закиси азота и воздуха в течение мин, после чего у него берут анализ артериальной и венозной крови, чтобы определить степень очистки мозговой ткани от этого газа. Еще один метод определения мозгового кровотока предполагает использование ультразвукового доплеровского измерителя кровотока, к-рым непрерывно замеряют кровоток в сонной артерии с целью количественной оценки объема мозгового коллатерального кровообращения.

См. также Головной мозг, Повреждения головного мозга, Гипертония Р. Т. Джубилато Исследовательское поведение (exploratory behavior) И. п. представляет собой совокупность поведенческих актов, функцией к-рых является изменение отношений организма с окружающей средой путем введения дополнительной информ. в эту систему. Хотя оно не имеет ясной биолог. функции, оно непосредственно влияет на ЦНС и косвенно — на физиолог. баланс организма. И. п. можно разделить на два вида: специфическое и широкое (diversive).

Специфическая исследовательская активность возникает как ответная реакция в ситуации, вызывающей сильное любопытство. Когда новый, сложный или неадекватный раздражитель или событие порождают неопределенность, организм начинает испытывать любопытство — состояние, характеризующееся напряжением и дискомфортом. Организм реагирует на это пробудившееся или напряженное состояние, исследуя специфический раздражитель или событие, породившие любопытство, чтобы идентифицировать их и понять. Это поведение служит для получения новых знаний и уменьшения напряжения.

Формы исслед. включают в себя перемещение всего тела или его отдельных частей, исследовательские, наблюдательские и манипуляторные реакции, а тж гораздо более сложное поведение — расспрашивание, чтение и слушание. Все эти виды поведения принадлежат к семейству И.

п., т. к. запускающим сигналом для них являются неопределенность и любопытство, и все они служат для получения информ. из специфического источника в окружающей среде.

Эпистемические реакции сходны с исследовательскими, за исключением того, что они являются внутренними, а не внешними, и служат для получения информ. и уменьшения эпистемического любопытства путем направленного размышления. Т. о., исслед. зарождается и происходит в когнитивной, а не в перцептивной системе.

Широкое исслед. предпринимается в тех случаях, когда, в состояниях скуки или ненаправленного любопытства, организм ищет стимуляцию.

Исследовательская активность может выражаться множеством др. способов, напр. в форме игры, отдыха, художественного творчества и юмора. Т. о. большая часть поведения, не направленного на удовлетворение биолог. нужд, сочетается с И. п. в его различных формах.

См. также Внутренняя мотивация, Игра X. Дэй Истерия (hysteria) Термин И. использовался для описания паттернов дезадаптивного поведения различной степени тяжести — от типа расстройства личности (истерическое расстройство личности) до формы психоза (истерический или симулятивный психоз). Однако наиболее часто И. относят к невротической форме психопатологии. Поскольку термин И. обозначает гетерогенную группу симптомов и мало полезен в дифференциальной диагностике, он был исключен из совр. классиф. системы психич. расстройств.

Нозология расстройств «истерического типа» Осн. типы И. были подразделены на более дискретные и однородные группы, каждая из к-рых представляет отдельное расстройство.

При соматоформных расстройствах пациент жалуется на наличие соматических симптомов, однако патофизиологические механизмы, ответственные за возникновение данных симптомов, не обнаруживаются. Три отдельных расстройства, ранее обозначавшиеся как истерические по своей природе, теперь получили следующие названия: соматизированное расстройство, конверсионное расстройство (И. конверсионного типа) и психогенное болевое расстройство.

Соматизированное расстройство определяется как многочисленные, рекуррентные соматические нарушения без очевидной органической причины, часто начинающееся до наступления среднего возраста.

При конверсионном расстройстве симптоматическая картина более однообразна и обычно включает один доминирующий аспект нарушенного физ. функционирования (паралич, слепота, судороги и т. д.), неподвластный произвольному контролю со стороны пациента и не объяснимый патофизиологическими процессами. Обычно существует временная взаимосвязь между нек-рым внешним событием и внезапным возникновением конверсионного симптома, от к-рого пациент получает первичную либо вторичную выгоду. Первичная выгода заключается в том, что симптом позволяет больному временно избежать неприятного эмоционального конфликта;

вторичная выгода от симптома заключается в том, что больной привлекает к себе внимание других, к-рые оказывают ему поддержку в связи с его нетрудоспособностью и/или позволяют т. о. избежать вызывающей у него неприятие деятельности. Конверсионное расстройство часто диагностировалось в начале XX в. и являлось краеугольным камнем фрейдовской теории психопатологии;

теперь оно встречается относительно редко, в основном в мало знающих о совр. медицине популяциях.

Психол. факторы при психогенном болевом расстройстве схожи с таковыми при конверсионных расстройствах, однако психогенная боль лечится отдельно и требует др. терапевтических подходов в силу своей большей длительности. Как высокоэффективные при терапии психогенного болевого расстройства зарекомендовали себя поведенческие подходы.

Классиф. диссоциативного типа И. была пересмотрена и включает отдельные категории для психогенной амнезии, психогенной фуги, множественной личности и сомнамбулизма.

Нарушения памяти длятся обычно ограниченный период времени, характеризующийся полной или избирательной потерей памяти на события, случившиеся в этот период. Эти формы амнезии позволяют больному не допустить до сознания события, сопровождавшиеся сильными отрицательными эмоциями.

Осн. чертой психогенной фуги является уход «из дома и принятие новой идентичности вкупе с неспособностью вызвать в памяти свою прежнюю идентичность». В эпизодах фуги происходят изменения как двигательного поведения, так и идентичности. Такие состояния достаточно редко встречаются, за исключением периодов войн или стихийных бедствий;

предрасполагающим фактором может быть злоупотребление алкоголем. Симптомы длятся обычно недолго и выздоровление наступает быстро.

Несмотря на то что расстройство в рамках множественной личности встречается редко, оно, вероятно, самое известное из диссоциативных расстройств. Оно заключается в наличии у человека двух и более отдельных личностей, каждая из к-рых имеет собственную сложную структуру и соц.

отношения. Поведение больного определяется той личностью, к рая доминирует в данный момент.

Клиническое течение расстройства более хроническое, чем при др. диссоциативных расстройствах;

осн.

предрасполагающими факторами являются психич. травмы и жестокое обращение в детстве.

Последней из рассматриваемых здесь форм диссоциативных расстройств является сомнамбулизм. Он типичен для детского возраста и включает повторяющиеся эпизоды неосознаваемого хождения во сне, при утреннем пробуждении воспоминания об этом отсутствуют. Эпизоды обычно кратковременны, длятся от неск. минут до получаса и приходятся на периоды сна без сновидений.

Расстройство следует дифференцировать прежде всего от сложных парциальных судорог (психомоторной эпилепсии), при к-рых тж наблюдаются сложные движения во время сна, но к-рые сопровождаются патологическими изменениями электрофизиологической активности мозга.

См. также Конверсионное расстройство, Множественная личность Г. Челун Исход лечения (treatment outcome) Наиболее важным вопросом в научном изучении лечения является оценка его эффективности.

Трудности, возникающие при проведении таких оценочных исслед., крайне велики и адекватно не разрешены до сих нор. Первая трудность создается самим расстройством, представляя собой результат неточной диагностики, самоограничивающей природы болезни, хронического характера мн. состояний, периодичности возникающих обычно обострений и ремиссий и общей неопределенности симптомов.

Вторая проблема заключается в адекватном определении лечения. Определения лечения колеблются от самых широких (все события и опыт рассматриваются как лечение) до самых узких (лечение как нечто, что производит с индивидуумом некто, имеющий соотв. ученую степень или диплом). При планировании исследований И. л. существует тж большая трудность учета различий в опыте и навыков у врачей.

Третий фактор, бросающий тень на все оценочные исслед., это общественные предрассудки, касающиеся популярной психологии, экономики и политики. Ни одна область научных исслед. не отягощена этими проблемами в такой степени, как оценочные исслед.

Наконец, последняя трудность проведения подобных исслед. связана с тем, как были определены его цели. Вторжение обычаев, ценностей, общественных и субкультурных норм существенно запутывает научные проекты. Помимо этих общих трудностей, методологические проблемы оперирования большим числом переменных и необходимые ограничения исследований на челов.

материале, включ. жизнь людей в течение длительных промежутков времени, делают ясным, что совершенный план исслед., к рое должно дать окончательные ответы, совершенно несовместим с положением дел в оценочных исслед. на 80-е гг.

Расстройство Для оценки эффективности любого лечебного вмешательства необходимо понять и распознать естественную историю расстройства. Существует множество различных лечебных вмешательств, к-рые считаются полезными в руках различных практиков и эффективность к-рых необходимо оценить относительно относительно нулевой гипотезы и относительно эффективности др. вмешательств. Если расстройства являются самоограничивающими, как депрессия, этот факт следует учитывать в оценочных исслед. Множество противоречивых фактов и выводов, встречающихся в литературе, — результат того, что это не было сделано.

Картина оказывается еще более сложной, когда изучают такую периодическую болезнь, длящуюся на протяжении всей жизни, как шизофрения. Естественная история болезни свидетельствует о том, что пациент испытывает периоды обострения и ремиссии в течение большей части жизни вне зависимости от характера получаемого лечения. Если состояние больного временно улучшилось, легко прийти к обманчивому выводу, что все совершавшееся с клиентом в то время помогло и является лечением. Поскольку мн. эмоциональные и психич. расстройства пока не имеют доказанной этиологии и ясной биолог. картины, трудно быть точным в диагностике.

Терапия Проблема определения лечения и идентификации специфических переменных, оказывающих значимое воздействие на его исход, крайне сложна. Практически невозможно изменять переменные по отдельности или хотя бы определить все переменные, вводимые в лечебных вмешательствах.

Тщательно спланированные исслед. плацебо показали, насколько трудно разделить психол. и фармакологические факторы реакций на лекарственное лечение. Есть много подтверждений тому, что эффективность определенного препарата в руках одного врача статистически достоверно отличается от его эффективности в руках другого врача. Различия определяются личностью врача и его способностью устанавливать терапевтический альянс с пациентом при определении ожидаемого результата терапии.

В психотер. количество переменных становится еще большим. Неспецифические компоненты психотер. — личность терапевта, личностное соответствие пациента и психотерапевта, включенных в терапевтический альянс, надежда, ожидания и прошлый опыт — являются частью психотерапевтической алхимии. Кроме того, нек-рые психотерапевты могут эффективно работать в рамках различных теорет. концепций лечения и применять различные терапевтические техники.

Политические и экономические вопросы Когда предложение мед. услуг становится одной из крупнейших отраслей индустрии в стране, проблемы становятся скорее экономическими и политическими, чем научными. Профсоюзы, лицензионные и сертификационные комиссии, профессиональные ассоц. участвуют в дележе финансового пирога. И. л. в такой ситуации становится предметом не науки, а, скорее, политических и экономических дебатов.

Экономические вопросы представляют собой важный аспект оценочных исслед. Ясно, что об-во не может позволить себе неограниченные расходы на здравоохранение. Если ресурсы ограничены, то как их распределить? Если эти решения не следует принимать, исходя из политической практики или экономического давления отдельных групп, то они должны быть основаны на рентабельности лечения.

Т. о. рентабельность становится теперь адекватным вопросом при проведении оценочных исслед.

Цели Ясная постановка и точное определение целей очень важны. Достигнутый в последнее время прогресс в определении целей и измерении их достижения способствовал улучшению планирования оценочных исслед, к-рые ранее сильно страдали от неопределенности целей. Лишь сейчас мы начинаем рассматривать специфические поведенческие цели как возможные контрольные точки отсчета при изучении эффективности психотер. Эти цели могут быть ясно определены и стать понятными как для психотерапевта, так и для больного. Мы обладаем адекватными методиками для их оценки и даже для их количественного измерения.

До нек-рой степени цели определяются культурными нормами. Должны они стать частью лечебного взаимодействия? Должна ли терапия помочь индивидууму адаптироваться и приспособиться, или наша задача помочь ему чувствовать себя комфортно, оставаясь неадаптированным? В нек-рых терапевтических системах для ответа на этот вопрос проводится различение между неправильной адапт.

и отсутствием адапт. Как нам учесть это в оценочных исслед.?

Методы и методики исследования Имеются методологические подходы, к-рые начинают приближаться к методологии, полезной для оценочных исслед. Что нам надо и что мы начинаем видеть — это повышение точности и оптимизация технических приемов, направленных на преодоление упомянутых выше четырех трудностей. Диагностика стала гораздо более точной. Возможно, что скоро будут найдены специфические биолог. маркеры и это также поможет проведению оценочных исслед.

Pages:     | 1 |   ...   | 19 | 20 || 22 | 23 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.