WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |

«Редакционный совет серии «Университетская библиотека»: ...»

-- [ Страница 4 ] --

Умозаключения. Кроме нормальной разновидности Умозаключение всегда понимается своей Интерпретантой Дицентного Индексального Легисайна, примером кото как принадлежащее к общему классу аналогических умо рого является окрик на улице, есть еще и вторая заключений, каковой класс в целом стремится к истин разновидность, которая принадлежит к тому типу ности. Это может происходить 'тремя способами, по пропозиций, где в качестве предиката стоит имя хорошо рождая трихотомию всех простых умозаключений, [деля известного индивида;

так, если б кого-то спросили: «Это щихся] на Дедукции, Индукции и Абдукции.

чья статуя?» - ответом могло быть: «Это Фарраго». Значе 265. Дедукция — это умозаключение, чьей Интерпретантой нием такого ответа будет Дицентный Индексальный представляется, будто оно принадлежит к общему классу Легисайн. Третья разновидность может быть посылкой возможных умозаключений, строго аналогическому, умозаключения. Дицентный Символ, или обычная пропо которые таковы, что большая часть тех из них, чьи зиция, если он является посылкой Умозаключения, обре посылки являются истинными, будет в ходе длительного тает новую силу и становится второй разновидностью опыта иметь истинные заключения. Дедукции являются Дицентного Символа. Не стоит проходить по всем либо Необходимыми (Necessary), либо Вероятностными разновидностям, но было бы хорошо поподробнее (Probable). Необходимые Дедукции — это те, которые рассмотреть разновидности хотя бы еще одного класса.

никак не связаны с отношениями частотности, но Мы можем взять Рематический Индексальный Легисайн.

заявляют (или их интерпретанты заявляют вместо них), Сам окрик «Привет!» является примером обычной что из истинных посылок они с необходимостью должны разновидности — то есть не индивидуальный окрик, но сделать истинные выводы. Необходимая Дедукция — это вообще сам этот окрик «Привет!» — этот тип окрика.

метод создания Дицентных Символов путем изучения Вторая разновидность является привходящей составляю диаграммы. Она либо Следственная (Corollarial), либо щей Дицентного Индексального Легисайна;

как слово Теорематическая (Theorematic). Следственная Дедукция «это» в ответе «это Фарраго». Третьей разновидностью это та, которая представляет условия вывода в диаграмме и является особое употребление Рематического Символа находит посредством наблюдения диаграммы как она есть как восклицание «Назад!». Четвертая и пятая разновид истину вывода. Теорематическая Дедукция — это та, ности состоят в той особой силе, которую общее понятие которая, представив условия вывода в диаграмме, может иметь в пропозиции или умозаключении.

проводит хитроумный эксперимент над нею и путем наб Возможно, некоторые разновидности остались здесь не людения за таким образом измененной диаграммой замеченными. Трудная задача — сказать, к какому классу выясняет истину вывода.

принадлежит данный знак, поскольку должны учиты 266. Вероятностные Дедукции или, точнее, Дедукции Ве ваться все обстоятельства. Но предельно точным роятности, — это Дедукции, чьи Интерпретанты пред необходимо быть крайне редко;

ведь если мы и не точно ставляют их связанными с отношениями частотности.

определяем данный знак, то тем не менее, безо всякого Они являются либо Статистическими (Statistical), либо труда можем достаточно близко подойти к его Собственно Вероятностными Дедукциями (Probable отличительной особенности, а этого достаточно для Deductions Proper). Статистическая Дедукция — это Де обычных целей логики.

дукция, чья Интерепретанта представляет ее связанной с отношениями частотности, но связанной с ними абсо 196 Разделение знаков Чарлз Сандерс Пирс ным, качеством, путем отбора случаев из этого класса в лютно достоверно. Собственно Вероятностная Дедукция соответствии с методом, который, в ходе длительного — это Дедукция, чья Интерпретанта представляет не то, времени, представлял бы один случай столь же часто, что ее вывод достоверен, но то, что в ходе длительного сколь и другой, и в том выводе, что количество, опыта строго аналогичное рассуждение в большинстве найденное для этого образца, будет постоянным на случаев сделает из истинных посьшок истинные выводы.

долгое время. Его оправдание очевидно.

267. Индукция — это метод составления Дицент Символов, 268. Абдукция — это метод составления общего относящихся к определенному вопросу, в каковом предсказания без положительной уверенности, что оно методе Интерпретанта представляет дело не так, что в будет успешным в каком-то отдельном случае;

обычно ходе длительного опыта она в большинстве случаев его оправданием является то, что это единственно получит из истинных посьшок приблизительно верные возможная надежда рационального регулирования результаты, но так, что если этим методом будут нашего будущего поведения, и что Индукция из настойчиво пользоваться, то через длительный отрезок прошлого опыта дает нам серьезное основание надеять времени он приведет к истине, или неопределенному ся, что он будет успешным и в будущем.

приближению к истине, по каждому отдельному вопросу.

Индукция — это либо Умозаключение методом Фи-фи Примечания (Pooh-pooh Argument), либо Экспериментальная Верифи кация Общего Предсказания, либо Умозаключение от §1 из неидентифицированного фрагмента, §2 из «Meaning», 1910.

Выбранного Наугад Образца. Умозаключение Фи-фи — §§3-Ю взяты из рукописи «Терминология и Разделение Триади ческих отношений, в той мере, в какой они определены», которая это метод, который состоит в отрицании того, что некий является продолжением «Силлабуса», (ок. 1903).

общий вид события произойдет, и отрицании этого на Ni том основании, что он никогда не происходил. Его Ч!

оправданием является то, что если его настойчиво применять в каждом отдельном случае, то если он окажется неверным, его надо будет исправить полностью, и таким образом, он полностью достигнет истинного вывода. Верификация Общего Предсказания — это метод, который состоит в обнаружении или в создании условий предсказания и в том выводе, что предсказание будет подтверждаться приблизительно столь же часто, сколь часто оно оказывается подтвержденным экспериментально. Его оправданием является то, что если Предсказание на протяжении длительного времени не подтверждается никаким определенным, или приблизительно определенным, количеством случаев, то через длительное время эксперимент должен будет приблизительно выяснить, каково это количество. Умозаключение от Выбранного Наугад Образца — это метод выяснения того, какое количество членов данного конечного класса обладает предопределенным, или практически предопределен Икона, индекс, символ тальных интерпретантах]. Так, если подсолнух, повора чиваясь вслед солнцу, оказывается способным посредст вом самого этого акта, без дополнительных условий, про извести на свет другой подсолнух, поворачивающийся ИКОНА, ИНДЕКС И СИМВОЛ вслед солнцу соответствующим образом, и делать это с постоянной репродуктивной силой, то такой подсолнух §1. Иконы и Гипоиконы станет Репрезентаменом солнца. Но все равно мысль есть 274. Знак, или Репрезентамен, это Первое, которое главный, если не единственный, способ репрезенетации.

находится в таком подлинном [genuine] триадическом 275. <...> Самым фундаментальным [разделением знаков] отношении ко Второму, называемому его Объектом, является разделение на Иконы, Индексы и Символы. А чтобы быть в состоянии так определить (determine) именно: хотя ни один Репрезентамен не функционирует некое Третье, называемое его Интерпретантой, чтобы как таковой, пока действительно не определяет Интер оно вступало в то же триадическое отношение к Объекту, преганту, тем не менее, едва он оказывается способен это в котором само [Первое] находится к этому Объекту. Это сделать, он становится Репрезентаменом;

и его Репре триадическое отношение является подлинным в том зентативное Качество не обязательно зависит от того, смысле, что все три его члена связываются таким действительно ли он когда-либо определял Интерпре способом, что не содержат в себе никаких комплексов танту и даже обладает ли он действительно каким-нибудь диадических отношений. Именно поэтому Интерпретан Объектом.

та, или Третье, не может находиться в простом 276. Икона это Репрезентамен, чье Репрезентативное Ка диадическом отношении к Объекту, но должна стоять к чество есть Первичность его как Первого. Иными Объекту в таком отношении, в каком стоит к нему словами, то качество, которое она имеет как вещь, делает Репрезентамен. Так же не может триадическое отноше ее способной быть Репрезентаменом. Так, все, что угодно, ние, в котором находится Третье, быть просто похожим способно стать Субститутом чего угодно, если оно на на то, в котором находится Первое, поскольку это делало него похоже. (Понятие «субститута» включает в себя бы отношение Третьего к Первому просто вырожденной понятие цели и подлинной третичности). Существуют [degenerate] Вторичностью. Третье должно действитель или нет другие виды субститутов, мы увидим в но стоять в том же самом отношении и таким образом, дальнейшем. Репрезентамен по одной только Первич быть способным определять свое собственное Третье;

но ности может иметь лишь сходный с собой Объект.

кроме этого оно должно иметь второе триадическое Подобно этому Знак по Контрасту обозначает свой отношение, в котором Репрезентамен, или скорее, отно Объект только в силу контраста, или Вторичности, между шение такового к Объекту, будет уже его [Третьего] двумя качествами. Знак по Первичности — это образ собственным Объектом, и оно [изначальное Третье] Объекта, и он, строго говоря, может быть только идеей.

должно быть способно определить Третье уже для этого Ибо он должен произвести некую Интерпретирующую отношения. Все это должно быть одинаково истинно и идею;

что же до внешнего объекта, то тот возбуждает для Третьего нового Третьего и т. д. до бесконечности;

все идею путем воздействия на мозг. Но, говоря наистрожай это заключено в привычной идее Знака, и ничего больше шим образом, даже идея, кроме как в смысле возмож в нашем употреблении термина «Репрезентамен» не ности, или Первичности, не может быть Иконой. Только подразумевается. Знак это Репрезентамен с ментальной возможность является Иконой исключительно в силу Интерпретантой. Возможно, бывают Репрезентамены, не своего качества;

и ее Объект может быть только являющиеся знаками [то есть не нуждающиеся в мен Чарлз Сандерс Пирс Икона, индекс, символ Первичностью. Однако знак может быть иконическим, то алгебраическая формула является иконой, каковой ее есть представлять свой объект главным образом в силу делают правила перестановки, ассоциации и распреде сходства с ним, неважно, каков при этом его ления символов. На первый взгляд может показаться, что собственный способ бытия. И если тут нужен какой-то называть алгебраическое выражение иконой значит субстантив, то иконический репрезентамен можно назы впадать в произвольную классификацию;

что алгебра вать гипоиконой. Любой материальный образ, скажем, ический способ выражения можно с тем же и даже с картина - это во многом конвенционально обусловлен большим правом считать сложным конвенциональным ный способ представления;

но сам по себе, без подписи, знаком. Но это не так. Ибо главное отличительное без ярлыка, он может называться гипоиконой.

свойство иконы состоит в том, что посредством ее 277. Гипоиконы можно примерно разделить в прямого наблюдения могут быть обнаружены и другие соответствии с тем модусом Первичности, от которого истины, касающиеся ее объекта, — истины, совершенно они происходят. Те, что происходят от простых качеств, отличные от тех, которые были использованы при ее Первых Первичностей, суть образы;

те, что представляют построении. Так, с помощью двух фотографий может отношения, в основном диадические или считающиеся быть нарисована карта и т.д. Если нам дан таковыми, между частями одной вещи через аналогичные конвенциональный или другой общий знак объекта, то отношения между собственными частями, суть диаграм чтобы вывести какую-либо истину, отличную от той, мы;

а те, что представляют репрезентативный характер которую он уже обозначает, необходимо в любом случае репрезентамена, представляя параллелизм в чем-то заменить этот знак на икону. А поскольку эта другом, сутъметафоры.

способность к обнаружению неожиданной истины и есть 278. Единственным способом прямой передачи идеи то, в чем состоит полезность алгебраической формулы, является икона;

и установление любого косвенного то иконический характер [в ней] будет преобладающим.

способа передачи идеи должно зависеть от использования 280. Что иконы алгебраического типа, хотя как правило и какой-нибудь иконы. Следовательно, всякое -утверждение очень простые, существуют во всех обычных граммати должно содержать икону или ряд икон, иными словами — ческих пропозициях, — является одной из тех философ оно должно содержать в себе знаки, чье значение может ских истин, которые вывела на свет логика Буля. Во всех быть объяснено только при помощи икон. Идея, которую примитивных видах письменности, таких, например, как обозначает ряд икон (или эквивалент ряда икон), египетская иероглифика, имеются иконы нелогического содержащихся в утверждении, может быть определена как типа - идеографы. Очень вероятно, что в наиболее предикат утверждения.

ранних формах речи, присутствовал значительный эле 279. Прибегая к риторическому способу доказательства, мент подражания. Но во всех известных языках такие заметим, что существование таких репрезентаций, как репрезентации были заменены конвенциональными иконы, является хорошо известным фактом. Каждая звуковыми знаками. Однако и сами эти знаки таковы, что картина (неважно, насколько конвенционален ее метод) их можно объяснить только при помощи икон. Так что в есть по существу репрезентация такого типа. Такова же и синтаксисе любого языка имеются подобные логические диаграмма, хоть бы и вовсе не было никакого чувственно иконы, поддерживаемые конвенциональными прави ощутимого сходства между нею и ее объектом, но только лами. <...> аналогия между отношениями их частей. Особенного 281. Фотографии, в особенности моментальные фото внимания заслуживают те иконы, в которых сходство графии, весьма поучительны в этом смысле, поскольку поддерживается конвенциональными правилами. Так, мы знаем, что в определенных отношениях они в Чарлз Сандерс Пирс Икона, индекс, символ точности подобны представляемым ими объектам. Но Это - икона. Но единственное отношение, в котором она своим сходством фотографии обязаны тому, что были сходна со своим объектом, состоит в том, что скобка произведены при тех обстоятельствах, которые показывает классы икон, индексов и символов связанными физически обусловили точность их соответствия друг с другом и с общим классом знаков по общему природе. В этом отношении они принадлежат ко способу, как это и есть в действительности. Когда в алгебре второму классу знаков - знаков по физической связи. Но мы пишем уравнения одно под другим в регулярном дело примет совершенного другой оборот, если я порядке, особенно же когда мы ставим сходные буквы для предположу, что зебры - это, скорее всего, упрямые или соответствующих коэффициентов, то сам такой порядок неприятные животные, поскольку у них, кажется, есть будет иконой. Вот пример:

некое общее сходство с ослами, а ослы своевольны. Здесь осел служит именно возможным подобием зебры. Мы полагаем несомненным, что физическая причина Это является иконой потому, что под его воздействием сходства - в наследственности;

но с другой стороны, величины, находящиеся в аналогичных отношениях к сама наследственная связь есть только вывод из проблеме, выглядят сходным образом. По сути всякое [внешнего] сходства двух животных, и мы (как и в случае алгебраическое уравнение есть икона, поскольку оно с фотографией) не обладаем никаким другим независи показывает (exhibits) с помощью алгебраических знаков мым знанием об обстоятельствах возникновения этих (которые сами иконами не являются), отношения между двух видов. Примером использования сходства является затрагиваемыми величинами.

и тот эскиз, который художник делает к статуе, Можно спрашивать, все ли иконы являются знаками по живописной композиции, архитектурному сооружению сходству. Например, пьяного человека показывают с той или украшению и рассматривая который, он может целью, чтобы, по контрасту, продемонстрировать пре сказать, будет ли то, что он предлагает, прекрасным и восходство трезвости. Это, конечно же, икона;

является привлекательным. Ответ на поставленный вопрос дают она подобием или нет — можно спорить. Но сам вопрос почти с уверенностью, ибо он связан с тем, насколько представляется несколько плоским.

сильным будет впечатление самого художника.

Обнаружится, что и рассуждения математиков в § 2. Подлинные и вырожденные Индексы основном крепятся на использовании сходств, которые суть самые петли для врат их науки. Полезность сходств 283. Индекс или Сема () есть Репрезентамен, репре для математиков состоит здесь в том, что они очень зентативный характер которого состоит в том, что он является индивидуальным вторым. Если Вторичность это точным образом представляют новые аспекты предполагаемого положения вещей. <...> существующее в действительности отношение, то Индекс является подлинным. Если Вторичность представляет 282. Многие диаграммы напоминают свои объекты вовсе собой референцию, то Индекс является вырожденным.

не внешним видом, их сходство состоит только в том, что Подлинный Индекс и его Объект должны являться касается отношений их частей. Так, мы можем показать существующими индивидами (неважно, вещами или отношение между различными видами знаков фигурной скобкой: фактами), и такой же должна быть его непосредственная Интерпретанта. Но поскольку каждый индивид должен Иконы иметь характерные черты, то подлинный Индекс может Знаки: Индексы содержать Первичность, а таким образом, в качестве Символы 204 Икона, индекс, символ Чарлз Сандерс Пирс действительно есть реальная связь, а во-вторых, мы своей составной части, и Икону. Любой индивид есть устроены таким образом, что когда видим флюгер, вырожденный Индекс своих свойств.

указывающий в определенном направлении, наше 284. Субиндексы или Гипосемы суть знаки, которые внимание следует в том же направлении, и когда мы знаками делаются, главным образом благодаря реальной видим, как флюгер меняет направление вместе с ветром, связи со своими объектами. Так, имя собственное, личное закон разума заставляет нас думать, что это направление или относительное местоимение либо буква, связано с ветром. Полярная звезда, так же как и приписанная к диаграмме, обозначают то, что они указывающий палец, есть индекс, с" помощью которого обозначают, благодаря реальной связи со своими мы узнаем путь на север. Ватерпас или грузик отвеса суть объектами, но ничто из этого не является Индексом, индексы вертикального направления. Мера длины в ярд, поскольку ничто здесь не индивид.

деревянная или металлическая, может показаться на 285. Давайте рассмотрим некоторые примеры индексов. Я первый взгляд иконой реального ярда;

и она таковой бы вижу человека с походкой вразвалку. Это возможное и была, если бы предназначалась только для того, чтобы указание на то, что он моряк. Я вижу человека с кривыми показывать ярд настолько точно, насколько его можно ногами в бриджах, гетрах и жакете. Все это является видеть и оценивать как ярд. Но предназначение этой возможными указаниями на то, что он жокей или что-то меры состоит именно в том, чтобы показывать ярд более в этом роде. Солнечные или настенные часы указывают точно, чем когда его определяют на глаз и по внешнему время дня. Геометры отмечают буквами различные части виду. И делает она это вследствие заранее проведенного своих диаграмм, а затем используют их для того, чтобы аккуратного механического сравнения с бруском, обозначать эти части. Схожим образом буквы находящимся в Лондоне и называемым «ярдом». Таким используются юристами и другими. Так, мы можем образом, именно реальная связь придает мере ярда ее сказать: если А и В женаты друг на друге и С их ребенок, в ценность как репрезентамена;

и таким образом, она то время как D является братом А, то D является дядей С.

представляет собой индекс, а не просто икону.

Здесь А, В,С и D выполняют роль относительных 287. Когда кучер, пытаясь привлечь внимание пешехода и местоимений, но они удобней, поскольку не требуют заставить поберечься, выкрикивает «Эй!», то в той мере, в никакого специальной сочетаемости слов. Стук в дверь какой это восклицание является значимым словом, оно, есть индекс. Все, что фокусирует наше внимание, есть как станет видно в дальнейшем, представляет собой индекс. Все, что пугает нас, есть индекс, поскольку оно нечто большее, чем индекс;

но в той мере, в какой оно отмечает соединение двух частей опыта. Так, ужасный производится с целью простого воздействия на нервную удар грома указывает на то, что случилось нечто весьма систему слушающего и побуждения его уйти с дороги, значительное, хотя мы можем и не знать с точностью, что восклицание это является индексом, ибо направлено на это было. Но от него [удара] можно ожидать, что он то, чтобы поставить пешехода в реальную связь с свяжется с каким-то другим опытом.

объектом, каковым является его местонахождение в 286. <...> Низкие показания барометра при влажном отношении к приближающейся лошади. Предположим, воздухе — индекс дождя;

то есть мы предполагаем, что два человека встречаются на деревенской дороге и один силы природы устанавливают вероятную взаимосвязь из них говорит другому: «Труба того дома дымит». Другой низких показаний барометра с влажным воздухом и осматриваегся и замечает дом с зелеными ставнями и грядущим дождем. Флюгер это индекс направления ветра;

верандой, у которого дымит труба. Затем он проходит поскольку, во-первых, он действительно принимает то же несколько миль и встречает третьего путешественника.

направление, что и ветер, так что между ними Подобно какому-нибудь наивному простецу, он говорит:

Чарлз Сандерс Пирс Икона, индекс, символ «Труба того дома дымит». «Какого дома?» - спрашивает Окончания, которые в любом флективном языке другой. «Ну, дома с зелеными ставнями и с верандой», присоединены к словам, «управляемым» другими словами, отвечает простец. «А где этот дом?» - спрашивает и которые служат для того, чтобы указывать на незнакомец. Он желает получить какой-нибудь индекс, управляющее слово путем повторения того, что где-то еще который связал бы его понимание с подразумеваемым выражается в той же самой форме, - точно так же домом. Одни слова этого сделать не могут. Указательные являются индексами того же относительно-местоимен местоимения «этот», «тот» и есть такие индексы. Ибо они ного характера. Это может проиллюстрировать любой призывают слушателя воспользоваться силами своего отрывок из латинской поэзии, например, двенадцати наблюдения и тем установить реальную связь между строчное предложение, начинающееся: «Jam satis terris». В своим разумом и объектом, а если указательное обоих случаях: и в этих окончаниях, и в А, В,С, чтобы местоимение призывает к этому - без чего его значение привлечь внимание к нужному объекту, используют непонятно, - то значит, оно и намеревается установить сходство. Но это ни в каком существенном смысле не такую связь;

тем самым, оно индекс. Относительные делает их иконами, поскольку совершенно не имеет местоимения, кто и который точно так же требуют значения, как выглядят буквы А, В,С или каковы сами по наблюдательной деятельности, только в их случае себе окончания. И дело не просто в том, что одно наблюдение должно направляться на им предшествую- появление А сходно с предшествующим его появлением, щие слова. Юристы на практике используют А, В, С как хотя это и важное обстоятельство, но в том, что имеется чрезвычайно эффективные относительные местоиме- понимание того, что сходные буквы будут представлять ния. Чтобы показать, насколько они эффективны, мы одну и ту же вещь и это действует как сила, переводящая можем отметить, что гг. Аллен и Гриноф в своей внимание с данного появления А на предыдущее. Притяжа- s превосходной (хотя в издании 1877 г. и слишком сжатой) ч' «Грамматике латинского языка», заявляют, что ни один из на эта была отброшена. Некоторые из последних наших грамма существующих синтаксисов не смог бы полностью тических справочников, такие, какуАллена и Гринофа, исправ S ' ляют существующее положение дел. Незачем говорить, что я, ты, избавиться от неясности в следующем предложении: «А то, это становятся вместо имен;

ведь они указывают на вещи са ответил В, что он считал, что С (его брат) более мым прямым из возможных способом. Нельзя выразить то, к чему несправедлив к себе, чем к его собственному другу»1' отсыпает утверждение, его референцию, иначе как индексом. Ме Любой же юрист утверждал бы с совершенной ясностью, стоимение есть индекс. Имя, с другой стороны, неуказывает на используя А, В, С в качестве относительных местоимений, объект, оно обозначает;

а когда имя используют, чтобы показать, следующее:

о чем идет речь, то при этом просто полагаются на опыт слу А ответил В, что он (А)/(В) считал, что С (его(А)/(В) брат) шающего, каковой должен подменить неспособность имени к более несправедлив к себе(А)/ (В)/(С), чем к его (А)/ тому, что местоимение делает в мгновение ока. Таким образом, (В)/(С) собственному другу2' имя является несовершенным субститутом местоимения. Имена также помогают глаголам. А местоимение должно быть опреде лено как слово, способное обозначать что угодно, с чем первое и New English Grammar (изд. 1884).

второе лицо имеют соответствующие реальные связи (connec 2 Современные грамматические справочники определяют место tions), и делает оно это тем, что направляет на него внимание имение как слово, использованное вместо имени. Это античная второго лица. Аллен и Гриноф говорят так: «Местоимения указы доктрина, вера в которую была подорвана в начале XIII века и ко вают на некое лицо или вещь без того, чтобы называть или опи торая на несколько столетий исчезла из грамматик. Однако сывать их», [стр. 128, изд. 1884]. Это правильно, это даже осве предлагавшаяся замена была недостаточно ясной;

и когда начала жающе правильно ;

однако все-таки лучше, наверное, обозначить, пробиваться варварская ненависть к средневековой мысли, заме что местоимения делают, а не просто то, чего они не делают.

Икона, индекс, символ Чарлз Сандерс Пирс тельные местоимения являются индексами в двух смыслах: (соответственный), one (один в смысле один человек во-первых, они указывают на обладателя, а во-вторых, в говорил и т.д.) С вышеуказанными местоимениями связаны такие них присутствует некоторое изменение, которое синтак выражения, как все, кроме одного, один или два, несколько, сически направляет внимание к слову, обозначающему ту вещь, которой обладают. почти все, любой другой и т.д. Наряду с местоимениями следует классифицировать наречия места и времени и т.д.

288. Некоторые индексы — это более или менее детальные Не столь уж отличны от них первый, последний, седьмой, указания на то, что должен делать слушатель, дабы две трети [чего-то], тысячи [чего-то] и т.д.

поставить себя в прямую опытную или другую связь с подразумеваемой вещью. Так, «Береговая охрана» (Coast 290. Другие индексальные слова — это предлоги и Survey) выпускает «Заметки для мореходов», давая широту предложные фразы, такие, как «справа (или слева) от и долготу, четыре-пять ориентиров наиболее важных чего-то». Право и лево нельзя различить никаким общим описанием. Другие предлоги обозначают отношения, объектов и т.д., говоря, здесь — скала или отмель, буй или которые, наверное, могут быть описаны;

но когда они плавучий маяк. И хотя в таких указаниях будут отсылают, как они и делают, и гораздо чаще, чем мы присутствовать и другие элементы, в своей основе они думаем, к наблюдаемому или, как предполагается, являются индексами.

известному по опыту местоположению говорящего в 289. Наряду с такими вот индексальными указаниями: что связи с местоположением слушающего, тогда индексаль нужно делать, дабы обнаружить подразумеваемый ный элемент оказывается доминирующим3' объект, необходимо выделить те местоимения, которые можно обозначить как селективные [или количествен з Если бы какому-нибудь логику нужно было сконструировать ные] — поскольку они информируют слушателя о том, как язык de novo — что он в действительности почти и должен делать ему выбрать один из предлагаемых объектов, — и - он бы, естественно, сказал, что ему понадобятся предлоги для которым грамматики дают весьма неопределенное временных отношений до, после и в то же время, предлоги для именование неопределенных местоимений. Два их вида в пространственных отношений присоединения, содержания, ка особенности важны для логики: универсальные селекти сания, для положений вряду с, близко к, вдали от, направо от, вы, такие как quivis, quilibet, quisquam, ullus, nullus, nemo, налево от, сверх, внизу, впереди, позади и предлоги для выраже quisque, unterque и их английские параллели: any (любой}, ния вхождения в и выхождения из этих положений. В остальном, every (каждый), all (все), по (никакой), попе (ни один], сказал бы он, я обойдусь метафорами. И если только мой язык whatever (что бы ни), whoever (кто бы ни), everybody предназначен к употреблению среди людей, чье местообитание (всякий), anybody (кто-нибудь), nobody (никто). Они отмечено какой-то географической особенностью, равно отно S ' сящейся к ним ко всем, такой, как горная цепь, море, великая ре подразумевают, что слушатель свободен выбрать любой, ка, — будут еще желательны предлоги, обозначающие связанные с какой хочет, из объектов внутри имеющихся или ними положения, такие, как через или к-морю и т.д. Но когда мы оговоренных границ, и что утверждение будет рассмотрим действительные языки, то покажется, будто место, относиться к этому объекту. Другой логически важный предназначенное для многих таких различий, они заполнили вид состоит из частных селективов: guis, quispiam, nescio просто жестами. У египтян не было никаких предлогов или ука quis, aliquis, quidam и английских some (какой-то), some зателей, имевших явное отношение к Нилу. Только эскимосы на thing (что-то), somebody (кто-то), а (неопределенный столько плотно закутаны в свои медвежьи шкуры, что пользуются артикль со значением один из, какой-то), a certain словесными указателями, различающими направления к земле, (некоторый), some or other (тот или другой), a suitable морю, северу, югу, востоку и западу. А исследуя падежи или пред логи любого действительного языка, мы обнаруживаем какое-то случайное скопление.

M 210 Чарлз Сандерс Пирс Икона, индекс, символ 291. Иконы и индексы ничего не утверждают. Если бы суть Символы. Мы говорим о написании и произноше икона могла интерпретироваться предложением, то это нии слова «man» («человек»);

но произносится и пишется предложение должно было бы стоять в «сослагательном только реплика, или воплощение слова. У самого слова (potential) наклонении», то есть оно говорило бы только нет существования, хотя оно и обладает реальным «предположим, фигура имеет три стороны» и т.д. А если б бытием, состоящим в том факте, что существующие вещи подобным же образом интерпретировался индекс, будут ему соответствовать. Это - общий способ наклонение должно было бы быть повелительно последовательности трех звуков или репрезентаменов восклицательным, или императивным, (imperative), как:

звуков, который становится знаком только в силу того «Смотри сюда!», «Берегись!» Но тот вид знаков, к рассмот факта, что привычка или принятый закон заставят рению которых мы переходим сейчас, по природе стоит интерпретировать его реплики в значении «man» в индикативном, или, как его следоет называть, (человек) или «men» (люди). Слово и его значение оба онечно он изъявительном (declarative) наклонении4' > суть общие правила, но из них двоих только слово могут подойти и для выражения любого другого предписывает качества своих реплик сами по себе. Иначе наклонения, поскольку мы можем объявить утверждения говоря, «слово» и его «значение» не различаются, пока сомнительными, или только вопросами, или же считать «значению» не приписывают особого смысла.

их императивно необходимыми.

293. Символ есть закон или регулярность неопределенного будущего. Его Интерпретанта должна описываться точно §3. Природа Символов таким же образом;

и точно так же должен описываться его полный [complete].непосредственный Объект, или т 292. Символ есть репрезентамен, Репрезентативный „ значснисs. Но закда необходимо управляет индивидуаль характер которого состоит именно в том, что он является ностями, или «воплощен в» них, и предписывает им правилом, определяющим Интерпретанту. Все слова, s, ;

некоторые из их свойств. Следовательно, составной предложения, книги и другие конвенциональные знаки элемент Символа может быть Индексом и может быть s Иконой. Человек, гуляющий с ребенком, указывает 4 Терминология грамматики, как и логики, главным образом за пальцем в небо и говорит: «Вон там воздушный шар».

Указывающая рука это существенная часть символа, без имствована из поздней латыни, слова же перенесены из грече которой последний не будет передавать никакой ского, латинская приставка переводит греческую, латинский ко информации. Но если ребенок спросит: «Что такое рень - греческий. Но в то время как логические термины выби воздушный шар?», а человек ответит: «Это нечто вроде рались с неимоверным тщанием, грамматики были исключи большого мыльного пузыря», то он сделает образ частью тельно небрежны, а более всех - Присциан. Слово индикатив символа. Итак, в то время как полный Объект Символа, одно из присциановых творений. Оно явно предназначалось для перевода аристотелевского. Но это совершенно соот 5 Есть два способа, какими Символ в качестве своего реального ветствует declarative (изъявительное) как в обозначении, так и в соответствии с правилами перевода: de (из) занимает место ало, Объекта может иметь реальную Существующую Вещь. Во-первых, как это обычно в таких искусственных формированиях (демон вещь может соответствовать ему, случайно или в силу того, что страция для и т.д.), a ciarare представляет «делать Символ обретает силу все более устанавливающейся привычки, и явным». Возможно, причиной, по которой Присциан не выбрал во-вторых, благодаря тому, что символ содержит в качестве своей слова declaratmus, было то, что Апулей [см. Geschichte der Logik, I, части Индекс. Но непосредственный объект символа может быть 581 Прантля], большой авторитет в мире слов, употреблял его в только символом, а если он содержит в себе объект другого рода, несколько отличном смысле.

то это лишь при помощи бесконечной серии.

Чарлз Сандерс Пирс Икона, индекс, символ иными словами, его значение, имеет природу закона, он на них указывать. Итак, действие слова «возлюбил» состоит должен обозначать [denote] индивидуальность и в том, что пара объектов, обозначенных парой индексов означать [signify] свойство. Подлинный символ есть Иезекииль и Голда, - представлена иконой или образом символ, имеющий общее значение. Существуют два типа влюбленного и его возлюбленной, который мы держим в вырожденных символов: Сингулярный Символ, чьим уме.

Объектом является некая существующая индивидуаль 296. То же самое верно и для любого глагола в ность и который обозначает только те свойства, которые изъявительном наклонении, а в действительности и для эта индивидуальность может реализовать, и Абстракт всякого глагола вообще, поскольку другие наклонения ный Символ, чьим единственным Объектом является являются изъявлениями факта, лишь несколько свойство.

отличного от того, что выражается в изъявительном 294. Хотя непосредственная Интерпретанта Индекса наклонении. Что касается имени существительного, то должна быть Индексом, однако, поскольку его Объект его, - учитывая значение, которое оно имеет в предло может быть Объектом Индивидуального [Сингулярного] жении, а не само по себе, - наиболее удобно Символа, Индекс может иметь такой Символ в качестве рассматривать как часть символа. Так предложение своей опосредованной Интерпретанты. Даже подлинный «каждый мужчина любит женщину» эквивалентно символ может быть его несовершенной Интерпретантой.

высказыванию «любое [существо], которое есть мужчина, Точно так же и икона может иметь вырожденный Индекс, любит некоторое [существо], которое есть женщина».

или Абстрактный Символ, в качестве опосредованной Здесь «любое» — это универсальный селективный индекс, Интерпретанты, и подлинный Индекс или Символ в «которое есть мужчина» - символ, «любит» - символ, s качестве несовершенной Интерпретанты.

«некоторое, которое» — частный селективный индекс и 295. Символ есть знак, естественным образом пригодный «есть женщина» - символ.

s, для того, чтобы изъявлять, что совокупность объектов, 297. Слово «символ» имеет так много значений, что обозначаемая какой бы то ни было совокупностью добавлять к ним новое - только наносить ущерб языку.

индексов, связанных определенным способом с этой Не думаю, что то значение, которое я придаю ему, совокупностью объектов, представляется иконой, с этой значение конвенционального знака, или знака, же совокупностью ассоциируемой. Дабы показать, что зависящего от привычки (приобретенной или означает это сложное определение, давайте возьмем в врожденной), является таким уж новым, а не просто качестве примера слово «возлюбил». То, что ассоциируется возвращением к первоначальному значению. Этимоло с этим словом, есть идея, являющаяся ментальной иконой гически оно должно означать вещь, сброшенную в одно, одного человека, влюбленного в другого. Далее мы должны подобно тому как как (эмболон) — это вещь, понять, что «возлюбил» имеет место в предложении;

ибо брошенная во что-то;

засов, (параболой) — это вопрос сейчас не в том, что оно может значить само по вещь, брошенная рядом [кроме какой-то другой], себе, если оно вообще что-то значит. Допустим, мы имеем дополнительная безопасность;

и (гипоболон) — дело с предложением «Иезекииль возлюбил Голду». Тогда вещь, брошенная под что-то, брачный дар. Обычно Иезекииль и Голда должны быть индексами или содержать говорится, что в слове «символ» «сбрасывание в одно» их в себе, поскольку без индексов невозможно указать на должно пониматься в смысле «догадки», «конъюктуры»;

то, о чем тут идет речь. Всякое простое описание оставит но если это так, мы должны были бы обнаружить, что до конца неясным — не являются ли они просто вымыш хотя бы иногда оно означало догадку или предполо ленными персонажами;

но так или иначе, а индексы могут жение — значение, в поисках которого мы тщетно пере Ml!

Икона, индекс, символ Чарлз Сандерс Пирс разум не имеет ничего общего с этой связью, кроме того, вернули бы всю литературу. Однако греки очень часто что он замечает ее после ее возникновения. Символ употребляли выражение «сбрасывать в одно» () связан со своим объектом через идею пользующегося для обозначения заключения договора или соглашения.

символом ума - идею, без которой не существовало бы И в самом деле, можно обнаружить, что уже очень рано и никакой такой связи.

весьма часто символ () означает договор или 300. Всякая физическая сила действует между двумя соглашение. Аристотель называет имя существительное частицами, каждая из которых может служить индексом «символом», то есть конвенциональным знаком6' другой. С другой стороны, мы обнаруживаем, что всякая греческом языке сторожевой огонь это — «символ», то интеллектуальная операция включает в себя триаду есть заранее оговоренный сигнал;

флаг или знамя - это символов.

«символ», пароль — «символ», значок — «символ»;

301. Символ, как мы уже видели, не может указывать ни на церковное вероучение называется «символом», поскольку какую отдельную вещь: он означает род вещи. И он не служит в качестве значка или шибболета;

театральный только означает род вещи, но и сам является родом, а не билет называется «символом»;

любой билет или отдельной вещью. Вы можете написать слово «звезда», но доверенность, позволяющая кому-то что-то получить, — это еще не делает вас творцом слова, так же как если вы это «символ». Более того, любое выражение чувства назы сотрете его, вы его тем самым не уничтожите. Слово валось «символом». Таковы принципиальные значения живет в умах тех, кто употребляет его. И даже если все этого слова в его первоначальном языке. Читатель может они спят, оно все равно существует в их памяти. Так что судить сам, достаточно ли этого для подтверждения если нужно, мы можем признать, что общие понятия моего заявления о том, что я не искажаю данное слово являются простыми словами, совершенно при этом не вводимым мною способом его использования.

говоря, как предполагал Оккам7' чй на самс(м деле они 298. Всякое обычное слово, такое, как «давать», «птица», индивидуальности.

«свадьба», является примером символа. Он применим к 302. Символы растут. Они возникают, развиваясь из других чему бы то ни было, что может воплощать идею, знаков, в особенности же из икон или из смешанных связанную со словом;

но сам по себе не идентифицирует знаков, имеющих природу как икон, так и символов. Мы этой вещи. Он не показывает нам птицу и не представля мыслим только в знаках. Эти мыслительные знаки имеют ет нашему взору акт передачи или свадьбу, однако смешанную природу;

их части-символы называются предполагает;

что мы способны вообразить все эти вещи понятиями. Если человек создает новый символ, то делает и ассоциируем с ними соответствующее слово.

он это посредством мыслей, включающих понятия. Так 299. Можно отметить регулярную прогрессию одного, двух что новый символ может вырасти только из символов.

и трех в трех классах знаков: в Иконе, Индексе, Символе.

Omne symbolum de symbolo. Однажды возникнув, символ У Иконы нет динамической связи с представляемым ею распространяется среди людей. Через употребление и объектом;

просто так уж случается, что ее качества схожи опыт развивается его значение. Такие слова, как «сила», с качествами самого объекта и возбуждают аналогичные закон, богатство, брак несут для нас смыслы, весьма чувствования в уме, для которого она является сходством.

отличные от тех, что они несли для наших диких Но в действительности она остается не связанной с ними.

предков. Символ может вместе со Сфинксом Эмерсона Индекс физически связан со своим объектом;

они сказать человеку:

составляют органичную пару, но интерпретирующий ? См. Tractatus Logicae,,.

6 De Interpretation, II, 16 а, 12.

Чарлз Сандерс Пирс /$ Икона, индекс, символ §4. Знак что значит, только в силу того, что его понимают как 303. Нечто, что определяет что-то другое (свою имеющее именно такую значимость.

интерпретанту) к тому, чтобы это что-то тем же самым образом, что и оно само, относилось к некоторому §5. Индекс объекту, к которому оно само относится (к своему 305. Это - знак, или репрезентация, которая отсылает к объекту), причем интерпретанта, в свою очередь, своему объекту не столько в силу какого-то сходства или становится знаком, и т.д. adinfmitum.

аналогии с ним-, или потому, что "он ассоциируется с Несомненно, разумное сознание должно осуществляться общими свойствами, которыми этот объект обладает, сериально. Если серия последовательных интерпретант сколько потому, что он состоит в динамической (вклю приходит к концу, то знак тем самым выказывает себя по чая и пространственную) связи как с индивидуальным меньшей мере как несовершенный. Если интерпретирую объектом, с одной стороны, так и с чувствами или па щая идея, определясь в индивидуальном сознании, не мятью человека, для которого он служит знаком, с другой.

определяет никакого внешнего знака, а наоборот, это Ни одно фактическое положение дел не может быть сознание уничтожается или как-то иначе теряет всякое установлено без применения знака, служащего индексом.

воспоминание или другой значимый след воздействия Если У! говорит В: «Вон там огонь», - Б спросит: «Где?» И знака, то становится абсолютно не обнаружимым, была ли вслед за этим Л вынужден будет обратиться к индексу, даже в этом сознании подобная идея;

и сложно понять, какой бы если он хочет сказать: где-то в универсуме настоящего, имело смысл говорить, что когда-то в этом сознании такая прошлого и будущего. Иначе он сказал бы только, что есть идея была, поскольку уже само такое высказывание будет такая идея, как огонь, а это не сообщило бы никакой интепретантом данной идеи.

информации, ибо если б она [идея] уже заранее не была 304. Знак есть либо икона, либо индекс, либо символ.

известна, то слово «огонь» было бы непонятным. Если А Икона есть знак, который обладал бы своим характерным указывает пальцем на огонь, его палец динамически связан свойством, собственно и делающим его значимым, даже с огнем, все равно как если бы автоматический пожарный если б его объект и не имел существования;

такова сигнал устремил его прямо в том же направлении;

графитовая черта, представляющая геометрическую одновременно он заставляет глаза В смотреть в эту же линию. Индекс есть знак, который бы сразу утратил свое сторону, его внимание — сосредоточиваться на ней, а его характерное свойство, делающее его знаком, если убрать его объект, но не утратил бы этого свойства, если бы не понимание - признавать, что на его вопрос был получен было интерпретанты. Таков, например, какой-нибудь ответ. Если ответом А является: «На расстоянии тысячи предмет с дырой от пули в качестве знака выстрела;

ибо ярдов отсюда», то слово «отсюда» будет индексом;

без выстрела не было бы никакой дыры, но сама дыра там поскольку оно обладает той же силой, как если бы он \А] есть, неважно, достанет ли у кого-нибудь умственных энергично указал пальцем на дистанцию между собой и В.

способностей связать ее с выстрелом или нет. Символ Кроме того, слово «ярд», хотя оно и представляет собой объект общего класса, является косвенно индексальным, есть знак, который утратил бы характерное свойство, поскольку сами меры ярда суть знаки Парламентского делающее его знаком, если бы не было интерпретанты.

Таково любое речевое высказывание, которое значит то, Стандардта, и это вовсе не потому, что они обладают схожими с ним качествами, ведь все постоянные свойства маленького бруска, насколько можно судить по внешнему i Dictionary of Philosophy & Psychology, vol.2,p.5 27.

>Ibid.,vol.I,pp. 531-2.

Чарлз Сандерс Пирс Икона, индекс, символ обычном употреблении, «подлинными индексами», отно виду, — те же, что и у большого, но потому, что каждый из них, действительно или виртуально, был соотнесен с сительные местоимения — это «вырожденные индексы»;

прототипом и подвергся определенным динамическим поскольку хотя они и могут, случайно и опосредованно, операциям, тогда как ассоциативная необходимость при отсылать к существующим вещам, прямо и с необходи виде одного из таких брусков вызывает в нашем уме мостью они отсылают к ментальным образам, созданным разнообразные опыты и заставляет связывать брусок с предыдущими словами.

чем-то вообще строго фиксированным в длине, хотя при 306. Индексы можно отличать or других знаков, или этом мы, возможно, и не думаем, что подразумеваемый репрезентаций, по трем характерным признакам: во при этом стандарт действительно является материальным первых, они не имеют никакого значимого сходства со бруском. Вышеизложенные соображения могут привести своими объектами;

во-вторых, они относятся к индиви читателя к предположению, что индексы отсылают дуальностям, отдельным единицам, отдельным совокуп исключительно к объектам опыта и что им нет никакого ностям единиц или отдельным континуумам;

в-третьих, применения в чистой математике, имеющей дело - так, они направляют наше внимание на свои объекты впрочем, и есть - с идеальными конструкциями, вне посредством слепого принуждения. Но было бы сложно, зависимости от того, реализуются они где-нибудь или нет. если не невозможно, привести пример абсолютно Но воображаемые математиком конструкции и даже сны чистого индекса или наоборот, найти, какой-нибудь знак, настолько приближаются к реальности, что начинают об- совершенно лишенный индексального качества. Психо ладать определенной степенью устойчивости, вследствие логически действие индексов зависит от ассоциации по чего они могут быть признаны и идентифицированы как смежности, а не от ассоциации по сходству или интел индивидуальности. Короче говоря, существует вырожден- лектуальных операций.

ная форма наблюдения, которая направляется на творения §6. Символ нашего разума, — здесь мы используем слово «наблюдение» в его полном смысле, как предполагающее определенную 307. - <Это> Знак, который конституируется как знак степень устойчивости и квази-реальности в том объекте, только или в основном благодаря тому факту, что он которому оно пытается соответствовать. В связи с этим мы используется и понимается как таковой, неважно, обнаруживаем, что индексы совершенно незаменимы в является ли соответствующая привычка естественной математике;

и до тех пор, пока эта истина не будет или конвенциональной, и безотносительно тех мотивов, осознана, все попытки свести логику триадических и которые вначале определили его выбор.

более высоких отношений к набору правил обречены на Несколько раз употребляется в этом смысле неудачу;

когда же это станет понятным, проблема будет Аристотелем несколько раз в Peri hertneneias, в Sophistici решена. Обычные, не представляющие собой ничего Elenchi и в других местах. ·~ ^ / особенного буквы в алгебре суть индексы. Точно так же, 308 Те о1 <"лово' предложен1106 в 1635 году Бургерсди как и буквы Л, В, Си т.д., закрепленные за геометрическими цием [Burgersdyk] в его Логике (L, ii, §1) «quod intellectui фигурами. Юристы, и не только они, кому нужно с cognoscendum proponi potest»;

но кажется, он имеет в точностью обозначить сложные обстоятельства дела, виду то же, что у Аристотеля иногда туманно обозначает прибегают к буквам, чтобы различать индивидуальности.

Буквы, используемые таким образом, - это лишь улучшен ные относительные местоимения. Таким образом, в то iolbid.,vol.2,p.640.

время как указательные и личные местоимения являются, в "Ibid.,vol.2,pp.691-2.

[ЛЕДИ УЭЛБИ. ЧТО ТАКОЕ ЗНАЧЕНИЕ?] Чарлз Сандерс Пирс 171. Небольшая книжечка Леди Уэлби не является тем, что ся словом - непосредственный объект мысли, зна мы обычно понимаем под научной книгой. Это не чение.

трактат, и в ней нет и тени педантизма или Символ имеет природу знака, и в частности, того знака, претенциозности. Разные люди по разному оценят ее который становится значимым благодаря некоторому достоинство. Это женская книга, и слишком мужской ум свойству, заключающемуся в том факте, что он будет может счесть некоторые ее разделы неприятно слабыми.

интерпретироваться как знак. Конечно, ничто не является Читателю мужчине мы бы советовали внимательно знаком до тех пор, пока оно не интерпретируется как знак;

прочесть XXII-XXV главы, прежде чем он станет после но то свойство, которое выступает причиной того, что это довательно читать всю книгу целиком, ибо они выдержат нечто интерпретируют как отсылающее к своему объекту, второе прочтение. Вопрос, обсуждаемый в этих главах, может быть таким, которое способно принадлежать ему это то, как примитивные люди вообще смогли прийти к безотносительно его объекта, и даже если бы этот объект своим абсурдным верованиям. Это обычно считается никогда не существовал, или же оно может состоять в простейшим из вопросов. Леди Виктория не удостаивает таком отношении к объекту, которое оно имело бы в упоминания прелестную басню Лафонтена (6-ую из 9-ой любом случае, будут его интерпретировать как знак или книги, которую стоит перечесть целиком, если вы ее нет. Однако тема у Бургерсдиция является, кажется, тем забыли) о скульпторе и его статуе Юпитера:

знаком, который, как и слово, связан со своим объектом по той конвенции, что он будет именно таким образом Ремесленниктакудачно запечатлел пониматься, или, иначе, благодаря естественному Черты идола, инстинкту или интеллектуальному акту, который берет его Что все нашли, что в качестве представителя своего объекта без необходи Юпитеру не хватает лишь речи.

мости какого-то действия, которое устанавливало бы фактическую связь между знаком и его объектом. Если Говорят даже, что как только мастер таково и было соответствующее значение Бургерсдиция, Закончил образ то его тема является тем же, что и наш «символ» (см. Знак).

Он первым содрогнулся И убоялся собственного творения Примечания Части 274-7, 283-4, 202-4 взяты из «Слогов» (Syllabus), 1902, ниче В этом он был похож на детей:

го из этого никогда ранее не публиковалось;

278-80 из работы «О том, что категорические и гипотетические пропозиции едины в А душу ребенка тревожит сущности, и другие связанные с этим вопросы», 1895;

339;

281, Только одна неизменная забота:

285, 297-302 из главы 2 «Искусства рассуждения», 1895;

тогда как Чтоб никто не обидел его куклы.

282,286-91 и 295-6 из «Краткой логики», 1893.

Чарлз Сандерс Пирс Что такое значение Сердце легко следует за духом лив три порядка обозначения. Леди Уэлби мудро воздер жалась от любой попытки формального определения И из этого источника проистекает этих трех способов обозначения. Она сообщает лишь, Языческая ошибка, которая Распространилась среди стольких народов. что имеется в виду в отношении самого низшего из этих трех смыслов. Пойти дальше значило бы углубиться в длинную и ненужную дискуссию.

Каждый человек насколько может 174. Можно увидеть, хотя она сама и не замечает этого, что все три ее типа значения примерно соответствуют трем Превращает в реальность свои грезы гегелевским стадиям мысли. Сделанное ею различение Человек холоден к истине так же отчасти совпадает с тем, что говорилось уже И пламенеет перед лицом лжи.

давным-давно, а именно, что понимание слова или формулы может состоять либо, во-первых, в такой 172. Теория Лафонтена несколько сложна и дает больше ознакомленности с ним, которая позволяла бы правиль пищи воображению, чем современные этнологи. По но применять его;

либо, во-вторых, в абстрактном следние делают из мифологии скорее попытку анализе понятия или в понимании его интеллектуальных философского объяснения феноменов. Но автор с отношений кдругим понятиям;

либо, в-третьих, в знании помощью кропотливого анализа показывает, что все возможных феноменальных или практических результа подобные теории — и теория Лафонтена, и теперешние тов утверждения этого понятия. Мы можем выделить и современные теории - фатальным образом противоре другие интересные связи ее мысли, достаточные для того, чат тем глубоко запечатленным чертам примитивного чтобы указать, что она находится на правильном пути.

ума, которые так поразили Тэйлора, Спенсера и вообще 175. Леди Виктория, однако, не хочет, чтобы данный этнологов. Вместо них автор предлагает собственную вопрос поднимался в исследованиях одного только гипотезу, и эта гипотеза так хорошо себя рекомендует, логика. Она утверждает, что люди недостаточно близко к что читателю грозит потерять всякое терпение с ее сердцу принимают этику языка. Она считает, что автором, считающим ее только предварительной, пока современные понятия требуют от речи современной писательница не представляет совершенно иную точку образности. Но мы опасаемся, что сама она не вполне зрения, которая, надо признать, является по-своему понимает, сколь глубоко должен войти нож в тело речи, правдоподобной.

чтобы сделать ее действительно научной. Мы должны 173. Наибольшей услугой, какую может оказать данная будем создавать слова наподобие тех, что используются книга, является прояснение самого вопроса, который химиками, - если вообще их можно называть словами. В составляет ее заглавие, чрезвычайно фундаментального частности, она проповедует, что логика — «сигнификс», вопроса логики, получающего, как правило лишь как она называет ее, но на деле это именно логика поверхностные, формальные ответы. Его жизненную и должна стать основой или стержнем системы нашего об далеко идущую важность не замечали даже больше, чем разования. Над всеми этими идеалами стоит пораз это обычно принято в отношении вопросов, имеющих мыслить. Книга очень богата иллюстрациями, взятыми из универсальное и повсеместное значение. Главная цель современной литературы.

книги - направить внимание на предмет как на тре бующий исследования, одновременно и с теоретической, и с практической стороны. Но при этом автор внес и 176. Недавно была опубликована небольшая книжка леди определенный вклад в решение данного вопроса, выде Уэлби, озаглавленная «Что такое значение?» У этой книги Чарлз Сандерс Пирс Что такое значение есть много различных достоинств, и среди них то, что вызывается к жизни самим Знаком. Замешательство при она показывает, что существуют три модуса значения.

ответе есть лишь признак того, что слово «определение» Однако лучшей ее чертой является прояснение самого берется в слишком узком смысле. Разум человека, вопроса «Что такое значение?» Слово имеет для нас говорящего, что Наполеон был летаргичным существом, значение в той мере, в какой мы можем использовать его явно «определен» Наполеоном. Поскольку иначе он для передачи нашего знания другим и для получения того вообще бы никак не смог подступиться к нему. Но есть знания, которое эти другие передают нам. Это есть одно парадоксальное обстоятельство. Тот человек, низший класс значения. Значение же слова в более который интерпретирует это предложение (или какой бы полном виде есть общая сумма всех условных то ни было другой Знак), должен - посредством предсказаний, за которые человек, употребляющий сл дополнительного наблюдения - определяться его ово, намерен сделать себя ответственным или ответ Объектом совершенно независимо от действия Знака.

ственность за которые он намерен отрицать. Это Иначе он не будет определяться и мыслью об этом сознательное или квази-сознательное намерение при Объекте. Если он никогда раньше не слышал о употреблении слова есть второй класс значений. Но Наполеоне, предложение будет значить для него не более кроме тех последствий, за которые человек, принимаю того, что какой-то человек, или вещь, к которому s:

щий слово к употреблению, сознательно берет на себя прикреплено имя «Наполеон», был летаргичным / ответственность, есть еще широкий океан непредсказуе существом. Ибо Наполеон не может определить его мых последствий, которые подобному принятию разума, если в предложении это слово не привлекает его суждено вызвать к жизни - причем это не просто внимания к требуемому человеку, а это может быть последствия для знания, но, возможно, и революции в только в том случае, если совершенно независимо в нем У обществе. Нельзя предсказать, какой может быть сила в не установилась привычка, по которой это слово слове или во фразе, способная изменить облик мира;

и вызывает все разнообразие атрибутов Наполеона ч сумма этих последствий и составляет третий класс человека. Это в целом верно для любого знака. В ч значений.

приведенном предложении Наполеон не единственный Объект. Другой частичный Объект - это Летаргичность;

и предложение не может передать своего значения, если 177. [Мое определение знака·.] Знак есть Познаваемое, дополнительный опыт не научил его Интерпретатора которое, с одной стороны, таковым образом тому, что такое Летаргичность, или тому, что эта определяется (устанавливается, bestimmt} чем-то отлич «летаргичность» значит в этом предложении. Объект ным от него самого, называемым его Объектом, а, с Знака может быть чем-то, что создано этим знаком. Ибо V другой стороны, оно так определяет какой-то действи Объект «Наполеон» есть Универсум Существования, тельный или потенциальный Разум - это определение, я поскольку он определяется тем фактом, что Наполеон называю Интерпретантой, создаваемой Знаком, — что является его Членом. Объект предложения «Гамлет был этот Интерпретирующий Разум теперь опосредованно безумен» есть Универсум шекспировского творчества, определяется Объектом. поскольку Гамлет является его частью. Объект команды «Разойдись!» есть немедленно следующее за нею действие 178. Это приводит к рассмотрению данного вопроса солдат, поскольку на него действует воление (volition), весьма непривычным образом. Можно спросить, напри выраженное в этой команде. Команду нельзя понять, если мер, как ложный или ошибочный Знак может опреде дополнительное наблюдение не показывает отношение ляться своим Объектом, или как он может им говорящего к шеренге солдат. Можно, если хотите, определяться если, что нередко и случается, Объект /!

V Чарлз Сандерс Пирс Что такое значение сказать, что Объект есть Универсум вещей, желаемых в Интерпретанты. Но собрать воедино тематически этот момент отдающим команду офицером. Или, различные компоненты, поскольку знак представляет их поскольку офицер ожидает полного повиновения, это соотнесенными между собою, - вот основное [то есть есть Универсум его ожидания. В любом случае Объект главная сила] для формирования Интерпретанты.

определяет Знак, хотя и должен, в свою очередь, Возьмите в качестве примера Знак жанровой картины.

создаваться Знаком, благодаря тому обстоятельству, что Обычно в такой картине содержится многое, что может его Универсум связан с теперешним моментом в быть понятым только в силу знакомства с обычаями.

умонастроениии офицера.

Стиль одежды, например, не является частью 179. Теперь давайте перейдем к Интерпретанте. Я далеко значимости, то есть сообщения (deliverance), картины.

не полностью объяснил, что такое Объект Знака, но я Он только говорит, о чем или ком она рассказывает, о достиг той точки, где более полное объяснение должно том, кто ее субъект. Субъект и Объект это одно и то же за предполагать знание того, что такое Интерпретанта. Знак исключением пустяковых различий..<...> Но то, на что вам создает нечто в Уме Интерпретатора, и это нечто, пытался указать живописец, предполагая, что у вас уже благодаря тому, что было таким вот образом создано, есть необходимая дополнительная информация, это, так оказалось, опосредованно и относительно, созданным и сказать вызывающий сочувствие элемент ситуации, в Объектом Знака, хотя Объект существенно от Знака целом очень хорошо знакомой, нечто, что вы, возможно, отличается. И это произведение знака называется никогда раньше так ясно не осознавали - это и есть Интерпретантой. Она создается Знаком, но не Знаком как Интерпретанта Знака, его «значимость».

членом какого бы то ни было Универсума, к которому он 180. Все это пока очень запутано, ибо не хватает принадлежит, а Знаком в его способности нести в самом определенных различений, к описанию которых я сейчас себе определенность своим Объектом. Она создается в перехожу, хотя и будет довольно тяжело прояснить их до Разуме (насколько реальным должен быть этот разум, мы конца.

еще увидим). Вся та часть понимания Знака, для которой 181. Во-первых, надо заметить, что поскольку Знак Интерпретирующему Разуму необходимо дополнитель обозначает Объект, он не требует никакой особой ное наблюдение, находится вне Интерпретанты. Под смышлености (intelligence) или Разума (Reason) от своего «дополнительным наблюдением» я не подразумеваю, Интерпретатора. Чтобы вообще прочитывать Знак, и однако, ознакомленности со знаковой системой. То, что отличать один Знак от другого, требуются прежде всего собрано таким путем, не дополнительно. Напротив, это тонкие ощущения-восприятия (perceptions) и знакомство необходимое условие получения какой бы то ни было с тем, что обычно сопутствует данным явлениям, а также идеи, обозначаемой знаком. Под «дополнительным знакомство с тем, каковы конвенции системы знаков.

наблюдением» я понимаю предшествующее ознакомле Чтобы знать Объект, необходим один только ние с тем, что знак обозначает. Так, если Знак это предшествующий опыт этого Индивидуального Объекта.

предложение «Гамлет был безумен», то понять, что оно Объектом всякого знака является Индивид, обычно означает, мы можем только в том случае, если уже знаем, Индивидуальная Совокупность Индивидов. Его Субъект ы, что люди пребывают иногда в подобном невменяемом т.е. части Знака, которые обозначают Частичные состоянии;

мы должны были уже видеть сумасшедших Объекты, являются либо указазаниями для нахождения или читать о них;

и будет еще лучше, если мы, в частности, Объектов, либо Сироидами, то есть знаками единичных знаем (а не нуждаемся в предположении), в чем состояло Объектов. <...> Таковы, например, абстрактные сущест шекспировское понятие безумия. Все это есть вительные, которые суть имена единичных свойств, лич дополнительное наблюдение, и оно не является частью ные местоимения, а также местоимения - указательные и Что такое значение Чарлз Сандерс Пирс относительные, и т.д. Под указаниями для нахождения смогут познакомить нас с ними. Если кто-нибудь указывает на него и говорит: «Посмотри сюда! Это есть то, Объектов, которым я еще не придумал никакого другого имени, кроме «Селективов» (Slectives), я подразумеваю что мы называем "солнце"», - солнце не является такие слова, как «Всякий» (то есть любой, какой угодной), Объектом знака. Данное же заявление касается Знака «Некоторый» (то есть один правильно избранный) и т.д. А солнца, слова «солнце»;

а со словом мы должны вот чтобы познать Интерпретанту, которая есть то, что знакомиться в дополнительном опыте. Допустим, учитель выражается знаком самим по себе, может потребоваться французского говорит англоговррящему ученику, наивысшая силарассуждения. который спрашивает: «comment appelle-t-on за?», 182. Во-вторых, чтобы получить более четкие понятия о указывая на солнце. <...> «C'est le soleil» - так он начинает снабжать ученика этим дополнительным опытом, говоря том, что такое в общем Объект Знака и что такое на французском о самом солнце. Допустим, с другой Интерпретанта, надо отличать два смысла [понятия] стороны, он говорит: «Notre mot est '5o 1 ей »,тогда вместо «Объект» и три - «Интерпретанта». Было бы лучше выражения своей мысли на языке и описания слова он проводить разграничения и дальше, но и этих двух предлагает его чистую Икону. Но Объект Иконы хватит, чтобы заполнить всю мою оставшуюся жизнь...

совершенно неопределенен, эквивалентен «нечто». Он 183. Что касается Объекта, то он может означать Объект [учитель] буквально говорит: «Наше слово похоже на это» как тот постигается в Знаке и поэтому означать Идею, или и производит звук. Он информирует ученика, что слово это может быть Объект вне зависимости от какого-либо (подразумевая некую привычку) производит некое отдельного своего аспекта, Объект в тех своих действие, которое он изображает акустически. Но изо отношениях, в каких его выявит неограниченное и бражение одно без подписи означает: «Нечто подобно окончательное изучение. Первый я называю Непосредст этому» [Something is like this]. Верно, конечно, что учитель венным Объектом, второй Динамическим Объектом. Ибо присовокупляет при этом то, что восходит к подписи. Но последний есть Объект, который может изучать это только делает произнесенное им предложение Динамическая Наука (или, как это теперь называется, аналогичным портрету, скажем, Леопарди с «Леопарди», «объективная» наука). Возьмите, например, предложение подписанным под ним. Нужную информацию это «Солнце голубое». Его объекты суть «солнце» и передает лишь человеку, знающему, кем был Леопарди, а «голубизна». Если под «голубизной» имеется в виду всякому другому она [картина] говорит только, что Непосредственный Объект, который есть чувственное «некто, называемый Леопарди, выглядел подобно этому».

качество, то познавать его можно лишь Чувством. Но если Наш ученик находится в положении человека, который она [голубизна] означает то «Реальное», действительное вполне уверен, что был такой человек Леопарди;

ибо он условие, которое является причиной того, что вполне уверен, что во французском есть название для излучаемый свет имеет короткие средние волны, то солнца и таким образом уже знаком с ним, только не Лэнгли уже доказал, что эта пропозиция истинна. Так что знает, как оно звучит, когда произносится, или как «Солнце» может означать совокупность различных ощу выглядит, когда записано. Думаю, к этому моменту вы уже щений, и тогда оно является Непосредственным должны понять, что я имею в виду, когда говорю, что ни Объектом, или же оно может означать нашу обычную один знак не может быть понят — или по крайней мере ни интерпретацию этих ощущений в смысле места, массы и одна пропозиция не может быть понятой - если т.д., и тогда оно есть Динамический Объект. В отношении интерпретатор не имеет «дополнительной ознакомлен как Непосредственного, так и Динамического Объектов ности» с каждым из его Объектов. А что касается верно то, что ни Картина, ни Описание, ни какой-либо простого субстантива, не надо забывать, что он не другой знак, Объектом которого является солнце, не 230 Чарлз Сандерс Пирс Что такое значение является неотъемлемой частью речи. Семитские языки, когда [леди Уэлби] говорит, что это связано с Волением кажется, происходят из языка, в котором не было «имен (Volition), я сразу замечаю, что волевой элемент Интерпре нарицательных». Такое имя в действительности не что тации есть Динамическая Интерпретанта. Во второй иное как пустая форма (blank form) пропозиции и части моего «Очерка о Прагматизме», опубликованного в пустой Субъект, а пустое может означать только «нечто» Popular Science Monthly за ноябрь 1877 г. и янв. 1878 г., я или даже нечто еще более неопределенное. Итак теперь, различил три степени ясности Интерпретации. Первая мне думается, я могу предоставить вам самим вниматель была таким ознакомлением, которое давало человеку но поразмыслить, правильно мое учение или нет.

знакомство со знаком и готовность использовать или 184. Что касается Интерпретанты, то есть «обозначения» интерпретировать его. Имея этот знак в своем сознании, (signification) или скорее интерпретации (interpretation) человек чувствует себя совсем как дома. Короче, это знака, мы должны различать Интерпретанту Непосредст- Интерпретация в Чувствовании (Feeling). Второй венную и Динамическую, так же как мы различаем [степенью] был Логический Анализ = Смысл леди Уэлби.

Непосредственный и Динамический Объекты. Но мы Третья степень — Прагматический Анализ — мог бы также должны отметить, что без сомнения, существует показаться Динамическим Анализом, но отождествляется с еще и третий тип Интерпретанты, который я называю Окончательной Интерпретантой.

Окончательной Интерпретантой (Final Interprtant), ибо это есть то, что было бы в конце концов признано Примечания истинной интерпретацией, если б рассмотрение вопроса Параграфы 171-175 являются рецензией на книгу Леди Уэлби зашло настолько далеко, что относительно него пришли Что такое значение ?(М&стШт, 1903, 321 р.), журнал Нация, бы к окончательному мнению. Мой друг леди Уэлби, как (15 окт. 1903) 308-309. Параграф 176 из лоуэльских лекций v она мне говорит, посвятила свою жизнь исследованию года (из лекции!).

сигнификов, то есть исследованию того, что я бы описал Параграфы 177-185 взяты из обширной недатированной руко- v' как отношение знаков к своим интерпретантам;

но мне писи в Виднере ГОЗа. Некоторые моменты в ней показывают, что V кажется, что в основном она занимается исследованием эта рукопись является частью письма, но существующая ее часть слов. Она также приходит к выводу, что есть три смысла, в не содержит ни приветствия, ни подписи. Рукопись нуждается в большой редакторской правке.

которых слово может интерпретироваться. Она называет Рецензия на книгу Леди Уэлби, опубликованная в Нации, сопро их Смысл (Sense), Значение (Meaning), Значимость (Sig вождалась кратким упоминанием p книге Бертрана Рассела «Ос nificance). Значимость это самый глубокий и самый нования математики», т. I (University Press, Cambridge;

Macmillan, возвышенный из трех, и согласуется, таким образом, с New York, 1903, 534pp.).

моей Окончательной Интерпретантой;

и Значимость s представляется мне превосходным наименованием.

t.

Смысл представляется логическим анализом понятия или дефиницией, для которой я предпочитаю придержи ваться старого термина Принятие (Acception) или Принимание (Acceptation). Под Значением леди Уэлби подразумевает намерение (intention) произносящего.

Однако мне представляется, что все симптомы болезни, признаки погоды и тд. не имеют произносящего. Ибо не думаю, что мы в самом деле можем сказать, что Бог произносит какой-нибудь знак, когда Он творит вещи. Но 232 SU, Закрепление верования понимали. Ее основной принцип, согласно их точке зре ния, состоял в том, что всякое знание опирается либо на авторитет, либо на разум;

однако все, что дедуцируется посредством разума, в конечном счете зависит от посы ЗАКРЕПЛЕНИЕ ВЕРОВАНИЯ ' лок, имеющих своим источником авторитет. Соответст венно, постольку, поскольку юноша в совершенстве ов ладевал силлогистическим выводом, его оснащение ин §1. Наука и логика теллектуальными инструментами считалось завершен ным.

358. Немногие люди утруждают себя изучением логики, 360. Согласно Роджеру Бэкону, этому замечательному уму, поскольку всякий считает себя уже достаточно сведущим бывшему уже в середине тринадцатого века человеком в искусстве рассуждения. Но я вижу, что эта удовлетво почти научного склада, схоластическая концепция рас ренность ограничивается их собственным рассуждением суждения представляла собой только помеху на пути ис и не распространяется на рассуждения других людей.

тины. Он видел, что один только опыт учит нас чему-либо 359. Мы приходим к полному обладанию способностью - положение, которое, как нам представляется, легко дос делать выводы уже после освоения всех остальных своих тупно для нашего понимания, поскольку от прежних по способностей, ибо эта способность является не природ колений нам досталась ясная концепция опыта-, ему же ным даром, но длительным и сложным искусством. Исто она казалась совершенно ясной потому, что ее трудности рия его практического применения могла бы стать пред еще не дали о себе знать. Он полагал, что изо всех видов метом для целой книги. Средневековые схоласты, подра опыта наилучшим является внутреннее озарение, кото V жая римлянам, сделали логику вторым по простоте, после рое учит о многих вещах в природе, недоступных нашим грамматики, предметом изучения юношей. Так они ее s, чувствам, например, пресуществлению хлеба.

361. Четырьмя веками позже более известный Бэкон в V Два раздела, составляющие это эссе [«My Plea for Pragmatism»], первой книге своего «Нового Органона» дает ясное опи были впервые опубликованы, не будучи объединены каким-либо сание опыта как того, что должно быть открыто для ве общим заголовком, в Popular Science Monthly за ноябрь 1877 и рификации и переоценки. Однако хотя концепция лорда январь 1878 гг. Французская авторская версия (вторая работа бы Бэкона превосходит более ранние представления, совре ла на самом деле впервые написана по-французски на борту па менный читатель, если только он не испытывает трепета рохода во Франции) появилась в Revue Philosophique, тома б и 7.

перед его высокопарностью, будет просто потрясен его Они привлекли к себе лишь то небольшое внимание, на которое воззрением на научную процедуру. По Бэкону, мы долж я только и мог претендовать;

однако несколько лет спустя мощ ны только проделать некоторые грубые эксперименты, ное перо профессора Джеймса привлекло к их главному тезису кратко изложить их результаты, занеся их в определен внимание философского мира (конечно, зайдя при этом не сколько дальше, нежели предполагалось замыслом самого авто- ные пустые таблицы, пробежаться по ним при помощи V ра, который продолжал признавать, если не Существование, то правила, отбрасывая все ложное и записывая альтернати Ч по крайней мере Реальность Абсолюта примерно в том смысле, в вы, и за несколько лет подобным образом физическая каком это было установлено Рейсом в его The World and the Indi наука будет завершена - толькои всею'<<Он пишет о нау 2 какТжазал indual, работе, не свободной от логических ошибок, однако в ке как Лорд-Канцлер» ' " "рвеи, прирожден целом вполне основательной). Учение, излагавшееся в этой паре ный ученый, - и это поистине так.

разделов, уже несколько лет было известно среди друзей автора под именем «Прагматицизма», которое автор предложил для не 2 См. AubreyJ. «Brief Lives», Oxford, 1898. Vol. 1. P. 299.

го.

S 234 V, Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования 362. Первые ученые: Коперник, Тихо Браге, Кеплер, Гали- его испытанию на практике, а после его неизбежного лей, Гарвей и Гилберт - имели в своем распоряжении ме- провала предположить, что если его несколько видоиз тоды, более схожие с методами их нынешних собратьев. менить, то результат его окажется иным, и завершить все дело публикацией этого последнего предположения как факта: его путь состоял в том, чтобы перенести свой ум в са тем описания различных частей этой кривой;

но, навер- свою лабораторию, и в буквальном смысле слова превра ное, его величайшим вкладом в науку было то, что он убе- тить свои перегонные кубы и колбы в инструменты мыш дил людей: если они действительно хотят усовершенст- ления, создавая тем самым новую концепцию рассужде вовать астрономию, то именно это и потребуется делать, ния как чего-то такого, что должно делать с открытыми глазами, путем манипулирования реальными вещами, ане что они не должны ограничиваться исследованием того, словами и воображаемыми образами.

какая из систем эпициклов лучше, но приняться за иссле дование фигур и выяснить, чем же в действительности яв 364. Дискуссия вокруг дарвинизма является в значитель ляется эта кривая. Он достиг этого благодаря своей не ной мере вопросом логики. Господин Дарвин намеревал 5 же сравненной энергии и мужеству, идя ощупью, непости ся применить статистический метод к биологии ' ° жимой для нас, от одной иррациональной гипотезы к самое происходит в совершенно отличной от биологии другой, до тех пор, пока, перебрав двадцать две гипотезы, области науки - в теории газов. Будучи не в состоянии он не наткнулся, благодаря простому исчерпанию своей определить, каким будет движение каждой отдельной мо изобретательности, на орбиту, с которой ум, хорошо ос лекулы газа согласно определенной гипотезе, касающей нащенный средствами современной логики, только на ся строения этого класса тел, Клаузий и Максвелл, тем не чал бы свое исследование ' менее, еще за восемь лет до публикации бессмертной ра боты Дарвина были способны, путем применения учения 363· Точно так же любая научная работа, достаточно зна о вероятностях, предсказать, что в конце концов такое-то чительная для того, чтобы остаться в памяти нескольких количество молекул будет, при данных обстоятельствах, поколений, дает нам представление о дефектах в способе обладать такими-то скоростями;

что каждую секунду бу логического рассуждения того времени, когда она была дет иметь место такое-то относительное количество написана;

и каждый основательный шаг в науке служил столкновений и т.д.;

и из этих количественных соотно уроком для логики. Так было, когда Лавуазье и его совре шений они могли дедуцировать логически определенные менники принялись за изучение химии. Максимой ста свойства газов, в особенности те, которые связаны с их рых химиков было: «Lege, lege, lege, labora, ora, et relege».

тепловыми отношениями. Сходным образом и Дарвин, Метод Лавуазье состоял не в том, чтобы читать и молить хотя он и был не в состоянии сказать, каково будет дейст ся, но в том, чтобы вообразить себе, что некоторый дли вие генетической изменчивости и естественного отбора тельный и сложный химический процесс имел бы ре в каждом отдельном случае, показывает, что в конце кон зультатом нечто, чтобы с тупым упорством подвергнуть цов они будут приспосабливать или приспосабливали з Не совсем так, но приблизительно так, насколько это можно животных к окружающей среде. Действительно ли суще V я вынужден признать, что эта работа содержит 5 То, что он сделал, является наиболее поучительной иллюстра весьма ложное и глупое замечание о Кеплере. Когда я ее писал, то еще не изучил саму книгу, что я сделал позднее. Теперь же я при- цией к логике науки, и будет описано в другой главе;

причем те хожу к мнению, что это самое изумительное сочинение об ин- перь мы знаем то, что авторитетно отрицалось, когда я впервые дуктивном рассуждении, которое я когда- либо встречал. - 1893. предположил это, а именно, что он заимствовал этот намек из ' Читай, читай, читай, трудись, молись и перечитывай (л am). книги Мальтуса о народонаселении. - 1903.

Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования ствующие формы животных обязаны такому действию и искоренить эту предрасположенность к жизнерадостно какую позицию следует занять теории - все эти вопросы сти. Там, где наша надежда не подтверждается каким-либо являются предметом дискуссии, в которой вопросы факта опытом, наш оптимизм, похоже, оказывается чем-то не странным образом переплетаются с вопросами логики.

лепым. Логичность в том, что касается практических проблем (если только понимать ее не в старом смысле, но §2. Руководящие принципы как мудрое единство безопасности и плодотворного рас суждения), является самым полезным качеством из тех, которыми только может владеть живое существо, и может 365. Цель рассуждения состоит в том, чтобы, исходя из быть, именно поэтому она возникает в процессе естест размышления над тем, что нам уже известно, выяснить то, венного отбора;

но помимо этого, вполне вероятно, что что нам еще не известно. Следовательно, рассуждение для живого существа большее преимущество представля правильно, если из истинных посылок оно6выводит не ет наполнение сознания приятными и поощряющими тинные заключения, и не иначе. Таким образом, вопрос о видениями, независимо от их истинности, и таким обра значимости рассуждения является простым вопросом зом, в том, что касается непрактических предметов, есте факта, а не вопросом мышления. Если А есть посылка, а В ственный отбор может порождать ошибочные тенден - заключение, то вопрос заключается в том, действитель ции мысли7' но ли эти факты связаны так, что если есть А, то есть и В.

Если это так, то вывод является значимым, если нет, то 367. То, что заставляет нас, исходя изданных посылок, вы нет. Это никоим образом не затрагивает вопроса о том, водить скорее это заключение, нежели иное, представля испытываем ли мы побуждение, когда посылки принима ет собой некую привычку нашего разума, неважно, врож ются разумом, принять также и заключение. Верно, что денную или приобретенную. Привычка хороша, если она У мы в общем рассуждаем правильно в силу самой своей производит истинные заключения из истинных посылок;

ч;

природы. Но это - случайность;

истинное заключение не вывод считается значимым, безотносительно (without ref перестало бы быть истинным, даже если бы мы не испы erence) к истинности или ложности своих заключений, s тывали побуждения принять его;

ложное заключение ос особенно если привычка, которая обусловливает его, та s талось бы ложным, даже если бы мы не смогли сопротив кова, что, как правило, производит истинные заключения.

ляться стремлению верить в него. Особенная привычка разума, управляющая тем или иным выводом, может быть сформулирована в пропозиции, ис 366. Мы являемся, несомненно, в основном логическими тинность которой зависит от значимости тех выводов, животными, однако не вполне совершенными. Большин которые обусловливает эта привычка;

такая формула на ство из нас, например, по природе своей настроено бо зывается руководящим принципом вывода. Предполо лее жизнерадостно и оптимистически, нежели то могло жим, например, что мы видим, как вращающийся медный бы быть оправдано логикой. По-видимому, мы устроены диск, если поместить его между полюсами магнита, быст так, что в отсутствие фактов, с которыми нам надо было ро останавливается, и мы делаем из этого вывод, что то же бы бороться, мы счастливы и преисполнены удовлетво самое будет происходить с любым магнитным диском.

рения;

так что результаты опыта должны непрерывно V уменьшать наши надежды и ожидания. Но даже наша жизнь, представляющая собой применение этого кор ? Не будем, однако, самоуверенно полагать, что естественный ректирующего фактора, не всегда оказывается способна отбор является единственным фактором эволюции, и до тех пор, пока это важное положение не получит более убедительного до 6 То есть, определяется такой привычкой, которая, как правило, казательства, нежели до сих пор, не стоит полагаться на него и выводит. - 1903. пренебрегать силой весьма основательного рассуждения.

V;

Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования Руководящий принцип состоит в том, что то, что является разие фактов уже подразумевается, когда впервые задает истинным по отношению к одному куску меди, истинно ся логический вопрос. Подразумевается, например, что по отношению к другому. Такого рода руководящий имеются такие состояния ума, как сомнение и верование принцип, относящийся к меди, был бы более надежен, - что переход от одного состояния к другому возможен, чем относящийся ко многим другим субстанциям, - на- что объект мысли остается тем же самым и что этот пере пример, к латуни. ход подчиняется некоторым правилам, посредством ко торых все умы связаны сходным образом. Поскольку это 368. Можно было бы написать целую книгу для того, что такие факты, которые мы уже должны знать, прежде чем бы указать наиболее важные из этих руководящих прин мы вообще сможем иметь какую-либо ясную концепцию ципов рассуждения. Надо признаться, что она была бы рассуждения, нельзя предполагать, что исследование их совершенно бесполезна для человека, мышление которо истинности или ложности еще представляет какой-либо го целиком направлено на практические проблемы и дея интерес. С другой стороны, нетрудно поверить, что те тельность которого движется уже проторенными путями.

правила рассуждения, которые дедуцируются из самой Проблемы, которые представляются такому уму, являются идеи процесса, таковы, что они являются наиболее суще проблемами, обращению с которыми он научился раз и ственными;

и, конечно же, что лишь постольку, поскольку навсегда, обучаясь своему делу. Но пусть человек отва рассуждение признает их, оно не будет, в конечном счете, жится вступить в какую-то незнакомую область или в об вести к ложным заключениям из истинных посылок. В ласть, в которой его результаты не будут непрерывно действительности важность того, что может быть деду подтверждаться опытом - и вся история показывает, что цировано из допущений, подразумеваемых в логической даже самый мужественный ум будет зачастую терять ори проблеме, оказывается значительно большей, чем это ентацию и напрасно растрачивать свои силы в направле V можно предположить, и это - в силу таких причин, кото ниях, которые не приближают его к цели или даже со рые было бы сложно выявить в самом начале. Единствен вершенно уводят его с правильного пути. Он напоминает Ч ное, что я хотел бы здесь отметить, заключается в том, что корабль в открытом море, на борту которого нет никого, концепции, которые в действительности являются про- s кто разбирался бы в правилах навигации. А в этом случае дуктами логической рефлексии, не будучи сразу же поня некое общее исследование руководящих принципов рас ты в качестве таковых, смешиваются с нашими обыден суждения, несомненно, окажется полезным.

ными мыслями и часто становятся причиной серьезных 369- Очень сложно, однако, рассматривать предмет, пер заблуждений. Именно так обстоит дело, например, с по воначально его не ограничив, поскольку практически нятием качества. Качество как таковое никогда не являет каждый факт может служить руководящим принципом.

ся объектом наблюдения. Мы можем видеть, что вещь яв Тем не менее, так случилось, что между фактами сущест ч ляется голубой или зеленой, но качество бытия голубым и вует то разделение, что в один класс входят все факты, яв качество бытия зеленым не являются вещами, которые мы ч.

ляющиеся совершенно незаменимыми в качестве руко видим;

они суть продукты логической рефлексии. Истина водящих принципов, тогда как в другие классы входят все заключается в том, что здравый смысл, или мысль в том те факты, которые могут представлять собой и иной ин виде, как она впервые выходит за пределы узко терес в качестве объектов изучения. Это разделение про практического, глубоко пропитана тем плохим логиче исходит между теми фактами, которые молчаливо подра ским качеством, к которому обычно применяется эпитет зумеваются, когда спрашивают, почему определенное за «метафизическое»;

и ничто не способно прояснить его, ключение мыслится как следующее из определенных по кроме основательного курса логики.

сылок, и теми, которые не предполагают подобного во проса. Небольшое размышление покажет, что многооб ч* Nui Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования §3. Сомнение и верование 372. Мы не должны пропустить также и третий пункт раз личия. Сомнение является беспокойным и неудовлетво 370. Мы как правило знаем, когда хотим задать вопрос, а ренным состоянием, от которого мы пытаемся освобо когда - произнести суждение, поскольку имеется различие диться и прийти к состоянию верования ' ^ между ощущением сомнения и ощущением верования.

последнее является состоянием спокойного самоудовле творения, от которого мы не хотим уклоняться или же 371. Но этим не исчерпывается то, что отличает сомнение 10 ап тив мы поменять на верование во что-то, иное ' Р° > от верования. Здесь имеется также практическое различие.

упорно держимся не просто за акт верования, но за веро Наши верования руководят нашими желаниями и форми вание только в то, во что мы действительно верим.

руют наши действия. Члены секты ассасинов шли на 373. Таким образом, сомнение и верование оказывают на смерть по первому приказу своего вождя, потому что они нас положительное воздействие, хотя и достаточно раз верили, что повиновение ему обеспечит им вечное бла личное. Верование не заставляет нас действовать немед женство. Если бы они сомневались в этом, то, конечно же, ленно, но ставит нас в такие условия, что мы будем вести не поступили бы так. И так обстоит дело с любым верова себя некоторым определенным образом, когда предста нием, в зависимости от его степени. Переживание верова вится возможность. Сомнение ни в малейшей степени не ния есть более или менее достоверный показатель того, дает такого активного результата, но принуждает нас ис что в нашей природе установилась некоторая привычка, следовать до тех пор, пока оно само не будет устранено.

которая будет определять наши действия ' Это напоминает нам раздражение нерва и рефлексивное обладает подобным эффектом.

действие, производимое этим раздражением-, в то время « Давайте опять вспомним природу знака и зададимся вопросом: как для того, чтобы [получить] аналогию верования, нам У следует бросить взгляд на то, что называется нервными ас откуда мы можем знать, как какое-либо чувствование любого ви ч, социациями, например, на привычку нервов, вследствие да является знаком того, что мы обладаем укоренившейся в нас которой запах персика будет вызывать выделение слюны привычкой?

s Мы можем понять однупривычку, уподобляя ее другой привыч ке. Однако чтобы понять, что представляет собой какая-либо для того, чтобы придать знаку какую-либо общую значимость и привычка, должна быть некоторая привычка, которая непосред для того, чтобы знать, что мы действительно придали ему какую ственно осознается нами в своей всеобщности. Это означает, что то общую значимость, мы должны обладать непосредственным мы должны обладать определенной общностью в нашем непо воображением чего-то, что не является определенным во всех средственном сознании. Епископ Беркли, да и огромное множе аспектах. - 1893., 9 В этом она сходна с любым другим стимулом. Верно, что людям ство других хороших мыслителей, посчитали смехотворной идею, что мы способны вообразить себе треугольник, который может нравиться, ради удовольствия, получаемого от еды, быть не был бы ни равносторонним, ни равнобедренным, ни неравно голодными, и они могут стремиться привести себя в такое со сторонним. Они, по-видимому, считают, что объект воображе стояние. Однако голод всегда сопровождается желанием напол ния должен быть в точности определен во всех аспектах. Однако нить желудок. Точно так же ради удовольствия от исследования представляется вполне достоверным, что нечто общее мы все же людям может нравиться предаваться сомнениям. Тем не менее, должны воображать. Я не собираюсь в этой работе вдаваться в сомнение по сути своей предполагает стремление избавиться от вопросы психологии. Нам нет никакой необходимости знать во >1 йе говорю о вторичных эффектах, случайно порождаемых всех подробностях, как осуществляется наше мышление;

нолишь как оно может осуществляться. Тем не менее, я могу сказать, что интерференцией других импульсов.

по моему мнению, наше непосредственное сознание охватывает " Сомнение обычно не является нерешительностью относи длительность времени, хотя и бесконечно малую. В любом случае тельно того, что должно быть сделано здесь и сейчас. Оно есть я не вижу возможности избежать пропозиции, согласно которой предвосхищаемая нерешительность относительно того, что мне ;

Ni» Закрепление верования Чарлз Сандерс Пирс это, только рождая сомнение на месте этого верования.

§4. Цель исследования С сомнением, поэтому борьба начинается, с прекраще нием его она заканчивается. Таким образом, единствен 374. Раздражение, причиненное сомнением, вызывает ная цель исследования есть установление мнения. Мы борьбу, направленную на достижение состояния верова можем воображать, что этого для нас недостаточно и что ния. Я буду называть эту борьбу исследованием, хотя сле мы ищем не просто мнения, но истинного мнения. Одна дует признать, что иногда это не очень точное обозначе ко подвергните эту фантазию проверке, и она окажется ние.

s беспочвенной;

ибо как только достигнуто устойчивое ве 375. Раздражение, причиненное сомнением, является рование, мы будем полностью удовлетворены, вне зави- ч единственным непосредственным побуждением для симости от того, будет ли это верование истинным или борьбы, направленной на достижение верования. Но ложным. Ясно, что нечто, находящееся за пределами об лучшим для нас, конечно же, будет, если наши верования ласти нашего знания, не может быть нашим объектом, окажутся такими, что смогут правильно руководить на ибо то, что не оказывает воздействия на наш разум, не шими действиями, дабы удовлетворять наши желания;

и может стать побуждением для умственного усилия. Самое размышление заставит нас отвергнуть любое верование, большее, что можно утверждать, это то, что мы ищем та которое, как кажется, не было сформировано с тем, что кое верование, о котором мы думали бы, что оно истин бы гарантировать этот результат. Но оно будет делать но. Но мы думаем, что каждое наше верование истинно, и право же, данное утверждение является пустой тавтоло гией13' предстоит сделать в дальнейшем, или же притворная нереши То, что установление мнения есть единственная цель ис V тельность относительно вымышленного положения вещей. Мы следования, представляет собой очень важное положение.

сомневаемся как раз в нашей способности производить верова Оно мгновенно сметает прочь со своего пути различные s ния, наряду с тем важным фактом, что разрешение мнимой ди смутные и ошибочные концепции доказательства. Некото леммы производства верования приводит к возникновению Ьопа S рые из этих концепций могут быть здесь отмечены.

fide привычки, которая будет действенной в реальной критиче 376. 1. Некоторые философы воображали, что для того, ской ситуации. Именно эти две вещи в сочетании делают нас ин теллектуальными существами. чтобы начать исследование, достаточно просто задать Всякий ответ на вопрос, имеющий хоть какое-то значение, вопрос устно или написать его на бумаге и даже реко представляет собой решение относительно того, как мы дейст мендовали нам начинать наше исследования с сомнения вовали бы при воображаемых обстоятельствах или какое ответ во всем. Но простая формулировка пропозиции в вопро ное действие произвел бы, как ожидалось, мир на наши чувства.

сительной форме не побуждает ум к борьбе за достиже Допустим, мне говорят, что если две прямые линии, проведенные ние верования. Должно наличествовать реальное и живое на одной плоскости, пересекаются третьей, так что сумма внут ренних углов с одной стороны меньше двух прямых углов, то в n Если только, конечно же, оно не заставляет нас изменить наши этом случае эти линии, если их продолжить, пересекутся на той стороне, с которой вышеупомянутая сумма меньше, чем два пря стина есть не более и не менее чем определенное мых угла. Это означает для меня, что если бы я провел на плоско свойство пропозиции, состоящее в том, что верование в эту сти две линии и хотел узнать, в какой точке они встретятся, то я пропозицию привело бы нас, при достаточном опыте и размыш мог бы провести третью линию, их пересекающую, и установить, лении, к такому поведению, которое способствовало бы удовле с какой стороны сумма двух внутренних углов меньше, чем сумма творению тех желаний, которые бы мы тогда имели. Считать, что двух прямых, а затем - продлить эти линии в эту сторону. Сход истина означает что-то большее, нежели это - означает считать,, ным образом любое сомнение есть состояние нерешительности что она вообще не имеет значения. - 1903.

относительно воображаемого положения вещей.

S Ч Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования сомнение, без него же вся дискуссия становится пустопо- 3. Некоторые люди, по-видимому, обожают обсуждать ка рожней14' кую-нибудь точку зрения после того, как весь мир оказался 2. Существует очень распространенное мнение, согласно полностью уверенным в ней. Но [на этом пути] нельзя дос которому доказательство должно опираться на некие тичь дальнейшего прогресса. Когда сомнение прекращает окончательные и абсолютно бесспорные пропозиции. Эти ся, умственная работа над этим предметом подходит к пропозиции, согласно одной школе, представляют собой концу;

если же оно продолжается, то уже безо всякой це ли первые принципы, [обладающие] всеобщей природой;

со гласно другой, они суть первые ощущения. На самом же деле, однако, исследование, для того, чтобы привести к со- 55. Методы закрепления верования вершенно удовлетворительному результату, называемому доказательством, должно лишь начинаться с пропозиций, 377. Если установление мнения есть единственная цель ис совершенно свободных от всякого действительного со следования и если верование обладает природой при мнения. Если посылки таковы, что в них фактически не со вычки, почему бы нам не стремиться к достижению же мневаются, они не могут быть более удовлетворительны лаемой цели, принимая в качестве ответа на вопрос все, ми, чем они есть что мы только можем вообразить, постоянно повторяя его самим себе, задерживаясь на всем, что может способ M До тех пор, пока мы не способны указать пальцем на наши ствовать [этому верованию], и научаясь отворачиваться с ошибочные мнения, они все еще остаются нашими мнениями.

презрением и ненавистью от всего того, что может поко Для нас было бы весьма полезно сделать общий обзор причин лебать его? Этот простой и прямой метод действительно наших верований;

результатом бы оказалось то, что большинст употребляется многими людьми. Я вспоминаю, как меня V во из них было принято нами на веру, и причем в те времена, ко умоляли не читать известную газету, чтобы она не могла гда мы - в силу своей молодости - еще не были способны отде У изменить моего мнения относительно свободы торговли.

лить мнения, заслуживающие доверия, от мнений, доверия не «Чтобы я не запутался в ее софизмах и ложных заявлени заслуживающих. Такие размышления могут пробудить реальные S ях», - такова была форма выражения. «Ведь ты, - сказал сомнения в отношении ряда наших позиций. Однако в тех случа ях, когда в наших сознаниях не существует реального сомнения, мой друг, - не являешься профессиональным знатоком исследование будет пустым фарсом, переливающим из пустого в политической экономии. Поэтому тебя можно легко вве порожнее, который лучше было бы прекратить. Эта ошибка в фи сти в заблуждение ошибочными аргументами, касающи лософии была довольно распространена в те века, когда диспуты мися этой проблемы. Ты мог бы, поэтому, прочитав эту были основным видом упражнений в университетах;

то есть с их статью, уверовать в протекционизм. Но ты признаешь, возникновения в тринадцатом веке и вплоть до середины восем что свобода торговли есть истинное учение, и ты не же надцатого, и даже в наши дни она имеет место в некоторых като лических учреждениях. Но поскольку такие философские диспу ты вышли из моды, эта философская болезнь стала менее опас- ходимы. Некоторые системы в гораздо большей степени откры ты подобного рода критике, нежели другие. Все те системы, ко is^'aM следует признать, что сомнения относительно них могут торые основательно полагались на «непостижимость противо возникнуть позже;

однако мы не способны обнаружить пропо- положного», оказались особенно хрупкими и недолговечными.

зиции, которые неподвластны этой случайности. Нам следует Те же, однако, которые полагаются на положительные свиде конструировать наши теории так, чтобы они предусматривали тельства и отказываются упорно отстаивать абсолютную точ подобные открытия: во-первых, основывая их на как можно бо- ность своих догм, очень тр до разрушить. - 1893., 16 Ja исключением цели cai (критики. Вставить параграф о само лее обширном многообразии различных рассуждений, во "вторых, оставляя место для модификаций, которые нельзя зара- контроле и аналогии между моральным и рациональным само нее предвидеть, но которые, скорее всего, все-таки будут необ- контролем. - 1903.

246 Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования лаешь верить в то, что не является истинным». Я часто за тогда поднимать голову, чтобы смотреть? Человек может мечал, что такая система [убеждения] усваивалась созна пройти через всю жизнь, систематически устраняя из тельно. Значительно чаще инстинктивное отвращение к своего поля зрения все, что могло бы вызвать изменение нерешительному состоянию ума, разросшееся до неясно в его мнениях, и если только это ему удается - основывая го страха перед сомнением, заставляет людей конвуль свой метод, как он это делает, на двух фундаментальных сивно цепляться за взгляды, которые у них уже есть. Чело психологических законах, - я не вижу, что можно было век чувствует, что если только он держится своего веро бы сказать против подобного образа действия. Было бы s вания без колебания, оно будет совершенно удовлетво эгоистической дерзостью возражать, что его образ дей рительным. Нельзя отрицать и того, что стойкая и непо s ствия является иррациональным, поскольку это означало колебимая вера приносит полный покой уму. Она может, бы только то, что его метод установления верования не конечно же, принести определенные неудобства, напри является нашим методом. Однако такой человек не соби мер, если человек станет упорно продолжать верить в то, рается быть рациональным и действительно, часто с пре что огонь не обожжет его, или же что он будет проклят на зрением говорит о слабом и склонном к заблуждениям веки вечные, если примет свою ingesta как-то иначе, чем разуме человека. Поэтому пусть он думает так, как ему через желудочный зонд. Однако человек, принявший этот нравится.

метод, не согласится с тем, что его неудобства превосхо 378. Однако такой метод закрепления верования, который дят его преимущества. Он скажет: «Я упорно придержи можно назвать методом упорства, окажется неспособным ваюсь истины, а истина всегда благодетельна». И во мно сохранить свои позиции на практике. Социальный им гих случаях вполне может быть так, что удовольствие, ко пульс против него. Человек, принимающий его, обнару торое он получает от своей спокойной веры, превышает жит, что другие люди мыслят не так, как он, а в какое-то s любые неудобства, проистекающие из ее обманчивого мгновение ему даже может прийти в голову, что их мне характера. Так, если верно, что смерть есть полное унич ч, ния столь же хороши, сколь и его собственные, и это по тожение, то в таком случае человек, верящий, что после колеблет его доверие к своему верованию. Это представ смерти он непременно попадет в рай, если только он в s ление, согласно которому мысль или размышление дру этой жизни соблюдал известные простые обряды, полу гого человека равноценны его собственным, недвусмыс чает легкое удовольствие, за ^которым не,.пс 'QT НИ ленно является новым шагом, и притом в высшей степени ход ое со ра - по малейшего разочарования17' ° важным. Оно возникает из импульса в человеке столь видимому, оказывает значительное влияние на людей в сильного, что невозможно устранить его, не подвергнув религиозных вопросах, ибо нам зачастую приходится все человечество опасности истребления. Если только мы слышать, как люди говорят: «Ох, я не мог бы поверить в не превратимся в отшельников, то необходимо станем S то-то, потому что я стал бы несчастным, если бы пове оказывать влияние на мнения друг друга-, так что пробле ч рил». Когда страус, почуяв опасность, прячет голову в пе ма, оказывается, состоит в том, как закрепить верование сок, он вроде бы выбирает наиболее подходящий способ не только в индивидууме, но в сообществе.

поведения. Он прячет от себя опасность, а затем спокой 379. Пусть же действует воля государства вместо воли ин но говорит, что опасности больше нет;

и если он совер дивидуума. Создадим институт, цель которого состоит в шенно уверен в том, что опасность миновала, зачем ему том, чтобы привлечь внимание людей к правильным уче ниям, постоянно повторять их и обучать им молодежь;

в Хотя вполне может произойти и так, что это обусловит линию то же время этот институт должен обладать силой, доста точной для того, чтобы предотвратить изучение, защиту поведения, приводящую к страданиям, которую при более осно и изложение противоположных учений. Устраним из вательном размышлении можно было бы избежать.

S ч Закрепление верования Чарлз Сандерс Пирс общества не может чувствовать себя оправданным, если он представлений людей все мыслимые причины умствен поступается интересами этого общества во имя милосер ных изменений. Будем держать их в невежестве, чтобы дия, как если бы это были его личные интересы. Поэтому они не научились думать иначе, чем они думают. Привле вполне естественно, что симпатия и дружба создают тем чем на свою сторону их страсти, так чтобы они относи самым самую безжалостную власть.

лись к индивидуальным и необычным мнениям с ненави 380. Обсуждая этот метод закрепления верования, который стью и ужасом. Запугаем и заставим замолчать всех тех, может быть назван методом авторитета, мы прежде всего кто отвергает установленную веру. Побудим народ отво должны признать его несоизмеримое духовное и мо рачиваться от таких людей и вываливать их в дегте и ральное превосходство над методом упорства. Его успех перьях или учредим расследование образа мыслей по пропорционально более велик;

и в действительности он дозреваемых, и если они будут признаны виновными в вновь и вновь приводил к самым величественным резуль том, что придерживаются запрещенных верований, под татам. Даже сооружения из камня, которые он вызвал к вергнем их примерному наказанию. Если полного согла жизни, - например, в Сиаме, Египте и Европе - отличают сия нельзя достичь иным образом, то поголовное избие ся такой величественностью, с какой едва ли могут со ние всех тех, кто не придерживается надлежащего образа перничать величайшие творения природы. И, за исклю мыслей, всегда оказывалось весьма эффективным средст чением геологических эпох, нет эпох столь же длитель вом для того, чтобы создать единое мнение в стране. Если ных, как те, которые отмечены какой-либо организован же для этого недостает сил, то составим перечень мне РПП Если мы подвергнем предмет тщательному ний, с которыми не может согласиться ни один человек даже наименее независимого образа мыслей, и потребу « Объедините их в смысле «Всеобщей молитвы» Александра По ем, чтобы верные нам люди приняли все эти положения с У тем, чтобы отделить их так решительно, как это только упа, и тогда найдется ли человек, чье тщеславие восстанет и про ч, возможно, от влияния остального мира. тивопоставит их словам свои? Их вероучения обращаются к бо Этот метод с древнейших времен был одним из главных жественному авторитету;

и верно то, что люди изобрели их не в ч большей степени, чем птицы изобрели свои песни. Возвращение средств поддержания правильных теологических и поли к методу упорства, - вот то, что разделяет их и делает их слепыми тических учений и сохранения их универсального, или ко всему, кроме ненависти. Всякая отдельная вера - в качестве всеобщего характера. В частности, в Риме он практиковал исторического факта, - изобреталась, чтобы причинить кому ся со времен Пумы Помпилия вплотьдо Пия IX. Это - наи либо вред. Тем не менее, результат в целом был бесподобным.

более совершенный исторический пример;

однако везде, Если рабство мнения является естественным и полезным для лю где существует священство или жречество, - а ни одна ре дей, то пусть они остаются рабами.

лигия не обходилась без них, - этот метод находил себе Всякая такая система была впервые установлена тем или иным большее или меньшее применение. Везде, где имеется ари законодателем или пророком, и будучи однажды установлена, стократия, гильдия или любое объединение или класс лю она разрасталась сама по себе. Однако в самом этом принципе дей, интересы которых зависят или считается, что зависят, роста таились зародыши упадка. Сила индивидуализма угасает, V живет одна только организация. С течением времени старые во от определенных положений, там неизбежно будут обна просы уходят в забвение;

новые вопросы становятся неотлож руживаться следы этого естественного продукта социаль- У ными. Море наступает и отступает;

какая-то орда, всегда жившая ного чувства. Жесткости всегда сопровождают эту систему;

завоеваниями, покоряет в конце концов весь мир. Тем или иным и когда она последовательно проводится в жизнь, они пре образом изменяются старые торговые пути. Такие изменения вращаются в самые ужасные зверсгва в глазах каждого ра приносят непривычный опыт и новые идеи. Люди начинают бун зумного человека. Однако это обстоятельство вряд ли мо товать против авторитетов, которым они подчинились бы к жет вызвать удивление, поскольку служитель какого-либо прежние времена. Возникают требующие решения вопросы, ко У Sis Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования рассмотрению, то обнаружим, что ни одна вера никогда видят, что люди в иных странах и в иные эпохи придер не оставалась той же самой, однако изменения эти столь живались учений, весьма отличных от тех, в которые медленны, что они оказываются совершенно незаметны- принуждены были верить они сами;

и они не могут не ви ми на протяжении одной человеческой жизни, так что деть, что лишь благодаря простому случаю они обучены индивидуальное верование остается разумно закреплен- именно тому, чему их учили, и что именно те нравы и ас ным. Для человеческой массы и не существует, может социации, которыми они окружены, побудили их думать быть, лучшего метода, нежели этот. Если высший импульс так, как они думают, а не совершенно отличным образом.

людей состоит в том, чтобы быть интеллектуальными ра- Их чистосердечие не сможет сопротивляться тому сооб бами, то они и должны оставаться рабами. ражению, что нет никаких оснований ценить свои собст венные взгляды выше, чем взгляды других народов и дру 381. Однако никакой институт не может регулировать гих веков;

а это, в свою очередь, заронит в их умы сомне мнения по всем вопросам. Только наиболее важные мне ние.

ния могут быть предметом наблюдения, к остальным же человеческие умы должны направляться под воздействи- 382. Они далее вообразят, что такие сомнения, как эти, ем естественных причин. Это несовершенство не будет должны существовать в их умах по отношению к любым верованиям, которые кажутся определенными капризами источником слабости [метода авторитета] до тех пор, по ка люди обладают таким уровнем культуры, при котором - или их собственными, или же тех людей, которые по рождают общераспространенные мнения. Своенравная одно мнение не способно оказывать воздействие на дру гое - то есть до тех пор, пока они будут неспособны приверженность верованию и произвольное возвышение сравнивать мнения друг с другом. Однако в большинстве его над другими должны быть оставлены. Должен быть государств, находящихся под властью и контролем духо- принят другой новый метод установления мнения, такой, У венства, обнаружатся отдельные индивиды, которые пре- который не только будет производить стимул для верова восходят этот уровень культуры. Эти люди обладают бо- ния, но и решать, какая пропозиция заслуживает того, ч лее широкой разновидностью социального чувства;

они чтобы в нее верили. Пусть природные склонности дейст s вуют беспрепятственно, а затем пусть люди под их влия нием, общаясь друг с другом и рассматривая проблемы с торые никогда раньше не ставились;

к отдельному законодателю больше не прислушиваются. Инстинкт правителей никогда не различных точек зрения, постепенно развивают мнения в заблуждался относительно того, каким риском для власти чрева гармонии с естественными причинами. Этот метод схо та такая мера, как созыв народного собрания. И все же, как бы ден с тем, посредством которого достигали зрелости они ни старались избежать этого, в действительности они про концепции искусства. Наилучший пример этого метода буждают общественное мнение, которое является непосредст может быть найден в истории метафизической филосо венным ответом на новый метод установления мнения. Начина фии. Системы такого рода обычно не опирались на на ются волнения;

группы людей обсуждают положение дел;

возни блюдаемые факты, а если и опирались, то в довольно не кает подозрение, подобное искре на бочке с порохом, что изре значительной степени. Они принимались главным обра чения, свято почитавшиеся людьми, возникли произвольно, из-за зом потому, что их фундаментальные положения каза каприза какого-то навязчивого человека, сующего нос в чужие лись «согласными с разумом». Это - удачное выражение:

дела, из-за прожектов честолюбца или под воздействием каких то других причин, которые, как выясняется, поучают совеща- оно означает не то, что согласно с опытом, но то, во что тельный орган. Люди начинают требовать, что раз уж власть, ус мы находим себя склонными верить. Например, Платон танавливающая верования, перестала быть своенравной и сдела считает согласным с разумом положение, что расстояния лась общественной и методичной, то и пропозиции, в которые между небесными сферами должны быть пропорцио надлежит верить, должны быть определены общественным и ме нальны различным длинам струн, производящих гармо тодическим образом. - 1893.

v;

Чарлз Сандерс Пирс Закрепление верования нические аккорды. Многие философы пришли к своим основным заключениям посредсгвом размышлений, заключению, что она совершенно бессмысленна;

следовательно, сходных с этим19;

однако это - низшая и наименее это суждение неоспоримо верно.

Многие критики говорили мне, что я неправильно истолко вываю философов-априористов, представляя их принимающи 19 Давайте посмотрим, каким образом некоторые из величай ми любое мнение, которое им только покажется естественным ших философов пытались установить мнение и в чем заключался принять. Но никто не может отрицать, что вышесказанное опре их успех. Декарт, который полагает начало всякого философст- деляет в точности позицию Декарта, и на что же он опирается, вования во всеобъемлющем сомнении, замечает, что есть только как не на естественные способы мышления? Впрочем, мне, быть одна вещь, в которой он считает себя неспособным сомневаться, может, скажут, что со времен Канта этот порок был исцелен. Ве - в том, что он действительно сомневается;

и когда он осознает, личайший предмет гордости Канта заключается в том, что он что сомневается, он уже больше не может сомневаться в том, что критически исследовал наши естественные склонности к опре он существует. Затем, поскольку Декарт вместе с тем не перестает деленным мнениям. Мнение, что нечто является всеобще истин по ходу дела сомневаться в том, что такие вещи, как форма и ным, заходит дальше, чем это может подтвердить опыт. Мнение, движение, существуют, он считает, что должен быть убежден в что нечто является необходимо истинным (то есть истинным не том, что ни форма, ни движение, ни что-либо еще не принадле- только при существующем, но и при любом возможном положе жат его природе, за исключением [одного только] сознания. [Тем нии вещей) выходит за пределы нашего опыта. Эти замечания самым] считается само собой разумеющимся, что в его природе были сделаны Лейбницем и приняты Юмом;

Кант повторяет их.

ничто не может скрываться за внешней поверхностью. Далее Де- Несмотря на номиналистический оттенок этих пропозиций, их карт просит сомневающегося отметить, что он обладает идеей вряд ли можно отвергнуть. Я могу добавить: все, что бы ни счита Существа, в высшей степени разумного, могущественного и со- лось в точности истинным, выходит за пределы возможного вершенного. Это Существо не обладало бы этими качествами, опыта. Принимая такие критерии происхождения идей, Кант если бы оно не существовало необходимым и вечным образом. продолжает рассуждать следующим образом: геометрические Под необходимым существованием он имеет в виду существова- пропозиции считаются универсально истинными. Отсюда сле ние в силу существования идеи. Следовательно, все сомнения в дует, что они не даются в опыте. Поэтому, вероятно, человек все существовании этого Существа должны исчезнуть. Это, очевид- созерцает в пространстве в силу внутренней необходимости но, предполагает, что верование должно закрепляться благодаря своей природы. Следовательно, сумма углов треугольника будет тому, что люди обнаруживают в своих умах. Декарт рассуждает равна двум прямым углам для всех объектов нашего созерцания.

примерно таю я обнаруживаю написанным в книге моего ума, Именно в этом и ни в чем ином и заключается особенность что существует какой-то X, которой принадлежит к разновидно- мышления Канта. Однако иссушение разума в школах достигло сти вещей, начинающих существовать, как только они написаны. такого масштаба, что подобная чепуха выдается за превосходную Очевидно, он имеет в виду разновидность истины, при которой аргументацию. Я мог бы пройтись по всей «Критике чистого ра достаточно сказать, что нечто таково, чтобы оно и стало тако- зума», параграф за параграфом, и показать, что мысль там повсю вым. Он дает два дальнейших доказательства бытия Бога. Соглас- ду носит такой характер. Он везде показывает, что обычные объ но Декарту, Бога познать легче, чем что бы то ни было иное, по- екты, такие, как деревья и золотые самородки, включают элемен скольку чем бы мы его ни считали, тем он и оказывается. Декарт ты, не содержащиеся в исходных данных чувств. Однако мы не не замечает, что это в точности определение вымысла. В частно- можем убедить себя отказаться от реальности деревьев и золо сти, Бог не может быть обманщиком, откуда следует, что все, что тых самородков. Существует некоторое общее внутреннее на бы мы ни мыслили о любом предмете ясно и отчетливо как ис- стойчивое требование относительно них, и оно является осно тинное, должно быть истинным. Соответственно, если люди бу- ванием для того, чтобы целиком проглотить пилюлю общей веры дут вдумчиво обсуждать какой-то предмет и совершенно ясно и в них. Это просто принятие без всяких вопросов какого-то веро отчетливо решать, что они думают о нем, то чаемое решение во- вания, постольку, поскольку оно показало свою огромную по проса будет достигнуто. Я могу отметить, что мир довольно тща- лезность для множества людей. Когда Кант переходит к идеям тельно разобрал эту теорию и вполне определенно пришел к Бога, Свободы и Бессмертия, он колеблется;

ибо люди, думающие s Ч:;

Закрепление верования Чарлз Сандерс Пирс витая форма, которую принимает метод, поскольку ясно, что какой-нибудь другой человек может подумать, что только о хлебе, удовольствии и власти совершенно безразличны теория Кеплера, согласно которой небесные сферы про к этим идеям. Он подвергает эти идеи разнообразным исследо порциональны зарегистрированным и описанным сфе ваниям и в конце концов принимает их в силу оснований, пред ставляющихся людям школьного склада более или менее подоз- рам различных регулярных тел, более согласна с его ра рительными, но в глазах людей экспериментального склада вы зумом. Однако столкновение мнений в конце концов глядящих бесконечно более строгими, чем те основания, опира приведет людей к тому, что они остановятся на предпоч ясь на которые он принимает пространство, время и причин тениях, обладающих гораздо более универсальной при ность. Эти последние основания суть не что иное, как признание родой. Возьмите, к примеру, учение, согласно которому истинности того, во что имеется весьма решительная и общая человек всегда действует, исходя из своих собственных склонность верить. Если бы Кант просто сказал: «Мне следует в интересов, - то есть исходя из соображений, согласно настоящее время принять верование, что три угла треугольника которым один образ действия доставит ему больше удо равны двум прямым углам, потому что никто, кроме брата Лам вольствия, нежели другой. Это учение не опирается на ка берта и одного итальянца, не сомневается в этом», его подход кие-либо факты, имеющие место в мире, однако оно име был бы вполне удовлетворительным. Но напротив, он и те, кто ло широкое распространение, будучи исключительно сегодня представляет его школу, отчетливо заявляют, что эта пропозиция доказана и ламбертисты опровергнуты тем, что рассудочной теорией20' сводится к простой несклонности думать, как они.

383. Это метод является гораздо более интеллектуальным и Что касается Гегеля, властвовавшего умами целого поколения достойным уважения с точки зрения разума, нежели лю немцев, то он ясно осознает то, что он делает. Он просто направ ляет свою лодку в поток мысли и позволяет ему нести себя по его течению. Сам он называет свой метод диалектическим, подра- щим. Трудность состоит в том, что мнения, которые сегодня зумевая, что искреннее обсуждение трудностей, к которым не- представляются наиболее непоколебимыми, назавтра оказыва произвольно приводит всякое мнение, будет вести к одной мо- ются вышедшими из моды. Они в действительности гораздо бо дификации за другой до тех пор, пока не будет достигнута проч- лее изменчивы, чем это представляется торопливому читателю, ная позиция. Это - явственное исповедание веры в метод склон- поскольку фразы, предназначенные для того, чтобы вырядить почившие в бозе мнения, достаются их последователям изрядно Другие философы обращаются к «проверке непостижимости поношенными.

противоположности», к «пресуппозициям» (под которыми они Мы все еще говорим о «причине и следствии», хотя в механи имеют в виду Voraussetzungen, в буквальном переводе - посту- ческом мире то мнение, которое была призвана обозначать эта латы) или к иным приемам;

но все они представляют собой фраза, давным-давно списано в архив. Теперь мы знаем, что ус множество систем, перетряхивающих содержимое черепной корение частицы в любой момент времени обусловлено позици коробки в поисках устойчивого мнения о вселенной. ей, занимаемой ею по отношению к другим частицам в данный Когда мы переходим от рассмотрения работ авторов, при момент, в то время как старая идея заключалась в том, что про держивающихся метода авторитета, к работам философов, мы не шлое воздействует на будущее, тогда как будущее не воздействует только оказываемся погруженными в значительно более утон- на прошлое. Также и «закон спроса и предложения» имеет со V ченную интеллектуальную атмосферу, но также и в более чистую, вершенноразличныйсмыслдляоазличныхэкрномистов. -1893.

« Допущение, реальной поддержкой которого было мнение, со Ч свободную, светлую и освежающую нравственную атмосферу.

Все это, однако, не имеет отношения к единственно важному во- гласно которому удовольствие есть единственное предельное просу о том, имеет ли этот метод успех в деле закрепления мне- благо. Однако это мнение, илид аже мнение, что уд овольствиерег ний людей. Проекты этих авторов в высшей степени убедитель- заявляется по кр айне и мере каким -то благом, надежно только до ны. Можно рискнуть поклясться, что они будут иметь успех. Од- тех пор, пока тот, кто придерживается этого мнения, не имеет нако вплоть до сего дня они решительно такового не имели;

и какой-либо отчетливой идеи того, что же он подразумеваег под взгляд в этом направлении является наиболее обескураживаю «благом». - 1903.

S V;

Закрепление верования Чарлз Сандерс Пирс тельно, но будут испытывать реальное сомнение в нем, бой из тех, на которые мы указали выше. В самом деле, до так что оно перестанет, хотя бы в известной степени, тех пор, пока не будет возможности применить лучший быть верованием.

метод, нужно следовать ему, поскольку он тогда является 384. Для того, чтобы разрешить наши сомнения, необхо единственным выражением инстинкта, который должен димо найти метод, с помощью которого наши верования быть главной причиной верования в каждом случае. Но были бы определены не чем-то человеческим, но каким его провал оказался наиболее очевиден. Он превращает то внешним постоянным фактором - чем-то таким, на исследование во что-то, подобное развитию вкуса-, но что наше мышление не оказывает никакого воздействия- ' вкус, к сожалению, всегда оказывается в большей или Некоторые мистики воображают, что они располагают меньшей степени делом моды, и соответственно метафи подобным методом в своем личном вдохновении, ни зики никогда не приходили к к какому бы то ни было спосланном свыше. Однако это - не что иное, как разно твердому согласию, но положение изменялось то в сто видность метода упорства, в котором понятие истины как рону более материалистической, то в сторону более спи чего-то общественного еще не развито. Hani внешний ритуалистической философии с самых ранних эпох и постоянный фактор не был бы внешним, если бы его вплоть до современности. Итак, от этого метода, который влияние распространялось только на какого-то отдель получил название априорного, мы переходим, говоря ного индивидуума. Он должен быть таким, который воз словами лорда Бэкона, к истинной индукции. Мы иссле действует или мог бы воздействовать на всех людей. И хо довали этот априорный метод как что-то, обещавшее нам тя эти воздействия столь же разнообразны, как и различ освободить наши мнения от их случайных и произволь ные условия индивидуального существования, все же ме ных элементов. Однако его развитие, будучи процессом, тод должен быть таким, чтобы окончательное заключе устраняющим действие одних случайных обстоятельств, v ние, к которому приходит каждый человек, было одним и только усиливает действие других. Поэтому этот метод не 22. Таков метод науки. Его основная гипотеза, изло ТС IM лСС ч отличается существенным образом от метода авторитета.

женная на более знакомом языке, такова: имеются Реаль Правительство, может, и пальцем не пошевелило для то s ные вещи, свойства которых совершенно не зависят от го, чтобы оказать влияние на мои убеждения;

мне могут наших мнений о них;

эти Реалии (Reals) воздействуют па позволить внешне совершенно свободно выбирать, ска наши чувства в соответствии с постоянными законами, и жем, между моногамией и полигамией, и, обращаясь хотя наши ощущения столь же различны, сколь различны только к своей совести, я мог бы заключить, что практика наши отношения к объектам, мы можем с помощью рас последней сама по себе безнравственна. Но если бы я уз суждения установить, каковы вещи в действительности и нал, что главным препятствием для распространения по истине-, и каждый человек, если он обладает достаточ s христианства среди людей столь высокой культуры, как ным опытом и основательно обдумывает его, будет при индусы, явилась убежденность в аморальности нашего ч веден к одному и тому же Истинному заключению. Новое способа обращения с женщинами, я не мог бы не понять, i понятие, содержащееся здесь, - это понятие реальности.

что несмотря на невмешательство правительства, чувства Меня могут спросить: откуда я знаю, что существует что (sentiments) в их развитии в значительной мере опреде то Реальное? Если эта гипотеза есть единственная опора S ляются случайными причинами. Итак, есть люди, среди которых, как мне следует предположить, должен обнару житься и мой читатель, которые, увидев, что какое-либо -' Но что, в свою очередь, имеет свойство непрестанно оказывать из их мнений обусловлено какими-либо обстоятельства воздействие на мысль: иными словами, чем-то реальным. -1903.

Pages:     | 1 |   ...   | 2 | 3 || 5 | 6 |   ...   | 7 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.