WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |

«Haциoнaльный фoнд noдгoтoвки кaдpoв Подготовлено при финансовом содействии Национального фонда подготовки финансовых и управленческих кадров в рамках его Программы подержки академических инициатив в ...»

-- [ Страница 2 ] --

B настоящем документе этот вопрос рассматривается под углом зре ния стратегического управления. Другими словами, высказанные здесь соображения по проблеме оценки не связаны ни с какими формально правовыми ограничениями, которые в конечном счете предусматрива ются патентными законами или стандартами учета. Вместо этого патент рассматривается в настоящем документе как актив корпорации, сто имость которого определяется стоимостью лежащего в его основе техни ческого новшества, степенью технической, правовой и рыночной нео пределенности и сценарием конкуренции, как он представляется патен тообладателю. В этом смысле настоящий документ во многом разделяет точку зрения, согласно которой с корпоративной точки зрения патенты лучше всего рассматривать и оценивать как реальные опционы3.

Однако настоящей документ отражает попытку сделать еще один шаг вперед в обсуждении путем постановки следующих вопросов:

• Как мы можем на практике оценить исходные параметры (на пример, ожидаемые денежные потоки, валотильность и т.д.) при оцен ке патентов как реальных опционов?

• И более конкретно: как такую задачу можно выполнить на прак тике с разумными затратами в отношении больших портфелей патен тов, когда необходимо быстро оценить стоимость нескольких сотен или даже большего количества патентов?

Насколько автор может судить из собственного опыта, именно последний вопрос остается наиболее проблемным в повседневной работе аналитиков и менеджеров по НИОКР.

В том, что касается рассмотрения первого вопроса, настоящий до кумент в краткой форме продолжает обсуждение, начатое Питкетли (1999 год), на тему «Реальные опционы – патенты, проблемы и реше ния». Для того чтобы предложить способы удовлетворения второго требования по созданию соответствующих методов оценки патентных портфелей, сначала мы сделаем шаг назад и вновь рассмотрим осно вополагающие вопросы оценки патентных прав. И уже на следующем этапе мы рассмотрим современное положение дел в данной области и ожидаемый будущий потенциал методов оценки патентных портфе лей с использованием эконометрически обоснованных показателей.

1.1. Оценка патентов на основе метода реальных опционов – современная практика и связанные с нею проблемы При оценке патентов в качестве реальных опционов Питкетли (1999 год) выделяет три основные проблемы.

1. Определение текущей цены объекта патента путем прогнозиро вания нынешней стоимости денежных потоков от патента.

2. Определение волатильности, присущей объекту патента.

3. И наконец, допущение оценки, в которой патенты рассматрива ются как комбинированные опционы.

Я думаю, что в действительности все эти три проблемы порождают серьезные вопросы при обсуждении реальности применения метода реальных опционов для оценки патентов. Кроме того, я полагаю, что в конкретном случае, когда речь идет об оценке какого либо патента, зачастую бывает сложно оценить даже такие параметры, как инвести ционные затраты и сроки инвестирования. Другими словами, оцен ка любого из параметров, входящих в формулу Блэка и Шоулса (Блэк и Шоулс, 1973 год) или даже в более сложные модели, допол нительно усугубляет проблемы, связанные с оценкой патентов1.

Тем не менее, в прошлом предпринимались интересные попытки применить формулу Блэка и Шоулса (1973 год) к оценке патентов. Как подсказывает интуиция, рыночный бенчмаркинг, безусловно, пред ставляет собой интересный способ определения исходных парамет ров, необходимых для расчета стоимости патента как опциона. В этом случае косвенно подразумевается, что можно найти такой реально проданный опорный объект или портфель объектов ИС, которые де монстрируют такую же волатильность, что и объект патента или груп пы патентов, подлежащие оценке. Кроме того, существует немало эмпирических доказательств того, что рыночная стоимость корпора ций связана с их пакетом ИС1. В общем и целом такие выводы оправ дывают применение рыночного бенчмаркинга для оценки патентов.

Однако с научной точки зрения меня не перестает интересовать вопрос о том, что именно мы можем сказать об обоснованности таких подходов к определению стоимости патента2. Несмотря на возмож ное существование целого ряда случаев, когда данный подход прино сит научно обоснованные результаты3, боюсь, что сохраняется значи тельное количество ситуаций, когда сопоставимые уже проданные на рынке объекты ИС найти сложно: речь идет, например, о патентах, защищающих радикальные изобретения;

патентах, защищающих изобретения, которые используются компаниями с широким ассор тиментом выпускаемой продукции;

патенты, приобретаемые как сред ство оказания нажима при заключении сделок и защищающие изоб ретения в отраслях, объединяющих широкий спектр различных тех нологий и т.д. Во всех этих случаях может быть трудно найти обосно ванные показатели современной стоимости денежных потоков и их волатильности через отыскание реально проданных на рынке сопос тавимых активов.

Однако обоснованность является, конечно же, только одним из критериев, затрагивающих приемлемость оценки патентов под кор поративным углом зрения. Другими такими критериями являются доступность информации (временные ограничения) и затраты на рас четы для проведения оценки. Эти критерии будут кратко рассмотре ны в следующей части.

1.2. Критерии соответствия методов оценки патентов с корпоративной точки зрения Как уже упоминалось выше, настоящий документ подготовлен с по зиций стратегического управления. Поэтому типичные вопросы в от ношении оценки патентов скорее всего могут быть следующими:

• Какова стоимость нашего собственного пакета ИС в рамках оп ределенного технологического сектора? (Контроль) • Какую сумму нам следует запросить у какого либо определен ного лицензиата за использование какой либо конкретной группы патентов? (Стратегия по НИОКР/маркетинг) • Какую максимальную цену мы должны заплатить за покупку выставленного на продажу портфеля ИС нашего конкурента? (Стра тегия по НИОКР) Такие вопросы указывают на серию прикладных управленческих задач, решение которых требует проведения оценок не отдельных па тентов, а их групп. Каковы в такого рода случаях недостатки приме нения вышеуказанного метода рыночного бенчмаркинга?

Во многих из этих случаев бывает трудно найти какую либо пос ледовательную опорную группу объектов ИС для применения модели реальных опционов, как это предлагалось выше. Одной из проблем может стать обоснованность. Однако даже в том случае, если груп па патентов, подлежащая оценке, является достаточно согласованной, чтобы это могло оправдывать применение модели реальных опцио нов, все же могут возникнуть проблемы вследствие новизны техноло гии. Метод бенчмаркинга не приносит успеха, если эквивалентные пакеты ИС попросту не продавались на рынке. Одной из проблем мо жет стать недоступность информации. Однако самое важное ог раничение, по видимому, обусловлено тем, что проводить детальную оценку на основе реальных опционов каждого отдельного объекта ИС или каждого делимого на части пакета объектов ИС при оценке сово купной стоимости патентного портфеля слишком дорого. Одной из проблем могут стать затраты на оценку.

Краткое изложение потенциальных препятствий для использова ния существующих оценок стоимости реальных опционов дает нам перечень критериев приемлемости оценок патентов с точки зрения стратегического управления. Вне зависимости от того, рассматрива ются ли группы патентов или отдельные объекты ИС, 1) обоснованность оценки является важным критерием. Однако в различных сценариях, которые должны учитываться при подходе с управленческой перспективы, ключевое значение могут приобре тать и другие критерии.

В частности, при оценке патентных портфелей, 2) затраты на оценку в расчете на один патент начинают играть важную роль. Кроме того, 3) необходимая информация для оценки должна быть доступной как можно раньше в течение срока действия подлежащих оценке патентов;

4) в идеале необходимая информация должна быть общедоступ ной, чтобы ее можно было использовать также и для оценки патентов конкурента.

Таким образом, что касается вышеперечисленных критериев оцен ки, то могут возникать разнообразные ситуации, в которых оценка патентов путем рыночного бенчмаркинга оказывается затруднитель ной или недостаточной. Поэтому возникает вопрос о том, какие по тенциальные методы могли бы вообще удовлетворить эти потребнос ти практического управления. Разумеется, в настоящем документе не ставится задача дать окончательный ответ на этот вопрос или найти философский камень. Автор лишь делает попытку добиться некото рого прогресса, сделав сначала шаг назад, а затем пойдя в ином на правлении, которому специалисты практики уделяли до сих пор мень ше внимания.

Таким образом, ниже я сначала рассмотрю основные вопросы, а имен но: что представляет из себя стоимость патента с управленческой пер спективы? И насколько вообще возможно определить его стоимость?

Первые два раздела следующей главы будут посвящены этим двум вопросам. Затем я подробнее рассмотрю вопрос об использовании альтернативных показателей для оценки стоимости патентов.

2. СТОИМОСТНАЯ ОЦЕНКА ПАТЕНТОВ С УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ПЕРСПЕКТИВЫ 2.1. Определение стоимости патента Что такое стоимость патента с управленческой точки зрения? Ав тор исходит из того, что стоимость патента не может быть наблюдае ма. Стоимость патента с управленческой точки зрения является тео ретическим понятием (как станет ясно ниже). Таким образом, сто имость патентов, строго говоря, вообще нельзя «измерить». Ее нужно оценивать или рассчитывать в соответствии с ее определением.

Какое можно найти подходящее определение для стоимости па тента? Как указывают Хархофф, Шерер и др. (1999 год), для основной части применимых на практике сценариев стоимость какого либо патента с управленческой перспективы лучше всего можно опреде лить как разницу между дисконтированной будущей прибылью, ко торую получит патентообладатель за остающийся жизненный цикл патента, и той, которая была бы получена в ситуации, если бы патен том владел его самый сильный конкурент в данной области1. Такую стоимость часто называют «номинальной стоимостью» патента.

Уравнение 1 выражает данное определение в виде очень общей формулы.

Стоимость патента ожидаемая = К (ПI – ПI ) = I C = К (pI, qI, cI, pC, cI – pI*, qI*, cI*, pc*, qc*, cc *) (l) где: ПI – прибыли патентообладателя, если он сам является владель I цем патента на технологию;

ПI – прибыли патентообладателя, если С бы владельцем патента являлся его самый сильный конкурент;

рI,дI,сI – цены, проданные количества и издержки патентообладателя;

pc,qc,cc – цены, проданные количества и издержки конкурента;

PI*,qI*,cI* – ретроальтернативные цены, проданные количества и издержки патен тообладателя в случае, если бы патентом владел конкурент;

рс*, qc*, сс* – ретроальтернативные цены, проданные количества и издержки кон курента в случае, если бы патентом владел такой конкурент.

Расчет стоимости патента в соответствии с данным определением вызывает очевидные проблемы. В соответствии с выбранным опреде лением рассчитать (ожидаемую) текущую стоимость денежных пото ков для патентообладателя в том случае, если он является владельцем патента, недостаточно. Необходимо также рассчитать ее для сцена рия, при котором владельцем патента является самый сильный кон курент. Однако ожидаемые денежные потоки во втором сценарии яв ляются ретроальтернативными, т.е. их никогда нельзя наблюдать.

Поэтому стоимость патента и является теоретическим понятием.

Таким образом, вопрос заключается в том, каким образом сто имость патента можно было бы приравнять к чему либо другому.

Если предположить, что бенчмаркинг текущей стоимости денеж ных потоков (а также ее риска или распределении) на основе сопоста вимых объектов ИС невозможен по причинам, указанным выше, при ходится искать другие пути оценки будущих и частично ретроальтер нативных денежных потоков и их волатильности.

Другой подход к оценке патентов заключается в выявлении «фак торов стоимости» или практических проявлений таких факторов сто имости. Несмотря на свои очевидные изъяны1, данная методология широко применяется для оценки стоимости компаний, где практи ческая оценка «реальных опционов», пожалуй, не менее сложна, чем в случае оценки патентов2. В разделе 2.2.1 будет продолжено рассмот рение такого подхода к альтернативной оценке на основе метода ре альных опционов с использованием факторов стоимости вместо ры ночного бенчмаркинга.

2.2. Расчет стоимости патента без использования рыночного бенчмаркинга В данном разделе первым делом мы попытаемся углубить понима ние того, из чего складывается стоимость патента (2.2.1). Структура реальных опционов вбирает в себя различные факторы стоимости, известные нам из специальной литературы. Обсуждение этой концеп ции стоимости – это не самоцель: оно лишь призвано углубить пони мание читателем того, как можно в результате рассчитывать стоимость патентов с помощью стоимостных аналогов, которые являются опе рационализацией латентных факторов стоимости. Этот вопрос рас сматривается в разделе 2.2.2. Наряду с критериями приемлемости для оценок патентов с управленческой перспективы, которые были оха рактеризованы выше, здесь также обсуждаются имеющиеся теорети ческие и эмпирические знания о применимости этих аналогов.

2.2.1. Другая структура «реальных опционов» для патентов В таблице 1 финансовые опционы сравниваются с реальными оп ционами.

Таблица 1. Финансовые опционы и реальные опционы Финансовый опцион на акции Реальный опцион Время до истечения срока действия Оставшееся время для возможного инвестирования Цена исполнения опциона Инвестиционные затраты на проект Существующая цена исходной акции Текущая стоимость денежных потоков в рамках проекта Стандартная девиация доходности Стандартная девиация стоимости исходной акции проекта (волатильность) Безрисковая учетная ставка Безрисковая учетная ставка Источник: Питкетли (1999 год) (с небольшими изменениями).

Как показывает Райтциг (2002 год), существующие знания о фак торах стоимости (или детерминантах стоимости) патентов могут быть суммированы в рамках структуры реальных опционов.

Ниже приводятся три параметра, показывающих специфику па тентов, а именно: сроки инвестирования, текущая стоимость денеж ных потоков в рамках проекта и стандартная девиация стоимости про екта.

• Когда речь идет о патентах, срок действия какого либо патен та (или жизненный цикл) соответствует максимальному сроку инвес тирования.

• Текущая стоимость денежных потоков в рамках проекта дол жна определяться новизной патента, степенью изобретательности (необычностью), степенью раскрытия информации, охватом, пре пятствиями (с технической точки зрения) для обхода изобретения, его позицией внутри портфеля других патентов и дополнительными активами патентообладателя.

• Стандартная девиация стоимости патента (волатильность) должна определяться степенью технической, правовой и рыночной неопределенности.

Ниже приводится краткое объяснение основных терминов, упо мянутых выше. При этом я буду указывать первоисточники из эконо мической литературы, чтобы заинтересовавшийся читатель мог к ним обратиться. В настоящем документе не ставится задача подробно рас смотреть предварительные эмпирические доказательства значения всех факторов стоимости1. Поэтому обсуждение эмпирических резуль татов исследований в отношении всех детерминантов ценности не проводится, а если некоторые из них и рассматриваются, то только кратко.

2.2.1.1. Срок действия патента Различные микроэкономические модели, используемые для раз работки патентных систем, в лучшем случае исходят из предположе ния, что экономическая стоимость патента для его владельца увели чивается в соответствии со сроком действия этого патента. Более по здние модели (см., например, Матутес, Регибау и др., 1996 год) отли чаются от своих предшественников (см. Нордхаус, 1967 год) главным образом в том, что они делают более реалистичные предположения о распределении во времени нормы дохода за период2.

2.2.1.2. Новизна и степень изобретательности (необычность) Грин и Скочмер (1995 год) первыми ввели понятие «новизна» в эко номическую модель стоимости патента. В качестве юридического термина параметр новизны хорошо известен юристам – и теорети кам, и практикам. Под новизной подразумевается технологическая ди станция между защищенным патентом изобретением и современным уровнем развития техники. Аналогичным образом понятие степени изобретательности (или необычности) известно юристам уже давно, однако в экономическом дискурсе оно впервые официально появи лось благодаря Грину и Скочмеру (1995 год).

2.2.1.3. Охват патента Клемперер (1990 год) и Гилберт и Шапиро (1990 год) первыми предположили, что степень, в которой патент защищает изобретение, т.е. охват патента, оказывает влияние на стоимость этого патента. Ав торы предполагают, что охват патента оказывает положительное воз действие на его стоимость.

2.2.1.4. Раскрытие информации Грин и Скочмер (1995 год) считают, что раскрытие технической информации имеет положительный внешний эффект для конкурен тов патентообладателя, чего патентующая фирма, возможно, хотела бы избежать. Раскрытие информации должно уменьшать стоимость патента для его владельца.

2.2.1.5. Препятствия для обхода изобретения Патенты должны иметь больше возможностей блокирования, тог да будет труднее обойти защищенное изобретение с помощью какой либо новой технологии. Эта идея была впервые введена в формаль ную модель Таллинн (1992 год).

2.2.1.6. Дополнительные активы Патенты защищают отдельные виды продукции или процессы.

Часто бывает так, что для коммерциализации защищенного патентом изобретения необходима дополнительная технология и другие допол нительные активы. Вопрос о том, каким образом коммерческий успех какого либо изобретения зависит от наличия дополнительных акти вов, более подробно анализирует Тис (1986 год).

2.2.1.7. Степень технической, правовой и рыночной неопределенности Стоимость патентов подвержена влиянию неопределенности трех видов. Существование технологической неопределенности было впер вые признано Гилбертом и Ньюберри (1982 год) в экономической ли тературе по патентам. Основная идея заключается в том, что патенто вание обычно осуществляется тогда, когда коммерческий успех ко нечной продукции все еще зависит от преодоления будущих техни ческих препятствий. Следующим по значению после фактора технической неопределенности является рыночная неопределенность.

В теоретической экономической литературе по патентам этот аспект впервые рассмотрели тоже Гилберт и Ньюберри (1982 год)1. И нако нец, правовая неопределенность влияет на «волатильность» текущих денежных потоков на основе патента. Правовая неопределенность отличается от технической и рыночной неопределенности двояко. Во первых, правовая неопределенность частично определяется патенто обладателем. Это порождает дополнительную проблему для оценки патентов на основе метода реальных опционов в том плане, что из менчивость становится эндогенной. Первой данный вопрос в эконо мическую литературу ввела Ланжув (1998 год). Развивая модель Пэй ксе (1986 год), она вводит понятие правовой неопределенности, кото рая возникает вследствие риска возбуждения и удовлетворения исков о нарушении патентов. Более поздние исследования, проведенные, например, Хархоффом и Райтцигом (2001 год), отражают несколько иной подход к этому вопросу. Во вторых, правовая неопределенность вряд ли может вызвать повышение стоимости объекта патента: она может приводить лишь к понижению этой стоимости (иски о действи тельности или нарушении патента). Таким образом, по прежнему не ясно, в какой степени правовая неопределенность вообще может вли ять на стоимость опциона 2.2.1.8. Эмпирические доказательства – важность факторов стоимости в зависимости от использования патентов При рассмотрении эмпирических доказательств необходимо про вести различие между их отдельными видами, существующими в на стоящее время, а именно: исследованиями с использованием экспер тных оценок и исследованиями с использованием альтернативных мер для установления и в том и другом случае корреляции между стоимо стью патентов и факторами стоимости. Насколько мне известно, было опубликовано только одно эмпирическое исследование, в котором проведена непосредственная связь между экспертными оценками раз личных детерминантов стоимости и стоимостью патентов. В этом ис следовании расчетная стоимость 127 патентов на полупроводники была регрессирована с учетом экспертных оценок различных факто ров стоимости. Для этой весьма конкретной выборки оказалось, что новизна и степень изобретательности находились в тесной взаимо связи со стоимостью патентов, как и предсказывали эксперты. Слож ность обхода изобретения и раскрытие информации, как выяснилось, не имели большого значения. Рамки исследования не позволяли оце нить воздействие других параметров1. Интересно, что результаты дан ного исследования показали, однако, что раскрытие информации о патентах оказывало положительное влияние на их стоимость. Дан ный результат исследования подчеркивает необходимость проводить различие между разнообразными «целями использования» или спо собами применения патентов, когда речь идет о факторах стоимости в целях проведения оценки. Как хорошо известно из литературы, па тенты могут использоваться в различных целях. Еще примерно двад цать лет назад и раньше считалось, что патенты нужны главным обра зом для того, чтобы не дать конкурентам возможность использовать защищенную ими технологию. И действительно, Хараби (1995 год) и Коэн, Нельсон и др. (2000 год) еще сегодня находят эмпирические доказательства в пользу этой традиционной посылки. Однако в пос ледние годы в литературе также указывается, что патенты могут ис пользоваться и в других целях. Ран (1994 год) подчеркивает значение патентов как средств «обмена технологией» с конкурентами. В обзоре полупроводниковой промышленности Америки Холл и Хэм Зидонис (2001 год) указывают, что основными мотивами патентования в дан ной области являются переговорные соображения. Таким образом, к результатам исследования Райтцига (2001а) необходимо подходить критически. Раскрытие информации может иметь положительное воздействие для какой либо компании, производящей полупровод ники и участвующей в общем патентном пуле вместе с другими круп ными компаниями этой области, в том плане, что раскрытие техни ческих ноу хау создает у потенциальных партнеров по переговорам впечатление о компетентности. С другой стороны, для корпораций химической промышленности раскрытие информации может иметь отрицательные последствия, так как они не участвуют ни в каких об щих патентных пулах и скорее заинтересованы в том, чтобы скрыть свои технологии от конкурентов так надежно, как это возможно1.

Косвенные эмпирические доказательства оправданности исполь зования срока действия патента в качестве одного из факторов сто имости приводятся в двух крупных эмпирических исследованиях, про веденных Шанкерманом и Пэйксом (1986 год) и Ланжув, Пэйксом и др.

(1996 год). Шанкерман и Пэйкс (1986 год) исследуют реально приня тые решения о возобновлении патентов патентообладателями Герма нии, Соединенного Королевства и Франции в период с 1955 по 1978 год в качестве зависимой переменной в рамках структурной модели оцен ки, в которой решение о возобновлении патента рассматривается как инвестиционное решение. Их данные охватывают 1,7 млн. таких ре шений. Результаты исследования показывают, что общая ценность какого либо патента (с момента выдачи до истечения срока действия) со временем увеличивается нелинейно1. Сопоставимым с работой Шанкермана и Пэйкса (1986 год) является исследование, проведен ное Ланжув, Пэйксом и др. (1996 год). Авторы анализируют решения о возобновлении, принятые в отношении групп патентов в Германии за период с 1953 по 1988 год. Данные охватывают более 20 000 приня тых решений о возобновлении. Результаты исследования Ланжув, Пэйкса и др. (1996 год) сопоставимы с результатами, полученными Шанкерманом и Пэйксом (1986 год)2.

Косвенные эмпирические доказательства обоснованности исполь зования параметра новизны в качестве одного из факторов стоимости приводятся в исследовании, проведенном Карпентером, Купером и др.

(1980 год). Указывая, что патентные ссылки на научную литературу в ходе процедуры экспертизы (см. более подробно ниже) связаны со стоимостью патента, они утверждают, что новизна является одним из факторов стоимости.

Существуют и некоторые очень предварительные эмпирические доказательства значения степени изобретательности в качестве одно го из факторов стоимости патента В своем исследовании, охватываю щем 613 европейских химических патентов, Райтциг (2002 год) ука зывает, что показатели, которые позволяют достаточно обоснованно операционализировать параметр степени изобретательности какого либо патента, взаимосвязаны с его стоимостью.

Существуют также некоторые предварительные эмпирические до казательства обоснованности использования параметра широты па тента в качестве одного из факторов стоимости. Лернер (1994 год) по казал, что стоимость американских фирм, работающих в области био технологий, растет с ростом «охвата» патентов, которыми они владеют.

Лернер измерял «охват» числом четырехзначных кодов Международ ной патентной классификации (МПК), присвоенных патентам в его выборке. Утверждая, что число четырехзначных кодов МПК является квазипоказателем охвата патента, он пытается доказать теоретичес кое предположение о том, что широта патента положительно корре лирует с его стоимостью. Кроме того, объем притязаний по патенту (см. также ниже) теоретически также должен отражать широту патен та. Показав, что патенты, взвешенные по объему их притязаний, со относятся с макроэкономическими показателями эффективности на циональной экономики, Тонг и Фрейм (1992 год) получили некото рые самые первые эмпирические доказательства того, что широта па тента является еще одним фактором его стоимости. Результаты, по лученные Ланжувом и Шанкерманом (2000 год) и свидетельствую щие о том, что вероятность оспаривания какого либо патента в суде увеличивается вместе с ростом объема его притязаний, также подтвер ждают предположение о том, что широта патента может быть важным детерминантом его стоимости1.

И наконец, существуют некоторые эмпирические доказательства значения параметра технической и рыночной неопределенности. В од ном из исследований, опубликованных Европейским патентным уп равлением (ЕПУ) в 1994 году, указывается, что европейские податели заявок на патенты заявляют, что в 7% случаев, когда они решают не подавать документы на патент, фактор технической неопределеннос ти сказывается на их решении2. Для японских подателей так обстоит дело в 14% случаев3. В этом исследовании также указывается, что в 20% случаев, когда европейские заявители решали не подавать заявку на патент, их решение было обусловлено фактором рыночной неопреде ленности (для японских заявителей этот показатель достигает 31%).

2.2.1.9. Промежуточное заключение Стоимость патента является теоретическим понятием, и рассчи тать ее трудно. Оценка патентов на основе метода реальных опционов привлекательна с той точки зрения, что в ней учитывается ограни ченное время действия патента и неопределенность ожидаемых де нежных потоков. Оценка денежных потоков и их волатильности на лагает дополнительные практические проблемы. Метод рыночного бенчмаркинга является интересным подходом к расчету стоимости патента, однако его можно применять не во всех случаях. Альтерна тивный подход заключается в оценке детерминантов стоимости па тента. Поскольку большинство таких детерминантов стоимости яв ляется латентными конструктами, для «измерения» их нужно опера ционализировать. Оценки патентов с использованием индикаторов стоимости могут стать интересным альтернативным подходом к оп ределению их стоимости.

2.2.2. Показатели стоимости патента Как указывалось выше, рассмотрение факторов стоимости и их впле тение в структуру опциона – это не самоцель. В конечном счете задача настоящего документа заключается в рассмотрении вопроса о том, как можно рассчитать стоимость патентов, и в частности больших патент ных портфелей, для удовлетворения потребностей практического управ ления. Исходя из критериев приемлемости, рассмотренных нами ранее, оценка патентов должна быть научно обоснованной, осуществимой в лю бое время и для любого вида патентных портфелей (как собственных, так и принадлежащих к конкурентам) и не должна быть дорогой.

Один из подходов заключается в использовании индикаторов сто имости патента, выработанных самой патентной системой. В соот ветствии с моделью, разработанной в пункте 2.2.1, такие показатели являются обоснованными, либо если они операционализируют один (или несколько) из факторов стоимости, либо если они непосредствен но соотносятся с текущей стоимостью денежных потоков от патента (ожидаемое вознаграждение, объемы, издержки). Диаграмма 1 иллю стрирует различные уровни обоснованности индикаторов стоимости в соответствии с точкой зрения, изложенной в настоящем документе.

Показатели Факторы стоимости Ожидаемые р, q, с Диаграмма 1. Способы использования показателей для оценки патентов В настоящем разделе будут кратко изложены существующие зна ния по вопросу о пригодности индикаторов стоимости патента, гене рируемых самой патентной системой1. В следующем разделе будут рассмотрены вопросы о том, как оценки показателей могут проводить ся на практике, а также указаны проблемы, связанные в настоящее время с применением оценок на основе показателей.

2.2.2.7. Показатели стоимости патента, проверенные эмпирическим путем Райтциг (Reitzig 2001 b) представляет сведенный в таблицы обзор существующих научных эмпирических исследований, в которых рас сматривается соотношение между стоимостью патента и показателя ми информации о патенте. Исследования характеризуются размером обследуемой выборки формата, статистической/эконометрической моделью, латентной переменной, используемой в качестве коррелята стоимости патента и полученным в результате уровнем обоснованно сти. Обзор показывает, что многие исследования не позволяют напря мую вывести показатели стоимости патента. Это объясняется тем, что во многих исследованиях зависимой переменной анализа служит не сама стоимость патента, а коррелят этой стоимости. Порой это зат рудняет рассмотрение эмпирических результатов, когда мы пытаем ся интерпретировать корреляцию между наблюдаемым показателем и стоимостью патента. Однако до известных пределов мы можем сде лать некоторые общие заключения, касающиеся обоснованности про веренных переменных в качестве показателей стоимости патентов.

В дальнейшем я сначала очень кратко расскажу, что означают не которые переменные, и обращусь к исследованиям, в которых они были проверены в качестве коррелятов стоимости патентов. В следу ющем разделе я подытожу результаты их изучения на предмет их при годности в качестве показателей стоимости патентов. Будут рассмот рены вопросы их обоснованности1, доступности и затрат на их вы числение.

2.2.2.1.1. Регрессивные ссылки Американские и европейские патенты до выдачи проходят проце дуру экспертизы. Требованиями для патентования являются новизна и степень изобретательности (необычность). На практике патентные эксперты выносят решение о выполнении этих требований на основе изучения современного положения дел, как это отражено в существу ющих публикациях, в том числе в предшествующих патентных доку ментах. Относящиеся к делу документы, отражающие современный уровень развития техники, цитируются патентными экспертами и пуб ликуются вместе с подлежащей экспертизе заявкой на патент. Та кие документы называются регрессивными ссылками. Регрессивные ссылки были рассмотрены в следующих исследованиях: Карпентер, Купер и др., 1980 год;

Нарин, Нома и др., 1987 год;

Ланжув и Шанкер ман, 2000 год;

Ланжув и Шанкерман, 1999 год;

Хархофф, Шерер и др., 1999 год;

Хархофф и Райтциг, 2000 год.

2.2.2.1.2. Прогрессивные ссылки Понятие «прогрессивные ссылки» обозначает, сколько раз какой либо уже выданный патент цитируется в качестве документа, отража ющего современное развитие техники в какой либо области, в ходе экспертизы последующих рассматриваемых патентов. Прогрессивные ссылки были рассмотрены в следующих исследованиях: Нарин, Нома и др., 1987 год;

Трайтенберг, 1990 год;

Ланжув и Шанкерман, 1999 год;

Альберт, Авери и др., 1991 год;

Хархофф, Шерер и др., 1999 год;

Хар хофф и Райтциг, 2000 год.

2.2.2.1.3. Размер семейства Под размером семейства понимается некая величина, отражающая количество государств, в которых какой либо патент является юри дически действительным. Показатель размера семейства был рассмот рен в следующих исследованиях: Ланжув, Пэйкс и др., 1996 год;

Лан жув и Шанкерман, 1999 год;

Геллек и Ван Поттелсберг де ла Поттери, 2000 год;

Хархофф и Райтциг, 2000 год.

2.2.2.1.4. Охват Переменная охвата призвана отразить объем патента. Эта перемен ная была рассмотрена в следующих исследованиях: Лернер, 1994 год;

Хархофф, Шерер и др., 1999 год;

Хархофф и Райтциг, 2000 год;

Лан жув и Шанкерман, 2000 год.

2.2.2.1.5. Право собственности на патент Переменная права собственности на патент указывает, кому при надлежит это право. Во многих исследованиях данная переменная использовалась для того, чтобы провести различие между собствен ностью физических и юридических лиц. Она рассматривалась в сле дующих исследованиях: Ланжув и Шанкерман, 2000 год;

Хархофф и Райтциг, 2000 год;

Геллек и Ван Поттельсберг де ла Поттери, 2000 год.

2.2.2.1.6. Количество притязаний в патентной формуле Количество притязаний призвано отразить объем патента. Либо в качестве абсолютной величины, либо в качестве фактора удельного веса оно было рассмотрено в следующих исследованиях: Тонг и Фрейм, 1992 год;

Ланжув и Шанкерман, 1999 год;

Ланжув и Шанкерман, 2000 год.

2.2.2.1.7. Стратегия патентования (способ подачи документов) Документы на патент могут подаваться различными способами. На международном уровне альтернативным механизмом отдельной по дачи документов в разных странах является представление заявки пу тем использования так называемого договора о патентной коопера ции (ДПК). Разные способы подачи документов на патент обусловле ны стремлением достичь разные стратегические цели1. Переменная способа подачи документов/стратегии патентования была рассмотрена в следующих исследованиях: Геллек и Ван Поттелсберг де ла Поттери, 2000 год;

Райтциг, 2002 год.

2.2.2.1.8. Количество заявителей Заявка на патент может подаваться несколькими заявителями. Дан ная переменная была рассмотрена в исследовании, проведенном Гел леком и Ван Поттелсбергом де ла Поттери (2000 год).

2.2.2.1.9. Количество трансграничных научных сообществ Заявители могут иметь разную государственную принадлежность.

На основе этой информации может быть вычислена переменная, ко торая указывает, является ли данная заявка на патент продуктом транс граничного научного сотрудничества. Эта переменная была рассмот рена в исследовании, проведенном Геллеком и Ван Поттелсбергом де ла Поттери (2000 год).

2.2.2.1.10. Ведущие изобретатели Как указывает Лотка (1926 год), непропорционально большая доля научно исследовательской продукции какой либо корпорации явля ется результатом работы небольшой «элиты» (ведущих) изобретате лей. Переменная, относящаяся к ведущим изобретателям, была рас смотрена в исследовании Эрнста, Лептьена и др. (2000 год).

2.2.2.1.11. Правовые споры (оспаривание патентов) Европейские патенты можно юридически оспорить с использова нием процедуры опротестования до истечения девяти месяцев с мо мента выдачи патента. Данная переменная была рассмотрена в иссле довании, проведенном Хархоффом, Шерером и др. (1999 год).

2.2.2.2. Показатели и их пригодность для оценки патентов – промежуточное резюме В отношении обоснованности использования проверенных пере менных в качестве показателей стоимости патентов, их доступности и затрат, связанных с вычислением показателя, я прихожу к следую щим выводам1:

Регрессивные ссылки в прошлом были проверены на предмет их использования в качестве показателя стоимости патента. В данном случае основное различие необходимо проводить между патентными и непатентными ссылками. Исходя из теоретических соображений и результатов различных эмпирических исследований в данной обла сти, представляется, что регрессивные ссылки как на патентную ли тературу, так и на непатентную литературу операционализируют па раметр новизны и поэтому должны быть обоснованными коррелята ми стоимости патента. Кроме того, привлекательность какой либо тех нологической области должна быть также отражена в количестве ссылок на патентную литературу. Тем не менее исследования также показывают, что корреляция между стоимостью какого либо патента и регрессивными ссылками не всегда бывает прямой, что иногда ог раничивает возможности их применения. Регрессивные ссылки мо гут компилироваться как в отношении собственных патентных порт фелей, так и патентных портфелей конкурентов. Они становятся дос тупными уже в начале срока действия какого либо патента (после пуб ликации) и не предполагают крупных затрат (размещены в электронных базах данных).

Прогрессивные ссылки относятся к той категории показателей, которые очень широко изучены в литературе. Исходя из теоретичес ких знаний и результатов различных эмпирических исследований в дан ной области, представляется, что прогрессивные ссылки являются объективными коррелятами стоимости патентов. Патенты, которые чаще других цитируются в ходе экспертизы последующих патентов, должны в среднем иметь более высокую техническую ценность и, сле довательно, экономическую стоимость. Прогрессивные ссылки так же операционализируют параметр степени изобретательности. Их можно посчитать на основе общедоступных источников и, следова тельно, использовать для оценки как собственных патентов, так и па тентов конкурента. Недостатком прогрессивных ссылок является то, что они имеются в наличии только спустя значительное время после выдачи патента. Начинать считать прогрессивные ссылки, по види мому, было бы разумно не менее чем через четыре пять лет после по лучения патента. Таким образом, они не очень подходят для оценки патентов на ранних этапах после их выдачи. Издержки на вычисление показателя этого вида невысоки.

До настоящего времени размер семейства использовался в каче стве одного из показателей стоимости патента в некоторых эмпири ческих исследованиях. Исходя из теоретических знаний и результа тов различных эмпирических исследований в данной области, пред ставляется, что размер семейства служит объективным коррелятом стоимости патента. С теоретической точки зрения имеет смысл пред положить, что податели заявок на патент будут готовы нести допол нительные затраты на заявки (а они зависят от количества государств протекторов) в том случае, если они ожидают получить от патента со ответствующие доходы. В том что касается доступности информации, показатель размера семейства может иметь определенные недостатки по сравнению с другими показателями, упомянутыми выше. Несмот ря на общедоступность информации, необходимой для вычисления данного показателя, мне кажется, что он будет лишь в очень малых пределах колебаться для определенных корпораций, которые всегда регистрируют патенты в стандартных странах. И последнее: данный показатель можно получить в начале срока действия патента и рас считать с небольшими затратами.

Охват проверялся на предмет его использования в качестве пока зателя стоимости патента в ряде исследований. Теоретическое обо снование этого показателя представляется мне сомнительным, по скольку количество четырехзначных кодов МПК вполне может отра жать многофункциональность какого либо патента, но совсем нео бязательно – его объем. Кроме того, примерно половина исследований, упомянутых выше, не подтверждает, что этот показа тель является существенным коррелятом стоимости патента. В том что касается его доступности, данный показатель представляется весьма интересным, так как его можно рассчитать сразу после публикации выданного патента. Поскольку данные можно получить в электрон ном виде, затраты на компиляцию невысоки.

Право собственности на патент является интересным показателем, обоснованность использования которого подтверждается предвари тельными эмпирическими доказательствами. С теоретической точки зрения вполне можно предположить, что патенты, находящиеся в кор поративной собственности, являются более дорогими (особенно это относится к наукоемким отраслям промышленности), однако данное обоснование менее убедительно, чем в случае других показателей (на пример, прогрессивных ссылок). Поскольку информация о форме собственности доступна уже на ранних этапах существования патента и данный показатель можно рассчитать с небольшими затратами, он может оказаться интересным в том случае, если наблюдаются вариа ции его значений (значения могут недостаточно отличаться друг от друга, если рассматривается патентный портфель только одной кор порации).

Количество притязаний в патентной формуле может представлять интерес в качестве показателя стоимости патента в силу различных причин. С теоретической точки зрения есть основания полагать, что оно отражает текущую стоимость денежных потоков, генерируемых патентом, операционализируя его объем. В то же время количество притязаний в патентной формуле само по себе отнюдь не является сколько нибудь убедительным показателем. Кроме того, это количе ство трудно соотнести только с одним исходным параметром какой либо оценки патента как реального опциона с использованием фор мулы Блэка и Шоулса (см. ниже). Однако все же существуют предва рительные эмпирические доказательства его объективности в каче стве одного из показателей стоимости. В том что касается доступности и затрат на вычисление, данный показатель является несколько ме нее привлекательным по сравнению с другими, так как до недавнего времени данные по нему нельзя было получить в электронном виде.

Сейчас ситуация изменилась.

Такой же интерес, как и количество притязаний в патентной фор муле, представляет стратегия патентования (способ подачи докумен тов) как один из показателей стоимости патента. С теоретической точ ки зрения представляется вполне логичным предположить, что сто имость денежных потоков, которые ожидает получить от патента его владелец, должна быть отражена в его выборе способа подачи доку ментов (различные структуры затрат, временные рамки и т.д.)1. Одна ко в настоящее время существуют только два эмпирических исследо вания, обосновывающих использование переменных стратегии патен тования в качестве показателей стоимости патента. В зависимости от вида рассчитываемой переменной данные по таким показателям мо гут стать доступными не ранее чем через 29 месяцев после выдачи па тента (ДПКII). Информацию, необходимую для вычисления показа теля, можно получить в электронном виде.

Существует очень мало эмпирических доказательств обоснованно сти использования параметров количества заявителей, количества трансграничных научных сообществ и ведущих изобретателей в каче стве показателей стоимости патента. Поэтому на данном этапе я не буду обсуждать эти параметры, а в конце рассмотрю только вопрос о при годности параметра оспаривания в качестве показателя стоимости. Хотя обоснованность этого параметра подтверждается только одним иссле дованием, потенциально он может иметь большое значение в качестве показателя стоимости патента. Развивая модель Ланжув и Лернера (1997 год), Хархофф и Райтциг (2000 год) показывают, что и с теорети ческой точки зрения опротестования определенно должны быть взаи мосвязаны с ожидаемым денежным потоком от патента. Основным не достатком данного показателя является то, что данные становятся дос тупными только по истечении девяти месяцев после выдачи патента, а также то, что он соотносится не только с текущей стоимостью денеж ных потоков, но и с правовой неопределенностью патентного опциона.

Подводя итог вышесказанному, можно сделать следующий вывод.

Обоснованность использования различных показателей стоимости патента уже подтверждена к настоящему времени. Такие показатели различаются по времени, когда становится возможным получить не обходимые данные, и, в несколько меньшей степени, по уровню зат рат на вычисление.

Таким образом, на первый взгляд задача проведения оценки па тентов с использованием показателей патентной системы представ ляется несложной и понятной. Однако в действительности нехватка научных знаний по вопросу о том, какие явления отражает тот или иной показатель, по прежнему вызывает проблемы, что станет ясно из следующей части документа.

2.2.3. Определение стоимости патента с помощью показателей До этого момента целью настоящего документа было показать, что наряду с рыночным бенгмарклингом существуют и альтернативные способы оценки патентов, которые могут в большей степени удовлет ворять практические потребности компаний при оценке патентов и па тентных портфелей.

Однако вопрос заключается в том, как использовать эти показате ли для оценки патентов и почему они особенно подходят для оценки патентных портфелей?

2.2.3.1. Усовершенствованная оценка патента с помощью показателей – конечная цель Теоретически усовершенствованная оценка патента с помощью показателей могла бы выглядеть следующим образом.

1. Определение релевантных показателей для патента(ов), подле жащего(их) оценке.

2. Соотнесение этих различных показателей с расчетом текущей стоимости денежных потоков и их волатильности.

3. Выбор алгоритма расчета текущей стоимости денежных пото ков и их волатильности с помощью показателей (функциональная форма, веса).

4. Расчет стоимости отдельных патентов по формуле Блэка и Шо улса (1973 год) (в случае оценки патентного портфеля).

5. Расчет стоимости портфеля на основе информации об отдель ных патентах1.

К сожалению, на практике мы все еще далеки от желаемых резуль татов. На практике оценка патентов с помощью показателей пока еще находится на рудиментарном уровне в отношении большинства из этих этапов.

Это происходит вследствие нехватки научных знаний в отноше нии того, как правильно выполнить некоторые из этапов, упомяну тых выше. Ниже я сначала обозначу препятствия для осуществления усовершенствованной научной оценки с помощью показателей. За тем я охарактеризую существующую практику и поясню, почему уже сегодня, несмотря на существующие недостатки, использование по казателей представляет собой интересный альтернативный вариант проведения различных оценок.

2.2.3.2. Препятствия для проведения оценок с помощью показателей в теоретическом плане 2.2.3.2.1. Определение «правильных» показателей Выбор «правильных» показателей для оценки какого либо отдель ного патента или группы патентов – задача непростая. Даже при су ществовании весомых эмпирических доказательств в поддержку ги потез о том, что регрессивные ссылки, прогрессивные ссылки, раз мер семейства и другие показатели коррелируют со стоимостью па тента, всегда будет несложно найти отдельные патентные портфели, применительно к которым дело будет обстоять иначе1. На сегодняш ний день компании обычно выбирают какой либо репрезентативный (действительно существовавший) контрольный портфель, определе ние стоимости которого подтвердило обоснованность использования определенных показателей для их собственных целей. Вполне очевид но, что такой подход вызывает различные дополнительные пробле мы, главные из которых заключаются в определении стоимости конт рольного портфеля и в нахождении репрезентативной выборки.

2.2.3.2.2. Соотнесение блока различных показателей с исходными параметрами формулы оценки реальных опционов Несмотря на то, что были проведены различные эмпирические исследования (см. 2.2.2.1), в действительности очень мало известно о множественности воздействий, которую отражают определенные показатели. Ни одно из исследований, упомянутых в пункте 2.2.2.1, не подтверждает обоснованности использования показателей стоимо сти патента в рамках какой либо структурной модели, которая по зволила бы отделить взаимосвязи между определенными показате лями и текущей стоимостью денежных потоков от патента от взаимо связей между показателями и волатильностью объекта патента. Од нако есть все основания полагать, что значительная часть показателей связана и с денежными потоками, и с волатильностью2. Таким обра зом, в настоящий момент обоснованность соотнесения показателей с различными исходными параметрами формулы Блэка и Шоулса представляется сомнительной с научной точки зрения.

2.2.3.2.3. Функциональная форма и веса показателей Как и при соотнесении показателей с различными исходными па раметрами формулы Блэка и Шоулса (1973 год), аналогичная проблема возникает и на другом этапе процесса оценки. На сегодня мало извест но о том, можно ли при расчете ожидаемой текущей стоимости денеж ных потоков линейно суммировать значения показателей. В большин стве исследований, указанных в пункте 2.2.2.1, обосновывается исполь зование показателей в редуцированной форме. Однако это не означает, что простое сложение значений показателей будет наиболее подходя щим способом расчета исходных параметров для оценки реальных оп ционов. Кроме того, веса параметров могут значительно различаться в за висимости от рассматриваемых отраслей промышленности и компа ний. Немногое известно и о том, что именно одна прогрессивная ссыл ка, регрессивная ссылка или одно оспаривание могут означать для экономической стоимости какого либо патента. Следующий отрывок из выводов одного эмпирического исследования является неполным и имеет своей целью создать только общее представление.

B исследовании Альберта, Авери и др. (1991 год) указывается, что «добавочный доход» от одной дополнительной прогрессивной ссыл ки на патент возрастает более, чем линейно. На линейной шкале уве личение числа прогрессивных ссылок с 7 до 13 связано с повышени ем стоимости патента примерно в шесть раз. Ланжув и Шанкерман (1999 год) предполагают, что веса показателей по разному влияют на индекс качества патента в зависимости от отрасли промышленности.

На основе своего факторного анализа с использованием патентов США они приходят к заключению, что прогрессивные ссылки входят в индекс качества патента в химической и фармакологической про мышленности с весом в 39%, а в машиностроении – только 26%. По казатель размера семейства имеет относительный вес в 11% в фарма кологии и химии и 18% – в электронике и машиностроении. Регрес сивные ссылки имеют относительный вес 35% в фармакологии, 28% – в химии и 18% – в электронике и машиностроении. В другом иссле довании, проведенном Хархоффом, Шерером и др. (1999 год), указы вается, что немецкие патенты когорты 1977 года, возобновленные на полный срок, были в среднем в 11,2 раза более ценными, если они были оспорены третьей стороной (но в результате признаны действи тельными).

2.2.3.2.4. Эффект патентного портфеля И наконец, при оценке стоимости какого либо патентного порт феля с помощью показателей, относящихся к отдельным патентам, едва ли возможно на данном этапе смоделировать взаимосвязи между значениями стоимости опционов на отдельные патенты. Например, насколько мне известно, мы ничего не знаем о воздействии среднего количества регрессивных ссылок патентов в одной выборке на сто имость дополнительной прогрессивной ссылки одного отдельного патента в той же выборке.

2.2.3.3. Современная практика Насколько мне известно, в настоящее время оценка показателей осуществляется на практике следующим образом.

• Для каждого патента в подлежащем оценке портфеле компили руются показатели.

• Для каждого показателя устанавливается вес.

• Путем линейного сложения весов каждого показателя вычис ляется стоимость отдельных патентов.

B случае оценки какого либо патентного портфеля стоимость пор тфеля определяется как сумма стоимостей отдельных патентов.

На практике оценки показателей различаются по количеству и ви дам выбранных для оценки показателей и весам, которые им присва иваются. В некоторых случаях вес определенных показателей опреде ляется путем его калибровки по какому либо контрольному патент ному портфелю, стоимость которого известна из других источников.

В иных случаях удельный вес каждого индикатора стоимости опреде ляется с помощью факторного анализа показателей.

Вполне очевидно, что с научной точки зрения оценки такого рода имеют огромные недостатки. Это становится совершенно ясным при рассмотрении препятствий для надлежащего применения оценки на основе метода реальных опционов, указанных выше. Однако суще ствующие препятствия определяют и различные задачи будущих ис следований (см. ниже заключительные выводы).

Однако я считаю, что существуют некоторые ситуации, в которых даже современные оценки на базе показателей являются интересной альтернативой другим методам при подходе с корпоративной точки зрения.

Даже если обоснованность использования показателей ценности патента еще не была подтверждена в рамках структурных моделей, которые позволили бы оптимально соотнести показатели с надежны ми алгоритмами оценки, их обоснованность в качестве коррелятов стоимости патента в общем едва ли может вызывать сомнения. С уче том сказанного в разделе 2.2.2.2 становится ясно, что многие из них можно рекомендовать для использования в оценке патентных порт фелей, включающих «новые» права собственности (т.е. права собствен ности, которые были предоставлены только незадолго до оценки).

И наконец, показатели могут быть компилированы с небольшими зат ратами.

Таким образом, существующие методы оценки с помощью пока зателей могут рассматриваться в качестве интересной альтернативы предпочтительно в тех случаях, если:

• необходимо произвести оценку больших патентных портфелей;

• это более выгодно с точки зрения затрат на оценку показателей по сравнению с другими видами оценки;

• кроме того, относительная погрешность оценки по целому па тентному портфелю уменьшается по сравнению с относительной по грешностью по каждому отдельному патенту;

• оцениваемые портфели не подвержены высокой степени право вой или рыночной неопределенности;

• оцениваемые портфели состоят из достаточно взаимосвязанных патентов;

• трудно найти сопоставимые портфели ИС, которые были объек том купли продажи.

3. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ВЫВОДЫ И ОПРЕДЕЛЕНИЕ ЗАДАЧ БУДУЩЕГО В настоящем документе мы начали с утверждения, что с точки зре ния стратегического управления оценка патентов с использованием реальных опционов теоретически должна принести наиболее подхо дящие результаты. Как это указывается и у Питкетли (1999 год), было выражено мнение, что на практике оценка патентов на основе метода реальных опционов вызывает проблемы, так как крайне трудно оце нить текущую стоимость денежных потоков от патента и их волатиль ность. В настоящем документе ставится задача показать, что, исходя из ряда критериев, определяющих приемлемость оценок патентов с управленческой точки зрения, рыночный бенчмаркинг не всегда мо жет быть подходящим способом определения исходных параметров для оценки на основе реальных опционов. Были приведены доводы в пользу того, что проблемы, связанные с использованием рыночного бенчмаркинга, особенно вероятны в тех случаях, когда сложно найти опорный объект ИС, который уже являлся бы объектом купли про дажи. Это особенно относится к оценке патентных портфелей, когда необходимо найти несколько различных опорных объектов ИС для отдельных патентов, составляющих этот портфель. Настоящий доку мент показывает, что альтернативные подходы к оценке текущей сто имости денежных потоков и их волатильности могут предложить ин тересные пути решения проблемы в тех случаях, когда рыночный бен чмаркинг является недостаточным. Обзор литературы по вопросу де терминантов стоимости патентов (факторов стоимости) показывает, что текущая стоимость денежных потоков от какого либо патента определяется такими его параметрами, как новизна, степень изобре тательности (необычность), охват, степень раскрытия информации, сложность обхода изобретения и наличие дополнительных активов.

Кроме того, были приведены доказательства в пользу того, что вола тильность определяется степенью технической, рыночной и право вой неопределенности. Обзор эмпирической литературы по вопросам патентных показателей позволил далее представить в настоящем до кументе современные знания о том, как можно определить текущую стоимость денежных потоков с помощью показателей (которые не посредственно коррелируются с ожидаемыми денежными потоками или операционализируют латентные факторы стоимости). Обзор наи более известных и научно обоснованных показателей приводится в пун кте 2.2.2.2. На основе современного положения дел в области оценки патентов с помощью показателей патентной системы в статье рассмат риваются недостатки современной практики, такие, как проблема ус тановления удельного веса показателей или правильного соотнесения показателей с исходными параметрам и формулы оценки на основе метода реальных опционов. Однако, несмотря на эти недостатки, даже упрощенная оценка показателей в том виде, как она практически вы полняется в настоящее время, уже сейчас в ряде случаев дает полез ную информацию руководству компаний. Это имеет особое значение в ситуациях, когда необходимо быстро и на постоянной основе про водить оценку больших патентных портфелей.

Как уже упоминалось выше, существуют некоторые задачи буду щего, которые будет необходимо решить исследователям и практи кам, стремящимся усовершенствовать существующие подходы к оцен ке с управленческой точки зрения. Некоторые из них уже упомина лись в разделе 2.2.3.

Усовершенствование методов оценки с помощью показателей яв ляется задачей специалистов по эконометрии, работающих с патент ными данными. С прикладной точки зрения я бы назвал «полезны ми» такие исследовательские проекты, в которых рассматривается вопрос о том, как обосновать использование различных показателей патентной системы в качестве показателей текущих денежных пото ков от патента и/или их волатильности.

Еще одной интересной задачей для исследователей, работающих в этой области, может стать расширение наших эмпирических зна ний об обоснованности применения определенных показателей в раз личных отраслях промышленности и других областях использования патентов.

Вопрос об использовании дополнительных показателей, данные о ко торых можно получить из общедоступных источников информации, мог бы стать третьей задачей деятельности исследователей, которые стремятся расширить возможности прогнозирования в оценке патен тов. В данном случае особое внимание необходимо уделять обоснова нию использования показателей, задействующих латентные факторы стоимости. В том что касается связанных с этим будущих вопросов (таких, как учет ИС), было бы очень полезно отыскать переменные, не являющиеся эндогенными по отношению к патентообладателю.

Четвертой проблемой, которую могли бы рассмотреть исследова тели, является вопрос об оценке синергизма отдельных патентов в па тентном портфеле. Насколько мне известно, на сегодня основная часть подходов к оценке патентных портфелей предполагает простое сло жение стоимостей составляющих их отдельных патентов (или под групп патентов). Вполне очевидно, что такой метод не вскрывает си нергизма отдельных патентов, который оказывает влияние на сто имость портфеля в целом.

Продолжая ту же линию мысли, но переходя уже на несколько бо лее высокий уровень, в качестве ключевой (пятой) задачи можно рас сматривать и изучение потенциального синергизма прав интеллекту альной собственности разных типов. На стоимость какого либо от дельного патента может оказывать значительное влияние опора на известный товарный знак (или ее отсутствие).

ЛИТЕРАТУРА Albert, M. B., D. Avery, F. Narin and P. McAllister (1991). «Direct Validation of Citation Counts as Indicators of Industrially Important Patents.» Research Policy 20: 251 259.

..

Assmann, H. D. (1985). «Schadensersatz in mehrfacher Hohe des Schadens.» Betriebs Berater 1985: 15 25.

Beier, F. K. (1978). «Wettbewerbsfreiheit and Patentschutz.» Gewerblicher Rechtsschutz und Urheberrecht(3).

Black, F. and M. Scholes (1973). «The pricing of options and corporate liabilities.» Journal of Political Economy (May June) : 637 654.

Carpenter, M., M. Cooper and F. Narin (1980). «Linkage Between Basic Research Literature and Patents.» Research Management(March):

30 35.

Cockburn, I. and Z. Griliches (1988). «Industry Effects and Appropriability Measures in the Stock Market’s Valuation of R&D and Patents.» American Economic Review 78(2): 419 432.

Cohen, W. M., R. R. Nelson and J. P. Walsh (2000). Protecting Their Intellectual Assets: Appropriability Conditions and Why U.S. Manufacturing Firms Patent (or not). Cambridge.

Conolly, R., B. Hirsch and M. Hirschey (1986). «Union Rent Seeking, Intangible Capital, und Market Value of the Firm.» Review of Economics and Statistics 68(4).

Conolly, R. and M. Hirschey (1988). «Market Value and Patents: A Bayesian Approach.» Economics Letters 27(1): 83 87.

Copeland, T., T. Koller and J. Murrin (1994). Valuation – Measuring and Managing the Value of Companies. New York, Jon Wiley & Sons.

EPO (1998). Annual Report, European Patent Office.

Ernst, H., C. Leptien and J. Vitt (2000). «Inventors Are Not Alike: The Distribution of Patenting Output Among Industrial R&D Personnel.» IEEE Transactions of Engineering Management 47(2): 184 199.

Gallini, N. T. (1992). «Patent Policy and Costly Imitation.» RAND Journal of Economics 23(1): 52 63.

Geske, R. (1979). «The Valuation of Compound Options.» Journal of Financial Economics,7(1): 63 81.

Gilbert, R. and D. Newberry (1982). «Preemptive Patenting and the Persistence of Monopoly.» American Economic Review 72(3): 514 526.

Gilbert, R. and C. Shapiro (1990). «Optimal Patent Length and Breadth.» RAND Journal of Economics 21(1): 106 112.

Green, J. R. and S. Scotchmer (1995). «On the Division of Profit in Sequential Innovtion.» RAND Journal of Economics 26(1): 20 33.

Griliches, Z. (1981). «Market Value, R&D, and Patentes.» Economic Letters 7: 183 187.

Guellec, D. and B. van Pottelsberghe de la Potterie (2000). Analysing Patent Grants. Brussels, Free University.

Hall, B. H., A. Jaffe und M. Trajtenberg (2000). Market Value and Patent Citations: A First Look. Cambridge.

Hall, B. and R. Ham Ziedonis (2001). “The Patent Paradox Revisited:

An Empirical Study of Patenting in the U.S. Semiconductor Industry, 1995,” Rand Journal of Economics 32: 101 128.) Harabi, N. (1995). «Appropriability of Technical Innovations An Empirical Analysis.» Research Policy 24: 981 992.

Harhoff, D. and M. Reitzig (2000). Determinants of Opposition Against EP Patent Grants: The Case of Pharmaceuticals and Biotechnology. Munich,..

Ludwig Maximilians Universitat.

Harhoff, D. and M. Reitzig (2001). «Strategien zur Gewinnmaximierung bei der Anmeldung von Patenten: Wirtschaftliche and rechtliche..ssen..

Entscheidungsgro beim Schutz von Erfindungen.» Zeitschrift fur Betriebswirtschaft 5: 509 530.

Harhoff, D., F. Scherer and K. Vopel (1999). Citations, Familiy Size, Opposition and the Value of Patent Rights. Munich/Boston/Mannheim,....

Ludwig Maximilians Universitat Munchen, Harvard University, ZEWMannheim.

Heil, U. and M. Roos (1994). «Zur dreifachen Schadensberechnung bei..

..

Ubernahme sonderrechtlich nicht geschutzer Leistungen.» Gewerblicher Rechtsschutz und Urheberrecht 1994: 26 31.

..

Karnell, G. (1996). «Gedanken zur Bemessung von Schadensersatzanspruchen bei Patentverletzungen.» Gerwerblicher Rechtsschutz and Urheberrecht 1996: 335 345.

Klemperer, P. (1990). «How Broad Should the Scope of Patent Protection Be?» RAND Journal of Economics 21(1): 113 130.

KPMG (1999). International Accounting Standards. Stuttgart, Schдffer Poeschel.

Lanjouw, J. O. (1998). «Patent Protection in the Shadow of Infringement:

Simulation Estimations of Patent Value.» Review of Economic Studies 65: 671 710.

Lanjouw, J. O., A. Pakes and J. Putnam (1996). How to Count Patents and Value Intellectual Property: Uses of Patent Renewal and Application Data. Boston, NBER.

Lanjouw, J. O. und J. Lerner (1997). The Enforcement of Intellectual Property Rights. Boston, NBER.

Lanjouw, J. O. and M. Schankerman (1999). The Quality of Ideas:

Measuring Innovation With Multiple Indicators, NBER.

Lanjouw, J. O. and M. Schankerman (2000). Characteristics of Patent Litigation: A Window on Competition, CEPR.

..ume Laux, C. (1993). «Handlungsspielra im Leistungsbereich der..

Unternehmes: Eine Anwendung der Optionstheorie.» Zeitschrift f ur betriebswirtschaftliche Forschung 45(11): 933 958.

..

Lehmann, M. (1988). «Juristisch okonomische Kriterien zur Berechnung des Verletzergewinns bzw. des entgangenen Gewinns.» Betriebs Berater 25:

1680 1687.

Lerner, J. (1994). «The Importance of Patent Scope: An Empirical Analysis.» RAND Journal of Economics 25(2): 319 333.

..cke, Lo J. (1998). «Erstmalige Aufstellung befreiender IAS..

Konzernabschlusse nach Interpretation SIC 8.» Der Betrieb 36: 1777 1780.

Lotka, A. J. (1926). «The Frequency Distribution of Scientific Productivity.» Journal of the Washington Academy of Sciences 16(6): 317 323.

Matutes, C., P. Regibeau and K. Rocket (1996). «Optimal Patent Design and the Diffusion of Innovations.» RAND Journal of Economics 27(1): 60 83.

Megna, P. and M. Klock (1993). «The Impact of Intangible Capital on Tobin’s Q in the Semiconductor Industry.» American Economic Review 83:

265 269.

Narin, F., E. Noma and R. Perry (1987). «Patents as Indicators of Corporate Technological Strength.» Research Policy 16: 143 155.

Nordhaus, W. D. (1967). The Optimal Life of a Patent. New Haven.

o.V. (1994). Utilisation of Patent Protection in Europe, European Patent Office.

Pakes, A. (1986). «Patents as Options: Some Estimates of the Value of Holding European Patent Stocks.» Econometrica 54(4): 755 784.

Pitkethly, R. (1999). The Valuation of Patents :A Review of Patent Valuation Methods with Consideration of Option Based Methods and the Potential for Further Research, Judge Institute Working Paper WP 21/97.

Cambridge/UK.

Rahn, G. (1994). «Patenstrategien japanischer Unternehmen.» Gewerblicher Rechtsschutz und Urheberrecht (International) 5: 377 382.

Reitzig, M. (2001a). «What Determines Patent Value – Insights From the Semiconductor Industry.» Research Policy, forthcoming.

Reitzig, M. (2001b). Evaluating Patent Portfolios – Using Indicators for Technology Management Purposes. Munich, Ludwig Maximilians University Munich.

Reitzig, M. (2001c). Improving Patent Valuation Methods for Management – Validating New Indicators by Understanding Patenting Strategies. Berkeley/Munich, Haas School of Business, Ludwig Maximilians University Munich.

Reitzig, M. (2002). Die Bewertung von Patentrechten – eine theoretische and empirische Analyse aus Unternehmenssicht. Munich, 2002.

Rivette, K. and D. Kline (2000). «Discovering New Value in Intellectual Property.» Harvard Business Review January February: 54 66.

Schankerman, M. and A. Pakes (1986). «Estimates of the Value of Patent Rights in European Countries During the Post 1950 Period.» Economic Journal 96(384): 1052 1076.

Scherer, F. M. (1965). «Firm Size, Market Structure, Opportunity and the Output of Patented Inventions.» American Economic Review December(55): 1097 1125.

Schildbach, T. (2000). Ansatz and Bewertung immaterieller Anlagewerte.

..

US amerikanische Rechnungslegung. W. Ballwieser. Stuttgart, Schaffer..

Poschel: 99 138.

Teece, D. (1986). «Profiting from Technological Innovation: Implications for Integrating, Collaboration, Licencing and Public Policy.» Research Policy 15: 285 305.

Tong, X. and J. D. Frame (1992). «Measuring National Technological Performance With Patent Claims Data.» Research Policy 23: 133 141.

Trajtenberg, M. (1990). «A Penny for Your Quotes: Patent Citations and the Value of Innovations.» RAND Journal of Economics 21(1): 172 187.

..

Vollrath, U. (1983). «Zur Beruksichtigung der Entwicklungs and....

Schutzrechtskosten bei der Bemessung der Schadenersatz Lizenzgebuhr fur Patentverletzung.» Gerwerblicher Rechtsschutz and Urheberrecht 1983: 52 56.

СПИСОК СОКРАЩЕНИЙ DE = German EP = European EPO = European Patent Office GNP = Gross National Product G3 = France, Germany, UK IP = Intellectual Property IPC = International Patent Classification PCT = Patent Cooperation Treaty R&D = Research and Development UK = United Kingdom US = United States of America ПУБЛИЧНАЯ ПОЛИТИКА ДЛЯ ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ Джозеф Е. Стиглиц Старший Вице президент и Главный Экономист Мирового банка Отдел Торговли и Промышленности и Центр по изучению экономической политики Лондон, Великобритания.

Январь 27, ВВЕДЕНИЕ За последние несколько столетий произошло несколько фундамен тальных экономических преобразований, и каждое из этих экономи ческих преобразований имело фундаментальные последствия для ха рактера общества.

Промышленная революция положила основу преобразования эко номики от сельского хозяйства к промышленности;

при этом не толь ко повысился жизненный уровень, но также произошло перемеще ние жизни из сельских объединений в столичные мегаполисы. Резуль татом научной революции прошлого столетия стала систематизация непосредственно самих изменений: был изменен сам способ созда ния новшеств, от изолированных и независимых изобретателей, по добных Томасу Едисону, к огромным научно исследовательским ла бораториям. Знание и информация производятся сегодня подобно тому, как сотню лет назад производились автомобили и сталь. Те, кто подобно Биллу Гейтсу лучше других знают, как произвести знание и ин формацию, пожинают награду, также как сотню лет назад магната ми того времени стали те, кто знал, как произвести автомобили и сталь.

Какими же чертами отличаются законы, которые управляют но выми экономиками, от старых законов? Безусловно, мы все еще сто им перед экономикой дефицита. Но так же, как с изменением важно сти земли в производстве продукции, экономика драматично переме стилась из сельского хозяйства в промышленность, движение к эко номике знания требует нового осмысления основных экономических принципов. Знание отличается от других товаров: оно обладает мно гими из центральных свойств общественного блага, или (точнее) гло бального общественного блага1. В то время как в защите всех прав собственности правительство играет ключевую роль, его роль в пра вах интеллектуальной собственности гораздо больше усложнена: не очевидно даже соответствующее определение этих прав. Опасности монополизации в экономике знаний возможно даже большие, чем в индустриальных экономиках. Но есть три примера путей, на кото рых роль правительства в экономике знаний может заметно отличиться от его роли в индустриальной экономике, с которой мы познакоми лись в течение прошлого столетия.

Я хочу, однако, расширить обсуждение за пределы этих техничес ких экономических исследований в трех направлениях: к роли зна ния в развитии, к культуре экономики знаний и к некоторым из по следствий новой экономики для демократических процессов.

Я рассматриваю проблему экономики знаний с трех позиций: как теоретик, который потратил почти три десятилетия в раздумьях отно сительно экономики информации и знания;

как Председатель Сове та Экономических Советников, где мы бились над многими из тех же самых вопросов, на которых сфокусирована ваша недавняя Белая Книга2 ;

и, наконец, совсем недавно, как Главный Экономист Миро вого банка. Сегодня утром в надежде сплести в своих замечаниях эти три взгляда Я начну, глядя на проблему с точки, наиболее благоприят ной на текущий момент.

ЗНАНИЕ И РАЗВИТИЕ Развивающее знание и Мировой банк Мировой банк заинтересован в поддержке экономического роста и сокращении бедности в развивающемся мире. Наш самый свежий доклад О мировом развитии (1998/99) был посвящен теме Знания для Развития – и, разумеется, я рад видеть, что он процитирован в бри танской Белой Книге. Мудрость в экономическом развитии, накоп ленная за много лет, была сосредоточена на формировании инфра структуры и фабрик. Правительственные должностные лица могли гордо показывать эти конструкции приходящим экономистам как ося заемое доказательство развития. Если воспользоваться метафорой, рассматривая знания как основание для «невесомой экономики», то все фокусировалось на «тяжелой экономике». Теперь мы видим, что эта стратегия является серьезно неполной и сфокусированной в дей ствительности только на «простой части» развития.

Сегодня Мировой банк сдвинул многие свои акценты к неосязае мым знаниям, учреждениям и культуре в попытке сформировать бо лее всестороннюю Новую Структуру Развития, например, мы хотим быть Банком Знаний для нашей работы1.

Банк2 – это не только банк финансовой инфраструктуры. Мы те перь видим экономическое развитие в меньшей степени как констру ирование бизнеса и в большей как образование в широком и всесто роннем смысле, который охватывает знания, институты и культуру.

Сдвиг в фокусе мотивирован частично опытом наиболее преуспе вающих стран и неудач многих из наших усилий во всем мире. Увели чение доходов в расчете на душу населения в большинстве стран Вос точной Азии можно лишь частично объяснить накоплением капита ла. Их удивительный рост в значительной степени относится к зак рытию пробела в знаниях, разрыва между более развитыми и менее развитыми странами в знании того, как преобразовать вклад в выво ды. Безусловно, частично закрытие этого пробела в знаниях – резуль тат окупивших себя вкладов в капитал, в котором воплотились более продвинутые технологии.

Культура Знания Изменение способа мышления Но приобретено было нечто большее, чем только знания: произош ло изменение в способах мышления. Определить это изменение труд но: принятие изменения, осознание, что бедность, в которую они были погружены в течение столетий, не была ни неизбежной, ни необходи мой, и, возможно наиболее важное, оценка центральной роли знаний и образования вообще и науки и техники в частности. Безусловно, даже в наиболее продвинутых обществах, научный подход, настолько, на сколько он принес пользу всем из нас, остается сконцентрированным в пределах относительно узких кругов – факт, который видели слиш ком ясно те из нас, кто передвигался из научное сообщества в прави тельство. Процесс развития может быть замечен как распростране ние досягаемости этих основных способов мышления, превращение их в распространяемые на каждом углу жизни.

l h Я часто находил, что изучение процесса развития высвечивает ас пекты обществ и экономик наиболее более развитых индустриальных стран. Так здесь же, для этого происходит заметное изменение в куль туре, которое должно сопровождать успех в новой экономике знаний.

Я видел это ярко, поскольку я передвигался от обучения в Принсто не, по предместьям Нью Йорка, где культура Уолл Стрита отбрасы вает свою длинную тень, к обучению в Стэнфорде, и затем в Вашинг тон. В Стэнфорде действительно чувствуется предпринимательский дух. В коридорах и ресторанах ведется постоянный разговор о новых предприятиях, авансы в идеях переводятся в новые изделия и новые предприятия бизнеса. Фирмы рискового капитала разыскивали эти новые возможности, обеспечивая их не только с капиталом, но и орга низаторским умением (ноу хау). Фокус внимания был на творческом потенциале и создании богатства, а не на перестановках в использо вании уже существующего имущества и корпораций, приобретении пакетов акций и слиянии компаний, общем реструктурировании, ко торые были основным центром внимания на Уолл Стрит. Нет ника ких предписаний по поводу того, как страна создает такую культуру, так же, как нет никаких предписаний по поводу того, как корпорация может создавать такую культуру. Но определенная роль отводится пра вительству – роль в образовании, в поощрении творческого потенци ала и того риска, которого требует научное предпринимательство, а так же в создании институтов, которые облегчают осуществление прине сенных идей, и в регулировании налогообложения среды, которая вознаграждает этот вид действия. В дальнейшей дискуссии я сосредо точусь более узко на технических и экономических аспектах прави тельственной политики, но я не могу полностью выразить моей уве ренности в том, что полные выгоды от этих реформ будут ощутимы только там, где есть более фундаментальное изменение в культуре.

Перед переходом к более полному обсуждению этих технических результатов, позвольте мне потратить еще несколько мгновений, ус танавливая центральную роль институциональных и культурных из менений в создании экономики знаний, сосредоточившись на нашем опыте в передаче знаний менее развитым странам.

Подразумеваемое знание и локальная адаптация Основополагающий аналитический отчет1 признает важность не несистематизированного или подразумеваемого знания и трудностей при его передаче. Действительно, это в точности трудности в переда че базы подразумеваемых знаний компании, внедренной в ее штат, которая может быть основанием для конкурентного преимущества компании. Но если смотреть вокруг иным образом, это означает, что передача подразумеваемого знания – существенное препятствие для тех из нас в деле экономического развития, кто смотрит на знание, как Бэкон смотрел на деньги – как на «навоз», который будет пахнуть настолько широко насколько возможно.

Возьмем как пример передачу технологии. Технические справоч ники, светокопии, и книги с инструкциями – это систематизирован ные технические знания, которые только и могут быть замечены, как вершина айсберга. Систематизированная техническая информация предполагает целый фон контекстных знаний и действий, которые в развивающейся стране могут быть очень неполны. Осуществление новой технологии в существенно иной среде – самостоятельное твор ческое действие, а не только копирование поведения. При обеспече нии нормального функционирования сложной технической системы или при его восстановлении, когда система работает со сбоями, в обоих случаях вычерпывается медленно заполняемый резервуар подразуме ваемого знания, которое не может быть легко передано или «отгруже но» в развивающуюся страну.

Если все это является истинным для относительно урезанных и су хих технических знаний, то можно вообразить проблемы при «пере даче» в развивающиеся страны экономических институтов рыночной экономики, основанной на частной собственности. Чтобы показать проблематичный характер этого предприятия, даже слово «передача» должно быть заключено в кавычки. Все же мы добрались до понима ния, что ключом к развитию является подходящая институциональ ная структура.

Какая часть институтов является частностью, скажем, характер ной только для англо американской среды, и какая часть является более универсальной? Для мальчика, выросшего на американском Среднем Западе с бейсболом, футболом и баскетболом, может ока заться резким потрясением обнаружить, что в большинстве других стран не играют в эти игры с мячом и что в большинстве стран даже играют в игру, где мяча нельзя касаться руками! Очевидно, что Аме рика не добилась успеха в обучении мира играть в «футбол» надлежа щим образом.

Но как экономисты мы пробуем различить более универсальные принципы среди «гудения и быстро нарастающей неразберихи» ло кальных экономических действий, и пробуем применить эти прин ципы для преобразования экономических институтов. Если это – не что большее, чем донкихотское предприятие по «обучению мира над лежащему способу игры в футбол», то мы должны рассмотреть тонко сти передачи институциональных знаний. Экономические агенты дей ствуют в целой матрице экономических, политических, и культурных факторов, многие из, которых являются подразумеваемыми фактора ми, не очевидными для «приходящего экономиста». Быстрая пересадка «модели из учебника» с большой вероятностью не пустит корни в ло кальном грунте. Вместо этого требуется более длительный процесс пересадки или прививки. Такой процесс не может быть спроектиро ван из Вашингтона. Локальные экономические агенты и агентства, обладающие локальным подразумеваемым знанием, должны взять ответственность за процесс восстановления более универсальной ин ституциональной схемы в пределах локальной матрицы экономичес ких, политических, и культурных факторов. Именно это комплекс ное взаимодействие международных и локальных агентств является ключом к точке зрения Банка на развитие, базирующееся на знаниях, точке зрения, выходящей за пределы идеи разработанных в Вашинг тоне универсальных рецептов относительно того, «как правильно иг рать в футбол».

Активное изучение и встроенное побуждение Развитие применительно к преобразованию обществ включает, в конечном счете, изменение способа мышления. Внешние агентства не могут заставить людей изменяться в том, как они думают или в чем они убеждены1. Люди могут быть вынуждены принять некоторые эле менты поведения и произносить некоторые слова, но их нельзя заста вить изменить собственную натуру или разум. Это они могут сделать только самостоятельно.

В промышленности сдвиг к интеллектуальной экономике вклю чает сдвиг в способе организации от нисходящих иерархических струк тур к подвижным структурам типа сетей и полуавтономных групп.

Тэйлоровские вертикальные структуры были предназначены для того, чтобы приводить в исполнение и координировать некоторые физи ческие действия, в то время как организация интеллектуальной рабо ты включает большее одобрение автономии и самостоятельности мне ния. Знание лучше приобретать не пассивным механическим запо минанием, а активным участием ученика. Изучай, делая, а не наблю дая или запоминая. Эти активистские принципы были воплощены, например, в прагматической философии образования Джона Девей1.

Чтобы способствовать активному участию ученика, лучше всего чтобы побуждением к активности было внутреннее побуждение, а не дополнительная морковка или палка. В то время как внешние стиму лы могут изменить краткосрочное поведение, они обычно будут дей ствовать только временно, но не изменят систему внутренних побуж дений. Когда внешние стимулы удалены, поведение возвращается к предыдущим мотивам. В литературе управления важность встроен ного побуждения была подчеркнута Эдвардсом Демингом2. Эффек тивная система качества основывается не на внешнем контроле, под держанном добавками за качество, но только на внутренней этичес кой потребности добиваться качества ради него самого, основанной на гордости и чувстве собственного достоинства рабочих.

Все эти принципы являются базовыми в равной степени для ин теллектуального преобразования развивающейся страны и для ком пании, основанной на знаниях. «Лучшие действия», которые навяза ны стране обусловленностью («морковки и палки»), не будут произ водить длительного изменения. Это подорвет народные стимулы раз вивать собственные мощности и ослабит доверие к использованию собственного интеллекта. Внешнее агентство развития, вместо того, чтобы, действуя как катализатор или акушерка, поддержать измене ния, только замкнет накоротко активность народа в обучении и укре пит его бессилие. Внешние стимулы могут временно пересилить по рывы к действиям, присущие институциональной матрице страны, но они, вероятно, не будет стимулировать никакие длительные институ циональные реформы.

Участие в жизненно важных действиях развивающегося общества, подобно участию рядовых сотрудников в деятельности компании, яв ляется необходимым, чтобы способствовать длительным преобразо ваниям. Активное участие приносит обязательство к изучаемым уро кам и владение результатами. Участие и вовлеченность – занятие не только для правительственных должностных лиц или администрато ров;

необходимо проникнуть глубже, чтобы включить тех, которые часто оказываются исключены и кто играет ключевые роли в укреп лении социального и организационного капитала1. Внешние экспер ты могут поощрять «присвоение» «лучших политических инициатив» через убеждение, но степень усвоения, вероятно, будет намного боль шей, если те, кто должны выполнить политические инициативы, ак тивно включены в процесс формирования и адаптации, если не изоб ретения заново этих политических инициатив непосредственно в стра не (или компании).

ФУНДАМЕНТАЛЬНАЯ АНАЛИТИКА ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЙ К настоящему времени должно быть ясно, что успех в экономике знания требует изменений в культуре. Но я хочу двинуться дальше от этой более широкой перспективы, рассматривая экономику знаний в рамках структуры более традиционного комплекта инструментов экономистов. Я хочу доказать, что имеются некоторые фундаменталь ные особенности, в которых знание отличается от обычных предме тов потребления, различия, имеющие фундаментальное значение для способа организации экономики знаний и, соответственно, фунда ментальные значение для публичной политики.

Бездефицитные характеристики идей Первое и, возможно, наиболее существенное – тот упоминавший ся ранее факт, что знание есть общественное благо. Томас Джеффер сон описал отсутствие свойства редкости у знаний и информации сле дующим способом: «Тот, кто получает от меня идею, получает инст рукцию, не обедняя меня;

как тот, кто пользуется светом моей свечи, получает его, не погружая меня во тьму»2. Свойства динамических про цессов, управляемых знанием, кажется, в конечном счете, происхо дят от бездефицитной расточительности или аспекта отсутствия ред кости знания. Как только знание обнаружено и обнародовано, име ются по существу нулевые предельные затраты при увеличении коли чества пользователей.

l h Полезно дифференцировать концептуально чистое отсутствие ред кости знания от низкой цены распространения. Информационная революция приводит в частности от больших успехов в современной технологии, в сокращении затрат на обработку и распространение информации. Но любое материальное воплощение или кодирование информации все еще, строго говоря, сохраняет свойство редкости. Как свидетельствует просроченное уведомление от библиотеки, двое лю дей в различных местах не могут использовать ту же самую книгу в то же самое время. И как время ожидания при загрузке Интернета сви детельствует, что электронные пакеты на телефонных сетях все еще остаются наделенными свойством редкости и могут приводить к ре зультатам скопления. Только нематериальное («свободное от телесной оболочки») знание, информация, идеи, концепции, функции, и дру гие абстрактные продукты мысли являются вполне лишенными свой ства редкости. Процесс воплощения знания в людях (обучение) и ве щах (применение) является дорогостоящим в смысле траты времени и ресурсов.

Права интеллектуальной собственности Не совсем обычные права собственности Чистое общественное благо – это благо, которое не обладает свой ством редкости и, кроме того, не может быть исключено из чьего то пользования. Знание до некоторой степени может быть исключено из пользования, так что его можно рассматривать как нечистое обще ственное благо. Хотя эффективность в использовании требует, чтобы при использовании не взималось никакой оплаты;

все же без оплаты за использование, фирмы не имели бы никакого стимула производить знание. Чтобы обеспечить конфиденциальность какого то знания, должна быть некоторая форма охраны, такое знание не может просто сделано публично доступным. В некоторых случаях, это будет ком мерческая тайна. Но в других случаях, требуется более широкая охра на прав интеллектуальной собственности.

Слишком часто, однако, разность между интеллектуальной соб ственностью и другими формами прав собственности затушевывает ся. Ясно, что необходима система регулирования, которая защищает от воровства мою физическую собственность, чтобы у меня был ка кой то стимул приобрести такую собственность, и имеется почти уни версальное соглашение, что правительства должны стремиться иметь наиболее эффективную охрану физической собственности насколь ко это возможно. Рассуждая по аналогии, некоторые приводят до воды в пользу «сильных режимов права интеллектуальной собствен ности», не обращая внимания на выступающие различия. В частно сти все идеи базируются на произведениях других, рисуя на общем объединении идей. Действительно, основные идеи, типа математи ческих теорем (которые составляют, например, основу для современ ного компьютера) типично не являются патентоспособными. Укреп ление прав интеллектуальной собственности часто означает повышать цену знания как ключевого компонента в исследовании и, возможно, что чрезмерно «сильный» режим интеллектуальной собственности, таким образом, может фактически запрещать продвижение новшества.

Расширение сферы действия патента, стандарты новизны, и даже срок действия правовой охраны порождают трудные проблемы и взаимные уступки: не только между статической и динамической эффективнос тью (пункт, долго подчеркиваемый в литературе), но также и между инициализацией новшеств и следованием за ними. Поскольку мы продвигаемся в экономику знаний, этим жизненно важным пробле мам должно уделяться больше внимания.

Экстерналии (внешние влияния) Даже если знание – не чистое общественное благо, имеются об ширные экстерналии (внешние влияния), связанные с новшествами.

Полные выгоды от транзистора или лазера с очевидностью не были получены теми, чьим вкладом были эти новшества.

Мой предшественник на посту Председателя Совета Экономичес ких Советников, и коллега из Станфорда, Майк Боскин, часто высту пал с сообщением, что его не интересует, как именно экономика про изводит картофельные чипсы или компьютерные чипы. Это было его тонкое замечание, формирующее его сильное возражение против про мышленной политики. Но он был не прав. Может иметься разница между тем, кто изготавливает лучший картофельный чипс и тем, кто изготавливает лучший компьютерный чип: величина внешних влия ний, экстерналий, в последнем случае может быть на порядок боль ше, чем в первом. Я буду возвращаться к этой теме позже в моем об суждении промышленной политики и выбора победителей.

Конкуренция Белая Книга справедливо подчеркивает важность конкуренции для успеха экономики знаний. Я нахожу замечательным то, что некото рые из дебатов по капитализму прежних дней забыты, поскольку мир противостоит новым вызовам. В 1930 ых было много волнений отно сительно монополистического капитализма;

беспокойство вызывало то, что для эффективности новые индустриальные технологии требу ют достаточно больших масштабов выпуска продукции, поэтому в лю бой экономике будет относительно немного фирм, что ведет к кон центрации экономического и поэтому политического могущества.

Известная теорема Адама Смита о невидимой руке была основана на существовании конкуренции. Но действительно ли конкуренция была совместима с недавно находящимися на стадии становления индуст риальными экономиками?

Поскольку масштаб рынков расширился и технологии были вос требованы, к счастью оказалось, что в большинстве (хотя и не во всех) отраслях промышленности имеется много фирм, возможно не доста точно, чтобы экономика была хорошим приближением к совершен ному идеалу конкуренции, который лежал в основе теоремы Адама Смита, но вполне достаточно, чтобы заботы относительно монопо листического капитализма оказались необоснованными.

Но знание, почти по определению, вызывает форму возрастающей отдачи на масштаб производства, которая может подорвать конкурен цию. Эти обеспокоенности усилены большими сетевыми экстерна лиями Во вторых, конкуренция в экономике знания лучше описывается Шумпетерианской моделью конкуренции, чем моделью Эрроу – Дебре поведения, определяемого ценами. В последней цена опускается до предельных издержек. В экономике знания, фирмы живут за счет их арендных плат, с ценой существенно выше предельных издержек.

Я заинтересовался большими различиями между двумя формами конкуренции почти двадцать лет назад. Это стимулировало исследо вательскую программу по инновационной экономике1. Одно из клю чевых откровений было то, что не применимы2 не только стандарт ные теоремы благосостояния для рыночных экономик, но что в об щем случае неверна догадка Шумпетера о том, что последовательность участников обеспечит конкурентоспособную дисциплину. Даже ма ленькие затраты входа могли приводить к большой монополистичес кой мощи не только с высоко удерживаемыми ценами, но и гораздо более медленным темпом нововведений чем при конкуренции1.

Поскольку мы двигаемся в экономике знаний, последствия могут быть более неблагоприятны, так как новые технологии обеспечивают большую сферу действия для подавления конкуренции. Я спорил ра нее, что вид творческого потенциала, который является необходимым для экономики знания, требует привлечения разума. Организацион но, маленькие новые предприятия часто обеспечили, более плодород ное основание для этого вида творческого привлечения, чем это дела ет большая установившаяся бюрократия. Многие из наиболее важных новшеств возникли в таких маленьких предприятиях. Эти фирмы ти пично начинают с ряда недостатков, типа недостатка доступа к недо рогому капиталу. Если, кроме того, там искусственно созданы рыноч ные (анти конкурентоспособные) барьеры, тогда темп новшества может быть хорошо замедлен.

Организационные измерения знания и информации Знание и информация отличаются от других предметов потребле ния во многих отношениях, которые приводят к тому, что рынки для информации и знаний заметно отличаются от рынков для других пред метов потребления. Например, по определению, каждая часть инфор мации отличается от каждой другой части информации: соответствен но, информация не может удовлетворять необходимому условию од нородности, которое характеризует конкурентные рынки. Для тех форм знаний (информации), которые не защищены патентами, име ются реальные проблемы в рыночных трансакциях: Как я могу прода вать знания? Я должен сообщить Вам, по крайней мере, кое что отно сительно того, что я буду раскрывать Вам, что то такое, чего Вы, воз можно, не знали прежде. Таким образом, в процессе попытки участво вать в рыночной трансакции, я теряю часть моей собственности.

Практически, рынки для знания и информации критически зависят от репутации, от повторных взаимодействий, и от доверия.

Оборот знаний в пределах фирм В несметном числе оборотов знаний, наиболее заметными пред ставляются те, которые происходят в пределах фирмы. В пределах орга низации, «оплата» за знание часто сводится к таким вещам как при знание и престиж или возможность будущей взаимности. Но если ад министраторы или руководители группы представляют идеи членов группы как их собственные или распределенные между некоторыми членами группы довольно одностороннее, то «поставка» знания бу дет уменьшена. Рабочие не будут помогать в систематизации их под разумеваемого знания относительно выполнения их работы, если они чувствуют, что это подвергнет опасности их занятость. Рынок знания должен быть сформирован на доверии, что будет иметься взаимность, некоторая компенсация, в трансакции.

«Знание – власть» так, в некоторых случаях, знание, которое дол жно быть свободно доступно в организации, можно было бы копить, чтобы создать искусственный дефицит или монополию. Во времена трудностей, когда распределение знаний могло бы быть наиболее важ но, угроза сокращения может стимулировать людей к накопительству своих знаний, чтобы обеспечить собственную незаменимость. Если накопление знания вознаграждается, то возникает порочный круг со крытия знаний вместо добродетельного круга разделения знаний.

В другом месте, я описал, как администраторы могут преднаме ренно создавать асимметрии информации, чтобы увеличить свою власть в отношении посторонних, сокращая возможность приобрете ния пакета акций и увеличения доходов от собственности1. В то время как эти проблемы могут возникать в любой фирме, они могут быть особенно остры в предприятиях, основанных на знаниях.

Со стороны спроса, организационная культура искусственно ог раничивает спрос на знание, если любые запросы знания порочат как допущение незнания (например, спрашивая о направлениях подобно входящему в другую деталь драйверу). Но большее ограничение спро са на знания – это синдром «изобретено не здесь» (NIH синдром).

Каждый индивидуум или группа будут иметь тенденцию уменьшать важность любого знания, которое они могли бы получить откуда бы то ни было, и очень приукрашивать могущество знания, которое они уже имеют. Как говорят на скотном дворе, «каждый петух благоскло нен к вороне на вершине его собственной навозной кучи».

Эта проблема также возникает, когда знание «заклеймено» орга низацией. С таким заклейменным знанием связаны престиж и образ организации. Любой допущение, что в другом месте может быть пре восходящее знание, из которого организация могла бы извлекать вы году, будет отмечено как «критика» организации, «бросающая тень» на ее устоявшуюся репутацию и «уменьшающая» стоимость ее фран шизы, по крайней мере, помогающая ее конкурентам. Если такова корпоративная культура, то организационное обучения будет продол жатся мало. Когда Кен Ольсен – основатель Корпорации Диджитал Эквипмент, запретил любое обсуждение или даже упоминание о «пер сональных компьютерах» в пределах компании, которая была «иден тифицирована» с мини компьютерами, он предрешил судьбу компа нии, которая была накрыта рынком персональных компьютеров1.

Открытость и передача знания Эти принципы знания применимы (при внесении необходимых изменений) к странам в целом. Если основные права интеллектуаль ной собственности обычно нарушаются, то поставка знания будет уменьшена. Там, где доверительные отношения были скандально на рушены (как случилось, например, в некоторых случаях с компания ми, приносящими, и финансовый капитал, и капитал знания в быв ший Советский Союз), возможности обучения обратятся в нуль. Зло употребление доверием не будет восстановлено быстро.

Представляется, что открытость страны к внешней торговле имеет гораздо больший эффект для ее экономического успеха, чем он был предсказан стандартными торговыми моделями сравнительного пре имущества. Одно из объяснений – знания: торгуйте, и прямые инос транные инвестиции обеспечат важные каналы для передачи знаний.

Знание также получают благодаря перемещениям через открытые границы2. И Словения, и Албания имели границы с западной Евро пой, но границы не были одинаково открытыми. Словения имела наи более открытую границу среди социалистических стран, и теперь она самая богатая в расчете на душу населения;

Албания была наиболее закрыта и теперь это беднейшая среди постсоциалистических стран.

(Безусловно, имелись другие различия, которые объясняют неравен ство в расчете на душу населения, но изоляции Албании несомненно внесла свой вклад.) В Восточной Азии, ключевым случаем в эконо мическом развитии Японии была драматическая открытость иност h ранному знанию во второй половине девятнадцатого столетия, кото рым отмечено начало периода Meiji, определившего поворот к модер низации Японии.

Передача Знания также следует в шлейфе прямых иностранных инвестиций. Например, главным источником для изучения относи тельно сберегающих промышленных методов и их адаптации к Аме риканской культуре был Японский прямой вклад в промышленные мощности в Соединенных Штатах (так что потоки знания поперек Tихого океана были двухсторонними).

Экспериментирование Другой тип открытости, важной для интеллектуального преобра зования – готовность экспериментировать. Общества, которые не эк спериментируют, могут оказаться историческими тупиками подобно закрытым и статичным феодальным поместьям средневековой Евро пы. Современная Европа развилась от городов, которые росли в «тре щинах» закрытого в остальном средневекового общества и которые функционировали, как «специальные зоны», где могли быть опробо ваны новые формы экономической и социальной организации.

Экспериментирование требует открытости новым знаниям и из менениям, а изменения всегда могут быть неблагоприятными к спо собностям, которые есть1.

Рынок идей: децентрализация, конкуренция и экспериментирование Плюрализм в выборе проекта Таким образом, плюрализм и конкуренция, часто связываемая с от крытостью, являются жизненно важными для новшеств и роста зна ний. Структура экономических и политических институтов мощно затрагивает идеи, новшества, или проекты, которые выбирались для осуществления финансирования. Децентрализация обеспечивает сфе ру действия для большего экспериментирования и изучения, а конку ренция среди децентрализованных частей может обеспечить необхо димый стимул.

Несколько лет назад, я исследовал один аспект этого, в противо поставлении двух противодействующих крайностей в выборе проек та: иерархическая система, где предложение, чтобы быть принятым, должно пройти ряд препятствий, или децентрализованная система альтернативных решающих центров, где предложение может быть принято любым из них (и может получить второй шанс, если отверг нуто). Иерархическая система имела тенденцию допускать ошибку в сторону отклонения многих хороших проектов, в то время как де централизованная система обычно допускает ошибку в сторону при нятия многих плохих проектов. Предпочтительность одной из этих двух систем (и различных смесей) будет зависеть от относительной стоимости принятия проекта, который оказывается плохим, против «цены шанса» отклонения проекта, который, как оказывается, был хорошим1. Иерархическая система будет наилучшая для решения тог да, когда принятие плохого проекта могло бы быть фатальным, как решение о начале войны. Но там, где принятие плохих проектов не фатально и только расходует ресурсы, очевиден приговор истории в пользу более децентрализованной системы плюралистических по литических или экономических модулей.

В децентрализованной системе лица, принимающие решение, кон курируют друг с другом, чтобы найти хорошие проекты. При центра лизованном или монополистическом выборе проекта нет никакого опасения, что отклоненное новшество будет принято конкурентом, и принятое новшество могло бы оказать нежелательное воздействие на монополию. Таким образом, иерархическая централизация была рецептом для унифицированных и по существу статичных обществ от древнего Египта до Советского Союза. Напротив, Колумб был отвер гнут Королем Португалии и двумя Испанскими герцогами перед пе редачей его предложения Фердинанду и Изабелле. После четырехлет него ожидания он был снова отвергнут, но решение было пересмот рено двумя годами позже в 1492. Этим способом плюралистические и конкурирующие каналы выбора способствуют новшеству.

К ошибкоустойчивости: некоторые неочевидные свойства несовершенного знания Мы живем в несовершенном мире и это несовершенство отражено в нашей собственной подверженности отклонениям. Мы никогда не можем знать все, что мы могли бы знать, и мы с трудом продвигаемся вперед, чтобы просеять уместное знание от «knoise» (шума, изобража ющего из себя знание), который всегда давит на нас. Мы можем при нимать плохие решения на основе того, что мы знаем, мы часто будем не в состоянии сообщать наше знание другим, и мы можем искажать наше знание или недостаток его, имея дело с другими. Все это воздей ствует на экономические трансакции и другие социальные взаимо действия также как работа предприятий и других организаций.

Важность признания человеческих подверженностей отклонениям и несовершенств информации Экономисты в своих моделях часто не учитывали эти подвержен ности отклонениям, как физики могли бы не учитывать результаты трения. Но мы теперь понимаем, что экономика без человеческой подверженности отклонениям подобна игре Отелло без Яго. Если все персонажи в «Отелло» Шекспира знали то, что там должно было знать и правдиво передавали это другим, это стало бы простой историей, приносящей небольшое проникновение в реальный мир подобно не которым экономическим моделям. Хотя последствия «всего слишком человеческого» могут иногда быть трагическими, наша цель – не пес симизм, но реализм. Направленность экономической политики, из влеченная из реалистических моделей, вероятно, будет гораздо более ценной, чем направленность, предсказанная на основе изящной,но «глянцевой» модели совершенной информации, неограниченной ра циональности и правдивого поведения.

Если институт был структурирован, чтобы работать на основе «со вершенного знания», тогда экспериментирование или критическое размышление будут замечены как трата времени и ресурсов. Должен быть известен «один лучший путь»;

нет никакого места для «непре рывного уточнения». Но при фактических условиях несовершенного знания, ограниченной рациональности, и подверженного отклонени ям суждения, институты должны быть структурированы для ошибко устойчивости в смысле выдачи приемлемых результатов при существу ющем или потенциально доступном знании (не требующие для фун кционирования совершенной информации).

Неудача центрального планирования: пример Главный исторический пример – недавнее реструктурирование центрально планируемых экономик к децентрализованным рыночным экономикам. Знание относительно веры, предпочтений, технологии, и локальных условий рассредоточено среди экономических агентов.

Централизованные механизмы для сбора, обработки, и передачи ухуд шают эту информацию по мере того, как информационные сообще ния становятся более комплексными (как в иллюстрированной детс кой игре передачи фрагментов информации или историй по кругу).

Проблемы дополняются трудностями выявления и передачи знания, которое является подразумеваемым или выраженным в поведении (по добно знанию, как умело использовать машину). Централизованные попытки сократить «расточительное» дублирование экспериментиро вания в конечном счете душат новшество. Централизованные структу ры работали только для относительно коротких промежутков истори ческого времени, например, военного усилия или большого техноло гического проекта. Попытки вменить децентрализованное поведение в централизованной структуре сталкивается с серьезными мотиваци онными и «принципал агент» проблемами, и испытывает недостаток заслуживающего доверия обязательства, что «децентрализованные» решения будут уважаться и поддерживаться центральными властями.

Доступное, но рассредоточенное, локальное и подразумеваемое знание, возможно, использовалось бы агентами, если бы они действо вали ради собственной защиты в децентрализованном процессе кон курентного рынка. Вместо постулирования некоторого нереалистич ного идеала передачи информации к центральным планировщикам и от них, также как некоторой идеализированной центральной стан ции для обработки информации, реструктуризация типа «от плана к рынку» позволяет доступному знанию быть используемым децент рализованными агентами в местном масштабе. Чтобы обнаружить но вое знание отдельные агенты провели бы много локальных экспери ментов (которые могли бы «расточительно» дублировать друг друга).

Цены развились бы, чтобы отразить относительный дефицит ресур сов и выравнивать субъективные математические ожидания с факти ческим состоянием дел.

В статической среде, в которой основой выпуска является сталь и подобные товары промышленного назначения, централизация, по крайней мере, имеет шанс работать. Но поскольку столетие перехо дит, и знание становится все более и более важным, ограничения цен трализации стали все более и более очевидными, и агентские пробле мы стали более серьезными.

Децентрализация и участие в пределах фирм Преобразование «от плана к рынку» является всего лишь одним примером децентрализации, чтобы справиться с большей сложнос тью и недостатком знания и информации. В фирме, продвигающейся от простой повторяющейся работы при центральном управлении (Taylorism) к более комплексной интеллектуальной работе, требуется переход к более децентрализованному и участвующему рабочему ме сту. Центрально управляемые структуры сменяются полуавтономны ми группами, горизонтально координирующим согласно правилам, заданным из центра. Работа, организованная согласно внешне опре деленным «одним лучшим путем», заменена участвующим экспери ментированием, ведущим к непрерывному усовершенствованию.

В пределах фирмы, передача ограниченного подразумеваемого зна ния происходит главным образом через горизонтальные отношения типа ученичества, а не по вертикали обучения рабочих администра торами. Кроме того, информация, переданная наверх в иерархии для информирования при принятии решений – это явно систематизиро ванная информация, так что решения, принимаются в иерархичес кой структуре без несистематизированного подразумеваемого знания более низкого уровня. Лучшие решения могли бы быть приняты ниже в иерархии ближе к источнику знания. Децентрализованная власть также частично объединяет руководителя и агента, чтобы смягчить агентские проблемы. Когда эти локальные решения требуют инфор мационных вкладов от различных других категорий работы, лицам принимающим решение, лучше всего вращаться через те категории работы, чтобы приобрести их молчаливые компоненты. Эти объясне ния для нечетких границ работы и циклического сдвига работы идут вразрез с традиционными объяснениями специализации и разделе ния труда.

Открытость в Политическом Процессе Изменения в экономических институтах имеют двойников в по литической сфере. Здесь снова, основная тема – реструктуризация институтов, чтобы иметь дело с несовершенным миром в отличие от гипотетического «идеального мира», где власть объединена с «совер шенным знанием» и «совершенным достоинством». В реальном мире лучшие структурировать институты с открытостью и конкуренцией, чтобы обеспечить устойчивость согласно предположению, что знание и достоинство скорее в недостатке, чем в полном порядке. Такая стра тегия ошибкоустойчивости, применимая к социальным и политичес ким институтам ведет к институтам открытого общества типа: сво бодной прессы, прозрачного правительства, плюрализма, проверок и балансов, терпимости, свободы мысли и открытых общественных дебатов. Реструктурирование перемещается далеко от идеи относи тельно закрытого общества, которое «знает Правду» к открытому об ществу, которое «знает, что оно не знает Правду».

Эта политическая открытость необходима для успеха преобразо вания к экономике знания. Поскольку экономика прошла последо вательные преобразования, всегда имелись проигравшие – также как победители. Проигравшие, остро ощущающие свои потери, часто про бовали использовать политический процесс, чтобы сорвать измене ния, которые неблагоприятны для них.

Мы теперь знаем много не только относительно стимулов этих групп пользователей с особой целью, но и как они действуют и поче му они часто добиваются успеха, несмотря на то, что общество в це лом в результате теряет. Открытость и конкуренция среди различных политических организаций, обеспечивает одну из наиболее важных форм контроля1, но поскольку темп изменений может увеличиваться по мере того, как мы учимся производить все более эффективно в эко номике знания, опасности, представленные этими специальными интересами, могут также становиться все большими.

ПУБЛИЧНАЯ ПОЛИТИКА ДЛЯ ЭКОНОМИКИ ЗНАНИЯ Некоторые недавние американские политические инициативы Белая Книга должна рекомендоваться для обработки многих гра ней публичного порядка для экономики знания. Я не хочу повторять здесь сообщения, которые так ясно изложены там;

но я хочу разде лить некоторые из подходов к этим проблемам публичной политики, так как мы рассматривали их в несколькими днями раньше в Адми нистрации Клинтона, когда на этих проблемах было сосредоточено много внимания. И я хочу связать эти подходы с аналитической струк турой прошлых двух разделов.

Увеличение способности Ключ к успеху в экономике знания – обученная рабочая сила. Не удивительно, что так много стран сосредоточились на улучшении сво их образовательных систем. Все это похвально. Я хотел бы поделить ся тремя наблюдениями:

l Во первых, успех в экономике знания, в конечном счете, требует творческого потенциала, большей упорядоченности познавательных навыков в дополнение к основным навыкам. Те страны, которые на ходят пути создания этого вида творческого потенциала, будут, в ко нечном счете, иметь большие успехи в конкуренции экономики зна ния.

Во вторых, также ключ к успеху в экономике знания – обучение в науке и технике. Имеются хорошие основания для правительствен ных субсидий в высшее и научное образование: поскольку занятые в исследованиях редко получают полные выгоды от своих произведе ний, здесь имеют место, как мы отмечали ранее, реальные экстерна лии. Эти экстерналии могут быть больше всего отмечены для образо вания дипломированного специалиста.

В третьих, одна из причин, что сектор образования не может быть столь же силен, как мы хотели бы, это то, что он является одним из тех секторов, в которых конкуренция ограничена больше всего. Все же имеются должные основания, почему рыночные механизмы обычно не в состоянии работать хорошо и полностью обслуживать нацио нальные цели. Хотя я не хочу вступать здесь в дебаты по школьным ваучерам и школьной децентрализации, все же я думаю, что мы долж ны продолжить тщательное изучение того, как можно наиболее эф фективно увеличить конкуренцию и преследовать более широкие об щественные цели.

Промышленная политика и Поддержка Исследований Ранее в этом разговоре я хвалил «Белую Книгу» за ее вдумчивый подход к промышленной политике и относился критически к замеча ниям моего предшественника относительно чипов картофеля и ком пьютерных чипов. Промышленную политику часто критикуют как «назначение победителей»;

доказывают, что правительство особенно не подходит для этой задачи.

Фактически, правительство имеет замечательную хронологию ус пеха, начиная с поддержки исследований в сельском хозяйстве (ос новная предпринимательская деятельность в девятнадцатом столетии), которые вели к огромному увеличению производительности в этом секторе, а заканчивая первой телеграфной линией (между Балтимо ром и Вашингтоном, в 1842) и развитием Интернета.

Но дебаты был оформлены ненадлежащим способом. Цель прави тельства состоит не в том, чтобы выбрать победителей, а в том, чтобы идентифицировать новшества, порождающие экстерналии. В то вре мя как критики промышленной политики признают потребность пра вительственной поддержки для фундаментальных исследований, они обычно не в состоянии обратить внимание на то, что нет никакой яр кой границы между фундаментальным и прикладными исследовани ями;

многие прикладные исследования порождают большие экстер налии. Цель правительственной политики состоит в том, чтобы иден тифицировать как победителей проекты с большими экстерналиями.

В этом оно имело хронологию известных успехов.

В Соединенных Штатах предпринимались усилия по улучшению процесс выбора за счет партнерства между правительством и частным сектором, то есть требуя, чтобы частный сектор рисковал частью сво его собственного капитала, и участвуя в конкурентоспособных про цессах выбора. Имеется некоторое беспокойство, что эти реформы были слишком успешны;

поскольку они устранили арендные платы, связанные с поддержанными правительством исследовательскими программами, они также сократили некоторые из источников поли тической поддержки.

Перед оставлением этой темы, имеются три других важных наблю дения. Сначала, многое из новшеств, которыми отмечена экономика знаний, опираются на резервы фундаментальных знаний, глобальное общественное благо. Может иметься тенденция, как к «недооценке» важности фундаментальных исследований, так и к попыткам свобод но пользоваться фундаментальными исследованиями, обеспеченны ми другими. Результат может быть бедственным;

по крайней мере, замедление темпа прогресса.

В течение, по крайней мере, половины столетия, в Соединенных Штатах поддержка фундаментальных исследований обеспечивалась во многом через оборонный бюджет. С концом Холодной войны, эта поддержка истощилась. В то время как задел фундаментальных ис следований продолжит подавать авансы в прикладной технологии в те чение последующих лет, в конечном счете, он обязательно начнет высыхать. Сейчас есть время принять более активные меры, чтобы по полнить запас.

Во вторых, правительства имеют склонность для причудливых про ектов, подобно космическим станциям, которые привлекают массо вое воображение, но не обязательно представляют лучший путь рас ходования дефицитных исследовательских фондов.

В третьих, каждый должен жестко смотреть на другие программы, поддерживающие новые технологии, оценивать их возрастающий эффект. Имеется некоторое доказательство, например, что програм ма содействия исследовательской поддержке мелкого бизнеса в США не была столь полезной, как она могла быть, так как она не имела ни какого существенного эффекта в увеличении исследований1.

Конкуренция Белая Книга справедливо подчеркивает важность конкуренции.

Ранее я подчеркнул реальные опасности для эффективной конкурен ции в экономике знания. Мы должны повторно обратиться к соот ветствующим законам конкуренции и режимам интеллектуальной собственности. Снова позвольте мне поднять несколько наблюдений.

Во первых, поскольку мы двигаемся в глобальную экономику, про блемы конкуренции будут подняты на глобальном уровне. Большая кооперация между конкурирующими силами могла бы быть желатель ной, особенно, если это вело бы к более эффективному принудитель ному осуществлению стандартов конкуренции и приведению всех стандартов к самому высокому, а не к самому низкому общему знаме нателю. Мир извлечет выгоду из более конкурентоспособного рынка, и страны мира должны работать в согласии, чтобы достичь этой цели.

Во вторых, в то время как имелись многие подвижки в сокраще нии тарифов, нетарифные барьеры, включая устраивающие демпинг режимы работы, и компенсационные пошлины (CVD’S) приобрета ли увеличивающуюся важность. То и другое могжет подорвать не толь ко конкуренцию, но и индустриальные политические инициативы которые поддерживают новую экономику знаний.

Ограничения против торговли растениями, полученными путем генной инженерии, и другие подобные «лудитские» меры могут пре пятствовать научному прогрессу.

В третьих, «Белая Книга» стремится поощрять сотрудничество, но не кажется столь же сильным предупреждением, как сделал бы я от носительно сотрудничества, переходящего в сговор, или в обеспече ние основания для молчаливых скоординированных антиконкурент ных или, по крайней мере, неконкурентных политических инициа тив.

Финансовые Рынки Я полагаю, что одна из важных причин для успеха США на арене экономики знания – их подвижные рынки долгосрочного ссудного капитала и особенно фонды рискового капитала. Американские рын ll ки долгосрочного ссудного капитала долго были гораздо более конку рентоспособны, чем такие рынки во многих других странах. Антимо нопольные органы США посмотрели бы искоса на виды концентра ций в банковском деле, которые обнаружены во многих других стра нах. В то время как не очевидно, что еще можно сделать, чтобы поощ рить этот вид инновационного кредитования, понятно, что определенную роль может сыграть налоговая политика.

Налоговая политика В США имеются некоторые особенности налогового кодекса, ко торые поощрили новшество. Некоторых это обескураживает. Возрас тающий налоговый кредит на исследования и экспериментирование долго получали официальное благословение, но был возобновлены только на основании «год к году». Возможно, в этом причина, что имеется некоторое свидетельство, подвергающее сомнению его эф фективность. Имеется недавно предписанное условие, чтобы поощ рить маленькие новые предприятия (освобождая прирост стоимости капитала), но пока слишком рано говорить о его эффективности, включая степень, к которой это помогает создавать новые предприя тия, основанные на знаниях.

Ограничения на разделение потерь служат, однако, главным сред ством устрашения, чтобы брать риск1. Исследование, по своей сути является опасным занятием. Оно подобно сверлению нефтяных сква жин. Успех измеряется тем, будет ли успешным хотя бы одно проби тое отверстие из десяти. Корпоративный подоходный налог часто опи сывается как содействие правительству в качестве компаньона – вклад чика;

но в то время, как партнер, который разделяет риск, может по ощрять взятие риска, партнер, который принимает участие в успехах, но не в потерях, вероятно, препятствует взятию риска.

В Соединенных Штатах был защищен преференциальный режим прироста капитальной стоимости на том основании, что это поощря ет взятие риска и предпринимательство того вида, который ассоции руется с экономикой знаний. Но большинство налоговых преферен ций подходит не к этому виду предпринимательства, но, например, к спекулятивному предоставлению недвижимости. Я обратился ранее к важности изменений в культуре. Налоговая система, которая воз награждает возвращение к спекуляциям недвижимостью таким же h образом, как вознаграждает реальное новшество, не поддерживает культуру новшества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Настали волнующие времена для экономики информации и зна ний. Предпринимательская деятельность в развитых странах переме щается от колотящего металла до порождения знаний. Информаци онная или ICT революция направлена на устранение ограничений «веса» и расстояния. В дни конных экспрессов требовалось много ло шадей, людей и дней, чтобы послать сообщение от города Канзас Сити в США до Сан Франциско, тогда как сегодня это делается в мгнове ние ока небольшим колебанием электромагнитного поля. Мы мед ленно теряем ограничения Предмета, чтобы выпустить несдержан ность несоперничающих Идей.

Экономические модели, которые игнорируют неполноту инфор мации и создание знания, дают нам плохое руководство в то время, как многие институты могут быть поняты только как адаптивные от веты на информационные проблемы. Только, видя центральную роль неполноты информации, мы можем надеяться проектировать и со хранять устойчивые институты. Точно так же понимание тонкости под разумеваемого и локального знания, также как динамики разделения или накопления знаний будет делать много, чтобы определить конку рентоспособность компании, отрасли или страны.

Необходимо понять черты, которыми производство и распростра нение знаний и информации отличается от такового для товаров, по добных стали и автомобилям. Процессы, где знание играет ведущую роль, обычно имеют тенденцию отображать положительную обрат ную связь. В социальной и экономической жизни, мы теперь видим вездесущность самоукрепления процессов, которые отображают мно гократное равновесие, зависимость от пути (чувствительность к на чальным условиям), и эффект запирания. В то время как ограничения на конкуренцию могут быть более важны, преимущества, которые нужно получить от большей децентрализации, могут быть все боль шими.

Факт, что знание является преимущественно общественным бла гом и что имеются важные экстерналии, означает, что исключитель ная или чрезмерная уверенность относительно рынка не может при водить к экономической эффективности. Для тех из нас, кто верит в могущество рыночных сил, вызов, должен найти лучшее «партнер ство» между частным и общественным сектором – уступкой прав, ро лей и обязанностей, не продиктованных парадигмами прошлого, ко торые не удовлетворяют экономике знаний будущего. К сожалению, в поиске структуры для этого нового партнерства, простые лозунги («назначение победителей») не продвинут нас очень далеко. Мы все находимся на неотмеченных на карте территориях, и мы будем иметь много, чтобы учиться от экспериментов и друг от друга.

Во всем мире эта новая перспектива имеет глубокий отпечаток на публичной политике. В развитии работы, фокус сдвинулся к неосяза емости знаний, институтов и культуры. Международный банк теперь преобразует себя в большее хранилище знаний, группирует и форми рует более всестороннюю структуру развития, чтобы ввести в действие новый фокус. В более продвинутых, индустриальных экономиках, вызов создания и освоения культуры новшеств и изменений является не менее пугающим.

ЛИТЕРАТУРА Auerbach, A.J. 1979. «Wealth Maximization and the Cost of Capital.» Quarterly Journal of Economics. August. 433 66.

. 1983. «Corporation Taxation in the United States.» Brookings Papers on Economic Activity. Vol. 2, Washington D.C., Brookings Institution.

451 513.

Bourne, Randolph S. 1970 (1916). The Gary Schools. Cambridge MA:

MIT Press.

Davenport, T. and L. Prusak 1998. Working Knowledge. Boston: Harvard Business School Press.

Dasgupta, P. and Stiglitz, J.E. 1980a. «Industrial Structure and the Nature of Innovative Activity,» Economic Journal, 90, June 1980, pp. 266 293.

. 1980b. «Uncertainty, Market Structure and the Speed of R&D.» Bell Journal of Economics, 11(1), Spring.1 28.

. 1988. «Potential Competition, Actual Competition and Economic Welfare,» European Economic Review, 32, May 1988, pp. 569 577.

Deming, W. E. 1982. Out of the Crisis. Cambridge: MIT Center for Advanced Engineering Study.

Deming, W. E. 1994. The New Economics for Industry, Government, Education. Cambridge: MIT Center for Advanced Engineering.

Department for Trade and Industry 1998a. Our Competitive Future:

Building the Knowledge Driven Economy. London: Cm 4176.

Department for Trade and Industry 1998b. Our Competitive Future:

Building the Knowledge Driven Economy: Analytical Background. HTTP:/ /www.dti.gov.uk/comp/competitive/an_reprt.htm.

Dixit, A. K. 1996. The Making of Economic Policy: A Transaction Cost Politics Perspective. Cambridge: MIT Press.

Edlin, A. and Stiglitz, J.E. 1995. «Discouraging Rivals: Managerial Rent Seeking and Economic Inefficiencies.» American Economic Review, 85(5).

December. (Also NBER Working Paper 4145, 1992.) Gilbert, R. J. and Newbery, D.M.G. 1982. «Preemptive patenting and the Persistence of Monopoly.» American Economic Review. 72:514 526.

Greenwald, B. and Stiglitz, J.E. 1986. «Externalities in Economics with Imperfect Information and Incomplete Markets,» with Quarterly Journal of Economics, May 1986. 229 264.

Hirschman, Albert O. 1981. Essays in Trespassing: Economics to politics and beyond. Cambridge: Cambridge University Press.

Jefferson, T. 1984 (1813). «No Patent on Ideas: Letter to Isaac McPherson, August 13, 1813.» In Writings. New York, Library of America: 1286 Kearns, David and David Nadler 1992. Prophets in the Dark. New York:

Harper Business.

Luther, Martin. 1942 (1523). «Concerning Secular Authority.» In Readings in Political Philosophy, ed. F. W. Coker, 306 29. New York:

Macmillan.

Olson, M. 1982. The Rise and Decline of Nations: Economic Growth, Stagflation, and Social Rigidities. New Haven:Yale University Press.

Rosenberg, N. and L. E. Birdzell 1986. How the West Grew Rich: The Economic Transformation of the Industrial World. New York: Basic Books.

Sah, R. and Stiglitz, J.E. 1986. «The Architecture of Economic Systems:

Hierarchies and Polyarchies.» The American Economic Review. Vol 76(4), September. 716 727.

Shapiro, C. and H. Varian 1999. Information Rules. Boston: Harvard Business School Press.

Stiglitz, J.E. 1969. «The Effects of Income, Wealth and Capital Gains Taxation on Risk Taking,» Quarterly Journal of Economics, Vol 83, May.

263 283.

. 1987. «Learning to Learn, Localized Learning and Technological Progress,» In Economic Policy and Technological Performance, P. Dasgupta and Stoneman (eds.), Cambridge University Press. 125 153.

. 1988. «Technological Change, Sunk Costs, and Competition,» Brookings Papers on Economic Activity. Vol 3.

. 1995. «The Theory of International Public Goods and the Architecture of International Organizations,» United Nations Background Paper 7, Department for Economic and Social Information and Policy Analysis, July.

. 1998a. «Knowledge as a Global Public Good» Paper written as chapter in upcoming UNDP book Global Public Goods.

. 1998b. Towards a New Paradigm for Development: Strategies, Policies, and Processes. Given as Raul Prebisch Lecture at United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD). Geneva. October 19. For speeches in general, see http://www.worldbank.org/knowledge/chiefecon/index.htm.

. 1999. On Liberty, The Right to Know, and Public Discourse: The Role of Transparency in Public Life. Given as 1999 Oxford University Amnesty International Lecture.

Wallsten, Scott. 1998. «Rethinking the Small Business Innovation Research Program.» In Investing in Innovation: Creating A Research and Innovation Policy That Works. Lewis Branscomb and James Keller, Eds.

Cambridge, MA: MIT Press.

Wolfensohn. J. 1996. Annual Meetings Address. Washington: World Bank.

Pages:     | 1 || 3 | 4 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.