WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Гельмут Штайнер Социология профессии как призвание: Владимир Николаевич Шубкин ГЕЛЬМУТ ШТАЙНЕР,,,, Социология профессии как призвание:

Владимир Николаевич Шубкин1 Abstract The article is devoted to history of Soviet and Russian sociology through the prism of the prominent contemporary sociologist Vladimir Shubkin biography. Author of argue that Shubkin is an inalienable part of Soviet and Russian sociological history.

The institutionalization of Russian sociology, as well as that of Western sociology, was initiated on the threshold of 19th – 20th centuries. But since 1928, when Marxism Le ninism began to assert itself in USSR, this process has come to a halt. Only at the end of 1950s–at the beginning of 1960s both Soviet and Eastern European scientists, on their side, undertook an attempt to develop sociological science in the context of their time.

Scientific and political activities of Shubkin are related to Novosibirsk. He became the founder of Novosibirsk school in Soviet sociology. His merely sociological works embrace such major areas, as sociology of young generation, professional orientations, mecha nisms of social reproduction in the fields of education and professional mobility etc.

At the beginning of 1970th, Shubkin has revealed for himself the genre of sociological publicism. He yearned for understanding the contradictory and ambiguous history of his heartland on the basis of his own experience, the history of his family, which was Владимир Николаевич Шубкин (1923 г. р.) — выдающийся советский и российский социолог, внесший неоценимый вклад в становление советской социологии и формирова ние Новосибирской социологической школы, а также в развитие методологии примене ния количественных методов в социологии. Тематика его исследований связана, в час тности, с социологией образования, молодежи и профессионального выбора. Ныне — главный научный сотрудник, руководитель группы изучения сознания молодежи сектора социологии образования и молодежи Института социологии Российской академии наук (Москва). Является Заслуженным деятелем науки Российской Федерации, членом Меж дународного комитета по урбанистике, вице президентом Международного научно ис следовательского комитета по социологии молодежи, членом Президентского совета Профессиональной социологической ассоциации, ди ректором российской национальной части международного проекта “Катастрофическое сознание в современном мире”.

Поздравляем Владимира Николаевича с 85 летием и публикуем статью Гельмута Штайнера о нем как о социологе по призванию.

Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 4 Гельмут Штайнер affected be repressions like quite a lot of Soviet families, and rereading the sociological considerations of such thinkers, as Tolstoj and Dostojevskij. His humanistic and democratic credo was embodied in Vladimir Shubkin’s collection of essays “Violence and freedom”.

В недавно опубликованном сборнике социологических эссе “Насилие и свобода” [7] автор, семидесятитрехлетний Владимир Николаевич Шубкин, рассказывает об эпизоде, произошедшем с ним во время посещения Париж ского центра социологических исследований (Centre d’Etudes Sociologiques) 25 лет тому назад. Его знакомый французский коллега проводил для него ознакомительную экскурсию в доме музее Социологического центра и, рас сказывая об истории социологических исследований во Франции, заме тил:

“Ведь у Вас в России нет социологических традиций”. Шубкин оставил это замечание без комментариев. Покидая одну из комнат музея, он спросил:

“Как зовут человека, изображенного на портрете при входе?”. “Это основа тель нашего Центра профессор Гурвич”, — ответили ему. “Но вы не сказали откуда он родом”, — заметил Шубкин. “Он приехал из России и основал этот социологический центр”, — последовал ответ. Далее Шубкин спросил свое го спутника, кто является нынешним Президентом Американской социоло гической ассо циации, и услышал ответ: “Профессор Питирим Сорокин”.

Когда Шубкин снова поинтересовался, из какой страны был этот ученый, его коллега опять был вынужден сказать: “Из России”. При этом он осознал тихую иронию Шубкина, и, как будто извиняясь, добавил: “Да, к сожале нию, мы очень плохо знаем историю российской социологии” [7, с. 136].

Между тем Шубкин и сам является неотъ емлемой частью советско рос сийской социологической исто рии, которая известна на Западе все так же плохо, как и четверть столетия назад. И хотя существуют различные работы на английском, французском или немецком языках, рассказывающие о раз ных периодах развития социологии в России, о направлениях исследований и отдельных ученых, тем не менее эти публикации известны лишь узкому кругу специалистов. Общим достоянием научного сообщества они не стали.

Несмотря на распространенные заверения и даже убежденность в интерна циональности соци ологии в мировых масштабах, наше знание и прежде все го наши критерии развитости этой науки почти полностью заданы Запад ной Европой и США. Не вникая далее в причины и следствия такой ситуа ции, можно сказать, что эти обстоятельства, по сути, противоречат социоло гическому подходу. И то, насколько западноевропейская и американская социология сконструировали дисциплину в целом, можно прояснить и по нять лишь при более глубоком рассмотрении национальной или региональ ной социологии, то есть принимая во внимание конкретные социальные условия, в которых она развивалась.

Российская социология начала институционализироваться приблизи тельно в то же время, что и западноевропейская: в конце XIX – начале XX века. Здесь этот процесс характеризуется тремя большими конкурирующи ми направлениями. Во первых, речь идет о социологических теориях, кото рые зарождались в непосредственной свя зи с русскими экономическими и культурными традициями (в том числе и “народная социология”). Во вто 176 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, Социология профессии как призвание: Владимир Николаевич Шубкин рых, одновременно с запоздалым и неуверенным развитием капитализма в России началось становление гражданско либеральной и социал реформи стской социологии (представителями которых были, в частности, М.Кова левский и П.Сорокин). И, в третьих, параллельно с предыдущими направ лениями возникали марксистские концепции разного рода (В.Ленин, П.Струве). После октябрьской революции 1917 года и высылки в 1922 году известных ученых (таких, как Питирим Сорокин или Федор Степун) в об ществе развернулась ограниченная, но все же обозначенная четкими пози циями марксистская дискуссия, и вместе с тем вплоть до 1930 х годов вни мание общественности было приковано к эмпирическим социологическим исследованиям (в области труда, проблем молодежи, бюджета времени, социокультурных изменений и др.).

С 1928 года в обществе утвердился марксизм ленинизм сталинского толка, и социология оказалась под запретом. В эти времена в стране рас пространился физический террор, и иной образ мыслей в отношении основ марксизма запрещался. Все без исключения эмпирические социологические исследования были прекращены. И все это происходило в то время, когда го сударство как никогда нуждалось в научном анализе таких проблем общес твенной жизни, как социально экономические трансформации, женская за нятость на рынке труда, последствия Великой Отечественной войны против гитлеровской Германии, индустриализация и коллективизация в послевоен ных условиях на фоне разносторонних и противоречивых процессов мобиль ности и миграции, а также проблем многонационального государства. Такие интеллектуальные и общественные условия отразились на жизни В.Шубки на, который родился в 1923 году в Барнауле (Алтай), и определили его на учный путь, начавшийся сразу после окончания учебы в 1951 году.

Владимир Николаевич Шубкин — социологическая биография Шубкин был социологом еще до того, как стал таковым. Это характерно для многих отцов независимой социологической науки в социалистических странах: еще до того, как они начали профессионально заниматься социоло гией, они воплотили в своих биографиях важнейшие социальные процессы своего века. Жизненные пути ученых отмечены столькими потрясениями, что эти события открыли им прямой путь в социологию. В данных странах социологи стали приверженцами своей науки раньше, чем она наконец по явилась там.

Шубкин был настоящим сибиряком. Его дед был крепостным и работал на рудниках Алтая. В 1861 году царь Александр II отменил крепостное пра во и, по словам Шубкина, его дед, сущий сибирский мужик, благодаря сво им занятиям землемера, самостоятельно стал признанным геометром. Пос ле 20 лет работы геометра он был признан почетным жителем Барнаула.

Отец Шубкина получил школьное и профессиональное образование в учеб ных заве дениях под эгидой православной церкви и впоследствии занялся преподаванием. В 1923 году у него родился сын Володя. 21 июня 1941 года Владимир Шубкин закончил десять классов средней школы. Этот день останется в его памяти на всю жизнь. Как затем рассказывали писатели его поколения во многих романах, 22 июня 1941 выпускные вечера были пре рваны нападением фашистских войск. Шубкин, как и многие другие вы Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 4 Гельмут Штайнер пускники, сразу записался добровольцем на фронт. Хаос, воцарившийся в начале войны, отсрочил его вступление в армию, но после прохождения всех формальностей доброволец Шубкин был направлен в строительный ба тальон. В своем заявлении он был вынужден указать, что его отец за контр революционную пропаганду был приговорен к десяти годам тюремного за ключения без права переписки. Вместе с группой людей подобного семей ного происхождения он был отправлен в бескрайние степи Сибири для строительства бараков, предназначенных для хранения продовольствия и размещения эвакуированных предприятий Украины, которым угрожали приближающиеся сражения. После многих месяцев тяжелого физического труда его отпустили домой. Шубкин подал документы для продолжения об учения, но его заявление было отклонено, и он снова записался доброволь цем на фронт. В этот раз его приняли в армию. Уже в начале 1942 года он прибыл в район Сталинграда, в бою был ранен, и ему пришлось вернуться.

Но вскоре он снова прибыл на Украинский фронт и дошел в боях до Донец ка. Он воевал вплоть до апреля 1944 года, когда при осаде Севастополя был тяжело ранен в ногу и госпитализирован как инвалид. В 1943 году он стал членом КПСС: “Прошу принять меня в члены КПСС. Если я погибну, про шу считать меня коммунистом”, — так звучало в те времена заявление, про износимое на поле боя.

Вернувшись домой в Барнаул, Шубкин начал обучаться на инжене ра строителя, но вскоре почувствовал, что это — не его профессия. Он начал посещать лекции Ленинградского университета по философии, но их дог матизм заставил его в итоге выбрать экономику и закончить образование по этой специальности в 1951 году. После многих лет преподавания и обшир ной по направленности научной деятельности он защитил диссертацию, по священную дифференцированной пенсии для работников сельского хозяй ства, после чего при поддержке Геннадия Осипова в отделе социологии Академии наук СССР возглавил направление “Новые формы труда и образ жизни”. Шубкин был заинтересован в этой теме, потому что чувствовал, что с помощью социологии, в отличие от экономики, можно более глубоко по нять мотивацию людей в их экономическом поведении, в частности в том, что касается доходов и потребления. Пос кольку он уже получил научную степень, его назначили на должность научного сотрудника и доверили са мостоятельно проводить исследования в области трудовой занятости.

Шубкин и “шестидесятники” В конце 1950 х – начале 1960 х годов независимо друг от друга в боль шинстве восточноевропейских стран предпринимались попытки самостоя тельно развивать социологическую науку на основе принципов марксиз ма ленинизма. В Советском Союзе этот процесс был связан с именами Г.Осипова и Б.Грушина в Москве, В.Ядова и И.Кона в Ленинграде и В.Шуб кина в Новосибирске.

Шубкин начинал проводить социологические исследования в уже из вестной ему сфере социологии села (1958), в частности сельского хозяйства Молдавской республики. В ранее румынской деревне Копанка в 1937 году уже проводились социологические исследования румынским социологом Дмитрием Густи. В 1960 году Шубкин использовал монографию этого уче 178 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, Социология профессии как призвание: Владимир Николаевич Шубкин ного для исторического сравнительного анализа. После Второй мировой войны в этой деревне была введена колхозная система, поэтому исследова ние Шубкина состояло в анализе трансформационных процессов, связан ных с пе реходом аграрных отношений от почти феодального строя к систе ме го сударственного социализма [15;

16]. Сам Шубкин очень ценил этот первый опыт исследовательской деятельности, свою самостоятельность и независимость на полевом этапе, а также полученный тогда статистический материал. В Москве, однако, не признали работу Шубкина, оценив ее как довольно посредственную. Тем не менее этот труд был замечен и заинтере совал А.Аганбегяна.

Социологическая научная и политическая деятельность Шубкина, спо собствовавшие развитию советской социологии в 1960 е годы, связаны с Но восибирском. Во времена Хрущева партийные органы приняли решение о не обходимости ускорения развития Сибири. В связи с этим там организовыва лись новые научные центры. Первый и до сегодняшнего дня наиболее значи мый из них — сибирское отделение Академии наук, расположенное в Ака демгородке Новосибирска. В новообразованный Институт социологии для проведения социологических исследований Шубки на пригласил Аганбегян.

В 1962 году наш сибиряк вернулся назад, в далекие сибирские леса и сте пи и прославил, в конечном счете, Новосибирск как один из важнейших на учных центров страны, после Москвы и Ленинграда. С 1966 года Шубкин возглавил сибир скую секцию и стал вице президентом новой Советской со циоло гической ассоциации. Дол гое время в Академгородке было больше просторных аудиторий для подготовки социологических исследований, чем в Москве или даже в Ленинграде. И в них царил особенный творческий дух.

С началом “перестройки” в 1985 году в Москву были вызваны ведущие пред ставители социальных наук: А.Аганбегян, Т.Заславская, Р.Рывкина из Новосибирска, а также В.Ядов, А.Здравомыслов, И.Кон и О.Шкаратан из Ленинграда. Шубкин же приехал работать в новом Институте социологии в 1969 году.

Со бытия в Чехословакии 1968 года, резонанс кото рых ощу щался даже в Новосибирске, — что вызвало не мало ограничений в научной работе, и Шубкин тогда надеялся, что в московском институте, возглавляемом М.Ру мянцевым, это будет не так ощутимо. Это было фундаментальное заблужде ние, поскольку сразу после его переезда в Москву развернулась кампания против “немарксистских” позиций в институте. Румянцев был уволен и, в конце концов, управление институтом взял на себя М.Рудкевич из Сверд ловска. Затем деятельностью института руководили многие из его основа телей, среди них и Шубкин в 1972 году. Многие из этих людей пришли в со циологию из других академических институтов, что нарушало чисто социо логический научный профиль института, однако другие научные институ ты Академий наук давали импульсы к развитию в ней самостоятельного от деле ния социологии или, по крайней мере, отдельных исследовательских групп (институты мировой экономики и международных отношений, сис темных исследований, этнографии, философии и др.).

Шубкин с само го начала, еще в Новосибирске работал в основном в трех направлениях, по трем научным темам: выбор профессии молодежью и свя занная с этим межпоколенческая мобильность;

престиж и привлекатель ность профессии;

и наконец, механизмы социального воспроизводства в Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 4 Гельмут Штайнер системе образования, профессиональной ориентации и мобильности. Эти направления исследования в значительной мере определяли социологичес кий профиль дея тельности Шубкина.

Обращение к социальной реальности и использование результатов эм пирических исследований дополнялись в каждом случае статистическими методами. В 1967 году в Сухуми проводилась конференция, посвященная количественным методам социологических исследований, в которой при няли участие более 600 ученых. Эта конференция засвидетельствовала определенную методологическую парадигму новой социологии. Количес твенные методы уже в те времена не были привилегией социологии. В об ласти экономических наук, например, в определенных исследованиях ис пользовались математические методы, особенно в Новосибирске. Тогдаш ний переход социологов в Институт экономики способствовал установ лению количественно методологического направления в Новосибирской школе социологии.

В 1964 году Шубкин издал работу “Количественные методы в социоло гии”, которая переиздавалась в пе реработанном варианте в 1966 году в Мос кве и была отмечена на конкурсе научной литературы Социологической ас социацией. Эта работа, вышедшая даже в немецком переводе, не ограничи вается описанием статистических методов, но привлекает внимание также к социальному моделированию, социальному эксперименту, оптимизации программы исследований и т.п. При этом количественные методы представ ляются не просто как таковые, а в связи с исследовательскими темами. Сам Шубкин впоследствии соглашался с тем, что ожидания, связанные с кни гой, оправдались, а ее доработка даже превзошла их. Этот труд отвечал духу времени: стремлениям достичь методологического прогресса, прежде всего посредством распространения количественных методов и математических инструментов, согласно решениям мирового конгресса Международной со циологической ассоциации (International Sociological Association) в Варне в 1970 году, да и более раннего, 1962 года — в Вашингтоне либо 1966 го — в Евиане. Вдобавок такой подход был очень важен для профессионализации социологии в социалистических странах, поскольку позволял отделить де дуктивный научный способ мышления от идеологического.

В этом смысле новосибирские социологи, возглавляемые Шубкиным и активно поддерживаемые Аганбегяном, сделали огромный вклад в развитие социологии в СССР в целом.

Молодежь, образование и профессия:

научные инте ресы в социологической деятельности Шубкина Исследования молодежи в Новосибирской области (город с населением более миллиона и ряд близлежащих поселков и сел) Шубкин начал в году. В 1963 м он провел масштабные исследования, охватившие 4427 вы пускников школ. Темой исследований была актуальная и ожидаемая про фессиональная мобильность в плоскости отраслей экономики (промыш ленность, строительство, сельское хозяйство, сфера услуг, сфера умствен ного труда), а также связанных с этими отраслями образовательных профи лей: технических, физико математических, естественнонаучных и гумани тарных наук. Шубкин изучал профессии отцов, профессиональные планы 180 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, Социология профессии как призвание: Владимир Николаевич Шубкин выпускников и в итоге реализацию этих планов. На основе полученных дан ных проводился анализ существующих и ожидаемых изменений в гендер но профессиональной структуре Новосибирского региона.

Даже после возвращения Шубкина в Москву в 1969 году его исследова ния с использованием сопоставимых методических инструментов продол жались в той же области, обеспечивая информацию для сравнительного анализа, охватывающего десятки лет. Новосибирская область принадлежа ла к числу важнейших промышленных и научно технических центров Си бири. Проводимые там исследования были не “моментальным снимком”, но “широкоформатным” отображением социальных изменений, происходя щих в индустриальном регионе, который выделялся на фоне преобла даю щего в Сибири аграрного сектора.

Начиная с 1960 х годов, Шубкин в доступных пределах старался завя зать контакты с учеными из других стран. Ранее он познакомился с фран цузскими социологами, затем принимал участие в международном конгрес се социологов в Евиане в 1969 году, был активным членом исследовате льских комитетов Международной ассоциации социологов (по проблемам образования и молодежи) — как представитель координационного комите та, а так же как вице президент. И в рамках междуна родных восточноевро пейских организаций (таких, как комиссии по решению тех или иных про блем в структуре Академии наук) Шубкин принадлежал к числу людей, ко торые, несмотря на трудности, не довольствовались ограниченным объемом информации и узким кругом мнений;

он настаивал на проведении совмес тно с другими специалистами сравнительных исследований и выступал в роли их организатора.

Однажды вступив на путь эмпирических социологических исследова ний, Шубкин уже не оставлял его. Даже в сложных 1970 х годах и в начале 1980 х, когда он перешел из Института социологии в Международный ин ститут рабочего движения Академии наук СССР, Шубкин продолжал лон гитюдные и развивал систематические международные сравнительные ис следования, хотя этот институт не был ориентирован на деятельность тако го рода.

С начала перестройки соратник и друг Шубкина В.Ядов переехал в Москву и занял пост директора Института социологии. Шубкин тоже вер нулся в Москву. В определенный период для социологов сложилась благо приятная ситуация высокого спроса на их профессионализм в области по литического и гражданского консультирования. Борцы и едино мышленни ки в рамках социологической науки в СССР (Аганбегян, Ядов, Заслав ская, Шубкин и др.) смогли на короткое время привлечь внимание главных поли тиков страны и снискать интерес общества.

После провала перестройки, распада Советского Союза и постепенного утверждения “самодержавия” Ельцина для социологии, с одной стороны, открылись новые возможности для свободного развития в пределах сущест вовавших институций и новых коммерческих организаций. Но, с другой стороны, наука столкнулась с такой ситуацией в обществе, когда она сильно зависела от государственного финансирования и общественного призна ния. Зарплаты научных работников стали одними из самых низких в стране, и даже их часто месяцами не выплачивали. В этот период многие ученые России ушли из науки, поменяв род занятий или уехав за границу, где они Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 4 Гельмут Штайнер занимались любого вида научной деятельностью, параллельно подрабаты вая вне сферы науки, чтоб обеспечить себя. Таковы были условия существо вания интеллигенции в России. Тем более удивительно и достойно восхи щения продолжение социологических исследований русскими учеными, в частности шестидесятниками. В лонгитюдных проектах Ядова, посвящен ных процессам адаптации в кризисном обществе и катастрофам сознания в современном мире, принимает участие и Шубкин, которому между тем уже исполнилось 70 лет. Как и раньше, он занимается эмпирическими исследо ваниями. Одновременно он продолжает и начатые в 1963 году в Новосибир ске проекты. Что касается их результатов, то сегодня стоит обратить внима ние на две вещи: во первых, наблюдалось стремительное уменьшение с 1963 го по 1994 год уверенности молодежи насчет возможности получить желаемую профессию. Во вторых, нельзя не удивляться довольно высоким значениям этих показателей в контексте безнадежной экономической и об щественно политической ситуации в стране. Это можно рассматривать как выражение неповторимого социального и психического процесса адапта ции русского населения к катастрофическим условиям жизни. В этой ситуа ции наиболее оптимистично настроенной оставалась молодежь. Оптимизм падает с ростом жизненного опыта, однако в адаптации к новым обществен ным условиям нуждались все.

Это подтвердили и исследования Шубкина о функции образования в процессе общественного воспроизводства и о господствующих в регионе элитах. Исследования, проводимые в Сибири с 1963 года, накопили эмпи рический материал, отобразившийся в теоретических разработках о пре емственности и прерывности социальных механизмов в обществе. В таких районах Сибири, как Новосибирская область и Алтайский край, трансфор мационные процессы протекают медленнее и менее заметно, чем в Москве или Центральной России. Вследствие политических событий и конфликтов эти процессы меньше зависели от вмешательства политиков, а значит были социологически более “чистыми”. Поэтому значение этих исследований для анализа общероссийских процессов трудно переоценить.

Шубкин “познает самого себя” Когда в начале 1970 х годов Шубкин был вынужден отказаться от неко торых эмпирических исследований, он открыл для себя жанр социологичес кого и публицистического эссе как способа представления информации.

Шубкин стал постоянным автором статей еженедельника “Литературная газета”, а также весьма заметного литературного и культурно политическо го журнала “Новый мир”. Обсуждения социологических проблем переме жались рассуждениями по поводу общественно политических аспектов развития Советского Союза. Вскоре его эссе приобрели и вовсе автобиогра фический характер.

С началом перестройки Шубкин пытается разобраться в противоречи вой и неоднозначной истории своей страны и вплетенной в нее истории сво ей семьи. Он размышляет и ищет ответы на свои вопросы в разных источни ках, узнает о судьбе своего отца и о том, что его семье сообщили неверную причину и дату его смерти. К моменту, когда Шубкин записался доброволь цем в армию в 1941 году, его отец был расстрелян как “враг народа”.

182 Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, Социология профессии как призвание: Владимир Николаевич Шубкин Шубкин представляет результаты своих поисков, казалось бы, в лишен ной эмоций форме, рассуждая о событиях как социолог. Но за этим скрыва ется и озабоченность, и глубинный контекст. В ранее упомянутом сборнике эссе “Насилие и свобода” Шубкин собрал свои опубликованные и не опуб ликованные работы. Он обсуждает и анализирует российскую и советскую историю и, оперируя этими двумя понятиями, рассматривает социологи ческие взгляды Льва Толстого и Федора Достоевского о бюрократии как инструменте власти, о социальных механизмах власти и о царящем духов ном вакууме. Шубкин задает вопрос: кто заполнит этот вакуум в современ ной России? Он истолковывает и обсуждает ситуацию, исходя из собствен ного опыта. Возможно, в некотором роде, это невеселая, но не “удручающая” книга. В ней можно усматривать гуманистическое и демократическое кредо советско русско го ученого Владимира Николаевича Шубкина.

Литература 1. Шубкин В.Н. Количественные методы в социологии / В соавт. с А.Аганбегяном и др. — М., 1966.

2. Шубкин В.Н. Социологические опыты. — М., 1970.

3. Шубкин В.Н. Молодежь и образование / В соавт. с Д.Л.Константиновским. — М., 1977.

4. Шубкин В.Н. Начало пути (проблемы молодежи в зеркале социологии и литерату ры). — М., 1979.

5. Шубкин В.Н. Трудящаяся молодежь: образование, профессия, мобильность. — М., 1984.

6. Шубкин В.Н. Молодежь вступает в жизнь (социологические исследования про блем выбора профессии и трудоустройства) / В соавт. с Г.А.Чередниченко. — М., 1985.

7. Шубкин В.Н. Насилие и свобода (социологические очерки). — М., 1996.

8. Шубкин В.Н. Социология образования // Социология в России / В соавт. с Я.У.Астафьевым. — М., 1998.

9. Шубкин В.Н. Катастрофическое сознание в современном мире в конце ХХ века (По материалам международных исследований) / Под ред. В.Э.Шляпентоха, В.Н.Шуб кина, В.А.Ядова. Сер. “Научные доклады”, № 96. — М.;

Мичиган, 1999.

10. Шубкин В.Н. Страхи в России в конце ХХ века / В соавт. с В.А.Ивановой // Ка тастрофы и общество. — М., 2000.

11. Шубкин В.Н., Иванова В.А. Массовая тревожность россиян как препятствие ин теграции общества // Социологические исследования. — 2005. — № 2. — С. 22–28.

12. Шубкин В.Н., Астафьев Я.У. Социология образования в СССР и России // Мир России. — 1996. — Т. V. — № 3. — С. 161–178.

13. Шубкин В.Н., Иванова В.А. Страхи на постсоветском пространстве: Россия, Укра ина и Литва // Мониторинг общественного мнения: экономические и социальные пере мены. — 1999. — № 3 (41). — С. 30–37.

14. Шубкин В.Н., Иванова В.А. Структура страхов и тревог в России и на Украине // Мир России. — 1999. — Т. VIII. — № 1–2. — С. 151–166.

15. Шубкин В.Н. Копанка 25 лет спустя. — М., 1965.

16. Шубкин В.Н. Опыт сравнительного социологического исследования молдавской деревни на материалах села Копанки // Социология в СССР. — 1965. — № 2. — С. 312–331.

Перевод с немецкого Ксении Урсуленко Социология: теория, методы, маркетинг, 2008, 4




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.