WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |

«Для научных библиотек KARL R. POPPER КПОППЕР THE LOGIC ЛОГИКА И РОСТ OF SCIENTIFIC DISCOVERY London 1959 НАУЧНОГО ЗНАНИЯ CONJECTURES AND REFUTATIONS ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ London 1963 Переводы с ...»

-- [ Страница 9 ] --

эмпиризме, становится вполне понятным, почему в со временном мышлении все еще широко распространено По своему характеру он довольно далеко отстоит от «S знает р» или «S верит в р» или даже «S ошибочно Эти замечания справедливы лишь для логики интуиционизма, верит в p», «S сомневается в р». Фактически очень важ которая является частью классической логики, в то время как ин но здесь подчеркнуть, что мы можем сомневаться без туиционистская математика не является частью классической матема Критики и критиковать без сомнения. (То, что мы можем тики (см., в частности, замечания Клини о «брауэровском принципе» Делать так, было понято Пуанкаре в работе «Наука в [32, с. 100]).

480 31— и гипотеза», которая в этом вопросе может быть сопо физической энтропии. Это интерпретируется как некое ставлена с произведением Рассела «Наше знание о доказательство того, что физическая энтропия пред внешнем мире».) ставляет собой недостаток знания и, таким образом,.субъективное понятие и что знание или информация 7.2. Теория вероятностей.есть эквивалент физической негэнтропии. Такой ход развития событий четко сопровождался параллельным Нигде субъективистская эпистемология не распро развитием теории информации, которая возникла как странена столь сильно, как в области исчисления ве •совершенно объективная теория каналов коммуника роятностей. Исчисление вероятностей есть обобщение ции, однако позднее была объединена с сцилардовским булевой алгебры (и, следовательно, логики высказыва понятием субъективной информации.

ний). Оно все еще широко интерпретируется в субъек Таким образом, субъективная теория познания во тивистском смысле — как исчисление незнания или не шла в науку на широком участке фронта. Первоначаль надежного субъективного знания;

однако это равнознач ным участком этого вхождения была субъективная тео но интерпретации булевой алгебры, включая исчисле рия вероятностей. Но зло распространилось на стати ние высказываний, как вычисления надежного знания — стическую механику (теорию энтропии), квантовую ме надежного знания в субъективном смысле слова. Этот ханику и теорию информации.

вывод будут лелеять немногие бэйесианцы (так назы Конечно, в этом докладе невозможно опровергнуть вают себя в настоящее время сторонники субъективи •все эти субъективистские теории. Я могу лишь сооб стской интерпретации исчисления вероятностей).

щить, что я выступал против них в течение многих лет С этой субъективистской интерпретацией исчисле !(самый последний раз в работе [46]). Однако я не ния вероятностей я боролся в течение тридцати трех яитаю каких-либо иллюзий. Возможно, пройдет еще лет. В своих фундаментальных чертах она порождена много времени, прежде чем положение изменится (что той же самой эпистемической философией, которая при •ожидается Бунге в [И]), если это вообще когда-нибудь писывает высказыванию «Я знаю, что снег белый» боль произойдет.

шее эпистемическое достоинство, чем утверждению В этой связи я желал бы остановиться лишь на «Снег белый».

-двух моментах.

Я не вижу какого-либо основания, почему бы нам Во-первых, я попытаюсь указать, на что эпистемо не приписывать еще большее эпистемическое достоинство логия или логика научного исследования похожа с утверждению: «В свете всех данных, доступных мне, я объективной точки зрения и как она может бросить не убежден, что рационально верить, что снег белый». Ана который свет на биологию научного исследования.

логичным образом можно поступить и с вероятностны Во-вторых, я попытаюсь указать в последней части ми высказываниями.

этого доклада, на что похожа психология научного ис следования с той же самой объективной точки зрения.

7.3. Физика 8. Логика и биология научного исследования Субъективный подход в науке значительно преуспел примерно с 1926 года. Прежде всего он захватил кван С объективной точки зрения эпистемология высту товую механику. Здесь он делается таким мощным, что пает как теория роста знания. Она становится теорией его оппоненты рассматриваются глупцами, которых не решения проблем, или, другими словами, теорией кон обходимо с полным правом заставить замолчать. За струирования, критического обсуждения, оценки и кри тем он завладел статистической механикой. Здесь Сци тической проверки конкурирующих гипотетических тео лард предложил в 1929 году к настоящему времени рий.

почти универсально принятый взгляд, что мы должны Я думаю, что в отношении конкурирующих теорий, платить за субъективную информацию возрастанием 'Возможно, лучше говорить об «оценке» их, «отзыве» о 31· них или о «предпочтении» одной из них, а не об их содержание и нулевое правдоподобие. Разумеется, она «одобрении», «признании». Но дело не в словах. Ис обладает вероятностью, равной единице. Вообще гово пользование слова «одобрение» не приносит вреда при ря, содержание, проверяемость и правдоподобие27 могут условии, если иметь в виду, что одобрение всегда вре быть измерены невероятностью.

менно, предварительно и, подобно вере, имеет прехо Апостериорная оценка теории целиком зависит от дящее и личностное, а не объективное и беспристра способа, которым она противостоит серьезным* и изобре стное значение26.

тательным проверкам. Но серьезные проверки в свою Оценка или отзыв о конкурирующих теориях отча очередь предполагают высокую степень априорной про сти предшествуют проверке (a priori, если вам нравит веряемости или содержания теории. Таким образом, ся, хотя и не в кантианском смысле термина, который апостериорная оценка теории в значительной степени означает верное a priori) и отчасти — после проверки зависит от ее априорной ценности: теории, которые (a posteriori опять в некотором смысле, который не a priori неинтересны, то есть обладают малым содер означает верности, обоснованности). Также предше жанием, не нуждаются в проверке, потому что их низ ствует проверке (эмпирическое) содержание некоторой кая степень проверяемости a priori исключает возмож теории, которое тесно связано со своей (фактической) ность того, что они могут быть подвергнуты действи объяснительной силой, то есть силой решать существо тельно значительным и интересным проверкам.

вавшие ранее проблемы — те проблемы, которые порож С другой стороны, теории, обладающие высокой дают теорию и в отношении которых теории являются степенью проверяемости, интересны и важны, даже ес конкурирующими.

ли они потерпели крушение в ходе своей проверки.

Теории могут быть оценены a priori и их значения Мы очень много можем узнать из их провала. Их сравнены лишь в отношении некоторого ряда проблем, крушение может быть продуктивным, так как оно мо существовавших ранее. Их так называемая простота жет реально показать дорогу для построения лучшей также может быть сравнена лишь в отношении тех теории.

проблем, в решении которых они соревнуются.

Однако все это подчеркивание фундаментальной Содержание теорий и их фактическая объяснительная важности априорной оценки теории может быть объяс сила являются самыми важными регулятивными идея нено в конечном счете нашей заинтересованностью в ми для их априорной оценки. Они тесно связаны со высокой апостериорной ценности этих теорий — в полу степенью проверяемости их.

чении теорий, которые имеют высокое истинное содер Самой важной идеей для апостериорной оценки тео жание и правдоподобие, хотя они остаются, конечно, рий является истина или, так как мы нуждаемся в бо всегда предполагаемыми, гипотетическими, пробными.

лее доступном сравнительном понятии, то, что я назы К чему мы стремимся, так это к теориям, которые не ваю «близостью к истине», «правдоподобием» (см. [44, только интеллектуально интересны и обладают высо гл. 10, разд. 3 и прил. 6], а также [43, с. 282, 17—26]).

кой степенью проверяемости, но и реально прошли Важно отметить, что, в то время как некоторая теория серьезные проверки лучше, чем их конкуренты, кото без содержания может быть истинной (такова, напри рые, таким образом, решают свои проблемы лучше и мер, тавтология), правдоподобие основывается на ре которые порождают новые, неожиданные и продуктив гулятивной идее истинного содержания, то есть на идее ные проблемы, когда их предположительный характер о количестве интересных и важных истинных след выявляется посредством опровержения.

ствий, выводимой из некоторой теории. Таким образом, Таким образом, мы можем сказать, что наука на тавтология, хотя и истинная, имеет нулевое истинное чинается с проблем и затем продолжает развиваться от них к конкурирующим теориям, которые оценивают ся критически. Особенно значима оценка их правдопо Например, у меня нет возражений к какому-либо использова нию Лакатосом терминов «одобрение,» и одобрение » в его статье «Изменения в проблеме индуктивной логики» [35, § 3].

См. мою статью «Теорема об истинном содержании» в [14].

ное решение — теория, орган, новый вид поведения — добия. Это требует для них серьезных критических может открыть новую возможную экологическую нишу проверок и потому предполагает высокую степень их и таким образом превратить возможную нишу в факти проверяемости, которая зависит от содержания теорий ческую.) Новое поведение или новые органы могут так и тем самым может быть оценена a priori.

же привести к появлению новых проблем. И таким пу В большинстве своем и в самых интересных случаях тем они влияют на дальнейший ход эволюции, включая теория терпит неудачу, и, таким образом, возникают возникновение новых биологических ценностей.

новые проблемы. А достигнутый прогресс может быть Все это справедливо также и для органов чувств.

оценен интеллектуальным интервалом между первона Прежде всего они содержат теоретически подобные чальной проблемой и новой проблемой, которая возни ожидания. Органы чувств, такие, как глаз, подготовле кает из крушения теории.

ны реагировать на определенные отобранные события Этот цикл может быть снова описан посредством из окружающей среды, на такие события, которые они нашей неоднократно используемой схемы:

«ожидают», и только на эти события. Подобно теориям —+—>—>Р2, (и нредрассудкам), они в целом будут слепы к другим событиям: к таким, которых они не понимают, которые то есть проблема — пробная теория — устранение они не могут интерпретировать (потому что эти собы ошибок посредством оценки — проблема.

тия не соответствуют какой-либо специфической про Оценка всегда является критической, и ее цель есть блеме, решаемой организмом) (см. [36, с. 163]).

открытие и устранение ошибок. Рост знания — и про Классическая эпистемология, рассматривающая на цесс учения — не является повторяющимся или куму ши чувственные восприятия как «данные», как «фак лятивным процессом, он есть процесс устранения оши ты», из которых должны быть сконструированы наши бок. Это есть дарвиновский отбор, а не ламарковское теории посредством некоторого процесса индукции, мо обучение.

жет быть определена как додарвиновская. Она неспо В этом состоит краткое описание эпистемологии с собна учитывать то, что так называемые данные на са объективной точки зрения: она есть метод (или логика), мом деле являются приспособительными реакциями и цель которого — рост объективного знания. Хотя данное тем самым интерпретациями, включающими теории и описание характеризует рост третьего мира, оно, од предрассудки и, подобно теориям, пропитанными гипо нако, может быть интерпретировано как описание био тетическими ожиданиями, то, что не может быть чисто логической эволюции. Животные и даже растения по го восприятия, чистых данных, точно так же, как не стоянно решают проблемы. И решают они свои про может быть чистого языка наблюдения, так как все блемы посредством метода конкурирующих предвари языки пропитаны теориями и мифами. Точно так же, тельных пробных решений и устранений ошибок.

как наши глаза слепы к непредвиденному или неожи Пробные решения, которые животные и растения данному, так и наши языки неспособны описать это включают в свою анатомию и свое поведение, являются (хотя наши языки могут расти подобно нашим органам биологическими аналогиями теорий и наоборот: теория чувств как эндосоматически, так и экзосоматически).

соответствует эндосоматическим органам и их способу Это рассуждение о том, что теория или ожидания функционирования (как соответствуют многие экзосома-.

встроены в наши органы чувств, показывает, что эпи тические продукты, такие, как медовые соты, и особен стемология индукции терпит неудачу даже прежде, чем но экзосоматические инструменты, такие, как паутина она делает свой первый шаг. Она не может начинать пауков). Так же как и теории, органы и их функции ся с чувственных данных или восприятий и строить являются временными приспособлениями к миру, в ко наши теории на них, так как не существует таких ве тором мы живем. И так же как теории или инструмен Щей, как чувственные данные или восприятия, которые ты, новые органы и их функции, а также новые виды не построены на теориях (или ожиданиях, то есть био поведения оказывают свое влияние на первый мир, ко логических предшественниках лингвистически сформу торый они, возможно, помогают изменить. (Новое проб лированных теорий). Таким образом, «факты» не яв ский экспрессионизм, потому что он очень близок к ляются основой теорий, а также их гарантией: они не экспрессионистской теории искусства. Эта теория рас более надежны, чем какие-либо из наших теорий или сматривает продукт человеческой деятельности как вы «предрассудков», но даже менее надежны, если вообще ражение внутреннего состояния человека: акцент все можно говорить об этом (ради аргументации мы до цело делается на причинном отношении >и на приня пускаем, что чувственные данные существуют и не яв том, но переоцениваемом факте, что мир объективного ляются изобретениями философов). Органы чувств знания, подобно миру рисования и музыки, создан че включают в себя эквивалент примитивных и некрити- ловеком.

чески принятых теорий, которые менее широко прове Этот взгляд должен быть заменен совершенно дру рены, чем научные теории. Более того, не существует гим взглядом. Конечно, необходимо признать, что тре языка для описания данных, свободного от теорий, по тий мир, мир объективного знания (или, выражаясь тому что мифы (то есть примитивные теории) возни более общо, мир объективного духа), создан челове кают вместе с языком. Не существует живых объектов ком. Однако следует подчеркнуть, что этот третий мир (ни животных, ни растений) без проблем и их пробных существует в значительной степени автономно, что он решений, которые эквивалентны теориям, хотя вполне порождает свои собственные проблемы, особенно те, может существовать жизнь без чувственных данных которые связаны с методами роста, и что его воздей или так казаться (по крайней мере у растений).

ствие на любого из нас, даже на самых оригинальных Таким образом, жизнь развивается подобно науч творческих мыслителей, в значительной степени пре ному исследованию — от старых проблем к открытию восходит воздействие, которое любой из нас может ока новых и неожиданных проблем. И этот процесс — про зать на него.

цесс изобретения и отбора-—содержит в себе рацио Однако было бы ошибкой остановиться на этом.

нальную теорию эмерджентности. Ступенями этой эмер Полную автономию и анонимность третьего мира я не джентности, приводящей к новому уровню развития, рассматриваю самым важным моментом. Так же я от являются прежде всего новые проблемы (Pz), создаю ношусь и к общепринятому взгляду, имеющему боль щиеся посредством устранения ошибок (ЕЕ), предва шое значение и утверждающему, что мы почти всем рительного, пробного теоретического решения (ТТ) всегда обязаны нашим предшественникам и традиции, старой проблемы (/).

которую они создали;

в особенности мы обязаны тре тьему миру нашей рациональностью, то есть нашим 9. Научное исследование, гуманизм субъективным умом, практикой критического и само и самотрансцендентальность критического способов мышления и соответствующими диспозициями. Я полагаю, что важнее всего этого вы Наш подход может оказаться важным для гумани ступает отношение между нами и результатом нашей ста, потому что предлагается новый путь рассмотре работы и то, что может быть получено для нас из ния отношений между нами ·— субъектами — и объектом этого отношения.

наших усилий — растущим объективным знанием, ра — Экспрессионист считает, что все, что он может сде стущим третьим миром.

лать, — это позволить своему таланту, своей одарен Старый субъективный подход к интерпретации зна ности выразить себя в своем произведении. Результат ния как отношения между субъективным духом и по будет или хорошим, или плохим в соответствии с ум знаваемым объектом — отношения, названного Расселом ^* ственным или физиологическим состоянием работаю «убеждением, верой» или «суждением», берет эти вещи, '. Щего.

которые я рассматриваю просто как объективное зна В противоположность этому я полагаю, что все за ние, в качестве высказываний или выражений менталь висит от взаимного обмена между нами и нашими тво ных состояний (или как соответствующего поведения).

I рениями, от продуктов, которые мы вкладываем в тре Этот подход может быть описан как эпистемологиче L, тий мир, и от постоянной обратной связи, которая мо Вт которые из наших конкурирующих гипотез. Так, если жет быть усилена сознательной самокритикой. В отно мы удачливы, мы можем пережить некоторые из наших шении жизни, эволюции и духовного роста можно ошибочных теорий (а большинство из них являются утверждать, что здесь существует невероятная вещь:

ошибочными), в то время как амеба погибает со своей этот метод «дать — взять», взаимного обмена, это взаи теорией, со своими убеждениями и своими привычками.

модействие между нашими действиями и их результата Рассматриваемая в этом свете жизнь есть решение ми позволяет нам постоянно превосходить себя, свои та проблем и открытие — открытие новых фактов, новых ланты, свою одаренность.

возможностей путем опробования возможностей, пред Эта самотрансцендентальность является самым по ставляемых в нашем воображении. На человеческом разительным и важным фактом всей нашей жизни и уровне это опробование производится почти всеце всей эволюции, в особенности человеческой эволюции.

ло в третьем мире путем попыток изобразить более На своих дочеловеческих стадиях она, конечно, ме или менее успешно в теориях этого третьего мира наш нее очевидна и потому может быть действительно при первый мир и, возможно, наш второй мир, путем стрем нята за нечто, подобное самовыражению. Но на чело ления приблизиться к истине — к более полной, более веческом уровне самотрансцендентальность может быть совершенной, более интересной, логически более стро не замечена лишь сознательно. С нашими теориями про гой и более релевантной, релевантной нашим про исходит то же, что и с нашими детьми: они имеют склонность становиться в значительной степени неза блемам.

То, что может быть названо вторым миром — ми висимыми от своих родителей. С нашими теориями ром мышления, — становится все больше и больше на может случиться то же, что и с нашими детьми: мы человеческом уровне звеном между первым и третьим можем приобрести от них большее количество знания, мирами: все наши действия в первом мире подвергают чем первоначально вложили в них.

ся влиянию со стороны нашего понимания третьего ми Процесс учения, роста субъективного знания всег ра с позиций второго мира. Вот почему невозможно по да в основных чертах один и тот же. Он состоит в кри знать человеческое мышление и человеческое «я» без тике, обладающей творческим воображением. Именно познания третьего мира («объективного мышления» или так мы переходим границы нашего пространственного «духа»), и вот почему невозможно интерпретировать и временного окружения, пытаясь думать об обстоя ни третий мир как простое выражение второго, ни вто тельствах за пределами нашего опыта: посредством рой мир как простое отражение третьего.

критики универсальности, или структурной необходи Существует три смысла глагола «to learn», которые мости, того, что для нас может казаться (или того, что недостаточно различались эрудированными теоретика философы могут описать) как «данное» или как «при ми: «открывать, обнаруживать», «подражать, копиро вычка»;

пытаясь найти, сконструировать, изобрести но вать», «делать привычным». Все три смысла могут быть вые ситуации, то есть проверочные ситуации, критиче рассмотрены как формы исследования, открытия и дей ские ситуации, и стремясь определить место, обнару ствуют с применением метода проб и ошибок, который жить и подвергнуть сомнению наши предрассудки и содержит элемент случайности (не слишком существен закоренелые допущения.

ный и обычно в значительной степени переоценивае Вот каким образом мы поднимаем себя за волосы мый). Значение «делать привычным» этого глагола со из трясины нашего незнания, вот как мы бросаем ве держит минимум исследования, но оно подготавливает ревку в воздух и затем карабкаемся по ней, если к действиям для дальнейшего открытия;

его, очевид имеется возможность получить точку опоры на любой но, без конца повторяющийся характер вводит в за маленькой веточке, какой бы она ни была ненадежной.

Наши усилия отличаются от усилий животного или блуждение.

Во всех этих различных способах учения, приобрете амебы лишь тем, что наша веревка может зацепиться ния или производства знания наличествует дарвинов в третьем мире критических дискуссий — мире языка, ский, а не ламарковский метод: отбор, а не обучение объективного знания. Это позволяет нам отбросить не посредством повторения. (Однако мы должны учиты также посредством отбора, запрещения или предотвра вать то, что ламаркизм есть своего рода подобие дар щения. Конечно, это только предположение, но, как я винизма и что результаты отбора часто выглядят так, думаю, привлекательное предположение.

будто они были продуктами ламарковского приспособ ления, обучения посредством повторения: дарвинизм, Литература можно сказать, симулирует ламаркизм.) Однако от бор— обоюдоострый меч: не только окружение выби 1. Ar i s t o t l e. Metaphysics (русск. перевод: Арис т от е ль.

рает и изменяет нас, мы также отбираем и изменяем Метафизика. — Соч. в четырех томах, т. I. М., «Мысль», 1975).

2. Ar i s t ot l e. De Anima (русск. перевод: Аристотель.

окружение, главным образом посредством открытия О душе. — Соч. в четырех томах, т. I. M., «Мысль», 1975).

новой экологической ниши. На человеческом уровне 3. Be r k e l e y G. Three Dialogues Between Hylas and Phi'o мы делаем это посредством сотрудничества со всем nous.— In: Works, v. II. London, 1949 (русск. перевод: Бе р кл и Дж.

новым объективным миром-—третьим миром, миром Соч., «Мысль», 1978).

4. Bo l z a n o В. Wissenschaftslehre. 1837.

объективного гипотетического знания, которое вклю 5. Br ou wer L. E. J. Inaugural Lecture, 14 October 1912.— чает объективные новые гипотетические цели и ценно «Bulletin American Mathematical Society», 1914, v. 20, p. 81—96.

сти. Мы не формируем или «обучаем» этот мир путем 6. Br ouwer L. E. J. Zur Begrndung der intuitionistischcn Ma выражения в нем состояния нашего ума, да и он не thematik.— «Mathematische Annalen», Berlin, 1924, Bd. 93, S. 244— 257.

обучает нас. Мы сами и третий мир растем через 7. Br ouwe r L. E. J. Mathematik, Wissenschaft und Sprache. — взаимную борьбу и отбор. По-видимому, это справед «Monatshefte fr Mathematik und Physik», 1929, Bd. 36, S. 353—364.

ливо на уровне фермента и гена: генетический код, как 8. B r o u w e r L. E. J. Consciousness, Philosophy and Mathema предполагается, действует посредством отбора и отбра- tics. — «Proceedings of the Tenth International Congress of Philoso phy», 1949, v. 1.

сывания, а не посредством обучения или распоряжения, 9. B r o u w e r L. E. J. On Order in the Continuum and the Relation наставления. По-видимому, это еще более справедливо of Truth to Non-Contradictority. — «Koninkl. Nedre Acad. Wctensch, на всех уровнях, вплоть до искусственного и критиче Proc. Sect. Sei.», 1901, v. 54.

ского языка наших теорий. 10. B h l e r K. Sprachtheorie, Jena, Fischer, 1934.

11. B u n g e M. (cd.). Quantum Theory and Reality. Berlin, Sprin С целью более полного объяснения следует сказать, ger, 1967.

что органические системы могут рассматриваться как 12. De s c a r t e s R. Discourse de la mthode. 1637 (русск. пере объективные продукты или результаты пробного пове вод: Де ка рт Р. Рассуждения о методе. М., 1953).

дения, которое было «свободно», то есть неопределен- 13. Duc a s se С. J. Propositions, Opinions, Sentences and Facts. — «The Journal of Philosophy», 1940, v. 37, p. 701—711.

но, внутри некоторой области или круга, ограниченно 14. Fe y e r a b e nd P. and Ma x we l l G. (eds.). Mind, Matter го или окруженного пределами своей внутренней ситуа and Method. Essays in Philosophy and Science in Honor of Herbert ции (особенно своей генетической конституцией) и своей Feigl, 1966.

15. Fr e g e G. Ueber Sinn und Bedeutung. — «Zeitschrift fr Phi внешней ситуации (окружением). Не успех, а неудача losophie und philosophische Kritik», 1892, Bd. 100, S. 215—50 (русск.

приводит затем путем естественного отбора к сравни перевод: Ф реге Г. Смысл и денотат. — В: «Семиотика и информа тельному закреплению успешного способа реагирова тика», вып. 8, М., 1977).

ния. Можно предположить, что генетический код руко 16. Fr ege G. Review of Husserl (1891 ). — «Zeitschrift fr Philo sophie und philosophische Kritik», 1894, Bd. 103, S. 313—332.

водит синтезом протеина тем же самым методом: пу 17. Fr ege G. Der Gedanke. — «Beitrge zur Philosophie des тем предохранения или устранения определенных по •deutschen Idealismus», Bd. I. Erfurt. Stenger. 1918.

тенциальных химических синтезов, а не путем прямой 18. Gombr i ch E. H. Moment and Movement in Art. — «Journal стимуляции или руководства. Это сделало бы понят of the Warburg and Court Institute». London, 1964, v. 27.

19. Gompe r z H. Weltanschauungslehre, Bd. II/I. Jena. E. Die ным возникновение генетического кода посредством от Kerens. 1908.

бора. В результате устранения ошибок он превращал 20. G o m p e r z H. Ober Sinn und Sinngebilde, Verstehen und бы свои очевидные распоряжения в запрещения. Одна Erkennen, 1929.

ко, подобно некоторой теории, генетический код был 21. Hayek F. A. The Constitution of Liberty. London, Hutchin son. 1960.

бы не только результатом отбора, но и действовал бы 22. H a y e k F. A. Studies in Philosophy, Politics and Economics., 45. Poppe r K. R. Of Clouds and Clocks. — In: P o p p e r K.

Chicago, Univ. of Chicago Press, 1967.

Objective Knowledge. An Evolutionary Approach. Oxford, Oxford Uni 23. Hegel G. W. F. Engzyklopdie der philosophischen Wissen versity Press, 1979.

schaften. 1830. (русск. перевод: Гегель Г. В. Ф. Энциклопедия фи 46. P o p p e г К. R. Quantum Mechanics Without «The Obser лософских наук, т. 3. М., «Мысль», 1977).

ver». — In: [11].

24. H e i n e m a n n F. Plotin. Leipzig, Meiner, 1921.

47 Poppe r K. R. On the Theory of the Objective Mind.— In:

25. Henr y P. Plotinus' Place in the History of Thought. — In:

Akten 'des XIV Internationalen Kongress fr Philosophie, v. I, Wien, Plotinus. The Enneads. Transi. S. MacKenna. London, Faber. 1956.

Verlag Herder, 1968.

26. H e y t i n g A. After thirty years. — In: Logic, Methodology 48. P o p p e r K. R. A Pluralist Approach to the Philosophy of and Philosophy of Science (eds. E. Nagel, P. Suppes and A. T a r History. — In: Roads to Freedom. Essays in Honour of Friedrich A. von ski ). Stanford, Stanford Univ. Press. 1962 (русск. перевод: Рей Hayek. 1969.

т инг А. Тридцать лет спустя. — В: «Математическая логика и ее 49. Popper K. R. Eine objektive Theorie des historischen Ver применения». М., «Мир», 1965).

stehens. — «Schweizer Monatshefte», 1970, v. 50, p. 207 ff.

27. He y t i ng A. Intuitionism. Amsterdam, North-Holland Publ.

50 R u s s e 11 B. On the Nature of Truth. — In: Aristotelian Soc.

Co. 1956. (русск. перевод: Ре йт инг А. Интуиционизм. М., «Мир», Proc. 1906—1907, v. 7, p. 28—49.

1956).

51. Rus s el l B. Philosophical Essays. New York, Simon and 28. H e у t i n g A. Informal rigour and intuitionism. — In: [34].

.Schuster. 1966.

rcol 29. Hus s e r l E. Philosophie der Arithmetik. Leipzig. 1891.

52. Rus s e l l B. Introduction to Wittgensteins Tractatus [56].

30. Hus s e r l E. Logische Untersuchungen, Bd. I. Halle, Niemeyerv 53. Ru s s e l l B. My Philosophical Development. London. Allen & 1913 (русск. перевод: Гуссерль Э. Логические исследования.

Unwin, 1959.

Спб., 1900).

54. W a t ki n s J. W. N. Hobbes's System of Ideas. London, Hut 31. Kant I. Kritik der reinen Vernunft, 1781 (русск. перевод:

chinson Univ. Press. 1965.

Ка нт И. Критика чистого разума.—Соч. в шести томах, т. 3. М., 65. Wh o r f B. L. Language, Thought and Reality. New "когк, «Мысль», 1964).

London, Chapman & Hall. 1956.

32. К l e e n e S. С. and V e s 1 е у R. The Foundations of Intuitio 56. Wi t t g e n s t e i n L. Tractatus Logico-Philosophicus. London.

nistic Mathematics. Amsterdam. North-Holland Publ. Co., 1965 (русск.

Routlege & Kegan Paul, 1921 (русск. перевод: Вит г е ншт е йн Л перевод: К л и н и С., В е с л и Р. Основания интуиционистской мате Логико-философский трактат. М., 1957).

матики, М., «Наука», 1978·).

33. L a k a t o s I. Proofs and Refutations. — The British Journal for the Philosophy of Science, 1963—1964, v. 14 (русск. перевод: Лака тос И. Доказательства и опровержения. М., «Наука», 1967).

34. Lakat os I. (ed.). Problems in the Philosophy of Mathema tics. Amsterdam. North-Holland, 1967.

35. La k a t o s I. (ed.). The Problems of the Inductive Logic. Am sterdam, North-Holland, 1968.

36. La ka t os I. and Mus gr av e A. (eds.). Problems in the Philosophy of Science. Amsterdam, North-Holland, 1968.

37. M y h i 11 T. Remarks on Continuity and the Thinking Sub ject. — In [34].

38. Pl at o. Phaedo (русск. перевод: Платон. Федон. — Соч.

в трех томах, т. 2. М., «Мысль», 1970).

39. Pl ot i nus. Enneades. Bromen. 1883—1884.

40. Popper K- R. The Logic of Scientific Discovery. London.

Hutchinson, 1959.

41. Popper K. R. The Poverty of Historicism. London. Routledge & Kegan Paul, 1960.

42. Popper K. R. The Open Society and its Enemies. London, Routlege & Kegan Paul, 1945.

43. Popper K. R. Some Comments on Truth and the Growtfi of Knowledge. — In: Logic, Methodology and Philosophy of Science (eds. E. Nagel, P. Suppes and А. Та г ski). Stanford, Stanford Univ. Press. 1962.

44. P o p p e r K. R. Conjectures and Refutations. London,. Routled ge & Kegan Paul, 1963.

лым философом, и, более того, по некоторым важным вопросам его философские интересы и цели совпадают с моими собственными. Это произошло, когда я почти случайно ознакомился с его замечательными лекциями для Фонда Терри, опубликованными Комптоном в 1935 году в книге, озаглавленной «Человеческая свобо ГЛАВА 6. ОБ ОБЛАКАХ И ЧАСАХ* да» [18].

( Подход к проблеме рациональности Вы, должно быть, заметили, что в подзаголовке и человеческой свободы) своей лекции я использовал название этой книги Комп тона («Человеческая свобода»). Я сделал это, чтобы подчеркнуть тот факт, что моя лекция будет тесно свя I зана с работой Комптона: я собираюсь заняться об суждением проблем, которым посвящены первые две Моему предшественнику, выступившему год назад главы этой его книги, а кроме того, вторая глава еще с первой лекцией на чтениях памяти Артура Холли одной его работы — «Гуманистическое значение науки» Комптона, повезло больше, чем мне. Он был лично [19].

знаком с Комптоном, мне же не довелось с ним встре 1 Чтобы не было недоразумений, я должен, однако, титься.

заметить, что в настоящей лекции я вовсе не собираюсь Но я слышал о Комптоне уже в 1919—1920 годах, говорить главным образом о книгах Комптона. Вместо когда был еще студентом, и, конечно, же, после 1925 го этого я попытаюсь заново поднять те же вечные фило да, когда знаменитым экспериментом Комптона и софские проблемы, над которыми размышлял и Комп Саймона ([16], см. также [&;

9]) была опровергнута тон в своих двух книгах, и постараюсь предложить для изящная, но недолговечная квантовая теория Бора, них новые решения. И мне кажется, что тот фрагмен Крамерса и Слэтера ([4;

5], см. также [17]). Опро тарный и далекий от завершения вариант решения, ко вержение это имело огромное значение для истории торый я собираюсь наметить здесь, вполне соответствует квантовой механики, ибо в результате возникшего кри устремлениям самого Комптона, и я надеюсь, более зиса родилась на свет так называемая «новая кванто того, я уверен, что он бы его одобрил.

вая теория», опиравшаяся на работы Борна и Гейзен берга, Шредингера и Дирака.

II Это был уже второй случай в истории квантовой теории, когда опыты, проведенные Комптоном, играли Основная цель моей лекции состоит в том, чтобы в ней решающую роль. В первый раз это было, раз просто, но достаточно убедительно поставить перед.

умеется, открытие эффекта Комптона, первая незави вами эти вечные проблемы. Но прежде всего мне нуж симая проверка (как указывал сам Комптон [17, гл. I, но как-то объяснить вам появление слов «облака и разд. 19] ) теории Эйнштейна для легких частиц и фо часы» в заглавии моей лекции.

тонов.

Облака у меня должны представлять такие физи Много позже, уже во время второй мировой войны, ческие системы, которые, подобно газам, ведут себя в я с удивлением и радостью обнаружил, что Комптон высшей степени беспорядочным, неорганизованным и был не только великим физиком, но и истинным, сме более или менее непредсказуемым образом. Я буду предполагать, что у нас есть некая схема или шкала, в* * Of Clouds and Clocks. An Approach to the Problem of Rationa lity and the Freedom of Man, p. 206—255. Лекция, посвященная па мяти Артура Холли Комптона и прочитанная 21 апреля 1965 года Эта книга основана главным образом на лекциях для Фонда* в Вашингтонском университете. — Перевод Э1. Л. Наппельбаума.

Терри, прочитанных Комптоном в Йельском университете в 1931 го^ Приехав в Беркли в начале февраля 1962 года, я с нетерпением ДУ, и еще двух циклах, лекций, прочитанных им вскоре после этого.

ждал встречи с ним, но он умер до того^ как. нам. удалось встретиться.

32—91а 4%, прекрасную картину беспорядочного движения мо «соторой такие неорганизованные и неупорядоченные *лекул в газовом облаке или же мельчайших капелек., облака располагаются на левом конце. На другом же воды в грозовой туче. Но есть, конечно, и различия.

.конце нашей схемы — справа — мы можем поставить Мошкара не разлетается, не рассеивается, а держит очень надежные маятниковые часы, высокоточный часо ся достаточно компактно. Это, конечно, удивительно, -Вой механизм, воплощающий собой физические систе учитывая неорганизованный характер движения каж мы, поведение которых вполне регулярно, упорядоченно дой отдельной мошки, но этому факту есть свой аналог:

и точно предсказуемо.

достаточно большое газовое облако (как, например, С точки зрения простого здравого смысла мы ви наша атмосфера или же солнце) связывается в единое дим, что некоторые явления природы, такие, как пого целое гравитационными силами. В случае с мошками да вообще, появление и исчезновение облачности, пред это легко объяснить, если предположить, что, хотя сказывать трудно: недаром мы говорим о «капризах мошки и летают беспорядочно во всех направлениях, погоды». С другой стороны, когда мы хотим описать те из них, которые обнаруживают, что забрались слиш нечто очень точное и предсказуемое, мы говорим: «Ра ком далеко от остальной массы, поворачивают в сто ботает как часы».

рону наиболее плотной части роя.

Огромное количество различных вещей, естествен Этим предположением объясняется, каким образом ных процессов и явлений природы располагается в мошкара не разлетается, несмотря на то что у роя нет.промежутке между этими крайностями: облаками сле ни лидера, ни структуры — лишь случайное статистиче ва и часами справа. Смена времен года напоминает не ское распределение как результат того, что каждая •слишком надежные часы и поэтому может быть отне мошка поступает так, как ей вздумается, совершенно' сена скорее к правой стороне нашей шкалы, хотя и не случайным образом, не подчиняясь никаким ограниче слишком близко к ее краю. Я думаю, что вы легко со ниям, но при этом ей не нравится отлетать слишком да гласитесь со мной, что животных следует поместить не леко от своих товарищей.

•слишком далеко от облаков на левом краю, а расте Думаю, что какая-нибудь философствующая мошка ния — где-то поближе к часам. Из животных малень могла бы даже утверждать, что сообщество таких мо кого щенка мы поместили бы левее, чем старого пса.

шек— это великое или по меньшей мере хорошо То же самое относится и к автомобилям: мы расста устроенное общество, так как трудно вообразить себе вим их в нашей классификации по их надежности: «Ка другое общество, которое было бы столь же демокра диллак», я считаю, будет стоять далеко справа, а тем тично, свободно и равноправно.

более «Роллс-Ройс», который не слишком уступает луч Тем не менее я как автор книги «Открытое обще шим часам. Вероятнее, еще правее следует поставить ство» не согласился бы с тем, что это общество откры солнечную систему3.

тое. Ибо я считаю, что, помимо демократической формы В качестве типичного и небезынтересного примера правления, одной из существеннейших характеристик •облака я воспользуюсь тучей или роем маленьких мо открытого общества является свобода различных ассо шек или комаров. Подобно отдельным молекулам га,„ циаций. Такое общество должно поощрять и брать под за, каждая отдельная мошка, совокупность которых "** свою защиту формирование свободных сообществ, каж образует этот рой, движется удивительно беспорядочно.

дое со своими собственными воззрениями и представ* Почти невозможно проследить за полетом одной мош ^ лениями. А каждая разумная мошка должна будет при жи, несмотря на то, что каждая из них может быть * 'Знать, что в ее обществе подобный плюрализм невоз достаточно велика для того, чтобы ее было ясно видно. можен.

Однако я не собираюсь обсуждать какие бы то ни Если отвлечься от того факта, что скорости разных было социальные или политические вопросы, связан.мошек не очень различаются между собой, они дадут ные с проблемой свободы, и роем мошек я намереваюсь, воспользоваться не в качестве примера социальной си О несовершенстве солнечной системы см. далее, прим. 7 и 12.

38· «стемы, а скорее как главной иллюстрацией физической Надеюсь, что теперь вы вполне уяснили себе мою системы типа облака, то есть как примером или пара |шсль о двух прототипах или парадигмах упорядочен дигмой в высшей степени неорганизованного или неупо ности: облаках на левом краю и часах на правом — рядоченного облака.

и о том, как можно располагать на этой шкале многие Подобно многим физическим, биологическим или разные объекты и многие системы самых различных •социальным системам, рой мошек можно рассматри •типов. Я уверен, что какое-то туманное, общее пред вать как нечто «целое». Наше предположение о том, ставление об этой шкале у вас теперь есть и нет нужды что вместе его связывает некое свойство притяжении •беспокоиться, если это представление пока еще мало самой плотной его частью слишком далеко залетающих определенное и расплывчатое.

мошек, говорит о том, что существует даже некое дей ствие или управление, с помощью которого это «целое?

III влияет на свои элементы или части. Тем не менее это «целое» может служить примером опровержения широ Шкала, о которой я говорю, представляется вполне ко распространенного «холистского» представления приемлемой с точки зрения здравого смысла, а совсем о том, что «целое» всегда больше, чем простая сумма -недавно, уже в наше время, она стала представляться его частей. Я не собираюсь утверждать, что это всег приемлемой и в рамках физических воззрений. А ведь да не так4. В то же время рой мошкары может слу на протяжении предшествующих 250 лет дело обстояло жить примером целого, которое на самом деле ничем далеко не так: ньютоновская революция, одна из вели не отличается от простой суммы своих частей, — и это чайших революций в истории, привела к отказу от воз му утверждению можно придать совершенно строгий зрений на уровне здравого смысла, которые я попы смысл: это «целое» не только полностью изображается тался изложить выше. Ибо одним из результатов нью через описание движения всех составляющих этот рой • тоновской революции в глазах едва ли не всего чело мошек, но и его собственное движение в данном случае вечества5 было следующее ошеломляющее утверждение:

есть в точности (векторная) сумма движений образую Все облака суть часы — и это верно относительно щих его членов, деленная на их число.

даже самых расплывчатых облаков.

Другим (но во многих отношениях аналогичным) Утверждение «все облака суть часы» можно рас примером биологической системы или «целого», осуще сматривать как сжатое выражение воззрений, которые ствляющего определенный контроль над в высшей сте я буду называть «физическим детерминизмом».

.пени беспорядочными движениями своих частей, мо Последователь физического детерминизма, утверж жет служить семья на загородной прогулке — родители дающий, что все облака суть часы, будет настаивать, с несколькими детьми и собакой, бродящие по лесу по что наша шкала на уровне здравого смысла с облака нескольку часов кряду и тем не менее не уходящие ми на левом краю и часами на правом на самом деле слишком далеко от своего автомобиля на обочине (иг : неправомерна, так как все нужно поместить на самый рающего роль, так сказать, центра притяжения). Мож «е правый край. Он будет утверждать, что со всем на но утверждать, что эта система еще более облакоподоб :шим здравым смыслом мы распределили все объекты на, то есть еще менее упорядочена с точки зрения дви :не в соответствии с их природой, а в соответствии с на жения своих частей, чем рой мошкары.

шей неосведомленностью. Наша шкала, скажет он, от ражает лишь тот факт, что нам достаточно подробно См. мою книгу [53, разд. 23], где я критикую «холистский» известно, как работают все детали часового механизма критерий «целостности» (или «гештальт»), показывая, что этому кри или как работает солнечная система, а детальная ин терию («целое больше простой суммы своих частей») удовлетворяют формация о взаимодействии всех частей, образующих даже излюбленные холистами примеры «нецелого», например «про стая куча» камней. (Это вовсе не значит, что я отрицаю существова ние целостностей. Я только против поверхностного характера боль Сам Ньютон не принадлежал к числу тех, кто выводил из сво шинства «холистских» теорий.) теории «детерминистские» следствия, см. ниже прим. 7 и 12.

облако газа или организм, у нас отсутствует. И он Лодей и большинство ученых думали, что в конечном станет утверждать, что стоит нам получить эту инфор- ечете она сможет объяснить все, и в том числе не толь мацию, как окажется, что газовые облака или организ- fco электричество и магнетизм, но и облака и даже жи мы столь же похожи на часовой механизм, что и наша вые организмы. И благодаря этому физический детер солнечная система.

минизм, то есть учение о том, что все облака суть ча Конечно, для физика теория Ньютона не утверждает сы, стал господствующим убеждением среди просве ничего подобного. Более того, она вообще не касается аценных;

и все, кто не разделял этой новой веры*, стали поведения облаков. В ней речь идет конкретно о пла- считаться обскурантами, или реакционерами6.

нетах, чье движение можно объяснить с помощью неко торых очень простых законов природы, а также о пу IV шечных ядрах и о приливах и отливах. Но необыкно венный успех в этих областях вскружил физикам голо- К числу немногочисленных несогласных7 принадле ву, и нельзя сказать, что совсем без причины. жал Пирс, великий американский математик и физик, До Ньютона и его предшественника Кеплера многие а по моему убеждению, и один из величайших филосо попытки объяснить или даже полностью описать дви- фов всех времен. Теорию Ньютона он не подвергал со жение планет оказывались безуспешными. Было ясно, мнению. Однако уже в 1892 году он показал, что эта что они каким-то образом участвуют в неизменном об- теория, даже оставаясь верной, еще не дает нам серьез щем движении жесткой системы неподвижных звезд. ных оснований считать, что все облака суть совершен Но в то же время они отклонялись от движения этой ные часы. И хотя, как и остальные физики своего вре системы едва ли не так же, как отдельные мошки от- мени, он верил в то, что наш мир— это часы, рабо клоняются от общего движения их роя. Таким образом, тающие по ньютоновским законам, он отвергал убеж планеты, подобно живым организмам, видимо, нужно дение в том, что эти или любые другие часы являются помещать где-то между облаками и часами. Однако совершенными вплоть до самой последней своей дета успех теории Кеплера и в еще большей степени теории ли. Он обращал внимание на то, что, во всяком случае, Ньютона показал, что правы были те мыслители, кото- мы вряд ли можем претендовать на то, что на опыте рые подозревали, что на самом деле планеты — это со-.знаем что-то об идеальных часах или о чем-либо хоть вершенный, идеальный часовой механизм. Ведь благо- •сколько-нибудь отдаленно приближающемся к абсолют даря ньютоновской теории их движение оказалось точ- ному совершенству, предполагаемому физическим де но предсказуемым, и предсказуемым во всех тех дета- терминизмом. Вероятно, здесь уместно процитировать лях, которые до этого именно своей нерегулярностью один из блестящих комментариев Пирса: «...тот, кто в ставили в тупик всех астрономов. курсе дела (здесь Пирс выступает в качестве экспери Теория Ньютона оказалась первой в истории чело- ментатора)...знает, что [даже] самые тонкие сравнения вечества действительно успешной научной теорией, и ее Убеждение в том, что детерминизм составляет существенную успех превзошел все ожидания. Она несла настоящее часть любых рационалистических или научных представлений, разде знание, знание, превосходившее самые дерзновенные •лялось практически всеми, и в том числе некоторыми из ведущих оп мечты самых смелых умов. Речь шла о теории, которая -Ионентов «материализма» (таких, как Спиноза, Лейбниц, Кант или Шопенгауэр). Аналогичной догмой, представлявшей собой неотъем точно объясняла не только движение всех звезд по их лемую часть рационалистической традиции, являлось и убеждение, траекториям, но и столь же безошибочно движение тел •Ято всякое знание начинается с наблюдения и получается из него на земле, скажем падение яблока, полет снаряда или * помощью индукции (ср. мои рассуждения об этих двух догмах работу маятниковых часов. И она смогла объяснить -рационализма в [54, с. 122 и далее]).

* К числу несогласных можно отнести и самого Ньютона, счи даже приливы и отливы.

тавшего солнечную систему несовершенной и допускавшего вероят Все непредвзятые люди и все те, кто стремился.Ность ее исчезновения. Изгза этих взглядов его обвинили в неверии, учиться и кто интересовался ростом знания, стали при %ак «подвергавшего сомнению мудрость создателя> (о чем свиде верженцами новой теории. Большинство непредвзятых тельствует Пембертон в [45]).

52 масс [или] расстояний... намного превосходящие в своей Эти взгляды Пирса не вызвали у его современни точности все остальные [физические] измерения... су ков особого интереса. Кажется, на них обратил внима щественно уступают в точности банковским счетам и ние лишь один философ и раскритиковал их. Что же что... определение физических констант... находится при касается физиков, то они, по-видимому, и вовсе игнори мерно на том же уровне, что и точность драпировщиков, 8 ровали эти взгляды, и даже сегодня большинство фи измеряющих ковры и занавеси...» [47, с. 35]. Отсю зиков считают, что если бы нам пришлось признать да Пирс делал вывод, что мы вправе предположить, что классическую механику Ньютона истинной, то мы вы во всех часах присутствует определенное несовершен нуждены были бы признать и физический детерминизм, ство, или разболтанность, и что это открывает возмож а с ним и утверждение, что все облака суть часы.

ность появления элемента случайности в их работе. Та И только с крушением классической физики и возник ким образом, Пирс предполагал, что наш мир управ новением новой квантовой теории физики почувствова ляется не только в соответствии со строгими законами ли готовность отказаться от физического детерминизма.

Ньютона, но одновременно и в соответствии с законо Теперь стороны поменялись местами. Индетерми мерностями случая, случайности, беспорядоченности.

низм, приравнивавшийся до 1927 года к обскурантиз то есть закономерностями статистической вероятности.

му, стал господствующей модой, и некоторых из вели А это превращает наш мир во взаимосвязанную систе ких ученых, таких, как Планк, Шредингер и Эйнштейн, му из облаков и часов, в котором даже самые лучшие не спешивших отойти от детерминизма, стали считать часы в своей молекулярной структуре в определенной просто старомодными чудаками, хотя они и не были на степени оказываются облакоподобными. И, насколько самом переднем крае развития квантовой теории. Мне мне известно, Пирс был первым физиком и философом, самому довелось однажды слышать, как один блестя жившим после Ньютона, кто осмелился встать на точ ку зрения, согласно которой в определенной мере все ственное сравнение случайных эффектов, связанных с тепловым дви часы суть облака, или, иначе говоря, существуют лишь жением молекул (неопределенностью, которую имел в виду и Пирс) облака, хотя разные облака и отличаются друг от дру и неопределенностью Гейзенберга. В дальнейшем в дискуссии приняли га степенью своей облакоподобности.

.участие Бор, Иордан, Медикус, Берталанфи и многие другие, а в по В подкрепление своих взглядов Пирс, без сомнения».следнее время еще и Элзассер '[23].

Я имею в виду Каруса [14 и 15]. Пирс ответил на критику в правильно обращал внимание на то, что все физические том же журнале [46] (см. также [47, прилож. А]).

тела и даже камни в часах испытывают тепловое дви- п "* Неожиданность и радикальность изменения проблемной ситуа жение молекул [47, с. 32], движение, подобное движе ции можно оценить по тому факту, что для многих из нас, старо нию молекул газа или отдельных мошек в рое мош- модных чудаков, не так уж давно философы-эмпирики (вроде Шлика Д57]) обязательно стояли на позициях физического детерминизма, кары.

"(в то время как сегодня талантливый и активный защитник идей Шли Ка Ноуэлл-Смит отмахивается от доктрины физического детерминиз Возможно, что аналогичных взглядов придерживались и дру ма как от «жупела XVIII века» [43, с. 331]. Время течет и, несомнен гие физики. Но, не считая Ньютона и Пирса, я знаю лишь об одном:

,но, должным чередом приведет к решению всех стоящих перед нами о венском профессоре Экснере. О взглядах Экснера написано в кни ^проблем, как тех, которые были жупелом, так и других. И все же, как ге Шредингера [59, с. 71, 133, 142], который был его учеником. (Рань 'Ьто ни странно, мы, старомодные люди, никак не можем забыть вре ше эта книга была опубликована под другим названием и Комп мена Планка, Эйнштейна и Шлика и убедить свое озадаченное и тон ссылается на нее в [18, с. 29]). Ср. также ниже прим. 19.

9 "вконец запутавшееся сознание, что эти великие мыслители детерми Это место у Пирса, несмотря на свою краткость, исключитель 5.,'ЯИзма выдумали свои жупелы в XVIII веке вместе с Лапласом, при но интересно, поскольку в нем предвосхищаются (обратите внимание • думавшим самый знаменитый из этих жупелов — «сверхчеловеческий на замечание о флуктуациях во взрывчатых смесях) некоторые из рразум», который часто называют еще — «демоном Лапласа» (ср. [18, споров по поводу макроэффектов, вызываемых усилением неопреде 1"вр 8;

19, с. Э4]). А если особенно постараться, то даже в нашей сла ленностей Гейзенберга. Эта дискуссия началась, помнится, с работы |,беющей памяти, возможно, удастся восстановить, что аналогичный Лилли [37], на которую ссылается Комптон [18, с. 50]. Значительное " 'Жупел XVIII века был предложен и неким Карусом (не тем филосо внимание уделено ей и в самой книге Комптона [18, с. 48]. (Заметьте, фом XIX века П. Карусом, на которого я ссылаюсь в прим. 10, что лекции для Фонда Терри Комптон читал в 1931 году.) На с. ** Т. Л. Карусом, написавшем «Lucretius de rerum naturae» (II, 251— и далее этой книги Комптона содержится очень интересное количе* 260), на которого ссылается Комптон [18, с. 1]).

критику модной интерпретации этой теории (копенга щий молодой физик назвал Эйнштейна, который был генской интерпретации), как и критику, предложенную тогда еще жив и напряженно работал, «допотопным де Бройлем, Шредингером, Бомом, Вижье и позднее ископаемым». Потоп, который, по мнению многих, смел Ланде, большинство физиков13 отмели уж слишком Эйнштейна с пути, назывался новой квантовой теорией, легко. В науке тоже есть мода, и некоторые ученые зародившейся в период с 1925 по 1927 год, и в воз готовы встать под новые знамена не с меньшей лег никновении которой роль, сравнимую с ролью Эйнштей костью, чем некоторые художники и музыканты. Но, хо на, сыграли не более семи человек.

тя мода и популярные лозунги и могут быть привлека тельными для слабых, их надо не поощрять14, а с ними V нужно бороться, и критика Эйнштейна всегда сохранит свою ценность, из нее всегда можно будет почерпнуть Теперь, наверное, уместно сделать отступление и сказать несколько слов о моих собственных взглядах нечто новое.

на эту ситуацию и на моду в науке вообще. Мне ка жется, что Пирс, утверждая, что все часы суть облака, VI как бы точны эти часы ни были, в весьма значительной Комптон был в числе первых, кто приветствовал степени был прав. И это, как мне думается, представ новую квантовую теорию и новый физический индетер ляет собой необычайно важное изменение ошибочных минизм, сформулированный Гейзенбергом в 1927 году.

представлений детерминизма о том, что все облака Комптон пригласил Гейзенберга в Чикаго прочесть суть часы. Более того, я думаю, что Пирс был прав, курс лекций, что Гейзенберг и сделал весной 1929 года.

полагая, что эти его взгляды не противоречат классиче Читая этот курс, Гейзенберг впервые всесторонне изло ской физике Ньютона12. Мне думается, что эти взгляды жил свою теорию, и его лекции составили первую из еще лучше согласуются с (специальной) теорией отно опубликованных им книг, вышедших в издательстве сительности Эйнштейна и в еще большей степени со Чикагского университета на следующий год с предисло вместимы с новой квантовой теорией. Другими словами, вием Комптона [30]. В этом предисловии Комптон я индетерминист — как Пирс, Комптон и большинство приветствовал новую теорию, в появлении которой свою современных физиков, — и я думаю, как и большин роль сыграли и его эксперименты, опровергнувшие тео ство из них, что Эйнштейн был не прав, стараясь при держиваться детерминизма. (Стоит, наверное, упомя- рию, господствовавшую до этого15. Тем не менее в нем звучала и нота предостережения. Это предостережение нуть, что я обсуждал этот вопрос с ним, и мне не по предвосхищало некоторые из весьма схожих предосте казалось, что он настроен слишком непримиримо.) режений Эйнштейна, который постоянно настаивал на Но я думаю также, что и те современные физики, кто том, что новую квантовую теорию — «эту новую главу пытался отмахнуться от эйнштейновской критики кван товой теории как от проявления «допотопности», были глубоко не правы. Нельзя не восхищаться квантовой См. также мою книгу [52], особенно новое прил. *XI, a так же гл. IX, содержащую критические замечания, с которыми я согла теорией, и Эйнштейн делал это от всего сердца;

но его еен в основном и по сей день, хотя в свете критики Эйнштейна в 12 ярил. XII мне и пришлось отказаться от мысленного эксперимента Эти взгляды я развил в статье [50]. Однако, когда я писал !(1'934 года), описанного в разд. 77. Этот эксперимент, однако, можно эту статью, я, к сожалению, ничего не знал о взглядах Пирса (см.

заменить знаменитым мысленным экспериментом Эйнштейна, Подоль прим. 8 и 9). Здесь, возможно, стоит упомянуть о том, что идея про ского и Розена, рассмотренным в прил. *Х1 и *ХП. См. также мою тивопоставить облака и часы взята мною из той, более ранней статьи, статью [51].

Со времени ее публикации в 1950 году споры об элементах индетер- Последнее предложение нужно понимать как критику некото минизма в классической физике набрали силу. (См., например, [И], рых положений интересной и стимулирующей книги Куна [36].

книгу, с которой я не совсем согласен, и ссылки на литературу, кото- Здесь имеется в виду опровержение Комптоном теории Бора, рые можно там найти. К ним можно, в частности, добавить ссылку Крамерса и Слэтера (см. по этому поводу замечания самого Комп на выдающуюся работу Адамара о геодезических линиях на «рого тона [18, с. 7;

19, с. 36]).

подобных» поверхностях отрицательной крив-изны [28]).

в истории физики», как проницательно и доброжела лия мы прикладываем, если наши действия уже пред тельно охарактеризовал ее Комптон, — нельзя считать определены законами механики..?» [18, с. 1].

завершенной16. И хотя эта точка зрения была отверг Здесь Комптон описывает то, что я стану называть нута Бором, нельзя забывать о том, что эта новая тео «кошмаром физического детерминиста». Детерминист рия не смогла, скажем, хотя бы и намеком указать на ский физический часовой механизм, кроме всего про существование нейтрона, обнаруженного Чедвиком при чего, абсолютно самодостаточен;

в совершенной детер мерно через год и ставшего первым из длинного ряда министском физическом мире просто нет места для новых элементарных частиц, существование которых вмешательства со стороны. Все, что происходит в та новая квантовая теория не смогла предвидеть (несмот ком мире, физически предопределено, и это в равной ря на то, впрочем, что существование позитрона можно мере относится и ко всем нашим движениям и, следо было вывести из теории Дирака17).

вательно, всем нашим действиям. Поэтому все наши В том же 1931 году в своих лекциях для Фонда чувства, мысли и усилия не могут оказывать никакого Терри Комптон первым среди других ученых обратился практического влияния на то, что происходит в физи к исследованию значения нового индетерминизма в фи ческом мире: все они если не просто иллюзии, то в зике для человека и в более широком смысле для био лучшем случае избыточные побочные продукты («эпи логии18 в целом. В связи с этим стало ясно, почему он феномены») физических явлений.

приветствовал новую теорию с таким энтузиазмом: для Благодаря этому мечта физика ньютоновской тра него она решала не только проблемы физики, но и про диции, надеявшегося доказать, что все облака суть блемы биологии и философии, а среди последних в часы, грозила перерасти в кошмары, а все попытки первую очередь ряд проблем, связанных с этикой.

игнорировать это неизбежно вели к чему-то похожему на раздвоение личности. И Комптон, мне думается, был VII благодарен новой квантовой теории за то, что она вы вела его из этой трудной интеллектуальной ситуации.

Для того чтобы показать это, я процитирую удиви Поэтому в своей «Человеческой свободе» он писал:

тельные первые фразы «Человеческой свободы» Комп «Физики редко... задумывались над тем, что если...

тона: «Фундаментальная проблема морали, жизненно абсолютно детерминистские... законы... оказались бы важная для религии и предмет постоянных исследова приложимыми и к поведению человека, то и самих их ний науки, заключается в следующем: свободен ли че нужно было бы считать автоматами» [18, с. 26]19.

ловек в своих действиях?

И в «Гуманистическом значении науки» он с облегче Ведь если... атомы нашего тела ведут себя согласно нием говорит: «В рамках моего собственного понима физическим законам столь же неуклонно, как и пла ния этого животрепещущего вопроса я, таким образом, неты, то к чему стараться? Что за разница, какие уси чувствую гораздо большее удовлетворение, чем это бы-· Ср. предисловие Комптона в {30, с. III], а также его замеча Возможно, уместно напомнить читателю, что мои собственные · ния по поводу неполноты квантовой механики в Г18, с. 45] (со ссыл воззрения несколько расходятся с цитируемыми, поскольку, как и кой на Эйнштейна) и [19, с. 42]. Незавершенность квантовой механи Пирс, я считаю логически возможным, чтобы законы системы были ки удовлетворяла Комптона, в то время как Эйнштейн видел в ней ньютоновскими (а значит, prima facie детерминистскими), а сама си слабость теории. Отвечая Эйнштейну, Бор (так же как фон Нейман до стема тем не менее индетерминистской, поскольку система, в которой него) утверждал, что теория была завершена (хотя, возможно, и в действуют эти законы, может быть внутренне неточной, в том смысле, другом смысле слова). См., например, [21] и ответ на эту статью Бо например, что для нее невозможно утверждать, что значения ее ко a [7], а также [22;

6], кроме того, см. дискуссию Эйнштейна и Бора ординат или скоростей суть рациональные (а не иррациональные) 56], а также письмо Эйнштейна, опубликованное в моей книге [52, с. 457—464]. [числа. Весьма к месту здесь и следующее замечание Шредингера:

«...законы сохранения энергии и количества движения дают нам· История открытия нейтрона изложена Хэнсоном [28, гл. IX].

только четыре уравнения, оставляя всякому элементарному процессу Это относится в первую очередь к отрывкам об «эмерджент огромную степень неопределенности, даже если он и удовлетворяет ной эволюции» в [18, с. 90], ср. {19, с. 73].

этим законам» [59, с. 143] (см. также прим. 12).

( ло бы возможно на каких бы то ни было более ранних чем бы то ни было за пределами этого замкнутого* •стадиях развития науки. Если утверждения физических множества или этой закрытой системы физических сущ законов предполагаются истинными, нам пришлось бы ностей или проявлений внешних возмущений. Именно согласиться -(вместе с большинством философов) с тем, это «замыкание» системы создает детерминистский кош мар что чувство свободы иллюзорно, а если допускать дей ственность [свободного] выбора, то тогда утверждения законов физики были бы... ненадежными. Эта дилемма VIII представлялась весьма мало привлекательной...» Теперь мне хотелось бы несколько отвлечься, для [19, с. IX].

того чтобы подчеркнуть разницу между проблемой фи Далее в той же книге Комптон лаконично подыто зического детерминизма, которая представляется мне живает создавшуюся ситуацию: «...теперь уже неоправ проблемой фундаментального значения, и далеко не данно использовать физические законы как свидетель столь существенной проблемой, которой многие фило ство невозможности человеческой свободы» [19, с. 42].

софы и психологи, следуя за Юмом, пытались подменить Эти цитаты из Комптона ясно показывают, что до первую.

Гейзенберга он мучался тем, что я называю кошмаром Юм рассматривал детерминизм (который он назы физического детерминиста, и что он пытался избежать вал «доктриной необходимости» или «доктриной по этого кошмара посредством признания чего-то, подоб стоянного соединения») как концепцию о том, что «од ного интеллектуальному раздвоению личности. Или, на и та же причина всегда производит одно и то же :как он сам пишет об этом: «...мы, [физики], предпочи действие», «одно и то же действие всегда вызывается тали просто не обращать внимания на трудности...» одной и той же причиной» [31, с. 282, 281]. Что же [18, с. 27]. И Комптон приветствовал новую теорию, касается человеческих действий и устремлений, то он 'которая от всего этого его избавляла.

считал, в частности, что «любой зритель обычно может Мне кажется, что единственной формой проблемы де вывести наши действия из руководимых нами мотивов терминизма, заслуживающей серьезного обсуждения, и из нашего характера, а даже если он не может этого как раз и является та, которая беспокоила Комптона,— сделать, он приходит к общему заключению, что мог это проблема, вырастающая из физической теории, опи бы, если бы был в совершенстве знаком со всеми ча сывающей мир как физически полную или физически стностями нашего положения и темперамента и самы закрытую систему20. Причем под физически закрытой ми тайными пружинами... нашего настроения. Но в системой я подразумеваю множество или систему фи этом и заключается сама сущность необходимости...» зических сущностей, таких, как атомы, элементарные [31, с. 549]. А последователи Юма вывели отсюда, что частицы, физические силы, силовые поля, которые взаи наши действия, наши намерения, наши вкусы или на·· модействуют между собой — и только между собой — в соответствии с определенными законами взаимодей ствия, не оставляющими места для взаимодействия с Кант серьезно переживал этот комшар и не смог преодолеть его: у Комптона есть прекрасное выражение о «пути отступления Канта» [18, с. 67]. Мне хотелось бы отметить, что я вовсе не Допустим, что наш физический мир является физически закры согласен со всем, относящимся к философии науки, о чем говорит той системой, включающей в себя случайные элементы. Очевидно, Комптон. Например, я не согласен с одобрением Комптоном гейзен что он уже не будет детерминистским, но тем не менее любые цели, берговского позитивизма и феноменализма [18, с. 31] и некоторыми идеи, надежды и желания не смогут в таком мире оказывать хоть замечаниями (прим. 7 на с. 20, там же), которые Комптон приписы какое-либо влияние на физические события, и, даже если предполо вает Экарту: хотя сам Ньютон, по-видимому, не был детерминистом· жить, что они существуют, они оказались бы абсолютно избыточны (ср. с прим. 7), мне не думается, что достаточно четкая идея физиче ми: они стали бы тем, что принято называть «эпифеноменами». (За ского детерминизма должна обсуждаться на основе некоего туман метим, что всякая детерминистская физическая система должна^быть -Ного «закона причинности»;

я также не согласен с тем, что Ньютон закрытой, но закрытая система может быть и индетерминистской. По,был феноменалистом в том смысле, в каком в 20—30-е годы можно этому одного «индетерминизма еще не достаточно», как мы покажем было назвать феноменалистом (или позитивистом) Гейзенберга.

a разд. X ниже.) 5- ши предпочтения психологически «определяются» на он остается тем не менее в принципе доступным про -шим предыдущим опытом.(«мотивами») и в конечном верке со сколь угодно высокой точностью. Более того, счете предопределены нашей наследственностью и он на самом деле выдержал некоторые проверки уди внешней средой.

вительно высокой точности.

Однако это учение, которое можно было бы назвать В противовес этому формула «у каждого события философским или психологическим детерминизмом, не есть своя причина» про точность ничего не утверждает, только в корне отлично от физического детерминизма, а если конкретнее взглянуть на законы психологии, то но н таково, что вряд ли будет хоть сколько-нибудь там не разглядеть даже намека на точность. И это от серьезно рассматриваться любым физическим детерми носится к «бихевиористской» психологии в той же ме нистом, который понимает этот вопрос в самом общем ре, как и к «интроспективным» и «менталистским» ее плане. Ибо главные тезисы философского детерминиз направлениям;

это очевидно в отношении менталист ма—«подобные следствия вызываются подобными при ской психологии. Однако даже бихевиористу в лучшем чинами» или «у каждого события есть своя причина» — случае доступно лишь предсказать, что в данных усло настолько туманны, что они полностью совместимы и с виях крысе понадобится от двадцати до двадцати двух физическим индетерминизмом.

секунд на то, чтобы пробежать лабиринт, и у него нет Индетерминизм — или, точнее, физический индетер ни малейшего представления о том, что нужно сделать минизм — представляет собой учение, утверждающее для того, чтобы, уточняя и ужесточая все больше и всего лишь, что не все события в физическом мире больше условия этого опыта, обеспечить все более и предопределены с абсолютной точностью, во всех своих более высокую точность своих предсказаний — в прин наимельчайших деталях. За исключением этого, он до ципе бесконечную точность. Это объясняется тем, что пускает возможность любой степени регулярности, ка бихевиористские «законы» в отличие от законов Нью кая только вам нравится, и потому вовсе не утверждает тона не имеют вида дифференциальных уравнений, и существования «событий без причин», так как понятия тем, что каждая попытка ввести подобные уравнения в «событие» и «причина» достаточно расплывчаты для психологию будет означать выход за рамки бихевио того, чтобы совместить учения о том, что у каждого ризма в физиологию, а значит, в конечном счете в фи события есть своя причина, с физическим индетерминиз зику, что неизбежно возвращает нас снова к проблеме мом. И если физический детерминизм требует полной физического детерминизма.

и сколь угодно точной физической предопределенности Как отмечал уже Лаплас, физический детерминизм и отрицает возможность каких-либо исключений, физи предполагает, что каждое физическое событие отдален ческий индетерминизм утверждает лишь, что физиче ного будущего (или отдаленного прошлого) можно ский детерминизм ошибочен и что по крайней мере предсказать (или восстановить) с необходимой сте.время от времени встречаются исключения в строгой пенью точности, при условии, что мы располагаем до предопределенности.

статочными знаниями о текущем состоянии физического Поэтому даже формула «у каждого наблюдаемого мира. В то же время тезис философского (или психоло или измеримого физического события есть своя наблю гического) детерминизма юмовского типа даже в самой даемая или измеримая физическая причина» может сильной своей формулировке утверждает только, что оказаться совместимой с принципами физического ин любое наблюдаемое различие между двумя событиями.детерминизма просто потому, что ни одно измерение связано в соответствии с некоторым, возможно, пока не бывает абсолютно точным. Ведь самая суть физиче не познанным законом с определенным различием — ского детерминизма состоит в том, что он, основываясь и, возможно, наблюдаемым различием — в предше на ньютоновской динамике, утверждает существование ствующих состояниях мира. Это гораздо более слабое мира, в котором царит абсолютная математическая утверждение и, между прочим, такое, которого можно точность. И хотя тем самым он покидает прочную продолжать придерживаться даже тогда, когда большин ^основу доступных наблюдений (что увидел уже Пирс), ство наших экспериментов, поставленных, если судить 33— со стороны, в «абсолютно равных» условиях, дают IX совершенно разные результаты. Об этом совершен но ясно сказал и сам Юм: «Даже при полном ра Я назвал физический детерминизм кошмаром. Он венстве этих противоположных опытов мы жертвуем становится кошмаром потому, что утверждает, что весь понятием причины и необходимости, но... заключаем, мир, со всем, что в нем есть, — это гигантский ав что [кажущаяся] случайность... существует только томат, а мы с вами лишь крошечные колесики или в...являясь следствием нашего неполного знания, но не лучшем случае частичные автоматы в нем.

находится в самих вещах, которые всегда одинаково В частности, он исключает возможность творче необходимы, [то есть детерминированы], хотя [на пер ства. Он сводит к абсолютной иллюзии идею, что, гото вый взгляд] неодинаково постоянны или достоверны» вясь к настоящей лекции, я с помощью своего мозга [31, с. 544] Ч старался создать нечто новое. Согласно принципам фи Вот почему юмовскому философскому детерминиз зического детерминизма, в этом не было ничего сверх му и в еще большей степени психологическому детер того, что определенные части моего тела оставили на минизму недостает остроты физического детерминизма.

белой бумаге черные знаки: любой физик, располагаю Ибо в ньютоновской физике все выглядит так, как если щий достаточно подробной информацией, мог бы на бы любая кажущаяся неопределенность в некоторой си писать мою лекцию, просто предсказав в точности, ка стеме на самом деле есть лишь следствие нашего не ким образом физическая система, состоящая из моего знания, так что, будь мы полностью информированы о тела (включая, конечно, мой мозг и мои пальцы) и системе, всякое проявление неопределенности исчезнет, моего пера оставят эти черные знаки.

Психология же никогда этим не отличалась.

Возможен и более впечатляющий пример. Если фи Оглядываясь в прошлое, мы можем сказать, что зический детерминизм прав, то даже совершенно глу физический детерминизм был мечтой о могущественной хой и никогда не слышавший музыки физик в состоя науке, которая становилась все более реальной с каж нии написать все симфонии и концерты Моцарта или дым новым достижением физики, пока не стала, каза Бетховена посредством простого метода — изучения в лось бы, непреодолимым кошмаром. Соответствующие точности физического состояния их тел и предсказания, же мечтания психологов всегда были не более чем где бы они расположили свои черные знаки на линован воздушными замками: это были утопические мечтания ной нотной бумаге. Более того, наш глухой физик мог о том, чтобы сравняться с физикой, с ее математиче бы сделать и большее: изучив тела Моцарта или Бет скими методами и ее мощными приложениями, а воз ховена с достаточной тщательностью, он смог бы на можно даже, добиться и превосходства, формируя лю писать произведения, которые ни Моцартом, ни Бетхо дей и общества (и хотя эти тоталитаристские мечты L веном никогда не были написаны, но которые они на нельзя считать серьезными с научных позиций, они [ писали бы, если бы некоторые внешние обстоятельства весьма опасны в политическом отношении23), но, по- ' их жизни сложились по-другому: скажем, если бы они скольку об этих опасностях я писал уже и раньше, я съели барашка, а не цыпленка или выпили чаю вместо не намерен обсуждать эту проблему здесь.

кофе.

И, получи он достаточно знаний о чисто физических Это высказывание интересно сравнить с другим, где Юм гово условиях, наш глухой физик оказался бы способным рит: «Я определяю необходимость двояким образом» [с. 550], и тем, на все это. При этом ему совсем не нужно было бы где он приписывает «материи» «то постижимое качество, назовем ли мы его необходимостью или нет», которое, по его утверждению, все должны будут признать принадлежащими воле (или «актам духа»).

наивная утопическая мечта о всесилии [61, с. 246—250, 214]. Хаксли Иными словами, Юм пытается здесь приложить свое учение об обы [32;

33] и Оруэлл [44] являют собой хорошо известные примеры чае или привычке и свою ассоциативную психологию к «материи», противоположного характера. Некоторые из этих утопических и ав то есть к физике.

торитарных идей я подверг критике в [49 и 53]. (Обратите особое В этой связи особый интерес представляет очаровательная и внимание в обеих моих книгах на критику так называемой «социоло исключительно благожелательная, но в то же время удивительно гии знания».) 33* хоть что-нибудь знать о теории музыки, но тем не ме скажет о детерминизме некий француз детерминист на нее он смог бы предсказать ответы Моцарта или Бетхо дискуссии во Франции, а также, конечно, и то, что ска вена на экзаменах, если бы им задали вопросы по тео жет его противник — индетерминист. Но это означает, рии контрапункта.

что если нам кажется, что мы согласились с теорией, Все это представляется мне сплошным абсурдом24, подобной детерминизму, потому что поддались логиче и эта абсурдность становится еще более очевидной, я ской силе некоторых аргументов, то мы, согласно пози думаю, если мы применим методы физического пред ции физического детерминизма, тем самым обманываем сказания к самому детерминисту.

себя, а точнее говоря, мы находимся в физическом со Ведь согласно концепции детерминизма, любые тео стоянии, предопределяющем то, что мы обманываем рии, а значит, и сам детерминизм, считаются справед себя.

ливыми вследствие определенной физической структу Многое из этого было ясно и Юму, хотя, по-види ры (возможно, структуры мозга) того, кто их разде мому, он не вполне понимал, что это означает для его ляет. Поэтому мы просто обманываем себя (и физически собственных рассуждений;

ведь он ограничивался срав лредопределен даже этот факт самообмана) каж нением детерминизма «наших поступков» с детерминиз дый раз, когда утверждаем, что стали на позиции де мом «наших суждений», «но первые не более свобод терминизма под действием определенных причин или ны, чем вторые» [31, с. 775]. (Курсив мой.) аргументов. Или, другими словами, физический детер Соображения подобного рода явились, возможно, минизм представляет собой теорию, которая, если она причиной того, почему так много философов отказы истинна, не требует логического обоснования, посколь ваются серьезно рассматривать проблему физического ку она должна объяснять с помощью чисто физических детерминизма и отмахиваются от нее, как от «жупела» условий все наши реакции, и в том числе те, которые (см. выше прим. 13 и [55, с. 76]). Однако учение о выступают для нас как убеждения, основанные на ар том, что человек — это машина, весьма убедительно и гументах. Чисто физические условия, в том числе фи серьезно отстаивал де Ламетри еще в 1751 году, за зические состояния внешней среды, заставляют нас го долго до того, как стала общепринятой теория эволю ворить или принимать то, что мы говорим или прини ции, а ведь теория эволюции придала этому учению маем, и высококвалифицированный физик, совершенно еще большую остроту, выдвинув предположение о том, не знающий французского языка и никогда не слышав что между живой и мертвой материей нет столь уж ший о детерминизме, смог бы, скажем, предсказать, что четкого различия (ср. [48, с. 11]). И несмотря на побе 24 ду новой квантовой теории и обращение стольких фи Мой глухой физик, конечно, очень похож на демона Лапласа зиков в веру индетерминизма, учение де Ламетри о (см. прим. 11), и его достижения представляются мне абсурдными просто потому, что я считаю, что в развитии физического мира суще- том, что человек — это машина, имеет, вероятно, сего ственную роль играют и нефизические аспекты (цели, задачи, тради дня больше защитников, чем в какое-нибудь другое ции, вкусы, изобретательность). Иными словами, я верю в интерак время, среди физиков, биологов, философов, главным ционизм (см. прим. 27 и 40). Александер пишет по поводу того, что образом в виде положения о том, что человек — это он называет «лапласовым вычислителем»: «Если не считать того ограниченного смысла, в котором описывается гипотеза о вычислите вычислительная машина [62]25.

ле, эта гипотеза абсурдна» [l, v.II, с. 328]. Но ведь этот «ограничен ный смысл» включает предсказания всех чисто физических событий, Тьюринг утверждает, что в принципе люди и вычислительные а значит, включает предсказание расположения всех черных знаков, машины неразличимы с точки зрения их наблюдаемых (поведенчес написанных Моцартом или Бетховеном. При этом исключаются лишь ких) характеристик, и он бросил вызов своим оппонентам, предложив предсказания духовного опыта (исключение, весьма схожее с моим описать какую-либо форму наблюдаемого человеческого поведения и предположением о глухоте нашего физика). Так что то, что кажется достижения, которая в принципе недоступна вычислительной машине.

мне абсурдным, Александер согласен признать. (Здесь, по-видимому, Но в этом вызове таится интеллектуальная ловушка. Ведь описывая уместно сказать, что мне представляется предпочтительным рассмат форму поведения, мы тем самым и закладываем основу для состав ривать проблему свободы в связи с созданием музыки или новых на ления требуемой вычислительной программы. Более того, мы исполь учных теорий или технических изобретений, а не в связи с этикой и зуем и создаем вычислительные машины именно потому, что они мо этической ответственностью.) гут многое, чего не можем мы, точно так же, как я пользуюсь пером Ведь если мы примем теорию эволюции (подобную моего пера или вычислительной машины может создать дарвиновской), то, даже если мы сохраним скептицизм ся иллюзия, что они работают в силу своего интереса относительно теории, согласно которой жизнь возникла к проблемам, которые они думают, что решают, а я из неорганической материи, нам трудно будет отрицать, думаю, что решаю я, хотя на самом деле ничего суще что должно было быть время, когда не существовало ственного, кроме чисто физических взаимодействий, здесь не происходит.

всех этих абстрактных и нефизических сущностей, та ких, как основания, рассуждения и научное знание, а Из всего этого видно, что проблема физического де также абстрактные правила, скажем правила конструи- терминизма, волновавшая Комптона, действительно рования железных дорог, бульдозеров, спутников, пра- очень серьезная проблема. И это не просто философ вила грамматики или контрапункта, или по крайней ская проблема, она затрагивает по крайней мере фи мере они не могли воздействовать на физический мир. зиков, биологов, бихевиористов, психологов и специа Но тогда трудно понять, как физический мир мог поро- листов по вычислительной технике.

Конечно, довольно мало философов пытались пока дить абстрактные явления, такие, как правила, а затем зать (вслед за Юмом и Шликом), что на самом деле сам подпасть под их влияние в такой степени, что эти это лишь лингвистическая проблема, возникшая в свя правила в свою очередь могут оказывать весьма ощу тимое воздействие на физический мир. зи с использованием слова «свобода». Но эти филосо фы, похоже, не замечали разницы между проблемами Впрочем, существует по меньшей мере один, хотя и физического и философского детерминизма, и они были уклончивый, но по крайней мере простой выход из этих либо детерминистами вроде Юма, что объясняет, поче затруднений. Мы можем просто утверждать, что все му «свобода» для них — это «просто слово», либо они эти абстрактные сущности вообще не существуют, а никогда не соприкасались достаточно близко с физиче следовательно, и не могут влиять на физический мир.

скими науками или с вычислительной техникой, что Мы можем утверждать, что существует лишь наш мозг, обязательно убедило бы их в том, что мы имеем дело и мозг этот представляет собой машину типа вычисли не просто с вербальной проблемой.

тельной, и что все эти якобы абстрактные правила суть физические сущности совершенно такого же типа, как конкретные физические перфокарты, с помощью X которых определяют «программу» для вычислительной Подобно Комптону, я принадлежу к числу тех, кто машины, и что существование чего бы то ни было не рассматривает проблему физического детерминизма физического — это, наверное, просто «иллюзия», во вся серьезно, и, подобно Комптону, я не верю, что мы — ком случае нечто, не имеющее серьезного значения, по это всего лишь вычислительные машины (хотя я вполне скольку все осталось бы точно так, как было, даже если согласен с тем, что, изучая вычислительные машины, бы этих иллюзий и не возникло бы.

мы можем многое узнать, в том числе и о себе самих).

В соответствии с этим выходом из создавшегося по Поэтому, как и Комптон, я принадлежу к числу сто ложения беспокоиться о «духовном» статусе этих ил ронников физического индетерминизма, а физический люзий вообще не нужно. Они могут быть универсаль индетерминизм, как я думаю, является необходимой ным свойством любых вещей: у камня, который я бро предпосылкой любого решения рассматриваемой задачи.

саю, может возникнуть иллюзия, что он прыгает, точно Нам необходимо быть индетерминистами, и тем не ме так же, как мне кажется, что это я его бросил, а у нее я попытаюсь показать, что одного индетерминизма еще недостаточно.

или карандашом, когда хочу подсчитать сумму, которую не могу Высказав утверждение, что одного индетерминизма сложить в уме. «Мой карандаш умнее меня», — обычно говорил Эйн недостаточно, я подошел не просто к новому этапу, а к штейн. Но это вовсе не свидетельствует о том, что он не отличался самой сердцевине рассматриваемой проблемы.

от своего карандаша (ср. с [50, с. 195], а также с [54, гл. 12, Эту проблему можно изложить следующим образом.

разд. 5]).

чайностью и абсолютной необходимостью» [31, с. 280]26, Если детерминизм прав, то весь мир — это идеально Ниже я приведу доводы против этой важной концеп работающие безошибочные часы, и это относится и к ции о том, что единственной альтернативой детерми любым облакам, любым организмам, любым животным низму является чистая случайность. Тем не менее мне и любым людям. Если же, с другой стороны, правда на придется признать, что эта концепция, по-видимому, стороне индетерминизма Пирса, Гейзенберга или любо вполне согласуется с квантовотеоретическими моделя го другого толка, то в нашем физическом мире основ ми, разработанными для того, чтобы объяснить пли по ную роль играет просто случайность. Но так ли уж крайней мере проиллюстрировать возможность челове случайность более приемлема, чем детерминизм?

ческой свободы. И возможно, именно в этом причина Вопрос этот хорошо известен. Детерминисты, подоб того, почему эти модели кажутся столь неудовлетвори ные Шлнку, формулировали его следующим образом:

тельными.

«...свобода действия, ответственность и духовное здо Сам Комптон придумал одну из таких моделей, хотя ровье не могут выбраться за пределы сферы причин она ему и не очень нравилась. В ней использовалась ности: они отказывают там, где начинает действовать квантовая неопределенность и непредсказуемость кван случайность... и более высокая степень случайности...

тового скачка как модель решения, принимаемого чело [означает просто] более высокую степень безответ веком в решающие моменты своей жизни. Она состояла ственности» [58].

из усилителя, усиливавшего эффект одиночного кван Эту мысль Шлика можно, по-видимому, проиллю тового скачка таким образом, что это приводило либо стрировать уже использовавшимся мною примером:

к взрыву, либо к уничтожению того «рубильника», кото утверждение, что черные знаки, оставленные мною на рым должен был быть вызван этот взрыв. Благодаря белой бумаге в процессе подготовки этой лекции, есть этому один-единственный квантовый скачок мог ока лишь результат некоторого случая, вряд ли устроит заться эквивалентным главному решению. Однако, с нас больше, чем идея о том, что их расположение было моей точки зрения, эта модель не имеет ничего общего физически предопределено. На самом деле это объяс с рациональным решением. Скорее это модель, пригод нение выглядит даже еще менее удовлетворительным.

ная для ситуации, когда человеку нужно принять ре Ведь хотя некоторые люди и с готовностью воспримут шение, а он никак не может решиться на что-нибудь и идею о том, что текст моей лекции может быть в прин говорит: «Подброшу-ка я монету». На самом деле весь ципе полностью объяснен моей физической наследствен аппарат усиления квантового скачка представляется ностью и воздействиями окружающей меня физической совершенно ненужным: подбрасывание монеты и реше среды, включая и мое воспитание, книги, которые мне ние на основе результата подбрасывания действовать довелось прочесть, и разговоры, в которых я участво или нет привело бы точно к такому же результату.

вал, вряд ли кто-нибудь согласится поверить в то, что И конечно, существуют вычислительные машины со то, что я говорю вам сейчас,— это результат только встроенными устройствами, осуществляющими подбра случая, лишь случайная выборка английских слов сывание монеты для получения случайных результатов, или, возможно, букв, расположенных друг за дру если таковые понадобятся.

гом без всякой цели, размышлений, плана или наме Вероятно, можно согласиться с тем, что некоторые рения.

из наших решений действительно похожи на подбрасы Мысль о том, что единственной альтернативой де вание монеты: они суть скоропалительные мгновенные терминизму является чистая случайность, была заим решения, принимаемые без размышлений, поскольку ствована Шликом вместе со многими другими взгля часто у нас просто нет на это времени. Подобные мгно дами по этому поводу у Юма, который утверждал, что венные решения иногда приходится принимать водите «отсутствие» того, что он называл «физической необхо димостью», должно быть «равносильно случайности.

ы Ср. также, например, с утверждением: «...свобода... оказы Объекты должны быть или соединены, или не соедине вается тождественной случайности» [31, с. 547].

ны... значит, невозможно допустить среднее между слу что и наши облака управляются не одним лишь слу лю автомобиля или пилоту самолета, и, если они хоро чаем, поскольку довольно часто нам удается вполне шо обучены, а может быть, и просто удачливы, резуль успешно предсказать погоду по крайней мере на ко таты могут быть вполне удовлетворительными, но в роткий срок.

других случаях это может быть и не так.

Я могу согласиться с тем, что модель квантового скачка может служить одной из моделей подобных XI мгновенных решений;

и я даже допускаю возможность Итак, нам придется вернуться к нашей старой шка того, что, когда мы принимаем мгновенное решение, в ле с облаками на левом краю и часами па правом и нашем мозгу действительно происходит нечто подобное человеком и животными где-то между ними.

усилению квантового скачка. Но представляют ли мгно Но даже после того, как мы сделаем это (а нам венные решения такой уж интерес? Можно ли их счи предстоит решить еще ряд проблем, прежде чем мы тать характерными для человеческого поведения — ра сможем утверждать, что эта шкала не расходится с ционального человеческого поведения?

современной физикой), то и тогда мы лишь расчистим Я так не думаю, и я не думаю также, что с по площадь для постановки нашего главного вопроса.

мощью квантовых скачков удастся продвинуться суще Ведь ясно же, что на самом деле мы хотим понять, ственно дальше. Квантовые скачки относятся как раз как такие нефизические вещи, как цели, размышления, к тому виду примеров, который, по-видимому, придавал планы, решения, теории, намерения и ценности, могут убедительность тезису Юма и Шлика о том, что абсо участвовать в претворении физических изменений фи лютная случайность является единственной альтернати зического мира. То, что они способны на это, представ вой абсолютному детерминизму. А для того чтобы по ляется очевидным, да простят мне Юм, Лаплас и Шлик.

нять рациональное поведение человека — а на самом де Ведь нельзя же объяснить все те огромные физические ле и любого животного, — нам нужно что-то по своему перемены, которые ежечасно совершаются благодаря характеру промежуточное между абсолютной случай нашим авторучкам, карандашам или бульдозерам, лишь ностью и абсолютным детерминизмом, что-то среднее на основе чисто физических понятий, опираясь либо на между совершенными облаками и совершенными ча сами. детерминистскую физическую теорию, либо приписывая все (используя стохастическую теорию) случайности.

Онтологический тезис Юма и Шлика о том, что не может существовать ничего промежуточного между Комптон вполне был знаком с этой проблемой, что случайностью и детерминизмом, представляется мне не ясно видно из следующего прекрасного отрывка из его только в высшей степени догматическим (если не ска- лекций для Фонда Терри: «Прошло уже порядочно вре зать доктринерским), но и очевидно абсурдным. Более мени с тех пор, когда я написал секретарю Иельского того, их можно понять, только приняв во внимание, что университета о моем согласии выступить там с лекцией оба они верили в полный детерминизм, в котором слу- 10 ноября в 5 часов пополудни. Так как он верил мне, чайность вообще не имела никакого статуса, кроме как о лекции было объявлено публично, а публика так в качестве симптома нашей собственной неосведомлен- верила его слову, что собралась в зале в назначенное время. Но посмотрите, насколько физически невероятно ности. (Впрочем, этот тезис представляется мне абсурд ным и в этом случае, так как очевидно, что существует было оправдать все это доверие. В это время моя ра нечто вроде частичного знания или частичной неосве- бота забросила меня в Скалистые горы, а затем через домленности). Ведь нам известно, что даже самые вы- океан в солнечную Италию. Фототроптическому орга соконадежные часы не являются в действительности со- низму, [к числу которых я отношусь, было бы не про вершенными, а Шлик (если не Юм) должен был бы сто]... оторваться от тамошних мест, чтобы отправить знать, что это в значительной степени определяется та- ся в промозглый Нью-Хейвен. И число различных воз кими факторами, как трение, то есть статистическими можностей находиться мне в данный момент где-то в или случайными воздействиями. И нам также известно, другом _меете было бесконечным. А если рассматривать 522 это событие с чисто физической точки зрения, то вероят навеянной текстом Комптона формулировке проблема ность выполнить это мое обязательство оказалась бы поставлена на основе поведения Комптона и его воз фантастически мала. Почему же ожидания аудитории вращения в Иельский университет, однако было бы были оправданными?.. Они знали о моих намерениях, и то же самое, если бы мы включили сюда такие духов именно мои намерения предопределили то что я буду ные явления, как волеизъявление, ощущение озарения там» [18, с. 53—54].

или овладения некой идеей.

Здесь Комптон прекрасно показывает, что одного Сохраняя бихевиористскую терминологию самого физического индетерминизма недостаточно. Верно, ко Комптона, мы MO>I

совокупности таких разнородных вещей, как обещания, Так что в этом теперь и состоит наша центральная цели и правила разного рода — типа правил граммати проблема.

ки, вежливого обращения, логики, игры в шахматы, контрапункта, а также такие вещи, как научные (и дру XII гие) публикации, обращения к нашему чувству спра При более внимательном рассмотрении, однако, ока ведливости или щедрости или к нашему художествен зывается, что в рассказе о поездке Комптона из Ита ному чутью и так далее и тому подобное, едва ли не лии в Иельский университет заключены целых две про до бесконечности.

блемы. Я стану называть первую из них проблемой Мне думается, что проблема, которую я назвал здесь Комптона, а вторую — проблемой Декарта.

комптоновской, является одной из наиболее интересных Философы мало обращали внимание на комптонов философских проблем, даже если на нее обращало вни скую проблему, а если и обращали, то недостаточно мание мало философов. По моему мнению, это вообще осознанно. Эту проблему можно сформулировать сле ключевая проблема, более важная даже, чем классиче дующим образом.

ская проблема о взаимоотношении духовного и телес Существуют объекты, такие, как письма с выраже ного, которую я стану называть здесь декартовской.

нием согласия прочесть лекцию, публичные заявления Для того чтобы не возникало недоразумений, я, по о намерениях, обнародованные цели и пожелания, об жалуй, упомяну, что, формулируя свою проблему в ти щие правила морали. Каждый из этих документов, за пично бихевиористских терминах, Комптон, безусловно, явлений или правил имеет определенное содержание вовсе не собирался вставать под знамена правоверного или смысл, остающиеся инвариантными, когда мы пере бихевиоризма. Напротив, он нисколько не сомневался лагаем их или переформулируем. Таким образом, это ни в существовании своего собственного сознания, ни содержание или смысл представляют собой нечто вполне сознания у других, а также в существовании таких яв абстрактное. И тем не менее оно может управлять по лений, как волеизъявление, размышление, удовольствие средством краткой условной пометки в рабочем кален или боль. Поэтому он обычно, настаивал на том, что даре физическими передвижениями человека до такой здесь таится и вторая проблема, требующая своего ре степени, что переправит его из Италии в штат Коннек шения.

тикут. За счет чего же это возможно?

Эту вторую проблему можно отождествить с клас Именно это я и буду называть комптоновской про- t сической проблемой о взаимоотношении духовного и л блемой. Здесь важно отметить, что в такой форме эта телесного, или проблемой Декарта. Ее можно сформу проблема представляется нейтральной по отношению лировать следующим образом: как может случиться, к вопросу, стоим ли мы на позициях бихевиористской что такие вещи, как психические состояния — волеизъ или менталистской психологии: в приведенной здесь и явление, чувства, ожидания, — влияют или воздействуют на физические движения членов нашего тела? Каким «ак иллюстрацию такого сочетания свободы и контроля, образом (хотя в данном контексте это и менее важно) которое и составляет самую сущность комптоновского физическому состоянию организма удается влиять на постулата свободы.

свое духовное состояние?

Комптон высказывает предположение, что любое XIII удовлетворительное или приемлемое решение любой из этих двух проблем должно будет согласовываться со Выше я объяснил, в чем состоят две основные наши следующим постулатом, который я буду называть комп проблемы: комптоновская и декартовская. И мне кажет тоновским постулатом свободы;

это решение должно ся, что, для того чтобы решить их, требуется новая тео объяснять феномен свободы, а также должно объяснять, рия, а именно новая теория эволюции и новая модель что свободу несет не просто случай, а тонкое взаимо организма.

переплетение чего-то почти случайного и непредсказуе Эта необходимость возникла в силу неудовлетвори мого и чего-то напоминающего ограничительное или тельности существующих индетерминистских теорий.

селективное регулирование, типа цели или стандарта, но, Они индетерминистские, однако мы уже знаем, что одно безусловно, никак не жесткий контроль. Ибо нам ясно, го индетерминизма недостаточно, и не ясно, как обойти что регулирование, возвратившее Комптона из Италии, возражение Шлика и соответствуют ли они постулату оставляло ему массу свободы, скажем свободу выбрать Комптона о свободе плюс управлении. Кроме того, проб американский, французский или итальянский корабль лема Комптона совершенно не охватывается ими: они или свободу отложить свою лекцию, если возникло ка вряд ли имеют к ней отношение. И хотя все эти теории кое-то более неотлагательное обязательство.

пытаются решать декартовскую проблему, предлагае Можно сказать, что комптоновский постулат свободы мые ими решения не выглядят удовлетворительными.

ограничивает приемлемые решения наших двух проблем Теории, которые я имел в виду выше, можно наз такими, которые соответствуют идее сочетания свободы вать «моделями управления рубильником» или, несколь и контроля, а также идее «гибкого управления», как я ко короче, «теориями главного рубильника». В основе стану обозначать этот тип управления в противовес их лежит идея, что наше тело — это своего рода маши «жесткому управлению».

на, которой можно управлять с помощью рычага или Ограничение, содержащееся в комптоновском посту переключателя с одного или нескольких пунктов цент лате, я принимаю с легкой душой и без всяких огово рального управления. Сам Декарт зашел даже так да рок, и мое свободное и обдуманное, хотя и не без кри леко, что указал точное расположение такого пункта тики, принятие этого ограничения можно рассматривать управления: дух действует на тело, утверждал он, че рез посредство шишковидной железы. Некоторые спе циалисты по квантовой теории выдвигали предположе Критический разбор того, что я называю здесь проблемой Де ние (и Комптон в предварительном порядке согласился карта, можно найти в [54, гл. 12, 13]. Позволю себе заметить, что, «с ними), что наша психика действует на наше тело, как и Комптон, я почти картезианец, поскольку я отвергаю тезис о физической завершенности любых живых организмов (рассматривае воздействуя на определенные квантовые скачки или вы мых как физические системы), то есть поскольку я предполагаю, что бирая их. Затем эти скачки усиливаются центральной в некоторых организмах духовные состояния могут взаимодейство нервной системой, действующей подобно электронному вать с физическими. (Однако я не такой картезианец, как Комптон, усилителю, а усиленные квантовые скачки приводят в так как меня еще менее, чем его, привлекают модели «главного ру бильника». Ср. в этой связи прим. 28 и 40.) Более того, меня никак действие каскад реле, или «главный рубильник», и в не привлекают картезианские рассуждения о духовной субстанции конечном счете вызывают сокращение мышц. Мне ка или думающей субстанции, так же как и его материальная субстан ция или протяженная субстанция. Я картезианец лишь постольку, поскольку я верю в существование как физических, так и духовных Комптон довольно подробно обсуждал эту теорию в [18, состояний (а кроме того, и еще более абстрактных вещей типа •с. 37—65]. См., кроме того, ссылку на уже цитировавшуюся работу состояния дискуссии).

•Лилли в [18, с. 50], а также [19, с. 47—54]. Значительный интерес / жется, что в книгах Комптона можно усмотреть, что эта или активизированной каким-то биологическим стиму конкретная теория, или модель, не слишком ему нра лом, обычно значительно превосходит энергию активи вилась, и он пользовался ею с единственной целью:

зирующего стимула ), и я не буду спорить и с тем, что показать, что человеческий индетерминизм (или даже мгновенные решения существуют. Но они радикально «свобода») не обязательно противоречит квантовой фи отличаются от решений того рода, которые имел в виду зике (см. [1[9, с. VIII;

54]). И я думаю, что здесь он Комптон: они так мало отличаются от рефлексов, а по был прав во всем, включая и его нелюбовь к теориям тому не отвечают ни ситуации комптоновской проблема «главного рубильника».

тики о воздействии мира значений на наше поведение, Ибо все эти теории главного переключателя — будь ни комптоновскому постулату свободы (ни его идее это теория Декарта или теории усиления, выдвигаемые «гибкого» управления). Решения, которые отвечают все специалистами по квантовой теории, — принадлежат к му этому, принимаются почти незаметным образом в категории, которую я позволю себе назвать «теориями результате долгих размышлений. Они принимаются в о крошечных объектах». И мне они представляются процессе, подобном, процессу созревания, который ча почти так же малопривлекательными, как и крошечные стично описывается моделью «главного рубильника».

дети.

Рассматривая упомянутый процесс размышлений, мы Уверен, что все вы слышали анекдот про незамуж можем найти в нем еще один намек на нашу новую нюю мать, оправдывающуюся: «Но ведь он такой кро теорию. Ибо размышления всегда ведутся методом проб шечный». Оправдания Декарта кажутся мне подобны и ошибок, или, говоря более точно, методом проб к ми: «Но ведь она такая крошечная: только точка в устранения ошибок, то есть методом предположительно строгом математическом смысле слова, в которой пси го выдвижения различных возможностей и исключения хика может воздействовать на наше тело».

тех из них, которые не кажутся адекватными. Поэтому Специалисты по квантовой теории придерживаются допустимо предположить, что в нашей новой теории весьма сходной «теории крошечных объектов»: «Ведь можно воспользоваться некоторым, механизмом проб и:

это с помощью только одного квантового скачка и толь устранения ошибок.

ко в рамках неопределенности Гейзенберга — а все это Теперь я в кратких чертах намечу, как я собираюсь такое крошечное — психика может подействовать на фи действовать дальше.

зическую систему». Согласен, что определенный прог Прежде чем сформулировать свою эволюционную ресс здесь есть, поскольку по крайней мере уточнены теорию в общем виде, я начну с того, что покажу, как размеры ребенка. Но сам ребенок мне по-прежнему не она работает на одном частном примере, в приложении;

нравится.

Ибо каким бы крошечным наш «рубильник» ни был, Это чрезвычайно важно, и настолько, что любой процесс вряд модель рубильник-с«т-усилитель заключает в себе очень ли можно признать типично биологическим, если он не связан с вы сильное предположение о том, что все наши решения свобождением или активизацией запасенной энергии. Однако обрат ное утверждение, конечно, неверно: многие небиологические процес являются либо мгновенными (как я назвал их выше сы имеют тот же характер. И хотя усилители и процессы высвобож в разд. X), либо комбинацией мгновенных решений. Ко дения энергии и не играют большой роли в классической физике, они нечно, я признаю, что усилительные механизмы пред весьма характерны для квантовой физики и, конечно, для химии.

(Крайним примером этого может служить радиоактивность, где энер* ставляют собой важную характеристику биологических гия высвобождения равна нулю. Другим интересным и в принципе систем (поскольку энергия реакции, высвобожденной адиабатическим примером является захват частоты на определенных радиочастотах с последующим огромным усилением сигнала, то есть представляют замечания Комптона в [18, с. 63 и далее] и в [19, стимула.) Именно благодаря этому формулы типа «данные причины с. 53] относительно характера индивидуальности наших действий и вызывают данные следствия» (и вместе с ними традиционные возра его объяснение, почему это позволяет нам избегать того, что можно жения против декартовского интеракционизма) давно уже устарели,.

было бы назвать второй проблемой дилеммы (если первой проблемой несмотря на справедливость законов сохранения (ср. прим. 27 и об считать чистый детерминизм), то есть возможность того,, что наши суждение в разд. XIV ниже стимулирующей или высвобождающей действия вызваны чистой случайностью.

функции языка;

см. также [54, с. 381].

528 34— нашей первой проблеме, то есть к комптоновской проб- есть «приемника». Симптоматическое самовыражение.

леме воздействия значения, смысла на поведение. первого организма, «передатчика», высвобождает, вызы Решив таким образом комптоновскую проблему, я вает, стимулирует или обеспечивает срабатывание реак сформулирую свою теорию в общем виде. А тогда обна- ций второго организма, реагирующего на поведение пе ружится, что она содержит в себе в рамках нашей но- редатчика, преобразуя его тем самым в сигнал. Эта вой теории, создающей и новую проблемную ситуацию, функция языка воздействовать на приемник была назва самоочевидное и едва ли не тривиальное решение клас- на Бюлером высвобождающей или сигнальной функцией сической декартовской проблемы о взаимоотношении языка.

.духа и тела.

Приведем пример. Собираясь улетать, птица может выразить это посредством определенных симптомов. Это XIV может вызвать высвобождение или вызывание опреде Переходя к решению нашей первой проблемы, то ленного ответа или реакции другой птицы, в результате «сть комптоновской проблемы о воздействии значения чего она тоже приготовится улетать.

на поведение, следует сделать несколько замечаний об Заметим, что две функции— экспрессивная и высво эволюции от животных, языков к человеческим. бождающая·— отличаются друг от друга, ибо можно Язык животных и язык человека имеют много обще- указать случаи, когда первая из них проявляется без то, но между ними есть и различия, ведь все мы знаем, второй, даже если наоборот и не бывает: птица может 'что язык человека в некотором отношении превосходит своим поведением выразить, что она готовится улетать, :язык животных.

не оказывая при этом никакого влияния на другую Используя и развивая некоторые из идей моего по- птицу. Таким образом, первая функция может осуще койного учителя Бюлера, я буду различать две функ- ствляться в отсутствие второй, и это показывает, что· ции, общие для языков 'человека и животных, и две их можно отделить друг от друга, хотя, конечно, во всех «функции, характерные исключительно для человеческо- случаях, когда имеет место настоящий языковой обмен го.языка, или, другими словами, две низшие и две вые· информацией, используются сразу обе функции языка.

;

шие функции языка, причем будем считать, что высшие Эти две низшие функции языка, симптоматическая «функции образовались в результате эволюции низших. или экспрессивная, с одной стороны, и высвобождаю Две низшие функции языка следующие. Прежде щая или сигнальная, с другой, являются общими и для :всего, язык, как и все остальные формы поведения, об- языков животных, и для человеческого языка, и эти две разуется из симптомов или выражений. Именно симпто- низшие функции присутствуют всегда, когда использу матическое и экспрессивное выражение состояния орга- ется хотя бы одна из высших функций (принадлежащих низма создает лингвистические знаки.

исключительно человеку).

Следуя Бюлеру, я стану называть это симптоматиче- Человеческий язык несравненно богаче. У него мно ской или экспрессивной функцией языка. го таких функций и качеств, которыми язык животных Во-вторых, для того чтобы осуществился языковой, не обладает. Две из этих новых функций особенно важ •или коммуникативный, акт, необходимо наличие не J ны для эволюции логического мышления и рациональ только организма, производящего знаки, или «передат- I ности — это дескриптивная и аргументативная функции.

чика», но и организма, реагирующего на эти знаки, то В качестве примера дескриптивной функции я мог бы сейчас описать вам, как два дня тому назад в моем саду зацвела магнолия и что случилось, когда пошел Излагаемая здесь теория функций языка принадлежит Бюлеру снег. Тем самым я смогу выразить свои чувства и про [12 и 13]. К его трем функциям я добавил аргументативную функцию (а также и еще несколько других, которые в данном контексте не иг будить или стимулировать какие-то чувства у вас: воз рают роли, например, увещевательную и убеждающую функции). См., можно, что вы прореагируете, подумав о магнолиях в например, [54, с. 295, 134]. Вполне возможно, что у некоторых жи своем собственном саду. При этом обе низшие функции вотных, особенно у пчел, наблюдается переходная стадия к образо ванию дескриптивного языка (см. [24;

25;

38]). будут иметь место. Но в дополнение к этому мне при 34» 530 / дется описывать вам некоторые факты, сделать некото- критического рассуждения».) Наряду с использованием рые дескриптивные высказывания, и эти мои высказы- языка в дескриптивных целях его использование для вания будут либо фактически истинными, либо фактиче- аргументации привело к эволюционному развитию иде ски ложными.

альных стандартов регулирования или «регулятивных Стоит заговорить, как я неизбежно начну выра- идей» (если воспользоваться термином Канта), причем жать себя;

а если вы слушаете меня, то так или иначе главной регулятивной идеей дескриптивной функции реагируете на то, что я говорю. Поэтому низшие функ- языка стала истина (в отличие от ложности'}, а для ции всегда имеют место. Что же касается дескриптив- аргумептатпвной функции на стадии критического об ной функции, то се осуществление необязательно, так суждения— обоснованность (в отличие от необоснован как я могу говорить с вами, не описывая никакого фак ности).

та. Например, продемонстрировав или выразив вам свое Аргументы обычно выдвигают за или против некото беспокойство, например сомнения в том, хватит ли вас рого утверждения или дескриптивного высказывания.

на то, чтобы дослушать эту долгую лекцию до конца Вот почему наша четвертая, аргументативная функция я совсем не обязательно описал что-то. Тем не менее должна была появиться позже дескриптивной. Даже описания, включая и описания предполагаемого поло- если я излагаю в комитете свои соображения о том, жения дел, которые мы формулируем в виде теорий или что наш университет не должен идти на какие-то рас гипотез, представляют собой чрезвычайно важную функ- ходы потому, что он не может позволить себе это, или цию человеческого языка;

и именно эта функция наи- потому, что гораздо полезнее использовать те же день более убедительным образом демонстрирует отличие че- ги на что-то еще, я на самом деле выступаю не только ловеческого языка от языков различных животных (хо- за и против чего-то предлагаемого, но также и выдвигаю тя в языке пчел и можно усмотреть нечто подобное аргументы за или против некоторого утверждения, ска жем, за то, что предполагаемые траты не будут доста [24;

25;

38]). И наконец, без этой функции наука вооб.ще не могла бы существовать. точно полезными, и против того, что эти траты принесут пользу. Поэтому всякая аргументация, даже аргумента Последней и самой высшей из четырех функции, ко ция, относящаяся к чему-то предлагаемому, как правило, торые будут упомянуты далее, является аргументатив направлена на некоторые утверждения, и чаще всего ная функция языка, проявления которой можно подме тить в высшей форме ее развития, в хорошо организо- на дескриптивные утверждения.

ванном критическом обсуждении. И все же аргументативное использование языка нуж но четко отличать от его дескриптивного использования Аргументативная функция языка не только самая просто потому, что можно что-то описывать, ничего не высшая из четырех, рассматриваемых здесь функции, аргументируя;

другими словами, можно описывать что она и самая позднейшая в эволюционном развитии. Ее то, не выдвигая аргументов за или против истинности эволюция тесно связана с развитием аргументирован ной, критической и рационалистической позиции, и, по- моего описания.

Наш анализ четырех функций языка, то есть экспрес скольку именно эта позиция привела к развитию науки, сивной, сигнальной, дескриптивной и аргументативной, мы можем утверждать, что аргументативная функция можно подытожить следующим образом: несмотря на то языка привела к созданию того, что можно, наверное, что низшие функции языка — экспрессивная и сигналь считать наиболее могучим орудием биологической адап ная — присутствуют всегда, когда реализуются высшие тации из числа тех, которые когда-либо появлялись в процессе органической эволюции. функции, нам нужно тем не менее отличать высшие Как и другие функции, искусство критического рас функции от низших.

суждения развивалось методом проб и устранения оши бок и имело, безусловно, решающее влияние на способ *' См. мою книгу [54, гл. 1], в особенности замечание на с. ности человека мыслить рациональным образом. (Фор о формальной логике как «органоне рационального критицизма», мальную логику можно охарактеризовать как «органон а также гл. 8—11 и 15.

А в то же время многие специалисты по исследова- Все это придает нашему языку, особенно его дес нию поведения и многие философы не заметили высших криптивной и аргументативной функциям, нечто, имею функций, по-видимому, именно потому, что низшие функ- щее совершенно новые измерения. И самое последнее ции присутствуют всегда, независимо от того, присут- достижение на этом пути (используемое главным обра ствуют ли при этом высшие функции или нет. зом для усиления наших способностей в аргументации) связано с развитием вычислительной техники..

XV XVI Кроме тех новых функций языка, которые появились Но каким же образом высшие функции и измерения вместе с человеком и развились в процессе эволюции языка связаны с низшими? Как мы видели, они не под его рационального мышления, нам нужно обратить вни меняют низших, а устанавливают лишь своего рода мание еще на одно различие, по своей важности мало гибкое управление над ними — управление с обратной уступающее первому, — между эволюцией органов n эволюцией орудий труда или машин, различие, честь -связью.

Рассмотрим, например, дискуссию на научной конфе обнаружения которого по праву принадлежит одному ренции. Она может быть увлекательной, занятной и со из величайших английских философов Самюэлю Бат держать все симптомы и проявления этого, а эти про леру, автору произведения «Едгин» (1872 г.).

явления могут в свою очередь стимулировать аналогич Эволюция животных происходит в основном, хотя и ные симптомы у других участников конференции. Тем не только, в результате видоизменения их органов (или не менее, без всяких сомнений, в определенной мере эти их поведения) или появления новых органов (или но симптомы и стимулирующие сигналы будут вызваны и вых форм поведения). В отличие от этого эволюция че будут управляться научным содержанием дискуссии, а ловека происходит главным образом благодаря разви так как это содержание будет иметь дескриптивный или тию новых органов, находящихся вне нашего тела или аргументативный характер, низшие функции окажутся нашей личности: «экзосоматически», как это определя под контролем высших. Более того, хотя удачная шутка ют биологи, или «внеличностно». Этими новыми орга «ли приятная улыбка и могут позволить низшим функ нами являются наши орудия труда, оружие, машины., дома.

циям взять верх на короткое время, в конце концов Рудиментарные зачатки такого экзосоматического ^побеждает хорошая, обоснованная аргументация и то, что она доказывает или опровергает. Другими словами, развития можно найти, конечно, и у животных. Строи наша дискуссия управляется, хотя и гибким образом, тельство нор, берлог или гнезд можно отнести к числу регулятивными идеями истины и обоснованности.

первых достижений на этом пути. Здесь уместно напом Эта ситуация стала еще более ярко выраженной в нить, что бобры устраивают весьма хитроумные плоти результате открытия и совершенствования новой прак ны. Но человек вместо того, чтобы развивать у себя бо тики книгопечатания и публикаций, особенно когда лее остры« глаз или более чуткое ухо, обрастает очка речь идет о печатании и публикации научных теорий и ми, микроскопами, телескопами, телефонами и аппара гипотез, а также статей, в которых эти теории и гипоте тами для глухих. И вместо того, чтобы развивать спо зы подвергаются критическому обсуждению.

собности бегать все быстрее и быстрее, он создает все Я не могу здесь останавливаться на важности кри более скоростные автомобили.

тического рассуждения, так как на эту тему я писал Но меня больше всего во внеличностной или экзосо •очень много (см. прим. 31\ и [[49;

гл. 24 и прилож. к т. II матической эволюции интересует следующее. Вместо (1962)], а также [54, предисловие и введение]), и не того чтобы все больше и больше развивать свою память стану ее затрагивать здесь. Я хотел бы лишь подчерк и мозг, мы обрастаем бумагой, ручками, карандашами, нуть, что критическая аргументация представляет собой пишущими машинками, диктофонами, печатными стан ками и библиотеками. средство управления: она является средством устране ния ошибок, средством отбора. Мы решаем стоящие пе намерений, ведь роль функции содержания и смысла ред нами задачи, выдвигая предположительно различ как раз и состоит в том, чтобы управлять.

ные конкурирующие теории и гипотезы, своего рода Такое решение комптоновской проблемы соответст пробные шары, и подвергая их критическому обсужде вует комптоновскому ограничивающему постулату. Ибо нию и эмпирическим проверкам с целью устранения управление нами и нашими действиями со стороны на ошибок.

ших теорий и намерений является, безусловно,^гибким.

Таким образом, эволюцию высших функций языка, Ничто не заставляет нас следовать управлению со сто которую я пытался обрисовать, можно охарактеризовать роны наших теорий: ведь мы можем подвергнуть их как эволюцию новых средств решения проблем с по- критическому обсуждению и беспрепятственно отвер мощью нового типа проб и нового метода устранения гнуть их, если нам покажется, что они не удовлетво ошибок, то есть новых методов управления пробами. ряют нашим регулятивным нормам. Так что это управ ление далеко не одностороннее. Научные теории не только управляют нами, они и управляются нами (так XVII же как и наши регулятивные нормы), и это образует Теперь я готов привести мое решение нашей первой своеобразную обратную связь. Если же мы решаемся основной задачи, то есть комптоновской проблемы о следовать нашим теориям, то мы делаем это по доброй влиянии смысла на поведение. Оно состоит в следую- воле, после необходимых размышлений, то есть после щем.

критического рассмотрения альтернатив и в результате Высшие функции языка эволюционировали под дав- свободного выбора между конкурирующими теориями, лением потребности в лучшем управлении двух вещей;

выбора, основанного на критическом обсуждении.

более низких уровней нашего языка и нашей адаптиру- Именно это я и считаю своим решением комптонов емости к внешней среде с помощью развития не только ской проблемы, и, прежде чем перейти к решению де новых орудий труда, но и, скажем, новых научных тео- картовской проблемы, я вкратце обрисую более общую рий и новых стандартов отбора.

теорию эволюции, которой я в неявном виде восполь Но, развивая свои высшие функции, наш язык по зовался для решения комптоновской проблемы.

путно усилил абстрактные значения и абстрактное со держание, то есть мы научились абстрагироваться от XVIII различия в способе формулирования и выражения тео рий и обращать внимание лишь на их инвариантное Прежде чем излагать мою общую теорию, я хотел содержание или смысл (от которых зависит их истин- бы принести многочисленные извинения. Мне понадоби ность). И это справедливо не только относительно тео лось много времени, чтобы всесторонне ее обдумать и рий и других дескриптивных высказываний, но также самому уяснить, в чем ее суть. Тем не менее она все еще относительно предлагаемых вещей, целей и всего ос- не удовлетворяет меня полностью. Частично это объяс тального, что можно подвергнуть критическому обсуж- няется тем, что эта теория является эволюционной и дению.

к тому же, боюсь, мало что добавляет, если не считать Проблема, которую я назвал комптоновской, пред- новых акцентов, к уже существующим эволюционным ставляет собой проблему объяснения и понимания все теориям.

побеждающей силы СМ.ЫСЛОБ, например содержания на- Мне приходится краснеть, когда я делаю это приз ших теорий, наших целей, наших намерений;

намерений нание, так как, когда я был моложе, я обычно говорил и целей, которые в некоторых случаях, должно быть, о философских учениях эволюционизма в пренебрежи усваиваются в результате размышлений и обсуждений.

тельном тоне. Когда двадцать два года тому назад ка Но теперь больше нет такой проблемы. Ибо возмож- ноник Рэвин в своей книге «Наука, религия и будущее» ность воздействовать на нас представляет собой неотъ- назвал полемику вокруг дарвиновской теории «бурей емлемую часть содержания и смыслов теорий, целей, в викторианской чашке чая»», согласившись с ним в аза как один из способов управления ими с помощью принципе, я критиковал его (ср. [53, с. 106, прим. 1J) за то, что он слишком много внимания уделяет «пару, устранения ошибок.

Теперь я изложу эту теорию с помощью двенадцати все еще идущему из чашки», имея при этом в виду пыл философских учений об эволюции (и особенно тех из сжатых тезисов.

(1) Все организмы постоянно, днем и ночью, решают них, кто уверял в существовании непреложных законов проблемы, и это же можно сказать и о тех эволюцион эволюции). Но сегодня мне приходится признаться, что ных рядах, организмов, филумах, которые начинаются эта чашка чая стала в конце концов моей чашкой и к вынужден прийти с повинной. с самых примитивных форм и заканчиваются живущи Даже если не обращать внимания на философские ми в настоящее время организмами.

(2) Проблемы, о которых упоминалось выше, явля учения об эволюции, беда эволюционной теории состоит ются проблемами в объективном смысле слова: гипоте в том, что она имеет тавтологический или почти тавто тически их всегда можно реконструировать, так ска логический характер: эта беда проистекает из того, что зать, задним числом (об этом я скажу подробнее ни дарвинизм и теория естественного отбора, как бы важ же). У объективных в этом смысле проблем не всегда ны они ни были, объясняют эволюцию с помощью прин должны быть осознанные эквиваленты, а в том случае, ципа «выживания наиболее приспособленных» (этот когда какая-нибудь проблема выступает осознанной, термин принадлежит Спенсеру). А тем не менее трудно· она не обязательно должна совпадать с объективной обнаружить различие, если только оно существует, меж ду утверждением: «Те, кто выжил, наиболее приспособ проблемой.

лены»— и тавтологией: «Выжили только те, кто вы- (3) Проблемы всегда решаются методом проб и ошибок: предположительно выдвигаются новые реак жил». Ибо, боюсь, у нас нет другого критерия определе ния приспособленности, чем реальное выживание, и, ции, новые формы, новые органы, новые способы пове дения, новые гипотезы, а затем осуществляется конт значит, именно из того, что некоторые организмы вы жили, м.ы заключаем, что они были наиболее приспособ- роль посредством устранения ошибок.

(4) Устранение ошибок может осуществляться либо ленными, наилучшим образом адаптировавшимися к условиям своего существования. в виде полного устранения неудачных форм (уничтоже ние неудачных форм в результате естественного отбо Это показывает, что дарвинизм, несмотря на все свои несомненные достоинства, далеко не совершенен как ра), либо в виде (предварительной) эволюции управле теория. Он требует переформулировки, которая сделает ний, осуществляющих модификацию или подавление не его менее туманным. И эволюционную теорию, которую- удачных органов, форм поведения или гипотез.

(5) Отдельный организм, так сказать, телескопиче я собираюсь обрисовать здесь, нужно рассматривать как попытку такой переформулировки. · ски32 вбирает в единое тело то управление, которое вы работалось в процессе эволюции его филума, точно так Мою теорию можно представить как попытку при же, как он частично повторяет в своем онтогенетическом менить к эволюции в целом то, что мы выяснили, рас сматривая эволюцию от языка животных к человеческо- развитии свою филогенетическую эволюцию.

му языку. И она представляет собой определенный Идею «телескопирования» (хотя и не сам этот термин, заим взгляд на эволюцию как на развивающуюся иерархиче ствованный мною у Масгрейва) можно, по-видимому, обнаружить у скую систему гибких управлений и определенный Дарвина в «Происхождении видов» (гл. VI), где он пишет: «...каж взгляд на организм как нечто, содержащее (а в случае дый высоко развитый организм прошел через много изменений... каж человека—-эволюционирующую экзосоматически) эту дое изменение в строении имеет наклонность передаваться по наслед ству, так что ни одно изменение не может быть легко полностью развивающуюся иерархическую систему гибких управ утрачено, а будет вновь и вновь изменяться далее. Таким образом, лений. При этом я опираюсь на неодарвинистскую тео «организация каждой части -[организма]... является суммой многих рию эволюции, но в новой формулировке, в которой унаследованных изменений, через которые прошел данный вид...» [20, «мутации» интерпретируются как метод более или ме- с. 282. — Курсив мой]. (См. также, что говорит по этому поводу Бол дуин в [2, с. 99], и литературу, на которую он ссылается.) нее случайных проб и ошибок, а «естественный отбор»;

—· (9) В данном виде нашу схему уже можно сравнить (6) Отдельный организм представляет собой своего с представлениями неодарвинизма. Согласно неодарви рода «головной отряд» эволюционного ряда организмов, низму, существует в основном одна проблема — пробле к которому он принадлежит (своего филума) : он сам ма выживания. Неодарвинизм, как и мы, допускает раз является пробным решением, опробовающимся в новых нообразие пробных решений, это так называемые вариа экологических нишах, выбирающим окружающую среду ции, или мутации. Но он допускает только однц форму и преобразующим ее. В этом смысле индивидуальный устранения ошибок — вымирание организма. Кроме того организм по отношению к своему филуму находится (и это частично объясняется предыдущим), он не заме почти в том же положении, что и его действия (поведе чает, что PI и Р2 существенно различны, или по край ние) по отношению к самому себе: и сам индивидуаль ней мере не отдает себе достаточно ясного отчета в том, ный организм, и его поведение — все это пробы, кото что этот факт имеет первостепенное значение.

рые могут быть забракованы в результате устранения (10) В нашей системе не все проблемы суть пробле ошибок.

мы выживания: существует множество вполне конкрет (7) Обозначая проблему через Р, ее пробные реше ных проблем и субпроблем (даже если самыми первы ния — через TS n устранение ошибок — через ЕЕ, мы ми из проблем были действительно проблемы на чистое можем представить фундаментальную эволюционную выживание). Например, одной из ранних проблем Р\ последовательность событий в следующем виде:

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.