WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

I Предлагаемая монография посвящена обобщению опыта мировой науки по вопросу о методиках проведения различ­ ных пластических операций на трахее и бронхах, а также анализу более 200 экспериментов,

произведенных автором.

Подробно разбираются методы пластического закрытия окончатых и обширных циркулярных дефектов трахеи и ор!ндов.

Автор разработал и предложил ряд оригинальных мето­ дов, внедреных в настоящее время в клинику.

Книга *в значительной степени восполняет пробел, имею­ щийся в области восстановительных операций на дыхатель­ ных путях грудного отдела, и служит фундаментом для клиницистов при внедрении в практику методов пластиче­ ских операций на воздухоносных путях.

В книге поднят ряд нерешенных вопросов, требующих углубленной разработки, в частности вопрос о совместимо­ сти тканей, о сравнительной ценности ряда пластических ма­ териалов.

Монография намечает дальнейшие пути развития плас­ тики дефектов трахеи и бронхов.

ПРЕДИСЛОВИЕ Достижения грудной хирургии создали реальные предпо­ сылки для применения восстановительных операций на ды­ хательных путях грудного отдела, однако эта проблема еще не разработана.

Как в нашей, так и в зарубежной литературе описаны отдельные случаи применения пластики дефектов трахеи и бронхов. Богаче представлена литература по эксперимен­ тальной разработке этого вопроса. Однако полученные ре­ зультаты разноречивы, а методика оперативных вмеша­ тельств настолько многообразна, что требует критического анализа современного состояния восстановительных опера­ ций на дыхательных путях грудного отдела.

Проблема пластических операций на трахее и бронхах на­ ходится еще в стадии разработки, а потому всякие новые ис­ следования в этой области представляют большую ценность.

В работе профессора Ф. Ф. Амирова представлены резуль­ таты 19 серий опытов (246 экспериментов). Исследование представляет серьезный труд.

В обзоре литературы автору удалось дать убедительную критическую оценку восстановительных операций на трахее грудного отдела и бронхах. Литература по данному вопросу Ф. Ф. Амировым изучена тщательно и представляет большой интерес для исследователей.

Оценивая собственные исследования автора, следует от­ метить, что ряд вопросов разрешен им вполне положительно.

Например, возможность закрытия небольших окончатых де­ фектов трахеи и бронхов свободными лоскутами кожи, фас­ ции и стенками венозных сосудов. Гистологически установле­ но, что аутотрансплантаты, претерпевали дистрофические изменения И частично замещались фиброзной тканью. Это влекло за собой небольшое рубцовое сужение просвета тра хеи в области трансплантата, но функция дыхания rte нару­ шалась.

Лучшим материалом для закрытия небольших дефектов трахеи, по данным автора, является кожа и стенки венозных сосудов.

Далее автор убедительно доказал, что лучшим методом закрытия циркулярных дефектов трахеи, ее бифуркации и главных бронхов после резекции является анастомоз конец в конец. Однако метод этот применим при сравнительно не­ больших циркулярных дефектах (3—4 см). При резекции же больших участков необходимо прибегать к пластическим операциям. Материалом для этих пластических операций в эксперименте являлись упомянутые уже ткани, а именно:

кожа, фасция и стенки венозных сосудов. Лоскуты этих тка­ ней укреплялись на танталовой сетке.

Первоначальные результаты во всех опытах были хоро­ шими;

отмечено приживление трансплантатов, дыхание сво­ бодное. Но в некоторых опытах весьма неприятным осложне­ нием при свободной пересадке фасции и стенки венозных сосудов являлось чрезмерное разрастание фиброзной ткани, что вызывало стенозы трахеи, и животные гибли от асфик­ сии. Кожный трансплантат не вызывает стенозов, но начи­ нающийся рост волос, их выпадение и аспирация в дыха­ тельные пути приводят к хроническим воспалительным про­ цессам в легких, в результате чего животные погибают от пневмонии.

В поисках новых путей успешного закрытия циркулярных дефектов автор остановился на мышечно-надкостничном лоскуте на ножке, образованном из межреберных мышц в результате поднадкостничной резекции III и IV ребер, с сохра­ нением в нем сосудов и нервов. Этим лоскутом он окутывал хлорвиниловую трубку, которую после образования костной ткани предполагалось удалять через бронхоскоп. Автор руко­ водствовался предположением, что при хорошей васкуляри зации и иннервации лоскута образование костных колец из надкостницы должно было бы наступить быстро. Однако эти надежды не оправдались: окостенение шло очень медленно, а в ряде случаев и вовсе не наступало.

Автор перешел к созданию мышечно-реберного лоскута.

Ребра надсекались на мелкие фрагменты по 1 см, что да­ вало возможность обернуть лоскут вокруг хлорвиниловой трубки в виде муфты.

Пользуясь этим методом, автор получил через две неде­ ли вполне сформировавшиеся костные кольца. Так была ре шена одна из сложных задач — создание ригидной основы ко вновь формируемом участке трахеи.

В последнее время автор приступил к изучению методов аллопластики. На этом пути им одержан первый успех: раз­ работан метод надежной фиксации трубок при аллопластике -дефектов трахеи, что явилось решением одной из трудных задач.

В заключение следует сказать, что проблема пластиче­ ских оператий при больших дефектах трахеи полностью еще не разрешена. Закрытие же малых и средних дефектов вполне возможно.

Большой заслугой автора является разработанный им метод фиксации трубок при аллопластике и методика мы шечно-костного лоскута, которую, однако, следует усовер­ шенствовать (добиться ускорения эпнтелнзации трансплан­ тата и найти способ временного протезирования).

Полученные в эксперименте результаты во многом рас­ ширяют возможности клинического применения восстанови­ тельных операций на дыхательных путях грудного отдела.

Труд автора является ценным еще и потому, что ни в отечественной, ни в зарубежной литературе нет такого пол­ ного освещения исследований по данной проблеме.

Академик А. Н. БАКУЛЕВ.

ВВЕДЕНИЕ Накопленный опыт в области легочной хирургии дал возможность выдвинуть идею о «щадящем» направлении, ко­ торое заключается в том, что по соответствующим показа­ ниям можно резецировать не все легкое, а только долю его или сегмент, в отдельных же случаях, при изолированном поражении трахеи и бронхов, удалять только пораженные участки их, сохраняя при этом легкие (Е. Н. Мешалкин и В. И. Францев, 1957;

Н. М. Амосов и О. М. Авилова, 1959;

Л. К. Богуш и В. С. Северов, 1960;

П. Н. Андросов, Н. Е. Ме тальников, А. П. Кузьмичев, Матей и Лемуан— Mathey I.,Le moine I., 1951;

Гебауэр — Gebauer P. W., 1953;

Пауль сон — Paulson D., 1955;

Бикфальви и Дубец — Bikfalvi A., Dubecz S., 1955;

Хуан Чиа Цзе, Беркли — Barclay R. S., 1957 и др.).

Матей и Лемуан, изучив патологоанатомически 27 лег­ ких, удаленных по поводу туберкулезного поражения дыха­ тельных путей, установили, что у 8 больных паренхима была здоровой. Эти легкие можно было бы сохранить, ограничив­ шись резекцией бронхов.

Усовершенствование методов обследования больных (эн­ доскопия, бронхография и др.) создало большие возможно­ сти для своевременной диагностики многих заболеваний:

а) первичных доброкачественных и злокачественных опу­ холей трахеи и бронхов в стадиях, доступных эффективному хирургическому лечению;

б) стенозов трахеи и бронхов туберкулезной и другой этиологии;

в) травматических повреждений с наличием трахеаль ных, бронхиальных и трахеоэзофагальных свищей;

г) аномалий развития, трахеомаляций и др.

Однако при большинстве вышеуказанных заболеваний больные в настоящее время не получают надлежащей хи­ рургической помощи, так как методы оперативного вмеша­ тельства на трахее и бронхах разработаны еще недостаточ­ но. Между тем, в связи с современными достижениями груд­ ной хирургии, имеются реальные предпосылки для развития восстановительных операций на дыхательных путях.

Разработка пластических операций на трахее и бронхах, в силу анатомических и физиологических особенностей груд­ ного отдела трахеи, является весьма трудной и сложной за­ дачей, так как пластически восстановленный участок дыха­ тельного пути должен отвечать следующим жизненно важ­ ным требованиям:

а) свободно пропускать воздух в легкие;

б) не препятствовать свободному отхождению слизи и мокроты из отделов дыхательных путей, расположенных ниже места операции;

в) не допускать проникновения воздуха в средостение и плевральные полости;

г) трансплантат должен обладать достаточной эластич­ ностью и ригидностью и не спадаться при смещениях трахеи и бронхов как в стороны, так и в вертикальном направлении.

Трудность решения этих задач (особенно клиническое осуществление пластических операций на трахее и бронхах) была обусловлена недостаточностью экспериментальных изы­ сканий в этой области. Вот почему восстановительные опе­ рации на трахее и бронхах так отстают от хирургии легких, сердца и сосудов.

Быстрому развитию грудной хирургии предшествовала большая экспериментальная работа. Определяя значение эксперимента в развитии хирургии сердца, академик Л. Н. Бакулев говорит: «Ни один из принципиальных воп­ росов хирургии сердца не может быть решен и не решался без предшествующего упорного экспериментального труда, питающего практическкую хирургию новыми возможностя­ ми» (1951).

Советские ученые твердо стоят на позициях диалектиче­ ского метода познания, как единственно верного для анализа объективной действительности. Экспериментальные изыска­ ния, являющиеся одним из способов диалектического метода познания, позволяют увязывать экспериментальную патоло­ гию и экспериментальную терапию с практической деятель­ ностью врача, к чему призывал И. П. Павлов.

Дальнейшее развитие грудной хирургии представляет со­ бой актуальную, но вместе с тем и трудную проблему. Эта проблема должна быть разрешена теоретически и практиче­ ски совместными усилиями физиологов, патофизиологов, био­ логов, биохимиков, хирургов, терапевтов и др.

Одним из весьма актуальных вопросов грудной хирургии является развитие восстановительной хирургии дыхательных путей.

Изучение литературы показывает, что экспериментальные данные и отдельные клинические наблюдения различных ав­ торов разноречивы. Они часто представлены в виде кратких статей без сравнительного анализа различных методов хирур­ гических вмешательств. В большинстве работ отсутствуют гистологические исследования, без которых трудно предста­ вить динамику регенеративных процессов при различных способах пластических операций.

Все авторы, изучавшие вопросы пластических операций на трахее и бронхах, отмечают сложность и трудность этих экспериментов, а также наличие многих послеоперационных осложнений. Наиболее грозными из них являются напряжен­ ный пневмоторакс вследствие просачивания воздуха в плев­ ральную полость, кровотечения, пневмонии и стенозы трахеи и бронхов, наступающие у выживших подопытных живот­ ных.

В настоящее время еще нет ни одной монографии или другой серьезной работы, которая дала бы подробный кри­ тический анализ современного состояния пластических опе­ раций на трахее и бронхах.

Начиная с 1953 г. нами проведено 19 серий опытов, объе­ диняющих более 240 экспериментов. Большое количество се­ рий вызвано прежде всего необходимостью изучения ряда вопросов, не разрешенных в литературе, и мы занимались ими впервые. Кроме того, многосерийность вызвана также общей сложностью поставленной задачи.

В настоящее время какой-либо классификации оператив­ ных вмешательств на трахее и бронхах не имеется, в связи с этим понятие «восстановительные операции» несколько расплывчато.

Исходя из характера оперативных вмешательств и приме­ няемого пластического материала, следует попытаться систе­ матизировать их следующим образом:

I. Закрытие резаных ран трахеи и бронхов наложением швов на края раны.

II. Закрытие окончатых дефектов трахеи методом свобод лой пластики различными тканями.

III. Закрытие циркулярных дефектов трахеи после резек­ ции наложением анастомоза конец в конец.

IV. Закрытие обширных циркулярных дефектов трахеи (при невозможности сведения краев раны) путем пластиче­ ских операций: гомопластики трахеи, свободной пластики различными тканями, пластики лоскутом на ножке, алло­ пластики.

Такая классификация далеко не полная, но она облегча­ ет задачу и несколько конкретизирует пути ее практическо­ го решения.

При описании экспериментального материала мы будем придерживаться приведенной схемы.

Вопросы, изложенные в настоящей работе, в какой-то сте­ пени носят поисковый характер. Возможно, не все разрабо­ танные нами методы закрытия дефектов трахеи и бронхов войдут в клиническую практику, но нет никакого сомнения в том, что часть этих методов найдет практическое приме­ нение. Об этом свидетельствуют пока еще немногочислен­ ные, но ободряющие клинические наблюдения отдельных ав торов.

Если предлагаемый труд вызовет интерес к разбираемо­ му вопросу и поможет врачу найти правильный путь к ре­ шению сложной проблемы замещения дефектов трахеи и бронхов, автор будет считать свою задачу выполненной.

Мы понимаем всю трудность взятой на себя задачи и бу­ дем благодарны за высказанные критические замечания.

Глава I СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ ВОССТАНОВИТЕЛЬНЫХ ОПЕРАЦИЙ НА ТРАХЕЕ И БРОНХАХ Развитие восстановительных операций на дыхательных путях, по нашему мнению, следует разделить на два периода.

Первый период — со второй половины XIX столетия до !940 г., и второй — с 1940 г. до настоящего времени.

В первый период восстановительные операции на трахее в основном ограничивались шейным отделом и развивались благодаря работам отоларингологов, разработавших различ­ ные методы лечения опухолей и стенозов трахеи и гортани.

При этом широко применялась пластика трахеальных и тра хеоларингеальных стом.

Второй период связан с началом экспериментальных ис­ следований преимущественно на грудном отделе трахеи, а также бронхах.

Опыт отоларингологов показывает, что пластика тра­ хеальных и трахеоларингеальных стом, в частности кожная пластика на ножке, на протяжении последних 50—60 лет изучена хорошо. В разработку этого вопроса большой вклад внесли отечественные ученые (А. Ф. Иванов, 1925— 1929;

М. Я. Харшак, 1930;

Н. А. Ильяшенко, 1929;

С. М. Бу­ рак, 1933;

А. Т. Бондаренко, 1925;

В. И. Воячек, 1930—1953;

А. Э, Рауэр, 1939—1954;

Я. С. Бокштейн;

1936—1948;

Н. Н. Усольцев, 1946;

Ф. М. Хитров, 1952 и др.), а также ряд зарубежных авторов (Брунс — Brans, 1898;

Шиммель буш — Schimmelbusch, 1893;

Кениг — Konig F., 1896;

Мангольдт — Mangoldt F., 1899;

Левит — Levit H., 1912;

Трнка — Trnka, 1901;

Новаковский — Novakovsky К., 1909;

Гросс — Grosse, 1901;

Гаккер —Hacker E., 1902 и др.).

Пионерами в разработке экспериментальных операций шейного отдела трахеи явились Глюк (Gliick Т. ) и Целлер ( Zeller А. ), которые в 1881 г. произвели на собаках резек­ цию шейного отдела трахеи с последующим анастомозом ко­ нец в конец. Животные выжили. Эти эксперименты положи­ ли начало применению аналогичных операций в клинике.

"Гак, в 1885 г. Кюстер ( Kiister ) при стенозе трахеи, насту­ пившем после травмы, резецировал у больного пораженный участок и успешно сшил трахею конец в конец (цит. по Кол ле ( Colley F.).

В России А. Е. Ефанов в 1890 г. (цит. по Т. Т. Богдану) сообщил об успешной операции наложения анастомоза тра­ хеи конец в конец по поводу резаной раны.

Производя дальнейшие экспериментальные исследования, в 1895 г. Колле осуществил в 5 случаях резекцию трех ко­ лец трахеи в шейном отделе с последующим анастомозом ко­ нец в конец, но у трех животных наступил стеноз. В по­ следующих 4 опытах автор рассекал трахею косо, 2 живот­ ных погибло после операции от расхождения швов, а у 2 вы­ живших был хороший функциональный результат. Колле считает, что при косых сечениях трахеи, если даже и обра­ зуется рубцовый вал, он распределяется по длине трахеи и не создает резкого сужения в одном участке, что имело мес­ то при поперечных разрезах. Шовным материалом служит кетгут, дополнительно же применялись нити из серебряной проволоки, которые давали возможность достичь плотного соприкосновения хрящевых колец друг с другом.

Несколько позже Фёдрл (Foderl О., 1896) произвел у одного больного резекцию трахеи на протяжении 3 см по поводу рубцового сужения в области бывшей трахеотомиче­ ской фистулы. Швы он накладывал кетгутом, причем на зад­ ней стенке узлы завязывал со стороны просвета трахеи, а на передней — со стороны адвентиции ее. Временная трахео­ томическая канюля, установленная ниже анастомоза, была удалена через 5 дней. Исход операции хороший.

Эйзельсберг ( Eiselseerg A. F., 1896—1904) сообщил о двух операциях резекции трахеи у больных. Была произве­ дена трахеотомия по поводу повреждения трахеи при попыт­ ке к самоубийству. Спустя 3 месяца после трахеотомии у больного наступило сужение нижнего конца верхнего фраг­ мента трахеи. При повторной операции была произведена ре­ зекция области сужения трахеи длиной 2 см и наложен ана­ стомоз конец в конец. Швы накладывались кетгутом с чере­ дованием тонкой нити и толстой. Через 6 недель состояние больного было хорошим, сужения трахеи не наступило. У второго больного произведена резекция трахеи на протяже­ нии 4 см по поводу аденокарциномы и наложен анастомоз конец в конец. В послеоперационный период сформирова­ лась стома, которая была закрыта пластически костно-над костнично-кожным лоскутом, взятым из грудины. В после­ операционный период в области шва образовалось неболь шое грануляционное разрастание, удаленное при бронхоско­ пии.

Гаккер (1902) резецировал трахею на протяжении 2 см в шейном отделе в области рубцового стяжения, образовав­ шегося после травмы. Анастомоз произведен конец в конец кетгутовыми швами. Трахеотомическая канюля, расположен­ ная ниже линии анастомоза, удалена через 5 недель. Спустя (} недель после операции наступило полное выздоровление.

Пытаясь разрешить вопрос о возможной величине резе­ цируемого участка трахеи, Новаковский в 1909 г. на трупах людей установил, что свободно без натяжения можно резе­ цировать 3 см. При резекции до 5 см сшивание концов тра­ хеи происходило с натяжением примерно в трети опытов.

Скотту ( Scott G. D, 1928) удалось успешно зашить конец в конец трахею и пищевод у шофера, у которого в результа­ те автомобильной аварии они были перерезаны ветровым стеклом.

Несмотря на достигнутые в отдельных случаях положи­ тельные результаты, резекция шейного отдела трахеи с по­ следующим анастомозом конец в конец все же не нашла широкого применения в клинике из-за того, что эту операцию можно было производить лишь при дефектах на небольшом протяжении. При необходимости удаления больших участ­ ков трахеи приходилось прибегать к пластическим опера­ циям.

В 1911 г. Дэвис (Davis J. S.),. Хохмейер (Hohmeier F.) сделали попытку закрытия окончатых дефектов трахеи сво­ бодными трансплантатами. Они сообщили о результатах применения в эксперименте свободного лоскута фасции для закрытия небольших дефектов трахеи на шее. Судя по опи­ санию микропрепаратов, прижившая фасция была прониза­ на многочисленными мелкими сосудами. Изнутри она покры­ лась слизистой оболочкой.

Левит в 1912 г. писал, что он трижды безуспешно переса­ живал кожу для ликвидации свища трахеи, образовавшего­ ся после попытки к самоубийству. В результате применения свободной пластики широкой фасцией бедра был достигнут полный успех. Спустя 8 месяцев после операции больная чувствовала себя хорошо, отмечалось лишь небольшое суже­ ние трахеи в области трансплантата.

Нейгоф ( Neuchof H.) также сообщил об успешном закрытии старой трахеотомической фистулы свободным лос­ кутом из широкой фасции бедра. Через 6 месяцев после опе­ рации больной чувствовал себя хорошо, стеноз не наступил.

Наилучшие результаты закрытия окончатых дефектов получены при применении кожных лоскутов на ножке. Пред­ ложенный Я. С. Бокштейном (1934) способ закрытия стомы кожно-мышечно-кожным лоскутом широко применяется.

Путем фиксации внутренного кожного лоскута к грудино подъязычным и грудино-щитовидным мышцам автору уда­ лось создать трехслойную кожно-мышечно-кожную стенку, предотвращающую возможность втягивания внутренней кож­ ной пластинки в просвет трахеи. При этом мышца, находя­ щаяся между двумя кожными лоскутами, держит вновь об­ разованную стенку гортани в состоянии достаточного физио­ логического натяжения.

Кожно-костная и кожно-хрящевая пластические операции разрабатывались отечественными учеными (Б. В. Склифо совский, 1899;

Г. X. Ауэ, 1899;

А. Ф. Иванов, 1925—1929;

Н. М. Волкович, 1902;

М. М. Кузнецов, 1909 и др.) и зару­ бежными (Шиммельбуш, Кёниг, Мангольдт и др.).

В 1939 г. А. Э. Рауэр, пользуясь кожно-хрящевым лоску­ том, впервые создал новый каркас гортани и трахеи у боль­ ного с обширным повреждением хрящевого скелета их.

Ф. М. Хитров (1952) успешно сформировал гортань при помощи трехлопастного филатовского стебля с приживлен­ ными в нем трупными хрящевыми пластинками у больного с полным отрывом ее вместе с частью стенки глотки и пище­ вода. Такая операция долгое время считалась невыполни­ мой.

Ю. Н. Ефуни (1957) сообщил о резекции шейного отдела трахеи по поводу аденомы у больной, которой Ф. М. Хитров затем сформировал трахею за счет местных тканей с под­ садкой пластинок трупного хряща. Через год состояние боль­ ной хорошее, дыхание свободное, рецидива опухоли не на­ ступило.

Подводя итоги первого периода развития восстанови­ тельной хирургии на трахее в шейном отделе, следует ска­ зать, что она завершилась разработкой ряда пластических операций, лучшими из которых являются операции Я. С. Бок штейна, А. Э. Рауэра, Ф. М. Хитрова.

Второй период разработки восстановительных операций на трахее грудного отдела был начат экспериментами Таф феля ( Taffel M., 1940). Автор закрывал небольшие дефек­ ты бронхов у собак после лобэктомии и пневмонэктомии ау тотрансплантатом фасции, которую он ранее с успехом ис­ пользовал при закрытии дефектов трахеи на шее. Хотя закры­ ваемые дефекты были малыми, проведенные исследования впервые указали на возможность осуществления подобных И операций на трахее грудного отдела, а также бронхах. Одна­ ко эти эксперименты тогда не привлекли большого внимания клиницистов и лишь в 1948—1949 гг. в связи с быстрым раз­ витием легочной хирургии восстановительные операции на дыхательных путях стали усиленно разрабатываться учены­ ми различных стран. Даниель ( Daniel R. А., 1948), Бухер (Bucher R. М., 1950), Суит ( Swift E. А., 1952), Ф. Ф. Амиров (1953) занялись изучением возможности закры­ тия окончатых дефектов трахеи аутотрансплантатами раз­ личных тканей (свободным лоскутом фасции, кожи, стенка­ ми сосудов, хрящом ушной раковины, перикардом и др.).

Несмотря на различные взгляды некоторых авторов на процесс регенерации трансплантатов, все приходят к обще­ му выводу, что окончатые дефекты трахеи и бронхов могут быть закрыты аутотрансплантатами указанных тканей.

В 1949 г. Гебауэр впервые применил аутотрансплантат дермального слоя кожи для закрытия окончатого дефекта грудного отдела трахеи и бронхов, образовавшегося после иссечения рубцов туберкулезной этиологии. Трансплантат при этом укрепляли проволокой из нержавеющей стали, предварительно введенной в толщу лоскуте.

В клинике кожная пластика по методу Гебауэра нашла довольно широкое распространение. Так, Паульсои (1951 — 1955), Иване (Evans В. Н., 1951), Метрас и Лонжепайт (MetrasH. G., Longepait., 1952),Керджин (Kergin F. G., 1953), Гопкинс ( Hopkins W. A, 1953), Сили с сотрудниками (Sealy W. С, 1953), Ханнер (Hanner I. M., 1953), Аббот, Ван Флит и Роберто (Abbott О. A., Van Fleit W., Roberto A., 1955) и другие успешно восстановили просветы трахеи и бронхов при стенозах и травмах. Все эти авторы дают положитель­ ную оценку пластике окончатых дефектов трахеи аутотранс плантатом кожи. Для закрытия окончатых дефектов трахеи, кроме кожи, были успешно применены свободный лоскут фасции, перикард и другие ткани (Бухер, Бурнет и Розен мунд —Burnett W. E.,Rosenmond G., 1950), Бельси (BelseyR., 1950), Коган (Cahan G., 1952), Керджин (1952). E. С. Душ­ ников (1955) успешно разработал пластику культи бронха свободным листком грудной или поясничной фасции. Автор отмечает положительную роль такой пластики в борьбе с бронхиальными свищами, образующимися после лобэктомии и пневмонэктомии. Были также экспериментально разрабо­ таны и успешно применены для закрытия культи бронха консервированные плацентарные оболочки и сальник, стен­ ки артериальных и венозных сосудов и свободный транс­ плантат фасции (Ф. X. Кутушев и С, А. Гаджиев — 1955, X, Д. Гаджиев — 1955, Ф. Ф, Амиров, Б. С. Садритдинов и Н. П. Крутько — 1957, Таффель (1940) и другие.

Анализируя вышеизложенное, можно сделать заключе­ ние, что методы закрытия окончатых дефектов трахеи и бронхов, а также культи бронха после пневмонэктомии широ­ ко апробированы в эксперименте и рекомендованы для ши­ рокого внедрения в клиническую практику. Однако процессы регенерации трансплантатов изучены недостаточно. В имею­ щихся немногочисленных сообщениях мнения авторов раз­ норечивы. Этот вопрос требует дальнейших исследований, поэтому мы в своих экспериментах с закрытием окончатых дефектов трахеи различными тканями, наряду с другими воп­ росами, изучали процессы приживления ауто- и гомотранс плантатов.

В связи с необходимостью циркулярной резекции пора­ женных участков трахеи и бронхов вновь возродился интерес к некогда применявшейся (в шейном отделе) резек­ ции трахеи с последующим анастомозом конец в конец. Од­ ним из первых этот вопрос (в грудном отделе трахеи и бронхов) изучил в эксперименте Джексон ( Jacson T. Z., 1949 г.), а вслед за ним Фергюссон ( Fergusson D. I., 1950 г.) и ряд других авторов.

В настоящее время циркулярная резекция трахеи и брон­ хов с последующим анастомозом конец в конец — наиболее разработанный раздел восстановительных операций в обла­ сти дыхательных путей грудного отдела. Однако и здесь имеется еще много противоречивых взглядов. Кроме того, результаты экспериментов у различных авторов не одинако­ вы. Так, Джексон, Даниель, Талиаферро и Шафарцик (Taliaferro R. M., a. Schaffarzich W. R., 1950), Пачеко, Риве рои Портер (Pacheco С. R, RiweroO. a.Porterl. К.1954), а так­ же другие указывают, что в большинстве случаев у опери­ рованных животных образуются стенозы. Другие — Т. Т. Богдан, 1955, Фергюссон, 1950, Картер и Стридер — (Carter M. G, Strieder I. W., 1950), Майзель и Дингвол (Majsel В. a. Dingwall I. A., 1950), Кирилюк и Мерендино (Kiriluk L. a. Merendino A., 1953) — отмечают единичные стенозы или отсутствие их (Ф. Ф. Амиров, 1953—1956).

Джексон видит причину образования стенозов в методи­ ке наложения анастомоза и предлагает накладывать его, выворачивая край бронхов наружу (по принципу сосудисто­ го шва). Фергюссон рекомендует резецировать трахею и бронхи таким образом, чтобы оставался избыток слизистой, так как, по его мнению, большое значение имеет свободное сближение слизистой краев раны для прикрытия шовной ли нии. Но эти методы, на наш взгляд, применимы только при небольших резекциях трахеи и бронхов. Мы этими методами в аналогичных опытах не пользовались. Не придерживались их также Т. Т. Богдан, Картер и Стридер, Майзель и Динг вол и другие, у которых результаты экспериментов были также хорошими.

Весьма интересной является разработка методов резек­ ции бифуркации трахеи.

Мейер, Эрлих с сотрудниками (Mayer R. P., Ehrlich R. W.

1951) пытались проводить эту операцию в два приема:

вначале перемещали главный бронх одного легкого вверх в боковую стенку трахеи и вторым этапом производили удале­ ние другого легкого с резекцией бифуркации. Из 6 животных на первом этапе погибло 2 от напряженного пневмоторакса;

4 выжившим животным через 2—4 месяца удалили другое легкое. При этом одно животное погибло вскоре после опе­ рации. На вскрытии обнаружен стеноз в области анастомо­ за главного бронха с трахеей, что послужило причиной гибе­ ли животного. Остальные 3 собаки погибли спустя 12— часов после операции. В течение этого, хотя и короткого, времени легкое с перемещенным бронхом обеспечивало га­ зообмен.

В 1952 г. эти же авторы сообщили об удачно проведен­ ных операциях резекции бифуркации в два этапа. При одно­ моментном проведении резекции бифуркации все 4 собаки погибли (2 от шока и 2 от ателектаза).

Жувенел и Ситре ( Juvenelle A. a. Cltret С, 1951) произвели одномоментно резекцию бифуркации. Вначале они накладывали анастомоз правого главного бронха с трахеей конец в бок, затем резецировали бифуркацию и накладывали анастомоз левого главного бронха с нижним отрезком тра­ хеи конец в конец. Из 11 животных выжили 4, из них у 2 на­ ступил стеноз.

Гриндлай с сотрудниками (1951) произвели одномомент­ но резекцию бифуркации и пневмонэктомию с последующим анастомозом главного бронха левого легкого с трахеей конец в конец. Из числа 12 оперированных собак выжили 10.

Т. Т. Богдан произвел в 10 случаях одномоментную резек­ цию бифуркации с последующим Т-образным анастомозом обоих главных бронхов с трахеей. Выжили только 4 собаки.

Большую смертность автор объясняет тяжестью оперативно­ го вмешательства и травмированием нервных сплетений.

В наших опытах с резекцией бифуркации в сочетании с пневмонэктомиеи с последующим анастомозом главного бронха оставленного легкого с трахеей из 14 оперированных животных выжили 12.

По нашему мнению, успех операции в большой степени зависит от тщательной блокады рефлексогенных зон, отсасы­ вания слизи из бронхов во время операции и в конце опера­ ции, а также от тщательного послеоперационного ухода с профилактическим эндотрахеальным введением антибиоти­ ков на протяжении 8—10 дней.

Положительный опыт экспериментальных работ дал воз­ можность с успехом внедрить в клиническую практику ре­ зекцию трахеи и бронхов с последующим анастомозом конец в конец.

Так, еще в 1943 г. майор медицинской службы М. А. Хе лимский восстановил целостность полностью перерезанной трахеи (у раненного острим режущим оружием в область яремной вырезки), наложив анастомоз конец в конец. Выше места анастомоза была произведена трахеотомия. Через дней раненый был эвакуирован в удовлетворительном состоя­ нии.

Аббот (1950) произвел пневмоэктомию с резекцией глав­ ного бронха и пораженной части стенки трахеи у 4 больных раком легких с переходом процесса на главные бронхи и стенки трахеи. После этого, мобилизовав главный бронх здорового легкого, он сшивал в поперечном направлении края продольно вырезанного дефекта. Один из 4 больных умер через 15 дней. На вскрытии было установлено, что тра хеобронхиальный анастомоз хорошо зажил, причиной смер­ ти был метастаз опухоли в спинной мозг. Остальные больные через 8—9 месяцев находились в хорошем состоянии. Одно­ го из них автор наблюдал 3 года 9 месяцев. Умер -этот боль­ ной от метастаза опухоли в желудок.

Матей (1951) резецировал заднюю стенку нижнего конца трахеи, бифуркацию и часть главных бронхов у больного по поводу карциномы. Края дефектов он сшил в поперечном на­ правлении. В первые дни после операции у больного наблю­ далась небольшая медиастинальная эмфизема, дисфагия, дисфония, однако больной поправился и приступил к своей прежней работе. При повторной бронхоскопии через 5 меся­ цев обнаружена небольшая деформация стенки трахеи в об­ ласти шва. Рецидива опухоли не было, дыхание свободное.

Гебауэр (1951 —1953) сообщил о большом количестве произведенных резекций по поводу сужений главных бронхов туберкулезной этиологии. При резекции бронхов автор отда­ ет предпочтение методу анастомоза конец в конец, по срав­ нению с методом пластики кожей, укрепленной на проволоч ной сетке. Однако он отмечает, что последний способ являет­ ся показанным в случаях, когда стенозы захватывают боль­ шие участки по длине, благодаря чему стянуть края трахеи и бронхов после резекции не представляется возможным.

Эти два метода, по мнению автора, должны изменить от­ ношение хирургов к вопросу радикального лечения сужений трахеи и бронхов, ранее считавшихся неоперабильными. Ре­ зекция трахеи и бронхов с последующим анастомозом конец в конец была успешно произведена отечественными хирургами.

Е. Н. Мешалкин и В. И. Францев (1957) произвели лоб чктомию с циркулярным иссечением пораженной части ниж­ недолевого бронха с последующим анастомозом бронхов ко­ нец в конец у больной 29 лет по поводу аденомы, закрывав­ шей среднедолевой бронх и распространяющейся на нижне­ долевой. На второй день после операции была установлена обтурация нижнедолевого бронха. При помощи бронхоскопа электроаспиратором и тампонами были удалены сгустки крови и слизь, образовавшие пробку с области шовной ли­ нии. Результаты операции были хорошими. Через 8 месяцев бронхи функционировали хорошо.

Н. М. Амосов и О. М. Авилова (1959) произвели цир­ кулярную резекцию левого главного бронха на протяжении 2,5 см с последующим анастомозом конец в конец у больной 34 лет по поводу аденомы. Послеоперационное течение было гладким. Через месяц на бронхограмме сужения левого глав­ ного бронха не наблюдалось.

Л. К. Богуш и В. С. Северов (1960) произвели лобэкто мию и резекцию главного бронха на протяжении 2,5 см с по­ следующим анастомозом нижнедолевого бронха с левым главным бронхом у больного 22 лет по поводу стеноза лево­ го главного бронха и верхнедолевого бронха с ателектазом верхней доли. Послеоперационное течение было гладким.

Стеноза на месте анастомоза не наступило. При повторных обследованиях через 4—9 месяцев сужения главного бронха не наблюдалось. Аналогичные операции авторами были ус­ пешно произведены еще у 3 больных. Один из них умер че­ рез месяц от легочного кровотечения. Остальные были в хо­ рошем состоянии.

Резекция бронхов была произведена также П. О. Андро­ совым, Е. Н. Метальниковым, А. П. Кузьмичевым, а также рядом зарубежных авторов (Хансен "—Hansen I. Z., 1953;

Гольдман — Goldman А., 1953;

Робертсон — Robertson R., 1953;

Гровел —Gravel I. А., 1954;

Бьерк — BjorkV.O.

1955: Паулыон и Шоу — Shaw. R., 1955;

Бикфалыш и Дубец (1956) и др.

Опыт применения в клинике анастомоза конец в конец с каждым годом обогащается. Дальнейшее широкое внедре­ ние в клиническую практику этого метода зависит не только от освоения сложной техники этих операций, но и от разра­ ботки диагностики первичных поражений дыхательных пу­ тей.

Весьма знаменательным событием в развитии восстано­ вительных операций на дыхательных путях грудного отдела является одномоментная резекция бифуркации трахеи у человека.

Так, Беркли с сотрудниками (1957) впервые успешно про­ извел на человеке одномоментную резекцию бифуркации по I поводу первичного рака трахеи. Вначале был перерезан ле­ вый главный бронх, в него введена интубационная трубка, через которую поддерживалось искусственное дыхание и дача наркоза. Участок трахеи и ее бифуркация, пораженные опухолью, были иссечены в пределах здоровых тканей (5 см в длину). Затем был наложен анастомоз конец в конец меж­ ду трахеей и правым главным бронхом. После этого искусст­ венное дыхание проводилось обычным путем и был наложен анастомоз между правым и левым главными бронхами по типу конец в бок. Послеоперационное течение было удовле­ творительным. Повторное исследование через год показало хороший просвет бронхов и нормальную функцию легких.

Автор проделал еще одну аналогичную операцию с хорошим результатом.

В связи с развитием хирургии трахеи и бронхов за послед­ нее время начала вырабатываться совершенно новая такти­ ка при лечении травм дыхательных путей грудного отдела.

Травматические повреждения трахеи и бронхов до не­ давнего прошлого плохо распознавались, и больных лечили консервативно, в большинстве случаев они погибали. Об этом с большой убедительностью говорит сообщение Кинзел ла и Джонсруд ( Kinsella Т. I., Johnrud Z. W., 1947). Авторы собрали за период с 1871 по 1942 гг. 37 описанных в лите­ ратуре наблюдений травматических повреждений бронхов (а/3 больных погибли вскоре после травмы, и диагноз у них в большинстве случаев был установлен только на аутоп­ сии).

В работах, опубликованных за последние годы, указы­ вается, что при своевременном распознавании травматических повреждений трахеи и бронхов и активном хирургическом вмешательстве удается восстановить целостность дыхатель­ ных путей и тем самым сохранить жизнь больных.

Еще в 1909 г. наш соотечественник П. А. Резвяков на IX съезде российских хирургов выступил с сообщением, что он, применив бронхотомию, удалил из левого главного брон­ ха отломок трахеотомической трубки. Автор описал различ­ ные оперативные доступы для осуществления бронхотомии:

через заднее средостение по Насилову, через переднее — по Мильтону ( Milton ) и, наконец, через плевральную по­ лость.

И. И. Лифшиц в 1933 г. описал редкий случай подкожно­ го полного разрыва трахеи в шейной области у рабочего, попавшего шеей в вертушку. Больной был доставлен в боль­ ницу в состоянии глубокой асфиксии. Операция была начата без анестезии. После рассечения мягких тканей был обнару­ жен разрыв трахеи. В нижний конец ее была вставлена каню­ ля, после чего производилось искусственное дыхание и дача кислорода, больной ожил. В дальнейшем трахеи была вос­ становлена.

За последние годы методом анастомоза конец в конец мно­ гими исследователями были восстановлены целостность ды­ хательных путей, а следовательно, и функция легких у до­ вольно значительного количества пострадавших (И. Е. Лах ши, 1957;

Нах и Ротман — Nach R. a. Rhofman M., 1943;

Грифиц-Griffith I. L,1949;

Бри — Brea M. 1,1950;

Скеннел Scannell G. I., Матей и Аусграерв— Oustriers,1951;

Дотри— Daughtry D. Г., 1955;

Латарже — Latarjet M., 1955 Томпсон и Итон — Thompson I. V. a Eaton E. R, 1955;

Эллис с сотруд­ никами— Ellis H. F., 1955;

Дарк и Джусбери — Dark I., Jewsbury P., 1955;

Кешишиан — Keshishian J M, 1956;

Вес­ кий — Beskin Ch. A., 1957).

Все эти авторы при травматических повреждениях трахеи и бронхов производили оперативные вмешательства, закан­ чивавшиеся благополучно.

Большой интерес представляют работы, в которых сооб­ щается о восстановлении функции легких, находившихся дли­ тельное время в состоянии ателектаза. Еще в 1927 г.

Ш. И. Криницкий описал интересное наблюдение, когда на аутопсии у больной, умершей от туберкулеза левого легко­ го, правое легкое оказалось в состоянии ателектаза. Правый главный бронх на 3 см ниже бифуркации был стенозирован.

Правое легкое было уменьшено в размере, в паренхиме от­ сутствовал воздух. Просветы бронхов были незначительно расширены и заполнены слизью. В правом легком при «са­ мом тщательном исследовании» изменений, характерных для туберкулеза, автор не нашел. Как выяснилось из истории бо лезни, больная 21 год тому назад была придавлена бочкой весом 5 пудов;

после этой травмы длительно болела. Повреж­ дение главного бронха не было установлено. Таким образом, легкое 21 год находилось в состоянии ателектаза.

Веб (Webb W. R., 1953) доказал экспериментально, что легкие, находящиеся в состоянии ателектаза 3—3,5 и 7 меся­ цев, после восстановления проходимости воздуха по главно­ му бронху расправлялись и начинали нормально функциони­ ровать.

В 1955 г. автор сообщил, что ткань легкого, находивше­ гося в состоянии ателектаза в течение 26 лет, не представля­ ла патологических изменений, за исключением самого фак­ та ателектаза. Это было обнаружено при гистологическом исследовании i Buriord Т. Н.).

Вайзел и Джейк ( Weisel W. a. Jace R. I., 1953) сооб­ щили о больном, у которого в результате закрытой травмы грудной клетки произошел полный разрыв правого главного бронха. Спустя 46 дней после травмы он был оперирован.

При операции произведена декортикация легкого, раздува­ ние его и сшивание бронха с трахеей. Повторная бронхогра­ фия через месяц после операции и функциональное исследо­ вание легкого подтвердили хороший результат.

Мегеффи с сотрудниками (Mahaffey D. Е., 1956) вос­ становил облитерированный левый главный бронх путем ре­ зекции и анастомоза конец в конец. Стеноз главного бронха наступил в результате закрытой травмы, имевшей место 11 лет назад. Повторные исследования через 7 недель и месяцев после операции показали постепенное восстановле­ ние функции легкого, 11 лет находившегося в состояние ате­ лектаза.

Исходя из приведенных наблюдений, можно сделать за­ ключение, что при травмах трахеи и бронхов необходимо срочное оперативное вмешательство с целью восстановления целостности дыхательных путей для нормализации функции легких.

Дальнейшему развитию этого раздела восстановительных операций безусловно способствовали бы работы, обобщаю­ щие вопросы диагностики и клиники при трав'мах дыхатель­ ных путей грудного отдела.

Приведенные выше сведения об экспериментальных ис­ следованиях и клинических наблюдениях достаточно убеди­ тельно говорят в пользу зашивания ран трахеи и бронхов, а также анастомоза конец в конец после резекции поражен­ ного участка.

Однако эти анастомозы возможны лишь при небольших дефектах. Большие же дефекты требуют пластических опе­ раций.

При поисках методов пластического замещения обширных циркулярных дефектов трахеи мысль исследователей была направлена на возможность использования трахеальных го мотрансплантатов.

Гомотрансплантация издавна привлекает внимание хи­ рургов и биологов. При благоприятных исходах она дала бы широкую возможность устранить анатомические и функ­ циональные дефекты организма.

Начиная с 1950 г. большой группой ученых вновь были проведены исследования гомотрансплантации трахеи: В. Д.

Токманцев (1955—1957), Ф. Ф. Амиров (1956—1957), Да ниель с сотрудниками (1950), Джексон с сотрудниками (1950), Фергюссон с сотрудниками (1950), Картер с сотруд­ никами (1950), Канноли с сотрудниками ( Connolly J. E,.

1951), MappaHroHH(Marrangoni A., 1951), Девис (Davies О. G., 1951 — 1952), Хортоломей (Hortolomel N.. 1952), Роб и Бром лей (Rob С. G., Bromley I. [., 1953), Костелецкий и Ма линский ( Kostelesky A., Malinsky A., 1954), Пачеко с со­ трудниками (1954), Кешишиан с сотрудниками (1956).

Несмотря на хорошие в основном послеоперационные ре­ зультаты при экспериментах, в дальнейшем быстро разви­ вался стеноз, приводивший к гибели животных в сроки от одной до трех недель.

Гистологические исследования показали, что трансплан­ таты некротизировались, рассасывались и замещались сое:

динительной (фиброзной) тканью.

Большинство вышеупомянутых авторов пересаживали све­ жие трансплантаты, некоторые исследователи В. Д. Ток­ манцев, Ф. Ф. Амиров, Маррангони, Девис, Пачеко, Кеши­ шиан — применяли и консервированные гомотрансплан таты. Результаты, полученные ими, были также неудовлетво­ рительными.

В. Д. Токманцев (1955—1957) в ряде экспериментов на собаках замещал дефекты трахеи в области шеи свежими или консервированными гомотрансплантатами. Удовлетвори­ тельный исход он наблюдал при закрытии дефектов, не пре­ вышающих в длину 2,5—3 см и в ширину 2—2,5 см (треть окружности трахеи). При дефектах больших размеров жи­ вотные погибали от удушья. Во всех опытах пересаженный гомотрансплантат трахеи рассасывался и замещался фиб­ розной тканью, которая срасталась с передней группой мышц шеи, в результате чего образовывалась фиброзно-мышечная • стенка трахеи, способная при небольших и средней величины дефектах обеспечить зияние просвета трахеи.

Нельзя согласиться с выводами В. Д. Токманцева о воз­ можности закрытия (в клинике) гомотрансплантатами трахеи небольших и средней величины дефектов, так как для такой операции в области шеи разработаны достаточно апробиро­ ванные методы (Я. С. Бокштейн, А. Э. Рауэр, Ф. М. Хитров и др.). Что касается грудной полости, то дефекты указанной величины могут быть с большим успехом закрыты анастомо­ зом конец в конец или более пластичными тканями (кожа, фасция, сосуды), при условии укрепления их изнутри сетка­ ми из тантала.

Большинство авторов пришли к выводу, что свежий или консервированный гомотрансплантат трахеи, пересаженный в дефект трахеи, во всех случаях постепенно рассасывается, замечаясь фиброзной тканью, что приводит к стенозу.

Решение проблемы гомотрансплантации прежде всего зависит от решения биологической проблемы о совместимо­ сти тканей, поэтому закрытие дефектов трахеи и бронхов трахеальными гомотрансплантатами в настоящее время кли­ нического применения не нашло.

Неудачи с гомотрансплантатами привели исследователей к мысли об использовании аутотрансплантатов бронхов уда­ ленных легких для пластики трахеи. Однако и здесь полу­ ченные в эксперименте результаты различны. Так, Даниель (1950) в части опытов с аутотрансплантатами трахеи в груд­ ном отделе у ссбак получил хорошие результаты. Хорошие результаты были получены и Картером с сотрудниками (1950). Авторы замещали окончатые дефекты трахеи ауто­ трансплантатами, взятыми из бронхов удаленного легкого.

Приживление трансплантатов происходило без образования стенозов. Гистологически было установлено хорошее прижив­ ление с минимальными явлениями воспаления. Хрящ сохра­ нялся, фиброз почти отсутствовал.

Однако не все авторы пришли к такому выводу. Так, Ки рилюк и Мерендино (1953) на 7 собаках резецировали глав­ ный бронх длиной в 1 еж и вновь пришивали его на свое место;

и ни в одном случае аутотрансплантат бронха не прижил, а рассосался с образованием стеноза.

Мы в шести случаях (1953) с успехом закрывали ауто­ трансплантатами хряща (вырезанного в виде лоскута на ноЖке из стенки трахеи выше дефекта) окончатые дефекты трахеи на шее. При вырезывании лоскута мы рассекали толь­ ко адвентицию трахеи и трахеальные кольца. Слизистую же оболочку и подслизистый слой оставляли нетронутыми. За тем повертывали лоскут, как страницу в книге, и закрывали дефект трахеи. При этом адвентиция обращалась в просвет трахеи. Дефекты во всех опытах закрылись, аутотрансплан таты прижили, и со стороны просвета трахеи были покрыты цилиндрическим эпителием, нараставшим на трансплантат с краев дефекта трахеи.

Идея использования аутотрансплантатов бронхов удален­ ных легких для пластики трахеи была внедрена в клинику Керженом (1952). Автор произвел пневмонэктомию по пово­ ду карциномы легкого, удалив одновременно пораженную часть правой стенки трахеи;

образовавшийся дефект он закрыл частью стенки правого главного бронха удаленного легкого. Больной умер через два дня после операции от ин­ фаркта миокарда.

Нике и Уот ( Niche R. a. Watt J., 1955) при стенозе ниж­ него отдела трахеи туберкулезной этиологии с поражением левого легкого удалили его, а здоровую часть левого главно­ го бронха использовали аналогично вышеописанному методу для пластики суженной части трахеи после ее рассечения.

Через три месяца состояние больного было удовлетворитель­ ным. В 1956 г. они сообщили, что два года наблюдают боль­ ного и состояние его хорошее, сужения просвета трахеи не наступило.

Большинство авторов, разделяя идею операции, в то же время выражают обоснованную тревогу, что оставляемые уча­ стки бронхов, предназначенные для аутопластики, у больных раком могут содержать опухолевые клетки.

В поисках разрешения проблемы закрытия обширных циркулярных дефектов трахеи Картер с сотрудниками (1950) произвели на 3 собаках круговую резекцию трахеи и для закрытия дефекта применили танталовую сетку, покры­ тую свободным листком плевры. Все собаки погибли от на­ пряженного пневмоторакса вследствие проникновения возду­ ха через сетку.

Для закрытия обширных дефектов трахеи применяют и свободные лоскуты фасции. Так, Суит с сотрудниками (Swift E. А., 1952) после резекции грудного отдела тра­ хеи в эксперименте закрывал циркулярный дефект аутотранс плантатом фасции, укрепленным на сетке из танталовой проволоки. Внутрь трахеи в области дефекта также поме­ щали временный протез (полиэтиленовую трубку). Три со­ баки из четырех погибли вследствие развившегося стеноза.

V одной трубка была удалена через 2,5 месяца после опера­ ции, а спустя 2 месяца после удаления трубки развился тя­ желый стеноз. У второй — трубку удалили через 2 месяца после операции и К концу 4-.-о месяца у собаки развился стеноз. У третьей собаки трубка удалена через 5,5 месяцев после операции и спустя 2 месяца просвет трахеи также рез­ ко уменьшился в результате разросшейся грануляционной ткани, не покрытой эпителием.

У четвертой оставшейся в живых собаки трубка удалена через 5 месяцев, проходимость для воздуха хорошая. Через месяц после удаления трубки была произведена бронхоско­ пия, которая показала, что около половины трансплантата оказалось покрытой эпителием. Спустя 11,5 месяцев собака забита. Просвет трахеи в области трансплантата уплощен спереди назад. На протяжении одной трети танталовая сет­ ка не полностью замурована грануляционной тканью. Эпи телизация также неполная.

Автор считает, что танталовая сетка не вызывала воспа­ лительной реакции. Сплющивание стенки трахеи в области трансплантата он объяснял недостаточной прочностью сетки, которая не могла противостоять деформации, вызываемой образовавшейся фиброзной тканью. Не наблюдалось также повреждения сеткой прилегающих больших сосудов и пище­ вода.

Бухер (1950) в эксперименте производил круговую резек­ цию трахеи в грудном отделе, затем вводил в трахею трубку (как временный протез) и окутывал ее металлической сеткой из нержавеющей стали, покрытой кожей. Из 8 собак выжила лишь одна. Одно животное погибло от шока в ближайший период после операции, второе — в связи с остановкой серд­ ца;

4 собаки — от просачивания воздуха или непроходимо­ сти трубки. Одна выжившая собака была забита через 6 ме­ сяцев. Уменьшения просвета в области трансплантата не наблюдалось. Проволочная сетка была погружена в транс­ плантат, но неполностью;

оставалось маленькое окно.

Автор отмечает, что кожный трансплантат превратился в тонкую рубцовую ткань, микроскопически сохранились при­ датки кожи, эпителия не было обнаружено. Хотя заживление не закончено, но функциональных нарушений не наблюдалось, и результат следует считать удовлетворительным.

Морфит (Morfeit M. Н., 1955) покрывал циркулярные дефекты (величиной в 5 см н более) в области шеи дермаль ным слоем кожи, желатиновой пленкой, свободным листком фасции и гомотрансплантатами артерий. Автор не приводит подробностей своих опытов, но отмечает, что на большом числе экспериментов (75) он убедился, что все эти методы непригодны, так как ведут к стенозу в результате разраста­ ния грануляционной ткани.

Кешишиан с сотрудниками (1956) заместил в двух экспе­ риментах дефект грудной части трахеи свободным кожным лоскутом, укрепив последний изнутри стальной спиральной катушкой. Животные погибли от пневмонии через 11 и дня после операции.

Анализ этих немногочисленных экспериментов показыва­ ет, что вопрос закрытия обширных циркулярных дефектов различными тканями, укрепленными изнутри металлически­ ми сетками, разработан недостаточно. Результаты опытов большинства авторов неудовлетворительные. Тем не менее эти методы начали прокладывать себе путь в клиническую практику.

Так, еще в 1926 г. С. Л. Литвак, после иссечения рубцов гортани по поводу стеноза, выстлал образовавшуюся ране­ вую поверхность кожным лоскутом по Тиршу, окутав им вре­ менную трубку. Он отметил приживление трансплантата.

Просвет гортани восстановился в течение одного месяца пос­ ле пересадки кожи. Через два месяца больная выписалась здоровой, без трубки.

Обычные методы лечения в подобных случаях потребо­ вали бы гораздо больше времени.

Бошер ( Bocher L., 1951) произвел пневмонэктомию с ре­ зекцией главного бронха по поводу карциномы правой верх­ ней доли легкого с переходом опухоли на главный бронх.

При гистологическом исследовании слизистой культи бронха были обнаружены клетки опухоли, тогда было решено произ­ вести резекцию части бифуркации. Образовавшийся обшир­ ный дефект был замещен кожным лоскутом, укрепленным из­ нутри стальной проволокой и обращенным эпидермальной поверхностью внутрь. Через 5 недель образовался небольшой свищ у проксимального конца трансплантата. Через 6 недель состояние больного было удовлетворительным.

Эджертону ( Edgerton М. Т,, 1952) удалось у четы­ рех больных после удаления глотки и пищевода по поводу карциномы сформировать глотку и пищевод из свободного кожного лоскута, укрепив его изнутри сеткой из нержавею­ щей стали. Кожа прирастала к окружающим тканям шеи, и затем сетка могла быть удалена. Все больные были живы, хорошо глотали пищу и в сроки до 8 месяцев не имели ре­ цидивов. Ободренный хорошими результатами свободной кожной пластики, автор решил применить этот способ у больного с первичной карциномой трахеи, у которого цирку­ лярный дефект трахеи в грудном отделе, образовавшийся после иссечения опухоли, был закрыт кожным лоскутом, ук­ репленным изнутри танталовой сеткой (величину дефекта автор не указывает). Ближайшие результаты были хорошие, но через 14 дней больной умер от внезапного кровотечения из позвоночной артерии, перевязанной во время операции.

Микроскопическое исследование показало приживление кожного трансплантата и его контакт с окружающими тка­ нями средостения.

Автор сообщил, что его сотрудники Киффер и Гендельс ман ( Kieffer R. a. Handelsrnan I. С.) произвели еще одну аналогичную операцию. Больной к моменту опубликования статьи находился под наблюдением два месяца и состояние его было удовлетворительным. Других подробностей опера­ ции не приводится.

Жиро (Glraud I. Ch., 1954) выстлал свободным лоску­ том кожи полость, образовавшуюся после иссечения рубцо 1'Ых стяжений гортани, явившихся следствием сифилитиче­ ского процесса. Внутри кожного цилиндра он укрепил марле­ вый валик для плотного прижатия кожного лоскута к стен­ кам вновь образованного просвета. Через 9 дней марлевый тампон был удален. Приживление трансплантата хорошее.

Через 15 дней была закрыта и ларингостома. Результат был хороший. Автор указывает, что для формирования просвета раньше он применял длительные расширения акрилловыми трубками, для этого требовалось почти 7 месяцев, а при дан­ ном методе лечение продолжалось меньше месяца.

Свободную пластику лоскутом фасции для закрытия об­ ширного дефекта трахеи впервые в клинике применили Роб и Бейтман (1949). Авторы закрыли огромный дефект перед­ ней стенки трахеи (длиной в 9 см), образовавшийся после удаления пораженной раком щитовидной железы, двухслой­ ным аутотрансплантатом широкой фасции бедра. Между двумя листками фасции была помещена танталовая сетка.

В послеоперационный период отмечалось некоторое за­ труднение дыхания в связи с втяжением внутреннего листка фасции в просвет трахеи во время вдоха. Этот участок под­ вергался электрокаутеризации. Просвет был восстановлен, и дыхание стало свободным.

На 23-й день после операции при бронхоскопии обнару­ жен участок с сильно выступающей грануляционной тканью, она была удалена.

На 44-й день больной выписан и приступил к работе.

Год спустя состояние его хорошее. Танталовая сетка не вид­ на и изнутри покрыта эпителием. Хорошей эпителизации в данном случае способствовало и то обстоятельство, что пере­ пончатая часть трахеи, шириной в 0,5 см, была сохранена.

Автор в 1953 г. сообщил, что этого пациента он наблюда­ ет 5 лет, а 4 больных, оперированных по такому же методу, погибли через год от метастазов.

Бельси (1950) произвел пневмонэктомию с резекцией ча­ сти трахеи и бифуркации у больной с опухолью, распростра­ нившейся с правого бронха вверх на нижний конец правой стенки трахеи (доброкачественный бронхоаденит). Дефект был закрыт широкой фасцией бедра, укрепленной на сетке из нержавеющей стали.

На 5-й день бронхоскопия показала сужение просвета в 2 раза, однако больная выздоровела и находилась в удовле­ творительном состоянии. Автор отмечает, что оставленный при резекции мостик из стенки трахеи способствовал быстрой эпителизации.

Кледжет ( C-agett О. Т., 1952) с сотрудниками сооб­ щил о 3 операциях закрытия фасцией циркулярных дефек­ тов трахеи в грудном отделе. У двух из них фасцию укрепи­ ли на полиэтиленовой трубке. Один больной умер от мета­ стазов почти через 2 года. Полиэтиленовая трубка хорошо функционировала;

второго больного наблюдали 11 месяцев, состояние его было удовлетворительным;

у третьего больного фасция была укреплена на танталовой сетке, он находился под наблюдением 11 месяцев и чувствовал себя удовлетвори­ тельно.

Дотри (1955) по поводу цилиндромы резецировал трахею с частью задней стенки бифуркации на протяжении 7 см. Де­ фект автор заместил фасцией, укрепив ее на танталовой сетке. На 8-й день после операции развился напряженный пневмоторакс и правосторонняя эмпиема, от чего больной умер спустя 10 дней после операции.

Клиническое применение кожи и фасции с целью замеще­ ния циркулярных дефектов, осуществленное вышеуказанны­ ми авторами, является весьма интересным, но следует, одна­ ко, заметить, что неудовлетворительные результаты боль­ шинства экспериментов свидетельствуют о необходимости дальнейших исследований в этой области для более углуб­ ленного изучения процесса регенерации трансплантатов;

по­ этому проблема закрытия больших циркулярных дефектов различными тканями, на наш взгляд, является одной из ос­ новных в разработке восстановительных операций на дыха­ тельных путях грудного отдела.

В поисках метода закрытия больших циркулярных дефек­ тов трахеи внимание экспериментаторов привлекла алло­ пластика, Еще в 1948 г. Даниель провел первые опыты замещения обширных дефектов грудного отдела трахеи трубками из стекла, нержавеющей стали и Виталия. Трубки к трахее он укреплял проволокой из нержавеющей стали.

Часть животных погибла вследствие смещения трубки. В опытах, где трубки удерживались продолжительное время, вокруг них разрасталась соединительная ткань.

По утверждению автора, начиная с 3-й недели в соеди­ нительной ткани появляются медленно растущие островки хряща.

Однако с удалением трубки, даже через 8 месяцев после операции, наступало постепенное сужение трахеи на опериро­ ванном участке, и животное погибало от асфиксии.

Гриндлай (1948), Гриндлай и Морч (Grindlay I. H. а.

Moersch H. J., 1949) в аналогичных экспериментах применя­ ли полиэтиленовые трубки. Авторы отмечают, что длительное нахождение полиэтиленовых трубок в трахее не вызывает значительного раздражения- Это являение они объясняют свойствами полиэтилена, так как на него при температуре тела не действуют ни химические, ни физические факторы.

Слизь не оседает на стенках трубки, так как полиэтилен не смачивается водными растворами и к нему не пристают дру­ гие вещества. :

Однако отдаленные результаты были неудовлетворитель­ ными. По мере выпадения или смещения трубки наступал стеноз, на что указали многие авторы (Н. Н. Кузнецов, 1953—1956;

М. Г. Загорских, 1953—1955;

Т. Т. Богдан, 1955—1957;

Крейг, Холмс и Шабат — Craig R. Z.. Holmes GW,.

a. Schabat E. J., 1953;

Прессман —Pressman J. J., 1953 и другие).

Дело в том, что вокруг трубок образуется соединительно­ тканная манжетка, которая при удалении трубки в ранние сроки спадается, в результате чего наступает асфиксия. Если же удалять трубку в поздние периоды после образования фиброзной манжетки, то дальнейшее разрастание фиброзной ткани также приводит в большинстве случаев к стенозу.

По мнению большинства авторов, развитие стеноза не зависит от продолжительности нахождения протеза в просве­ те трахеи. Образование же хрящевой ткани в составе фиб­ розной, о чем сообщил Даниель, другими авторами не под­ твердилось.

С целью выявления регенеративной способности хрящевой ткани трахеальных колец, мы на 6 собаках закрывали окон чатые дефекты трахеи в шейном отделе лоскутом на ножке, выкроенным из стенки трахеи с захватом адвентиции трахеи и трахеальных колец (о чем было упомянуто выше). Слизи­ стую оболочку и подслизистый слой оставляли в целости.

Во всех 6 опытах, со сроками наблюдения от 30 до ПО дней, пересаженные трахеальные кольца прижили и со сто­ роны просвета трахеи покрылись эпителием. На местах, от­ куда были взяты хрящевые кольца, разрастание хряща мак­ роскопически не отмечалось. Гистологически же наблюда­ лось, что у краев дефекта хрящ покрыт тонким слоем над­ хрящницы, однако разрастание хрящевых колец не наступи­ ло. Таким образом, результаты наших экспериментов пока­ зали, что регенеративная способность хрящевой ткани тра­ хеальных колец весьма ограничена, несмотря на то, что в наших опытах условия для регенерации были намного луч­ ше, чем в экспериментах Даниеля.

Морфит (1955), основываясь на своих экспериментах и наблюдениях других авторов, высказал мнение, что аллопла­ стику следует проводить с оставлением трубок не временно, а постоянно, ибо развивающаяся вокруг трубки фиброзная ткань не образует ригидной основы.

Разделяя общепризнанное мнение о трудности фиксации трубок, автор пытался разработать этот вопрос в экспери­ менте. Он рекомендует при фиксации трубки к стенке трахеи захватывать окружающие мышцы. Это, по утверждению авто­ ра, уменьшает опасность прорезывания лигатур;

мягкие тка­ ни, по выражению автора, как бы «амортизируют» их. Одна­ ко следует заметить, что такая возможность имеется только в области шеи.

Второе его предложение заключается в применении для фиксации трубок полиэтиленовых колец, на внутренней по­ верхности которых имеются острые выступы, прокалывающие стенку трахеи и внедряющиеся в полиэтиленовые протезные трубки, вставленные в просвет трахеи. На концах колец име­ ются отверстия, куда вставляется нитка, дающая возмож­ ность стянуть их в нужной мере для достижения плотной фиксации.

На наш взгляд, полиэтиленовые кольца, сдавливая тра­ хею, неизбежно вызывают нарушение питания концов ее, по­ этому вряд ли эти методы могут разрешить проблему фик­ сации трубок при аллопластике.

Нами разработан наиболее эффективный метод фиксации трубок при аллопластике дефектов трахеи, о чем подробно будет изложено в соответствующей главе.

В последние годы начали применяться пористые пласт­ массы (айволон, поролон, сетки из лавсана). Опыт примене­ ния этих пластических масс еще невелик. Но, судя по пред.ва рительным данным (А. И. Гошкина, 1958, А. Г. Губанов, I960, Ф Ф. Амиров, 1960), протезные трубки, созданные из этих полимеров, могут быть успешно применены для пластики дефектов трахеи и бронхов.

А. И. Гошкина (1958) сообщила, что при применении в качестве протеза айволоновых трубок для закрытия дефек­ тов трахеи, можно было наблюдать через 2—3 недели обра­ зование соединительнотканных манжеток вокруг них, но от­ рицательным при этом является задержка восстановления слизистой оболочки трахеи, а потому автор рекомендует своевременно удалять эти трубки. Конечные результаты, пос­ ле удаления айволоновых трубок, автор не сообщает.

Несмотря на незавершенность экспериментальных иссле­ дований по аллопластике, она была применена зарубежны­ ми хирургами у нескольких больных в клинике, что можно объяснить прежде всего настоятельным требованием самой жизни и отсутствием методов, удовлетворяющих запросы клиники при необходимости закрытия обширных дефектов.

Лонжмайер (Longmire W. Р., 1948) сообщил о при­ менении люцитовой трубки у больного для закрытия обшир­ ного дефекта трахеи в области шеи, образовавшегося в резуль­ тате травмы. Через 4,5 месяца больной был в хорошем со­ стоянии. Вокруг трубки образовалась плотная соединитель­ нотканная муфта. Однако после удаления протеза (через 10,5 месяца) трахея спалась, и протез пришлось вставить вновь.

Преем ан в 1953 г. упомянул в своей работе, что Лонжмай­ ер наблюдает своего больного уже пять лет и тот все еще но­ сит протезную трубку.

Кледжет, Гриндлай и Морч (1948) у одного больного по поводу цилиндромы нижнего отдела трахеи произвели пнев монэктомию и резекцию бифуркации с последующим соеди­ нением полиэтиленовой трубкой левого главного бронха с трахеей. Больной погиб через 6 дней от бронхопневмонии.

На вскрытии медиастинита не было обнаружено.

Кледжет, выступая в прениях по работе Кешишиана, сообщил, что он еще у одного больного резецировал нижний отдел трахеи по поводу плоскоклеточного рака и дефект за­ крыл полиэтиленовой трубкой. В течение двух лет состояние больного было удовлетворительным. Он умер от рецидива рака.

Аббот (1950) сообщил, что у 2 больных по поводу кар­ циномы была произведена правосторонняя пневмонэктомия с резекцией части бифуркации и медиальной стенки левого главного бронха- Для соединения трахеи и левого главного бронха применены стеклянные трубки в качестве протезов.

У первого больного в послеоперационный период разви­ лось воспаление легких. Больной умер через 20 дней. Стек­ лянная трубка находилась на месте. Установлен поверхност­ ный очаговый некроз слизистой трахеи на местах прилега­ ния трубки. Второй больной, к моменту сообщения, наблю­ дался после операции 1 месяц, состояние его было удов­ летворительное.

В 1952 г. автор, выступая в прениях по работе Коттона, сообщил, что у.второго больного стеклянная трубка находи­ лась в трахее 2 месяца. После удаления трубки постепенно развилось сужение просвета трахеи. Больной умер через месяцев после операции от рецидива метастаза опухоли.

Джервис (Jarvis E. J., 1950) резецировал трахею в ниж­ ней трети грудного отдела на протяжении 4 см по поводу ци линдромы и дефект заместил трубкой из нержавеющей ста­ ли. Через год автор удалил трубку, а через три недели был вынужден вновь ввести ее. При наличии трубки дыхание бы­ ло свободным. Кашлевые рефлексы были вполне достаточ­ ными, чтобы трубка не забивалась слизью. Больной погиб от метастазов опухоли спустя 33 месяца после операции.

Коттон, Хилз, Пенидо (Cotton В. Н., Hills В. a. Penido R., 1952) резецировали трахею у двух больных по поводу карци­ номы и восстановили дефект трубками из нержавеющей ста­ ли- В обоих случаях результаты операции были хорошими.

Первый больной находился под наблюдением 16 месяцев, а второй — 6.

Крейг с сотрудниками (1953) трижды удалял бронхоско­ пически опухоль трахеи у больного 63 лет, но наступивший рецидив вынудил его прибегнуть к радикальной операции, так как опухоль находилась под бифуркацией и наполовину закрывала просвет трахеи. Трахея на участке поражения была резецирована, и дефект замещен полиэтиленовой труб­ кой. На 2-й день наступил частичный ателектаз правого лег­ кого, на 5-й день больной умер. Причина смерти: медиасти нит и ателектаз правого легкого.

Жиро (1954) поместил в гортань двум больным акрилло вую трубку, диаметром в 15 мм, для формирования гортани после иссечения рубцов по поводу сифилитического процесса.

У первого больного протезная трубка находилась в полости гортани 5 месяцев, а у второго — 7. Результаты были удов­ летворительными: удалось сформировать просвет.

В. В. Лазо (1957) резецировал дугу перстневидного хря­ ща и верхние пять трахеальных колец по поводу опухоли.

От восстановительных операций больная отказалась. В об 3-2475 ласть дефекта ей установили специально сделанный протез канюлю с дополнительным ответвлением в сторону гортани.

Больная могла свободно дышать и говорить.

Описанные экспериментальные исследования и клиниче­ ские наблюдения показывают, что аллопластика на данном этапе не дает длительного хорошего результата, а потому не­ обходимо дальнейшее экспериментальное изучение, так как аллопластика могла бы найти широкое применение при за­ крытии обширных циркулярных дефектов трахеи и бронхов, тем более, что в настоящее время имеется много различных полимеров, являющихся прекрасным пластическим материа­ лом.

,.

' Глава II ОПЕРАЦИИ ПРИ ОКОНЧАТЫХ ДЕФЕКТАХ ТРАХЕИ И БРОНХОВ Окончатые дефекты трахеи и бронхов могут образоваться после удаления первичных доброкачественных и злокачест­ венных опухолей дыхательных путей, в результате проникаю­ щих травм груди,- после иссечения участков Рубцовых суже­ ний туберкулезной и другой этиологии, а также как следст­ вие послеоперационного расхождения швов с образованием бронхиальных свищей.

В эксперименте окончатые дефекты нами были образова­ ны путем иссечения трахеи и главных бронхов. Дефекты име­ ли прямоугольную форму. Если образованный дефект на трахее больше чем 15 X 20 мм, а на главном бронхе больше чем 10 X Ю мм, то просвет их несколько деформируется, при этом характер деформации зависит от величины поперечно­ го и продольного размеров дефекта. Так, если величина по­ перечного дефекта превышает треть длины трахеального коль­ ца, то наступает значительное уплощение просвета трахеи или бронха в передне-заднем направлении. При увеличении же продольного дефекта более чем на 2 см наступает суже­ ние просвета трахеи и бронха в поперечном направлении.

Эти изменения наступают вследствие нарушения анато­ мической целости трахеи и бронхов. При наличии дефекта соотношение эластического натяжения между хрящевыми кольцами и перепончатой частью нарушается, что и приводит к указанным деформациям. Исходя из этого, при пластиче­ ском закрытии дефекта необходимо принять соответствую­ щие меры.

При дефектах трахеи, превышающих 15 х 20 мм, и глав­ ного бронха — 10 X 10 мм, необходимо укреплять трансплан­ тат изнутри сетками из нейлона или танталовой проволоки.

Танталовая сетка имеет то преимущество, что ей можно при дать желаемую форму и она более плотная. Сетки эти долж­ ны выходить за края дефекта на 2—3 мм.

При изготовлении сетки из нейлона необходимо края ее укрепить, чтобы при натяжении нити не рассыпались. Для этого края сетки накаливают электрическим паяльником. Под действием высокой температуры нейлон плавится, продоль­ ные и поперечные нити у краев сетки спаиваются. При неко­ тором навыке это можно сделать и над огнем спиртовки.

Рис. \. а — танталовая сетка для главного бронха, б — танталовая сетка для трахеи, в — нейлоновая сетка.

Вместо пайки сетку можно укрепить по краям и обвивными швами, приложив к краю сетки более плотную монолитную жилку «Сатурн». В качестве шовного материала желатель­ но употреблять монолитный капрон или нейлон на атравма тических иглах.

Для укрепления трансплантата танталовая сетка может быть изготовлена для трахеи из проволоки сечением 0,3 мм, а для бронха сечением 0,1 мм (рис. 1). Сетка должна быть изготовлена таким образом, чтобы по краям ее не торчали острые концы проволоки, так как они могут повредить окру­ жающие ткани. Сетки разных размеров мы изготовляли вручную. При использовании сеток фабричного изготовления опасность повреждения окружающих тканей будет исключе­ на, так как их можно сделать очень гладкими.

Большую опасность представляют ранения стенки круп­ ных сосудов. В одном эксперименте имело место смертельное кровотечение из дуги аорты, о чем сообщено в соответствую­ щей главе.

В эксперименте за час до операции животным вводили под кожу 1%-ный раствор морфия из расчета 1 мл на 3 кг веса.

Наркоз вводили, как правило, внутривенно (5%-ный раствор барбамила из расчета 0,5 мл на j кг веса). Иногда по ходу операции переходили на эфирный наркоз (эндотра хеально). Сон обычно был глубоким, спокойным. Трахею в шейном отделе обнажали срединным послойным разрезом.

Для обнажения грудного отдела трахеи торакотдмию производили справа, а для обнажения главного бронха — слева. У собак главные бронхи очень короткие, а левый глав­ ный бронх несколько длиннее, поэтому опыты делали на ле­ вом главном бронхе. Торакотомию производили по четвер­ тому межреберью.

После вскрытия плевральной полости дыхание должно поддерживаться аппаратом искусственного дыхания.

Эксперименты по изучению открытого пневмоторакса (А. А. Граве, В. Г. Беспалов, Ф. Ф. Амиров) с большой убе­ дительностью показали, что при широко открытом пневмо­ тораксе собаки быстро погибают. Причина смерти заклю­ чается в том, что вследствие очень тонкой перегородки в пе­ реднем средостении у собак (она состоит из двух плевраль­ ных листков) пневмоторакс превращается в двухсторонний из-за резкого смещения средостения. От сильных колебаний эта перегородка может разорваться. Если не принять соот­ ветствующих мер, животное погибнет от асфиксии.

Во время операции на дыхательных путях грудного отде­ ла при наличии в них дефекта или при последующем его об­ разовании в результате иссечения пораженных участков по этим;

отделам трахеи и бронхов не должна происходить цир­ куляция воздуха. Для этого мы пользовались раздельной ин­ тубацией бронхов (рис. 2).

После расширения операционной раны на грудной стенке и проникновения в плевральную полость, производили бло­ каду 0,5%-ным раствором новокаина блуждающего и диаф рагмального нервов, а также узлов симпанического ствола, включая звездчатый узел.

Над трахеей рассекали медиастинальную плевру, трахею и главный бронх тупо обнажали. При этом старались не травмировать паратрахеальную клетчатку и залегающие здесь сосуды и нервы. На изолированных участках трахеи 3/ или бронхов экспериментально создавались дефекты желае­ мых размеров и затем закрывались различными аутотранс плантатами.

При закрытии больших окончатых дефектов вначале ней­ лоновая или танталовая сетка фиксируется четырьмя швами по углам дефекта. Необходимо помнить о наступающей де­ формации просвета бронха и трахеи в связи с образовавшим­ ся дефектом. Следовательно, деформацию необходимо вы­ править при помощи равномерного натяжения — расположе­ ния угловых швов. Швы проводятся через адвентицию тра­ хеи.

Рис. 2. а — трубка для раздельной интубации, б — изолирующий баллон­ чик. Положение интубационной трубки: в — при окончатых дефектах трахеи, г — при окончатых дефектах главного бронха, д — при цирку­ лярной резекции трахеи, е — при циркулярной резекции главного бронха, ж — при пневмонэктомии в сочетании с резекцией бифуркации.

В качестве шовного материала следует применять моно­ литный капрон или нейлон на атравматических иглах, при их отсутствии могут употребляться маленькие колющие иглы.

Затем поверх сетки накладывается трансплантат, края кото­ рого должны выходить за края ее- Вначале трансплантат следует укрепить по четырем углам, это дает возможность определить необходимую величину его, а лишнюю часть нуж­ но срезать. Постепенно накладывая швы то на один, то на другой край трансплантата, удается пришить его с необхо­ димым натяжением. Если трансплантат натянут плохо, то во время вдоха и выдоха он будет колебаться, что недопу­ стимо;

с другой стороны, чрезмерное натяжение трансплан­ тата приводит к нарушению его питания, тем самым замед­ ляется процесс заживления.

При закрытии небольших окончатых дефектов трансплан­ тат можно не укреплять изнутри сеткой. В этих случаях осо­ бенно важно пришить трансплантат с правильным натяже­ нием, так как на него возлагается задача не только закры­ тия дефекта, но и восстановления формы просвета трахей или бронха. Швы также следует начинать с укрепления трансплантата по углам дефекта, затем нужно накладывать узловые швы на края, одновременно регулируя натяжение трансплантата во все стороны.

После закрытия дефекта необходимо проверить проч­ ность швов, определить, не пропускают ли они воздух. С этой целью при помощи аппарата искусственного дыхания внутри трахеи и бронхов повышается давление воздуха, при этом расправляется спавшееся легкое (ранее выключенное из акта дыхания). С целью проверки прочности швов необходимо обильно смочить марлевую салфетку раствором пеницилли­ на и приложить к линии швов. При неполноценности швов образуются пузырьки воздуха. На эти участки накладывают­ ся дополнительные швы. Проверка полноценности наложен­ ных швов — важный этап операции, и этому следует прида­ вать особо важное значение.

После того как трансплантат пришит, необходимо забо­ титься о его питании. Питание свободного трансплантата в первое время после операции в наших опытах осуществлят лось недостаточно. Внутренняя поверхность трансплантата, обращенная в просвет дыхательных путей, была совершенно лишена питания и подвергалась постоянному воздействию циркулирующего воздуха и аутоинфекции со стороны дыха­ тельных путей. Другая, наружная, поверхность транспланта­ та обращена в паратрахеальную и парабронхиальную клет­ чатку средостения, очень рыхлую, с малочисленными крове­ носными сосудами. Эта клетчатка является единственной средой, из которой трансплантат может, питаться в первое время путем осмоса и диффузии тканевых соков. В дальней­ шем из нее в трансплантат прорастают сосуды. Поэтому на всех этапах операции требуется весьма бережное отношение к паратрахеальной и парабронхиальной клетчатке, и в кон­ це операции ее необходимо стянуть над трансплантатом и сшить. В качестве шовного материала следует применять хро­ мированный кетгут «00» на тонких колющих иглах. В на­ чальный период наших экспериментов, не придавая большого значения шовному материалу, мы широко применяли шелк.

Эта ошибка была оценена гораздо позже, когда мы начали гистологические исследования. Анализ тканевых реакций на шовный материал мы приводим в соответствующих разде­ лах настоящей работы.

В конце операции, в целях профилактики воспалительных процессов, в паратрахеальную клетчатку и в плевральную полость следует вводить 300 тыс. ед. пенициллина и 300 тыс.

ед. стрептомицина. На последнем этапе опытов мы с успе­ хом пользовались бициллином.

Медиастинальную плевру нужно зашивать тщательно.

Грудная стенка зашивается наглухо, послойно. Если опера­ ция проводится по поводу травматического повреждения ды­ хательных путей и грудная полость инфицирована, то в плевральную полость должна быть вставлена дренажная трубка на 2—3 дня.

По окончании операции следует в целях профилактики воспалительных процессов в дыхательных путях и в транс­ плантате эндотрахеально вводить пенициллин (200 тыс. ед.

ежедневно на протяжении 7—8 дней).

На последнем этапе экспериментов мы с успехом приме­ няли внутримышечное введение экмоновоциллина (от 5 до тыс. ед. на 1 кг веса, один раз в сутки) с целью профилакти­ ки в послеоперационный период. По показаниям применяли и другие медикаменты.

В качестве трансплантатов для закрытия окончатых де­ фектов трахеи в эксперименте нами были испытаны свобод­ ные трансплантаты кожи, фасции, стенки венозных сосудов и хрящ ушной раковины.

ЗАКРЫТИЕ ОКОНЧАТЫХ ДЕФЕКТОВ СВОБОДНЫМ ЛОСКУТОМ КОЖИ Свободный лоскут кожи был использован для закрытия окончатых дефектов трахеи в шейном отделе в 20 опытах (величина дефектов от 12 х 15 до 15 х 20 мм, сроки наблюде­ ния от 4 до 91 дня), в грудном отделе — в 10 (величина де­ фекта от 12 X 16 до 17 X 20 мм, сроки наблюдения от 30 до 530 дней).

Для закрытия главного бронха свободный лоскут кожи укрепляли изнутри танталовой сеткой в 7 опытах (величина дефектов от 10 х 15 до 13 х 17 мм, сроки наблюдения от до 180 дней).

Дефекты закрывали кожей, взятой из паховой области той же собаки, где кожа менее всего покрыта шерстью. Перед взятием лоскута кожу мыли 5%-ным раствором мыла, затем брили, протирали 70°-ным спиртом и смазывали 3%-ным раст­ вором йода.

Операцию начинали со взятия трансплантата, который затем помещали в 0,25°/о-ный раствор новокаина (10 мл) с прибавлением пенициллина (100 тыс. ед.).

В первые дни после операции у животных наблюдался ка­ шель, иногда он держался долго. Общее состояние животных начиная со 2—3 дня улучшалось. В одном опыте (№ 10) раз­ вилась подкожная эмфизема в области шеи, но спустя 5— дней животное вполне оправилось. Из числа оперированных 3 собаки погибли от пневмонии. Остальные выжили и были забиты в разные сроки после операции.

Во всех опытах дефекты удалось закрыть, наблюдалось приживление трансплантатов. В опытах, где трансплантаты изнутри не были укреплены танталовой сеткой, наступали не­ значительные сужения просвета трахеи, не превышающие 2—4 мм при диаметре прилегающих участков в 16—18 мм.

Такое сужение функционального нарушения дыхания не выз­ вало ни в одном опыте, стеноза трахеи и бронхов не насту­ пило.

В части опытов (14) кожа сохранила все элементы, хотя были отмечены и атрофические процессы в ней- В большин­ стве опытов в области трансплантата сохранился лишь дер мальный слой кожи, который со стороны просвета трахеи был покрыт однослойным многорядным цилиндрическим мерцательным эпителием трахеи.

В ранние после операции сроки трансплантат и окружа­ ющие ткани находились в состоянии воспаления, слизистая трахеи вблизи трансплантата была гиперемированной и слег­ ка набухшей. На поверхности трансплантата отмечались от­ торгающиеся серые пленки (роговой слой эпидермиса).

В опытах с дефектами на главных бронхах, в которых трансплантат изнутри укреплялся танталовыми сетками, в сроки наблюдения от 30 до 180 дней сужения на участке трансплантата не отмечено. В опытах с более поздними сро­ ками наблюдений танталовые сетки оказывались замурован­ ными в глубину эпидермального слоя, если же эпидермис погибал, сетка замуровывалась нараставшей грануляцией с последующей эпителизацией. Отдельные участки танталовой сетки были слабо замурованы.

В большинстве опытов, особенно в ранние сроки, на транс­ плантате имелись волосы, которые росли и, выпадая, посте­ пенно аспирировались в дыхательные пути, вызывая ка­ шель. Причину упорного кашля в послеоперационный период в этой серии опытов следует считать зависящей от наличия волос, так как при закрытии в дальнейшем аналогичных окон чатых дефектов фасцией, стенками венозных сосудов и хря­ щом ушной раковины кашель наблюдался лишь в первые пять-шесть дней. Волосы эти, раздражая дыхательные пути и занося инфекцию в более глубокие отделы, имели так­ же значение в возникнове­ нии хронических воспали­ тельных процессов дыха­ тельных путей и легкого.

Микроскопическая карти­ на свидетельствовали о том, что в трансплантатах в пер­ вые дни после операции про­ исходят глубокие дистрофи­ ческие процессы, особенно в поверхностных слоях. Отме­ чались очаговые, а иногда и разлитые воспалительные инфильтраты, состоящие из лимфоцитов с примесью большого количества лейко­ цитов. В некоторых опытах эти воспалительные процес­ сы были умеренными.

Для полного представле­ Рис. 3. Опыт X» 42. Состоя­ ния о состоянии трансплан­ ние трансплантата кожи через татов в первые дни после 4 дня после операции.

пересадки проводим прото­ колы двух опытов.

Опыт № 42. Величина дефекта 14x18 мм. Срок наблюдения 4 дня.

Макроскопически — трансплантат отечный. Роговой слой отторгается в виде серых пленок. Края дефекта трахеи набухшие, отечные, покрыты свежими грануляциями. Слизистая трахеи вокруг трансплантата умерен­ но гиперемирована, наблюдается обильное слизистое отделяемое'(рис. 3).

Микроскопически — эпителиальный слой кожи на больших участках десквамирован. На некоторых участках покровный эпителий представляет­ ся в виде некротической массы с сохранением отдельных клеток ростко­ вого слоя. В подэпителиальном слое соединительнотканные волокна на­ бухшие, разволокненные, базофильно окрашенные;

фибробласты — на­ бухшие, овальной и круглой формы (отек). Волосяные влагалища резко набухшие. Эпителий желез резко отечный. Кровеносные сосуды расшире­ ны, переполнены кровью, встречаются обширные участки кровоизлияний.

Ткани трансплантата в центральных отделах инфильтрированы уме­ ренным количеством лимфоцитов с примесью лейкоцитов.

Эластические волокна в эпидермальном и сосочковом слоях ' пред­ ставляют собой отдельные короткие обрывки. В средних и нижних от 4.' делах дерыального слоя эластические волокна расположены параллель­ но эпидермису, на островоспаленных участках (вокруг шелковых нитей) они определяются в виде коротких, бледноокрашенных фрагментов.

Места соприкосновения трансплантата со стенками трахеи представ­ ляются в виде щели, заполненной большим количеством лейкоцитов, отторгнувшимися эпителиальными клетками и белковой массой. По кра­ ям трансплантата и паратрахеальной ткани видны шелковые швы, окру­ женные массивными лейкоцитарными инфильтратами.

Слизистая трахеи у мест соприкосновения с трансплантатом отечна, сосуды ее резко расширены и переполнены кровью, эпителиальные клет­ ки слизистой трахеи на этом участке набухшие, кроме того, отмечается умеренный акантоз.

По мере удаления от края трансплантата, эпителий трахеи прини­ мает относительно нормальное строение. У края дефекта трахеи межу­ точное вещество хряща окрашено базофильно. Хрящевые клетки частью вакуолизированы. Ядра некоторых клеток пикнотичны. Отмечается оча­ говый некроз хряща на местах, где находились шелковые лигатуры.

Р е з ю м е. Пересаженный трансплантат прижил, но находится в со­ стоянии глубокой дистрофии и острого воспаления, которое особенно сильно выражено вокруг шелковых лигатур.

Мы представили наблюдение, где дистрофические процес­ сы и воспаление выражены в сильной степени. В этих усло­ виях эпидермальный слой кожи, по-видимому, погибает и сохраняется лишь дермальный, который в дальнейшем покры­ вается цилиндрическим мерцательным эпителием, нарастаю­ щим со стороны слизистой трахеи.

Опыт № 26. Величина дефекта 16X19 мм. Срок наблюдения — дней. Макроскопически — на поверхности трансплантата видны остатки отторгающегося рогового слоя кожи. Ткань отечная, с краев дефекта трахеи нарастает выраженный грануляционный вал. Грануляции — све­ жие, розовые.

Микроскопически — кожа хорошо сохранила покровный многослой­ ный плоский эпителий. Все слои эпителия хорошо выражены. Ростковый и шиповатый слои носят следы вакуольной дистрофии. Гребешки эпи­ дермиса хорошо выражены в центральной части трансплантата и упло­ щены по периферии. Роговой слой отслаивается массивными пластами.

Подэпителиальный слой трансплантата в центральных отделах содер­ жит инфильтраты, состоящие из лимфоидных элементов с примесью не­ большого количества лейкоцитов. Соединительнотканные волокна слегка набухшие. Имеется большое количество фибробластов вытянутой формы.

Здесь же находится значительное количество сосудов. По периферии трансплантата инфильтрация меньше и встречается в основном в обла­ сти швов. Придатки кожи, волосы и железы сохранились, особым изме­ нениям не подверглись, за исключением белковой дистрофии волосяных влагалищ.

Там, где хорошо сохранился сосочковый слой, эластические волок на образуют сеточки, состоящие из тонких нитей, идущих перпендику­ лярно эпидермису (рис. 4). Там, где сосочковый слой уплощен, эласти ческие волокна представляются нитями различной толщины, идущими параллельно эпидермису (рис. 5).

В дерме эластические волокна сохранились в виде грубых нитей, идущих параллельно эпидермису.

В глубине тканей видна граница соприкосновения трансплантата с прилегающими тканями, где отмечаются участки обширных кровоизлия­ ний. Здесь же располагается значительное количество кетгута, которым сближали паратрахеальную клетчатку над трансплантатом. Он в ряде участков представляет собой глыбки, окруженные макрофагальными элементами. Со стороны трахеи грануляционный вал надвигается на трансплантат. В этих пределах на небольших участках эпителий еще отсутствует. Нарастающие грануляции с края слизистой трахеи инфиль­ трированы значительным количеством лейкоцитов и содержат много со­ судов. Покровный эпителий трахеи образует по краям умеренный акан тоз и проявляет тенденцию к нарастанию на грануляции.

Хрящи трахеальных колец у краев дефекта носят следы умеренно выраженной дистрофии. В Паратрахеальнои ткани на небольшом рас­ стоянии от края дефекта определяются небольшие микроабсцессы вокруг шелковых нитей.

Резюме. Трансплантат кожи хорошо прижил, сохранив многослой­ ный полиморфный эпителий и все элементы кожи. Воспалительная реак­ ция носит очаговый характер и встречается главным образом вокруг ино­ родных тел (шелковых нитей) в центральных отделах трансплантата.

Анализ этих двух опытов показывает, что судьба свобод­ но пересаженного в дефект трахеи кожного трансплантата зависит от степени дистрофических процессов, наступающих в нем в первые дни после пересадки. Эти дистрофические процессы прежде всего обусловлены нарушением питания лоскута. Чем глубже идут дистрофические процессы, тем больше погибает тканей поверхностных слоев кожи, и про­ цессы регенерации их задерживаются. Важным фактором, усугубляющим дистрофические процессы, является воспале­ ние, борьба с которым при данных обстоятельствах особенно затруднена, так как в дыхательных путях всегда имеется бо­ гатая микрофлора (аутоинфекция). Развитию воспалитель­ ных процессов способствовали шелковые нити, которыми мы широко пользовались на первых этапах работы. Следует от­ метить нашу большую ошибку в том, что для сближения паратрахеальнои клетчатки над трансплантатом мы также часто пользовались шелковыми нитями.

Образование лигатурных свищей наблюдалось в экспери­ ментах с ранними и длительными сроками наблюдений. В случаях, где макроскопически не наблюдалось лигатурных свищей, микроскопически можно было почти во всех препа­ ратах видеть инфильтраты и даже микроабсцессы вокруг шелковых нитей.

При наличии лигатур в толще тканей строение эпителия также нарушалось, а именно: при очень близком расположе­ нии лигатур к поверхностным слоям наблюдалась десквама ция эпителия, а при глубоком расположении эпителий пред­ ставлялся набухшим.

Швы из шелковых нитей, проходящие через все слои стенки трахеи, когда трансплантат пришивали к краям Рис. 4. Опыт № 26. Срок наблюдения 12 дней, а — эластические волокна, б — эпидермис, в — дерма.

Рис. 5. Опыт № 26. а — эластические волокна, б — эпидермис, в — дерма.

Рис. 6. —Опыт № 61.

Рис. 7. Опыт № 61. Посмертная., бронхо Состояние трансплан­ грамма. а—-область трансплантата.

тата кожи через 530 дней после опера­ ции.

фекта, неминуемо приводили к образованию лигатурных свищей. С целью предупреждения этих осложнений, был из­ менен метод пришивания трансплантата. Модификация зак­ лючалась в том, что трансплантат заходил за края дефекта трахеи на 2—3 мм и пришивали его к адвентиции трахеи.

Этот способ предохранял от прокалывания всей толщи тра­ хеи. После введения этой методики образования лигатурных свищей мы не наблюдали. Поскольку трансплантат приши­ вался к адвентиции, имело место образование грануляцион­ ного вала у краев дефекта трахеи и бронхов. Наличие грану­ ляционного вала, однако, не приводило к сколько-нибудь значительному сужению трахеи, и в опытах с длительными сроками грануляционный вал сглаживался по мере нараста­ ния цилиндрического эпителия. Так, в опыте № 61, через дней после операции (величина дефекта 17 X 20 мм) отмече­ но, что трансплантат хорошо прижил, покрылся эпителием трахеи (рис. 6). На посмертной бронхограмме соответствен­ но участку трансплантата имеется незначительное сужение просвета трахеи (рис. 7).

Этот метод швов легче выполним и нас он вполне удовле­ творял. Мы рекомендуем пользоваться только этим мето­ дом.

Состояние эластической ткани в пересаженном транс­ плантате находилось в прямой зависимости от воспалитель­ ных и дистрофических процессов, которые возникали вслед­ ствие нарушения трофики (в первые дни) и неизбежного ин­ фицирования. В участках воспаления трансплантата эласти­ ческие волокна подвергались гибели и сохранялись лишь в виде очагов между участками воспаления. Процессы регене­ рации эластических волокон были выражены чрезвычайно слабо. На участках, где происходили острые воспалительные процессы (вокруг шелковых лигатур), мы не отмечали реге­ нерации эластических волокон даже в опытах с более дли­ тельными сроками наблюдения. Таким образом, сохранение эластических волокон зависит не от продолжительности сро­ ков наблюдения, а главным образом от условий, при которых происходит приживление трансплантата в первые дни после операции (нарушение трофики, воспаление и т. д.).

Почти полную сохранность эластических волокон мы наблюдали в одном опыте (рис. 8).

Гибель эластических волокон и замещение их фиброзной тканью обусловливали некоторые сужения в области транс­ плантата (от 2 до 4 мм при диаметре трахеи 16—20 мм).

При операции на главных бронхах кожный лоскут мы укрепляли изнутри танталовой сеткой. При этих опытах, со сроками наблюдения 30—180 дней, сужения просвета глав­ ного бронха не произошло вследствие того, что процессу руб цового стяжения препятствовала танталовая сетка. Так, в опыте № 56 (величина дефекта 12 X 16 мм) на посмертной рентгенограмме трахеи на месте бывшего дефекта, соответст­ венно месту расположения танталовой сетки, на левом глав­ ном бронхе сужения просвета не наблюдалось (рис. 9).

Рис. 8. Опыт № 46. Срок наблюдения 30 дней, а—эластические волокна расположены равномерно во всех слоях, 6—эпидермис.

Дермальный слой кожи сохранялся во всех случаях, причем его сосочковый слой, как правило, атрофировался.

В дермальном слое сохранились остатки придатков кожи, находившиеся в состоянии атрофии. ;

В заключение следует подчеркнуть, что полной гибели трансплантата ни в одном опыте не наступило. Даже' в опы­ тах № 28, 33, в которых дистрофические процессы были глу­ бокими и процесс заживления осложнился воспалением лег­ ких, сохранилась значительная часть дермального слоя и бы­ ло достигнуто закрытие дефектов. Этим удалось еще раз доказать хорошую пластичность кожной ткани.

Заслуживает внимания наблюдавшийся в опыте № факт, установленный при гистологическом исследовании.

Под цилиндрическим покровным эпителием трансплантата в поверхностных, средних и нижних отделах дермы наблюда лись полости довольно крупных размеров. Морфологически они представляли собой резко растянутые волосяные влага­ лища, мальпигиев слой которых значительно утолщен. По­ лости эти были заполнены белковой жидкостью, обрывками расслоенных волос и остатками слущившихся эпителиаль­ ных клеток.

Рис. 9. Опыт № 56. Срок наблюдения 90 дней.

Рентгенограмма трахеи, а — танталовая сетка.

Таким образом, полости эти образовались по типу «ре тёнционных кист» (рис. 10).

Указание на подобные явления нам удалось встретить и в литературе. Так, И. Л. Цимхес при свободной пересадке кожи в мышцы наблюдал образование кист. Внутри кист залегали ороговевшие массы слущившегося эпителия, воло­ сы и белковая масса. Автор приходит к заключению, что кис­ ты эти образовались, по-видимому, за счет пролиферации эпителия волосяных луковиц и корневых влагалищ волос.

Kpayc (Krauss F., 1912), производя на собаках закры­ тие дефектов брюшины кожным лоскутом на ножке, обращен­ ным эпидермальной поверхностью в брюшную полость, наблю­ дал, что поверхностные слои эпидермиса в начальный пе­ риод погибали в большем количестве при сильно выражен­ ном воспалительном процессе. При этом мальпигиев слой эпителия, разрастаясь, давал языкообразные ростки, кото­ рые имели тенденцию образовывать кисты (цит. по И. Л. Цим хес).

'ис. 10. а — цилиндрический эпителий, б — полости тина «ретенционных кист», в — дермальный слой кожи.

Мы также склонны объяснить происхождение наблюдав­ шихся «кист» пролиферацией эпителия волосяных луковиц и корневых влагалищ волос.

На основании результатов произведенных нами экспери­ ментов можно сделать следующее заключение. Свободные кожные лоскуты при закрытии окончатых дефектов трахеи и бронхов прижили во всех опытах. При этом в большей час­ ти экспериментов эпидермальный слой трансплантата отсут ствовал. В этих случаях дермальный слой кожи со стороны просвета трахеи был покрыт цилиндрическим мерцательным эпителием за счет нарастания его со стороны слизистой трахеи.

Гибель эпидермального слоя, по-видимому, прежде всего зависит от нарушения питания свободного трансплантата в первые дни после операции.

Осложнения инфекцией усугубляют процессы дистрофии и задерживают регенерацию трансплантата.

Стеноза трахеи и бронхов не наступило. На месте быв­ шего дефекта отмечалось незначительное сужение (на 2— 4 мм) при диаметре здоровых участков 16—18—20 мм. Су­ жение это наступало от рубцового стяжения трансплантата вследствие гибели части эластических волокон и замещения их грубоволокнистой соединительной рубцовой тканью (фиброз).

Выросшие и выпавшие из кожного трансплантата волосы аспирировались затем в легкие и являлись причиной упор­ ного кашля животных в послеоперационный период, а так­ же обусловливали, наряду с аутоинфекцией, возникновение воспалительных процессов в трахее и бронхах, поэтому про­ филактические меры в виде эндотрахеального введения ан­ тибиотиков в послеоперационный период имеют большое зна­ чение. Однако следует отметить, что эти мероприятия мы в начальных сериях опытов применяли мало, поэтому трое жи­ вотных в послеоперационный период погибли от пневмонии.

В последующих опытах мы широко применяли введение антибиотиков с целью профилактики воспалительных процес­ сов в послеоперационный период, в результате чего количе­ ство потерь значительно уменьшилось.

При закрытии дефектов главного бронха с поддерживаю­ щими изнутри сетками из танталовой проволоки сужения просвета не наступило. Трансплантат постепенно прорастал в сетку. Отдельные участки сеток были слабо замурованы со стороны просвета главного бронха. Исходя из этого, можно согласиться с мнением Гебауэра, что танталовые проволоки должны быть введены в кожу до операции. Однако этот ме­ тод несколько сложнее описанного нами.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать выводы.

Небольшие окончатые дефекты трахеи, величиной до 15 X 20 мм и главного бронха (до 10 X 10 мм) вполне мо­ гут быть закрыты свободным кожным лоскутом.

Большие окончатые дефекты трахеи и бронхов должны быть перед закрытием укреплены изнутри сетками из танта­ ловой проволоки.

4-2475 Эпидермальный слой кожи может быть предварительно удален, как это рекомендует Гебауэр. Но мы, на основании наших наблюдений, считаем, что этого можно и не делать, так как наличие эпидермиса ничем не осложняет приживле­ ния трансплантата.

Свободная кожная п. астика для закрытия окончатых де­ фектов может быть широко внедрена в клиническую прак­ тику.

Кожа человека имеет участки, на которых нет волос, по­ этому имевшие место в эксперименте осложнения (рост и выпадение волос с последующей их аспирацией) при опера­ циях на человеке, полагаем, удастся избежать.

ЗАКРЫТИЕ ОКОНЧАТЫХ ДЕФЕКТОВ СВОБОДНЫМ ЛОСКУТОМ ФАСЦИИ Свободный лоскут фасции был использован для закрытия окончатых дефектов трахеи в шейном отделе в 8 опытах (величина дефектов от 12 х 15 до 14 х 20 мм, сроки наблю­ дения от 11 до 106 дней), в грудном отделе в 5 опытах, при­ чем в двух из них дефекты укрепляли изнутри танталовой сеткой (величина дефектов от 12 X 18 до 15 X 25 мм, сроки наблюдения от 30 до 183 дней), для закрытия главного брон­ ха в 5 экспериментах, с укреплением дефекта изнутри нейло-.

новой сеткой в 3 опытах и танталовой в 2 опытах (величина дефектов от 10 X 15 до 12 X 16 мм, сроки наблюдения от дней до 90 дней).

В качестве трансплантата были использованы широкая фасция бедра и передняя стенка влагалища прямой мышцы живота, взятые у тех же собак в начале операции (ауто­ пластика).

Методика операции такая же, как описано выше.

Все оперированные животные, за исключением одного, выжили и находились под наблюдением от 11 до 183 дней.

В одном эксперименте при закрытии дефекта ' главного бронха (опыт № 53) животное погибло от напряженного пневмоторакса, вследствие недостаточности швов на участ­ ке трансплантата. На аутопсии было установлено, что транс­ плантат находился в удовлетворительном состоянии. Воздух проникал в средостение из медиального края шва, это яви­ лось результатом недостаточной проверки шовной линии. В другом опыте (№ 40) образовалась небольшая подкожная эмфизема в области шеи, которая вскоре рассосалась.

У всех выживших животных дефекты трахеи и бронхов оказались закрытыми. Поверхности трансплантатов со сто­ роны просвета трахеи были эпителизированы.

В опытах, где трансплантат изнутри не укреплялся сетка­ ми, на большинстве макропрепаратов в области бывших де­ фектов хорошо заметны рубцовые стяжения по направлению к центру трансплантата (рис. 11), которые приводили к су­ жению просвета трахеи до 3—4 мм (рис. 13). Сужения эти при жизни животных замет­ ного нарушения дыхания не вызывали.

В опытах, где при закрытии дефекта трансплантат изнут­ ри укреплялся нейлоновой сеткой, было незначительное сужение (на 1—2 мм), а там, где применялась танталовая сетка, сужения не наблюда­ лось. Грануляционная ткань постепенно прорастала сквозь танталовую сетку и замуро­ вывала их. В дальнейшем на трансплантат нарастал эпителий трахеи с краев дефекта.

Гистологические исследо­ вания показали, что фасция во всех случаях хорошо при­ живала. В участках воспа­ ления и в местах дистрофи­ ческих изменений она заме­ щалась молодой соединитель­ ной тканью, которая прони­ кала в нее из окружающей паратрахеальной, параброн хиальной клетчатки вместе с сосудами. Молодая соеди­ нительная ткань, созревая, превращалась в грубоволок нистую, фиброзную ткань.

. 1. J Процессы, происходившие в Рис. 11. Опыт № 54. Состояние трансплантата через 92 дня после трансплантате, и являлись операции: а — рубцовые стяжения.

причиной рубцовых стяжений, которые приводили к некото­ рому сужению просвета трахеи. Танталовая сетка из прово­ локи сечением в 0,1 мм препятствовала рубцовому стяжению, поэтому при ее применении сужения не наступало, а нейло новые сетки, применявшиеся нами, были слабыми, вследствие чего они не смогли в полной мере предотвратить рубцового стяжения.

Трансплантат со стороны просвета трахеи был покрыт однослойным многорядным цилиндрическим мерцательным эпителием. В области трансплантата наличия подслизистых желез не наблюдалось. Уже в ранние сроки эластические волокна представлялись набухшими и распадались на фраг­ менты. Процесс этот чаще наблюдался в центральных отде­ лах трансплантата и особенно хорошо был выражен в оча­ гах воспаления, где эластические волокна уже не определя­ лись. Даже в опытах со сроками наблюдения до 90—183 дней регенерация эластических волокон была неполной и носи­ ла очаговый характер. Эластические волокна наблюдались в небольшом количестве по краям трансплантатов и в от­ дельных участках подслизистой.

В своих работах М. Т. Костенко и С. М. Рубашев, И. А. Соболев, С. А. Тимофеев и другие при трансплантации фасции в различные ткани (фасции, сухожилия, дефекты твердой мозговой оболочки, брюшную стенку и т. д.) наблю­ дали полную сохранность всех элементов ее и эластических волокон.

Однако следует отметить, что условия заживления сво­ бодного трансплантата фасции на трахее и бронхах совер­ шенно иные, чем в других областях и органах, так как по­ верхность ее, обращенная в просвет трахеи, не имеет источ­ ников питания и постоянно инфицируется. Этим мы склонны объяснить тот факт, что полученные нами результаты при­ живления фасции значительно хуже, чем у указанных выше авторов.

Для более подробного ознакомления приводим протоколы некоторых опытов.

Опыт № 11. Закрытие окончатого дефекта трахеи в шейном отделе, величиной 13 X 18 мм, свободным лоскутом широкой фасции бедра. Че­ рез 30 дней после операции животное было забито.

Макроскопически — дефект закрыт. Трансплантат со стороны про­ света трахеи эпителизирован. В области трансплантата ясно видны звезд­ чатые рубцовые стяжения, в связи с этим просвет трахеи в области трансплантата на 3 мм уже, по сравнению со здоровыми участками. Сли­ зистая трахеи вокруг трансплантата не изменена, покрыта небольшим количеством слизи.

Микроскопически — трансплантат покрыт однослойным многорядным цилиндрическим мерцательным эпителием. Под эпителием в ряде участ­ ков находились небольшие инфильтраты, состоящие из лимфоидно-плаз мэтических клеток. Слизистые железы отсутствовали. Ткань трансплан­ тата пронизана плотными коллагеновыми волокнами с довольно боль­ шим количеством фибробластов. В ряде участков наблюдалось формиро­ вание сосудистых почек и прорастание их в толщу трансплантата. Сосу ды в трансплантате имеются в небольшом количестве и умеренно полно­ кровны.

Эластические волокна сохранились в периферических отделах, они фрагментированы и местами представляются в виде единичных обрывков В центральных отделах глубокого слоя трансплантата эластические волокна не определялись. В этих участках под трансплантатом имелись обширные инфильтраты вокруг инородных тел — шелковых нитей, кото­ рыми стягивалась паратрахеальная клетчатка над трансплантатом. Такие же инфильтраты наблюдались и по краям трансплантата на месте шел­ ковых швов.

В слизистой оболочке трахеи железы хорошо выражены, ткань в некоторых участках инфиль­ трирована лимфоидно-гистио цитарными элементами с при­ месью плазматических клеток.

Хрящи по краям дефекта по­ крыты надхрящницей. В цент­ ральных отделах отмечается набухание хрящевых клеток.

Межуточное вещество окраше­ но базофильно.

Рез юме. Трансплантат прижил, эпителизирован, сли­ зистые железы в зоне его от­ сутствуют, трансплантат пре­ терпевает дистрофические из­ менения. Выраженный воспа­ лительный процесс вокруг шел­ ковых нитей.

В данном случае мы привели как пример опыт, где спустя 30 дней после операци еще видны дист­ рофические изменения и выраженный воспали­ тельный процесс в отдель­ ных очагах транспланта­ та. Небольшое сужение (на 3 мм) явилось ре­ зультатом фиброзного процесса (дистрофия и воспаление) в трансплан­ тате. Чем больше выра­ жен воспалительный про­ цесс в первые дни, тем больше развивается фиб­ Рис. 12. Опыт № 60. Срок наблю­ розный процесс, и следо­ дения 90 дней. Рентгенограмма вательно, ведет к боль­ трахеи.

танталовая сетка.

а шему сужению.

В опытах с применением танталовой сетки, как было ука­ зано выше, сужения просвета трахеи и главного бронха не наблюдалось. Так, в опыте № 60 окончатый дефект трахеи в грудном отделе, величиной 14 X 25 мм, был закрыт широкой фасцией бедра, укрепленной изнутри танталовой сеткой. Че­ рез 90 дней собака была забита. На макропрепарате: тан таловая сетка со стороны просвета трахеи замурована вновь образованной соединительной тканью и эпителизирована пол­ ностью. На рентгенограмме трахеи соответственно месту бывшего дефекта видим танталовую сетку. Про­ свет трахеи не изменен (рис. 12).

Для сравнения приве­ дем данные опыта № 54, когда окончатый дефект в грудном отделе, величи­ ной 12X18 мм, был так­ же закрыт широкой фас­ цией бедра, но без укреп­ ления танталовой сет­ кой. Через 92 дня живот­ ное было забито. На ма­ кропрепарате: дефект за­ крыт, со стороны просве­ та трахеи эпителизиро ван. В области транс­ плантата имелось рубцо вое сужение (на 4 мм при величине просвета 18 мм). На посмертной бронхограмме (рис. 13) место сужения хорошо видно. Однако при жизни животного заметного на­ рушения дыхания не на­ блюдалось.

Там, где трансплантат укреплялся нейлоновыми сетками имелись неболь­ Рис. 13. Опыт № 54. Посмертная брон шие (1—2 мм) сужения, хограмма. а — в области трансплантата так как нейлоновая сет­ сужение трахеи на 4 мм.

ка менее плотная и в не­ которой степени подвергалась деформации вследствие руб цового стяжения.

В заключение следует отметить, что в 17 опытах из удалось успешно закрыть окончатые дефекты трахеи и брон хов аутотрансплантатами фасции. Наблюдавшиеся неболь­ шие сужения па участке бывшего дефекта не превышали 4 мм. Сужения эти заметного нарушения дыхания не вызы­ вали. Их можно свести до минимума, если прибегать к ук­ реплению трансплантата изнутри сетками из тантала или нейлона.

Ни в одном эксперименте стеноза трахеи и главного брон­ ха не наступило.

Исходя из наших экспериментальных наблюдений, можно сделать следующие выводы.

Во всех случаях, за исключением одного, окончатые де­ фекты трахеи и бронхов, величиной от 10 х 15 мм до 15 х 25 мм, удалось закрыть свободными аутотрансплантата­ ми фасции с удовлетворительными результатами.

Одно животное погибло от напряженного пневмоторакса спустя 5 часов после операции в результате недостаточности шва. Некроза трансплантата не было, а поэтому данный слу­ чай мы не приняли в расчет.

Аутотрансплантаты фасции приживали, сохраняя в боль­ шинстве опытов все элементы фасции, но в очагах воспале­ ния происходили деструктивные изменения с замещением по­ гибших элементов молодой соединительной тканью.

В очагах воспаления особенно сильно выражены деструк­ тивные изменения эластических волокон, регенерация кото­ рых в дальнейшем шла медленно, и в наших экспериментах полной регенерации их не наблюдалось (сроки наблюдения до 183 дней).

Свободный аутотрансплантат фасции может быть широко применен в клинической практике для закрытия небольших окончатых дефектов трахеи и бронхов.

При закрытии больших окончатых дефектов необходимо трансплантат укрепить изнутри танталовой или нейлоновой сеткой.

ЗАКРЫТИЕ ОКОНЧАТЫХ ДЕФЕКТОВ СВОБОДНЫМ ЛОСКУТОМ ИЗ СТЕНКИ ВЕНОЗНОГО СОСУДА Свободный лоскут из стенки венозного сосуда (аутотранс­ плантат) был использован для закрепления окончатых де­ фектов трахеи в шейном отделе в 7 опытах (величина дефектов от 12 X 15 до 15 х 18 мм, сроки наблюдения от до 100 дней), в грудном отделе трахеи в 4 опытах, в двух из них трансплантат изнутри был укреплен нейлоновой сеткой (величина дефектов от 12 х 19 до 15 х 24 мм, сроки наблюде­ ния от 30 до 95 дней), для закрытия главного бронха с ук­ реплением изнутри танталовой сеткой в 3 опытах (величина дефектов от 10 X 14 до 13x16 мм, сроки наблюдения от до 90 дней).

В качестве трансплантата были использованы отрезки на­ ружной яремной вены, взятой от того же животного (ауто трансплантат). При закрытии дефекта сосуд был обращен интимой в просвет трахеи. Методика операции сходна с опи­ санной выше.

Все оперированные животные, за исключением одного, вы­ жили и находились под наблюдением от 9 до 182 дней. Одна собака (опыт № 21) погибла от пневмонии спустя 9 дней после операции. Во всех экспери­ ментах дефекты удалось закрыть.

Трансплантаты прижили у всех жи­ вотных, включая погибшую собаку.

Поверхность трансплантатов со стороны просвета трахеи была эпи телизирована (см. рис. 15, 16).

Имели место небольшие (на 1—2 мм) сужения просвета трахеи в области трансплантата.

В послеоперационный период у отдельных животных наблюдался кашель, который продолжался не более 5—7 дней.

Во всех экспериментах отмеча­ лось хорошее приживление транс­ плантата с ранней эпителизацией.

Эластические волокна сохранились во всех трансплантатах. Рубцовые сужения в области трансплантата, по сравнению с опытом с примене­ нием фасции, были значительно меньше (не более 1—2 мм).

Для более полного ознакомления приводим протокол одного из' опы­ тов.

Опыт № 16. Произведено закрытие окон чатого дефекта трахеи в шейном отделе, Рис. 14. Опыт № 16 а—со­ величиной 15 X 18 мм, свободным лоску­ стояние трансплантата че­ том наружной яремной вены.

рез 44 дня после операции.

Операционная рана зажила первичным натяжением. Кашель наблюдался в течение первых двух недель, затем прекратился. Послеоперационное течение прошло без осложнений.

Через 44 дня после операции животное было забито. Макроскопиче­ ски — в области трансплантата наблюдалось сужение трахеи на 1 мм.

Трансплантат покрыт эпителием. Слизистая вокруг него без изменений (рис. 14).

У) Микроскопические исследования показали, что трансплантат покрыт однослойным многорядным цилиндрическим мерцательным эпителием.

Последний выражен хорошо на всем протяжении. Слизистые железы в пределах трансплантата отсутствовали (рис. 15).

Во всех отделах трансплантата отмечалось наличие значительного количества сосудов. По ходу их наблюдались умеренные инфильтраты, состоящие из лимфоидных элементов. Отдельными очагами определялись гладкие мышечные волокна с гомогенной протоплазмой и бледно окра­ шенными ядрами.

Рис. 15. а — цилиндрический эпителий, б — эластические волокна фраг­ ментированы, в — край дефекта трахеи.

Эластические волокна определялись в средних и глубоких слоях, они толсты и фрагментированы. По краям трансплантата и в центре его видны обширные инфильтраты вокруг шелковых нитей, которыми при­ крывали клетчатку над трансплантатом. Инфильтраты состояли из лим фоидно-гистиоцитарных элементов и были окружены соединительноткан­ ной капсулой.

Края хряща окутаны надхрящницей. Хрящевая ткань бледно окра­ шена. Слизистые железы трахеи хорошо сохранили свою структуру.

Резюме. Трансплантат прижил. Эпителизация полная. Эластиче­ ские волокна сохранились. Хронический воспалительный процесс вокруг шелковых нитей.

В указанном случае мы привели данные опыта с более отдаленными результатами (44 дня). И на препаратах бо лее ранних сроков, и в этой серии наблюдались процессы ост­ рого воспаления и дистрофии. Однако эластические волок­ на в них частично сохранялись. Во всех 14 опытах дефекты удалось закрыть. Даже в опыте № 21, когда собака спустя 9 дней погибла от пневмонии, дефект, величиной 12 X 15 мм, был закрыт. Микроскопически было установлено, что транс­ плантат прижил, находился в состоянии острого' воспаления и дистрофии, однако эластические волокна частично были сохралены.

Рис. 16. Рентгенограмма трахеи, а — тан таловая сетка.

В опытах, где трансплантат изнутри был укреплен тан­ таловыми и нейлоновыми сетками, процесс заживления был таким же, как в предыдущих случаях. Вначале сквозь сетку прорастала грануляционная ткань, затем она эпителизиро валась. Заметного сужения просвета трахеи и главного брон­ ха в этих опытах мы не наблюдали. Так, в опыте № 58 окон чатый дефект левого главного бронха, величиной 12 х 15 мм, был закрыт свободным лоскутом из стенки наружной ярем­ ной вены (аутотрансплантат). Через 90 дней макроскопиче­ ски трансплантат хорошо прижил. Танталовая сетка была полностью замурована и со стороны слизистой трахеи эпите лизирована. На рентгенограмме трахеи, соответственно мес­ ту дефекта, видна танталовая сетка. Сужения просвета глав­ ного бронха не наблюдается (рис. 16).

На основании наших экспериментов можно заключить, что пересаженная вена подвергалась дистрофическим изме­ нениям: она прорастала значительным количеством сосудов, с которыми врастало и некоторое количество соединительной ткани. Гладкие мышечные волокна вены сохранились частич­ но. Эластические волокна подвергались дистрофическим из­ менениям;

они отсутствовали в поверхностных слоях транс­ плантата, а также в очагах воспаления. Эпителизация шла со стороны слизистой трахеи и наступала быстро. Фиброз­ ный процесс был выражен значительно меньше, чем при употреблении аутотрансплантатов фасции.

Интима вен богата камбиальными элементами, и стенка ее пронизана сосудами;

при воспалительных процессах она имеет большое количество активных элементов, которые и предохраняют ее, по нашему мнению, от быстрой гибели и склероза. Кроме того, вена, как ткань, более богатая эласти­ ческими волокнами, способна в большей степени их сохра­ нить, что также в значительной мере предохраняет трансплан­ тат от склероза.

В наших экспериментах трансплантат (вена) находился в неблагоприятных условиях питания: своим внутренним слоем — интимой — он был обращен в просвет трахеи, а потому инфицировался и подвергался воспалительным изме­ нениям. Кроме того, особенно в первые дни имело место на­ рушение питания трансплантата. Поэтому вследствие дистро­ фических и воспалительных процессов некоторые элемен­ ты стенки венозного сосуда погибали и замещались молодой соединительной тканью, которая прорастала в трансплантат вместе с кровеносными сосудами.

Ни в одном из препаратов мы не наблюдали полностью сохранившихся гладких мышечных волокон.

Следует отметить, что, несмотря на вышеупомянутые ос­ ложняющие моменты, трансплантаты приживали с сохра­ нением значительной части эластических волокон, быстро эпителизировались со стороны слизистой.

При значительных окончатых дефектах укрепление из­ нутри сетками из тантала или нейлона предотвращает опас­ ность сужения на месте дефекта.

В доступной нам литературе мы не встречали работ по закрытию дефектов трахеи стенками венозных сосудов.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать следующие выводы.

Закрытие окончатых дефектов трахеи (величиной от 10 X 14 до 15 X 24 мм) стенками венозных сосудов в экспе­ рименте дало вполне удовлетворительные результаты.

Наблюдалось приживление трансплантата с сохранением части эластических волокон и быстрой эпителизацией. Это предохраняло трансплантат от выраженного склероза.

Слизистые железы в зоне трансплантата не наблюдались.

В очагах воспаления эластические волокна погибали и регенерация их протекала очень медленно.

Вокруг шелковых нитей поддерживался в большинстве опытов воспалительный процесс.

Пластика небольших дефектов трахеи и бронхов стенками венозных сосудов вполне может быть рекомендована для клинической практики. При наличии больших окончатых де­ фектов следует трансплантат укреплять изнутри танталовой или нейлоновой сеткой.

ЗАКРЫТИЕ ОКОНЧАТЫХ ДЕФЕКТОВ ХРЯЩОМ УШНОЙ РАКОВИНЫ (АУТОПЛАСТИКА) Вопрос о возможности закрытия дефектов трахеи и брон­ хов хрящом в литературе освещен недостаточно. Так, из до­ ступных нам источников установлено, что Пачеко (1954) с со­ трудниками произвел в эксперименте (в 4 случаях) закрытие окончатых дефектов, величиной 10 X 10 мм, хрящом ушной раковины. Стеноза не наступило. Гистологические исследова­ ния показали дегенерацию хрящевой ткани, которая была по­ крыта фиброзной тканью. Эпителизация внутренней поверхно­ сти была полной.

Свифт с сотрудниками (Swift E. А., 1952) окончатые дефекты в шейном отделе замещал фасцией и укреплял их снаружи полосками реберного хряща. Из 4 случаев в 2 хря­ щи прижили, причем в одном из них было частичное заме­ щение хряща фиброзной тканью. Вопрос этот еще мало изу­ чен.

Свободный лоскут хряща ушной раковины был применен нами в б опытах для закрытия окончатых дефектов трахеи в области шеи, величиною от 12 х 20 до 15 х 20 мм, со срока­ ми наблюдения от 14 до 280 дней. В качестве трансплантата брали хрящ ушной раковины той же собаки (аутотрансплан тат), освободив предварительно от кожных покровов. Таким образом, одна поверхность хряща была обращена в просвет трахеи.

Во всех случаях дефекты удалось закрыть, транспланта­ ты прижили. Поверхность их со стороны просвета трахеи была покрыта цилиндрическим эпителием, нараставшим с краев дефекта. В одном лишь опыте (№ 35) через 20 дней после операции на небольшом участке в центре транспланта­ та эпителизация еще не была закончена.

Стеноза трахеи ни в одном опыте не наступило. В пяти случаях отмечалось небольшое сужение (на 1—2 мм), в од­ ном из них на 4 мм, при этом нарушения дыхания животно­ го не наблюдалось. При гистологическом исследовании этого трансплантата (опыт № 20) выяснилось, что пересаженный хрящ в центральном отделе образует складчатые изгибы за счет очагового расплавления хрящевой ткани с последующим замещением грубоволокнистой соединительной тканью. Это и привело к указанному выше сужению просвета трахеи.

Частичная гибель хряща в центральных отделах трансплан­ тата наблюдалась и в других 4 опытах.

Эти осложнения явились, по-видимому, результатом нару­ шения питания трансплантата, а также следствием воспали­ тельных процессов, поддерживающихся на поверхности транс­ плантата, обращенной в просвет трахеи, а также вокруг шелковых нитей.

Хороший результат был в опыте № 37, со сроком наблю­ дения 280 дней;

хрящ полностью сохранился. Приведем про­ токол этого опыта.

Опыт № 37. Произведена операция закрытия окончатого дефекта в шейном отделе величиной 15 X 20 мм хрящом ушной раковины. В послеоперационный период состояние собаки было удовлетворительным.

Через 280 дней после операции животное забито. На макропрепарате в области трансплантата сужения просвета трахеи не наблюдалось, по­ верхность ее эпителизирована. Слизистая трахеи вокруг, трансплантата без изменений.

Микроскопически — трансплантат покрыт однослойным многорядным цилиндрическим мерцательным эпителием. Местами (ближе к центру) эпителий атрофичен. В области трансплантата слизистые железы отсут­ ствуют. В центральных отделах трансплантата, под эпителием, местами видны инфильтраты, состоящие из лимфоидных элементов с примесью незначительного количества плазматических клеток.

Трансплантат-хрящ закрывает полностью дефект и по краям лежит на адвентиции трахеи (рис. 17, 18). Хрящ имеет нормальное строение (эластический хрящ).

По краям дефекта и в центральных отделах в глубине трансплантата р.идны шелковые нити, окруженные соединительнотканйой капсулой.

Между нитями отмечается небольшое количество лимфоидных, плазма­ тических и единичных гигантских клеток.

Резюме. Пересаженный хрящ хорошо прижил. Покрыт многоряд­ ным цилиндрическим эпителием. Дефект полностью закрыт.

Рис. 17. Опыт № 37. Срок наблюдения 280 дней. Микропрепарат под лупой (увел, в 10 раз): а — эпителий, б — край дефекта трахеи, в — хрящ ушной раковины, г — мышцы шеи, д •— шел­ ковые нити.

Рис. 18. а — эпителий, б — хрящ ушной раковины, в — край дефекта трахеи.

В данном случае мы привели пример хорошо приживше­ го трансплантата с длительным сроком наблюдения. В дру­ гих случаях, как было указано выше, хрящ частично погибал • и замещался соединительной тканью. Как следствие этого процесса наблюдались небольшие сужения на участке транс­ плантата. Однако в целом результаты этой серии опытов были вполне удовлетворительными, тем более, что хрящ ста­ вился в необычные, трудные условия питания.

На основании результатов наших наблюдений можно • сделать выводы.

Окончатые дефекты трахеи, величиной от 12 х 20 до 15 X 20 мм, удалось закрыть во всех опытах хрящом ушной раковины (аутотрансплантат). Результаты были вполне удов­ летворительными.

Хрящевая ткань в большинстве опытов в центральных отделах подвергается дегенеративным изменениям и это при­ водит к ее замене соединительной тканью.

Что касается применения данного метода в клинике, то, пожалуй, нет особых преимуществ его перед другими (кожа, фасция и стенки сосудов), однако, этот вопрос имеет боль­ шое теоретическое значение для дальнейших исследований с целью достижения лучших результатов приживления хряще­ вой ткани и окончательного решения проблемы пластики дефектов трахеи и бронхов.

Из всего изложенного можно сделать заключение, что разобранный вопрос в настоящее время в эксперименте раз­ решен вполне удовлетворительно, и указанные методы могут быть применены в клинической практике.

При выборе трансплантата, по нашему мнению, следует отдать предпочтение стенкам венозных сосудов, а также сво­ бодным кожным лоскутам, при надобности укрепляя их изнутри сетками из нейлона или танталовой проволоки.

Стенки венозных сосудов, богатые эластическими волокна­ ми, хорошо их сохраняли, несмотря на частичную дегенера­ цию, что предохраняло трансплантат от выраженного фиб­ роза.

В следующей серии опытов нами успешно были исполь­ зованы консервированные вены для закрытия циркулярных дефектов. Полагаем, что в клинических условиях более приемлемо будет применение именно их.

Кожная ткань также является очень пластичной и зна­ чительно меньше подвергается фиброзу.

Вокруг шелковых нитей поддерживался во всех случаях воспалительный процесс, о чем свидетельствовали инфильт­ раты с преобладанием в начальных периодах лейкоцитар ных, а в дальнейшем лимфоидно-гистиоцитарных элементов.

Тот факт, что мы пользовались в качестве шовного материа­ ла шелком, по-видимому, значительно ухудшил результаты наших экспериментов.

РЕГЕНЕРАТИВНЫЕ ПРОЦЕССЫ В ТКАНЯХ ТРАХЕИ И БРОНХОВ ПРИ ОПЕРАТИВНЫХ ВМЕШАТЕЛЬСТВАХ В ЭКСПЕРИМЕНТЕ При решении вопросов, связанных с оперативными вме­ шательствами на трахее и бронхах, большое значение имеет учет регенеративной способности их тканевых элементов.

Этот вопрос нас интересовал с самого начала исследований.

Однако в литературе имеется очень мало работ, посвящен­ ных данной теме.

В 1948 г. Даниель сообщил, что при циркулярных резек­ циях трахеи с последующим закрытием дефекта стеклянной трубкой, ему удалось обнаружить хрящевую ткань во вновь образованной вокруг трубки фиброзной манжетке (метапла­ зия). Однако эти наблюдения не подтвердились в экспери­ ментах других авторов.

Придавая исключительное значение регенерации хряще­ вой ткани, как ригидной основы трахеи, мы пытались изу­ чить этот вопрос в начале своих опытов. С этой целью нами были произведены эксперименты на 6 собаках. Окончатые дефекты трахеи (на шее) величиной от 12 X 15 мм до 15 X 17 мм, закрывались аутотрансплантатами хряща, вы­ резанного в виде лоскута на ножке из стенки трахеи выше дефекта. При вырезывании лоскута мы рассекали только ад вентицию трахеи и трахеальные кольца, а слизистую оболоч­ ку и подслизистый слой оставляли целыми. Затем, поверты­ вая лоскут, как страницу книги, закрывали дефект. При этом адвентиция трахеи оказывалась обращенной в просвет последней.

В этой серии опытов мы хотели выяснить возможность регенерации хрящевой ткани с концов трахеальных колец на участке, откуда был выкроен лоскут, а также приживление аутотрансплантата, пересаженного на место окончатого де­ фекта.

Полагаем, что в этих экспериментах были созданы благо­ приятные условия для разрастания хряща трахеальных ко­ лец на указанном участке, так как мы сохраняли подслизи стые и слизистые слои с богатой сетью кровеносных сосу­ дов.

Во всех 6 случаях со сроками наблюдения от 30 до дней дефекты были закрыты. Перемещенные хрящевые коль­ ца прижили и эпителизировались со стороны трахеи. На ме стах, откуда вырезывали хрящевые кольца, развитие хряще­ вой ткани макроскопически не наблюдалось.

Микроскопически во всех случаях отмечено, что у краев дефекта хрящ был покрыт тонким слоем надхрящницы, однако разрастания хрящевых колец ни в одном случае не было (рис. 19). Таким образом, результаты экспериментов показали, что регенеративная способность хрящевой ткани трахеальных колец весьма ограничена, несмотря на то, что в наших опытах условия для регенерации были намного луч­ ше, чем в экспериментах Даниеля.

Рис. 19. Опыт № 9. Срок наблюдений ПО дней, а — цилиндриче­ ский эпителий, б — слизистые железы, в — край дефекта трахеи покрыт надхрящницей, г — паратрахеальная клетчатка, д — тре­ щина в трахеальном кольце, замещенная волокнистой соединитель­ ной тканью.

В других сериях опытов при закрытии окончатых дефек­ тов свободными лоскутами кожи, фасции, стенками веноз­ ных сосудов мы также не видели регенерации хрящевой тка­ ни. При повреждении хрящевых колец во время работы в очагах острых и подострых воспалительных процессов, в шовных каналах образовавшиеся щели и дефекты в тра­ хеальных кольцах замещались волокнистой соединительной тканью. Слизистая и подслизистая на участке, откуда был 5-2475 вырезан трансплантат, хорошо сохранились. В слизистых железах отмечалась повышенная секреция (см. рис. 19).

Аутотрансплантаты хрящевых колец на ножке, переме­ щенные для закрытия окончатых дефектов трахеи, во всех 6 случаях приживались, хотя претерпевали глубокие дистро­ фические изменения (особенно при наличии острых и подост рых воспалительных процессов вокруг шелковых нитей), доходившие порой до гибели отдельных участков хряща и секвестрации отломков.

Со стороны просвета трахеи прижившие трахеальные кольца были покрыты многорядным цилиндрическим эпите­ лием. Подслизистый слой представлял собой волокнистую соединительную ткань. Слизистые железы в зоне трансплан­ тата отсутствовали. Регенерация последних не наблюдалась и в других сериях опытов с закрытием окончатых дефектов трахеи свободными лоскутами кожи, фасции и стенками ве­ нозных сосудов.

В результате наших наблюдений мы не можем согласить­ ся с утверждением Таффеля (1940), что слизистые железы восстанавливаются через 3 недели после операции при ана­ логичных окончатых дефектах, закрытых фасцией.

При циркулярных дефектах обширных участков эпители зация шла труднее (о чем будет сообщено в другой главе).

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.