WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |
-- [ Страница 1 ] --

Для научных библиотек KARL R. POPPER КПОППЕР THE LOGIC ЛОГИКА И РОСТ OF SCIENTIFIC DISCOVERY London 1959 НАУЧНОГО ЗНАНИЯ CONJECTURES AND REFUTATIONS ИЗБРАННЫЕ РАБОТЫ London 1963 Переводы с

английского OBJECTIVE KNOWLEDGE Составление, общая редакция и вступительная статья Oxford 1972 доктора философских наук, В. Н. САДОВСКОГО SELECTED WORKS МОСКВА «ПРОГРЕСС» 1983 Переводчики:

Л В БЛИННИКОВ, В. Н. БРЮШИНКИН, Э.'Л.'НАППЕЛЬБАУМ, А. Л. НИКИФОРОВ ЛОГИКО-МЕТОДОЛОГИЧЕСКАЯ КОНЦЕПЦИЯ КАРЛА ПОППЕРА (Вступительная статья) Автор предлагаемой вниманию читателя книги Карл Раймунд Поппер является одним из видных и, пожалуй, одним из наиболее популярных современных западных философов. Его широкая известность в фи лософских кругах, а также среди логиков, социологов, естествоиспытателей, политиков, в самых различных слоях западных ученых и деятелей культуры обуслов лена рядом причин. Важнейшей из них является то, что его многочисленные сочинения и еще более многочис ленные переиздания и переводы его книг на многие языки, посвященные проблемам логики научного иссле дования, общим вопросам философии, а также пробле мам социологии, социальной философии и т. д., при влекли к его идеям внимание специалистов различных областей философского знания и социологии. К тому же в своих работах Поппер часто выдвигал тезисы и формулировал точки зрения, которые значительно от личались от господствующих в то или иное время представлений на этот счет других буржуазных фило софов и социологов, что нередко приводило к полемике и широким дискуссиям и способствовало росту его по пулярности в западном мире.

Большую работу по пропаганде идей Поппера вы полнили его ученики — так называемые попперианцы (И. Лакатос, Дж. Агасси, П. Фейерабенд, Дж. Уоткинс, Редакция литературы по философии и лингвистике У. Бартли, А. Масгрейв, Д. Миллер и др.), некоторые Р © Перевод на русский язык с сокращениями из которых продолжают это делать и сейчас. В пос и вступительная статья. «Прогресс», 1983 г.

левоенные годы первоначально в стенах Лондонской школы экономики и политических наук, где Поппер про работал более 25 лет, он создал философскую школу, влияние которой постепенно перешагнуло не только 0302040000- границы Лондона, но и Великобритании в целом и ока 006 (01)- залось весьма значительным в США, ФРГ, Австрии, области логики науки»3;

Г. Рейхенбах: «...тезисы, защи Австралии, Новой Зеландии и других странах. В число щаемые в книге Поппера, представляются мне совер наиболее активных сторонников Поппера, кроме на- шенно несостоятельными... Мы не имеем никакого пра званных философов, вошли также представители ФРГ ва на метафизическую веру, и если мы удовлетворимся Г. Альберт и X. Шпинер, австриец Э. Топич, многие попперовским решением этой проблемы, то это будет западногерманские и австрийские политические деяте- означать конец всей научной философии»4. И так про ли, в частности теоретики социал-демократии. В откро исходило с большинством книг Поппера, практически с венно антикоммунистических кругах широкую извест каждой высказанной им логической или философской идеей.

ность получила социальная философия Поппера, его критика марксизма и проповедь социал-реформизма.

Поппер,умело пользовался такой ситуацией и смог Сам Поппер считает себя убежденным антимарксистом на многие годы действительно оказаться в центре и антикоммунистом, а его книга «Открытое общество основных дискуссий западной философии и социологии и его враги» стала «одним из основных документов со XX века. Он полемизировал то с Б. Расселом и Л. Вит генштейном, то с Р. Карнапом и Г. Рейхенбахом, то с временного антикоммунизма»1.

Однако наибольшую известность Попперу принесли Т. Куном и И. Лакатосом;

выступал против некоторых не его социальные и тем более антикоммунистические догм логического позитивизма и лингвистического ана взгляды, а предложенная им логическая концепция рос лиза, естественно вызывая на себя ответный огонь та научного знания, разработкой которой он занимает сторонников этих концепций;

его длительная полемика ся начиная с середины 20-х годов. Основные тезисы с социальной философией Франкфуртской школы этой концепции, такие, как антииндуктивизм, фальсифи- (Г. Маркузе и др.) дополнительно подогревала интерес кационистский демаркационизм, антиинструментализм, буржуазных социологов к попперовским социальным тезис о погрешимости человеческого знания (фаллиби- концепциям, и т. д., и т. п. В результате Попперу уда лизм), критика вероятностной логики, тезис о зависи- лось, пожалуй, как ни одному другому буржуазному мости эксперимента от теории и т. п., получили самые философу или социологу XX века, в течение более пя различные, нередко диаметрально противоположные тидесяти лет — с 30-х годов и по настоящее время — оценки в западной философской литературе2. В порядке быть в самой гуще философских битв и сражений.

иллюстрации приведем мнения двух лидеров одного Особенно сильным было влияние идей Поппера в философского направления — логического позитивизма, западной философии науки в 60-х — первой половине высказанные по поводу первого логико-методологиче- 70-х годов в условиях крушения и постепенного распа ского сочинения Поппера, его книги «Логика научного да логического эмпиризма. В значительной степени оно сохранилось и в настоящее время.

исследования», вскоре после ее первого издания 1935 г.

Р. Карнап: «В целом книга Поппера принадлежит к Все это, как нам представляется, объясняет интерес наиболее значительным современным произведениям в философов-марксистов к критическому анализу фило софских и логико-методологических концепций Поппе ра5. Вместе с тем очевидно, что глубокое всестороннее Ойз е р ма н Т. И. Некоторые проблемы научно-философской теории истины.—«Вопросы философии», 1982, № 7, с. 83—84.

2 Западная критическая литература о логике, философии и со- Ca r na p R. К. Popper «Logik der Forschung». (Rezension).— «Erkenntnis», 1935, vol. 5, № 4, S. 294.

циологии Поппера чрезвычайно обширна. Наибольший интерес пред ставляют следующие работы: The Philosophy oi Karl Popper. Ed. Re i c h e n b a c h H. ber Induktion und Wahrscheinlichkeit.

by P. A. Sc hi l pp. The Library of Living Philosophers, vol. XIV, Bemerkungen zu Karl Poppers «Logik der Forschung». — «Erkenntnis», 1935, vol. 5, № 4, S. 267, 284.

Parts I—II. La Salle, Open Court, 1974;

The Critical Approach to Science and Philosophy. In Honor of Karl R. Popper. Ed. by M. Bun- В обширной советской критической литературе проведен ана ge. New York, 1964;

" Ac k e r ma n n R. J. The Philosophy of Karl лиз многих идей логических, философских и социологических кон Popper. Amherst, 1976;

Mi c ha l o s A. C. The Popper — Carnap цепций. Поппера. Одними из первых работ, давших марксистскую Controversy. The Hague, Martinus Nijhoff, 1971;

Ma gee B. Popper. оценку взглядов Поппера, были работы: Ха б а р о в а Т. М. Кон цепция К. Поппера как переломный пункт в развитии позитивиз London, 1973;

O'H e a r. Karl Popper. London, 1980.

шло в либерально-демократической среде с ее всевоз критическое рассмотрение философии Поппера требует растающим вниманием, особенно в первые три десяти публикации на русском языке основных его работ. Эту летия XX века, к социальным проблемам и ее принци задачу и выполняет настоящее первое издание в рус пиальной неспособностью решить эти проблемы. В бо ском переводе основных логических и методологических гатой библиотеке профессора С. Поппера его сын мог произведений Поппера.

найти не только сочинения классиков философии и мно * * * гочисленные исторические работы, но и весьма значи Для того чтобы более ясно представить место Поп тельную коллекцию трудов по социальной философии, пера в современной западной философии и специфиче включая произведения Маркса, Энгельса, Лассаля, ские особенности развиваемых им идей, следует, хотя Каутского, Бернштейна и др. И не случайно, что, по бы кратко, указать на основные факты его научной знакомившись еще в юношеском возрасте с работами биографии6. Карл Раймунд Поппер родился 28 июля по марксизму, Карл Поппер серьезно заинтересовался 1902 г. в Вене в семье профессора права Венского социальными проблемами. Одновременно с этим под университета Симона Поппера. Его воспитание про несомненным влиянием типичной для Венского уни верситета того времени атмосферы интереса к про блемам науки и эпистемологии науки, обусловленной в ма. — В: «Современная идеалистическая гносеология». М., «Мысль», значительной степени многолетней деятельностью в 1968, с, 296—324;

Гр я з но в Б. С. Философия науки К. Поппе ра.— В: Гр я з но в Б. С. Логика, рациональность, творчество. М., этом университете Маха и его учеников, Поппер заду «Наука», 1982, с. 143—166;

см. также: E в се в и ч е в В. И., На мывается и над тем кругом философских проблем, ко летов И. 3. Концепция «третьего мира» в гносеологии К. Поппе торые мы сегодня относим к философии науки. Впо ра. — «Вопросы философии», 1974, № 10;

Критический рационализм.

следствии оказалось так, что эти два пункта исходных Философия и политика. М., «Мысль», 1981;

Ку з ина Е. Б. Антиин дуктивизм в эпистемологии Карла Поппера. — «Философские науки», интересов молодого Поппера — философия науки 1978, № 3, с. 80—90;

Мет лов В. И. Критический анализ эволю и социальная философия — явились двумя важнейши ционного подхода в теории познания К. Поппера. — «Вопросы фило ми линиями всей его интеллектуальной деятельно софии», 1979, № 2, с. 75—85;

На рс кий И. С. Философия позд сти.

него К. Поппера. — «Философские науки», 1979, № 4, с. 55—65;

Но вейшие течения и проблемы философии в ФРГ. М., «Наука», 1978;

В 1918—1924 гг. Поппер учился в Венском универ Ойз е р ма н Т. И. Некоторые проблемы научно-философской тео ситете, посещая главным образом лекции по математи рии истины. — «Вопросы философии», 1982, № 7, с. 70—84;

Па ке. Философией он в основном занимался самостоятель нин А. В. Диалектический материализм и постпозитивизм. М., но. В 1928 г. Поппер защитил диссертацию и получил изд-во МГУ, 1981, с. 5^135;

Ра кит ов А. И. Философские пробле мы науки. Системный подход. М., «Мысль», 1977, с. 101—110, 171— диплом преподавателя математики и физики в гимназии 193;

Са д о в с к ий В. Н. Логико-методологический анализ правдо и до 1937 г., когда он, по его собственным словам, подобности научных теорий. — «Вопросы философии», 1979, № 9, «стал профессиональным философом»7, работал в кли- с. 97—ПО;

Серов Ю. Н. Концепция «предположительного» знания нике для беспризорных детей, в Венском педагогиче Карла Поппера. — В: «Позитивизм и наука», М., 1975;

Юди на Н. С. «Эмерджентный реализм» К. Поппера против редукцио ском институте и в школе. Эти двадцать лет—1917— нистского материализма. — «Вопросы философии», 1979, № 8, с. 96— 1937 гг. — сыграли решающую роль в формировании 107, а также работы по критике позитивизма и постпозитивизма философских и социологических убеждений Поппера.

А. С. Богомолова, Л. Г. Ионина. Л. М. Косаревой, В. А. Лекторско Именно в это время им были сформулированы го, Е. А. Мамчур, А. Л. Никифорова, О. А. Подлишевского, Н. И. Родного, Э. М. Чудинова, В. С. Швырева и других. (в 20-х годах), а затем и опубликованы — в включен Для этого мы можем, естественно, воспользоваться написан ных в настоящее издание его статье 1933 г. «Критерий ной Поппером автобиографией (см. The Philosophy of Karl Popper.

эмпирического характера теоретических систем» и книге The Library of Living Philosophers. Ed. by P. A. Schilpp. Part I. LaSalle, 1934 г. «Логика научного исследования» — основные Open Court, 1974, p. 3—181, а также отдельное издание: Pop per K. R. Unended Quest. An Intellectual Autobiography. La Salle, идеи предложенной им логической теории научного ме Open Court, 1976;

5th impression, Fontana Collins, 1980), отдавая себе отчет в том, что личный самоанализ и личная самооденка час е r K. R. Unended Quest, p. 8.

то далеки от объективности.

именно он, Поппер, «убил логический позитивизм»9, хо тода. Центральную философскую проблему Поппер в это время видел в нахождении критерия демаркации тя его определенный вклад в крушение этого фило между наукой и псевдонаукой (или ненаукой). Эта софско-логического направления отрицать, конечно, проблема решается им на основе крайнего антииндук- нельзя.

тивизма. В качестве критерия демаркации Поппер пред- В 30-е годы Поппер наряду с разработкой проблем ложил принцип фальсифицируемости, то есть принци- логики научного познания много внимания уделял ис пиальной опровержимости любого знания, претендую- следованию социальных вопросов. Как.антимарксист щего на статус научности. Логику научного исследова- Поппер сформировался еще в юношеские годы. Теперь ния он рассматривает как нормативную дисциплину, он попытался в опубликованных в конце войны книгах свободную от каких-либо субъективных, психологиче- «Открытое общество и его враги» (1945 г.) и «Нищета ских аспектов. историцизма» (1944 г.) дать теоретическое опроверже Эти идеи раннего Поппера значительно отличались ние марксизма. Во время публикации этих книг анти от господствующих в то время в Западной Европе коммунистические идеи Поппера были встречены на За логико-методологических воззрений, постепенно оформ- паде довольно сдержанно, однако впоследствии, в пе лявшихся под влиянием Б. Рассела и Л. фон Витген- риод «холодной войны», они стали настольными книга штейна в концепцию логического эмпиризма, или неопо- ми антикоммунизма.

зитивизма. Отношение Поппера к неопозитивизму, так В 1937—-1945 гг. Поппер жил в Новой Зеландии, же как и отношение неопозитивистов к Попперу, слож- где работал в университете г. Крайсчерча. В январе но и противоречиво. Поппер никогда не был участником 1946 г. он прибыл в Англию и приступил к работе в «Венского кружка», он не принимал провозглашенную Лондонской школе экономики и политических наук.

лидерами неопозитивизма элиминацию метафизики, Научная деятельность Поппера до его выхода на пен всегда настаивал на осмысленности традиционных фи- сию в середине 70-х годов была связана с кафедрой лософских проблем и отвергал усиленно насаждаемое философии, логики и научного метода этой школы.

логическими эмпиристами мнение о первостепенной Послевоенное время — это период формирования важности для философии анализа значения языковых воззрений зрелого Поппера. Весьма существенная эво выражений. Фальсификационизм Поппера противостоит люция его теоретических взглядов сопровождалась верификационизму неопозитивистов не только и не большой организационной деятельностью по созданию столько по логическим основаниям, а как метод иссле- собственной философской школы. С помощью учени дования совершенно другого круга проблем — не про- ков Попперу — во всяком случае на определенное блем значения и анализа языка, а вопросов разграниче- время ·— удалось подавить британскую и в значитель ния науки и ненауки. Отсюда следовали многие другие ной степени американскую философию науки и заста отличия позиции Поппера от концепции логического вить их заниматься его— попперианскими —идеями и эмпиризма (интерпретация вероятности, роль подтверж- проблемами.

дения теории, значение построения формализованных 8 1959 г. был опубликован английский вариант языков для исследования научного знания и другие). «Логики научного исследования». К немецкому ориги Вместе с тем с неопозитивистами Поппера роднит круг налу добавлены многочисленные новые приложения, рассматриваемых им проблем и общий рационалисти- подводящие итоги логических исследований Поппера в чески-сциентистский подход к их решению8. Поэтому 40 50-е годы, но эта книга — сочинение еще раннего несомненно ошибочным является неоднократно выска- Поппера, полностью воспроизводящая его идеи 1934 г.

зываемое самим Поппером утверждение о том, что Единственно, что дало Попперу издание «Логики науч ного исследования» (1959 г.), —это многочисленную См.: Гр я з но в Б. С. Логика, рациональность, творчество.

англоязычную аудиторию. К тому же опубликованная в М, «Наука», 1982, с. 144, а также: Kr a f t V. Popper and the Vien na Circle. — In: The Philosophy of Karl Popper. Ed. by P. A. Schlipp Part I. La Salle, 1974, p. 185—204. См. Poppe r К. R. Unended Quest, p. 87—90.

конце 50-х годов, в период, когда логический позити чившей широкий резонанс в кругах философов и исто визм—этот признанный лидер западной философии риков науки, несомненно, испытал на себе влияние идей науки 30—50-х годов —· стал переживать глубокий кри- Поппера, и полемика вокруг его книги была дополни зис, «Логика научного исследования» вышла на перед- тельным источником привлечения внимания к филосо ний край англо-американской философии науки, и имен- фии Поппера. Широко известная дискуссия, проходив но в этот период, спустя четверть века с момента ее шая в конце 60-х — начале 70-х гг. между Т. Куном и первого издания, она оказалась в центре внимания ши И. Лакатосом11, одним из наиболее ярких'учеников Поп рокой философской общественности. Поппер и его уче- пера, была, по сути дела, дискуссией внутри лагеря поп ники из Лондонской школы экономики и политических перианцев, которые шаг за шагом утверждали свое наук сами много сделали в этом отношении: бесчислен- влияние в разных областях философии науки.

ные статьи за и против идей этой книги подогревали Ситуация, однако, изменилась в середине 70-х гг.

интерес к попперовской концепции логики научного ис Несомненный взлет попперианства в 60—70-е годы по следования.

степенно сменился упадком его влияния. Сам Поппер Через четыре года, в 1963 г., Поппер публикует свою в середине 70-х годов ушел на пенсию. И. Лакатос вторую логико-методологическую книгу — «Предположе скончался в 1974 г. У. Бартли порвал с Поппером и ния и опровержения», а спустя девять лет, в 1972 г., был изгнан из школы еще ранее. Остальные поппериан третью — «Объективное знание». Обе эти книги — со цы стали искать новые знамена или поднимать свои чинения зрелого Поппера, развивающего по многим собственные, как это, например, уже сравнительно дав существенным пунктам идеи «Логики научного исследо но делает П. Фейерабенд12. В настоящее время, пожа вания». В центр внимания теперь поставлен анализ ло луй, лишь один Д. Миллер, внесший, кстати сказать, гической структуры критической установки — критиче значительный вклад в доказательство некорректности ского метода научного познания, так называемого фал попперовской теории правдоподобности, открыто при либилизма, то есть учения о погрешности человеческого знает себя попперианцем13. И хотя сам Поппер, встре знания, — мотив, лишь намеченный ранее. Отказ от ис тивший в 1982 г. свое восьмидесятилетие, продолжает пользования в логике научного исследования понятия активно публиковаться14, часто сообщает о предстоящем истины как неясного и метафизического заменяется издании новых книг и статей и, конечно, продолжает теперь попперовской философской интерпретацией се быть твердо убежденным в правоте своих идей, даже мантической концепции истины А. Тарского, на базе ко западный философский мир все в большей степени от торой выдвигается теория правдоподобности научных казывается от них.

теорий. Сформулированное ранним Поппером призна ние эвристических функций метафизики теперь выли См., в частности, статьи Т. Куна и И. Лакатоса в книге:

вается в построение собственных метафизической и кос «Структура и развитие науки. Из Бостонских исследований по фи мологической теорий, так называемой теории трех миров лософии науки». М., «Прогресс», 1978.

и концепции эпистемологического эволюционизма. Поп- См.: Fe y e r a b e nd P. Against Method. London, 1975.

" Mi l l e r D. Can Science do without Induction? — In: L. J. С o пер пытается построить философские обоснования своей hen, M. Hes s e (eds.). Applications of Inductive Logic. Oxford, логики и методологии науки и стремится придать кри Clarendon Press, 1980, p. 109—129.

и тическому рационализму универсальный характер.

В 1977 г. Поппер опубликовал совместно с Нобелевским За развитием взглядов самого Поппера стоит актив- лауреатом нейрофизиологом Дж. Экклзом книгу «Личность и ее мозг» ( Popper К. R., E с с l e s J. С. The Self and Its Brain, Ber ная работа его школы. Т. Кун, автор вышедшей в lin, Springer International, 1977);

в 1982 г. вышли еще три книги Поп 1962 г. книги «Структура научных революций»10, полу пера—Popper К. R. Realism and the Aim of Science. Totowa, New Jersey, 1982;

Poppe r K. R. Quantum Theory and the Schism in Phy sics Totowa, New Jersey, 1982;

Poppe r K. R. The Open Universe:

10 An Argument for Indeterminism. Totowa, New Jersey, 1982;

его статьи Кун Т. Структура научных революций. М., «Прогресс», ежегодно появляются во многих английских, американских, запад 1977.

ногерманских и других философских журналах.

«Попперовская теория науки, несмотря на то что в не только с точки зрения отношения к этой философ ней используется утонченная методология, потерпела ской доктрине философии диалектического материализ крах, и поэтому необходимо построить новую тео ма, но и с точки зрения взаимоотношения философии рию»15,— заявил в 1975 г. с трибуны V Международно Поппера с теми буржуазными философскими концеп го конгресса по логике, методологии и философии на циями, в среде которых и в борьбе с которыми она уки канадский философ Дж. Хэттиангеди. Аналогичные возникла и развивалась. Без учета второго отношения утверждения в последнее время были высказаны мы не сможем правильно разобраться в -первом.

Дж. Коэном — относительно концепции трех миров, Попперовская логико-методологическая концепция М. Рьюзом — по поводу серьезных некорректностей в является, безусловно, наиболее интересной частью его философии биологии Поппера, С. Хаак — в связи с поп воззрений18. В настоящее издание включены в основ перовской концепцией эпистемологии без познающего ном работы Поппера, отражающие именно эту сторону субъекта и многими другими западными философами16.

его деятельности, и с оценки логики и методологии Соответствующая марксистская оценка различных Поппера мы и начнем наш анализ.

аспектов логико-методологической концепции Поппера Логика науки Поппера является типичным образ во многих случаях была дана еще ранее17. В связи с цом реализации господствующих на Западе в XX веке этим возникает вполне очевидный вопрос: если крити основных тенденций разработки философской теории ческий рационализм и логическая концепция роста научного знания, эпистемологии, теории научного мето научного знания потерпели крушение еще при жизни да на базе антипсихологизма, широкого использования их создателя, то имеют ли они вообще какое-либо зна методов и средств современной формальной логики чение для философии и логики науки? Мы постараем и т. п. По сравнению с логическим эмпиризмом, линг ся ответить на этот вопрос, последовательно рассмот вистическим анализом, инструментализмом, конвенцио рев логико-методологические, философские и социаль нализмом и исторической школой в методологии науки ные взгляды Поппера.

теория научного метода Поппера имеет ряд несомнен ных преимуществ.

Непосредственная цель Поппера, особенно в ранний период его деятельности, состоит в построении логиче Несостоятельность философской и логико-методоло ской.теории научного метода, под которым он имеет в гической концепций Поппера в целом отнюдь не озна виду эмпирический метод. Такая теория, считает он, чает ложности любого высказанного им утверждения, присоединяясь тем самым к результатам критики психо каждой его идеи или каждого предложенного им прин логизма в логике в конце XIX — начале XX веков, от ципа. Кроме того, в соответствии с марксистско-ленин лична от психологического, эмпирического описания ским подходом к историко-философскому исследованию научной деятельности, и важным средством ее по критический рационализм Поппера следует оценивать строения является аппарат математической логики. Та кая абстракция вполне допустима, и ее плодотворность продемонстрирована, в частности, в исследованиях по H a 11 i a n g a d i J. N. After Verisimilitude. — In: 5th Inter national Congress of Logic, Methodology and Philosophy of Science. логике науки, интенсивно проводимых в последние годы London (Ontario), 1975. Contributed Papers. London, Canada, 1975, философами-марксистами19.

p. V—49.

См.: Cohe n L. J. Some Comments on Third World Epistemo См. аналогичную оценку, данную английским марксистом logy. — «British Journal for the Philosophy of Science», 1980, vol. 31, М. Корнфортом, посвятившим целую книгу аргументированному № 2, p. 175—180;

Rus e M. Karl Popper's Philosophy of Biology.— опровержению социальных взглядов Поппера: Корнфорт М.

«Philosophy of Science», 1977, vol. 44, № 4, p. 638—661;

Haack S.

Открытая философия и открытое общество. М., «Прогресс», 1972, Epistemology with a Known Subject. — «Review of Metaphysics», с. 28.

1.979, vol. XXXIII, № 2, p. 309—335.

17 См., например: Проблемы логики научного познания. М., См. приведенный в примечании 5 список работ советских фи «Наука», 1964;

Логика научного исследования. М., «Наука», 1965;

лософов.

Философия в современном мире. Философия и логика. М., «Наука», Теория научного метода, считает Поппер, нг может является их плодотворность, о которой мы можем су быть эмпирической теорией — она должна быть фило дить по их следствиям. Кроме того, такие конвенции софской, эпистемологической теорией с ее специфиче всегда открыты для критики, в ходе которой мы можем скими философскими методами построения, не сводя их отбросить. И вот, несмотря на все эти оговорки, щимися только к обобщению результатов эмпирическо призванные, по мнению Поппера, обезопасить его от го, позитивного знания. На этой основе Поппер спра априоризма, его теория научного метода не в состоянии ведливо критикует позитивизм за его натурализм в ис вырваться из априористских тисков. Действительно, по толковании существа эпистемологических проблем20.

скольку его методология науки строится не на основе В этой связи Поппер предстает перед нами как бо марксистско-ленинской теории отражения, утверждаю лее тонкий, более изощренный философ эмпирического щей, что эмпирическое, теоретическое и методологиче направления, выступающий против наивного эмпиризма ское знание в целом суть образы, копии тех или иных позитивистов вообще, логических позитивистов в част сторон окружающей нас действительности, у него нет ности, а когда один буржуазный философ критикует иного выхода, кроме признания вульгарного эмпиризма другого, «от этого всегда выигрывает материализм»21.

(этот путь Поппер отвергает) или априоризма. Реаль Поппера не устраивает и другая крайность в пони ная роль конвенционального момента в научном позна мании природы теории научного метода, а именно ап нии осталась не объясненной в методологии Поппера.

риоризм. Поппер во многих местах своих сочинений Существенным недостатком попперовской теории на выступает против завуалированного априоризма инстру учного метода является также то, что философия и эпи менталистов, в частности Э. Маха, Л. фон Витгенштей стемология фактически сводятся у него к логической на и М. Шлика, рассматривающих теории только как теории научного знания, а логика трактуется только инструмент для предсказаний и не имеющих поэтому как формальная логика (конечно, в ее современном ви реального познавательного значения, и в этом пунк де математической логики). Некорректность первого те— во всяком случае по своим намерениям — Поппер отождествления чувствует и сам Поппер, и в своих занимает разумную, гибкую позицию по сравнению с поздних работах, в частности в теории трех миров и в некоторыми направлениями современной буржуазной концепции эпистемологического эволюционизма23, он философии. Однако, когда он сам приходит к выводу существенно расширяет задачи эпистемологии и пы о том, что методология должна быть построена как со тается построить ее онтологическое обоснование — в ка вокупность методологических правил, то есть конвен кой степени это ему удается, мы увидим далее. Что же ций, и что предлагаемый им критерий демаркации науч касается отождествления логики с формальной л'оги ного знания от ненаучного является соответственно кой, то эта позиция последовательно проводится Поп конвенцией определенного рода22, в его концепцию глу пером во всех его сочинениях, и в ней во многом лежит боко проникает скрытый априоризм конвенционалист корень глубоких трудностей его концепции. Как хорошо ского толка. Конечно, Поппер далек от того, чтобы известно, марксизм чужд какого-либо принижения по догматически принимать любые методологические кон знавательного значения формальной логики и возмож венции. По Попперу, методологические правила долж ностей ее использования в теории познания и методоло ны быть оправданны, и их единственным оправданием гии науки. Единственное, на чем он настаивает, — это необходимость дополнения формальной логики диалек 1974;

Бо ч а р о в В. А., Во йшв ил л о Е. К., Др а г а л и н А. Г., тикой, в рамках которой формальная логика находит Смир но в В. А. Некоторые проблемы развития логики. — «Во свое реальное место и значение. Не сделав этого, мето просы философии», 1979, № 6, с. 102—114, а также подборку ста дология науки, строящаяся на основе использования тей по логике и методологии науки в ж. «Вопросы философии», 1983, № 6. концептуального аппарата математической логики, ли См. публикуемые в настоящем издании главы I и "II «Логики научного исследования» Поппера.

21 Ле нин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 255. См. публикуемые в настоящем издании статьи «Эпистемоло См. разделы 4 и 11 «Логики научного исследования». гия без познающего субъекта» и «Об облаках и часах».

2—913 шается своей действительной философской основы и ограничения, он возводит их в абсолют. Неразреши впадает в глубокие противоречия. Злоключения логи мость проблемы индукции чисто логическими сред ки научного исследования Поппера являются хоро ствами, что является общепризнанным фактом, приво шей иллюстрацией такой ситуации, и начинаются они дит Поппера к отказу от какого-либо обоснования ин с провозглашенного им антииндуктивизма.

дукции, что вступает в противоречие с реальной прак Хотя Поппер неоднократно заявляет, что именно тикой научного познания. Справедливо настаивая на ему принадлежит заслуга решения важной философ взаимосвязи эмпирического и теоретического знания, ской проблемы индукции2*, реальный его вклад в эту Поппер приходит к совершенно неприемлемому заклю проблему, мягко говоря, не является столь значитель чению о том, что опыт никогда не предшествует тео ным. Доказательство логической недостоверности ин рии, что, по сути дела, означает необъяснимость в его дуктивных выводов было дано еще Юмом, и Поппер его концепции рационального происхождения теоретиче полностью принимает: «...для того чтобы оправдать ского знания. Когда же Поппер все же пытается это принцип индукции, нам необходимо применять индуктив сделать, то он в форме методологических правил впу ные выводы, для оправдания этих последних приходится скает индукцию в свою концепцию через заднюю вводить индуктивный принцип более высокого порядка, дверь26. Иначе говоря, попытка Поппера разорвать и так далее в том же духе. Следовательно, попытка неразрывно связанные между собой индукцию и де обосновать принцип индукции, исходя из опыта, с не дукцию в принципе не могла быть успешной, и поэтому обходимостью терпит крушение, поскольку она неиз недаром против попперовского антииндуктивизма и его бежно приводит к бесконечному регрессу»25. При этом лринижения роли вероятностной логики выступают Поппер считает, что мы не можем принять и юмовскую практически все современные логики и специалисты по психологическую трактовку индуктивных рассуждений методологии науки (включая и его учеников, например, или утверждений о причинности, и провозглашает на И. Лакатоса).

основе логической и психологической критики индукции С антииндуктивизмом Поппера теснейшим образом тезис о том, что индукции нет места ни в научной дея связан другой важнейший принцип его концепции — тельности, ни в логике и методологии науки. С этим принцип фальсифицируемости, по названию которого тезисом связан еще один важный элемент попперовской всю методологическую концепцию Поппера нередко на методологии — его критика вероятностной логики, при зывают фальсификащюнизмом. По своему логическому водящая его к утверждению о том, что мы стремимся содержанию понятие фальсификации, как и многие не к построению все более вероятных теорий, как сле другие используемые Поппером логические понятия, дует из вероятностной логики, а к созданию все более является очень простым, можно даже сказать — три смелых и невероятных теорий.

виальным. По канонам традиционной логики хорошо При проведении своей антииндуктивистской пози известно, что если мы имеем условное высказывание" ции Поппер, как и в случае многих других аспектов его (импликацию) «если а, то Ь», то при условии ложности методологической концепции, опирается на реальные консеквента b с логической необходимостью следует стороны и грани научного познания, но вместо того, ложность антецедента а, но в случае истинности кон чтобы установить их диалектические взаимосвязи и секвента о значении истинности антецедента с логиче ской необходимостью ничего утверждать нельзя. Прин цип фальсификации Поппера в логическом плане ни о См. публикуемые в настоящем издании раздел 1 «Логики научного исследования», главу 1 «Предположений и опровержений», чем большем не говорит, но он выдвигается им не как статью «Критерий эмпирического характера теоретических систем», логический, а как методологический принцип, и в поп а также: Poppe r К. R- Conjectural Knowledge: My Solution the перовской глобальной интерпретации он обнаруживает Problem of Induction. — In: Poppe r K. R. Objective Knowledge.

An Evolutionary Approach. Oxford, Clarendon Press, 1979, eh. 1> p. 1—31.

^ См.: Ку з ина Е. Б. Антииндуктивизм в эпистемологии Кар См. с. 48—49 настоящего издания.

ла Поппера. —«философские науки», 1978, № 3, с. 82—87.

" свою несостоятельность. Действительно, то, что теория ние истины было поставлено Поппером в контекст его опровергается при условии истинности противоречаще- философской концепции критического рационализма, го ей сингулярного высказывания, было известно дав- где оно получило искаженную интерпретацию.

но, во всяком случае с возникновения естествознания Хотя истина, по Попперу, объективно существуем Нового времени. Принцип же фальсифицируемое™ она — в силу только предположительного и поэтому в Поппера далеко выходит за рамки этого совершенно конечном итоге ложного характера любого знания — справедливого утверждения и по своему существу озна- в принципе недостижима. Более того, даже если мы на нее случайно наткнемся, говорит Поппер, мы никогда чает, во-первых, признание такого механизма фальси не будем знать об этом. Последнее утверждение являет фикации важнейшим методологическим правилом, со ся почти дословным воспроизведением мысли Ксено гласно которому, если теория опровергнута, она должна быть немедленно отброшена, и, во-вторых, что еще бо- фана, современника Пифагора, и, присоединяясь к не му, Поппер разделяет присущий Ксенофану скепти лее существенно, приписывание этому принципу ста туса критерия демаркации: лишь те теории могут цизм относительно возможностей человеческого позна ния. Именно скептицизм и является главным поро считаться научными, которые в принципе могут ком попперовской интерпретации понятия истины как быть опровергнуты, то есть которые способны дока соответствия фактам29. Диалектика понятия истины, как зать свою ложность. В такой глобальной трактовке это убедительно показано В. И. Лениным в «Материа принцип фальсификации вступает в противоречие с дей лизме и эмпириокритицизме», требует не только при ствительностью: научное сообщество часть вынуж знания объективности истины (что Поппер делает), но дено сохранять опровергнутые теории до создания более и понимания диалектической взаимосвязи относитель успешных теорий, что, впрочем, вынужден признать и ной и абсолютной истины (это Поппер отрицает и по сам Поппер;

принцип фальсификации не поддается этому не может освободиться от скептицизма и в ко фальсификации и т. п. Главным же его пороком явля нечном счете от философского релятивизма, с которым ется искаженное представление о соотношении абсолют он сам же неустанно борется).

ной и относительной истины. Поппер акцентирует свое Кроме указанного главного философского порока внимание только на факторе относительной истинности попперовской теории истины, в ней, точнее — в по знания, и, абсолютизируя элемент его относительной строенной Поппером на ее основе теории правдоподоб ложности, он не может вырваться из противоречий, воз ности научных теорий, имеются неустранимые логиче никающих в предложенной им теории истины.

ские противоречия, которые, естественно, лишают науч В «Логике научного исследования» Поппер вообще ного значения попперовский вариант этой теории. Крат не пользовался понятием «истина». В это время он раз ко остановимся на этом.

делял иллюзию неопозитивистов о том, что в логике Попытку построить логическую теорию правдоподоб науки — для достижения большей ясности и стро ности Поппер предпринял в публикуемой в настоящем гости — можно обойтись без каких-либо семантических издании главе 10 «Предположений и опровержений».

понятий типа понятий «значение», «истина» и т. п.

При этом он исходил из того, что в то время как след Однако после публикации работы А. Тарского об исти ствиями истинного утверждения могут быть только не27 он признал и стал настойчиво повторять, что в истинные утверждения, среди следствий ложного методологии науки нам нужно понятие истины как со утверждения будут встречаться как истинные, так и ответствия теории фактам28. Вместе с тем это тради ложные. Поскольку каждая научная теория представ ционное, идущее еще от античной философии понима ляет собой догадку, которая рано ил|и поздно будет Т a r s k i A. Der Wahrheitsbegriff in den formalisierten Spra опровергнута, постольку каждая теория, строго говоря, chen — «Studia Philosophica», vol. I, Leopoli, 1935, S. 261—405.

См. публикуемые в настоящем издании главу 10 «Предполо См.: О и з е м а н Т. И. Некоторые проблемы научно-фило й те ии жений и опровержений», статью «Факты, нормы и истина», а так 7К 7о° °Р истины. — «Вопросы философии», 1982, № 7, с. 71— К 7о же· Popp e r К. R. Philosophical Comments on Tarski's Theory of о» /у — 80.

7 th.— In: Poppe r K. R. Objective Knowledge, p. 319—340.

ru является ложной. Поэтому среди следствий любой на Вместе с тем, однако, понятие правдоподобности про учной теории будут и истинные, и ложные утвержде должает привлекать к себе внимание философов и ло ния. Все множество следствий теории Поппер назы гиков. Одни делают попытки найти корректное фор вает ее логическим содержанием;

истинные следствия мальное определение этого понятия, другие — уточнить теории образуют ее истинное содержание;

оставшаяся его философские основания. Можно предполагать, что часть будет ложным содержанием. Сравнивая две тео эти попытки приведут к новым интересным результа рии;

мы можем обнаружить, что истинное содержание там в области философии и методологии* научного no одной больше истинного содержания другой теории знания31.

или ложное содержание одной меньше ложного содер В соответствии со своей теорией истины и правдо жания другой. Например, если эксперимент показы подобности Поппер рассматривает развитие знания не вает, что предсказание одной теории истинно там, где как переход от одного истинного знания к другому, а предсказание другой теории ложно, то это означает, как переход от одних проблем к другим, более глубо что первая теория имеет истинное содержание там, где ким проблемам. По Попперу, при развитии знания вторая теория имеет ложное содержание. Если при растет только совокупность истинных эмпирических этом ложное содержание первой теории не превосходит следствий теории, принятие которых обусловлено со ложное содержание второй, то первая теория более ответствующими конвенциями. Механизмом этого правдоподобна, чем вторая. Максимально правдоподоб роста является метод проб и ошибок — предположений ной будет теория, дающая полное и исчерпывающее зна (догадок) и опровержений. «Мы не знаем — мы можем ние о мире. Мы стремимся к построению такой теории, только предполагать»™ — такова основная логико-мето но реально можем создавать лишь более или менее дологическая максима Поппера, свидетельствующая о правдоподобные теории.

философском скептицизме его концепции. Таким обра Выдвинутое Поппером понятие правдоподобности зом, и в этом важном аспекте своей теории Поппер научных теорий является предметом оживленных дис смог ухватить лишь одну из «черточек, сторон, граней куссий, начиная с 1970 года, когда К. Гемпель впервые познания», но при этом дал ей «одностороннее, преуве показал некорректность попперовского определения личенное... развитие»33.

правдоподобности. Целый ряд авторов — Д. Миллер, Оценивая логико-методологическую концепцию П. Тихи, Дж. Хэррис и др.30 — построили несколько Поппера в целом, следует подчеркнуть, что в ней пред формальных доказательств некорректности и неаде ложен ряд интересных логических моделей для описа кватности предложенного Поппером определения прав ния структуры и развития научного знания. В то же доподобности. По существу, все эти доказательства время общая методологическая и тем более философ говорят об одном: если у нас имеется истинная и лож ская интерпретация этих моделей, данная Поппером,, ная теории, то мы можем утверждать, что истинная сталкивается с принципиальными трудностями и всту теория ближе к истине, то есть более правдоподобна, пает в противоречие с современным уровнем специаль чем ложная;

но если мы имеем дело с двумя ложными но-научного и философского знания.

теориями (а для Поппера важен именно этот случай), то мы не можем сказать, какая из них более правдо подобна. Таким образом, попперовское понимание прав Анализом попперовской теории истины и развития доподобности, изложенное с помощью современных ло знания мы завершаем оценку основных идей его логи гико-математических средств, оказалось некорректным.

См.: Ti chy P. On Popper's Definitions of Verisimilitude.— _ ' Подробнее см.: Са д о в с кий В. Н. Логико-методологиче «British Journal for the Philosophy of Science», 1974, vol. 25, № 2, ский анализ правдоподобности научных теорий. — «Вопросы филосо p. 155—160;

Ha r r i s J. H. Popper's Definitions of Verisimilitude.— фии 1979, № 9, с. 97—.

,,. —ПО.

М с Ibidem, p. 160—166;

Miller D. Popper's Qualitative Theory of Veri зз ^ ' ' ^^ настоящего издания.

similitude.— Ibidem, p. 166—177. Ле нин В. И. Поли. собр. соч., т. 29, с. 322.

ко-методологической концепции и теперь перейдем к Эта ситуация была осознана и самим Поппером, и рассмотрению собственно философских воззрений его учениками. Отсутствие удовлетворительного фило Поппера. В какой-то степени мы их уже затрагивали, софского обоснования критического рационализма при потому что они неизбежно проявляются в логико-мето вело к попыткам построения такого обоснования со дологических рассуждениях и часто обусловливают стороны учеников Поппера, но три основных направ трудности, возникающие при построении логики и ме ления этих поисков — стремление позитивно решить тодологии науки. Теперь мы займемся оценкой фило проблему индукции (И. Лакатос), так называемый софии Поппера специально.

панкритический рационализм, выдвинувший единствен Свою философскую позицию Поппер обычно называ ным принципом постоянную критику своих собственных ет «критическим рационализмом», «метафизическим реа оснований (У. Бартли), и эпистемологический анархизм, лизмом» и аналогичными именами. Целью ее создания отказывающий в рациональности даже научной дея было стремление Поппера избежать, во-первых, наив тельности (П. Фейерабенд)35, — все они не увенчались ного эмпиризма, во-вторых, спекулятивных рассуждений успехом и лишь наглядно показали, что «критический в духе немецкой классической идеалистической фило рационализм дошел до собственных пределов, исчерпал софии и, в-третьих, различных форм иррационализма.

собственные теоретические потенции»36.

Поппер разделяет характерное для современных бур Из этой ситуации Поппер сделал, однако, другой жуазных философов предубеждение против материализ вывод — он попытался дополнить критический рациона ма и открыто выступает против материализма диа лизм уже упоминавшейся «теорией трех миров», то есть лектического, хотя молчаливо использует некоторые диа дополнить эпистемологию онтологическими рассужде лектические схемы рассуждения.

ниями.

Критический рационализм Поппера, основанный на Первые два мира — мир физических объектов, фи антииндуктивизме и фальсификационизме, стремится зических состояний (мир 1) и мир состояний сознания быть теорией научной рациональности — системой стан (мир 2)—это исходные философские абстракции, воз дартов и норм рационального роста научного знания.

никшие еще на заре становления философии. Мир 3, Главным объектом его является научное знание, его по Попперу, это — мир объективного содержания мыш основным ограничением — антииндуктивизм, а механиз ления, содержания научных идей. Постулируя суще мом функционирования — принцип фальсификации и ствование мира 3, Поппер пытается решить одну из критицизм. В соответствии с этим критический рацио кардинальных философских проблем определения объ нализм Поппера оказывается системой методологиче ективного характера человеческого знания. Он не при -ских правил, то есть самоподдерживающейся системой.

нимает марксистского решения этой проблемы, соглас В результате, как правильно отметил И. Лакатос, «ме но которому объективность, истинность человеческого тодология (Поппера. — В. С.)—правила научной иг знания доказывается и обосновывается практической дея ры— встала на свои собственные ноги, однако ноги тельностью общественного человека37 и выбирает то эти оказались болтающимися в воздухе без философ направление в поисках решения этой проблемы, кото ской поддержки»34. Иначе говоря, отвергнув индукти № визм, Поппер в первый период своей деятельности по _ См.: L a k a t o s I. Falsification and the Methodology of Sci пытался построить свою философию — критический entific Research Programms. — In: La k a t os I. and Mus gr a ve A. (eds.) Criticism and the Growth of Knowledge. Cambridge, рационализм, — стремясь максимально минимизировать 1970;

В ar t l ey W. W. Rationality versus the Theory of Rationali роль в ней подлинных философских вопросов, что не ty. — In: Bunge M. (ed.). The Critical Approach to Science and могло не привести к возникновению в ней в принципе Philosophy. New York 1964;

Fe y e r a be nd P. Against Method. Lon неразрешимых проблем. don, 1975.

зд Ионин Л. Г. Дилеммы «критического рационализма».— В кн.: Новейшие течения и проблемы философии в ФРГ. М., «Нау 3 La k a t o s I. Popper on Demarcation and Induction. — In:

ка», 1978, с. 211.

Sc hi l p p P. A. (ed.) The Philosophy of Karl Popper, part I, p. 253.

См.: Ма ркс К. и Энг е ль с Ф. Соч., т. 3, с. 1—4.

рое было специфично для объективно-идеалистического прежде всего с неразрешимостью в ее рамках отноше подхода к ней и наиболее известными образцами кото ния субъективного и объективного сознания. Поскольку рого были теория идей или форм Платона и абсолют мир 3, как считает Поппер, является автономным, по ный дух Гегеля. Однако в платоновской концепции стольку теории имеют в нем «свое идеальное суще Поппера не устраивает неизменный, застывший харак ствование еще до того, как они становятся достоянием тер идей — царства >истин, а в гегелевской — прежде индивидуального сознания», и «задача субъективного всего спекулятивная, по существу,· природа абсолютного духа сводится к тому, чтобы спровоцировать реализа духа. Элементами или, как предпочитает говорить цию идеальных следствий из имеющегося в культуре сам Поппер, обитателями мира 3 являются теории, духовного материала». На этом пути, игнорирующем предложения, высказывания, поэтические размышления, диалектическую взаимосвязь субъективного и объектив произведения искусства, проблемные ситуации, крити ного в сознании, то есть мира 2 и мира 3, невозможно ческие аргументы, дискуссии, содержание книг и журна рационально объяснить происхождение культуры.

лов, научные предположения, гипотезы, эксперименты, В попперовской концепции трех миров есть еще их оценки и т. п., причем некоторые его обитатели — один существенный изъян, связанный с тем, что изме истинны, другие — ложны, все они существуют в усло нения в мире 3 трактуются как подчиняющиеся зако виях конкуренции, соревнования друг с другом, и вы нам дарвинистской теории роста знания. В этой связи живают лишь наиболее приспособленные. «Я рассмат для него оказывается неразрешимым вопрос, что яв риваю, — говорит Поппер, — третий мир как по суще ляется видами, а что особями видов эпистемологиче ству продукт человеческого духа. Это мы создаем объ ского эволюционизма. Если теории — это виды, а осо екты третьего мира». Из этого важного утверждения би — представления об этих теориях индивидуальных следует, что Поппер, встав на путь постулирования ми ученых, то тогда — в противоположность мнению Поп ра объективного знания, не принимает его объективно пера— рост знания происходит в мирах 1 и 2, а не в идеалистической интерпретации, но тем не менее его мире 3. Если же теории — это особи вида, то для них мир 3 оказывается столь же неприемлемой концепцией, невозможно указать соответствующие виды. В резуль как и ее классические платоновская и гегелевская пред тате оказывается, что эпистемологический дарвинизм шественницы.

Поппера — это в лучшем случае некая метафора, но не В попперовский мир 3 входят не только истинные, действительная наука и философия.

но и ложные теори'л, так как в противном случае в нем Сказанное справедливо и для более широкого кон не мог бы происходить процесс роста научного знания.

текста, в котором Поппер в последних своих работах В такой ситуации, учитывая, что в мир 3 входят также разрабатывает эпистемологический эволюционизм, а все следствия научных теорий независимо от того, от именно для контекста космологически-метафизического крыты они людьми или нет, концепция Поппера стал эволюционизма. Согласно этой концепции, на всех кивается с непреодолимыми логическими трудностями:

Ю л и н а Н. С. «Эмерджентный реализм» К. Поппера про ведь из противоречивой теории можно вывести все, что тив редукционистского материализма. — «Вопросы философии», 1979, угодно, и поэтому мир 3 является одновременно и гру № 8, с. 103.

дой противоречивых утверждений и неупорядоченной ги См.: Cohe n L. J. Some Comments on Third World Episte гантской совокупностью вообще всего, что может быть mology. — «British Journal for the Philosophy of Science», 1980, vol. 41 p. 180.

31, № 2, объективно мыслимо. И в том и в другом виде мир 3 не См. также критику эпистемологического дарвинизма Поппера может выполнять тех функций, которые приписывает в работах советских философов: На р с кий И. С. Методология ему Поппер.

и эпистемология К. Поппера в их существе и следствиях. — В кн.:

Рассматриваемая попперовская концепция имеет Критический рационализм. Философия и политика. М.. «Мысль», '981, с. 110—114;

Мет лов В. И. Критический анализ эволюцион также и глубокие философские пороки, связанные ного подхода в теории познания К. Поппера. — «Вопросы филосо фии», 1979, № 2, с. 75—85;

Па нин А. В. Диалектический мате P о p p е г К. R. Unended Quest, p. 186.

риализм и постпозитивизм. М., изд-во МГУ, 1981, с. 112—131.

основных уровнях приспособления, имеющихся в ми- работы по социальной философии или социологии, не ре, — «генетического приспособления, приспособитель- обходимо дать оценку его социальных воззрений для ного поведения и научного открытия — механизм при- того, чтобы не создать искаженного представления о взглядах Поппера.

способления принципиально тождественен», ибо везде «мы имеем дело с унаследованными структурами, кото- Следует сразу же подчеркнуть, что социальная фило рые передаются при помощи инструкций, то есть по- софия Поппера, безусловно, является наиболее слабой средством генетического кода или традиции;

на всех стороной его деятельности. В ней, по сути дела, мало трех уровнях новые структуры и новые инструкции рациональных аргументов, как в теоретической филосо возникают в результате пробных изменений, идущих фии и тем более в попперовской логике и методологии.изнутри данной структуры, то есть посредством пред- науки. Субъективность и классовые интересы Поппера варительных проб, подвергшихся естественному отбору совершенно подавляют Поппера — теоретика и филосо или процедуре устранения ошибок»42. фа. Чтобы в этом убедиться, достаточно взять его кни Биологическая основа этих воззрений позднего Поп- гу «Открытое общество и его враги».

пера пестрит, по мнению специалистов, фактическими и Широкую известность в антимарксистских кругах теоретическими ошибками43. Однако не это самое глав- Поппер получил, однако, не своим эмоциональным не ное. Наиболее существенно для оценки этих воззрений приятием марксизма, а попыткой опровергнуть марк позднего Поппера то, что он — вот уже в который раз сизм по теоретическим основаниям. В «Открытом обще на протяжении своей теоретической деятельности — не стве и его врагах» утверждается, что марксизм — равно смог предложить соответствующей современному уров- как и фрейдизм и некоторые другие социальные тео ню научного знания последовательной философской по- рии — не удовлетворяет демаркационистскому 44принципу зиции. Будучи правым в своей критике редукционист- фальсификации и поэтому не является наукой. Именно ских тенденций «научных материалистов» этот тезис и был широко подхвачен в антимарксистских (Дж. Дж. Смарта, У. Селларса, X. Патнэма, Д. Арм- кругах.

стронга и др.), Поппер, однако, отвергает материализм в Однако этот тезис просто ложен. Действительно, «об целом и в вопросе об отношении сознания и мозга скло- щая теория марксизма проверяется, когда она приме няется к дуалистической позиции, рассматривающей это няется к определенным событиям или к последователь отношение как интеракцию психического и физического. ности событий. И до сих пор эта теория не была опро Таким образом, космологический эволюционизм вергнута, а наоборот, подтверждалась, — совершенно Поппера, подобно его более ранним философским кон- справедливо говорит английский марксист М. Корн цепциям — критическому рационализму и теории трех форт.— Это не делает ее неопровержимой. Некоторые миров, — оказывается односторонней гиперболизацией явления, несомненно, могли бы ее опровергнуть, однако некоторых реальных сторон процесса познания — такой они не наблюдаются — например, общество каменного, их абсолютизацией, при которой из них в конечном сче- века, управляемое парламентарным правительством и те выхолащивается реальное содержание. проводящее дискуссии о правах человека, или успешно управляемый капитализм»45. Если использовать поппе ровскую терминологию, то это означает, что у марксиз ма как теории есть потенциальные фальсификаторы, и Хотя в предлагаемом вниманию читателя издании поэтому даже в рамках попперовской методологии (да произведений Поппера не публикуется ни одной его См.: Poppe r К. R. The Open Society and its Enemies, vol. 2.

P o p p e r K. R. The Rationality of Scientific Revolutions. — London, Routledge and Kegan Paul, 1980, p. 193—198;

см. также In: Ha r r e (ed.) Problems of Scientific Revolution: Progress and главу 1 «Предположений и опровержений», публикуемую в на Obstacles to Progress in the Sciences. Oxford, Clarendon Press, 1975, стоящем издании.

p. 73, 75—76.

К о p н о p т М. Открытая философия и открытое общество.

См., например: Rus e M. Karl Popper's Philosophy of Bio М., «Прогресс», 1972, с. 44.

logy. _ «Philosophy of Science», 1977, vol. 44, № 4, p. 638—661.

аутентичной гегелевской и тем более марксистской, а в леко не адекватной, как мы в этом убедились ранее) его — попперовской — интерпретации. Однако знаменате марксизму следовало бы приписать статус научной тео лен сам факт: диалектика, преданная в 30-е и 40-е годы рии. Поппер, однако, этого не сделал по вполне ясным всяческому осмеянию, теперь — в изменившемся интел социально-классовым основаниям.

лектуальном и социальном климате — признается, пусть Не более успешной оказалась и попперовская крити со многими оговорками, инструментом рационального ка диалектики. «Диалектика в современном смысле это рассуждения. От субъективных симпатий и- антипатий и го слова, прежде всего в смысле, в котором использовал в этом· случае отказаться не так уж трудно.

этот термин Гегель, — пишет Поппер. — это теория, ко Завершая анализ основных идей попперовской со торая утверждает, что нечто, в особенности человеческое циальной философии, мы должны хотя бы кратко оста мышление, развивается путем, характеризуемым так на новиться еще на одном принципе социологии Поппера.

зываемой диалектической триадой: тезис, антитезис и Речь идет о критике принципа историцизма примени синтез»46. Естественно, что с таким образом понимаемой тельно к развитию общества, чему Поппер посвятил спе диалектикой расправиться не представляет большого циальную книгу «Нищета историцизма» (журнальный труда. Причем такая трактовка диалектики выдвигается вариант 1944 г., отдельное издание 1957 г.). Основной Поппером, несмотря на хорошо известную критику триад тезис этой книги таков: «Идея движения общества как Гегеля Марксом и Энгельсом и несмотря на то, что такового, то есть идея о том, что общество, подобно фи Ленин специально предупреждал, что в материалистиче зическому телу, может двигаться как некое целое в оп ской диалектике «о триадах Гегеля и речи нет, а все ределенное направлении, есть попросту холистское за дело сводится к тому, чтобы рассматривать социальную блуждение»49.

эволюцию как естественно-исторический процесс разви Благодаря критике историцизма Поппер приобрел тия общественно-экономических формаций»47. Таким об широкую известность как один из создателей «социаль разом, научная значимость попперовской фальсификации ной инженерии» и как активный сторонник социал-ре диалектики равна нулю. Нет ничего проще, чем придать формизма, требующего постепенных, локальных измене опровергаемой концепции заведомо ложный характер и ний социальной действительности, которые якобы затем успешно ее фальсифицировать. При анализе есте являются единственным надежным путем развития обще ственнонаучного знания сам Поппер никогда не посту ства. И хотя социал-реформизм Поппера нашел много пал таким образом.

численных союзников, особенно в западногерманской со В этой связи представляется совсем не случайным, циал-демократии, он, как хорошо известно, не в состоя что в последующем Поппер, в частности в его работах нии дать решения глубоких социальных проблем совре «Объективное знание» и «Личность и ее мозг», перешел менного капиталистического мира и как некая социаль на более разумную позицию;

в этих работах свою схе ная теория уже давно обнаружил свою несостоятель- ' му роста научного знания по формуле: некоторая про ность.

блема (Pi)—предположительное (или пробное) ее ре Следует подчеркнуть, что провозглашенный Поппером шение (ТТ) — критика этого решения· и устранение оши социальный антиисторицизм в конечном итоге оказался бок (ЕЕ) — измененная проблема или новая более глу в противоречии с достаточно последовательно проводи бокая проблемная ситуация (Р2)—Поппер готов рас мым им эволюционизмом и историцизмом применительно сматривать как «улучшение и рационализацию гегелев к естественнонаучному знанию и прогрессу научного зна ской диалектической схемы»48, правда, конечно, не в ее ния в целом. А если научное знание — социальный по своему существу объект — прогрессивно эволюционирует P o p p e r K. R. Conjectures and Refutations. The Growth of Scientific Knowledge. London, Routledge and Kegan Paul, 1972, p. 313.

Ленин В. И. Поли. собр. соч., т. 1, с. 165—166. " Poppe r К. R. The Poverty of Historicism..., Harper and Row, 1961, p. 114. " P о p p e r K. R. Objective Knowledge, p. 297.

30 как целое, то нет никаких серьезных оснований отказы ЛОГИКА НАУЧНОГО ИССЛЕДОВАНИЯ* вать в этом и другим аспектам и формам социальной действительности. Против антиисторицистского тезиса Поппера свидетельствует и вся история человечества.

Теории — это сети: ловит только тот, Таковы в общих чертах философские, логико-методо кто их забрасывает.

логические и социальные взгляды автора этой книги и Новалис такова, с нашей точки зрения, их диалектико-материали стическая оценка. Конечно, мы смогли в этой вступи тельной статье дать лишь самый общий · критический анализ идей Поппера, и читателя, более подробно инте ресующегося теми или иными сторонами воззрений Поп ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ ИЗДАНИЮ 1934 ГОДА пера, мы отсылаем к упомянутой ранее марксистской литературе о Поппере и к самим публикуемым в этом Мнение, согласно которому человек издании его произведениям. Вместе с тем сказан в конце концов разрешает даже са ного, мы надеемся, вполне достаточно как для того, мые неподатливые из своих проблем...

чтобы понять, что философия и методология науки Поп служит незначительным утешением пера— это существенный элемент буржуазного сознания для знатока философии, ибо он все же не сможет избавиться от опасения, XX века, так и для того, чтобы признать, что крити что философия никогда не продви ческий анализ содержания, эволюции и противоречий нется так далеко, чтобы поставить попперовских концепций — важный аспект марксистско реальную проблему.

го отношения к буржуазной культуре.

М. Шлик (1930) Доктор философских наук В. Н. САДОВСКИЙ Что же касается меня, то я при держиваюсь совершенно иного мне ния и утверждаю, что всякий раз, когда сколько-нибудь долгое время бушует спор, особенно в области философии, в основании его никогда не лежит проблема относительно слов, а всегда действительная пробле ма, касающаяся вещей.

И. Кант (1786) Ученый, занятый исследованиями, скажем, в области физики, может прямо и непосредственно приступить к разрешению стоящей перед ним проблемы. Он имеет возможность сразу подойти к сердцевине всего дела, то есть проникнуть в центр сформировавшейся концеп туальной^структуры, поскольку структура научных пред ставлений уже имеется в наличии до начала исследова ния, а вместе с ней дана и та или иная общепризнанная Ka r l R. Popper. The Logic of Scientific Discovery. Basic dooks, Ne\v York, Hutchinson & Co., Ltd., London 1980. Перевод 1. H. Брюшшкина (предисловия, гл. I, II, V, VI, VII) и А. Л. Ни кифорова (гл. III, IV, X).

3-913 проблемная ситуация. Именно поэтому ученый может софия, пожалуй, единственная философская школа, кото оставить другим дело согласования своего вклада в ре рая поддерживает традиции рационалистической фило шение данной проблемы с общей структурой научного софии.

знания.

Философы-аналитики полагают, что или вообще не В ином положении находится философ. Он сталки существует подлинных философских проблем, или что вается не с какой-либо сформировавшейся концептуаль философские проблемы, если таковые все же есть, яв ной структурой, а скорее с тем, что напоминает груду ляются всего лишь проблемами лингвистического упо развалин (хотя вполне возможно, что под ними покоят требления или значения слов. Я же, однако, считаю, что ся сокровища). Он не может просто сослаться на то об имеется по крайней мере одна действительно философ стоятельство, что существует некоторая общепризнанная ская проблема, которой интересуется любой мыслящий проблемная ситуация, поскольку отсутствие ее в сфере человек. Это проблема космологии — проблема познания философии является, пожалуй, единственным общепри мира, включая и нас самих (и наше знание) как часть знанным фактом. На самом деле, в наше время в фило • этого мира. Вся наука, по моему мнению, есть космоло софских кругах то и дело всплывает вопрос: достигнет гия, и для меня значение философии, не в меньшей сте ли вообще философия такого положения, когда она бу пени, чем науки, состоит исключительно в том вкладе, дет способна поставить подлинную проблему?

который она вносит в ее разработку. Во всяком случае, Тем не менее есть еще люди, которые считают, что для меня и философия, и наука потеряли бы всякую при философия способна ставить подлинные проблемы о ве влекательность, если бы они перестали заниматься этим.

щах, и которые, следовательно, надеются поставить эти Конечно, анализ функций нашего языка является важной проблемы на обсуждение и, наконец, покончить с теми частью этих исследований, но мнение, согласно которому угнетающими монологами, которые ныне совершенно вы все наши проблемы трактуются только как лингвистиче теснили философские дискуссии. И если при этом они не ские головоломки, ошибочно.

считают для себя возможным принять ни одного из ныне Философы-аналитики полагают, что они используют существующих убеждений, то единственно возможный на практике некоторый метод, присущий только филосо для них выход — это начать все заново, с самого начала.

фии. Я думаю, что они заблуждаются, и считаю верным следующий тезис: философы столь же свободны в ис Вена, осень 1934 года пользовании любого метода поиска истины, как и все другие люди. Нет метода, специфичного только для фи лософии.

ПРЕДИСЛОВИЕ К ПЕРВОМУ АНГЛИЙСКОМУ ИЗДАНИЮ Второй тезис, который я хотел бы провозгласить, та 1959 ГОДА ков: центральной проблемой эпистемологии всегда была и до сих пор остается проблема роста знания. Наилуч В предисловии к первому изданию книги, написан ший же способ изучения роста знания — это изучение ному в 1934 году, я предпринял попытку объяснить — роста научного знания.

правда, боюсь, недостаточно развернуто — мое отноше При этом я не думаю, чтобы изучение роста знания ние к господствовавшей тогда в философии ситуации, и можно было заменить изучением использования языка в особенности к лингвистической философии и школе или исследованием языковых систем.

аналитиков языка тех времен. В этом новом предисловии И все же я готов признать, что существует некоторый я попытаюсь разъяснить мое отношение к современной метод, который мог бы быть определен как «единствен философской ситуации и к двум основным современным ный ^метод философии». Однако он характерен не для школам философов-аналитиков. Теперь, как и раньше, одной только философии. Это скорее единый метод лю философы, занимающиеся анализом языка, очень инте бой рациональной дискуссии, следовательно, он присущ ресуют меня, и не только как оппоненты, но также и как естественным наукам не в меньшей степени, чем филосо союзники, поскольку в наше время аналитическая фило фии. Метод, который я имею в виду, заключается в яс Я« 3« нии того, что же думали и говорили по поводу рас ной, четкой формулировке обсуждаемой проблемы и сматриваемой проблемы другие люди, почему они с ней критическом исследовании различных ее решений.

столкнулись, как формулировали ее, как пытались се Я выделил слова «рациональная дискуссия» и «крити решить. Все это кажется мне существенным, поскольку ческое» с целью подчеркнуть, что я отождествляю рацио представляет собой часть общего метода рациональной нальную установку с критической. Суть такого отожде дискуссии. Если мы игнорируем то, что.люди думают ствления состоит в том, что, какое бы решение некото сейчас или думали в прошлом, то рациональная дискус рой проблемы мы ни предлагали, мы сразу же самым сия должна иссякнуть, хотя каждый из нас может серьезным образом должны стараться опровергнуть это вполне успешно продолжать разговаривать с самим со решение, а не защищать его. Немногие из нас, к сожа бой. Некоторые философы превратили в добродетель лению, следуют этому предписанию. К счастью, если мы манеру вести обсуждение в одиночестве. Возможно, сами не занимаемся критикой наших рассуждений, то они просто не находят таких людей, с которыми можно критике подвергают нас другие. Однако их критика бу было бы поговорить об интересующем их предмете.

дет плодотворной только в том случае, если мы сформу Я боюсь, что практика философствования в такой весь лировали нашу проблему со всей возможной ясностью и ма своеобразной манере может оказаться симптомом придали решению этой проблемы достаточно определен упадка рациональной дискуссии. Без сомнения, бог, как ную форму, в которой его можно критически обсуж правило, разговаривает только сам с собой, потому что дать.

у него нет никого, с кем стоило бы поговорить. Но Я не отрицаю того, что нечто, подобное так назы философ должен сознавать, что он нисколько не более ваемому «логическому анализу», может играть некото богоподобен, чем любой другой человек.

рую роль в этом процессе уточнения и прояснения наших Широко распространенное убеждение в том, что так проблем и выдвигаемых решений этих проблем. Я, конеч называемый «лингвистический анализ» является истин но, не утверждаю и того, что методы «логического и ным методом философии, имеет несколько интересных лингвистического анализа» обязательно бесполезны. Мой исторических причин.

тезис скорее заключается в том, что эти методы являют Одна из таких причин коренится в совершенно вер ся далеко не единственными методами, которые философ ном мнении о том, что логические парадоксы типа па может с успехом использовать в своих исследованиях, и радокса лжеца («Я сейчас лгу») или парадоксов, обна что они ни в коем случае не являются специфическими руженных Расселом, Ришаром и другими, требуют для только для философии. Они не более характерны для своего решения метода лингвистического анализа с его философии, чем для любого другого научного или ра известным разделением лингвистических выражений на ционального исследования.

выражения, обладающие значением (или «правильно В этом пункте меня, пожалуй, могут спросить: какие построенные»), и на бессмысленные выражения. Это же еще «методы» может использовать философ? Мой верное мнение было соединено с ложной верой в то, ответ будет таков: хотя, по-видимому, и существует опре что традиционные проблемы философии возникают из деленное число таких различных методов, перечислять попыток решить философские парадоксы, структура ко их нет никакой нужды. До тех пор пока перед фило торых аналогична структуре логических парадоксов.

софом (или любым другим человеком) стоит интерес На этой основе утверждается, что различение между ная проблема и он искренне пытается решить ее, без осмысленным и бессмысленным должно иметь главную различно, какими методами он пользуется.

ценность для философии. Ошибочность этого убежде Среди многих методов, которые философ может ис ния продемонстрировать не так уж трудно. Для этого пользовать— конечно, каждый раз в зависимости от достаточно обратиться к помощи логического анализа.

подлежащей разрешению проблемы, — один метод ка Последний без труда покажет нам, что некоторого рода жется мне достойным особого упоминания. Это — не рефлексивность или самонаправленность, характерные который вариант ныне совершенно немодного историче для всех логических парадоксов, совершенно отсут ского метода. Он состоит, попросту говоря, в выясне ствуют во всех так называемых философских парадок двух сторон: (1) как к проблемам обычного, или обы сах, даже в кантонских антиномиях.

денного, знания или (2) как к проблемам научного зна Основной же причиной превознесения метода линг ния. Философы, тяготеющие к первому подходу, совер вистического анализа, по-видимому, является следую шенно верно считают, что научное знание не может щая. Пришло время, когда многие философы почув быть ни чем иным, как расширением обыденного зна ствовали, что «новый метод идей», предложенный Лок ния. Однако они при этом ошибочно считают, что из ком, Беркли и Юмом, то есть психологический, или, двух указанных видов знания легче анализировать скорее, псевдопсихологический, метод анализа наших обыденное знание. Таким образом, эти философы стали идей и их чувственного происхождения, следует заме заменять «новый метод идей» анализом обыденного нить более «объективным» методом, менее связанным с языка, то есть языка, в котором формулируется обы генетическими факторами. Эти философы решили, что денное знание. Они заменяют анализ зрения, восприя вместо «идей», «образов» и «понятий» следует анализи тия, познания, убеждения анализом фраз: «Я вижу», ровать слова, их значения и способы использования, «Я воспринимаю», «Я знаю», «Я считаю», «Я утверж вместо «мыслей», «мнений» и «взглядов» — суждения, даю, что это вероятно», или анализом, например, слова высказывания и предложения. Я готов признать, что «возможно».

эта замена локковского «нового метода идей» на «но Тем, кто признает правомерность такого подхода к вый метод слов» была несомненным прогрессом и она теории познания, я отвечу следующим образом. Хотя я в свое время была настоятельно необходимой.

согласен с трактовкой научного знания как расшире Вполне понятно, что многие философы, видевшие в ния обычного, или обыденного, знания, я считаю, что свое время в «новом методе идей» единственный истин самые важные и наиболее волнующие проблемы эписте ный метод философии, могли при этом прийти к убеж мологии должны остаться совершенно незамеченными дению, что единственным истинным методом философии теми, кто ограничивает себя только анализом обычного, является теперь «новый метод слов». Я решительно не или обыденного, знания или анализом способов его вы согласен с этим сомнительным убеждением. Приведу ражения в обыденном языке.

по его поводу только два критических замечания. Преж В этой связи я хочу назвать одну из проблем такого де всего, «новый метод идей» никогда не считался глав рода, а именно проблему роста нашего знания. Неболь ным методом философии, не говоря уже о том, чтобы шого размышления достаточно для того, чтобы понять, быть ее единственным истинным методом. Даже Локк что большинство вопросов, связанных с ростом нашего ввел его только как метод для рассмотрения некоторых знания, с необходимостью выходят за рамки любого предварительных вопросов (предваряющих изложение исследования, ограниченного рассмотрением обыденно науки этики), а Беркли и Юм использовали его в основ го знания как противоположного знанию научному.

ном как орудие для ниспровержения взглядов своих Наиболее важный способ роста обыденного знания за противников. Их интерпретация мира — мира людей и ключается именно в превращении его в научное зна вещей, — которую они хотели сообщить нам, никогда ние. И кроме того, ясно, что рост научного знания яв не основывалась на этом методе. Он не был основа ляется знания.самым важным и интересным примером роста нием религиозных взглядов Беркли или политических теорий Юма (хотя в работах последнего он и исполь При рассмотрении этого вопроса следует помнить, зовался для обоснования детерминизма).

что почти все проблемы традиционной эпистемологии Самое же серьезное мое возражение против убеж связаны с проблемой роста знания. Я склонен заявить дения в том, что «новый метод идей» или «новый метод даже нечто большее: от Платона до Декарта, Лейбни слов» являются главными методами эпистемологии — ца, Канта, Дюгема и Пуанкаре, от Бэкона, Гоббса и а может быть, по мнению некоторых, и всей филосо Локка до Юма, Милля и Рассела развитие теории по фии,— заключается в следующем.

знания вдохновлялось надеждой на то, что она помо К проблематике эпистемологии можно подходить с жет нам не только узнать нечто о знании, но и сделать ао определенный вклад в прогресс знания, то есть в про Таковы вкратце причины, побуждающие меня счи гресс научного знания. (Единственное возможное ис тать, что даже внутри самой эпистемологии рассмот ключение из этого правила среди великих философов, ренный первый подход, то есть анализ знания по которое я могу себе представить, — это Беркли.) Боль средством анализа обыденного языка, слишком узок шинство философов, которые считают, что характерным и не в силах охватить ее наиболее интересные проб для философии методом является анализ обыденного лемы.

языка, по-видимому, потеряли этот замечательный опти Однако я далек от того, чтобы соглашаться и со мизм, который в свое время вдохновлял рационалисти всеми теми философами, которые придерживаются ино ческую традицию в философии. Их позицией, как мне го подхода к эпистемологии·—подхода, обращающего кажется, стало смирение, если не отчаяние. Они не ся к анализу научного знания. Чтобы как можно проще только оставляют прогресс знания на долю ученых, но разъяснить то, в чем я согласен с ними и в чем расхо и философию определяют таким образом, что она, по жусь, я разделю философов, использующих этот вто определению, лишена возможности внести какой-либо рой подход, на две группы — так сказать, козлищ и вклад в наше познание мира. Самокалечение, которого, овец.

к удивлению, требует такое, казалось бы, убедительное Первая группа состоит из тех философов, которые определение философии, не вызывает во мне никакой поставили своей целью изучение «языка науки» и в ка симпатии. Нет вообще такой вещи, как некая сущность честве философского метода используют построение философии, которую можно было бы выделить и отлить искусственных модельных языков, иначе говоря, по в некотором определении. Определение слова «филосо- строение таких языков, которые, по их мнению, могли фия» может иметь только характер конвенции или со бы служить моделями «языка науки».

глашения. Во всяком случае, я не вижу никакой пользы Вторая группа не ограничивает себя изучением язы в произвольном закреплении за словом «философия» ка науки или какого-либо другого языка и не имеет ка такого смысла, который заранее мог бы отбить у начи- кого-нибудь предпочтительного философского метода.

нающего философа вкус к попыткам внести свой вклад Сторонники такого подхода используют в философии как философа в прогресс нашего познания окружающе самые разнообразные методы, поскольку перед ними стоят весьма различные проблемы, которые они хотят го мира.

К тому же мне кажется довольно парадоксальным решить. Они приветствуют любой метод, если только то, что философы, гордящиеся своей узкой специализа они убеждены, что он может помочь более четко по цией в сфере изучения обыденного языка, тем не менее ставить интересующие их проблемы или выработать считают свое знакомство с космологией достаточно какое-либо их решение, сколь бы предварительный ха основательным, чтобы судить о различиях философии рактер оно ни носило.

и космологии и прийти к заключению о том, что фило Вначале я обращусь к рассмотрению взглядов тех софия по существу своему не может внести в космо философов, метод которых заключается в построении логию никакого вклада. Они, безусловно, ошибаются.

искусственных моделей языка науки. С исторической Совершенно очевидно, что чисто метафизические — точки зрения они так же, как и сторонники анализа следовательно, философские — идеи имели вели обыденного языка, отталкиваются от «нового метода чайшее влияние на развитие космологии. От Фа идей», заменяя (псевдо-) психологический метод старо леса до Эйнштейна, от античного атомизма го «нового метода» лингвистическим анализом. По всей до декартовских рассуждений о природе материи, от вероятности, духовное удовлетворение, порождаемое мыслей Гильберта и Ньютона, Лейбница и Бошковича надеждой на достижение знания, которое было бы «точ по поводу природы сил до рассуждений Фарадея и ным», «ясным» и «формализованным», заставило их Эйнштейна относительно полей сил — во всех этих слу выбрать в качестве объекта лингвистического анализа чаях направление движения указывали метафизические не обыденный язык, а «язык науки». К несчастью, од нако, «языка науки» как особого объекта, по всей ви идеи.

димости, вообще не существует. Поэтому для них воз гим другим причинам данные три модельных языка никла необходимость построить такой язык. Построе слишком бедны для того, чтобы найти применение в ние же полноценной работающей модели языка науки — какой-либо науке. И они, конечно, существенно беднее модели, в которой мы могли бы оперировать с реаль обыденных языков, даже наиболее простых.

ной наукой типа физики, — на практике оказалось не Указанные ограничения рассматриваемых модельных сколько затруднительным, и по этой причине эти фи языков препятствуют тому, чтобы эти языки просто лософы были вынуждены заниматься построением слож могли бы использоваться для построения решения ных работающих моделей в миниатюре — громоздких тех проблем, которые имеются в виду их создателями.

систем, состоящих из мелких деталей.

Это утверждение легко доказать, и частично оно было По-моему, эта группа философов из двух зол выби доказано самими авторами этих языков. Тем не менее рает большее. Концентрируясь на своем методе по все их авторы, по-видимому, претендуют на две вещи:

строения миниатюрных модельных языков, они прохо (а) на возможность при помощи разрабатываемых ими дят мимо наиболее волнующих проблем теории позна методов так или иначе решать проблемы теории науч ния, в частности тех проблем, которые связаны с про ного познания, то есть на их применимость к науке грессом знания. Изощренность инструментов не имеет (тогда как фактически они применимы с удовлетвори прямого отношения к их эффективности, и практически тельной точностью только к рассуждениям весьма при ни одна сколько-нибудь интересная научная теория не митивного типа), и (Ь) на «точность» и «ясность» этих может быть выражена в этих громоздких детализиро методов. Очевидно, что обе эти претензии не могут ванных системах. Эти модельные языки не имеют ни быть удовлетворены.

какого отношения ни к науке, ни к обыденному знанию Таким образом, метод построения искусственных мо здравого смысла.

дельных языков не в силах решить проблемы, связан Действительно, модели «языка науки», конструируе ные с ростом нашего знания. Предоставляемые ям воз мые такими философами, не имеют ничего общего с можности весьма ограничены, даже по сравнению с языком современной науки. Это можно показать на методом анализа обыденных языков, так как такие мо примере трех наиболее известных модельных языков*.

дельные языки явно беднее обыденных языков. Имен В первом из этих языков нет даже средств для выра но вследствие своей бедности в рамках таких языков жения тождества. Следовательно, в нем нельзя выра можно построить только самую грубую и в наибольшей зить равенство и, таким образом, он не содержит даже степени вводящую в заблуждение модель роста зна самой элементарной арифметики. Второй модельный ния — модель простого накопления груды высказываний язык работает только до тех пор, пока мы не добавляем наблюдения.

к нему средства для доказательства обычных теорем Обратимся теперь к взглядам последней из назван- арифметики, к примеру евклидовой теоремы о несуще ных групп эпистемологов. В эту группу входят те фи ствовании самого большого простого числа или даже лософы, которые не связывают себя заранее каким-ли простейшего принципа, согласно которому для каждого бо особым философским методом и в своих эпистемоло числа имеется следующее за ним число. В третьем мо гических исследованиях проводят анализ научных про дельном языке — наиболее разработанном и более все блем, теорий и процедур и, что самое важное, научных го известном — опять-таки не удается выразить матема дискуссий. Эта группа в качестве своих предшественни тику. К тому же, что еще более интересно, в нем невы ков может перечислить почти всех великих философов разимы никакие измеряемые свойства. По этим и мно Запада. (Она может вести свою родословную в том числе даже и от Беркли, несмотря на то, что он в своих самых глубоких замыслах был противником идеи ра * Первые два языка представляют собой языки гемпелевской ционального научного познания и боялся его прогрес теории подтверждения и теории моделей, построенной Дж. Кемени, са.) Наиболее крупными представителями этого на а третьим языком является карнаповская языковая система. —· правления в течение двух последних веков были Кант, Прим. перев.

Уэвелл, Милль, Пирс, Дюгем, Пуанкаре, Мейерсон, рождение интереса к этим загадкам может спасти на Рассел и, по крайней мере на некоторых этапах своего уки и философию от узкой специализации и от обску творчества, Уайтхед. Большинство мыслителей, при рантистской веры в особую компетентность эксперта, в надлежащих к этой группе, могли бы согласиться с его личные знания и авторитет, то есть той самой веры, тем, что научное знание является результатом роста которая столь удачно сочетается с нашим «пострацио обыденного знания. Однако каждый из них приходил к налистическим» и «посткритическим» веком, с гордостью выводу, что научное знание изучать значительно легче, посвятившим себя разрушению традиции рациональной чем обыденное знание, поскольку научное знание есть философии и даже самого рационального мышления.

как бы ясно выраженное обыденное знание. Основные проблемы, связанные с природой научного знания, яв Пеня, Бэкингемшир, весна 1958 года ляются расширениями проблем, относящихся к обыден ному знанию. Так, в области научного знания юмов ская проблема «разумной веры» заменяется проблемой разумных оснований для принятия или отбрасывания научных теорий. И поскольку мы располагаем множе ством подробных свидетельств о дискуссиях по поводу того, следует ли принять или, наоборот, нужно отбро сить некоторую теорию, например теорию Ньютона, Максвелла или Эйнштейна, постольку мы можем взгля нуть на эти дискуссии как бы через микроскоп, что и позволяет нам детально и объективно изучать некото рые из наиболее важных моментов проблемы «разумной веры».

При таком подходе к проблемам эпистемологии (как и при двух ранее упомянутых подходах) легко изба виться от псевдопсихологического, или «субъективного», метода, присущего «новому методу идей», который ис пользовался еще Кантом. Данный подход предполагает анализ научных дискуссий и научных проблемных си туаций. Таким образом, в рамках этого подхода появ ляется возможность понимания истории развития науч ной мысли.

До сих пор я пытался показать, что наиболее важ ные проблемы всей традиционной эпистемологии — про блемы, связанные с ростом знания, — выходят за рамки двух стандартных методов лингвистического анализа и требуют анализа научного знания. Однако менее всего я хотел бы защищать другую догму. Сегодня, даже анализ науки — «философия науки» — угрожает стать модой, специализацией. Философу не следует быть узким спе циалистом. Что касается меня, то я интересуюсь наукой и философией только потому, что хочу нечто узнать о загадке мира, в котором мы живем, и о загадке челове ческого знания об этом мире. И я верю, что только воз числа последних, поскольку любое заключение, выве денное таким образом, всегда может оказаться ложным.

Сколько бы примеров появления белых лебедей мы ни наблюдали, все это не оправдывает заключения: «Все лебеди белые».

Часть I. ВВЕДЕНИЕ В ЛОГИКУ НАУКИ Вопрос об оправданности индуктивных выводов, или, иначе говоря, о тех условиях, при котор'ых такие выводы оправданны, известен под названием «проблема индукции».

Проблему индукции можно также сформулировать ГЛАВА I. ОБЗОР ОСНОВНЫХ ПРОБЛЕМ в виде вопроса о верности или истинности универсаль ных высказываний, основывающихся на опыте, — гипотез и теоретических систем в эмпирических науках. Многие Ученый, как теоретик, так и экспериментатор, фор люди убеждены, что истинность таких универсальных мулирует высказывания или системы высказываний и высказываний «известна из опыта». Однако ясно, что проверяет их шаг за шагом. В области эмпирических описание любого опыта — наблюдения или результата наук, в частности, ученый выдвигает гипотезы или си эксперимента — может быть выражено только сингу стемы теорий и проверяет их на опыте при помощи на лярным высказыванием и ни в коем случае не является блюдения и эксперимента.

универсальным высказыванием. Соответственно когда о Я полагаю, что задачей логики научного исследова некотором универсальном высказывании говорят, что ния, или, иначе говоря, логики познания, является ло истинность его известна нам из опыта, то при этом гический анализ этой процедуры, то есть анализ метода обычно подразумевают, что вопрос об истинности этого эмпирических наук.

универсального высказывания можно как-то свести к Что же это такое — «методы эмпирических наук»?

вопросу об истинности сингулярных высказываний, ко И что вообще мы называем «эмпирической наукой»?

торые признаются истинными на основании имеющего ся опыта. Иначе говоря, утверждается, что универсаль /. Проблема индукции ные высказывания основываются на индуктивных выво дах. Поэтому когда мы спрашиваем, истинны ли изве Согласно широко распространенному взгляду, про стные нам законы природы, то это просто иная форму тив которого я выступаю в настоящей книге, для эмпи лировка вопроса о логической оправданности индуктив рических наук характерно использование так называе ных выводов.

мых «индуктивных методов». Если придерживаться это Если мы стремимся найти способы оправдания ин го взгляда, то логику научного исследования придется дуктивных выводов, то прежде всего нам следует уста отождествить с индуктивной логикой, то есть с логиче новить принцип индукции. Такой принцип должен иметь ским анализом индуктивных методов.

вид высказывания, с помощью которого мы могли бы Вывод обычно называется «индуктивным», если он представить индуктивные выводы в логически прием направлен от сингулярных высказываний (иногда на лемой форме. В глазах сторонников индуктивной логики зываемых также «частными высказываниями») типа от для научного метода нет ничего важнее, чем принцип четов о результатах наблюдений или экспериментов к индукции. «...Этот принцип, — заявляет Рейхенбах, — универсальным высказываниям типа гипотез или определяет истинность научных теорий. Устранение его теорий. из науки означало бы не более и не менее как лише С логической точки зрения далеко не очевидна ние науки ее способности различать истинность и лож оправданность наших действий по выведению универ ность ее теорий. Без него наука, очевидно, более не сальных высказываний из сингулярных, независимо от мела бы права говорить об отличии своих теорий от 46 причудливых и произвольных созданий поэгического цип индукции, нам необходимо применять индуктивные ума» [74, с. 186]'.

выводы, для оправдания этих последних приходится Вместе с тем принцип индукции не может иметь ха вводить индуктивный принцип более высокого порядка, рактер чисто логической истины типа тавтологии или и так далее в том же духе. Следовательно, попытка аналитического высказывания. Действительно, если бы обосновать принцип индукции, исходя из опыта, с не существовало нечто вроде чисто логического принципа обходимостью терпит крушение, поскольку она неизбеж индукции, то не было бы никакой проблемы индукции, но приводит к бесконечному регрессу.

поскольку в этом случае все индуктивные выводы следо Кант попытался предложить свой способ преодоле вало бы рассматривать как чисто логические, тавтоло ния этой трудности, утверждая, что принцип индукции гические преобразования, аналогичные выводам дедук (который он сформулировал в виде «принципа универ тивной логики. Таким образом, принцип индукции дол сальной причинности») является «верным a priori». Од жен быть синтетическим высказыванием, то есть выска нако его изобретательная попытка построить априорное зыванием, отрицание которого не является самопроти оправдание синтетических высказываний, как мне ка воречивым, а напротив, оно логически возможно. В этой жется, не была успешной.

связи и возникает вопрос о том, почему мы вообще С моей точки зрения, охарактеризованные трудности, должны принимать этот принцип и каким образом, ис возникающие в индуктивной логике, непреодолимы.

ходя из рациональных оснований, можно оправдать это То же самое можно сказать и относительно трудностей, принятие.

встающих в рамках широко распространенной ныне Приверженцы индуктивной логики стремятся за теории, согласно которой индуктивный вывод, хотя он явить вместе с Рейхенбахом, что «принцип индукции и не является «строго достоверным», тем не менее мо безоговорочно принимается всей наукой и что в повсе жет приобретать некоторую степень «надежности» или дневной жизни никто всерьез не выражает сомнений в «вероятности». В этой теории индуктивные выводы яв этом принципе» [74, с. 67]. И все же, даже предпола- ляются «вероятными выводами» (см. [44;

49;

77]).

гая, что приведенное утверждение верно — хотя, конеч- «Мы описали, — заявляет Рейхенбах, — принцип индук но, и «вся наука» может ошибаться, — я заявляю, что ции как средство, с помощью которого наука распознает принцип индукции совершенно излишен и, кроме того, истину. Точнее, мы должны были бы сказать, что он он неизбежно ведет к логическим противоречиям. служит для определения вероятности, ибо науке не дано То, что такие противоречия возникают в связи с полностью обрести ни истины, ни ложности... научные принципом индукции, совершенно отчетливо показано высказывания могут только приобретать степени вероят Юмом*2. Юм также обнаружил, что устранение этих ности, недостижимыми верхним и нижним пределами противоречий, если оно вообще возможно, сталкивает- которых служат истина и ложь» [74, с. 186].

ся с серьезными трудностями. Действительно, принцип На данном этапе моих рассуждений я позволю себе индукции должен быть универсальным высказыванием.

пренебречь тем фактом, что сторонники индуктивной Поэтому при любых попытках вывести его истинность логики пользуются понятием вероятности, которое я из опыта вновь в полном объеме возникнут те же самые позже отвергну ввиду полного его несоответствия их проблемы, для решения которых этот принцип был собственным целям. Я могу игнорировать сейчас поня введен. Таким образом, для того чтобы оправдать прин тие вероятности в силу того, что упомянутые трудности индуктивной логики никак не связаны с обращением к Ср. также предпоследний абзац главы о Юме книги Рассела вероятности. Действительно, если основанным на индук «История западной философии» [83, с. 691-—692]. (Во всех ссылках тивном выводе высказываниям следует приписывать не на источник страницы приводятся по русскому переводу, если он указан в списке литературы — Прим. ред.] которую степень вероятности, то это можно оправдать, *2 Наиболее выразительные места из юмовской критики индук только введя (конечно, с соответствующими изменения ции см. в [36, с. 186, 189, 244, 799]. (Звездочка означает новые ми) новый принцип индукции. Тогда этот новый прин примечания в изданиях начиная с 1959 г. и новый текст в примеча ВДп придется в свою очередь подвергнуть процедуре ниях. — Прим, ред.) 4-913 оправдания и т. д. Более того, мы не сдвинемся с места ная теория — приходит человеку, может представлять и в том случае, если будем считать принцип индукции существенный интерес для эмпирической психологии, но не «истинным», а всего лишь «вероятным». Короче го он совершенно не относится к логическому анализу на воря, логика вероятностного вывода, или «вероятностная учного знания. Логический анализ не затрагивает во логика», подобно любой другой форме индуктивной ло просов о фактах (кантонского quid facti?), а касается гики, приводит либо к дурной бесконечности, либо к только вопросов об оправдании или обоснованности доктрине априоризма (см. также ниже, гл. X).

{кантовского quid juris?). Вопросы второго типа имеют Логическая теория, которая будет развита далее, следующий вид: можно ли оправдать некоторое выска прямо и непосредственно выступает против всех попы зывание? Если можно, то каким образом? Проверяемо ток действовать, исходя из идей индуктивной логики.

ли это высказывание? Зависит ли оно логически от не Она могла бы быть определена как теория дедуктивно которых других высказываний? Или, может быть, про го метода проверки или как воззрение, согласно кото тиворечит им? Для того чтобы подвергнуть некоторое рому гипотезу можно проверить только эмпирически и высказывание логическому анализу, оно должно быть только после того, как она была выдвинута.

представлено нам. Кто-то должен сначала сформулиро Прежде чем приступить к разработке и изложению вать такое высказывание и затем подвергнуть его логи этой концепции (которую можно было бы в противопо ческому исследованию.

ложность «индуктивизму» назвать «дедуктивизмом»)3, В соответствии со сказанным я буду четко разли я должен сначала разъяснить различие между психоло чать процесс создания новой идеи, с одной стороны, и гией познания, которая имеет дело с эмпирическими методы и результаты ее логического исследования — фактами, и логикой познания, которая рассматривает с другой. Что же касается задачи логики познания — только логические отношения. Заметим, что вера в ин в отличие от психологии познания, — то я буду исхо дуктивную логику обязана своим происхождением по дить из предпосылки, что она состоит исключительно преимуществу смешению психологических и эпистемоло в исследовании методов, используемых при тех система гических проблем. Полезно также отметить, между про тических проверках, которым следует подвергнуть лю чим, что такое смешение вызывает затруднения не бую новую идею, если она, конечно, заслуживает серь только в логике познания, но и в самой психологии.

езного отношения к себе.

Возможно, мне возразят, что достичь поставленной цели было бы значительно легче, если в качестве зада 2. Устранение психологизма чи эпистемологии рассматривать построение так назы Я уже говорил, что деятельность ученого заключает ваемой «рациональной реконструкции» тех шагов, ко ся в выдвижении и проверке теорий.

торые привели ученого к открытию — к обнаружению Начальная стадия этого процесса — акт замысла и некоторой новой истины. Однако в этом случае возни создания теории, — по моему глубокому убеждению, не кает вопрос: что, строго говоря, мы желаем реконструи нуждается в логическом анализе, да и не подвластна ровать? Если предметом нашей реконструкции будут ему. Вопрос о путях, по которым новая идея — будь то процессы, причастные к появлению и проявлению вдох музыкальная тема, драматический конфликт или науч новения, то я отказываюсь считать это задачей логики познания. Такие процессы являются предметом эмпи рической психологии, а не логики. Другое дело, если Либих [50], по всей вероятности, был первым, кто отверг ин мы хотим рационально реконструировать последующие дуктивный метод с позиций естественных наук;

его полемика была направлена против Ф. Бэкона. Дюгем [23] также явно защищал проверки, с помощью которых можно установить, что дедуктивистские взгляды. (*Однако в его книге можно найти и ип плод вдохновения представляет собой открытие или дуктивистские воззрения, например в гл. III I части, где говорится, знание. Поскольку ученый критически оценивает, изме что только эксперимент, индукция и обобщение дали возможность няет или отвергает плоды своего собственного вдохно Декарту сформулировать закон преломления света [23, с. 34] (см.

также [46;

11, с. 440].) вения, мы при желании можем, конечно, рассматривать 4% подобный методологический анализ как некоторого ской дедукции выводятся следствия. Затем полученные рода «рациональную реконструкцию» соответствующих следствия сравниваются друг с другом и с другими со процессов мышления. Однако такая реконструкция не ответствующими высказываниями с целью обнаружения описывает действительного хода рассматриваемых про имеющихся между ними логических отношений (типа цессов: она может дать только логический скелет про эквивалентности, выводимости, совместимости или несо цедуры проверки. И это, по-видимому, все, что имеют вместимости).

в виду под этой процедурой те исследователи, которые Можно, как представляется, выделить ч'етыре раз говорят о «рациональной реконструкции» путей приоб личных пути, по которым происходит проверка теории.

ретения знания.

Во-первых, это логическое сравнение полученных след Мои рассуждения, представленные в этой книге, со ствий друг с другом, при помощи которого проверяется вершенно независимы от решения данной проблемы.

внутренняя непротиворечивость системы. Во-вторых, это Поскольку все же об этом зашла речь, то мой взгляд исследование логической формы теории с целью опреде на этот вопрос вкратце сводится к следующему: не су лить, имеет ли она характер эмпирической, или науч ществует ни логического метода получения новых идей, ной, теории или, к примеру, является тавтологичной.

ни логической реконструкции этого процесса. Я доста В-третьих, это сравнение данной теории с другими тео точно точно выражу свою точку зрения, сказав, что риями, в основном с целью определить, внесет ли новая каждое открытие содержит «иррациональный элемент» теория вклад в научный прогресс в том случае, если или «творческую интуицию» в бергсоновском смысле.

она выживет после ее различных проверок. И, наконец,, Аналогичным образом Эйнштейн говорит о «поиске та в-четвертых, это проверка теории при помощи эмпири ких в высшей степени универсальных законов... из ко ческого применения выводимых из нее следствий.

торых с помощью чистой дедукции можно получить Цель проверок последнего типа заключается в том,.

картину мира. Не существует логического пути, — про чтобы выяснить, насколько новые следствия рассматри должает он, — ведущего к таким... законам. Они могут ваемой теории, то есть все, что является новым в ее со быть получены только при помощи интуиции, основан держании, удовлетворяют требованиям практики, неза ной на феномене, схожем с интеллектуальной любовью 4 висимо от того, исходят ли эти требования из чисто на («Einfhlung») к объектам опыта».

учных экспериментов или практических, технических применений. Процедура проверки при этом является де 3. Дедуктивная проверка теорий дуктивной. Из данной теории с помощью других, ранее принятых высказываний выводятся некоторые сингу Согласно развиваемой в настоящей книге концепции, лярные высказывания, которые можно назвать «пред метод критической проверки теорий и отбора их по ре сказаниями», особенно предсказания, которые легко зультатам такой проверки всегда идет по следующему проверяемы или непосредственно применимы. Из них.

пути. Из некоторой новой идеи, сформулированной в выбираются высказывания, невыводимые из до сих пор предварительном порядке и еще не оправданной ни в принятой теории, и особенно противоречащие ей. За каком отношении — некоторого предвосхищения, гипо тем мы пытаемся вынести некоторое решение относи тезы или теоретической системы, — с помощью логиче тельно этих (и других) выводимых высказываний пу тем сравнения их с результатами практических приме А. Эйншт е йн. Речь по случаю шестидесятилетия Планка нений и экспериментов. Если такое решение положитель (1918 г.). Цитируемый отрывок начинается словами: «Высшей за но, то есть если сингулярные следствия оказываются дачей физика является поиск таких в высшей степени универсаль приемлемыми, или верифицированными, то теория мо ных законов...» и т. д. [24, с. 125]. Подобные идеи ранее высказывал жет считаться в настоящее время выдержавшей про также Либих [50], см. также [51, с. 443]. *Немецкое слово «Ein fhlung» с трудом поддается переводу. Хэррис перевел его как «со- верку и у нас нет оснований отказываться от нее.

чувственное понимание опыта» («sympathetic understanding of Но если вынесенное решение отрицательное или, иначе experience»).

говоря, если следствия оказались фальсифицированны Проблему нахождения критерия, который дал бы ми, то фальсификация их фальсифицирует и саму тео нам в руки средства для выявления различия между рию, из которой они были логически выведены.

эмпирическими науками, с одной стороны, и математи Следует подчеркнуть, что положительное решение кой, логикой и «метафизическими» системами — с' дру может поддерживать теорию лишь временно, поскольку гой, я называю проблемой демаркации6.

последующие возможные отрицательные решения всег Эта проблема была известна уже Юму. который да могут опровергнуть ее. В той мере, в какой теория предпринял попытку решить ее7. Со времени Канта она выдержала детальные и строгие проверки и она не пре стала центральной проблемой теории познания. Если, одолена другой теорией в ходе научного прогресса, следуя Канту, мы назовем проблему индукции «пробле можно сказать, что наша теория «доказала свою устой мой Юма», то проблему демаркации мы вполне можем чивость» или, другими словами, что она «подкреплена» назвать «проблемой Канта».

(corroborated)*5 прошлым опытом.

Из этих двух проблем, в которых кроется источник Отметим, что в кратко очерченной нами процедуре почти всех других проблем теории познания, более проверки теорий нет и следа индуктивной логики. В на фундаментальной, на мой взгляд, является проблема де шем рассуждении нигде не предполагается возможность маркации. Действительно, основной причиной, вынуж перехода от истинности сингулярных высказываний к дающей склонных к эмпиризму эпистемологов слепо по истинности теорий, равно как нигде не допускается, что лагаться на «метод индукции», является их убеждение на основании «верифицированных» следствий может в том, что только этот метод может дать нам подхо быть установлена «истинность» теории или хотя бы ее дящий критерий демаркации. Это утверждение в осо «вероятность».

бенности относится к тем эмпирикам, которые шествуют В этой книге я предприму более детальный анализ под флагом «позитивизма».

методов дедуктивной проверки. И я попытаюсь пока Позитивисты прежних времен склонялись к призна зать, что в рамках такого анализа можно рассматривать нию научными или законными только тех понятий все проблемы, которые обычно называются «эпистемо (представлений или идей), которые, как они выража логическими». Те же проблемы, которые порождаются лись, «выводимы из опыта», то есть эти понятия, как специальными нуждами индуктивной логики, могут они считали, логически сводимы к элементам чувствен быть устранены без замены их новыми проблемами.

ного опыта — ощущениям (или чувственным данным), 4. Проблема демаркации впечатлениям, восприятиям, элементам визуальной или слуховой памяти и так далее. Современным позитиви Из многочисленных возражений, которые, по всей стам удалось выработать более ясный взгляд на науку.

вероятности, могут быть выдвинуты против развивае Для них наука — не система понятий, а система выска мой мною концепции, наиболее серьезное, пожалуй, та зываний*8. В соответствии с этим они склонны призна ково. Отбрасывая метод индукции, я, можно сказать, лишаю эмпирическую науку тех ее черт, которые как Ср. со сказанным (и вообще с содержанием разд. 1—6 и раз и представляются наиболее характерными для нее.

13—24) мою статью [57, с. 426]. *Эта статья в переводе на англий А это означает, что я устраняю барьеры, отделяющие ский язык опубликована как прил.*1 к книге [70].

науку от метафизических спекуляций. Мой ответ на это См. последнее предложение его книги «Исследование о челове ческом познании», *Со следующим абзацем (и моим упоминанием возражение состоит в следующем: главной причиной, эпистемологов) ср., к примеру, цитату из Рейхенбаха, приведенную побудившей меня к отказу от индуктивной логики, как в тексте перед прим. 1 к этой главе.

раз и является то, что она не устанавливает подходя *8 Как я теперь понимаю, при написании этого абзаца я пере щего отличительного признака эмпирического, немета- оценил «современных позитивистов». Мне следовало бы помнить, что в интересующем нас аспекте многообещающее начало витгенштей физического характера теоретических систем, или, ина новского «Трактата»: «Мир есть совокупность фактов, а не вещей» че говоря, подходящего «критерия демаркации».

[95, с. 31]—было совершенно перечеркнуто в конце его, где осуж дается человек, который «не дал никакого значения некоторым зна *ъ По поводу этого термина см. прим. *1 к гл. X. кам в своих предложениях» [там же, с. 97]. См. также [61, гл. II].

54 ку метафизика обычно и определяется через ее «неэм вать научными или законными только высказывания, пиричность». Однако позитивисты считают, что о мета сводимые к элементарным (или «атомарным») вы физике можно сказать нечто большее, чем просто кон сказываниям об опыте — «суждениям восприятия», статировать неэмпирический характер некоторых из ее «атомарным высказываниям», «протокольным предло высказываний. Слова «не имеющий значения» и «бес жениям» или еще чему-либо подобному*9. Очевидно, смысленный» передают и предназначены именно для что подразумеваемый при этом критерий демаркации того, чтобы передать уничижительную оценку. Не под тождествен требованию построения индуктивной ло лежит сомнению тот факт, что вовсе не успешная де гики.

маркация науки и метафизики является действитель Поскольку я отвергаю индуктивную логику, я дол ной целью позитивистов. Они скорее стремятся оконча жен также отвергнуть все подобные попытки решения и тельно упразднить и уничтожить метафизику. Одна проблемы демаркации. В связи с этим проблема демар ко, как бы там ни было, мы каждый раз обнаруживаем, кации приобретает еще большее значение для нашего что все попытки позитивистов уточнить значение вы исследования. Нахождение приемлемого критерия де оажения «имеющий значение» приводят к одному то маркации должно быть пробным камнем для любой му же результату — к такому определению «имеющего эпистемологии, не прибегающей к помощи индуктивной значение (осмысленного) предложения» (в отличие от логики.

«бессмысленного псевдопредложения»), которое просто Позитивисты обычно интерпретируют проблему де повторяет критерий демаркации, свойственный отстаи маркации натуралистически, как если бы она была про ваемой ими индуктивной логике.

блемой, принадлежащей к компетенции естественных Такое положение вещей ясно «обнаруживает себя» наук. Вместо того чтобы считать своей задачей выдви в воззрениях Витгенштейна, по мнению которого каждое жение приемлемой конвенции, они полагают, что нужно имеющее значение высказывание должно быть логиче открыть различие между наукой, с одной стороны, и ски сводимо [95, утверждение 5]*12 к элементарным метафизикой — с другой, существующее, так сказать, в (или атомарным) высказываниям, которые он понимает самой природе вещей. Они постоянно пытаются дока как описания или «образы действительности» [95, зать, что метафизика по самой своей природе есть не утверждения 4.01, 4.03, 2.21] (кстати, такое понимание,.

что иное, как бессмысленная болтовня — «софистика и по его мнению, призвано охватить все имеющие значе заблуждение», по выражению Юма, — которую правиль ние высказывания). Отсюда совершенно очевидно, что нее всего было бы «бросить в огонь» [35, с. 169] *10.

витгенштейновский критерий осмысленности совпадает Если бы мы не вкладывали в слова «бессмыслен с индуктивистским критерием демаркации, при условии, ный» и «не имеющий значения» иного смысла, чем, со что мы заменяем используемые в последнем случае гласно их определению, «не принадлежащий эмпириче слова «научный» или «законный» на «имеющий значе ской науке», то характеристика метафизики как бес ние». Таким образом, именно нерешенность проблемы смысленного нонсенса была бы тривиальной, посколь индукции обусловливает полнейший провал попыток позитивистов решить проблему демаркации. В своем "9 Конечно, ничто не зависит от названий. Когда я впервые вво стремлении уничтожить метафизику позитивисты вме дил новый термин «базисное высказывание» (или «базисное сужде сте с ней уничтожают и естественные науки, так как ние»— см. далее разд. 7 и 28), я сделал это только потому, что нуждался в термине, который не был бы обременен смысловым от- законы науки точно так же, как и метафизические тенком, которым обладает термин «высказывание восприятия». Но к несчастью, этот термин вскоре был принят другими философами Ранее сходным образом слово «бессмысленный» употребля и использован как раз в том смысле, которого я так стремился лось Миллем, *без сомнения, под влиянием Конта [18, с. 223]. См, избежать.

также мою книгу [61, прим. 51 к гл. 11].

*10 Таким образом, Юм, подобно Сексту Эмпирику, осудил свое *12 Поскольку все это было написано в 1934 году, я. конечно, «Исследование о человеческом познании» на последней его странице, рассматриваю здесь только «Логико-философский трактат» Вит точно так же как впоследствии Витгенштейн на последней странице генштейна.

«судил свой собственный «Трактат» (см. прим. 4 к гл. II).

рических наук, позитивизм, наоборот, ведет к внедре утверждения, несводимы к элементарным высказыва нию метафизики в сферу науки. (См. разд 78 * а так ниям о чувственном опыте. При последовательном при же [61, прим. 46, 51, 52 к гл. 11], [66].) менении витгенштейновского критерия осмысленности В противоположность таким антиметафизическим приходится отбрасывать как не имеющие значения те хитростям — антиметафизическим, конечно, только по самые законы природы, поиск которых, по словам Эйн их намерениям — я не ставлю своей целью ниспровер штейна13, является «высшей задачей физика». Такие жение метафизики. Скорее я хотел бы сформулировать законы, по критерию Витгенштейна, ни в коей мере не приемлемую спецификацию эмпирической науки или могут считаться подлинными, или допустимыми, выска определить понятия «эмпирическая наука» и «метафи зываниями. Попытка же Витгенштейна показать, что зика» таким образом, чтобы мы для каждой данной си проблема индукции является пустой псевдопроблемой, стемы высказываний могли определить, является ли ее была описана Шликом*14 следующим образом: «Про исследование делом эмпирической науки или нет.

блема индукции состоит в требовании логического оп В соответствии со сказанным мой критерий демар равдания универсальных высказываний о реально кации следует рассматривать как выдвижение согла сти.. Мы вместе с Юмом признаем, что такого логи шения, или конвенции. Что касается приемлемости ка ческого оправдания не существует. Его и не может кой-либо конкретной такой конвенции, то по этому быть просто потому, что универсальные высказывания поводу мнения могут быть различными и приемлемая не являются подлинными высказываниями» [86, с. 156] дискуссия по этим вопросам возможна только между (курсив мой).

сторонами, имеющими некоторую общую цель. Выбор Наш анализ, таким образом, показывает, в каком этой цели в конечном счете должен, разумеется, быть смысле индуктивистский критерий демаркации неспосо делом решения, выходящим за пределы рационального бен помочь нам провести границу между научными и обоснования*16.

метафизическими системами и почему он должен при Те философы, которые итогом и целью науки счи писывать им равный статус. Дело в том, что, согласно тают систему абсолютно достоверных и окончательно вердикту, выносимому на основании позитивистской истинных высказываний17, несомненно, отвергнут вы догмы значения, и наука и метафизика представляют двигаемое мной соглашение. То же самое сделают и собой системы бессмысленных псевдовысказываний. По те, кто видит «сущность науки... в ее достоинстве», ко этому вместо того, чтобы изгнать метафизику из эмпи торое, по их мнению, состоит в ее «целостности», в ее Ср. прим. 4 к этой главе. «реальной истинности и сущности»18. Вряд ли эти фи »и Идея трактовки законов науки как псевдосуждений и раз лософы согласятся признать это достоинство за совре решение на этой основе проблемы индукции приписывается Шликом менной теоретической физикой, в которой я, как и мно Витгенштейну. (Ср. мою книгу [61, прим. 46 и 51 к гл. 11].) Однако гие другие, вижу на сегодня наиболее полную реализа эта идея значительно старше. Она органически связана с инструмен талистской традицией в философии, которую можно проследить уже цию того, что я называю «эмпирической наукой».

у Беркли и даже ранее. (См., например, мои работы [67 и 64].) Дру Цели науки, которые я имею в виду, совершенно гие ссылки можно найти в прим. *1 к гл. III).

отличны от только что названных. Однако я не пытаюсь Рассматривая законы природы, Шлик пишет: «Часто отмечают, оправдать их, представляя эти цели в виде истинных что, строго говоря, не может идти речи об абсолютной верификации или сущностных целей науки. Это бы только запутало некоторого закона, поскольку мы всегда неявно допускаем, что он может быть модифицирован в свете нового опыта. Если мне позво нашу проблему и было бы рецидивом позитивистского лят, — продолжает Шлик как бы в скобках, — добавить несколько догматизма. Насколько я понимаю, существует только слов о возникающей в этой связи логической ситуации, то упомя нутый факт означает, что закон природы в принципе не имеет логи *16 Я считаю, что между сторонами, заинтересованными в об ческой формы высказывания, а представляет собой предписание наружении истины и готовыми прислушиваться к аргументам друг для образования высказываний» [86, с. 151]. *(Без сомнения, при д а РУг. всегда возможна рациональная дискуссия (ср. [61, гл. 24]).

этом предполагается, что «образование» включает в себя и преоб- | ?

Такова, например, позиция Динглера (ср. прим. 1 к гл. IV).

разование, или выведение.) Шлик указывает, что он ознакомился с Таковы взгляды Шпанна [87].

этой теорией в частной беседе с Витгенштейном.

•один путь рационального обоснования моего подхода.

5. Опыт как метод Суть этого пути — в анализе его логических следствий с целью выявления его плодотворности, то есть способ Поставленная нами задача — сформулировать при ности объяснять проблемы теории познания.

емлемое определение понятия «эмпирическая наука»— Таким образом, я открыто признаю, что при форму не лишена трудностей. Частично затруднения происте лировке своего подхода я руководствовался в конечном кают из того обстоятельства, что, по-видимому, сущест счете соображениями, обусловленными оценочными вует множество теоретических систем, имеющих логичес суждениями и некоторыми предпочтениями. Однако я кую структуру, весьма сходную со структурой той теоре надеюсь, что мой подход вполне может оказаться при тической системы, которая в каждое данное время при емлемым для тех, кто ценит не только логическую стро знается учеными в качестве принимаемой ими системы гость, но и свободу от догматизма, кто стремится к эмпирической науки. Иногда эту ситуацию описывают практической применимости науки, но в еще большей следующим образом: существует огромное, вероятно степени увлечен приключенческим духом науки и теми бесконечное, число «логически возможных миров», а си открытиями, которые, вновь и вновь ставя перед нами стема, называемая «эмпирической наукой», по своему новые и неожиданные вопросы, требуют от нас форму предназначению описывают только один мир — «реаль лировать новые, до тех пор даже не снившиеся нам ный мир», или «мир нашего опыта» (ср. [70, прил.* X]).

ответы.

С целью уточнения высказанного утверждения мож То, что моя концепция выдвинута под влиянием цен но сформулировать три требования, которым должна ностных соображений, отнюдь не означает, что я со удовлетворять наша эмпирико-теоретическая система.

вершаю ту же ошибку, за которую осуждал позитиви Во-первых, она должна быть синтетической, то есть опи стов, то есть пытаюсь уничтожить метафизику, навеши сывать непротиворечивый, возможный мир. Во-вторых, вая на нее ярлыки. Я даже не захожу столь далеко, она должна удовлетворять критерию демаркации (ср.

чтобы утверждать, что метафизика не имеет никакой разд. 6 и 21), то есть не быть метафизической систе ценности для эмпирической науки. Нельзя отрицать, что мой, и описывать мир возможного опыта. В-третьих, наряду с метафизическими идеями, ставившими пре она должна отличаться каким-либо образом от других пятствия на пути прогресса науки, были и другие, та таких систем, как изображающая именно наш мир кие, как умозрительный (спекулятивный) атомизм, ко опыта.

торые способствовали ему. Рассматривая научное по Каким же образом можно отличить такую систему, знание с психологической точки зрения, я склонен ду изображающую наш мир опыта? Ответ на этот вопрос мать, что научное открытие невозможно без веры в таков: выделяет эту систему из других аналогичных идеи чисто спекулятивного, умозрительного, типа, кото систем то, что она была подвергнута проверкам и вы рые зачастую бывают весьма неопределенными, веры, держала их. Это означает, что такая система должна совершенно неоправданной с точки зрения науки и в быть выделена на основе применения к ней того самого этом отношении «метафизической» (ср. также [56 и Дедуктивного метода, анализ и описание которого я 24, с. 43]).

поставил своей целью.

Принимая во внимание сказанное относительно ме «Опыт» с этой точки зрения выступает в виде специ тафизики, я все же считаю, что первейшей задачей фического метода, посредством которого мы можем от логики познания является выдвижение понятия эмпири личить одну теоретическую систему от других. Поэтому ческой науки для того, чтобы сделать лингвистическое можно сказать, что наука характеризуется не только употребление терминов, ныне несколько расплывчатое, своей логической формой, но, кроме того, и своим спе возможно более определенным, и для того, чтобы про цифическим методом. (Этого же взгляда, конечно, при вести четкую демаркацию между наукой и метафизикой, держиваются и 'индуктивисты, которые пытаются оха хотя последняя, возможно, и стимулировала развитие рактеризовать эмпирическую науку, ссылаясь на ис науки на всем протяжении ее истории.

пользование в ней индуктивного метода.) В соответствии со сказанным теория познания, в Вместе с тем я, конечно, признаю некоторую систему задачи которой входит анализ метода или процедур, эмпирической, или научной, только в том случае, если характерных для эмпирической науки, может быть пред- имеется возможность опытной ее проверки. Исходя из ставлена как теория эмпирического метода — теория этих соображений, можно предположить, что не вери того, что обычно называется «опытом». фицируемость, а фальсифицируемость системы следует рассматривать в качестве критерия демаркации*.

6. Фальсифицируемость как критерий демаркации Это означает, что мы не должны требов'ать. возмож Критерий демаркации, присущий индуктивной логи- ности выделить некоторую научную систему раз и на ке, то есть позитивистская догма значения, равносилен всегда в положительном смысле, но обязаны потребо требованию, что все высказывания в эмпирической на- вать, чтобы она имела такую логическую форму, кото уке (или все высказывания, «имеющие значение») долж- рая позволяла бы посредством эмпирических проверок ны обладать качеством, которое давало бы возможность выделить ее в отрицательном смысле: эмпирическая си определить их истинность или ложность. Мы будем го- стема должна допускать опровержение путем опыта.

ворить, что этот критерий требует их «окончательной (В соответствии с этим критерием высказывание разрешимости». А это означает, что рассматриваемые «Завтра здесь будет дождь или завтра здесь дождя не высказывания должны быть таковы, чтобы было логи- будет» нельзя считать эмпирическим просто потому, чески возможным их и верифицировать, и фальсифици- что его нельзя опровергнуть, тогда как высказывание ровать. В соответствии с этим Шлик заявляет: «...по- «Завтра здесь будет дождь» следует считать эмпириче длинное высказывание должно допускать окончатель- ским.) ную верификацию» [86, с. 150]. Вайсман еще более Против предложенного критерия демаркации можно четко формулирует эту позицию: «Если не существует выдвинуть различные возражения. Прежде всего, вполне никакого возможного способа определить, истинно ли может показаться неверным, что науку, которая, как данное высказывание, то это высказывание вообще не полагают, дает нам позитивную информацию, следует имеет значения, так как значение высказывания есть не характеризовать как систему, удовлетворяющую отри что иное, как метод его верификации» [89, с. 229]. цательному требованию типа опровержимости. Однако С моей точки зрения, индукции* вообще не суще- в разд. 31—46 я покажу, что это возражение весьма ствует. Поэтому выведение теорий из сингулярных вы- легковесно, поскольку количество позитивной инфор сказываний, «верифицированных опытом» (что бы это [16, с. 27]. Однако в своей индуктивистской книге [17] он возвращает ни означало), логически недопустимо. Следовательно, ся к позиции, весьма сходной с той, которая послужила объектом теории никогда эмпирически не верифицируемы. Если нашей критики. Установление нулевой вероятности универсальных мы хотим избежать позитивистской ошибки, заключаю законов [17, с. 511] заставляет его заявить [17, с. 575], что, хотя их щейся в устранении в соответствии с нашим критерием и необязательно изгонять из науки, тем не менее наука вполне мо демаркации теоретических систем естествознания*, то жет обходиться без них.

*21 Обращаю внимание на то, что я предлагаю считать фальси нам следует выбрать такой критерий, который позво фицируемость критерием демаркации, а не критерием значения.

лял бы допускать в область эмпирической науки даже Идею использования значения в качестве критерия демаркации я такие высказывания, верификация которых невозможна.

резко критиковал уже в разд. 4 и буду вновь это делать — в еще более резкой форме — в разд. 9. Поэтому мнение, что я предлагаю фальсифицируемость в качестве критерия значения, является чи *19 Конечно, я при этом не имею в виду так называемую «ма- стейшим мифом (в то же время некоторые попытки опровержения тематическую индукцию». Я лишь отрицаю существование индукции моей теории основываются именно на таком мифе). Фальсифицируе в так называемых «индуктивных науках», иначе говоря, отрицаю мость выделяет два вида полностью осмысленных высказываний:

существование «индуктивных процедур» и «индуктивных выводов». фальсифицируемые и нефальсифицируемые. Она проводит, таким *20 В своей книге [15, с. 321] Карнап признал (со ссылкой на образом, разделительную линию внутри осмысленного языка, а не мою критику), что именно в этом позитивистами допущена ошибка. отделяют его от неосмысленного языка.

В [16] он пошел даже дальше, согласившись с тем, что универсаль- Сходные идеи можно также найти, например, у Франка 126, гл. I, § 10] и у Дубислава [22, с. 100]. См. также прим. 6 выше.

ные законы не только «удобны», но и «существенны» для науки мации о мире, сообщаемой научным высказыванием.

Я вынужден признать справедливость такой крити тем больше, чем более вероятно его столкновение, об ки, но это вовсе не принуждает меня отказаться счи условленное логическими основаниями, с возможными тать фальсифицируемость критерием демаркации.

сингулярными высказываниями. (Не зря же мы назы В дальнейшем (в разд. 20 и далее) я выдвину предпо ваем законы природы «законами»: чем больше они за ложение о том, что эмпирический метод следует харак прещают, тем больше они говорят.) теризовать как метод, который исключает как раз те Против предложенного критерия, далее, можно по способы игнорирования фальсификации, кЪторые, по пытаться обратить мою же критику индуктивистского вполне справедливым замечаниям моих воображаемых критерия демаркации. На первый взгляд кажется, что оппонентов, являются логически возможными. Мое против фальсифицируемости как критерия демаркации предположение подразумевает, что эмпирический метод можно выдвинуть возражения, сходные с теми, которые характеризуется прежде всего тем, что он подвергает я сам выдвинул против верифицируемости. фальсификации во всех возможных отношениях данную Однако такие нападки не очень тревожат меня, так проверяемую систему. Цель этого метода — вовсе не как выдвинутый мной критерий основывается на асим спасение несостоятельных систем, а, наоборот, отбор метрии между верифицируемостью и фальсифицируе той из них, которая наиболее приспособлена к выжива мостью — асимметрии, которая возникает из логической нию по сравнению с другими. Это достигается тогда, формы универсальных высказываний. Дело в том, что когда рассматриваемые системы участвуют в жесточай универсальные высказывания никогда не выводимы из шей борьбе за выживание.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.