WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |

«ВЫСШЕЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПРАВОНАРУШЕНИЯ В МЕДИЦИНЕ Рекомендовано Учебно-методическим объединением по медицинскому и фармацевтическому образованию вузов России в ...»

-- [ Страница 3 ] --

Предъявление иска прокурором в защиту чужих интересов обусловлено содер жанием его полномочий, о которых говорится в ст. 35 Закона РФ «О прокуратуре Рос сийской Федерации», в соответствии с которой в случае нарушения нрав и свобод че ловека и гражданина, защищаемых в порядке гражданского судопроизводства, когда пострадавший по состоянию здоровья, возрасту или иным причинам не может лично отстаивать в суде свои права и свободы или когда нарушены права и свободы значи тельного числа граждан либо в силу иных обстоятельств нарушение приобрело особое общественное значение, прокурор предъявляет и поддерживает в суде иск в интересах пострадавших.

Возникновение и существование права на предъявление иска обусловлено опре деленными законом обстоятельствами, которые в теории гражданского процессуально го права называют предпосылками. Общими предпосылками права на предъявление иска являются:

- отсутствие вступившего в законную силу судебного решения, вынесенного по тожде ственному делу (п. 2 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ). Эта предпосылка вытекает из действующего в российском процессуальном праве правила о недопустимости вторичного предъявле ния иска и разрешения его по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям;

- отсутствие в производстве суда (в том числе третейского) тождественного дела (п. 5 ч.

2 ст. 135 ГПК РФ);

- отсутствие обязательного для сторон и принятого по тождественному делу решения третейского суда за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (п. 3 ч. 1 ст. 134 ГПК РФ).

Согласно существующим правилам иск к физическому лицу предъявляется в су де по месту жительства ответчика, к юридическому — по месту нахождения юридиче ского лица (ст. 28 ГПК РФ). Иски о возмещении вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья, а также смертью кормильца, могут предъявляться ист цом также по месту его жительства или по месту причинения вреда (ч. 5 ст. 129 ГПК РФ).

Исковое заявление подается в суд в письменной форме и должно включать в обязательном порядке (ст. 131 ГПК РФ):

- наименование суда, в который подается заявление;

- наименование истца, его место жительства или, если истцом является организация, ее место нахождения, а также наименование представителя и его адрес, если заявление подается представителем;

- наименование ответчика, его место жительства или, если ответчиком является органи зация, ее место нахождения;

- в чем заключается нарушение либо угроза нарушения прав, свобод или законных ин тересов истца и его требования;

- обстоятельства, на которых истец основывает свои требования, и доказательства, под тверждающие эти обстоятельства;

- цена иска, если он подлежит оценке, а также расчет взыскиваемых или оспариваемых денежных сумм;

- сведения о соблюдении досудебного порядка обращения к ответчику, если это уста новлено федеральным законом или предусмотрено договором сторон;

- перечень прилагаемых к заявлению документов.

Рассмотрим образец искового заявления (О.В. Леонтьев, 2002).

В Федеральный суд Невского района Санкт-Петербурга Истец: Иванов Иван Иванович (адрес) Ответчик: Городская больница № (полное наименование организации, адрес) Исковое заявление (существо требований по иску, например о возмещении вреда, причиненного здоровью, и морального вреда) Я был госпитализирован в городскую больницу № 450 по поводу острого аппен дицита 4 июля 1990 г. После проведенной операции наступило осложнение в виде ло кального перитонита из-за оставленной в месте операции хирургом А. А. Петровым марлевой салфетки, в результате чего я перенес еще три операции. Медицинским пер соналом больницы были нарушены мои права на получение качественной медицинской услуги. Мне были причинены физические и нравственные страдания, выражающиеся в нестерпимых болях, неудобствах, связанных с последующим лечением, и по этой при чине потерей места работы.

Таким образом, в связи с проведением некачественной операции в клинике От ветчика мне были причинены физические и нравственные страдания из-за многочис ленных госпитализаций и операций, а также неудобства, связанные с постоянными гнойными выделениями из раны и необходимостью дальнейшего лечения.

В соответствии со ст. 151, 1085, 1099-1101 ГК РФ прошу суд:

- взыскать с Ответчика в мою пользу в возмещение причиненного морального вреда единовременно 60 000 р.;

- взыскать с Ответчика в мою пользу оплату консультации по поводу заболевания в раз мере 256 р.;

- назначить СМЭ по определению степени причиненного вреда здоровью и процента утраты общей и профессиональной трудоспособности;

- истребовать медицинские документы: медицинскую карту № 766 стационарного больного юродской больницы № 450;

медицинскую карту № 988 стационарною боль ною городской больницы № 450;

медицинскую карту № 825 стационарного больного городской больницы № 450.

Прошу суд освободить меня от судебных расходов в пользу государства на ос новании ГК РФ.

Приложение.

Копия искового заявления.

Консультативное комиссионное судебно-медицинское заключение от 28 октября г. № 12.

Квитанции об оплате лечения и юридических услуг — 2 шт.

Расчет исковых требований.

Квитанция об отсылке копии искового заявления Ответчику.

Дата Подпись Заявление подписывает истец или его представитель. К исковому заявлению, поданному представителем, должна быть приложена доверенность или иной документ, удостоверяющий полномочия представителя.

Главным принципом судебного разбирательства является состязательность.

Стороны доказывают свою правоту, используя следующие средства:

- материальные доказательства (документы, аудио- и видеозаписи, вещественные дока зательства);

- показания свидетелей;

- заключения экспертов.

Случай 3. Гражданка К. обратилась и суд с иском к центральной районной боль нице о компенсации нанесенного ей морального вреда в сумме 150 000 р. и расходов, связанных с похоронами дочери, умершей по вине врачей больницы, в сумме 4 700 р.

На судебном заседании было установлено, что 3 марта 1999 г. дочь К. была гос питализирована в центральную районную больницу для оперативного лечения с диаг нозом «быстрорастущая фибромиома матки больших размеров». На следующий день врач-гинеколог Л. ей провел операцию. Несмотря на резкие боли в животе и подребе рье после операции, лишь 8 марта были вызваны консультанты Екатеринбургского центра медицины катастроф, и больной поставили диагноз «перфоративная язва пило рического отдела желудка;

разлитой гнойный перитонит, терминальная фаза;

полиор ганная недостаточность». Несмотря на все последующие меры, предпринятые врачами, включая проведение еще двух операций, 14 марта дочь К. умерла. Ответчик иска не признал.

Закрытое акционерное общество «Страховая компания «Мединком» (г. Екате ринбург) провело экспертизу (с привлечением двух независимых специалистов) меди цинской документации по факту лечения дочери К. В заключении было отмечено, что предоперационное обследование больной было недостаточным, показания к операци онному вмешательству не оформлены надлежащим образом, прогрессирующее ухуд шение состояния больной в послеоперационный период оценено врачами больницы не адекватно.

Из заключения комиссионной СМЭ следовало, что лечащий врач не проводил диагностику возможных осложнений, хотя ему было известно о наличии язвенной бо лезни у пациентки;

не сделано гистологическое исследование во время операции;

в ис тории болезни отсутствует описание осложнения в ходе операции;

не использованы все методы для диагностики и предотвращения послеоперационных осложнений.

Суд пришел к выводу, что смерть дочери К. наступила по объективным и субъ ективным причинам. Он охарактеризовал требования К. в част возмещения материаль ных затрат как обоснованные п подлежащие удовлетворению в полном объеме. Требо вание К. о компенсации моральною вреда суд удовлетворил частично, принимая во внимание степень вины ответчика, финансовое положение больницы, ее реальные воз можности для компенсации, размер государственной пенсии по случаю потери кор мильца, назначенной внучке К.

Руководствуясь ст. 192. 197 ГПК РФ, суд решил взыскать с центральной район ной больницы в пользу К. расходы, связанные с организацией похорон, ритуальными услугами, установкой памятника и ограды, в сумме 4 700 р., а также компенсацию мо рального вреда в сумме 10 000 р. (М.А. Ковалевский, 2002).

Особенностью судебного разбирательства в исковом производстве является пре зумпции вины, т.е. необходимость ответчика доказывать свою невиновность. Поэтому так же, как и истец, ответчик имеет право на судебную защиту. Совокупность процес суальных средств, которые законом предоставлены ответчику для зашиты своих субъ ективных нрав и законных интересов, называется защитой против иска. К таким сред ствам относятся процессуальные возражения, материально-правовые возражения и встречный иск.

Процессуальные возражения — это заявления (объяснения) ответчика, которые указывают на отсутствие законных оснований для возникновения и движения процесса.

Процессуальные возражения называют также процессуальной зашитой или процессу альными отводами.

Согласно ст. 16 и IX ГПК РФ любая из сторон вправе потребовать отвода судьи, прокурора, участвующего в заседании или эксперта, если они:

- при предыдущем рассмотрении дела участвовали в нем в качестве прокурора, секре таря судебного заседания, представителя, свидетеля, эксперта, специалист или перево дчика;

- являются родственниками или свойственниками кого-либо из лиц, участвующих в де ле, либо их представителей;

- лично, прямо или косвенно заинтересованы в исходе дела либо имеются иные обстоя тельства, вызывающие сомнение в их объективности и беспристрастности.

Кроме того, эксперт не может участвовать в рассмотрении дела, если он нахо дился либо находится в служебной или иной зависимости от кого-либо из лиц, участ вующих в деле, в том числе их представителей.

Материально-правовые возражения возникают в тех случаях, когда, защищаясь против иска, ответчик стремится опровергнуть исковое требование по существу в виде отрицания или мотивированного возражения. Если ответчик, защищаясь против иска, использует мотивированное возражение, он приводит в своих объяснениях юридиче ские факты, которые, по его мнению, способны парализовать исковое требование. Рас смотрим пример искового заявления о возмещении морального вреда и ответа ответчи ка на исковое заявление (А.В. Тихомиров, 2002).

Исковое заявление о возмещении морального вреда Я заключила договор на проведение платного аборта с Центром планирования семьи при роддоме 13 марта 1998 г. и уплатила по квитанции 340 р.

Проводившая операцию врач С. ненадлежащим образом выполнила профессио нальные обязанности, допустила прободение стенки матки и, не убедившись в благопо лучном исходе операции, выписала меня из медицинского учреждения.

По вине Центра планирования семьи 14 марта 1998 г. я была доставлена брига дой скорой медицинской помощи в тяжелом состоянии в центральную городскую больницу, где потеряла сознание и была срочно повторно прооперирована врачом В..

благодаря которой осталась жива. Операция включала вскрытие и промывание от крови брюшной полости, ушивание ран матки, брюшины и др. Имелась реальная угроза для моей жизни.

Я считаю, что Центр планирования семьи при роддоме не выполнил условия до говора, нарушил мои личные неимущественные права, причинил вред моему здоровью.

По вине Центра мне нанесен моральный вред, выразившийся в физических и нравст венных страданиях, перенесенных мучительных болях с повторной операцией, бессон ных ночах, переживаниях за свою жизнь, здоровье, переживаниях в связи с расходами на оплату лекарств, усиленное питание, на оплату проезда срочно вызванных из Сык тывкара матери и сестры, переживаниях за судьбу оставшегося дома пятимесячного сына.

Центр планирования семьи отказался добровольно урегулировать вопрос с воз мещением мне морального вреда.

Причиненный мне моральный вред я оцениваю в 100 000 р.

На основании ст. 151, 1068 ГК. РФ прошу взыскать с Центра планирования се мьи при роддоме компенсацию морального вреда в сумме 100 000 (сто тысяч) р.

Отзыв ответчика на исковое заявление Ответчиком иск не может быть признан по нескольким основаниям.

1. Ответчик надлежащим образом исполнил договорные обязательства черед истицей. Между ответчиком и истицей согласно требованиям п.1 ст.16 ГК РФ был заключен письменный договор, в соответствии с которым ответчик обеспечил па циенту (истице) качественную и квалифицированную помощь при строгом соблюдении санитарно-гигиенического режима выдал документ, подтверждающий прием наличных денег за оказание платной медицинской услуги. Предметом названного договора явля лось доведение миниаборта, который был выполнен в полном соответствии Инструк цией о порядке проведения операции искусственного прерывания беременности ранних сроков методом вакуум-аспирации, утвержденной приказом Минздрава СССР от 5 ию ня 1987 г. № 757.

2. Ответчик не приобрел внедоговорных обязательств перед истицей.

Ответчик не нарушил какого бы то ни было права истицы. Принятые ответчиком обяза тельства исполнены в соответствии с п. 1 ст. 401 ГК РФ при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям проведения аборта, ответчик предпринял все меры для надлежащего исполнения обяза тельства. В действиях ответчика в отношении истины не содержалось признаков при чинения вреда ее законным интересам, в силу чего у истины не возникло права требо вания от ответчика возмещения какого бы то ни было вреда.

3. Действия ответчика в отношении истицы не нарушили предписание или запрет, установленный нормами объективного права. Ответчиком осуществлены правомерные действия, соответствующие требованиям закона и волеизъявлению истицы, и ответчик не является тем лицом, которое закон рассматривает как причинителя вреда и действия которого закон квалифицирует как противоправные.

Настоящий спор не является случаем, в котором вред, причиненный правомер ными действиями, подлежит возмещению, поскольку закон не содержит применимой нормы. По той же причине обязанность возмещения вреда не может быть возложена на ответчика как на лицо, хотя и не являющееся причинителем вреда, но обязанное его возместить по закону.

Иных корреспондирующих положений ни в ст. 1064 ГК РФ, ни в иных нормах кодексов или других законов не имеется.

4. Причинно-следственная связь между действиями ответчика и наступлением об стоятельств, легших в основание иска, отсутствует.

Если истица полагает, что ей причинены нравственные и физические страдания, выразившиеся в «перенесенных мучительных болях с повторной операцией, бессонных ночах, переживаниях за свою жизнь, за свое здоровье, в переживаниях в связи с расхо дами на оплату лекарств, усиленное питание, на оплату проезда срочно вызванных из г.

Сыктывкара матери и сестры, в переживаниях за судьбу оставшегося дома пятимесяч ного сына», то они взаимосвязаны с фактом причинения ранения матки, а не с персона лиями предполагаемого причинителя (если только истица не ассоциирует ответчика с образом врага).

Действия же ответчика и фактически, и хронологически отстоят от факта при чинения истице ранения матки и лишены какой бы то ни было взаимосвязи с ним.

5. Вина ответчика в наступлении обстоятельств, послуживших основанием иска, отсутствует. Предполагая предпринять все возможное для надлежащего исполнения договорных обязательств, ответчик нуждался в ответном со стороны истины намере нии. Истца с этим согласилась, приняв договорные условия о своих обязательствах на ходиться под наблюдением врача-гинеколога, строго выполнять рекомендации врачей специалистов, выполнять требования, обеспечивающие качественное предоставление платной услуги, включая сообщение необходимых для этого сведений, что засвиде тельствовала своей подписью на договоре.

Вместо этого истица покинула стационар ответчика через час после проведения миниаборта, основываясь наличных мотивах, а не на медицинских показаниях к выпис ке. Не имея правовых оснований удерживать истицу, ответчик констатировал факт ее выписки, хотя это исключило последующее нахождение истины под врачебным на блюдением, как это установлено договором. При этом ответчик не самоустранялся и не выражал намерения самоустраниться от помощи истице в случае, взаимосвязанном с фактом оказания ей платной медицинской услуги.

Однако после выписки из стационара ответчика истица не обратилась за меди цинской помощью, хотя если бы что-то вызывало беспокойство на протяжении более суток, время для этого было.

Таким образом, не опровергая факта причинения вреда законным интересам ис тины, ответчик утверждает, что не имеет к этому факту касательства, а потому не мо жет согласиться с обращенными к нему требованиями истицы о компенсации мораль ного вреда.

В связи с изложенным ответчик просит суд оставить иск без удовлетворения.

Встречным иском является самостоятельное материально-правовое требование ответчика к истцу, заявленное в возникшем процессе для совместного рассмотрения с первоначальным иском в целях защиты своих интересов. Суд принимает встречное требование к рассмотрению при выполнении следующих условий (ст. 138 ГПК РФ):

- встречное требование направлено к зачету первоначальною требования;

- удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска;

- между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению споров.

Так же как истец может отказаться от иска, ответчик может признать иск. При знание иска, принятое судом, влечет вынесение положительного для истца решения, т.е. решения об удовлетворении иска, кроме случаев, когда признание ответчиком иска противоречит закону и нарушает права других лиц (ст. 39 ГПК РФ).

Случай 4. Гражданка С. предъявила иск к центральной районной больнице о возмещении вреда, причиненного здоровью, в сумме 728 р. (приобретение лекарств на лечение), компенсации морального вреда в размере 50 000 р. и оплате услуг адвоката в сумме 500 р.

Рассмотрев в судебном заседании гражданское дело, суд установил, что в авгу сте 1998 г. гражданка С. обратилась в больницу с просьбой поставить ей внутриматоч ный контрацептив (маточную спираль). Указанную операцию неправильно провел врач-гинеколог 3. Здоровью пациентки был причинен тяжкий вред в виде сквозного по вреждения матки и одного мочеточника. Поскольку ошибка не была диагностирована и вместе с маточной спиралью занесена инфекция, у гражданки С. возникло заболевание брюшной полости. В связи с этим она несколько раз обращалась для лечения в цен тральную районную больницу, а затем была направлена в областную клиническую больницу на стационарное лечение (где внутриматочный контрацептив был удален).

Гражданка С. испытала физические и нравственные страдания: длительное вре мя лечилась, отнимала грудного ребенка от естественного вскармливания грудью, все заботы по дому и уходу за ребенком были перенесены на мужа.

В суде факт причинения вреда здоровью гражданки С. был доказан заключением комиссионной СМЭ, показаниями свидетелей-врачей центральной районной больницы, медицинскими документами (выпиской из истории болезни;

справками областной больницы, подтверждающими нахождение пациентки на лечении и проведение ей опе рации по удалению внутриматочного контрацептива из брюшной полости;

удостовере нием инвалида II группы на имя гражданки С., датированным 2 февраля 2000 г.). Рас ходы на лечение подтверждены чеками на приобретение лекарств. Представитель от ветчика предъявленные требования признал.

Суд посчитал исковые требования законными и обоснованными. Вместе с тем при определении размера компенсации морального вреда суд принял во внимание сте пень вины ответчика, его финансовое положение и реальные возможности больницы по компенсации вреда и удовлетворил иск частично.

Руководствуясь ст. 191 и 197 ГПК РФ, суд решил взыскать с центральной рай онной больницы в пользу гражданки С. сумму 8 539 р., в том числе 3 000 р. за причи ненный вред здоровью, 5 000 р. за компенсацию моральною вреда, 500 р. за возмеще ние расходов за услуги, оказанные адвокатом, 39 р. за судебные расходы.

Решение не было обжаловано и вступило в законную силу (М.А. Ковалевский, 2002).

В процессе судебного разбирательства стороны могут пойти на мировое согла шение, под которым понимают волеизъявление сторон, направленное на достижение определенности в отношениях между ними в целях окончания процесса путем самоуре гулирования правового конфликта. Таким образом, мировое соглашение представляет собой добровольное урегулирование сторонами возникшего между ними правового спора.

Решение, вынесенное судом в результате гражданско-процессуального разбира тельства, оформляется в виде исполнительного листа и передается взыскателю (истцу).

Если должник (ответчик) не выполняет решение суда в добровольном порядке, защиту интересов взыскателя осуществляет служба судебных исполнителей (приставов).

В соответствии с Федеральным законом «Об исполнительном производстве» су дебный исполнитель, приступая к исполнению решения, посылает должнику предло жение о добровольном исполнении решения в срок до 5 дней. При отказе должника от добровольного выполнения судебного решения оно выполняется в принудительном по рядке посредством:

- обращения взыскания на имущество должника путем наложения на него ареста и его реализации;

- обращения взыскания на заработную плату, пенсию, стипендию и иные виды доходов должника;

- обращения взыскания на денежные средства и иное имущество должника, находящие ся у других лиц;

- изъятия у должника и передачи взыскателю определенных предметов, указанных в исполнительном документе.

Невыполнение судебного решения может привести к возбуждению уголовного дела против должника по ст. 315 УК РФ.

7.2. Защита прав и интересов медицинских учреждений в арбитражном суде.

Согласно ст. 27 АПК РФ арбитражному суду подведомственны дела по эконо мическим спорам и другие дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности. При этом арбитражные суды разрешают экономи ческие споры и рассматривают иные дела с участием организаций, которые являются юридическими лицами, и индивидуальных предпринимателей, а в случаях, предусмот ренных законодательством, с участием государственных органов, органов местного са моуправления, должностных лиц и граждан.

Для осуществления эффективной защиты в арбитражном процессе необходимо четко знать, кто является истцом, каков объем его требований и на чем они основаны.

Для этого представители ЛПУ должны подробно изучить исковое заявление. Согласно ч. 3 ст. 125 АПК РФ истец обязан направить другим лицам, участвующим в деле, копии искового заявления и прилагаемых к нему документов заказным письмом с уведомле нием о вручении. Указанное уведомление должно быть приложено к исковому заявле но, передаваемому в суд (ст. 126 АПК РФ). Если ответчик исковое заявление не полу чил, суд оставляет процесс без движения (ст. 128 АПК РФ).

При рассмотрении содержания искового заявления представители ЛПУ должны обращать внимание на следующие моменты:

- наименование истца, его место нахождения;

- наименование ответчика, его место нахождения;

- требования истца к ответчику со ссылкой на законы и иные нормативные правовые акты;

- обстоятельства, на которых основаны исковые требования, подтверждающие эти об стоятельства доказательства;

- цена иска, если иск подлежит оценке;

- расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы.

Если медицинское учреждение указано как ответчик и его наименование и место нахождения соответствуют действительности, то представитель ЛПУ обязан явиться в суд, даже если истец неизвестен и указанные в иске обстоятельства не имели места. Со гласно ст. 156 АПК РФ при неявке в судебное заседание ответчика, надлежащим обра зом извещенного о времени и месте судебного разбирательства, суд вправе рассмотреть дело в его отсутствие.

В то же время в указанной ситуации ответчик имеет право пользоваться процес суальной защитой, т.е. выдвигать процессуально-правовые возражения, которые могут служить основанием для того, чтобы преградить возможность дальнейшего рассмотре ния дела по существу. Например, можно указан» на то, что ЛПУ является ненадлежа щим ответчиком в процессе, т.е. иск предъявлен не к тому лицу, которое должно отве чать по иску. Кроме того, возможна и такая форма процессуальной защиты, как простое отрицание иска, если он предъявлен по ошибке. Судья, прежде чем начать рассмотре ние дела, обязан установить, является ли истец и ответчик надлежащими сторонами и процессе, а также ряд других обстоятельств, выявление которых может остановить про цесс.

К процессуальным средствам защиты относятся и процессуальные отводы. На пример. ЛПУ может потребовать отвода эксперта, привлеченного истцом, в случаях, если он (ст. 21 ЛПК РФ):

- является родственником лица, участвующего в деле, или его представителя;

- лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе дела либо существуют иные об стоятельства, которые могут вызвать сомнение в его беспристрастности;

- находится или ранее находился в служебной или иной зависимости от лица, участ вующего в деле, или его представителя;

- делал публичные заявления или давал оценку по существу рассматриваемого дела.

Также к процессуальным средствам защиты относится выявление обстоятельств, которые могут привести к отложению судебного разбирательства по делу (ст. 158 АПК РФ) или приостановлению производства.

Согласно ст. 148 АПК РФ арбитражный суд оставляет исковое заявление без рассмотрения, если после его принятия к производству установит следующие обстоя тельства:

- в производстве арбитражного суда, суда общей юрисдикции, третейского суда имеет ся дело по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям;

- стороны заключили соглашение о передаче спора на разрешение третейского суда;

- исковое заявление не подписано или подписано лицом, не имеющим права подписы вать его, либо лицом, должностное положение которого не указано.

Одним из сильнейших средств зашиты ЛПУ от иска является предъявление ист цу встречного иска, который арбитражный суд принимает в случае (ст. 132 АПК РФ):

- если встречное требование направлено к зачету первоначального требования;

- удовлетворение встречного иска исключает полностью или в части удовлетворение первоначального иска;

- между встречным и первоначальным исками имеется взаимная связь и их совместное рассмотрение приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела.

Если вина медицинского учреждения по рассматриваемому делу не вызывает сомнения и проигрыш дела неизбежен, администрация ЛПУ может предложить истцу пойти на мировое соглашение. Заинтересованность медицинского учреждения в миро вом соглашении может выражаться в более низкой сумме денежных выплат истцу по сравнению с суммами, которые придется выплачивать по решению суда. Интерес истца в мировом соглашении заключается в том, что не нужно тратить время на дальнейшее судебное разбирательство, так как ЛПУ соглашается выплатить компенсацию добро вольно и в более короткий срок.

Рассматривая содержание предъявленного иска, представители ЛПУ должны обратить внимание на требования истца к ответчику, а также па законодательные ссыл ки и иные нормативные правовые акты, которые образуют предмет иска.

Суд, рассмотрев иск, может принять одно из трех решений:

- удовлетворить иск в полном объеме;

- удовлетворить иск частично;

- отказать в удовлетворении иска.

Сам суд по своей инициативе не может предъявить дополнительные требования к ответчику, даже если ему стали известны обстоятельства, дающие возможность их удовлетворения.

При изучении предмета иска необходимо обратить внимание на каждое требо вание в отдельности, выяснить его суть, объем и нормативную базу. Если истец дает неправильные ссылки па нормативные акты, необходимо найти подтверждение, что указанные в иске акты не действуют, найти действующие правовые акты и снять их ко пию. Заметим, что при рассмотрении иска суд оперирует правовыми актами, дейст вующими не только во время судебного процесса, но и в момент совершения правона рушения.

По каждому требованию истца в отдельности можно выстраивать линию заши ты, включающую два элемента: опровержение фактов, указанных истцом, и доказыва ние фактов, подтверждающих правоту ответчика. Для выстраивания линии зашиты не обходимо четко сформулировать суть требования истца и определить совокупность фактов, необходимых для его подтверждения или опровержения. Первую группу фак тов необходимо опровергать, вторую — доказывать.

Поскольку арбитражный процесс является доказательным, каждая из сторон обязана доказать обстоятельства, на которые она ссылается как на основание своих требований и возражений (ч. 1 ст. 65 АПК РФ). По сути понятия «обстоятельство» и «юридический факт» являются синонимами с той лишь разницей, что факт является самостоятельным явлением, а обстоятельство может состоять из совокупности фактов.

Суд оценивает все доказательства по своему внутреннему убеждению, основан ному на всестороннем, полном и объективном исследовании всех обстоятельств дела (ст. 71 АПК РФ). Другими словами, стороны убеждают арбитражный суд в наличии или отсутствии искомых фактов, но суд должен убедиться в этом сам в результате по знания фактических обстоятельств дела.

Стоит отметать, что не все факты, имеющие значение для дела, следует доказы вать. Согласно ст. 69 АПК РФ обстоятельства дела, признанные арбитражным судом общеизвестными, не нуждаются в доказывании.

Кроме того, не нуждаются в доказательстве обстоятельства, установленные вступившими в законную силу судебными актами других судов. Согласно ст. 64 АПК РФ наличие или отсутствие фактов, на которые ссылаются стороны, устанавливается, исходя из представленных сторонами сведений, именуемых доказательствами, к кото рым относятся:

- письменные доказательства — договоры, акты, справки, деловая корреспонденция, иные документы, выполненные в форме цифровой, графической записи или иным спо собом, что позволяет установить их достоверность;

- вещественные доказательства — предметы, которые своими внешним видом, свойст вами, местом нахождения или иными признаками могут служить средством установле ния обстоятельств, имеющих значение для дела;

- объяснения лиц, участвующих в деле, — указания на действия или высказывания дру гой стороны, ссылки на правовые акты, книги, монографии, учебники, методические рекомендации, справочники, публикации в научных журналах, являющиеся причиной действия или бездействия;

- заключения экспертиз;

- свидетельские показания.

По общему правилу, закрепленному в арбитражном процессуальном законода тельстве (ст. 65 АПК РФ), обязанность доказывать обстоятельства, имеющие значение для дела, возлагается на то лицо, которое на них ссылается в обоснование своих требо ваний и возражений. В этом смысле ответчик находится в более выигрышной ситуации, поскольку все обстоятельства, на которые ссылается истец, а также подтверждающие эти обстоятельства доказательства должны быть изложены в исковом заявлении. Это позволяет администрации медицинского учреждения тщательно изучить аргументы истца и подготовить на них квалифицированные контраргументы. Истец, в свою оче редь, не знает, какие доказательства будет приводить в свою защиту ответчик, что не сколько ослабляет его позицию.

Рассмотрим некоторые аспекты доказывания состава гражданского правонару шения. Основным предметом доказывания в арбитражном процессе, как и в граждан ском, является объективная сторона правонарушения, которая состоит из неправомер ного действия, наличия неблагоприятных последствий и причинно-следственной связи, объективно обусловившей наступление неблагоприятного последствия в результате со вершения неправомерного действия.

Наличие неблагоприятных последствий является отправной точкой арбитражно го процесса, поскольку он инициируется потерпевшим. Например, пациент, понесший убытки в результате нарушения договорных обязательств со стороны ЛПУ, должен до казать факт таких убытков. В противовес доказательствам пациента представитель ЛПУ может привести свои доказательства, указывающие, что убытки не имели места или были меньше в объеме.

В свою очередь медицинское учреждение должно доказывать, что не совершало никаких неправомерных действий в отношении истца. В качестве доказательств можно использовать указанные ранее ссылки на правовые акты, книги, монографии, учебники, методические рекомендации, справочники, публикации в научных журналах, которые должны подтверждать правомерность действий ответчика. В этих же целях необходимо использовать свидетельские показания врачей, медсестер, других пациентов. Но наибо лее сильным аргументом правомерности поведения ЛПУ является заключение экспер тизы.

Если доказать отсутствие убытков и правомерность действий или бездействия ЛПУ не удалось, необходимо сосредоточится на доказывании отсутствия причинно следственной связи между убытками пациента и действиями медицинской организа ции. Доказать наличие или отсутствие причинно-следственной связи в медицинской деятельности весьма сложно, поскольку сам лечебно-диагностический процесс, а также динамика состояния здоровья пациента являются многофакторными явлениями. По этому ни установления факта причинно-следственной связи необходимо приглашать квалифицированных экспертов.

Следующим элементом состава правонарушения, требующим доказательства, является вина медицинской организации. Согласно ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнив шее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответствен ность при наличии вины. В то же время закон не исключает случаев ответственности за невиновные действия. В договорных отношениях, которые составляют основную часть арбитражных разбирательств, невиновное возмещение вреда возможно только в случае прямого указания об этом в договоре.

Поскольку отсутствие вины доказывается лицом, нарушившим обязательство, для тою чтобы избежать ответственности в арбитражном процессе, ЛПУ должно дока зать свою невиновность. Согласно ГК РФ лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обя зательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Виновность или отсутствие вины устанавливает суд на основании всех сведений, представленных в процессе ее доказательства.

Что касается субъекта правонарушения, то согласно ГК РФ им является работо датель, т.е. медицинская организация. Поэтому вес действия или бездействие медицин ских работников, выполняющих трудовые обязанности, автоматически означают дей ствия или бездействие медицинской организации, которая является надлежащим ответ чиком в процессе. Если иск будет предъявлен медицинскому работнику, то суд пред ложит истцу заменить ненадлежащего ответчика.

В том случае, когда в арбитражном процессе полностью установлено наличие состава гражданского правонарушения, защита интересов медицинского учреждения еще не закончена. Как было отмечено ранее, истец должен указать в исковом заявлении цену иска, т.е. сумму, требуемую к выплате и расчет взыскиваемой или оспариваемой денежной суммы.

Присуждение к взысканию денежной суммы в пользу ответчика не означает, что автоматически будет взыскана сумма, указанная в иске. Представитель ЛПУ может ос порить эту сумму прежде всего путем опровержения правильности расчетов истца.

Кроме того, проигрыш арбитражного дела медицинским учреждением не озна чает прекращения защиты его прав. Согласно гл. 34 — 36 АПК РФ в ряде случаев воз можен пересмотр судебного решения в апелляционной и кассационной инстанциях, а также в порядке надзора.

Контрольные вопросы:

1. Какие ключевые моменты должны учитывать граждане, решившие обратиться в суд с целью защиты своих прав, нарушенных в процессе оказания им медицин ской помощи?

2. В чем заключается в соответствии со ст. 22 ГПК РФ суть понятия «исковое про изводство»? Что для него характерно и лежит в его основе?

3. Какими путями согласно ст. 12 ГК РФ осуществляется защита гражданских прав пациентов и медицинских работников?

4. Что входит в понятия «предмет», «цена» и «основание иска» и почему важно понимать их значение при обращении в суд с исковым требованием?

5. С чем связано право на предъявление иска и каковы его предпосылки?

6. Перечислите обязательные требования, предъявляемые к исковому заявлению, подаваемому в суд.

7. Что подразумевается под презумпцией вины и презумпцией невиновности при рассмотрении иска заявителя в судопроизводстве и какие действия ответчика допускаются законом?

8. Как ведется зашита прав и интересов медицинских учреждений в арбитражном суде? Какие моменты представители лечебного учреждения как ответчика должны учитывать при рассмотрении содержания искового заявления?

9. В каких случаях ЛПУ как ответчик может потребовать осуществить отвод экс перта, привлеченного истцом?

10. Какие основания могут являться средством защиты ЛПУ от иска пострадавшего пациента или представителей иных ведомств и организаций?

11. Что представляют собой доказательства в судебном иске и на какие виды они подразделяются?

12. Почему возникает виновность субъекта правонарушения? На кою и как она воз лагается в гражданском и арбитражном судопроизводстве?

ГЛАВА СТРАХОВАНИЕ ОТВЕТСТВЕННОСТИ, СВЯЗАННОЙ С ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ МЕДИЦИНСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ 8.1. Страхование профессиональной ответственности.

Страхование профессиональной ответственности (СПО), связанной с причине нием вреда здоровью и жизни пациентов, является важнейшим инструментом социаль ной защиты как граждан, гак и медицинских работников. Рассматривая правовые ас пекты СПО медицинских работников, отметим, что отраслевое законодательство регу лирует данный вопрос весьма скупо. Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан содержат лишь указание на то, что медицинские и фарма цевтические работники имеют право па страхование профессиональной ошибки, в ре зультате которой причинен вред или ущерб здоровью гражданина, не связанный с не брежным или халатным выполнением ими профессиональных обязанностей (п. 7 ст.

63).

Приведенная норма не получила развития ни в законодательстве об охране здо ровья населения, ни в подзаконных правовых актах. Органы законодательной и испол нительной власти некоторых субъектов РФ пытаются ликвидировать образовавшийся правовой пробел, однако такую деятельность нельзя признать вполне успешной.

В условиях роста числа гражданских исков от пациентов, связанных с возмеще нием вреда, причиненного им в процессе лечения, а также увеличения сумм требуемых компенсаций необходимость повсеместного и обязательного СПО медицинских работ ников не вызывает сомнения практически ни у кого. Тем не менее, необходимо конста тировать, что важнейший институт, который может оказать положительное влияние на всю систему отечественного здравоохранения, до сих пор не получил сколько-нибудь существенного развития.

Одной из причин сложившейся ситуации, на первый взгляд, является указанная выше недостаточность правового регулирования СПО медицинских работников, одна ко наиболее серьезные правовые проблемы рассматриваемого явления скрыты значи тельно глубже. Является ли отсутствие норм отраслевою законодательства неустрани мым препятствием на пути внедрения страхования профессиональной ответственности в медицинскую практику? По-видимому, нет, поскольку СПО есть ни что иное как один из частных случаев страхования ответственности за причинение вреда, достаточ но подробно урегулированного ГК РФ.

Рассмотрим СПО медицинских работников с точки зрения гражданского зако нодательства. При этом следует отметить важнейшие характеристики работы в сфере здравоохранения, отличающие его от других видов деятельности и имеющие сущест венное правовое значение. Первой из них является непредсказуемость медицинского воздействия, которая выражается в невозможности дать уверенный прогноз относи тельно реакции организма на лекарственные препараты или хирургическое лечение.

Это связано с тем, что практическая медицина опирается на науку о человеке, которая до сих пор в силу ряда причин не в состоянии дать ответы на многие вопросы.

Другой характеристикой медицинской деятельности является высокая степень риска инвазивного вмешательства. Если сравнивать врачебные специальности с такими опасными для людей профессиями, как водитель транспортного средства или авиадис петчер, то даже серьезные ошибки последних не всегда сопровождаются какими-либо тяжелыми для них последствиями, в том числе и юридической ответственностью. В то же время малейшая ошибка хирурга во время операции неминуемо приводит к нанесе нию органам или тканям человека повреждений, которые иногда оказываются непопра вимыми. В связи с этим приходится констатировать, что неосторожное или случайное причинение вреда здоровью и жизни человека является хотя и крайне неблагоприят ным, однако характерным свойством медицинской деятельности, вытекающим из ее особенностей.

В случае причинения вреда между пострадавшим лицом и липом, причинившим вред, возникает особый вид гражданско-правовых отношений, так называемое деликт ное обязательство, выражающееся в обязанности последнего самостоятельно решать проблемы, связанные с его возникновением. Следует указать, что в сфере здравоохра нения такими лицами являются, с одной стороны, пациенты как потребители медицин ских услуг, а с другой — медицинские работники, оказывающие различные виды ле чебно-диагностической, профилактической и лекарственной помощи. В то же время правила гражданско-правового оборота предполагают возможность страхования риска ответственности за причинение вреда, что позволяет фактически ее избежать.

Такая правовая формула основана на том, что главная цель публичной правовой ответственности (например, уголовной) заключается в сохранении общественного по рядка и наказании правонарушителей, в то время как гражданско-правовая ответствен ность преследует цель охраны имущественных интересов пострадавших. Указанные интересы защищаются путем компенсации пострадавшему материального и морально го вреда, которая осуществляется в денежной форме. В качестве источника компенса ции могут выступать различные лица — сам причинитель вреда, его законные предста вители или третьи лица, например, страховые организации.

Страхование имущественной ответственности за причинение вреда регулирует ся ст. 931 ГК РФ, согласно которой по договору страхования риска ответственности по обязательствам, возникающим вследствие причинения вреда жизни или здоровью дру гих лиц, может быть застрахован риск ответственности самого страхователя или иного лица, на которое такая ответственность может быть возложена.

Причинение вреда здоровью или жизни пациента в большинстве случаев являет ся следствием действий или бездействия медицинского работника. Однако при оказа нии медицинской помощи медицинские работники выступают не от своею имени, а от имени медицинской организации-работодателя, с которой у них заключен трудовой до говор. Поскольку медицинские работники в процессе осуществления профессиональ ной деятельности выполняют правила внутреннего трудового распорядка и другие тре бования своего работодателя, их действия расцениваются как деятельность медицин ской организации, которая и подлежит гражданско-правовой ответственности в рас сматриваемом случае (ст. 1068 ГК РФ). После возмещения вреда, причиненного паци енту, медицинская организация вправе потребовать от своего работника компенсации выплаченного возмещения, которая осуществляется на основании норм ТК РФ.

Исходя из вышесказанного, термин «страхование профессиональной ответст венности медицинских работников» является не совсем точным, поскольку в целом страхуется риск ответственности медицинской организации-работодателя. Однако в конечном итоге материальные требования могут быть предъявлены и к медицинскому работнику.

Поскольку риск деликтной ответственности лежит на медицинской организации, она вправе потребовать от медицинских работников застраховать такой риск относи тельно тех случаев, в которых они являются непосредственными причинителями вреда.

Согласно договору страхования ответственности, медицинский работник обязан выплатить страховщику страховую премию, т.е. плату за страхование, а страховщик обязан выплатить пострадавшему пациенту страховое возмещение, т.е. сумму, преду смотренную договором страхования и предназначенную для компенсации потерпевше му материального и морального вреда. В данном случае пациент выступает в роли вы годоприобретателя, поскольку договор страхования считается заключенным в его поль зу. При этом пациент может обращаться за страховым возмещением непосредственно к страховщику, что позволяет ему ускорить восстановление своих нарушенных имущест венных прав.

После получения страхового возмещения пациент или его законные представи тели не могут требовать компенсации причиненного вреда, поскольку считается, что лицо, причинившее вред, выполнило свои деликтные обязательства. Исключением яв ляется случай, указанный в ст. 1072 ГК РФ, согласно которой юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в пользу потерпевшего, в случае, ко гда страховое возмещение недостаточно для того, чтобы полностью возместить причи ненный вред, возмещают разницу между страховым возмещением и фактическим раз мером ущерба.

Теперь рассмотрим действия медицинских работников, подлежащие страховому возмещению. Прежде всего, ГК РФ не допускает страхования лишь противоправных интересов (ст. 928 ГК РФ), т.е. планируемого намерения причинить вред. Все осталь ные случаи причинения вреда могут быть застрахованы и подлежат страховому возме щению. К таким случаям в первую очередь относится невиновное причинение вреда здоровью или жизни пациента в процессе оказания медицинской помощи.

Отметим, что ст. 1095 ГК РФ содержит достаточно жесткое требование, соглас но которому вред, причиненный здоровью или жизни гражданина вследствие недостат ков услуги (в том числе медицинской), подлежит возмещению лицом, оказавшим услу гу, независимо от его вины. Для медицинских работников, невиновных в причинении вреда, необходимость его возмещения может стать не только материальным, но и мо ральным испытанием. 15 данном случае СПО позволяет защитить медицинского работ ника от серьезных внесудебных или судебных разбирательств, поскольку ускоренная (страховая) компенсация вреда снимает вопрос о наступлении ответственности.

В ГК РФ допущена возможность СПО медицинских работников и в случае неос торожного причинения вреда пациенту, поскольку согласно п. 2 ст. 963 ГК РФ стра ховщик не освобождается от выплаты страхового возмещения, если вред причинен по вине ответственного за него лица. Более того, согласно указанной статье, страховое возмещение должно быть выплачено даже в случае умышленного причинения вреда пациенту медицинским работником, что на первый взгляд является довольно нелогич ным действием.

Необходимо отметить, что ГК РФ не преследует цель наказания правонаруши телей. Данная задача может быть успешно решена посредством норм уголовного, ад министративного и трудового права, в отличие от которых нормы гражданского зако нодательства направлены на материальную и моральную защиту потерпевших. Для па циента, получившего увечье, вопрос наказания медицинского работника нередко отхо дит на второй план по сравнению с тем, где взять средства к существованию, например в случае стойкой потери трудоспособности. Поэтому СПО и выплата потерпевшему страхового возмещения направлены не столько на защиту медицинских работников, сколько на обеспечение имущественных интересов пациентов, которые могут рассчи тывать на быстрое получение материальной компенсации из фондов страховых органи заций.

Выступая в поддержку норм Г К РФ, предусматривающих страхование вреда, причиненного в результате виновных действий медицинских работников, отмстим, что такие действия все же могут повлечь для них гражданско-правовую ответственность.

Последняя реализуется посредством института суброгации, т.е. права страховщика, осуществившего страховое возмещение, требовать от лица, ответственного за убытки, возникшие в результате страхования, компенсации выплаченной суммы (ст. 965 ГК РФ). Такое право предусматривается договором страхования, однако условие договора, исключающее переход к страховщику права требования к лицу, умышленно причи нившему убытки, здесь чаще всего ничтожно (ст. 965 ГК РФ).

Приведенные выше нормы фактически означают, что в случае виновных дейст вий медицинских работников медицинская организация возмещает причиненный паци енту вред, даже если риск его причинения застрахован, но только не пациенту, а стра ховой компании (при неосторожном причинении вреда — по договоренности, при умышленном — в любом случае). В свою очередь, медицинская организация имеет право потребовать от медицинских работников компенсации выплаченных ею сумм.

Поэтому в случае умышленных действий медицинского работника неизбежна граждан ско-правовая ответственность.

Исходя из сказанного, становится очевидным, что правовая база для СПО явля ется вполне достаточной. Определенные сложности вызывает лишь указанная необхо димость уплаты страховых взносов медицинскими работниками, которые имеют весьма скромные доходы. В связи с этим следует указать, что размеры судебных компенсаций материального и морального вреда пациентам в настоящее время намного превышают доходы среднестатистического российского медицинского работника. Например, в 2000 г. они составили в среднем по Российской Федерации 12 144 р. на один иск, а в 2001 г. — 13 335 р. Учитывая возможность риска судебных тяжб с пациентами и воз никновения потери значительной суммы денежных средств ЛПУ и непосредственно самим медицинским работником, необходимо обратить внимание на то, что при стра ховой премии, установленной, например, в размере 4%, затраты на страхование не пре высят 500 р. в год. что является не только вполне доступным, но и оправданным дейст вием. Кроме того, обязанность выплаты страховой премии может быть возложена на медицинскую организацию (на основании коллективного договора) или на профессио нальную медицинскую ассоциацию, что делает СПО медицинских работников еще бо лее доступным.

Однако страховые организации практически не заключают договора страхова ния ответственности, которая наступает из-за причинения вреда здоровью и жизни па циентов. Основными причинами этого являются, во-первых, инертность самой системы здравоохранения, во-вторых, форма компенсации материального вреда потерпевшему.

Вероятно, такое положение связано с тем, что для обеспечения эффективности своей деятельности страховые организации должны привлечь достаточно большое число страхователей, позволяющее равномерно распределить между ними страховые риски.

Создавшаяся ситуация может быть разрешена посредством введения в обязательном порядке соответствующих нормативных требований СПО медицинских работников, которые не только позволят включить работу страховых механизмов, но и обеспечат их дальнейшее развитие.

Гораздо сложнее ситуация с формой компенсации материального вреда. Соглас но ст. 15 ГК РФ лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причиненных ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере. Однако ст. 1086 исключает возможность уменьшения раз мера возмещения, указывая, что вред, причиненный личности гражданина, подлежит возмещению в полном объеме лицом, причинившим вред.

Полный объем возмещения причиненного вреда подразумевает компенсацию реальною ущерба и упущенной выгоды.

Согласно ст. 1085 ГК РФ реальный ущерб гражданину при причинении ему уве чья или ином повреждении его здоровья включает понесенные гражданином расходы, вызванные повреждением здоровья, в том числе на лечение, дополнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, санаторно-курортное лече ние, приобретение специальных транспортных средств, подготовку к другой профес сии, если установлено, что потерпевший нуждается в этих видах помощи и ухода и не имеет права на их бесплатное получение.

Реальный ущерб устанавливается, исходя из плана лечебно-восстановительных мероприятий, определяющего размер предстоящих расходов, или на основании финан совых документов, подтверждающих, что такие расходы были сделаны. В подавляю щем большинстве случаев реальный ущерб может быть рассчитан заранее и компенси рован потерпевшему единовременным платежом.

Иное дело — упущенная выгода. В рассматриваемом случае под упущенной вы годой подразумевается утраченный потерпевшим заработок (доход), который он имел либо определенно мог иметь (ст. 1085 ГК РФ), или утраченная часть заработка умерше го, которую получали или имели право получать лица, находившиеся у него на ижди вении. Данные нормы берут начало в советском гражданском законодательстве. Стоит напомнить, что в дореформенный период трудовая деятельность являлась конституци онной обязанностью и имела государственное значение. С точки зрения теории и прак тики этого времени каждый трудоспособный гражданин должен был иметь единствен ный источник дохода — свою трудовую деятельность, выражающийся в стабильных ежемесячных платежах, установленных в централизованном порядке.

В соответствии с данной схемой снижение трудоспособности фактически озна чало уменьшение ежемесячного дохода гражданина, а также размеров материального обеспечения членов его семьи. В условиях ранее существовавшей административно политической системы обязательство по компенсации утраченных доходов государст во, как правило, принимало на себя в виде выплат ежемесячных пособий по нетрудо способности или пенсий по инвалидности, восстанавливающих материальное положе ние гражданина и его иждивенцев.

Несмотря на то, что рыночные реформы коренным образом изменили значение трудовой деятельности, приведенная схема нашла свое отражение в действующем ГК РФ с той лишь разницей, что компенсация утраченного заработка теперь возложена не на государство, а на причинителя вреда. Каких-либо значительных изменений в осталь ном не произошло. Так, согласно ст. 1086 размер подлежащею возмещению утраченно го потерпевшим дохода определяется в процентах к его среднему месячному заработку до утраты им трудоспособности. Порядок возмещения утраченного заработка — это фиксированные платежи, которые причинитель вреда должен осуществлять ежемесяч но (ст. 1092 ГК РФ).

В данной связи стоит отметить, что трудовая деятельность в РФ уже более лет назад перешла из категории обязанностей гражданина в категорию его прав. В на стоящее время многие граждане являются безработными и живут на доходы родствен ников и накопленные сбережения, а в ряде случаев — на разовые или нелегальные («теневые») заработки. Кроме того, уровень доходов в государственных учреждениях и частных фирмах и компаниях может отличаться в десятки раз, что влечет существен ные различия в размерах компенсаций для специалистов, имеющих равную квалифика цию. Наконец, получение увечья далеко не всегда означает уменьшение дохода, что ха рактерно в основном для лиц, имеющих высокую квалификацию и, соответственно, вы сокую заработную плату (например, программистов, юрисконсультов, банковских слу жащих, дизайнеров и т.д.).

Изучение западного опыта показывает, что в настоящее время более существен ным для населения является страхование не риска утраты трудоспособности, а ухудше ния качества жизни, влияющего как на доход, так и на социальную адаптацию и полно ценную жизнедеятельность индивида. Рассматривая пути восстановления утраченного качества жизни, следует указать, что они включают компенсацию как материального, так и морального вреда. При этом размер необходимой компенсации может быть оце нен заранее и выплачен потерпевшему с учетом его расходов в будущем.

Что же происходит в реальности? Причинитель вреда согласно ст. 1092 ГК РФ должен компенсировать упущенную выгоду потерпевшему в размере утраченного им заработка ежемесячными платежами до восстановления последним трудоспособности или пожизненно. В отношении платежей по возмещению вреда лицам, понесшим ущерб в результате смерти кормильца, ситуация в целом аналогичная (ст. 10X8 ГК РФ).

Естественно, что медицинские организации и частнопрактикующие врачи просто не в состоянии осуществлять подобные выплаты столь длительные промежутки времени.

Материальная компенсация в случае смерти кормильца выплачивается:

- несовершеннолетним до достижения ими возраста IX лет;

- учащимся старше IX лет до окончания учебы » учебных учреждениях по очной форме обучения, но не более чем до 23 лет;

- женщинам, достигшим возраста 55 лет, и мужчинам, достигшим возраста 60 лет, по жизненно;

- инвалидам на срок инвалидности;

- одному из родителей, супругу (супруге) либо другому члену семьи, неработающему и занятому уходом за находившимися на иждивении умершего его детьми, внуками, братьями и сестрами, до достижения ими возраста 14 лег либо изменения состояния здоровья.

Ежемесячная компенсация утраченного заработка выплачивается пострадавше му в течение всего периода стойкой утраты профессиональной трудоспособности.

Приведенные нормы ГК РФ фактически связывают деятельность по СПО меди цинских работников, поскольку ни одна страховая компания не возьмет на себя риск возмещения причиненного вреда, которое может осуществляться десятилетиями и со временем даже увеличиваться в размере (ст. 1090, 1091 ГК РФ).

Необходимо отметить, что степень утраты трудоспособности играет значитель ную роль не только в гражданском, но и уголовном праве. Например, причинение тяж кого вреда здоровью по неосторожности наказывается штрафом до 80 000 р., а то же деяние, совершенное вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессио нальных обязанностей, — лишением свободы на срок до 1 года (ч. 1 и 2 ст. 118 УК РФ (в ред. от 8 декабря 2003 г. № 162-ФЗ)). При этом одним из признаков тяжкого вреда здоровью является стойкая полная утрата профессиональной трудоспособности потре бителем медицинских услуг.

Возникает резонный вопрос: если осуществление многолетних ежемесячных выплат по возмещению вреда не под силу ни его причинителю, ни страховой организа ции, то как же работает гражданско-правовой институт компенсации вреда здоровью граждан? Ответом является обязательное государственное социальное страхование, ко торое фактически восстанавливает ранее существовавшую систему государственных пособий лицам, утратившим трудоспособность, с той лишь разницей, что размер посо бия рассчитывается в процентах к утраченному заработку. Однако и он в настоящее время ограничен строго фиксированной максимальной величиной.

В Ч99Н т. был принят первый закон об обязательном социальном страховании, который регулирует лишь вопросы страхования от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний. Следовательно, схема материальной компенсации, определенная ГК РФ и основанная на критерии утраты трудоспособности, находит пол ноценное применение только в деликтных отношениях в процессе трудовой деятельно сти, т.е. фактически обслуживает сама себя.

В итоге СПО медицинских работников в РФ сталкивается с серьезными право выми проблемами, связанными с существующими в настоящее время гражданско правовыми механизмами компенсации вреда потерпевшему. Выходом из ситуации мо жет стать внесение некоторых изменений в ГК РФ или принятие специального закона, направленного на обязательное социальное страхование жизни и здоровья пациентов путем включения данного вида страхования в существующую систему обязательного социального страхования. Не стоит исключать также переход к модели единовремен ной компенсации человеку потерь из-за снижения качества его жизни. Такая компенса ция может включать как реальный ущерб, так и упущенную выгоду, но рассчитанную заранее, и осуществляться в виде единовременного платежа. Переход к единовремен ному возмещению вреда, причиненного в процессе лечения, позволит осуществлять СПО медицинских работников на основании действующих норм ГК РФ.

Гражданский кодекс Российской Федерации не содержит прямых указаний на счет страхования морального вреда (физических и нравственных страданий), связанно го с утратой здоровья пациентом или его смертью, однако не исключает возможность такого страхования. Компенсация морального вреда в последнее время приобретает все большее значение, поскольку ее размер не ограничен и определяется судом самостоя тельно, исходя из критериев разумности и справедливости (ст. 1101 ГК РФ). Кроме то го, денежная оценка морального вреда имеет тенденцию к постоянному росту не только в абсолютном значении, но и относительно размеров компенсации материальных убыт ков.

В этой связи необходимо отметить, что по данным ряда авторов около 80% об щих сумм выплат пациентам и их родственникам за вред, причиненный здоровью и жизни в процессе лечения, составляет компенсация именно морального вреда. При этом определяющим мотивом в составлении исковых требований является желание по лучить компенсацию за ухудшение качества жизни единовременным платежом. Это подтверждает предположение о снижении роли компенсации утраченного дохода в вос становлении имущественного положения пострадавших лиц. Стоит также указать, что в некоторых случаях материальный вред возмещению вообще не подлежит. Например, смерть члена семьи, не являющегося кормильцем, позволяет рассчитывать его родст венникам лишь на компенсацию морального вреда.

В настоящее время страхование профессиональной ответственности медицин ских работников, связанной с компенсацией морального вреда пациентам и их родст венникам, может быть осуществлено беспрепятственно и требует лишь желания орга нов управления и ЛПУ здравоохранения, а также экономической заинтересованности страховых компаний и организаций.

8.2. Страхование ответственности при проведении клинических исследований.

Значение биомедицинских, в том числе клинических, исследований для развития медицинской и фармацевтической деятельности неоспоримо. Тем не менее, они посто янно находятся в поле зрения критики, касающейся, прежде всего, очевидной угрозы клинических исследований для жизни и здоровья людей, являющихся их непосредст венными участниками.

Возможность применения нового лекарственного средства должна быть под тверждена теоретическим обоснованием его безопасности для человека путем изучения фармакологического и токсикологического действия на животных. Однако основным условием массового производства фармацевтического препарата является успешное клиническое испытание на человеке. Поэтому рано или поздно возникает момент, когда препарат должен быть впервые введен в человеческий организм без полной уверенно сти в благоприятном исходе.

Безусловно, биомедицинское исследование должно быть максимально безвред ным для испытуемого. В то же время стремление к полной безопасности может суще ственно ограничить возможности учреждений здравоохранения в проведении исследо ваний, что является отрицательным фактором для медицинской деятельности в целом.

В связи с этим разрешительные инстанции должны выдерживать строгий баланс между стремлением к обеспечению безопасности для человека, участвующего в эксперименте в настоящем времени, и необходимостью развивать данную деятельность, способную помочь страдающим от заболеваний в будущем.

Разумный подход к соблюдению указанного баланса означает невозможность полного исключения риска для жизни и здоровья испытуемых. Но поскольку такой риск является добровольным, контролируемым и социально оправданным, представля ется вполне целесообразным направлять усилия не столько на его снижение, сколько на формирование устойчивой системы защиты интересов испытуемых при возникновении повреждения индивидуального здоровья и членов их семей в случае смерти испытуе мого в результате исследования.

С точки зрения гражданского права подобная система подразумевает механизмы материальной компенсации вреда, причиненного испытуемому и членам его семьи, обеспечивающие как быстрое восстановление имущественных потерь пострадавших лиц, гак и восстановление таких потерь в полном объеме (ст. 1064 ГК РФ).

Согласно положениям, требованиям и нормам, изложенным в ГК РФ, полный объем материальной компенсации потерпевшему лицу подразумевает:

- оплату расходов, вызванных повреждением его здоровья, в том числе на лечение, до полнительное питание, приобретение лекарств, протезирование, посторонний уход, са наторно-курортное лечение, приобретение специальных транспортных средств, подго товку к другой профессии и др. (ст. 1085);

- возмещение утраченного потерпевшим заработка (дохода), который он имел либо оп ределенно мог иметь (ст. 1085);

- компенсацию материальных утрат, связанных со смертью кормильца (ст. 1088);

- оплату расходов на погребение потерпевшего (ст. 1094);

- компенсацию морального вреда потерпевшему и его близким родственникам (ст.

1099).

Вполне очевидно, что объем компенсаций в случае повреждения здоровья или причинения смерти испытуемому может составить немалую сумму, которую учрежде ние здравоохранения, проводившее исследование, выплатить просто не в состоянии.

Обращение в суд, безусловно, в ряде случаев позволяет защитить интересы потерпев шего и членов его семьи, однако ожидание вынесения судебного решения и его после дующего исполнения может растянуться на весьма значительный срок.

Существует еще одно обстоятельство, осложняющее деятельность учреждений здравоохранения, проводящих исследования, которые связаны с тем, что новый лекар ственный препарат или лечебно-диагностическая методика, изучаемые в процессе кли нического исследования, способны оказывать непредсказуемое влияние на здоровье испытуемых. В связи с этим биомедицинское исследование может быть охарактеризо вано как деятельность, осуществление которой создаст повышенную вероятность при чинения вреда из-за невозможности полного контроля за ней со стороны человека (По становление Пленума Верховного суда РФ от 28 апреля 1994 г. № 3 «О судебной прак тике по делам возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья»). С точки зрения ГК РФ подобная деятельность является источником повышенной опасности и подразумевает компенсацию причиненного ею вреда жизни и здоровью лицом, осуще ствляющим такую деятельность, независимо от его вины, кроме случаев непреодоли мой силы или умысла потерпевшего (ст. 1079).

Практика свидетельствует, что возмещение вреда, причиненного источником повышенной опасности, в большинстве случаев является мерой ответственности за ви новное причинение вреда. Однако это не исключает возможности использования в не обходимых случаях иных начал возмещения, в частности системы специального риска.

Поэтому к формуле «ответствен тот, кто виновен» добавляется требование «возмещает субъективно случайный вред тот, кто создал повышенную опасность» или, иначе гово ря, последствия необычной повышенной опасности ложатся на того, кто ее создаст, т.е.

на владельца источника риска.

При биомедицинских исследованиях на людях владельцем источника повышен ной опасности признается ЛПУ здравоохранения или научная медицинская организа ция, непосредственно их проводящие. В целях снижения степени риска для испытуе мых клинические исследования проводятся только после получения положительного заключения Национального комитета по этике и разрешения на проведение клиниче ских исследований, выдаваемого федеральным органом исполнительной власти в об ласти здравоохранения. В то же время наличие указанных согласований означает лишь законность проведения исследования и не является основанием для отказа гражданину в возмещении причиненного ему вреда.

В литературе встречается мнение, согласно которому в возмещении вреда может быть отказано, если вред причинен по просьбе или с согласия потерпевшего, а действия причинителя не нарушают нравственные принципы общества. Таким образом, доста точно получить информированное согласие испытуемого, выплатить ему гонорар за участие в клиническом исследовании, и возмещения причиненного вреда можно полно стью или частично избежать. Действительно, ст. 1064 ГК РФ содержит подобную нор му, однако заключение договора с испытуемым вовсе не означает, что он соглашается на причинение ему вреда. Гражданин дает лишь согласие подвергнуться определенной степени риска получить такой вред, что далеко не одно и то же. Более того, гражданин должен быть уверен в минимальном риске возможного причинения ему вреда, что и является условием обязательного получения согласия на участие в клиническом иссле довании, которое установлено не только отраслевым законодательством (ст. 43 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан), но и ст. 21 Кон ституции РФ.

Таким образом, согласно ГК РФ ответственность за вред, причиненный жизни и здоровью испытуемых, возложена на учреждения и организации здравоохранения, про водящие клинические исследования. Она наступает независимо от их вины и может выражаться в весьма значительных суммах компенсаций. В связи с этим возникает проблема не только защиты материальных интересов испытуемых, но и материальной защиты исследователя от наступления ответственности за причинение вреда.

Прежде чем рассмотреть механизмы такой защиты, обратим внимание на то, что испы туемый предоставляет свой организм на определенный промежуток времени для изуче ния влияния на него какого-либо лекарственного препарата или нового лечебно диагностического метода, как правило, с целью получения вознаграждения. Между ис пытуемым и медицинской организацией заключается договорное соглашение об усло виях указанной сделки, которое по своей сути является трудовым договором (Договор ные отношения между испытуемыми и медицинскими организациями весьма характер ны, однако трудовой характер они имеют далеко не всегда). Из заключенного трудово го соглашения автоматически вытекает ряд правовых последствий, в том числе требо вание о соблюдении норм ТК РФ, а также необходимость обязательного социального страхования работника от несчастного случая на производстве, к которому может быть отнесено и причинение вреда жизни или здоровью испытуемого при проведении кли нических испытаний.

Подобное требование установлено Федеральным законом от 24 июля 1998 г. № 125-ФЗ «Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на произ водстве и профессиональных заболеваний», который определяет не только правовые и экономические основы такого страхования, но и порядок возмещения вреда. Согласно закону обязательное социальное страхование от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний является видом социального страхования и предусмат ривает полное возмещение вреда, причиненного жизни и здоровью застрахованного при исполнении им обязанностей по трудовому договору (контракту).

Под страховым случаем в обязательном социальном страховании подразумева ется подтвержденный в установленном порядке факт повреждения здоровья застрахо ванного вследствие несчастного случая на производстве, т.е. события, в результате ко торою застрахованный получил увечье или иное повреждение здоровья при исполне нии им обязанностей по трудовому договору (контракту), повлекшее временную или стойкую утрату им профессиональной трудоспособности либо его смерть.

Основным видом обеспечения по обязательному социальному страхованию яв ляются ежемесячные страховые выплаты либо застрахованному в течение всего перио да стойкой утраты им профессиональной трудоспособности, либо лицам, имеющим право на их получение, в случае смерти застрахованного. Размер ежемесячной страхо вой выплаты определяется как доля среднего месячного заработка застрахованного до наступления страхового случая, исчисленная в соответствии со степенью утраты им профессиональной трудоспособности, которая устанавливается учреждением медико социальной экспертизы в соответствии с Постановлением Правительства РФ от 16 ок тября 2000 т. № 789 «Об утверждении Правил установления степени утраты профес сиональной трудоспособности в результате несчастных случаев на производстве и про фессиональных заболеваний».

В Федеральном законе «Об обязательном социальном страховании от несчаст ных случаев на производстве и профессиональных заболеваний» определен порядок практически всех видов компенсаций материального вреда, причиненного жизни и здо ровью, установленных ГК РФ. Кроме того, предусмотрен и ряд других страховых вы плат, к которым относятся:

- пособия по временной нетрудоспособности, назначаемые в связи со страховыми слу чаями и выплачиваемые за счет средств на обязательное социальное страхование от не счастных случаев па производстве;

- единовременные страховые выплаты застрахованному гражданину либо лицам, имею щим право на получение такой выплаты в случае его смерти.

Пособие по временной нетрудоспособности выплачивается за весь период вре менной нетрудоспособности застрахованного лица до его выздоровления или установ ления стойкой утраты профессиональной трудоспособности в размере 100% его сред него заработка.

Размер единовременной страховой выплаты определяется в соответствии со сте пенью утраты застрахованным профессиональной трудоспособности, исходя из шести десятикратного размера МРОТ, установленного федеральным законом на день такой выплаты. В случае смерти застрахованного лица единовременная страховая выплата устанавливается, исходя из указанного ранее размера оплаты труда.

Решение о назначении или отказе в назначении страховых выплат принимает страховщик не позднее 10 дней (в случае смерти застрахованного — не позднее 2 дней) со дня поступления заявления на получение обеспечения по страхованию и всех необ ходимых документов по определенному им перечню.

Для включения в программу обязательного социального страхования учрежде ние здравоохранения, проводящее исследование, обязано зарегистрироваться в испол нительных органах Фонда социального страхования РФ, а также выплачивать страхо вые взносы, рассчитанные на основании страховых тарифов. Страховые тарифы, диф ференцированные по группам отраслей (подотраслей) экономики в зависимости от класса профессионального риска и установлены Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. № 167-ФЗ «О страховых тарифах на обязательное социальное страхование от несчастных случаен на производстве и профессиональных заболеваний на 2004 гол».

Правила их отнесения к классу профессионального риска утверждены Постановлением Правительства РФ от 31 августа 1999 г. № 975 «Об утверждении Правил отнесения от раслей (подотраслей) экономики к классу профессионального риска».

Таким образом, обязательное социальное страхование является основным меха низмом материальной защиты испытуемых в случае повреждения их здоровья и членов их семей в случае смерти испытуемого в результате клинических исследований, а так же защиты учреждений здравоохранения, проводящих исследование, от наступления материальной ответственности за причинение вреда*.

Несмотря на то, что социальное страхование работников является обязательным, в ст. 38 Федерального закона от 22 июня 1998 г. № 86-ФЗ «О лекарственных средствах» сказано, что договор о проведении клинических исследований, заключаемый между учреждением здравоохранения и организацией — разработчиком лекарственного сред ства, должен содержать сведения об условиях страхования здоровья пациентов, участ вующих в клинических исследованиях лекарственного средства.

Поскольку социальное страхование от несчастных случаев, связанных с выпол нением трудовых обязанностей, регулируется социальным федеральным законом, ка кие-либо иные условия договора о таком страховании не имеют юридической силы.

Однако обязательное социальное страхование не исключает других видов страхования, например добровольного страхования жизни и здоровья испытуемых или страхования ответственности учреждения здравоохранения за причинение вреда.

В последние годы правовая база социального страхования постоянно совершен ствуется. Так, в ст. 2 Федерального закона от К) декабря 2003 г. № 172-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон РФ «Об организации страхового дела в Российской Федерации» и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Рос сийской Федерации» написано: «Страхование — отношения по защите интересов фи зических и юридических лиц,... и муниципальных образований при наступлении опре деленных страховых случаев за счет денежных фондов, формируемых страховщиками из уплаченных страховых премий (страховых взносов), а также за счет иных средств страховщиков».

В ст. 4 перечисляются объекты страхования. Среди них следует отметить в пер вую очередь наиболее значимые в медицинской деятельности.

Объекты личного страхования, которыми могут быть имущественные интересы, связанные с причинением вреда жизни, здоровью граждан, оказанием им медицинских услуг (страхование от несчастных случаев и болезней, медицинское страхование).

Объекты имущественного страхования, которыми могут быть имущественные интересы, связанные, в частности, с обязанностью возместить причиненный другим лицам вред (страхование гражданской ответственности).

Классификация видов страхования приведена в ст. 32ч. Необходимо обратить особое внимание на ч. 1 этой статьи, в которой говорится, что страховщики имеют пра во получать лицензии и па такие виды страхования, как страхование жизни на случай смерти, страхование от несчастных случаев и болезни, медицинское страхование, стра хование гражданской ответственности за причинение вреда вследствие недостатков то варов, работ и услуг, страхование гражданской ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору. Следовательно, обязательное со циальное страхование в настоящее время позволяет полностью удовлетворить имуще ственные интересы испытуемого и его иждивенцев в случае утраты им трудоспособно сти или смерти, что делает дополнительное страхование ответственности за причине ние вреда жизни и здоровью излишним.

В то же время согласно Федеральному закону от 16 июля 1999 г. № 165-ФЗ «Об основах обязательного социального страхования» возмещение застрахованному мо рального вреда, причиненного в связи с несчастным случаем на производстве, осущест вляет причинитель вреда. С учетом того, что моральный вред, как и материальный, причиненный источником повышенной опасности, возмещается независимо от вины причинителя (ст. 1 100 ГК РФ), его страхование весьма желательно. Поскольку соглас но ст. 934 ГК РФ страхование морального вреда договором личного страхования не предусмотрено, наиболее оптимальным является применение нормы ст. 38 Федераль ного закона «О лекарственных средствах» к страхованию ответственности учреждений здравоохранения за причинение испытуемым морального вреда в результате проведе ния клинических исследований.

Страхование такой ответственности регулируется ст. 931 ГК РФ и осуществля ется за счет спонсора клинических исследований (ст. 40 Федерального закона «О ле карственных средствах»). Кроме того, спонсор обязан взять на себя судебные и финан совые издержки медицинского учреждения при предъявлении ему исков в связи с ис следованием за исключением случаев преступной халатности и/или врачебной ошибки (ОСТ 42-51 1—99 «Правила проведения качественных испытаний в Российской Феде рации»).

Таким образом, несмотря на большую роль, которую страхование ответственно сти за причинение вреда должно сыграть в деятельности учреждений здравоохранения, проводящих исследования, его конечной целью является защита интересов людей, уча ствующих в клинических исследованиях. Существующие страховые механизмы позво ляют испытуемому не только получить материальную компенсацию в короткие сроки без судебного разбирательства, но и восстановить нарушенные материальные права в полном объеме.

Контрольные вопросы:

1. Почему необходимо страховать профессиональную ответственность медицин ских работников? В чем она заключается?

2. Каковы важнейшие характеристики работы в сфере здравоохранения, отличаю щие ее от иных видов деятельности и имеющие существенное правовое значе ние?

3. Что такое деликтное обязательство и котла оно возникает в сфере здравоохране ния?

4. Согласно какой статье ГК РФ регулируется страхование имущественной ответ ственности за причинение вреда и в каких случаях оно применяется?

5. Какие действия медицинских работников подлежат социальному страхованию и страховому возмещению?

6. Как. в каких случаях и кому возмещается причиненный пациенту вред?

7. Что такое материальный и моральный вред, причиненный пациенту? В каких случаях и при каких условиях он возмещается?

8. Кому выплачивается материальная компенсация в случае смерти кормильца, на ступившей в результате оказания ненадлежащей медицинской помощи или по неосторожности медицинского персонала?

9. Как осуществляется компенсация морального вреда, причиненного пациенту, и какие правовые критерии используются при этом?

10. В каких случаях можно страховать профессиональную ответственность меди цинских работников, связанную с компенсацией морального вреда?

11. Что подразумевается под страхованием ответственности при проведении биоме дицинских, в том числе клинических, исследований и экспериментов?

12. Какие требования согласно ГК РФ входят в полный объем материальной ком пенсации потерпевшему лицу, участвовавшему в биомедицинских исследовани ях и экспериментах?

13. Кто согласно ГК РФ несет ответственность за вред, причиненный жизни и здо ровью испытуемых?

14. Может ли заключаться договорное соглашение между испытуемым и медицин ской организацией и с какой целью?

15. Что такое страховой случай в обязательном социальном страховании и как осу ществляются страховые взносы при его возникновении?

16. В каких случаях и по какой методике назначается и выплачивается пособие при возникновении временной нетрудоспособности граждан?

17. Охарактеризуйте правовую базу социального страхования. Какие его объекты наиболее значимы в медицинской деятельности?

ГЛАВА ПРАВОВЫЕ КРИТЕРИИ КОНТРОЛЯ КАЧЕСТВА ОКАЗАНИЯ МЕДИЦИНСКОЙ ПОМОЩИ 9.1. Правовое соотношение понятий «медицинская помощь» и «медицинская услу га» Поиски эффективных путей вывода из кризиса отечественною здравоохранения ведутся на протяжении почти 15лет. Значительное число концепция, разработанных и разрабатывающихся в этом направлении, опирается на различные методологические подходы, среди которых можно указать реформирование и реорганизацию системы здравоохранения, увеличение финансировании, оптимизацию управления и структуры отрасли, совершенствование правового регулирования охраны здоровья, развитие ле чебных технологий, повышение профессионального уровня врачей.

В то же время можно выделить важнейший элемент, присутствующий практиче ски во всех крупных программах, посвященных развитию здравоохранения и совер шенствованию охраны здоровья населения. Речь идет о повышении качества медицин ской помощи, которое является достаточно сложным и многофакторным явлением, ле жащим на стыке интересов государства и населения, органов управления здравоохра нением и медицинских организаций, администраций лечебных учреждений и медицин ских работников, врачей и пациентов.

Главный субъект правоотношений в сфере здравоохранения — население, кото рое нуждается в доступной медицинской помощи, предоставляемой в объеме, покры вающем его основные потребности. Право на такую помощь гарантировано Конститу цией РФ и обеспечивается государством.

Следующее по значимости право в сфере охраны здоровья — получение меди цинской помощи надлежащего качества, которое подразумевает самый широкий спектр финансовых, организационных, методических и технологических мероприятий, обес печивающих удовлетворенность населения медицинским обслуживанием.

С теоретических позиций указанные права нередко объединяют в одно ком плексное право — право на доступную медицинскую помощь надлежащего объема и качества, что практически является базисом всей системы здравоохранения. Совокуп ная деятельность ЛПУ и иных медицинских организаций здравоохранения, системы ОМС, различных органов государственной и муниципальной власти должна быть на правлена на реализацию указанных прав и носит, как правило, надстроечный характер.

В рамках решения проблемы качества медицинской помощи можно определить значение, структуру и механизмы деятельности различных учреждений и организаций системы здравоохранения, объемы их должного финансирования, содержание правовой базы в сфере охраны здоровья населения.

Для подробного анализа правового соотношения понятий «медицинская по мощь» и «медицинская услуга» рассмотрим в первую очередь понятие «медицинская помощь», пол которой подразумевается специальная деятельность, направленная на профилактику заболеваний, обследование здоровья, диагностику, лечение, уход и реа билитацию в связи с заболеваниями, иными расстройствами здоровья, беременностью и родами. Она осуществляется медицинскими работниками с использованием профес сиональных знаний, умений и навыков.

Как видно из определения, медицинская помощь является весьма широким по нятием, что обусловливает достаточно общее определение ее качества. Под качеством понимается совокупность свойств, характеризующих медицинские технологии и ре зультаты их применения, соответствие медицинской помощи современному уровню медицинской науки, нормативно закрепленным стандартам, а также потребностям па циентов. В то же время весьма важно иметь представление о значении указанных поня тий с правовой точки зрения. Это необходимо по той причине, что ряд терминов, ши роко применяемых в медицинской научной и практической среде, не имеет юридиче ского закрепления, в связи с чем их нельзя использовать для правовой квалификации медицинской деятельности.

В ст. 41 Конституции РФ установлено, что каждый имеет право на охрану здо ровья и медицинскую помощь. Медицинская помощь в государственных и муници пальных учреждениях здравоохранения оказывается гражданам бесплатно за счет средств соответствующего бюджета, страховых взносов, других поступлений. Специа лизированные законодательные акты в сфере охраны здоровья граждан также опери руют понятием «медицинская помощь». Кроме того, оно широко применяется в подза конном правовом регулировании деятельности в сфере здравоохранения. Все это ука зывает на его правовой характер и юридическую значимость.

Понятие «качество медицинской помощи» также является правовым, а следова тельно, юридически значимым. Оно используется в Основах законодательства Россий ской Федерации об охране здоровья граждан, Законе РФ «О медицинском страховании граждан в РФ», ряде других законов и подзаконных НПА.

При этом следует обратить внимание на то, что в Законе РФ «О медицинском страховании граждан в РФ» наряду с термином «медицинская помощь» широко ис пользуется термин «медицинская услуга», причем оба понятия практически тождест венны. Более того, в ст. 23 этого закона понятие «медицинская услуга» прямо указыва ется как синоним понятия «лечебно-профилактическая помощь».

По всей видимости, законодатель столкнулся с некоторой терминологической проблемой, суть которой заключается в том, что страхование в целом и медицинское страхование в частности являются гражданско-правовыми институтами, что указывает на приоритет в их правовом регулировании со стороны ГК РФ. В отличие от термина «медицинская помощь», который в ГК РФ не встречается, понятие «медицинская услу га» является гражданско-правовым отношением и входит в примерный перечень услуг, приведенный в ст. 779 этого кодекса.

В отличие от терминологии ГК РФ в Законе РФ «О медицинском страховании граждан в РФ», регулирующем правовые отношения в сфере здравоохранения, исполь зовано понятие «медицинская помощь», широко применяемое в отрасли и привычное для представителей медицинской профессии. Сюит заметить, что некоторые подзакон ные правовые акты в сфере здравоохранения также используют оба термина, не прово дя между ними значимых различий (например, Приказ Минздрава России и Федераль ного фонда ОМС от 24 октября 1996 г. № 363/77 «О совершенствовании контроля каче ства медицинской помощи населению Российской Федерации»), а в проекте Федераль ного закона «О здравоохранении в Российской Федерации» они прямо указаны как си нонимы.

В связи с этим возникает проблема юридической корреляции рассматриваемых понятий. В литературе встречаются различные взгляды относительно такой корреля ции. Например, по мнению известного исследователя проблем оказания медицинских услуг А.В. Тихомирова (1998, 2001) понятие «медицинская помощь» не является пра вовым вовсе и, следовательно, не должно использоваться в правовых актах. Другие ав торы считают, что медицинская помощь — родовое понятие, представляющее собой совокупность услуг, оказываемых лечебным учреждением.

Прежде чем перейти к вопросу о соотношении рассматриваемых понятий, оста новимся на определении понятия и классификации медицинских услуг. В соответствии с Приказом Минздрава России и Федерального фонда ОМС от 19 января 1998 г. № «Об организации работ по стандартизации в здравоохранении» под медицинской услу гой подразумеваются мероприятия (или комплекс мероприятий), направленные на про филактику заболеваний, их диагностику и лечение, а также имеющие самостоятельное законченное значение и определенную стоимость. Следовательно, отличительной ха рактеристикой медицинской услуги от медицинской помощи является дискретность, позволяющая четко определить ее границы, отделить от других услуг, оказываемых в системе здравоохранения, и, следовательно, включить в гражданско-правовой оборот в качестве самостоятельного товара. Указанная характеристика положена в основу клас сификации медицинских услуг, которые подразделяются:

- на простую (неделимую) услугу, выполняемую по формуле: Пациент + Специалист = Один элемент профилактики, диагностики или лечения (классификатор простых меди цинских услуг приведен в Приказе Минздрава России от 10 апреля 2001 г. № 113);

- сложную услугу — набор простых медицинских услуг, для реализации которых ну жен определенный состав персонала, комплексное техническое оснащение, специаль ные помещения;

она отвечает формуле: Пациент + Комплекс простых услуг = Этап профилактики, диагностики или лечения;

- комплексную услугу — набор сложных и/или простых медицинских услуг, заканчи вающихся либо проведением профилактики, либо установлением диагноза, либо окон чанием проведения определенного этапа лечения (стационарного, реабилитационного и т.д.) по формуле: Пациент + Простые услуги + Комплексные услуги = Проведение про филактики, установление диагноза или окончание проведения определенного этапа ле чения (классификатор сложных и комплексных медицинских услуг приведен в Приказе Минздрава России от 16 июля 2001 г. № 181).

Исходя из приведенной классификации, можно сделать вывод, что любая меди цинская услуга представляет собой законченное действие, имеющее начало и конец, которое осуществляется медицинским работником-специалистом в отношении одного пациента. В отличие от нее медицинская помощь воспринимается как единый процесс, включающий действия медицинского и немедицинского характера, выполняемые в от ношении одного или нескольких пациентов.

Медицинская помощь, оказанная единовременно в отношении одного пациента, может быть представлена в виде простой, сложной или комплексной медицинской ус луги, что позволяет говорить о близости рассматриваемых понятий. Если же речь идет о медицинской помощи, оказываемой человеку в течение всей его жизни, или о меди цинской помощи, оказываемой, например, медицинским учреждением всем лицам, на ходящимся в нем на лечении, рассматриваемые правоотношения выходят за пределы гражданско-правового регулирования в сферу публичного права, которое не может ог раничиваться термином «медицинская услуга».

Безусловно, важнейшая особенность медицинской деятельности заключается в том, что, являясь составной частью гражданско-правового оборота, она имеет высокое социальное значение. Это предполагает наличие большого числа НПА, которые регу лируют не только правовые отношения медицинских организаций и пациентов, но и вопросы общественного и индивидуального здоровья. Поэтому они не могут опериро вать лишь термином «медицинская услуга», имеющим выраженную потребительскую окраску в отношении одного конкретного лица.

Безусловно, для гражданско-правового регулирования термин «медицинская ус луга» незаменим. В остальных случаях можно использовать оба термина в зависимости от контекста. При этом, расценивая их в целом как синонимы, необходимо отметить, что понятие «медицинская помощь» может иметь как более узкий, так и более широкий смысл, чем «медицинская услуга». В первом случае подразумевается непосредственная деятельность врача, составляющая содержание оказываемой им услуги, во втором — медико-социальная деятельность, осуществляемая в пределах конкретного образования (отделения, больницы, субъекта РФ или всей страны).

В свою очередь понятия «качество медицинской помощи» и «качество медицин ской услуги» соотносятся аналогичным образом. В контексте гражданско-правовых от ношений, связанных с заключением договоров на оказание медицинских услуг или привлечением к ответственности исполнителя за их ненадлежащее предоставление, может быть использован только второй из указанных терминов. В остальных случаях правовая состоятельность понятия «качество медицинской помощи» не вызывает со мнения, что не исключает возможности использования в медицинской практике обоих терминов.

9.2. Правовые критерии оценки качества медицинской помощи и медицинских услуг.

В действующих правовых актах критерии оценки качества медицинских услуг и качества медицинской помощи имеют некоторые отличия. Например, Закон РФ «О за щите прав потребителей» определяет качество услуги (в том числе медицинской) как соответствие:

- условиям договора;

- требованиям, обычно предъявляемым к услугам подобного рода;

- целям, которые преследовал потребитель;

- обязательным требованиям к качеству, установленным законом или стандартом.

Примером одного из ключевых НПА, посвященных вопросам оценки качества медицинской помощи, может служить совместный Приказ Минздрава России и Феде рального Фонда ОМС «О совершенствовании контроля качества медицинской помощи населению Российской Федерации», определяющий основные принципы экспертной оценки качества медицинской помощи и функциональные обязанности специалистов, которым поручен контроль за ним. В соответствии с требованиями и нормами этого до кумента контроль качества медицинской помощи в системе здравоохранения осущест вляется по следующим критериям:

- удовлетворенность пациента от взаимодействия с системой здравоохранения;

- соответствие медицинской помощи показателям, характеризующим ее качество и эф фективность (стандартам);

- наличие дефектов медицинской помощи и врачебных ошибок;

- состояние показателей деятельности учреждений здравоохранения и состояния здоро вья населения (распространенность и поздняя диагностика социально значимых забо леваний, первичный выход на инвалидность и смертность лиц трудоспособного возрас та, инвалидность в детском возрасте, эффективность реабилитации больных и инвали дов, охват новорожденных скринингом на фенилкетонурию и врожденный гипотиреоз, показатели уровня численности абортов, младенческой и детской смертности и др.).

Согласно Методическим рекомендациям «Территориальная система обеспече ния и защиты прав граждан в условиях обязательного медицинского страхования», ут вержденным Приказом Федерального фонда ОМС от 6 сентября 2000 г. № 73, меди цинская помощь надлежащего качества (качественная медицинская помощь) — это оказанная медицинским работником медицинская помощь, исключающая негативные последствия:

- затрудняющие стабилизацию или увеличивающие риск прогрессировать! имеющегося у пациента заболевания, повышающие риск возникновения нового патологического процесса;

- приводящие к затруднению оптимального использования ресурсов медицинского уч реждения;

- вызывающие неудовлетворенность пациента при его взаимодействии с медицинским учреждением.

На основании анализа НПА, регулирующих вопросы качества медицинской по мощи (медицинских услуг), можно выделить три основных критерия его оценки:

- удовлетворенность пациента (потребителя);

- соответствие современным медицинским технологиям;

- соблюдение нормативных требований и стандартов.

Прежде чем дать оценку каждому из приведенных критериев, рассмотрим зна чение качества медицинской помощи в правовом регулировании медицинской деятель ности. Как известно, медицинская деятельность, являясь достаточно сложной по струк туре, регулируется несколькими отраслями права, среди которых основную роль игра ют:

- административное право (регулирует правоотношения между органами управления системой здравоохранения, с одной стороны, и медицинскими организациями, с дру гой, а также вопросы их административной ответственности);

- гражданское право (регулирует договорные отношения между различными субъекта ми системы здравоохранения, а также вопросы гражданско-правовой ответственности);

- уголовное право (регулирует вопросы уголовной ответственности медицинских ра ботников);

- трудовое право (регулирует трудовые отношения в медицинских организациях, а так же вопросы дисциплинарной ответственности медицинского персонала).

Таким образом, качество медицинской помощи является не только важным ас пектом медицинской деятельности, но и элементом комплексных правоотношений.

9.3. Качество медицинской помощи в административном праве.

Значение качества медицинской помощи в административном праве определяет ся ее местом в управляющих процессах системы здравоохранения. Органы администра тивного управления и контроля не в состоянии отслеживать и контролировать текущую деятельность каждой медицинской организации. В условиях рыночной экономики и существования разных форм собственности задача эффективного управления в системе здравоохранения решается путем разработки унифицированных, или стандартных, тре бований к медицинским организациям, выполнение которых позволяет положительно оценить их деятельность. В целом, подобные стандарты направлены либо па обеспече ние качества медицинской помощи, либо на осуществление его оценки.

Первая группа стандартов (группа А) регламентирует состояние и структуру помещений, уровень коммуникаций, технико-инструментальное оснащение медицин ской организации и профессиональный уровень ее персонала, которые являются необ ходимыми и достаточными для оказания современной медицинской помощи надлежа щею качества.

Вторая группа стандартов (группа Б) непосредственно определяет уровень ме дицинской помощи, который связан с установлением ее качества, позволяя выявить и устранить некачественное медицинское обслуживание пациентов. К данной группе можно отнести стандарты объема медицинской помощи, диагностические и лечебно технологические, а также и медико-социальные стандарты. Более подробно обе группы стандартов будут рассмотрены далее.

В структуре административных правоотношений, складывающихся в сфере здравоохранения, особая роль отводится системе лицензирования медицинской дея тельности, представляющей собой институт предоставления, приостановления или ли шения права на ее осуществление. В процессе лицензирования лицензирующий орган осуществляет комплексную оценку возможностей юридического липа или частного предпринимателя оказывать в будущем медицинскую помощь надлежащего качества.

Поскольку непосредственно оценить качество медицинской помощи можно только в процессе практической деятельности, лицензию выдаю] на основе косвенных критери ев, указывающих на возможность систематического достижения качества в принципе.

К указанным критериям относятся стандарты качества медицинской помощи группы А. Поскольку важнейшими принципами лицензирования являются унификация и обезличенность, единственно применимым критерием оценки качества медицинской помощи в данном случае являются нормативные требования в виде стандартов. Экс перт лицензирующего органа должен дать оценку того, достигнут стандарт или пег, что позволяет говорить о преобладании в процессе лицензирования объективного фактора.

Принятие во внимание субъективных мнений экспертов о вероятном качестве меди цинской помощи или о целесообразности вы-1ачи лицензии противоречит как правовой природе лицензирования, так и действующему законодательству.

Медицинские организации, получившие лицензию и осуществляющие практи ческую медицинскую деятельность, находятся в административных правоотношениях с органами управления здравоохранением. Подобные отношения с медицинскими орга низациями, находящимися в частной собственности, ограничены в связи с установле нием нормативных правил такой деятельности (в том числе стандартов качества меди цинской помощи) и постоянным контролем за соблюдением их выполнения с привле чением нарушителей к административной ответственности.

Административные правоотношении органов управления здравоохранением — собственников имущества и медицинских организаций (государственных и муници пальных унитарных предприятий государственных и муниципальных учреждений здравоохранения), использующих его на основании права хозяйственного ведения или оперативного управления, — более глубокие. Например, собственник имущества, на ходящегося в хозяйственном ведении, решает вопросы создания и ликвидации пред приятия, определения предмета и целей его деятельности, назначает и увольняет дирек тора (руководи геля) предприятия. Данные полномочия позволяют более широко ис пользовать рычаги административного управления по обеспечению качества медицин ской помощи.

Различная степень административного влияния в государственно муниципальном и частном секторах здравоохранения означает отличие критериев оценки качества медицинской помощи. В отношении медицинских организаций, нахо дящихся в частной собственности, органы управления здравоохранением могут требо вать соблюдения только стандартов качества медицинской помощи. Выбор лечебно диагностической технологии, обеспечивающей выполнение данного стандарта, являет ся внутренним делом руководства таких медицинских организаций и их учредителей.

Неудовлетворенность пациентов качеством медицинской помощи, оказанной в меди цинской организации частного сектора, при отсутствии нарушений правовых норм, ли цензионных требований и условий также не может быть основанием для мер админист ративного воздействия со стороны органов управления здравоохранением, поскольку конфликты с пациентами являются предметом гражданско-правовых отношений в це лом и законодательства о защите прав потребителей в частности.

Для ЛПУ и иных медицинских организаций, находящихся в государственной и муниципальной собственности, жалобы пациентов, напротив, служат основанием для разбирательства со стороны органов управления здравоохранением — учредителей.

Последние могут также определять медицинские технологии, применяемые в процессе лечения, особенно в отношении высокоспециализированной медицинской помощи.

Также можно отметить, что в правоотношении «орган управления здравоохра нением — медицинская организация» стандарт качества медицинской помощи пред ставляет собой некую степень ожидания пациентов, что позволяет органу управления здравоохранением осуществлять стратегическое планирование и текущее управление медицинской деятельностью.

Подводя итог анализу вопроса о правовом значении качества медицинской по мощи в административных правоотношениях, складывающихся в системе здравоохра нения, отмстим его роль в механизмах административной ответственности медицин ских организаций. Несоблюдение медицинской организацией стандартов качества ме дицинской помощи является основанием для наложения административного взыскания, которое проявляется в виде приостановления действия или аннулирования лицензии либо административного штрафа. Неудовлетворенность пациентов медицинским об служиванием может служить основанием для проверки соблюдения лицензионных тре бований и нормативных предписаний с указанными ранее последствиями в случае их нарушения, а для медицинских организаций, находящихся в государственной и муни ципальной собственности, кроме того, основанием для административного разбира тельства, выговора руководителю или его увольнения. К этим же последствиям может привести и невыполнение ими требований по соблюдению медицинских технологий.

9.4. Качество медицинских услуг в гражданском праве.

Роль качества медицинской помощи в гражданском праве обусловлена его зна чением в договорных правоотношениях и обязательствах, связанных с причинением вреда в процессе оказания медицинской помощи. Следует обратить внимание на то, что применительно к гражданско-правовому регулированию вместо понятия «качество ме дицинской помощи» используют термин «качество медицинских услуг».

Согласно ч. 2 ст. 779 ГК РФ правовое регулирование договоров на оказание ме дицинских услуг осуществляется нормами, изложенными в гл. 39 ГК РФ. Однако эта глава не содержит специальных норм, регламентирующих качество услуг в договорных отношениях. В данной ситуации для ликвидации правового пробела необходимо вос пользоваться методом законодательной аналогии, позволяющим применять нормы, ре гулирующие сходные правоотношения (ст. 6 ГК РФ). К таким нормам можно отнести общие положения о подряде и положения о бытовом подряде, не противоречащие предмету договора возмездного оказания услуг (ст. 783 ГК РФ).

Вопросам качества при выполнении подрядных работ посвящена ст. 721 ГК РФ, положения которой вполне приемлемы и для договоров по оказанию медицинских ус луг. Однако нормы о бытовом подряде, к сожалению, не регламентируют вопросы ка чества. При этом дается ссылка на Закон РФ «О защите прав потребителей», так как в нем вопросам качества товаров, работ и услуг зелено самое пристальное внимание (ст.

4.13-15, 18-22, 29). Суммируя положения ст. 721 ГК РФ и ст. 4 Закона РФ «О защите прав потребителя», применительно к качеству медицинской услуги можно выделить следующие соответствия:

- оказываемой услуги условиям качества, указанным в договоре, или конкретным це лям, оговоренным при заключении договора;

- услуги требованиям, обычно предъявляемым к подобным услугам, или целям их обычного использования, если в договоре отсутствуют условия о качестве и целях та кой услуги;

- требованиям стандарта, если им предусмотрены обязательные требования к качеству оказываемой услуги.

Следует обратить внимание па то, что при определении качества медицинской услуги необходимо исходить из стандарта, устанавливающего минимальные требова ния к ее объему и содержанию. Стандарт должен быть выполнен в обязательном по рядке, а это значит, что соглашение между исполнителем услуги (ЛПУ или иной меди цинской организацией, а также частнопрактикующим врачом) и ее потребителем (па циентом), игнорирующее требование стандарта, является ничтожным.

В то же время согласно ст. 721 ГК РФ исполнитель может принять на себя по договору обязанность оказать услугу, отвечающую более высоким требованиям к ее качеству по сравнению с установленными стандартами. В данном случае, если испол нитель не выполнит принятые на себя обязательства, он может понести гражданско правовую ответственность даже в случае соблюдения им требований стандарта. Данное положение подтверждает мнение о том, что одним из критериев качества медицинской помощи является удовлетворенность нациста уровнем предоставленной ему услуги.

Однако требования паписта не могут быть бесконечными. Медицинская организация обычно гарантирует только то качество услуги, достигнуть которое она в состоянии. В то же время пациент чаще всею настроен на получение максимально возможного уров ня качества. В случае возникновения такой ситуации, если компромисс не будет най ден, договор не должен заключаться.

Заключение договора с указанием ожидаемого сторонами качества медицинских услуг означает, что неудовлетворенность пациента качеством медицинской помощи приобретает юридическое значение только в случае невыполнения условий договора. В противном случае услуга считается качественной независимо от тою, остался пациент удовлетворенным или нет.

Приведенная модель в целом является идеальной, однако в настоящее время она недосягаема. Это связано с тем, что, с одной стороны, медицинские услуги, особенно сложные и комплексные, могут иметь весьма широкое содержание, не позволяющее учесть все их нюансы на страницах договора. С другой стороны, потребитель медицин ской услуги — пациент, как правило, не разбирается в тонкостях лечебного процесса, что не позволяет ему вести квалифицированные переговоры с медицинской организа цией.

Данная проблема решается законодателем путем введения понятия «цель ис пользования услуги». Подобная цель может быть легко сформулирована потребителем медицинской услуги и подчиняет себе большое число профессиональных требований.

В этом случае при опенке качества медицинской услуги пациент исходит из того, дос тигнута ее цель или нет, оставляя без внимания уровень лечебно-диагностических тех нологий и их ресурсное обеспечение. Следовательно, цель услуги должна быть сфор мулирована достаточно широко, включая, например, не только «удаление аппендицита и осуществление восстановительного лечения», но и такие параметры, как «минимиза ция болевых ощущений», «незаметность следов операции на коже», «комфортное пре бывание в стационаре», «отсутствие послеоперационных осложнений».

Наконец, последним критерием оценки качества медицинской услуги с точки зрения гражданского законодательства является соответствие услуги требованиям, предъявляемым к подобным услугам или целям их обычного использования. Такой критерий используется достаточно широко, поскольку нормативные требования отно сительно качества ряда видов медицинских услуг попросту отсутствуют, а большое ко личество пациентов не позволяет медицинским учреждениям осуществлять детальную проработку условий каждого договора.

Указанная ситуация не относится к особенностям рынка медицинских услуг и является характерной для гражданско-правовых отношений. В самом широком смысле речь идет о правовых обычаях, или деловых обыкновениях, которые не только учиты ваются участниками гражданского оборота, но и являются источниками права, т.е. ис пользуются судами в гражданском процессе наряду с правовыми нормами.

Так, в п. 4 Постановления пленумов Верховного суда РФ и Высшего арбитраж ного суда РФ от I июня 1996 i. № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применени ем части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» в качестве примера обычая названы традиции исполнения тех или иных обязательств. В медицинской дея тельности подобные традиции связаны с лечебно-диагностическими технологиями, ко торые признаны медицинским сообществом, широко применяются, соответствуют ка нонам медицинской науки и позволяют достичь максимально положительного резуль тата, исходя из реальных возможностей врачей и медицинских организаций. Следова тельно, договор на оказание медицинских услуг может и не содержать требований к их качеству даже при отсутствии стандартов медицинской помощи, так как пациент не только вправе рассчитывать на применение традиционных лечебно-диагностических методик и достижение обычного в данных условиях результата лечения, но и имеет возможность защитить это право во внесудебном и судебном порядке.

Предоставление потребителю медицинских услуг ненадлежащего качества вле чет наступление гражданско-правовой ответственности. Согласно ст. 29 Закона РФ «О защите прав потребителя» при обнаружении недостатков оказанной услуги потреби тель вправе по своему выбору потребовать:

- безвозмездного устранения недостатков оказанной услуги;

- соответствующего уменьшения цены оказанной услуги;

- безвозмездного повторного выполнения работы;

- возмещения понесенных им расходов по устранению недостатков оказанной услуги своими силами или третьими лицами.

Кроме того, потребитель вправе расторгнуть договор об оказании услуги и по требовать полного возмещения убытков, если в установленный указанным договором срок ее недостатки не устранены исполнителем. Потребитель также может расторгнуть договор об оказании услуги, если им обнаружены ее существенные недостатки или иные существенные отступления от условий договора. Наступление гражданско правовой ответственности исполнителя за нарушения им договорных обязательств пре дусматривается, как правило, в случае наличия его вины (умысла или неосторожности).

Оказание медицинских услуг ненадлежащего качества нередко приводит не только к нарушению условий договора, но и к причинению вреда здоровью пациента.

Поскольку во втором случае нарушаются не только экономические права потребителя, но и его важнейшие конституционные права на жизнь и охрану здоровья, гражданское законодательство предусматривает более широкие основания наступления гражданско правовой ответственности. В частности, согласно ст. 1095 ГК РФ причиненный жизни и здоровью гражданина вследствие недостатков услуги вред подлежит возмещению лицом, оказавшим услугу (исполнителем), независимо от его вины, что накладывает дополнительные требования к ЛПУ по обеспечению качества медицинских услуг.

Более подробно рассмотрим место качества медицинской услуги в структуре гражданско-правовой ответственности, а также в процессе гражданского судопроизвод ства. Как известно, основанием любого вида ответственности является состав правона рушения, который включает объект, объективную сторону, субъект и субъективную сторону правонарушения.

Объект правонарушения в гражданском процессе презюмируется и доказатель ству не подлежит. Субъект правонарушения в случае оказания медицинской помощи в рамках одной медицинской организации также не является существенным для наступ ления гражданско-правовой ответственности, поскольку такая ответственность налага ется не на медицинского работника, а на юридическое лицо, т.е. его работодателя (ст.

402 и 1068 ГК РФ). Субъективная сторона правонарушения в гражданском процессе (вина субъекта) имеет значение только для наступления ответственности за нарушения договорных обязательств. При этом отсутствие вины доказывается лицом, нарушив шим обязательство (ст. 401 ГК РФ), т.е. исполнителем. В случае причинения вреда жизни и здоровью пациента доказательства вины не требуется, поскольку ГК РФ пре дусматривает наступление ответственности и в случае его отсутствия.

Указанные обстоятельства свидетельствуют об усеченном характере состава гражданского правонарушения, единственным постоянным элементом которого, тре бующим доказательства в гражданском процессе, является объективная сторона. К объ ективной стороне правонарушения относится факт противоправно-то действия, нали чие неблагоприятных последствий, а также причинно-следственная связь между ними.

Противоправность действий медицинских работников в случае нарушения усло вий договора или причинения вреда здоровью пациента может быть установлена судом, если нарушены требования законодательства, стандартов медицинской помощи или ус ловия договора. Однако если стандарты отсутствуют, а в договоре требования пациенту к качеству медицинских услуг не определены, противоправность действий (или бездей ствия) медицинского персонала можно установить, исходя из несоблюдения им дело вых обыкновений, т.е. традиционных лечебно-диагностических методик. Однако суд, не обладая специальными познаниями в медицинской сфере, не может самостоятельно решить, какие методики должны были использоваться и соблюдены они или нет. В дан ном случае в судебное разбирательство вступает важнейшее процессуальное лицо — эксперт, который, обладая специальными познаниями, способен сделать профессио нальное заключение относительно рассматриваемого вопроса.

В тех случаях, когда исковые требования направлены на возмещение вреда здо ровью пациента, причиненною в результате невиновных действий медицинского пер сонала, эксперт должен установить не противоправность сто действий, а наличие не достатков оказанной услуги (ст. 1095 ГК РФ). Согласно Закону РФ «О защите прав по требителя» под недостатком услуги понимается ее любое несоответствие обязательным требованиям, предусмотренным законом либо в установленном им порядке, или усло виям договора, или целям, для которых услуга такого рода обычно используется, или целям, о которых исполнитель был поставлен в известность потребителем при заклю чении договора.

Заключение эксперта играет в судебном процессе весьма большую роль, однако не стоит его переоценивать. Подобное заключение расценивается судом не как факт или свидетельские показания, которые должны быть обязательно учтены, а лишь как субъективное мнение специалиста. Суд может принять к сведению такое мнение, а мо жет его не принимать, мотивировав при этом свое решение (ст. 187 ГПК РФ). Кроме того, по требованию любой из сторон процесса может быть назначена дополнительная или повторная экспертиза.

Если экспертиза относительно противоправности действий медицинского пер сонала может быть поручена любому лицу, обладающему специальными познаниями в медицине, то установить неблагоприятные последствия в виде причинения вреда здо ровью человека поручают, как правило, особому специалисту — судебно медицинскому эксперту. Поскольку констатация повреждений, причиненных в процес се лечения, имеет существенное значение в структуре доказательства и оценивается не как мнение специалиста, а как факт, она проводится в рамках СМЭ, которая является государственной некоммерческой структурой, наделенной специальными правами и обязанностями. Судебно-медицинский эксперт должен не только обладать специаль ными познаниями в области судебной медицины, но и быть независим от представите лей органов управления здравоохранением и руководителей медицинских организаций.

При смерти пациента экспертное установление факта неблагоприятных послед ствий не требуется, если они являются очевидными. Причинно-следственная связь, объективно обусловившая наступление неблагоприятных последствий в результате противоправных действий, на судебном процессе, предметом которого является ненад лежащее качество медицинских услуг, может быть установлена только на основании заключения эксперта. В данном случае экспертиза основывается на глубоком понима нии анатомии, физиологии и патологии человека и доступна лишь специалисту высоко го класса. Нередко для установления причинно-следственной связи привлекают не сколько специалистов, мнения которых могут быть диаметрально противоположными.

Однако в большинстве случаев суд опирается на мнение судебно-медицинского экспер та. При этом следует отметить, что и любом случае суд оценивает доказательства по внутреннему убеждению, основанному на беспристрастном, всестороннем и полном рассмотрении имеющихся в деле доказательств в их совокупности (ст. 67 ГПК РФ).

Приведенные положения не исчерпывают значение качества медицинской по мощи в гражданско-правовых отношениях, возникающих в системе здравоохранения.

Подобные правоотношения складываются также между ЛПУ и СМО и регулируются не только законодательством о медицинском страховании, но и заключаемыми между ни ми договорами.

Подобные договоры, как правило, содержат значительный перечень условий, ка сающихся качества медицинской помощи и возлагающихся на медицинскую организа цию. Для контроля выполнения подобных условий СМО осуществляет периодическую и выборочную экспертизу, по результатам которой к ЛПУ и иным медицинским орга низациям могут быть применены различные штрафные санкции.

9.5. Качество медицинской помощи в уголовном праве.

Значение качества медицинской помощи в уголовном процессе в значительной степени совпадает с его местом в гражданско-процессуальном производстве, поэтому рассмотрим лишь некоторые особенности.

Так, в первую очередь необходимо отметить, что к уголовной ответственности обычно привлекается лицо, виновное в совершении преступления. К преступлениям, в той или иной степени связанным с оказанием некачественной медицинской помощи, следует отнести причинение смерти или вреда здоровью по неосторожности (ст. 109 и 118 УК РФ), заражение ВИЧ-инфекцией вследствие ненадлежащего исполнения лицом профессиональных обязанностей, нарушение санитарно-эпидемиологических правил, повлекшее по неосторожности массовое заболевание людей или смерть человека.

Субъект преступления и его виновность устанавливаются судом па основании фактов, собранных по делу, свидетельских показаний, а также заключений экспертов.

Эксперты могут быть привлечены для установления лица, чьи действия явились непо средственной причиной наступления негативных последствий, например в случае, ко гда пациент лечился у нескольких врачей. Кроме того, необходимо отметить довольно значимую роль экспертного заключения в установлении виновности. Согласно ст. УК РФ деяние признается совершенным невиновно, если лицо, а о совершившее, не предвидело возможности наступления общественно опасных последствий и по обстоя тельствам дела не должно было или не могло их предвидеть. Однако в случаях, связан ных с причинением тяжкого вреда здоровью или смертью пациента, без проведения де тального изучения их причин можно легко поддаться искушению обвинить медицин ского работника в грубых просчетах. В то же время эксперт обязан сделать объектив ное заключение, основанное на том, как должны были поступив в данной ситуации иные специалисты (врач, фельдшер или медицинская сестра), имеющие в наличии те же технические возможности, состояние здоровья пациента и информацию, что и обви няемый. Исходя из подобного заключения, суд принимает решение о виновности или невиновности медицинского работника, что является важнейшим условием для даль нейшего рассмотрения дела.

Что касается объективной стороны преступления, то, как и в гражданском про цессе, суд устанавливает наличие общественно опасных последствий (либо самостоя тельно, либо на основании заключения СМЭ), а также выявляет причинно следственную связь между действиями обвиняемого и наступлением угнанных послед ствий на основании заключения экспертизы. При определении противоправности дея ния в отличие от гражданского процесса деловые обыкновения не рассматриваются как источник права. В уголовном разбирательстве обычно указываются конкретные нормы права, например стандарты, которые были нарушены.

Принимая во внимание то, что профессиональная деятельность в значительной степени не регламентирована, УК РФ использует еще один критерий, указывающий на противоправность деяния, — ненадлежащее исполнение липом своих профессиональ ных обязанностей. Такие обязанности (правила) могут быть установлены законом, дру гим нормативным актом, утверждены администрацией медицинской организации, ус тановлены отраслевым стандартом (стандарты качества медицинской помощи). При привлечении медицинского работника к уголовной ответственности за причинение смерти человеку по неосторожности в результате нарушения профессиональных обя занностей должно быть установлено, что данное лицо знало эти обязанности и было предупреждено об ответственности за их нарушения.

Нарушение стандартов качества медицинской помощи или официально утвер жденных профессиональных обязанностей расценивается как фактическое обстоятель ство. Поэтому заключение эксперта о том, имела ли место противоправность в действи ях медицинского работника, в данном случае обычно не требуется.

9.6. Качество медицинской помощи в трудовом праве.

Последнюю группу правоотношений, играющих существенную роль в медицин ской деятельности, составляют трудовые отношения между администрацией лечебного учреждения и медицинскими работниками. Поскольку оказание медицинской помощи надлежащего качества входит в обязанность медицинской организации как работодате ля, ее администрация делегирует эту обязанность своим работникам посредством тру довых соглашений, коллективных договоров и правил внутреннего трудового распо рядка ЛПУ. Администрация медицинской организации принимает на работу врачей и средний медицинский персонал, имеющих дипломы о получении соответствующего образования и сертификаты специалиста, которые свидетельствуют о знании ими со временных лечебно-диагностических технологий и удостоверяют их способность ока зывать медицинскую помощь надлежащего качества.

Медицинский работник, осуществляющий профессиональную деятельность в ЛПУ, обязан подчиняться принятым в нем требованиям трудового распорядка (ст. ТК РФ). Фактически это означает, что он должен встраиваться в систему обеспечения качества медицинской помощи, сложившуюся в данной медицинской организации и включающую трудовой распорядок дня, правила взаимоотношений с пациентами, тех нологии лечебно-диагностического процесса.

Несоблюдение качества медицинской помощи является основанием для наложе ния на работника дисциплинарного взыскания независимо от того, повлекло ли это не благоприятные последствия или нет. Для вынесения взыскания должны быть установ лены не только факт нарушения медицинским работником требований к качеству ме дицинской помощи, но и его вина. Как правило, факт оказания некачественной меди цинской помощи является основанием для внутрибольничного разбора на КЭК, клини ко-анатомической конференции или собрании медицинскою персонала, решения кото рых являются основанием для наложения дисциплинарного взыскания.

При незначительных нарушениях администрация ЛПУ ограничивается замеча нием или выговором. Несоблюдение стандартов качества медицинской помощи, при ведшее к причинению вреда или смерти пациента, может повлечь увольнение медицин скою работника, а также привлечение его к другим видам ответственности.

Таким образом, анализ вопроса о правовом значении качества медицинской по мощи в правоотношениях, складывающихся в системе здравоохранения, свидетельст вует о его существенной роли в наступлении различных видов ответственности, кото рая может быть реализована посредством трех правовых институтов: стандартов каче ства медицинской помощи;

его экспертизы;

деловых обыкновений.

9.7. Место стандартов, экспертизы и деловых обыкновений в оценке качества ме дицинской помощи.

Стандарты качества медицинской помощи представляют собой минимальный уровень различных медико-социальных показателей, который отражает современный этап развития медицины и может быть достигнут всеми медицинскими организациями РФ, имеющими разрешение на осуществление конкретных видов медицинской дея тельности. Понятно, что выполнить требования стандартов относительно всех видов лечебно-диагностических мероприятий в состоянии далеко не каждая медицинская ор ганизация. Поэтому администрация вновь созданного, а в ряде случаев и существую щего лечебного учреждения, прежде чем обращаться за получением лицензии на опре деленные виды деятельности, должна реально оценить свои возможности.

Лицензирующий орган оценивает способность медицинской организации оказывать качественную медицинскую помощь по косвенным показателям (стандарты группы А).

Согласно Постановлению Правительства РФ от 21 мая 2001 г. № 402 «Об утверждении Положения о лицензировании медицинской деятельности» к лицензионным требовани ям и условиям (Лицензионные требования и условия — совокупность установленных положениями о лицензировании конкретных видов деятельности требований и усло вии, выполнение которых обязательно при осуществлении лицензируемого вида дея тельности) относятся:

- выполнение требований законодательства РФ;

Pages:     | 1 | 2 || 4 | 5 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.