WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«ВЯЧЕСЛАВ ПАРАМОНОВ ДИНАМИКА ПРОМЫШЛЕННОСТИ РСФСР В 1941–1945 гг. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Для решения топливной проблемы в регионе в предвоенные годы на чалась промышленная добыча нефти и газа в Коми АССР. В 1940 г. нефтя ники Ухты добыли 75,7 тыс. тонн нефти52. В годы второй пятилетки нача ли давать уголь первые эксплуатационные шахты Воркуты, положившие начало промышленному освоению Печорского бассейна. Перед войной они давали свыше 200 тыс. т угля в год53. Увеличивалась и добыча торфа.

В 1940 г. его добыча в Ленинградской, Кировской и Вологодской областях составила 3608 тыс. т54. Накануне войны в этом экономическом районе вырабатывалось 4,4 млрд кВт·ч электроэнергии (9,2% производства СССР)55.

Для обеспечения нужд Северо-Запада в черных металлах был выдви нут проект создания внутри района на основе запасов железных руд и пе чорского угля собственной металлургической базы, подобно Кузбассу.

Однако война задержала строительство металлургического комбината. Бы стрее развивалась цветная металлургия. Только предприятия Наркомата цветной металлургии в Ленинградской области в 1940 г. выплавили 15 тыс.

тонн алюминия и добыли 30 тыс. тонн глинозема. Вступила в строй первая очередь комбината "Североникель". Наиболее развитыми в индустриаль ном отношении на Северо-Западе накануне войны были Ленинградская, Кировская и Вологодская области, слабее были освоены территории Ар хангельской, Мурманской областей, северные районы Коми АССР56.

Юго-Восток Российской Федерации при наличии больших ресурсов топлива, воды, рабочей силы был представлен многоотраслевой индустри альной структурой и давал 39,3% общесоюзного производства комбайнов, 24,2% тракторов, 15,6% нефти, 12,9% кожаной обуви, 23,7% улова рыбы.

Здесь получили развитие цинковая промышленность (Северо-Осетинская АССР), нефтедобыча и нефтепереработка (Чечено-Ингушская и Дагестан ская АССР). В 1940 г. в районе было получено более четверти добычи нефти в РСФСР57. Был построен крупнейший в СССР стекольный завод (Дагестанская АССР)58. Только в Саратовской и Сталинградской областях насчитывалось свыше тысячи промышленных предприятий59.

Центром металлургической промышленности в регионе был Сталин град. В 1940 г. завод "Красный Октябрь" дал почти 800 тысяч тонн стали60.

Здесь в 1931 г. был введен в действие тогда еще единственный в СССР цех термической обработки специальной высококачественной стали61. Перед войной завод давал 60% всего производства качественного проката СССР62.

На сталинградском заводе "Баррикады" сталевары первыми в стране научились давать слитки стали весом до 150 тонн, что позволило прессов щикам изготовлять крупные поковки63.

Сталинградский тракторный завод в довоенное время давал 40 % об щесоюзного производства тракторов64, выпуская свыше 40 тыс. тракторов в год65. На нем впервые в СССР была пущена конвейерная система и первая в мире автоматическая линия из агрегатных станков и полуавтоматов66.

В 1932 г. недалеко от Сызрани был построен первый в СССР сланцепе регонный завод и освоено производство размягчителей резины и других препаратов67. В 1934-1935 гг. были введены в действие первая и вторая оче реди Саратовского крекинг-завода68.

В данном регионе накануне войны формировались новые промыш ленные центры: Чистополь (ТАССР) – нефтяная, химическая и машино строительная промышленность;

Пугачев (Саратовская область) – машино строение, пищевая и сланцевая промышленность;

Самарская Лука (Куй бышевская область) – энергоемкие производства;

Белая Калитва (Ростов ская область) – металлургия и энергоемкие производства;

Прохладный (Кабардино-Балкарская АССР) – текстильная промышленность;

Невинно мысск (Орджоникидзевский край) – текстильная, легкая промышленность и машиностроение;

Буйнакск (Дагестанская АССР) – машиностроение и легкая промышленность69.

Промышленная продукция районов Урала и Западной Сибири в году составляла около 9% от общесоюзной70. Регион выделялся сравни тельно развитой угольной промышленностью, черной металлургией. На территории Западной Сибири, наиболее заселенной и хозяйственно осво енной части Сибири, к июню 1941 г. насчитывалось более 3100 крупных промышленных предприятий71. В 1940 г. добыча угля в Кузбассе и на Ура ле составила около 21% общесоюзной добычи, в том числе Кузбасс давал 13,6% от всей добычи угля в СССР72, а добыча нефти на Урале – 5,3% об щесоюзной. Урал и Западная Сибирь производили в 1940 г. 28,5% чугуна, 31,5% стали, 32% проката в СССР. Уральская металлургия концентрирова лась в основном на Южном Урале. Заводы Челябинской области (ММК, Златоустовский, Уфалейский, Челябинский ферросплавный, Ашинский и другие заводы) производили в 1940 г. 67,4% уральского чугуна, 59,8% ста ли, 62,1% проката. Заводы Среднего Урала (Ново-Тагильский, Серовский, Верх-Исетский, Кувшинский и др.) давали 26,4% уральского чугуна, 29,4% стали, 22,4% проката. Остальное производство падало на заводы Пермской обл. и Башкирской АССР. Уральская энергосистема занимала 3-е место по мощности в СССР после Московской области и Украины. Свердловская область производила накануне войны в 1,5 раза больше промышленной продукции на душу населения, чем в среднем по СССР, Челябинская об ласть – в 1,2 раза. Однако в Алтайском крае и Омской области этот показа тель был ниже общесоюзного в 3 раза, в Башкирии – в 4 раза, в Чкалов ской области – в 5 раз73.

Валовая продукция промышленности Дальнего Востока и Восточной Сибири составила в 1939 году 2,7% от общесоюзного уровня, добыча угля (1940 год) – 9,8%74. Ведущими отраслями являлись лесная и деревообраба тывающая, рыбная промышленность, добыча и переработка руд цветных металлов и ценных нерудных ископаемых, морское судостроение.

В Крымской АССР было 45 крупных заводов и фабрик. В основном здесьразвивалась металлургическая промышленность, представленная Керченским металлургическим заводом им. П.Л. Войкова, Камыш Бурунскими рудниками. Выплавка чугуна в 1940 году составила в этом ре гионе 459 тысяч тонн, стали – 317 тысяч тонн, проката – 268 тысяч тонн.

Железорудный комбинат в Камыш-Буруне давал 2,5 млн т руды в год.

Также в регионе развивалось судостроение (г.Керчь) и действовал круп нейший в Черноморском бассейне судоремонтный завод в Севастополе, специализировавшийся на капремонте, модернизации и переоборудовав нии кораблей всех классов. Более половины промышленной продукции приходилось на местную промышленность и промысловую кооперацию75.

К началу войны проявились такие характерные черты развития про мышленности РСФСР, как опережающее производство средств производ ства над производством предметов потребления;

огромные и постоянно увеличивающиеся объемы капитальных вложений в промышленность, в том числе в топливно-энергетический комплекс;

скрытые инфляционные процессы в виде прогрессировавшего дефицита на потребительском рынке.

Задачи индустриализации были решены не в полной мере, превалиро вало сельское население, использовавшее в значительной степени ручной труд. Наряду с относительно развитыми районами имелись отсталые, раз ница между которыми была крайне велика. Современная наука и техника соседствовали со сравнительно низким уровнем грамотности большинства населения, общая квалификация которого оказалась достаточной для соз дания общества с мощной, но технологически отсталой индустрией. Мож но выделить такие черты российской индустрии начала 40-х годов, как низкий уровень специализации и производственной инфраструктуры: в от личие от США и Западной Европы в РСФСР, как и в СССР в целом, пре обладали универсальные, часто заводы-города типа Кировского завода в Ленинграде, где выпускалось все – от танков до лопат и топоров. Боль шинство отечественных крупных предприятий было специализировано по своей конечной продукции, но каждое предприятие в целом было далеко от специализации. Каждое предприятие представляло собой самообеспе чивающееся хозяйство с собственным производством инструментов, тех нологического оборудования, частей, литья, собственными ремонтными цехами, строительными, транспортными подразделениями, цехами по про изводству тары, собственным жилым фондом, поликлиниками, детскими садами и т.д. Слабыми были мощности вспомогательных цехов.

Усилия по специализации советских предприятий подрывались отрас левым принципом. Взаимосвязь отраслей осуществлялась через централь ный план, и отрасли должны были удовлетворять свои оперативные по требности за счет своих собственных ресурсов. Расходы на социальную сферу, инфраструктуру финансировались из бюджета предприятия, глав ным образом через дополнительное повышение стоимости продукции.

Характерны были низкие показатели среднедушевого производства при сравнительно высоких общих показателях развития экономики. Доку менты 1939 - 1941 гг. свидетельствуют, что советское руководство наце ливало в этот период людей на продолжение политики индустриализации, незавершенность которой накануне войны становилась очевидной76. По сути, РСФСР содержала в себе компоненты двух цивилизаций: европей ско-городской и традиционно-деревенской. В ней относительно успешно была решена задача технологической (индустриальной) и социальной (со циалистической) модернизации.

Накануне войны в РСФСР обозначились несколько групп проблем.

Первая была связана с масштабами территориального разделения труда (узкая специализация районов, разрыв между производством и потребле нием, гигантизм предприятий, разрыв между природно-ресурсной базой на востоке и обрабатывающей промышленностью, сосредоточенной в основ ном в европейской части РСФСР, дальние связи). Добыча угля была сосре доточена в основном в Донбассе, нефтедобыча – на Кавказе, производство чугуна – на Юге, машиностроение – в Центре, на Юге и на Северо-Западе, текстильная промышленность – в Центре и на Северо-Западе.

Пространственный разрыв между промышленными и топливно энергетическими предприятиями вел к удорожанию себестоимости. Так, только в 1938 г. стоимость транспорта при условии снабжения восточных предприятий автомобильным бензином нефтеперерабатывающих заводов, расположенных в Урало-Поволжье, была бы более чем на 50% меньше фактических затрат, связанных с необходимостью доставки этого горючего из южных районов СССР. Одновременно почти на 54% сократилась бы за грузка железнодорожного и водного транспорта77.

Это обстоятельство требовало более интенсивного освоения нефтяных районов Урало-Поволжья.

Дополнительные трудности для промышленности создавала недоста точная пропускная способность многих железнодорожных узлов и линий.

За годы предвоенных пятилеток были построены новые железнодорожные линии на Урале, в Кузнецком бассейне и на Алтае, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. В дополнение к двум железнодорожным выходам из центра на Урал и в Сибирь были проложены более короткие линии через Казань – Свердловск и через Оренбург – Орск. Был создан также новый выход с Урала на Транссибирскую магистраль: от Свердловска на Курган и в Казахстан через Троицк, Орск. Однако удельный вес двух- и многопут ных линий был значительно ниже, чем на дорогах Германии, к тому же грузонапряженность последних уступала советским дорогам. Многие ма гистрали работали с перегрузкой или обладали весьма малым запасом про пускной способности. Число поездов в среднем на километр накануне вой ны достигло западноевропейского уровня, а грузонапряженность стала са мой высокой в мире – в 3 раза больше, чем в США78. На отдельных на правлениях средняя густота грузовых перевозок была очень высокой и мощность железнодорожного пути не всегда отвечала возросшей нагрузке, из-за чего в годы войны потребовались срочные меры по усилению пропу скной способности многих магистралей. Так, грузонапряженность дорог Урала и Сибири в 1940 г. превышала среднесетевую на 68%, а техническое оснащение их было ниже среднесетевого79.

Увеличилась дальность пробега грузов. В 1913 г. дальность пробега по железной дороге всех грузов составляла 496 км, в 1940 г. – 695 км;

по углю соответственно 485 и 699 км, по нефти – 601 и 1228 км, по лесу – и 1005 км, по дровам – 197 и 250 км80. Наибольшая густота железнодорож ной и шоссейной сети дорог была в западной приграничной полосе (70 км на 1000 км). В районах между Днепром и Доном она уменьшалась до км на 1000 км, а между Доном и Волгой, на Кубани и Северном Кавказе, до – 14 км81 на 1000 км.

Пропускная способность железнодорожной сети по отдельным рай онам носила ступенчатый характер, резко уменьшаясь с запада на восток.

Неразвитость транспортной инфраструктуры, особенно железных и шос сейных дорог, негативно сказывалась на обеспечении нужд армии, обо ронной промышленности и страны в целом. По качественным показателям и количеству их Россия и СССР уступали европейским странам. Вместе с тем транспортная система РСФСР оказалась в состоянии, в отличие от Первой мировой войны, выдерживать на протяжении войны большие пере грузки.

Во-вторых, РСФСР характеризовалась разнообразием хозяйственных укладов, связанных как с природной и этнической спецификой регионов, так и с их разным положением по отношению к траектории индустриаль ного развития (с асинхронностью модернизации хозяйственных структур).

Например, Московская, Ленинградская области завершали переход в ин дустриальную стадию, а Дагестан, Калмыкия еще в нее не вступили: здесь лидировал первичный сектор экономики – сельское хозяйство. Выработка промышленной продукции на душу населения была в 1,5-2 раза ниже среднесоюзных показателей в Бурят-Монгольской, Татарской, Удмурт ской АССР, в Новосибирской, Орловской, Воронежской, Пензенской об ластях, в 2,5-3,5 раза ниже – в Башкирской, Немцев Поволжья, Кабардино Балкарской, Дагестанской и Коми АССР, Красноярском, Алтайском, Орд жоникидзевском краях, в Читинской, Чкаловской, Омской, Кировской, Тамбовской, Вологодской, Cмоленской областях;

в 4 раза и больше разрыв достигал в Мордовской, Чувашской, Марийской, Калмыцкой и Якутской АССР82.

Техническая оснащенность промышленности в разных регионах была различна. Так, в 1939 г. электровооруженность труда в крупной промыш ленности Восточной Сибири была в 3 раза ниже, чем в среднем по РСФСР83.

Существенно различалось положение в рамках одного или близких экономических типов, например, индустриальных. Среди них были срав нительно молодые, динамичные и технически и экономически устаревшие производства, о чем можно судить, в частности, по степени износа основ ных фондов и возрасту промышленного оборудования. Так, в Центральном районе оборудование текстильной промышленности в основном относи лось к XIX в., а в машиностроении его возраст составлял на – 10- лет.

Третья группа проблем была связана с попыткой центральных плани рующих органов сочетать несочетаемое – выравнивать уровни развития, поднимать окраины, повышая при этом эффективность всего народного хозяйства. Авторы упомянутого проекта Генерального плана ориентирова лись на более равномерное размещение производительных сил и ком плексное развитие всех экономических районов РСФСР и СССР в целом, что в свою очередь должно было привести к изменениям удельного веса отдельных регионов. Практическое применение концепции комплексности районов в виде территориально-производственных комплексов, по сути, служило лишь средством ударного строительства в новых ресурсных ареа лах. Более быстрые темпы роста промышленности предполагалось обеспе чить на Урале, в Восточной и Западной Сибири, на Дальнем Востоке. Так, на капитальное строительство в Сибири и на Дальнем Востоке в третьей пятилетке было выделено 21,6% общей суммы по РСФСР, в том числе на капитальное строительство в Западной Сибири – 5,3%, в Восточной Сибири – 5,4%, на Дальнем Востоке – 10,9%84.

Четвертая группа проблем касалась уязвимости географического раз мещения многих предприятий с позиций обороны. Слабо учитывались из менившиеся после Первой мировой войны характер и особенности воору женной борьбы, связанные с повышением маневренности войск, их спо собности действовать в высоких темпах и на большую глубину, особенно угроза мощных воздушных ударов по тыловым военно-промышленным центрам.

Незадолго до войны Комитет обороны принял решение об изменении в географическом размещении производительных сил85. Его характер оп ределялся как общеэкономическими и политическими соображениями (ос воение новых источников сырья, топлива, хозяйственный подъем окраин, преодоление неравномерности в техническом обеспечении, оснащенности и развитии индустриальных центров и периферии, разобщенности добы вающей и обрабатывающей промышленности), так и военно стратегическими (недопущение чрезмерного скопления предприятий, об легчавшего противнику нанесение концентрированных ударов по ним с воздуха, максимальное удаление хозяйственных объектов за пределы ра диуса действия его бомбардировочной авиации, уменьшение числа пред приятий на той территории, которая могла стать театром военных дейст вий или подвергнуться оккупации вражескими войсками). Основной зада чей такого размещения было повышение жизнеспособности промышлен ности и экономики в целом в условиях войны и создание такой хозяйст венной системы, которая была бы защищена от вооруженного воздействия со стороны противника. Однако решить ее оптимальным образом не уда лось. 86,4% общесоюзной добычи нефти было сосредоточено в двух юж ных районах СССР (Азербайджан и Северный Кавказ). Преобладающую массу металлургической продукции давала Украина, где в 1940 г. произво дилось 64,7% чугуна, стали – 48,8%, проката – 49,7%, добывалось около 70% руды, а выжиг кокса составлял 74,4% общего производства по Советскому Союзу86.

Это означало, что многие предприятия СССР в то время, будучи сконцентрированными недалеко от западной границы, могли в условиях войны сравнительно быстро попасть в зону боевых действий. Справедли вости ради следует отметить, что маршал Б.М.Шапошников еще до войны говорил о необходимости принятия заблаговременных мер на случай воз можных ударов вероятного противника: "Должны быть приняты меры: 1) к отнесению в глубь территории страны фабрик и заводов, которые будут ра ботать на оборону, не говоря уже о чисто военных заводах;

2) по прикры тию индустрии и предприятий добывающей промышленности, если таковые находятся вблизи границы"87. Однако это предупреждение было проигно рировано, а вместо этого, согласно постановлениям СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 31 марта и 19 июня 1941 г., продолжалось строительство круп ных заводов артиллерийского и авиационного вооружения в юго-западных районах СССР, в том числе в городах Купянск, Артемовск, Шостка, Лиски, в пригородах Киева88.

Пятая группа проблем заключалась в том, что перед войной выявился ряд факторов, сказывавшихся в гонке вооружений:

а) диспропорции в развитии отечественной индустрии, в том числе отставание от потребностей народного хозяйства добычи нефти, производ ства металлов, химической продукции, нехватка электроэнергии для уско ренного развития промышленности в восточных районах. На низком уров не оставалось производство качественного металла. Недостаточно были развиты сырьевые отрасли, особенно марганца. Довольно напряженным было положение с топливом и энергией. Война с Финляндией обострила транспортные трудности и энергоснабжение промышленности Ленинграда и других городов. Из-за нехватки электроэнергии продолжительное время простаивали заводы в Горьком.

Развитие отечественного машиностроения и оборонной индустрии, необходимость наращивания мобилизационно-стратегических запасов требовало значительно большего количества цветных и редких металлов по сравнению с тем, что производилось в стране. Так, советская промыш ленность получала в год около 60 тыс. т алюминия, при этом мобилизаци онный план на 1939г. предусматривал потребление 131100 т за один год войны. В случае войны оставалось надеяться только на увеличение импор та89, однако в 1938-1940 гг. ввоз алюминия в Советский Союз сократился с 7652 т до 513 т90. СССР отставал от потенциального противника накануне Второй мировой войны по производству алюминия более чем в три раза.

Еще в большей степени разрыв увеличился в 1941 г91. Наиболее отстаю щим было производство свинца, вольфрама, молибдена, олова и никеля92.

Нехватка цветных металлов отрицательно отражалась на производстве ка беля и других изделий электротехнической и оборонной промышленности.

Одним из узких мест перед войной было производство авиационного и, в несколько меньшей степени, автомобильного бензина. Накануне вой ны, в 1941 г., потребность по авиационному бензину Б-78 была удовлетво рена всего на 49%93;

б) сравнительно низкая производительность труда в промышленно сти, в том числе в оборонных отраслях, ввиду низкого уровня технологи ческой дисциплины и квалификации работников на большинстве предпри ятий;

в) моральная устарелость многих систем вооружения и невозмож ность перейти немедленно на выпуск новой продукции;

г) медленная модернизация старых заводов, неэффективное использо вание оборудования, несоблюдение технологических процессов;

д) просчеты в определении потребностей в будущей войне. Внедрение новейших разработок в массовое производство занимало продолжительное время. К предвоенному времени относится создание новых самолетов Яковлева, Микояна, Туполева, Ильюшина, Петлякова, танков КВ и Т-34, автомата Шпагина, реактивной артиллерии "катюш". И хотя в 1940 г. – первой половине 1941 г. были приняты специальные постановления СНК СССР и ЦК ВКП(б) о производстве танков Т-34 и КВ, об увеличении вы пуска самолетов и авиамоторов, об изготовлении опытных образцов воо ружения, о строительстве легких крейсеров, эскадренных миноносцев, сторожевых кораблей и подводных лодок94, однако резко увеличить их выпуск и начать массовое перевооружение вооруженных сил не удалось из-за ограниченности времени, дефицита металла, электроэнергии и спе циального оборудования, точных приборов и инструментов. Сказывались общее напряженное положение в стране с металлургическими, энергетиче скими ресурсами, низкий организационно - технический уровень произ водства. Быстро расширить мощности сырьевых отраслей не представля лось возможным, так как почти вся незавершенка была "съедена" в конце второй пятилетки. В результате резко замедлилось развитие металлургии, энергетики, гражданского машиностроения. Так, если в РСФСР ежегодный прирост выплавки стали во второй пятилетке составлял в среднем тыс. т, то в 1938-1940 гг. – только 116 тыс. т. Прирост выработки электро энергии был равен соответственно 2,9 млрд и 2,5 млрд кВт•ч. Сократился общий объем производства магистральных локомотивов, автомобилей, тракторов95. А без дополнительного металла, энергии, оборудования не возможно было резко увеличить выпуск вооружений. Поэтому многие проблемы решались за счет перераспределения ресурсов. О степени моби лизации свидетельствует тот факт, что к концу 1940 г. на оборонных заво дах и на гражданских предприятиях, переведенных на выпуск военной продукции, было более 64% станочного парка страны96.

Часть продукции, выпускавшейся на предприятиях РСФСР, по своей конструкции, габаритам была неконкурентоспособна в сравнении с зару бежными образцами. Так, производившиеся в РСФСР радиолампы при тех же электрических параметрах имели меньший срок службы, большие габа риты, а потребляемая мощность превышала в 6-7 раз зарубежные аналоги.

Радиопередатчики и радиоприемники 71-ТК, 5-АК, 11-АК имели в 2-3 раза больший вес и габариты, а по мощности уступали в 3 раза лучшим загра ничным образцам97. По оценке наркома связи СССР И.Т. Пересыпкина, очень маломощной была отечественная промышленность средств связи.

Завод «Красная заря», выпускавший телефонную аппаратуру всех типов, завод им. Кулакова, изготавливавший телеграфные аппараты СТ-35 и Бо до, завод им. Коминтерна, производивший мощную аппаратуру – все они находились в Ленинграде и не удовлетворяли минимальных потребностей в средствах связи страны. На 1 июня 1941 г. войска связи были обеспечены телеграфными аппаратами Бодо на 69%, СТ-35 – на 35, Морзе – на 76, ин дукторными телефонными аппаратами – на 37, полевым телеграфным ка белем – на 30%98.

Чистый вес автомашин во многих случаях превышал вес таких же машин, производимых в США, в особенности в исчислении на единицу мощности. При одинаковой грузоподъемности в среднем американский грузовик весил 1,4 т, а отечественный – 1,9 т99. Дизельный трактор С-65, выпускавшийся ЧТЗ с 1937 г., по своим технико-экономическим парамет рам уступал американским гусеничным тракторам100. Сравнительные па раметры дорожных машин СССР и США также свидетельствовали не в пользу первых101. У части конструкторов и хозяйственников наблюдалась излишняя самоуверенность, проявившаяся в пренебрежении опытом пере довых зарубежных станкостроительных фирм. В 1940 г. лишь для 25 из 148 моделей станков были взяты прототипом лучшие зарубежные модели, а 12 моделей были модифицированными станками иностранных фирм102.

Качество поставлявшихся Наркомхимпромом красителей было очень низ ким. Примером этому может служить краситель цвета хаки. Хлопчатобу мажные ткани для обмундирования Красной Армии, окрашенные этим красителем, быстро поддавались действию солнечных лучей и теряли свой первоначальный цвет. «Низкое качество красителей, выпускаемых Нар комхимпромом, - писал позднее генерал армии А. Хрулев, – объясняется большой отсталостью в методах их изготовления и незнанием новейших рецептур, применяемых за границей, и в частности в Германии»103.

Высокими были издержки производства: вынос рудной пыли к вы плавленному чугуну равнялся накануне войны 21 % против 5-7 % в США;

отходы металла составляли в среднем по машиностроению более 30 % к чистому весу машин;

2/3 потерь относятся к технически неоправданным.

Потери от брака в машиностроении в 1940 г. составляли 4,5 % к себестои мости продукции, потери от брака в литейном производстве составляли около 15 % против 2- 4 % в США и Германии104. Отставал от других стран и уровень рассортировки топлива, очистки добычи пород, механического обогащения углей105.

В целом в ходе индустриализации 30-х годов на территории РСФСР был создан потенциал, свидетельствовавший о высокой степени военно экономической готовности. Были созданы отрасли промышленности, не обходимые для развития основных видов военно-промышленного произ водства. Последующий период показал, что оправдался довоенный курс на комплексное развитие предприятий промышленности вооружений, преду сматривавший создание на них автономной металлургической базы в виде собственных литейных цехов и производств. Расширение производства поковок, штамповок и других металлургических полуфабрикатов заложило высокий уровень мобилизационной готовности военных заводов. Центра лизованная система управления экономикой позволяла власти в короткие сроки обеспечить перевод любого предприятия на выпуск военной про дукции. Притом если и требовался перевод на военные рельсы, то только для того, чтобы превзойти германское производство в несколько раз. Него товность же российской индустрии к войне крылась в наличии диспропор ций в экономике, в отсутствии прогноза на мобилизацию людских ресур сов и эвакуацию предприятий в случае неблагоприятного хода войны.

Примечания РСФСР. Административно-территориальное деление на 1 апреля 1941 года с прило жением изменений, происшедших за время с 10 апреля 1941 года по 1 октября 1942 го да. М., 1942. С.5;

РСФСР за 50 лет. М., 1967. С.9;

Страна Советов за 50 лет. М., 1967.С.15;

Земля // Советский энциклопедический словарь. М., 1985. С.459;

Попов В.П.

Причины сокращения численности населения РСФСР после Великой Отечественной войны // СОЦИС. 1994. № 10. С.76;

Рыбаковский Л.Л. Людские потери СССР в Вели кой Отечественной войне// СОЦИС. 2000. № 6. С.115.

Ср.: Кожурин В.С. О численности населения СССР накануне Великой Отечественной войны (неизвестные документы)// Военно-исторический журнал. 1991. №2. С.26;

СССР в цифрах в 1975 г. М., 1976. С.7.

См.: Вопросы экономики. 1996. №11. С.9- Подсч. по: РСФСР за 50 лет. М., 1967. С.121.

Подсч. по: Там же. С.38.

Там же. С. 26;

Кутафьев С.А., Счастнев П.Н., Никольский И.В. и др. Российская Со ветская Федеративная Социалистическая Республика. Экономико-географическая ха рактеристика. М., 1959. С.41.

РCФСР за 50 лет. М., 1967. С. 133.

Народное хозяйство РСФСР за 70 лет: Стат. сб. М., 1987. С.13.

Народное хозяйство СССР: Стат. сб. М., 1956. С.52;

РСФСР за 50 лет. М.,1967. С.24;

Cтрана Советов за 50 лет. М., 1967. С.51.

См.: Ленинский план социалистической индустриализации и его осуществление. М., 1969. С.255;

Рабочий класс СССР и его ведущая роль в строительстве коммунизма. М., 1975. С.377.

Касьяненко В.И. Завоевание экономической независимости СССР. (1917-1940 гг.).

М., 1972. С. 207.

См.: Внешняя торговля. Статистический сборник. 1918-1966. М., 1967. С.24-29.

Год кризиса: Док-ты и мат-лы. Т.2. М., 1990. С. 284;

Шахурин А.И. Крылья победы.

М., 1984. С. 81.

Соболев Д.А. Немецкий след в советской авиации. М., 1996. С.54.

СОЦИС. 1995. №5. С.23.

Мюллер Р.Д. Экономические приготовления Германии к операции «Барбаросса»// Война и политика. 1939-1941. М., 1999. С.347.

Захаров В.В. Перед военной грозой 1941 г. Советско-германские военно политические отношения 1939- 1941 гг. М., 1992. С.35.

Капистка В.В. Деятельность Советского государства по организации военно технических связей с зарубежными странами в области авиации (1921 – июнь 1941 гг.):

Автореф. дис… канд. ист. наук. М., 1995. С.16.

Региональная экономика. М., 1995. С.49.

См.: Куйбышев В.В. Избранные произведения. М., 1958. С.401-402.

Правда. 1937. 15 января.

История индустриализации Западной Сибири: Документы и материалы. Новоси бирск, 1967. С.27.

История Второй мировой войны. 1939-1945. В 12 т. Т.2. М., 1974. С.185.

Капитальное строительство в СССР. М., 1961. С.114-115.

Индустриализация СССР. 1938-1941. М., 1973. С.65.

РГАЭ. Ф.4372. Оп.36. Д.124. Лл.76-78.

См.: Картосхема нового строительства и его размещение в третьей пятилетке. Л., 1941. С. 56-65.

РГАЭ. Ф.8590. Оп.2. Д.47. Лл. 80-80об.;

Д.48. Л.14;

Индустриализация СССР. 1938 1941. М., 1973. С.52-53.

Галигузов И.Ф., Чурилин М.Е. Флагман отечественной индустрии: История Магни тогорского металлургического комбината им. В.И. Ленина. М., 1978. С.63.

История Кузнецкого металлургического комбината им. В.И. Ленина. М., 1973. С.232 234, 242.

Зверев А.Г. Записки министра. М., 1973. С. 158.

См.: Чадаев Я.Е. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны. М., 1985.

С.32-33.

Великая Отечественная война. 1941-1945. Т.1. М., 1998. С.77.

См.: 50 лет Вооруженных Сил СССР. М., 1968. С.223.

Индустриализация СССР. 1938-1941 годы. М., 1973. С.128.

Военно-исторический журнал. 1960. № 3. С. 24.

История Второй мировой войны. 1939-1945. Т. 2. С. 190.

Советский тыл в Великой Отечественной войне. Т.1. М., 1974. С.73.

Симонов Н. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950 гг. М., 1996. С.123.

История Второй мировой войны. 1939-1945. Т.3. М., 1974. С.383.

РГАСПИ. Ф.17. Оп.122. Д.8. Лл.81, 86, 87;

Отечественная история. 2000. №3. С.13.

Симонов Н.С. Создание в СССР военной промышленности и формирование совет ского военно-промышленного комплекса... Автореф. дис... д-ра ист. наук. М., 1998.

С.19.

Cеребрянская Г.В. Промышленность и кадры Волго-Вятского региона Российской Федерации в конце 30-х – первой половине 40-х годов ХХ века. Н. Новгород, 2003.

С.55.

Подсч. по: Народное хозяйство СССР в 1960 году. М., 1961. С.288;

Промышленность РСФСР. М., 1961. С.131.

Омаровский А.Г. Развитие и размещение машиностроения в СССР. М., 1962. С.81.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Лл. 12-13.

Там же. Л. 19. См. также: Кутафьев С.А. и др. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика: Экономико-географическая характеристика. М., 1969.

С.140.

См.: Москва. Годы предвоенные. М., 1975. С.55, 90;

Давыдова Н., Пономарев А. Ве ликий подвиг. М., 1970. С.323.

Ленинградская правда. 1946. 20 марта;

Отечественная история. 2003. № 3. С.40;

Ку тафьев С.А. и др. Российская Советская Федеративная Социалистическая Республика:

Экономико-географическая характеристика. М., 1969. С.281.

Советский Союз: Географическое описание: В 22 т. Российская Федерация. Общий обзор. Европейский Север. М., 1971. С.221.

РГАЭ. Ф.4372. Оп.41. Д.185. Лл. 91-92.

Александров А.Н. Вклад трудящихся Коми АССР в победу советского народа в Ве ликой Отечественной войне (1941-1945 гг.). Сыктывкар, 1967. С.143.

История индустриализации Северного района (Архангельская, Вологодская области и Коми АССР). 1926-1941 гг. Архангельск, 1970. С.21.

Шушкин Н.Н., Улитин С.Д. Союз рабочих и крестьян в Великой Отечественной вой не. Л., 1977. С.17.

Северо-Западный экономический район. М., 1967. С.169.

Кардашов В.И. Трудящиеся Ленинградской области в годы Великой Отечественной войны (июнь 1941 – январь 1944 гг.). Л., 1965. С.11. Северо-западный экономический район. М., 1967. С.361.

Советская социалистическая экономика. 1917-1957. М., 1957. С.480.

РГАЭ. Ф.4372. Оп.41. Д.185. Лл. 104, 105.

Водолагин М.А. Волжская гвардия. М., 1962. С.59-60;

Фролов Д.Ф. Единство тыла и фронта. Из истории Саратовской областной партийной организации в годы Великой Отечественной войны. 1941-1945. Саратов, 1961. С.5;

Сыроваткин Н.И. Комсомол – помощник партии в мобилизации молодежи на разгром врага в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.): Автореф. дис. канд... ист. наук. Астрахань, 1975. С.11.

Люшин С.П. Трудовой подвиг волгоградцев. Волгоград: Волж. кн. изд-во, 1963. С.11.

Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов 1917-1959. М., 1961. С.264.

Дарманян П. Заводу "Красный Октябрь" – 60 лет // Сталинградская правда. 1957. мая.

Дорогой борьбы и побед: Сб. восп. и ст. Волгоград, 1963. С.147.

Экономические районы СССР. М., 1965. С.199.

Стрежень: Научный ежегодник. Вып.3. Волгоград, 2003. С.24.

Большая советская энциклопедия. 2-е изд. Т. 40. С.437;

Экономическая жизнь СССР.

Хроника событий и фактов 1917-1959. М., 1961. С.235, 364;

Дорогой борьбы и побед:

Сб. восп. и статей. Волгоград, 1963. С.161-162.

Город Сызрань: Историко- экономический очерк. Куйбышев, 1964. С.145.

Экономическая жизнь СССР. Хроника событий и фактов 1917-1959. М., 1961. С.302, 316.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Л. 111.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Л. 124.

Беляев И.К. Социалистическая индустриализация Западной Сибири. Новосибирск, 1958. С.109.

Кузнецкий угольный бассейн: Стат. справ. М., 1959. С.99.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Л. 129;

Лившиц Р.С. Размещение черной металлургии СССР. М., 1958. С. 161-162, 183-184.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Л. 186. По данным Г.А.Докучаева, в целом Сибирь в 1940 г. производила 3,3 млрд кВт·ч электроэнергии, выплавлялось почти 2 млн т стали, 1536 тыс. т чугуна, производилось около 1,5 млн. т проката, добывалось 39 млн. т ка менного угля и др. (Докучаев Г.А. Сибирский тыл в Великой Отечественной войне. Но восибирск, 1968. С.6).

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Л. 149;

Народное хозяйство Крымской области: Стат.

сб. Одесса, 1957. С.26-27;

Великая Отечественная война. 1941-1945: Энциклопедия. М., 1985. С.330, 640.

См., напр.: XVIII съезд ВКП(б): Стенограф. отчет. М., 1939. С.292.

РГАЭ. Ф. 7966. Оп.1. Д. 29. Л. 40.

Транспорт и связь СССР: Стат. сб. М., 1972. С.101.

Ковалев И.В. Транспорт в Великой Отечественной войне (1941-1945 гг.). М., 1981.

С.13.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Л. 4.

Куманев Г.А. Советские железнодорожники в годы Великой Отечественной войны (1941-1945). М., 1963. С.117.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д. 185. Л. 3.

Алексеев В.В. Электрификация Сибири. Историческое исследование. Ч.1. 1885- г. Новосибирск, 1973. С.159.

Докучаев Г.А. Рабочий класс Сибири и Дальнего Востока в годы Великой Отечест венной войны. М., 1973. С.33.

См.: ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 57. Д. 79. Л. 224;

Д. 80. Лл. 98, 103, 116;

Д. 81. Л. 10.

Кравченко Г.С. Экономика СССР в годы Великой Отечественной войны (1941- гг.). М., 1970. С.40, 45.

Шапошников Б.М. Воспоминания. Военно-научные труды. М., 1982. С.443.

См.: Зверев Б.И. Оружие – фронту // Отечественная история. 1995. №3. С.60.

Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950-е годы. М., 1996.

С.120.

Внешняя торговля СССР за 1918-1940 гг. М., 1960. С.379, 407, 691, 791, 1079.

Ср.: История Второй мировой войны, 1939-1945. Т.2. С.297;

Промышленность Гер мании в период войны 1939-1945. М., 1956. С.73;

1941 год. Кн.1. М., 1998. С.531.

См.: Индустриализация СССР. 1938-1941 годы. М., 1973. С.136-137;

См. также: О предварительных результатах выполнения плана развития народного хозяйства СССР за 1940 г. Информация Госплана СССР в ЦК ВКП(б) и СНК СССР 21 января 1941 г.// Известия ЦК КПСС. 1990. № 5. С. 180-184.

Военная академия тыла и транспорта. Тыл Советской Армии в Великой Отечествен ной войне 1941-1945. Ч.I. Л., 1963. С.46.

См.: Известия ЦК КПСС. 1990. № 2. С. 181, 183-184, 190-193, 194-196, 202-205, 207.

РСФСР за 50 лет: Стат. сб. М., 1967. С.25.

РГАЭ. Ф.2097. Оп.4. Д.129. Л.17.

РГАСПИ. Ф.17. Оп.121. Д.78. Л.32-33.

Отечественная история. 2003. № 3. С.63.

РГАЭ. Ф.4372. Оп.41. Д.12. Л.46;

Д.184. Л. 75.

РГАСПИ. Ф.17. Оп.122. Д. 105. Л.119.

Строительство дорог. 1945. №6. С.5-6.

РГАЭ. Ф. 8243. Оп. 7. Д. 100. Л.41, 51-56.

Цит. по: Кнышевский П.Н. Добыча. Тайны германских репараций. М., 1994. С.87.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 41. Д.184. Л.75.

РГАНТД (Самарский филиал). Ф. Р-76. Оп.2-6. Д.19. Лл.6-9.

Глава III.

ЭВАКУАЦИЯ И ПЕРЕПРОФИЛИРОВАНИЕ ПРОМЫШЛЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ В ПЕРВЫЙ ПЕРИОД ВОЙНЫ Начавшаяся война кардинально изменила ситуацию. Война "третьего рейха" против Советского Союза была с самого начала нацелена на захват индустриально освоенной территории, эксплуатацию природных ресурсов СССР и долгосрочное подчинение германскому господству. Захватчики на разное по длительности время оккупировали значительную территорию России к западу от линии Петрозаводск – Ленинград – Москва – Воронеж – Сталинград – предгорья Кавказа. В результате в 1941-1945 гг. в СССР гра ницы промышленного освоения территории существенно изменились.

Потеря огромных территорий усугубляла экономическое положение.

Несмотря на оказавшееся теперь спасительным создание новых промыш ленных центров на востоке страны, основная часть индустрии, находив шаяся к западу от Волги, оказалась утраченной. 94% авиационных заводов, более 80% заводов Наркомата вооружения оказались с лета 1941 г. в зоне боевых действий и прифронтовых районах1. В блокаде оказался Ленин град, дававший накануне войны 16% валовой продукции советской метал лообрабатывающей и машиностроительной промышленности, в том числе 90% гидротурбин страны, 82% турбогенераторов и т.д. Сказался просчет, допущенный, с точки зрения военной опасности, в отношении развития промышленной базы Центрального, Северо Западного и Юго-Западного районов. Противником были захвачены эко номически развитые районы. В руки врага попали запасы полезных иско паемых европейской части СССР, а через несколько месяцев после начала войны промышленный потенциал Советского Союза оказался уменьшен ным наполовину3. До уровня первой пятилетки была отброшена металлур гия: добыча железной руды в 1942-1944 гг. по отношению к довоенному уровню составляла всего 32-38%, выплавка чугуна – 32-49%, выпуск ме таллорежущих станков – 39-58%, производство строительных материалов – 26-35% и т.д.4 Такой спад промышленного потенциала возвращал страну к началу индустриализации.

Враг частично или полностью оккупировал 23 края, области и авто номные республики РСФСР (по административно-территориальному деле нию того периода), на территории которых до войны проживало 30 млн человек5. Добыча угля и нефти, выплавка чугуна и стали, производство паровозов и тракторов, железнодорожных вагонов и цемента на предпри ятиях этих районов составляли 25-40% общего производства этих видов продукции по РСФСР6.

Война требовала обеспечить функционирование промышленности в чрезвычайных условиях. Перестройка промышленности осуществлялась одновременно по трем направлениям. Первое направление – эвакуация предприятий в тыловые районы, пережившая в РСФСР два пика – июль ноябрь 1941 г. и май-октябрь 1942 г. Она имела региональные особенно сти. Первоначально предприятия эвакуировались в регионы, сравнительно недалеко удаленные от фронта (Центральный район РСФСР, Поволжье), в надежде на скорое освобождение захваченных врагом территорий, но по мере продвижения противника вглубь СССР эвакуация смещалась на Урал, в Сибирь, на Дальний Восток. Важно учитывать, что только осенью 1941 г.

советскому руководству стало достоверно известно, что Япония не нападет на СССР.

Если для большинства областей был характерен вариант «эвакуация – реэвакуация», то для Воронежской, Ростовской областей, Краснодарского и Ставропольского краев был характерен маятниковый характер эвакуа ции: через их территорию дважды проходил транзитный эвакуационный поток. Летом и осенью 1941 г. оборудование крупнейших предприятий было отправлено отсюда на Восток, в начале 1942 г. в результате освобож дения от гитлеровцев сюда была ввезена часть машин, станков и механиз мов из ближайших районов. В июне-июле 1942 г. здесь проходила вторич ная эвакуация, а весной 1943 г. – реэвакуация. Так, в Воронежской области первый этап эвакуации проходил осенью 1941 г., когда было полностью вывезено оборудование 61 предприятия союзной и республиканской про мышленности (в том числе заводы имени В.И.Ленина, имени Калинина, "Электросигнал", имени Коминтерна) и 56 предприятий областной про мышленности7. После разгрома фашистов под Москвой и Ельцом эвакуа ция была приостановлена. Когда же в связи с начавшимся наступлением гитлеровских войск летом 1942 г. вновь возникла проблема перемещения предприятий, из-за быстрого продвижения противника провести эвакуа цию в полном объеме не удалось.

Задачи по перемещению предприятий, материальных ценностей и на селения определялись постановлением СНК СССР и ЦК ВКП(б) от 27 ию ня 1941 г. "О порядке вывоза и размещения людских контингентов и цен ного имущества". 3 июля 1941 г. ГКО решил переместить 26 заводов Нар комата вооружения из Москвы, Тулы, Ленинграда в города Сибири и По волжья, а 5 июля СНК СССР постановил вывезти из центральных районов в Западную Сибирь часть оборудования и кадров авиационной промыш ленности В тот же день ГКО обязал Наркомат среднего машиностроения создать на Урале и в Поволжье заводы-дублеры по производству танковых дизелей и моторов на базе эвакуированных цехов Ленинградского Киров ского и Харьковского тракторного заводов. 11 июля 1941 г. ГКО принял решение о первой очереди эвакуации промышленности Ленинграда, и прежде всего предприятий, работавших на оборону8.

На основе заявок наркоматов Совет по эвакуации принимал постанов ления по каждому перемещаемому предприятию. Совет поручал наркома там готовить проект решения СНК об эвакуации предприятий, а уточнен ные проекты вносились на утверждение ГКО9.

Происходило масштабное перемещение предприятий из угрожаемых районов. Со Смоленщины на восток было направлено 25 тыс. вагонов со станками, материальными ресурсами и людьми10. Из Курской области было эвакуировано более 200 эшелонов оборудования и материальных ценно стей11. Из Воронежской области было эвакуировано 46 предприятий союз ного и 15 предприятий республиканского подчинения12. С Кировского и Ижорского заводов г. Ленинграда были вывезены 17614 рабочих, а к 8 ок тября 1941 г. – оборудование и работники 86 крупных промышленных предприятий13. По данным Н.А.Манакова, из города в годы войны было вы везено 133 предприятия и 3/4 парка оборудования14.

1 августа 1941 г. Совет по эвакуации принял предложение ряда нар коматов эвакуировать 103 машиностроительных, станкостроительных и инструменталь-ных предприятия Москвы и области, включая заводы "Ка либр", "Фрезер", "Красный пролетарий", "Станколит", "Красный метал лист", "Красная Пресня", "Динамо", "Москабель" и др.15 Позднее прини мались решения о вывозе металлургических заводов и всех основных пред приятий группы "А", производивших боевую технику и боеприпасы.

А.Н.Косыгин указывал, что в соответствии с постановлением ГКО, СНК СССР и Совета по эвакуации из Москвы и Московской области эвакуиро вались 498 предприятий. По этим предприятиям эвакуировались 210 тыс.

работников, 101 тыс. единиц металлорежущего и кузнечно-прессового оборудования, 107811 т цветных металлов, 66891 т черных металлов, т каучука, 59200 т прочих материалов, 1953 т кабельных изделий. Всего по этим предприятиям было отгружено 71111 вагонов16.

9 октября 1941 г. ГКО принял решение об эвакуации в Киров, Пермь, Красноярск Коломенского паровозостроительного завода. С середины ок тября 1941 г. до середины февраля 1942 г. в Киров был отправлен 2491 ва гон с оборудованием, более 10 тыс. рабочих и их семей17. Завод "Калибр" эвакуировался в Челябинск, завод "Фрезер" – в Томск, электромашино строительный завод "Динамо" – в Миасс, где был создан новый завод "Ми ассэлектроаппарат", Москабель и Московский электроламповый завод – в Тюмень, Серпуховский машиностроительный завод – в Славгород (Алтай ский край), Кудиновский завод "Электроугли" – в Свердловск, Подольский аккумуляторный завод – в Тюмень, Коломенский механический завод и Люберецкий завод сельскохозяйственного машиностроения – в Красно ярск. В Белорецк (Башкирская АССР) эвакуировался Клинский станко строительный завод (Московская область), в Троицк (Челябинская об ласть) и в Нижний Тагил - завод "Станколит" (г. Москва). В Троицк был эвакуирован также Новочеркасский станкостроительный завод. Новые станкостроительные заводы появились в Саратове, Чкалове, Новосибирске, Соль-Илецке и рабочем поселке Саракташе Чкаловской области, в Кизеле и поселке Луньевке Молотовской области, в Стерлитамаке Башкирской АССР18.

Немногим более чем за год, с лета 1941 до осени 1942 гг. в Горьков скую область было перемещено 13 предприятий, в Марийскую АССР – 27, в Мордовскую – 17, в Чувашскую – 2019. Только в городе Кирове развер нули выпуск оборонной продукции два авиационных завода, завод "Крас ный инструментальщик", кабельный завод, Коломенский машинострои тельный, Белохолунский завод тяжелого машиностроения, шинный, авто кузовной и другие, а в целом в Кировскую область прибыли 117 заводов, фабрик и цехов20. В Куйбышевскую область было перебазировано (вклю чая территорию нынешней Ульяновской области) полностью или частично оборудование 123 промышленных предприятий, в том числе 80 крупных фабрик и заводов21. В Саратовской области полностью или частично было размещено оборудование 155 предприятий. Многие из них смогли размес тить в области только часть оборудования. В результате возникло 40 но вых предприятий22. К началу 1942 г. Сталинград и районы области приня ли 32 эвакуированных предприятия, преимущественно с Украины23. В Мо лотовской области разместились 22 завода химической промышленности;

в Челябинской – 7 предприятий авиационной промышленности, 19 – про мышленности боеприпасов, 9 – наркомата вооружения, 29 – наркомата черной металлургии, 7 – наркомата тяжелого машиностроения, 3 – нарко мата среднего машиностроения, 16 – наркомата общего машиностроения, 11 – наркомата станкостроения, 8 предприятий легкой промышленности и 5 пищевой24. В Чкаловскую область было эвакуировано 60 предприятий, в т.ч. заводы "Фрезер", "Профинтерн", станкостроительный завод "Комму нар", Николаевский инструментальный завод, Клинцевская швейная фаб рика и металлургический завод имени Петровского и коксохимический за вод из Днепропетровска. В Кузбассе было размещено оборудование эвакуированных заводов. На базе эвакуированного оборудования было создано 33 новых предприятия25.

Менее успешно проходила эвакуация предприятий легкой и пищевой промышленности. Из оказавшихся в зоне военных действий 6280 предпри ятий этих отраслей удалось эвакуировать только 600 (данные по СССР)26.

Многие предприятия легкой и местной промышленности, эвакуиро ванные из Украины и Белоруссии, были переданы в ведение соответст вующих наркоматов РСФСР, руководивших размещением их на новом месте и пуском в эксплуатацию. Так, наркоматом местной промышленно сти РСФСР было восстановлено в Поволжье и на Урале 34 эвакуирован ных завода. Из 140 эвакуированных предприятий текстильной промыш ленности 15 предприятий были размещены в Поволжье, 35 – на Урале и в Западной Сибири, оборудование 42 заводов по первичной обработке льна и пеньки было размещено на действующих льно- и пенькозаводах Удмурт ской и Мордовской АССР, Кировской, Пензенской и Вологодской облас тей27.

Английский историк и журналист А.Верт отнес перебазирование и эвакуацию промышленности во второй половине 1941 – начале 1942 гг. на восток к числу "самых поразительных организаторских и человеческих подвигов... во время войны". К.Рейнгардт писал: "Это перебазирование оборонной промышленности было совершенно неожиданно для немцев и в решающей степени повлияло на то, что германская военная промышлен ность не смогла выполнять свои задачи, ведь значительная часть продук ции должна была производиться по новым планам непосредственно в за хваченных районах". А.Шпеер с успешной эвакуацией советских про мышленных предприятий связывал "катастрофу снабжения", постигшую немецкие войска на Восточном фронте осенью и зимой 1941-1942 гг.

Р.Лоренц считал, что "история перемещения целой индустрии... прежде всего была историей невероятной человеческой выносливости"28.

Всего летом-осенью 1941 г. из европейской части СССР в тыловые районы РСФСР, согласно официальным данным, было перемещено не ме нее 1215 из 1523 эвакуированных крупных предприятий, из них 226 раз местились в Поволжье (включая современный Волго-Вятский район), – на Урале, 244 – в Западной Сибири, 78 – в Восточной Сибири29.

Новый, меньший по масштабам эвакуации, этап проходил в РСФСР с мая по октябрь 1942 г., когда в связи с новым наступлением противника пришлось вывозить оборудование сталинградских предприятий, Липецко го чугунолитейного, Острогожского вагоноремонтного заводов, Воронеж ской кордной фабрики, предприятий Новороссийска, Грозного, Краснода ра, Майкопа, Нальчика, Армавира, Ставрополя и других городов. Размеры эвакуации в рамках второго этапа оказались меньшими не только из-за бы строго продвижения врага, но и в связи с допущенными управленческими ошибками, отчасти вызванными перестраховкой и отсутствием предвиде ния развития событий. В июле 1942 г., когда войска противника вступили в пределы Сталинградской области, некоторые руководители предложили побыстрее провести эвакуацию заводов. Однако эти намерения были осу ждены пленумом горкома ВКП(б) 22 июля 1942 г. Секретарь обкома ВКП(б) А.С. Чуянов предостерег против эвакуационных и панических на строений, зарождавшихся в городе, и потребовал сделать Сталинград бое вым городом30. Вопрос об эвакуации не решался, поскольку Сталинград не собирались сдавать врагу. В августе-сентябре город подвергался сильной бомбежке, что привело к гибели людей и потере большей части оборудо вания на заводах «Красный Октябрь», «Баррикады», тракторном. Из станков, имевшихся на СТЗ, на левый берег удалось переправить лишь 113, из 3955 особо ценных приспособлений – 29031.

Большинство крупных эвакуированных в 1941-1942 гг. предприятий разместилось в восточных районах РСФСР. Задача размещения таких пред приятий в восточных районах облегчалась развернувшимся там в предво енные годы капитальным строительством. Так, в 1940 г. было временно прекращено сооружение Куйбышевской ГЭС, а мощности строительного управления переключены на возведение заводов-дублеров авиационной промышленности32.

Ускорению ввода в действие эвакуированных предприятий способст вовало наличие в восточных районах идентичных и сопряженных отраслей промышленности, а также сырьевых ресурсов. Наиболее удачно были раз мещены предприятия военной, металлургической, машиностроительной промышленности на Урале, располагавшем достаточным сырьем, в осо бенности металлом, в Западной Сибири с ее запасами и в Поволжье, яв лявшемся ближним тылом. Здесь имелись и возможности широкого коопе рирования производства.

Нередко оборудование одного предприятия "дробилось" и направля лось в разные пункты страны. Такое дробление вызывалось тем, что раз мещаемые мощности надлежало обеспечить рабочей силой, электроэнер гией, топливом, сырьем и т.п. Кроме того, это позволяло быстрее вводить в действие оборудование, так как более мелкие предприятия легче обеспечи вались материальными ресурсами. Некомплектное оборудование родст венных видов на местах объединялось, и на его базе создавались новые предприятия. Оборудование Первого московского подшипникового завода прибыло на Урал, в Сибирь и Поволжье. В Саратове накануне войны со оружался крупный подшипниковый завод, экспериментальный цех которо го в феврале 1941 г. дал первую продукцию. Этот завод принял 1400 еди ниц эвакуированного оборудования из Москвы, которые были смонтиро ваны на новом месте всего за 2 недели, что дало возможность значительно увеличить мощность завода33.

Из 200 предприятий, эвакуированных в Челябинскую область, само стоятельность сохранили 58 заводов, а 210 заводов влились в состав родст венных предприятий. В Челябинске на площадке завода им. Орджоникидзе разместилось оборудование с 23 предприятий. Прибывшие на Урал и в По волжье танковые заводы вошли в состав местных машиностроительных предприятий. Так, ленинградский Кировский, Харьковский дизельный и другие слились с Челябинским тракторным и составили крупнейшее в СССР танкостроительное предприятие – Уральский Кировский танковый завод, называвшейся в народе "Танкоградом". Витебский станкострои тельный завод им. Кирова объединился со станкостроительным заводом в г. Чкалове. Станкостроительный завод им. Коминтерна (г. Витебск) стал работать на базе родственного завода в Саратове. Гомельский паровозова гоноремонтный завод влился в Уфимский паровозоремонтный34. Из при бывших в Томск 32 промышленных предприятий 18 влились в действо вавшие, 14 наиболее крупных сохранили самостоятельность35.

Эвакуированные предприятия нередко становились в регионах родо начальниками новых отраслей промышленности. Так, экономика Чувашии, где до войны преобладали лесная и деревообрабатывающая отрасли, пре образилась после прибытия 28 эвакуированных заводов и цехов. Промыш ленность приобрела многоотраслевой характер. Чувашия превратилась из аграрной, с преимущественно сельскохозяйственной и сырьевой экономи кой, в индустриально-аграрную республику. С поступлением в августе 1941 г. оборудования с Дарницкого, Жмеринского, Шевченковского паро возостроительных заводов и с Борисоглебского вагоноремонтного завода в 1942 г. на Канашском вагоноремонтном заводе происходит расширение производственной базы. Для повышения выпуска боеприпасов были по строены и пущены в эксплуатацию чугунолитейный, отделочно комплектовочный цехи, расширены другие цехи. Чебоксарский электроап паратный завод, созданный на базе трех цехов Харьковского электромеха нического завода, всю войну являлся единственным предприятием, произ водившим коммутационную аппаратуру для танков и самолетов. На базе эвакуированного оборудования пяти хлопчатобумажных фабрик из Мос ковской, Калининской областей, Украины были созданы фабрики в Чебок сарах, Сундыре, Цивильске. Появилась ранее не существовавшая здесь текстильная промышленность. На базе Полтавской чулочной фабрики бы ло налажено чулочное производство36.

На базе эвакуированного оборудования в Омской области было по строено, смонтировано и пущено более 10 крупных предприятий, создава лись новые отрасли: машиностроение, резиновая, производство боеприпа сов37.

Источники свидетельствуют, что сравнительно быстро проходил мон таж эвакуированных предприятий авиационной промышленности. Показа телен пример предприятий г. Куйбышева, где завод №18 стал выпускать самолеты на 14-е сутки после прибытия, шарикоподшипниковый – через полтора месяца38.

Киевский завод им. Артема через 12 дней после своего прибытия в Куйбышев начал выпускать продукцию для авиационной промышленно сти. Для размещения его была отведена площадка деревообрабатывающего предприятия, корпуса которого были мало приспособлены для машино строительного завода. Отсутствовала водопроводная сеть, канализация, связь, энергохозяйство не было рассчитано на соответствующие мощно сти. Ко всему добавлялось бездорожье. В этих условиях руководством за вода был брошен клич: «Все силы на восстановление завода!». Был разра ботан график восстановительных работ. Планировку, размещение цехов, оборудования проводили инженерно-технические работники, проектируя комплексно все виды работ. Весь коллектив завода был разбит на бригады по разным специальностям: строители, монтажники, такелажники, элек тромонтеры, связисты, подсобники. В каждом цехе, отделе создавались бригады для сортировки и приведения в порядок технической документа ции, оснастки. Был создан цех для изготовления оргоснастки, стандартных стеллажей и т.п. Вводился сменно-суточный план-график по всему циклу восстановления завода, предусматривавший большинство этапов восста новления, потребности в инструменте, транспорте для каждой бригады. До начала работы весь состав бригад выстраивался в определенном месте, а после вручения заданий производился развод по рабочим местам. К мо менту прибытия оборудования были созданы такелажные бригады во главе с ИТР. «Организовав параллельную работу отдельных бригад, – отмечал директор завода Горелик, - мы имели сплошной поток выполнения работ по восстановлению завода. Строители за сутки бетонировали полы, как только схватывал цемент, вереницы станков вкатывались в цех, такелаж ники и монтажники устанавливали станок, вслед за этой бригадой элек трики его подключали и одновременно другие бригады приводили станок в порядок, подготовляя его к пуску». Рациональная расстановка кадров, трудовое состязание между пусконаладочными бригадами за выполнение суточного задания приносили результаты. Самоотверженный труд рабо чих и ИТР позволил пустить завод 5 августа 1941 г., наращивать мощно сти, осваивать новые изделия. Уже в сентябре задание по выпуску воору жений для самолетов было выполнено на 107,7%39.

Подобная практика была довольно распространенной, в результате на заводах Поволжья и Сибири было освоено 14 новых типов самолетов, ко торые уже в 1942 г. поступили на фронт в количестве более 25 тысяч штук40.

Быстрыми темпами восстанавливались эвакуированные в тыл танко вые за-воды. Эвакуированный из Харькова танковый завод был восстанов лен менее чем за два месяца. Последняя группа работников во главе с ди ректором Ю.Е. Максаревым покинула Харьков 19 октября 1941 г., а 8 де кабря на Урале уже был выпущен первый танк Т-3441.

К середине декабря 1941 г. почти или полностью были восстановлены по состоянию монтажа и пуска в действие станочного оборудования эвакуированных предприятий наркоматов оборонной промышленности42.

1942 год можно считать годом стабилизации работы эвакуированных пред-приятий в РСФСР, выхода на проектную мощность и дальнейшего увеличения выпуска военной продукции.

В среднем восстановление эвакуированных предприятий длилось 2- месяца (см. также табл. 28), хотя в документах встречается немало приме ров того, когда из-за длительного непредоставления производственных площадей, некомплектной поставки оборудования, некомпетентного управления, недостатка квалифицированных рабочих, отсутствия взаимо действия руководителей эвакуированных заводов и фабрик и местных ор ганов власти, ведомственных споров пуск предприятий затягивался. декабря 1941 г. Госплан СССР, докладывая ГКО о ходе восстановления эвакуированных предприятий по наркоматам, сообщал, что установленный решениями ГКО график ввода в действие эвакуированных предприятий не выдерживается как по причине “неудовлетворительной организации во всех наркоматах дела эвакуации, так и неудовлетворительной организации работ по восстановлению эвакуированных предприятий”. В документе от мечалось: “При эвакуации предприятий отбор оборудования для монтажа проводится во многом случайно, без учета комплектности отдельных ви дов оборудования и особенно оборудования производственного и энерге тического. Демонтировав оборудование, наркоматы не организовали учета этого оборудования и контроля за продвижением его в пути, в результате чего эшелоны с эвакуированным оборудованием прибывают к месту на значения, как правило, с большим опозданием, частями... Скорость про движения поездов с оборудованием НКПСом установлена 400 км в сутки, фактически же по вине НКПС поезда с эвакуированным оборудованием продвигаются со скоростью 200 км в сутки, а в отдельных случаях менее 100 км. Большинство поездов не имеют номеров маршрутов, что затрудня ет наблюдение за их продвижением. Значительная часть оборудования следует в поездах отдельными вагонами, которые после переформирова ния составов в пути выпадают из учета. Большое количество маршрутов на различных станциях простаивают по неделе и больше. При отсутствии контроля со стороны промышленных наркоматов за продвижением обору дования в пути, все это удлиняет сроки перевозки, срывает установленные графики монтажа оборудования из-за его некомплектности.

При общем отставании монтажных работ еще более значительно от стает ввод в действие смонтированного оборудования, в результате чего восстанавливаемые предприятия систематически не выполняют заданий по выпуску готовой продукции. Основная причина задержки ввода в действие оборудования состоит в остром недостатке квалифицированных рабочих...

Как правило, наркоматы при вывозе оборудования предприятий не обеспе чили эвакуации необходимого числа квалифицированных рабочих, а на местах не организовали подготовку новых кадров из местного и эвакуиро ванного населения”43. А.И. Микоян позднее признавал недостаточную го товность транспортной системы СССР к массовым перевозкам грузов и пассажиров: “Обстановка складывалась не так, как предполагалось. Не хватало ни времени, ни транспорта... Положение на железных дорогах крайне осложнилось”44.

Второе направление – перепрофилирование действующих предпри ятий, расположенных вне досягаемости врага. На московском автозаводе с июля 1941 г. наряду с производством автомобилей стали изготовлять воо ружение, инструменты и штампы для заводов вооружения и боеприпасов, поковки, литье для авиационных и танковых заводов. На заводе были соз даны новые цехи, отделения и участки, перераспределено оборудование, пересмотрена технология. Все цехи получили заказы от военной промыш ленности45. В номенклатуре завода обновление составило 41,5%. К осени 1941 г. в Москве около 2 тысяч предприятий переключились на выпуск вооружения, боеприпасов, снаряжения и продовольствия для вооружен ных сил46. В Ленинграде 116 предприятий были переключены на выпуск боеприпасов, 14 предприятий – на изготовление запасных частей к боевым машинам47. Предприятия Сталинграда производили более 80 видов боевой продукции48. В Новосибирске 80% предприятий местной и кооперативной промышленности перешли на выпуск военной продукции. На Челябинском тракторном заводе стало сворачиваться, а с 13 ноября 1941 г. совсем пре кратилось тракторное производство. Все цехи переключились на произ водство тяжелых танков. Военная продукция составляла в программе заво да 82,7%49. Позднее на этом заводе за рекордно короткие сроки (за 33 дня вместо 60) было осуществлено проектирование и освоение производства танка Т-34. Первый танк сошел с заводского конвейера 22 августа г. В ходе перестройки менялась организация труда. До войны считалось, что дело конструкторов – дать чертежи, дальнейшая же судьба того или иного вида продукции зависела только от работников цехов. В военный период, образно говоря, "конструктор пришел в цех". В июне 1941 брига ды станкостроителей были посланы на предприятия других ведомств, что бы помочь перевести станочный парк на массовый выпуск новой продук ции. Так, экспериментальный научно-исследовательский институт метал лорежущих станков конструировал для наиболее трудоемких операций специальное оборудование, например, линию из 15 станков для обработки корпусов танка "КВ". Конструкторы нашли оригинальное решение такой задачи, как производительная обработка особо тяжелых деталей танков51.

На заводах авиационной промышленности были созданы конструкторские бригады, прикреплявшиеся к тем цехам, в которые передавались разраба тывавшиеся ими чертежи. В результате появилась возможность проведе ния постоянных технических консультаций, пересмотра и упрощения про изводственного процесса, сокращения технологических маршрутов движе ния деталей. В Танкограде были созданы специальные научные институты и конструкторские отделы. В среднем здесь на 5-6 рабочих приходились инженер и 1 служащий, при этом, по свидетельству И. Зальцмана, "инже нерные кадры никогда, даже в самых тяжелых случаях, не отвлекались от своих основных обязанностей на разные производственные и хозяйствен ные нужды"52. Были освоены скоростные методы проектирования: конст руктор, технолог, инструментальщик работали не последовательно, как было заведено раньше, а все вместе, параллельно. Работа конструктора за канчивалась лишь с завершением подготовки производства, что позволяло осваивать виды военной продукции в течение 1- 3 месяцев вместо года и более в довоенное время53. Чтобы избежать негативных последствий мо нополизации в развитии технических идей, создание новой техники пору чалось разным группам конструкторов. Это вносило элемент соревнования в творческий процесс и способствовало более быстрому успеху в "острой, кровью оплачиваемой конкуренции с техникой врага"54.

В начальный период войны обнаружился один из недостатков довоен ной практики специализации производства – слабое развитие внутрирай онного кооперирования. О сложности и разветвленности в мирных услови ях кооперативных связей, разорванных войной, дают представление такие данные: в производстве автомобилей на Московском автозаводе участво вало 257 заводов, на Ярославском – 112. Сталинградский тракторный завод в 1939 г. только 3,5% общей стоимости полуфабрикатов, идущих со сторо ны, получал от предприятий Сталинградской области и Поволжья в целом.

Горьковский автозавод получал более 1,5 тысяч деталей для автомобилей с 80 предприятий, из них только 4,2% производилось внутри области55. К каждому специализированному заводу прикреплялась группа предприятий, превращавшихся как бы в его цехи. Между головным заводом и его смеж никами устанавливался единый производственный график, что требовало четкой системы кооперации.

С началом войны производственные связи распадались. Война дезор ганизовала товарооборот, нарушила работу транспорта, сократила импорт в страну промышленного сырья и машин, многие предприятия лишились к концу года до половины и более состава рабочих. В результате большин ство предприятий сократили производство, включая продукцию, ранее из готовлявшуюся для заводов-смежников. Все труднее становилось согласо вывать отдельные шаги в области производства. Организационные струк туры разваливались. Практика распределения сырья приходила в беспоря док. Росло число "узких мест" внутри производства. Усилились перебои, диспропорции. Трудность представляло налаживание ритмичных горизон тальных хозяйственных связей между предприятиями, по многим ком плектующим изделиям их пришлось воссоздавать заново. Это было слож но и потому, что, например, более 100 авиационных заводов были вывезе ны на восток и восстанавливались на новых местах почти одновременно56.

На площадях недостроенных восточных авиазаводов часто размещалось по 3-5 эвакуированных предприятий57.

Война потребовала иного уровня кооперации предприятий на основе принципов максимальной территориальной близости, внутрирайонного и межотраслевого кооперирования, дававшего возможность использовать производственные ресурсы даже небольших предприятий района для уча стия в изготовлении готовых изделий. Заводы шли по пути максимального сокращения числа смежников, сжатия радиуса их расположения и наи большего использования местных ресурсов. Показателен пример пере стройки Сталинградского тракторного завода, перешедшего на выпуск танков. До войны он был связан со 182 предприятиями-смежниками, две трети которых находились за пределами Сталинградской области. 90% всех материалов и деталей, получаемых от смежников, прибывало на завод из других районов страны. Из Ярославля поступала резина, из Москвы – стекло, лаки, подшипники, инструмент и др. В начале войны большинство из этих связей оказались оборванными: прекратились поставки на завод топливной аппаратуры, электрооборудования, многих других комплек тующих деталей и агрегатов. Надо было осваивать их производство на са мом заводе и других предприятиях Сталинграда. Были созданы новые це хи, где начали выпускать генераторы, стартеры, топливную аппаратуру, дизельные моторы. На заводе был организован отдел внешнего коопериро вания, который передал изготовление многих деталей и изделий местным предприятиям. Число смежников по кооперации сократилось до 30. Почти все они находились в пределах города: броневую сталь варил завод "Крас ный Октябрь", корпуса танков изготовляла судоверфь, многие детали стал выпускать метизный завод. Освоив массово-поточное производство, СТЗ до сентября 1942 г. был головным предприятием танковой промышленно сти СССР – на его долю приходилось до 42% общего выпуска в тот период танков Т-34 в стране (по 250 танков ежемесячно)58. В 1941 г. СТЗ выпус тил 1526 танков Т-34, в 1942 г. – 252059.

Из основных форм кооперирования (внутриотраслевого, межотрасле вого, межрайонного и внутрирайонного) в условиях войны особое значе ние приобрело внутрирайонное и внутригородское межотраслевое, давав шее возможность лучше использовать производственные ресурсы даже не больших предприятий района для участия в изготовлении готовых изде лий. На авиационный завод в Саратове, например, работало 29 предпри ятий60. В организованном на Московском машремзаводе производстве кинжальных штыков для винтовки принимали участие в рамках коопери рования 10 заводов (см. табл. 27). К производству пистолетов-пулеметов системы Шпагина было привлечено более 100 заводов61.

Вполне определенно стала проявляться линия к завершению внутри заводского производственного цикла, что особенно наглядно прослежива лось в самолето- и танкостроении.

Кооперирование осуществлялось также в форме передачи оборудова ния и рабочей силы с завода на завод, либо оборудование не изымалось, оставалось на прежнем месте, но для каждого станка определялись изде лия, которые поступали на заводы, где производилась сборка62. В соору жении, оснащении и пуске в производство цеха турбинных лопаток (г.

Свердловск) участвовали 30 заводов города, изготовившие до 300 различ ных наименований оборудования и инструмента.63 Иногда предприятие, вначале изготовляя одну деталь вооружения, впоследствии осваивало вы пуск всего оружия в целом64.

Перебазирование многих предприятий из западных районов создавало сложные производственные проблемы. Наркомат боеприпасов эвакуировал 303 завода, изготавливавших боеприпасы65, включая более 85% всех сна рядных заводов66, Наркомат авиационной промышленности – 85% заводов, научно-исследовательских учреждений и подсобных предприятий67, Нар комат тяжелого машиностроерия – 9 из 10 крупных предприятий, которые давали основной объем продукции68, Наркомат электропромышленности – почти 90% предприятий69. К середине декабря 1941 г. из 325 намеченных к эвакуации предприятий наркоматов оборонной промышленности были де монтированы, по подсчетам Н.С. Симонова, 269 (82,7%)70.

В связи с эвакуацией предприятий до восстановления их на новом месте многие заводы в тылу оказывались единственными или самыми крупными в своей отрасли. Осенью 1941 г. единственным действующим заводом Центра и Юго-Востока по производству качественных сталей ос тавался сталинградский завод «Красный Октябрь» – поставщик металла для танковой, авиационной и подшипниковой промышленности. Метал лурги завода освоили выплавку специальной стали, заменив дефицитную латунь при производстве снарядных гильз, научились варить шарикопод шипниковую и броневую сталь в мартеновских печах, освоили прокатку утолщенной брони на обычном оборудовании, закалку цельного танкового корпуса. Во втором полугодии 1941 г. завод увеличил выплавку броневой стали в 5 раз при значительной экономии чугуна, ферросплавов и топли ва71.

B 1941 г. на ряде заводов скопилось большое количество штурмови ков "Ил-2", которые нельзя было отправить на фронт из-за отсутствия бро нестекла, изготавливавшегося единственным в стране заводом под Ленин градом, а он был эвакуирован. Заместителю Председателя СНК СССР Н.А.Вознесенскому пришлось выехать на предприятие, помочь его восста новлению станками, оборудованием и строительными механизмами малой мощности. Одновременно наркому химической промышленности было поручено организовать выпуск бронестекла на одном из заводов в двухне дельный срок72.

Казанская фабрика кинопленки в связи с выходом из строя аналогич ных производств в г. Шостка и Переяславль-Залесский оставалась единст венным в СССР предприятием, удовлетворявшим потребности в авиаци онной пленке. Разработчики технологии А.В.Борин, Н.А.Труфанова и дру гие работники изготовления авиапленки сутками не выходили из лабора тории. В августе 1941 г. была получена первая партия изделия. Позднее на фабрике был налажен выпуск новых видов авиационной и рентгеновской пленки, аэрофотобумаги73.

Ярославский шинный завод производил абсолютное большинство шин для авиации, артиллерии и армейских авточастей, выпускал обрези ненные катки для танков и специальную резину для самолетов. Производ ство последней было связано с тем, что в целях экономии цветных метал лов бензобаки самолетов стали изготовлять из фанеры, но с внутренней прокладкой из резины. Ковровский завод снабжал всю армию пулеметами Дегтярева и авиационными пушками. Остановка на время эвакуации по добных производств грозила опасными стратегическими последствиями, поэтому отсюда эвакуировали только половину оборудования без останов ки предприятия. В случае угрозы захвата территории противником обору дование подлежало уничтожению.

Недостаточность обеспечения предприятий новой техникой из-за то го, что заводы, выпускавшие в мирное время оборудование, переключи лись на производство военной продукции, компенсировалась в основном использованием факторов, не требовавших больших капитальных вложе ний и внедрения новой техники: улучшение организации труда, совершен ствование технологии, внедрение новой, прогрессивной оснастки, приспо соблений, инструмента.

В июне 1941 г. бригады станкостроителей были посланы на предпри ятия других ведомств, чтобы помочь перевести станочный парк на массо вый выпуск новой продукции. Так, экспериментальный научно исследовательский институт металлорежущих станков конструировал для наиболее трудоемких операций специальное оборудование, например, ли нию из 15 станков для обработки корпусов танка "КВ". Конструкторы на шли оригинальное решение такой задачи, как производительная обработка особо тяжелых деталей танков74.

Резкое снижение производства металла и рост потребности в нем обо ронных предприятий заставили идти на перераспределение фондов метал ла в пользу военной промышленности, мобилизовать все внутренние ре сурсы. Потеря южной металлургии, дававшей две трети всего производст ва металла, вынудила перенести центр производства чугуна, стали и про ката на Урал и в Сибирь. Война потребовала увеличения не просто ме талла вообще, а его специальных сортов—легированного чугуна, качест венных сталей, броневого листа, снарядной заготовки и т. д. Поэтому пе ред металлургами восточных областей, производившими рядовой металл, была поставлена задача изменить специализацию и сортамент металлур гии, превратить ее в металлургию высококачественных сталей и проката, увеличить выпуск ферросплавов, броневых плит, тонкостенных труб для авиационной промышленности.

На Магнитогорском комбинате до войны не было производства бро невого листа. 22 июня 1941 г. магнитогорские металлурги получили пер вый военный заказ на броневую сталь. Комбинату был передан броневой стан «1250» Мариупольского завода. Но на его размещение и установку требовалось много времени, и это могло задержать выполнение правитель ственного задания. Тогда заместитель главного механика Н.А. Рыженко выдвинул на одном из совещаний оригинальную и технически смелую идею. Проведя.необходимые расчеты, он предложил начать прокатку бро невой стали на блюминге. С возражениями выступил лишь один начальник блюминга Цараков, считавший этот план технически несостоятельным и авантюрным. Но предложение Н. Рыженко было поддержано руково дством комбината и Магнитогорским горкомом ВКП(б). Приспособления к блюмингу и испытания были проведены в короткие сроки, и 28 июля г. был выдан первый броневой лист, впервые в истории металлургии про катанный на блюминге отечественного производства75.

Кузнецкий металлургический комбинат освоил производство восьми марок броневой, десятков легированных и качественных сталей и выдал в 1942 г. 1/3 чугуна, 1/4 стали и почти половину кокса от произведенных в стране76.

В первые месяцы войны группа научных сотрудников института ме таллургии, металловедения и металлофизики разработала совместно с ра ботниками Нижне-Тагильского завода им. Куйбышева и Серовского ме таллургического завода и осуществила в промышленном масштабе новые методы производства доменного феррохрома. На ряде машиностроитель ных заводов были построены индукционные печи, что позволило в не сколько десятков раз ускорить термическую обработку изделий. На Злато устовском металлургическом заводе было освоено производство высоко качественной стали и электрометалла, позволившее решить задачу полного обеспечения авиационной, танковой промышленности высоколегирован ным металлом. За первые военные полгода рабочие, ИТР совместно с уче ными разработали и освоили производство 78 новых марок высоколегиро ванной стали. Уже в четвертом квартале 1941 г. металлурги Урала выпла вили 62% от общесоюзного производства чугуна, около 50% стали, весь алюминий, никель, кобальт. К концу 1942 г. металлурги Магнитки освоили более 40 новых высоколегированных марок стали. Прокатчики освоили выпуск свыше 30 профилей высоколегированного металла. Освоение вы плавки ферромарганца позволило обеспечить сталелитейное производство страны77.

Если перевод металлургических предприятий на оборонное производ ство был связан прежде всего с поиском и внедрением новых технологиче ских процессов, то машиностроение столкнулось с диспропорцией между станочным парком и его оснасткой, с необходимостью переоснащения оборудования новыми приспособлениями, режущим и мерительным инст рументом. Так, при переводе на выпуск оборонной продукции Уральского турбинного завода (г. Свердловск) пришлось срочно спроектировать и ор ганизовать производство 930 приспособлений и 2230 наименований инст румента78. На Челябинском тракторном заводе специально оборудованная мастерская по реставрации и повторной эксплуатации отработанного инст румента уже в июле 1941 г. выдала цехам сотни высококачественных сверл и резцов79. Восстановление использованных инструментов было организо вано и на Уральском турбинном заводе80. Особенно нехватка инструмента сказывалась в областях, где до войны металлообрабатывающая промыш ленность была развита слабо (например, Чкаловская область). Это застав ляло останавливать целые цехи, вело к невыполнению заданий. Ситуация начала улучшаться с 1943 г.

Перестройке промышленности способствовали такие факторы, как:

накопленные перед войной мобилизационные запасы, позволившие избе жать остановки производства81 (их, по различным источникам, хватило до начала-середины 1942 г.), использование централизованных фондов, про мышленных объектов западных регионов, эвакуированных в тыл, прибы вавших квалифицированных специалистов;

повышение интенсивности труда;

жесткая экономия и более рациональное использование материалов и энергии, сокращение времени на внедрение технических достижений.

Недостаточность обеспечения предприятий новой техникой из-за того, что заводы, выпускавшие в мирное время оборудование, переключились на производство военной продукции, компенсировалась в основном исполь зованием факторов, не требовавших больших капитальных вложений и внедрения новой техники: улучшение организации труда, совершенствова ние технологии, внедрение новой, прогрессивной оснастки, приспособле ний, инструмента. Оправдался довоенный курс на комплексное развитие предприятий промышленности вооружений, предусматривавший создание на них автономной металлургической базы в виде собственных литейных цехов и производств. Расширение производства поковок, штамповок и других металлургических полуфабрикатов позволило сравнительно быстро обеспечить потребности фронта в оружии, гарантировало от перебоев в снабжении.

Положительно сказались создание заводов-дублеров и предваритель ный (в 1939-1941 гг.) перевод части гражданских предприятий на военную продукцию и создание на предприятиях специальных цехов и производств, работавших на оборону, что позволило без промежуточного периода ос воения новых видов продукции сразу приступить к выполнению военных заказов.

В экономически развитых районах происходила перестройка структу ры производства и обновление промышленного потенциала, а в Сибири, на Дальнем Востоке, в районах Поволжья, по существу, промышленный по тенциал только создавался. Это предопределило третье направление – ус коренное строительство новых предприятий в восточных районах. Планы на третий и на четвертый квартал 1941 года и 1942 год нацеливали на раз витие основной военно-промышленной базы в восточной части РСФСР, где были созданы еще до войны большие производственные мощности, а также предусматривали сосредоточение там эвакуируемых оборонных за водов и возведение новых. Ставилась задача не только компенсировать ут раченные мощности, но и значительно повысить военно-промышленный потенциал, создав соответствующую топливно-энергетическую, металлур гическую и машиностроительную базу. Планы учитывали взаимосвязанное развитие основных предприятий и их смежников, ориентировались на при оритет использования местных ресурсов и сокращения дальних перевозок, устанавливалась очередность сооружения объектов. В тыловых районах планировалось ввести в действие 59 каменноугольных шахт, в том числе на Урале – 20, в Кузбассе – 6, в Хакассии – 3, заложить в 1942 г. 23 уголь ные шахты и 3 разреза82.

Для концентрации ресурсов на объектах первостепенной важности СНК СССР в конце 1941 г. выделил ударные стройки: на Магнитогорском комбинате – доменная печь №5, две мартеновские печи, коксовая батарея №5, две агломерационные ленты, ряд цехов и паровоздуходувная станция №2;

на Ново-Тагильском заводе – мартеновская печь, штамповочные и прокатные цехи, электростанция (ТЭЦ);

Челябинский ферросплавный и Чебаркульский заводы;

на Златоустовском заводе – мартеновский и термо калибровочный цехи;

ряд цехов на Первоуральском новотрубном заводе;

Белорецкий сталепроволочный завод;

Магнитогорский метизный завод;

на Чусовском заводе – домна № 2 – бис, бессемеровский цех и агломерацион ная установка. В список ударных строек вошли также Алапаевский, Ста роуткинский, Миньярский, Ревдинский, Майкорский, Лысьвенский, Се верский заводы и завод им. Серова, некоторые железорудные шахты и ру дообогатительные предприятия треста Уралруда, марганцевые рудники83.

Для расширения строительства на Востоке потребовалось увеличить капиталовложения, принять ряд мер по его удешевлению. Типовые проек ты доменных и мартеновских печей пересматривались с целью упрощения конструкций и экономии металла, огнеупоров и других строительных ма териалов. Применялась предварительная сборка узлов и механизация про цессов, которые удешевляли строительство и значительно ускоряли темпы сооружения агрегатов84.

На Чусовском заводе мощная домна была построена за 7 месяцев, то гда как до войны подобные домны строились 18-22 месяца. Оборудование завода "Днепроспецсталь" было установлено и пущено в ход в цехах Куз нецкого металлургического комбината всего за 25 дней85.

Одной из проблем индустриального развития явилось обеспечение предприятий электроэнергией. На первом этапе войны строительство но вых электростанций и расширение мощности действующих осуществля лось в восточных районах: на Урале, в Сибири и Поволжье, в том числе на вновь строящейся Челябинской ТЭЦ, расширяемых Среднеуральской и Кизеловской ГРЭС, Красногорской ТЭЦ, на Кемеровской ГРЭС и ТЭЦ.

Следует также отметить, что в годы войны строительство и восстановле ние производственных мощностей электроэнергетики проводилось глав ным образом на тепловых электростанциях. С точки зрения затрат труда, времени и средств оно было более выгодным, чем сооружение гидроэлек тростанций. Особенно большой прирост мощности теплофикационных турбин наблюдался в Сибири и на Урале, куда была эвакуирована большая группа предприятий, производственный процесс которых базировался на комбинированном использовании энергии. Здесь сооружались также сред ние и мелкие электростанции упрощенного типа, фабрично-заводские электростанции (в Троицке, Тюмени, Кургане, Петропавловске, Шадрин ске, Ачинске). В декабре 1942 г. более 30% электроэнергии вырабатывали электростанции, созданные в военное время86.

На основе оборудования эвакуированных Славянских и Донецкого содовых заводов началось строительство нового Стерлитамакского содо вого завода. Позднее организовалась добыча природной кальцинированной соды на Михайловском месторождении (Алтайский край), для чего в ко роткий срок была построена железная дорога, соединившая Сибирскую магистраль с предприятием.

За 1942 г. на востоке страны было введено в действие 11 новых хими ческих предприятий и расширены мощности на 15 заводах, восстановлены 16 заводов87, снова вошли в строй около 20 крупных химических предпри ятий Москвы и Московской области88.

На Урале быстро развивалось машиностроение. На базе эвакуирован ных заводов, ранее имевшихся здесь машиностроительных гигантов с их литейными, кузнечными и механосборочными цехами, новых заводов, по строенных во время войны, мощности машиностроения за рассматривае мый период возросли в несколько раз. Удельный вес машиностроения и металлообработки в крупной промышленности Урала возрос с 42,7% в 1940 г. до 66 – в 1942 г. и 70% - в 1943 г.89 Уже в 1942 г. на заводах Урала производилась 1/3 продукции машиностроительной и металлообрабаты вающей промышленности страны90.

В Красноярском крае, в Куйбышевской, Челябинской, Свердловской областях, в БАССР и ЧАССР возникли новые базы хлопчатобумажной промышлен-ности, в Чкаловской области – шелковой промышленности, расширились мощности хлопчатобумажной промышленности Саратовской области и Алтайского края, шерстяной промышленности Свердловской и Ульяновской областей, пенькоджутовой промышленности Мордовской АССР и Пензенской области91.

Эвакуация и размещение предприятий в на востоке РСФСР, строи тельство здесь новых заводов резко увеличили потенциал восточных ре гионов. Объем валовой продукции промышленности на Урале возрос по сравнению с довоенным уровнем в 2,8 раза, а производство военной про дукции – более чем в 5 раз, в Западной Сибири соответственно – в 2,4 раза и в 27 раз, в Поволжье – 2, 5 и 9 раз92. В четвертом квартале 1942 г. по сравнению с четвертым кварталом 1940 г. валовая продукция наркоматов авиационной и танковой промышленности, боеприпасов и вооружения увеличилась по Западной Сибири в 28 раз, Уралу– в 5, по Среднему По волжью – в 10 раз93. Именно эти регионы превратились в главную воен но-промышленную базу СССР.

По мнению отечественных и зарубежных историков, экономистов, политиков, промышленность СССР, и в первую очередь РСФСР, к сере дине 1942 г. показала свою способность не только к выживанию, но и к наращиванию производства. Сошлемся на ряд зарубежных оценок. Газе та “The Washington Post” 7 декабря 1942 г. писала, что “не поддается ана лизу тот факт, что русская промышленность, казалось смертельно ранен ная, вновь ожила и с еще большими силами работает на Красную Ар мию”94. “Советский Союз, – отмечал Ф. Рузвельт 20 мая 1944 г., – пользу ется вооружением главным образом со своих собственных заводов”95.

В четвертом томе многотомного издания "Германский рейх и Вторая мировая война" отмечается, что в конце 1941 г. Советский Союз вопреки допущенным его руководством грубым ошибкам, ценой громадных жертв и силой упорного сопротивления сумел "привести к краху оперативно стратегические и экономические планы германского руководства, полно стью разрушил иллюзии Гитлера о том, что он сможет еще раз вести войну на одном фронте... Это, несмотря на дальнейшие частные успехи войск и подъем военного производства, решило, по существу, судьбу Германии"96.

По мнению Р. Боxа и М. Хеттлинга, "война для немцев в стратегическом плане была проиграна уже зимой 1941 г., поскольку из-за огромного пре восходства Советского Союза в материальных ресурсах германский рейх не мог выдержать длительного военного противоборства с ним". А герман ское наступление летом 1942 г. тормозилось прежде всего из-за нехватки подвижных моторизованных соединений97.

Германское руководство не сумело компетентно определить размеры военно-промышленного потенциала Советского Союза, в большой степени недооценив способности советского руководства по переводу экономики на военные рельсы, а также значение новых промышленных центров, соз данных в Сибири и на Урале. Уже первый период войны показал способ ность отечественной промышленности, прежде всего расположенной на территории РСФСР, не только к выживанию, но и к расширенному вос производству, перепрофилированию на выпуск военной продукции в мас штабах, обеспечивающих необходимые потребности фронта.

Примечания Зверев Б.И. Оружие – фронту// Отечественная история. 1995. №3. С.60.

Омаровский А. Тяжелая индустрия – основа развития народного хозяйства СССР. М., 1955. С.35.

История Великой Отечественной войны Советского Союза. Т.6. М., 1965. С.45.

Рабочий класс СССР накануне и в годы Великой Отечественной войны. 1938-1945 гг.

Т.3. М., 1984. С.260.

См.: Седьмая сессия Верховного Совета РСФСР: Стенографический отчет. Бюллетень №4. М., 1946. С.61;

Митрофанова А.В. Рабочий класс в годы Великой Отечественной войны. М., 1971.С.389.

Дегтярь Д. Возрождение районов РСФСР, подвергавшихся немецкой оккупации. М., 1947. С.7.

Очерки истории Воронежской организации КПСС. Воронеж, 1967. С.350-351.

История Великой Отечественной войны Советского Союза. Т.2. М., 1963. С. 141, 143, 147.

Советский тыл в Великой Отечественной войне. Кн.2. М., 1974. С.14-15.

Смоленщина в дни войны и в дни восстановления. Смоленск, 1946. С.53.

Курская область в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: Сб. док. и мат. Курск, 1962. Т.1. С.95.

Очерки истории Воронежской организации КПСС. Воронеж, 1967. С. Карасев А.В. Ленинградцы в дни блокады. М., 1959. С.92-94, 133.

Манаков Н.А. В кольце блокады. Л., 1961. С.88.

Беликов А.М. Тяжелую промышленность – в глубокий тыл // Эшелоны идут на вос ток. М., 1966. С.47.

Выстояли и победили: Сб. док и мат. М., 1966. С.241;

Москва военная: Мемуары и архивные документы. М., 1995. С.370.

Ефремцев Г.П. Коломенский паровозостроительный завод – фронту // Беспримерный подвиг. М., 1968. С.298, 299.

РГАЭ. Ф. 8259. Оп. 1. Д. 269. Лл. 48-49, 182-186.

Серебрянская Г.В. Трудящиеся Волго-Вятского региона – фронту (1941-1945 гг.) // Труженики тыла России в годы Великой Отечественной войны (тыл второй мировой войны).Кострома, 1995. С.95.

Очерки истории Кировской области. Киров, 1972. С.361;

Военно-исторический жур нал. 2001. № 5. С.48..

Очерки истории Куйбышевской организации КПСС. Куйбышев, 1983. С.280.

Мышенцев Н.П. Партийное руководство размещением и восстановлением эвакуиро ванных предприятий в 1941-1942 гг. // Партийное руководство развитием промышлен ности Поволжья и Приуралья: Науч. тр./ Куйб. гос. пед. ин-т. Т.224. Куйбышев, 1978.

С.64.

Очерки истории Волгоградской областной организации КПСС. Волгоград, 1985.

С.330.

РГАСПИ. Ф.17. Оп.121. Д.124. Л.33;

Партийная организация Челябинской области в Великой Отечественной войне: Сб. док. Челябинск, 1967. С.103;

История Урала. Т.2.

Пермь, 1977. С.295;

Эшелоны идут на Восток. М., 1966. С.66.

История родного края. Челябинск, 1976. С.123-124;

Евстратова А.И., Федорова А.В.

Южный Урал – фронту и тылу // Труженики тыла России в годы Великой Отечествен ной войны (Тыл Второй мировой войны). Кострома, 1995. С.82;

Подвиг оренбуржцев.

Челябинск, 1969. С.137;

50-летие Великой Победы над фашизмом: история и современ ность. Смоленск, 1995. С.87.

Подсч. по: Зотов В. Послевоенные перспективы пищевой промышленности// Плано вое хозяйство. 1945. №5. С.16;

Кантор Л.М. Перебазирование промышленности СССР // Записки планового института. Вып.6. Л., 1947. С.60.

РГАЭ. Ф.4372. Оп.42. Д.365. Л.6;

Кантор Л.М. Перебазирование промышленности СССР // Записки планового института. Вып.6. Л., 1947. С.66;

РСФСР – фронту. М., 1987. С.353.

Верт А. Россия в войне 1941-1945. М., 1967. С.144;

Мерцалов А.Н. Великая Отечест венная война в историографии ФРГ. М., 1989. С. 118, 117;

Рейнгардт К. Поворот под Москвой. М., 1980. С.46.

Коммунист. 1980 №7. С.48;

Советский Союз в годы Великой Отечественной войны.

1941-1945. М., 1977. С.101.

В дни суровых испытаний (Сталинградская партийная организация в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.): Сб. док. и мат. Волгоград, 1966. С.163.

Эшелоны идут на Восток. М., 1966. С.242-243;

Лихоманов М.И., Позина Л.И., Фино генов Е.И. Партийное руководство эвакуацией в первый период Великой Отечествен ной войны 1941-1942 гг. Л., 1985. С. 86.

Советский тыл в Великой Отечественной войне. Кн.2. М., 1974. С.25.

Цирков А.В. Промышленность Поволжья в годы Великой Отечественной войны.

1941- 1945 гг. Саратов, 1969. С. 14, 15.

Эшелоны идут на Восток. М., 1966. С. 99;

Дьячков Ю.Л. Промышленное и транс портное строительство в советском тылу в годы Великой Отечественной войны// Ист.

записки. 1978. № 101. С. 31- 71;

Очерки истории Челябинской областной партийной организации. 1917-1967. Челябинск, 1967. С.318, 320.

Томская городская партийная организация в годы Великой Отечественной войны.

1941-1945: Сб. док. Томск, 1962. С.387.

Очерки истории Чувашской областной организации КПСС. Чебоксары, 1974. С.325;

Кузнецов И.Д., Петров Г.П. История Чебоксарского электроаппаратного завода. Чебок сары, 1975;

50- летие Великой Победы над фашизмом: история и современность. Смо ленск, 1995. С.39, 248, 249.

Омская партийная организация в период Великой Отечественной войны 1941- гг.: Сб. док. Т.2. Омск, 1961. С.282.

ГАСО. Ф.2521. Оп.1. Д.76. Л.116;

Очерки истории Куйбышевской организации КПСС. Куйбышев, 1983. С.281.

РГАСПИ. Ф.17. Оп.88. Д.63. Лл.1-6;

СОГАСПИ. Ф.656. Оп.5. Д.145. Лл.14,47;

Оп.32.

Д.48. Лл. 83-85;

Супруненко Н.И. Украина в Великой Отечественной войне Советского Союза. Киев, 1956. С.6.

Военная экономика. М., 1971. С.127.

Максарев Ю.Е. Наш танк “Т-34”// Гвардия тыла. М., 1962.С.55;

Патон Е.О. Воспоми нания. М., 1958. С.242-244;

Слободин К.М. Танк на постаменте. М., 1968. С.18,25.

Симонов Н.С. Создание в СССР военной промышленности...: Автореф. дис... д-ра ист. наук. М., 1998. С.23.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 93. Д.70. Лл. 220-223.

Микоян А.И. В Совете по эвакуации// Военно-исторический журнал. 1989. №3. С. 31, 37.

История Московского автозавода им. И.А. Лихачева. М., 1966. С. 292.

См.: Беспримерный подвиг. М., 1968. С. 204;

Очерки истории Московской организа ции КПСС. М., 1966. С.570.

Карасев А.В. Ленинградцы в дни блокады. М., 1959. С. 56;

Кардашов В.И. Трудящие ся Ленинградской области в борьбе за оказание помощи фронту и Ленинграду// Город Ленина в дни Октября и Великой Отечественной войны 1941- 1945 гг. М., 1964. С.

158.

Советы – власть народная, 1917-1983: Сб. док-тов и мат-лов. Волгоград, 1983. С.74.

История Сибири. Сибирь в период завершения строительства социализма и перехода к коммунизму. Т.5. Л., 1969. С.80;

Партийная организация Челябинской области в Ве ликой Отечественной войне. 1941-1945 гг.: Сб. док. и мат-лов. Челябинск, 1967. С.123 125.

Максарев Ю. Вклад танкостроителей в дело победы // Танкист. 1947. №9. С.8-10.

РГАЭ. Ф.8259. Оп.1. Д.2595. Лл.1-4;

Труд. 1942. 6 июня.

Зальцман И., Эдельгауз Г. Вспоминая уроки Танкограда// Коммунист. 1984. № 16. С.

78.

Большевик. 1945. № 3- 4. С. 31.

См.: Галлай М.Л. Огонь на себя// Кузница Победы. М., 1985. С. 238.

Плановое хозяйство. 1944. №3. С.56, 59-60.

РГАЭ. Ф. 4372. Оп. 93. Д. 312. Л. 65.

ГАРФ. Ф. 5446. Оп. 1. Д. 22. Л. 26.

См.: Сталинградская правда. 1941. 18 октября;

Водолагин М.А. Сталинград в Вели кой Отечественной войне (1941-1943 гг.). Сталинград, 1949. С.15-17;

Кузница победы.

М., 1974. С.115, 118;

Морехина Г. Рабочий класс – фронту. М., 1962. С.121;

Стрежень:

Научный ежегодник. Вып.3. Волгоград, 2003. С.24.

Симонов Н.С. Военно-промышленный комплекс СССР в 1920-1950-е гг.: темпы эко номического роста, структура, организация производства и управление. М., 1996.

С.164;

Неизвестный «Т-34»/ И. Желтов, М. Павлов, И. Павлов. М., 2001. С.61.

Ванчинов Д.П. Саратовское Поволжье в годы Великой Отечественной войны, 1941 1945 гг. Саратов, 1976. С.51.

РГАСПИ. Ф.17. Оп.125. Д. 205. Л.175. См.: Москва -фронту. М., 1966. С. 260-261;

Очерки истории Московской организации КПСС. М., 1966. С.570.

См.: Московский большевик. 1941. 13 декабря.

Берри Л.Я. Специализация и кооперирование в промышленности СССР. М., 1959.

С.271.

Московский большевик. 1941. 6 декабря.

Вознесенский Н.А. Военная экономика СССР в период Отечественной войны. М., 1948. С.42.

Никитин А. Перестройка работы военной промышленности СССР в первом периоде Великой Отечественной войны// Военно-исторический журнал. 1963. №2. С.18-19.

Кравченко Г.С. Военная экономика СССР. 1941-1945. М., 1963. С.169.

РГАЭ. Ф.8243. Оп.2. Д.951. Л.35.

ГАРФ. Ф.5451. Оп.25. Д.1259. Л.64.

Симонов Н.С. Создание в СССР военной промышленности...: Автореф. дис... д-ра ист. наук. М., 1998. С.23.

В дни суровых испытаний: Сталинградская партийная организация в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг.: Сб. док-тов и мат-лов. Волгоград, 1966. С.65;

Во долагин М.А., Щеглов В.Н. Металлургический завод «Красный Октябрь». М., 1957.

С.95-98.

ГАРФ. Ф.5446. Оп.1. Д.24. Л.246.

Гильманов З.И. Все для фронта, все для победы над врагом // Коммунист Татарии.

1975. №4. С.43.

РГАЭ. Ф.8259. Оп.1. Д.2595. Лл.1-4.

Носов Г.И. Творческое дерзание// Челябинская область за 40 лет Советской власти:

Сб. статей, документов, воспоминаний. Челябинск, 1957. С. 275—283;

Гвардия тыла:

Сб. воспоминаний. М., 1962. С. 122—127;

Слово о Магнитке. М., 1979. С.121-128.

50-летие Великой Победы над фашизмом: история и современность. Смоленск, 1995.

С.86.

См.: Очерки истории Челябинской областной партийной организации 1917-1967. Че лябинск, 1967. С.316;

Савельев В.М., Савин В.П. Советская интеллигенция в Великой Отечественной войне. М., 1974. С.51.

Подвиг трудового Урала. Свердловск, 1965. С.53.

Челябинский рабочий. 1941. 28 августа.

Уральский рабочий. 1941. 5 сентября.

Особенно важную роль играли мобилизационные запасы на предприятиях оборон ной промышленности. Как отмечали заместители наркома вооружения Б.Л.Ванников (с февраля 1942 г. – нарком боеприпасов) и В.Н.Новиков, заложенные до войны в моби лизационный запас станки, инструмент, технологическое оборудование, как и заготов ки, поковки, заделы по главным деталям в виде незавершенного производства и другие материалы обеспечения, с первых же дней войны дали возможность в предельно ко роткие сроки увеличить производство вооружения на действующих заводах и наладить его изготовление на перебазированных предприятиях, а также на предприятиях, ранее изготовлявших мирную продукцию (См.: Вопросы истории. 1969. №1. С.133;

Новиков В.Н. Накануне и в дни испытаний. М., 1988. С.386-387.).

Решения партии и правительства по хозяйственным вопросам. Т. 3. М.,1968. С.46.

Там же. С. 46-48;

Липатов Н.П. Черная металлургия Урала в годы Великой Отечест венной войны (1941- 1945 гг.). М., 1960. С.25.

Плановое хозяйство. 1944. № 1. С. 32- 33.

Трудящиеся Сибири – фронту. Новосибирск, 1975. С. 72- 73.

Во главе защиты Советской Родины: Очерк деятельности КПСС в годы Великой Отечественной войны. М., 1975. С.95.

История социалистической экономики СССР. Т. V. М., 1978. С. Калмыков Н.Н., Вайсбейн С.А. Экономика социалистической химической промыш ленности. М., 1955. С.65.

Клименко К. Уральский промышленный район. М., 1945. С.17, 19, 36.

Советская экономика в период Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. М., 1970.

С.53.

В.Б. Семенов в диссертации отметил, что в военный период возросло значение По волжья как текстильного района (Семенов В.Б. Текстильная промышленность Повол жья в послевоенные годы (1946-1950-е гг.): Автореф. дис… д-ра ист. наук. Казань, 1996. С.2).

История Великой Отечественной войны Советского Союза 1941-1945. Т.6. М., 1963.

С.46.

История Второй мировой войны. Т. 5. М., 1975. С.49.

Цит. по: Секистов В.А., Коротков Г.И. Устами американцев. М., 1978. С.112.

Там же. С.113.

Das Deutsche Reich und der Zweite Weltkrieg. Herausgegeben von Militargeschichtlichen Forschungsamt. Bd.4. Der Angriff auf die Sowjetunion.Stuttgart: Deutsche Verlags-Anstalt, 1983. S.XVIII.

Boch R. Der Krieg im Osten 1941-1945/ Bilanz und Perspektiven der bundesdeutschen Forschung// Was ist Gesellschaftsgeschichte. Hg. Mnchen, 1991. S.253;

Гтлинг М. Ви новники и жертвы//Отечественная история. 1995. №6. С.122.

Глава IV.

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ПРОМЫШЛЕННОСТИ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЧАСТИ РСФСР В ГОДЫ ВОЙНЫ.

ОСОБЕННОСТИ РЕКОНВЕРСИИ И КОНВЕРСИИ Самым тяжелым последствием гитлеровской оккупации СССР, в це лом, и европейской части РСФСР, в частности, в экономическом отноше нии было то, что чужеземные захватчики разрушили на протяжении деся тилетий складывавшуюся хозяйственную структуру, уничтожили многие предприятия и на многие годы отбросили назад развитие промышленности и причинили ей такой ущерб, от которого она не могла оправиться в тече ние нескольких военных лет. Следует отметить, что ущерб, причиненный экономике Западной Европы, был связан в основном с прекращением про изводства, а ущерб, причиненный экономике СССР, выражался в разру шении основных средств производства.

Оккупированной оказалась территория, где до войны проживало бо лее четверти населения РСФСР. Добыча нефти и угля, выплавка чугуна и стали, производство тракторов, паровозов, железнодорожных вагонов и цемента составляли накануне войны в этих районах 25-40% выпуска дан ных видов продукции по РСФСР в довоенный период. В оккупированных районах РСФСР захватчики разрушили и вывели из строя предприятия, выпускавшие до войны ежегодно продукции на сумму свыше 17 млрд руб.

Только из предприятий республиканского подчинения были уничтожены обувные фабрики, производившие до войны ежегодно около 13 млн пар обуви, хлебозаводы, выпускавшие ежесуточно свыше 350 тыс. пудов хле ба, мясокомбинаты, вырабатывавшие более 30 тыс. пудов мяса и 7 тыс. пу дов колбасных изделий в день1.

Независимо от времени, в течение которого враг хозяйничал на окку пированной территории, эти районы были разорены и разграблены. На территории РСФСР было уничтожено и разрушено 610 городов и рабочих поселков, 12150 промышленных предприятий2, в том числе крупнейшие машиностроительные и металлургические заводы (Калининский вагоно строительный, Брянский паровозостроительный, Ростсельмаш, Краснодар ский станкостроительный, Таганрогский котлостроительный, Бежецкий машиностроительный заводы, ленинградские предприятия "Русский ди зель", "Электросила", "Большевик", "Красная заря", "Электропровод", Ки ровский завод, Невский завод им. В.И.Ленина, Ижорский завод, мотоцик летный и металлический заводы, цементные заводы Новороссийска и Брянска, электростанции (Волховская, Сталинградская, Сталиногорская, Нижнесвирская, Дубровская), шахты Подмосковья и Ростовской области, нефтепромыслы Северного Кавказа. В Курской области из 488 фабрик и заводов местной промышленности не уцелело ни одного предприятия3. В Сталинграде были разрушены 126 заводов и фабрик, в том числе 49 – до основания. Среди них тракторный, "Красный Октябрь", "Баррикады", ме тизный заводы4. В г. Калуге оккупанты вывели из строя все предприятия.

В г. Людинове только локомобильному заводу были причинены убытки на 65267143 рубля. Материалы, оставшиеся неэвакуированными в г. Сызрань, были разграблены оккупантами5. Новороссийским цементным заводам был нанесен ущерб в 100100 тыс. руб., заводу «Красный Аксай» (г. Ростов на-Дону) – 35 млн руб. На комбинате Ростовуголь были взорваны и затоп лены 200 угольных шахт6.

О масштабах разрушений Подмосковного угольного бассейна замес титель наркома угольной промышленности СССР Д. Оника писал: "К кон цу 1941 года, к моменту изгнания оккупантов, ни одна шахта Подмосков ного бассейна не могла быть пущена в работу. Бассейн как действующее предприятие был выведен из строя. Было разрушено 88 стволов из 153, в том числе почти все главные стволы действующих шахт... Из 72 шахт, подлежавших восстановлению, 68 были затоплены"7. При разрушении угольного бассейна гитлеровцы также широко применяли завалы. В част ности, ими было завалено 6140 погонных метров горных выработок, по вреждено 43 главных и 36 вспомогательных отвалов. Гитлеровцы разру шили 29 копров, 29 надшахтных зданий, 25 бункерных галерей, 39 зданий подъемных машин, 16 электроподстанций, 13 вентиляторных зданий, здания компрессорных установок8. Почти все механизмы и технические устройства – подъемные машины, насосные установки, вентиляторы, ком прессоры, механизмы по откатке, доставке и выемке – были в той или иной степени разрушены или разукомплектованы. В целом в период оккупации на территории Московской области разрушению подверглись, помимо угольных шахт Подмосковного бассейна, многие предприятия союзного подчинения, 937 предприятий местной промышленности;

было вывезено или уничтожено 16280 станков и свыше 23 тысяч единиц различного обо рудования9.

На месте корпусов Таганрогского механического завода чернели гру ды взорванных и обгоревших стен. Больше всего пострадала электростан ция, а в сборочном цехе было выведено из строя все мощное прессовое оборудование10. На нефтяных промыслах Чечено-Ингушской АССР и Краснодарского края гитлеровцы уничтожили и разрушили более 3 тыс.

скважин с годовой добычей до 5 млн т нефти. В Грозном – основном цен тре нефтяной промышленности Северного Кавказа – были взорваны атмо сферно-вакуумная и крекинг-установки, был выведен из строя керосино провод Грозный - Трудовая, разрушен Краснодарский нефтеперегонный завод11. В нефтяной промышленности Чечено-Ингушской АССР за время с августа 1941 г. по январь 1943 г. потери в денежном выражении составля ли более 0,5 млрд руб., в т.ч. по нефтяным трестам: "Малгобекнефть" – млн руб., "Старогрознефть" – свыше 112 млн руб., "Октябрьнефть" – млн руб., "Горскнефть" – 80 млн руб., "Грознефтезаводы" – 22 млн руб. Свыше 300 промышленных предприятий было уничтожено в Крыму13.

Общий ущерб от уничтожения и разграбления оккупантами имущества по освобожденным районам РСФСР составил 249 млрд рублей14.

Более полное представление о сокращении количества промышлен ных предприятий и численности рабочих в освобожденных районах РСФСР дают на основе данных статистических управлений табл. 29 и 30.

Из них видно, что наименьший процент действующих предприятий по от ношению к довоенному уровню был в Краснодарском крае и Северо Осетинской АССР, что было связано с большим числом эвакуированных предприятий и разрушениями во время оккупации. Наименьшее число предприятий в городах – областных и краевых центрах, находившихся в оккупации и в районе непосредственно боевых действий, осталось в Ста линграде. Разрушения были столь велики, что даже в 1950 г. Смоленская, Орловская, Новгородская и Псковская области достигли лишь 57-88% до военного уровня;

Брянская, Белгородская, Курская, Великолукская – 94 99%, промышленность Ростова-на-Дону – 97%15.

Восстановление индустрии в пострадавших от оккупантов Северо Запад-ном, Центральном, Северо-Кавказском, Поволжском регионах РСФСР явилось разносторонним процессом и имело особенности в раз личных районах. В прифронтовых районах, где не было оккупации, но был причинен большой ущерб обстрелами и бомбардировками, действиями ди версантов, ремонтно-восстановительные работы велись непрерывно. Ти пичным примером в этом отношении являлось восстановление Ленингра да16. Иной была ситуация в пострадавших от оккупации районах, где вос становление выделяется как самостоятельный этап индустриального раз вития. В литературе по поводу этапов восстановительного процесса име ются различные точки зрения17. По нашему мнению, первый этап восста новления промышленности РСФСР охватывает декабрь 1941 г. – лето г. Второй этап начался с осени 1943 г., когда после Курской битвы было освобождено большинство оккупированных районов РСФСР и стало про водиться более масштабное восстановление, и продолжался до конца вой ны. На темпы и направления восстановления оказало влияние постановле ние СНК СССР и ЦК ВКП(б) “О неотложных мерах по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецкой оккупации” (21 августа 1943 г.).

Восстановление разрушенного началось в конце 1941 г. Тульская об ласть еще не была полностью освобождена от оккупантов, а уже 11 декабря обком ВКП(б), облисполком, городской комитет обороны наметили меры по восстановлению промышленных предприятий, а на совещании специа листов 17 декабря 1941 г. была поставлена задача в срок обследовать шахты и начать восстанавливать Подмосковный угольный бассейн18. 18 декабря 1941 г. бюро МК ВКП(б) и исполком Мособлсовета приняли решение "О мероприятиях по оказанию помощи населению районов, освобожденных от немецкой оккупации"19. К первым директивным документам о возрождении народного хозяйства освобожденных районов можно отнести постановле ния СНК СССР о восстановлении оказавшейся в зоне военных действий Волховской ГЭС (25 декабря 1941 г.) и о начале восстановительных работ в Подмосковном угольном бассейне (29 декабря 1941 г.)20.

Программы восстановления по всем отраслям экономики разрабаты вались непосредственно Госпланом и СНК СССР. Ими определялись клю чевые отрасли и нередко отдельные предприятия, подлежавшие восстанов лению в первую очередь, выделялись на эти цели финансовые ассигнова ния, материалы, сырье, рабочая сила, определялись объемы работ и их сроки. Предпочтение отдавалось предприятиям и отраслям, которые могли усилить оборонную индустрию – металлургии, машиностроению, химиче ской, угольной. На восстановление мощностей по производству металла были направлены постановления СНК СССР о восстановлении промыш ленности г. Липецка и липецких железных рудников, производства на Ко согорском им. Ф.Э.Дзержинского и Новотульском металлургическом заво дах, шахт Тульского железорудного и Борсуковского известнякового рудо управления Наркомчермета, «О восстановлении предприятий черной ме таллургии и химической промышленности. Согласно последнему поста новлению, были развернуты работы на Новолипецком, Сулинском метал лургических заводах. Несмотря на полное разрушение, с марта по октябрь 1942 г. удалось восстановить две доменные печи, турбогенератор, цемент ный цех на Косогорском и доменную печь на Новотульском заводе. За ко роткий срок была восстановлена часть производств на металлургическом заводе им. П.М. Войкова в Крыму21.

Весной 1942 г. было начато восстановление завода «Электросталь», эвакуированного в октябре 1941 г. на Урал. Для этого использовалось не вывезен-ное и часть реэвакуированного оборудования. Летом 1942 г. были пущены в действие два сталеплавильных, прокатный и термический цехи.

Во второй половине 1942 г. «Электросталь» произвела 15,5 тыс. т стали22.

На возобновление выпуска качественных сталей и развертывание производства боеприпасов на московском заводе “Серп и молот” прави тельством отводилось три месяца. Это была трудная задача, т.к. 70% обо рудования было эвакуировано, не хватало инструментов, материалов, ква лифицированных кад-ров. Вопреки трудностям, коллективу удалось вос становить часть мощностей, в 1942 г. мартеновский цех произвел 150 тыс.

т качественной стали23.

Первым из предприятий цветной металлургии решили восстанавли вать комбинат «Североникель». Произошло это в конце 1941 г., когда была устранена прямая угроза разрушения Мончегорска и комбината. 18 мая 1942 г. ГКО принял специальное решение о восстановлении комбината, была создана специальная строительная организация, возвращены рабочие и служащие. В сентябре 1942 г. восстановили и пустили в эксплуатацию первую печь, а в конце месяца комбинат начал выдавать файнштейн и на ращивать производственные мощности. В 1943 г. одновременно с восста новительными работами началась реконструкция металлургических цехов комбината24.

Постановление ГКО о возвращении эвакуированного на Урал Сту пинского металлургического завода было принято 16 февраля 1942 г., а уже 8 марта прибыл первый из 26 эшелонов. С 16 апреля завод перешел на непрерывную двухсменную работу, и к 15 мая агрегаты первой очереди прокатного и кузнечного производства были пущены25.

С января 1942 г. начались восстановительные работы в станкострое нии, тяжелом и среднем машиностроении. 6 января 1942 г. ГКО принял постановление о восстановлении Московского автозавода. За 5 месяцев было введено в строй 20 цехов, а в июне 1942 г. из них вышли первые гру зовики26.

Для восстановления ГПЗ-1, ГПЗ-2, заводов «Красный пролетарий», «Комсомолец», «Станколит», «Красная Пресня», «Динамо», «Калибр», «Фрезер», им. С.Орджоникидзе и других в Москву была возвращена часть кадров и оборудования. В 1942 г. в Москве восстанавливалось 45 предпри ятий27, были восстановлены первые 10 цехов Калининского вагонострои тельного завода28.

Интенсивно восстанавливались шахты Подмосковного бассейна. Уже в сентябре 1942 г. в бассейне среднесуточная добыча угля достигла 35 тыс.

т против 34,75 тыс. т в июне 1941 г. Развернулись работы на Волховской, Каширской, Шатурской, Стали ногорской, Невской, Можайской электростанциях. С 23 сентября 1942 г. в Ленинград стала поступать электроэнергия трех генераторов Волховской ГЭС. К началу 1943 г. была восстановлена значительная часть довоенной мощности Московской и Калининской энергосистем30.

В химической промышленности за 1942 г. вошло строй не менее предприятий Москвы и области, в т. ч. Орехово-Зуевский завод «Карбо лит», Кусковский химический завод. К началу 1943 г. значительная часть производственных мощностей на них действовала, а по ряду химических производств первостепенного оборонного значения удалось превзойти до военный уровень31.

В целом объем восстановительных работ в промышленности освобож денных районов СССР в 1942 г. был сравнительно небольшим. Их доля со ставляла 3,7% общесоюзных капиталовложений32, а в промышленность РСФСР республиканского и местного подчинения было вложено 225 млн руб. Победа в Сталинградской битве и начавшийся новый этап освобожде ния советской территории поставили новые задачи в восстановлении про мышленности. Одним из первых объектов восстановления стал металлур гический завод "Красный Октябрь" (г. Сталинград). Это был один из са мых пострадавших промышленных объектов города, поскольку он нахо дился на направлении главного удара врага. Гитлеровцы уничтожили на нем 660 промышленных зданий, 546 различных сооружений, включая мартеновских печей и 14 прокатных станов;

полностью прекратились вы плавка стали и производство проката. После окончания Сталинградской битвы на завод стали возвращаться металлурги. 15 мая 1943 г. ГКО принял специальное постановление о восстановлении завода. Первая мартеновская печь была восстановлена и введена в действие 31 июля 1943 г., первый прокатный стан 450 №2 – 31 августа того же года. Через год после разгро ма гитлеровцев в Сталинграде здесь действовали 3 прокатных стана и мартеновских печи, а через 2 года – 8 мартеновских печей. Завод дал в хо де восстановительного периода до конца войны 200 тыс. тонн стали и око ло 150 тыс. тонн проката34.

Сталинградский тракторный завод, на территории которого было раз руше-но 93 производственных здания, фактически пришлось строить зано во35. Секретарь Сталинградского обкома ВКП(б) военных лет М.А.Водолагин вспоминал: "Восстановить... Вряд ли подходит это слово к тому, что предстояло сделать. На заводской территории тракторного на считывалось более сорока тысяч воронок от бомб, снарядов и мин. Это оз начало, что на каждый гектар приходилось 400 воронок. Что же могло ос таться после этого на месте завода? "Железные джунгли" – так называли тракторозаводцы чудовищный хаос исковерканных взрывами железных конструкций, станков"36. О масштабах разрушений говорят такие цифры: с площадки СТЗ было вывезено 9 тыс. вагонов обломков и мусора и 20 тыс.

вагонов покореженного металла37.

Журналист Б.Агапов так описывал начало восстановительных работ на СТЗ: «Завод был мертв, и, казалось, все, что можно было сделать, – это уйти отсюда и начать строить в другом месте. Странно было видеть видеть маленький столик возле развалин заводоуправления и маленькую очередь людей перед ним. Они вытаскивали из-за пазух паспорта, их заносили в списки, и они уходили, вскидывая походные мешки на плечо.

Но по вечерам, при свете коптилки, в комнате, похожей на пещеру, точно в назначенный час начиналось собрание инженеров – начальников цехов. Со строгостью, воспитанной годами производственной культуры, люди обсуждали выполнение суточного плана. Это можно было принять за жуткую ассамблею безумцев, играющих с призраками прошлого. Однако, вероятно, они обладали даром превращать образы своего воображения в действительность, потому что вскоре среди развалин раздался тонкий, но требовательный, как первый крик ребенка, гудок паровоза и ему ответил первый звоночек заводского крана в цехе. Это было подобно тому туману, который появляется вдруг на зеркале, поднесенном к устам тяжелобольно го. До выздоровления еще далеко, но смерть уже отступила»38.

С возвращением на завод работников, а также при активном участии добровольцев и трудмобилизованных началась большая стройка и восста новительные работы. К середине июля 1944 г. были очищены от завалов и нагромождений все основные цехи площадью 190 тыс. кв. метров39. Од новременно работники завода выполняли фронтовые заказы. 12 июня г. тракторозаводцы отправили на фронт первый эшелон отремонтирован ных танков. В 1943 г. ими были отремонтированы 750 танков, 720 танко вых дизелей, 550 танковых корпусов40.17 июня 1944 г. Сталинградский тракторный завод выпустил первый после восстановления трактор СТЗ-3, а в к февралю 1945 г. было выпущено более 500 тракторов41. За 1944 г. за водом был также выпущен 551 танковый дизель42.К февралю 1945 г. на СТЗ вступили в строй основные цехи. Завод освоил производство дизелей и гусеничных тракторов. Коллективы строителей Тракторостроя и СТЗ восстановили 176 тыс. м производственных площадей, теплоэлектроцен траль, смонтировали станки, молоты, мощные электропечи43. К маю 1945г.

основные производственные фонды промышленности г. Сталинграда дос тигли 90,8% от довоенного уровня44. В 1945 г. СТЗ изготовил свыше трех тысяч тракторов45.

После полной ликвидации блокады развернулись восстановительные работы в Ленинграде. Секретарь горкома ВКП(б) А.А.Кузнецов отмечал, что было эвакуировано и частично погибло 75% оборудования, а в оккупи рованных районах области враг уничтожил все промышленные предпри ятия46. В годы войны было принято более 20 партийно-государственных решений о восстановлении, организации и расширении промышленного производства на ленинградских предприятиях47. 29 марта 1944 г. ГКО СССР принял постановление "О первоочередных мероприятиях по восста новлению промышленности и городского хозяйства Ленинграда в 1944 г. ", которым намечалось восстановить город как крупнейший индустриальный центр СССР с сохранением присущих ему традиционных профилей про мышленного развития – малой металлургии, турбостроения, электроэнер гетики, станкостроения, приборостроения, промышленности строительных материалов48.

Восстановительные работы развернулись полным ходом. Работники Ижорского завода в апреле 1944 г. пустили мартеновский и сталепрокатный цехи, в мае смонтировали второй разливочный кран, в июне закончили пе реборку второй мартеновской печи. 27 июня завод дал первую плавку стали, а во второй половине года на предприятие был возвращен с Урала прокат ный стан "1200". В городе приоритетным стало восстановление заводов тя желого машиностроения, таких как Невский машиностроительный им.

В.И.Ленина, Металлический, а также карбюраторный и станкостроительных предприятий. Если к началу 1943 г. в городе частично действовали крупных промышленных предприятий, то к середине 1944 г. – 212 заводов и фабрик союзного и республиканского подчинения, на которых трудились 119 тыс. чел., а с января 1944 г. полностью ленинградская промышленность была включена в общесоюзный план народного хозяства. В 1945 г. в строй действующих вступили почти все фабрики и заводы города49.

Аналогичных примеров немало и в других регионах. В Ростовской области уже к концу 1943 г. вступили в строй 123 шахты, а всего за время войны здесь было восстановлено, смонтировано и построено 142 шахтных копра, 42 шахтных подъема, 34 надшахтных комбината. В ноябре 1945 г.

комбинат «Ростовуголь» достиг довоенного уровня добычи угля50.

Заводы Ростсельмаш и “Красный Аксай” нацеливались на восстанов ление производства сельскохозйственных машин и орудий;

к концу 1944 г.

они, помимо указанных изделий, выпускали также боеприпасы51.

Следует отметить, что с 1944 г. часть предприятий черной металлур гии, легкой, пищевой промышленности РСФСР не восстанавливалась из-за того, что приоритет отдавался восстановлению предприятий УССР и БССР. Показателен документ, хранящийся в РГАЭ. Когда в 1944 г. Кур ский обком ВКП(б) предложил начать восстановление Коробовского руд ника (Курская магнитная аномалия), Госплан СССР ему отказал, мотиви руя тем, что оборудование, имеющиеся ресурсы материалов в первую оче редь направляются в Кривбасс, на восстановление южной металлургии52.

Относительно же предприятий легкой промышленности высказывались предложения о нецелесообразности восстановления многих из них, т.к. об ласти Северо-Западного и Центрального районов перенасыщены такими предприятиями, а на Украине их мало53.

Анализ материалов по истории восстановления промышленности на территории РСФСР показывает, что приоритет изначально отдавался предприятиям, которые производили строительные материалы (цемент ные, кирпичные и т.п.)54, либо могли сравнительно быстро перейти на вы полнение оборонных заказов. В первую очередь восстанавливались менее пострадавшие от оккупантов заводы, фабрики и их подразделения. Из-за необеспеченности технологическим оборудованием, рабочей силой часть восстанавливаемых предприятий долго не вводилась в строй55. По свиде тельству Д.Д. Дегтяря, только с 1946 г. начались работы по возрождению наиболее пострадавших предприятий56.

В отраслевом отношении главное внимание уделялось предприятиям тяжелой промышленности. В 1943 г. капитальные вложения в их восста новление составили 84,6% ко всем капиталовложениям в промышленность освобожденных районов57. Предприятия легкой, пищевой промышленно сти в качестве основного источника материально-технического обеспече ния использовали реэвакуированное оборудование, уцелевшие инстру менты, детали, материалы58.

Важным итогом восстановительных работ в годы войны явилось вос становление довоенной мощности ряда предприятий и отраслей Централь ного, Северо-Западного, Северо-Кавказского регионов, которые внесли значительный вклад в расширение военного производства, стали важной промышленной базой для последующего возрождения и развития эконо мики. Только в освобожденных районах РСФСР предприятия республи канской и местной промышленности произвели в 1944 г. продукции на 3, млрд рублей59.

В ходе восстановительных работ укреплялись связи между союзными республиками, развернулось шефство восточных районов над освобож денными, предприятий различных областей – над родственными постра давшими предприятиями. В процессе восстановления промышленности освобожденных районов устанавливались шефские связи, развивалась кооперация предприятий и регионов, тыловых и тех, где шло возрождение экономики. В ускорение восстановления электростанций Московской, Ле нинградской областей и Украинской ССР большой вклад внес коллектив Ленинградского металлического завода, который только в течение 1944 г.

смонтировал и сдал в эксплуатацию 25 турбин общей мощностью 624 тыс.

кВт, а также отремонтировал 25 турбинных агрегатов60.

В восстановлении Донбасса, Приднепровья и Криворожья в УССР участвовали 37 промышленных предприятий Москвы. Из Челябинской об ласти в Донбасс к началу 1944 г. было доставлено 153 вагона с оборудова нием, материалами и инструментом. Из Кемеровской области к концу мар та 1944 г. было направлено в Донбасс более 400 вагонов с оборудованием и инструментами61. Значительная помощь оказывалась предприятиями РСФСР Белорусской ССР. К апрелю 1945 г. БССР получила из Горьков ской, Новосибирской и Ярославской областей, Удмуртской АССР 369 ва гонов со станками и оборудованием62.

Вместе с тем для восстановления промышленных предприятий РСФСР направлялась помощь из других союзных республик. На возрож давшиеся промышленные объекты Моздока, Георгиевска, Пятигорска, Ка рачаевской автономной области из Азербайджанской ССР направлялись неиспользуемое оборудование, строительные и вспомогательные материа лы, инструмент, ускоряя тем самым темпы восстановительных работ63.

Труженики Казахской ССР помогали восстанавливать промышленность Ленинграда, Сталинграда, Брянской, Курской, Орловской областей64.

Восстановительные процессы происходили параллельно с началом реконверсии и конверсии. Переход к ним включал такие направления, как перераспределение пропорций между гражданской и военной промышлен ностью, основных и оборотных фондов между отраслями, установление новых хозяйственных связей между предприятиями, отраслями и экономи ческими районами, использование имевшихся производственных мощно стей для восстановления и развития промышленности, перераспределение рабочей силы, перевод предприятий на мирный режим работы.

В 1944-1945 гг. предприятия, производившие вооружение и военную технику, делились на две группы. Одна группа объединяла заводы, выпус кавшие до войны продукцию гражданского назначения. В отношении их был взят курс на реконверсию, т.е. постепенный перевод работы в прежнее русло. Другая группа до войны была ориентирована на военное производ ство. В нее входили и заводы, построенные для военных целей в ходе вой ны. По отношению к этой группе предпринимались попытки конверсии части военного производства. При этом гражданская продукция изготавли валась на военных заводах, как правило, по документации, получаемой из других отраслей промышленности.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.