WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |
-- [ Страница 1 ] --

ББК ЮЗ(7США]5 УДК 33 2 Пирс Ч.

ПРИНЦИПЫ 33 Начала прагматизма Перевод с английского, предисло вие В. В. М. В. — СПб.: Лабора тория исследований философского факуль тета СПбГУ;

Алетейя, 2000. — 352 с. (серия «Метафизи ческие исследования. Приложение к альманаху») ISBN 5-89329-278-2 Сфера Феноменологии Во второй том настоящего издания включена наиболее из вестная издательская компиляция «Спекулятивная Граммати Фанероскопия [или Феноменология] дает описание а также переписка Пирса с секретарем ин фанерона. Под я имею в виду общую сово ститута профессором Сэмуэлем и Виолой авто купность всего, что так или иначе, в том или ином смыс ром вышедшей в одно время с книгой «Что такое Значение».

ле является наличным (is present to) сознанию, совер Пирс не ограничивает знак функциями обозначения и сооб шенно независимо от того, соответствует ли наличное щения, но говорит о нем как о некоем учреждающем событии какой-либо реальной вещи. Вопрос когда и которому репрезентации — действия, подчиненного особой семиотичес кой каузальности и организующего взаимосвязь между чувствен сознанию остается в данном случае без ответа, ибо у меня ной достоверностью и мотивацией человеческих поступков, нет ни тени сомнения, что черты такого фанерона, кото между эгоистическим намерением и публичной истиной, между словами и вещами. рые я обнаруживаю в своем сознании, во всякое время убеждения, значения, истины, реальности форми наличествуют и любому другому. Насколько позволяет руют условия успешной интерпретации помимо опыта индиви судить теперешнее состояние науки пред дуального сознания, по ту сторону индивидуальной воли. Обра щаясь к этим понятиям, семиотика Пирса сохраняет за собой метом ее исследования являются основные формальные стремление классического трансцендентализма к исследованию элементы фанерона. Известно также, что существует це условий возможности интерсубъективного знания, но при этом лый ряд других элементов, некоторое представление о отказывается от фундаментального для трансцендентальной фи лософии понятия сознания и всех связанных с ним методоло которых дают гегелевские Категории. Но я не вполне го гических процедур, осуществляя попытку доказать, что фено тов теперь предложить их сколько-нибудь удовлетвори мен и суждение обладают особого характера общим онтологи тельный перечень.

ческим источником, а просто набрасывают друг на друга некую общую меру. Путь семиотики — поистине «путь отчая ния», осуществление «трагической судьбы достоверности себя <«Сфера феноменологии» и первый отрывок п. 4 взяты из самого». Но теперь уже не сознание, а Убеждение выступает в качестве единственного гаранта синхронности индивидуаль- рукописей 1905 и 1904 (СР, 1.284-7, 304). Первый отрывок в ного намерения и смысла происходящего в действительности.

п. 2 из рукописи 1903 (СР, Второй из п. 2, третий из п. и четвертый из п. 5 — из рукописи ок. 1896 (СР, 422-8). В «Манифестации категорий» первый отрывок из руко писи 1894 (СР, 1.302), второй — недатированный фрагмент ISBN третий составляет недатированный фрагмент и части Рукописей 1875 и 1895 (СР, 1.337-9, 340). Второй отрывок п. из рукописи 1907 (СР, 1.306-11), первый в п. 5 — из руко «АЛЕТЕЙЯ» (СПб.), 1910 (СР, 1.321), второй и третий — из рукописей © лаборатория метафизических исследова соответственно (СР, 1.335-6, 322-3). П. 6 из рукописи ний при философском факультете СПбГУ, (СР, 1.343, 345-7), п. 7 из рукописей 1890 и 1885 (СР, 292787 1.374-82), и п. 8 — из рукописи 1880 (СР, феноменологии Логические основания теории знаков тельно воздерживается от всякого суждения об отноше Понятие довольно близко тому, что анг ниях между ее категориями и фактами физиологии, ка лийские философы обычно имеют в виду под словом идея.

Однако значение последнего слишком ограничено ими, сающимися деятельности мозга или чего бы то ни было еще. Она никоим образом не пытается, но, ста чтобы полностью покрыть собой все то, что я вкладываю в свое понятие (если только это может быть названо по- рательно избегает выдвижения каких бы то ни было ги нятием), за исключением разве что некоторых психоло- потетических предположений и предпринимает исследо гических коннотаций, которых я всеми силами стрем- вание только открыто явленного (direct appearances), люсь избегать. Среди англичан в порядке вещей утверж- стремясь сочетать в нем детальную точность и возможно дение типа «не существует такой идеи», как то-то и то- более широкое обобщение. Великое предназначение уче то, хотя как раз в отрицаемом они и дают описание тому, ного заключено не в выборе той или иной традиции, что понимается в данном случае под фанероном. Это преклонении перед авторитетом или мнением, позволяю делает их термин совершенно неподходящим для моих щим считать, что факты состоят в том-то и том-то, и не в целей.

том, чтобы предаваться фантазиям. Он должен ограни Нет ничего более открытого для прямого (direct) на чить себя открытым и искренним наблюдением явлений блюдения, чем И поскольку я не буду ссылать (appearances). Читатель, со своей стороны, должен по ся ни на какие другие, кроме тех из них, которые (или вторять наблюдения автора на собственном опыте и уже подобия которых) хорошо знакомы каждому, постольку исходя из результатов своих наблюдений решать, пра всякий читатель сможет проверить точность моего опи вильный ли отчет о явлениях дается автором.

сания. При этом, конечно, он должен на собственном опыте, шаг за шагом повторять мои наблюдения и экс перименты. В противном случае в том, что я хочу пере 2. Три категории:

меня постигнет неудача еще более сокрушитель первичность, двоичность и троичность ная, чем если бы я затеял беседу о цветовых эффектах с человеком, который слеп от рождения. Называемое мной есть исследование, которое, основываясь С моей точки зрения есть три модуса сущего. Я ут на прямом наблюдении фанеронов и результатах обоб- верждаю, что они доступны прямому наблюдению в эле щения этих наблюдений, выявляет небольшую группу ментах чего угодно, что в то или иное время так или наиболее ярко выраженных (broad) категорий фанеро- иначе предстает сознанию. Это сущее как положитель нов;

дает описание каждой из них в основных чертах;

ная качественная возможность, сущее как действитель показывает, что, хотя они настолько сложным образом ный факт и сущее как закон, способный управлять фак перемешаны друг с другом, что ни один не может быть тами в будущем.

обособлен, их качества несоизмеримы;

затем доказыва Мы начнем с рассмотрения понятия действительно ет, что означенные категории фанеронов могут быть го, в результате которого попытаемся выяснить, что оно объединены в один небольшой перечень;

и, наконец, в себе заключает. Если задаться вопросом, из чего скла приступает к выполнению утомительной и весьма тру- дывается действительность события, первым ответом доемкой задачи по выведению всех подразделов данных может быть следующее: из того, что оно случается там категорий.

и Спецификации там и тогда вовлекают в себя Из всего вышесказанного очевидно, что фанероско- все отношения события с другими существованиями. Так вовсе не имеет целью ответ на вопрос, в какой степе что действительность события, по-видимому, исчерпы ни фанероны, исследованием которых она занимается, вается его отношениями к универсуму существующего.

соответствуют каким бы то ни было реалиям. Она тща- суд издаст предписание на мой счет или вынесет Логические основания теории знаков феноменологии мне приговор (judgment), я, может статься, отнесусь к зовано полностью. Утверждать, что предсказание опре этому с полным равнодушием, расценив их как пустую деленно имеет тенденцию реализоваться полностью, зна болтовню. Но когда я почувствую на своем плече руку чило бы настаивать на том, что будущие события по край судебного исполнителя, у меня начнет образовываться ней мере отчасти управляются некоторым законом. Если чувство действительности. Действительность есть нечто игральные кости выпали на шестерку пять раз подряд, грубое. В ней нет никакого смысла. К примеру, в попыт это следует расценить просто как проявление однообра ке открыть дверь, вы толкаете ее плечом и ощущаете со зия. Случай может повернуться и таким образом, что противление невидимой, безмолвной и неизвестной силы.

шестерка выпадет тысячу раз подряд. Но это не придаст Мы обладаем как бы двусторонним сознанием воздействия и малейшей доли вероятности предсказанию, что то же и сопротивления, которое, мне кажется, дает достаточно самое произойдет со следующим броском. Если предска точное представление о чистом чувстве действительнос зание имеет тенденцию быть реализованным, дело долж ти. В целом, я думаю, мы имеем здесь такой модус суще но обстоять таким образом, что будущие события имеют го нечто, который состоит в том, как есть некий другой тенденцию сообразовываться с некоторым общим прави объект. Я называю его лом. И если номиналисты возразят на это, что «такое Кроме него есть еще два, называемые мной Первич общее правило есть не что иное, как просто слова», мой ностью и Троичностью. Первичность есть модус сущего, ответ будет таков: «Никто никогда и не думал отрицать, который складывается в бытии его субъекта положитель что общее правило имеет природу общего знака. Вопрос но таким, как он есть, независимо от чего бы то ни было в том, сообразуются ли с ним будущие события. Если да, еще. Таковой может быть только возможность. Ибо по наречие „просто" оказывается не к месту». Правило, с стольку, поскольку вещи не воздействуют друг на дру которым будущие события имеют тенденцию сообразо га, нет смысла говорить, что они имеют бытие, если вываться ipso facto, чрезвычайно важная вещь, важная только они сами по себе не таковы, что существует ве составляющая осуществления этих событий. Мы гово роятность их вступления во взаимоотношения с други рим о модусе сущего, который состоит — нравится вам ми вещами. Способ бытия красным до того, как что это слово или нет — в том, что будущие факты либо во вселенной имело красный цвет, являлся тем не сти приобретут установленное общее свойство. Я назы менее положительной качественной возможностью.

ваю этот модус сущего Троичностью.

Красное само по себе, даже если оно в чем-то воплоще но, есть нечто положительное и generis. Это я назы Первая [категория] охватывает качества феноменов, ваю Первичностью. Мы естественным образом атрибу такие, как бытие красным, горьким, скучным, жестким, тируем Первичность внешним объектам, предполага Душераздирающим, благородным. Несомненно, что су что они имеют качества (capacities) сами по себе, ществует также великое множество других, которые нам которые могут быть, а могут и не быть актуализирова совершенно неизвестны. Только начинающие свой путь ны уже или вообще когда-либо. При этом мы ничего не в философии могут возразить, что все это не является можем знать о таковых возможностях, если только они качествами вещей и вообще нигде не имеет места, пред не актуализированы.

собой лишь ощущения. Безусловно, мы знаем о Теперь о Троичности. Мы не проводим и пяти минут них только благодаря тому, как наше сознание приспо своего бодрствующего существования без того, чтобы не их нам открывать. Вряд ли можно усомниться в сделать своего рода предсказание. И в большинстве слу факте, что эволюционный процесс, в результате се чаев такие предсказания реализовываются в некотором рии адаптации сделавший нас тем, что мы есть, стер почти событии. Однако предсказание по существу представля следа большую часть чувств и ощущений, когда-то ет собой нечто общее и никогда не может быть нами смутно, и сделал ясными и четко Логические основания теории знаков распознаваемыми другие. Не стоит, однако, торопиться маем материю, звучит вполне корректно. Говорить, что решать, осознаваемые ли нами ощущения определяют мы логически выводим существование материи из ее ка качества ощущений или качества ощущений служат из честв, значило бы утверждать, что мы знаем действи начальным условием осознания ощущений, которые к тельность только через возможность. С несколько мень ним приспосабливаются. Достаточно и того, что там, где шей иронией воспринимается мы зна есть феномен, есть и качество, так что, как даже может ем возможность только через действительность, логичес показаться, феномены и не содержат ничего более. Ка ки выводя существование качеств через обобщение наше чества сливаются и переходят одно в другое. Они не об го перцептивного опыта материи. Я »се ограничусь тем, ладают самотождественностью, но определяются лишь что определю качество как одну, а факт, действие, дей через подобия или частичную тождественность одно дру- ствительность как другую составную часть феноменов.

гому. Некоторые из них, как, например, цвета и музы- Более подробное их рассмотрение мы предпримем ниже.

кальные звуки, складываются в хорошо распознаваемые Третья категория элементов, составляющих феноме системы. Возможно, если бы наше восприятие их не было ны, складывается из того, что, будучи рассмотренным столь фрагментарным, между ними вообще бы не суще- только с внешней стороны, известно как Об ствовало никаких сколько-нибудь четких границ. Так ратив же внимание на обе стороны медали, мы обычно или иначе, каждое качество есть то, что оно есть само по называем это мыслями. Мысли не являются ни качества себе без участия какого-либо другого. Качества суть еди- ми, ни фактами. Они не качества, потому что могут быть ничные, но вместе с тем частичные определенности. произведены и претерпевать развитие, в то время как Вторая категория составляющих феномены элементов качества вечны и независимы ни от времени, ни от ка охватывает действительные факты. Качества, поскольку кой бы то ни было реализации. Кроме того, мысли могут они суть нечто общее, представляют собой неопределен- иметь основания, и несомненно их имеют, достаточные ное (vague) и возможное. Случившееся же есть нечто со- или нет. Задаваться же вопросом, почему качество тако вершенно индивидуальное. Оно случается здесь и сейчас. во, каково оно, почему красное является красным, а не Повторяющийся (permanent) факт не так отчетливо ин- зеленым, было бы чистым безумием. Если бы красное дивидуален, но все же постольку, поскольку он действи- было зеленым, оно не было бы красным, вот и все. Стро телен, его повторение (permanence) и его природа как го говоря, если в вопросе есть хоть малая капля здраво общего складывается в его бытии в каждом конкретном мыслия, этим он обязан тому, что задается не по поводу случае. Качества вовлекаются в факт, но не служат его качества, но хотя бы по поводу отношений между двумя причиной. Факт привлекает субъекты, представляющие качествами, хотя даже последнее есть совершеннейший собой материальные субстанции. Мы понимаем факты абсурд. Итак, мысль не является качеством в той »се не так, как мы понимаем качества, т. е. они не складыва- степени, в какой она не является и фактом, ибо мысль ются ни собственно в самой возможности, ни в сущности есть нечто общее. Я воспринял ее и сообщил ее вам.

Она есть общее в указанном смысле, а также за счет чувства. Мы переживаем факты как сопротивление на шей воле — вот почему говорят, что факты вещь грубая. того, что ссылается не только на существующее, но и Простые качества ничему не противостоят и не сопротив- на то, что, возможно, будет существовать. Никакое со ляются. Сопротивление оказывает материя. В действи- брание фактов не может конституировать закон, ибо тельном ощущении присутствует противодействие, про- закон существует помимо совершившихся фактов и опре деляет, как факты, которые могли бы, но все из кото стые же качества, если они не актуализированы, не мо никогда не будут иметь место, должны быть оха гут оказывать фактического противодействия. Так что заявление — если только оно понимается правильно — рактеризованы. Трудно возразить на утверждение, по о том, что мы непосредственно, т. е. прямо восприни- которому закон представляет собой общего характера 12 Логические основания теории знаков факт. Но мы должны отдавать себе при этом отчет, что <...> преобладает в идеях причинности понятие общего имеет в себе оттенок потенциальности. и статической силы. Ибо причина и следствие образуют Поэтому никакая совокупность действий, пару, а статическая сила всегда возникает внутри парно ных здесь и сейчас, не может произвести факт общего го. Двоичность есть принуждение. Во временном потоке характера. Как нечто закон (или факт, обладаю- сознания прошлое оказывает прямое воздействие на бу щий всеобщностью) вовлекает в себя потенциальный мир дущее, следствием чего является память;

будущее же воздействует на прошлое только посредством третьих качеств;

как факт, он затрагивает мир действительно го. Как действие нуждается в особом субъекте — мате- (thirds). Феномены такого воздействия, имеющие мес то во внешнем мире, будут рассмотрены ниже. В чув рии, чуждой простому качеству, так же и закон требует ственности и воле проявляет себя противодействие меж себе особый субъект — мысль, или ум, как такой ду ego и (каковое может быть осознавае субъект, который чужд простому индивидуальному дей мо напрямую). События воли, ведущие к действию, суть ствию. Закон, следовательно, есть нечто, настолько же нечто внутреннее, и как волящие мы действуем в боль далекое как от качества, так и от действия, насколько шей степени, нежели претерпеваем. События чувствен последние далеки друг от друга.

ности, предшествующие настоящему не суть наше внут реннее. Кроме того, на объект перцепции (под которым вовсе не следует понимать нечто, непосредственно воз 3. Манифестации Категорий действующее на нервные окончания) воздействие не ока зывается. Здесь, следовательно, мы претерпеваем, а не действуем. Двоичность преобладает в идее реальности, Первичность преобладает в идеях новизны (freshness), ибо реальное есть то, что навязывает себя как нечто дру жизни, свободы. Свободное есть то, что не предполагает гое по отношению к тому, что создано умом. (Следует за собой определяющего его действия другого. Но когда еще учесть, что до того, как французское second пере есть идея отрицания другого, есть и идея другого. Такая в английский, слово другой представляло собой по негативность должна быть определена в качестве пред рядковое числительное, использовавшееся в значении посылки, иначе мы не можем утверждать преобладания два.) Реальное действует, что ясно уловимо, когда мы Первичности. Свободное может манифестировать себя называем его (Это слово, благодаря ари только в неограниченном и неконтролируемом разнооб стотелевскому действие, используется в значе разии и множественности, поэтому мы и определяем в нии «существующего» — как того, что противоположно них преобладание первого. В том же состоит и главный состоянию чистой потенции.) Пропозиции дуалистичес смысл кантовской идеи «многообразия кой философии построены так, как если бы существова В кантовском понятии синтетического единства преоб ли только две альтернативы, не переходящие ладает идея Троичности. Это единство приобретенное или но одна в другую. Например, мысль о том, что, пытаясь достигнутое, и его лучше было бы назвать тотальностью, отыскать в феноменах закономерность, я должен свя ибо именно в идее тотальности данная категория себя зать себя пропозицией об абсолютной власти закона над изначально находит. Первичность преобладает в идее Природой, явным образом отмечена бытия, но не в силу абстрактности этой идеи, а скорее по причине ее самодостаточности. При этом Первичность в Под третьим я имею в виду посредника, или связую большей степени преобладает не в лишенном каких-либо щее звено между абсолютно первым и последним. Пер качеств бытии, но в бытии особенного и своеобразного.

вое есть начало, второе — завершение (the end), третье — Она преобладает также в переживании (feeling), отличаю щемся от объективной перцепции, воли и мысли. середина. Второе — это цель (the end), третье — сред- '' Логические основания теории знаков Принципы феноменологии ство. Третье — нить жизни, судьба, что обрывает ее — 4. Первичность второе. Третье — развилка дорог, оно предполагает три пути;

прямой путь, просто соединяющий два места, есть [...] Среди могут быть названы некоторые второе, но если это путь, на котором мы встречаем еще качества переживаний, такие как: цвет анилина, запах другие места, — это третье. Позиция есть первое, ско эфирного масла, звук паровозного свистка, вкус хинина, рость или отношение двух последовательных позиций — качество, присущее переживанию, сопровождающему второе, ускорение или отношение трех последовательных обдумывание математической задачи, или чувству влюб позиций — третье. Скорость, если она постоянна, также ленности и т. д. Я имею в виду не действительный опыт вовлекает в себя третье. Постоянство (continuity) — по перечисленных переживаний, прямой или полученный чти совершенная репрезентация Троичности. Всякое дей посредством памяти или воображения — действитель ствие или процесс стремятся PC нему. Сдержанность — ный опыт включает качества переживаний как свой со также разновидность Троичности. Положительная сте ставной элемент, — но качества сами по себе, которые пень прилагательного есть первое, превосходная — вто суть чистые, не реализованные возможности. Читатель, рое, сравнительная — третье. Всякое преувеличение в возможно, будет со мной не согласен. Если так, следует языке: «высочайший», «крайний», «наи напомнить: в данном случае нас не интересует ни истин важнейший» — привлекает ум, который думает о втором ность высказывания, ни даже происходящее в действи и забывает третье. Действие есть второе, поведение — тре тельности. Должно обратить внимание на то, что слово тье. Закон как действующая сила — второе, порядок — красный означает неопределенное нечто, когда я гово третье. Сострадание, помогающее мне переживать и чув рю, что прецессия точек равноденствий настолько же ствовать то, что чувствует ближний, — это третье.

красная, насколько и синяя;

и означает то, что означа Идеи, в которых преобладает Троичность, как мож ет, когда я сообщаю, что красный анилин имеет крас но предположить, сложнее других и в большинстве сво ный цвет. Простое качество или таковость ем требуют для своего понимания особого рассмотрения.

сама по себе есть не событие, каковым является наблю От мысли обычной, поверхностной элемент содержащейся дение красного объекта, но чистая возможность. Бытие в этих идеях Троичности ускользает, ибо слишком для качества состоит единственно в том, что в фанероне мог нее труден, и в подробном прояснении некоторых из них ло бы иметь место некоторое обособленное позитивное необходимость не отпала до сих пор.

«так». Когда я называю это качеством, я не имею в Простейшая из тех, что представляют интерес для виду его «свойственность» субъекту. То есть философии — это идея знака, или репрезентации. Знак есть нечто совершенно особое по отношению к метафи замещает собой нечто, придерживаясь некоторой идеи зической мысли, не вовлекающейся в чувственное вос (stands something to the idea), которую он произво приятие, а следовательно, и в качество переживания, дит или изменяет. Он представляет собой средство, пе которое полностью удерживается и вытесняется из дей редающее сознанию нечто извне. [...] Особого внима ствительности чувственного восприятия. Немцы обыч ния, благодаря своей значимости для философии, тре но называют эти качества переживаниями, например — буют наиболее известные идеи Троичности: всеобщность, переживания или боли. Мне это кажется бесконечность, постоянство, рассеивание, приращение, просто приверженностью традиции, никогда не под информация.

вергавшейся серьезной проверке наблюдением. Я могу представить себе сознание, вся жизнь которого, бодрству оно, дремлет или крепко спит, не переполнена ни кроме фиолетового цвета или вони гнилой капус ты. В данном случае все зависит только от моего вооб основания теории знаков феноменологии а не от того, что допускают законы психоло- место в другое время. Следовательно, бытие пережива гии. Тот факт, что я способен это вообразить, показыва- ния будет соотнесено с конкретным временным отрез ет отсутствие у такого качества характера всеобщности ком, когда оно имело место, а это уже будет нечто отли в том смысле, в каком им обладает, скажем, закон тяго- чающееся от самого переживания. Тем самым нарушает тения. Ибо никто не смог бы вообразить, что данный ся дефиниция переживания как того, что то, что закон обладает каким-либо бытием, если существование оно есть, независимо от чего бы то ни было еще. Если по крайней мере двух масс материи, или такой вещи как копия одновременна переживанию, то она должна нахо движение, было бы невозможно. Истинно общее не мо- диться в другом сознании, и таким образом, идентич ность переживания должна зависеть от того сознания, в жет обладать никаким бытием, если не существует неко торой перспективы его актуализации в некотором фак- котором оно находится — что опять же противоречит те, который сам по себе не является законом или чем-то данной дефиниции. Таким образом, всякое переживание должно быть идентично любой своей точной копии подобным закону. Качество переживания, как мне ви (duplicate), а это равносильно тому, чтобы определить дится, можно вообразить и без привлечения некоторого переживание как простое качество непосредственного события. Его вполне обходится без какой-либо реализации. сознания.

Следует заметить, что опыт переживания, передавае мый во внешнем ощущении, может быть репродуциро Под переживанием я имею в виду состояние созна ван в памяти — отрицать это представляется абсолютно ния, не предполагающее никакого анализа, сравнения бессмысленным. Например, вы воспринимаете некий или развития и не складывающееся в целом или части цвет, соответствующий свинцовому сурику. Он обладает какого-либо акта, с помощью которого одно усилие со определенным оттенком, яркостью и тоном. Эти три эле знания отличается от другого. Переживание обладает мента не присутствуют в переживании отчетливо, каж собственным положительным качеством, которое само по дый сам по себе, а следовательно, вообще не присутству себе таково, что не зависит от чего бы то ни было еще и ют в переживании, хотя и полагаются в нем, в соответ не заключает в себе ничего иного, кроме себя самого.

ствии с принципами науки о цветах, как выражение ре Так что если переживание длится в течение некоторого зультатов определенных экспериментов с цветовым дис времени, оно во всей своей полноте равным образом дано ком или каким-либо другим приспособлением. В этом в каждый момент этого времени. Данное описание мож смысле цветовые ощущения, выводимые в результате но свести к определению: переживание есть пример та наблюдения свинцового сурика, передают определенный кого рода элемента сознания, который есть то, что он оттенок, яркость и тон, которые полностью определяют есть положительно в самом себе, независимо от чего бы то ни было еще. качество цвета. <или ясность Цвета тем не менее независима ни от какого из трех ука Значит, переживание не есть никакое событие, слу занных элементов и через четверть секунды после дей чай, нечто происходящее, поскольку происходящее не ствительного восприятия существенно отличается в может происходить, если не существует такого времени, когда оно еще не происходило, так что оно есть не в памяти от того, как она проявила себя в самом этом вос себе, но относительно прошлого. Переживание есть со- приятии, хотя память при этом правильно передает от собранное во всей своей полноте в каждый мо- тенок, яркость и тон, истинность которых конституиру мент времени, пока оно длится. Но при этом оно не есть ет точную копию целого качества переживания.

единичное состояние, ибо последнее не является точной Отсюда, переживания, или, бо копией (reproduction) себя самого. Ведь если такая ко- лее точно — сознания переживания — независима от пия находится в том же сознании, она должна иметь любого из компонентов качества этого сознания, а 18 феноменологии Логические теории знаков Но если задаться вопросом о содержании настоя независима от результирующего тех компо нентов, чье качество-результат есть само переживание. щего, вопрос всегда приходит с опозданием. Настоящее уходит, и все, что остается от него, — неузнаваемо изме Таким образом мы узнаём, чем ясность не является, и остается только выяснить, что она такое. нено. Человек может, правда, осознать, что в тот или Для настоящей цели будет полезным сделать две ре- иной момент времени, например, смотрел на образчик красного сурика и должен был видеть цвет, который, марки. Во-первых: всему, что бы ни находилось в уме, соответствует его непосредственное сознание, а следова- как это теперь выясняется, есть нечто положительное, generis и имеет природу переживания. Однако не тельно, и переживание. Доказательство данной пропози посредственное сознание, если только человек не нахо ции очень поучительно в том, что касается природы пе дится в полусне, не может быть без остатка заполнено реживания. Оно показывает, что если под психологией ощущением цвета. И если переживание есть нечто абсо мы понимаем позитивную, основанную на наблюдении лютно простое и не имеет частей — каковым оно, оче науку, изучающую ум или сознание, тогда — если согла видно, и является, — оно есть то, что оно есть, независи ситься с тем, что сознание как целое в любой момент мо от чего бы то ни было еще, а значит, и от какой-либо времени есть не что иное, как переживание, — психоло части, которая была бы чем-то отличным от целого. Сле гия ничему не может нас научить о природе пережива довательно, если восприятие красного цвета не является ния, и мы не можем получить знание о каком-либо пере целым переживания настоящего, оно не имеет ничего живании путем интроспекции. Переживание совершен общего собственно с переживанием момента настояще но недоступно для интроспекции именно потому, что го. Конечно, хотя переживание представляет собой не представляет собой непосредственное сознание. Возмож посредственное сознание, т. е. все, что может для созна но, именно эту истину безуспешно пытался ухватить ния непосредственно присутствовать, все же сознание в Эмерсон, когда писал:

нем отсутствует, ибо переживание не длится. Ведь мы The old Sphinx bit her thick lip — уже видели, что переживание есть не что иное, как ка Said, «Who taught me to name?

чество, т. е. нечто помимо сознания, а именно — про I am thy spirit, yoke-fellow, стая возможность. Правда, мы можем определить, что Of thine eye I am представляет собой переживание в общем и целом, что, к примеру, это или то красное есть переживание. Мы «Thou art the unanswered question;

можем с легкостью предположить, что некто должен Couldst see thy proper eye, иметь данный цвет как целое своего сознания на протя жении некоторого времени, и поэтому в каждый отдель Always it asketh;

ный момент этого времени. Но тогда этот некто никогда And each answer is a бы не знал ничего о своем сознании и не был бы спосо Но что бы он ни хотел сказать, ясно одно: непосред бен мыслить ничего, что можно было бы выразить в виде ственно данное есть все, что находится в сознании в на пропозиции. У него не могло бы возникнуть соответству стоящий момент. Вся жизнь сознания — в его настоя ющей идеи, так как он был бы ограничен только пере цвета. Если вы осознаёте, что должны были в <Древняя Сфинкс, прикусив свою пухлую спросила:

или иной момент смотреть на данный образчик свин «Кто открыл тебе мое имя? Я дух твой, я — ока цового сурика, вы осознаёте, что указанный цвет имеет твоего мгновенный Ты — вопрос, остающийся без отве Некоторое сходство с вашим переживанием в тот момент.

Если бы только твой подлинный глаз мог но он Но это означает ни ни меньше, как только то, все спрашивает, и всякий ответ оборачивается когда переживание уступает место сравнению, воз Логические основания теории знаков феноменологии сходство (resemblance). В самом переживании не счет всех перечисленных направлений — в убеждении, v никакого сходства, ибо переживание есть что потенциальное или возможное есть лишь то, чем положительно то, что оно есть, независимо от чего бы то лает его действительное. Неверно полагать, что ни было еще, а сходство находит себя в сравнении с чем целое есть нечто, а его составляющие, как бы ни были то другим. [...] они для него существенны, суть ничто. Опровержение Всякая сколь угодно сложная деятельность сознания данной позиции основывается на доказательстве того, что имеет свое абсолютно простое переживание, или эмоцию никто находящийся в здравом уме ее последовательным tout ensemble. Это вторичное переживание или ощуще образом не придерживается и не может придерживать ние, возникает в сознании так же, как качества внешне ся. В тот момент, когда пальба прекращается и туман го чувства вызываются извне в соответствии с некими полемики рассеивается, все участники бегут с поля бит психическими законами. На первый взгляд кажется вы, стремясь поскорее вооружиться какой-нибудь дру необъяснимым, что едва уловимая разница в скорости гой теорией. Во-первых, если качество красного цвета вибрации вызывает такое заметное различие качеств, как, зависит от кого угодно, кто действительно видит нечто например, различие между темной киноварью и фиоле красное, то красное не является таковым в темноте, что тово-голубым. Но не следует забывать, что именно в силу противоречит здравому смыслу. Я спрашиваю концепту несовершенства нашего знания об этих вибрациях мы и алиста: ли Вы отрицаете, что в темноте представляем их абстрактно, как различающиеся толь красные тела способны передавать свет в низких облас ко количественно. В поведении электронов уже можно тях спектра? Правда ли Вы полагаете, что кусок железа, уловить намек, что низкая и высокая скорости имеют не находящийся под прессом, теряет способность сопро различия, которые нами не осознаются. Многие удивля тивляться давлению? Если так, Вы либо должны счи ются, как мертвая материя может вызывать пережива тать, что данные тела в указанных обстоятельствах из ния в сознании. Я же, со своей стороны, вместо того, меняют свойства на противоположные, либо придержи чтобы удивляться, как это может быть, склонен вовсе ваться мнения, что таковые в подобном случае вовсе те отрицать, что это возможно. Новые открытия лишний раз ряют всякую определенность. Если Вы утверждаете, что напоминают нам, насколько мало мы знаем о том, как красное тело в темноте приобретает способность погло устроена материя. Моя точка зрения состоит в том, что щать длинные волны спектра, а железо при небольшом психическое переживание красного вне нас возбуждает давлении — уплотняться, тогда, даже учитывая то об симпатическое переживание красного в наших чувствах. стоятельство, что Вы принимаете такую точку зрения, не заботясь о подтверждающих ее фактах, Вы все равно Что же есть качество? соглашаетесь тем самым, что качества существуют даже Отвечая на этот вопрос, прежде необходимо опреде- не будучи воспринимаемыми, при этом распространяя лить, чем оно не является. Оно не есть нечто зависимое в данное убеждение на качества, для убеждения в своем бытии от сознания, будь то в форме чувственного ствовании которых нет никаких оснований. Если Вы, восприятия или мысли, а также и от того факта, что так или иначе, считаете, что тела теряют определенность некоторые материальные вещи им обладают. То, что кон- в отношении качеств, которые не воспринимаются как цептуалисты признают зависимость качества от чувствен- им принадлежащие, то — поскольку в любой момент ного восприятия, является их большой ошибкой, равно времени с восприятием дело и обстоит именно таким как непростительной оплошностью всех номиналисти- образом в отношении огромного качеств ческих школ является признание его зависимости от тела — Вы должны признавать существование субъекта, в котором оно находит свою реализацию. Ка- Универсалий. Другими словами, Вы отрицаете конкрет чество есть чистая абстрактная потенциальность. Про- ное и не только убеждены в существовании качеств, или, Логические основания теории них. Должен признаться, что не хотел бы предприни что то же — универсалий, но полагаете, что только из них мать особых усилий для разоблачения доктрины столь и состоит весь универсум. Необходимость быть последова чудовищной и только теперь теряющей былую популяр тельным обязывает Вас утверждать, что красное тело крас но (или что оно имеет некоторый цвет) в темноте, а твердое ность.

О том, чем качество не является, сказано достаточно.

тело обладает определенной степенью твердости, когда на него не оказывается давление. Если Вы пытаетесь избе- Теперь о том, что оно Мы не станем ориентиро ваться на те значения, которые приписывает данному жать неприятностей, проводя различие между реальны ми, а именно — механическими, и нереальными или слову то или иное употребление его в языке. Мы уясни ли для себя, что элементы феноменов подразумевают три ощутимыми качествами, — пусть так, ибо не допустили противоречий в существенном. В то же время, для любо- категории: качество, факт и мысль. Теперь необходимо го современного психолога подобное определение непри- рассмотреть, как следует определить качества, чтобы емлемо. Далее, Вы, возможно, забыли, что реалист пол- наше определение соответствовало сути установленной ностью согласен с тем, что чувственное качество есть классификации. Чтобы удостоверить ее, мы должны только лишь возможность восприятия, но вместе с тем выяснить, как качества схватываются в сознании, с ка он полагает, что возможность остается возможной, даже кой точки зрения они находят свое выражение в мысли и что будет и должно быть раскрыто в данном способе когда она не актуализирована. Восприятие необходимо для ее схватывания (apprehension), но никакое восприя схватывания.

тие или способность чувствовать не является необходи- Существует точка зрения, по которой весь универсум мым для возможности, если таковая есть бытие каче- феноменов состоит исключительно из воспринимаемых ства. Давайте не будем ставить телегу впереди лошади, а качеств. Что в данном случае имеется в виду? Мы следу действительность впереди возможности, как ем за каждой частью целого, как она является в себе, в бы последняя вовлекала (involved) то, что на деле своей таковости, обделив вниманием то, что связывает только разворачивает (evolves). To же может быть ска- части друг с другом. Красное, кислое, зубная боль — каж зано и в адрес других номиналистов. Невозможно быть дое есть generis и недоступно для описания. Они суть последовательным, утверждая, что качество существует, в себе, и это все, что мы можем о них сказать. Вообра только когда принадлежит телу. Если бы так обстояло зим одновременно сильнейшую зубную и разрывающую дело, ничто кроме единичных фактов нельзя было бы на части головную боль, раздробленный палец, ноющую признать истинным. Законы следовало бы счесть фик- мозоль на ноге, ожог и колики, но не обязательно мучаю циями. Номиналисты и правда возражают против сло- щие нас одновременно — мы можем дать здесь место ва предпочитая говорить ибо Неопределенности, — и проследи м не за каждой отдель убеждены, что, поскольку закон выражает лишь то, что ной частью воображаемого, но за результирующим це могло произойти, но не происходит, само понятие лое впечатлением. Это даст нам идею общего качества бесполезно и недействительно. Если не существует иных боли. Мы видим, что идея качества есть идея феномена законов кроме поддерживающих действительные фак- (или неполного феномена), рассматриваемого как мона ты, будущее совершенно неопределенно и, следователь- Да. При этом отсутствует какая-либо ссылка на ее части, но, по своему характеру есть нечто в высшей степени компоненты или что-либо еще. Нас не должно интересо общее. В таком случае не существовало бы ничего, кро- вать, существует она или только воображается, так как ме мгновенного состояния, тогда как очень просто пока- существование зависит от своего субъекта, имеющего зать, что, если мы собираемся настолько свободно объяв- Место в общей системе универсума. Элемент, отделен лять те или иные элементы фикциями, мгновенное бу- ный от всего остального и находящий себя нигде более, дет первым, что мы должны будем объявить одной из Как только в себе самом, может быть, если мы подверг теории нас — нечто внешнее. И в этом последнем каждый нем рефлексии его определен как по нас хозяин своих произвольных мышц и ничего более.

нечто. Но мы не должны при этом Но человек изобретателен и стремится извлечь из того, щать внимание на любое определенное отсутствие чего чем он обладает, больше, нежели может показаться не либо другого, так как имеем в качестве предмета рас обходимым. Защищаясь от упрямых фактов, он делает смотрения лишь тотальность как таковую. Мы можем мир для себя привычным и полным удобств. Не стре терминологически определить данную особенность фено мись он приобрести привычки, он бы всякий раз вынуж мена как его аспект. есть то, что ден был обнаружить, что его внутренний мир потрево дает себя в аспекте.

жен, а его желания обращены в ничто грубыми вторже Феномен может иметь какую угодно сложную и гете ниями извне. Я объясняю такие вынужденные измене рогенную структуру. Но это обстоятельство не внесет в ния способов мышления влиянием мира фактов, или опы качество никакого особенного различия, наоборот, оно та. Привычки подобны одежде, которую человек лата сделает его более общим. При этом одно качество в себе, ет, пытаясь выяснить природу и причины этих внешних в своем монадическом аспекте, не является более общим, вторжений и изгоняя из своего внутреннего мира те чем другое. Результирующее его действие не имеет час идеи, которые приносят ему беспокойство. Вместо того, тей, качество в себе неразложимо и есть нечто su;

generis.

чтобы ждать, когда опыт застигнет его врасплох, он, не Когда мы говорим, что качество имеет общий характер, причиняя себе вреда, провоцирует его сам и в соответ что оно есть неполная определенность, чистая потенци ствии с результатами изменяет установки своего внут альность и т. д., мы выражаем то, что истинно о каче реннего мира.

ствах, но не имеет никакого отношения к качественной составляющей опыта.

Некоторые авторы настаивают на том, что опыт це Опыт есть течение жизни, мир же есть то, что на ликом состоит из чувственного восприятия. Возможно, саждается опытом. Качество представляет собой мона что всякая составляющая опыта и правда в первый мо дический элемент мира. Что бы то ни было, какой угод мент обращена к внешнему объекту. Тот, кто утром, к но степени сложности, имеет свое качество generis, примеру, встал не с той ноги, обвиняет в этом все, что предполагает возможность его восприятия, если только только попадается на глаза. В этом и состоит опыт, со чувства наши к таковому способны.

путствующий его плохому расположению духа. Однако было бы неправильным утверждать, что он воспринима ет порочность, которую он несправедливо приписывает объектам.

5.

Мы воспринимаем внешние нам объекты, но то, что мы действительно получаем опытным путем — то, к чему Мы живем в двух мирах: мире фактов и мире фанта слово «опыт» гораздо более применимо, — есть событие.

зий. Каждый из нас привычно полагает себя творцом При этом нельзя считать событие в точности объектом собственного воображаемого мира. Он считает, что в этом восприятия, ибо это потребует от нас того, что мире вещи существуют по его желанию, которое не тре Кант называл «синтезом хотя данном бует усилия и которому ничто не может сопротивляться.

случае мы ни в коем случае не ставим себе задачей в И хотя такое убеждение слишком далеко от истины, что точности следовать его определению. Мимо меня стре бы я не усомнился в том, что большая часть читательско мительно проносится локомотив со включенным свист го труда тратится теперь именно на фантазии, все же для ком. Когда он минует то место, где я стою, звук, как это первого приближения к истине достанет и этого. Мы на и должно быть, изменяет тон на более низкий. Я зываем мир фантазии внутренним миром, мир факта для Логические основания теории феноменологии нет сам факт присутствия в опыте элемента сопротивле принимаю свисток. У меня есть ощущение звука ка. Но я не могу сказать, что ощущаю изменение тона — ния, не столь уж легко логически отделимого от воли.

у меня есть ощущение низкого тона свистка. Знание об Вторая категория, [...] нам следует рассмот изменении есть знание в большей степени интеллекту есть элемент борьбы (struggle). Она находит себя альное. Его я скорее познаю на опыте, нежели восприни даже в такой рудиментарной составляющей опыта, как маю. С событиями, с изменениями восприятия нас сбли простое переживание, ибо переживание всегда обладает жает именно опыт. Внезапные изменения восприятия мы той или иной степенью ясности или живости. Живость можем предельно точно охарактеризовать как шок. Шок представляет собой взаимообразное движение, возникаю представляет собой феномен воли. Долгий свисток при щее в результате столкновения действия и противодей ближающегося локомотива, как бы он ни был мне непри ствия между нашей душой и стимулом. Даже если, пы ятен, вызывает во мне определенного рода инерцию, так таясь отыскать идею, не содержащую в себе элемент борь что внезапное понижение тона встречает определенного бы, мы вообразим универсум, состоящий из единствен рода сопротивление. Так складывается факт. Ибо если ного качества, всегда остающегося неизменным, наше бы сопротивление не оказывалось, во время изменения воображение все равно должно обладать той или иной тона не происходил бы шок. Шок есть нечто безошибоч степенью устойчивости, иначе мы не могли бы думать или ное, и слово «опыт» мы используем, когда речь идет задаваться вопросом о существовании объекта, имеющего именно об изменениях и контрастах в восприятии. Опыт некоторую положительную таковость. Устойчивость ги ным путем мы узнаем превратности перемен (vicissitudes).

потезы, позволяющая нам думать о ней, или, более точ Мы не можем иметь опыт этих превратностей без опыта но — манипулировать ей в нашем сознании, ибо обдумы восприятия, претерпевающего изменения, однако поня вание гипотезы действительно состоит в том, что, учиты тие опыта шире понятия восприятия и заключает в себе вая ее, мы производим некоторый мысленный экспери многое из того, что не является, в точном смысле этого мент, — заключается в том, что если наши умственные слова, объектом восприятия. Опыт конституирует ско манипуляции достаточно настойчивы, гипотеза будет вывающее нас принуждение, которое заставляет нас из сопротивляться своему возможному изменению. Далее, менять ход наших мыслей. Принуждение не существует там, где не проявляет себя никакое силовое воздействие без сопротивления, сопротивление же есть попытка про или сопротивление, не может идти речи и о борьбе или о тивостоять изменениям. Поэтому опыт должен включать каком-либо силовом воздействии. Под борьбой я имею в в себя элемент усилия, который всякий раз придает ему виду взаимодействие между двумя вещами, происходя особенный характер. Но мы, как только вполне опреде щее вне зависимости от любого рода третьего или по лили этот характер, всякий раз расположены уступить средника, в особенности от способного управлять дей влиянию, так что чрезвычайно трудно убедить себя в том, ствием закона.

что хоть какое-то сопротивление имеет место. Мы, мож Неудивительно, если находятся такие, кто предпола но сказать, едва знаем о нем, разве что благодаря аксио гает, что идея закона играет существенную роль в идее ме, по которой никакая сила не может действовать там, взаимодействия между двумя вещами. Однако данное где отсутствует сопротивление или инерция. У того, кто предположение совершенно неверно. Мы должны учесть со мной не согласен, есть право самому исследовать про простую вещь: ни один из тех, кто привык смотреть на блему. Возможно, ему и удастся определить природу фе мир с позиций детерминизма, еще никогда не оказывал номена сопротивления в опыте и его отношение к воле ся в силах отучить себя от идеи о том, что он при любых лучше, чем это сделано мной. Но я вполне уверен, что обстоятельствах способен выполнить абсолютно любой основным результатом его исследования неизбежно ста волевой акт. Это один из ярчайших примеров того, как 28 теории ни к одной указанных точек зрения. Однако, если предвзятая теория может сделать человека слепым по даже принять обе, то при рассмотрении сингулярного к фактам — ведь как полагают многие де действия в себе, вне от всякого другого дей в не в свобо ствия, а следовательно, и от их возможного единообра ду воли, — и тем не менее, высказывающий подобную зия, мы что оно само но себе грубо, проявляется точку зрения начинает в нее как только прекра при этом грубая сила или нет. Теперь следует щает теоретизировать. Так или иначе, данная проблема в каком смысле действию сопутствует проявление силы.

слишком незначительна, чтобы уделять еще больше То, что феномен в каком-то смысле указывает на прояв внимания. Оставайтесь детерминистом, если это себя ление силы, не обнаруживая этом связь с каким оправдывает. И все же, думаю, Вы должны принять, что либо из элементов закона, на самом деле известно каж ни один из законов природы не может заставить камень дому — именно такого рода указание мы часто склонны упасть, лейденскую банку — опустошиться, а паровую обнаруживать в собственных волевых усилиях. Подоб машину — начать работать.

ным же образом, если мы рассмотрим любую альную вещь, оставляя при этом в стороне остальные — [...] Что есть перед нами феномен, который действителен, но в себе не Как уже отмечалось, мы заинтересованы не в спосо необходим. Мы отнюдь не считаем, что называемое в бах употребления слова в языке. Наша задача в данном случае фактом исчерпывает феномен. Он пред том, чтобы найти определение понятию факта, которое ставляет собой элемент последнего — настолько, насколь бы не только доказывало истинность установленного ко принадлежит определенному месту и И я нами разделения составляющих феномены элементов на полностью согласен с тем, что когда в расчет принимает качество, факт и закон, но и демонстрировало бы реаль ся нечто большее, наблюдатель в каждом случае попада ную значимость этого разделения, как соответствующего ет в сферу закона.

всем тем характеристикам, которые присущи феноменаль ному миру в целом. Для начала нам необходимо отметить то, что не входит в данную категорию. Таково общее, а б. Троичность вместе с ним постоянное, (ибо постоянство есть род всеобщности) и условное (которое также подразуме вает всеобщность). Всеобщность может обладать либо [...] Для создания полного представления о том, что негативностью, о которой мы говорим, когда имеем в мы называем мыслью, двух рассмотренных категорий виду чистую потенциальность как таковую и которая со- и недостаточно. Мы можем теперь сказать, основу уже сделанного состав ставляет особенность категории качества, либо ляет пли, лучше сказать, пред ностью, к которой мы обращаемся в разговоре об услов ставляет собой главное свойство проделанной работы.

ной необходимости, и в этом смысле имеется в виду ка Непосредственно данное, если бы мы могли ухватить его, тегория закона. Данные исключения ограничивают имело бы своим единственным свойством Первичность.

категорию факта, во-первых, тем, что логики называ Я не имею в виду, что непосредственное сознание (кото ют случайным (contingent), т. е. непредумышленно дей рое представляет собой чистую фикцию) есть собственно ствительным, и, во-вторых, безусловно необходимым, Первичность. Я хочу сказать, что Первичность есть не т. е. силой, не управляемой законом или разумом, гру являющееся фикцией качество непосредственно нами бой силой.

сознаваемого. Но мысль наша обращена в будущее. Да Кто-то может возразить, что в универсуме не суще лее, в с нашей концепцией, то, что мысль ствует таких феноменов, как грубая и свобода воли, полагает как наше будущее, никогда не может целиком или ничто не происходит случайно. Я не присоединяюсь Логические основания теории знаков Принципы феноменологии стать прошлым, иными словами, то, что мы называем редаваемо посредством только диадических отношений.

— неисчерпаемо. Мы привыкли не нахо- Истинность первой из двух указанных посылок, которая дить никакой связи между тем, что некто утверждает, что всякое триадическое отношение вовле ся или> назначает себе (means) сделать и значением кает значение, становится ясной далеко не сразу. Дан (meaning) слова. Или же считаем, что эти два значения ное положение может быть исследовано двояко. Во-пер слова «значение» связаны только ссылкой на одну и ту вых, физическая сила всегда присутствует там, где есть же умственную операцию. Профессор Ройс в своем труде пары частиц. Об этом писал в своей работе «О сохране «Мир и индивид» с успехом опровергает данную точку нии сил» (On of зрения. Единственное различие на деле состоит в следу Возьмем любой пример триадических отношений — т. е.

ющем: когда человек назначает сделать то-то и то факт, определяемый только через одновременную рефе то, он пребывает в состоянии, вследствие которого гру ренцию к каждой из составляющих некоторой триады, — бое противодействие между вещами должно смениться в физике. Какой бы пример вы не выбрали, у вас не приведением их отношений к соответствию друг с дру будет недостатка в свидетельствах в пользу того, что та гом, так, чтобы это соответствие имело ту форму, кото кое отношение никогда не складывается при участии сил, рую имеет сознание самого этого человека;

в то время действующих на основании только диадических отноше- · как значение слова состоит в том способе, которым, ний. Так, вашей правой рукой будет та, что с восточной заняв правильное положение в выражающей убежде стороны, если вы стоите лицом на север и головой к зе ние пропозиции, оно могло бы помочь привести поведе ниту. Восток, запад и зенит организуют факт различе ние человека в соответствие той форме, которую имеет ния между правым и левым. Если обратиться к химии, оно Значение всегда, с той или иной степенью субстанции, вращающие плоскость поляризации вправо в конечном счете сводит противодействие внеш или влево, могут быть произведены только [подобными к собственной форме. Более того, только в силу им] активными субстанциями. Их общая организация выполнения этой функции оно и может быть названо настолько сложна, что они не могли существовать, ког значением. Поэтому я называю данный элемент фено да температура Земли была еще очень высока, и как воз или объекта мысли, Троичностью. Последняя есть никла первая из них — для нас неизвестно. Ясно лишь то, что она есть, благодаря тому, что приписывает ка то, что это не могло произойти под действием грубых чество возможному будущему противодействию.

сил. Во-вторых, вам необходимо будет проанализировать отношения, начав с тех, чей характер оче Я кратко изложу доказательство того, что идея зна виден, и затем постепенно перейти к остальным. Так вы чения несводима только к идеям качества и противодей сможете убедиться, что всякое подлинное триадическое ствия. Оно основывается на двух посылках: (1) всякое отношение затрагивает мысль или значение. Возьмем, к подлинно триадическое отношение подразумевает значе примеру, отношение дарения. А предмет В некое ние в силу того, что последнее само по себе и есть триа му С. Эти отношения не сводятся к тому, что А выбра дическое отношение;

(2) триадическое отношение сывает В, который случайно попадает к С, как финико вая косточка джинну в глаз. Если бы дело обстояло та выплавляет (moulds) форму соответствия меж- ким образом, отношение не имело бы подлинно триади ду вещами, а значение способствует или контролирует при ческий характер, но представляло бы собой простую пос ведение в соответствие с этой формой (tends to mould) поведе ледовательность двух диадических отношений, в кото ния. Таким образом, значение понятия, весь объем которого рых отсутствовал бы сам акт дарения. Дарение есть пе занимают гипотетические практические результаты, исполня редача прав собственности. Право руководствуется за ет роль эффективного посредника между внутренней мотива цией и позицией коном, а закон управляется мыслью и обладает 32 Логические основания теории знаков Принципы феноменологии ем. Здесь я оставляю предмет на ваше собственное посылок, который сам по себе есть триадическое отно рение и добавлю только, что хотя я и использовал слово шение. Если я вижу двух человек одновременно, я не «подлинный», оно в данном случае не так уж могу иметь прямой опыт идентификации их обоих с че мо, ибо полагаю даже вырожденные триадические отно ловеком, которого я видел до этого. Я способен это сде шения затрагивающими нечто подобное мысли.

лать, только если рассматриваю их не в тех Вторая из приведенных предпосылок, утверждающая, самых, но как две различные манифестации одного и что подлинные триадические отношения никогда не мо того же человека. Но идея манифестации — это идея гут быть составлены из диадических отношений и знака. Знак же есть некоторое А, осуществляющее дено становится ясна на примере экзистенциальных тацию некоторого факта или объекта В для некоторой графов. Пятно с одной дугой репрезентирует каче интерпретирующей мысли С.

Интересно отметить, что если граф с тремя дугами не может быть получен из графов, имеющих одну или две дуги, то из сочетаний графов, каждый из которых имеет три дуги, может быть построен граф с любым количе ством дуг, превышающим три.

Подробный разбор показывает, что всякое четверич ное, пятеричное или имеющее еще сколь угодно большее количество коррелятов отношение сводится к совокуп ности триадических отношений. Поэтому организующие такое отношение Первичность, Двоичность и Троичность являются элементарными составляющими феномена.

ство, пятно с двумя дугами репрезентирует диади- 7. Категории и сознание ческое Соединение концов двух дуг также дает диадическое отношение. Но при помощи такого соедине Идеи первого, второго и третьего суть неизменные ния вы никогда не сможете получить граф с тремя дуга составляющие нашего знания. И либо они непрерывно ми. Вы можете считать, что узел, соединяющий три ли даны нам в чувственном опыте, либо же ум особым обра нии тождества Y, не является идеей. Одна зом вплетает их в наши мысли. Было бы ошибкой счи ко анализ показывает, что это действительно так. В поне тать их материалом, поставляемым чувствами — пер дельник я вижу какого-то человека. Во вторник я также вое, второе и третье не являются ощущениями. Они мо сталкиваюсь с неким человеком и замечаю: «Это тот гут быть даны в чувственном восприятии только посред самый человек, которого я видел в Мож ством вещей, которые мы наделяем именами первого, но с полным основанием утверждать, что в данном слу второго и третьего — именами, которые обычно не дают чае имел место опыт идентификации. В среду мне встре ся вещам. Поэтому они должны иметь психологическое чается какой-то человек, и я говорю: «Это тот человек, с происхождение. Нужно быть бескомпромиссным привер которым я встретился во вторник, а значит, его же я женцем теории tabula rasa, чтобы отрицать, что идеи видел и в Теперь мы имеем уже первого, второго и третьего обусловлены врожденными чески выстроенную идентификацию. При этом о ней наклонностями ума. Так что в моем суждении нет ниче можно говорить только как о результате вывода из двух го, что отличало бы его от многого из того, что было 2 Принципы Логические теории знаков анализирует и ничто ни с чем не сравнивает, — является сказано на этот счет Кантом. Я, однако, склонен не оста таким элементом всякого сознания, как раз навливаться на этом попробовать найти нуждается в отличающем его от других названии. В-тре ние полученному к тьих, всякий феномен нашей сознательной жизни в мым фактам Тем самым я хочу выяснить, или иной степени есть познание, равно как и всякая эмо можем ли мы обнаружить какие-либо следы ция, игра страстей, проявление воли. Но похожие моди вания трех частей, способностей души, или модусов со фикации сознания должны иметь общую составляющую.

знания, подтверждающих полученный нами результат.

Поэтому познание не имеет в себе никаких различий и не Три области проявления жизни сознания, принимае может быть признано основополагающей способностью.

мые после Канта к рассмотрению большинством филосо Если мы зададимся вопросом, существует ли в сознании фов как само собой разумеющиеся, это: Переживание элемент, который не является ни переживанием, ни чув или боли], Знание и Воление. Единоду ством, ни активностью, то мы все же обнаружим нечто — шие, с которым всегда принимается данное способность к приращению знаний, памяти, довольно удивительно. Оно вовсе не берет свое начало способность к логическому выводу и синтезу. В-четвер собственно в идеях Канта, напротив — оно заимствуется тых, еще раз обратившись к рассмотрению активности, им из догматической философии. Принимая его, Кант мы убеждаемся в том, что ее осознание возможно для совершенно очевидно делает догматизму уступку, про нас только благодаря ощущению сопротивления. Стал тив которой ничего не возражает даже психология. Меж киваясь с препятствием, мы осознаем, что воздействуем ду тем основным учениям последней такое разделение на нечто, или что нечто воздействует на нас. Но происхо совершенно противоречит.

дит ли активность извне или внутри, мы узнаем не благо В этом смысле психология открыта для целого ряда даря изначальной способности распознавать факт, а толь возражений, находящих свои основания как раз в том, ко по вторичным признакам.

на чем держится само разделение. Во-первых, желание Итак, остается признать, что истинными категория содержит в себе элемент удовольствия в той же степени, ми сознания являются: первое, или переживание — со что и элемент воли. Желание не то же, что воление. Оно знание, которое может быть полностью заключено в том представляет собой его умозрительную (speculative) раз или ином моменте времени, пассивное качественное со новидность, смешанную с умозрительным стояние, не осознаваемое и не поддающееся анализу;

ем удовольствия. Поэтому в определении третьей спо второе — ощущение сознанием вмешательства в его собности, продолжая учитывать волевой акт, мы должны собственное поле, ощущение сопротивления, встреча с вне отказаться принимать в расчет желание. Но волевой акт шним фактом, с чем-то иным;

третье — синтетическое без желания не будет собственно желаемым (<осознанно сознание, связный временной поток, приращение зна not voluntary), в этом случае он есть чистая ний, мысль.

активность. Следовательно, всякая активность, желаема Если мы принимаем эти категории и рассматриваем она или нет, должна быть отнесена к третьей категории.

их как основополагающие простейшие модусы сознания, Так, внимание представляет собой род активности, ко они допускают психологическое обоснование трех логи торый иногда желаем, а иногда и нет. Во-вторых, удо ческих концепций: качества, отношения и синтеза (или вольствие и боль не являются истинными переживания опосредования). Понятие абсолютно простого в себе, но ми и могут быть распознаны как таковые только в суж проявляющего себя через свои качества не дении — как приписываемые переживаниям общие пре обходимо, когда объектом рассмотрения становится пе дикаты. Остающееся же чистое пассивное чувство, кото реживание, или сингулярное сознание. Понятие отно рое не действует, не судит и, обладая всеми берет начало в идее двойственного сознания или эти качества никак не — ибо ничего не 36 Логические основания теории знаков щей всякий другой из наблюдаемых нами фактов, а имен ощущении действия и противодействия. Понятие опосре — наличие существенного различия между мечтой и дования возникает из рассмотрения множественного со реальным положением дел. Данное различие не упира знания или ощущения прибавления знания.

ется в определение опытного знания, но заключено в [...] Мы запоминаем это [ощущение], т. е. имеем дру способе, которым мы отмечаем то, что познаем посред гое знание о нем, которое ответственно за его воспроиз ством опыта. Если же некто позволяет себе водство. Но мы знаем, что между содержанием памяти и желание и реальное действие — он очевидно грезит на ощущением не может возникать сходства. Во-первых, яву. Так или иначе, кажется достаточно очевидным, что ничто не может иметь сходство с пе сознание воления не отличается — а если и отличается, реживанием, ибо сходство подразумевает расчленение и то весьма незначительно — от ощущения. Ощущение, перестановку, которые совершенно невозможно произ которое мы испытываем, когда воздействуем на нечто, вести с непосредственным. Во-вторых, память представ очень похоже на ощущение, испытываемое нами при ляет собой различаемую в своих частях совокупность и оказании воздействия на нас, поэтому оба эти ощуще результат перестановок, бесконечно и неизмеримо отли ния следует отнести к одному и тому же классу. Общим чающийся от переживания. Взгляните на красную по элементом в них является действительность происходя верхность и попытайтесь проникнуться этим ощущени щего, ощущение реального действия и противодействия.

ем, затем закройте глаза и вспомните то, что видели.

Этот тип опыта характеризуется сильным чувством ре Безусловно, память разных людей работает по-разному, альности, жестким размежеванием субъекта и объекта.

и в некоторых случаях мы получим прямо противопо Я спокойно сижу в темноте, и вдруг включается яркий ложные друг другу результаты. Я, к примеру, не нахо свет. В этот момент я сознаю не процесс происходящего жу в своей памяти ничего похожего на визуальное вос изменения, но нечто едва превышающее содержание са приятие красного цвета. Когда красная поверхность не мого момента. Я испытываю ощущение переворота, ощу находится у меня перед глазами, я ее вовсе не вижу.

щение того, что данный момент имеет две стороны. Снос Некоторые утверждают, что могут ее очень смутно раз ное описание тому, что со мной происходит, может дать личить — это наиболее неудобный тип памяти, которая понятие полярности. Итак, волю, как один из наиболее может воспроизвести ярко-красный как бледный или значимых типов сознания, мы заменяем ощущением по тусклый. Я помню цвета с необычайной точностью, так лярности.

как долгое время упражнялся в наблюдении различных Но наиболее запутанным и неопределенным из трех оттенков, но память моя не содержит никаких визуаль членов рассматриваемого нами разделения в его обыч ных впечатлений. Она подчиняется привычке, помогаю ной формулировке является Познание. Во-первых, в по щей мне распознать цвет, который либо похож, либо не знании участвует абсолютно всякий тип сознания. Пере похож на тот, что я видел ранее. Но даже если память живания — в той степени, в которой они принимаются в некоторых людей по природе своей склонна производить качестве одной из значимых частей феномена — форми галлюцинации, остается еще немало доводов в пользу руют подоснову и саму текстуру познания. Даже в том того, что непосредственное сознание, или переживание, вызывающем возражения смысле, в котором они пред есть нечто абсолютно ни с чем не сравнимое.

стают как переживания удовольствия и боли, они все Существуют очень веские причины для возражений равно суть непременные составляющие познания. Воля против того, чтобы ограничивать третье сознания един в форме внимания также непрерывно участвует в позна ственно волей. Один крупный психолог сказал, что воля нии, равно как и чувство реальности или объективности, есть не что иное, как сильнейшее желание. Я бы не стал е. то, что, как мы выяснили, должно при рассмотре полагаться на эту точку зрения, ибо она упускает из виду нии сознания занять место воли — и даже в более значи факт, дающий о себе знать с навязчивостью, превосходя 38 Логические основания теории знаков феноменологии тельной степени. Но есть еще один элемент познания, не не могут быть четко отделены одно от другого в во ни переживанием, ни ощущением поляр ображении, но при этом мы часто способны полагать одно Это сознание развития или приращения знания, из них, не полагая другого, т. е. мы можем вообразить восприятия, умственного совершенствования, которое факты, которые должны привести нас к убеждению в представляет собой важнейшую из характеристик созна возможности такого положения вещей, при котором одно ния. Это тип сознания, которое не может быть непосред из них отделено от другого. Так, мы можем думать о Оно требует времени, и не только лишь в силу пространстве, не имеющем цвета, хотя и не можем на того, что длится, переходя от одного момента времени к деле диссоциировать пространство от цвета. Такой тип другому, но и потому еще, что не может целиком содер разделения я называю отвлечением Тре жаться в ни в одном из них. Оно отличается от непосред тий уровень описывает случаи, когда при том, что пола ственного сознания подобно тому, как мелодия отлича гание одного элемента без другого абсолютно невозмож ется от длящейся ноты, равно как не исчерпывается и но, они все же они могут быть отделены друг от друга.

двусторонним сознанием внезапного события в его инди Так, мы не можем ни вообразить, ни допустить мысли о видуальной реальности. Это сознание синтеза, связую более высоком без более низкого и все же четко отлича щее звено нашей жизни.

ем одно от другого. Такой способ разделения я называю Итак, мы имеем три радикально отличающиеся Итак, категории не могут быть диссоци от друга элемента сознания, только эти, и никакие бо ированы в воображении ни от остальных идей, ни друг лее. Они очевидным образом связаны с идеей простой от друга. Первое может быть отделено от второго и тре последовательности чисел один, два и три. Непосредствен тьего, а также второе от третьего через отвлечение. При ное переживание есть сознание первого, ощущение по этом второе не может быть отделено от первого, а тре лярности есть сознание второго, синтетическое сознание тье — от второго тем же путем. Всякая категория мо есть сознание третьего (или опосредования).

жет быть отделена через отвлечение от любого другого понятия, но не от нескольких понятий или элементов.

Невозможно полагать первое, пока первое не будет чем-то определенным и более или менее определенно полагае Взаимосвязанность категорий мым. Наконец, хотя не составляет труда отличить все три категории одну от другой, чрезвычайно трудно четко и Возможно, было бы неправильным рассматривать безошибочно выделить каждую из других понятий в ее данные категории в качестве понятий. Они настолько чистоте, так, чтобы она при этом не утеряла всей полно неуловимы, что скорее представляют собой тона или от ты своего значения.

тенки понятий. Когда я только еще начинал работу над списком, я выделил три уровня отличия идей друг от друга. Первый уровень составляют идеи, имеющие друг с другом настолько мало общего, что одна из них может быть представлена сознанию в образе, который вовсе не содержит другую. В этом смысле мы можем вообразить нечто красное, не представляя при этом ничего голубо го, и наоборот. Мы можем вообразить звук без мелодии, но при этом, воображая мелодию, не можем обходиться ' без звука. Данный тип разделения я называю диссоциа Второй уровень описывает случаи, когда два поня или, говоря более точно, никакое отдельно взятое созна ние не может ничего достичь без помощи других созна ний. В-четвертых, здоровье научного сообщества требу ет абсолютной свободы ума. К несчастью, научный и фи GRAMMATICA SPECULATIVA лософский миры буквально наводнены и педантами, которые пытаются опутать мышление сетью прописных истин. Поэтому одной из первейших обязан ностей того, кто отдает себе отчет в таком положении дел, становится оказание неустанного сопротивления Глава первая произвольному диктату в науке, и прежде всего в том, что касается использования терминов и условных обозна Этика чений. В то же время совершенно необходимо и некото рое общее (general) соглашение — не слишком жесткое, 1. Чтобы сделать более понятной используемую мной но при этом имеющее достаточно широкое влияние — терминологию, систему условных обозначений (notations) принятое среди большинства сотрудничающих относи и т. д., я объясню правила, которые диктует мне в этом тельно правил использования основных символов, так, использовании сам ход моей мысли. Причем так, что чтобы последние были организованы в небольшое коли если бы, с одной стороны, я имел хоть малейшее намере чество различных систем выражения, которых следова ние навязать в указанном смысле свою точку зрения дру ло бы в дальнейшем придерживаться. Соответственно, гим, я неминуемо вошел бы в противоречие с первым из поскольку таковое соглашение не может быть установ означенных правил. Но если, с другой, мной руководило лено по чьему-либо произвольному предписанию, оно бы лишь желание раскрыть основания, сила которых для должно быть принято властью рациональных принци меня самого очевидна, то, я полагаю, они имели бы вес пов, управляющих человеческим поведением.

и для остальных.

3. Каковы же те рациональные принципы, которые 2. Эти основания в первую голову включают в себя способны в точности определить, в каком случае и какие то соображение, что подоснова и сама текстура всякой термины и условные обозначения следует использовать, а мысли и всякого исследования суть символы и что жизнь также какие из них обладают властью, достаточной для мысли и самой науки неотделима от символов. Было бы того, чтобы оказывать влияние на человека, обладающе неверным поэтому утверждать, что хороший язык просто го достаточной способностью к размышлению?

важен для хорошей мысли, ибо таковой есть само ее су Чтобы найти ответ на этот вопрос, необходимо для щество. Следующим значимым моментом будет положе начала поразмыслить над тем, каков должен быть ха ние о возрастающей ценности, которую в продвижении рактер идеальной философской терминологии и систе мысли обретает ее точность. В-третьих, прогресс науки мы логических символов;

а во-вторых, исследовать опыт не может иметь достаточный успех без сотрудничества, тех отраслей науки, в которых было найдено решение всех проблем, связанных с терминологией и т. д., на пред Мет принципов, доказавших свою действенность в ука по изданию: Papers of Charles Sanders занном смысле, а также методов достижения номенкла Cambridge, Mass.: Harvard Press, турного единообразия, оказавшихся неудачными.

2.

4. Что касается идеала, к которому должно стремить [Syllabus of Certain Topics of Logic (1903), P. 10-14, Alfred & Son, Boston. См. также: СР. 5.413, 5.502 и то он состоит, во-первых, в том, что для всякой науки Appendix § иметь словарь, в который были бы включе 42 Логические основания теории знаков Speculativa семьи близких друг другу слов тельств наличие двух различных терминов одинаковой для каждого научного понятия. При этом каждое отдель научной значимости может быть, а может и не быть не ное слово должно обладать единственным точным значе приемлемым. В принципе же сосуществование различ нием, за исключением тех случаев, когда различные его ных систем выражения часто оборачивается огромным значения соотносятся с объектами различных категорий, преимуществом.

которые никогда не могут быть перепутаны друг с дру 5. Идеальная терминология для разных наук будет гом. Понятно, что данное требование может быть понято до некоторой степени различаться. Особое место в этом и таким образом, что это сделает его совершенно невы отношении занимает философия, так как ей положитель полнимым. Ибо всякий символ есть нечто живое в са но необходимы обычные слова в их общеупотребитель мом прямом смысле, т. е. нечто, являющееся чем-то боль ных смыслах, но не для включения их в ее собственный шим, нежели просто фигура речи. Тело символа изменя язык (ибо она и без того пользуется этими словами слиш ется медленно, значение же его неизбежно развивается, ком часто), а лишь в качестве объектов изучения. В свя растет, принимает в себя новые элементы и отбрасывает зи с этим она испытывает особую необходимость в языке старые. Следует, однако, совместным усилием удержи возможно более строгом и далеком от обыденной речи, вать в его неизменности и точности само существо вся таком, который развивали Аристотель, схоластики и Кант кого научного термина, и если не в абсолютной точнос и который в свою очередь пытался разрушить Гегель.

ти, то хотя бы в возможно более близкой к таковой. Вся Для философии всегда крайне полезно обеспечить себя кий символ в своем истоке есть либо образ некоторой словарем настолько необычным, чтобы те, кто не при идеи, либо смутное воспоминание о индивидуальном со вык мыслить строго, не имели соблазна заимствовать из бытии, человеке или вещи, связанное с их значением, него какие-либо слова. Кантовские термины «объектив либо метафора. Мы видим, что термины, использован ный» и «субъективный» оказались в этом смысле лишь ные в первом и третьем случаях, применимы к самым отчасти, но вовсе недостаточно отстраненными, сохра различным понятиям. Однако если указанные понятия няя за собой прежние значения даже в тех случаях, ког в основных моментах своих значений объединены отно да в этом не было особой необходимости. Первое прави шением строгой аналогии, то это не вредит, но, наобо ло хорошего стиля — использовать слова, значения ко рот, только помогает делу, при том условии, торых не будут неверно истолкованы. И если читатель что эти значения достаточно далеки одно от другого как не знаком со значениями используемых слов, лучше сде сами по себе, так и в различных частных случаях своего лать так, чтобы он был точно уверен в том, что он их не проявления. Наука постоянно вырабатывает новые по знает. В особенности это справедливо в отношении логи нятия, и всякое новое научное понятие должно полу ки, которая, можно сказать, фактически единственной чить для себя новое слово, или, еще лучше, семью <близ своей заботой имеет именно точность мысли.

ких или> слов. Обязанность подбора та 6. С наибольшими трудностями в выборе терминоло ких слов естественным образом возлагается на того, кто гии безусловно пришлось столкнуться классифицирую вводит новое понятие. Но обязанность эту не следует щим наукам: физике, химии и биологии. Номенклатура слишком торопиться брать на себя, не обладая достаточ химии в целом вполне хороша. В случаях крайней необ ным знанием принципов и широкой осведомленностью в ходимости химики всегда созывали конгресс, на кото деталях и истории специальной терминологии в той об ром принимали некоторые правила образования имен для ласти, к которой имеет отношение вводимое понятие, а различных субстанций. Однако, несмотря на то, что имена также принципов словообразования данного естествен хорошо известны, они крайне редко используются.

ного языка. Кроме того, необходимо досконально изу Почему так? Потому что химики никогда не были чить общие законы символов. В зависимости от обстоя хологами и не знали, что конгресс — одно из самых бес 44 Логические, основания теории знаков бовь к научной истине в той же степени, в какой позна полезных предприятии, и организация его является де ли ее доктора схоластики, высказанные выше предписа лом бесполезным даже в гораздо большей степени, не ния укажут сами на себя, что впоследствии должно при жели обращение к словарю. Проблемы, возникающие вести к формированию технической терминологии. Что перед систематизаторами в биологии, куда более труд касается логики, то именно от схоластиков она унасле ны, но они всегда находили для них (за некоторыми не довала терминологию, которую можно считать более чем значительными исключениями) блестящее решение. Как сносной. Схоластическая терминология в гораздо боль им это удавалось? Не через апелляцию к власти шей степени, нежели другими языками, была восприня са, но через обращение к идеям должного (right) и та английским, что сделало его наиболее логически точ правомерного (wrong). Ибо только откройте для челове ным из всех. Однако это сопровождалось тем обстоятель ка возможность реально что определенная ли ством, что значительное число слов и оборотов научной ния поведения неправомерна, и он немедленно предпри логики стало использоваться с неточностью поистине мет энергичную попытку поступить должным образом, поразительной. Кто, к примеру, среди дилеров из Куин неважно, был ли он до этого вором, карточным шулером си Холл, говорящих о «предметах первой или философом, изучающим логику или этику. Биологи смог бы сказать, каково точное значение фразы «первая просто вели друг с другом живой диалог, который от Никто из них наверняка не смог бы крывал им возможность видеть, что когда ученый вво подыскать термин более подходящий для области своих дит в науку новое понятие, определение соответствую занятий, и существуют еще многие десятки других не щего этому понятию научного выражения становится как точных выражений похожего характера.

его привилегией, так и его первейшей обязанностью.

Дав, таким образом, некоторое представление о при Вместе с тем это помогало им понять, что когда имя при роде оснований, которые имеют для меня вес, я теперь своено некоторому понятию тем ученым, которому на изложу правила, которые нахожу необходимыми в обла ука этим самым понятием собственно обязана, принять сти терминологии.

его имя, если только оно не таково, что его принятие 8. Первое. Всеми средствами стараться избегать воз окажется для науки бесполезным — есть всеобщая обя можности следовать случайным советам в том, что каса занность перед этим исследователем и перед наукой в ется использования философской терминологии.

целом. Если же исследователь оказался неспособен вы Второе. Избегать использования просторечных слов полнить свою обязанность, либо не определив для ново и оборотов в качестве терминов философии.

го понятия никакого имени, либо дав совершенно не Третье. Использовать для философских понятий тер подходящее, по прошествии некоторого времени, лю мины схоластики в их англизированных формах, но лишь бой, у кого будет возможность назначить для такового постольку, поскольку они не искажают точных значе подходящее имя, должен так и поступить. Другие же ний этих понятий.

должны за ним в этом последовать. При этом тот, кто Четвертое. В том, что касается философских поня умышленно использует слово или другой символ в лю тий античности, воспринятых схоластикой, передавать бом значении, отличающемся от того, которое было при настолько точно, насколько это возможно, их изначаль своено ему его единственным действительным создате ный смысл.

лем, тем самым наносит последнему и науке в целом Пятое. Для точных философских понятий, использу тягчайшее оскорбление, и обязанностью остальных ста емых в философии начиная со средних веков, использо новится отнестись к данному действию с презрением и вать их максимально близкие англизированные формы, негодованием.

если только таковые очевидно пригодны, в их точных 7. Так скоро, как только философы, изучающие раз Изначальных значениях.

личные науки, сумеют воспитать в себе подлинную лю 46 Логические основания теории знаков к утверждениям, совершенным образом погреши Шестое. Для философских понятий, хоть на волос и поэтому, с одной стороны — во всем, что имеет отличающихся от тех, которым уже присвоены приня отношение к тому, каковы должны быть свойства всех тые термины, вводить новые термины, уделяя должное знаков, используемых неким «научным» интеллектом, внимание существующим правилам использования фи то есть интеллектом, способным извлекать знания из лософской терминологии и правилам использования слов опыта — ни в коем случае не необходимым*. Что же ка в английском языке, но при этом подходить к вопросу сается собственно процесса абстрагирования, то он сам строго технически. Перед тем как предложить новый по себе есть некоторый род наблюдения. Способность, термин, условное обозначение или какой-либо другой называемая мной абстрагирующим наблюдением, есть символ, со всем тщанием рассмотреть, подходит ли он в способность, которая хорошо известна обычным людям, точности данному понятию и будет ли удовлетворять но для рассмотрения которой философы зачастую почти каждому конкретному случаю. Следует выяснить, не всту совсем не оставляют места. Каждому вполне свойственно пает ли он в противоречие с каким-либо из уже суще желать чего-то, что находится далеко за гранью дости ствующих терминов, а также не существует ли вероят жимого теми средствами, которыми он на данный мо ность того, что его использование повлечет за собой ка мент располагает, сопровождая при этом свое желание кое-либо затруднение, связанное с тем, что он пересека вопросом: «Оставалось ли бы мое желание тем же са ется с выражением некоторого понятия, которое может мым, если бы я имел все необходимое для его осуществ быть введено в философии в дальнейшем.

В поисках ответа вопрошающий обращается к Седьмое. Рассматривать как необходимость введение собственному сердцу и тем самым производит то, что я новых систем выражения, в которых образовываются именую абстрагирующим наблюдением. В своем вообра новые связи между понятиями и которые могут тем или жении он представляет себе нечто вроде контурного, схе иным образом служить целям философии.

матического наброска себя самого. Он рассматривает, внесения каких изменений потребует гипотетическое положение вещей на этом наброске, и затем исследует Глава вторая полученную картину, то есть то, что нарисо вало ему его воображение, с тем, чтобы определить, раз Типы знаков личимо ли там его прежнее желание. Посредством тако го наблюдения, по сути очень напоминающего матема тическое доказательство, мы можем прийти к заключе § 1. Основание, объект и ниям о том, что являлось бы истинным для знаков во 9. Логика — думаю, мне удалось показать это доста всех случаях при том условии, что метод их точно ясным образом — в своем общем понятии есть не ния был бы научным. Образ мысли Бога, обладающего что иное, как другое название семиотики — способностью интуитивного всеведения, недоступного квазинеобходимой или формальной науки о знаках. Го человеческому разуму, остается в нашем случае вне рас воря о ней как о квазинеобходимой или формальной, я смотрения. Итак, процесс развития подобных формули имею в виду тот факт, что мы наблюдаем характеры та ровок в целом в рамках сообщества ученых путем абст ковых знаков как они нам известны и, исходя из этих рактного наблюдения и обоснования истинных положе наблюдений, посредством процесса, который полагаю ний, которые должны оставаться справедливыми в отно вполне правильным назвать Абстрагированием, всех знаков, используемых научным методом, представляет собой науку, основанную, как и всякая <Из недатированного отрывка.

Другая позитивная наука, на наблюдении, несмотря на Логические основания теории знаков том стремясь в поиске номенклатуры для новых поня ее разительное отличие от всех остальных специальных тий сохранить ассоциации прежней терминологии, я наук, которое заключается в ее стремлении выяснить, каков должен a не просто каковым является ре- называю чистой риторикой. Ее задачей является уста альный мир. новление законов, в соответствие с которыми в каждом 10. Знак, или есть нечто, что заме- научном интеллекте один знак порождает другой и одна щает (stands for) собой нечто для кого-то в некотором мысль влечет за собой следующую.

отношении или качестве. Он адресуется кому-то, то есть создает в уме этого человека эквивалентный знак, или, § 2. Знаки и их возможно, более развитый знак. Знак, который он со здает, я называю первого знака. Знак 12. Слово «Знак» будет использоваться мной для де замещает собой нечто — свой Он замещает этот нотации Объектов воспринимаемых, воображаемых, или объект не во всех отношениях, но лишь отсылая (in даже тех, которые в каком-то смысле нельзя вообразить.

reference) к некоторой идее, которую я иногда называю К примеру, являющееся Знаком слово fast невозможно основанием (ground) репрезентамена. «Идею» в данном сделать объектом воображения, потому что записано на случае следует понимать в платоновском смысле, близ бумаге или произнесено может быть не само это слово, ком к тому, что вкладывает в это слово повседневная но частный случай его, при этом, будучи записано или речь. Я имею в виду тот случай, когда мы говорим, что произнесено, оно тем не менее остается тем же самым один человек схватывает идею, высказанную другим;

или словом. Кроме того, в значении «быстрый» это одно сло если мы говорим, что когда некто вспоминает о том, что во, в значении «устойчивый» — другое, и третье, когда он думал в тот или иной момент в прошлом, он воскре отсылает к <посту или> воздержанию. Для того, чтобы шает в памяти ту идею;

или тот случай, когда некто нечто действовало как Знак, это нечто должно «репре продолжает размышлять о чем-то, даже самое короткое зентировать» нечто другое, называемое его Объектом.

время, поскольку длящаяся мысль в течение всего этого Хотя условие, в соответствии с которым Знак должен времени находится в согласии с самой собой, то есть имеет быть чем-то другим, нежели его Объект, возможно, и не подобное содержание, он имеет в виду ту же идею, а не носит обязательного характера, поскольку, если мы все новую всякий момент указанного временного отрезка.

же сочтем нужным его придерживаться, мы по крайней 11. В силу того, что каждый репрезентамен таким мере должны сделать исключение для Знака, который образом связан с тремя вещами — основанием, объектом является частью Знака. Так, ничто не мешает актеру, и интерпретантом, — наука семиотика имеет собой три исполняющему роль в исторической драме, использовать раздела. Первому еще Скот дал название исторически подлинную реликвию вместо предмета те Мы можем поименовать ее атрального реквизита, предназначенного таковую толь тикой. Ее задачей является определение того, что долж ко К примеру, распятие, которое в знак но быть истинно для репрезентаменов, используемых на вызова поднимает Ришелье. На карте не учным методом, чтобы они могли актуализировать неко которого острова, если ее разложить где-либо на земле торое значение. Второй раздел есть логика в собственном самого этого острова, должно существовать некоторое смысле слова. Это наука о том, что место, некоторая точка, отмечена она или нет, которая, образом истинно для репрезентаменов, используемых являясь в качестве (qua) места на карте, репрезентирует научным методом, чтобы они могли удерживать свои это же место в качестве места на острове. Знак может объекты, т. е. быть истинными. Иными словами, соб ственно логика есть формальная наука об условиях ис тинности репрезентации. Третий раздел, вслед за Кан эссе «Значение» (Meaning).

Логические основания иметь больше одного Объекта. Так, выполняющее функ 13. Знак может только репрезентировать Объект и цию Знака предложение «Каин убил Авеля» отсылает к сообщать о нем. Он не может организовать знакомство Авелю в той же степени, что и к Каину, даже если не (furnish acquaintance) с Объектом и составить о нем пер принимать (хотя это и необходимо) к рассмотрению вое представление. В данном случае имеется в виду, что в качестве третьего Объекта. При этом ничто не Объект Знака представляет собой нечто, с чем Знак уже препятствует нам рассматривать совокупность объектов предполагает предварительное знакомство для передачи в качестве одного сложного Объекта. В нижеследующем, о нем дальнейшей информации. Несомненно, среди чи а также в других работах, дабы избежать излишних затруд тателей найдутся такие, которые скажут, что это проти нений, Знаки будут трактоваться как имеющие только один воречит здравому смыслу. По их мнению, Знаку нет объект каждый. Если Знак есть нечто другое, нежели необходимости быть связанным с тем, что известно ка его Объект, то некоторая мысль или выражение должны ким-либо иным образом. И утверждение, что каждый содержать пояснение, довод или контекст, показываю знак должен быть связан с таким Объектом, они нахо щие, как, т. е. в соответствии с какой системой или на дят несостоятельным. Но если бы даже и существовало каком основании Знак репрезентирует Объект или сово нечто, сообщающее информацию, но при этом не имею купность Объектов. Знак и Пояснение вместе составля- щее абсолютно никакого отношения и никак не ссылаю ют другой Знак, и поскольку пояснение должно действо- щееся ни на что из того, с чем тот, кому сообщается вать как Знак, то оно потребует себе дополнительного информация, хотя бы поверхностно, в тот момент, когда пояснения, которое, объединившись со Знаком, уже рас- он постигает смысл этой информации, прямо или косвен ширившимся за счет первого пояснения, создаст еще но не был бы знаком — да и что за странного качества более расширенный Знак. Продолжая в том же духе, в была бы эта информация? — носитель такого рода ин конечном итоге мы получим или должны будем получить формации в рамках данной работы никак не мог бы быть Знак, Объектом которого будет являться он сам (Sign of назван Знаком.

14. Два человека стоят на морском берегу, наблюдая и который будет иметь в себе собственное поясне за горизонтом. Один из них говорит другому: «Вон на ние, а также пояснения всех своих значимых частей.

том судне совсем нет никаких грузов, а только пассажи Всякая его часть, сообразуясь со своим пояснением, дол Для другого же, кто сам не замечает вдалеке ника иметь другую часть в качестве своего Объекта. От кого судна, первое, что извлекается из сообщения, име всякий Знак, в действительности или ет своим Объектом ту часть моря, которую он не видит, обладает тем, что мы можем назвать Предписанием и сообщает ему, что человек, обладающий более острым к пояснению, в соответствии с которым Знак зрением, или же зрением, более тренированным для та понимать как своего рода эманацию его Объек ких наблюдений, видит вдалеке судно;

получив, таким (Если речь идет об Иконе, схоласт мог бы сказать, образом, предварительное представление о судне, он го что Объекта, исходящий (emanating) от него, тов воспринять информацию о том, что оно перевозит хществил себя в Иконическом знаке. Если это Индекс, Исключительно пассажиров. Однако предложение как -мы можем рассматривать его в качестве фрагмента, ото Целое имеет для этого человека никакой иной Объект, рванного от Объекта, причем означенная пара в своем как только тот, с которым оно находит его уже имею Существовании есть одно целое или часть некоторого щим представление. Объекты — а Знак может иметь их целого. Если мы имеем дело с Символом, то о после сколь угодно большое количество — могут каждый быть:

днем можно сказать, что он воплощает «ratio» или ос Известной существующей единичной вещью, или вещью, нование Объекта, от него исходящего. Все это, конеч в существовании которой в прошлом вполне убеждены, но, не более чем фигуры речи, что, однако, не делает их или, по крайней мере, предполагается, что вещь суще вовсе 52 Логические основания теории знаков адических отношений, отношений знаков (или репре ствовала, или коллекция таких вещей, или известное зентаменов) к своим объектам и интерпретантам.

качество, или отношение, или факт чего-то, что само по 16. Мы можем предпринять предварительное и весь себе может быть разбито на части, причем содержанием ма грубое разделение триадических отношений, которое, этого факта будет только целое этих частей;

или же он однако, несомненно имеет, несмотря на приблизитель (Объект) имеет иной способ существования, как, напри ность, ряд важных достоинств, на:

мер, возможный акт, чей статус определяется нами как такой, что мы допускаем существование акта, ему про отношения сравнения, тивоположного;

или же это нечто общего характера же отношения представления (performance) и лаемое, требуемое, или неизменно обнаруживаемое при Триадические отношения мысли.

некоторых общих условиях.

Триадические отношения Сравнения суть отношения, обладающие природой логически понимаемых возмож § 3. Типы триадических ностей.

Триадические отношения Представления суть отно 15. Благодаря феноменологическим принципам и шения, обладающие природой действительных фактов.

аналогиям мы можем в некотором приближении опи Триадические отношения Мысли суть отношения, сать, каковы должны быть типы триадических отноше обладающие природой законов.

ний. Однако, пока мы не познакомились с теми или ины 17. Мы должны четко различать Первое, Второе и ми типами a posteriori и не классифицировали их по сте Третье Соотносящее (Correlate) каждого триадического пени важности, априорные описания будут иметь лишь отношения.

некоторую, но не слишком большую значимость. Даже Первое Соотносящее есть то из трех, которое, если после того, как мы идентифицируем те или иные мно таковое только одно, следует рассматривать как обладаю жества знаков, определенные a priori с теми, в определе щее наименее сложной природой, представляя собой про нии важности которых мы руководствовались опытом стую возможность, но никак не закон. При этом последнее рефлексии, потребуется еще затратить немало труда, при том условии, что указанной природой не обладают все чтобы обрести окончательную уверенность в том, что три классификация, проведенная нами a posteriori, в точно 18. Третье Соотносящее есть то из трех, которое, если сти соответствует той, что была предсказана априорно.

таковое только одно, следует рассматривать как обладаю В большинстве случаев мы обнаруживаем, что щее наиболее сложной природой, представляя собой закон, ние не абсолютно, причиной чему является ограничен но никак не простую возможность. При этом последнее ность нашего рефлексивного опыта. Только дальнейший при том условии, что указанной природой не обладают все кропотливый анализ позволит нам систематизировать три Соотносящих.

понятия, к которым мы пришли опытным путем. В слу чае с триадическими отношениями ни одна из означен [Если следовать принципу Пирса, по которому возможности ных ступеней работы не была до сих пор выполнена могут определять только возможности, а законы, в свою оче сколько-нибудь удовлетворительным образом, за ис редь, определяются только законами, термины «Первое Соот ключением разве что наиболее важной категории носящее» и «Третье упоминающиеся в п. 17 20 (2.235-38), следует заменить один на другой. Избежав, та ким образом, разногласий с другими работами, мы можем со [§ из статьи «Терминология и типы триадических отно хранить от противоречий список из десяти категорий, упомя шений, насколько они определены» (Nomenclature and Divisions нутый в п. 20 (2.238). Категории расположены в следующем of Relations, as far as they are determined) — рукописи, продолжающей порядке:

Логические основания теории знаков десять категорий, в свою очередь, также могут быть раз 19. Второе Соотносящее есть то из трех, природа ко биты на подразделы в зависимости от типа существую торого обладает средней степенью сложности, так что если щих соотносящих (existent correlates) или типа соотно любые два суть одной и той же природы и оба являются сящих, выступающих в качестве законов. Первые могут либо простыми возможностями, либо действительными быть индивидуальными субъектами или индивидуальны существованиями, либо законами, то Второе соотнося ми фактами, вторые — общими общими щее обладает той же природой, что и эти два. Если же модусами факта или общими модусами закона.

природа всех трех различна, Второе Соотносящее будет 21. Должно иметь место также еще одно разделение действительным Существованием.

триадических отношений на десять категорий, подобное 20. Триадические отношения классифицируются тро первому, по основанию диадических отношений, кото Основаниями для классификации могут быть Пер рые они конституируют либо между Первым и Вторым, вое, Второе и Третье Соотносящие как простая возмож либо между Первым и Третьим, либо между Вторым и ность, действительное существование и закон соответ Третьим Соотносящими. Такие диадические отношения ственно. Полученные три трихотомии, взятые в совокуп могут обладать природой возможностей, фактов или за ности, служат основанием разделения всех триадических конов. Из указанных десяти категорий также могут быть отношений на десять категорий [см. прим. к п. 17]. Эти выведены подразделы по самым различным [Хотя Пирс и определил в качестве условия, что для того, Если Третье Соотносящее есть возможность, тогда:

чтобы отношение было существованием, оба его Первое Второе Третье соотносящих также должны быть существованиями (ср. п. (I) 1. Возможность Возможность Возможность <2.283>), он, кажется, нигде не оговаривает условий опреде (II) 2. Существование Возможность Возможность ления диадических отношений в качестве законов. Его обыч (III) 3. Существование Существование Возможность ная точка зрения состоит в том, что таких диадических отно (V) 4. Закон Возможность шений не существует. Как бы то ни было в данном случае, (VI) 5. Закон Существование Возможность возможно, имеется в виду, что диадическое отношение обла (VIII) 6. Закон Закон Возможность дает природой закона при том условии, что оба его соотнося Если Второй есть существование, тогда также:

щих также являются законами. Если, в дополнение к этому, мы еще примем два нигде не высказываемые Пирсом в явной (IV) 7. Существование Существование Существование форме положения, что диадическое отношение представляет (VI) 8. Закон Существование Существование собой возможность, если одно его соотносящее также являет Если Первое есть Закон, тогда:

ся возможностью, и существованием, если одно из его соотно (IX) 9. Закон Закон Существование сящих является существованием, а другое законом, мы полу (X) 10. Закон Закон Закон чим следующую таблицу:

В п. 24 и 56 и Репрезентамен, Объект и Интер Если по крайней мере одно диадическое отношение обладает претант суть первое, второе и третье соотносящие соответствен природой возможности:

но, в то время как в § 4 в себе, в отношении к Первое Второе своему объекту и в качестве интерпретируемого есть соответ ьозможность ственно первое, второе и третье соотносящее. Первая класси фикация составляет 10 трихотомий и 66 категорий знаков, — Возможность 2.

Существование — последняя — три трихотомии и десять категорий знаков.

2 Существование — Римские цифры в скобках в приведенной выше таблице обозна Закон чают порядок описания в § 7 и обозначения в таблице в п. 5.

<2.264>. См. также прим. к п. [Три указанных способа подразделения даны в к п. L Логические теории знаков ет в качестве Первого Соотносящего того 22. Для удобства можно объединить десять катего же триадического отношения к тому же Объекту для рий в любом из вариантов в три группы в соответствии некоторого другого возможного Интерпретанта. Знак есть с тем, обладают ли, как это может случиться, все три репрезентамен, один из интерпретантов которого есть Соотносящих или все три диадических отношения раз познавательная способность ума. Знаки суть единствен личной, или одной и той же природой, или же одно ный достаточно изученный вид репрезентаменов.

обладает природой, отличной от той, которой обладают два 23. В любом подлинном Триадическом Отношении § 4. Первая трихотомия знаков Первое Соотносящее в некотором аспекте определяет Третье. Так что триадические отношения могут быть 25. Знаки подразделяемы на три Пер классифицированы в зависимости от того, отмечает ли вая характеризует знак сам по себе соответственно: как данное определение у Третьего Соотносящего некоторое простое качество, как действительное существование или качество, вводит ли его в отношение существования ко как общее правило. Вторая рассматривает отношение Второму Соотносящему или же определяет его в мысли знака к своему объекту: как состоящее в том, что знак мом отношении ко Второму для чего-то обладает некоторым качеством самим по себе;

как неко 24. есть Первое Соотносящее торое наличное (existential) отношение к этому объекту;

отношения, Вторым Соотносящим которого как отношение знака к интерпретанту. Третья рассмат является его Объект, а возможным Третьим — его ривает знак в зависимости от того, как его Интерпре Такое триадическое отношение определя тант репрезентирует его: как знак возможности, знак факта или знак 26. В соответствии с первым подразделением, Знак Если имеются по крайней мере два существующих диадических отношения:

может быть назван Синсиг 7. — - Существование (Sinsign) или 8.

Существование Закрн — Закон [Позднее <...> Пирс описал 10 трихотомий и 66 категорий Если все диадические отношения суть законы:

знаков. Анализ этой дополнительной классификации никогда 10.

не был им удовлетворительным образом завершен. Наиболее Непрерывные линии между соотносящими отмечают наличие Удачное описание этих категорий можно найти в его перепис с леди Уэлби vol. 9) — <см. т. 2>. Настоящая работа, точно установленного отношения..2.... » и «....3.

по всеобщему признанию, включает в себя большинство из наи замещают отношения существования и рациональные диади ческие отношения более законченных и авторитетных работ Пирса о знаках.

Десять категорий знаков, полученные из представленных здесь [Т. е. все соотносящие V категории обладают различной при трихотомий, представлены Пирсом в виде диаграммы в родой;

таковые I, VII и X обладают одной и той же природой:

46 <2.264>. Если «Репрезентамен как от в остальных два и только два Соотносящих обладают одной носящийся к объекту» и «Интерпретированный Репрезента природой. При этом диадические отношения I, II, IV, X обладают одной и той же природой, а в категориях III, V, VI, мен» заменить на первое, второе и третье соотносящее соответ VIII, IX таковы лишь два диадических ственно, таблицы в прим к п. 17 и 21 <2.239п> быть полезным пояснением к § 4-7. Настоящий раздел име [В категориях I-VI третье соотносящее определяется первым предметом первичность, и троичность Репрсзен как имеющее некоторое качество, в категориях VII-IX оно опре деляется как состоящее в отношении существования ко [Т. е. три группы из прим. к п. 23 1-6, 7-9 и и в X — как имеющее мыслимое отношение ко второму для другого И, III, V, VI, VIII;

IV, IX;

58 Логические теории знаков Истинно, что пока не существует такого Объекта, Икона есть качество, которое является Знаком.

не может действовать как знак, но это не имеет никако Он не может вести себя как знак, пока не будет актуали го отношения к тому факту, что она все же является зирован (embodied), но его актуализация не имеет ника знаком. Что бы то ни было, будь то качество, индивиду кого отношения к тому факту, что он все же является альное существование или закон, является Иконой чего знаком.

угодно при том условии, что он подобен этой "вещи и 27. (где силлабл sin используется в значе используется как ее знак.

нии «случившийся только однажды», как в словах еди 30. Индекс есть знак, отсылающий к Объекту, кото ничный (single), простой (simple), латинском и т. д.) рый он денотирует, находясь под реальным влиянием есть реально существующая вещь или событие, которое (being really affected by) этого Объекта. Он не может поэто является Знаком. Он может быть таковым только благо му быть ибо качества суть то, что они даря собственным качествам, так что заключает в себе суть, независимо от чего бы то ни было еще. Поскольку особого рода квалисигнум, или даже несколько квали Индекс находится под влиянием Объекта, он с необходи сигнумов, отличающихся тем, что через их актуализа мостью имеет некоторое общее (common) с этим Объек цию знак только получает форму.

том Качество, и именно в последнем причина того, что 28. есть закон, являющийся Знаком. Этот он отсылает к Объекту. В силу этого он включает в себя закон обычно устанавливается человеком. Всякий кон особого рода Икону. Индекс не характеризуется простым венциональный есть (но не наоборот).

подобием со своим Объектом даже в тех отношениях, Это не единичный объект, но общий тип, о котором до которые делают подобие знаком. Он представляет из себя говорились, что он обладает некоторой значимостью.

действительное изменение этого подобия, производимое Каждый легисигнум означивает (signifies) нечто благо Объектом.

даря конкретному случаю его применения, который на 31. Символ есть знак, отсылающий к Объекту, кото зывается его Репликой. Так, артикль the встречается от рый он денотирует посредством закона, обычно — соеди пятнадцати до двадцати пяти раз на страницу. Всякий нения некоторых общих идей, которое действует таким раз это одно и то же слово, один и тот же легисигнум.

образом, что становится причиной интерпретации Сим Каждый новый случай его применения есть Реплика.

вола, как отсылающего к указанному Объекту. Можно Реплика является Синсигнумом. Таким образом, каж заключить, что он сам по себе есть некий общий тип, дый Легисигнум требует Синсигнумов. Однако это или закон, то есть Легисигнум. Как таковой он действу обычные каковыми являются особые слу ет через Реплику. Не только он сам представляет собой чаи, признанные значимыми. Равно и Реплика не будет общее правило, но и Объект, к которому он отсылает, по ничего значить, если за ней не будет стоять закон, ее природе своей также есть нечто общее. Общее же обрета ет свое бытие в тех случаях, которые им будут опреде ляться. Таким образом, должны существовать некото § 5. Вторая трихотомия знаков рые случаи того, что денотирует Символ. При этом под «существованием» мы должны здесь понимать существо 29. В соответствии со второй трихотомией знак мо вание в возможном воображаемом универсуме, к которо быть назван Иконой (Icon), Индексом (Index) или му отсылает Символ. Символ непрямо, через ассоциацию Символом.

Или другой закон, испытывает влияние этих случаев, а Икона есть Знак, отсылающий к Объекту, который следовательно, включает в себя особого рода Индекс. Как он денотирует просто посредством присущих ему харак бы то ни было, ни в коем случае нельзя признать истин теров, которыми он обладает вне зависимости от ным положение, что даже незначительный эффект, существует таковой Объект в действительности или нет.

Логические основания теории з оказываемый на Символ упомянутыми случаями, имеет ния собственной точки зрения на пропозицию, или какое-либо отношение к значимому характеру Символа. зит к нотариусу с целью официально закрепить за собой ответственность за ее истинность, за исключением, прав да, того факта, что в последних двух случаях действие § 6. Третья трихотомия направляемо желанием оказать влияние на других, в то время как суждение в своем действии на 32. В соответствии с третьей трихотомией Знак мо себя. Так или иначе, логику не интересно, какова мо жет быть назван (Rheme), жет быть психологическая природа акта суждения. Для т. е. пропозицией или квазипропозицией и него вопрос в следующем: «Какова природа такого зна (Argument).

ка, основным составляющим элементом которого явля Рема <Слово> это Знак, который для своего Интер ется пропозиция, т. е. предмет, к которому обращен акт претанта есть Знак качественной Возможности, то есть вынесения суждения?» Пропозиция сама не нуждается понимается как репрезентирующий такого-то и такого в том, чтобы ее утверждали или выносили по ее поводу то рода возможный Объект. Всякая Рема, вероятно, мо суждение. Она лишь может быть рассмотрена в качестве жет предоставить некоторую информацию, но в таковой знака, способного к тому, чтобы быть утверждаемым или своей возможности не интерпретируется.

отрицаемым. Сам по себе этот знак удерживает всю полно 33. это который для своего ту своего значения независимо от того, будет он утверж претанта есть Знак действительного существования. Он не ден в суждении или Поэтому специфическая осо может поэтому быть Иконой, так как та не имеет основа бенность его состоит в том способе, которым он интер ния для интерпретации его как ссылающегося на действи претируется, иными словами, в характере его отноше тельное существование. с необходимостью в ния к своему интерпретанту. Пропозиция предъявляет качестве своей части включает в себя особого рода Рему, себя реальному влиянию действительного существования чтобы тем самым описать факт, в качестве указывающе или реального закона, на который она ссылается. К тому го (indicating) на который Дицисигнум интерпретирует же стремится и аргумент, но это стремление для аргу ся. Поскольку такая Рема представляет собой существен мента не носит принципиального характера. Относитель ную составляющую он никоим образом не но Ремы это правило не действует вовсе.

определяет ее как таковую.

35. Интерпретант Аргумента репрезентирует его как 34. Аргумент это Знак, который для своего некоторый случай общей категории Аргументов, како претанта есть Знак закона. Можно сказать, что Рема это вая категория в целом всегда определяет верный путь к знак, понимаемый как репрезентация своего Объекта истине. Именно к соблюдению этого закона, в некоторой исключительно в собственных характерах;

что Дицисиг его форме, понуждается аргумент, и такое «понуждение» нум это знак, понимаемый как репрезентация (urging) есть модус репрезентации, свойственный вооб объекта с точки зрения его действительного существова ще Аргументам. Поэтому Аргумент должен быть Симво ния;

и что Аргумент это Знак, понимаемый как репре лом или Знаком, чей Объект представляет собой Общее зентация своего Объекта в качестве Знака. Поскольку Правило или Тип. Он должен вовлекать Дици-Символ данные определения в настоящее время касаются (Dicent Symbol) или Пропозицию, которая является его блем, вызывающих споры, ситуация требует внесения Посылкой (Premiss). Ведь Аргумент может понуждаться некоторой ясности. Вопрос, которым в связи с этим час к закону, только привлекая частный случай этого зако то задаются, таков: «В чем состоит сущность на. Такого рода Посылка, во-первых, существенно Суждение есть умственная операция, при помощи рой выносящий суждение хочет запечатлеть в сознании См. п. 97 <2.315>.

истину пропозиции. Это почти то же, что акт отстаива 62 Логические основания теории знаков чается по силе (т. е. по способу отношения к своему ин гумента. Что касается слова Посылка (в латыни XIII терпретанту) от обычной, голословно утверждаемой века — то, используя его во множественном (merely asserted) пропозиции, а во-вторых — никогда не числе, его часто путают с совершенно другим словом, может быть целым Аргументом. Что касается другой имеющим хождение в юриспруденции — premisses, т. е.

часто встречаемой пропозиции, называемой Заключени параграфы или пункты описи и т. п., например, дома, ем, которая может потребоваться для завершения Ар перечисляемые в договоре об аренде. Произносить premiss гумента, то она ясным образом репрезентирует Интерпре- как premise, — совершенно противоречит нормальному а также обладает особой, присущей только ей си английскому. Это произношение, распространенностью лой (т. е. присущим только ей отношением к Интерпре- которого мы, по крайней мере отчасти, обязаны настоя танту). Среди логиков имеются разногласия относитель- нию лорда Бругхэма (Brougham), разоблачает незнание но того, входит ли такая пропозиция в Аргумент в каче- истории логики, которое обнаруживают даже такие изве стве его части. И хотя оба мнения вовсе не опираются на стные авторы, как Уэйтли (Whately), Уотте (Watts) и др.

результаты точного анализа существа Аргумента, оба они имеют определенный вес. Автор данной работы, не буду § 7. Десять категории знаков чи, впрочем, абсолютно в этом уверен, склонен считать Заключение — хотя оно и репрезентирует Интерпре 36. На основании трех трихотомий Знаки подразде тант — существенным моментом полного выражения Ар ляются на десять категорий, из которых могут быть гумента. Обычно логики предпочитают говорить не о По образованы различные подразделы. Список категорий сылке, а о Посылках Аргумента. если Аргумент имеет имеет следующий вид:

более чем одну Посылку, в качестве первого шага аргу Первая: Квалисигнум переживание «крас ментации должно связать их в одну Соединительную ного т. е. всякое качество постольку, поскольку (Copulative) Пропозицию так, чтобы единственный про оно является знаком. Качество есть то, что оно есть опре стой Аргумент двух Посылок стал Связующим Аргумен деленное в самом себе, поэтому оно может только том (the Argument of Colligation). Но даже в этом случае тировать объект посредством некоторого общего с ним посылок, по сути, не две. Ибо в любой момент, когда элемента или подобия. Поэтому Квалисигнум с необхо сознание готово предъявить пропозицию Р, оно также димостью является Иконой. Далее, поскольку качество готово предъявить пропозицию для которой новая про представляет собой простую логическую возможность, оно позиция P служит лишь в качестве дальнейшего опреде может быть интерпретировано только как знак сущнос ления. Поэтому пропозиция, которую сознание готово ти, т. е. Рема.

предъявить, есть не просто Р, но ОР. В указанном смысле 37. Вторая: Синсигнум [например, не такой вещи, как Связующий Аргумент, не существует.

которая индивидуальная схема], любой объект опыт Отрицать это — значит полагать, что всякое суждение ного знания при том условии, что какое-либо его каче является заключением аргумента. И далее если так — что, ство делает его способным к определению идеи объекта.

в общем, допустимо, — то такое заключение будет заклю Являясь Иконой, а следовательно, знаком благодаря чи чением совершенно другого рода суждения, нежели Свя стому подобию с чем угодно, что может быть подобно, он зующий Аргумент. Таким образом, Связующий Аргумент может интерпретироваться также только как знак сущ есть форма Аргумента, вводимая в логику только во избе ности, т. е. Рема, и ведет к актуализации жание необходимости рассмотрения истинной природы Ар 38. Третья: Рема-Синсигнум [напри гумента, дериватом которого является Соединительная мер непроизвольный вскрик], т. е. объект прямого опыт Пропозиция. Поэтому более правильным представляется ного знания при том условии, что он направляет внима в общем говорить о «Посылке», а не о «Посылках» Ар ние на Объект, которым вызвано его наличие. Он с необ 64 основания теории знаков ходимостью содержит в себе особого рода Объект, на этот пример таким образом, что Его особенностью является то, что он бы передать об этом Объекте конкретную информацию.

нуждает интерпретатора сосредоточить внимание на са- Чтобы означить (to signify) эту информацию, он должен мом Объекте денотации. включать в себя Иконический Легисигнум, а также 39. Четвертая: [например, флюгер], дексальный Рема-Легисигнум для денотации субъекта ин т. е. объект прямого опытного знания при том формации. Каждая его Реплика будет особого рода что он является знаком и в качестве такового доставляет информацию о своем Объекте. Последнее возможно толь- 43. Восьмая: или Символическая Рема ко в силу того, что он подвергается реальному воздей- [например, имя собственное], т. е. знак, связанный своим Объектом через общих таким об ствию своего Объекта, поэтому он также представляет разом, что его Реплика вызывает в уме образ, который, собой Индекс. Единственного рода информация, им дос тавляемая, есть таковая о действительных фактах. Та- благодаря определенным привычкам и склонностям это го ума, способствует образованию общего понятия. При кой Знак для актуализации информации должен содер этом Реплика как Знак Объекта, яв жать в себе Иконический Синсигнум, а также ляющегося примером Таким образом, указывающий на Объект, на Рема-Символ представляет собой то, что логики называ который ссылается информация. При этом способ соче ют Общим Термином. Подобно любому другому Симво тания или Синтаксис двух последних также должен лу, Рема-Символ сам по себе с необходимостью есть не иметь характер.

что общее, т. е. он также является Его 40. Пятая: Иконический [например, Схе Реплика представляет особого рода Индексальный ма (diagram) вообще], т. е. общее правило или вид при Рема-Синсигнум. Образ, сообщаемый посредством него том условии, что он требует конкретного примера для ак сознанию и действующий при этом от имени уже имею туализации того или иного определенного качества, с по щегося в сознании Символа, способствует образованию мощью которого он вызывает в уме идею подобия. Явля В этом от ясь Иконой, он обладает свойствами Ремы. Вместе с тем включая те, которые он представляет собой также Легисигнум, управляющий являются Индексальных единичными Репликами, каждая из которых проявляет Так, указательное местоимение «тот» есть Легисигнум, себя в виде особого рода Синсигнума.

собой общее правило. Однако он не 41. Шестая: [напри является Символом, не означивает общее по мер, указательное местоимение], т. е. любой общий тип нятие. способствует привлечению внима или закон, тем или иным образом учрежденный, каждый ния к некоторому единичному Объекту и представляет конкретный пример которого должен иметь свой Объект, собой Индексальный Рема-Синсигнум. Например, Реп влияющий на этот пример путем привлечения внимания лика слова «верблюд» есть такой Индексальный Рема к его Объекту. Каждая его Реплика будет особого рода Синсигнум. Благодаря тому, что говорящий и слушаю щий обладают знанием о верблюдах вообще, он подвер сального репрезентирует его в качестве гается воздействию Объекта (реального верблюда), кото и в некотором, весьма огра рый им Даже слушающий ниченном смысле, сам является таковым.

не сталкивался с данным конкретным это 42. Седьмая:

приводит к образованию реальной связи, благодаря ко мер, выклики уличных т. е. любой общий торой слово вызывает идею верблюда. То же тип или закон, тем или иным образом учрежденный, каж истинно и относительно слова «феникс». Ибо несмотря дый конкретный пример которого должен иметь свой 3 Зак. 66 Логические основания теории знаков В том случае, когда информация передает реально дей на то, что феникс реально не существует, говорящему и ствующий закон, данное положение в равной степени слушающему хорошо известны его реальные описания.

ложно, ибо Дици-Синсигнум не способен к передаче Таким образом слово вступает в реальную связь с дено информации, содержащей общее правило. Таким обра Объектом. При этом наряду с Репликами Рема зом, истинность суждения по поводу Реплики Дици Символов существенными отличиями от Символа зависит от того, имеет ли указанный закон Рема-Синсигнумов обладают также Реплики Индексаль ных Объект, место- конкретные примеры своего применения.

имением «тот», не оказывает столь прямого и непосред- 45. Десятая: Аргумент, т. е. знак, чей интерпретант ственного влияния на реплику самого слова «тот», как, репрезентирует его объект в качестве будущего (ulterior) к примеру, человек, набравший номер — на раздающий- знака благодаря закону, в соответствии с которым та ся с другого конца провода телефонный звонок. Интер- кие-то и такие-то умозаключения, следуя за такими-то претант Рема-Символа часто репрезентирует его как и такими-то предпосылками, оказываются истинными.

Иконический Легисигнум, но чаще в качестве Индек Поэтому его объект очевидно должен представлять со сального Рема-Легисигнума и имеет нечто от природы и бой нечто общее, т. е. Аргумент должен являться Симво того и другого.

лом и, следовательно, а его Реплика — 44. Девятая: или обычная Пропози ция. Знак, связанный со своим Объектом через ассоциа 46. Структурное сходство десяти перечисленных ка цию общих идей. Действует подобно Рема-Символу. Его тегорий наиболее ясно можно представить, расположив отличие от последнего состоит в том, что подразумевае их названия в виде треугольной таблицы, приведенной мый (intended) им интерпретант, в отношении того, что Смежные друг другу квадраты, границы между означивается Дици-Символом, репрезентирует его как которыми выделены жирной линией, содержат имена ка находящийся под реальным влиянием своего Объекта, тегорий, подобных только в каком-либо одном так что существование или закон, который он делает нии. Все остальные смежные квадраты содержат имена чимым для сознания, вступает в реальную связь с Объек категорий, подобных друг другу двояким образом. Не том, на который делается указание. Подразумеваемый смежные квадраты содержат имена категорий, подобных Дици-Символом Интерпретант интерпретирует его как только в каком-либо одном отношении, за исключением и, если последнее вер тех трех, что расположены в каждой из вершин треуголь но, обладает частью его природы, хотя этим не исчерпы ника. Эти квадраты занимают имена категорий, не со вает своей собственной. Подобно Рема-Символу, он так впадающих с теми, которые вписаны в четыре квадрата же представляет собой Легисигнум и, как и противоположной данной вершине стороны, ни в одном имеет составную природу постольку, поскольку из трех указанных отношений. Имена, не выделенные с необходимостью вовлекает Рема-Символ (в результате жирным, имеют дополнительный характер.

чего его Интерпретант интерпретирует его как Икони ческий Легисигнум), чтобы передать информацию, Индексальный чтобы осуществить § 8. Вырожденные знаки указание на субъект этой информации. Причем Синтак 47. Данные выше описания категорий содержат пря сис того и другого имеет значимый характер. Реплика и косвенные ссылки на подразделы некоторых из представляет собой особого рода А именно, помимо обычного типа Что последнее справедливо, становится осо и существуют другие, представ бенно очевидным, когда информация, передаваемая собой Реплики соответственно Дици-Символом, сообщает некий действительный факт.

68 основания теории знаков Символов и Аргументов. Равным образом помимо уличного торговца, поскольку его тональность и го типа Иконических знаков и Рем име идентифицируют товар и владельца, является не симво ют место две серии других знаков: тех, что лом, а Легисигнумом (Indexical Legisign).

но включены в Индексы и и И каждый частный пример ее есть Реплика, т. е.

Синсигнум. Его третьей разновидностью является Реп лика Пропозиции, четвертой — Реплика Аргумента. Кро ме обычного типа Индексального (V) примером которого служит выклик уличного торговца, Иконический Рема- Аргумент Рема- Символ Символический существует также другой. Это пропозиция, которая в качестве своего предиката содержит имя какой-либо хо рошо известной личности. Как если бы кто-то спросил:

«Кому посвящен этот и получил ответ: «Это (IX) памятник Значением ответа в данном слу Иконический и чае и является Индексальный При Рема мером еще одной разновидности Индексального Дици Легисигнума может служить посылка аргумента. Обыч ная пропозиция в качестве посылки Аргумента приобре тает новую силу и становится второй разновидностью (VII) Дици-Символа. Перечисление всех возможных вариан тов было бы утомительно, так что ограничимся рассмот рением еще только одной категории. Возьмем Индексаль ный Рема-Легисигнум. Примером обычного типа Индек сального может служить возглас (IV) — не какой-либо конкретный, но подобный воз глас вообще. Его второй разновидностью будет элемент, являющийся составной частью Индексального Дици-Ле гисигнума. Например, слово «это» во фразе «это памят ник Фаррагуту». Третья разновидность — частный слу чай Рема-Символа. Например, восклицание Чет тех, что опосредованно включены в Сим вертая и пятая разновидность — главный термин, игра волы и Аргументы. Так, в качестве примера обычного ющий особо значимую роль в пропозиции или аргумен Sinsign) можно привести флю те. Возможно, некоторые разновидности здесь упущены.

I гер, указывающий направление ветра, или фотографию.

Зачастую довольно затруднительно четко определить, к факт, что последняя известна как результат опреде какой категории принадлежит тот или иной знак, так излучения со стороны некоторого объекта так как для этого необходимо учесть все обстоятельства, сообщает ей свойства Индекса, обладающего высокой сопутствующие конкретному случаю. К тому же в абсо информативности. Другая разновидность Дици лютной точности в большинстве из них просто нет не Синсигнума представлена Репликой Дици обходимости. Ибо если иногда и нельзя добиться (Dicent Indexical Legisign). Так, выклик ного описания знака, то всегда можно с легкостью опи сать его с точностью вполне достаточной для обычных [См. сноски к п. 17 и целей науки логики.

Логические основания теории знаков § 9. Трихотомия Аргументов стическая Дедукция есть такая, Интерпретант которой репрезентирует ее для точного определения коэффици 48. Существуют и другие подразделы по крайней мере ента вероятности. Вероятная Дедукция в собственном смыс некоторых из десяти категорий, которые обладают чрез ле такова, что ее Интерпретант репрезентирует не несом вычайно большой значимостью для логики. Аргумент ненность заключения, но тот факт, что в точности анало всегда понимается через его принадлежа гичные рассуждения из истинных посылок должны бы в щий к общей категории аналогичных ему аргументов, большинстве случаев привести в конечном итоге к ис каковая категория в целом всегда определяет верный путь тинным заключениям.

к истине. Это определение может происходить трояко, 51. Индукция есть метод формирования Дици-Сим что позволяет нам составить трихотомию всех простых волов с целью решения того или иного определенного аргументов, элементами которой будут Дедукция, Ин вопроса. Интерпретант любого из таких Дици-Символов дукция и Абдукция.

Pages:     || 2 | 3 | 4 | 5 |   ...   | 6 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.