WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Э.Д. Днепров Кризис общего среднего образования в конце XIX в.

ской жизни. Педагогика, образование и в этом случае остались «вещью в себе».

Но в реальной жизни все было иначе. Рассмотренное выше своеобразное всероссийское дворянское педагогическое собра ние наглядно показало, что задуманные как продворянские ре формы средней школы 1870 х гг. оказались антидворянскими.

И антидворянским оказался антипедагогический и антинациональ ный толстовско катковский классицизм. В результате чего само дворянство в конце 1890 х гг. стало активным инициатором корен ной реорганизации всего строя средней школы.

1. Гиндин И.Ф., Гефтер М.Я. Требования дворянства и финансово Литература экономическая политика царского правительства в 1880–1890 х годах // Исторические записки. 1957. № 4.

2. Гражданин. 1886. 15 декабря. № 94.

3. Дневник А.С. Суворина. М.;

Пгр., 1923.

4. РГИА, ф. 1283. Оп. 1. Д. 140.

5. РГИА, ф. 1283. Оп. 1. Д. 166.

6. РГИА, ф. 1283. Оп. 1. Д. 200. Журнал Особого совещания по делам дворянского сословия.

7. РГИА, ф. 1283. Оп. 1. Д. 229. Протоколы Особого совещания по делам дворянства.

8. РГИА, ф. 1283. Оп. 1. Д. 233. По вопросу о способах обеспечения потребностей дворянства в воспитании дворянского юношества.

9. РГИА, ф. 1283. Оп. 1. Д. 236.

10. Соловьев Ю.Б. Самодержавие и дворянство в конце XIX века. Л., 1973.

А.И. Любжин КЛАССИЧЕСКАЯ ШКОЛА:

МНИМЫЙ ПРОВАЛ?

Комментарий к статье Э.Д. Днепрова «Кризис общего среднего образования в конце XIX в.» Для всякого, кто знакомился с историей русской школы рубежа XIX–XX вв., очевидно массовое общественное недоверие к ее укла ду в целом и к господству в ее программах древних языков в част ности. Это проявляется во всем: и в публицистике, и в мемуарных источниках, и в художественной прозе — всем памятен «Человек Из истории образования в футляре» А.П. Чехова, а у М.П. Арцыбашева в менее известном рассказе «Паша Туманов» идет речь о том, как провалившийся на экзамене гимназист застрелил директора и латиниста. Но как толь ко от общих соображений и тенденциозной публицистики мы пе реходим к конкретному анализу образовательной ткани, столь од нозначной картины не получается. Во первых, у нас достаточно свидетельств в противоположном духе — вспомнить хотя бы теп лые «Страницы воспоминаний» С.Я. Маршака, посвященные лати нисту Владимиру Ивановичу Теплых, и не менее теплые «Воспоми нания» П.Н. Милюкова о его гимназическом эллинисте Петре Алек сандровиче Каленове. Во вторых, сам культурный факт Серебря ного века — та эпоха, которую один из крупнейших русских поэтов И.Ф. Анненский (тоже чиновник ведомства Министерства народ ного просвещения) и блестящий филолог Ф.Ф. Зелинский (непри миримый враг концепта облегченной и расслабляющей школы) считали зарей нового, славянского, Возрождения, — немыслим без классической гимназии в качестве питательной почвы. В тре тьих, как отнестись к тому, что женская гимназия Софьи Николаев ны Фишер, самая престижная и знаменитая, чьи воспитанницы принимались в университеты Германии без экзаменов, была един ственной в России женской гимназией классического типа? А ведь С.Н. Фишер была поклонницей реакционных идей М.Н. Каткова и даже вместе с Львом Ивановичем Поливановым (также исключи тельная по своему масштабу звезда русской педагогики!) переиз дала его передовицы под заглавием «Наша школьная реформа» (1890 г.).

Есть и другая сторона. Если в своем недовольстве критики классической модели единодушны, то в контрпредложениях со гласованность отсутствует. В.В. Розанов о школе своего времени с уровнем вариативности, о котором мы можем только мечтать, писал так: «Выучить, чтобы куриный цыпленок научился плавать, а утенок — хорошо бегать по земле, чтобы барашек начал мяукать, а кошка — давать хорошую шерсть, — в этом заключаются все усилия русских училищ, гимназий, университетов и даже наших несчастных родителей, несчастной русской семьи. Никакого нет рассмотрения и простого даже внимания к предварительным спо собностям… Школы должны быть не “реальные” и “классические”, а их должно быть тысяча типов, удлинений, характеров, оттенков, характеристик»1. Но нередки и требования «единой» школы, кото рую предлагалось русифицировать (люди с космополитическими взглядами в видах разгрома классической модели охотно прибе гали к рассуждениям о «национальной» школе, о недостаточном знакомстве с родным языком, словесностью, историей и т.п.). Не добросовестно и тенденциозно было сведение причин школьных недостатков к засилью древних языков: если бы это было так, реальные училища выгодно выделялись бы на фоне классических Розанов В.В. Мимолетное. М.: Республика, 1994. С. 14.

Э.Д. Днепров А.И. Любжин Кризис общего среднего образования в конце XIX в.

Классическая школа: мнимый провал?

гимназий, чего вовсе не было;

если же вспомнить о страшной переполненности классов, доходивших в гимназиях до 50 человек, следует удивляться скорее не тому, что был высок процент «не удачников», а тому, что в этих условиях образовательная система не потеряла управляемости и возможностей функционирования.

И создала такой образовательно культурный задел, которого хва тило на несколько десятилетий советского паразитизма. В сужде ниях представителей дворянского сословия, приведенных в статье Э.Д. Днепрова, нет оригинальной аргументации;

все эти обвине ния в адрес классической гимназии и древних языков выдвигались многократно, и на все эти обвинения есть достойные ответы.

…Александр Николаевич Шварц, филолог классик европейско го уровня и министр просвещения в кабинете П.А. Столыпина, пи сал 30 августа 1908 г. своему ученику Сергею Ивановичу Соболев скому, столпу и оплоту русской филологии в эпоху лихолетья: «Упо рядочить учебные заведения все равно мне не дадут: русские все готовы вынести, кроме ученья…»1[1]. Пройдя все ступени образо вательного ведомства от скромного преподавателя иностранных языков до его главы, он, конечно же, полностью отвечал за свои слова.

Слишком многие родители отдавали детей в гимназии, желая обеспечить им беспечальное чиновничье будущее и не заботясь об их способностях;

мог ли им понравиться гимназический курс, в число задач которого как раз и входило отсечь детей, неспособных усвоить сложную программу, от университетского образования и связанных с ним привилегий? Да и механизмы формирования «об щественного мнения» были уже отработаны и действовали безот казно: когда Шварц был попечителем Московского учебного окру га (осень революционного 1905 г.), оппозиционная пресса печата ла возмущенные письма родителей по поводу его попыток норма лизовать школьную жизнь и вернуть детей за парты;

не менее многочисленные письма в поддержку попечителя тиснению не пре давались2.

И не совершим ли мы двойную ошибку в нашей оценке эффек тивности классической модели — сначала однобоко восприняв об щественное мнение эпохи, а потом безоглядно доверившись лишь одному из его направлений — как раз тому, которое всего легче, не требует глубины анализа и не связано никакой ответственно стью?

Отдел письменных источников Государственного исторического музея, ф. 310, ед. хр. 9 (письма А.Н. Шварца С.И. Соболевскому). Л. 462.

Соболевский С.И. Александр Николаевич Шварц // Шварц А.Н. Моя переписка со Столыпиным. Мои воспоминания о Государе. М., 1994. С. 246.




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.