WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |

«Научно-практическое издание Клинические рекомендации. Онкология Под редакцией В.И. Чиссова СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Участники издания Методология создания и программа обеспечения качества ...»

-- [ Страница 9 ] --

Рак тела матки 36. Marchetti D.L., Caglar H., Driscoll D.L. et al. Pelvic radiation in stage I endometrial adenocarcinoma with high-risk attributes // Gynecol. Oncol. — 1990. — Vol. 37, N 1. — Р. 51–54. 37. Morrow C.P., Bundy B.N., Kurman R.J. et al. Relationship between surgical-pathological risk factors and outcome in clinical stage I and II carcinoma of the endometrium: a Gynecologic Oncology Group study // Gynecol. Oncol. — 1991. — Vol. 40, N 1. — Р. 55–65. 38. Nori D., Hilaris B.S., Tome M. et al. Combined surgery and radiation in endometrial carcinoma: an analysis of prognostic factors // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. — 1987. — Vol. 13, N 4. — Р. 489–497. 39. Pritchard K.I. Screening for endometrial cancer: is it effective? // Ann. Intern. Med. — 1989. — Vol. 110, N 3. — Р. 177–179. 40. Salazar-Martinez E., Lazcano-Ponce E.C., Gonzalez Lira-Lira G. et al. Reproductive factors of ovarian and endometrial cancer risk in a high fertility population in Mexico // Cancer Res. — 1999. — Vol. 59, N 15. — Р. 3658– 3662. 41. Scully R.E., Bonfiglio T.A., Kurman R.J. et al. World Health Organization-Histologic typing of tumors of the female genital tract. — Heidelberg : Springer-Verlag, 1994. — P. 26–28. 42. Seski J.C., Edwards C.L., Herson J. et al. Cisplatin chemotherapy for disseminated endometrial cancer // Obstet. Gynecol. — 1982. — Vol. 59, N 2. — Р. 225–228. 43. Shepherd J.H. Revised FIGO staging for gynaecological cancer // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1989. — Vol. 96, N 8. — Р. 889–892. 44. Smith-Bindman R., Kerlikowske K., Feldstein V.A. et al. Endovaginal ultrasound to exclude endometrial cancer and other endometrial abnormalities // JAMA. — 1998. — Vol. 280, N 17. — Р. 1510–1517. 45. Stokes S., Bedwinek J., Kao M.S. et al. Treatment of stage I adenocarcinoma of the endometrium by hysterectomy and adjuvant irradiation: a retrospective analysis of 304 patients // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. — 1986. — Vol. 12, N 3. — Р. 339–344. 46. Sturgeon S.R., Sherman M.E., Kurman R.J. et al. Analysis of histopathological features of endometrioid uterine carcinomas and epidemiologic risk factors // Cancer Epidemiol. Biomarkers Prev. — 1998. — Vol. 7, N 3. — Р. 231–235. 47. Swanson C.A., Potischman N., Wilbanks G.D. et al. Relation of endometrial cancer risk to past and contemporary body size and body fat distribution // Ibid. — 1993. — Vol. 2, N 4. — Р. 321–327. 48. Takeshima N., Hirai Y., Tanaka N. et al. Pelvic lymph node metastasis in endometrial cancer with no myometrial invasion // Obstet. Gynecol. — 1996. — Vol. 88, N 2. — Р. 280–282. 49. Tornos C., Silva E.G., el-Naggar A. et al. Aggressive stage I grade 1 endometrial carcinoma // Cancer. — 1992. — Vol. 70, N 4. — Р. 790–798.

50. Weiderpass E., Persson I., Adami H.O. et al. Body size in different periods of life, diabetes mellitus, hypertension, and risk of postmenopausal endometrial cancer (Sweden) // Cancer Causes Control. — 2000. — Vol. 11, N 2. — Р. 185–192. 51. Zaino R.J., Kurman R., Herbold D. et al. The significance of squamous differentiation in endometrial carcinoma. Data from a Gynecologic Oncology Group study // Cancer. — 1991. — Vol. 68, N 10. — Р. 2293–2302.

Опухоли женских половых органов ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫЕ ОПУХОЛИ ЯИЧНИКОВ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Злокачественные опухоли яичников (неэпителиальные опухоли и собственно рак яичников) в онкологической заболеваемости женского населения России занимают стабильно 7-е место (5%). Среди новообразований органов репродуктивной системы на долю злокачественных опухолей яичников приходится около 13,8%. Заболеваемость этой нозологической формой в России составляет 15,6 на 100 000, смертность – 9,8 на 100 000 женщин в год. Средний возраст заболевших раком яичников 63 года, злокачественными неэпителиальными опухолями яичников 43 года. Пик заболеваемости раком яичников приходится на 7–8-ю декады жизни, заболеваемость женщин в возрасте 65–75 лет составляет 37,3 на 100 000 человек в год. В то же время пик заболеваемости неэпителиальными опухолями яичников приходится на 3–4-ю декады жизни, причём от злокачественных опухолей яичников ежегодно умирает больше женщин, чем от рака шейки матки и рака эндометрия вместе взятых. Приблизительно в 5–10% случаев рак яичников является наследуемой формой заболевания (семейный рак яичников). Выделяют 3 формы семейного рака: собственно рак яичников, рак яичников в сочетании с раком молочной железы и рак яичников в сочетании с колоректальным раком (синдром Линча). При выявлении мутаций в BRCA-1 и BRCA-2 риск развития рака яичников повышается от 16 до 60%. Значимым фактором риска эпителиальных опухолей яичников являются такие особенности репродуктивного статуса женщины, как повышение возраста первой беременности, снижение числа беременностей, укорочение сроков лактации, удлинение периода активности яичника. Беременность в раннем возрасте, ранняя менопауза, увеличение числа беременностей и сроков лактации, использование пероральных контрацептивов снижают риск развития рака яичников. Многофакторные исследования показали, что наиболее значимыми благоприятными факторами в течении злокачественных опухолей яичников можно считать следующие: возраст глубокой постменопаузы;

Опухоли женских половых органов хороший общесоматический статус;

определённые морфологические формы опухоли: эпителиальные – все, кроме светлоклеточной и опухоли Бреннера, неэпителиальные – чистые дисгерминомы, высокодифференцированные опухоли стромы полового тяжа, незрелая тератома G1;

ранние стадии процесса;

высокая дифференцировка опухоли;

отсутствие асцита;

минимальный размер остаточной опухоли после оперативного вмешательства. Высокая степень дифференцировки, отсутствие спаек между опухолью и окружающими тканями, отсутствие асцита, подстадия процесса а/b в сравнении с подстадией с, определённые морфологические формы опухоли считают благоприятными прогностическими факторами для больных с I стадией болезни.

СКРИНИНГ В настоящее время нет эффективных скрининговых программ по выявлению злокачественных опухолей яичников. У женщин с «обычным» риском развития этой нозологической формы заболевания достаточно бимануального осмотра с обязательной оценкой состояния ректовагинальной перегородки, УЗИ малого таза и определения уровня опухолевого маркёра СА 125. Пациенткам с наличием в анамнезе семейного рака яичников необхолдимо проводить генетическое тестирование для определения мутаций BRCA-1 и BRCA-2 [25, 44].

КЛАССИФИКАЦИЯ Стадирование процесса осуществляют по системам TNM и FIGO [10, 32, 42].

Стадия I Ia Ib Ic Стадия II IIа llb lIc Процесс ограничен яичниками Процесс ограничен одним яичником Процесс ограничен двумя яичниками Повреждение капсулы, опухоль выходит за пределы капсулы или позитивные смывы Опухоль распространяется на структуры малого таза Вовлечение матки и маточных труб Распространение на другие структуры малого таза Позитивные смывы или асцит Злокачественные опухоли яичников Окончание таблицы Стадия III IlIa Illb Illc Стадия IV Опухоль распространяется на брюшную полость и/или регионарные лимфатические узлы Микроскопические перитонеальные метастазы Макроскопические перитонеальные метастазы размером менее 2 см Макроскопические перитонеальные метастазы размером более 2 см и/или вовлечение регионарных лимфатических узлов Отдалённые метастазы за пределами брюшной полости N-регионарные лимфатические узлы NX – нет достоверных данных о состоянии регионарных лимфатических узлов. N0 – нет метастатического поражения регионарных лимфатических узлов. N1 – метастазы в регионарных лимфатических узлах.

М-отдалённые метастазы МX – нет достоверных данных об отдалённых метастазах. М0 – нет отдалённых метастазов. М1 – есть отдалённые метастазы (исключая метастатическое поражение брюшины, метастатическое поражение капсулы печени).

Группировка по стадиям Опухоли женских половых органов Стадия IA – Т1аN0М0. Стадия IВ – Т1вN0M0. Стадия IС – Т1сN0M0. Стадия IIА – Т2аN0M0. Стадия IIВ – Т2bN0M0. Стадия IIС – Т2сN0M0. Стадия IIIА – Т3аN0M0. Стадия IIIВ – Т3bN0M0. Стадия IIIС: Т3сN0M0;

любая ТN1M0. Стадия IV – любая Т любая N M1. Морфологическая классификация опухолей яичников разработана экспертами ВОЗ (пересмотр 1996 г.) [40]. Классификацию по степени дифференцировки производят в соответствии с количеством недифференцированных клеток в опухоли.

Степень дифференцировки опухоли G1 G2 G3 G4 Высокодифференцированная Умереннодифференцированные Низкодифференцированные Недифференцированные Количество недифференцированных клеток в опухоли, % 0–25 26–50 51–75 76– Гистологическая классификация опухолей яичников (ВОЗ, 1996) Злокачественные опухоли яичников Эпителиальные: серозные;

муцинозные;

светлоклеточные;

опухоли Бреннера;

плоскоклеточные;

смешанные эпителиальные;

недифференцированные карциномы;

неклассифицированные эпителиальные. Опухоли стромы полового тяжа: гранулёзостромальные;

андробластомы;

гинандробластомы;

неклассифицированные опухоли стромы полового тяжа. Липидно-клеточные (липоидно-клеточные). Герминогенные: дисгерминомы;

опухоли эндодермального синуса;

полиэмбриомы;

хориокарциномы;

тератомы;

смешанные герминогенные опухоли. Гонадобластомы. Опухоли мягких тканей, неспецифичные для яичников. Неклассифицированные опухоли. Вторичные (метастатические) опухоли. Опухоли неясного генеза. Опухоли сети яичника. Опухолевидные процессы.

ДИАГНОСТИКА Успех проводимого лечения зависит от ранней диагностики заболевания. Однако в связи с бессимптомностью течения злокачественные опухоли яичников в 70–80% случаев выявляют в распространённой (III–IV) стадии болезни. Патогномоничных симптомов для неоплазий гонад не существует. Наиболее часто выявляют следующие симптомы: боли и чувство дискомфорта в брюшной полости;

диспепсия и другие нарушения деятельности желудочно-кишечного тракта;

нарушения менструального цикла (чаще при гормонально-активных опухолях) [11];

увеличение размеров живота за счёт как асцита, так и опухолевых масс в брюшной полости и малом тазу;

респираторные симптомы (одышка, кашель) за счёт транссудации жидкости в плевральную полость, а также за счёт увеличения внутрибрюшного давления (нарастание асцита и массы опухоли).

Диагностический алгоритм обследования Опухоли женских половых органов Прецизионный сбор анамнеза (с учётом наследственных и других факторов риска). Полное физикальное обследование пациентки (с обязательной оценкой состояния молочных желёз). Биманульное ректовагинальное исследование с цитологическим контролем состояния шейки матки и эндометрия, целесообразно проведение пункции заднего свода влагалища для верификации характера опухолевого процесса (при условии соблюдения правил абластики). Лабораторные тесты, включая развёрнутые биохимический и общеклинический анализы крови, анализ мочи. Рентгенологическое исследование грудной клетки. Абдоминальная (чувствительность 62–100%) и трансвагинальная (чувствительность 100%, специфичность 97%) ультрасонография с использованием цветной допплерометрии или КТ (в процессе диагностики, лечения и мониторинга используют один и тот же метод визуализации). Возможно в качестве уточняющего метода диагностики использование МРТ. Обследование органов желудочно-кишечного тракта (эндоскопическое или рентгенологическое). Исследование уровня опухолевых маркёров: для эпителиальных опухолей – СА 125;

ПОКАЗАНИЯ ДЛЯ КОНСУЛЬТАЦИИ СПЕЦИАЛИСТА Все больные с подозрением на злокачественные опухоли яичников должны быть консультированы онкологом (онкогинекологом) для проведения уточняющего обследования. При установленном диагнозе злокачественной опухоли яичника до начала лечения необходима консультация онкогинеколога, радиолога и химиотерапевта для выработки плана лечения. После на Злокачественные опухоли яичников для муцинозных опухолей – СА 72-4 и СА 19-9;

для герминогенных опухолей – ХГЧ, АФП;

для гранулёзоклеточных опухолей – ингибин [39]. Определение уровня опухолевых маркёров рекомендуют для оценки эффективности проводимого лечения и дальнейшего мониторинга. Для постановки окончательного диагноза необходимо хирургическое вмешательство [5, 10, 31], т.е. проведение адекватного хирургического стадирования опухолевого процесса [20, 38]. При подозрении на злокачественный характер процесса показана только нижнесрединная лапаротомия с последующей тщательной ревизией брюшной полости. Необходимы следующие манипуляции: смывы или мазки с печёночной поверхности диафрагмы, с брюшины латеральных каналов и малого таза;

субтотальная резекция большого сальника;

выборочная лимфаденэктомия или биопсия тазовых и парааортальных лимфатических узлов;

биопсия и/или резекция всех подозрительных повреждений, опухолевых образований;

выборочная биопсия неизменённой брюшины, включая поддиафрагмальную брюшину, брюшину латеральных каналов и малого таза;

экстирпация матки с двусторонним удалением придатков или органосохраняющая операция в объёме удаления придатков со стороны поражения и резекцию контралатерального яичника;

аппендэктомия (при муцинозных опухолях), так как высок риск поражения вследствие близости расположения в малом тазу и имплантационного пути метастазирования. При обнаружении плеврального выпота, внутриорганных объёмных образований показана биопсия с целью адекватного стадирования. Вмешательство необходимо проводить в специализированном стационареB [42].

правления для консультации или лечения в специализированный центр необходимо контролировать обращение больной за лечением.

ЛЕЧЕНИЕ ЗЛОКАЧЕСТВЕННЫХ ОПУХОЛЕЙ ЯИЧНИКОВ Цели лечения При начальных стадиях злокачественных опухолей яичников у лиц молодого репродуктивного возраста возможно проведение органосохраняющего лечения. Основная цель органоохраняющих операций – ликвидация опухолевого процесса с соблюдением принципов онкологической радикальности и сохранением репродуктивной функции [53]. Радикальное лечение предполагает полное выздоровление пациентки в результате использования хирургического или комбинированного воздействия. При распространённом процессе или возникновении метастазов может быть достигнуто продление жизни (паллиативное лечение) и/или улучшение её качества (симптоматическое лечение).

Показания к госпитализации Госпитализация показана для проведения хирургического лечения, химио- и лучевой терапии, комбинированного лечения и в ряде случаев для проведения сложных диагностических исследований. Лучевую и химиотерапию можно проводить амбулаторно.

План лечения Опухоли женских половых органов Выбор объёма хирургического вмешательства и послеоперационной терапии (химио- и/или лучевая терапия) определяется стадией заболевания и другими клинико-морфологическими прогностическими факторами [29].

Ранние стадии (I и IIа по FIGO) Оперативное вмешательство должно включать гистерэктомию и двустороннюю сальпингоофорэктомию с удалением большого сальника, выполнением биопсии брюшины и проведение всех диагностических манипуляций, включённых в процедуру адекватного хирургического стадирования. У молодых женщин, желающих сохранить детородную функцию, с I стадией заболевания и благоприятной гистологической формой (кроме светлоклеточных опухолей и новообразований GIII–IV) допустимо выполнение односторонней сальпингоофорэктомии с обязательной клиновид Злокачественные опухоли яичников ной резекцией контралатеральной гонады без существенного увеличения риска рецидивирования [6, 12, 50, 52]. При несветлоклеточных опухолях GI–II, пограничных опухолях, чистых дисгерминомах, незрелых тератомах GI, опухолях стромы полового тяжа Ia/b стадий оперативное вмешательство является достаточнымA [10]. При выявлении новообразования, по морфологической структуре отличного от вышеперечисленных, необходимы радикальное хирургическое вмешательство со стадированием и адъювантная химиотерапияB [32]. При II стадии по FIGO показаны полное или максимально возможное удаление опухолевых масс и стадирование болезни с последующей химиотерапией. Оптимальный расчет дозы карбоплатина производится по формуле Cockroft-Gault и Кальверта, учитывающим площадь под фармакокинетической кривой (AUC) и клиренсе креатинина. Доза (мг) = необходимая AUC х (СГФ + 25), где СГФ – скорость гломерулярной фильтрации. По формуле Кальверта доза карбоплатина рассчитывается в мг (а не в мг/кв. м), позволяя осуществлять правильный подбор дозы карбоплатина как у больных с пониженной функцией почек, так и больных с высокими значениями почечного клиренса. Скорость клубочковой фильтрации соответствет клиренсу креатинина, который может быть рассчитан по методу Cockroft-Gault: К (коэфф.) х (140 – возраст) х вес в кг К – креатинин сыворотки, где К = 1,05 для женщин. Оптимальные режимы химиотерапии. Для эпителиальных опухолей: карбоплатин AUC 5–6 (или цисплатин 50–100 мг/м2 с гипергидратацией) в сочетании с паклитакселом 135–175 мг/м2 каждые 3 нед, всего 3–6 курсов (в зависимости от прогностических факторов) либо карбоплатин AUC 5–6 (или цисплатин 75–100 мг/м2 с гипергидратацией) в сочетании с циклофосфамидом 600–1000 мг/м2 каждые 3 нед, всего 3–6 курсов (в зависимости от прогностических факторов) [9, 23, 51]. Для герминогенных опухолей и опухолей стромы полового тяжа: этопозид 100 мг/м2 в течение 5 дней и карбоплатин AUC 5–6 (или цисплатин 50–100 мг/м2 с гипергидратацией) без или с блеомицином 10 мг/м2 внутривенно через день, всего 5 инъекций. Ранее применяемый режим VAC (винкристин, дактиломицин, циклофосфан) можно использовать, однако вероятность рециди ва и укорочения безрецидивного периода при безплатиновой схеме лечения, по данным клинических исследований, повышается. Могут быть использованы также следующие комбинации: ифосфамид и доксорубицин;

винбластин, ифосфамид и цисплатин;

циклофосфамид, доксорубицин и цисплатинA [14, 43, 48, 49]. При герминогенных опухолях с неблагоприятными прогностическими факторами и противопоказаниях к системной цитостатической терапии возможно проведение лучевой терапии. У пациенток с высоким хирургическим риском возможно проведение системной цитостатической терапии.

Распространённая (llb, llс и III по FIGO) стадия болезни Оперативное вмешательство должно включать гистерэктомию и двустороннюю сальпингоофорэктомию с удалением большого сальника, выполнением биопсии брюшины и проведение всех диагностических манипуляций, включённых в процедуру адекватного хирургического стадирования. По возможности нужно стремиться к выполнению максимальной циторедукции, чтобы оставшиеся опухолевые массы не превышали 1 смB [10]. Классификация циторедуктивных операций в зависимости от объема оставленной опухоли: оптимальная циторедуктивная операция – отсутствие визуальных признаков остаточной опухоли в брюшной полости, малом тазу и забрюшинном пространстве;

субоптимальная циторедуктивная операция – наличие остаточной опухоли до 2 см в наибольшем измерении;

неоптимальная циторедуктивная операция – наличие остаточной опухоли более 2 см в наибольшем измерении. Данные литературы свидетельствуют об увеличении медианы выживаемости до 39 мес при выполнении оптимальной (без остаточной опухоли) циторедукции по сравнению с 17 мес при хирургическом вмешательстве субоптимального объёма. В послеоперационном периоде показана химиотерапия [3]. Если по каким-либо причинам на первом этапе не была выполнена максимальная циторедукция, то больным с положительным эффектом или стабилизацией процесса на фоне химиотерапии показана промежуточная циторедукцияB [9]. Оптимальной считают промежуточную циторедукцию после 3 курсов химиотерапии с последующим проведением после хирургического вмешательства ещё 3–5 курсов [10, 28, 46]. Начало цитостатической терапии возможно только после верификации опухолевого про Опухоли женских половых органов Распространённая (IV по FIGO) стадия болезни У больных с IV стадией болезни увеличение продолжительности жизни может быть достигнуто с помощью максимальной циторедукцииB, однако этот вопрос пока не изучен в рамках соответствующих рандомизированных исследований [19]. Лечение пациенток следует начинать с предоперационной химиотерапии для уменьшения массы опухоли и полисерозитов. Начало цитостатической терапии возможно только после верификации опухолевого процесса (цитологическое исследование пунктата заднего свода или морфологическое исследование биоптатов). Однако боль Злокачественные опухоли яичников цесса (цитологическое исследование пунктата заднего свода или морфологическое исследование биоптатов). В выработке показаний к первичной циторедукции важную роль играет уровень СА 125. Чувствительность и специфичность данного теста составляет 62–78 и 73–83% соответственноD [2, 37]. Всем пациентам с распространёнными стадиями болезни показана химиотерапия на базе препаратов платины [1, 10]. Для эпителиальных опухолей: карбоплатин AUC 5–6 (или цисплатин 50–100 мг/м2 с гипергидратацией) в сочетании с паклитакселом 135–175 мг/м2 (или доцетаксел 75 мг/м2) каждые 3 нед, всего 6–8 курсовA либо карбоплатин AUC 5–6 (или цисплатин 75–100 мг/м2 с гипергидратацией) в сочетании с циклофосфамидом 600–1000 мг/м2 каждые 3 нед, всего 6–8 курсов [26, 33, 34]. Для герминогенных опухолей и опухолей стромы полового тяжа: этопозид 100 мг/м2 в течение 5 дней, карбоплатин AUC 5–6 (или цисплатин 50–100 мг/м2 с гипергидратацией) и блеомицин 10 мг/м2 внутривенно через день, 5 введений через деньA. Возможно использование химиотерапии по схеме PVB, VAC, и комбинации цисплатин, винбластин, ифосфамид [16]. В настоящее время не получено данных о том, что операции типа second-look, выполняемые у пациенток с полной регрессией, продлевают жизнь больных [4, 21, 30, 35]. Эти операции не являются стандартом лечения, их можно проводить только в рамках научных исследований с обязательным подписанием информированного согласия пациенткой [7, 15, 47]. Проведение консолидирующей терапии, использование альтернативных методов введения (интраперитонеально), высокодозной химиотерапии и последовательных режимов введения, лучевой терапии (радиоактивный 32P, тотальное облучение брюшной полости) допустимыC.

ным молодого возраста с удовлетворительным общим состоянии и наличием плеврита как единственного отдалённого проявления болезни, небольшой опухолевой массой и нормальной функцией основных органов показано хирургическое лечение [1]. Если хирургическое лечение не планируется, то диагноз и стадию процесса необходимо верифицировать морфологически с помощью биопсии и в дальнейшем проводить химиотерапию с использованием тех же режимов, что и при III стадии болезни.

ПОДДЕРЖИВАЮЩАЯ ТЕРАПИЯ Лечение высокоактивными цитостатическими агентами сопровождается различными клиническими проявлениями токсичности, основные из которых гематологическая, нефро- и нейротоксичность. Эффективность химиотерапии зависит от соблюдения доз препаратов и интервалов между введением, значимый компонент лечения – использование препаратов из арсенала поддерживающей терапии. Патогенетический подход в лечении гематологической токсичности – использование эритропоэтинов и гранулоцитарно-колониестимулирующих факторов. Для профилактики нефротоксичности показана пре- и постгипергидратация.

ОЦЕНКА ЭФФЕКТИВНОСТИ ЛЕЧЕНИЯ Динамика уровня опухолевых маркёров (в большей степени опухолевоассоциированного антигена — СА-125) в процессе терапии тесно коррелирует с эффективностью лечения и выживаемостьюА [2]. Их уровень необходимо определять перед каждым курсом химиотерапии с использованием идентичных диагностических тест-систем. У больных с заболеванием, выявленным при КТ до начала лечения, это исследование необходимо повторить после завершения 6 курсов химиотерапии. При отсутствии каких-либо проявлений болезни по данным КТ повторять это исследование в динамике не требуется, если отсутствуют другие клинико-лабораторные признаки прогрессирования болезни. КТ может быть выполнена после 3 курсов химиотерапии у больных с отрицательными значениями онкомаркёров, а также при планировании промежуточной циторедукции. Результаты рандомизированных исследований не подтвердили улучшения отдалённых результатов лечения при проведении более 6 курсов химиотерапии, однако изучались комбинации без Опухоли женских половых органов включения таксанов. Больным, у которых достигнута частичная регрессия в результате 6 курсов химиотерапии, могут быть рекомендованы ещё 3 аналогичных курса при продолжающемся снижении уровня онкомаркёровB.

ДАЛЬНЕЙШЕЕ ВЕДЕНИЕ Динамическое наблюдение должно включать выяснение анамнестических данных, общий и гинекологический осмотр, определение уровня опухолевых маркёров, проведение УЗИ и/или КТ (в зависимости от ранее использованного метода) с периодичностью 1 раз в 3 мес на протяжении первых 2 лет, 1 раз в 4 мес в течение 3-го года, 1 раз в 6 мес в течение 4-го и 5-го годов или до прогрессирования. Рентгенологическое исследование органов грудной клетки необходимо проводить каждые 6 мес. Всем пациенткам показана ежегодная маммографияA. Са-125 (при эпителиальных опухолях) способен с высокой точностью предсказать рецидив болезниА, и определять уровень этого маркёра следует при каждом визите к врачу [2]. КТ следует выполнять при наличии клинических и лабораторных (СА-125) признаков прогрессирования болезни.

ТАКТИКА ПРИ РЕЦИДИВАХ ОПУХОЛЕЙ ЯИЧНИКОВ У большинства пациенток после окончания первичного лечения в течение первых 2 лет появляются рецидивы болезни. В зависимости от срока возникновения рецидива принято выделять: рецидивирующий рак яичников – потенциально чувствительный к производным платины (к этой группе относятся больные, достигшие полной регрессии опухоли при проведении химиотерапии 1 линии с включением платиновых производных, у которых прогрессирование наступило не ранее чем через 6 месяцев после прекращения лечения), резистентный рак яичников (больные, достигшие полной регрессии опухоли при проведении химиотерапии 1 линии с включением платиновых производных, у которых прогрессирование наступило ранее чем через 6 месяцев после прекращения лечения), персистирующий рак яичников (больные, достигшие частичной регрессии при проведении химиотерапии 1 линии с включением платиновых производных, у которых сохраняется повышенный уровень Ca 125 в сыворотке крови или имеются определяемые проявления болезни), рефрактерный рак яичников (больные, у которых не было эффекта или отмечено прогрессиро Злокачественные опухоли яичников Опухоли женских половых органов вание заболевания на фоне проведения химиотерапии 1 линии). Для пациенток, у которых подтверждена чувствительность к платиносодержащим схемам, возможны два варианта дальнейшего лечения. Первый вариант – возврат к полихимиотерапии на основе препаратов платины в сочетании другими цитотоксическими агентами (таксаны – I линия химиотерапии, гемцитабин, антрациклины, алкилирующие агенты, алкалоиды, антиметаболиты). Второй вариант – применение монотерапии платиновыми производными (цисплатин, карбоплатин, оксалиплатин) [27]. В настоящее время нет рандомизированных исследований, подтверждающих лучшую эффективность комбинаций или моноагентов и влияние их на общую выживаемостьВ. Эффективность платиносодержащих схем лечения у пациенток с платинорезистентными формами заболевания низка, поэтому у них рекомендуют применять схемы без платиновых агентов (общий ответ от 10 до 40%). В настоящее время используют гемцитабин, антрациклины, алкилирующие агенты, алкалоиды, антиметаболиты и их комбинацииC [13, 17, 18, 22, 36, 41]. Альтернативный вариант лечения – интраперитонеальная химиотерапияВ. При диагностике локального рецидива (при сроке его возникновения не менее 12 мес с момента циторедукции) возможны хирургическое вмешательство и как альтернатива лучевая терапия в месте рецидиваВ. При рецидиве заболевания, диагностированного на основании повышения уровня опухолевого маркёра — «маркёрный рецидив» (подтверждённого как минимум дважды с интервалом не менее 2 нед), без клинических проявлений болезни возможны два варианта лечебной тактики. Первый вариант – начало цитотоксической терапии в соответствии с временем констатации факта рецидива. Второй вариант – наблюдение и начало лечения после клинической манифестации заболеванияС. Общие принципы лечения рецидивов неэпителиальных опухолей аналогичны таковым раке яичников, учитывая низкую встречаемость этой патологии и сложности в выработке стандартов ведения этих пациенток [11].

Литература 1. Aabo K., Adams M., Adnitt P. et al. Chemotherapy in advanced ovarian cancer: four systematic meta-analyses of individual patient data from 37 randomized trials. Advanced Ovarian Cancer Trialists’ Group // Br. J. Cancer. — 1998. — Vol. 78, N 11. — Р. 1479–1487.

Злокачественные опухоли яичников 2. Bast R.C.Jr., Xu F.J., Yu Y.H. et al. CA 125: the past and the future // Int. J. Biol. Markers. — 1998. — Vol. 13, N 4. — Р. 179–187. 3. Bеrek J.S., Bertelsen K., du Bois A. et al. Advanced epithelial ovarian cancer: 1998 consensus statements // Ann. Oncol. — 1999. — Vol. 10. — Suppl. 1. — Р. 87–92. 4. Bertelsen K. Tumor reduction surgery and long-term survival in advanced ovarian cancer: a DACOVA study // Gynecol. Oncol. — 1990. — Vol. 38, N 2. — Р. 203–209. 5. Burghardt E., Girardi F., Lahousen M. et al. Patterns of pelvic and paraaortic lymph node involvement in ovarian cancer // Ibid. — 1991. — Vol. 40, N 2. — Р. 103–106. 6. Casey A.C., Bhodauria S., Shapter A. et al. Dysgerminoma: the role of conservative surgery // Gynecol. Oncol. — 1996. — Vol. 63, N 3. — Р. 352–357. 7. Culine S., Lhomme C., Michel G. et al. Is there a role for second-look laparotomy in the management of malignant germ cell tumors of the ovary? Experience at Institut Gustave Roussy // J. Surg. Oncol. — 1996. — Vol. 62, N l. — Р. 40–45. 8. Dao A.H. Malignant lymphoma of the ovary: report of a case successfully managed with surgery and chemotherapy // Gynecol. Oncol. — 1998. — Vol. 70, N l. — Р. 137–140. 9. Dembo A.J., Davy M., Stenwig A.E. et al. Prognostic factors in patients with stage I epithelial ovarian cancer // Obstet. Gynecol. — 1990. — Vol. 75, N 2. — Р. 263–273. 10. DiSaia P., Creasman W. Epithelial ovarian cancer // Clinical Gynecologic Oncology. — 6th ed. — Mosby, 2002. — Р. 289–350. 11. DiSaia P., Creasman W. Epithelial ovarian cancer // Ibid. — P. 351– 378. 12. Ezzat A., Raja M., Bakri Y. et al. Malignant ovarian germ cell tumours - a survival and prognostic analysis // Acta Oncol. — 1999. — Vol. 38, N 4. — Р. 455–460. 13. Friedlander M., Millward M.J., Bell D. et al. A phase II study of gemcitabine in platinum pre-treated patients with advanced epithelial ovarian cancer // Ann. Oncol. — 1998. — Vol. 9, N 12. — Р. 1343–1345. 14. Gershenson D.M., Morris M., Cangir A. et al. Treatment of malignant germ cell tumors of the ovary with bleomycin, etoposide, and cisplatin // J. Clin. Oncol. — 1990. — Vol. 8, N 4. — Р. 715–720. 15. Gershenson D.M. The obsolescence of second-look laparotomy in the management of malignant ovarian germ cell tumors // Gynecol. Oncol. — 1994. — Vol. 52, N 3. — Р. 283–285. 16. Gershenson D.M. Update on malignant ovarian germ-cell tumors // Cancer. — 1993. — Vol. 71, N 4. – Suppl. — Р. 1581–1590. 17. Gordon A.N., Fleagle J.T., Guthrie D. et al. Recurrent epithelial ovarian carcinoma: a randomized phase III study of pegylated liposomal doxorubicin versus topotecan // J. Clin. Oncol. — 2001. — Vol. 19, N 14. — Р. 3312–3322.

Опухоли женских половых органов 18. Hatch K.D., Beecham J.B., Blessing J.A., Creasman W.T. Responsiveness of patients with advanced ovarian carcinoma to tamoxifen. A Gynecologic Oncology Group study of second-line therapy in 105 patients // Cancer. — 1991. — Vol. 68, N 2. — Р. 269–271. 19. Hoskins W.J. Surgical staging and cytoreductive surgery of epithelial ovarian cancer // Ibid. — 1993. — Vol. 71. — Р. 1534–1540. 20. Hoskins W.J., Bundy B.N., Thigpen J.T., Omura G.A. The influence of cytoreductive surgery on recurrence-free interval and survival in small-volume stage III epithelial ovarian cancer: a Gynecologic Oncology Group study // Gynecol. Oncol. — 1992. — Vol. 47, N 2. — Р. 159–166. 21. Hoskins W.J., Rubin S.C., Dulaney E. et al. Influence of secondary cytoreduc-tion at the time of second-look laparotomy on the survival of patients with epithelial ovarian carcinoma // Ibid. — 1989. — Vol. 34, N 3. — Р. 365–371. 22. Hoskins P.J., Swenerton K.D. Oral etoposide is active against platinumresist ant epithelial ovarian cancer // J. Clin. Oncol. — 1994. — Vol. 12, N 1. — Р. 60–63. 23. Jeffrey Bell, Mark Brady, Janet Lage et al. A Randomized Phase III Trial of Three versus Six Cycles of Carboplatin and Paclitaxel as Adjuvant Treatment in Early Stage Ovarian Epithelial Carcinoma: A Gynecologic Oncology Group Study. Proceedings of 34th Annual Meeting of the Society of Gyneco logic Oncologists. — 2003. Abstract 1: 70. 24. Kaern J., Trop6 C.G., Abeler V.M. A retrospective study of 370 borderline tumors of the ovary treated at the Norwegian Radium Hospital from 1970 to 1982. A review of clinicopathologic features and treatment modalities // Cancer. — 1993. — Vol. 71, N 5. — Р. 1810–1820. 25. Lynch H.T., Watson P., Lynch J.F. et al. Hereditary ovarian cancer. Heterogeneity in age at onset // Cancer. — 1993. — Vol. 71, N 2. — Suppl. — Р. 573–581. 26. Markman M., Liu P.Y., Wilczynski S. et al. Phase in Randomized Trial of 12 versus 3 Months of maintenance after Paclitaxel in Patients with Advanced Ovarian Cancer Complete Response to Platinum and Paclitaxel-Based Chemotherapy: A Southwest Oncology Group and Gynecologic Oncology Group Trial // J. Clin. Oncol. — 2003. — Vol. 13. — Р. 2460–2465. 27. Markman M., Rothman R., Hakes T. et al. Second-line platinum therapy in patients with ovarian cancer previously treated with cisplatin // Ibid. — 1991. — Vol. 9, N 3. — Р. 389–393. 28. McGuire W.P., Hoskins W.J., Brady M.F. et al. Cyclophosphamide and cisplatin compared with paclitaxel and cisplatin in patients with stage III and stage IV ovarian cancer // N. Engl. J. Med. — 1996. — Vol. 334, N 1. — Р. 1–6. 29. Nejt J.P., du Bois A., Williams C. (eds). Advanced Ovarian Cancer — What Do We Know and What Do We Need? // Ann. Oncol. — 1999. — Vol. 10. — Suppl. 1. — Р. 1–92. Злокачественные опухоли яичников 30. Nicoletto M.O., Tumolo S., Talamini R. et al. Surgical second look in ovarian cancer: a randomized study in patients with laparoscopic complete remission—a Northeastern Oncology Cooperative Group-Ovarian Cancer Cooperative Group Study // J. Clin. Oncol. — 1997. — Vol. 15, N 3. — Р. 994–999. 31. Omura G.A., Brady M.F., Homesley H.D. et al. Long-term follow-up and prognostic factor analysis in advanced ovarian carcinoma: the Gynecologic Oncology Group experience // Ibid. — 1991. — Vol. 9, N 7. — Р. 1138– 1150. 32. Ovary // American Joint Committee on Cancer: AJCC Cancer Staging Manual. — 5th ed.. — Philadelphia : Lippincott-Raven, 1997. — P. 201–206. 33. Ozols R.F., Bundy B.N., Fowler J. et al. Randomized phase III study of cisplatin (ClSVpaclitaxel (PAC) versus carboplatin (CARBO)/PAC in optimal stage HI epithelial ovarian cancer (OC): a Gynecologic Oncology Group trial (GOG 158). [Abstract] Proceedings of the American Society of Clinical Oncology. — 1999: 18: A-1373, 356a. 34. Paul A. Vasey, on behalf of the Scottish Gynaecological Cancer Trials Group, CRC Trials Unit Glasgow, UK. Survival and longer-term toxicity results of the SCOTROC study: docetaxel-carboplatin (DC) vs. paclitaxelcarboplatin (PC) in epithelial ovarian cancer (EOC). ASCO Proceedings of the American Society of Clinical Oncology. — 2002: Abstract 804. 35. Potter M.E. Secondary cytoreduction in ovarian cancer: pro or con? // Gynecol. Oncol. — 1993. — Vol. 51, N 1. — Р. 131–135. 36. Rose P.G., Blessing J.A., Mayer A.R. et al. Prolonged oral etoposide as second line therapy for platinum-resistant and platinum-sensitive ovarian carcinoma: a Gynecologic Oncology Group study // J. Clin. Oncol. — 1998. — Vol. 16, N 2. — Р. 405–410. 37. Rusting G.J., Nelstrop A.E., McClean P. et al. Defining response of ovarian carcinoma to initial chemotherapy according to serum CA-125 // Ibid. — 1996. — Vol. 14. — Р. 1545–1551. 38. Schueler J.A., Cornelisse C.J., Hermans J. et al. Prognostic factors in well differentiated early-stage epithelial ovarian cancer // Cancer. — 1993. — Vol. 71, N 3. — Р. 787–795. 39. Schumer S.T., Cannistra S.A. Granulosa cell rumors of the ovary // J. Clin. Oncol. — 2003. — Vol. 21, N 6. — Р. 1180–1189. 40. Scully R.E. Tumors of the ovary and mal developed gonads, fallopian tubesand broad ligaments // Atlas of Tumor Pathology. — 3rd ser. / eds R.H. Young, P.B. Clements. — Washington. Armed Forces Institute of Pathology, 1996. — P. 27. 41. Shapiro J.D., Millward M.J., Rischin D. et al. Activity of gemcitabine in patients with advanced ovarian cancer: responses seen following platinum and paclitaxel // Gynecol. Oncol. — 1996. — Vol. 63, N 1. — Р. 89–93. 42. Shepherd J.H. Revised FIGO staging for gynaecological cancer // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1989. — Vol. 96, N 8. — Р. 889–892.

Опухоли женских половых органов 43. Slayton R.E., Park R.C., Silverberg S.G. et al. Vincristine, dactinomycin, and cyclophosphamide in the treatment of malignant germ cell tumors of the ovary. A Gynecologic Oncology Group Study (a final report) // Cancer. — 1985. — Vol. 56, N 2. — Р. 243–248. 44. Struewing J.P., Hartge P., Wacholder S. et al. The risk of cancer associated with specific mutations of BRCA1 and BRCA2 among Ashkenazi Jews // N. Engl. J. Med. — 1997. — Vol. 336. — Р. 1401–1408. 45. Trope C., Kaern J., Vergote I.B. et al. Are borderline tumors of the ovary overtreated both surgically and systemically? A review of four prospective randomized trials including 253 patients with borderline tumors // Gynecol. Oncol. — 1993. — Vol. 51, N 2. — Р. 236–243. 46. Van der Burg M.E., van Lent M., Buyse M. et al. The effect of debulking surgery after induction chemotherapy on the prognosis in advanced epithelial ovarian cancer. Gynecological Cancer Cooperative Group of the European Organization for Research and Treatment of Cancer // N. Engl. J. Med. — 1995. — Vol. 332, N 10. — Р. 629–634. 47. Williams S.D., Blessing J.A., DiSaia P.J. et al. Second look laparotomy in ovarian germ cell tumors: the gynecologic oncology group experience // Gynecol. Oncol. — 1994. — Vol. 52, N 3. — Р. 287–291. 48. Williams S.D., Blessing J.A., Hatch K.D., Homesley H.D. Chemotherapy of advanced dysgerminoma: trials of the Gynecologic Oncology Group // J. Clin. Oncol. — 1991. — Vol. 9, N 11. — Р. 1950–1955. 49. Williams S.D., Blessing J.A., Liao S.Y. et al. Adjuvant therapy of ovarian germ cell tumors with cisplatin, etoposide, and bleomycin: a trial of the Gynecologic Oncology Group // Ibid. — 1994. — Vol. 12, N 4. — Р. 701– 706. 50. Wu P.C., Huang R.L., Lang J.H. et al. Treatment of malignant ovarian germ cell tumors with preservation of fertility: a report of 28 cases // Gynecol. Oncol. — 1991. — Vol. 40, N 1. — Р. 2–6. 51. Young R.C., Walton L.A., Ellenberg S.S. et al. Adjuvant therapy in stage I and stage II epithelial ovarian cancer. Results of two prospective randomized trials // N. Engl. J. Med. — 1990. — Vol. 322, N 15. — Р. 1021–1027. 52. Zanetta G., Bonazzi C., Cantu M. et al. Survival and reproductive function after treatment of malignant germ cell ovarian tumors // J. Clin. Oncol. — 2001. — Vol. 19, N 4. — Р. 1015–1020. 53. Zanetta G., Chiari S., Rota S. et al. Conservative surgery for stage I ovarian carcinoma in women of childbearing age // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1997. — Vol. 104, N 9. — Р. 1030–1035. 54. Zanetta G., Rota S., Chiari S. et al. Behavior of borderline tumors with particular interest to persistence, recurrence, and progression to invasive carcinoma: a prospective study // J. Clin. Oncol. — 2001. — Vol. 19, N 10. — Р. 2658–2664.

РАК ВУЛЬВЫ ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Злокачественные опухоли вульвы составляют от 2,5 до 5% злокачественных онкогинекологических заболеваний, занимая 4-е место после рака шейки матки, эндометрия и яичников. В США ежегодно выявляют около 4000 больных раком вульвы и 850 женщин умирают от этого заболевания. Средний возраст больных раком вульвы составляет 65–68 лет. У женщин репродуктивного возраста рак вульвы развивается крайне редко и заболеваемость им возрастает в постменопаузе. Пик заболеваемости приходится на возраст 75 лет. Эпидемиология рака вульвы изучена недостаточно. В развитых странах заболеваемость находится на уровне 3–5%.

ДИФФЕРЕНЦИАЛЬНАЯ ДИАГНОСТИКА Дифференциальную диагностику при раке вульвы проводят со следующими заболеваниями: воспалительными заболеваниями;

венерическими болезнями;

язвами;

дерматомикозами;

дерматозами;

пигментными и вирусными заболеваниями;

атрофическими и склеротическими процессами;

доброкачественными опухолями. Особо выделяют фоновые дистрофические процессы, к которым относятся в первую очередь крауроз и лейкоплакия вульвы. Истинным предраком вульвы является дисплазия (VIN). Развитие злокачественной инвазивной опухоли отмечают у 20–30% больных с дисплазией и у 50% с карциномой in situ.

Опухоли женских половых органов СКРИНИНГ Специфических методов скрининга для рака вульвы не существует. К группе риска относят пациенток с дистрофическими про цессами (особенно со склеротическим лишаем) и дисплазией вульвы. Они нуждаются в регулярных профилактических осмотрах, включающих исследование цитологических мазков-отпечатков и вульвоскопию.

ПРОФИЛАКТИКА Наиболее реальная возможность профилактики инвазивного рака вульвы – своевременная диагностика и лечение фоновых, предраковых заболеваний и преинвазивного рака.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА Симптоматика рака вульвы разнообразна. Иногда кие симптомы могут отсутствовать. Чаще больные жалобы на раздражение и зуд в области гениталий, боли, наличие изъязвления или опухоли, гнойные и выделения. специфичеспредъявляют дискомфорт, кровянистые ДИАГНОСТИКА Диагностика основана на исследовании цитологических мазковотпечатков с опухоли, вульвоскопии и биопсии подозрительного участка (или опухоли). При инвазивном раке вульвы для уточнения распространённости процесса выполняют следующие исследования: УЗИ малого таза, печени, пахово-бедренных и забрюшинных лимфатических узлов (при их увеличении выполняют пункцию);

рентгенографию органов грудной клетки;

цистоскопию и ректоскопия при значительном распространении опухоли.

ТЕЧЕНИЕ Первичная локализация рака вульвы чётко определяется только при начальных стадиях процесса. Наиболее агрессивным течением отличаются опухоли с локализацией в области клитора. Обильное кровоснабжение и особенности лимфооттока обусловливают быстрое прогрессирование и раннее метастазирование в пахово-бедренные и подвздошные лимфатические узлы. Изолированные гематогенные метастазы (без по Рак вульвы ражения лимфатических узлов) возникают в основном при раке клитора. Опухоли, ограниченные малыми половыми губами, имеют наиболее благоприятное течение. Рак вульвы с локализацией в области больших половых губ развивается наиболее часто (до 60%) и по клиническому течению занимает промежуточное место между раком клитора и раком малых половых губ. Рак бартолиновой железы встречается приблизительно в 1% случаев. По характеру роста выделяют экзофитную, эндофитную и инфильтративно-отёчную формы опухоли. Наиболее часто наблюдают экзофитную форму рака вульвы. Наиболее неблагоприятно протекает инфильтративно-отёчная форма. Характерная черта рака вульвы – мультифокальность очагов малигнизации.

ПУТИ МЕТАСТАЗИРОВАНИЯ Рак вульвы метастазирует преимущественно лимфогенным путём. Первый этап – пахово-бедренные лимфатические узлы. Второй этап – подвздошные лимфатические узлы, чаще поражаются наружные подвздошные и запирательные. Третий этап – общие подвздошные лимфатические узлы. Частота метастазирования в пахово-бедренные лимфатические узлы в основном зависит от размеров опухоли. При опухоли диаметром до 1 см поражение выявляют у 5% больных, а при диаметре опухоли 4 см и более – у 30–50%. Поражение тазовых лимфатических узлов возникает в среднем у 5% больных. Гематогенные метастазы развиваются крайне редко.

Опухоли женских половых органов ГИСТОЛОГИЧЕСКИЕ ФОРМЫ Плоскоклеточный рак развивается у 90% больных раком вульвы. В 80–85% он имеет высокую степень дифференцировки. На 2-м месте по частоте стоит злокачественная меланома (2%). Другие опухоли вульвы (рак Педжета, первичная аденокарцинома, базальноклеточный рак, саркомы, рак бартолиновой железы) встречаются редко.

КЛАССИФИКАЦИЯ ТNM-классификация рака вульвы находится в полном соответствии с классификацией Международной федерации акушеров и гинекологов (FIGO).

Правила классификации Классификация применима только для первичного рака вульвы. Диагноз должен быть подтвержден гистологически. Рак вульвы, распространяющийся на влагалище, классифицируют как рак вульвы. Стадии FIGO основаны на хирургическом стадировании, TNMклассификации основаны на клинической и/или патологической классификации.

Регионарные лимфатические узлы Регионарными являются паховые и бедренные лимфатические узлы.

Отдалённое метастазирование Поражение тазовых лимфатических узлов (наружных и внутренних подвздошных, запирательных и общих подвздошных) классифицируют как отдалённые метастазы.

Клиническая классификация FIGO 0 стадия – преинвазивная карцинома (карцинома in citu). I стадия – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером не более 2 см в наибольшем измерении. IA стадия – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером до 2 см в наибольшем измерении, с инвазией стромы не более 1 см;

IB стадия – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером до 2 см в наибольшем измерении, с инвазией стромы более 1 см. II стадия – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером более 2 см в наибольшем измерении. III стадия – опухоль распространяется на любую из следующих структур: нижнюю часть уретры, влагалище, анальное кольцо и/ или имеются метастазы в регионарные лимфатические узлы с одной стороны. IV стадия: IVA стадия – опухоль распространяется на любую из следующих структур: слизистые оболочки мочевого пузыря, верхней части уретры, прямой кишки, или опухоль фиксирована к кости, и/или имеются метастазы в регионарные лимфатические узлы с обеих сторон;

IVB стадия – имеются отдалённые метастазы, включая метастазы в лимфатические узлы таза.

Рак вульвы П р и м е ч а н и е. Глубину инвазии определяют как распространение опухоли от эпителиально-стромального соединения, прилежащих наиболее поверхностных дермальных сосочков до наиболее глубокой точки инвазии.

Классификация TNM Т – первичная опухоль ТХ – недостаточно данных для оценки первичной опухоли. Т0 – первичная опухоль не определяется. Тis – преинвазивная карцинома (карцинома in situ). T1 – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером не более 2 см в наибольшем измерении. T1a – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером до 2 см в наибольшем измерении, с инвазией стромы не более 1 см. T1b – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером до 2 см в наибольшем измерении, с инвазией стромы более 1 см. T2 – опухоль ограничена вульвой или вульвой и промежностью, размером более 2 см в наибольшем измерении. T3 – опухоль распространяется на любую из следующих структур: нижнюю часть уретры, влагалище, анальное кольцо. Т4 – опухоль распространяется на любую из следующих структур: слизистые оболочки мочевого пузыря, верхней части уретры, прямой кишки или опухоль фиксирована к кости.

П р и м е ч а н и е. Глубину инвазии определяют как распространение опухоли от эпителиально-стромального соединения, прилежащих наиболее поверхностных дермальных сосочков до наиболее глубокой точки инвазии.

Опухоли женских половых органов N – регионарные лимфатические узлы NX – недостаточно данных для оценки состояния регионарных лимфатических узлов. N0 – нет признаков поражения метастазами регионарных лимфатических узлов. N1 – метастазы в регионарные лимфатические узлы с одной стороны. N2 – метастазы в регионарные лимфатические узлы с обеих сторон.

М – отдалённые метастазы МХ – недостаточно данных для определения отдалённых метастазов. М0 – нет признаков отдалённых метастазов. М1 – имеются отдалённые метастазы.

pTNM – патологическая классификация Категории рТ, рN и pM соответствуют категориям T, N и M. pN0 – при гистологическом анализе материала после паховой лимфаденэктомии должно быть обследовано не менее 6 лимфатических узлов.

G – гистологическая классификация GХ – степень дифференцировки не может быть установлена. G1 – высокая степень дифференцировки. G2 – средняя степень дифференцировки. G3 – низкая степень дифференцировки. G4 – недифференцированные опухоли.

Группировка по стадиям Стадия 0 – TisN0M0. Стадия I – T1N0M0. Стадия IA – T1aN0M0. Стадия IB – T1bN0M0. Стадия II – T2N0M0. Стадия III: T1N1M0;

T2N1M0;

T3N0–1M0. Стадия IVA: T1N2M0;

T2N2M0;

T3N2M0;

T4 любая NM0. Стадия IVB – любая T любая N M1.

ЛЕЧЕНИЕ Стадия 0 (интраэпителиальная неоплазия вульвы и карцинома in situ) Адекватная операция – широкое иссечение на расстояние 0,5–1 см от края поражения, лазерная аблация или их комбинация. При значительной протяжённости поражения показана простая вульвэктомия. При отказе от оперативного лечения применяют 5% мазь 5-фторурацила для местного примененияС.

Рак вульвы Инвазивный рак вульвы Лечение при раке вульвы индивидуальное и зависит от особенностей опухолевого процесса и общего состояния пациентки. Применяют хирургический, комбинированный и лучевой методы лечения. При выборе метода и объёма лечения необходимо рассматривать воздействие на первичную опухоль и зону паховых лимфатических узлов. При IА стадии (микроинвазивный рак) производят радикальную эксцизию (широкое иссечение со значительным захватом подлежащих тканей) или простую вульвэктомию. Лимфаденэктомия при лечении микроинвазивного рака не показанаС. При IВ стадии выполняют радикальную вульвэктомию с паховобедренной лимфаденэктомией на стороне поражения при латеральном расположении первичной опухоли. Поражение контралатеральных паховых лимфатических узлов при Т1 не превышает 1%В. Показания к двусторонней пахово-бедренной лимфаденэктомии – медиальное расположение опухоли вульвы, особенно в зоне клитора, а также обнаружение метастатического поражения лимфатических узлов с одной стороны во время операцииС. При проведении лимфаденэктомии единым блоком с вульвоэктомией или из отдельного доступа не выявлено различий в возникновении локальных рецидивовВ. При осложнённом терапевтическом статусе пациентки возможно проведение профилактического дистанционного облучения пахово-бедренных зон электронным пучком и гамма-излучением в суммарной очаговой дозе (СОД) 40 Гр. Однако в рандомизированных исследованиях были представлены достоверно более низкие результаты при облучении по сравнению с лимфаденэктомией. При II стадии выполняют радикальную вульвэктомию с двусторонней пахово-бедренной лимфаденэктомией. Показание к проведению послеоперационного облучения – наличие метастатического поражения лимфатических узлов, определяемого при морфологическом исследовании. Прогноз зависит от количества и размера поражённых лимфатических узлов, а также прорастания опухолью их капсулы. Пациенты с выявленным одним микрометастазом (диаметром менее 5 мм) не нуждаются в послеоперационной лучевой терапии. Показания для послеоперационного облучения: • два или более микрометастаза в паховых лимфатических узлах;

• один или более макрометастазов (диаметром более 10 мм);

• экстракапсулярный рост.

Опухоли женских половых органов Рак вульвы При этом проводят облучение пахово-бедренных зон и лимфатических узлов малого таза с обеих сторонС. Лучевую терапию на пахово-бедренные зоны проводят электронным пучком и гамма-излучением в СОД 46–50 Гр, облучение малого таза – 40–50 Гр. Двусторонняя подвздошно-обтураторная лимфаденэктомия при множественных метастазах достоверно улучшает результаты по сравнению с послеоперационным облучением этих зонА. III стадия При резектабельных процессах (Т1–Т2N0М0) лечение следует начинать с хирургического вмешательства в объёме радикальной вульвэктомии с двусторонней пахово-бедренной или пахово-бедренно-подвздошной лимфаденэктомией. В послеоперационном периоде проводят дистанционное облучение на пахово-бедренные зоны и лимфатические узлы малого таза. При наличии клеток опухоли по краю резекции первичной опухоли проводят облучение вульварного кольца. СОД на зону лимфатических узлов составляет 50 Гр, а при метастазах большого размера и выходе опухоли за пределы капсулы – до 60–70 Гр с уменьшенных полей. Облучение вульварного кольца проводят электронным пучком в СОД 40–50 Гр. При местно-распространённом раке вульвы (Т3) с целью сокращения размеров опухоли для повышения резектабельности вначале проводят лучевую или химиолучевую терапию. Облучают вульву электронным пучком в СОД 35–40 Гр и зоны регионарного метастазирования при клинически определяемых метастазах в лимфатических узлах в СОД 40 Гр. При химиолучевом лечении для усиления эффекта лучевой терапии используют 5-фторурацил и цисплатин. На втором этапе проводят радикальную вульвэктомию с двусторонней подвздошно-пахово-бедренной лимфаденэктомией. При IV стадии рака вульвы (местно-распространённые формы) возможности лечения крайне ограничены и зависят от распространения опухоли (на уретру, влагалище, мочевой пузырь, прямую кишку с инфильтрацией клетчатки). Если возможно, производят радикальную вульвэктомию и экзентерацию малого таза с удалением мочевого пузыря, прямой кишки (в зависимости от распространения опухоли), экстирпацией матки и влагалища. При отсутствии прорастания мочевого пузыря и прямой кишки возможно выполнение радикальной вульвэктомии с последующей лучевой терапией на зоны регионарного метастазирования. При поражении влагалища проводят внутриполостную гамматерапию.

При нерезектабельной опухоли лечение начинают с лучевой или химиолучевой терапии и затем, если это становится возможным, выполняют операцию.

ЛУЧЕВАЯ ТЕРАПИЯ Несмотря на совершенствование методик облучения, использование высокоэнергетических видов излучения и электронного пучка, достаточно высокая радиорезистентность рака вульвы и частое возникновение лучевых осложнений ограничивают терапевтические возможности лучевой терапии. В связи с этим лучевая терапия как самостоятельный метод может быть использована при наличии противопоказаний к операции. Облучение вульвы проводят электронным пучком. Использование электронов различной энергии позволяет адекватно воздействовать на опухоль и уменьшить лучевую нагрузку на здоровые ткани. Разовая очаговая доза (РОД) 3 Гр (при дневном дроблении дозы по 1,5 Гр 2 раза в день), СОД 36–40 Гр. Использование нетрадиционного режима фракционирования позволило увеличить СОД до 40 Гр без увеличения числа лучевых осложнений по сравнению с классическим вариантом (РОД 2 Гр), что повысило частоту полной и частичной резорбции опухоли до 50%D. После стихания лучевой реакции проводят второй этап лучевой терапии – брахитерапию: аппликационную, внутритканевую или внутриполостную в зависимости от локализации остаточной опухоли в СОД 60–70 Гр. Облучение зон регионарного метастазирования проводят в СОД 40 Гр с последующим облучением метастатически поражённых лимфатических узлов с уменьшенного СОД до 60 Гр.

Опухоли женских половых органов ХИМИОТЕРАПИЯ Применение химиотерапии при раке вульвы ограничено в связи с невысокой эффективностью. При местно-распространённом раке вульвы используют 5-фторурацил и цисплатин при химиолучевом лечении в предоперационном периоде. При отдалённых метастазах применяют препараты, активные при плоскоклеточном раке: цисплатин, метотрексат, циклофосфамид, блеомицин и митомицин С.

ЛЕЧЕНИЕ РЕЦИДИВОВ При обнаружении рецидива опухоли вульвы лечение зависит от её расположения, размеров и проведённого первичного лечения. При ограниченных поражениях производят лазерную и ножевую эксцизию, фотодинамическую терапию, брахитерапию, при значительном поражении – паллиативную лучевую терапии. При рецидивах в зонах регионарного метастазирования проводят лучевую терапию с предварительным введением химиопрепаратов (5-фторурацил, цисплатин). СОД составляет 30–40 Гр и зависит от уровня ранее подведённых доз на эту зону с возможной последующей операцией (пахово-бедренной или пахово-бедренно-подвздошной лимфаденэктомией). При отсутствии условий для хирургического и лучевого лечения проводят химиотерапию цитостатиками: цисплатином, метотрексатом, блеомицином, циклофосфамидом и митомицином С.

ПРОГНОЗ Прогноз зависит от размеров и локализации первичной опухоли и поражения паховых лимфатических узлов.

НАБЛЮДЕНИЕ 1-й год – 1 раз в 3 мес;

2-й год – 1 раз в 4–5 мес;

3, 4-й год – 1 раз в 6 мес;

5-й год – 1 раз в год.

Литература 1. Бойко А.В., Бочарова И.А., Демидова Л.В. и др. Оптимизация брахитерапии в плане сочетанной лучевой терапии больных раком вульвы // Рос. онкол. журн. — 2003. — № 3. — С. 19–24. 2. Бохман Я.В., Койро М.А., Таджибаева Ю. Злокачественные опухоли вульвы. — Ташкент: Медицина УзССР, 1986. — С. 160. 3. Гранов А.М., Винокурова В.Л. Лучевая терапия в онкогинекологии и онкоурологии. — СПб. : ФОЛИАНТ, 2002, — С. 350. 4. ACOG Technical Bulletin // Vulvar Cancer. – 1993. – N 186, Nov. 5. Ansink A., van der Velden J., Collingood M. Surgical ibtervention for early squamous cell carcinoma of the vulva (Cockrane Review) // The Cochrane Library. — Chichester: John Wiley and Sons, 2004. – Issue 2. Рак вульвы Опухоли женских половых органов 6. Beller U., Maisonneuve P., Benedet J.L. et al. Carcinoma of the vulva // Int. J. Gynecol. Obstet. 25th Annual Report on the Results of Treatment in Gynecologic Cancer. — 2003. — Vol. 83. — Suppl. 1. — P. 7–27. 7. Burke T.W., Levenback С., Colevan R.L. et al. Surgical therapy of T1 and T2 vulvar carcinoma: futher experience with radical wide excision and selective inguinal lymphadenectomy // Gynecol. Oncol. — 1995. — Vol. 57. — Р. 215–220. 8. Crum C.P. Carcinoma of the vulva: epidemiology and pathogenesis // Obstet. Gynecol. — 1992. — Vol. 79. — Р. 448–454. 9. Cunningham M.J., Goyer R.P., Gibbons S.K. et al. Primary radiation, cisplatin and 5-fluorouracil for advanced squamous cell carcinoma of the vulva // Gynecol. Oncol. — 1997. — Vol. 66. — Р. 258–261. 10. Farias-Eisner R., Cirisano F.D., Grouse D. et al. Conservative and individualized surgery for early squamous carcinoma of the vulva: the treatment of choice for stage I and II (T1-2N0-1M0) disease // Ibid. — 1994. — Vol. 53. — Р. 55–58. 11. Ghurani G.B., Penalver M.A. An update on vulvar cancer // Am. J. Obstet. Gynecol. — 2001. — Vol. 185. — Р. 294–299. 12. Homesley H.D., Bundy B.N., Sedlis A. et al. Radiation therapy versus pelvic node resection for carcinoma of the vulva with positive groin nodes // Obstet. Gynecol. — 1986. — Vol. 63. — Р. 733–739. 13. Hoskins W.J., Perez C.A., Young R.C. Principles and Practice of Gynecologic Oncology. — Philadelphia : Lippincott-Raven, 1997. — P. 678. 14. Lupi G., Raspagliesi F., Zucali R. et al. Combined preoperative chemoradiotherapy followed by radical surgery in locally advanced vulvar carcinoma // Cancer. — 1996. —Vol. 77. — Р. 1472–1478. 15. Muto M.G. The vulva // Kistner’s Gynecology and Women’s Health. – 7th ed. / eds K.J. Ryan et al. — St Louis : Mosby, 1999. – Ch. 4. 16. Paladini D., Cross P., Lopes A. et al. Prognostic significance of lymph node variables in squamous cell cancer of the vulva // Cancer. — 1994. — Vol. 74. — Р. 2491–2496. 17. Rhodes C.A., Cummins C., Shafi M. The management of squamous cell vulval cancer: a population based retrospective study of 411 cases // Br. J. Obstet. Gynaecol. — 1998. — Vol. 105. — Р. 200–205. 18. Shepherd J., Sideri M., Benedet J. et al. Carcinoma of the vulva // J. Epidemiol. Biostat. — 1998. — Vol. 3. — Р. 111–127. 19. Stehman F., Bundy B., Thomas G. et al. Groin dissection versus groin radiation in carcinoma of the vulva: A Gynecologic Oncology Group study // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. — 1992. — Vol. 24. — Р. 389–396. 20. Van der Velden J., Ansink A. Primary groin irradiation vs primary groin surgery for early vulvar cancer (Cockrane Review) // The Cochrane Library. – Chichester : John Wiley and Sons. – 2004. – Issue 2. 21. Van der Velden J., van Lindert A.C.M., Lammes F.B. et al. Extracapsular growth of lymph node metastases in squamous cell cancer of the vulva;

the impact on recurrence and survival // Cancer. — 1995. — Vol. 75. — Р. 2885–2890. РАК ВЛАГАЛИЩА ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Первичный рак влагалища развивается редко и составляет 1–2% всех злокачественных опухолей женских половых органов. Вторичные (метастатические) опухоли влагалища наблюдают в несколько раз чаще. Средний возраст больных раком влагалища 62 года. Опухоли влагалища имеют 3 возрастных пика заболеваемости. Первичные опухоли у детей первых 5 лет представлены ботриоидными эмбриональными рабдомиосаркомами, в 14–20 лет – светлоклеточной аденокарциномой с трансплацентарным диэтилстильбэстроловым канцерогенезом (матери этих больных во время беременности получали диэтилстильбэстрол или сходные с ним нестероидные эстрогены). В более старших возрастных группах развивается в основном плоскоклеточный рак. Крайне редко у взрослых выявляют неэпителиальные злокачественные опухоли влагалища – саркомы и меланомы. У 30% пациенток с первичным раком влагалища в анамнезе выявляют преинвазивный или инвазивный рак шейки матки. Риск возникновения рака влагалища после облучения малого таза возрастает в 300 раз. Предраковое заболевание влагалища – дисплазия. Патогномоничной макроскопической картины дисплазии влагалища не существует. Она может быть представлена в виде эритроплакии или развивается на визуально неизменённой слизистой оболочке. Преинвазивный рак влагалища (VAIN) выявляют в среднем на 10–12 лет раньше инвазивного рака. В более чем 50% случаев он характеризуется мультицентрическим ростом. Инвазивный рак влагалища имеет экзофитную, эндофитную и смешанную формы роста. По гистологической структуре в 95% опухоли влагалища представлены плоскоклеточным раком различной степени дифференцировки;

аденокарцинома влагалища развивается редко, в основном у молодых женщин. Гистологическая структура первичной аденокарциномы влагалища разнообразна: мезонефроидная светлоклеточная, эндометриоидная аденокарцинома и др., а также диморфный железисто-плоскоклеточный рак.

Опухоли женских половых органов Метастатические опухоли влагалища чаще всего имеют источником рак шейки матки, рак эндометрия, хориокарциному и саркомы матки, реже – рак яичников и почки. Преимущественный тип метастазирования лимфогенный. Пути метастазирования определяются локализацией опухоли. При поражении сводов и верхней трети влагалища метастазами поражаются, как и при раке шейки матки, подвздошные и запирательные лимфатические узлы. Опухоли средней трети влагалища дают дополнительные метастазы в аноректальные и сакральные лимфатические узлы. При локализации опухоли в нижней трети поражаются, как и при раке вульвы, пахово-бедренные лимфатические узлы. Диагностика рака влагалища в клинически выраженных случаях не вызывает затруднений. Диагноз устанавливают на основании результатов гинекологического осмотра. Гистологическая верификация диагноза обязательна. Для уточнения степени распространения опухолевого процесса, а также для исключения его метастатического характера проводят цистоскопию, экскреторную урографию, радиоизотопную ренографию, ректороманоскопию, рентгенографию грудной клетки. УЗИ малого таза и брюшной полости, КТ и МРТ помогают в оценке распространённости опухолевого процесса.

КЛАССИФИКАЦИЯ ПО СТАДИЯМ (FIGO) И СИСТЕМЕ TNM Правила классификации Классификация применима только для первичного рака. Опухоли, распространяющиеся на влагалищную часть шейки матки и достигающие области наружного отверстия шеечного канала, относятся к раку шейки матки. Опухоли, вовлекающие вульву, классифицируют как опухоли вульвы. Обязательно гистологическое подтверждение диагноза.

Регионарные лимфатические узлы Регионарными для верхних 2/3 влагалища являются тазовые лимфатические узлы, а для нижней трети – пахово-бедренные лимфатические узлы.

Клиническая классификация Международной федерации акушеров и гинекологов (FIGO) 0 стадия – преинвазивная карцинома (карцинома in situ). I стадия – опухоль ограничена влагалищем.

Рак влагалища II стадия – опухоль распространяется на паравагинальные ткани, но не до стенок таза. III стадия – опухоль распространяется до стенок таза. IVA стадия – опухоль захватывает слизистую оболочку мочевого пузыря или прямой кишки и/или распространяется за пределы таза.

П р и м е ч а н и е. Наличие буллёзного отёка недостаточно для классификации опухоли как Т4.

IVB стадия – опухоль любого размера с отдалёнными метастазами.

Международная классификация по системе TNM Т – первичная опухоль ТX – недостаточно данных для оценки первичной опухоли. То – первичная опухоль не определяется. Tis – преинвазивная карцинома (карцинома in situ). Tl – опухоль ограничена влагалищем. Т2 – опухоль захватывает паравагинальные ткани, но не распространяется до стенок таза. ТЗ – опухоль распространяется до стенок таза. Т4 – опухоль прорастает слизистую оболочку мочевого пузыря и/или прямой кишки и/или распространяется за пределы таза.

П р и м е ч а н и е. Наличие буллёзного отёка недостаточно для классификации опухоли как Т4.

N – регионарные лимфатические узлы NX – недостаточно данных для оценки регионарных лимфатических узлов. N0 – нет признаков поражения метастазами регионарных лимфатических узлов. N1 – метастазы в регионарных лимфатических узлах.

Опухоли женских половых органов М – отдалённые метастазы MX – недостаточно данных для определения отдалённых метастазов. М0 – нет признаков отдалённых метастазов. M1 – имеются отдалённые метастазы.

G – гистопатологическая дифференцировка GX – степень дифференцировки не может быть установлена. Gl – высокая степень дифференцировки. G2 – средняя степень дифференцировки. G3 – низкая степень дифференцировки. G4 – недифференцированные опухоли.

Группировка по стадиям Стадия 0 – TisN0M0. Стадия I – T1N0M0. Стадия II – T2N0M0. Стадия III: T1N1M0;

T2N1M0;

T3N0–1M0. Стадия IVA – T4 любая NM0. Стадия IVB – любая T любая NM0.

ЛЕЧЕНИЕ Стадия Лечение преинвазивного рака влагалища индивидуально и зависит от протяжённости поражения, локализации, состояния пациентки и медицинских возможностей. Хирургическое лечение в виде электроэксцизии возможно только при локализованных формах рака. При мультицентрическом росте оперативное вмешательство должно включать гистерэктомию с вагинэктомией, что связано с высоким операционным риском и не соответствует современным принципам лечения преинвазивного рака. В настоящее время для лечения преинвазивного рака влагалища используют следующие методы. Местная химиотерапию с 5-фторурацилом (аппликации). Через 3 мес после эпителизации осуществляют цитологический контроль. При обнаружении опухолевых клеток курс повторяют. В случае неуспеха повторного лечения проводят другие методы лечения. Криодеструкция и лазерное разрушение опухоли. Излечение при этих методах достигает 75–85%. Фотодинамическая терапия. Лучевую терапию (внутриполостную гамма-терапию) применяют при неэффективности методов локального воздействия. СОД 60 Гр при НМД (низкая мощность дозы) и 35–40 Гр при ВМД (высокая мощность дозы)С.

Инвазивный рак влагалища Основной метод лечения инвазивного рака влагалища – лучевая терапия, которая включает дистанционное облучение и внутриполостную и внутритканевую гамма-терапию.

Рак влагалища Опухоли женских половых органов Стадия I, опухоль размером до 1 см, G1–G2. Проводят только внутриполостную гамма-терапию СОД 60 Гр при НМД и 35–40 Гр при ВМД (точка нормировки на глубину 1 см от слизистой оболочки). Стадия I, опухоль размером более 1 см. Сочетанная лучевая терапия. Дистанционное облучение до СОД 40–42 Гр. Внутриполостная гамма-терапия до СОД 60 Гр при НМД и 30 Гр при ВМД. Стадия II. Сочетанная лучевая терапия. Дистанционное облучение до СОД 40–44 Гр. Внутриполостная гамма-терапия до СОД 70 Гр при НМД и до 30 Гр при ВМД. При наличии остаточной опухоли проводят внутритканевую гамма-терапию с доведением СОД до 70–80 Гр. Стадия III. Сочетанная лучевая терапия. Дистанционное облучение до СОД 45–50 Гр. Внутриполостная гамма-терапия до СОД 70 Гр при НМД и до 30 Гр при ВМД. Далее на остаточную опухоль СОД доводят до 70–80 ГрС. При местно-распространённом раке влагалища возможно проведение комбинированного лучевого лечения и химиотерапии с использованием 5-фторурацила и цисплатинаD. Показания к хирургическому лечению больных раком влагалища ограниченыС. При локализации опухоли в верхней трети влагалища у лиц молодого и среднего возраста возможно выполнение расширенной экстирпации матки с удалением верхней половины влагалища. У молодых женщин перед проведением радикальной лучевой терапии возможны транспозиция яичников и хирургическое стадирование с лимфаденэктомией. У больных с IVА стадией, особенно при наличии ректовагинального или везиковагинального свища, возможна экзентерация малого таза с тазовой лимфаденэктомией и предоперационной лучевой терапией.

Результаты лечения Эффективность лечения больных раком влагалища прежде всего зависит от первичной распространённости опухолевого процесса. Пятилетняя выживаемость при I стадии составляет 67–77%, при II – 40–65%, при III – 34–37%, при IV – 0–18,9% (IVA).

Лечение рецидивов Лечение рецидивов рака влагалища индивидуально. Оно может включать лучевую и химиотерапию (общую и местную). Метод лечения выбирают в зависимости от локализации рецидива, метода первичного лечения, общего состояния пациентки.

Дальнейшее ведение Больной после лечения показано активное наблюдение у онкогинеколога. 1-й год – 1 раз в 2 мес. 2-й год – 1 раз в 3 мес. 3-й и 4-й годы – 1 раз в 6 мес. 5-й и последующие годы – 1 раз в год. При наблюдении необходимы контроль цитологических мазков, исследование регионарных лимфатических узлов.

Литература 1. Бохман Я.В. Руководство по онкогинекологии. — Л. : Медицина, 1989. – С. 164–183. 2. Гранов А.М., Винокуров В.Л. Лучевая терапия в онкогинекологии и онкоурологии. — СПб., Фолиант, 2002. — С. 160–169. 3. Beller U., Maisonneuve P. et al. Carcinoma of the Vagina // Int. J. Gynaecol. Obstet. — 2003. — Vol. 83, N l. — Р. 27–40. 4. Btntdet J. et al. Primary invasive carcinoma of the vagina. // Obstet. Gynecol. — 1983. — Vol. 62. — Р. 346–353. 5. Carcinoma of the vagina. FIGO Annual Report // J. Epidemiol. Biostat. — 2000. — Vol. 24, N 6. — Р. 141–152. 6. Chyle V., Zagars G. et al. Radiation alone for carcinoma of the vagina: outcome and prognostic factors // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. — 1996. — Vol. 35, N 5. — Р. 891–905. 7. DiSaia P., Creaseman W. (eds). Clinical Gynecologic Oncology. – St Louis : Mosby, 1997. 8. Hoskins W., Perez C., Young R. Principles and Practice of Gynecologic Oncology. – 3rd ed. — Philadelphia : Lippincot ;

Williams and Wilkins, 2000. 9. Kucera H., Mock U. et al. Radiotherapy alone for invasive vaginal cancer: outcome with intracavitary high dose rate brachytherapy versus conventional low dose rate brachyterapy // Acta Obstet. Gynecol. Scand. — 2001. — Vol. 80, N 4. — Р. 355–360. 10. Pingley S. et al. Primary carcimoma of the vagina: Tata Memorial Hospital experience // Int. J. Radiat. Oncol. Biol. Phys. — 2000. — Vol. 46, N 6. — Р. 101–108. 11. Stryker J.A. Radiotherapy for vaginal carcinoma: a 23 year review // Br. J. Radiol. — 2000. — Vol. 73. — Р. 1200–1205. 12. Tewari K., Cappucini F. et al. Primary invasive carcinoma of the vagina: treatment with interstitial brachytherapy // Cancer. — 2001. — Vol. 91. — Р. 758–770. 13. Tjalma W., Monaghan J. et al. The role of surgery in invasive squamous carcinoma of the vagina // Gynecol. Oncol. — 2001. — Vol. 81. — Р. 360–365. Рак влагалища Опухоли женских половых органов ОПУХОЛИ КОЖИ Опухоли кожи МЕЛАНОМА Меланома кожи – чрезвычайно злокачественная опухоль, развивающаяся из меланоцитов – пигментных клеток, продуцирующих специфический полипептид меланин. Для меланомы характерно скопление меланина в клетках опухоли, однако встречаются и так называемые беспигментные меланомы. Хорошие результаты лечения напрямую зависят от своевременного выявления меланомы в ранних стадиях заболевания. Вместе с тем, лишь менее 50% клиницистов, не специализировавшихся в области дерматологии и онкологии, могут верно поставить диагноз меланомы различного типа. Среди дерматологов эта цифра повышается до 64%, почти 2/3 врачей не в состоянии диагностировать диспластический невус. Поэтому в настоящее время в некоторых странах (США, Австралия, Великобритания) проводят широкомасштабную программу по повышению квалификации в данном направлении врачей как общего, так и специального профиля.

ФАКТОРЫ РИСКА В наши дни воздействие ультрафиолетового спектра солнечной радиации признают одним из наиболее важных экзогенных факторов, способствующих возникновению меланомы кожи. Решающее значение здесь имеет не хроническое повреждение кожи ультрафиолетовыми лучами, как это характерно для базально-клеточного и плоскоклеточного рака, а резкое и интенсивное, возможно, даже однократное воздействие солнечной радиации. Это подтверждается тем, что меланома кожи чаще возникает на защищённых одеждой участках тела. Отмечено, что большое значение в возникновении опухоли имеют солнечные ожоги, полученные в детском и юношеском возрасте. Наконец, выявлено, что меланомой кожи чаще заболевают те люди, которые в течение основного времени своей жизни находятся в помещении, а отдыхают на открытом воздухе под солнцем.

Меланома Опухоли кожи Озоновый слой, находящийся в стратосфере, задерживает большинство ультрафиолетовых лучей, с которыми ассоциируется развитие меланомы кожи. Начиная с 1969 г. произошло уменьшение озонового слоя на 3–7%. Предполагают, что каждый процент потери этого слоя сопровождается повышением частоты появления меланомы также на 1%. По мнению большинства исследователей, на частоту возникновения меланомы кожи влияют и этнические факторы. Опухоль чаще поражает людей со светлой кожей. Факт более редкой заболеваемости лиц негроидной расы пока трудно поддаётся объяснению, так как известно, что в эпидермисе темнокожих людей количество меланоцитов практически не отличается от такового у людей с белой кожей. Нарушение пигментации организма и как следствие этого неадекватная реакция кожи на ультрафиолетовую радиацию играют важную роль в этиологии меланомы. Об уровне пигментации организма человека можно судить на основании цвета кожи, волос, глаз, наличия большого числа пигментных невусов, а также веснушек, особенно на коже лица. Отмечено, что меланома, как правило, поражает лиц со слабой пигментацией кожи и с повышенной её чувствительностью к ультрафиолетовой радиации. Чаще заболевают люди, не склонные к загару, у которых при воздействии ультрафиолетовой радиации возникают ожоги. «Типичный» пациент с меланомой имеет соломенные или рыжеватые волосы, голубые глаза и светлую (как сметана) кожу. Риск развития меланомы повышается в 1,6 раза у блондинов, в 2 раза у людей со светлой кожей, в 3 раза у рыжеволосых. Наследственность. Риск развития меланомы повышен в семьях, страдающих синдромом атипического (диспластического) родимого пятна (АMS – Atypical Mole Syndrome). Синдром характеризуется развитием на коже в течение жизни значительного количества (более 50) атипических родинок (диспластических невусов), имеющих некоторые характерные черты злокачественной меланомы кожи (правило АВСО и др.). Для атипических родинок характерно злокачественное перерождение, поэтому их считают самым неблагоприятным фактором, способствующим возникновению меланомы кожи. Заболевание наследуется по аутосомно-доминантному типу. Наследственная меланома, в отличие от ненаследственной, возникает в более молодом возрасте. В этой связи при выявлении меланомы кожи у любого пациента крайне желательно иметь анамнестические сведения обо всех членах его семьи.

Роль невусов в этиологии меланом кожи Сам факт наличия у человека невусов представляет определённый риск возникновения меланомы кожи. У людей с множественными небольшими по размеру пигментными невусами этот риск выше, чем в общей популяции. Маленькие пигментные невусы чаще возникают в семьях с аутосомно-доминантным типом наследования с неполной пенетрантностью гена. Также замечено, что к факторам риска возникновения меланомы относят большое число невусов на коже и наличие экзофитных невусов. Описаны случаи возникновения меланомы кожи после травмы пигментных невусов. Среди однократных травм преобладают ушибы, ссадины и порезы невусов. Хроническое повреждение пигментных невусов происходит из-за постоянной их травматизации одеждой или обувью. Более 50% первичных меланом кожи развивается на фоне предсуществующих пигментных невусов, что позволяет расценивать последние как факультативный предрак. При этом частота малигнизации невусов находится в прямой зависимости от их размеров по плоскости. Существуют два наиболее опасных типа невусов: диспластические и врождённые. Первые развиваются при диспластическом синдроме и озлокачествляются в 100% случаев. Клинические признаки диспластических невусов: больший размер по сравнению с обычными (приобретёнными) невусами – диаметр более 0,5 см;

неправильная (овоидная) форма;

размытый край, неясные очертания без чётких границ;

как правило, плоская поверхность;

различные оттенки чёрного, рыжего, розового цветов;

неравномерная пигментация (центр невуса одного цвета, края – другого). Врождённые невусы выявляют у 1% всех новорождённых. Они имеют значительные размеры и более тёмную окраску по сравнению с приобретёнными невусами. При невусе диметром более 2 см риск озлокачествления составляет 5–20%. Особенно опасны невусы на лице. Человек, имеющий более 20 невусов, подвергается трёхкратному риску возникновения меланомы. Таким образом, в настоящее время общепризнан факт развития меланомы кожи из невусов. Однако клинические и морфологические наблюдения многих специалистов не позволяют утверждать, что невусы являются источниками возникновения абсолютно всех меланом кожи.

Меланома Предраковые заболевания Пигментная ксеродерма, или злокачественный эфилидоз, представляет собой наследственный фотодерматоз. Заболевание характеризуется наличием множественных пигментных пятен на коже, возникающих вскоре после рождения преимущественно на открытых частях тела. Очень часто у этих пациентов к периоду полового созревания уже возникают множественные синхронные и метахронные злокачественные опухоли кожи, в том числе меланомы. Заболевание развивается в результате дефекта репарации ДНК, отличается повышенной светочувствительностью и характеризуется рецессивным типом наследования. Весьма незначительное число пациентов с этим заболеванием достигают зрелого возраста. Пигментная ксеродерма представляет особенно большой риск возникновения меланомы кожи. Таким образом, её можно рассматривать как облигатный предрак для меланомы кожи. Меланоз Дюбрея описывают в литературе под названиями лентиго, старческое лентиго, а также меланотическая веснушка Хатчинсона. Клинически заболевание представляет собой своеобразные участки пигментации кожи у людей среднего и пожилого возраста. Наиболее часто меланоз Дюбрея локализуется на коже лица, но может возникнуть и в других анатомических областях тела. Его основные признаки – неравномерость окраски (пигментация) пятна и неровность краёв по типу географической карты. Такое пигментное образование с возрастом может достигать весьма значительных размеров – до 5 и даже 10 см в диаметре. Гистологически данное поражение близко к пограничному невусу. Меланоз Дюбрея, как и пигментную ксеродерму, можно рассматривать как облигатный предрак. Однако, в отличие от ксеродермы, практически все опухоли, возникающие на фоне меланоза Дюбрея, являются меланомами.

ЭПИДЕМИОЛОГИЯ Заболеваемость меланомой растёт в течение последних нескольких десятилетий и составляет 2,5–10% всех вновь выявляемых опухолей кожи. Частота случаев возникновения злокачественной меланомы возрастает в 2 раза каждые 15 лет. За последнее десятилетие количество случаев возросло на 90%. В начале XX столетия 1 из 1,5 тыс. американцев болел меланомой. В 1992 г. от этого недуга страдал уже 1 из 128 человек. По данным А.И. Пачеса (1996), в России ежегодно выявляют 3 случая на 100 тыс. населения. В пожилом возрасте опухоль развивается с одинаковой частотой у мужчин и Опухоли кожи женщин. Меланомой чаще всего страдают лица в возрасте от 30 до 50 лет. Риск возникновения новой первичной меланомы у лиц, уже имеющих меланому, составляет 12%.

Выживаемость Анализ эпидемиологических данных, проведённый зарубежными исследователями, показывает значительное повышение 5-летней выживаемости пациентов за последние годы по следующим критериям: среди первично выявленных на I стадии заболевания – с 56 до 78%;

все стадии меланомы – с 49 до 80%;

наличие только локальных проявлений – с 71 до 90%;

наличие регионарных метастазов – с 33 до 52%;

наличие отдалённых метастазов – с 5 до 12%. Эти данные указывают на повышенный интерес специалистов к проблеме и, следовательно, отражают общую тенденцию к более ранней диагностике меланомы.

КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА Раннее выявление злокачественной меланомы, в том числе меланомы областей головы и шеи, прежде всего зависит от знаний врача и осведомлённости пациента. Например, в Австралии принята программа, согласно которой симптомы злокачественных опухолей кожи изучают в общеобразовательной и профессиональных школах. В ходе этой программы удалось повысить 5-летнюю выживаемость при меланомах головы и шеи до 81%. Раннему выявлению меланом также способствует биопсия «неясных» образований. Меланома может развиваться практически во всех органах и тканях, однако наиболее часто пигментные злокачественные опухоли появляются именно на коже. Необходимо также учитывать некоторые особенности возможной локализации меланомы. Подногтевые меланомы. Первые признаки – паронихии, гнойные заболевания пальцев, появляющиеся на фоне пигментации проксимальной складки ногтя (симптом Хатчинсона). Меланомы слизистых оболочек могут быть неокрашенными или иметь различный цвет. Они локализуются в конъюнктиве, в полости носа, влагалище, в ротовой полости, в слизистой оболочке прямой кишки. Гигантские невусы волосистой части головы очень редко подвергаются озлокачествлению, поэтому о меланоме данной локализации следует думать в последнюю очередь.

Меланома Вряд ли существует ещё одна опухоль, характеризующаяся столь высокой вариабельностью клинической картины, гистологического строения и биологически обусловленного разнообразия течения, как меланома. В связи с частотой возникновения меланом из доброкачественных пигментных образований необходимо знание клинических проявлений их малигнизации. К таковым относят рост невуса, его уплотнение или изъязвление, изменение окраски (усиление или ослабление), появление гиперемии или застойного ореола вокруг его основания, развитие лучистых разрастаний пигментного или непигментного характера вокруг первичного образования, возникновение экзофитного компонента на поверхности невуса, частые кровотечения, наличие увеличенных регионарных лимфатических узлов независимо от степени и характера изменений пигментного пятна, образование вблизи невуса пигментированных или непигментированных дочерних узелков – сателлитов. Выявление нескольких из перечисленных симптомов позволяет клинически с большей долей вероятности установить правильный диагноз. При этом отдельные проявления активизации невуса (повышение пролиферации, дисплазии клеток) имеют разное диагностическое значение. Так, увеличение лимфатических узлов и появление сателлитов указывают не только на озлокачествление, но и на генерализацию опухолевого процесса. Это является бесспорным доказательством наступившего перерождения. Наличие только одного признака малигнизации недостаточно для постановки диагноза, так как первые признаки озлокачествления нередко трудноотличимы от обычных воспалительных изменений. В начале клиническая картина заболевания в случае роста из невуса протекает следующим образом. Родимое пятно после предшествующей травмы или без видимых причин начинает увеличиваться, изменять окраску и превращается в экзофитную опухоль, которая иногда возникает эксцентрично на одном из участков пигментного образования. Меланомы кожи имеют разные величину, форму, поверхность, консистенцию и окраску. Величина опухоли может быть ничтожной. В ранних стадиях диаметр опухоли обычно не превышает 1–2 см, в поздних стадиях возможно образование крупных опухолевых узлов. По данным дерматологов Университета Айовы, существует так называемое правило злокачественности АВСD. А (asymmetry): асимметрия – одна сторона не выглядит похожей на другую;

В (border irregularity): неровный край (бордюр);

Опухоли кожи Меланома С (соlоr): цвет – чёрный или намного темнее по сравнению с другими пигментными образованиями, часто с включением участков красного, белого или синего цвета;

D (diameter): диаметр более 6 мм. Некоторые авторы добавляют признак Е (elevation), т.е. поднятие опухоли над окружающей кожей. Меланома может выглядеть как плоское пигментное пятно, образовывать незначительное выпячивание, приобретать вид папилломатозных разрастаний, иметь грибовидную форму, располагаться на ножке, на широком основании и т.д. Чаще встречаются одиночные опухоли круглой, овальной, полигональной или любой неправильной формы. Иногда вблизи неё образуются дополнительные очаги, которые или сливаются с первичным образованием (мультицентричная форма), или располагаются попеременно с участками здоровой на вид кожи. Поверхность меланомы бывает гладкой, блестящей, как бы зеркальной. Позже появляются неровности, мелкие изъязвления, кровоточивость при малейшей травме. По мере роста опухоли нередко возникают инфильтрация подлежащих тканей и распад опухолевого узла с образованием поверхности, напоминающей цветную капусту. Иногда опухоль покрыта истончённой кожей без признаков изъязвления. В редких случаях заболевание начинается в виде ограниченной красноты, вскоре превращающейся в незаживающую язву, заполненную опухолевыми разрастаниями. Консистенция пигментной злокачественной опухоли различная: мягкая, плотная и жёсткая. Нередко одна и та же опухоль имеет участки разной консистенции. В зависимости от количества меланина злокачественные пигментные опухоли приобретают ту или иную окраску. Они могут быть коричневыми, багровыми, сине-чёрными или аспидно-чёрными, как чёрная тушь. Встречаются и беспигментные меланомы. Пигментация новообразования может быть равномерной или неравномерной, при этом опухоль кажется более пигментированной в центре, чем по краям, имеет типичный чёрный ободок вокруг основания или, наконец, характеризуется пёстрой окраской в случаях, когда пигмент в виде мелких пятнышек неравномерно рассеян по её поверхности. Развиваясь на фоне пигментного пятна, меланома может локализоваться в его центре или исходить из периферических участков, образуя эксцентрично растущую, асимметрично расположенную опухоль. В период малигнизации доброкачественных невусов в процессе развития уже возникшей злокачественной меланомы нередко про исходит изменение её окраски. Это один из тревожных признаков, указывающих на неблагоприятное течение процесса. Изменение окраски может проявляться в виде потемнения или, наоборот, просветления тона пигментного образования. Кроме того, из первично-пигментированных меланом могут в дальнейшем возникать беспигментные рецидивы опухоли и метастазы, которые иногда в поздней стадии развития приобретают тёмный цвет. Одновременно некоторые беспигментные опухоли могут дать вторичные опухолевые образования (рецидив и метастазы) с содержанием пигмента. Для обоих случаев характерна особая злокачественность процесса. Наиболее частыми первыми (но не самыми ранними) симптомами малигнизации предсуществующих невусов являются рост невуса по плоскости и над окружающей кожей, а также кровоточивость невуса. Самыми ранними и прогностически неблагоприятными признаками малигнизации принято считать рост невуса по плоскости, появление асимметрии его краёв, шелушение поверхности невуса, изменение его окраски и появление зуда, жжения в области невуса. Таким образом, наибольшую диагностическую ценность имеют следующие клинические проявления меланомы.

Жалобы Зуд и кровоточивость невуса или появление на коже пятна, которое незначительно кровоточит. Появление (наличие) пигментной опухоли на лице заставляет пациентов, особенно женщин, обращаться к врачу достаточно рано вследствие косметического дефекта. Увеличение в размерах или изменение цвета пигментной опухоли.

Осмотр Опухоли кожи Варьирование цвета повреждения, участки красного, белого и синего цвета на коричневом или чёрном фоне, усиление пигментации, по периферии пигментного пятна возникает кольцо из угольно-чёрных сливающихся узелков неодинаковых размеров, образующих «чёрные чётки». Нарушение или полное отсутствие рисунка кожи в области невуса. Появление воспалительной ареолы вокруг невуса (появление красноты в виде венчика). Неровный край с углами и зазубринами, размытые границы контура невуса.

Неравномерное выступание новообразования над поверхностью. Шелушение, эрозия, мацерация, кровотечение, изъязвление, образование перетяжки у основания (ножки), развитие содружественных узелков (сателлитов) – признаки, возникающие и нарастающие по мере прогрессирования опухоли. Для исключения сателлитных образований, транзиторных метастазов, метастазов в регионарные лимфатические узлы и системных метастазов необходим общий осмотр пациентаD. Для исключения диссеминации процесса рекомендуют провести рентгенографию органов грудной клетки, сканирование костей скелета, общий анализ крови, определить активность лактатдегидрогеназы (ЛДГ) и щелочной фосфатазы в сыворотке кровиD. УЗИ органов брюшной полости и регионарных лимфатических узлов рекомендуют только у пациентов с толщиной опухоли более 1 мм или при подозрительных клинических находках. Последующие радиологические тесты проводят по клиническим показаниямD. Позитронно-эмиссионная томография исследование не имеет преимуществ на этапе первичного стадирования процесса у больных с клинически локальными стадиями меланомы. Распределение больных по группам риска проводят в соответствии с новой классификацией AJCC (2002) и основано на толщине (по Breslow) первичной опухоли, наличии изъязвления, регионарных или системных метастазов.

ПРОГНОЗ Поскольку некоторые менее агрессивные меланомы могут рецидивировать через 5 лет и более после проведённого лечения, то вывод об эффективности терапии можно сделать только на основании клинических наблюдений за больными на протяжении 8–10 лет и более. Клинически важны следующие прогностические факторы. Возраст. Средний возраст пациентов с I стадией 45 лет. Пол. В целом лучший прогноз у женщин. У них преобладают опухоли конечностей, которые характеризуются относительно доброкачественным течением. Вместе с тем у женщин меланомы часто изъязвляются. Анатомическая область. У пациентов с меланомой, локализующейся на верхней конечности (кроме случая заднелатеральной верхней области плеча), 5- и 10-летняя выживаемость выше, чем у пациентов с опухолями другой локализации. Самыми неблагопри Меланома ятными в плане метастазирования и рецидивов считают такие локализации меланом кожи, как верхняя часть спины (кожа над лопаточными областями и областью позвоночника), заднелатеральная верхняя область плеча, область шеи сбоку и сзади, а также меланома кожи пальцев кисти и стопы. Глубина инвазии и толщина опухоли. Эти показатели коррелируют с риском местного рецидива заболевания, возникновением сателлитных опухолей и метастазированием. При поверхностных меланомах (менее 1,5 мм инвазии) 5- и 10-летняя выживаемость достигает 95%. При вовлечении в процесс лимфатических узлов 5-летняя выживаемость уменьшается и составляет порядка 30–40%. Изъязвление. Изъязвление уменьшает 5-летнюю выживаемость у пациентов с I стадией с 78 до 50%, со II стадией с 55 до 15%. Пигментация. Беспигментные меланомы имеют худший прогноз по сравнению с пигментированными опухолями. Выживаемость составляет 54 и 73% соответственно. Направление прорастания. Неблагоприятным считают вертикальный рост опухоли. Лимфоцитарная инфильтрация является косвенным отражением размеров опухоли (глубины прорастания). Чем больше клеточная реакция по периферии опухоли, тем на меньшую толщину и глубину прорастает опухоль. На прогноз опухоли в той или иной мере влияют практически все её качественные и количественные признаки. Вместе с тем толщина опухоли, глубина инвазии и локализация поражения имеют определяющее прогностическое значение.

КЛАССИФИКАЦИЯ Клиническая классификация. С клинических позиций выделяют 4 основных типа меланом. 1. Поверхностно-распространяющаяся меланома – самая многочисленная, возникает в 70–75% случаев. Обычно развивается из невусов, анамнестически характеризуется длительным нарастанием изменений на протяжении нескольких лет с последующей быстрой трансформацией за 1–2 мес. Чаще поражает людей среднего возраста и располагается у мужчин на спине, у женщин на голенях. Опухоль имеет небольшие размеры, неправильную форму с неровными краями. Окраска её варьирует, но чаще встречают коричневые и тёмно-коричневые меланомы с незначительными синеватыми (пегими) вкраплениями. Возможен как вертикальный, так и горизонтальный рост опухоли. Этот вид меланомы имеет тенден Опухоли кожи Классификация TNM Международная классификация меланомы по системе ТNМ характеризует следующие критерии: размер опухоли и степень инва Меланома цию к изъязвлению и кровотечению. Прогноз, как правило, благоприятный. 2. Узловая (нодулярная) меланома составляет 15–30% поражений. Более агрессивная опухоль, чем предыдущая, и имеет более короткий период нарастания симптомов. Развивается на объективно неповреждённой коже без видимых причин. Опухоль без определённой локализации, встречается в пожилом возрасте. Она проявляется как тёмно-синий узелок или папула, но может быть куполообразной или полиповидной. Эти меланомы растут быстро (рост вертикальный), поражая подлежащие слои. Пациент воспринимает её как геморрагический волдырь. Около 5% узловых меланом не имеют пигмента. Прогноз крайне неблагоприятный. 3. Лентиго-меланома (меланотические веснушки, злокачественное лентиго) составляет около 4–10% случаев и развивается на 7-м десятилетии жизни. Появляются узелки в виде пятен тёмно-синего, тёмно-коричневого или светло-коричневого цвета, диаметром 1,5– 3 мм. Они поражают лицо, шею и другие открытые участки тела (могут локализоваться на тыле кистей и стоп). Эти меланомы могут развиваться из доброкачественных меланотических веснушек Хатчинсона. Опухоль растёт радиально в верхних слоях дермы очень медленно (20 лет и более до начала инвазии в глубжележащие слои кожи). Она может проявляться 1–2 узелками в составе больших поверхностно-распространяющихся меланом. Прогноз благоприятный. 4. Периферическое лентиго (акролентиго-меланома) чаще встречается у лиц негроидной расы и у европеоидов из южных стран и составляет 7–10% всех меланом. Опухоль локализуется на ладонях, подошвах, в ногтевом ложе и на слизистых оболочках (слизистая меланома). Опухоль с неровными краями, чёрного цвета, но может быть беспигментной. Растёт медленно в радиальном направлении в верхних слоях кожи. Возможен вертикальный рост, при этом небольшому возвышению на поверхности кожи соответствует глубокая инвазия дермы и подкожно-жирового слоя, что необходимо учитывать при иссечении опухоли. Прогноз зависит от степени инфильтрирующего роста опухоли. Меланомы полости рта, помещённые в эту гистологическую группу, отличаются высокой агрессивностью и тенденцией к быстрому метастазированию. Прогностически они гораздо хуже меланом кожи кисти и стопы.

зии (Т), поражение регионарных лимфатических узлов (N), наличие метастазов в органы (М).

Международная ТNМ-классификация меланомы кожи (6-е издание, 2002 г.) Опухоли кожи Меланома Определение толщины опухоли по Breslow – дополнительный метод классификации опухоли. Он заключается в измерении глубины инвазии в миллиметрах. Низкий риск метастазирования (Сlark I, II, III) – глубина инвазии менее 0,76 мм. Средний риск метастазирования: инвазия менее 0,76 мм, Сlark IV;

инвазия от 0,76 до 1,5 мм;

инвазия более 1,5 мм, Сlark III. Высокий риск метастазирования – Сlark IV–V, глубина инвазии более 1,5 мм. В последнее время за рубежом стали выделять так называемую раннюю меланому, или меланому малого риска, которая объединяет меланому in situ и инвазивную меланому толщиной (глубиной прорастания) до 1 мм. Такое внимание, уделённое ранней меланоме, обусловлено благоприятными результатами её лечения. У больных с меланомой in situ 5-летняя выживаемость составляет более 99%;

возможно и полное выздоровление. У больных с глубиной инвазии до 1 мм выживаемость достигает более 90%. У пациентов с меланомами среднего (1,0–4,0 мм) и высокого (более 4,0 мм) риска даже при своевременном комплексном лечении возможность рецидива и смертность остаются высокими. Клинически наиболее ценна классификация меланом по стадиям. В нашей стране принята 4-стадийная классификация. I стадия – T1–2N0M0. II стадия – T3N0M0. III стадия – T4N0M0 или T1–3N1–2M0. IV стадия – T1–4N0–2M1. За рубежом существует несколько классификаций меланомы. Наиболее употребима 5-стадийная классификация. 0 стадия – атипичные клетки располагаются в поверхностных слоях кожи;

не проникая глубже (Сlагк I). I стадия – опухоль находится в эпидермисе и/или дерме, но не распространяется по лимфатическим сосудам в регионарные лимфатические узлы. Опухоль толщиной до 1,5 мм (Сlагк II–III). II стадия – опухоль толщиной от 1,5 до 4 мм, распространяется на всю дерму, но не проникает в подкожно-жировой слой и в регионарные лимфатические узлы (Сlагк IV). III стадия требует наличия хотя бы одного из нижеперечисленных признаков: опухоль толщиной более 4 мм;

опухоль проникает в подкожно-жировой слой, выходит за пределы дермы (Сlагк V);

наличие мультицентричного роста (сателлитных опухолей) в пределах 24 мм от первичной опухоли;

опухоль распространяется в регионарные лимфатические узлы или имеются сателлиты между первичной опухолью и регионарными лимфатическими узлами. IV стадия – опухоль распространяется во внутренние органы или в отдалённые лимфатические узлы. В зарубежной клинической практике в настоящее время применяют 3- или 4-стадийную классификацию (в некоторых случаях I и II стадии объединяют в одну). Она отражает клиническую картину и проста в употреблении. Стадия I – локальная: единичное первичное новообразование;

первичное новообразование и сателлитные опухоли в радиусе 5 см от него;

локальный рецидив опухоли в радиусе 5 см от места иссечения первичного очага;

метастазы локализуются на расстоянии более 5 см от первичного очага, но в области местного (первичного) лимфооттока. Стадия II – поражение регионарных лимфатических узлов. Стадия III – генерализованное поражение.

ДИАГНОСТИКА Каждое пигментное новообразование у людей старше 20–30 лет должно обследоваться с подозрением на меланому. Разработан ряд методик исследования, основанных на различных подходах к решению данной проблемы. Это индикация опухоли радиоактивным фосфором;

термодифференциальный тест;

электрометрический способ;

определение моноклональных антител (S-300), меченных радиоактивной меткой (лимфосцинтиграфия);

цитологические, гистохимические и другие исследования. К сожалению, многие из этих методов слишком дорогостоящи, а некоторые просто недоступны у нас в стране из-за отсутствия подготовленных специалистов. Отдельно следует выделить эксцизионную биопсию, которая может служить реальным объективным методом верификации диагноза в нашей стране.

Опухоли кожи Индикация опухоли радиоактивным фосфором Интенсивное избирательное накопление радиоактивного фосфора в ткани растущей злокачественной опухоли связано с тем, что фосфор является составной частью нуклеиновых кислот. Его обмен в опухолевой ткани повышен, в силу этого данный тест применяют в клинической практике, причём использование его не только может иметь диагностическое значение, но и позволяет оценивать эффективность проведённого лечения и тем самым в определённой степени предвидеть прогноз заболевания, а также выявить субклиническое распространение опухолевых элементов. Однако наряду с положительной оценкой данного теста имеется ряд сообщений об относительности его показателей.

Термодифференциальный тест Биологический тест, основанный на разнице температур между участком, поражённым опухолью, и симметричным участком здоровой кожи. Исследования проводят с помощью электротермометра путём измерения температуры каждого поражённого участа в 10 точках. В случае, когда средняя разница температур более 1 °С, полученные данные расценивают как положительные. Сочетание данного исследования с индикацией фосфором при совпадении показателей обоих методов повышает возможность установления правильного диагноза.

Цитологическое исследование Метод мазков-отпечатков нашёл широкое применение в диагностике меланомы кожи, особенно у нас в стране. Врачу, ставящему диагноз меланомы кожи, в основном необходимо базироваться на цитологическом заключении отпечатков или пункционной биопсии аспирата опухоли. Данный метод прост, высокоэффективен в определении характера поражения первичной опухоли и лимфатических узлов регионарных зон. Достоверность его составляет 94–96%. В настоящее время для диагностики микрометастатического поражения «сигнальных» лимфатических узлов широко используют метод интраоперационного цитологического исследования.

Биопсия Биопсия заслуживает особого внимания. Некоторые исследователи ранее считали, что биопсия при меланоме как метод диагностики и дифференциальной диагностики не имеет права на существование из-за высокой опасности провокации метастазирования, в том числе имплантационного. В настоящее время благодаря исследованиям, проведённым в Австралии и США, взгляд на эту проблему пересмотрен. К сожалению, некоторые клиницисты и в настоящее время придерживаются старых взглядов, что существенно отражается на ка Меланома честве лечения больных. Общеклиническая практика показывает, что нередко выполняют обезображивающую внешность, неоправданно расширенную операцию по поводу изъязвившегося пигментного невуса, ошибочно диагностированного как меланома. И наоборот, своевременно не верифицированный диагноз меланомы приводит к ранней смерти больного. Причиной таких ошибок служит, с одной стороны, незнание современных принципов диагностики, а с другой – некомпетентость в области пластической и реконструктивной хирургии. Критика биопсии, проводимой до хирургического лечения меланомы, не оправдана. Доказано, что биопсия с последующим лечением меланомы не влияет на 5- и 10-летнюю выживаемость пациентов. Согласно исследованиям Национальных институтов здоровья (США), ни один из методов хирургического лечения, в том числе электрокоагуляция и криодеструкция, при пигментированных образованиях кожи и слизистых оболочек не должен проводиться без документальной верификации диагноза онкологом. Таким образом, любое новообразование, манифестирующее как меланома, должно быть подвергнуто морфологическому исследованию с последующим лечением.

Эксцизионная биопсия Эксцизионную биопсию рекомендуют при образованиях диаметром менее 1,5 см с локализацией в анатомических областях, где резекция блока тканей не повлечёт за собой косметический дефект. Операцию можно производить как под местной инфильтрационной анестезией, так и под общим обезболиванием в зависимости от состояния здоровья и желаний пациента. Делают кожный разрез эллипсовидной формы, длинная ось которого должна проходить по направлению проекции сосудов лимфатического дренажа данной анатомической области, когда опухоль локализуется на туловище или конечностях. На голове и шее длинную ось разреза кожи из эстетических соображений следует располагать в естественных складках и снижать до минимума натяжение кожи для оптимального формирования рубца. Разрез должен проходить в подкожно-жировом слое, но ни в коем случае не проникать под собственную фасцию. Опухоль иссекают, отступя от её края на 2 мм, поскольку рекомендованный ранее отступ в 0,5–1 см недостаточен при злокачественном образовании и чрезмерен при доброкачественном. Если диагноз злокачественной меланомы подтверждается, то следующим шагом будет проведение Опухоли кожи повторного иссечения места биопсии с отступами от края, обусловленными толщиной опухоли. Доказано, что если в течение 1 нед после эксцизионной биопсии проводить радикальное хирургическое лечение, то это не влияет на выживаемость больных, т.е. проведение биопсии не сказывается отрицательно на прогнозе заболевания и не является стимулом для диссеминации опухоли. По более поздним данным, этот срок может быть увеличен до 21 дня (3 нед). Вместе с тем с общехирургической позиции, рану не следует держать открытой более 1 нед в связи с вероятным развитием в ней воспаления.

Инцизионная биопсия Инцизионная биопсия может быть рекомендована при пигментных опухолях больших размеров или таких, которые располагаются в зонах, где полное их иссечение создаст трудности с закрытием дефекта и может сопровождаться обезображиванием больного. Взятие кусочка ткани производят с обязательным захватом края новообразования таким образом, чтобы в объект исследования была включена граница здоровой и опухолевой ткани. Если диагноз меланомы или какого-либо другого злокачественного образования отвергается, то больному проводят щадящее комплексное лечение. Оно может включать в себя консервативные методы, лазеро-, крио-, электродеструкцию, а также иссечение и известные способы кожной пластики (встречные треугольные, выдвижные, ротационные, в том числе двухлепестковые, лоскуты, расщеплённые и полнослойные кожные трансплантаты, применение баллонных экспандеров). В случае, если диагноз злокачественной меланомы подтверждается, производят радикальную операцию с пластическим замещением дефекта. Данный вид биопсии даёт возможность хирургу спланировать лечение больного, исходя из гистологического диагноза. Отрицательная сторона этого метода – вероятность невключения в изучаемый кусочек ткани наиболее глубокой части опухоли. Окончательное решение о выборе способа лечения необходимо принимать лишь после исследования операционного материала.

Биопсия подногтевого новообразования Меланома Биопсия подногтевого новообразования подразумевает проведение инцизионной биопсии в сочетании с удалением всей ногтевой пластинки или с формированием в ней «окна». Пункционную биопсию матрикса ногтя считают неадекватной. Поскольку толщина опухоли данной анатомической области не имеет определяющей диагностической ценности, биопсию новообразования на всю глубину не рекомендуют. Обязательной является психологическая подготовка больных к исследованию и лечению, которая иногда требует участия психолога. В США практикуется проведение всего обследования больного (в том числе цито- и гистологического) одним лечащим онкологом. На этапе замещения дефекта (при установленном диагнозе) рекомендуют прибегать к помощи пластического хирурга.

Принципы проведения биопсии Выделяют следующие принципы проведения биопсии. При использовании местной анестезии инъекционная игла никогда не должна вводиться в пигментное новообразование или под него. Иссечение следует производить в форме эллипса, расположенного по длинной оси возможного последующего широкого иссечения ткани (при верификации диагноза меланомы) и в то же время по направлению проекции лимфатического дренажа (регионарных лимфатических узлов). Круговое иссечение может спровоцировать неверный результат измерения толщины опухоли по Breslow или даже сделать невозможным морфологическое исследование. В этой связи подобное иссечение не должно иметь место при взятии биоптата. Образование удаляют, отступя от края на 2 мм, как это требуется при иссечении доброкачественной опухоли. Гистологическое исследование по принципу cito замороженных срезов, несомненно, даёт преимущество немедленного ответа, но вероятность ошибок здесь достаточно высока (до 20%). Необходимость в пункционной биопсии регионарных лимфатических узлов с цитологическим исследованием аспирата возникает при установлении стадии уже выявленной меланомы кожи. Её производят только у пациентов с пальпируемыми регионарными лимфатическими узлами. В США существует стандартизованный подход в диагностике меланомы, который предполагает следующие диагностические процедуры. Сбор анамнеза. Осмотр пациента. Клинические лабораторные методы обследования, включая исследование биохимического профиля печени. Рентгенологическое исследование груди. КТ при II–III стадии заболевания, а также радиоизотопное исследование костей, головного мозга и печени.

Опухоли кожи Заключение о результатах исследования должно включать сведения по следующим позициям: Краткий анамнез больного. Диагноз. Глубина инвазии/толщина опухоли (в мм). Края (насколько опухоль распространяется шире поражения кожных покровов). Тип меланомы. Стадия по Clark (I–V). Изъязвление (присутствует/отсутствует). Регрессия (присутствует/отсутствует). Предшествующее повреждение, в том числе предрак (присутствует/отсутствует). Сателлиты (присутствуют/отсутствуют). Ангиолимфатическая инвазия (присутствует/отсутствует). Митотическая активность. Иммунный ответ (лимфоцитарная инфильтрация). Направление прорастания (радиальный или вертикальный рост).

ЛЕЧЕНИЕ Метод лечения меланомы кожи в значительной мере зависит от особенностей её роста и стадии заболевания. В настоящее время используют следующие виды лечения: хирургическое, химиотерапию, лучевую терапию, биологическую терапию (иммунотерапию). Согласно данным Национального института рака (США), в зависимости от стадии меланомы лечение может быть следующее. 0 стадия меланомы. Иссечение опухоли с захватом 0,5–1 см здоровой ткани в амбулаторных условиях. I стадия меланомы. Органосохраняющее повторное иссечение опухоли после биопсии в амбулаторных условиях. Широкое удаление опухоли в условиях стационара (отступя от края на 1–2 см: рТ1 – 1 см, рТ2 – 2 см). При формировании обширного дефекта кожи применяют лоскуты и трансплантаты. Иногда иссекают прилежащие к опухоли лимфатические узлы. II стадия меланомы.

Меланома Широкое иссечение опухоли (рТ3–4 – 3 см) в сочетании с исследованием регионарных лимфатических узлов на наличие метастазов. Широкое удаление меланомы и регионарных лимфатических узлов как в один, так и в два этапа. Сочетание широкого удаления опухоли с общей поддерживающей терапией (химио- или иммунотерапия). Сочетание широкого удаления опухоли с местной химиотерапией (изолированная артериальная перфузия). Применяют при поражениях конечностей. III стадия меланомы. Широкое хирургическое удаление опухоли (отступя от края на 3 см) в сочетании с иммунотерапией или без неё, пластическое закрытие образовавшегося дефекта, регионарная лимфаденэктомия. Сочетание широкого удаления опухоли с общей адъювантной терапией, регионарная лимфаденэктомия. Сочетание широкого удаления опухоли с местной химиотерапией, регионарная лимфаденэктомия. IV стадия меланомы. Симптоматическая лимфаденэктомия, препятствующая метастазированию. Паллиативная лучевая терапия. Общая химиотерапия и/или биологическая терапия. Рецидивы меланомы. Нет стандартного лечения. Оно зависит от многих факторов: предыдущего лечения, локализации и др. Обычно это химиотерапия или иммунотерапия. Хирургическое лечение показано при росте опухоли в виде плоского пятна или её возвышении над уровнем кожи без инфильтрации подлежащих тканей в I, II и III стадиях заболевания.

ХИРУРГИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ На протяжении многих лет вопрос о хирургическом лечении меланомы оставался открытым. Окончательного решения нет и в наши дни. Некоторые ранние публикации содержали рекомендации по лечению меланомы, основанные на догадках и предположениях. При этом они были не подкреплены опытом лечения больных. Практиковавшиеся ранние способы широкого иссечения опухоли хотя и излечивали часть больных, но порой делали невозможной их дальнейшую трудовую деятельность, а также значительно снижали их социальную адаптацию. Такие люди, здоровые физически, по Опухоли кожи лучали большую психологическую травму от выраженного эстетического дефекта как следствие калечащей операции. Задача современной терапии – не только полное излечение больного, но и улучшение качества его жизни. После верификации диагноза меланомы можно планировать её хирургическое лечение. Как отмечалось ранее, если оперативное лечение опухоли проводят в течение 1 нед после взятия биопсии, то это никаким образом не отражается на выживаемости больных. В том случае, когда широкое иссечение опухолей производят позднее этого срока, прогноз заболевания может ухудшаться. Следует также иметь в виду, что предлагаемый трёхнедельный срок между этапами биопсии и широким иссечением опухоли повышает риск неспецифических местных послеоперационных осложнений со стороны раны.

Лечение первичной меланомы К стандартам лечения можно отнести лишь те методы, преимущества которых доказаны. В силу ряда биологических особенностей, присущих меланоме кожи, разработка единых стандартов лечения этой опухоли сталкивается с объективными трудностями. Протоколы химиотерапии и иммунотерапии, рандомизированные на основе действующей классификации, нередко дают противоречивые результаты, причиной которых является неадекватная стратификация исходного материала. Существующая международная классификация не отражает такие важные прогностические факторы, как толщина и изъязвление опухоли, наличие микрометастазов в клинически не изменённых лимфатических узлах, число поражённых узлов, локализацию отдалённых метастазов и уровень ЛДГ в сыворотке крови [3]. К примеру, 5-летняя выживаемость больных меланомой III стадии колеблется от 69% при отсутствии изъязвления до 13% при изъязвленной меланоме [3]. Вместе с тем многие вопросы, дебатировавшиеся в предыдущие годы, в частности об объёме хирургического иссечения первичной опухоли, нашли окончательное решение на основе крупных многоцентровых рандомизированных исследований и в настоящее время могут рассматриваться в качестве стандартов лечения. Стадия 0 – pTisN0M0 – меланома in situ (атипическая меланоцитарная гиперплазия, неинвазивная меланома – I уровень по Clark). Принципиально допустима минимальная эксцизия при условии, что края резекции при гистологическом исследовании препарата свободны от опухоли. На практике стандартом является иссечение до 1 см от видимого края опухоли.

Меланома Опухоли кожи Стадия I – pT1N0M0 или pT2N0M0 Стандарт лечения меланомы pT1 (опухоль толщиной менее 0,75 мм – II уровень по Clark) – иссечение опухоли на расстоянии 1 см от края опухоли [17]. При pT2 (опухоль толщиной 0,75–1,5 мм – III уровень по Clark) необходимо иссекать опухоль на расстоянии 2 см от видимого края. Два рандомизированных исследования показали, что меланомы промежуточной толщины (0,75–4,0 мм) нуждаются в иссечении не более 2 см [11, 20]. Установлено, что иссечение таких опухолей на расстоянии 2 см от видимого края по сравнению с более широкой эксцизией (4–5 см) не влияет на частоту местных рецидивов, отдалённых метастазов и выживаемость при медиане наблюдения 6 лет. Сокращение объёма иссечения прилежащих тканей с 4 до 2 см сопровождается значительным снижением частоты использования свободной кожной пластики для закрытия образующихся дефектов (с 46 до 11%;

p < 0,001) и сокращением сроков пребывания в стационаре [20]. Эффективность лимфаденэктомии при меланоме I и II стадии была изучена в протоколе меланомной группы ВОЗ. В протокол были включены 553 пациента с меланомами дистальных 2/3 конечностей I и II стадии. 286 (52%) пациентов были подвергнуты широкому иссечению первичной опухоли и послеоперационному наблюдению за состоянием лимфатических узлов. У 267 (48%) больных было выполнено широкое иссечение опухоли с одномоментной лимфаденэктомией. Статистически значимых различий в выживаемости при наблюдении за больными в сроки до 14 лет не получено [23, 25]. Стадия II – pT3N0M0 (опухоль толщиной 1,5–4 мм, IV уровень по Clark). Стандарт – иссечение на расстоянии 2 см от края опухоли, что доказано результатами указанных нами для рТ2 двух рандомизированных протоколов [11, 20]. Хотя профилактическую лимфаденэктомию часто производят при рТ3, в нескольких проспективных рандомизированных исследованиях не удалось показать улучшения выживаемости для пациентов, перенёсших такие операции при меланомах конечностей [5, 21, 23– 25]. Для оценки эффективности адъювантной химиотерапии при меланоме кожи II и III стадии меланомной группой ВОЗ было проведено рандомизированное проспективное исследование (протокол № 6). 192 больных в послеоперационном периоде получали DTIC в дозе 200 мг/м2 в 1–5-й день каждые 4 нед в течение 24 нед. Безрецидивная и общая выживаемость этих больных не отличалась от таковых в контрольной группе, получавшей плацебо.

Меланома Большой интерес представляют данные клинических протоколов по низкодозной адъювантной иммунотерапии при меланомах II стадии. Проведённое во Франции рандомизированное исследование включало 499 больных с толщиной опухоли более 1,5 мм и без метастазов в лимфатических узлах. 244 пациента получали интерферональфа-2а в дозе 3 млн МЕ подкожно 3 раза в неделю в течение 18 мес [6]. Авторы отмечают достоверное удлинение безрецидивного периода в группе леченых больных и явную тенденцию к улучшению общей выживаемости. Так, смертность после 3 лет наблюдения в основной группе составила 13%, в контрольной – 21%. Аналогичный дизайн протокола был использован Австрийской онкологической группой [19]. В проспективное рандомизированное исследование были включены 311 больных меланомой II стадии, из них 154 получали интерферон-альфа-2а в дозе 3 млн МЕ 3 раза в неделю в течение 12 мес. 157 пациентов составили контрольную группу. Средний срок наблюдения в этом исследовании был 41 мес. Авторы зафиксировали статистически значимое по сравнению с контролем увеличение безрецидивной выживаемости у больных, получавших интерферон. Серьёзная попытка внести ясность в проблему профилактического лечения интерферонами была предпринята меланомной группой EORTC [8]. В 1996 г. ею было инициировано проспективное рандомизированное исследование (протокол № 18952). Изучалась эффективность и переносимость двух схем адъювантной иммунотерапии у 1418 больных меланомой кожи II–III стадии. Пока это самое крупное исследование по числу включенных больных. В группе А (565 больных) интерферон вводили первые 4 нед подкожно ежедневно по 10 млн МЕ и далее 3 раза в неделю до 1 года. В группе В (567 больных) применялась такая же индукционная схема, затем интерферон вводили по 5 млн МЕ 3 раза в неделю в течение 2 лет. Контрольную группу составили 286 больных. Суммарная доза интерферона в обеих схемах лечения составила 1760 млн МЕ. Лечение хорошо переносилось больными: токсичность III и IV степени наблюдалась только у 2% больных. Небольшой срок наблюдения не позволяет оценить общую выживаемость, однако наибольшая продолжительность безрецидивного периода зафиксирована в группе В у больных со II стадией. Стадия III – pT4N0M0 или любое pTN1–2M0 Лечебный стандарт при меланомах рТ4 (толщина опухоли более 4 мм, V уровень инвазии по Clark или наличие сателлитов) – широкое иссечение первичной опухоли на расстоянии 3 см и более от края. При необходимости выполняют пластическое замещение Опухоли кожи образующегося дефекта кожи. Эффективность профилактической лимфаденэктомии при отсутствии метастазов в лимфатических узлах в рандомизированных исследованиях не доказана. Следует подчеркнуть, что на сегодняшний день своеобразным стандартом оценки состояния лимфатического коллектора при отсутствии клинических признаков его поражения становится выполнение биопсии лимфатического узла первого эшелона (a sentinel node biopsy). При наличии метастазов в лимфатических узлах (N1–2) стандартом лечения считают широкое иссечение первичной опухоли (3 см и более) в сочетании с регионарной лимфаденэктомией. Многоцентровое рандомизированное контролируемое исследование, инициированное Восточной кооперативной онкологической группой (ECOG), показало, что применение интерферона-альфа2b в максимально переносимых дозах обеспечивает значительное удлинение безрецидивного периода и общей выживаемости по сравнению с отсутствием адъювантной терапии [11, 20]. Этот протокол включал 280 пациентов с высоким риском рецидива после хирургического лечения (III стадия). Медиана выживаемости у больных, получавших интерферон, была 3,8 года по сравнению с 2,7 года в контроле. В последующем исследовании (протокол № 1690) проводили сравнение высокодозного режима введения интерферона-альфа-2b (20 млн МЕ в неделю) с низкодозным режимом (9 млн МЕ в неделю) и группой, не получавшей адъювантную терапию. В протокол вошли 642 пациента, для которых медиана наблюдения составила 52 мес. Предварительные результаты свидетельствуют о значительном удлинении безрецидивного периода при использовании высоких доз интерферона по сравнению с контролем, но не в группе пациентов, получавших интерферон в низкой дозе. Ни высокодозный режим, ни введение препарата в низкой дозе не дали существенного выигрыша в общей выживаемости по сравнению с наблюдением Kirkwood J. и соавт. (2000). Отмечена чрезвычайно плохая переносимость и выраженная токсичность высокодозного режима введения: более чем у 2/3 больных имелись проявления токсичности III и IV степени. У половины больных пришлось уменьшить первоначально запланированную дозу. Наиболее частыми побочными явлениями были гриппоподобные симптомы, анорексия, симптомы нейро- и гематологической токсичности. В итоге только 60% больных были в состоянии продолжить лечение. Анализ этих двух протоколов свидетельствует, что адъювантное использование интерферона в высоких дозах способствует улучше нию результатов хирургического лечения больных меланомой II– III степени за счёт удлинения безрецидивного интервала, но не влияет на выживаемость [12]. В то же время пока преждевременно рассматривать высокодозный режим в качестве стандартной адъювантной терапии для всех пациентов ввиду его высокой токсичности. С целью изучения эффективности адъювантной высокодозной химиотерапии в сочетании с аутологичной трансплантацией костного мозга при меланоме с множественным метастатическим поражением регионарных лимфатических узлов в США было проведено проспективное рандомизированное исследование [15]. В исследование были включены 39 пациентов с метастазами в 5 и более лимфатических узлах, 19 из которых сразу же после рандомизации в течение 4 дней получали высокодозную химиотерапию (циклофосфан 5625 мг/м2, цисплатин 165 мг/м2 и BCNU 600 мг/м2), через 3 дня после которой выполнялась реинфузия аутологичного костного мозга. Контрольная группа состояла из 20 пациентов, находившихся под наблюдением до возникновения рецидива заболевания. Медиана безрецидивного периода в группе, получавшей химиотерапию, составляла 35 нед, в то время как в контрольной – лишь 16 нед. Различий в общей выживаемости не получено. Cтадия IV – любое pT, любое N, M1 Несмотря на малую чувствительность диссеминированной меланомы к химиотерапии, стандарт лечения этой опухоли – системная химиотерапия. Объективные ответы на дакарбазин (DTIC) и производные нитрозомочевины кармустин (BCNU), ломустин (CCNU) не превышают 20–25% [14]. У большинства больных длительность ремиссий составляет от 3 до 6 мес, хотя в отдельных случаях наблюдают и более продолжительные ремиссии. Одним из перспективных препаратов для лечения диссеминированной меланомы кожи является Мюстофоран (фотемустин). Препарат относится к группе нитрозопроизводных и способен проникать через гематоэнцефалический барьер. В рандомизированном клиническом исследовании III фазы была показана более высокая эффективность в сравнении с дакарбазином (оба препарата использовались в качестве первой линии лечения). В исследовании участвовали 229 больных диссеминированной меланомой кожи с метастазами различной локализации. Анализ результатов исследования позволил установить, что частота объективных ответов при использовании фотемустина выше, чем при лечении дакарбазином (15,2 и 6,8%, р=0,040).

Меланома Следует отметить, что полный регресс опухолевых очагов в обеих лечебных группах был зарегистрирован при проведении поддерживающих курсов химиотерапии (два случая полной регрессии на 134-й и 218-й день терапии фотемустином и один – на 145-й день лечения дакарбазином). Что касается эффективности цитостатиков в отношении опухолевых очагов различной локализации, то эффективность мюстофорана в сравнении с дакарбазином при метастазах в лимфатические узлы (15,9 и 0%) и висцеральных метастазах (12,1 и 6,3%) к концу индукционного курса оказалась выше. В исследовании использовали метод независимого анализа и оценки результатов рентгенологических исследований. У больных с метастазами в головной мозг терапия дакарбазином была не эффективна. В период исследования среди пациентов, не имевших метастазов в головной мозг к моменту начала терапии, в последующем у 16 больных, получавших фотемустин, и у 21 пациента, получавших дакарбазин, выявлены метастазы в головной мозг. Медиана времени до развития метастазов в головной мозг была примерно в 2 раза длительнее в группе фотемустина – 22,7 мес, чем при терапии дакарбазином – 7,2 мес (р=0,059). Таким образом, хотя использование фотемустина не предотвращает развития метастазов в головной мозг, отмечена тенденция к увеличению времени до их появления. В многоцентровом рандомизированном исследовании III фазы установлено, что использование фотемустина в химиотерапии первой линии у больных диссеминированной меланомой позволяет повысить частоту объективных ответов, показатели общей выживаемости и времени до развития метастазов в головной мозг по сравнению с использованием дакарбазина. В исследовании не установлено различий между лечебными группами по переносимости и качеству жизни. Таким образом, в настоящем исследовании подтверждена высокая эффективность фотемустина как средства химиотерапии первой линии при диссеминированной меланоме кожи1.

Опухоли кожи Avril M.F., Aamdal S., Grob J.J. et al. Сравнительная оценка эффективности фотемустина и дакарбазина у больных диссеминированной меланомой. Клиническое исследование III фазы // J. Clin. Oncol. – 2004. – Vol. 22. – Р. 1118–1125.

Меланома Наряду с монотерапией находят применение многокомпонентные схемы с включением химиотерапевтических препаратов с минимальной в отношении меланомы самостоятельной активностью, таких, как винкаалкалоиды, производные платины и таксаны [14]. II фаза рандомизированного исследования трёхкомпонентных схем химиотерапии по сравнению с монотерапией показала повышение частоты объективных ответов с 25 до 45% [14]. Рандомизированные протоколы, сравнивающие эти схемы с монотерапией дакарбазином, непостоянно демонстрируют преимущество многокомпонентных схем, хотя эти протоколы включают ограниченное число наблюдений и имеют недостаточную чувствительность для выявления небольших, но клинически значимых различий в ответах и выживаемости. Добавление тамоксифена к трёхкомпонентной комбинации цисплатин, CCNU и DTIC продемонстрировало высокую частоту ответов во II фазе исследований с 20% полными ремиссиями в нескольких протоколах [1]. Однако III фаза протокола, сравнивающая эти 3 химиопрепарата в сочетании с тамоксифеном и без него, не показала эффективности добавления тамоксифена [1]. Другой протокол, сравнивающий монотерапию дакарбазином с трёхкомпонентной химиотерапией плюс тамоксифен, не выявил каких-либо преимуществ комбинированного режима по сравнению с монотерапией [16]. Два рандомизированных исследования по биотерапии диссеминированной меланомы показали, что наиболее активными являются интерферон-альфа (IFN-A) и интерлейкин-2 (IL-2). Ответ на IFN-A находился в пределах 8–22%, и длительное его введение ежедневно или 3 раза в неделю оказалось более эффективным, чем один раз в неделю или по интермиттирующим схемам [14]. Частота ответов на IL-2 примерно такая же, как при использовании IFN-A, и колеблется в диапазоне 10–20%. Включение в протоколы лимфокин-активированных клеток-киллеров, аутологичных лимфоцитов, активированных ex vivo IL-2 и туморинфильтрирующих лимфоцитов, полученных из опухолевых культур в присутствии IL-2, также не повысило частоту положительных ответов или длительных ремиссий в такой степени, чтобы оправдать сложность и высокую стоимость этой терапии. II фаза исследования, сравнивающего комбинации IFN-A и IL-2, продемонстрировала высокую частоту ответов, но фаза III этого исследования, сравнивающая комбинацию IFN-A и IL-2 с одним IL-2, у 85 пациентов не доказала эффективность такой комбинации. Сочетания химио- и биотерапии (химиоиммунотерапия) также были тестированы в сравнении только с химиотерапией в 4 неболь ших исследованиях фазы III. Комбинации DTIC с IFN-A против монотерапии препаратом DTIC в различных группах показали противоречивые результаты [1]. Начат аналогичный более крупный протокол, результаты которого ещё не опубликованы. Отмечено, что токсические эффекты возрастали в группах, получавших IFN-A [9]. В нескольких исследованиях фазы II испытывали комбинацию IL-2 с цисплатином с обнадёживающими результатами, но данные, свидетельствующие об улучшении выживаемости, пока отсутствуют [2, 7]. Полихимиотерапия в комбинации с Ронколейкином позволяет достичь объективного регресса опухоли в течение 20 месяцев и увеличить показатель медианы выживаемости до 79 мес1–3.

Pages:     | 1 |   ...   | 7 | 8 || 10 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.