WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |

«Стратегические перспективы Стратегические перспективы: ведущие державы, Казахстан и центральноазиатский узел Под редакцией Роберта Легволда Книжная серия исследований Американской академии по проблемам ...»

-- [ Страница 5 ] --

Что касается содержательных приоритетов, ясно, что на пер вый план выдвинулись экономические интересы. Первоочеред ные задачи Казахстана – ускорение экономического развития путем обеспечения доступа для своего экспорта на иностранные рынки, защита казахстанского бизнеса за рубежом, привлече ние инвестиций в основные секторы экономики, в особенности в машиностроение, сельское хозяйство и современные техноло гии, а также развитие альтернативных транспортных коммуни каций. Казахстан ищет пути интеграции в новый международ ный экономический порядок, созвучные специфике страны и согласующиеся с задачами государственной и экономической безопасности. В этом контексте главная задача состоит в обеспе чении государственного контроля над природными ресурсами и их разработкой. По мере расширения торговли Казахстану важ но также добиваться справедливых и сбалансированных усло вий импорта промышленной продукции и экспорта товаров.

Реализация экономической реформы и стимулирование эко номического роста будут во многом зависеть от увеличения притока иностранных финансовых ресурсов в Казахстан. Глоба лизация, усилившая взаимозависимость всех национальных эко номик, имеет особое значение для Казахстана. Как молодое не Выступление президента Назарбаева по вопросам внешней полити ки, 15 февраля 1995 года.

Казахстан сегодня, 3 марта 2001 года.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане зависимое государство с открытой экономикой, Казахстан стре мится активно участвовать в решении международных экономи ческих проблем, а также стать частью международных процес сов в развитии науки и новых технологий, содействуя таким образом становлению собственного научно технического потен циала.

Безусловно, решающим фактором для осуществления всех этих чаяний являются энергетические ресурсы Каспийского моря, в частности богатейшего казахстанского сектора, приоб ретающего международное значение. Во первых, разработка богатых нефтяных и газовых месторождений Казахстана не только обеспечит ведущим державам экономические преимуще ства в виде сверхприбылей и доступа к новым дополнительным источникам сырой нефти, но также создаст рычаги давления на ОПЕК. Во вторых, благодаря нефтяному фактору растет геопо литическое и экономическое значение Каспийско Центрально азиатского региона, и прежде всего Казахстана. По этой причи не все ведущие державы в настоящее время стремятся укрепить свое присутствие в стране и регионе.

В третьих, Казахстан, как решающий транспортный узел, может стать торговым мостом между Европой и Азией. Возмож ности развития международного торгового транзита через тер риторию Казахстана возросли с открытием нового "Шелкового пути" – Транспортного коридора Европа–Кавказ–Азия (ТРА КЕКА), а также с расширением российских торговых связей с Ираном, Пакистаном и Индией. И наконец, в четвертых, остава ясь главным экономическим партнером России, Казахстан пред ставляет собой достаточно многообещающий новый рынок для американских, европейских, японских и китайских товаров.

В этих общих рамках отношения Казахстана с каждой из ведущих держав отличает своя специфика. В каждом случае эти отношения заслуживают отдельного анализа, и лишь после это го можно переходить к общим оценкам.

РОССИЯ Почти для всех бывших советских республик, включая Ка захстан, Россия была и остается центром новой геополитиче ской и геоэкономической системы. По словам казахстанского президента, "самым важным и на настоящий момент наиболее могущественным [из всех государств СНГ] является Россия. Ее Булат Султанов и Лейла Музапарова выбор будет определять стабильность во всем мире и, в частно сти, в Евразии"3. В свою очередь, Казахстан является ближай шим стратегическим партнером России в Центральноазиатском регионе. Но значение двух стран друг для друга не означает, что все проблемы решены и все общие цели достигнуты. Предстоит еще многое сделать для создания законодательной базы отноше ний, разработки модели межправительственного экономическо го и политического сотрудничества, расширения и углубления интеграции в экономической, торговой, научно технической и гуманитарной сферах, а также реализации подлинного стратеги ческого партнерства.

После распада Советского Союза Россия предприняла неза медлительные усилия по собственной интеграции в сообщество европейских государств, сделав отношения с Западом главным приоритетом и в значительной степени "устранившись" из ситуа ции в Центральной Азии. Центральноазиатские государства, включая Казахстан, рассматривались в этом контексте как "тор моз", замедляющий процесс органической интеграции России в "западноевропейскую цивилизацию". Тем не менее следует отме тить, что Москва не позволила соседним государствам полностью выпасть из сферы своего влияния. Это стало очевидно из указа российского президента от 14 февраля 1995 года "О подтвержде нии стратегического курса Российской Федерации в отношении стран – членов Содружества Независимых Государств"4.

Несмотря на это, именно в первые годы после обретения Казахстаном независимости США и европейские государства сделали самые важные шаги по укреплению своего влияния в регионе. За это время крупнейшие западные компании укрепи ли свои позиции на местных рынках и попытались минимизиро вать российское экономическое присутствие. К концу 1990 х го дов, однако, российское руководство пришло к пониманию того, что России не суждено быстро и безболезненно интегрировать ся в Европу, и начало пересматривать внешнеполитические при оритеты. Поворотный момент был обозначен на совещании Со вета безопасности Российской Федерации 15 декабря 1999 года, когда в качестве первоочередного объекта внешней политики Казахстанская правда, 21 октября 1995 года.

Законодательное собрание Российской Федерации, № 49, март 1995 года.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане было названо "ближнее зарубежье", а Казахстан как самое силь ное государство региона оказался в центре этой политики.

Формально казахстанско российские отношения – равно правные отношения между суверенными партнерами, в действи тельности же они глубоко асимметричны. Это естественно вы текает из разницы в экономическом потенциале двух государств и несопоставимости их геополитического и военного значения.

Эта асимметричность отражается в интересах каждого из них и в том, как они их отстаивают.

Задачи экономики Россия остается центром притяжения в Евразии, а Казах стан, как и другие центральноазиатские и прикаспийские госу дарства, входит в сферу жизненно важных интересов России.

Таким образом, Россия пытается всеми возможными способами усилить свое экономическое присутствие в регионе. В настоя щее время усилению российских позиций способствует несколь ко экономических факторов. Во первых, почти все существую щие трубопроводы, по которым казахстанская нефть попадает на международные рынки, проходят по российской территории.

Альтернативные каспийские транспортные пути по прежнему остаются проектами на бумаге. Дальнейшему укреплению пози ций России в регионе способствовало создание Каспийского трубопроводного консорциума (КТК), основой которого послу жило долгосрочное соглашение о сотрудничестве между Казах станом и Россией.

Во вторых, улучшение экономической ситуации в обеих странах в последние годы стимулировало развитие торговли и контактов между предприятиями, а также связей между погра ничными областями. Это также увеличивает преимущества Рос сии в Казахстане.

Приоритетное положение России во внешней политике Ка захстана главным образом определяется широкой взаимозави симостью и взаимодополняемостью национальных экономик.

Россия была и остается основным внешнеторговым партнером Казахстана, на ее долю приходится 20% его экспорта и 50% им порта.

Следует отметить, что в первые годы после распада Совет ского Союза разветвленные и интенсивные связи, существовав шие в прошлом, быстро разрушились. Однако руководители Булат Султанов и Лейла Музапарова России и Казахстана в конечном счете пришли к выводу, что ос лабление экономических связей в ходе реформ в каждом госу дарстве наносит урон экономике обоих. В результате оба прави тельства вновь поставили перед собой задачу восстановления тесных экономических связей и разработали общую позицию по ключевым проблемам торговых и хозяйственных отношений.

Упор делается на пять основных областей: 1) развитие межот раслевых связей в области торговли энергоносителями, сельско го хозяйства, металлургии, машиностроения и транспорта;

2) гармонизация тарифной и валютной политики;

3) расширение военно экономического сотрудничества;

4) совместные проекты в освоении космоса и использовании космодрома Байконур и 5) разработка энергетических ресурсов Каспийского региона.

В экономических отношениях с Россией Казахстан стремит ся к взаимовыгодным отношениям, основанным на законода тельно закрепленном равенстве. Министр иностранных дел Ка захстана Ерлан Идрисов так охарактеризовал будущее этих отношений: "Самая важная задача – усиление стратегического партнерства, достигнутого правительствами двух стран на рубе же веков. Такова не только политическая воля наших лидеров, но и объективное требование истории и современности"5.

Оборона В области обороны Казахстан является главным приоритетом России в Центральной Азии. Оба государства имеют аналогичную военную инфраструктуру, в том числе общую систему командо вания ПВО. Космодром Байконур и четыре военных испытатель ных полигона находятся под общим контролем. В 1994 году Рос сия и Казахстан подписали соглашения, где оговаривались основополагающие условия использования космического центра и предусматривалась его аренда Россией сроком на двадцать лет с возможностью продления6. Почти все космические программы России в настоящее время связаны с использованием Байконура, а найти альтернативные космодромы в ближайшем будущем не реально.

Е. Идрисов. Казахстан и Россия на стыке тысячелетий. – Казахстан ская правда, 17 июня 2000 года.

Т. Мансуров. Развитие казахстанско российских отношений в про цессе суверенизации Казахстана (1991–1995). Докторская диссертация, с. 263–276.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане Таким образом, перед Россией с ее военно космической программой в конце концов встает задача – покончить с зави симостью от иностранных государств. В принципе, сложившая ся ситуация способствует развитию гражданской космической программы, и здесь у казахстанско российского сотрудничества отличные перспективы. Но в военной сфере, в связи со страте гическим значением этих программ и необходимостью поддер живать высокую степень секретности, необходимы твердые га рантии. Следовательно, можно ожидать, что Россия перенесет свои объекты из Байконура в другие военные зоны на собствен ной территории, например на военную базу в Плесецке.

Наряду с совместной космической программой Казахстан и Россия в значительной степени сохраняют единый военно про мышленный комплекс Советского Союза. Более 70% продукции тринадцати оборонных предприятий Казахстана поставляется в Россию7. В то же время казахстанская армия до сих пор исполь зует старую советскую технику;

перевооружение армии и мо дернизация военной техники остаются делом будущего. Все это превращает Казахстан в крупного потенциального потребителя военно промышленной продукции России. И хотя не исключена вероятность соперничества с другими производителями, россий ский военно промышленный комплекс по прежнему имеет зна чительные преимущества.

Безопасность Россия заинтересована в активном участии Казахстана в ряде совместных программ в области безопасности. Централь ная Азия, где в последние годы наблюдается явный рост религи озного экстремизма и международного терроризма, находится в непосредственной близости от России. Российское руководство опасается распространения экстремизма и терроризма на тер риторию Поволжья, где проживает много мусульман. В этом отношении Казахстан представляет собой "щит" для России, а российские и казахстанские вооруженные силы составляют фундамент Договора о коллективной безопасности – механиз ма, при помощи которого Россия и центральноазиатские госу дарства пытаются справиться с новой угрозой со стороны экст Э. Абен. Казахстанско российские отношения: факторы "за" и "про тив". – Саясат, № 3, 1997.

Булат Султанов и Лейла Музапарова ремизма и терроризма. Самой конкретной инициативой в дан ной области являются недавно созданные коллективные силы быстрого развертывания (КСБР) в Центральной Азии. В более общем плане Россия активно поддерживает участие Казахстана в других международных и региональных органах, прежде всего в Шанхайской организации сотрудничества, которая является спонсором других антитеррористических начинаний, и в Содру жестве Независимых Государств.

Вопросы региональной безопасности тесно связаны с более широкими геополитическими интересами России в Центральной Азии, в особенности учитывая возрастающее геополитическое значение региона. Здесь процесс геополитической конфронта ции между ведущими мировыми державами, включая США, Китай и Россию, проявляется особенно ярко. Окончательная консолидация позиций США в регионе как результат размеще ния там военных баз радикально изменила соотношение сил в этой части земного шара. В результате отношения с Казахста ном станут еще важнее для России, а непосредственная задача российской дипломатии состоит в том, чтобы не допустить ос лабления влияния на Астану, – задача нелегкая, принимая во внимание ситуацию вокруг Каспия.

Проблема Каспия Одной из самых важных в отношениях России с Казахста ном является проблема Каспийского моря. В принципе, позиции Москвы и Астаны по данному вопросу совпадают. Правитель ства двух стран подписали соглашение, снимающее ограничения на использование морского дна в северной части Каспийского моря, таким образом, как отметили официальные лица обеих стран, "выведя проблему из прежнего тупика"8. У сторон, одна ко, сохраняются разногласия по нескольким оставшимся вопро сам, включая проблему транспортировки казахстанской нефти на международный рынок.

В настоящее время основной поток углеводородов из Казах стана проходит через российскую территорию посредством Каспийского трубопроводного консорциума и трубопровода И. Галаджии. Каспий: новые реалии. – Нефть России, № 7, 2000.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане Узен–Атырау–Самара. Альтернативные проекты экспорта ка захстанской нефти продолжают существовать лишь в планах. В сложившихся обстоятельствах Россия, очевидно, стремится к следующему: 1) сохранению экспортной зависимости Казахста на от России, которая дает Москве дополнительные рычаги вли яния. В ожесточенной геополитической борьбе за влияние в Центральной Азии наличие такого рычага может иметь решаю щее значение;

2) увеличению платежей Казахстана за экспорт нефти через российскую территорию, которые существенно пополняют российский бюджет;

и 3) установлению господства над экспортом каспийской нефти как средству усиления соб ственных позиций в борьбе за свою долю рынка.

Казахстан, однако, активно ищет альтернативные пути транспортировки за пределами территории России. Перспектив ными в этом отношении могут оказаться проекты прокладки трубопроводов через территорию Ирана, Китая и Азербайджа на, не в последнюю очередь благодаря тому, что они заметно ослабят влияние Москвы на Астану.

Казахстану и России также удалось избежать споров по по воду различных месторождений. В 1997 году Россия объявила тендер на разработку месторождения Курмангазы (северный сектор Каспийского моря). Астана выступала резко против этого шага, предъявляя права на восточный участок месторождения, находящийся в казахстанском секторе. Затем Москва неожидан но отменила условия тендера и подтвердила, что восточный сек тор месторождения находится под юрисдикцией Казахстана. За этим немедленно последовало совместное решение двух стран, принятое в апреле 1998 года, о разграничении прав на разработ ку придонного слоя в северной части Каспийского моря, а в июне Москва и Астана подписали официальное соглашение9. В результате в настоящее время между Россией и Казахстаном не существует серьезных конфликтов по вопросам Каспия. Совпа дение позиций двух стран и достигнутые ими соглашения могут лучше чем что бы то ни было послужить основой для более ши рокого пакета соглашений, устраняющих разногласия между другими прибрежными государствами.

Э. Абен. Указ. соч.

Булат Султанов и Лейла Музапарова Русская диаспора Еще одним вопросом, в значительной степени определяю щим интересы России в Казахстане, является присутствие там огромной русской диаспоры. После распада Советского Союза шестимиллионная русская диаспора в Казахстане стала второй по величине в "ближнем зарубежье" (на Украине проживает около 11 млн. русских). Согласно результатам переписи населе ния 1989 года, русские составляют вторую по величине этничес кую группу Казахстана – 37% населения республики;

в север ных областях, граничащих с Российской Федерацией, русские составляют 66%.

С обретением Казахстаном независимости в русской диас поре наметилась выраженная тенденция к миграции, в особен ности в Российскую Федерацию. В 1992 году республику по раз ным причинам покинуло около 175 тыс. человек;

в 1993 году – 170 тыс., в 1994 году – около 283 тыс., в 1995 году – около 170 тыс., в 1996 году – более 120 тыс., в 1997 году – 174,5 тыс. и в 1998 году – 124,5 тыс.10 Таким образом, в 1992–1998 годах Казахстан покинуло приблизительно 1,2 млн. русских. Сегодня в Казахстане проживает 4,5 млн. русских, которые составляют около 30% населения по сравнению с 31,4% в 1992 году.

В этом вопросе Россия преследует двоякий интерес. С одной стороны, нынешний демографический кризис в России предрас полагает этнических русских к перемещению в Россию. Боль шинство из них при этом находятся в активном трудоспособном возрасте. Некоторые российские эксперты считают этот вид миграции благотворным для России, так как он обеспечивает приток человеческих и денежных ресурсов в ее экономику11. С другой стороны, Россия должна обеспечить вновь прибывших жильем и основными видами помощи, что не так легко сделать, учитывая катастрофический дефицит бюджетных средств в стране. По данным российской миграционной службы, иммиг ранты из Казахстана составляют более половины всех иммиг рантов из стран СНГ. Чтобы обеспечить их всех, России пришлось предусмотреть огромные ассигнования как из феде Э. Жунусов, М. Нургожин. Материя и идеалы. – Деловая неделя, 15 мая 1998 года.

Там же.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане рального, так и из местных бюджетов (около 150 млн. долл. США в год), хотя объем фактически выделенных средств редко дости гал такого уровня12. В конечном счете Россия в целом не испы тывает энтузиазма по поводу дальнейшего притока иммигран тов, но забота о соплеменниках остается одним из главных пунктов в риторике российской политической элиты. Этот воп рос остается для Москвы средством давления на соседние госу дарства, в том числе на Казахстан.

Итак, Россия и Казахстан, в силу множества объективных и субъективных причин, продолжают оставаться чрезвычайно тес но "взаимосвязанными" государствами. Именно этот факт в зна чительной степени определяет динамику российских интересов в Казахстане. По многим параметрам уровень и интенсивность взаимных интересов практически не имеют аналогов в двусто ронних отношениях на постсоветском пространстве.

СОЕДИНЕННЫЕ ШТАТЫ АМЕРИКИ Во время президентства Клинтона внешняя политика США в отношении Казахстана и других прикаспийских и центрально азиатских государств отвечала очевидной потребности заполне ния геополитического и экономического вакуума, образовавше гося в регионе, ослабления зависимости этих государств от их могущественных соседей, в частности России, Китая и Ирана, и ускорения – при помощи экономических рычагов – вывода ядерного оружия и развития демократии и рыночной экономи ки.

Сегодня, однако, акценты в американской внешней полити ке смещаются. Это результат как изменения геополитического контекста в регионе, так и новых направлений в политике адми нистрации Буша. Возрастающее значение региона как удобного коридора сообщения "между Западом и Востоком" и "между Югом и Севером", увеличение спроса на энергоресурсы в мире и их значительные запасы в регионе, а также борьба с междуна родным терроризмом – все это не могло не привлечь внимания Вашингтона.

Э. Жунусов, М. Нургожин. Указ. соч.

Булат Султанов и Лейла Музапарова Экономические факторы 17 мая 2001 года администрация США опубликовала доклад о национальной политике в области энергетики, в котором гово рилось о состоянии дел в отрасли и излагались основные направ ления будущего развития. Как отмечалось в докладе, США в настоящее время являются крупнейшим потребителем энерго ресурсов в мире, Китай находится на втором месте, а Индия – на шестом. По этой причине США приходится искать источники энергии, которые не были бы привязаны только к местным или ближневосточным ресурсам. Более того, согласно данным управ ления энергетической информации Министерства энергетики США, спрос на энергию в развивающихся азиатских государ ствах в ближайшие 20 лет возрастет на 129 процентов, а самыми крупными потребителями и главными политическими игроками станут Китай и Индия13.

Если к значительным нефтяным запасам каспийского реги она добавить запасы газа, составляющие почти две трети всех мировых ресурсов, заинтересованность США в данном регионе становится еще более понятной. Львиную долю этих ресурсов контролирует Казахстан. Вероятные запасы сырых углеводоро дов в Казахстане, в том числе в шельфе Каспийского моря, составляют 13 млрд. тонн нефти и конденсата и 7,1 трлн. кубиче ских метров природного газа14. Согласно докладу Госдепарта мента США, подготовленному к визиту Назарбаева в Вашингтон в декабре 2001 года, в ближайшие десять лет Казахстан может занять второе место по экспорту нефти в мире. По оценкам, за пасы только одного месторождения – Кашаганского – превы шают все вместе взятые ресурсы США15.

Имея в виду разработку природных ресурсов каспийского и центральноазиатского регионов, США продолжают подчерки вать значение беспрепятственного доступа американских ком паний к добыче нефти, одновременно стремясь ограничить по пытки России и Ирана усилить свое влияние на экономику Казахстана, Азербайджана и Туркменистана и поддерживая пла F. Hill, R. Spector. The Caspian Basin and Asian Energy Markets. – Brookings Institution Conference Report No. 8, September 2001, p. 1.

А. Абишев. Стратегическое партнерство. – Новости недели, № 51, с. 7.

Washington File, 21 December 2001//www.usinfo.state.gov.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане ны строительства трубопроводов за пределами территории Рос сии и Ирана.

Невзирая на совместную декларацию президентов Буша и Назарбаева во время саммита в декабре 2001 года, подтверждаю щую их приверженность диверсификации экспортных путей, США продолжают придавать первоочередное значение строи тельству трубопровода Баку–Джейхан16. Очевидно, что США намереваются не только сохранить, но и значительно увеличить масштабы своего присутствия в регионе. Если, например, в 2000 году США уже занимали первое место по объему совокуп ных прямых иностранных инвестиций в регион (4 млрд. долл.

США)17, то в ближайшие десять лет ожидается, что объем амери канских капиталовложений возрастет до 200 млрд.18 Ставка США на нефтегазовые ресурсы регионов стала естественным следстви ем сложных отношений с государствами Персидского залива и другими членами ОПЕК, а также неопределенности относительно стабильности поставок в результате войны США с терроризмом.

Наряду с естественной заинтересованностью США в энер гетических ресурсах Каспийско Центральноазиатского региона, Вашингтон рассчитывает на использование своей роли в разра ботке ресурсов в качестве рычага влияния на политику централь ноазиатских государств, в особенности на политику, тесно свя занную, хотя не всегда открыто признаваемую, с интересами России. Соединенным Штатам небезразличны эти ресурсы, так как они в конечном счете могут уйти в Китай и Индию, чья ин тенсивно развивающаяся экономика сможет через десять–пят надцать лет конкурировать с экономикой США. Нефть из запад ного Казахстана может поставляться в Китай через Индию по двум возможным маршрутам: из Туркменистана через Афганис тан и Пакистан или из Ирана через Пакистан или по морскому дну либо иранскими танкерами. В конечном счете использова ние азиатских маршрутов приведет к более тесным отношениям между политикой Казахстана и Туркменистана и политикой стран потребителей. А в сочетании с возрастающим влиянием России в регионе и интенсификацией российско иранского со Washington File, 22 December 2001//www.usinfo.state.gov;

Washington File, 21 December 2001.

А. Абишев. Указ. соч.

www.khabar.kz – 24.12.2001.

Булат Султанов и Лейла Музапарова трудничества эти события могут привести к некоторому "геопо литическому ослаблению" позиции США.

По мере того, как США под давлением Индии и Китая вы нуждены уделять больше внимания растущему спросу на энер горесурсы, и по мере усиления соперничества между США и Россией за эти ресурсы и увеличения бремени американских санкций против Ирана (что обходится казне в 15–19 млн. долл.

США ежегодно) Вашингтону придется пойти на диалог с други ми странами, одновременно развивая уже начатый двусторон ний диалог с центральноазиатскими государствами. Кроме того, возрастающая роль США в Каспийско Центральноазиатском ре гионе не только укрепит энергетическую безопасность США, но и создаст новые формы давления на страны ОПЕК. И наконец, заинтересованность США в расширении присутствия американ ских компаний в различных секторах казахстанской экономики и в создании благоприятных условий для инвестиций должна стимулировать развитие новых областей торговли между Восто ком и Западом и проектов в области коммуникаций, включая создание альтернативной системы трубопроводов.

Что касается Казахстана, то он заинтересован в углублении дружбы с единственной в мире сверхдержавой. Отношения с США, наряду с отношениями с Россией и другими странами СНГ, являются для Казахстана важным внешнеполитическим приоритетом. Более того, в 1997 году было объявлено о стратеги ческом партнерстве между двумя правительствами. Широкомас штабное экономическое сотрудничество между США и Казах станом уже существует. Прямые капиталовложения США в Казахстан выше, чем в другие центральноазиатские государства, и составляют 28% от всех иностранных инвестиций в стране. В Казахстане зарегистрировано более 320 казахстанско американ ских совместных предприятий и около 100 американских компа ний. Самым важным аспектом двусторонних отношений являет ся сотрудничество в нефтегазовом секторе. Стороны работают над созданием транспортного коридора между Востоком и Запа дом, в который входит и проект Баку–Джейхан.

Несмотря на эти достижения, в двусторонних экономиче ских и торговых отношениях остается ряд неразрешенных воп росов. Самыми серьезными являются антидемпинговые пробле мы, связанные с казахстанским экспортом на американский рынок, прежде всего стали, урана, титана и силикомарганца.

Кроме того, Казахстан рассчитывает на справедливый режим ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане внешней торговли, включая нормальный торговый статус в от ношениях с Соединенными Штатами. Казахстан также ожидает решения США о присвоении ему статуса страны с рыночной экономикой. Такое решение уже было принято Европейским союзом в 2000 году, и эта мера значительно облегчила экономи ческое сотрудничество с государствами, входящими в ЕС. По этой же причине Казахстан добивается вступления во Всемир ную торговую организацию.

Фактор безопасности Центральноазиатский регион играет потенциально большую роль в борьбе США против терроризма благодаря его географи ческой близости к самым взрывоопасным "горячим точкам" пла неты, общим границам с Афганистаном и предпринимаемым им усилиям по предотвращению распространения оружия массово го поражения. США придавали ключевое значение государствам региона в связи с тем, что там можно было разместить гумани тарные и военные ресурсы во время войны в Афганистане, а также с тем, что они оказывали содействие в широкомасштаб ной операции по сбору разведывательных данных в самом сер дце борьбы против глобального терроризма. Кроме того, США рассматривают Центральноазиатский регион как буфер в борь бе против распространения религиозного и политического ради кализма. Во всех этих областях Казахстан может сыграть важ ную роль, в особенности в том, что касается нераспространения ядерного оружия.

Основываясь на соглашении об уничтожении ядерного ору жия в Казахстане, заключенного в начале 1990 х годов, админи страция Буша продолжает подчеркивать безотлагательность мер по недопущению утечки из страны остающихся там радиоактив ных материалов и с этой целью стремится к сотрудничеству с казахстанским правительством, в особенности в сфере обмена информацией. Совместная американо казахстанская деклара ция, подписанная в декабре 2001 года, призывает к полному уче ту и физической охране материалов, которые могут использо ваться при создании ядерного, биологического и химического оружия. Такое сотрудничество будет развиваться в рамках аме рикано казахстанского Соглашения об ослаблении угрозы19.

Washington File, 22 December 2001//www.usinfo.state.gov.

Булат Султанов и Лейла Музапарова Таким образом, обозначив борьбу с международным террориз мом в качестве наиболее важной задачи в сфере собственной безопасности на сегодняшний день, Вашингтон стал рассматри вать Казахстан и другие страны региона как свой стратегиче ский тыл, позволяющий осуществлять эту борьбу с минималь ными потерями.

США относятся к реализации этой задачи с высокой степе нью политической и экономической прагматичности. Например, признав необходимость углубления сотрудничества с Казахста ном и другими центральноазиатскими государствами в сфере безопасности, Вашингтон стремится развивать как двусторонние связи, так и многосторонние меры, такие как программа НАТО "Партнерство ради мира". Вашингтон также объявил о своем на мерении расширить финансовую помощь и программы поддер жки в целях усиления пограничной безопасности и системы ПВО Казахстана, рассматривая это в качестве аванса за поддер жку США в войне против терроризма и материальный вклад в создание кольца из государств, соответствующим образом воо руженных и дружелюбно настроенных по отношению к США.

Эти новые акценты во внешней политике США также объяс няют, почему Вашингтон уже не критикует с таким пафосом, как прежде, режим и внутриполитические события в Узбекиста не. Воздушное пространство Узбекистана и военная база в Ха набаде близ Ташкента приобретают особую ценность в контек сте антитеррористической деятельности США. Еще одним признаком перемен стало приостановление срока действия ста тьи 907 "Акта о поддержке свободы"20, положения которой отка зывали Азербайджану в праве на получение помощи. Белый дом нуждался в содействии Азербайджана в борьбе против терро ризма и религиозного радикализма и поэтому предпринял более значительные, чем прежде, усилия по устранению этого законо дательного препятствия. Администрация также предложила, в качестве частичного противовеса, увеличить военно техниче скую помощь Армении на 4,6 млн. долл. США21. Оба шага можно рассматривать как ответ Вашингтона на инициативы Москвы в Закавказье, в частности на расширение военных связей с Арме А. Арманд. США смягчат санкции против Азербайджана и предоста вят военную помощь Армении. – Независимая газета, 31 октября 2001 года.

Там же.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане нией, и как попытку усилить собственное геополитическое при сутствие в регионе под лозунгом борьбы с международным тер роризмом.

Несмотря на то что глобальные позиции США усилились, в особенности в Центральной Азии и на Кавказе, перед Америкой по прежнему стоят нерешенные проблемы. Провал мирного процесса на Ближнем Востоке и рост антиамериканских настро ений в мусульманских районах мира в результате ответных дей ствий США на террористические акты усиливают зависимость США от партнерских отношений с Россией и другими государ ствами регионов, в которых в настоящее время расширяются интересы США, например Центральной Азии.

Еще в одном, последнем аспекте изменившаяся повестка дня США вызвала дальнейшие изменения в подходе США к Цент ральной Азии. В силу того что, как повсеместно признается, бе зопасность и экономические факторы находятся во взаимной зависимости, одним из способов снижения напряженности в Центральной Азии и уменьшения опасностей, связанных с борь бой против терроризма, является содействие политической и экономической интеграции этих государств. Очевидно, именно по этой причине США не только не станут противодействовать интеграции внутри региона, хотя до недавнего времени Вашин гтон рассматривал все региональные органы как пророссийские, но и будут использовать интеграцию для продвижения своей краткосрочной политики в Каспийско Центральноазиатском ре гионе.

ЕВРОПЕЙСКИЙ СОЮЗ Укрепление отношений с Евросоюзом с самого начала было одним из главных приоритетов казахстанской дипломатии. В первом серьезном внешнеполитическом документе Республики Казахстан – "Стратегическое устройство и развитие Казахста на как суверенного государства", изданном в 1992 году, подчер кивалось значение вступления в мировое сообщество путем со здания партнерских отношений с "тремя главными центрами рыночной системы" – США, Японией и Западной Европой. От ношения Казахстана со странами, входящими в Европейский союз, основываются на серии соглашений, самым важным из которых является Соглашение о партнерстве и сотрудничестве (СПС), подписанное в январе 1995 года и вступившее в силу 1 ян Булат Султанов и Лейла Музапарова варя 1999 года. В соглашении устанавливаются правовые основы многостороннего политического, экономического и культурно гуманитарного сотрудничества между Казахстаном и ЕС, а так же предусматривается содействие со стороны ЕС в строитель стве рыночной экономики и укреплении демократических процессов. Казахстан также подписал ряд двусторонних согла шений о политическом, экономическом и культурном сотрудни честве с Великобританией, Францией, Германией, Италией, Швецией и другими странами.

Помощь ЕС Казахстану направляется в здравоохранение, социальную сферу, на научные исследования, рыночные рефор мы и либерализацию экономики. По программе ТАСИС, для Казахстана в целом превышающей 120 млн. евро, 25 млн. выде ляется на период 2000–2003 годов. Кроме того, Казахстан уча ствует в программе ИНОГЕЙТ (транспортировка нефти и газа в Европу), предназначенной для диверсификации существующей системы доставки углеводородов из Центральной Азии в Евро пу, и программе ТРАКЕКА – планируемом транспортном кори доре Азия–Кавказ–Европа. В Казахстане также активно рабо тает Европейский банк реконструкции и развития.

В 2000 году объем торговли Казахстана со странами Евро пейского союза составил 3,09 млрд. долл. США, из них 2,074 млрд. приходилось на экспорт из Казахстана, что превыша ет объем его экспорта в страны СНГ. За первые пять месяцев 2001 года товарооборот между Казахстаном и ЕС достиг 1,374 млрд. долл. США, из них 847 млн. приходилось на экспорт и 527 млн. – на импорт. Самым крупным европейским партне ром Казахстана стала Италия: 13,2% всего казахстанского экс порта приходится на эту страну.

Как отмечал бывший глава представительства Европейской комиссии в Казахстане и Кыргызстане, Казахстан является наи более экономически динамичным государством региона, привле кающим самые крупные прямые иностранные инвестиции в пересчете на душу населения по сравнению со всеми бывшими советскими республиками. В 2000 году объем европейских инве стиций (1040,3 млн. долл. США) в Казахстан превысил объем американских капиталовложений (993,5 млн.). В целом инвести ции ЕС составляют приблизительно 25% от всех иностранных инвестиций в казахстанские проекты. Крупнейшими инвестора ми в Казахстане являются, в порядке возрастания, Великобрита ния, Нидерланды, Германия и Италия. Самые большие вложения ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане производятся в нефтяной сектор. Крупные европейские компа нии, такие как TotalFina, Agip, ENI, Shell, British Gas и British Petroleum, ведут активную деятельность в стране, что позволяет предположить, что с течением времени ЕС укрепит свои пози ции в Казахстане и регионе в целом22.

12 октября 2000 года Европейский союз присвоил Казахста ну "специальный статус государства с рыночной экономикой".

Это решение может дать новый толчок сотрудничеству с ЕС, в частности за счет облегчения переговоров по торговле сталью и текстилем, мер по защите интересов казахстанских производи телей на европейских рынках, и вопросу о вступлении Казахста на в ВТО23. Наконец, в отличие от США, Евросоюз предпочита ет в выборе основных критериев при размещении магистралей для транспортировки энергоносителей в регионе руководство ваться в первую очередь коммерческими и экологическими со ображениями и лишь потом политическими, и казахстанское правительство полностью разделяет этот подход.

Безопасность На рубеже веков в Центральной Азии проявились и возрос ли опасные, прежде недооцененные тенденции: международный терроризм, религиозный экстремизм, организованная преступ ность и нелегальная миграция. Негативные последствия этих и других опасностей угрожают не только государствам региона, но и России, Китаю и даже Западной Европе. Террористические акты в США 11 сентября 2001 года, попытки обострить ситуацию в Чечне, Центральной Азии и Синьцзян Уйгурском автономном районе Китая, а также в некоторых государствах Юго Восточ ной Азии и даже действия албанских сепаратистов в Македо нии – все это является отражением попыток создания "Ислам ского пояса нестабильности" от Индонезии и Филиппин через Центральную Азию и Северный Кавказ до Балкан.

Эта тенденция, по всей вероятности, будет способствовать выбору итальянской компании "Agip" в качестве оператора перспективного Каша ганского месторождения нефти.

А. Ахметов. Интервью с чрезвычайным и полномочным послом Ка захстана в Великобритании. – Континент, № 20, 2001, с. 37.

Булат Султанов и Лейла Музапарова Нестабильность в исламских сообществах на Северном Кав казе и в Центральной Азии, а также в российском Поволжье создает опасность для добычи нефти и газа в этих регионах и их транспортировки в Европу. Поэтому, по мнению авторов, необ ходимы реальные и действенные механизмы для обеспечения совместной борьбы с угрозой международного терроризма и экстремизма, незаконным оборотом наркотиков, контрабандой оружия и нелегальной иммиграцией. Такие механизмы требуют участия европейских государств.

В феврале 2001 года министр иностранных дел Е. Идрисов и Генеральный секретарь Европейского союза Хавьер Солана во время своей встречи обсудили факторы потенциальной угрозы стабильности и безопасности в Центральной Азии, необходи мость выработки общей доктрины Казахстана и Евросоюза в отношении Центральной Азии, перспективы общей стратегии ЕС по отношению к Казахстану (аналогичную стратегиям по отношению к России и Украине) и пути активизации совмест ных усилий по борьбе с незаконным производством и перевоз кой наркотиков и торговлей ими. Таким образом, Европейский союз, который ранее не проявлял серьезной заинтересованнос ти в Центральной Азии и, следовательно, не имел долгосрочной стратегии в этом регионе, значительно изменил свою позицию.

Более того, если в прошлом политика ЕС практически полнос тью фокусировалась на нефти, газе и развитии трансконтинен тальных транспортных сетей, то после 11 сентября приоритеты сместились в сторону обеспечения стабильности в регионе.

По мнению авторов, опасность нестабильности в Централь ной Азии – регионе, проблемы которого все больше затрагива ют членов ЕС, – побудит Западную Европу к более активному участию в решении самых насущных проблем региона: отсут ствие водных ресурсов, плохое состояние экологии (включая состояние Аральского моря и полигона в Семипалатинске, а так же загрязнение окружающей среды в Каспийском регионе в результате добычи нефти), напряженная демографическая ситу ация, территориальные и приграничные конфликты.

Сотрудничество с ЕС занимает особое место во внешней политике Казахстана. Казахстану хотелось бы расширить при сутствие ЕС в Центральной Азии, в особенности в экономике. В той мере, в какой ЕС готов к расширению политического диало га, Астана должна использовать эту возможность. Развитию от ношений между Евросоюзом и Казахстаном в направлении стра тегического партнерства благоприятствует много факторов.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане КИТАЙ Главная задача Китая в Центральной Азии – поддержка существующих политических режимов в каждом центрально азиатском государстве, так как эти режимы "служат защитой против фундаментализма и ограничивают его влияние". Озабо ченность Китая этим вопросом проистекает из необходимости сохранения стабильности в мусульманских районах Китая, ко торая, по мнению как центрального, так и местного руководства, "напрямую зависит от ситуации в новых независимых соседних исламских республиках", в том числе в Казахстане24.

Начиная с официального визита Цзян Цзэминя в Казахстан в октябре 1993 года обе стороны подчеркивали готовность решать все спорные вопросы мирным путем, избегать примене ния или угрозы применения силы в двусторонних отношениях и не прибегать к действиям, способным создать угрозу безопасно сти другого государства. Оба государства с самого начала заяви ли о своем обязательстве не участвовать ни в каких военно по литических союзах, направленных против другого государства, и не объединяться с третьими странами в порядке, наносящем ущерб интересам, государственному суверенитету или нацио нальной безопасности другого государства. В первоначальной декларации 1993 года стороны подчеркивали, что они не допус тят использования своей территории третьей стороной, угрожа ющего национальной безопасности или суверенности государ ства.

При формировании отношений правительства обеих стран также обязались приложить особые усилия в целях развития экономического и торгового сотрудничества. Казахстан быстро стал главным торговым партнером Китая в Центральной Азии.

Благодаря протяженности общей границы с Китаем и наличию природных ресурсов и других необходимых Китаю предметов торговли Казахстан представляет собой перспективный рынок для китайских товаров. Однако во второй половине 1990 х годов, продолжая подчеркивать значение торговли, Китай произвел См. Lilian Craig Hurris. Xinjiang, Central Asia and the Implications for China’s Policy in the Islamic World. – The China Quarterly, No. 133, 1993, p. 125.

Булат Султанов и Лейла Музапарова корректировку своей политики и стал преследовать геополити ческие цели с помощью экономических средств. Это объясняет изменения в структуре внешнеэкономических контактов, харак тере совместных проектов и важное значение, которое придает ся зарубежным экономическим партнерам25. Это объясняет и стремительное повышение уровня экономической активности в Узбекистане, Кыргызстане и даже Таджикистане, а также во зобновление акцента на отношениях с Казахстаном и настоя тельной необходимости коллективной безопасности и "борьбы с исламским фундаментализмом"26 в отношениях со всеми цент ральноазиатскими государствами.

В результате казахстанско китайские отношения вышли на качественно новый уровень с перспективой строительства но вых транспортных коридоров и крупных китайских инвестиций в казахстанский нефтегазовый сектор. В июне 1997 года был подписан тендер, по которому 60% акций компании "Актюбему найгаз" отходило к китайским государственным нефтяным ком паниям. Кроме того, страны достигли договоренности о сотруд ничестве в области разведки и разработки месторождений твердых пород, нефтяной геологии, гидрогеологии, исследова тельских технологий и разработки недр, а также в сфере обмена геологической и технической информацией.

В связи с развитием китайской экономики в последние не сколько лет резко возрос спрос на энергоносители. Динамика развития страны, особенно ее западных областей, требует но вых источников энергии, и казахстанская нефть представляет собой главную альтернативу. В целом главные экономические интересы Китая в Казахстане концентрируются вокруг: 1) полу чения доступа к нефтяным и газовым ресурсам как средства обеспечения энергетической безопасности Китая;

2) получения доступа к казахстанской сети транспортных сообщений с целью доставки китайских товаров на европейские рынки;

3) создания возможностей для трудоустройства избыточной китайской ра бочей силы и значительной эмиграции китайского населения;

4) расширения доступа Китая на казахстанский, в том числе по требительский, рынок.

К. Сыроежкин. Взаимоотношения Китая с государствами Централь ной Азии. – Казахстан Спектр, № 1, 2000, с. 77–78.

Там же, с. 95.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане В то же время, несмотря на явный прогресс в двусторонних отношениях, между двумя государствами остается ряд нерешен ных проблем. Камнем преткновения в казахстанско китайских отношениях является вопрос о полутора миллионах казахов, проживающих на китайской территории. Решение этой пробле мы неизбежно повлечет за собой социальные издержки, матери альные потери и угрозу для политической стабильности и наци ональной безопасности государства, соглашающегося взять на себя эту ответственность. Несмотря на усилия обоих государств, оптимальное решение проблемы пока не найдено.

Вторая ключевая проблема касается использования водных ресурсов рек и водохранилищ, находящихся на территории обо их государств, в частности рек Или и Иртыш. Проблема ослож няется тем, что вопросы экономического развития не могут рас сматриваться в отрыве от проблем охраны окружающей среды в бассейнах этих рек. Специалисты считают, что уровень воды и экологическая ситуация в бассейне Иртыша уже находятся в ужасном состоянии;

необходимо срочно найти решение, прием лемое для обоих государств. Казахстан считает, что со временем к китайско казахстанскому диалогу об общих реках, в частности Иртыше, присоединится и Россия, поскольку решение этой про блемы отвечает национальным интересам всех трех государств.

Принятое решение должно обеспечить охрану водного баланса рек, установить стандарты использования водных ресурсов, оп ределить средства предотвращения их загрязнения и истощения.

Этот вопрос по прежнему занимает первое место в повестке дня руководства двух стран. Назарбаев и Цзян Цзэминь поручи ли рабочим группам экспертов при правительствах своих госу дарств задачу сначала сформулировать основу для переговоров, затем приступать к ним. Китайская сторона заявила, что она, как и Казахстан, выступает за справедливое и рациональное исполь зование водных ресурсов рек, протекающих по территории двух государств, на основе международного права, взаимного учета интересов и непричинения вреда другой стороне и окружающей среде. Во время первого раунда консультаций экспертов, прохо дившего в Пекине 5–11 мая 1999 года, стороны провели всесто ронний и тщательный обмен мнениями. В протоколе, подписан ном по этому случаю, подчеркивалось, что сотрудничество в данной области должно основываться на общепризнанных нор мах международного права. В документе также отмечалось, что прогресс в переговорах "может оказать положительное влияние Булат Султанов и Лейла Музапарова на дальнейшее развитие дружеских и добрососедских отноше ний между двумя государствами"27.

Итак, следует отметить, что главные задачи Китая в Цент ральной Азии, с точки зрения Казахстана, состоят в следующем:

1) ограничении пантюркистского и фундаменталистского влия ния;

2) расширении торговых и экономических контактов с го сударствами региона в целях укрепления своего ограниченного политического присутствия и расширения экономического при сутствия в регионе как источнике важнейших товаров и перс пективном рынке;

и 3) поддержании равновесия политических сил в регионе при сохранении внутренней стабильности в цен тральноазиатских государствах, но и умелом использовании вне шних разногласий между ними. В целом, за исключением возра стающего влияния Турции и Ирана в Центральной Азии, Китай вполне устраивает существующее положение дел, которое со действует обеспечению его национальной безопасности и пре доставляет возможности для экономического сотрудничества, приносящего пользу основным районам Китая.

Казахстан, в свою очередь, рассматривает Китай в качестве важнейшего приоритета в своей внешней политике в Азии. Он стремится к укреплению связей с Китаем, во первых, потому что Китай является мировой державой по своему геополитическому положению, масштабу территории, экономическому потенциа лу, демографическим ресурсам и политическому влиянию;

во вторых, у Китая и Казахстана общая граница большой протя женности;

в третьих, Китай представляет для Казахстана своего рода "окно" для проникновения в Азиатско Тихоокеанский ре гион, который, по некоторым прогнозам, будет определять эко номическое и техническое развитие мира в наступившем столе тии.

Кроме того, Китай как быстро растущий рынок может в будущем стать одним из крупнейших партнеров Казахстана. Во многом благодаря потребностям развивающейся китайской эко номики самым важным маршрутом для нефтяного экспорта Ка захстана может оказаться трубопровод, связывающий западный Казахстан с западным Китаем. Несмотря на его протяженность, этот маршрут не осложнен сколько нибудь серьезными топогра Е. Идрисов. Реки добрососедства и дружбы. – Дипломатический курьер, № 4, 1999, с. 104.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане фическими проблемами. Более того, по этому трубопроводу нефть будет поступать не только на растущий китайский рынок, но и в другие азиатско тихоокеанские государства.

ЯПОНИЯ Япония является второй крупнейшей экономической держа вой в современном мире. Валовой национальный продукт достиг в этой стране в 1996 году 506,6 трлн. иен (более 4 трлн. долл.

США) и, в пересчете на душу населения, превысил аналогичные показатели в США. Неудивительно поэтому, что экономический аспект становится решающим в политике Японии по отношению к бывшим советским республикам, в частности Казахстану.

Внешнеполитический курс Японии в отношении Центральной Азии отличается прежде всего прагматизмом, продиктованным экономической целесообразностью, и только во вторую оче редь – конкретными политическими задачами28. Экономиче ское сотрудничество Японии с новыми независимыми государ ствами имеет три аспекта: помощь, торговлю и инвестиции.

Интерес Японии к Казахстану и другим государствам Цент ральной Азии и Кавказа заключается прежде всего в формиро вании нефтегазового потенциала региона, обеспечивающего ста бильность поставок на мировой рынок энергоносителей.

Во вторых, Япония стремится создать новые возможности для своих компаний на иностранных рынках. В третьих, Япония ищет доступ к будущим путям транзитного сообщения в регио не. И, в четвертых, она добивается политической поддержки на международном уровне. В этих целях Япония надеется сплотить вокруг себя Казахстан и другие бывшие советские республики, которые обеспечат ей поддержку в ее стремлении к постоянно му членству в Совете Безопасности ООН.

Среди бывших советских республик Казахстан является са мым важным политическим и экономическим партнером Япо нии после России благодаря масштабам казахстанской экономи ки и потенциалу ее роста, в особенности в сфере энергетики, а также благодаря более значительной международной роли Ка захстана по сравнению с другими государствами региона, кото Э. Усубалиев. Политика Японии в странах Центральной Азии в кон тексте возможного появления нового центра силы. – Центральная Азия и Кавказ, № 5 (17), 2001, с. 159.

Булат Султанов и Лейла Музапарова рую Казахстану обеспечили наличие у него в прошлом ядерного оружия и потенциал будущего крупного поставщика энергоре сурсов.

Между Казахстаном и Японией уже существует стратегиче ское партнерство, соглашение о котором было достигнуто во время визита Назарбаева в Токио в декабре 1999 года. На сове щании Двустороннего межправительственного комитета по эко номическому сотрудничеству в мае 2001 года премьер министр Токаев охарактеризовал Казахстан как ближайшего партнера Японии в Центральной Азии и на Кавказе29, а посол Японии в Казахстане Кендзи Танака ранее заявил, что "Япония рассмат ривает Казахстан как своего стратегического долгосрочного партнера в двадцать первом столетии"30.

Японское присутствие в Казахстане развивалось медленно.

Первоначально оно главным образом ограничивалось различны ми формами материальной помощи. В Докладе о содействии развитию ОЭСР от 1 января 1993 года пять центральноазиатских республик числились среди развивающихся стран. Это обеспе чивало им право на получение официальной помощи на цели их развития – один из каналов, по которым Япония предоставляет финансовую и экономическую помощь. Япония, которая стре мится стать азиатским лидером в "обеспечении процветания", торопилась вовлечь центральноазиатские государства в сферу своего влияния. В ходе этого процесса Япония стала крупней шей страной донором для центральноазиатских республик, опе редив как США, так и ЕС31. В 2001 году общий объем предостав ленных Японией кредитов составил 580 млн. долл. США, а грантов – 22 млн. долл. США32.

Интернет газета Навигатор, 5 мая 2001 года.

Вечерний Бишкек, 11 августа 2000 года.

Следует отметить, что помимо тактики Токио по ограничению сотрудничества с центральноазиатскими государствами финансовой и эко номической помощью единственным дополнительным аспектом казахстанс ко японских отношений было сотрудничество в области нераспространения ядерного оружия. Благодаря вступлению Казахстана в Договор о нераспро странении ядерного оружия в марте 1994 года Казахстан и Япония подписа ли Соглашение о сотрудничестве в области демонтажа различных типов ядерных вооружений на территории Казахстана и Соглашение о введении государственной системы учета и контроля за ядерными материалами.

Интерфакс Казахстан, 15 мая 2001 года.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане Стратегия "обеспечения процветания", основное место в которой занимала официальная помощь на цели развития, фоку сируется на содействии экономическому развитию других госу дарств и сотрудничестве с ними в рамках мировой экономики.

Таким образом, в представлении Японии ее стабильность и бла гополучие напрямую связаны с углублением взаимозависимос ти внутри глобальной экономики, которая, в свою очередь, тре бует тесного сотрудничества с другими государствами.

Соответственно, помощь развивающимся странам становится неотъемлемым элементом достижения Японией целей собствен ного благополучия и безопасности.

Японская помощь, объем которой в 2000 году составил 50 млрд. иен33, обычно предоставляется через японские прави тельственные организации – Агентство международного со трудничества и Фонд экономического сотрудничества с зару бежными странами. Некоторые из этих проектов не имеют для Японии явной материальной выгоды. Сюда относится реконст рукция железнодорожного переезда "Дружба" в Алашанкоу на казахстанско китайской границе (72,36 млн. долл. США), строи тельство моста через реку Иртыш в Семипалатинске (215 млн.

долл. США), расширение сети скоростных автотрасс в западном Казахстане и несколько проектов развития инфраструктуры в Астане, например строительство международного аэропорта.

Япония также планирует капиталовложения в сооружение ново го нефтехимического завода в Актау и ветрогенераторов в рай оне Джунгарских ворот34. В 1997 году Агентство международно го сотрудничества начало разработку генерального плана развития горнодобывающей промышленности и воздушного со общения, разработки нефтяных месторождений в Жаман Ай батском районе и совершенствование системы ирригации и уп равления водными ресурсами в Кзыл Ординской области.

Особо следует отметить помощь Японии в восстановлении Семипалатинской области. Япония, которая пострадала от по следствий ядерных взрывов, выделила 1 млн. долл. США на пре одоление последствий многолетних ядерных испытаний на Се мипалатинском полигоне.

Вечерний Бишкек, 11 ноября 2000 года.

Казахстанская правда, 30 мая 2000 года.

Булат Султанов и Лейла Музапарова С другой стороны, прямые японские инвестиции в Казах стане незначительны (по данным Национального банка Респуб лики Казахстан, их объем составил 281,4 млн. долл. США за пе риод с 1994 года), главным образом потому, что в первые годы после обретения страной независимости японские компании считали, что инвестиционные возможности в Казахстане неве лики. Бывший посол Японии в Казахстане Хидеката Мицухаси считает, однако, что деловая активность Японии получит допол нительный стимул, если будут созданы разнообразные и бога тые возможности для межправительственного сотрудничества35.

Если существующие частные японские капиталовложения были направлены главным образом в сырьевой и горнодобывающий комплекс, то в последних соглашениях в центре внимания нахо дится и промышленная сфера.

Казахстанско японские отношения получили первый значи тельный стимул к развитию во время визита президента Назарба ева в Японию в 1994 году. В последующие несколько лет отноше ния разворачивались в основном на рабочем уровне и касались экономических вопросов. В январе 1996 года Алматы посетил ли дер партии Сакигаке, депутат нижней палаты японского парла мента, председатель парламентской лиги японско казахстанской дружбы и бывший министр финансов Масаёси Такемура. В конце октября – начале ноября того же года премьер министр Казах стана Акежан Кажегельдин отправился в Токио на организован ные Всемирным банком совещания двусторонней комиссии по экономическому сотрудничеству и стран доноров.

С тех пор состоялись регулярные официальные визиты пред ставителей как исполнительной, так и законодательной власти.

Одним из наиболее заметных был приезд в июне 1997 года деле гации, возглавляемой Кейдзо Обути, который в то время был депутатом японского парламента и председателем специального комитета по экономической реформе Либерально демократи ческой партии. Три месяца спустя он стал министром иностран ных дел, и его доклад о результатах визита в Центральную Азию и Россию оказал значительное влияние на то, что впоследствии получило название новой японской "евразийской дипломатии"36.

Панорама, 26 марта 1999 года.

T. Kабдрахманов. Kазахстан и Япония: направления взаимовыгодно го сотрудничества и параллели внешнеполитических концепций//Актуаль ные проблемы внешней политики Казахстана, 1998, с. 192.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане Премьер министр Хасимото, выступая 24 июля 1997 года перед японской Ассоциацией директоров корпораций "Кейдзай Дою кай", объявил об этом новом подходе. В его основу были заложе ны три принципа. Прежде всего, Япония намерена развивать политический диалог с государствами региона в качестве сред ства углубления доверия и взаимопонимания. Во вторых, Япо ния стремится способствовать разработке природных ресурсов, рассматривая это в качестве пути к повышению благосостояния региона. И, в третьих, Япония будет привержена делу укрепле ния мира в регионе, поддерживая нераспространение ядерного оружия, демократизацию и стабильность37. Япония также соби рается использовать свой вес для содействия усилиям по ожив лению внутрирегионального сотрудничества в целях развития транспортно коммуникационных систем в Центральной Азии и разработки энергоресурсов региона38.

Соответственно, японское правительство приняло «Про грамму действий дипломатии "Великий Шелковый путь"», пре дусматривающую расширение политических связей и экономи ческого сотрудничества, в том числе усилия по развитию рыночной экономики. Таким образом, Токио впервые дал по нять, что центральноазиатский регион включен в число внешне политических приоритетов. В призыве Хасимото к деловым кру гам расширять сотрудничество со странами "Шелкового пути" многие специалисты усмотрели признак готовности правитель ства обеспечить гарантии для предпринимательской деятельнос ти в регионе39.

Проект "Великий Шелковый путь" охватывает три направле ния – энергетику, межконтинентальную транспортную систе му и телекоммуникации, каждое из которых представляет не только местный и региональный, но и глобальный интерес. В его основе лежит разработка природных ресурсов региона, прежде всего нефти и газа, что рассматривается как главный путь эко номического развития и решающий фактор, позволяющий ос новным импортерам энергоносителей обеспечить стабильность поставок сырья. "Великий Шелковый путь" призван интегриро И. Комиссина. Азиатский вектор политики Узбекистана//Узбеки стан: обретение нового облика, 1998. Т. 2, с. 330;

Э. Усубалиев. Указ. соч., с. 162.

T. Kабдрахманов, с. 192.

Там же, с. 191.

Булат Султанов и Лейла Музапарова вать регион в глобальную транспортно коммуникационную сис тему40. Нетрудно видеть, что основной движущей силой япон ской политики является желание диверсифицировать свои ис точники поставок нефти, и в этом Казахстану и Азербайджану отводится особая роль. В самом деле, некоторые российские эксперты считают, что Япония теряет интерес к энергетическим проектам России, в том числе к Ковыктинскому месторождению в районе Иркутска. В японской прессе появились статьи, в кото рых говорилось, что проекты в Казахстане и Туркменистане представляются нефтяным компаниям Японии более привлека тельными41.

В апреле 1997 года Японская национальная нефтяная корпо рация (JNOC) и Министерство энергетики и природных ресур сов Казахстана подписали соглашения, на основании которых Япония за свой счет осуществит геологическую и геофизиче скую разведку северо западного Приаральского и Терескенско го месторождений. Ожидается, что уровень капиталовложений достигнет 1,358 млн. долл. США из общей суммы расходов по проекту в размере 3,87 млн. долл. США. Кроме этого, и Астана, и Токио заинтересованы в расширении японского участия в поис ке и разработке нефти в казахстанском секторе Каспийского моря. Таким образом, есть достаточно оснований предполагать, что энергетический фактор станет в будущем доминировать в японско казахстанских отношениях.

Наконец, свою обычную роль в отношениях между Казах станом и Японией играет торговля. С точки зрения Казахстана, торговля является важным элементом двусторонних отношений, несмотря на то что Япония занимает всего лишь четырнадцатое место среди торговых партнеров Казахстана. В 2001 году объем взаимной торговли составил около 178,6 млн. долл. США, однако в последние годы он был подвержен колебаниям. По подсчетам Казахстана, он составлял 105 млн. долл. США в 1996 году и 136 млн. долл. США в 1997 году, а по данным японской стороны, 160 млн. долл. США в 1996 году и 228 млн. долл. США в 1997 году42. Для Японии Казахстан является крупным поставщи ком черных металлов (39–42% всего объема экспорта в Японию), Э. Усубалиев. Указ. соч., с. 162.

O. Арин. Япония: концепция евразийской дипломатии, июнь 1999 года.

Деловая неделя, 29 мая 1998 года.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане цветных (17–20%) и других недрагоценных металлов (20–30%).

В свою очередь, Япония поставляет в Казахстан транспортные средства (28% всего объема импорта из Японии), электронное оборудование и бытовую технику (17%), а также металлоизделия (30%)43. Можно ожидать роста этих показателей, учитывая, что Япония приняла решение об увеличении государственных гаран тий в рамках своей общей программы помощи. Министерство промышленности и внешней торговли Японии открыло линию на 300 млн. долл. США по страхованию внешнеторговых сделок в целях содействия экспорту из Японии в Казахстан.

Итак, в Казахстане считают, что в японской политике по отношению к Казахстану доминируют экономические интере сы. В то же время Казахстан, преследуя как политические, так и экономические цели в своих отношениях с Японией, особенно ценит экономическую мощь этой сверхдержавы в Тихоокеан ско Азиатском регионе, весьма перспективном с точки зрения внешнеэкономической деятельности Казахстана.

11 СЕНТЯБРЯ Позиция Казахстана по отношению к преступлениям меж дународного терроризма, включая террористические акты про тив американского народа 11 сентября, была и остается четкой и принципиальной. В своем послании Президенту Бушу с выраже нием соболезнования Президент Назарбаев писал: "Мы возму щены террористическими актами, которые повлекли за собой многочисленные человеческие жертвы. Подобным деяниям, на правленным против человечества, не может быть прощения.

Весь цивилизованный мир должен объединиться и предпринять активные шаги в борьбе с международным терроризмом"44. В заявлении МИД Республики Казахстан от 13 сентября, наряду с оценкой террористических актов 11 сентября как вызова всему мировому сообществу, говорилось о необходимости "совместной беспощадной, тотальной войны против этого глобального зла", а также осуществления в этих целях "эффективных и согласован T. Kaбдрахманов, с. 195.

Послание Президента Республики Казахстан Н. Назарбаева Прези денту США Д. Бушу. – Kазахстанская правда, 13 сентября 2001 года.

Булат Султанов и Лейла Музапарова ных действий всех стран, правительств и международных орга низаций". При этом было подчеркнуто, что Казахстан готов ока зать любую возможную помощь и содействие Соединенным Штатам как в преодолении последствий случившегося, так и в реализации совместных мер по противодействию терроризму во всех его проявлениях45. На взгляд авторов, успех борьбы с тер роризмом, экстремизмом и сепаратизмом во многом зависит от уровня сотрудничества центральноазиатских стран со всеми ведущими странами – Россией, США, членами Европейского союза, Китаем. При этом главное место в обеспечении безопас ности Казахстана и региональной безопасности принадлежит сотрудничеству с Россией, что отвечает взаимным интересам, поскольку Центральная Азия является "южным поясом неста бильности" на российских границах.

Этим объясняются быстрые темпы экономической и воен но политической интеграции в Евразии, в том числе создание Евразийского экономического сообщества, а также обновление и повышение статуса Договора о коллективной безопасности. В борьбе с терроризмом, религиозным экстремизмом и сепаратиз мом, наряду с двусторонними отношениями, на первый план должна выйти политика в рамках региональных и субрегиональ ных систем безопасности, что повышает роль не только Евразийского экономического сообщества и Договора о коллек тивной безопасности, но также Центральноазиатского экономи ческого союза и Шанхайской организации сотрудничества. К этому следует добавить перспективы, которые открывает Сове щание по взаимодействию и выработке мер доверия в Азии (СВМДА), идея которого была давно высказана руководством Казахстана. Первая встреча СВМДА прошла в июне 2002 года, в разгар индо пакистанского кризиса, и в присутствии президен тов Индии и Пакистана их коллеги из Китая, Казахстана и Рос сии объединили усилия, убеждая обе стороны свернуть с пути конфронтации.

Нет гарантий, что эта формирующаяся структура институ тов превратится в высокоэффективный инструмент решения проблем экономики и безопасности в Центральной Азии. Одна ко, как отметил министр иностранных дел Казахстана Ерлан Заявление Министерства иностранных дел Республики Казахстан. – Kазахстанская правда, 13 сентября 2001 года.

ГЛАВА 6. Политика и интересы великих держав в Казахстане Идрисов, только в странах – участницах СВМДА проживает 45% населения планеты, и они представляют часть мировой эконо мики, значение которой возрастает. Поэтому не только эти стра ны, но и международное сообщество, включая Европу, Японию и Соединенные Штаты, заинтересованы в успехе совместных действий по укреплению общей безопасности в Центральной Азии, рассматриваемой, как предлагает Е. Идрисов, в самом широком смысле, включая "экономические, культурно гумани тарные и экологические" аспекты46.

Панорама, 8 июня 2001 года.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СТРАТЕГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ КАЗАХСТАНА И ВНУТРЕННЕЙ АЗИИ ШЕРМАН У. ГАРНЕТТ аметное положение, которое внезапно и неожиданно обре З ли центральноазиатские государства в ходе возглавляемых Америкой ответных действий на события 11 сентября, практи чески в одночасье развеяло все сомнения относительно значи мости этого региона. Теперь американские вооруженные силы дислоцируются как в самой Центральной Азии, так и на примы кающей к ней территории. Страны этого региона, и даже Россия и Китай, не возражают против американского присутствия, по крайней мере, на период войны с терроризмом и, по крайней мере, на время. Этот всплеск признания стратегического значе ния Центральной Азии вполне может оказаться лишь времен ным явлением, которое в конечном счете сойдет на нет, по мере того как в Афганистане будут постепенно свертываться все опе рации и роль региона станет, как и прежде, малозаметной. Од нако основной тезис этой книги как раз и заключается в том, что тенденции, выходящие за рамки нынешней борьбы с террориз мом, видоизменяют евразийское пространство, ломая старые модели дипломатии и власти и заменяя их новыми.

Эти тенденции в политике, экономике, социальной и воен ной сферах создают новые угрозы, новые модели дипломатии и конфликтов, вызывая, таким образом, обеспокоенность в отно шении некоторых регионов, одним из которых является Цент ральная Азия, и приковывая к ним внимание. Эти тенденции не превращают Казахстан и его соседей автоматически в новый стратегический центр Евразии. В то же время они медленно, но верно ломают транспортные и коммуникационные барьеры, сде лавшие этот регион далекой глубинкой. Они уже привели к со зданию таких новых, но все еще достаточно хрупких государств, как Казахстан, и новой области дипломатического соперниче Шерман У. Гарнетт ства и сотрудничества между этими государствами и их старыми соседями – Россией, Китаем, Индией и Ираном. Но важнее все го то, что все происходящее сейчас в центре Евразии может са мым неожиданным и непосредственным образом затронуть ве дущие государства, расположенные по его периметру.

Конечный результат может поразить многих из тех на Запа де, кто пребывает в полной уверенности в том, что основным источником долговременной вовлеченности США и других за падных стран в дела этого региона будет разработка нефтяных и газовых ресурсов. Действительно, когда стало окончательно ясно, что Казахстан не намерен хранить у себя ядерное оружие, оставшееся на его территории после распада СССР, нефть и газ обрели доминирующее значение в западном сознании. Наряду с этим, как показано в главах, написанных Робертом Легволдом, Нилом Макфарлейном и Томохико Уяма, существовали и другие проблемы и интересы, в том числе политические и экономиче ские реформы, вопросы здравоохранения и социального обес печения, проблемы окружающей среды, а также прав человека и безопасности. Однако все они оказались оттесненными на вто рое и даже на третье место интересами, связанными с нефтью и газом. С тех пор как было обеспечено ядерное разоружение, западная политика в Казахстане и в регионе в целом выража лась в множестве добрых пожеланий и мимолетных фантазий, но никак не в выработке – за пределами сферы энергетики – четко определенных и взаимоувязанных представлений о комп лексе угроз, рисков и интересов, существовавших в этом регио не. Все это изменилось 11 сентября, по крайней мере на какое то время.

Когда период значительного западного и особенно амери канского военного присутствия в регионе закончится, тогда, возможно, интересы, связанные с энергоресурсами, дополняе мые периодическими декларациями по поводу реформ или со блюдения прав человека, станут основой западной политики в отношении Казахстана на долгие годы. Как достаточно прямо говорится в главах, написанных российскими, китайскими и казахстанскими авторами, интересы России и Китая не исчер пываются вопросами энергетики. Не является это и областью исключительных интересов ни для Ирана и Турции, ни – в осо бенности – для ближайших соседей Казахстана. Если придер живаться довольно узкого представления Запада о Казахстане, то ему [Западу] уготована роль по большей части незаинтересо ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии ванного свидетеля формирования новой региональной системы отношений в политике, военной области и в сфере безопаснос ти, где доминирующее значение будет иметь взаимодействие Казахстана и его центральноазиатских соседей с другими дер жавами и внешним миром в целом. Соединенные Штаты и их союзники могут, совместно или порознь, вмешиваться в этот процесс, с тем чтобы стимулировать позитивные сдвиги в Казах стане или в других странах региона или помочь ему сбалансиро вать требования соседей, но такое вмешательство будет скорее исключением, чем правилом. Проводя такую политику, Запад, вероятнее всего, будет терпимо относиться к различным итогам развития событий в регионе, хотя не всегда они будут его удов летворять.

АЛЬТЕРНАТИВНЫЙ ПОДХОД Но что если нынешнее обостренное осознание стратегиче ского значения Центральной Азии, возникшее в результате со бытий 11 сентября и их последствий, в будущем перерастет в альтернативный взгляд на Казахстан и его соседей? Отправной точкой этого альтернативного подхода должна была бы стать не просто случайность, из за которой особо важная роль отводится Афганистану в возглавляемой США войне с терроризмом, а цен тральное место, занимаемое Афганистаном и большинством стран Центральной Азии в регионе, который когда то был еди ным целым и теперь восстанавливает внутренние связи. Кроме того, при этом следовало бы признать, что эти бескрайние рай оны Азии и даже обширный исламский мир, когда то четко раз деленные на имперские сферы влияния, теперь объединяются и в горе и в радости.

В настоящее время эти новые государства Центральной Азии восстанавливают связи, которые способны обеспечить прямые постоянные контакты между этим отдаленным уголком мира и странами, расположенными по периметру Евразийского конти нента. К этим странам, безусловно, относятся Китай и Россия, но также Индия, Пакистан и Иран. К этим связям можно отне сти не только дороги, торговлю, телекоммуникации, трубопро воды или воздушные пути сообщения, хотя и они постепенно появляются, отражая стремление ликвидировать длительную изоляцию этого региона от внешнего мира. Связи формируются национальной и религиозной принадлежностью, не всегда совпа Шерман У. Гарнетт дающей с существующими границами, слабыми или даже распа дающимися государственными структурами, бременем беднос ти и высокой численностью населения, проблемами водоснаб жения, интересами великих держав и использованием региона в создании так называемых угроз для безопасности со стороны терроризма, наркобизнеса и организованной преступности. Эти связи уже повлияли на самосознание, политику и определение национальных интересов России, Китая, Индии и Ирана. Они уже меняют свое понимание азиатских и – шире – евразий ских международных отношений. А в будущем влияние будет также исходить от Казахстана и его соседей.

В рамках такой Евразии ставки Соединенных Штатов и все го международного сообщества в Центральной Азии гораздо более высоки, чем обычно представляется. Действительно, такая Евразия способна оказать серьезное влияние на характер меж дународных отношений в Азии и Евразии. Збигнев Бжезинский рассматривал Центральную Азию как часть обширных "евразий ских Балкан", способных в будущем сыграть такую же дестаби лизирующую роль в Евразии, какую Балканский полуостров иг рает сейчас в Европе1. Я бы, как и Легволд, предпочел называть этот регион Внутренней Азией, т. е. территорией, расположен ной между российским нижним Поволжьем и дальневосточны ми областями России, простирающейся через приграничные районы Китая (Внутреннюю Монголию, Синьцзян и Тибет) и Центральную Азию до Афганистана. Теперь этот регион, видимо, принимает новые очертания, простираясь через нефтеносные и нестабильные районы до Кавказа (и таким образом – до черно морского побережья), Северного Ирана (и таким образом – до Персидского залива) и Индийского субконтинента. Как уже гово рилось выше, налаживанию контактов между этими территория ми способствуют многие факторы – история, торговля, культура, однако самое сильное воздействие, возможно, оказывают общие для них недостатки. Этот обширный географический район, границы которого некогда определялись империями, сейчас пере живает последствия крушения одной из них – российской и неопределенную эволюцию другой – китайской. Эти земли бога ты энергетическими и другими природными ресурсами, и одно Zbigniew Brzezinski. The Grand Chessboard. New York: Basic Books, 1997, pp. 123 50.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии временно там немало источников государственного и социаль ного упадка и межгосударственных конфликтов. Ситуация в этом регионе может иметь как положительные, так и отрица тельные последствия для остальной Азии и всего постсоветского пространства. Следует особо отметить несколько ключевых фак торов.

Во первых, Казахстан и его соседи являются суверенными, но все еще довольно слабыми государствами. Для стран централь ной части Внутренней Азии характерно наличие слабых прави тельств, не располагающих средствами контроля над ставшими теперь более динамичными и потенциально нестабильными об щественными силами. Почти повсеместно сделанный выбор в пользу сильного президентского правления является скорее при знанием этой слабости, чем подтверждением силы. Лидеры этих стран вышли из рядов советской элиты, и многие из них достиг ли того возраста, когда вот вот придется задуматься о преемни ках. Этот вопрос преемственности не решен ни в одной из стран региона, включая Казахстан. Государственные институты и структуры, поддерживающие Назарбаева, Каримова и других лидеров, не питают особых надежд и на конституционный ха рактер процесса грядущего перехода власти. Сама жесткая по литика, проводимая верхними эшелонами власти, зачастую оп ределяется законами борьбы за контроль над финансовыми активами и собственностью. Эта политика по определению ис ключает существование легитимных политических кадров, неся в себе опасность возникновения озлобленной оппозиции и не довольства широких масс. Упадок экономической жизни и сис темы социальных услуг для большей части населения, а также отсутствие легитимной роли в политической жизни страны являются предпосылками для появления радикализма самого разного толка. Ислам часто выделяется как объект особого, тща тельного изучения. Хотя исламский фундаментализм представ ляет собой все еще сравнительно редкое явление, особенно в Казахстане, в результате ликвидации других возможностей для выражения недовольства и политического несогласия людям остается только мечеть, и таким образом воспроизводится мо дель, уже известная по другим исламским регионам, располо женным южнее. Региональные и этнические связи также созда ют основу для радикализма по всему региону.

Во вторых, потенциальные очаги нестабильности этого региона невозможно будет изолировать. Рассмотрим, как рас Шерман У. Гарнетт пространяются этнические и национальные конфликты в рам ках всего региона. В каждой из стран существуют диаспоры (на пример, узбекская в Таджикистане и Кыргызстане, кыргызская и таджикская в Узбекистане, казахская в Китае). События 11 сентября заставили обратить особое внимание на эту ислам скую диаспору, но картина продолжающейся войны против тер роризма грозит скорее искажением этой проблемы, чем ее объяснением. Как правило, представители этих диаспор сосре доточены в областях, граничащих с их родными странами. При зывы к территориальному воссоединению, нерешенные погра ничные споры, проживание одной этнической группы по обеим сторонам границы создают основу для возникновения напря женности и конфликтов практически по всем направлениям.

Такие конфликты могут выплеснуться и в Россию, и в Китай либо непосредственно через представителей диаспор, либо кос венным путем – через формирование общих взглядов у таких меньшинств и создание политических организаций в ключевых районах этих огромных государств, граничащих друг с другом.

Те же самые беды, которые угрожают Казахстану и другим цен тральноазиатским странам, а именно – межэтническая и меж национальная напряженность и конфликты, существуют и в России, и в Китае. Например, реализация надежд Китая на огра ничение роста уйгурского национализма в Синьцзяне в значи тельной степени зависит от того, насколько успешными окажут ся подобные усилия на казахстанской и кыргызской сторонах границы. Учитывая неприятности, грозящие Китаю из за неспо собности слабых центральноазиатских государств обуздать мест ные и панисламские движения, не удивительно, что Пекин ока зал поддержку продолжению сотрудничества между Россией и центральноазиатскими странами в сфере безопасности. Пекин гораздо больше страшится возникновения неконтролируемого этнического и религиозного конфликта, чем застаревшего со перничества с Россией за влияние в Центральной Азии. Он с большей подозрительностью относится к Америке, занявшей место России, но осознает важность сохранения какой то стаби лизирующей силы на ближайший период времени, откуда бы она ни исходила. С точки зрения Пекина, самые уязвимые районы Китая – Синьцзян, Внутренняя Монголия и Тибет – входят в состав расширенной территории Внутренней Азии и, вероятно, будут охвачены всеми ветрами, которые сейчас набирают силу в Казахстане или других странах Центральной Азии. Россия тоже ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии ощущает влияние событий в Центральной Азии на тенденции внутри страны. Тот курс, которым пойдет ислам в Центральной Азии, станет серьезным фактором влияния на взгляды и лояль ность мусульман в России. То же относится и к нелегальному обороту наркотиков, инфекционным болезням и организован ной преступности. И совершенно очевидно, что это касается и мирового терроризма.

В третьих, Центральная Азия – потенциальная арена со перничества крупных держав, четыре из которых являются ядерными. Нынешнее российско китайское сближение имеет прочный характер, в настоящее время в немалой степени осно ванный на общем страхе перед нестабильностью обстановки в Центральной Азии2. Россия и Иран тоже построили партнер ские отношения на основе продажи оружия и страха перед не стабильностью на территориях, расположенных между ними.

Китай или Россия меньше всего хотели бы появления какого нибудь радикального исламского режима, служащего убежищем и маяком для китайских уйгуров или многочисленных мусуль манских меньшинств России. Даже старательно развивая связи в этом регионе, Китай согласился на сохранение российского приоритета в сфере безопасности на территории бывшего СССР. Пекин с радостью поддержал создание Содружества Не зависимых Государств и другие планы возглавляемой Россией интеграции, как и военное присутствие и военные обязатель ства России в этом регионе. Но трения возникнут, если такие государства, как Казахстан, ослабеют и утратят стабильность.

Еще до военного присутствия США аналитиков беспокоило то, что обязательства России не обеспечены ее военным потенциа лом. Присутствие американских вооруженных сил может разве ять эти страхи, но является ли задачей этих сил обеспечение выживания режима? Если да, то имеют ли они для этого доста точно возможностей и осознается ли эта задача всеми основны ми игроками на сцене этого региона? После того как эти силы будут когда нибудь выведены в результате прекращения войны с терроризмом, станут ли эти государства сильнее или окажутся Подробный обзор китайско российских отношений см.: Rapprochement or Rivalry? Russia China Relations in a Changing Asia, edited by Sherman Garnett.

Washington: The Carnegie Endowment for International Peace, 2000;

и Sherman Garnett. Challenges of Sino Russian Strategic Partnership. – The Washington Quarterly, Vol. 24, No. 4, Autumn 2001, pp. 41 54.

Шерман У. Гарнетт в том же уязвимом положении, в каком пребывали до 11 сентяб ря? Если не удастся устранить коренные причины нестабильно сти в регионе, то такие крупные державы, как Китай и Россия, окажутся перед неприятным выбором, который способен подо рвать их сотрудничество и посеять между ними разногласия.

Для Китая шансы на вовлеченность в регионе могут расти в геометрической прогрессии, если осложнение ситуации в Фер ганской долине совпадет по времени с беспорядками в Синьцзя не. Растущая нестабильность в этом ключевом приграничном рай оне Китая, особенно если оно будет сопровождаться репрессиями, неизбежно скажется на других неспокойных приграничных рай онах Китая и перекинется на Центральную Азию, а возможно, даже в Россию. Если Синьцзян превратится в китайскую Чечню, последствия могут оказаться очень серьезными для всех, включая другие страны. Длительные проявления региональной нестабиль ности и слабости государств могут также изменить расчеты Ира на, Пакистана, Индии и других соседних держав, которые сегодня полагаются одновременно на давние связи с Россией в области безопасности и – признают они это или нет – американское присутствие в целях обеспечения стабильности, которой хотят все. Короче говоря, в соперничестве между ведущими державами может наступить некоторое затишье, но сами факторы, способ ствовавшие этому затишью, весьма подвижны. В конечном счете ставки Запада, определяемые противостоянием внешних сил в этом регионе, повышаются в связи с ядерной составляющей. Рос сия, Китай, Индия и Пакистан реально являются ядерными госу дарствами, и, по имеющимся расчетам, ядерным оружием в этом десятилетии или чуть позднее будет обладать и Иран.

В четвертых, дополнительным фактором неопределеннос ти являются долгосрочные последствия присутствия вооружен ных сил США. В настоящее время вооруженные силы США бази руются по всей Центральной Азии, и в том или ином виде военное присутствие США в этом регионе и вокруг него будет сохраняться еще некоторое время. Эти силы не были бы там, где они сейчас находятся, если бы не нападение "Аль Каиды" на Соединенные Штаты, но при этом стоит все таки подумать о последствиях для региона возможного продления их присут ствия еще на какое то время. В первую очередь, сам прецедент американской интервенции – маловероятной до 11 сентября – представляет собой, по крайней мере, возможность возникнове ния дополнительных непредвиденных обстоятельств в регионе, ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии особенно если эти обстоятельства смогут иметь такой благовид ный предлог, как борьба с терроризмом. Государства региона уже убедились как в возможностях США, так и в их готовности воспользоваться ими для устранения серьезной угрозы. Действи тельно, вооруженные силы США за несколько месяцев достигли гораздо большего эффекта в борьбе с угрозой, исходящей из Афганистана, чем смогли добиться за последние десятилетия все страны, расположенные в этом регионе и за его пределами.

Может быть, отдаленные последствия этого вмешательства по влекут за собой новые риски и затраты для Вашингтона и таких региональных столиц, как Астана и Ташкент, но двум последним можно простить надежды на потенциальную практическую пользу от присутствия американских сил на случай возникнове ния непредвиденных обстоятельств в будущем. Что касается тех держав, которые считают нежелательным долговременное аме риканское присутствие в Центральной Азии, – а к ним прежде всего относятся Китай и Иран, – то нынешнее вмешательство вполне может усилить стремление Пекина к созданию регио нальной системы безопасности, в меньшей степени подвержен ной влиянию США. Россия сегодня стоит где то посередине. В своей стране Путин добился удивительного, хотя и довольно сдержанного согласия на поддержку, которую он оказал амери канской войне против терроризма и размещению вооруженных сил США в Центральной Азии. Многие российские аналитики и политические деятели считают такую политику яркой демонст рацией слабости России. Если ситуация сложится так, что воз никнет угроза пребыванию Путина у власти, незамедлительно всплывет вопрос о российской поддержке размещения амери канских сил. Военное присутствие США в регионе также зат рудняет дальнейшее использование имеющихся у НАТО или Запада (США – Европы – Японии) механизмов действия в ка честве нейтральных и беспристрастных сил обеспечения ста бильности. Вашингтон уже занял свои позиции, и для него жиз ненно важен вопрос, как этот регион будет в дальнейшем справляться с угрозой терроризма. Может быть, сегодня основ ное внимание вооруженных сил США и сосредоточено на тер роризме, но в будущем они будут призваны играть гораздо бо лее серьезную роль в решении региональных проблем.

Независимо от того, станут они играть эту роль или нет, они будут восприниматься как игроки на региональном поле, и им будет нелегко сохранять нейтралитет в отношении смены режи Шерман У. Гарнетт мов, которая может поставить под угрозу существующие согла шения о базировании и оказании помощи.

Новое появление Внутренней Азии на мировой арене, отме ченное вышеперечисленными факторами, расширяет масштабы проблем, которые до сих пор считались местными или регио нальными. Оно перекраивает географию жизненно важных ре сурсов, таких, например, как энергетические. Центральноазиат ская нефтегазовая ось больше не проходит только через Каспийский регион. Вместо этого центральноазиатские нефть и газ встраиваются в гораздо более обширную энергетическую систему, которая со временем свяжет российские нефтеперера батывающие мощности и трубопроводы, китайские рынки энер горесурсов и китайские собственные запасы нефти и газа, нахо дящиеся в пределах Внутренней Азии, а также энергетический потенциал Казахстана, Туркменистана и Узбекистана. Нищий и убогий Афганистан под властью талибов больше не является лишь примером вызывающей обеспокоенность угрозы для его соседей или негативной моделью будущего развития для Казах стана, Узбекистана или других центральноазиатских стран, он стал очагом возникновения и базой терроризма. Хорошо это или плохо, но Казахстан и его соседи оказались на траектории, кото рая будет оказывать непосредственное влияние на будущее Ев разии в целом.

РОЛЬ ЗАПАДА В КАЗАХСТАНЕ И ВНУТРЕННЕЙ АЗИИ Независимо от описанного выше выхода на авансцену Внут ренней Азии другие силы, действующие в регионе и вокруг него, посчитают, что затронуты их жизненно важные интересы. Как дают понять в этой книге российские, китайские и казахстан ские авторы, этот регион был и останется зоной жизненно важ ных интересов их стран. В Астане, Пекине, Москве, Ташкенте и повсюду в регионе будут тщательно обдумывать и взвешивать политические курсы, стратегии, возможности и проблемы, даже если этот регион так и останется в отдалении и изоляции. Но по мере того, как Казахстан и другие части региона будут приобре тать описанные выше черты, присущие Внутренней Азии, заин тересованность в них западных стран будет расти. Стратегия Запада, основанная на понимании этих интересов и предусмат ривающая соответствующие действия, могла бы сыграть решаю щую роль в этом регионе как фактор реализации экономиче ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии ских возможностей, глобальной интеграции и стабильности. Со бытия 11 сентября сделали такую стратегию насущной необхо димостью и привели к тому, что жизненные интересы США и их союзников оказались тесно связаны с этим регионом. В связи с необходимостью выработки такой стратегии возникают два воп роса. Какую политику имеет смысл проводить в свете этой воз росшей заинтересованности? Могут ли страны обеспечивать свои интересы так, чтобы они способствовали развитию сотруд ничества, а не просто превратили бы более глубоко вовлеченные в дела региона Соединенные Штаты и Запад в целом в еще одно го внешнего соперника?

Что касается второго вопроса, то возросшие ставки вовсе не должны обязательно привести к развитию соперничества в этом регионе. Интересы, которые появятся у США и Запада в целом, автоматически не сделают их позицию проказахстанской, но антиузбекской или наоборот. Они не требуют, чтобы Вашингтон стал склоняться в сторону России, Китая или Ирана. Общий страх перед терроризмом, хотя им можно спекулировать и зло употреблять для подавления местных национальных и этниче ских движений, является дополнительным связующим элемен том для развития регионального сотрудничества и выработки положительного отношения к участию США и Запада в делах региона. Действительно, возросшая заинтересованность в реги ональной стабильности, долгосрочных реформах и энергоресур сах во Внутренней Азии в целом делает Запад не конкурентом, а партнером, еще одной стороной, заинтересованной в ослабле нии соперничества в регионе и создании на местном и регио нальном уровнях эффективных механизмов поддержки мер по укреплению государства, обеспечению большей открытости и созданию системы коллективной безопасности. Такого подхода к ситуации в регионе, и должен изначально придерживаться За пад. Конечно, может так произойти, что в отдельных случаях или даже на какой то длительный период времени Запад станет ока зывать поддержку одной стороне или группировке против дру гой. Соперничающие политические группировки непременно будут пытаться играть либо на стороне Вашингтона и его воору женных сил в регионе, либо против них. Однако, если такое слу чится, Запад должен сознательно взять на себя роль стабили зирующей и посреднической силы, а не активного конкурента, ищущего постоянного союза с одной из сторон и так же посто янно дистанцирующегося от другой.

Шерман У. Гарнетт Первый вопрос требует более подробного ответа. Политика, необходимая для поддержания стабильности и позитивных пре образований, представляет собой некую комбинацию новых инициатив и многого другого в том же духе, но исходить она должна из обостренного понимания того, чт на данный момент поставлено на карту в Казахстане и вокруг него. Такая комбина ция должна содержать, как минимум, следующее:

ПРИВЕРЖЕННОСТЬ СТРАТЕГИИ РАСШИРЕНИЯ УЧАСТИЯ Первым и самым очевидным шагом для США, Европейского союза, "Большой семерки" и других ведущих западных игроков являются разработка стратегии и разъяснение широкой обще ственности причин возрастания заинтересованности в Казахста не и окружающем его регионе. Региональная нестабильность, слабость государств, межэтнические конфликты и порожденный этими бедами политический курс не должны более оставаться сферой компетенции одних только экспертов или нефтяников.

Такие условия способствуют терроризму, незаконному обороту наркотиков, распространению оружия и помогают режимам, которые, вероятнее всего, будут экспортировать эти негативные явления на Запад. После 11 сентября не вызывает сомнений, что в интересах Запада приняться за устранение этих условий, преж де чем они превратятся в крупномасштабную угрозу для безо пасности.

БОЛЕЕ БЛИЗКОЕ ЗНАКОМСТВО С ВНУТРЕННЕЙ АЗИЕЙ Мы не сомневаемся, что более глубокое понимание ситуа ции в Казахстане и окружающем его регионе приведет к расши рению участия в его делах. Однако мы также сознаем, что госу дарства этого региона находятся в отдалении и до сих пор мало кому известны на Западе. Запад должен расширить поддержку исследований, посвященных Казахстану и его соседям. Основ ными шагами здесь должны стать увеличение государственной и частной помощи проведению университетских и институтских исследований, обмен учеными, установление прямых связей между университетами и расширение обменов на всех уровнях.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии РЕОРГАНИЗАЦИЯ РАБОТЫ БЮРОКРАТИЧЕСКОГО АППАРАТА В СООТВЕТСТВИИ С ДИНАМИКОЙ РАЗВИТИЯ РЕГИОНА Многие дипломатические и военные структуры Запада все еще имеют ограниченное представление об этом регионе, счи тая его то ли частью бывшего СССР, то ли северной оконечнос тью Южной Азии. Для осознания его значимости в полной мере требуется организация аналитической и политической работы по выработке более широкого взгляда на этот регион и на его связи с внешним миром. США и их союзники должны убедить ся, что их аналитические и политические структуры отражают динамику развития региона.

КООРДИНАЦИЯ УСИЛИЙ ЗАПАДА И ПРИНЦИП МНОГОСТОРОННИХ СВЯЗЕЙ Несмотря на то что Соединенные Штаты и интересы амери канской безопасности входят в вышеупомянутый комплекс, чрезвычайно важно расширить базу и масштабы деятельности стран Запада, чтобы максимально избежать возникновения на пряженности и подозрительности среди держав, уже утвердив шихся в регионе. При этом совершенно очевидным становится преимущество принципа многосторонних отношений, которые максимально усиливают эффект от использования ограничен ных западных ресурсов и в то же время реализуют преимуще ство пока еще не развитых многосторонних структур, формиру ющихся в самом регионе. Западные разработчики политики и оказывающие помощь организации должны приложить еще больше усилий для достижения взаимопонимания в вопросе о стратегических интересах и согласованных общих приоритетах.

Запад должен рассматривать Казахстан и новые государства (хотя уже и не такие новые) как активных партнеров в трехсто ронних отношениях. Они должны быть готовы расширять со трудничество не только с Россией, но и с Ираном, Индией и особенно с Китаем. Некоторые из возможных многосторонних комбинаций могут привести к созданию довольно странных партнерств, но европейским институтам вначале приходилось развивать сотрудничество между старыми соперниками, и они преуспели в этом, достигнув результатов, которые в первое вре Шерман У. Гарнетт мя существования НАТО или Европейского сообщества вряд ли можно было представить.

В свете размещения вооруженных сил США в регионе и длительной истории участия Запада в делах Афганистана имеет смысл подумать об использовании старых и только формирую щихся механизмов американо российского сотрудничества в рамках НАТО, а также других сочетаний механизмов, имеющих ся у ЕС, США и Японии, для работы с Казахстаном, Узбекиста ном и окружающим их регионом.

РЕШЕНИЕ ПРОБЛЕМЫ ВНУТРЕННИХ ИСТОЧНИКОВ НЕСТАБИЛЬНОСТИ Слабость государства является почвой для возникновения межэтнических конфликтов, терроризма, экстремизма и гума нитарных катастроф. Освещая послевоенные события в Афга нистане, западная пресса ежедневно сообщает о последствиях несостоятельности государства. Западная стратегия должна быть нацелена на поиск путей удовлетворения самых насущных гума нитарных, социальных и институциональных потребностей та ких государств, как Казахстан. Упадок систем государственного здравоохранения и образования, разрушение или, более того, отсутствие базовой транспортной и других социально значимых инфраструктур, а также появление множества самых разных религиозных и общественных организаций, нуждающихся в помощи, – вот важные проблемы, с решения которых должно начинаться участие Запада. Необходим широкий комплекс про грамм в области государственного здравоохранения и граждан ского общества в целях как удовлетворения насущных потреб ностей, так и установления прочной связи между Западом и населением этих находящихся на стадии становления госу дарств. Соединенные Штаты не могут допустить, чтобы из за принимаемых ими военных мер сокращалась экономическая, политическая и гуманитарная помощь с их стороны.

Нехватка и загрязненность источников водоснабжения – не только экологическая, но и экономическая проблема, а также – потенциально – вопрос безопасности. В связи с этим в середи не 1990 х годов эксперты по проблемам водных и энергоресур сов США совместно со своими коллегами из Центральной Азии начали разрабатывать равноправный, долгосрочный договор о совместном использовании вод реки Сыр Дарья. Этой работе ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии следует вновь придать первоочередное значение, встроив ее в четкую долгосрочную стратегию. Такие проекты не просто по лезны, они разрушают серьезные преграды на пути экономиче ского развития и достижения стабильности в регионе.

Однако интересы безопасности требуют терпения и даже терпимости к существующим недостаткам режимов в Централь ной Азии. Тем не менее эти интересы не должны привести Запад на сторону тиранов или олигархов. Эти интересы лучше всего реализуются путем достижения долговременных полити ческих и экономических успехов во всем регионе, улучшающих жизнь его населения в целом. Вопрос о соблюдении прав чело века нельзя игнорировать или отложить, но его необходимо включить в широкомасштабную стратегию, направленную на достижение странами этого региона уровня мировых стандар тов. В частности, наиболее перспективным направлением на ближайшее время должно стать уделение особого внимания ис точникам мирного плюрализма в этих государствах и обществах.

Привлечение этих источников непременно приведет к более тесному и гораздо более здоровому взаимодействию западной политики с исламом, религиозной и общественной силой, кото рая на самом деле значительно шире, чем ее радикальные поли тические проявления.

Западным государствам следует более внимательно отно ситься к диалогу, который они ведут с государствами Централь ной Азии по поводу препятствий на пути политической и эконо мической либерализации. Интересы безопасности должны не подавлять, а расширять этот диалог. Соединенные Штаты в со трудничестве с европейцами, особенно странами Восточной Ев ропы, должны содействовать откровенному обсуждению факто ров и процессов, способствующих или препятствующих устойчивому переходу к современной политической и экономи ческой системе. Обмен мнениями должен в основном касаться причин и последствий социально экономического упадка, раз рушающего эти страны и сеющего беспорядки. Диалог должен помочь лидерам центральноазиатских стран тщательно обдумать открывающиеся перед ними возможности выбора. Что касается США и европейцев, такой диалог должен помочь их лидерам систематизировать свои представления о том, когда и как они могут наиболее эффективно содействовать осуществлению устойчивых позитивных изменений. Новые интересы безопас ности Запада в этом регионе и растущее военное присутствие Шерман У. Гарнетт США должны служить стимулом для этих изменений, а не сдер живать их.

ПЕРСПЕКТИВНАЯ СТРАТЕГИЯ В ОТНОШЕНИИ ЭНЕРГОРЕСУРСОВ ВНУТРЕННЕЙ АЗИИ Ключевым элементом политики в отношении Внутренней Азии должна стать надлежащая, но реалистичная оценка значе ния энергоресурсов этого региона. Понимание того, что вопрос энергоресурсов является частью становления Внутренней Азии, существенно меняет наше отношение к каспийским нефти и газу, которые в отрыве от этого более широкого контекста не представляют серьезной проблемы энергетической безопаснос ти для США. И действительно, основной объем импортируемых энергоресурсов поступает в США все больше из Венесуэлы, Канады, Мексики и Бразилии, а не из Каспийского региона.

Пространственно более обширная Внутренняя Азия связывает Каспийский бассейн с испытывающей все бльшие потребности в энергоресурсах Азией, особенно с Китаем и Японией, а также с огромными нефтегазовыми ресурсами России. Возможность возникновения конкуренции между не имеющими собственных энергоресурсов странами за доступ к нефти и газу Казахстана до сих пор недооценивается как потенциальный источник конф ликта в Азии. Например, уже наблюдаются осложнения в китай ско индийских отношениях. Ни Пекину, ни Дели не нужны до полнительные трудности, связанные с конкуренцией в области энергоресурсов.

Ключом к ослаблению такой конкуренции является широко масштабная разработка энергоресурсов и диверсификация тру бопроводных магистралей, которая должна включать не только маршрут Баку–Джейхан, но и Иран и в конечном счете восточ ный маршрут (учитывая долгосрочные тенденции в области энергоресурсов в Восточной и Южной Азии, а также большое давление, которое они будут оказывать на существующие источ ники). Однако основным аргументом в пользу этой диверсифи кации является ее рентабельность. Если будут задействованы энергоресурсы региона и заработают здоровые рыночные силы, то это и будет самый простой путь к осуществлению диверсифи кации маршрутов трубопроводов.

Дополнительным фактором является содействие созданию коммерчески выгодных консорциумов, в состав которых войдут ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии потенциальные геополитические конкуренты. Там, где это ком мерчески оправданно, в партнерства, образуемые западными компаниями, необходимо включать российские и китайские энергетические фирмы. Для тех, кто рассматривает данный ре гион в основном в плане новой "Большой игры", удачной моде лью является обычная практика взаимных уступок в торговой конкуренции. Действительно, рост числа и влияния российских и китайских коммерческих предприятий, заинтересованных в разработке центральноазиатских энергоресурсов, – важная за дача для Запада, учитывая ту роль, какую эти интересы могут сыграть в самих этих странах при разработке сбалансированной государственной позиции в отношении региона. Запад также может играть роль лидера в содействии развитию многосторон него сотрудничества по вопросам безопасности трубопроводов и – путем внедрения давно принятой практики – распределе нию доходов между центральными и местными структурами.

Ключевым экономическим вопросом, находящим широкое отражение в области политики и безопасности, являются долго временные последствия обладания богатыми запасами нефти для таких нефтегазодобывающих стран, как Казахстан. У таких стран появляется не только так называемая "голландская бо лезнь" – диспропорции в экономике, базирующейся на добыче энергоресурсов, – но и уже ставшая эндемической проблема, которую большие потоки денежных средств создают для еще сравнительно слабых, персонифицированных и коррумпирован ных правительств. Западные коммерческие структуры должны играть свою роль в противодействии коррупции, а западные правительства должны сформулировать политику, содействую щую развитию экономики на широкой основе, открытой конку ренции, благоприятных условий для предпринимательской дея тельности и всего прочего, что минимизировало бы потенциальные губительные последствия обладания нефтяным богатством.

ПРЕДОТВРАЩЕНИЕ РЕГИОНАЛЬНОГО СОПЕРНИЧЕСТВА Размещение американских вооруженных сил в регионе пос ле 11 сентября дает Москве, Тегерану и Пекину пищу для подо зрений относительно стремления Вашингтона к однополярнос ти. В то же время оно создает потенциальную возможность укрепления слабых вооруженных сил региона и одновременно Шерман У. Гарнетт го ускорения процесса развития регионального сотрудничества в сфере безопасности. Проведение такой политики может по требовать осторожного балансирования, но необходимая для нее система рычагов уже существует. Эта политика сотрудничества между военными структурами должна стать составной частью, а не ограничителем для реализации всеобъемлющих политиче ских, экономических и социальных программ и концепций Со единенных Штатов и их союзников.

Кроме того, если на ближайшее будущее основной пробле мой безопасности как для России, так и для Запада будет ста бильность все еще слабых государств Внутренней Азии в широ ком смысле, значит, существует серьезная база для сотрудничества. Стабилизация слабых соседей России (а по сути и Китая) должна стать основной целью западной стратегии, для достижения которой необходимо привлекать помощь со сторо ны стран региона и соседних с ним государств. Обеспечение того, чтобы участие Китая в делах региона по прежнему остава лось стабилизирующим фактором, тоже является одной из пер воочередных задач. Оптимальный путь налаживания сотрудни чества между Россией и Китаем состоит в создании широкой системы безопасности и региональных механизмов с участием обеих стран.

Когда то НАТО вполне могла полагать, что присутствие в регионе противоречит ее влиянию или намерениям в отноше нии этого региона. Казахстан и его соседи не принадлежат к Европейскому и Евроатлантическому регионам, а относятся к Внутренней Азии. Не следует пытаться закрывать регион для НАТО. Ведь многие из предлагаемых Альянсом программ явля ются одними из самых обеспеченных финансовыми средствами и результативных программ сотрудничества военных ведомств в мире. Сотрудничество России с НАТО может наполниться ка ким то конкретным содержанием, поскольку центральноазиат ский регион и исходящая оттуда угроза терроризма предостав ляют реальную возможность выйти за рамки заявлений и риторики встреч на высшем уровне.

Развиваемое Западом сотрудничество в области безопаснос ти должно быть направлено на взаимодействие с формирующи мися в регионе моделями и институтами безопасности, а не против них. Лишь немногие многосторонние соглашения, отно сящиеся к сфере безопасности в этом регионе, можно признать успешными. Участники Шанхайского процесса, объединяющего ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии Россию, Китай, Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан, а теперь и Узбекистан, договорились о проведении ряда серьезных ме роприятий по укреплению доверия и сокращению численности военных частей и техники, размещенных вдоль старой российс ко китайской границы. Эта же группа государств демонстриру ет определенные успехи в урегулировании давно существующих пограничных проблем. Очевидно, что имеется еще много воз можностей для создания новых союзов, особенно таких, кото рые могут содействовать развитию более широкого сотрудниче ства в области безопасности и урегулирования конфликтов. В этом отношении более значительную роль, чем на сегодняшний день, могут сыграть "Большая семерка" и "Большая восьмерка".

В частности, Западу следует поддержать формирование эф фективной многосторонней структуры для оказания содействия в переговорах на высоком уровне между странами региона, его основными соседями – Китаем, Россией, Индией, Пакистаном, Турцией и Ираном – и Западом. Как показал недавний россий ско американский саммит, имеются возможности для более широкого диалога между ведущими мировыми державами и странами региона.

Запад должен оказывать помощь в обеспечении основ безо пасности, особенно безопасности границ, проведении военной реформы и участия в многосторонних операциях на долгосроч ной основе. Эта помощь должна быть прозрачной, и в процесс оказания такой помощи по возможности должны вовлекаться многочисленные региональные участники и соседние государ ства.

Необходимо развернуть борьбу с незаконным оборотом нар котиков. Без существенных усилий в самом регионе и поддерж ки извне Внутренняя Азия по прежнему будет расширять свое участие в нелегальной торговле наркотиками.

После 11 сентября развитие сотрудничества в целях предот вращения распространения терроризма стало основной задачей США и Запада в области безопасности. Афганистан справедливо остается основным объектом этого сотрудничества, нацеленно го не только на ликвидацию террористических организаций, но и на создание политических и экономических условий для пре дотвращения любой возможности возврата к хаосу и нестабиль ности, которые являются основным плацдармом для террориз ма. Такое широкое понимание роли Запада должно определять направление его политики в отношении стран региона. Целью Шерман У. Гарнетт долгосрочных программ должно стать устранение тех соци альных условий, которые порождают недовольство и радика лизм, а также совершенствование институтов, которые должны бороться с существующей угрозой терроризма. В свете вновь возникшей обеспокоенности по поводу химического и бактери ологического оружия (ХБО) первостепенное значение должно придаваться совместным многосторонним мерам по обеспече нию сохранности, безопасности и в конечном счете ликвидации советских полигонов ХБО, еще оставшихся в регионе.

ОТ ТИХОЙ ЗАВОДИ К ШИРОКОЙ ПЕРСПЕКТИВЕ Центральная Азия не стремится стать новым геополитиче ским центром Евразии. Еще некоторое время она будет оставать ся относительно отдаленным регионом, подверженным влиянию внутренних и внешних источников нестабильности. Однако уже сейчас здесь можно видеть более широкую перспективу, чем представлялось раньше. Государства Центральной Азии являют ся частью большого исламского мира и всего мира в целом. Су ществующие здесь модели сотрудничества могут дать представ ление о совсем других возможных результатах сотрудничества между исламским миром и Западом, чем наблюдаемые сегодня повсюду в исламском мире. С этой точки зрения Центральная Азия становится северным квадрантом исламского мира, прости рающимся от Марокко до Филиппин. В этом мире основной проблемой является не ислам и даже не исламский фундамента лизм, а исламский экстремизм. Необходимость создания более умеренных, но жизнеспособных исламских обществ и госу дарств в Центральной Азии представляет для всех великих дер жав фундаментальную внешнеполитическую проблему, требую щую совместного рассмотрения.

Этот регион остается потенциальной платформой для пози тивного взаимодействия с Ираном и в интересах Ирана. Тегеран хочет стабильности в Афганистане. Сторонники президента Хатами хотят играть легитимную роль в разработке каспийских энергоресурсов и в сфере региональной безопасности. И в са мом деле, обеспокоенность в связи с проблемами стабильности во Внутренней Азии и особенно в Центральной Азии может послужить основой для прямого обсуждения Вашингтоном, Мос квой, Пекином и другими странами вопросов, касающихся ору жия массового уничтожения, будущего Ирана и других основ ЗАКЛЮЧЕНИЕ. Стратегические проблемы Казахстана и Внутренней Азии ных вопросов. Ведущим державам придется вступать в такой диалог, придерживаясь разных взглядов и имея разногласия, но при этом у них есть и общие тревоги и, возможно, общие инте ресы, заключающиеся в становлении умеренного режима в Ира не, ослаблении военного соперничества в регионе и вокруг него (особенно в отношении ракетного оружия и оружия массового уничтожения) и обеспечении стабильности в Афганистане. Ка захстан и его соседи не дают прямой возможности войти в такое альтернативное будущее, но они дают ключ к пониманию про цессов, угрожающих этому будущему.

ВЫВОДЫ Казахстан находится в центре Внутренней Азии, где расши ряются и крепнут внутренние взаимосвязи. Тенденции, состав ляющие то, что теперь принято называть глобализацией, посте пенно привязывают Казахстан и его соседей к остальной Евразии. Попытки определить роль, отведенную Казахстану в стратегии США и Запада, наличием там энергоресурсов еще могли служить оправданием для многих обозревателей до 11 сен тября, но за прошедшее с тех пор время сложился другой взгляд на эту страну и окружающий ее регион, взгляд, который учиты вает возможный вызов со стороны этого региона для нынешней и будущей стабильности Евразии в целом. Российские и китай ские государственные деятели, хорошо знакомые с историей этих государств, понимают, что такие страны Внутренней Азии, как Казахстан, – это не тихая заводь, а еще один стратегиче ский фронт, который в определенные исторические периоды яв лялся главным источником опасности и постоянным источником беспокойства. Однако нет оснований полагать, что перспективы развития Казахстана и стоящие перед ним проблемы непремен но должны превратить его в источник нестабильности и катак лизмов. Борьба с терроризмом в Афганистане заставила многих обозревателей задаться вопросом: можно ли было избежать это го кризиса, если бы Соединенные Штаты и их союзники про явили больше интереса к крушению Афганистана после пора жения Советского Союза? Теперь их интересует, могут ли ведущие державы найти способ выработки более дальновидных подходов и действий еще до того, как проблемы достигнут мак симальной остроты. Мы считаем, что у Запада сегодня есть воз можность действовать предусмотрительно как в Казахстане, так Шерман У. Гарнет и во всей Внутренней Азии. Имеющиеся признаки упадка и не стабильности совершенно очевидны, но эти страны еще не по грузились в пучину хаоса, конфликтов и экстремизма в духе "Талибана". У США и их союзников еще есть шанс разработать стратегию, которая поможет избежать такого исхода, если толь ко они смогут увидеть признаки будущих бед и осознать, какова будет цена промедления.

Об авторах ШЕРМАН ГАРНЕТТ – декан колледжа Джеймса Мэдисона при Уни верситете штата Мичиган. С 1994 по 1999 год являлся старшим сотруд ником Фонда международного мира Карнеги, специализируясь по внешней политике и политике в сфере безопасности России, Украины и других государств, возникших на территории бывшего Советского Союза. В 1992–1994 годах Гарнетт работал заместителем помощника министра обороны по России, Украине и Евразии. Он широко печатал ся в США и в иностранных журналах, написал и отредактировал не сколько книг, последняя из которых (совместно с Мартой Брилл Ол котт и Андерсом Эслундом) – Getting it Wrong: Regional Cooperation and the Commonwealth of Independent States (Непонимание: региональ ное сотрудничество и Содружество Независимых Государств, 1999).

СИН ГУАНЧЭН – заместитель директора Института восточноевро пейских, российских и центральноазиатских исследований Китайской академии общественных наук, генеральный секретарь Китайской ассо циации восточноевропейских, российских и азиатских исследований.

Сфера его интересов – китайско российские и китайско центральноа зиатские отношения, а также отношения России со странами Централь ной Азии. В числе последних работ Син Гуанчэна – "The Shanghai Cooperation Organization in the Fight Against Terrorism, Extremism, and Separatism" in Central Asia and the Caucasus. – Journal of Social and Political Studies, Vol. 16, No. 4, 2002.

РОБЕРТ ЛЕГВОЛД – профессор политологии Колумбийского универ ситета, специализируется по внешней политике России и других рес публик бывшего Советского Союза, ныне независимых государств, отношениям США с постсоветскими государствами и воздействию постсоветского региона на международную политику Азии и Европы.

Он является членом Комитета по проблемам международной безопас ности Американской академии гуманитарных и точных наук и дирек тором его проекта по международной безопасности на постсоветским пространстве. В 1986–1992 годах – директор Гарримановского инсти тута при Колумбийском университете. Среди его последних работ – Belarus At the Crossroads (Беларусь на перекрестке, 1999, в соавторстве с Шерманом Гарнеттом) и Russian Security and the Euro Atlantic Region Об авторах (Российская безопасность и Евроатлантический регион, 1999, совме стно с Алексеем Арбатовым и Карлом Кайзером).

НИЛ МАКФАРЛЕЙН – профессор программы Лестера Б. Пирсона по международным отношениям Оксфордского университета, дирек тор Оксфордского центра международных исследований. Широко пе чатался по проблемам национализма и национального освобождения, роли международных организаций в предотвращении конфликтов и поддержании мира, российской внешней политики и политики в сфере безопасности. Недавно отредактировал (совместно с Розмари Фут) книгу U.S. Hegemony in an Organized World (Гегемония США в организо ванном мире, выходит в 2003) и Western Engagement in the Caucasus and Central Asia (Вовлеченность Запада на Кавказе и в Центральной Азии, 1999).

ЛЕЙЛА МУЗАПАРОВА – главный специалист Казахстанского инсти тута стратегических исследований при Президенте Республики Казах стан. Ранее занимала должность директора департамента Центра внеш ней политики и анализа при Министерстве иностранных дел Республики Казахстан, а также другие должности в Институте разви тия Казахстана и Центре мировой экономики Национальной академии наук Казахстана.

ВИТАЛИЙ НАУМКИН – президент московского Международного центра стратегических и политических исследований, главный редак тор журнала "Восток" Российской академии наук. Он также возглавля ет отдел Среднего Востока Института востоковедения Российской ака демии наук и является экспертом Совета безопасности России. Ранее работал заместителем директора Института востоковедения и профес сором Московского государственного университета. Был членом Сове та по внешней политике при министре иностранных дел и советником Верховного Совета (Федерального собрания). Среди его публикаций – Ethnic Conflict in the Former Soviet Union (Этнический конфликт в быв шем Советском Союзе, 1997).

БУЛАТ СУЛТАНОВ в настоящее время является советником в ранге посланника посольства Республики Казахстан в Федеративной Респуб лике Германии. Ранее занимал должности председателя департамента, советника директора и первого заместителя директора Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан. Среди его последних работ – Казахстан в фокусе: десять лет независимости (2002), Современный терроризм: взгляд из Цент ральной Азии (2002) и Национальная безопасность: итоги десятилетия.

Сборник документов и материалов (2001).

Об авторах ТОМОХИКО УЯМА – адъюнкт профессор Центра славянских исследо ваний Университета Хоккайдо. Сфера его исследований – история и политика Центральной Азии. Среди его последних публикаций – Two Attempts at Building a Qazaq State: The Revolt of 1916 and the Alash Movement, in S.A. Dudoignon and Komatsu H. (eds.), Islam in Politics in Russia and Central Asia (2001) и From "Bulgharism" through "Marrism" to Nationalist Myths:

Discourses on the Tatar, the Chuvash and the Bashkir Ethnogenesis. – Acta Slavica Iaponica (2002).

Указатель Абукаев, Нуртай 113 Буша старшего, Джорджа политика 81, Агентство международного развития 99, 103, США (АМР) 181, 187 сн. 27, 223 Бюро демократических институтов и Агентство международного сотрудни прав человека (БДИПЧ) см. Органи чества (Япония) 251 зация по безопасности и сотрудни Азербайджан 206 честву в Европе (ОБСЕ) "Азиатско европейский континенталь ный мост" 26 Ван И 138 сн. Аймат 164 Ван Инфан 139 сн. Акаев, Аскар 144, 201, 217 Ватанабэ Митио Акино Ютака 210 Внутренняя Азия 22, 86–88, Актюбинское нефтяное месторожде влияние В. А. в будущем ние 152 военное присутствие США во В. А.

"Алматы Суи" 183 сн. 17 266– Алтынбаев, Мухтар 113 сн. 39 диаспоры во В. А. "Аль Каида" 1, 37, 171 нефть и газ во В. А. Антитеррористический центр (инсти потенциальная нестабильность 87, тут) в Бишкеке 74, 162, 165 сн. 72 263, 272– Аральское море 204, 212 роль иностранных держав во В. А. Афганистан 37–40, 75, 76, 81, 82, 139, стратегия в области энергоресурсов 140 96–97, 274– помощь на восстановление 182 стратегия Запада во В. А. 268– поток наркотиков из А. 15 сотрудничество в области безопас террористические группы в А. 104, ности 138, 161, 162, 171, 172, 277 торговля наркотиками и Шанхайская организация сотруд характер политики во В. А. ничества 162–163 химическое и бактериологическое оружие во В. А. Байден, Джозеф 95, 96 "Восточная Туркестанская Республи "Байконур", космический центр 52, 53, ка" 70, 230, 231 "Восточный Туркестан" см. Синьцзян, Бейкер, Джеймс 99, 110 терроризм в С.

Беларусь 19, 20, 63, 145 Всемирная торговая организация (ВТО) Бен Ладен, Усама 137, 211 35, 66, 102, Беркалиев, Н. 165 Всемирный торговый центр и Пента Бзежинский, Збигнев 262 гон, атаки террористов на В. т. ц.

Бишкекская группа 162 и П. Бишкекский договор 52, 159 Вулфовиц, Пол "Большая игра" 44, 169, Буша младшего, Джорджа политика 35, Германия, иммиграция из Казахстана 44, 81, 83, 94, 96, 99, 105, 115–117, в Г. 186, 187, 192, 235, 236, 239 Грузия 18, Д. Б. мл. и Китай 124, 125 ГУУАМ Указатель Дайн, Томас А. 109 сн. 32 Жакиянов, Галимжан Двусторонний межправительственный Зорин, Владимир комитет по экономическому сотруд ничеству Иванов, Игорь Декларация о вечной дружбе и союзе Иванов, Сергей с ориентацией на двадцать первый Идрисов, Ерлан 226, 230, век 59, Или и Иртыш, реки, проблема совме Декларация о расширении и углубле стного использования и охрана 28, нии российско казахстанского со 65, 156, трудничества Иманалиев, Маратбек 165 сн. Декларация стран–членов ШОС о "INPEX–Северокаспийская нефть" борьбе с терроризмом, сепаратизмом Иран 18, 100, 104, 236–238, 278, и экстремизмом 161– Исингарин, Нигматжан Джаксыбеков, Адилбек Исламские боевики Договор о военном сотрудничестве Исламский экстремизм 15, 20, 91–93, Договор о дружбе, сотрудничестве и 136, 169, 192, взаимной помощи Исламское движение Узбекистана Договор о коллективной безопасности (ИДУ) 15, 91, (ДКБ) 35, 54, 71, 72, 74, Договор о нераспространении ядерного Кавказ 2, 3, 177, оружия 50, Кажегельдин, Акежан Договор о сотрудничестве в исполь "Казахойл" зовании атомной энергии в мирных Казахстан целях как буферное государство 86, 170, Дуйсенов 153 сн. влияние К. внешняя политика К. 106–109, 225, Евразийское экономическое сообще 226, ство (ЕврАзЭС) 35, 36, 46, 70, и водные ресурсы Евразия см. Внутренняя Азия военное производство 25– Европейский банк реконструкции и военное сотрудничество с Россией развития (ЕБРР) 170, 182–184, 188, 74, 75, 230, вывоз ядерного оружия 50–52, 99, Европейский союз (ЕС) 103, 144–146, 239, и Казахстан 171, 172, 175, 177– двусторонние соглашения о сотруд общая внешняя политика и полити ничестве ка безопасности (ОВПБ) иммиграция в К. политика в Центральной Азии 176, и Китай 20, 21, 26–28, 53, 140, 245– 177, 189– развитие торговли и экономическое независимость К. сотрудничество 178, 188–189, 194– нефтяные запасы 60–63, 76, пропускные пункты на границе меж развитие энергетики 179, ду К. и Китаем 150, 203, совместные договоренности Е.с. (Ма прямые иностранные инвестиции в астрихт и Амстердам) 173, К. 29, 30, 65, 108, 189, 226, 236–239, стратегическая концепция 180–181, 242, развал социальной инфраструктуры транспорт Европейского совета декларации реформы в К. Ельцин, Борис и российская безопасность Ертаев, Бахытжан российские региональные руководи Есимов 152 сн. тели в К. 67– Указатель и Россия 21, 22, 24–28, 227–229 и три силы зла русская диаспора в К. 47, 56–57, экономическая политика в Централь 234–235 ной Азии 149, 150, 191, 245, и стратегия европейских стран 186– см. также Казахстан 188, 191– Китайская национальная нефтяная и США 22, 23, 94–96, 114–119, 228, корпорация (CNPC) 237, Клинтона, Билла политика 19, 30, 35, таможенные соглашения 63, 65, 43, 44, 81, 94, 100–103, 105, 109, 110, торговля с Европой 112, 134 сн. 2, экономические связи с Россией 67– Козырев, Андрей 55, 68, 229– Коллективные силы быстрого развер эмиграция русских из К. 58, тывания (КСБР) ядерная энергетика в К. 25, 26, Коллективные силы быстрого реаги и Япония 23, 28, 29, 199–208, 212– рования 71– 214, 249– Комиссия по делам экономики и на см. также Германия;

Европейский уки (Китай–Казахстан) союз (ЕС);

Соединенное Королев Курокава Кисё ство (Великобритании и Северной Кыргызстан 15, 63, 66, 67, 109, Ирландии);

Pages:     | 1 |   ...   | 3 | 4 || 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.