WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 2. ГЕНДЕР КАК СОЦИОКУЛЬТУРНЫЙ ФЕНОМЕН Двойственная природа гендера как социокультурного явления, единство и различия его социального и культурного конструирования.

Тесная взаимосвязь гендерного и социального неравенства.

Природноклиматические, технологические, экономические и демографические факторы возникновения и развития гендерной стратификации. Три принципа гендерной стратификации и их обусловленность разделением труда, материального богатства, власти и престижа в различных исторических типах общества (Дж.Хубер).

Гендерное неравенство и внутрисемейное разделение труда в современных условиях. Основные проявления гендерного неравенства в трудовой сфере жизнедеятельности общества.

Социальное конструирование гендера и проблема участия женщин в политике.

Гендерная, социальноклассовая, расовая и этническая формы социальной дифференциации общества как элементы его единой социальностратификационной системы.

Рассмотрев в предыдущей теме наиболее общие характеристики гендера и гендерных исследований, необходимо подробно проанализировать весь комплекс условий, факторов, а также особенностей, аспектов и различных форм проявлений гендера, которые позволили бы в полной мере оценить социокультурное качество этого феномена.

Центральное, основополагающее место в теоретическом осмыслении гендера принадлежит его толкованию как социальнокультурной категории.

Подобный подход к гендеру закономерно обуславливает потребность уточнения различий в определениях гендера как социально-сконструированного и культурносконструированного феномена. На этом уровне проявляются различия между двумя взаимосвязанными сущностными сторонами гендера: его социальной и культурной составляющими, его материальнопрактическими, социальноконкретными и культурнодуховными, символическими проявлениями.

Понимание гендера с точки зрения его социального построения предусматривает учет воздействия на этот процесс таких особенностей социального бытия, как уровень развития орудий труда и средств производства, сложившееся на соответствующем этапе исторического развития общественное разделение труда, сформировавшийся и утвердившийся характер организации различных сторон социальной жизни. При этом в качестве фундаментального основания процессов формирования, развития и воспроизводства гендера, гендерных различий и в целом гендерных систем рассматривается их обусловленность функциональными и материальными целями, задачами социума. Тем самым в орбиту социокультурного исследования гендера с необходимостью попадают его многообразные проявления в различного рода социальных связях, взаимодействиях и отношениях. Такой контекст анализа гендера в качестве основной точки своего приложения предусматривает влияние гендерной социальной системы на гендерные стереотипы, предписания, роли, мышление и т.д. Другими словами, внимание сосредоточивается на обусловленности культурного пласта материальными особенностями социальной формации.

В свою очередь, культурное конструирование гендера в ходе своего анализа требует учета воздействия на становление и развитие гендера, гендерного неравенства и гендерных систем таких факторов, как гендерная социализация, формирование гендерных стереотипов, ролей, гендерной идентификации, процессов мышления, всего того, что укладывается в многообразное русло культурного контекста.

Необходимо подчеркнуть, что двойственная природа гендера как социальнокультурного феномена предусматривает одновременное, слитное, взаимообусловленное протекание процессов его социального и культурного конструирования. Подобные особенности гендера предопределяют зависимость динамики и направленности процессов его развития от всесторонней практики различных социальных преобразований в обществе: экономических, социальностратификационных, политикоправовых, культурных, идеологических и нравственных.

В рамках данной темы мы, в первую очередь рассмотрим процесс социального конструирования гендера.

Возникновение в истории человеческого общества гендерной стратификации и гендерного неравенства было тесно связано с общей тенденцией становления социальной стратификации и последующего формирования социального неравенства. Также как и социальное неравенство, гендерное неравенство заключается, прежде всего, в неравномерном распределении между мужчинами и женщинами основных, социальнозначимых ресурсов общества: материального богатства (в виде собственности или доходов), власти (в различных формах ее проявления на всех уровнях социального взаимодействия), образования и престижа, предопределяющих практически все возможности доступа людей к материальным и духовным достижениям и благам, сконцентрированным в социокультурном пространстве. По мере развития общества интегральными для гендерных стратификации и неравенства стали и такие показатели и измерения социальной стратификации, как роль и место в профессиональнодолжностной структуре общества, условия труда и быта, степень участия в политической жизни, задействованностъ в семейной сфере, особенности досуга, возможности профессионального и духовного совершенствования, в целом образ жизни.

Гендерное неравенство как социокультурный конструкт возникло на основе естественных, биологических различий между мужчинами и женщинами. По мере развития орудий труда и совершенствования технологий, углубления общественного разделения труда, возникновения соответствующих систем распределения результатов материального и духовного производства, утверждения господствующего положения патриархатной культуры в экономической, политической и духовной сферах жизнедеятельности общества природные различия между мужчинами и женщинами были заключены в оковы социального неравенства. Рассмотрим более подробно вышеуказанные процессы.

Поскольку гендерная стратификация является структурной подсистемой, особым социокультурным срезом социальной стратификации, обладает подавляющим большинством ее показателей и характеристик, то ее подробное исследование предусматривает, прежде всего, выяснение того, что мужчины и женщины предпринимают для обеспечения себя пищей, одеждой и кровом в зависимости от необходимых для этого орудий труда и соответствующей его организации. Кроме того, должны быть учтены такие физические условия, как климат, состояние почвы и другие экологические переменные, влияющие на качество жизни людей. При этом важно иметь ввиду, что подобный подход не обусловливает жесткую детерминацию социальных изменений процессами, протекающими в рамках трудовой жизнедеятельности. Развитие орудий труда и технологий всего лишь создает определенные условия для определенных событий, но отнюдь не делает их обязательными. В то же время этот подход в антропологической литературе принято называть эволюционным, поскольку развитие и усовершенствование орудий труда привело к росту производства и потребления.

Американская социолог и антрополог Джоан Хубер в своей статье «Теория гендерной стратификации» (1993 г.), рассматривая взаимодействие нескольких факторов экологии, технологии производства пищи и изменений рождаемости, разработала модель гендерной стратификации на основе трех принципов.

Первый принцип касается уровня семьи: люди, производящие товары, имеют больше власти и престижа, чем те, кто потребляет предпочтительнее обладать способностью давать, чем брать. При этом возникает закономерный вопрос: от чего зависит, кто в данном обществе занимается производительным трудом?

Ведь мужчины и женщины обладают практически равными способностями для выполнения весьма широкого спектра социально значимых функций в рамках трудовой сферы. И тем не менее во всех обществах при разделении труда решающую роль играет фактор пола. Ответ на этот вопрос заключается в том, что в результате биологических различий между мужчинами и женщинами мужчины не способны выполнить две важнейшие для выживания и воспроизводства общества и человеческой популяции функции: рождение и выкармливание детей.

Если общество хочет выжить, то эти две репродуктивные функции должны выполняться большинством женщин. Из этого очевидного факта вытекает второй принцип гендерной стратификации: человеческое сообщество в целях своего выживания и воспроизводства должно в ходе разделения труда между мужчинами и женщинами обеспечить условия для совмещения выполняемых женщинами видов трудовой деятельности с возможностью беременности и последующего вскармливания грудных детей. Тесная взаимосвязь между уровнем жизни общества или семьи, вытекающим из этого объемом возлагаемой на женщину работы и степенью эффективности процесса биологического воспроизводства населения прослеживалась, в принципе, на всем протяжении истории. Так, например, в начале XIX в. в рабочих семьях Лиона.и Парижа был очень высокий уровень детской смертности. Это было вызвано тем, что женщины из этих семей были вынуждены выполнять много работы, чтобы пополнить доходы своих семей, а их грудные младенцы были предоставлены попечению кормилиц.

И, наконец, третий принцип гендерной стратификации, согласно Джоан Хубер, связан с общесоциологической теорией стратификации: в любом обществе наибольшими властью и престижем располагают люди, контролирующие распределение материальных благ и ценностей за пределами семьи. В первобытных обществах это были охотники, в сельскохозяйственных воинская знать, а в индустриальных верхушка политической, экономической и военной бюрократии.

На этих трех вышеуказанных принципах основывается теория, объясняющая влияние экологических условий и орудий труда во взаимосвязи с рождением и вскармливанием детей на формирование гендерной стратификации в пяти типах обществ, основанных соответственно на охоте и собирательстве, мотыжном земледелии, скотоводстве, пашенном земледелии и индустриальном развитии.

В первобытных обществах, основанных на охоте и собирательстве, основными орудиями труда являлись деревянные копья и камни. Небольшое количество пищи, добываемое этими орудиями, обусловило проживание людей небольшими группами, в среднем около 50 человек. Поскольку мужчины, занимавшиеся охотой на крупного зверя, могли распределять мясо внутри целой группы, а женщины, собиравшие вместе с детьми ягоды и орехи, в силу небольшого количества плодов могли обеспечить ими только членов своей семьи, постольку мужчины имели больше власти и престижа. В тех социумах, где охота становилась единственным источником питания, доминирование мужчин усиливалось. Недостаток еды, не позволявший одному мужчине содержать несколько семей, делал полигамию в таких обществах редким явлением. При всем при том, что успехи в охоте требовали больше терпения, проворства и взаимодействия, нежели грубой физической силы, а женщины вполне могли овладеть мастерством охоты, они тем не менее не могли заниматься этим престижным видом деятельности в первобытном обществе. Дело в том, что в целях компенсации высокого уровня смертности женщины большую часть своей жизни вынуждены были рожать и вскармливать детей, которых в целях повышения выживаемости не отрывали от груди иногда до 4 лет. Все это делало невозможным занятие женщин охотой, требующей проведения неопределенного времени за пределами дома.

Таким образом, потребность в воспроизводстве населения исключала возможность для женщин заниматься видом деятельности, дававшим власть и престиж.

Переход людей к земледелию как принципиально новой основе жизнеобеспечения был в основном связан с ростом населения, климатическими изменениями и постепенным снижением эффективности охоты с точки зрения обеспечения людей продуктами питания. Уровень воспроизводства популяций крупных млекопитающих, являвшихся основным объектом охоты, стал сильно отставать от требуемого для людей уровня их добычи. В тех регионах, где с точки зрения состояния почвы и климата складывались благоприятные условия для земледелия, люди вынуждены были изза нехватки пищи переходить к более оседлому образу жизни и заниматься этим видом деятельности ввиду большего количества получаемых продуктов с условной единицы земли. Примитивные мотыжные культуры, основанные на деревянных орудиях земледелия, появились около 9000 лет назад на стыке Евразии с Африкой. Несмотря на примитивность деревянной мотыги, не позволявшей качественно пропахивать почву и поэтому вынуждавшей людей каждые несколько лет сниматься с насиженных мест в поисках новых участков плодородной земли и дополнительно заниматься охотой и собирательством, земледелие позволяло получать больше пищи и тем самым увеличить численность устойчивой группы людей до 95 человек.

Более развитые мотыжные культуры появились около 6000 лет назад в связи с появлением металлических орудий. Такие общества возникли в Америке, Азии и Европе. Значительное увеличение количества пищи привело к увеличению численности сообществ в 60 раз. Изобретение металлических орудий постепенно привело к увеличению количества запасов, созданию стабильных экономических излишков, углублению разделения труда и тем самым к социальному неравенству. Тем самым были заложены основы современной социальной стратификации. Кроме того, металлическое оружие сделало войну эффективной и выгодной с точки зрения увеличения прибавочного продукта. Изменения приоритетов в видах деятельности не привнесли принципиальных изменений в гендерную стратификацию. Если в примитивных мотыжных культурах мужчины монополизировали расчистку земель под пашни, то в более развитых и продвинутых обществах ведение войны. И вновь они приобрели преимущество над женщинами в праве распределения материальных благ.

Та же картина гендерной стратификации наблюдалась и в обществах, которые изза горного ландшафта, постоянных засух или коротких теплых сезонов и потому неэффективности земледелия избрали скотоводство основным источником выживания. И скотоводство, и война, подразумевающие долговременный отрыв от дома, оказывались несовместимыми с беременностью и уходом за грудными детьми, и поэтому мужчины вновь получали преимущество в производстве и распределении материальных благ.

Культуры пашенного земледелия, основанные на использовании металлического плуга, закрепили сложившуюся гендерную стратификацию. Кроме того, законы, традиции, стереотипы и нормы, определившие поведение мужчин и женщин во всех индустриальных обществах, были унаследованы напрямую со времен царств и империй эпохи пашенного земледелия. Влияние пашенного земледелия на статус женщин проявилось не просто в снижении ее доли участия в производстве изза больших полей на значительном расстоянии от дома.

Пашенное земледелие в силу своей высокой производительности сделало землю обязательным объектом наследования и главной формой богатства, а моногамию в силу необходимости строгого контроля над числом наследников главной формой брака. Поэтому женское добрачное и замужнее поведение было поставлено под контроль общества. Инструментами этого контроля стали законы, традиции и общественное мнение.

Индустриализация XIX в. положила конец эпохе пашенного земледелия в Европе. Стремительные темпы в разработке машин привнесли изменения в виды работ, выполняемых мужчинами и женщинами. Заводская система создала класс городских наемных рабочих и изменила поведение мужчин на работе. Начались движения за получение справедливой доли растущего прибавочного продукта, основную роль в которых играли мужчины. Что касается женщин, то их выход на рынок труда, порожденный индустриализацией и фабричнозаводским производством, стал возможным в результате изменений условий их жизни под влиянием трех тенденций: снижения уровня смертности, распространения грамотности и снижения рождаемости. Только после этого состав рабочей силы был пополнен за счет замужних женщин. Падение уровней смертности и рождаемости уменьшило количество времени, которое среднестатистическая работающая женщина проводила вне рабочего места в периоды беременности и вскармливания ребенка. Повышение уровня образования позволило женщинам обеспечивать большую, нежели раньше, долю общесемейного дохода. Однако все это отнюдь не означало, что происходящие изменения в развитии орудий труда и технологий, общественном разделении труда, организационноэкономических основах извлечения и потребления материальных благ смогли кардинальным образом изменить сложившуюся на протяжении столетий систему гендерной стратификации и преодолеть базирующееся на ней гендерное неравенство. С вступлением общества в индустриальную стадию начала всего лишь сформировываться тенденция постепенного сокращения сдерживающего влияния общественной потребности в воспроизводстве человеческой популяции на участие женщин в различных видах общественнополезного труда и соответственно на их доступ к интегральным ресурсам социальной стратификации: материальному богатству, власти, престижу и образованию. Однако сложившаяся за всю историю человеческого общества система гендерной социализации, гендерных стереотипов и установок, символов и ролевых наборов, гендерных познавательных парадигм и целого ряда других факторов мировоззренческого, идеологического и в целом духовнокультурного содержания оказалась к этому моменту истории настолько пронизанной духом гендерного неравенства и настолько социальноактивной и способной к воспроизводству, что постоянно оказывала негативное с точки зрения гендерного неравенства воздействие уже на процессы разделения труда, распределения результатов общественного производства и статусов в профессиональнодолжностной структуре общества, придавая тем самым новые импульсы сохранению сложившихся принципов построения гендерной стратификации. (Подробно эти понятия и соответствующие аспекты сугубо культурного построения гендера будут рассмотрены в следующей теме).

Одной из основных проблем, от способов, динамики и результатов решения которой зависит активное участие женщин в процессах производства и распределения социально значимых ценностей за пределами семейной сферы, является распределение обязанностей в семье. Значение домашней работы для гендерной стратификации столь же существенно, как и значение социальноэкономического феномена рынка для социальноклассовой дифференциации и стратификации.

Дискриминация женщин с точки зрения рассматриваемой проблемы заключается в том, что большая их часть в современном обществе загружена двойной работой: домашним хозяйством и работой для заработка. В результате они отказываются от своего профессионального роста ради карьеры мужа. Груз домашней работы мешает не только профессиональному росту женщины, но и повышению уровня образования и квалификации. Домашняя работа это не просто невидимый и неоплачиваемый труд женщины, обеспечивающий оплачиваемую работу мужчины. Это также и «гендерный» труд, воплощающий в себе власть и подчинение. Понятие «домашняя работа» включает различные обязанности, которые могут меняться по содержанию. Женская физическая работа в семьях в индустриальных странах совершенно непохожа на ту, которая выполняется женщинами в развивающихся странах добывание воды, сбор урожая, вязание одежды и т.д. Но и при уменьшении доли физического труда в домашней работе благодаря таким удобствам, как водоснабжение, канализация, электричество, он все равно постоянно концентрируется на одном индивиде женщине. Необходимо отметить, что во внутрисемейном разделении труда весьма существенная роль принадлежит укоренившимся в общественном сознании гендерным стереотипам и установкам. Причем этими стереотипами и установками руководствуются не только мужчины, но и женщины, несмотря на постоянное воспроизводство отношений господстваподчинения.

Существенным источником и измерением семейной власти являются деньги и контроль над ними. Для гендерной стратификации важен не только вопрос о размере семейного дохода, но и о том, кто зарабатывает, контролирует, перераспределяет и тратит эти деньги внутри семьи. Практика показывает, что зарабатывание денег для семейного бюджета не приводит к автоматическому контролю над семейным доходом. Несмотря на то, что современные замужние женщины сумели увеличить свой вклад в семейный бюджет, их статус в обществе остается критическим с точки зрения способности контролировать даже собственные доходы. Социологические исследования, проведенные в США, показали следующие результаты, которые отражают весьма распространенную ситуацию. Было обнаружено, что жены контролируют финансы в низко доходных семьях, где управление деньгами означает «контроль над дефицитом»;

когда же доход достаточно высок, финансовый контроль осуществляется обычно мужьями.

Гендерные нормы предусматривают положение, когда мужья не все заработанные деньги отдают в семейный бюджет, оставляя какуюто их часть на личные нужды. То же самое происходит с надбавками, премиальными и иными дополнительными доходами. Что касается денег, заработанных женами, нормативное отношение чаще всего подразумевает их назначение для ухода за детьми или на мелкие расходы и не включает в общий бюджет семьи.

Гендерная стратификация и гендерное неравенство, на основе которых сформировалась система общественных отношений, характеризующаяся доминирующей ролью мужчин, их господством как социальной группы (патриархат), находят свое отражение не только в рамках внутрисемейного, но и на уровне общественного разделения труда, на всех уровнях трудовой жизнедеятельности общества. Сформировавшаяся на протяжении истории общества теория семейного предназначения женщины явилась обоснованием ее угнетения и подавления в производственной сфере: предоставляемая возможность зарабатывать на жизнь рассматривается как благодеяние, а стремление женщины сделать профессиональную карьеру или получить доступ в высокооплачиваемые и престижные сферы занятости встречает на своем пути весьма серьезные, а порой и непреодолимые преграды. Постоянно дает о себе знать дискриминационное разделение труда: в ключевых для современной экономики и системы управления отраслях и сферах предпочтение отдается мужчинам, приобретающим тем самым возможность получать большие, нежели женщины, доходы;

по отношению к женщинам же чаще всего срабатывает так называемый «остаточный принцип», в результате чего традиционными для них оказываются сферы здравоохранения, образования, бытового обслуживания, социального обеспечения, являющиеся преимущественно малооплачиваемыми и менее престижными. Дискриминация в общественном разделении труда проявляется не только в том, что сферы деятельности поделены на «мужские» и «женские», но и в том, что при назначении на руководящие посты и должности в рассматриваемых как «женские» сферах предпочтения опятьтаки оказываются на стороне мужчин: директора школ, главврачи, управленцы в сфере социального обеспечения и т.д. В основе существенных различий в профессиональном росте женщин и мужчин находятся различные требования, предъявляемые обществом к тем и другим в аналогичных обстоятельствах. Женщина, стремящаяся сделать карьеру, должна продемонстрировать качества, традиционно считающиеся чисто мужскими: рациональность, агрессивную активность, твердый характер и т.д., в гораздо большей степени, чем это требуется в такой же ситуации от мужчины.

При этом успехи, достигаемые женщиной в профессиональной деятельности и карьере, чаще всего пытаются объяснить чем угодно, но только не ее способностями и знаниями;

неудачи же наоборот, ее половой принадлежностью.

Другим фактором негативного отношения к профессиональному росту женщины выступает укоренившееся в обществе отношение к ее семейным обязанностям. С одной стороны, срабатывает стереотип, что главное для нее не профессиональная деятельность, а семейные обязанности. С другой стороны, эти же обязанности замужней женщины (в первую очередь, материнские заботы) нередко воспринимаются как компрометирующие ее обстоятельства, способные отрицательно повлиять на результаты ее деятельности как работника и, тем более, как ответственного руководителя.

Другая проблема гендерного неравенства в трудовой сфере состоит в фактическом игнорировании биологических особенностей организма женщины при организации рабочего места. Особая, по сравнению с мужчинами, охрана труда женщин и улучшение его условий являются необходимыми условиями полноценной профессиональной деятельности женщин. Речь в данном случае идет в первую очередь о защите ее здоровья, репродуктивной системы от воздействия вредных производственных факторов. Женский труд нуждается в специальных, более тщательных способах организации, нормирования и обеспечения. Организм женщины острее, чем у мужчин, реагирует на такие неблагоприятные факторы, как шум, вибрация, резкие перепады температуры, пыль, загазованность, слабое освещение, монотонный ритм операций, работа с тяжелыми предметами и т.д. Поэтому на женщин неблагоприятно влияют игнорирование особенностей женского организма при проектировании и изготовлении различного оборудования и отсутствие специально разработанных норм выработки в некоторых видах труда. Негативное воздействие этих факторов проявляется в необоснованно лишних затратах энергии, снижении работоспособности, заболеваниях нервной системы.

Все вышесказанное позволяет утверждать, что социально сконструированная гендерная система отношений в трудовой и семейнобытовой сферах жизнедеятельности весьма сковывает стартовые возможности женщины с точки зрения раскрытия ею своих знаний и умений. Существующие в этих сферах проблемы отнюдь не сводятся к вопросам эффективного включения женщины в производственную сферу, оптимального сочетания ею трудовой деятельности и семейной нагрузки. Необходима постоянная, целенаправленная, системно организованная деятельность всех социальных институтов общества по изменению статуса женщины в гендерной стратификации с точки зрения ее доступа к полноценному профессиональному продвижению, достойному социальному признанию, всестороннему творчеству. Следовало бы добавить, что многие из вышеперечисленных проблем гендерного неравенства приобретают различную остроту в различных социальных условиях. Так, в развитых постиндустриальных странах с высокой степенью развития рыночной экономики и облегчающих труд технологий, высокоорганизованным рынком труда, многообразными формами доступа к достаточно высоким денежным доходам, сильно развитыми источниками внебюджетного социального обеспечения и активной социальной политикой, прогрессирующими демократическими институтами власти и политического участия граждан и утвердившимися в своей демократической ориентации политикоправовыми нормами и ценностями весьма обнадеживающе складываются благоприятные условия для решения многих из вышеуказанных проблем гендерной стратификации в трудовой и семейнобытовой сферах. Так, например, многие мужчины из семей среднего и высокого достатка в этих странах весьма нормально и поощрительно относятся к увеличившимся возможностям их жен активно зарабатывать деньги или проявлять свои творческие способности в какихто других сферах: социальные программы, благотворительность, научная деятельность и т.д. Одновременно складываются и достаточно сильные побудительные мотивы к паритетному перераспределению внутрисемейной работы. Что же касается стран с тоталитарными политическими режимами и соответствующим образом ориентированными социальноэкономическими институтами, а также стран, переживающих трудности переходного периода от тоталитаризма и авторитаризма к демократии и рыночной экономике, то здесь ситуация с гендерным неравенством в указанный областях далека от оптимистических оценок. Экономические кризисы, падение уровня производства, рост безработицы, свертывание социальных программ, сильная зависимость всех сфер от неповоротливой государственной системы управления, социальная напряженность во многом усугубляют роль патриархатной по своей сути гендерной стратификации.

Другим важным аспектом проявления социально сконструированного феномена гендера являются роль и место женщин в политической сфере.

Достаточно распространенной для всего постсоветского пространства является ситуация, когда женщины оказываются фактически отстраненными от формирования политики и осуществления контроля за деятельностью государственного аппарата. Одной из причин подобного положения является то, что изменения экономической, социальной и политической систем в переходных обществах происходят в условиях, когда далеко не все социальные группы могут четко артикулировать и идентифицировать свои политические интересы. По отношению к женщинам это связано с господством патриархатных стереотипов и неспособностью женщин из разных социальных групп выработать общую платформу действий. В прошлом, при тоталитаризме, как правило, женщины, делавшие официальную политическую карьеру, не только не способствовали росту и продвижению других женщин, но, напротив, отстранялись от своей социальнодемографической группы. Было бы весьма неоправданно, если этот устоявшийся стереотип женщиныполитика утвердится в новых реалиях. В современных условиях складываются определенные предпосылки для формирования нового типа женщиныполитика. Это, прежде всего, общие процессы демократизации социальнополитического пространства, позволяющие женщинам идти в политику через участие в массовых мероприятиях, в избирательных кампаниях, работу в политических партиях, НПО. При этом надо иметь ввиду, что процесс осознания женщинами своих политических интересов происходит медленно, так как он заслоняется более значимыми, по мнению самих женщин, проблемами: экономическое положение страны, социальные проблемы, низкие заработки, ухудшение ситуации на рынке труда, здоровье и образование детей, семейные проблемы и т.д. Другим препятствием, тормозящим вхождение женщин в политическую деятельность, является мужская корпоративная культура, в основе которой лежат личные взаимоотношения и сильная предубежденность в отношении женщинполитиков. Неприятие женщин уходит своими корнями в иерархическую гендерную стратификацию, в соответствие с которой им отводится подчиненная роль. Сдерживающую роль в женской политической карьере играют и такие факторы, как различные оценки возможностей мужчин и женщин, неравномерное распределение семейной работы, ограничивающее время женщины, отсутствие соответствующей моральной поддержки со стороны семьи.

Женщины в меньшей степени, чем мужчины, могут жить на основе свободного выбора, что также отрицательно влияет на их политическую активность.

Тем не менее за последние десятилетия в мире произошли значительные изменения в пользу женского представительства в политических структурах. Рост женского самосознания и осознания своей роли в историческом процессе происходит в мире одновременно с постепенным изменением представлений не только о назначении мужчин и женщин, но и о смысле понятий «власть», «политика», «демократия», «лидерство». Постепенно набирает силу убеждение, что женщины могут и должны стать не только равноправными, но и равноценными членами общества, обладающими подлинной свободой выбора своего жизненного пути. Мировой опыт показал, что увеличение числа женщин в политике на ключевых, руководящих постах влечет за собой позитивные изменения в структуре арсенала политических действий, выборе более гуманных, нравственных средств разрешения политических проблем и противоречий как на внутриполитической, так и на внешнеполитической аренах.

И, наконец, еще один важный аспект социального проявления гендера.

Всесторонний анализ социального конструирования гендера во всем многообразии его проявлений и взаимосвязей с другими структурными элементами общества как целостной социальной системы позволяет весьма отчетливо проследить тесную взаимообусловленность и взаимозависимость гендерной стратификации и гендерного неравенства с социальноклассовой, расовой и национальноэтнической дифференциацией социальной структуры общества. Необходимо иметь ввиду, что только общетеоретический подход к гендерной проблематике, преследующий цель выяснения всего лишь наиболее общих контуров гендерного феномена, может в определенной степени допустить абстрагирование от конкретных форм, условий, факторов и взаимосвязей, характеризующих практическое проявление этого социокультурного конструкта на том или ином уровне. Детальное же исследование проблем гендерного неравенства в конкретноисторических условиях требует обязательного учета взаимосвязи всех социальных статусов и позиций данного субъекта гендерных отношений, включая социальноклассовый, расовый, этнический и непосредственно гендерный статусы.

Их необходимо рассматривать как единую стратификационную систему, в которой каждый элемент в той или иной степени зависит от остальных. Так, например, взаимосвязь социальноклассовой и гендерной стратификации в эпоху промышленного капитализма проявлялась в подавлении всех женщин, независимо от их классовой принадлежности, и одновременном угнетении как мужчин, так и женщин, представляющих рабочий класс. В странах, где имела место расовая дискриминация, гендерная идеология, суть которой сводилась к положению о семейном предназначении женщин, и расовая идеология, обосновывавшая второстепенность и ненадежность низко ранжированных (с точки зрения расовой принадлежности) групп, способствовали воспроизводству стратификационной системы, в рамках которой утверждалось господство белых мужчин. В таких обществах имела место ситуация, при которой все мужчины и все белые (независимо от пола) являлись угнетателями: белые мужчины угнетали как белых женщин, так и цветных мужчин и женщин;

белые женщины угнетали цветных мужчин и женщин;

цветные мужчины угнетали цветных женщин.

Аналогичная картина складывается при: пересечении гендерной и национальноэтнической стратификации в обществах, где представители некоренной национальности выходцы из стран третьего мира и СНГ, не имеющие гражданства страны пребывания, используются преимущественно на низкооплачиваемых работах. В таких обществах на вершине пирамиды стратификационной системы находятся все мужчины (независимо от национальности) и все граждане данного государства (независимо от пола). Таким образом, класс, раса, нация и гендер в конкретных социальных условиях способны формировать одновременно действующие системы социального неравенства.

Рассмотрение процесса социального конструирования гендера показало, что лежащие в основе его гендерная стратификация и гендерное неравенство, проявляясь в различных сферах жизнедеятельности общества, обусловили формирование целого ряда различных норм, ценностей, стереотипов и установок, которые, в свою очередь, по мере своего распространения и утверждения стали способствовать воспроизводству сложившейся гендерной системы. Тем самым социальное построение гендера стало дополняться его культурным конструированием, содержание которого будет раскрыто в следующей теме.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Frcova F.F. Gender Brabrsizliyinin sosial brabrsizliyin mumi sistemi il qarlql laqsi. Azrbaycanda Gender Tdqiqatlar. B., 2. Доманов О. Некоторые этические аспекты феминизма и эмансипации. В кн.:

Женщина. Гендер. Культура.// Под ред. Хоткиной З.А., Пушкаревой Н.Л., Трофимовой Е.И. М., 3. Джоан Хубер. Теория гендерной стратификации. В кн.: Антология гендерной теории.// Под ред. Гаповой Е.И., Усмановой А.Р. Минск, 4. Лорбер Дж. и Фаррелл С. Принципы гендерного конструирования. В кн.:

Хрестоматия феминистских текстов.//Под ред. Е.Здравомысловой, А.Темкиной.

СПб., 5. Петина Л. Проблемы женского политического участия.// Преображение.

Научно–литературный альманах – 1988, № 6. Пол. Гендер. Культура: Немецкие и русские исследования.// Под ред.

Шоре Э. и Хайдер К. Перевод с нем. М., 7. Сеитова М. Социально–культурные значения пола: проблемы теоретизации. В кн.: Пол женщины. //Сборник статей по гендерным исследованиям. – Алматы, 8. Феминизм и семейные исследования.// Гендерные тетради. Выпуск второй – СПб,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.