WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 65 |

«CONCISE ENCYCLOPEDIA OF PSYCHOLOGY Second edition Edited by Raymond J. Corsini, Alan J. Auerbach John Wiley & Sons, Inc. ...»

-- [ Страница 10 ] --

закрывание глаз и релаксацию. Ланктон и Ланктон развили представления Эриксона о Б., указав на важную роль правого полушария как физиолог. базиса в таких проявлениях транса, как восприятие пространства, пантомима (неречевые движения), непроизвольные движения, поток образов, доминирующие сенсорные модальности, интуиция, артистические и творческие тенденции, буквализм, психофизиологическое функционирование, музицирование, символические репрезентации и смыслы, ритмическая орг-ция и спонтанность.

Эрнст Л. Росси разделял психофизиологический подход к Б, наряду с ранее сформулированными эриксонианскими идеями. Он полагал, что изучение систем зависимого от состояния научения (памяти) и поведения (state-dependent memory learning and behaviors [SDML and B] systems) дает ключ к пониманию не только Б., но и причинности. Росси характеризует зависящую от состояния память следующим образом: «То, что выучено и запомнено, зависит от психофизиологического состояния индивидуума во время приобретения данного конкретного опыта».

По мнению Росси, SDML and В система связана с лимбико-гипоталамической системой, от к-рой во многом зависит регулирование — через молекулы или вещества, несущие информ., — поведения человека и его мозговой активности. Эти регуляторные процессы и составляют подлинную сущность Б.

Подобные рассуждения привели Росси к мысли о том, что поведение и/или научение заключается в кодировании перцепций в зависящей от состояния памяти на лимбико-гипоталамическом уровне.

Конкретнее говоря, данные научения, запоминания и/или восприятия преобразуются в информ. при посредстве молекулярных процессов головного мозга, в то время как сенсорные входные сигналы преобразуются на основе клеточного взаимодействия. Это и составляет в основном базис бессознательных процессов. Росси тж связывал Б. с психофизиологическими ритмами (циркадианными и ультрадианными циклами). Ультрадианные циклы — это естественные циклы покоя, облегчающие наступление естественных состояний покоя. Эти циклы обеспечивают благоприятные условия для проникновения в Б. В качестве примера, иллюстрирующего справедливость его подхода, Росси подчеркивает сходство между ультрадиадными циклами (наступление через каждые 90—120 минут естественного 20-минутного периода отдыха) и состояниями транса. Эти 20-минутные периоды называются базовыми циклами спокойного бодрствования, в течение к-рых разум и тело способны восстановить свои силы.

Практические приложения Среди практических приложений концепции Б. можно назвать изменение поведения и решение проблем. Для решения этих прикладных задач нужно иметь доступ к Б. и уметь использовать его. Люди в большинстве случаев сами программируют свое поведения через последовательность выборов, опирающихся на многообразие жизненного опыта. Мн. проблемы оказываются запрограммированными на бессознательных уровнях (неосознанные выборы или выборы, сделанные на разных уровнях Б.), и для их разрешения необходимо произвести перепрограммирование на бессознательных уровнях. К числу методов получения доступа к Б. и его использования относятся: внутренняя визуализация или направленное воображение, фантазии и мечты, сновидение, внутренний диалог, музыка, изобразительное искусство, ритмы тела (и прежде всего базовые циклы спокойного бодрствования), релаксация и различные техники гипноза.

Внутренняя визуализация — это представление себе некоего образа или сценария на определенную тему и с определенной целью. Внутренние образы усиливают фантазии, сновидения и мечты, а тж делают переживание более реалистичным. Точно так же и воображение, наряду с фантазией и мечтами, связано с внутренними образами. Благодаря образам, фантазиям и мечтам у чел. создается впечатление, что нечто действительно произошло. Использование внутренних образов и/или воображения либо фантазии предполагает тж использование др. сенсорных модальностей (слуховой, кинестетической, вкусовой или обонятельной). Чтобы подготовиться к к.-л. предстоящим событиям, чел. должен создать детальный образ и/или сценарий определенного события и мысленно проиграть этот сценарий неск. раз, воображая успешное выполнение задачи.

Араоз высказал предположение, что внутренний диалог, или разговор с собой, — это разновидность гипнотического внушения (суггестии), посредством к-рого сам чел. программирует свой разум на бессознательном или подсознательном уровне. Отслеживая внутренний диалог и собственные заявления в свой адрес, а затем изменяя их, чел. может перепрограммировать системы неосознанных убеждений и представлений.

Др. путь получения доступа к Б. и изменения дисфункционального поведения — гипноз и методики релаксации, обеспечивающие прямой выход на бессознательные процессы. Большинство людей в течение дня многократно впадают в состояние транса и выходят из него. Эти естественные состояния транса считаются составной частью ультрадиадных циклов покоя. Более подробная информ.

о техниках гипноза представлена в работах Хэммонда, Эриксона, Росси и Росси, Кэрича, Крёгера и Араоза.

Росси подчеркивал важность естественных ритмов тела, связав их с биомолекулярными обменами «обслуживающих» генов (генов, регулирующих у чел. обмен веществ). В циклы отдыха доступ к Б. облегчается.

Музыка как успокаивающее средство релаксации может тж использоваться как мотиватор и стимулирующий источник творчества. И музыка, и изобразительное искусство могут служить путями к Б., если чел. развил в себе восприимчивость к ним. Без всякого преувеличения, музыка и произведения искусства в большинстве случаев включают бессознательные элементы.

См. также Автоматические мысли, Блокировка, Диспозициональные наборы, Забывание, Гипноз, Память, Модель структуры интеллекта М. С. Кэрич Бессознательные умозаключения (unconscious inference) С тех пор как возникла экспериментальная психология, когнитивные теории восприятия, в которых нечто подобное решению задач (problem solving) кладется в основу перцептивного процесса, получали постоянную мощную поддержку. В оригинальной формулировке Германа фон Гельмгольца, мы воспринимаем именно те предметы или события, к-ые — при обычных условиях — произвели бы, по всей видимости, то же самое впечатление на нашу НС.

В прошлом аргументы против самой идеи Б. у. сосредоточивались на специфических вопросах и сами в известной мере содержали некий элемент, привнесенный перцептивной системой наблюдателя.

Напр., объясняя восприятие цвета поверхности предмета, Эвальд Геринг отвергал действие Б. у., но при этом признавал «цветовую память» (memory colors), а гештальтпсихологи при объяснении константности размера и положения отвергали Б. у., но признавали «законы организации», обеспечиваемые зрительной системой мозга. Еще более радикальную и узкую альтернативу Б. у.

предлагал Дж. Дж. Гибсон, полагавший, что наше восприятие есть непосредственная реакция на информ., предоставляемую миром нашей перцептивной системе. Напр., стимуляция содержит как информ., прямо указывающую расстояние до объекта, так и информ. о его размере, и потому наблюдателю нет никакой нужды пользоваться информ. об удаленности от него объекта при восприятии размера последнего.

Пока что мы не знаем, так ли широко на самом деле используется та самая информ., о которой говорит эта «прямая теория восприятия», и используется ли она вообще, однако мы твердо знаем, что существование перцептивных группировок можно продемонстрировать даже тогда, когда невозможно отнести эту связность на счет информации, содержащейся в «объемлющем оптическом строе», и что можно доказать эффективность признаков глубины.

Можно возразить (вслед за Дж. Дж. Гибсоном), что Б. у. будут проявляться только тогда, когда по к.-л. причине стимульная информ. яв-ся неадекватной, но и одного этого достаточно, чтобы они в любом случае оставались в поле зрения теоретиков. Поскольку в качестве объяснения Б. у. охватывают большое число разнообразных феноменов, многие психологи принимают ту или иную версию этой идеи. Однако если даже согласиться с метафорой Гельмгольца, природа процессов Б. у. и его предпосылок все равно остается неизвестной. Природу ментальной структуры, играющей главную роль в концепции Б. у., да и в любой общей теории восприятия, еще предстоит понять. А пока мы имеем дело всего лишь с примером убеждающей коммуникации, а не с предсказывающей или допускающей проверку теорией.

См. также Константность, Восприятие (перцепция) Дж. Хохберг Библиотерапия (bibliotherapy) Термин Б. является производным от двух греческих слов — biblion (книга) и therapeia (лечение) — и используется для обозначения формы поддерживающей психотер. В настоящее время под Б.

понимается применение всех литературных жанров в терапевтическом процессе, включая опубликованный, неопубликованный и аудиовизуальный материал.

Б. иногда проводится в индивидуальном порядке. Однако обычно она практикуется в групповой форме в больницах, воспитательных, геронтологических, психол. и коррекционных центрах.

Материалы Б. могут быть мощным и динамичным средством пробуждения неизведанных ранее чувств и прояснения неразрешенных конфликтов. Выбор материала для чтения зависит от целей — информирование или удовлетворение эмоциональных потребностей — и особенно эффективен, когда согласуется с уровнем чувствования и понимания конкретного человека.

Сфера применения Б. расширяется, и, благодаря своему обращению к нормам, этике и тренингу, Б. получает все большее признание как терапевтическое средство.

См. также Терапия поэзией, Литература и психология А. Лернер Билингвизм (bilingualism) Б. (двуязычие) предполагает, что индивидуум одинаково хорошо владеет двумя языками и может с равным успехом пользоваться ими в разных ситуациях. Помимо владения двумя языками, билингвы характеризуются способностью не смешивать две языковые системы, что позволяет им легко переключаться с одной на другую.

Это определение относится к идеальному, или совершенному, двуязычию. В реальной жизни чаще встречаются люди, к-рые в той или иной степени приближаются к подлинному Б. Любое исслед.

такого явления, как двуязычие, должно начинаться с оценки степени Б. изучаемых лиц, т. е.

определения уровня владения каждым языком и того, как и в каких ситуациях эти языки используются данным человеком. С этой целью используются языковые тесты, специально разработанные для учебных экзаменов и клинических обследований, а тж специальные опросники. Владение испытуемыми языком (языками) тж может измеряться при помощи лабораторных методов.

Старейшие и, в известной степени, наиболее интересные исслед., посвященные Б., касаются детей, с момента рождения находившихся в двуязычной среде и одновременно начавших разговаривать сразу на двух языках. Дети-билингвы довольно рано усваивают оба языка, хотя, как правило, родным считают только один из них.

На протяжении мн. лет исслед. Б. искали ответ на вопрос о том, способствует ли Б.

интеллектуальному развитию или, наоборот, вредит ему. Исследование Сэйерсом детей Уэльса вроде бы показало, что Б. тормозит интеллектуальное развитие. Сходные результаты были получены в США в исслед. детей иммигрантов. Но в 1960-х Пил и Ламберт представили данные о благоприятном влиянии Б., и последующие исслед. подтверждают их.

В целом, на сегодняшний день принято считать, что в благоприятных соц. условиях и при правильном обучении двуязычие не только не вредит, но даже способствует развитию определенных интеллектуальных сторон личности, таких как гибкость и креативность. Вместе с тем, слишком часто двуязычные дети относятся к непривилегированным соц. группам, поэтому соц. проблемы и пед.

упущения в этих случаях — не редкость.

См. также Когнитивная сложность, Кросс-культурная психология, Психолингвистика М. Сигуан Биографические вопросники (biographical inventories) Изучение биографии человека, событий его жизни, его образования и профессиональной деятельности почти всегда является неотъемлемой частью прикл. психологии, да и эксперим.

психологи, до известной степени, тж используют сведения о жизненной истории испытуемого. В психол. практике часто подчеркивается, что наилучшим предиктором будущего поведения является прошлое поведение в сходных обстоятельствах. В связи с этим вызывает удивление немногочисленность существующих структурированных тестов для систематической количественной оценки биографических данных.

Четырьмя осн. источниками для конструирования оценок, или показателей, на основе биографических данных являются: а) интервьюирование конкретного человека или его знакомых;

б) личные документы и продукты труда, напр. дневники или работы художника;

в) формы заявлений о приеме на работу и г) биографические вопросники. Информ. из первых трех источников может использоваться неформально и оцениваться качественно или же может квалифицироваться с помощью оценочных процедур («рейтингов») или подсчета частоты встречаемости определенных категорий событий или проблем. Стандартизованные формы заявлений могут подвергаться количественной обработке с введением весовых коэффициентов для входящих в их состав пунктов.

Наибольшая работа по квантификации биографических данных проделана в связи с задачами бизнеса и пр-ва. По-видимому, единственным издаваемым биографическим вопросником, разработанным для клинического применения, является M-B запись истории (М-В History Record).

Конкретные случаи клинического применения количественных измерений биографических данных можно найти в исследованиях «жизненных перемен». В таких исслед. испытуемого, как правило, просят составить список событий, произошедших с ним за последние 6 мес. или год. Установлено, что взвешенные результаты коррелируют с нарушениями физ. или психич. здоровья.

См. также Клиническая оценка, Личные документы Н. Д. Сандберг Биологическая обратная связь (biofeedback) Б. о. с. лучше всего понимать как замкнутый контур обратной связи. Этот контур состоит из организма как системы управления, реакции организма и средств обнаружения и отображения этой реакции для системы управления. Чтобы видоизменять обнаруженные реакции, систему управления либо программируют с помощью инструкций, либо воздействуют на нее через поощрения или наказания. Напр., человеку дают инструкцию увеличить частоту сердечных сокращений (фаза программирования), к-рая регистрируется датчиком и отображается на мониторе как обратная связь.

Контур обратной связи построен т. о., что испытуемый может обнаружить, что частота его сердечных сокращений увеличилась. Биолог. системы снабжены множеством таких контуров, или петель, обратной связи. В Б. о. с. систему управления можно рассматривать как тесно связанную с ЦНС и с процессом научения, а не с рефлекторными механизмами регуляции, обеспечивающими поддержание гомеостатической целостности.

Было предпринято много попыток научиться тому, как можно произвольно управлять процессами, к-рые считались автоматическими и саморегулирующимися по природе. Такие процессы, как частота сердечных сокращений, кровяное давление, желудочная секреция, изменяются в зависимости от потребностей метаболизма и эмоционального состояния. Но когда параметры этих процессов выходят за определенные пределы, то здоровье и нормальное функционирование организма подвергаются риску. Самоконтроль может рассматриваться в качестве терапевтического метода, возможно, не обладающего побочными эффектами более традиционных терапевтических методов.

Далее, исслед. Б. о. с. стимулировались теоретиками, к-рые пытались доказать несостоятельность гипотезы о том, что реакции, иннервируемые АНС, невозможно модифицировать путем научения с вознаграждением. Согласно этой гипотезе, такие реакции могут быть изменены только путем классического обусловливания по И. П. Павлову. Исслед. Б. о. с. тж стимулировались интересом к самоконтролю сознательных состояний. Тот факт, что человек может изменять свои ЭЭГ-ритмы, если его обеспечить текущей информ. о ЭЭГ-активности, привел к росту количества исслед. в области Б. о. с.

И наконец, понимание того, что сознательное управление нервно-мышечными функциями может облегчить нек-рые виды боли, напр. головную, или привести к восстановлению мышечной функции после травмы или заболевания, тж способствовало развитию Б. о. с.

Регулирование автономных реакций Ранние эксперименты показали, что люди могут произвольно регулировать сосудодвигательные реакции, электродермальную активность и частоту сердечных сокращений. Вслед за этими первыми сообщениями были опубликованы данные из мн. лабораторий, к-рые показали, что представляется возможным влиять на мн. автономные реакции человека и животных путем инструментального научения с использованием различных схем подкрепления.

Помимо обычных методологических недостатков, центральным объектом критики этих исслед.

стал механизм, лежащий в основе изменений автономных реакций. Спор велся вокруг проблемы опосредования: противники утверждали, что в данном случае подлинного инструментального научения не происходило. И все же, испытуемые каким-то образом опосредовали автономную реакцию: либо через некий вид когнитивной активности (напр. мысленное успокоение или эмоциональные мысли), либо через некую разновидность скрытой активности поперечно-полосатых мышц — воображаемой или реальной. Хотя эта проблема осталась неразрешенной, последние исслед. людей, парализованных вследствие поражения спинного мозга и страдающих гипотензией, показывают, что ни когнитивной активностью вместе с воображаемым движением, ни реальными движениями не удается полностью объяснить приобретенную способность повышать кровяное давление. Кроме того, на автономное инструментальное научение влияют такие переменные, как тип обратной связи, уровень осведомленности, характер инструкций и гомеостатические связи, соединяющие в системы отдельные реакции (автономные и соматические).

Б. о. с. применяется при лечении болезни Райнада, нарушениях сердечной деятельности, мигренях, гипертензии, функциональной диарее, астме, а тж при терапии др. осложнений, связанных с нарушенным функционированием АНС, таких, напр., как тревога и экзема. Оценки терапевтической эффективности Б. о. с. применительно к этим расстройствам довольно противоречивы.

Использование техник Б. о. с. для терапии осложнений, обусловленных нервно-мышечными дисфункциями, выглядит многообещающим. Нервно-мышечная обратная связь показала впечатляющую точность управления мускулатурой, позволяющую тренированному человеку возбуждать или тормозить активность отдельного мотонейрона.

Электроэнцефалографическая биологическая обратная связь Предпринимались попытки изменять активность ЭЭГ либо посредством инструментального научения, либо манипулирования когнитивными состояниями, предположительно лежащими в основе конкретного диапазона частот ЭЭГ. Результаты таких исслед. показали, что количество альфа-волн действительно изменялось и, в свою очередь, приводило к изменению психол. состояния. Повышение количества альфа-волн связано с такими субъективными характеристиками, как рассеянное внимание и отсутствие тревоги. Приводит ли увеличение альфа-волн к психол. изменениям или же психол.

состояния вызывают изменение ЭЭГ, — спорный вопрос, составляющий один из аспектов проблемы опосредования. Накоплено достаточное количество данных о роли движений глаз в продуцировании и подавлении альфа-ритма. Эта окуломоторная гипотеза является самым известным объяснением контроля альфа-ритма. Конвергенция, дивергенция и фокусировка глаз связаны с количеством продуцируемых альфа-волн. Соотносимые с такими изменениями психол. состояния, по крайней мере отчасти, обусловлены ожиданиями.

Оценка исслед. Б. о. с. и ее клинического применения вскрывает проблемы, весьма сходные с проблемами в др. областях научной психологии и ее приложений. Развитие теории, механизм действия, необъективность экспериментатора, плацебо-эффект и долговременные эффекты — всему этому уделялось внимание, но, вероятно, не в должной степени.

См. также Адаптация, Поведенческая медицина, Законы научения Торндайка У. Грин Биологические ритмы (biological rhythms) Б. р. представляют собой циклические процессы, происходящие в организмах. Они имеют отношение к регуляции большинства проявлений жизни на Земле. Эти циклы могут быть циркадными (длящимися примерно сутки) или более продолжительными (месячные менструальные циклы).

Ритмическая активность определяется как внешними, так и внутренними по отношению к организму процессами и силами. Примером Б. р. может служить чередование сна и бодрствования. Переход от сна к пробуждению происходит благодаря «биолог. часам» в клетках и органах тела. Соответственно, клетки нашего тела содержат таймеры, или «индивидуальные часы», к-рые совместно с РНК (рибонуклеиновой кислотой) образуют белки в течение 24-часового циклического периода.

Но отнюдь не вся динамика биолог. часов обусловлена внутренними процессами. Окружающая среда тж оказывает определенное влияние;

возьмем, к примеру, вращение Земли и Луны. Вращение Земли вокруг Солнца и Луны — вокруг Земли оказывает влияние на большую часть челов.

деятельности.

У людей циркадные ритмы часто проявляются через физ. процессы внутри организма. Так, колебания температуры тела следуют циркадному ритму, причем низкие участки этого цикла приходятся на раннее утро и конец ночи. В точке максимума, в полдень, любому лучше всего удается решение сложных задач.

Когда мы меняем привычный ритм нашей деятельности, мы вызываем беспорядок в наших организмах, как в тех случаях, когда мы чувствуем расстройство биоритмов в связи с перелетом через неск. часовых поясов. Путешествия с востока на запад и с запада на восток нарушают привычный паттерн сна и активности, к к-рому привык организм. Мы плохо чувствуем себя до тех пор, пока функционирование нашего тела не приспособится к новом циклу сна и бодрствования.

Сейчас только только начинают понимать важность Б. р. для жизни чел., поскольку здесь, так же как и в др. областях челов. поведения, нам трудно отделить биолог. факторы от средовых воздействий.

См. также Циркадный ритм Т. Александер Биоэнергетика (bioenergetics) Эта система психотер., разработанная Александром Лоуэном, направлена на освобождение тела от внутреннего напряжения, являющегося следствием неправильной осанки и положений тела.

Предполагается, что телесная зажатость препятствует свободному потоку энергии.

Б. восходит к анализу характера, разработанному Вильгельмом Райхом, и к его системе оргонотерапии. Лоуэн, ученик Райха, сохранил нек-рые из понятий своего учителя, добавив к ним другие, в частности, понятие «заземления».

Согласно теории Б., мы представляем собой тела, в к-рых накапливается и разряжается энергия.

В оптимальном случае индивидуум твердо стоит на ногах и получаст удовольствие от жизни. При появлении нарушений поток энергии блокируется телесной зажатостью, обнаруживаемой по негибкости тела и областям напряжения в нем. Терапия призвана снять это напряжение посредством мышечной работы.

Лечение заключается гл. обр. в снятии блоков с помощью физ. упражнений и поз, противодействующих блокированным зонам. Телесно зажатым людям могут предложить рычать и размахивать руками, чтобы ослабить мышечную броню. Кроме того, их учат быть «заземленными», расслабляться в контакте с природой.

См. также Новаторские психотерапии, Психотерапия В. Рейми Бисексуальность (bisexuality) Б. — термин, употребляемый по отношению к взрослым людям, объектом сексуального желания и/или выбора к-рых становятся лица как противоположного, так и одного с ними пола. По определению, бисексуал не должен предпочитать один пол другому, но термин часто неправомерно используется для обозначения лиц, имеющих партнеров обоего пола наряду с явным предпочтением, отдаваемым какому то одному полу.

Прототипом Б. является оценка «3» по 7-балльной шкале сексуальных предпочтений, предложенной Альфредом Кинси и его сотрудниками в классической книге «Сексуальное поведение взрослых лиц мужского пола» (Sexual behavior in the human male).

В то время как сексуальные контакты с лицами обоего пола достаточно часты, истинная Б.

встречается относительно редко. Кинси и его сотрудники показали, что его определению Б.

соответствуют лишь около 3% взрослого белого населения. Среди одиноких женщин эта цифра составляет чуть больше 1%.

См. также Гомосексуальность, Половые девиации Ю. Левитт Бихевиоризм (behaviorism) Б. оставался наиболее значительным движением в эксперим. психологии на протяжении трех четвертей XX в. Истоки Б. можно проследить в работах таких психологов, как Э.Л. Торндайк и И. П.

Павлов, еще до его формального провозглашения Джоном Б. Уотсоном в 1913 году. Несмотря на то, что ряды критиков Б. непрерывно увеличиваются, начиная с 1960-х гг., он по-прежнему остается влиятельным направлением в психологии.

До Б. эксперим. психологи изучали психику, определяя ее как сознательный опыт, и их основным исследовательским инструментом была та или иная форма интроспекции. Все они считали, что изучение психики как предмета психологии должно опираться на метод интроспекции, а нек-рые из них еще и пытались объяснить сознательные явления как результат лежащих в их основе ментальных процессов. Б. отрицает и их объяснительные принципы, и метод интроспекции.

Методологический и метафизический бихевиоризм С философской точки зрения следует различать два принципиальных основания для отказа от ментализма и выбора Б. Методологический бихевиорист допускает, что психич. явления и процессы — это реальность, однако считает, что они недоступны научному изучению. Научные факты, говорит методологический бихевиорист, должны быть публичными и открытыми явлениями, такими как движения планет или химические реакции, к-рые могут наблюдать все исследователи. Сознательный опыт, однако, неизбежно оказывается сугубо личным и внутренним;

интроспекция может его описать (часто неточно), но не способна сделать его публичным и открытым для всеобщего обозрения.

Следовательно, чтобы стать наукой, психология должна заниматься изучением только публичного и открытого поведения и отвергнуть интроспекцию. Отсюда сознание, несмотря на всю свою реальность и привлекательность, с методологической точки зрения, не может быть предметом научной психологии.

Метафизический бихевиорист высказывает еще более радикальное утверждение: точно так же, как физ. науки отвергли демонов, духов и богов, показав мифичность их существования, так и психолог должен отвергнуть — как мифические — психич. явления и психич. процессы. Это вовсе не означает, что такие ментальные понятия, как «идея», лишены всякого смысла (хотя это может быть так), ведь и понятие «Зевс» также не является совершенно бессмысленным. Мы можем описать Зевса и объяснить, почему люди верили в него, не утверждая при этом, что имя «Зевс» имеет отношение к чему-то, что когда-либо существовало. Сходным образом, говорит этот радикальный бихевиорист, мы можем описать условия, при к-рых люди используют «идею» или любое другое ментальное понятие, и объяснить, почему они верят в то, что обладают разумом или душой (психикой), и при этом утверждать, что «идея», «разум» и подобные понятия не имеют отношения к чему-либо, что существует в реальности, за исключением, пожалуй, определенных действий и определенных стимулов.

Следовательно, поскольку нельзя исследовать то, что не существует (психика), психология должна быть бихевиористской: все, что реально существует — это поведение.

Многообразие необихевиоризма Основными видами необихевиоризма являются формальный Б., включая логический Б. и целевой (или когнитивный) Б.;

неформальный Б.;

радикальный Б. Все они, за исключением последнего, — формы методологического Б.;

радикальные бихевиористы стоят на позициях метафизического Б.

Формальный бихевиоризм. Рассматривая поведение в качестве предмета психологии, бихевиорист вовсе не исключает возможности обращения к ненаблюдаемым процессам, к-рые могут быть использованы для объяснения наблюдаемого поведения. В действительности, под влиянием логического позитивизма и операционизма, формальный бихевиорист видит свою задачу в объяснении наблюдаемого поведения на основе теории, состоящей именно из таких ненаблюдаемых логических категорий. Однако при этом данный ненаблюдаемый теоретический конструкт операционально определяется в терминах либо тех манипуляций, к-рые осуществляются над подопытным животным, либо определенного аспекта его стимульного окружения, либо измеряемого аспекта его поведения.

Следуя этой логике, формальные бихевиористы, с одной стороны, надеются, приняв методологический Б., придать своим исслед. научный статус, а с другой — достичь такого же уровня объяснительной теории, как в физике или химии, где использование теоретических терминов — обычное явление.

Логический Б. Кларка Л. Халла и его последователей — наиболее полно разработанная программа Ф. б. Следуя примеру Ньютона и физическим наукам в целом, Халл разработал гипотетико дедуктивную теорию научения, универсальную для всех млекопитающих. Эта теория была сформулирована в виде набора аксиом, из к-рых путем операциональных определений можно было впоследствии выводить прогнозы в отношении поведения и подвергать их соответствующей эксперим.

проверке.

Сопоставление логического Б. Халла с целевым или когнитивным бихевиоризмом Э. Ч. Толмена показывает, насколько могут два варианта Б. различаться между собой в деталях, одновременно сохраняя верность общему духу и идее направления, провозглашенного Уотсоном. Толмен отверг механистический мускульно-рефлекторный подход Уотсона и Халла. Для них научение заключалось в связывании определенных стимулов со специфическими моторными реакциями, что предполагало исключение возможности всякого обращения к цели или намерению, к-рое они считали мистическими и менталистскими понятиями. Толмен, однако, рассматривал поведение как неизбежно целенаправленное (животные всегда пребывают на пути движения в прямом или обратном направлении от некоторой цели), а научение как неизбежно когнитивное;

его целью является не реагирование на стимулы, а получение информации о своем окружении.

Неформальный бихевиоризм. Развитие Б. продолжалось и после «золотого века» теории в 1930—40-х гг. Неохалловский Б. послевоенного времени (после Второй мировой войны) иногда называют необихевиоризмом, однако назв. «Н. б.» или «либерализованная теория S-R» более точно отражают его сущность. Характерный признак этого движения — снижение внимания к проблемам построения аксиоматической универсальной теории и готовность говорить о свойственных людям высших психич. процессах, пусть даже как промежуточных S-R переменных. Тем самым Ф. б.

утрачивал свою прежнюю жесткость выражения и приобретал большую гибкость в обращении с такими важными человеческими феноменами, как речь и решение задач.

Неформальные бихевиористы рассматривали S-R пары в качестве центральных процессов головного мозга, к-рые, тем не менее, подчинялись обычным законам S-R научения, и поэтому могли быть включены в операциональные S-R теории научения без отказа от Б.

Неформальные бихевиористы смогли, таким образом, говорить о мышлении, памяти, решении проблем и речи в терминах S-R теории поведения, обращаясь с ними как со скрытыми компонентами приобретенных S-R связей. Это позволяло существенно расширить перечень форм поведения, рассматриваемого в терминах S-R. Примечательным продуктом этого направления стала теория социального научения — результат сочетания неохалловского Б. и психоан. с некоторыми из постулированных Фрейдом психич. механизмов, рассматриваемых в качестве скрытых, опосредующих поведение переменных.

Радикальный бихевиоризм. Наиболее последовательной формой Б. является Р. б. Б. Ф.

Скиннера. Скиннер отверг методологический Б. для утверждения еще более радикального метафизического Б. Разговоры о разуме и психике являются не более чем культурными мифами, к-рые надлежит разоблачить и отбросить.

Существуют три объяснения обычных, повседневно употребляемых менталистских понятий. Во первых, некоторые навязшие в зубах разговоры о психич. явлениях в действительности касаются обычных физ. процессов в теле, к-рым мы привыкли давать эти ярлыки. Не существует принципиального различия между таким внешним стимулом, как булавочный укол, и таким внутренним стимулом, как зубная боль, за исключением того, что доступом к последнему стимулирующему событию обладает лишь сам человек. Во-вторых, нек-рые психич. явления, в особенности чувства, являются всего лишь сопутствующими побочными продуктами влияний окружения и результирующего поведения, но не играют роли в детерминации поведения. Так, человек может «испытывать удовлетворение» вследствие похвалы своего начальника, однако то, что действительно контролирует поведение, есть сама похвала, т. е. разновидность подкрепления, а не сопутствующее ей чувство. В отличие от внутренних стимулов, которые могут осуществлять управление поведением, сопровождающие его чувства этого не делают и могут игнорироваться научной психологией, несмотря на всю свою феноменологическую привлекательность. Наконец, от многих менталистских терминов можно отказаться просто как от мифов, представляющих собой вербальные операнды, усваиваемые нами в условиях нашей специфической культуры и совершенно лишенные к.-л.

объективных оснований.

По своей сущности, несмотря на различие в частностях и деталях, Р. б. наиболее близок из всех разновидностей необихевиоризма к классическому Б. Уотсона.

Бихевиоризм сегодня. Р. б. на сегодня остается единственной оказывающей серьезное влияние разновидностью Б. Другие его формы стали достоянием истории, и интеллектуальные потомки отцов основателей уже не разделяют их теоретических воззрений.

Однако Б. как филос. и ист. течение остается объектом интереса со стороны психологов, философов и историков.

См. также Бихевиоризм: история, Логический позитивизм, Механистическая теория, Вопрос об отношении души и тела, Намеренное поведение, Телеологическая психология Т. Г. Лихи Бихевиоризм: история (behaviorism: history) В широком контексте развития психологии, науки и американского об-ва Б. имеет чрезвычайно богатую и насыщенную событиями историю. Очерк его истории проще всего начать с краткого словарного определения Б. как «психологической школы, считающей, что объективно наблюдаемое на уровне организма поведение составляет сущность или исключительную научную основу психол.

данных и исследований, и подчеркивающей роль окружения в качестве детерминанты поведения человека и животных» («Словарь американского (культурного) наследия»).

В психологии возникновение Б. как самостоятельного направления принято связывать с вводным параграфом статьи, опубликованной Джоном Б. Уотсоном:

«Психология, какой ее видит бихевиорист, является абсолютно объективной экспериментальной ветвью естествознания. Ее теоретическая цель заключается в предсказании и контроле поведения.

Интроспекция не составляет существенной части ее метода, а полученные с помощью интроспекции данные не имеют никакой научной ценности, ибо слишком легко поддаются интерпретации на языке сознания. Бихевиорист, в своем стремлении получить единую сх. анимальной реакции, не признает разграничительной линии между человеком и животным. Поведение человека, во всей его утонченности и сложности, составляет лишь часть полной сх. исследования бихевиориста.» Манифест Уотсона был прямо нацелен на решение проблемы контроля поведения, к-рая сильнее всех других проблем занимала психологию и общество в первой половине XX в.

Скиннер утверждал, что Б. — это «не просто научное изучение поведения, а философия науки, обращенная к предмету и методам психологии».

Как и в отношении любого другого аспекта психологии, в отношении корней и предыстории Б.

возникали многочисленные споры. Историки психологии — современники Уотсона (напр. Э. Г. Боринг, Эдна Хайдбредер, Р. С. Вудвортс) — единодушно считали Уотсона «основателем» Б. Последующие авторы, изучавшие этот предмет (напр., А. Э. Каздин, Ф. Сэмелсон), рассматривали Уотсона в качестве «катализатора» движения — в направлении от «сознания» к «объективизму», — к-рое в то время уже набирало силу. Они отмечают, что Уотсон не был абсолютно оригинален ни в терминологии, ни в основаниях того нового подхода, к-рый он назвал Б.

Некоторое представление об общественной реакции на «Бихевиоризм» Уотсона дают, в частности, комментарии и статьи ведущих газет той эпохи. Здесь можно привести реакцию на наиболее известное заявление Уотсона, широко цитировавшееся и нередко искажавшееся в те годы: «Дайте мне дюжину здоровых, нормально развитых младенцев и возможность воспитать их в устроенном по моим собственным принципам мире, и я гарантирую, что выберу любого из них наугад и научу его, как стать специалистом в любой профессии — врачом, адвокатом, художником, торговцем и, да, даже нищим и вором, независимо от его талантов, склонностей, свойств, способностей и расы его прародителей».

Последствия таких утверждений для Б. и для американского об-ва, конечно же, были огромными. К сожалению, эту цитату обычно вырывали из контекста и выпускали такие ее строки: «Я выхожу за пределы установленных мною фактов и я признаю это, но точно так же поступали защитники противоположной стороны и делали это на протяжении тысячелетий. Пожалуйста, заметьте, что когда этот эксперимент завершится, я смогу позволить себе точно определить тот способ, к-рым надлежит воспитывать детей, и тот тип об-ва, в к-ром они должны жить».

Поведенческое движение в американской психологии можно рассматривать как определенное научное и общественное движение, возникшее под влиянием общественных сил и, в свою очередь, оказавшее обратное влияние на об-во, в недрах к-рого оно возникло. Б. прочно вплетен в контекст социальной, политической, культурной, образовательной, экономической и интеллектуальной истории Америки XX в. Более того, с тех пор как прагматическая философия поведенческого движения вышла за пределы психол. лаборатории, она пронизывает фактически каждую сторону американской жизни.

Историки психологии, говоря о начале XX в., отмечают рост материализма, детерминизма, механицизма и даже антиинтеллектуализма как преобладающих тенденций в американском об-ве в результате его активной урбанизации. Эти тенденции отвечали духу времени и выражали то, что рассматривается ныне в качестве основополагающих филос. принципов Б.

Существует определенное родство и взаимовлияние между Б. в той форме, как его определял Уотсон, и областью психологии животных. Психология животных преимущественно объективна в том смысле, что наблюдателю — подобно астроному, физику или ботанику — необходимо занимать внешнюю позицию в отношении исследуемого им материала.

Однако последующие исследователи раннего Б., в частности Сэмелсон, считают мифом представление о том, что Б. возник в недрах психологии животных и что именно работа с животными побудила исследователей заняться изучением поведения. К примеру, наиболее известные зоопсихологи того периода, Р. М. Йеркс и М. Ф. Уошберн, не признавали Уотсона и его теорий. До Уотсона и в современной ему психологии уже существовала тенденция (особенно в психологии животных) подвергать сомнению полезность понятия «сознания». Эксперим. и теоретические разраб. ранних исследователей, в особенности Уотсона, подчеркивающие влияние окружения на поведение, привели к выдвижению на передний план понятия «научения», к-рое определило основную проблематику исследований в эксперим. психологии на протяжении последующих десятилетий. Ряд исследователей — Э. Л. Торндайк, Э. Р. Газри, Э. Ч. Толмен, К. Л. Халл, К. В. Спенс, О. X. Маурер, Б. Ф. Скиннер, А.

Бандура и другие — предприняли попытки создания теорий или моделей научения и постулировали разнообразные принципы и механизмы для объяснения феномена «научения».

См. также Модификация поведения, Бихевиоризм, История психологии, Логический позитивизм Л. Краснер Бланковые (типа «карандаш—бумага») тесты интеллекта (pencil-and-paper intelligence tests) Б. т. и., в отличие от их индивидуально проводимых аналогов, экономичны с т. зр. временных и денежных затрат, поскольку они могут проводиться в группах. Кроме того, групповые тесты интеллекта могут быть быстро и объективно обработаны, позволяя т. о. пользователям получать необходимую информ. в течение сравнительно коротких промежутков времени.

Возникновение групповых тестов При создании групповых интеллектуальных тестов психологи стремились воспроизвести результаты индивидуальных тестов интеллекта, таких как шкала интеллекта Стэнфорд-Бине. Отис, аспирант Льюиса Тёрмена, разрабатывал бланковые версии группового теста на основе неск. заданий Бине для своей докторской диссертации. Он закончил свои диссертационные исслед. примерно в то время, когда началась Первая мировая война и возникла потребность в процедуре отбора и классиф.

огромного количества призывников. Отис присоединился к Тёрмену, Йерксу и др. известным психологам того времени, разрабатывавшим инструмент для такой классиф. Именно материал Отиса лег в основу Армейского альфа-теста, первого группового теста интеллекта. Крупномасштабный «эксперимент» с Армейским альфа-тестом доказал пригодность метода группового тестирования. В течение короткого времени групповые тесты интеллекта стали широко распространенными в американских школах в связи с сильно возросшим притоком учащихся.

Содержание Ранние групповые интеллектуальные тесты, разрабатывавшиеся для использования в школах, как правило, включали в себя один или два уровня, содержащих неск. субтестов, проводимых в разное время. Такие тесты обычно были перегружены заданиями на оценку словарного запаса, общей осведомленности и полученных в школе умений и навыков. Многие из этих ранних мер интеллекта пересекались с мерами школьных достижений. Сегодняшние критики, как и их предшественники, настаивают на том, что тесты интеллекта оценивают всего лишь успехи в усвоении школьной программы по родному языку и математике. Одно популярное заблуждение заслуживает особого упоминания: представление о том, будто тесты интеллекта измеряют природную способность, остающуюся неизменной с рождения.

Одна хорошо известная серия тестов учебных способностей — Тест школьных способностей Отиса — Леннона (OLSAT). Два элементарных уровня этой серии — для дошкольников и учеников 1— классов — дают итоговый показатель, осн. на выполнении трех субтестов;

классификация, аналогии и вербальный комплексный (неск, различных типов заданий, измеряющих следование указаниям, количественные рассуждения и словесное понимание). Др. три уровня — для учащихся 4-12 классов — содержат ряд различного типа заданий в формате циклического, или спирального, комплекса, облегчающего проведение и обработку результатов теста. Типы заданий включают словесные аналогии, противоположности, фигурные аналогии, последовательности фигур, решение арифметических задач, числовые последовательности, завершение предложений и умозаключения. Интерпретация дается единому итоговому показателю. OLSAT предназначен для прогнозирования школьной успеваемости.

Др. широко используемой серией тестов являются Тесты когнитивных способностей (CogAT).

Существуют три тестовых батареи в многоуровневом формате (3-12 классы школы), к-рые могут использоваться по отдельности или в совокупности как многоаспектный оценочный инструмент.

Вербальная батарея (Verbal Battery) содержит четыре субтеста (словарный, завершение предложений, классификация слов и словесные аналогии). Количественная батарея (Quantitative Battery) включает три субтеста (количественные отношения, числовые последовательности и составление равенств).

Невербальная батарея (Nonverbal Battery) представлена тремя субтестами (классификация фигур, фигурные аналогии и фигурный синтез). По каждой батарее выводится единая итоговая оценка для интерпретации. По словам авторов, эта серия тестов измеряет академические способности и способность к абстрактному мышлению с опорой на вербальные, числовые и фигурные символические системы, распространенные в нашей культуре.

Интерпретация Используемые в настоящее время тесты обычно дают нормированные для возрастных групп стандартные оценки и процентильные ранги по возрастам и классам. Показатели умственного возраста, наследие ранних тестов иногда приводятся для тех пользователей, к-рым нужна привязанная к возрасту мера когнитивного развития. Стандартизированные выборки для совр. тестов обычно основаны на тыс. и более испытуемых, тщательно отобранных по критерию максимально точной представленности населения страны в целевых возрастных группах или школьных классах. Нормы для этих тестов, как правило, гораздо лучшего качества, чем нормы индивидуально проводимых тестов.

Неразрешенные проблемы С момента своего появления групповые тесты интеллекта стали предметом ожесточенных дискуссий и споров. Критическая литература изобиловала заблуждениями по поводу применения групповых тестов и их интерпретации. Слабое понимание сложной взаимосвязи генетических и средовых факторов вообще, а тж того, как они проявляются в выполнении тестов, в частности, имело результатом многочисленные ядовитые выступления противников интеллектуального тестирования.

Когда выяснилось, что представители национальных меньшинств в целом выполняют тесты на более низком уровне, появились обвинения, что эти тесты изначально благоприятствуют белым представителям среднего класса. Целые города объявляли запрет на использование групповых тестов интеллекта на том основании, что национальные меньшинства подвергаются дискриминации.

При всех своих ограничениях, стандартизованные тесты способностей дают психологам объективные и экономичные средства для выполнения своих функций. Поэтому психологи несут особую профессиональную ответственность за грамотное использование тестов и обучение клиентов и представителей др. профессий корректному использованию и интерпретации тестовых результатов.

См. также Армейские тесты времен Первой мировой войны, Систематическая ошибка тестов, обусловленная культурными факторами, Меры интеллекта Г. Робертсон Блокировка (blocking) Положение о том, что совпадения событий во времени недостаточно для того, чтобы между ними образовалась ассоц., сегодня общеизвестно. Замечательной иллюстрацией этого служит феномен Б. Б. происходит, когда выработка условной реакции на некий раздражитель гасится, или «блокируется», т. к. этот стимул сигнализирует об исходе, к-рый ранее предсказывался др. признаком. В частности, испытуемый, обученный реагировать на условный раздражитель (А) до того, как у него вырабатывают реакцию на смешанный раздражитель (АБ), состоящий из первоначального элемента (А) и добавленного элемента (Б), не обнаруживает научения при предъявлении одного раздражителя Б.

Предшествующее обучение реагировать на А каким-то образом препятствует формированию условной реакции на новый раздражитель или, иначе говоря, блокирует обусловливание.

Теории, к-рые приходят на смену модели Ресколы — Вагнера, можно классифицировать по тому, придают ли они осн. значение обработке безусловного раздражителя (БРЗ) или обработке условного раздражителя (УРЗ). В своем объяснении Б. теория обработки информ. А. Р. Вагнера сохраняет ключевую характеристику модели Ресколы — Вагнера, а именно то, что связи, устанавливаемые между событиями, возникают вследствие обработки БРЗ. Согласно этому объяснению, событие, к-рое хранится в памяти до его актуальной реализации, не будет обрабатываться в той же степени, как неожидавшееся событие — т. е. событие, к-рое отсутствовало в памяти на момент своего возникновения. Т. о., утрата способности к образованию связи с новым УРЗ при Б. происходит потому, что первоначальный раздражитель в процессе выработки УР на смешанный раздражитель активирует в памяти мнемический след БРЗ;

этот БРЗ теперь репрезентирован в памяти новым элементом и смешанным раздражителем. В результате, когда этот БРЗ действительно появляется, связь между ним и этим новым признаком меньше обрабатывается.

Аттенционная теория Макинтоша предлагает альтернативное объяснение Б. с использованием параметра степени специфичности раздражителя, к-рая снижается в ситуации отсутствия изменения в подкреплении. Раздражители, к-рые регулярно оставляют след и т. о. предсказывают эмоциональные последствия (БРЗ), обычно принимаются во внимание при последующих пробах;

и наоборот, раздражители, к-рые не сигнализируют изменения в характере БРЗ, в конечном счете игнорируются.

Поскольку качественные и количественные свойства самого БРЗ остаются неизменными на второй стадии эксперим. модели Б., утрачивается способность к образованию связи с этим новым, но избыточным признаком.

Центральная идея теории Макинтоша состоит в том, что ассоциативная сила конкретного УРЗ зависит от того, в какой степени он оказывается надежным предиктором БРЗ в сравнении с др.

раздражителями. Отсюда следует, что внимание к данному раздражителю будет расти до тех пор, пока он будет оставаться хорошим предиктором. Пирс и Холл видоизменили эту не согласующуюся с интуитивными представлениями идею Макинтоша, выдвинув предположение, что УРЗ будет продолжать обрабатываться в пределах его сочетания с непрогнозируемым или неожиданным БРЗ. Б.

объясняется тем, что новый УРЗ не будет обрабатываться, поскольку он сочетался с ранее известным БРЗ. Хотя ни одна из этих теорий не смогла охватить все наблюдения, полученные на эксперим. модели Б., они стимулировали продолжение исслед. в этой области и обозначили новые, перспективные пути концептуализации процесса научения.

См. также Обработка информации Э. Рикерт Болезнь Альцгеймера (Alzheimer's disease) Б. А. — приводящее к слабоумию расстройство, развивающееся в среднем возрасте (45—60 или 65 лет) и характеризующееся относительно устойчивыми клеточными изменениями стареющего мозга.

Иногда ее называют пресенильной деменцией, чтобы отличать от сенильности или сенильной деменции (старше 65 лет). Клиническая симптоматология характеризуется прогрессирующим психич. снижением, обычно начинающимся с нарушений кратковременной памяти. Затрудняется фиксация текущих событий, хотя память на прошлые события может оставаться сохранной. По мере прогрессирования снижается память на отдаленные события и уровень логического мышления. Номинальная афазия (затруднения в назывании предметов) может присутствовать и на более поздних стадиях болезни.

Депрессия обычна на ранних стадиях расстройства, хотя эпизодически отмечается и эйфория.

Очень важно различать депрессию, не сопровождающуюся деменцией, и депрессию с Б. А., поскольку прогноз и перспективы лечения значительно лучше при отсутствии органических церебральных нарушений. В случаях, когда дифференциальная диагностика невозможна, должно проводиться лечение депрессии.

Изменения личности часто представляют собой преувеличение преморбидных тенденций. Так, слегка подозрительный человек может демонстрировать черты параноидности. В нек-рых случаях, однако, наблюдается обратное развитие преморбидных тенденций.

С т. зр. нейрофизиологии Б. А. характеризуется выраженной кортикальной атрофией с расширением желудочков. Б. А. в действительности не является диффузным церебральным расстройством. Скорее отмечается избирательная ранимость определенных областей, включая ассоциативные зоны теменной, височной и лобной долей. Первичные двигательные и сенсорные зоны, напротив, остаются относительно сохранными. Из подкорковых зон гиппокамп и область миндалины обнаруживают наибольшую уязвимость.

При микроскопическом исслед. Б. А. обнаруживаются 3 специфических патологических изменения мозговой ткани: нейрофибриллярные узлы (НФУ), сенильные бляшки и грануловакуолярная дегенерация. НФУ состоят из пучков парных спиралевидных волокон, отличных по размеру и форме от непарных волокон, обнаруживаемых в нормальных нейронах. Было установлено, что количество НФУ коррелирует со степенью ухудшения психич. состояния. Сенильные бляшки являются отражением патологических нейрональных процессов. Образование бляшек тж коррелирует со степенью интеллектуального снижения. Грануловакуолярная дегенерация представляет собой форму дегенеративных изменений нейронов, часто наблюдаемых лишь в зоне гиппокампа. Все 3 типа изменений мозговой ткани могут обнаруживаться в позднем возрасте и при отсутствии деменции, но при ее наличии они гораздо более выражены.

Возможно действие разнообразных этиологических факторов. Напр., повышенная частота Б. А. в нек-рых семьях свидетельствует о возможной генетической предрасположенности. Возможно тж действие вирусной инфекции, поскольку исслед. показали, что бляшки образуются в мозгу мышей при инфицировании их вирусом спонгиформной энцефалопатии. Предполагается и аутоиммунная основа расстройства — проникновение церебрального протеина в кровоток через дефицитарный гематоэнцефалический барьер. В сосудистой системе образуются антитела, атакующие мозг при повторном переходе через барьер.

Высказывается предположение об интоксикации следами металлов. Одним из ведущих кандидатов на эту роль является алюминий. Доказано, что при введении его в мозг чувствительных животных образуются НФУ. В мозгу пациентов, умерших от Б. А., обнаружен повышенный уровень алюминия, хотя его распределение не соответствует локализации сенильных бляшек.

В отношении Б.А. применялись разнообразные методы лечения, но результаты были не слишком утешительными. Безуспешной была гипербарическая оксигенация, равно как не привело к успеху и применение таких препаратов, как витамины, сосудорасширяющие и многочисленные психотропные средства.

См. также Головной мозг, Расстройства психики и поведения при поражениях ЦНС, Минимальная мозговая дисфункция (диагностика и вмешательство) Б. М. Торн Болезнь Паркинсона (Parkinson's disease) Б. П. представляет собой хроническое дегенеративное расстройство ЦНС. Болезнь обычно начинается медленно, с очень незначительным числом очевидных симптомов. Поскольку начало процесса медленное и больные — лица пожилого возраста, симптомы часто неправильно трактуются как следствие нормального старения.

Этиология неизвестна. Эпидемиологический профиль включает следующие факты: а) это болезнь пожилых людей;

б) первые симптомы обычно появляются на шестом десятилетии жизни больного и в) у мужчин заболеваемость несколько выше, чем у женщин. Установлено, что уровень нейромедиатора допамина в клетках ткани черного вещества мозга (substantia nigra) при Б. П.

значительно снижен. Причина этого неясна.

Поскольку симптомы развиваются медленно, могут пройти годы, пока будет поставлен диагноз.

Заболевание прогрессирует, снижая способность больного справляться с повседневными делами без посторонней помощи. К проявлениям болезни относятся:

1. Ригидность мускулатуры, связанная с замедлением произвольной моторики, чувством напряженности мышц и необходимостью прилагать большие усилия для того, чтобы двигаться;

имеется тенденция к наклону туловища вперед.

2. Маскообразное лицо, лишенное выражения;

взгляд, фиксированный прямо перед собой, частота мигания век ниже обычной.

3. Тремор пальцев верхних конечностей, включая характерное движение «скатывания пилюли», когда верхняя конечность неподвижна (тремор покоя).

4. Тремор покоя стоп, губ, языка и челюстей.

5. Ригидность или ритмические сокращения мышц верхних конечностей при пассивном движении (феномен зубчатого колеса).

6. Неусидчивость, компульсивное постоянное хождение.

7. Нарушение плавности движений, к-рые становятся дергаными и некоординированными.

8. Общая слабость и повышенная мышечная утомляемость, медленное включение в движение при целенаправленных действиях.

9. Частые судороги мышц нижних конечностей, шеи и туловища.

10. Слабый голос, обычно снижающийся до монотонного шепота.

11. Потеря постуральных рефлексов, вызывающая затруднения в удержании равновесия.

12. Неспособность сидеть прямо.

13. Ходьба с наклоном туловища вперед, малыми шаркающими шагами, часто убыстряемыми до трусцы.

14. Депрессия, связанная с патологическим внешним видом, ослабевшим голосом, затрудняющим общение, и частой тенденцией к самоизоляции вследствие застенчивости и замешательства.

15. Частые вегетативные проявления, включающие повышенное слюнотечение (вследствие снижения частоты глотания), жирность кожных покровов, повышенное потоотделение, запоры, учащенное и затрудненное мочеиспускание.

Лечение направлено на контроль симптомов болезни лекарственной, поддерживающей терапией, физиотерапевтическими программами и уходом. Большинство пациентов справляется с повседневной деятельностью по дому при проведении эффективной лекарственной программы, к-рая часто позволяет поддерживать нормальный образ жизни.

См. также Центральная нервная система, Нервно-мышечные расстройства Р. Т. Джубилато Болезнь Пика (Pick's disease) Б. П. — относительно редкая форма атрофии коры головного мозга, преим. в лобных и/или височных долях. Подобно болезни Альцгеймера, Б. П. развивается в возрасте 50—60 лет и классифицируется как пресенильная или идиопатическая деменция. Поведенческие синдромы при Б. П.

и болезни Альцгеймера весьма сходны;

единственным надежным способом дифференциальной диагностики этих болезней является гистологическое изучение пораженных тканей, хотя иногда компьютерная томография (КТ) может помочь обнаружить зоны фокальной атрофии, характерные для Б. П.

Ранние стадии Б. П. характеризуются деградацией соц. поведения, утратой контроля побуждений и тенденцией или к гиперактивности, или к апатии. Функции абстрактного мышления (рассуждение, память) утрачиваются раньше, конкретное мышление поначалу остается сохранным. Способность к самообслуживанию и повседневной активности прогрессивно снижается. На более отдаленных этапах заболевания интеллектуальное снижение глобализуется, речь и моторика беднеют и стереотипизируются. В терминальной фазе развиваются мутизм и контрактуры, существенно снижается вес тела, больной сильно ослабевает и становится полностью беспомощным.

См. также Болезнь Альцгеймера, Органические синдромы, Болезнь Паркинсона С. Урбина Болезнь серповидных эритроцитов (sickle cell disease) Клинические признаки Болезнь серповидных эритроцитов (БСЭ) представляет собой группу генетических расстройств, поражающих примерно 1 из каждых 400 новорожденных афро-американцев. БСЭ является результатом наследования двух аберрантных аллелей, ответственных за образование гемоглобина. По меньшей мере один из этих аллелей является аллелем серповидных эритроцитов (HbS). БСЭ сопровождается закупоркой сосудов, когда серповидный эритроцит блокирует малые кровеносные сосуды. Это может вызвать как острые, так и хронические осложнения, включая острый легочный синдром, асептический некроз бедер или плеч, ретинопатию, язвы нижних конечностей, церебральную сосудистую патологию и хроническую анемию.

Повторные эпизоды сильных болей, часто обозначаемые как болевые «кризы», являются наиболее частым и инвалидизирующим осложнением БСЭ. Болевые эпизоды обычно носят возвратный и непредсказуемый характер. Боль может быть локализована практически в любой части тела, чаще в конечностях, суставах, нижней части спины и живота. Частота и тяжесть болевого синдрома варьируют от продолжительных периодов почти полного отсутствия боли до неск. болевых приступов в месяц.

Мед. вмешательство направлено на минимизацию закупорки сосудов серповидными эритроцитами и снижение выраженности болевого синдрома. Для этого вводятся сильнодействующие анальгетики перорально (через рот) при умеренных болях и парэнтерально (внутривенно) — при сильных. Часто возникает необходимость в госпитализации или неотложной помощи.

До недавнего времени большинство родителей детей с БСЭ не могли узнать о наличии заболевания до появления мед. проблем. Часто проблемы, возникающие у младенцев и детей с БСЭ, являются тяжелыми и опасными для жизни. При отсутствии правильного мед. вмешательства может наступить летальный исход;

риск смерти наиболее высок в течение первых пяти лет жизни ребенка.

Сегодня широкое использование скрининга новорожденных делает возможным раннее выявление БСЭ.

Хотя и сейчас до 40-летнего возраста внезапная и неожиданная смерть не исключена, мн. люди с БСЭ живут долгой и активной жизнью.

Последствия для образа жизни Лица с БСЭ подвергаются действию сильных стрессоров, связанных с их заболеванием. Для детей это — задержка роста и пубертатного развития, частые обращения к врачу и госпитализации. Эти стрессоры могут оказывать влияние на отношения со сверстниками, Я-концепцию и посещение школы.

При их уровне когнитивного развития, маленьким детям может быть трудно понять причину боли и смысл частых госпитализаций. Они могут испытывать чувство беспомощности и страх перед неизвестностью;

к тому же, им трудно выразить свои чувства родителям и мед. работникам. Могут наблюдаться поведенческие проблемы, а тж более скрытые формы психол. дистресса (напр. тревога и депрессия).

С наступлением юношества и начальных этапов взрослости болезнь может наносить вред соц.

отношениям, учеб. деятельности, планированию карьеры и семьи. Страхи, связанные с болезнью, могут мешать процессам индивидуализации, созревания и отделения.

Перед взрослыми встают задачи принятия решений о выборе партнера и рождении детей, часто осложненные тем, что БСЭ имеет наследственную природу. У мн. взрослых могут быть проблемы, связанные с работой и семейными обязательствами. Часты случаи инвалидности, безработицы и, следовательно, финансовых затруднений. С возрастом количество осложнений, вызванных болезнью, может увеличиваться;

возможно нарастание частоты болевых приступов. Когда больные достигают возраста средней продолжительности жизни лиц с БСЭ, у них может появиться тревога, депрессия и фиксация на мыслях о смерти.

Эмоциональные реакции у страдающих БСЭ часто осложняются неадекватной диагностикой и лечением боли специалистами, оказывающими первую мед. помощь. Мн. врачи и медсестры не имеют достаточного практ. опыта оказания помощи при болевом синдроме БСЭ, они могут опасаться использовать сильнодействующие препараты. Частые госпитализации и вызовы «скорой помощи» могут иногда неправильно трактоваться как признаки наркотической зависимости или как симуляция боли. Хотя проблемы наркотической зависимости и могут возникнуть у больных БСЭ, излишняя бдительность со стороны работников здравоохранения может вести к недостаточности и неадекватности лечения болевого синдрома. Нек-рые больные, столкнувшиеся с неопытными медработниками, разочаровываются в возможностях существующей системы здравоохранения и отказываются от мед. услуг.

Совладание с болью и стрессом, вызванными болезнью Больные БСЭ способны совладать с ее проявлениями: они часто могут работать в полную силу, активны в общественной деятельности и развлечениях, психологически уравновешены. Однако среди них не мало и тех, кто не может совладать со своей болезнью, ведет более ограниченную жизнь, депрессивен и повышенно зависим от служб здравоохранения в том, что касается купирования болевых приступов. Хотя различия в уровне приспособления вызваны разной степенью тяжести болезни, психол.

факторы, включ. стратегии совладания (копинг-стратегии) и соц. поддержку, значимо связаны с психосоциальным и функциональным приспособлением на протяжении всей жизни.

У взрослых неск. факторов оказались связанными с хорошим приспособлением к БСЭ. Взрослые с более низким уровнем повседневного стресса, более высокими ожиданиями собственной эффективности и более высоким уровнем поддержки семьи имеют лучшее психол. приспособление.

Взрослые, использующие активные подходы к совладанию с болью, включ. разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии (напр. отвлекающие внимание и успокаивающие самоинструкции), отличаются большей активностью дома, на работе и в об-ве. Др. психосоциальные факторы оказались связанными с худшим приспособлением к БСЭ. Взрослые из конфликтных семей и взрослые, использующие паллиативные методы совладания со стрессом, психологически хуже приспосабливаются к болезни. В целом, плохое психосоциальное и функциональное приспособление наблюдается тж у тех, кто пытается справиться с болью путем катастрофизации проблем, всячески запугивая и ругая себя, и у тех, кто использует пассивные стратегии (напр. покой), пренебрегая другими при наступлении болевого эпизода. Такой стиль совладания с болью коррелирует с большей ее интенсивностью, меньшей активностью в домашних, общественных и профессиональных занятиях во время болевых приступов, а тж с более частыми госпитализациями и вызовами скорой помощи.

У детей и подростков отмечаются сходные связи между этими аспектами совладания, семейной поддержкой и приспособлением. Интересно, что такие характеристики родителей, как качество приспособления матери и используемые родителями стратегии совладания с болью, связаны с качеством приспособления ребенка. Кроме того, есть определенное сходство между стратегиями совладания у детей и родителей, возможно потому, что дети научаются справляться с собственной болью, наблюдая за реакциями родителей на боль.

В настоящее время крепнет убеждение в том, что это заболевание необходимо лечить в рамках мультидисциплинарного подхода. Появились центры комплексной терапии БСЭ, учитывающие важность интеграции психосоциальных и образовательных программ с клиническими и фундаментальными исслед. В задачи таких центров часто входит предоставление разнообразных видов психол. лечения, таких как биологическая обратная связь и индивидуальная и семейная терапия, наряду с использованием традиционных мед. подходов к купированию боли и дистресса у больных и их семей.

См. также Наследственные болезни, Наследуемость, Боль К. М. Гил Боль (pain) Обычно Б. рассматривается в качестве предупредительного сигнала о том, что организму причиняется или может быть причинен какой-то вред. До недавних пор среди практикующих медиков было распространено мнение, что любая Б. является результатом отдельного анатомич. повреждения, к рое можно вылечить, применив к.-л. процедуру, использовав мед. прибор или прописав медикаменты.

Из такой модели вытекал соотв. подход к мед. вмешательству.

Когда Б. переходит в категорию хронической (т. е. продолжающейся не менее 6 месяцев и не поддающейся мед. лечению), эта «модель болезни» теряет свое значение. Уилберт Фордайс предложил новую концепцию — модель научения, согласно к-рой болевое поведение приобретается в результате обусловливания. Личностные, эмоциональные и когнитивные факторы, хотя и играют роль в переживании Б., — далеко не единственные источники хронической Б. Б. больше не является только сенсорным феноменом, а становится неотъемлемой частью привычного состояния и образа жизни индивидуума.

Опыт последних лет свидетельствует о том, что эффективное лечение таких пациентов может наилучшим образом достигаться привлечением междисциплинарной команды специалистов для осуществления всесторонней оценки разнообразных факторов, оказывающих влияние на болевое поведение пациентов. Основу реабилитации мн. пациентов, страдающих от хронической Б., составляет программа оперантного обусловливания, предусматривающая положительные подкрепления за «хорошее поведение» и лишение их за такие действия, как постельный режим, злоупотребление медикаментозными препаратами и разговоры о Б. Физиотерапевты и трудотерапевты оценивают способность пациентов к выполнению физ. упражнений и повседневных видов деятельности. После этого они обучают пациентов адаптивным формам поведения, представляют им графики их достижений и используют др. стандартные способы соц. вознаграждений за достигнутый пациентами прогресс.

При необходимости такая программа дополняется др. программами, куда могут входить профессиональное консультирование, биолог. обратная связь и гипноз, индивидуальная и групповая психотер., применение анальгетиков, а иногда и использование аппарата для чрезкожной стимуляции нервов.

Скоординированные действия таких программ нередко оказываются успешными в том, что касается возвращения пациентам функциональных способностей за счет частичного облегчения боли.

См. также Эндорфины/энкефалины, Оперантное обусловливание Дж. Рук Боль: стратегии совладания (pain: coping strategies) Начиная с раннего возраста, практически каждый из нас сталкивался с переживанием непродолжительной, сравнительно умеренной Б., вызванной порезами, укусами насекомых, незначительными ожогами, ушибами, болезнью зубов, расстройством желудка и плановыми мед. и стоматологическими процедурами. Помимо этих сравнительно незначительных болезненных переживаний, нек-рым людям пришлось пережить острую Б. в результате серьезной травмы, хирургической операции и инвазивных мед. процедур. Другие могут испытывать постоянную Б., такую как хроническая Б. в спине, головные Б. или Б., сопутствующие хроническим заболеваниям, напр.

артритам. Когда человек сталкивается с болезненной ситуацией, в ней обычно присутствуют условия или требования в отношении определенных реакций индивидуума. Напр., ребенок, к-рому делают укол, должен держать свою руку неподвижно при введении иглы. Люди спонтанно реагируют в этих ситуациях и используют разнообразные стратегии для того, чтобы справиться и с Б., и с требованиями ситуации.

Когнитивные стратегии совладания Умственные стратегии, или способы использования мышления и воображения для совладания с Б., принято называть когнитивными стратегиями совладания. Отвлечение направляет работу мышления на др. объекты с целью отвлечения внимания от Б. и может быть внутренним, таким как представление приятной сцены, или внешним, таким как фиксация на специфическом аспекте окружающей обстановки. Реинтерпретация болевых ощущений предполагает замещение в воображении Б. к.-н. др.

ощущением, напр. чувством онемения или теплоты. Успокаивающие утверждения, адресованные самому себе, имеют целью утешить или подбодрить себя (напр.: «Я знаю, что я могу справиться с этим»). Игнорирование Б. — это отрицание ее существования. Принятие желаемого за действительное, молитвы или надежды на счастливый исход включают убеждение себя в том, что Б. однажды пройдет в результате веры, божественного волеизъявления или к.-н. чудесным образом. Могут использоваться утверждения, адресованные самому себе и вызывающие чувства гнева или страха, напр.: «Я боюсь, что я умираю». Драматизация (катастрофизация) связана с использованием негативных высказываний в свой адрес и чрезмерно пессимистических мыслей в отношении будущего (напр.: «Мне никогда не справиться с этой болью»). Когнитивное реструктурирование относится к процессу осознания негативных мыслей и преобразования их в более реалистические и рациональные.

Поведенческие стратегии совладания Открытые, наблюдаемые действия, к-рые человек может предпринимать для совладания с Б., наз.

поведенческими стратегиями совладания. Усиление поведенческой активности предполагает активное вовлечение в разнообразные виды деятельности, такие как чтение или общение с друзьями с целью отвлечься и не фокусироваться на болезненных переживаниях. Пошаговая деятельность подразумевает организацию регулярных перерывов на отдых, позволяющих избежать перегрузок и приступов усиления Б. Изоляция связана с уклонением от соц. контактов с целью совладания с Б. Поддержание покоя предполагает сохранение лежачего положения в кровати или на диване. Релаксация включает попытки снижения физиолог. возбуждения путем расслабления мускулатуры. Релаксацию тж иногда относят к физиолог. стратегии совладания, поскольку она может напрямую приводить к положительным физ. изменениям.

Нек-рые стратегии совладания оказываются эффективными и помогают успешно справляться с Б., тогда как другие оказываются неэффективными и могут приносить дополнительную Б. и страдания.

Несмотря на интуитивно кажущуюся эффективность одних стратегий и неэффективность других, для демонстрации связи между стратегиями совладания и адапт. необходимы соотв. эмпирические исслед.

Последнее представляется особенно важным еще и потому, что нек-рые стратегии могут оказываться эффективными в одной ситуации и неэффективными в другой или для одного человека, но не для другого.

Хроническая боль Большинство людей, по-видимому, начинают вырабатывать стратегии совладания с Б. еще в раннем возрасте при возникновении сравнительно умеренных по силе болезненных переживаний.

Однако развитие исследований в данной области происходило почти в обратном направлении, и первонач. они фокусировались на стратегиях совладания у популяций с хронической Б., таких как пациенты с хроническими Б. в спине или с Б., сопутствующими определенным видам заболеваний (напр. артритом и серповидноклеточной анемии).

Одним из первых инструментов, предназначенных для систематической оценки стратегий совладания с болью, явился опросник стратегий совладания (coping strategies questionnaire, CSQ), к-рый разработали Роузенстейл и Киф. CSQ измеряет то, насколько часто индивиды используют разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии совладания в ситуациях переживания боли.

Опыт использования CSQ с пациентами, страдающими хроническими Б., свидетельствует о том, что стратегии совладания с Б. могут надежно оцениваться и служить предикторами страдания, психосоциальной адапт. и функциональной способности. Пациенты с хронической Б., получающие высокие показатели по шкалам драматизации и воспринимаемой неспособности к контролю и ослаблению Б., имеют более высокие уровни депрессии и тревоги, а тж демонстрируют ухудшение общего физ. состояния. Пациенты с хронической Б., к-рые выбирают более активный подход к управлению болевыми ощущениями, т. е. используют разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии, имеют лучшие показатели функциональной адапт. (т. е. сохраняют большую активность в трудовой и соц. деятельности), что было обнаружено, по крайней мере, в неск. исслед. Эти результаты были повторены в неск. независимых лабораторных исслед., проведенных на различных популяциях пациентов, страдающих хронической Б. (хроническая Б. в спине, головные Б., остеоартрит, ревматоидный артрит и серповидноклеточная анемия).

Взятые вместе, исслед. популяций пациентов с хронической Б. приводят к общему выводу о том, что несмотря на нек-рые позитивные эффекты вследствие активных стратегий совладания, негативное мышление, по-видимому, оказывает более мощное неблагоприятное воздействие на адапт. К тому же, лонгитюдные исслед. показали, что стратегии совладания, измеряемые в отдельно взятый промежуток времени, позволяют прогнозировать последующую адапт. Т. о., пациенты, использующие неэффективные стратегии совладания, скорее всего и в дальнейшем будут испытывать проблемы с адапт.

Постоянство и изменение стратегий совладания В связи с тем значением, к-рое имеют стили совладания для адапт. к хронической Б., исследователи пытались выяснить, имеют ли стратегии, используемые индивидуумами для совладания с Б., тенденцию к постоянству или изменению со временем.

Для исслед. этой проблемы были использованы два подхода. Первый подход заключался в сравнении стратегий совладания, оцененных на начальном этапе исслед., со стратегиями совладания, измеренными на его конечном этапе (напр. через год), при отсутствии систематического вмешательства в промежуточный период. Результаты показывают, что при условии отсутствия вмешательства стратегии совладания оказываются относительно устойчивыми во времени, — иначе говоря, нек-рые индивидуумы продолжают неэффективные попытки совладания. Это постоянство стиля совладания, по видимому, не связано с изменениями тяжести заболевания. Т. е., хотя тяжесть болезни может уменьшаться, это не приводит автоматически к более эффективным стратегиям совладания, и даже если имеет место увеличение тяжести заболевания со временем, это не обязательно означает последующее ухудшение в адапт. В то же время, хотя совладание имеет тенденцию быть относительно постоянным, индивидуумы, мышление к-рых приобретает все большую негативную направленность, могут демонстрировать гораздо более серьезное ухудшение в своей способности к функционированию и психосоциальной адапт.

Второй подход к изучению изменений в стратегиях совладания у пациентов, страдающих хроническими Б., представлен исслед., предполагающими вмешательство в течение заболевания. В этих исслед. предпринимались попытки улучшить совладание с Б. путем обучения пациентов соотв.

когнитивным и поведенческим стратегиям. Результаты показывают, что путем вмешательства можно улучшить умения пациентов справляться с Б., и усовершенствование в такого рода умениях приводит к улучшениям в психосоциальной и функциональной адапт. Напр., в одном из исслед. Киф и его сотрудники обучали группу пациентов с остеоартритом коленных суставов использовать релаксацию, мысленные образы, отвлечение, когнитивное реструктурирование и планирование режима деятельности. По сравнению с контрольной группой, обученные пациенты демонстрировали более низкие уровни Б. и психол. беспомощности. Кроме того, обученные пациенты, достигшие наибольшего положительного изменения используемой ими стратегии совладания (т. е. увеличения воспринимаемой эффективности), демонстрировали наибольшее улучшение физ. способностей. Сходные результаты были получены тж на пациентах с др. типами заболеваний.

Взятые вместе, эти результаты говорят о том, что при отсутствии вмешательства стратегии, используемые индивидуумом для совладания с хронической Б., относительно устойчивы во времени.

Однако изменение в умениях совладания с Б. оказывается возможным, и когнитивно-поведенческие подходы предоставляют достаточно эффективные средства для обучения лиц с различными, связанными с хронической Б., проблемами использованию более эффективных стратегий совладания.

Острая боль Острая Б. может возникать в результате событий, варьирующих от незначительных травм до болезненных последствий хирургической операции или инвазивных процедур. Как и в случае хронической Б., при острой Б. индивидуум реагирует на нее спонтанно и использует при этом различные стратегии совладания. Поскольку ситуации острой Б. зачастую оказываются тж стрессовыми и вызывают сильную тревогу, стратегии совладания, используемые в этих ситуациях, часто включают как стратегии преодоления Б., так и стратегии преодоления тревоги.

К ранним попыткам исследовать стратегии совладания, использующиеся при острой Б., относятся исслед., к-рые описывали дооперационных или послеоперационных взрослых пациентов как активных или как избегающих. В качестве активных пациентов рассматривались лица, демонстрировавшие приближение к болезненному стимулу (т. е. хирургической операции) посредством активного поиска внешней информ., рационального обращения с ней и использования когнитивных стратегий совладания. Избегающие (т. е. с высоким уровнем отрицания стимула) пациенты предпочитали не иметь информ. о предстоящей операции или мед. процедуре и, действительно, испытывали тревогу и усиление Б. при получении такой информ. Однако выводы, полученные на основе этих исслед., оказались ограниченными, поскольку в них часто предпринимались попытки отнести пациентов к одному из этих стилей совладания, опираясь на личные интервью, данные к-рых обладали сомнительной надежностью.

Позднее были созданы средства для систематического оценивания стратегий совладания в ситуациях острой Б. Батлер с сотрудниками разработали инвентарь когнитивных стратегий совладания (cognitive coping strategy inventory, CCSI), предназначенный для послеоперационных пациентов. Этот опросник состоит из субшкал, сходных с измерениями (dimensions), используемыми при оценке совладания в ситуациях хронической Б. (т. е. драматизации, отвлечения внимания и использования мысленных образов). Формулировки пунктов, однако, подобраны т. о., чтобы они соответствовали опыту переживания острой Б. Исслед. с использованием CCSI показали, что этот опросник обладает достаточным уровнем надежности и валидности, и что стратегии совладания, применяемые послеоперационными пациентами для преодоления Б., связаны с выздоровлением. Напр., взрослые пациенты, имеющие высокие показатели в стратегии драматизации, обнаруживают более высокие уровни испытываемой Б. и функциональной неспособности после операции.

Детская боль Изучение стратегий совладания у детей, сталкивающихся с болезненными переживаниями, является сравнительно новой областью исслед. В отличие от исслед. взрослых, в к-рых для оценки совладания с Б. преим. используются опросники, в исслед. детей, в основном, используются методы интервью и наблюдения.

Применяются открытые и полуструктурированные формы интервью для сбора информ. о том, как дети переживают Б. и что они предпринимают в ответ на нее. Напр., Росс и Росс интервьюировали большую выборку детей школьного возраста и задавали им вопросы о стратегиях, к-рые они используют для того, чтобы справиться с Б. Нек-рые из этих детей страдали хроническими заболеваниями, такими как серповидноклеточная анемия или гемофилия, однако большинство из них не имели серьезных проблем со здоровьем и рассказывали о своих стратегиях преодоления Б. в распространенных жизненных ситуациях (напр. порезы и ушибы). Отвечая на открытые вопросы, лишь нек-рые дети говорили об использовании активных сознательных стратегий совладания с Б. Среди детей, сообщивших об использовании стратегий, наиболее распространенными оказались такие стратегии, как отвлечение внимания, остановка мыслей и релаксация.

Обсервационные исслед. детских стратегий совладания с Б. посвящены в основном изучению реакций детей на болезненные процедуры, такие как ожоговая терапия или лечение раковых заболеваний (напр. венепункция, аспирация костного мозга). В этих исслед. наблюдатели регистрируют частоту проявления детьми таких реакций, как крик, поиск соц. поддержки, поиск информ., вербальное и двигательное сопротивление. Хотя такие действия обычно рассматриваются как показатели дистресса, нек-рые из них могут тж интерпретироваться как совладающие усилия, предпринимаемые ребенком для того, чтобы справиться с Б. и ситуативным стрессом.

В неск. недавних исслед. было обнаружено, что стратегии совладания детей школьного возраста могут надежно оцениваться при помощи опросников. Используя модифицированную версию взрослого CSQ, Гил и сотрудники установили, что дети, склонные к негативному мышлению и опирающиеся на пассивные стратегии, такие как поддержание покоя, имели больше проблем с адапт. Этот стиль совладания был связан с более выраженным снижением школьной и соц. активности, более частыми обращениями к врачам и большей депрессией и тревогой. Дети, занимавшие по отношению к Б. более активную позицию, т. е. использовавшие разнообразные когнитивные и поведенческие стратегии совладания, демонстрировали более высокую школьную и соц. активность и требовали к себе меньшего внимания со стороны служб системы здравоохранения.

Специально для оценки стратегий совладания, с помощью к-рых дети справляются со стрессовыми ситуациями, Спирито, Старк и Уильямс разработали вопросник Детское совладание (KIDСОРЕ). Чтобы определить контекст для ответа на пункты, связанные с соотв. стратегией совладания, ребенок должен припомнить недавнее стрессовое событие. Учитывая то обстоятельство, что Б. является наиболее распространенной проблемой, отождествляемой детьми с мед. проблемами, вопросник KIDCOPE может служить полезным инструментом для оценки стратегий совладания с Б., особенно в силу его краткости и простоты заполнения.

Возраст и пол детей. Данные исслед. свидетельствуют об отсутствии значимых различий в совладании между мальчиками и девочками, однако выявлены существенные различия в стратегиях совладания у детей различных возрастов. Старшие дети демонстрируют более широкий репертуар умений совладания, в особенности когнитивных умений. Нек-рые данные указывают на то, что старшие дети с хронической Б. по мере взросления могут все больше опираться на негативное мышление и пассивные стратегии совладания. По достижении юношеского возраста нек-рые из этих неадекватных стилей совладания могут закрепиться и стать устойчивыми к изменениям.

Родители. Отношение родителей к стратегиям совладания и адапт. своих детей тж стало предметом недавних исслед. В ряде работ оценивалось влияние присутствия и отсутствия родителя на совладающее поведение ребенка в ситуациях болезненных мед. процедур. Большинство этих исслед.

показывает, что хотя в отсутствие родителей дети демонстрируют менее выраженный дистресс, у них может наблюдаться нарушение физиолог. и психол. равновесия, а тж торможение поведенческих реакций. Т. о., вместо изучения эффектов отсутствия родителей, более перспективными здесь могут оказаться исслед. того, какие модели поведения родителей связаны с эффективным или неэффективным совладанием детей при болезненных мед. процедурах.

Стратегии совладания, используемые родителями для того чтобы справляться с их собственной (родительской) Б., тж могут оказывать влияние на адапт. детей с болевыми проблемами. В одном из исслед. было обнаружено, что дети родителей, занимавших активную позицию в преодолении собственной Б., сохраняли более высокую активность при эпизодах Б., вызванной серповидноклеточной анемией. Более того, были зафиксированы значимые связи между стратегиями совладания у родителей и их детей, говорящие о том, что дети могут научаться тому, как справляться с Б., наблюдая за реакциями своих родителей.

Клинические приложения Обучение умениям совладания в настоящее время входит в большинство комплексных подходов к управлению хронической Б. Мультидисциплинарные программы сегодня часто включают групповые или индивидуальные сессии, в ходе к-рых пациентов обучают использовать навыки активного совладания и приемы когнитивного реструктурирования, позволяющие справиться с Б. Несмотря на то что такой подход не является традиционным при большинстве проблем совладания с острой Б., растет признание того факта, что необходимо обучать стратегиям совладания тех пациентов, курс лечения к рых связан с прохождением болезненных мед. процедур. Вероятно, областью, к-рая привлекает к себе в этом отношении наибольшее внимание, является подготовка детей к хирургическим операциям или курсу прохождения инвазивных мед. процедур, используемых, напр., в ожоговой терапии или при лечении раковых заболеваний. Несмотря на то что этот подход обычно не применяется до тех пор, пока у ребенка не обнаружатся серьезные проблемы в совладании с Б., нек-рые клиницисты начинают осознавать необходимость помощи детям при подготовке их к совладению с болезненными ситуациями до того, как это может перерасти у них в проблему повышенной чувствительности к Б.

См. также Страх, Интернализация, Боль, Самоконтроль К. М. Гил Бредовые расстройства (delusional disorders) Б. р. представляют собой симптомы содержательных нарушений мышления. Каплан и Садок определяют бред как ложные убеждения, к-рые не могут быть устранены при помощи логических рассуждений и к-рые не соответствуют интеллекту и культурному происхождению индивидуума.

Упоминания о случаях бреда встречаются в библейских текстах и древней китайской мед. литературе. В обоих источниках подобное содержание мышления рассматривалось как признак психич. расстройства.

Бред отличается от нетрадиционного, произвольного мышления или непопулярных политических убеждений. В разные времена диагностика бреда становилась политическим событием, когда выражение индивидуумом культурно или политически отличающихся воззрений рассматривалось как бред. Бред как симптом психич. расстройства обычно основан на специфической логике или явно невероятном восприятии сенсорных или соматических процессов. Нарушение логики и отсутствие правдоподобия придают бредовым построениям их уникальные черты.

Формально не предпринималось попыток составить полную классиф. Б. р. Однако мн.

приведенные ниже типы бредового мышления описаны и обозначены в DSM-IV (1994). Примером причудливого бреда является убеждение, что все люди, одетые в красное, являются носителями определенного тайного послания, ниспосланного каким-то божеством. При созвучном аффекту бреде депрессивный больной может иметь ошибочное убеждение в том, что совершил ужасное преступление.

При нигилистическом бреде больной может думать, что он сам, окружающие люди и весь мир не существуют. Эротоманический бред может сопровождаться представлением о том, что в пациента кто то влюблен — обычно лицо более высокого соц. положения. Богатые люди могут иметь ошибочное убеждение в исчезновении своей собственности. К случаям соматического бреда относятся ложные убеждения относительно функций организма — напр., что мозг размягчился, легкие и желудок исчезли, отсутствует правая или левая часть тела и т. д. Хорошо известный бред величия является преувеличенным представлением о собственной важности или собственной личности как о ком-то более великом и могущественном — напр. Боге или президенте. Больные, страдающие бредом преследования, убеждены, что внешние силы преследуют их или желают причинить зло. Бред отношения — это ложное убеждение больного в том, что окружающие осуждающе говорят о нем.

Существует бред самообвинения в воображаемых преступлениях, бред контроля со стороны окружающих, бред супружеской неверности и т. д.

Ариети указывает на то, что бредовые построения могут быть фрагментированными и рудиментарными или же хорошо развитыми и высоко систематизированными. Рудиментарные бредовые идеи могут наблюдаться на начальных этапах в связи с интоксикациями, соматическими расстройствами, а тж при хронических прогрессирующих психич. и соматических заболеваниях.

Систематизированный бред встречается у параноидных больных, оставляя их мышление более интактным в др. областях.

Распространенность Б. р. трудно поддается оценке, т. к. люди неохотно признаются в наличии бредовых идей в беседах со специалистами. Склонность экспертов рассматривать лиц, воспроизводящих реальность в форме выдумки, как эксцентричных, тж не способствует выявлению бредовых больных в официальной обстановке, в особенности в сельской местности. При обследовании 125 пациентов, поступавших в дома для престарелых, Моррис, Ровнер, Фолштейн и Джерман диагностировали Б. р. в 21% случаев. Вестермейер, Лифунь, Ваменхолм и Вестермейер обнаружили индуцированный бред «фатального заражения» приблизительно у 10% психиатрических пациентов, беженцев из Юго-Восточной Азии, принадлежавших к этнической группе хмон.

Согласно DSM-IV, бред является главной характеристикой параноидного Б. р. Бред может наблюдаться как вторичный или сопровождающий симптом при большом депрессивном эпизоде с психотическими чертами, биполярном расстройстве, кратковременном реактивном психозе, бредовом расстройстве, вызванном злоупотреблением каннабиоидами, галлюциногенами, опиоидами, ингалянтами и фенилциклидином, при индуцированном психозе, мультиинфарктной деменции с депрессией, нарциссическом расстройстве личности, органическом бредовом синдроме, первичной дегенеративной деменции (болезни Альцгеймера), шизоаффективном расстройстве, шизофрении и шизофреноформном расстройстве. Начало бредового параноидного расстройства обычно приходится на возраст 35—45 лет;

данные о половых различиях в заболеваемости противоречивы. Начало и течение определяются общим ходом процесса, компонентом к-рого является бредовой синдром. При относительно кратковременных расстройствах, вызванных злоупотреблением психоактивных веществ, процент выздоровления выше, чем при хронических процессах.

По данным проведенного в Дании 4-летнего катамнестического исслед. 88 первично госпитализированных больных с бредовым психозом, полная ремиссия наблюдалась лишь у 25%. По данным проведенного в Норвегии катамнестического исслед. 72 первично госпитализированных больных с бредовым расстройством, при длительности катамнеза в среднем 10 лет, установлено, что длительность наличия симптомов до госпитализации является значимым предиктором исхода. Для диагностики стойкого Б. р. предложена минимальная продолжительность болезненных проявлений в течение 6 месяцев.

Этиология и механизмы действия Этиология Б. р. в точности неизвестна. Для объяснения их возникновения предлагались психол., психобиологические и биологические теории. Дэй и Мэншрек утверждают, что мн. факторы могут играть важную роль в формировании уязвимости к Б. р. Такие факторы, как конфликты между родителями, фрустрация инстинктивных побуждений, недостаточная или чрезмерная сенсорная стимуляция и ошибочная интрапсихическая тактика ребенка в совладании со стрессом, предрасполагают детей к развитию или позитивных, или негативных фантазий всемогущества. В то время как Фрейд считал, что в основе Б. р. лежат вытесненные и проецируемые вовне гомосексуальные фантазии, позднейшие теоретики психоан. сосредоточили свое внимание на различных патогенных переживаниях эдипального и преэдипального периода. Бек обнаружил выраженные когнитивные ошибочные интерпретации при Б. р. у больных с тяжелой депрессией. Был сделан вывод о том, что эти ошибочные интерпретации питают и поддерживают депрессивные процессы. Бентал, Кэйни и Дьюи из Великобритании нашли, что бредовые депрессивные больные при объяснении причин негативных событий склонны к чрезмерно негативным личностным атрибуциям, а тж демонстрируют по сравнению с контрольной группой больных, страдающих от непараноидной депрессии, чрезмерную убежденность в правильности своих суждений.

Согласно психобиологической теории, бред является результатом патологической перцепции.

Источником нарушений может быть окружающая среда, ЦНС или сенсорный аппарат. Бред развивается как реакция на перцептивные изменения, к-рые индивидууму необходимо объяснить. Т. о., бредовые построения информируют пациента о причинах происходящего;

снятие внутреннего напряжения, вызванное этими объяснениями, обеспечивает упрочение бреда.

Физиолог. теория основывается на клинических данных о специфических органических синдромах с бредовыми включениями. Описывая случай патологической ревности у больного с болезнью Паркинсона, Мак-Намара и Дурсо говорят о зависимости интенсивности симптоматики от поступления амантадина, что привело их к выводу о наличии взаимосвязи между этим бредом и допаминэргической активностью. Внезапное появление кратковременных эпизодов бреда подстановки у хронического больного параноидной шизофренией при остром приступе сахарного диабета свидетельствует о возможности наличия известного провоцирующего фактора органической природы.

У 17 пациентов с болезнью Альцгеймера наличие бреда коррелировало с большей выраженностью церебральной дисфункции и фокальным нейропсихологическим дефектом, проявлявшимся в достоверно более высокой представленности патологических признаков на ЭЭГ. В случае бреда ликантропии в качестве сопутствующих физиолог. данных было обнаружено судорожное расстройство.

Лечение Лечение Б. р. основано как на психол., так и на нейрофизиологическом подходах. Психоан.

подходы подчеркивают необходимость разрешения эмоциональных проблем и конфликтов, способствующих возникновению эмоционального тупика. Одной из техник психотер. является анализ символического значения бреда и его функции в интрапсихической проблематике индивидуума. Дэй и Мэншрек подчеркивают важность того, чтобы психотерапевт сосредоточивался не на деталях бредовой системы пациента, а на его межличностных отношениях и фрустрациях. Должны быть выявлены отрицание, проекция и противоречия, с к-рыми следует конфронтировать больного в ходе терапии. При этом вскрывается вся острота негативных переживаний больного, страх потерять психотерапевта и быть оскорбленным им. Иск-во давать своевременные интерпретации необходимо для того, чтобы клиент мог или принять, или критически оценить предлагаемые гипотезы, не занимая непродуктивной оборонительной позиции. Пациентов следует поощрять к «возмещению убытков» родственникам и др.

лицам, к-рых они могли оскорбить или причинить им к.-л. ущерб своим поведением, вызванным ложными убеждениями.

Когнитивно-поведенческая терапия бредовых состояний оказалась успешной у пяти из шести больных шизофренией;

использовались специфические вмешательства, такие как структурированный вербальный вызов и «тестирование реальности», при к-рой убеждения были подвергнуты эмпирической проверке.

Если причиной бреда является реакция на определенный лекарственный препарат, успешным лечением является отмена этого лекарства. Медикаментозное лечение бредовых больных иногда связано с трудностями, вызванными тем, что пациенты склонны отрицать наличие психол.

расстройства. Помимо этого, чувствительность к побочным эффектам может повлиять на их отказ от лечения. Побочные эффекты лекарств следует разъяснять больным, чтобы по возможности устранять эти затруднения. Б. р. поддаются действию антипсихотических лекарственных средств. Часто эффективное лечение пациентов с Б. р. оказывается возможным в амбулаторных условиях. Тем не менее госпитализация, иногда даже принудительная, может потребоваться в случае наличия суицидального или социально опасного поведения.

См. также Анксиолитики, Повреждения головного мозга, Когнитивная сложность, Белая горячка, Фундаментальная ошибка атрибуции, Галлюцинации, Гипотетико-дедуктивное мышление, Расстройства памяти, Психические болезни: ранняя история, Псевдодеменция, Бессознательная мотивация Дж. Кофф Бригады психического здоровья (mental health teams) Работа Джералда Каплана оказала большое влияние на определение консультирования в области психич. здоровья. Джон Альтроччи обобщил осн. тезис Каплана и последующие уточнения в следующей формулировке: консультирование в области психич. здоровья представляет собой «взаимодействие между двумя и более людьми — консультантом или консультантами, являющимися специалистами в области психич. здоровья, и консультируемыми лицами, обращающимися за помощью к консультантам по вызывающим у них нек-рые затруднения вопросам своего повседневного или профессионального функционирования, значимым для психич. здоровья».

Бригады обычно междисциплинарны по составу и включают как дипломированных специалистов, так и парамедицинских работников, технический персонал и группы поддержки. Члены бригады — обычно психиатры, психологи, психиатрические соц. работники, медсестры, учителя, священнослужители, консультанты по вопросам занятости и реабилитации, арт-терапевты и др.

Консультирование постепенно отделилось от др. видов профессиональной деятельности — психотерапии, супервизии, просвещения и совместной работы.

Каплан предложил классиф. из 4 категорий консультирования по вопросам психич. здоровья на основе типа проблем и ориентации. При клиентоцентрированном консультировании специалист предоставляет услуги непосредственно клиенту, направленному клиницистом, с к-рым существуют косвенные отношения. При центрировании на консультируемом лице внимание сосредоточивается на его работе, консультант не входит с ним в терапевтические отношения. При программно центрированном административном консультировании внимание уделяется каким-то элементам орг ции или программы консультируемого. При административном консультировании, центрированном на консультируемом, внимание сосредоточено на работе консультируемого лица в рамках определенной орг-ции или программы.

Попытки упорядочивающей категоризации представляются важными. Как только установлены границы, м. б. точнее определены различные ожидания, сроки консультативных контрактов и цели консультирования. Разграничение поддерживает тж ясность процедуры консультирования, имеющей много характеристик. Шелдон Корчин лаконично описал эти характеристики: консультирование осуществляется на добровольной основе, консультант должен сохранять независимое положение, отношения ограничены по времени и подход ориентирован на проблему. Экономическое обоснование целей консультирования сделано Макленнан, Куинн и Шредером. Цели консультирования связаны с оказанием помощи консультируемым в понимании имеющих отношение к психич. здоровью измерений, их программ и проблем, разрешении межличностных конфликтов и связанных с программой кризисов, приобретении или улучшении необходимых производственных навыков и умений исследовать, планировать, развивать свою работу и оценивать ее эффективность. Цель консультации — сделать консультируемых способными к более эффективному независимому функционированию, исключающему долговременную зависимость от консультанта.

Консультируемые представляют собой разнородный контингент лиц, занятых в сфере предоставления разнообразных услуг. Исходя из многогранности консультируемой группы, всегда признавалось целесообразным проводить консультирование в самых разных местах.

Каплан описал ряд факторов, решающих для установления контакта при консультировании. Он считает, что взаимодействие должно быть совместным устремлением к какой-то большой цели — решению сложной проблемы. Он акцентировал важность поддержки чувства собственного достоинства клиента в ходе совместного решения проблемы.

При консультировании в области психич. здоровья использовались различные теорет. модели. В целом, доминирует индивидуально-клиническая психодинамическая ориентация, использовавшаяся Капланом. Однако предлагались и подходы, учитывавшие взаимодействие индивидуума с соц.

окружением. Среди этих теорет. моделей — принципы теории орг-ции, приложения экологического подхода, элементы теории открытых систем и принципы модификации поведения.

Многое написано и о трудностях, с к-рыми сталкиваются консультанты. Каплан и Роман описали ряд таких стрессоров. Они обратили внимание на то, что вопросы профессиональной идентичности возникают, когда службы здравоохранения и соц. обеспечения взаимодействуют в рамках бригадного подхода. Профессиональная идентичность — важный элемент самоуважения, и потому ролевые имиджи и содержание ролей членов бригады должны быть точно определены и скоординированы.

Каплан и Роман обнаружили тж тенденцию к «гиперпрофессионализации» «непрофессиональных» членов бригады. Это, как они утверждают, порождает стресс и ощущение неуверенности как у работника, так и у бригады в целом. Генри Грюнбаум рекомендовал в таких случаях междисциплинарное сотрудничество и дифференцированное распределение ролей.

Будучи озабоченными вопросом, окажутся ли они приемлемыми для консультируемых, консультанты борются тж с проблемой, смогут ли они принять ограничения своих возможностей.

Большую трудность вызывает вопрос конечной ответственности за принимаемые решения и ответственности консультирующего перед обслуживаемым им клиентом. Консультанты сталкиваются тж с проблемой выхода за пределы заботы исключительно о консультируемом и необходимости учета того, как его поведение отразится на его коллегах. Наконец, консультанты должны быть готовы заново сформулировать свою роль в связи с тем, что член бригады должен иметь многогранное видение клиента.

Джон Альтроччи и Берис Макленнан подчеркивали наличие большого количества трудностей при консультировании. Альтроччи указывал на такие интрапсихические проблемы, как недостаточную чуткость и дипломатичность консультанта, иллюзию своего всемогущества и игнорирование отрицательной обратной связи с клиентом. Макленнан указывала на такие ситуативные проблемы, как неадекватно сформулированный контракт консультирования, обеспечение доступности консультирования и трудности, возникающие при переадресовании консультируемого.

В академических учреждениях проводятся официально утвержденные программы тренинга консультантов с определенным курсом теорет. подготовки. На обучение принимаются как студенты, так и дипломированные специалисты. Программы подготовки включают курсы, семинары, практические занятия и супервизию. Неформальный тренинг проводится в добровольно создаваемых профессионалами группах самоподготовки. Эта модель включает аналогичные компоненты официально утвержденных программ обучения.

См. также Профессиональные консультации Дж. Биндер, В. Карл _В_ Вайнлендская шкала социальной зрелости (vineland social maturity scale) В. ш. с. з., разраб. Эдгаром Доллом, представляла собой одну из первых попыток измерить соц.

компетентность. Долл определял соц. компетентность как «функциональную композицию челов. черт, содействующую соц. полезности в том виде, как она отражается в самостоятельности и в служении др.».

Этот аспект челов. поведения тж наз. адаптивным поведением и включают как важный компонент в определение задержки психич. развития.

В. ш. с. з., к-рая оценивает соц. компетентность в перспективе возрастного развития, нормировалась на лицах мужского и женского пола в возрасте от новорожденности до 30 лет. Оценке подлежат 8 осн. категорий поведения: а) общее самообслуживание;

б) самостоятельность во время еды;

в) самостоятельное одевание;

г) передвижения;

д) занятия;

е) коммуникации (уровень общения);

ж) способность к саморегуляции поведения;

з) степень социализации. Для интервью выбирается третье лицо, хорошо знающее оцениваемого индивидуума (напр., один из родителей, брат или сестра). Цель этого интервью заключается в определении наиболее характерных для оцениваемого индивидуума форм поведения. Специальные процедуры тж позволяют интервьюировать или наблюдать самого обследуемого. Обработка рез-тов состоит в регистрации количества наиболее типичных для индивидуума действий или форм поведения, на основе чего рассчитывается общий показатель в виде соц. возраста (SA) и/или соц. коэффициента (SQ).

См. также Задержка психического развития К. Дж. Дру Вальдорфская педагогика (Waldorf education) Известная тж под названием «педагогика Штайнера», В. п. опирается на философию Рудольфа Штайнера, австрийского ученого и филолога, к-рого попросили организовать школу для детей работников сигаретной фабрики «Вальдорф-Астория» в Штутгарте (Германия). Первая такая школа была создана в 1919 г., и с тех пор это движение приобрело междунар. характер, охватив более школ.

Обучение осн. на представлении Штайнера о людях как о духовных существах, переживающих повторные воплощения в земной жизни. Т. о., ребенок не является ни чистой грифельной доской, на к рой следует записывать сведения, ни животным, к-рое необходимо дрессировать, но рассматривается учителем как носитель нераскрытых потенциалов на разных стадиях развития. Задача обучения и воспитания в этом случае заключается в том, чтобы дать возможность в полной степени развиться этим различным потенциям.

Штайнеровский взгляд на детское развитие придает крайне важное значение как времени, когда ребенок включается в обучение, так и способу, с помощью к-рого оно осуществляется. В содержание школьной программы входят иск-ва, естественные и гуманит. науки, да и к преподаванию тж относятся как к иск-ву, принимая во внимание, что процесс научения отдельных детей может идти с различной скоростью и различными путями. В такой школе отсутствуют классы, а уч-ся создают свои собственные учебники на основе объяснений учителя. В. п. делает акцент на развитии «целостного человека», учитывая соц., художественный, физ. и интеллектуальный аспекты.

Обучение в вальдорфских школах может начинаться с ясельного возраста и заканчиваться в старших классах, в зависимости от конкретной школы. В этих школах нет директора или руководителя, и все педагогические решения принимаются Коллегией учителей. Подготовка учителей включает, по меньшей мере, двухлетнюю последипломную стажировку в вальдорфских ин-тах.

См. также Альтернативные педагогические системы, Индивидуальное образование Б. Озаки-Джеймс Векслеровские тесты интеллекта (Wechsler intelligence tests) Несмотря на активно развивавшееся на протяжении десятилетий движение интеллектуального тестирования, до конца 1930-х гг. не существовало хорошо стандартизированного индивидуального теста интеллекта для взрослых. Растущая неудовлетворенность в отношении стандартизации и структуры (уровни умственного возраста) шкалы Стэнфорд-Бине послужила для Векслера осн. толчком к созданию в 1939 г. Шкал интеллекта взрослых Векслера-Белльвью (Wechsler-Bellevue Adult Intelligence Scales [W-B]).

Тест Векслера изначально разраб. как «балльная шкала», а не как шкала умственного возраста.

При его создании была учтена критика в адрес шкалы Стэнфорд-Бине за ее исключительно вербальную направленность путем включения значительного, в пропорциональном отношении, числа «невербальных» заданий, а при стандартизации использовались достаточно большие выборки взрослого населения. В ходе стандартизации была предпринята попытка контролировать образовательный и профессиональный статус. Окончательная версия нового теста предназначалась для использования в возрастном диапазоне от 10 до 60 лет.

В числе главных факторов, повлиявших на окончательный отбор вошедших в эту шкалу тестов, можно назвать три: отобранные тесты имели высокие корреляции с др. батареями интеллектуальных тестов;

они достаточно различались по своим функциям, что позволяло предотвратить любые специфические влияния на обследуемых со стороны отдельных способностей и неспособностей;

рез-ты выполнения этих тестов позволяли делать определенные диагностические заключения.

После двух последовательных редакций теста в 1949 г. Векслер ввел новую и пересмотренную его форму — Шкалу интеллекта взрослых Векслера (Wechsler Adult Intelligence Scale, WAIS). WAIS была стандартизована на 1700 испытуемых (равномерно распределенных по полу и возрастным уровням) в возрасте от 16 до 64 лет. Выборка стандартизации была дополнена выборкой 475 лиц пожилого возраста (от 60 до 75 лет и старше). В этой новой стандартизации были представлены все регионы США, городское и сельское население по каждому возрастному уровню, а также 10% «не6елых» граждан. WAIS была пересмотрена в 1981 г. и получила название WAIS-R.

Векслер определял интеллект как «общую или рассматриваемую в целом способность индивидуума целесообразно действовать, рационально мыслить и эффективно взаимодействовать со своим окружением». Учитывая широту данного определения и большую гибкость W-B и WAIS, не вызывает удивления факт существования, наряду с традиционными отчетами об оценках IQ, обширной литературы по исслед. диагностических аспектов этого теста. Одни публикации отражают количественные исслед. связей между различными оценочными профилями теста и психопатологическими диагностическими группами, др. касаются «клинического» и качественного анализа ответов на тест и процессов, посредством к-рых к ним приходит тестируемый.

В своей оригинальной работе Векслер предложил использовать «показатель ухудшения», осн. на отношении между «не поддающимися» и «поддающимися» влиянию возраста субтестами. Рабин приходит к общему выводу о том, что по целому ряду оценочных профилей имеются групп. различия.

Однако полезность таких различий в решении задач индивидуальной диагностики еще остается под вопросом. Правда, существуют нек-рые позитивные данные в ситуациях, где имеет место тщательное определение выборки пациентов. Так, в оценочных профилях пациентов с повреждениями правого полушария наблюдаются существенно более высокие вербальные IQ-оценки по сравнению с невербальными IQ-оценками, в то время как у пациентов с повреждениями левого полушария наблюдается противоположная закономерность. Практически полностью согласуются рез-ты исслед. в том, что «невербальные IQ-оценки превышают вербальные IQ-оценки» у делинквентов и взрослых социопатических личностей. Др. данные указывают на существование разнообразных дополнительных связей между оценочными профилями WAIS и диагностическими подгруппами.

Шкала интеллекта Векслера для детей (Wechsler Intelligence Scale for Children, WISC) была опубликована в 1949 г. как «нижнее» расширение шкалы W-B. Позднее она была пересмотрена как WISC-R, затем — как WISC-III. Еще одна шкала для детей более раннего возраста — WPPSI (Шкала интеллекта Векслера для детей дошкольного и младшего школьного возраста, Wechsler Preschool and Primary Scale of Intelligence) была стандартизована на стратифицированной выборке из 1200 детей и опубликована в 1967 г.

См. также Меры интеллекта Э. И. Рабин Векторный подход к психотерапии (vector approach to psychotherapy) В. п. п. постулирует, что все многообразие терапий по существу распределяется по 6 осн.

векторам, или модальностям, указывающим направление роста. Выбирая один из мн. терапевтических методов, осн. на этих векторах, эклектически ориентированный терапевт может добиться высокоэффективной сбалансированной терапевтической интеграции, а тж получить свободу выражения своих личных предпочтений и талантов. Ниже приводится классиф. методов терапии на основе этих векторов.

1. Рациональный вектор, характеризующийся инсайтом, расширением сознавания и научением:

а) психоан.;

б) рационально-эмотивная терапия;

в) транзактный анализ;

г) поведенческая терапия.

2. Нейромускулярный вектор, характеризующийся мышечным напряжением, мышечным расслаблением и движением, сопровождающимся изменениями дыхания и высвобождением эмоций:

а) райхианская терапия;

б) биоэнергетика;

в) рольфинг;

г) метод Александера;

д) метод Фельденкрайса;

е) танцевальная терапия.

3. Интерперсональный вектор, характеризующийся отношениями между людьми:

а) группы встреч;

б) психодрама;

в) совместная семейная терапия;

г) гештальт-терапия.

4. Вектор фантазии, характеризующийся интраперсональным опытом при выключении внешней стимуляции:

а) гипнотерапия;

б) психосинтез;

в) направляемые фантазии в бодрствующем состоянии (guided daydreams).

5. Трансперсональный вектор, характеризующийся трансценденцией замкнутого состояния сознания индивидуума:

а) духовное исцеление;

б) парапсихологические феномены;

в) юнгианская психология;

г) медитация.

6. Биохимический вектор, характеризующийся химическими изменениями в организме, имеющими внутреннее или внешнее происхождение:

а) ортомолекулярная терапия;

б) карбоген;

в) диетические процедуры и упражнения;

г) психоделическая и психолитическая лекарственная терапия;

д) седативные средства, стимуляторы и транквилизаторы.

См. также Новаторские психотерапии, Методики психотерапии П. Биндрим Вероятность (probability) Теория вероятностей имеет большое значение для психологии, поскольку служит теорет.

фундаментом стат., а последняя служит необходимым инструментарием для проведения эмпирических исслед.

Предположим, что событие Е может появиться в М случаях и не может — в N случаях. При условии, что случаи М и N являются равновозможными, вероятность успеха (т. е. появления события Е) будет равна:

M p = Pr{E} = M + N Вероятность неуспеха (т. е. непоявления события) соответственно равна:

N q = Pr{E} = M + N Отсюда:

M N p + q = + = M + N M + N и q = 1 - p.

Теорема сложения. Вероятность суммы двух несовместных событий равна сумме вероятностей этих событий:

Pr{E1 + Е2} = Pr{Е1} + Pr{Е2} Теорема умножения. Вероятность произведения двух независимых событий равна произведению вероятностей этих событий:

Pr{E1 · Е2} = Pr{Е1} · Pr{Е2} Выборка с возвращением и без возвращения Два важных понятия — выборка с возвращением и выборка без возвращения. В ситуации выборки с возвращением возможности наступления всех событий остаются постоянными, так как никакой случай не происходит вслед за появлением любого предыдущего события. В ситуации выборки без возвращения появление определенного события исключает для него возможность произойти вновь, поскольку данный случай не повторяется. Выборка с возвращением обычно допускает применение теорем сложения и умножения. При выборке без возвращения вероятностная картина существенно меняется и распределение вероятностей принимает форму и свойства гипергеометрического распределения. Его вероятности вычисляются по следующей формуле:

n1 n - n k r - k Pk =, n r где n — число элементов множества, п1 — число элементов подмножества, k — численность группы k, r — численность группы r.

Распределения вероятностей Встречающиеся в стат. распределения частот принято считать распределениями вероятностей, выражаемыми в общей форме как (р + q)n. Хотя распределение вероятностей является дискретным, оно сглаживается до приемлемо непрерывного распределения при увеличении п, т. е. когда п -> Если р = q = 1/2, то при п -> распределение вероятностей, как доказал Бернулли еще в начале XIX в., аппроксимируется нормальной кривой.

См. также Доверительные границы, Выборочное исследование, Статистика в психологии П. Ф. Меренда Видеотехника в психологии (video psychology) Видеоаппаратура используется в психологии для сбора и распространения информ., для оказания помощи людям в осуществлении изменений (поведения, чувств и аттитюдов) и для предъявления эксперим. стимулов. Все эти функции кратко рассмотрены здесь под семью заголовками.

Анализ и документирование В. в п. наиболее широко используется для записи и анализа поведения. Видеоаппаратура широко применяется при анализе моторной деятельности, невербальной коммуникации, соц. взаимодействия, а тж в целях мед. диагностики и наблюдения. Сравнительные психологи использовали видео для изучения поведения животных, от ритуала ухаживания богомолов до брачных предпочтений у сусликов. Видеоанализ выражений лица достиг к настоящему времени высокой разрешающей способности, и эта методология сейчас перенесена на изучение паттернов соц. взаимодействий в семьях и др. группах. Видеотехника, при наличии на то времени и терпения, делает доступным любой уровень анализа после операционализации соотв. системы кодирования. Сегодня тж стало возможным осуществлять «рентгеновидеосъемку» (video X-rays) для диагностического прояснения характера такого рода дисфункций, как, напр., неспособность глотать у младенцев. Видеоаппаратура может применяться для лабораторных наблюдений в условиях отсутствия освещения (с использованием инфракрасных лучей) и устанавливаться в автомобилях для изучения реакций водителей, принимающих разного рода лекарственные препараты.

Учебное видео Видеозаписи и диски часто используются в целях обучения и информирования. В этой области систематических исслед. не проводилось, хотя нек-рые разделы оказались довольно хорошо изученными. Б. ч. информ. о влиянии видеопродукции (стиль, продолжительность, темп и т. д.) приходит из индустрии развлечений и рекламы. Наиболее перспективные приложения видео могут быть сведены в три области. К первой относится аудиторное обучение школьников (напр., интерактивное видео на уроках математики), студентов (напр., с целью иллюстрации теории атрибуции) и обучение но месту работы (напр., в целях улучшения профессиональных навыков). Второй областью является подготовка к лечению. Мед. и стоматологическим пациентам или членам их семей демонстрируются видеозаписи предстоящих терапевтических процедур. Третья область связана с санитарным просвещением и охраной здоровья, включ. последствия употребления наркотиков для развития ребенка.

В настоящее время во всех областях все шире используется интерактивное видео. Такая система включает компьютерную технологию для просмотра видеофайлов с целью обеспечения возможности подбора учеб. материалов и заданий в зависимости от ответов учащихся.

Моделирование поведения похожих людей (peer modeling) Одно из наиболее плодотворных приложений видеотехники в области изменения поведения связано с демонстрацией клиенту или обучающемуся наглядных примеров поведения сходного с ним человека в сходной ситуации. Спектр учеб. и терапевтических целей, достигаемых с использованием видео, чрезвычайно широк. Применение видео в профессиональном обучении может варьировать от иллюстрации примеров посредничества при разводе до оказания помощи неопытным преподавателям.

Др. продуктивной областью является родительский тренинг и обучение ребенка навыкам самоконтроля (child self-management). В качестве моделей для иллюстрации соц. умений и повседневных жизненных ситуаций чаще всего используются др. дети и молодые родители. Еще одной обширной областью приложения видео является моторное выполнение (напр. в спорте). Чрезвычайно перспективной, но пока недостаточно развитой областью является разработка моделирующего видео для специальных популяций (напр. лиц с задержками умственного развития).

Самомоделирование Эффективное поведение может тж иллюстрироваться, в учеб. целях, видеозаписями поведения самих клиентов или обучающихся путем его проектирования и монтажа различными способами.

Самомоделирование определяется как процедура, в ходе к-рой люди могут наблюдать на видеозаписях собственное адаптивное поведение. (Для самомоделирования тж используются аудиозаписи, фотографии, напечатанные истории и индивидуальные мысленные образы.) Область применения самомоделирования охватывает широкое разнообразие приложений: деструктивное поведение, избирательный мутизм, депрессия, тревога, спорт, соц. умения, личная безопасность, самоконтроль, ситуации физ. напряжения, обучение работников сферы обслуживания и др. Наиболее эффективная форма самомоделирования использует упреждение, или прямую связь (feedforward), — термин, введенный для обозначения видеоизображений еще не достигнутых целевых умений, к-рые монтируются из элементов уже доступного репертуара умений. Напр., мальчик не умеет самостоятельно есть, но он может держать ложку, опускать ее в тарелку, поднимать ее ко рту и т. д.;

эти элементы по отдельности могут быть записаны на видео и при помощи монтажа объединены в еще не существующий, сложный акт поведения, демонстрирующий умение в новой, но не превышающей возможностей данного уровня развития сфере. Более простой, но неск. менее эффективной стратегией является позитивный самопросмотр (positive self-review), в ходе к-рого представляется подборка записей наилучших образцов уже доступных, но не часто демонстрируемых целевых умений. Напр., теннисист получает обзорную видеозапись его лучшей подачи, игры с лета и т. д. из многочисленных попыток, совершенных им за весь прошедший день. В обеих описанных формах самомоделирующие записи, как правило, демонстрируются ок. 3 мин и просматриваются каждые 1 или 2 дня до шести раз для достижения макс. эффекта;

иногда, когда требуется подкрепляющий стимул, они просматриваются повторно через каждые 2 или 3 мес.

Самоконфронтация и обратная связь Просмотр видеозаписи своего поведения в личностно значимых ситуациях — эффективное средство улучшения навыков самооценки. Поэтому видеообратная связь используется в широком спектре ситуаций: при спорт. соревнованиях, формировании профессиональных навыков, межличностной коммуникации и т. д. Она оказывается наиболее эффективной в случае, когда поведение, требующее коррекции или улучшения, четко определено и может быть достигнуто самостоятельно или при наличии соотв. обучения либо поддержки (напр. тренировки и консультирования). Др. полезной стороной просмотра не подобранных искусственным образом и не смонтированных видеозаписей своего поведения является оказываемое ими мотивационное и эмоциональное воздействие. Последствия наблюдения собственных неудачных действий при отсутствии возможности что-либо изменить или повлиять на ситуацию могут варьировать от отчаяния и тревоги до твердой решимости достичь поставленной цели.

Просмотр эпизодов событий Использование видео в целях стимулирования дискуссий, воспоминаний, эмоций или оценочных суждений является распростр., но недостаточно изученным направлением. Для нужд интервьюирования и консультирования была разработана процедура «воспроизведения межличностного процесса» (interpersonal process recall) (просмотр видеозаписей с целью повторного рассмотрения мыслительных процессов и чувств, связанных со специфическими действиями). В литературе закрепился термин «триггеры» (triggers), обозначающий краткие видеозаписи, к-рые провоцируют возникновение дискуссий, использующихся как основа для приобретения опыта групповой работы. Обычно это короткие, не имеющие завершения эпизоды, предназначенные для стимулирования групповой дискуссии на спорные темы (напр., жестокое обращение с детьми или аттитюды к различным культурам). Эпизоды на удивление редко использовались в терапии. Однако существуют обнадеживающие данные об их применении в тренинге соц. навыков, раскрывающей терапии (exposure therapy) и секс терапии. Относительно редкой, но от того не менее интересной возможностью использования видео является его терапевтическое и развивающее воздействие на людей (напр., подростков с эмоциональными нарушениями и уголовных преступников), участвующих в написании сценариев и производстве своих собственных видеофильмов.

Видео как экспериментальный стимул В огромном количестве научных исслед. упоминается об использовании видеозаписей эпизодов, но методологические принципы до сих пор практически не определены. Содержание видеозаписей может представлять независимую переменную (напр., подавленное состояние в одном эпизоде, но не в другом), или видео может противопоставляться др. средству (напр., наблюдение себя по кабельному каналу или в зеркале). В эксперим. исслед. принято использовать к.-н. один эпизод, но создавать при этом различные условия путем его словесного обозначения (напр., «у нее отсутствует внимание» против «у нее дурное настроение») или использовать испытуемых различных категорий (напр., эксперты против новичков). Видео может использоваться и в качестве зависимой переменной, как в случае, когда испытуемые настраивают искаженное изображение, руководствуясь нек-рым критерием (напр., оценка размеров тела в исслед. проблем лишнего веса). Возможности использования В. в п. едва ли достигли своего пика. С совершенствованием технологии и увеличением удобства пользования (в сочетании с компьютером или без него) эти возможности будут возрастать.

См. также Животные как модели, Подходы к обучению, Поведенческое моделирование, Психология потребителя, Педагогическая психология, Разработка учебно-тренировочных систем, Профессиографический анализ, Профессиональное консультирование, Оценка деятельности, Самоактуализация, Работоспособность П. Дауэрик Видоспецифичное поведение (species-specific behavior) Мн. поведенческие модели животных присущи всем представителям вида и развиваются без к.-л.

специфического опыта научения. Иногда эти модели (или паттерны) называют В. п. Однако тех, кто начинает изучать видоспецифичные поведенческие модели, поджидают разнообразные концептуальные ловушки, и потому уточнение определений такого поведения и прояснение заложенного в них смысла вполне оправдано.

В широком смысле В. п. — это поведение, к-рое демонстрируют все представители вида или их большинство. Нек-рые исследователи используют этот термин в более узком смысле, ограничивая его применение теми поведенческими паттернами, к-рые характеризуют только данный конкретный вид и никакой др. Такие паттерны гораздо правильнее понимать как специфичные для конкретного вида, а не как присущие исключительно ему. Примером могли бы послужить песни мн. видов птиц — надежный признак для определения их видовой принадлежности. Нек-рые исследователи используют термины «видохарактерный» (species-characteristic) или «видотипичный» (species-typical), когда говорят о В. п. в более широком смысле (как о характеристике изучаемого вида, присущей, возможно, и др. видам).

Развитие Одна из концептуальных ловушек, имеющих отношение к В. п., связана с его развитием. Этот термин часто использовали как альтернативу врожденной или инстинктивной природе паттернов поведения. Европейские этологи часто называют такие паттерны схемами (паттернами) фиксированного действия. Все эти термины обладают избыточным значением в том, что касается природы факторов, важных для развития поведения. Исходя из них, читатель может предположить, что окружающая среда не играет важной роли для становления поведения. Термин «видоспецифичный» более нейтральный, и его иногда предпочитают именно в силу этой причины.

Согласно совр. представлениям, развитие вызывает эпигенетические процессы, а это означает, что все поведение является продуктом непрерывного и динамичного взаимодействия развивающегося организма, его генотипа и среды обитания. Среда обитания так же важна для развития организма и его В. п., как и для формирования любых др. паттернов поведения. Необычным в отношении мн.

видоспецифичных поведенческих паттернов является то, что для развития конкретного паттерна поведения вовсе не требуется специфических входных воздействий.

Pages:     | 1 |   ...   | 8 | 9 || 11 | 12 |   ...   | 65 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.