WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«Центр Родительской Культуры Москва 1994 г. ...»

-- [ Страница 2 ] --

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Первый час и после Первый час после родов — очень важное время для матери и малыша. Оно может до некоторой степени определить, как ребенок будет относиться к матери, что, в свою оче редь, может повлиять на его отношения с другими людьми и с миром, его окружающим. Этот критический период после родов может сильно повлиять на способность человека любить и вообще испытывать привязанность. Поэтому мы особенно стараемся создать теп лую и поддерживающую атмосферу, которая благоприятствует возникновению интимно сти в отношениях между матерью и ребенком в это время. Как я уже описывал, большинство жен щин в Питивьере рожают в положении на корточках с поддержкой. Акушерки в нашей клинике не дотрагиваются до промежности и не поддерживают головку ребенка в момент ее выхода. После того как головка появляет ся и сама собой поворачивается, задача со стоит в том, чтобы просто поддержать ребен ка, чтобы он не упал на пол. После рождения мать, которая до сих пор полусидела на кор точках, просто садится на пол. Многие жен щины в этот момент садятся, держа спину прямо. Когда мать села, мы кладем ребенка между ее коленями в "безопасное положе ние", то есть на живот, повернув голову на бок. В этом положении, даже если ребенку попала жидкость в рот и у него еще не сфор мировался достаточно действенный рефлекс, защищающий дыхательные пути, гравитация предотвращает проникновение этой жидкости в легкие. Ребенок лежит в такой позе всего несколько секунд, ровно столько, чтобы энер гично вскрикнуть, сделать несколько глубо ких вздохов, покашлять и почихать, порозо веть и напрячь мышцы своего тельца. В ком нате очень тепло, но если необходимо, мы накрываем малыша одеялом. Затем мать бе рет ребенка на руки. Их все еще соединяет пуповина, и положение сидя делает эту связь максимально богатой и полной. Все тельце ребенка соприкасается с телом и руками ма тери. Они почти сразу смотрят друг другу в лицо, и напряженность этого момента чувст вуют все свидетели этой сцены. Мамы часто отвечают на плач малышей звуками любви и простыми словами: так начинается их диалог. Отец малыша, если он присутствует в этот момент, обычно бывает захвачен эмоциями и часто плачет. Фотоаппарат чаще всего лежит забытый в углу. Если кто и вспомнит, что хорошо бы их всех сфотографировать, — так это акушерка. В родильной комнате нет ча сов. Мы не спешим. Никому не приходит в голову заметить точное время рождения ре бенка, первого его вдоха, если только роди тели, заинтересованные астрологией, не по просят об этом. Вечно занятые профессиона лы в нетерпении перейти к следующему эта пу своей работы часто стараются, чтобы эти самые первые минуты после рождения про шли быстрее, и торопят события. Для нас же это самые драгоценные минуты. Это время, когда потерять ничего нельзя, а приобрести мать и ребенок могут очень очень много, если дать им побыть в покое наедине друг с дру гом. С одной стороны, мы знаем, что длитель ный телесный контакт и, в частности, соса ние ребенком материнской груди, очень эмо ционально переживаемое матерью, на самом деле стимулирует ее гормональный обмен. Выделяющиеся в это время гормоны, в свою очередь, вызывают дальнейшие сокращения матки, необходимые для естественного отде ления плаценты. Плацента может родиться в момент первого прикосновения матери к ре Scan and layout by Victor Figurnov — Page Мама из Англии Меня приподняли с пола, на котором я си дела, перед последней схваткой, и малышка родилась, как мне показалось, за две потуги. Она как бы выскользнула под своим собствен ным весом. В родильной комнате я совсем не задумывалась о том, чтобы как то особенно дышать, или тужиться, — я просто делала то, что мне казалось необходимым, чтобы ро дить ребенка. Когда ребенок появился на свет, меня снова опустили, и я села на пол. Доктор Оден поднял малышку и сразу же дал ее мне со словами: "Вот твой ребенок". Я не забуду этих слов, пока живу. Меня оставили наедине с ма лышкой, чтобы я могла подержать ее на руках и познакомиться с ней. Первым чувством была потребность взять ее на руки, потом я по смотрела, девочка это или мальчик: это была маленькая девочка, и я очень хорошо помню чувство открытия, которое испытала в этот момент. Для меня это было скорее привилеги ей, чем правом, потому что во время предыду щих двух родов врачи не позволяли всего этого. Я повторяла слово "здравствуй", охваченная радостью знакомства с нею. Никто не мешал нам. Никто не порывался забрать ее у меня.

"Безопасное положение" бенку, а бывает и так, что для этого требует ся более длительное время: полчаса и боль ше. В этом случае нет смысла торопиться. Более важно, чтобы она отошла легко, чем быстро;

чем более постепенно это произой дет, тем меньше риск кровотечения. Когда женщина чувствует схватки, свидетельст вующие об отделении плаценты, ее внимание, естественно, на некоторое время несколько отвлекается от ребенка. Она, возможно, за хочет лечь, держа ребенка на руках;

в этом случае ей лучше всего лечь на левый бок, чтобы не пережать нижнюю полую вену. Она также может снова сесть на корточки во время схватки. Иногда можно нажать на жи вот над лобковой костью, чтобы проверить, отделилась ли плацента (если пуповина не втягивается обратно, плацента готова ро диться). Однако это вызывает боль и непри ятные ощущения и редко бывает необходимо. В большинстве случаев рождение плаценты происходит без всякого вмешательства. Мы никогда не настаиваем на каком то определенном моменте перерезания пупови ны. Пока мать и ребенок наслаждаются об щением, нет необходимости перерезать пупо вину, если она достаточно длинная, чтобы мать могла свободно держать ребенка на ру ках. Если же мы делаем это до рождения плаценты, мы не всегда считаем необходи мым применять зажим. Можно просто пере вязать пуповину ближе к ребенку. В любом случае мы никогда не пережимаем ее на по ловине матери, поскольку есть основание считать, что это задерживает отделение пла центы.

Мама из Соединенных Штатов Войдя в родильную комнату, я почувство вала, что начинается очередная схватка. Я присела на корточки и облокотилась на кро вать. Я потужилась на этой схватке, и ото шли воды. Моя трехлетняя дочка Алисса вскрикнула от удивления: она этого не ожида ла. Доктор Оден тихо объяснил ей по английски, что ребенок родится очень скоро. Я потужилась, и показалась макушка ребенка. Я отдохнула;

потом, на следующей схватке, еще потужилась. Наконец, в третий раз. Я почув ствовала, что как бы катаюсь летом на вол нах в Нью Джерси, как это было, когда я учи лась в высшей школе: волны были высокие, и самые высокие шли по три подряд. Все это время доктор Оден тихо разговаривал с Алис сой, объяснял ей: да, это головка маленького, смотри, вот волосики, а вот он и родился. С этой схваткой Женевьева родилась. Ее положили на пол, потом мне помогли сесть. Я взяла ее на руки, и она тотчас же стала ты каться мне в грудь. Через несколько минут принесли маленькую ванночку, и я сама иску пала ее, ванночка стояла между ногами, и пу повина еще не была перерезана. Алисса и Джордж тоже помогали. Затем пуповину пе режали, и Джордж перерезал ее. Акушерка достала малышку из воды, взвесила, одела и Scan and layout by Victor Figurnov — Page дала ее подержать Алиссе. Алисса была вне себя от радости: она так хотела маленькую сестренку. Когда Женевьева начала капризни чать, Алисса сказала: "Мама, тебе лучше ее покормить". Примерно через тридцать минут после рождения ребенка Джордж взял Женевь еву на руки, а акушерки помогли мне встать на корточки и поддержали, пока рождалась плацента.

Мама из Дижона Две мощные потуги — и Амели появилась на свет. Она вылетела из меня, как ядро из пуш ки, и приземлилась, грациозно изогнувшись, на теплые пеленки, которые держала акушерка. Она так быстро выскочила, что на долю секунды я подумала, что она упала на пол. Это произошло в пятнадцать минут второго ночи. Акушерка положила ее мне на живот. Я устало села на пол, в свою собственную кровь. Атлетический подвиг, который я только что совершила, абсолютно лишил меня сил. Я все повторяла одно и то же: "Она моя? Она действительно моя? Амели, все позади, мы прошли через это". Я начала рассматривать мою малышку, это крохотное существо, ко торое столько времени беззвучно пихало меня изнутри. Первое, на что я обратила внимание, — это была девочка. Я была счаст лива: все время беременности я надеялась, что будет девочка. Потом я стала внимательно рассматривать ее личико. Ее красивые, четкие черты лица были слегка освещены улыбкой. Она была маленькая и такая хорошенькая. Мы просто не могли оторвать от нее глаз.

Иногда, или до или после рождения пла центы, мы ставим рядом с матерью малень кую ванночку с теплой водой, чтобы она мог ла искупать своего малыша. Однако это не обязательная процедура;

новорожденным в первую очередь нужны руки матери.

Нас иногда спрашивают, почему мы купа ем детей через столь короткое время после рождения. А мы действительно не можем от ветить, потому что нас как будто спрашива ют: "Зачем вы доставляете ему это удоволь ствие?". Тому, кто когда нибудь видел ново рожденного, лежащего в ванночке с широко открытыми глазами, счастливого, познающе го этот мир, не придет в голову задавать по добные вопросы. Конечно, купание имеет также положительный физиологический эф фект: это действенный и приятный способ стимуляции кожи ребенка. Техника купания — не самое главное;

опытные руки профессионала, может быть, лучше знают, как поддержать шею ребенка, а не голову, как уверенно погрузить в воду его шею и уши, но руки родителей, конечно, предпочтительнее. Кроме того, наш акцент на купании новорожденного именно матерью ставит под сомнение обычное для традицион ного акушерства убеждение, что рожающая женщина пассивна. Мы можем видеть такой подход и у Лебуае, где женщина рожает на спине, а ребенка купает врач, акушерка или отец. Здесь купание становится еще одной процедурой, разлучающей мать и ребенка: оно рассматривается как компенсация, кото рую ребенок получает за разлуку с матерью, возвращаясь в нежное водное тепло, окру жавшее его в материнском чреве долгие ме сяцы. Для нас купание имеет совсем другое значение: это то, что мать делает сама, это продолжение тесного контакта с ребенком. Я осознал эту разницу на конференции, когда фильм Лебуае "Роды" был показан после сня того в Питивьере фильма о купании новоро жденного матерью. Аудитория отрицательно прореагировала на купание у Лебуае, усмот рев в этой сцене пренебрежение к матери. Возможно, если бы фильмы были показаны в хронологической последовательности (сначала фильм Лебуае), аудитория увидела бы, что мы просто развили дальше его плодо творные идеи. На самом деле работа Лебуае, в конечном счете, сделала нас более чувстви Scan and layout by Victor Figurnov — Page тельными к обращению с новорожденными. После купания и перерезания пуповины мы, например, взвешиваем ребенка, но нико гда не измеряем его рост в это время;

Лебуае отмечает, что эта процедура требует вызы вающего болезненные ощущения и совсем не обязательного в это время растягивания по звоночника ребенка и дает очень приблизи тельные результаты. После взвешивания мы одеваем ребенка. Теперь мама снова берет своего малыша на руки, и он, или снова или впервые, начи нает сосать грудь. Все дети начинают сосать в разное время. Это может произойти сразу после рождения, через полчаса, через час. Обычно сосательный рефлекс появляется в течение часа, и можно видеть, как ребенок вертит головой, стараясь поймать сосок. Для того, чтобы ребенок начал сосать в родильной комнате, нам необходимо создать такие условия, которые стимулировали бы полное проявление его чувств. Новорожден ному легче сосать, когда мать сидит с прямой спиной, чем когда она отклоняется назад, по тому что в этом положении ребенку легче взять сосок. Желательно также, чтобы ручки ребенка были свободны и он мог ими двигать. Некоторое время назад мы заворачивали но ворожденных в одеяльца, считав, что одева ние после купания надолго отделяет их от матерей. Вскоре мы, однако, заметили, что эти дети в основном начинают сосать позже, и поняли: это было связано с тем, что они не могли ручками притрагиваться к материнской коже. Все чувства важны для возникновения ранней привязанности. Новорожденные, воз можно, формируют первые связи с матерью на основе запаха, поэтому больничные запахи антисептиков могут задерживать проявление сосательного рефлекса. Так же отрицательно может сказываться и присутствие на родах большого числа людей. Важнее всего — спо койная обстановка. Чем меньше людей, чем меньше шума, тем легче матери и ребенку общаться друг с другом. Поскольку дети от крывают глаза, когда сосут, свет в комнате должен быть мягким, чтобы не испугать ре бенка. Стоит отметить, что основные потреб ности рожающей женщины — полумрак, спокойная обстановка, тепло — те же, что и у новорожденного. Видевшие эту сцену тысячу раз, мы на блюдаем ее все с тем же нескончаемым инте ресом. Не только новорожденные знают, как искать и найти грудь матери почти мгновен но, но и матери знают, как себя вести: они инстинктивно делают все, чтобы помочь ре бенку сосать. Они обычно садятся, выпрямив спину, прижимают ребенка к груди, смотрят ему в глаза и водят соском вокруг рта, пока он не окажется во рту у малыша. Иногда да же мамы, которые не намеревались кормить грудью, начинают кормить сразу после родов и даже не вспоминают, прежде чем пройдет несколько часов, что они собирались вы кармливать ребенка из бутылочки. Последовательность событий лишь немно гим отличается в тех случаях, когда ребенок рождается в воде — это особое событие в Питивьере. Очень трогательное зрелище — ребенок, плывущий к поверхности воды. Я помню одного новорожденного, который вы плыл сам, без чьей либо помощи. Пуповина была очень длинной, и" мы видели, как ребе нок сам выплыл на поверхность! В случае водных родов комната не должна быть пере грета, так как контакт с прохладным возду хом хорошо стимулирует первые вдохи ре Scan and layout by Victor Figurnov — Page бенка, когда его вынимают из воды. До сего дня нам ни разу не приходилось прочищать дыхательные пути у детей, рожденных таким образом, и даже инфекций и осложнений бы вает у этих детей меньше. Обычно после вод ных родов мать становится на колени и при ветствует свое дитя в этом мире точно так же, как если бы она была на суше. Если ре бенку холодно, ничего нет проще, как орга низовать теплое купание сейчас же и здесь же. Но мы никогда не пытались продлить пребывание ребенка в воде сразу после рож дения, как это кое где практикуется. Новорожденному нужно человеческое те пло, ему необходимо быть на руках у матери и чувствовать ее ласковые прикосновения. И хотя некоторым женщинам хочется посидеть в воде подольше после рождения ребенка, мы считаем, что им лучше выходить из воды пе ред рождением плаценты, чтобы избежать вызывающего эмболию попадания воды в кровоток через открытые кровеносные сосу ды в матке. Первый час и последующий период жизни новорожденного стали объектом научного исследования только недавно. До 1930 х, 1940 х годов значение периода раннего дет ства понималось только психоаналитиками. Их интерес к этому периоду, однако, оста вался академическим и абстрактным. Они уделяли мало внимания самим матерям и но ворожденным, если вообще уделяли. Их вни мание было сосредоточено на символизме молока и груди, а значение удовлетворения голода для формирования связи мать ребенок преувеличивалось. Исключительная концентрация на этой потребности не давала им возможности заме тить, что ребенок имеет и другие потребно сти: например, потребность в общении. Этот момент был особо выделен в работе Конрада Лоренца и Николаев Тинбергена, опублико ванной в начале пятидесятых годов, которая впервые привлекла внимание читающих к этологии, науке о поведении животных. Все в то время слышали о гусятах Лоренца, кото рые, вылупившись, привязывались и относи лись, как к матери, к первому же большому телу, с которым они соприкасались, будь то бородатый мужчина или игрушечная гусыня из папье маше. Этология дала толчок появлению концеп ций "привязанности", "формирования связи", а также "критических", или "чувствитель ных", периодов — относительно коротких периодов жизни, во время которых, как счи тается, формируются основные поведенче ские сдвиги. Ученые стали изучать ранние отношения матери и ребенка на птицах, кры сах, козах и человекообразных обезьянах.

Однако до настоящего времени этологиче ские исследования почти не рассматривали раннюю связь между ребенком и матерью homo sapiens. Те немногие исследования по этому вопросу, которые все же есть, очень плохо поддаются интерпретации в результате бесконтрольного вмешательства процесс ро дов медицинского персонала и современной технологии, что обычно для западных боль ниц. Исследования, проведенные в 1960 х годах, приводят свидетельства того, что ос нова этой привязанности — физиология, а именно — гормональный обмен [4]. К 1986 году Теркель и Розенблатт попытались опре делить, являются ли определенные вещества, находящиеся в плазме матери, регуляторами ее поведения. Они вводили одной группе крыс девственниц плазму крови, взятой у крыс матерей, не позднее чем через 24 часа после родов;

другой группе таких же крыс — плазму крови еще не родивших крыс. Крысы первой группы обнаружили материнское по ведение значительно раньше, чем крысы из других групп. Включение материнского пове дения, таким образом, казалось связанным с активностью половых гормонов — повышен ным уровнем эстрогена и пролактина и по ниженным уровнем прогестерона в крови крыс сразу после родов. Инъекции этих гор монов подтвердили это открытие. Все же большое количество данных осталось необъ Scan and layout by Victor Figurnov — Page ясненным. Например, крысы, не получавшие инъекций послеродовой плазмы от других крыс, демонстрировали такое же материн ское поведение после постоянного пребыва ния в обществе новорожденных крыс в тече ние нескольких дней. То же самое происхо дило даже с крысами самцами! В конце кон цов Теркель и Розенблатт пришли к утвер ждению о существовании "переходного пе риода", во время которого происходит сдвиг основ материнского поведения с гормональ ного на негормональный уровень. Происшедшее в течение последних десяти лет открытие нейрогормонов неожиданно предоставило нам еще один важный ключ к решению загадки физиологических основ формирования "привязанности" [5]. Мы еще не знаем в точности, как работает нейрогор мональная система. Но мы знаем, что эндор фины, нейрогормоны, ослабляющие боль, в то же время усиливают чувство удовольствия и удовлетворения;

что они включаются в игру, когда на арену выходят дружба, любовь, секс и все другие отношения, основанные на при вязанности, в которых эти нейрогормоны ин дуцируют "ухаживание", заботливое поведе ние и формируют привычки взаимозависимо сти. Нейрогормоны также играют важную роль в формировании привязанностей в каж додневной жизни независимо от половых гормонов. Следовательно, их наличием мож но объяснить активизацию материнского по ведения даже в отсутствие родов. Нейрогормоны также играют значитель ную роль как во время самих родов (когда, как мы уже видели, они ослабляют боль), так и сразу после них. Если уровень эндорфинов повышен в крови матери и ребенка сразу по сле родов, можно видеть, как эндорфинная система влияет на создание взаимозависимо сти между матерью и ребенком, то есть, как идет процесс возникновения привязанности. Тот факт, что уровень эндорфинов в крови матери выше после естественных родов, чем после кесарева сечения, — еще один аргу мент против вмешательства в родовой про цесс. То же относится и к использованию обезболивающих средств и синтетических гормонов, которые, вступая в борьбу с собст венными гормонами организма, изменяют сложный естественный гормональный баланс и отрицательно влияют на самочувствие ма тери после родов, таким образом нарушая динамику процесса формирования привязан ности. Все эти открытия заставляют нас отно ситься очень бережно к первому и очень важному контакту между матерью и ребен ком и делать все, чтобы не нарушить его. Первая привязанность ребенка к другому че ловеку служит прекрасной моделью того, ка кими могут быть привязанность и любовь. Я не утверждаю, что отношения матерей и де тей, которые лишены возможности такого идеального первого контакта, развиваются в дальнейшем хуже, чем отношения тех, у кого такая возможность есть, или что такие дети обязательно будут менее защищенными, ко гда станут взрослыми, менее способными лю бить и испытывать удовольствие. Культура, окружение, социальные условия будут силь нее влиять на человека, чем то, что происхо дит в те несколько "критических" периодов его раннего детства, и смогут компенсировать то, чего он был лишен в начале жизни. В конце концов, люди — не утята. Но почему не сделать это начало как можно более удач ным? Почему не дать как можно больше Scan and layout by Victor Figurnov — Page шансов каждому? Не несем ли мы, гинеколо ги и акушерки, как профессионалы, ответст венность за то, что выходит за рамки только медицинской помощи? Изменить отношения между людьми в самом начале их жизни — конкретный путь, по которому мы можем ид ти, чтобы сделать наш мир более гуманным. В Питивьере после рождения плаценты мать, ребенок, отец, акушерка и иногда врач переходят в теплую спальню по соседству. К этому времени ребенок, как правило, уже начинает сосать. Мать часто идет в свою комнату, держа ребенка на руках. В каждой из таких комнат около кровати стоит дере вянная детская кроватка, сделанная руками отца, чей ребенок родился в Питивьере. Кро ме того, здесь есть очень низкий стул, на стоящий "prie dien" (скамеечка для молитвы), который как будто создан для того, чтобы кормящей маме было легко и удобно. Жен щины могут принимать в этой комнате гос тей. Есть и дополнительная кровать для того, кто остается ухаживать за мамой. В Питивьере, конечно же, нет общей дет ской. Новорожденные всегда находятся вме сте с матерью. Те же акушерки, что помогали женщине во время родов, помогают ей. Все то время, что она проводит в больнице после родов. Им помогают женщины, многие из ко торых сами имеют детей. Эти помощницы, а некоторые работают здесь уже более двадца ти лет, убирают комнаты и подают еду. Они также показывают молодым мамам, как ме нять подгузники, дают ценные советы, как кормить грудью, и сообщают одной из акуше рок или врачу, если замечают что нибудь не обычное: желтушку или изменения в поведе нии малыша. Акушерки и помощницы осво бождают маму от всех материальных забот во время ее пребывания в отделении, так что она имеет возможность сконцентрировать внимание на своем ребенке и на себе самой. Никакие больничные правила и процедуры не нарушают взаимоотношений, складывающих ся между мамой и малышом. В таком окружении с легкостью можно удовлетворить основные потребности ново рожденных. Они нуждаются в успокоитель ном присутствии матери — ее тепле, прикос новении, голосе, запахе, ощущении касания ее кожи. Им нужно, чтобы их носили, качали мамины руки. Укачивание ребенка стали не дооценивать во второй половине этого столе тия;

педиатры, занятые бактериями и кало риями, мало думали о вестибулярной функ ции, которая регулирует баланс и моторную координацию и которой необходима стимуля ция — в нашем случае укачивание — для развития. Естественно, новорожденным не обходимо сосать грудь, особенно тогда, когда им этого хочется. Эти основные потребности с наибольшей готовностью удовлетворяются, когда мама находится так близко к малышу, как это воз можно, и днем и ночью. Дети, кажется, чув ствуют себя спокойнее и счастливее в мами ных постелях, чем в своих кроватках, даже когда мамы нет рядом, может быть, потому что их успокаивает ее запах. Мы поощряем мам к тому, чтобы они меняли пеленки сами и сами купали детей каждый день;

эти купа ния — уникальный аспект жизни в Питивье ре. Одно время существовали больничные правила, по которым нельзя было купать ре бенка до того, как отпадет пуповина, что обычно означало, что ждать надо около двух недель. С 1963 года, однако, мамы в нашем отделении купают детишек со дня рождения без всяких проблем — к обоюдному удоволь ствию. Что касается питания, мать, находящаяся со своим ребенком все 24 часа в сутки, быст ро изучит его потребности и желания. В ней разовьется чувствительность к манере выра жения ее малыша, и она не будет истолковы вать каждый его крик как требование поесть, что так часто ведет к проблемам с грудным вскармливанием. Мы призываем к терпению в период орга низации грудного вскармливания. Чтобы снять напряжение, которое молодая мама может испытывать, мы напоминаем ей, что новорожденные в действительности не нуж даются в молоке до 2–3 го дня жизни. На са мом деле до этого времени в груди и нет мо лока, а только молозиво — высококачествен ная жидкость, богатая антителами. Молоко, Scan and layout by Victor Figurnov — Page В спальне как таковое, появляется не раньше третьего дня. Иногда возникают проблемы несоответ ствия во времени: или молоко придет до того, как ребенок почувствует аппетит, или ребе нок проголодается до того, как появится мо локо. Помощницы могут оказать действенную помощь в таких случаях: поддержать моло дую маму и не допустить возникновения чув ства нетерпения и разочарования. Из за воз можности возникновения таких проблем тре тий день после родов — самый неподходящий для ухода из больницы. Женщинам, конечно же, не предписывается оставаться в больнице в течение определенного периода, и они сво бодны уйти домой когда угодно. Большинство из них предпочитают уйти или в первые два дня после родов или не ранее четвертого или пятого дня. Бывают короткие моменты разочарований, но послеродовая депрессия редка в нашем отделении. Многие, кому приходилось ро жать или работать в больших больницах, скоро замечают, что в Питивьере они относи тельно редко видят женщин в депрессии по сле родов. Вероятно, сам способ рождения в Питивьере делает их менее склонными к де прессии. Мы знаем, что послеродовая хандра — до некоторой степени результат гормо нального дисбаланса. Каждые роды сопрово ждаются резким изменением уровня эстроге на, прогестерона, пролактина, окситоцина и эндорфинов. Относясь со вниманием к гор мональному балансу в организме женщины во время схваток и родов и избегая примене ния медикаментозных средств, мы, возможно, избегаем многих ненормальных гормональ ных колебаний и таким образом уменьшаем возможность послеродовой депрессии. Более того, обстановка в отделении, внушающая уверенность в поддержке, может оказывать прекрасное успокаивающее действие на лег коранимых молодых мам и иметь воспита тельный эффект. Еще один возможный благотворный фак тор состоит в том, что мамы в нашем отделе нии принимают такое активное участие в уходе за своими детьми, что, с одной сторо ны, это вызывает чувство удовлетворения и адекватности, а с другой, — знакомит жен щин, родивших первого ребенка, с их новыми обязанностями. Таким образом, когда жен щина уходит от нас домой, там она не стал кивается с совершенно новой ситуацией и не впадает от этого в отчаяние. Наоборот, она уже привыкла к заботе о малыше и чувствует себя уверенно. За стенами отделений, подоб ных нашему, есть немного мест, приспособ ленных к тому, чтобы удовлетворить потреб ности новорожденных. Например, потреб ность малыша в том, чтобы узнавать свою маму и быть рядом с ней, невозможно удов летворить в большинстве современных боль ниц. Работники больниц часто занимают ме сто матери, тем самым вводя ребенка в за блуждение. Детские палаты в Китае и Вос точной Европе представляют собой почти ка рикатуру в этом отношении: десятки детей лежат туго спеленатые, бок о бок, на корм ление их относят к мамам, как свертки. Од ного взгляда на эту картину довольно, чтобы осознать необходимость перемен. Как ни странно, в Питивьере самое сильное сопро тивление переменам часто исходит от мам Scan and layout by Victor Figurnov — Page тех женщин, которые приходят к нам рожать. Особенно часто это бывает, если они сами рожали в 1950 х и 1960 х, когда грудное вскармливание не считалось важным, а жен щинам снова и снова втолковывали, что из быточное внимание "испортит" ребенка, что кормление по требованию ребенка приведет к развитию у него "дурных привычек". Такие женщины чувствуют себя не в своей тарелке, когда видят, что их дочери или невестки ис полняют желания своих детей, просящих, чтобы мамы их покормили, подержали на ру ках, прижали к себе. Совершенно очевидно, что если мама не будет "слушать" своего ребенка, боясь спро воцировать "дурные привычки", у ребенка в конце концов не останется другого выбора, как только смириться с таким обращением. Но рано или поздно настанет момент платы по счету. Существуют результаты ряда важ ных исследований, хотя их нельзя назвать строгими выводами, которые показывают за висимость между событиями периода внут риутробной жизни, процесса рождения, вре мени младенчества и некоторых заболеваний более поздних периодов жизни человека. На пример, Николае Тинберген, британский это лог, лауреат Нобелевской премии, определил конкретные факторы, такие, как наложение щипцов во время родов и длительная изоля ция ребенка от матери после родов, как "патогенные" (вызывающие болезнь) и как возможную причину аутизма. Лично я всегда имел склонность к тому, чтобы придавать особое значение периоду раннего детства и младенчества, потому что моя мама работала воспитателем в яслях. На нее огромное влияние оказала Мария Мон тессори, первооткрыватель в вопросах ранне го воспитания, которая изучала отдаленные во времени результаты влияния опыта ребен ка первых часов после рождения на его по следующее развитие. Работы Монтессори приобрели для меня новое значение, когда мой прежний медицинский опыт и наш пере смотр акушерской практики в Питивьере слились в одно целое. Как хирургу мне часто приходилось лечить взрослых от таких бо лезней, как язвы желудочно кишечного трак та, язвенный колит и гипертиреоз. Каждый раз, как я пытался обнаружить причину этих так называемых "психосоматических" забо леваний, я неизбежно обращался к рассмот рению периода раннего детства моих пациен тов. Лечение этих заболеваний и одновре менная работа в родильном доме привлекли мое внимание к периоду младенчества и к началу формирования отношений между ма терью и ребенком. Я заинтересовался психо аналитическим аспектом дальнейшего разви тия и был захвачен работой этологов, кото рые изучали первые контакты между матерью и потомством у животных и исследовали критические периоды процесса формирова ния привязанности. Захватывающая концепция "подавления действия", сформулированная Генри Лаборе, французским физиологом, который в 1952 году изобрел хлорпромазин, первый нейро лептик (вещество, видоизменяющее поведе ние), дает важный ключ к пониманию связи между травмами в раннем возрасте и даль нейшим развитием. Лаборе использовал тер мин "подавление действия" для описания ба зовой модели покорного поведения, патоген ного состояния, которое возникает как реак ция организма на стресс в том случае, если он не может ответить на стресс борьбой или бегством. В экспериментах на крысах Лаборе смог проследить повышение кровяного дав ления в ответ на ситуации длительной фру страции. Крысы в клетке получали регуляр ные удары электрическим током. Некоторые крысы имели доступ к открытой дверце;

дру гие не могли убежать. Некоторые находились в клетке с другими крысами и могли нападать на них;

другие были в изоляции. Только те крысы, которые не могли ни драться, ни убе жать, реагировали повышением кровяного давления. Дело в том, что сама причина или природа стресса является менее значитель Scan and layout by Victor Figurnov — Page ным фактором, чем то, каким образом удает ся облегчить его последствия и удается ли это сделать вообще. Это же правило верно и для людей. Нам нужно только подумать о том, насколько разрушающее действие такие ситуации фрустрации, без возможности об легчения или разрешения их, оказывают на нашу жизнь. Гормональные исследования подтвержда ют теории Лаборе. "Подавление действия" способствует секреции норадреналина и кор тизона;

кортизон запускает механизм подав ления действия — и в результате запускает ся порочный круг, который и является источ ником муки. Только действие, нарушающее модель тем, что дает удовлетворение, может разорвать этот круг. Более того, поскольку мы знаем, что норадреналин способствует сокращению стенок кровеносных сосудов, учащению сердцебиения и увеличению кро вяного давления, а кортизон вызывает мно жество отдаленных во времени последствий, таких, как угнетение иммунной системы, разрушение тимуса, можно предсказать ужасные последствия в случае многократного подавления действия. Очевидно, что такие повторяющиеся гормональные реакции на патогенные ситуации являются фактором риска (вместе с генетическими и другими причинами) в этиологии того, что мы обычно называем "психосоматическими заболева ниями". К ним относятся депрессия, высокое кровяное давление, язвы, аллергии, сексу альные дисфункции, колиты, нарушения им мунной системы, рак — короче, все болезни, которые мы связываем с современной циви лизацией. Несмотря на то, что Лаборе не связывал свои открытия с опытом новорожденных, он с успехом мог бы это сделать. Именно в самые ранние периоды жизни в мозгу человека ус танавливается "гормоностат", который регу лирует гормональный уровень организма, и пережитые именно в этот период ситуации, формирующие поведенческие модели, скорее всего дадут толчок к возникновению патоло гии. Многие младенцы проводят дни, недели и даже месяцы в продолжительном, почти хроническом состоянии "подавления дейст вия". Изолированные от матерей на долгие часы, подвергающиеся грубому обращению во время медицинских обследований, тре бующие пищи и оставляемые без ответа, они, возможно, очень рано понимают, что их плач очень мало или совсем не влияет на то, что происходит вокруг них. Действительно, наших мам и бабушек учили, что детей нельзя "портить", другими словами, что их нужно держать в состоянии "подавленного действия". В Питивьере мы ставим перед собой цель предотвратить воз никновение патогенных ситуаций, удовлетво ряя основные потребности ребенка. Лучше всего это получается, если в первые дни жизни мать и ребенок находятся рядом и доступны друг другу в любое время суток. Если в условиях традиционных больниц редко удовлетворяются потребности доно шенных новорожденных, то с недоношенны ми младенцами дела обстоят еще хуже. Сей час недоношенность рассматривается как ущербность, и ее боятся, потому что с ней так часто связывают большую подвержен ность заболеваниям, эмоциональные пробле мы и умственную отсталость. Все же, не от рицая потенциальных проблем недоношенно сти, я позволю себе вспомнить, что Галилео, Паскаль, Дарвин и Эйнштейн родились недо ношенными. В некотором смысле все люди, если сравнивать их с большинством млекопи тающих, рождаются недоношенными (их сис темы еще не до конца сформированы к этому времени). Их созревание происходит в опре деленном социальном контексте, где они по лучают интенсивную сенсорную стимуляцию на ранней стадии развития. Особенности та кой стимуляции различны в разных культу рах и свои для каждого человека, но сущест вуют определенные виды сенсорной стимуля ции универсального характера. Что это зна ние может дать нам, когда мы имеем дело с младенцами, родившимися "раньше срока"? Хотя созревание центральной нервной систе мы определяется хронологическими правила Scan and layout by Victor Figurnov — Page Мама кормит своего недонощенного ребенка рядом с инкубатором ми, заложенными в генетическом коде, про буждение сенсорных функций совершенно явно является основным стимулом ускорения этого созревания. Например, простые тесты показали, что младенцы в возрасте сорока пяти недель от зачатия, родившиеся недоно шенными, обычно имеют более развитую вес тибулярную функцию, чем дети того же воз раста, родившиеся в срок. Значит, недоно шенность вовсе не обязательно ведет к физи ческой или умственной неполноценности;

наоборот, недоношенные дети, которых за ботливо подвергают разнообразной интен сивной стимуляции, легко могут стать наибо лее продвинутыми в развитии. Возможно, кто то из наших раньше срока родившихся гениев получил исключительно богатый сен сорный опыт в очень раннем возрасте. Это предположение высокой степени вероятно сти, так как в те дни, задолго до появления неонатологии, недоношенные дети выживали только благодаря чувствительности и бди тельности своих заботливых матерей. Сегодня недоношенность, к сожалению, дополняется разлучением матери и ребенка и острой недостаточностью сенсорной стиму ляции в решающий для развития ребенка пе риод жизни. Недоношенный младенец в пала те интенсивного ухода часто получает мень ше кинестетической и вибрационной стиму ляции, чем плод такого же возраста в утробе матери, хотя на самом деле он нуждается в большей. Он чувствует себя в изоляции в той клетке из мягкого пластика или стекла, кото рую называют инкубатором, а постоянный шум мотора заглушает все шумы, которые имеют какое то значение для ребенка. Он не может ни дотронуться до своей мамы, ни ус лышать ее голоса. Это бессердечно, если учитывать особую значимость сенсорных стимулов и контакта с другим человеком для такого ребенка. Еды и тепла недостаточно, чтобы дать энергию мозгу, моторные функ ции требуют тренировки. Почему бы для на чала не взять инкубатор из палаты интенсив ного ухода и не перенести его в комнату ма тери? Каждая мама сможет понять, что инку батор — это просто пластиковая или стек лянная коробка с встроенным термостатом, довольно полезный прибор. Далее, если по ставить в комнате дополнительный обогрева тель, можно вынимать ребенка из инкубатора без всякого риска для него. Завернутый в те плые одеяльца, даже недоношенный ребенок может проводить больше времени на руках у матери, которая будет его качать, трогать, ласкать, веселить, разговаривать с ним и кормить. Недоношенный ребенок тоже может изучать свою маму, привыкать к ее запаху, голосу и прикосновению. Установлено, что состав материнского мо лока прекрасно подходит для удовлетворения особых нужд недоношенного ребенка [7]. По этому неудивительно, что большинство мате рей в Питивьере стараются использовать ин кубатор как можно реже, предпочитая дер жать детей в своей постели. Когда недоно шенный ребенок и его мать находятся вместе Scan and layout by Victor Figurnov — Page все время, они становятся независимой от больничного персонала системой удивитель но быстро. Имея возможность такого близко го общения с ребенком, мать лучше других знает его особенности, и если произойдет что нибудь необычное, она всегда первая это заметит. Самые маленькие из детей, которых мы оставили у себя в отделении после рождения, а не перевели в отделение интенсивного не онатального ухода, были двое близнецов, ка ждый из которых весил 3,7 фунта (1680 г). Во время пребывания в Питивьере они были разлучены с матерью только однажды — на час, когда она ездила по делам в город. Не было ни одного случая, чтобы нам пришлось переводить детей, весящих менее 5,5 фунта (2500 г), в педиатрическое отделе ние, после того как мы решали ухаживать за ними у себя в отделении. Более того, мы по стоянно удивлялись, как быстро развивались эти младенцы в заботливых материнских ру ках, и часто разрешали забирать их домой, хотя они еще не набрали среднего веса (таких детей в отделении неонатального ухо да, наоборот, держали бы в инкубаторах до полнительно неделю или две). Действитель но, мы стали подозревать, что многие из ме таболических нарушений (нарушений обмена веществ), наблюдаемых у недоношенных но ворожденных, связаны не с собственно недо ношенностью, а с недостатком или отсутст вием сенсорной стимуляции и человеческой любви, особенно с изоляцией ребенка от ма тери, обычными для большинства современ ных больниц. Они также связаны, возможно, с нашей чрезмерной осторожностью. Несмот ря на то что инкубатор устарел как таковой, мы все же используем его в тех случаях, ко гда можно было бы обойтись без него. Мы не нашли в себе достаточно решимости полно стью последовать примеру колумбийского педиатра, который отпускал мам с недоно шенными детьми домой через день или два после родов, советуя мамам держать детей, тесно прижав их к своему телу, круглые су тки, подобно тому, как мамы кенгуру держат своих детенышей в сумке на животе. Результаты нашего подхода к недоношен ности статистически не обрабатываются;

у нас просто недостаточно случаев для выво дов. В период с 1978 по 1984 год 100 младен цев весом менее 5,5 фунта (2500 г) находи лись постоянно с матерями. Прежде чем мама покинет больницу, мы обсуждаем с ней множество вопросов, начи ная с противозачаточных средств и кончая детскими переносными колыбельками. Мы обязательно рассказываем ей о Лиге Ля Лече (La Leche League), международной организа ции, основанной тридцать лет тому назад женщинами, которые хотели сделать грудное вскармливание более легким и более плодо творным как для мам, так и для детей. Важ но, чтобы женщины знали о том, с чем им, возможно, придется столкнуться в период грудного вскармливания, поскольку врачи знают об этом так мало, что не могут дать совета, когда возникают какие либо пробле мы;

и все они слишком скоро советуют бро сить кормление. Итак, женщина уходит из больницы. Мы готовы помочь, если у нее возникнут пробле мы. Но если мы работали как следует, она уже готова и желает справляться с ними са мостоятельно.

Мама из Парижа Это было весной. Каждый вечер мы прихо дили с Мари Луизой на занятия пением в ро дильное отделение. Я была на втором месяце беременности, когда мы пришли в первый раз. Встречая пятилетнюю дочь из школы, я слы шала, как она хвастала подругам: "Я иду тан цевать и петь в больницу, где рождаются де ти". Я представляю себе: Мари Луиза поет о жизни, и мое дитя поет о жизни внутри меня. Лето приходит в Питивьер, заливая город солнцем. Золотые поля покрывают землю Бо се. Мы проводим отпуск в деревенской гости нице, которой управляет мадам де ля Форж. Она работает в больнице и тоже приходит петь. Ее гостеприимство не знает границ. Однажды во время встречи моя дочь подхо дит к Мартин, будущей матери. Они играют вместе и делают бумажных птичек. Рождает ся дружба. Хорошо, обещаю я, завтра мы все вместе устроим пикник на траве. Но завтра Мартин и Дидье, наши новые друзья, не прихо дят на место встречи. В больнице дежурный сообщает нам, что ребенок вот вот родится, Мартин в комнате 126. Мы заходим на ми нутку ее навестить. Дидье просит меня по быть с Мартин, пока он выкурит сигарету. Они были за городом, когда, ночью, появились первые "признаки". Мартин почти уже рожает. Она хочет, чтобы я была рядом с ней в этот момент, чтобы воскресить древние связи между жен щинами. Мартин сидит в бассейне, чтобы об легчить боль при схватках. Моя дочь входит и выходит на цыпочках. Надо ли мне оградить ее от реальности родов? Вскоре я слышу, как она играет на пианино в комнате, где мы обычно поем;

ее руки легко касаются клавиш, как крылья бабочки касаются друг друга, когда Scan and layout by Victor Figurnov — Page она летает над зеленым лугом. "У меня нет больше сил, я...", — Мартин стонет. Малыш Мартин родился и тихо плачет у нее на руках. "Мой сын, — произносит она удивленно, — у тебя теперь своя жизнь!" Пот на моем лице смешивается со слезами радости. "Можем мы теперь идти на пикник?" — щебе чет моя дочь, входя в комнату. Через несколь ко дней она задумчиво спрашивает: "Мама, это то, что называют жизнью?". "Да", — от вечаю я. Она говорит: "О, это прекрасно!". Через месяц мы идем в Питивьер по знако мой дороге. В деревнях справляют местный праздник. Цветы. Звуки труб. Веселье. Мои схватки, которые начались сегодня утром, стали регулярными, мы идем в такт музыке. Около восьми часов вечера я раскрываю свой чемоданчик в комнате 126. Мой муж за чаровывает нашу дочь интересными сказками о ведьмах. Вскоре она засыпает. Когда часы бьют полночь, рождается Бап тист. Его отец поддерживал меня изо всех сил, помощница следила за тем, чтобы он как сле дует держал меня. Наша акушерка терпеливо ждала. И вот я сижу на полу, малыш у меня на руках. Для него приготовлена маленькая ванночка. Медсестра студентка, с которой я позна комилась на занятии пением, сидит у меня за спиной, поддерживая меня, чтобы мне было удобно. Я смотрю, как муж перерезает пупо вину Баптиста, которая все еще соединена с плацентой внутри меня. Мы возвращаемся в свою комнату, Баптиста несет его отец. Баптист лежит рядом со мной в моей по стели. Он просыпается, начинает сосать, сно ва засыпает. Я вспоминаю другую ночь, другие роды, воспоминание серое от печали, пустота окружала меня тогда. Как только моя дочь родилась, ее отобрали и унесли, чтобы я могла отдохнуть! Здесь, в Питивьере, не забирают детей. Здесь есть время и место для возникно вения новых уз. На следующий день акушерка предлагает мне переменить подгузник Баптисту. Но он спит. Мы ждем. И я рядом, когда он просыпа ется. Мне просто дают совет, что делать. Прошли четыре месяца. Узел, крепко завя занный в Питивьере, становится все крепче с каждым днем. Посмотрите на Баптиста, как он отрывается от груди, чтобы улыбнуться мне, как он смотрит на отца, услышав его го лос! Первый раз, когда он улыбнулся, он не ожидал, что сосок выпадет у него изо рта, и захныкал. Когда он его вновь нашел, то снова улыбнулся! В Питивьере я чувствовала, что живу, все время, пока шли роды;

для меня был ценным каждый момент этого события. Я делилась своими впечатлениями с помощницами, кото рые были бесконечно внимательны ко мне и моему ребенку. Что касается мужа, это должно быть незабываемо: помогать в родах женщине, которую любишь. Я вытираю дро жащего Баптиста после купания и пою ему нежную песенку Мари Луизы: Ти n'auras jamais froid Je semerai la laine Tu n'auras jamais froid Je planterai la soie... Ты никогда не замерзнешь, Я посею семена шерсти, Ты никогда не замерзнешь, Я посажу невиданные шелка...

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Scan and layout by Victor Figurnov — Page Против догм в акушерстве Легко представить себе возражения тра диционного акушера гинеколога против того, как проводятся роды в Питивьере. Такой врач мог бы сказать, что наша практика хороша только для женщин группы малого риска — здоровых, легко носящих беременность, тех, которые, вероятнее всего, будут рожать без осложнений, — а для всех остальных жен щин она потенциально опасна. Действитель но, большинство родов в Питивьере проходит без проблем. Однако это происходит не потому, что здесь не рожают женщины, которых относят к группе высокого риска. Мы не отправляем тех, у кого есть какие нибудь проблемы, в другие родильные отделения. Мы также не даем рекламных объявлений с целью при влечь определенные группы людей. Наоборот, многие женщины приходили в Питивьер именно потому, что у них были неприятности во время предыдущих родов. Некоторые, по бывав уже во многих других родильных отде лениях и получив консультации у многих врачей, расстроены и обеспокоены тем, что им сказали, и в этих случаях нам не прихо дится ожидать, что роды будут легкими. Бы вает, что врачи говорят женщине, что ее слу чай относится к разряду "трудных" или "особых", и она после этого приходит к нам в надежде услышать что нибудь более обнаде живающее. Например, типичный случай для нашей клиники — женщины под сорок или за сорок, у которых были кесаревы сечения и которые хотят родить ребенка естественным путем, если это возможно. К тому же в ро дильном доме примерно в пятнадцати милях от Питивьера нет хирургического отделения, и к нам присылают женщин, у которых появ ляются проблемы во время родов. Этих бере менных, конечно же, нельзя отнести к группе малого риска. Таким образом, у нас есть причитающаяся нам доля сложных случаев. Однако девять из десяти родов в Питивьере, проходя в теплой, спокойной обстановке, где женщина может свободно двигаться, где рядом с ней внима тельные помощники, имеют ровное течение. Действительно, чем труднее обещают быть роды, тем больше внимания мы уделяем ка честву атмосферы. Проблемы относятся к разряду исключений, даже в тех случаях, ко гда предыдущий опыт женщины заставляет нас предполагать, что они могут возникнуть. Официальная медицина постоянно ссыла ется на "фактор риска", оправдывая полную "медикализацию" процесса родов и дискреди тируя все альтернативные подходы, будь то домашние роды, родильные центры вне стен больницы или родильные отделения при больницах, такие, как в Питивьере. Однако это совершенно не означает, что официально медицинский подход (который предполагает широкое применение седативных препаратов, искусственных гормонов, используемых для ускорения родов, эпидуральную и другие ви ды анестезии, применение щипцов и еже дневные кесаревы сечения), уменьшает веро ятность риска, так как многие медицинские вмешательства на самом деле несут с собой опасность дополнительного риска. Кроме то го, ориентация на случаи высокого риска не служит интересам огромного большинства женщин, у которых беременность и роды протекают нормально. К сожалению, боль шинство врачей утверждают, что здоровье — это просто отсутствие болезни. В результате такого подхода врачи и студенты медики час то обращаются к акушерству только в той его части, где оно рассматривает патологию. Они Scan and layout by Victor Figurnov — Page тратят основное время учебы на подготовку ко всевозможным осложнениям, которые мо гут возникнуть во время беременности и ро дов. Студенты изучают все, что относится к отслоению плаценты и острому токсикозу, но к тому времени, как они начинают работать врачами, они очень мало знают о физиологии нормальных родов и совершенно невежест венны в отношении тех явлений, которые ха рактерны для процесса беременности и родов и не являются причиной для беспокойства. В результате они рассматривают сами роды, любые роды. как потенциальную проблему. В Питивьере мы, конечно же, вмешиваем ся в процесс, если это необходимо. Мы не выступаем против медицинской технологии и не отрицаем пользу достижений технического прогресса в области акушерства. Мы делаем все возможное, чтобы избавить и мать и ре бенка от любого неоправданного риска. Мы преданы идее помощи женщине в самостоя тельных родах, и этот подход определяет, ко гда и как мы вмешиваемся в процесс, если возникает какое либо осложнение. Каждые роды неповторимы, поэтому не может быть стандартной модели медицинского вмеша тельства. И поскольку мы относимся к родам как к очень личному, интимному событию, мы прилагаем все усилия к тому, чтобы сде лать медицинскую помощь как можно менее навязчивой. Оказывается, многие аспекты нашей практики позволяют избежать опасно стей, которым подвергает женщину традици онное акушерство: когда женщина может свободно двигаться во время схваток и при нимать вертикальное положение во время родов, многих осложнений просто не возни кает, и многие обычные вмешательства ста новятся ненужными. Возьмем, например, прокалывание около плодного пузыря, процедуру, которая стала традиционной, хотя ее оправданность с меди цинской точки зрения стоит под вопросом. В современных больницах считается нормаль ным прокалывать околоплодный пузырь, за ключающий в себе жидкость, в которой пла вает плод, на ранней стадии родов. Когда давление во время схватки растягивает стен ки пузыря, его легко прорвать любым тупым инструментом. Одна из причин, по которой врачи производят эту операцию (амниото мию), в том, что это ускоряет течение родов, что провозглашается желательным. Другая заключается в том, что эта операция позво ляет определить по цвету амниотической жидкости состояние ребенка и иногда узнать, не травмирован ли плод. Если плод испыты вает недостаток кислорода, он защищает свои жизненно важные органы, такие, как мозг и сердце, путем перераспределения по ступающего кислорода, направляя его к этим органам и уменьшая его поступление в менее значимые органы. Когда это происходит, ки шечник сокращается и выбрасывает свое со держимое в амниотическую жидкость, что придает ей желтый, зеленый или коричневый оттенок, который и свидетельствует о том, что ребенок страдал или страдает в настоя щее время от недостатка кислорода. Кроме того, амниотомию производят для закрепле ния на голове ребенка внутреннего плодного датчика, чтобы узнать, не травмирован ли плод. С нашей точки зрения, ни одна из этих причин не является достаточно веской для обычного в практике вмешательства. Прежде всего, совершенно непонятно, почему приня тое в акушерской практике ускорение родов считается желательным. Ведь вскрытие око лоплодного пузыря увеличивает опасность инфицирования как ребенка, так и матери, особенно если женщина вынуждена рожать в положении на спине, поскольку в этом слу чае амниотическая жидкость не может вы течь наружу под действием гравитации. Кро ме того, прокалывание околоплодного пузыря не позволяет ему выполнить свою потенци альную функцию: его воды должны защищать пуповину и череп ребенка от давления во время второй стадии родов. Наконец, в тех случаях, когда прокалывание околоплодного пузыря, казалось бы, ускоряет роды, его раз рыв, возможно, вскоре произошел бы само произвольно. В Питивьере мы стараемся сделать так, чтобы роды шли своим естественным физио логическим путем, и редко прокалываем око лоплодный пузырь. Вместо применения этой операции мы используем амниоскоп — ме таллическую трубку, снабженную лампочкой с одного конца, если считаем необходимым проверить состояние ребенка. При помощи амниоскопа можно увидеть цвет амниотиче ской жидкости через прозрачную стенку пу зыря, не прорывая его. Мы также стараемся не прибегать к использованию внутренних электронных датчиков для постоянного на блюдения за сердцебиением плода и его за писи: такое агрессивное вмешательство в мир ребенка небезопасно. Такое наблюдение ста новится необходимым в основном в тех слу чаях, когда женщина лежит на спине и мат ка, сокращения которой усилены синтетиче скими гормонами, давит на нижнюю полую вену. В нашем отделении, где женщины сво бодно двигаются во время родов, где не при меняются лекарства, отсутствуют две основ ные причины травмы плода. Таким образом, нам нет необходимости делать что либо, кро ме прослушивания сердцебиения ребенка че Scan and layout by Victor Figurnov — Page рез определенные интервалы времени при помощи традиционного акушерского стето скопа. Если женщина стоит или находится в воде, лучше использовать "Doptone", малень кий прибор, похожий на электрическую бритву, в котором для определения, биений сердца ребенка используются ультразвуковые волны самой низкой частоты. Многие врачи считают "Doptone" безопасным, поскольку используемые в нем волны очень низкой ин тенсивности и малого давления;

однако, по скольку неизвестны отдаленные во времени результаты их воздействия, мы не применяем этот прибор на более ранних стадиях бере менности, а если приходится пользоваться им во время родов, мы стараемся сократить вре мя его использования до минимума. Мы считаем необходимым вскрытие око лоплодного пузыря только в двух случаях. Во первых, если родовая деятельность оста навливается полностью после того, как про изошло полное раскрытие шейки матки. Та кие случаи редки, так как если мы проявляем довольно терпения, роды обычно возобнов ляются без постороннего вмешательства. Во вторых, если плацента расположена низко, но не закрывает полностью цервикальное от верстие (пограничное положение плаценты). В этом случае, если спустить околоплодные воды, некоторым женщинам удается родить вагинально, не подвергаясь опасности крово течения. Если исключить эти особые и ред кие случаи, дети в Питивьере часто рожда ются "в рубашке" (околоплодный пузырь по крывает головку ребенка);

это считается хо рошей приметой во многих культурах. Ко нечно, иногда околоплодный пузырь проры вается сам по себе еще до начала схваток. Если это происходит, мы ждем начала родов и смотрим, какого цвета воды, чтобы опреде лить состояние ребенка. Нормальный само произвольный разрыв пузыря не предвещает никаких опасностей, однако в этом случае мы стараемся воздерживаться от вагинальных исследований, чтобы уменьшить возможность инфекции. Распространенная практика использова ния окситоцина — еще один вопрос, вызы вающий сомнения. Питоцин, синтетическая форма гормона окситоцина, широко исполь зуется во всем мире на всех стадиях родов с целью стимулирования и усиления сокраще ний матки. Питоцин назначается в том слу чае, когда рожающая женщина не достигает определенного гормонального баланса, или в ее организме не вырабатывается достаточно окситоцина, чтобы вызвать схватки вообще или схватки достаточной силы. Зная то, что мы теперь знаем о влиянии окружающей об становки на состояние рожающей женщины, мы не удивимся тому, что традиционные больничные условия не способствуют естест венным полноценным родам. Незнакомая об становка, яркий свет, внушающие страх при боры, незнакомые звуки, постоянный поток незнакомых лиц — все это уменьшает воз можность достижения женщиной необходи мого гормонального равновесия. Неудиви тельно, что питоцин становится необходимым столь часто в случае больничных родов. Од нако это не идеальное средство. Синтетиче ские гормоны, даже в малых дозах, не могут заменить столь совершенный физиологиче ский гормональный баланс. Более того, опыт показывает, что схватки, искусственно вы званные или усиленные питоцином, скорее вызывают кислородное голодание у плода, чем естественные, так как они имеют боль шую частоту и интенсивность. Наконец, не давние исследования показали, что сущест вует связь между применением питоцина и глюкозы (сахар, находящийся в растворе для внутривенного введения питоцина) и возник новением послеродовой желтухи. Поэтому мы делаем все возможное, чтобы создать в Питивьере обстановку, в которой гормональная система женщины будет про дуцировать свой окситоцин, что сделает вве дение питоцина ненужным. Мы применяем его в одном случае из ста, только если рас крытие шейки матки не прогрессирует и вы ход ребенка затруднен. Мы никогда не вво дим питоцин в случае ягодичного пред лежания плода (причины будут изложены в следующей главе). Мы начинаем медленное введение пито цина. Если сердцебиение ребенка замедляет ся даже в расчете на минуту, мы немедленно прекращаем введение;

если все в порядке, мы продолжаем процедуру до тех пор, пока ре бенок не опустится и раскрытие шейки матки не будет полным. Иногда ничтожной дозы питоцина бывает достаточно, чтобы шейка матки полностью раскрылась и плод опустил ся. Мы прекращаем вводить питоцин как можно раньше: как только макушка ребенка вышла из матки и он готов родиться. Заводить обширную аптеку вряд ли входит в рабочие планы нашего отделения. Кроме вышеописанных случаев использования пи тоцина, мы почти никогда не применяем ме дикаменты во время родов. Наркотики, тран квилизаторы, обезболивающие — все они через плаценту попадают в кровь ребенка и оказывают на него депрессивное действие (все последствия воздействия этих веществ, от питоцина до обезболивающих, еще не изу чены;

исследования ведутся). Мы также не применяем местную анестезию, например, эпидуральную, столь популярную во многих Scan and layout by Victor Figurnov — Page больницах. При эпидуральной анестезии ме жду двумя позвонками поясничного отдела вводится игла, через нее — катетер, и затем через него поступает анестетик, снижающий чувствительность или оказывающий парали зующее действие на всю нижнюю часть тела женщины. Эпидуральная анестезия ведет к снижению кровяного давления, которое не обходимо восстанавливать путем внутривен ных вливаний, а также к уменьшению интен сивности сокращений матки, что вызывает необходимость введения питоцина. Когда раскрытие полное и плод опустился, женщи на, конечно же, не в состоянии почувство вать, когда ей надо тужиться, чтобы помочь ребенку родиться;

ей нужно говорить, когда это делать. Если ее попытки безуспешны, приходится тащить ребенка щипцами. Традиционное акушерство оправдывает использование эпидуральной анестезии тем, что она избавляет рожениц от сильной боли. Эпидуральная анестезия действительно не дает почувствовать боли, но она также не дает возможности роженице активно участ вовать в процессе рождения. Более того, вра чи, выступающие за применение эпидураль ной анестезии, отказываются признать, что большую часть этой боли они вызывают са ми, настаивая на том, чтобы женщины рожа ли в определенном положении, на традици онном использовании питоцина, который вы зывает столь неестественно сильные схватки, и назначении других медикаментов, которые сбивают естественный гормональный баланс и, возможно, задерживают секрецию собст венных наркотических веществ в организме. В некотором смысле традиционное акушерст во не дает большинству женщин возможно сти выбирать;

им остается только просить об эпидуральной анестезии и о других искусст венных обезболивающих. В нашем отделении, вместо того чтобы об ращаться к помощи медикаментов, когда ро ды особенно тяжелые, мы предлагаем роже нице попробовать принять разные положе ния, расслабиться в бассейне с теплой водой. Наконец, она может некоторое время остать ся наедине с собой и, если чувствует необхо димость в этом, громко покричать. Иногда мы предлагаем ей пару глотков алкоголя, пунша или шампанского, чтобы расслабиться. Мы также экспериментировали с разными заме нителями химических болеутоляющих средств. Некоторое, довольно короткое, вре мя мы пробовали применять акупунктуру для уменьшения боли. Интересно, что мы пре кратили опыты в этом направлении после то го, как я съездил в Китай. Там я узнал, что китайская акупунктура редко применяется во время родов. И это не результат недостатка знаний или равнодушия со стороны мужчин — специалистов по акупунктуре. Напротив, акупунктура широко используется в гинеко логии. Считается, что точка Zhiyin на уровне мизинца ноги помогает переворачивать плод при ягодичном предлежании, точка на верх ней губе может применяться для оживления новорожденных. Но тот факт, что акупункту ра применяется при родах очень редко, воз можно, отражает традиционное отношение: влиять на роды — значит нарушать исключи тельно сложный процесс, в который лучше не вмешиваться. Хотя нам удалось достигнуть некоторого успеха в применении акупункту ры, ставить иглы было невозможно, когда женщина ходила, меняла положения, сидела в воде, поэтому в конце концов мы оставили эти попытки. У нас небольшой опыт исполь зования гомеопатии во время беременности и родов, однако мы были удивлены очевидной эффективностью препарата "caulophyllum 4 CH", используемого в других случаях с "aktea racemosa 4CH" (которые кладутся под язык рожающей женщине). Некоторые акушерки считают, что эти гомеопатические лекарства делают роды более быстрыми, легкими и ме нее болезненными. Время от времени мы применяем "люмбальную рефлексотерапию" с целью об легчения боли, когда схватки отдают сильной болью в пояснице, а раскрытие остановилось примерно на пяти сантиметрах. Это малень кие внутрикожные инъекции воды в люм бальную область. Исследования показали, что болевые импульсы, возникающие в коже, могут уменьшать глубокие болевые импуль сы. После кратковременной сильной местной боли такой вид терапии обычно приносит моментальное уменьшение боли в спине, а также способствует дальнейшему раскрытию шейки матки. В целом, если роды очень тяжелые, жен щина должна собрать все свои силы, чтобы родить свое дитя. Мы обязаны доверять воз можностям женщины во время родов, и эта вера постоянно подкрепляется нашим опытом работы в отделении. То же самое можно сказать и о моменте рождения. Акушеры довольно бурно реаги руют на наши слова о том, что щипцы не применялись в Питивьере ни разу с 1963 го да, и, по нашему мнению, им место в музее. Такая бурная реакция неудивительна, по скольку щипцы считаются столь же необхо димыми для акушера, сколь и положение ро женицы на спине. Отказавшись и от того и от другого, мы, оказывается, потрясли сами ос новы современной акушерской практики. Не следует забывать, что женщин поначалу кла Scan and layout by Victor Figurnov — Page ли на спину на узкие высокие столы, чтобы врачам было удобнее накладывать щипцы. Применение щипцов для извлечения ре бенка из чрева матери полностью вытесняет естественный процесс родов. В некоторых случаях применению щипцов должна сопут ствовать анестезия, что вносит дополнитель ную опасность и придает процедуре еще бо лее агрессивный характер. Конечно, в боль шинстве случаев умение и опыт врача более важны, чем то, каким именно инструментом он пользуется. К сожалению, щипцы, которые были бы безопасными в любых руках, пока еще не изобретены, и лишь немногие умеют обращаться со щипцами аккуратно, не под вергая опасности мать и ребенка. В Питивьере в результате отказа от поло жения роженицы на спине щипцы стали ана хронизмом. В тех редких случаях, когда схватки недостаточно сильны, чтобы роже ница могла вытолкнуть ребенка самостоя тельно, даже если раскрытие матки полное, и ребенок опустился, мы используем вакуум ный экстрактор. Шесть процентов родов в Питивьере проходят с применением этого простого прибора, который состоит из не большой чашки, соединенной резиновой трубкой с банкой. При помощи небольшого насоса типа велосипедного мы можем создать вакуум в этой банке, заставляя чашку приса сываться к поверхности. Мы обычно приме няем его, когда женщина находится в пози ции полусидя с поддержкой сзади, хотя его можно использовать в любом положении. Чашка вводится во влагалище и прикладыва ется к голове ребенка. Манометр показывает точную величину давления, прикладываемого к голове ребенка. Примерно через пять минут давление достигает 0,4 кг на сантиметр;

это очень незначительная величина, однако она достаточна для наших целей. Когда давление достигает этой величины, мы слабо тянем за резиновую трубку в направлении, соответст вующем направлению движения головы ре бенка. Между схватками чашка помогает удерживать голову ребенка, не давая ей про двинуться вверх и назад во влагалище. В это время роженица продолжает тужиться, вы талкивая ребенка, а вакуумный экстрактор только помогает ее усилиям. Головка ребен ка, давя на промежность, стимулирует бур ную секрецию окситоцина, который запуска ет механизм схваток (рефлекс Фергузона). Поэтому, если мы применяем вливание пито цина, мы прекращаем его в тот момент, когда ребенок опустился настолько, что можно применить вакуумный экстрактор. Когда схватки становятся достаточно сильными, мы ведем голову ребенка при помощи вакуумно го экстрактора, аккуратно, но не отпуская.

Ребенок выходит легко, и головка обычно становится видна после нескольких схваток. В этот момент мы снимаем чашку и продол жаем роды, как обычно, а роженица занимает любое удобное для нее положение. Короче говоря, вакуумный экстрактор — удобный и надежный прибор. Он никогда не ломается, им очень легко пользоваться, и применение его не требует анестезии. Мы используем его в родильной комнате, но им можно пользо ваться и при домашних родах. После применения вакуумного экстракто ра в конце первой стадии родов женщина в состоянии использовать свои собственные силы, чтобы родить ребенка. У многих роже ниц не возникает ощущения, что ребенка из влекали. Некоторые даже забывают, что им помогали во время родов, используя вакуум ный экстрактор. Женщины же, у которых ре бенок был извлечен с помощью щипцов, на против, никогда не забывают об этом. Что касается новорожденных, то после вакуумной экстракции у них на голове обычно остается небольшая припухлость, которая исчезает через несколько часов. Немаловажно, что вакуумные экстракторы широко применяются только в тех странах, где женщины контролируют ситуацию во время родов. Этот прибор впервые появился в Швеции, стране с давними акушерскими традициями. В Китае, где большинство вра чей акушеров составляют женщины, для по мощи при родах часто используется рудимен тарная версия вакуумного метода. Щипцы, буквально отбирающие у матери возмож ность родить и передающие роды в руки вра ча, применяются, за редким исключением, в тех странах, где в области акушерства гла венствующая роль принадлежит мужчинам. В Соединенных Штатах, например, где акушер ство развито недостаточно хорошо, процент родов с использованием щипцов очень велик. Еще одна общепринятая процедура в мо мент выхода ребенка, которую мы применяем только в определенных обстоятельствах, — Scan and layout by Victor Figurnov — Page эпизиотомия (надрез входа во влагалище с помощью ножниц с целью увеличения отвер стия и облегчения выхода ребенка). Надрез обычно делается в задней части входа во вла галище. Иногда он идет посередине, иногда смещен вбок. Эпизиотомию делают непосред ственно перед последними схватками, когда промежность в результате давления на нее головы ребенка растянута и частично поте ряла чувствительность;

женщина не чувству ет боли. В то время как эпизиотомия — тра диционная процедура для больниц (95%), мы считаем, что она необходима только в 7% родов в Питивьере. Мы производим ее только в тех случаях, если есть причина для тревоги по поводу физического состояния ребенка, например, в случае ягодичного рождения. Эпизиотомия избавит подвергшегося стрессу ребенка от последних схваток и ускорит его рождение. Дело в том, что эта процедура редко бывает необходима, если женщина ро жает в положении на корточках с поддерж кой, как это часто происходит в Питивьере. Это положение обеспечивает максимальное тазовое давление, оптимальное мышечное расслабление, максимальное растяжение промежности и требует минимальных мы шечных усилий. Оно является к тому же лучшей профилактикой серьезных разрывов промежности. Когда женщина лежит на спи не с ногами, закрепленными в подставках, и пытается вытолкнуть ребенка против направ ления силы гравитации, разрыв скорее всего начнется в глубоких слоях ткани, под по верхностью кожи. Если она рожает в поло жении на корточках с поддержкой, любой разрыв будет поверхностным и быстро зажи вет. Есть другие способы профилактики раз рыва промежности: не давать указаний типа "тужься", "не тужься", которые обычно не совпадают с внутренним ритмом родов, ощу щаемым женщиной, а также не тянуть ребен ка за голову в момент рождения плечиков. Еще одна причина, по которой эпизиотомия — такое редкое явление в нашем отделении: наши акушерки просто не любят ее делать. Это заставляет задуматься, не является ли разрез влагалища результатом специфиче ской мужской нечувствительности. Естест венно, акушеры — традиционалисты делают все, чтобы оправдать свою практику. Они вы двигают довод, что эпизиотомия предотвра щает выпадение матки, хотя нет научных до казательств для подтверждения этой гипоте зы. Из моей собственной хирургической практики я знаю, что выпадение матки про исходит, скорее всего, когда врачи искусст венно ускоряют роды, подвергая мышцы большой дополнительной нагрузке, или поль зуются щипцами, что тоже может повредить мышцы. То, что эпизиотомия является традицион ной процедурой и в основном производится без достаточных на то оснований, — вдвойне печально, так как она причиняет женщинам боль и является источником сексуальных проблем в течение многих недель после ро дов. Такие осложнения возникают редко в результате естественных разрывов, которые заживают гораздо быстрее, чем шов после эпизиотомии. Преимущества нашего подхода, вероятно, наиболее ярко демонстрирует тот факт, что в нашем отделении случаи кесарева сечения составляют всего 6–7% от общего количест ва родов в противоположность все увеличи вающимся цифрам во всем мире (19% в США на 1982 год;

13% в Великобритании, 15% во Франции). Самый известный профес сор акушерства из Франции недавно заявил, что он считает уровень 20% кесаревых сече ний в высшей степени оправданным. Такому увеличению числа кесаревых сечений дается множество объяснений. Врачи, веря в то, что говорят, приписывают это растущей заботе о безопасности ребенка. Но здесь играют роль и другие факторы. Хотя причины финансово го порядка редко выходят на первый план, в некоторых странах операция приносит значи тельный доход в казну частной больницы. В Рио де Жанейро, например, уровень кесаре вых сечений гораздо выше в частных больни цах (в одной из них он достигает 80%!), чем в государственных. Кроме того, важную роль играет опасность судебного преследования. В наши дни редки случаи, когда врача акушера обвиняют в необоснованно проведенной опе рации. Но если ребенок умирает во время родов, легко сказать после, что операция могла бы его спасти. Самый простой способ избежать проблем — это быть исключитель но традиционным, и в этом отношении мы в Питивьере легкоранимы. Еще одним важным фактором является то, что студентов медиков сейчас не учат, как помогать роженице в случае ягодичного предлежания плода и даже в случае нормальных, но долгих родов, не обращаясь к хирургическому вмешательству. Снова медицина, кажется, рассматривает ро ды сами по себе как осложнение, патологию, при которой необходимо вмешательство. Од ной из основных причин роста числа кесаре вых сечений также может быть стремление врачей — мужчин взять управление процес сом родов в свои руки. Конечно, резкий рост количества этих операций (в США с 4.5% в 1965 году до 25% в конце 1980 х), наводит на мысль, что их уже не рассматривают Scan and layout by Victor Figurnov — Page только как экстренную меру по спасению жизни матери и ребенка. Очевидно, есть причины для проведения операции кесарева сечения, которые не подлежат обсуждению, но эти растущие цифры вызывают пропор ционально растущее удивление. К сожале нию, эмоциональная и физическая травмы, сопутствующие кесареву сечению, наличие которых заставляло когда то женщин протес товать, сейчас в результате его традиционно сти отошли на второй план. Женщины при выкли к мысли о кесаревом сечении именно потому, что сама операция стала традицион ной, и идея этой операции так настойчиво поддерживается традиционной медициной. Сейчас уже выросло второе и третье поколе ние женщин, которым навязываются "медикаментозные" роды. В тех редких случаях, когда вагинальные роды действительно невозможны или опасны, мы тоже делаем кесарево сечение. Например, у нас не возникает сомнений в необходимо сти операции, когда ребенок расположен в матке фронтально, то есть лбом, а не затыл ком или макушкой упирается в шейку матки, или когда плод находится в поперечном по ложении, то есть лежит поперек матки. Мы также делаем кесарево сечение в случае вы падения пуповины более чем за пять или де сять минут до возможного момента рождения ребенка (такое сдавливание пуповины очень опасно, поскольку оно уменьшает, а затем и вовсе перекрывает кровообращение между плацентой и ребенком, таким образом лишая ребенка кислорода). Кесарево сечение также необходимо в том случае, когда на пути ре бенка имеется препятствие, например, при полном предлежании плаценты, когда она полностью закрывает собой шейку матки. Наконец, неожиданная травма плода может привести к операции. Совершенно очевидно, что каждая аку шерская бригада имеет свои критерии оценки степени риска и признаков опасности. Одна ко важно, что в Питивьере кесарево сечение считают необходимым реже, чем в других больницах. Дело в том, что процедуры, тра диционные в обычных больницах, создающие часто необходимость в операции, у нас от сутствуют. Стимуляция родов посредством медикаментов, обычно практикуемая в боль ницах на Западе, вызывает более трудные, болезненные и длительные роды и, таким об разом, ведет к кесареву сечению. То же мож но сказать и о прокалывании околоплодного пузыря, который может стать причиной вы падения пуповины (что редко случается, ко гда околоплодный пузырь разрывается есте ственным путем). Когда амниотическая жид кость выливается из пузыря, пуповина может выскользнуть раньше головы ребенка и быть придавлена или пережата полностью в родо вых путях, из за чего прекратится поступле ние кислорода к плоду. В результате — травма плода и необходимость операции. Ле карства, стимулирующие роды, также могут нарушить кислородный обмен, так как посту пление кислорода к плоду уменьшается во время схватки, а искусственно вызванные питоцином сокращения мышц сильнее и чаще естественных. И здесь возможный результат — травма плода и кесарево сечение. Обезболивающие средства, часто вводи мые во время родов для облегчения страда ний роженицы от искусственно усиленных питоцином схваток, могут нарушить ход ро дов и также привести к необходимости кеса рева сечения. Если говорить более обобщен но, традиционные для больниц процедуры (введение датчиков в матку, которые, кстати говоря, часто дают ложную информацию о травме плода, вагинальные осмотры, внутри венные вливания) могут затормозить течение родов. Роды останавливает страх, и возника ет необходимость в кесаревом сечении. Вы зывает тревогу тот факт, что чем больше ме дицина вмешивается в роды, тем более труд ными они становятся. Низкий процент кеса ревых сечений у нас в Питивьере дает осно вание считать, что практика родовспоможе ния, ориентированная на помощь женщине, не нарушающую физиологический процесс родов ни на одной стадии, — лучший способ уменьшения числа кесаревых сечений. Эту операцию мы планируем в крайних случаях. Даже когда есть подозрение, что она в конце концов станет необходимой, мы ждем, пока роды начнутся сами по себе, так как, во первых, у нас есть основание полагать, что эндокринная система плода играет роль в за пуске процесса родов, а когда роды начина ются спонтанно, это показатель того, что ги пофиз и надпочечники ребенка достигли той степени зрелости, когда они в состоянии вы держать ту огромную нагрузку, какой явля ются для них роды. Во вторых, есть предпо ложение, что сокращения стенок матки ока зывают стимулирующее воздействие на ней роэндокринную систему плода, и мы не хотим лишать ребенка этой стимуляции даже час тично. Наконец, имея дело с родами, мы быстро научились предвидеть неожиданное. Иногда профессионалы считают, что кесарево сече ние неизбежно, а женщина рожает самостоя тельно, быстро и легко. Например, женщи нам, у которых было кесарево сечение, ино гда говорят, что все последующие роды будут только через кесарево. Все же в нашей кли нике каждой второй из таких женщин удает Scan and layout by Victor Figurnov — Page Роды с ягодичным предлежанием в положении на корточках с поддержкой ся родить вагинально. Ягодичное предлежа ние плода, которое во многих традиционных больницах почти всегда считается причиной, неизбежно ведущей к кесареву сечению, у нас далеко не всегда считается таковым. По своему опыту мы знаем, что в этом случае наблюдение за первой стадией родов дает возможность узнать, что ожидать на их за ключительной стадии. Мы не применяем ни каких средств, которые могли бы повлиять на ход родов на первой стадии: не вводим пито цин, не сажаем женщину в воду, не произно сим слов "ягодичное предлежание". Если все идет гладко, у нас есть основания полагать, что вторая стадия родов пройдет без ослож нений. Единственное "вмешательство" в про цесс — наш настоятельный совет рожать в положении на корточках с поддержкой, так как это самое эффективное положение с фи зической точки зрения. Оно во многих случа ях освобождает от необходимости тянуть ре бенка и дает возможность максимально со кратить промежуток времени между выходом пупа и появлением головы, в течение которо го существует опасность сжатия пуповины и прекращения поступления кислорода к ре бенку. Мы никогда не рискуем принимать роды при ягодичном пред лежании плода в положении на спине и полусидя. Если же схватки на первой стадии родов болезненны и неэффективны, и раскрытия шейки матки не происходит, мы должны сра зу отказаться от мысли о вагинальных родах. В противном случае возникает опасность то го, что после выхода ягодиц ребенка будет поздно менять тактику и начинать кесарево сечение. Однако, несмотря на то, что мы все гда делаем кесарево сечение в тех случаях, когда первая стадия родов проходит неблаго получно и ситуация не изменяется к лучше му, в большинстве случаев ягодичного пред лежания плода роды оканчиваются как ваги нальные.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Использование стетоскопа для очищения дыхательных путей Иногда мы планируем кесарево сечение заранее. Это случается в двух ситуациях. Во первых, при развитии у матери предэклам псического состояния. Если у женщины рез ко поднимается кровяное давление к концу беременности и наблюдается протеин в моче, мы госпитализируем ее и внимательно на блюдаем за ее состоянием. Если она лежит на левом боку, что уменьшает давление плода на нижнюю полую вену, кровяное давление в некоторых случаях нормализуется, и женщи на может рожать нормально. Но в этом слу чае она не должна принимать никаких меди каментов. Если у нее внезапно появляются головные боли и ощущение давления на жи вот, или если обследование при помощи ам ниоскопа показывает, что околоплодные воды не чистые, мы немедленно делаем кесарево сечение. Это единственный путь предотвра щения эклампсии, спазмов, за которыми раз вивается коматозное состояние, несущее в себе угрозу жизни матери или ребенка. В большинстве случаев предэклампсическое состояние развивается на последних неделях беременности, а иногда во время родов. Иногда мы делаем кесарево сечение, не дожидаясь начала естественных родов, когда беременность длится свыше положенного срока. Действительно переношенный ребенок — редкий случай. Существует тенденция преувеличивать частоту таких случаев, так как или женщина, или врач часто неправиль но рассчитывают дату родов или ошибаются в определении дня зачатия. Когда мы увере ны, что беременность действительно перено шена, мы делаем амниоскопию каждые три дцать шесть часов. Пока амниотическая жид кость остается чистой, мы терпеливо ждем. В таких случаях мы не видим достаточной при чины для внутривенного введения питоцина или прокалывания околоплодного пузыря — традиционных средств стимуляции родовой деятельности. Может быть, раз в год бывает, что амниоскопия показывает изменение цве та или убывание амниотической жидкости, и эти признаки травмы плода свидетельствуют о необходимости немедленного вмешательст ва. Если это не первые роды, мы обычно про калываем околоплодный пузырь и ждем, как будут развиваться события дальше, прежде чем примем решение об операции. Если же это первые роды, можно ожидать, что они будут долгими и трудными, и чаще в таком случае мы делаем кесарево сечение сразу, чтобы не вызывать дополнительных осложне ний. При таком подходе число кесаревых се чений, связанных с переношенностью ребен ка, остается очень маленьким. В целом, кесарево сечение в нашем отде лении остается мерой, принимаемой в край них случаях. Такой подход значительно сни жает количество вмешательств. Кроме того, поскольку мы принимаем решение делать ке сарево сечение в основном неожиданно, не посредственно перед операцией, мы не мо жем применить анестезию, требующую дол гой подготовки, такую, как эпидуральная. Мы обычно пользуемся легкой общей анестезией, которая длится ровно столько, сколько необ ходимо, чтобы сделать операцию, а ее мы де лаем как можно быстрее. Часто отец ребенка присутствует на операции, чтобы встретить его на пороге этого мира, и ребенок обычно начинает сосать грудь не позднее, чем через два часа. Как при вагинальных родах, так и при ке саревом сечении первые часы после появле ния ребенка на свет рассматриваются как потенциально опасный период для матери и новорожденного. Наша философия и наш опыт научили нас стараться свести до мини Scan and layout by Victor Figurnov — Page мума вмешательства всякого рода и выбирать наиболее щадящие меры в этот период. У ребенка могут возникнуть проблемы с дыханием сразу после рождения. В большин стве больниц традицией стало вводить кате тер в нос и рот каждого новорожденного сра зу после рождения, чтобы прочистить дыха тельные пути. Часто эта процедура становит ся причиной разделения матери и ребенка. В Питивьере ребенка сразу после рождения кладут в "безопасное положение", на живот, повернув голову на бок. Когда ребенок нахо дится в этом положении, его дыхательные пути защищены, даже если рефлексы ново рожденного недостаточно развиты, чтобы он начал кашлять или кричать. Подождать не сколько секунд, пока возникнет мышечный тонус и проявится рефлекс, не представляет никакой опасности. Затем, если младенец все же не начинает дышать, необходимо прочис тить его дыхательные пути. Для этого мы ис пользуем раструб акушерского стетоскопа: широкая часть воронки как раз, плотно при легая, закрывает рот и нос ребенка, что по зволяет отсосать слизь, потянув воздух ртом через узкое отверстие раструба. Некоторым детям требуется краткая вентиляция дыха тельных путей, для которой применяется ки слородная маска. Через несколько секунд но ворожденный обычно может дышать само стоятельно и начинает кричать. Но что пред принять, если по прошествии нескольких ми нут ребенок все еще не может дышать без помощи кислородной маски? В таких исклю чительных случаях мы вводим катетер в ды хательное горло ребенка и аккуратно ритми чески вдуваем воздух непосредственно в лег кие. Если ребенок все же испытывает труд ности, связанные с дыханием, или если во время родов вытекло большое количество амниотической жидкости (что обычно сопут ствует проблемам с дыханием), мы делаем зондирование, чтобы проверить, не повреж ден ли пищевод. Необходимо помнить, что дыхательные нарушения могут быть связаны с анатомическими дефектами, такими, как непроходимость пищевода или диафрагмаль ная грыжа, которые исправляются хирурги ческим путем. Здоровье матери тоже может быть в опас ности сразу после родов. В случае кесарева сечения риск, которому подвергается жен щина, статистически более серьезен, чем в случае вагинальных родов. Безотлагательное вмешательство необходимо, если наблюдают ся трудности в отделении плаценты или на чинается кровотечение после вагинальных родов. Первое, что мы делаем, — компенси руем потерю крови. Затем мы производим ручное отделение плаценты и вводим препа раты окситоцина, чтобы помочь матке сокра титься. Такое очень редко случается в Пи тивьере;

почти никогда не случается, если к процессу родов относятся с должным уваже нием от начала и до конца. Более того, мы обнаружили, что женщина может самостоятельно прекратить кровоте чение, если она сядет, выпрямив спину, сразу после рождения ребенка, когда будет знако миться со своим малышом. Когда она сидит вертикально, немного наклонившись вперед, держа ребенка на руках, ее все еще тяжелая матка не прижимает нижнюю полую вену, и кровь легко возвращается по венам. То, что ребенок начинает вскоре после рождения со сать грудь, и телесный контакт матери и ре бенка также помогают предотвратить крово течение: оба эти явления стимулируют сек рецию окситоцина, что, в свою очередь, вы зывает сокращение стенок матки, способст вующее отделению и рождению плаценты. Тот факт, что в нашем отделении случаи ручного отделения плаценты составляют один процент, наглядно свидетельствует о пользе уважительного отношения к взаимосвязанно сти физиологических процессов организма матери и ребенка после родов. Когда роды происходят дома, еще более важно не нару шать этой взаимосвязи между матерью и но ворожденным, поскольку кровотечение по тенциально более опасно, когда женщина на ходится вне стен больницы. Наши стратегические принципы очень легко сформулировать. Мы почти всегда ждем, когда роды начнутся сами по себе. Ес ли вагинальные роды обещают быть тяжелы ми, в нашем распоряжении три медицинских метода: питоцин (редко);

вакуумная экстрак ция и эпизиотомия (иногда);

если выход ре бенка по родовым путям оказывается невоз можным или в каком либо отношении опас ным, мы безотлагательно производим кесаре во сечение.

Доминик Пурре, акушерка Более десяти лет тому назад меня привел в Питивьер скорее инстинкт, чем осознанный выбор. Но я сознательно решила остаться здесь. То, что я узнала здесь о женщинах, мужчинах, врачах, акушерках и о себе самой, сделало невозможной для меня всякую работу, выполняя которую, я должна была бы пренеб речь полученными знаниями, которая заклю чается только в обучении, работе в интерна туре и сдаче экзаменов. Последние десять лет моей жизни дали мне очень важное знание: женщина, рожая детей, ни в коем случае не должна полностью отдавать себя в руки вра Scan and layout by Victor Figurnov — Page чей и акушерок. Нас как профессионалов учили быть хладнокровными, держать дистанцию, использовать определенные приемы — и нам таким женщины доверяют. Как же мы можем сами пребывать в уверенности и убеждать других в том, что роженицы лишены творче ского начала, что им недостает мотивации, что они ждут от нас готовых решений? Мы действуем за них, мы. учим их, мы организуем всю их жизнь, даже их эмоции в этот решаю щий момент. Десять лет в Питивьере стали для меня постоянным и триумфальным вызо вом всей системе акушерского обучения, та кому отношению к женщине, постоянному подчеркиванию авторитета врача и традици онной иерархии. Основная идея, которую Мишель Оден вну шал женщинам, была следующей: "Не следуйте ничьим советам. Никто лучше вас самих не знает, что лучше для вашего ребенка". Сама беременная женщина была теперь ответст венна за то событие, которое могло стать для нее радостным. Вместо того, чтобы по зволить кому то другому родить за нее ребен ка, приласкать его, искупать после рождения, теперь она могла сама сделать все это, сама принять участие в этом событии. Я тогда сама только что родила сына, и поэтому с особенной готовностью восприняла эти идеи. Вскоре я поняла, что, несмотря на традиционные привилегии моей роли акушерки, я не смогу больше первой дотрагиваться до ребенка. Я не смогу больше никогда унести новорожденного в другую комнату. Почему я так решила, я теперь уже и не помню. Я пере стала надевать резиновые перчатки, чтобы новорожденный ребенок прикасался к челове ческой коже, рождаясь на свет. Все это было нелегко, но я старалась. И я давала матери приласкать малыша. Да, я говорю "давала", потому что мы, профессионалы, все еще дер жались у власти;

мы давали зеленую улицу освобождению и выражению эмоций, но чаще все же, как традиция и практика учили нас, зажигали перед ними красный свет. Женщинам пришлось самим брать инициа тиву в свои руки. Они больше не боялись при коснуться к своему хрупкому, скользкому ре беночку. Нам приходилось говорить им: 'Ты можешь сама принять у себя ребенка. Протя ни руку — и возьми эти ручонки, которые тя нутся к тебе. Не бойся. Ты можешь это сде лать сама. Это твой малыш". Не наш, не вра чей, не какой то незнакомый продукт меди цинской науки, технологии или другой силы. Но сделать это было гораздо труднее, чем сказать. Невозможно отрешиться от профессио нально отработанной роли "ловца детей" без того, чтобы в огромной степени не отречься от самой себя. Когда я была профессиональ ным "ловцом", я чувствовала облегчение, когда видела ребенка. Я думала: "Ну вот, мальчик, вот он, живой! Я могу держать его, я имею на это право. О, я так боялась, что его не будет. Да, точно так же, как ты, его мать. Я чувст вовала то же, что и ты, я так же волнова лась. А теперь я сделаю тебе подарок: я пода рю тебе твоего ребенка. Но сначала я должна его осмотреть, искупать, взвесить, одеть". Казалось, права, которые другой человек, не мать, имеет на ребенка, безграничны. И мы, "ловцы детей", одетые в белую одежду, эти Scan and layout by Victor Figurnov — Page загадочные личности, которые громко говорят и принимают решения, — что скрывали мы под марлевыми повязками, закрывавшими наши лица? Страх перед смертью, страх перед женщиной? Нет ли у нас другого пути? Дей ствительно ли мы внушаем доверие? Как же могут женщины верить, что мы. знаем об этом больше, чем они сами ? Так давайте же снимем маски! Давайте поменяемся ролями. Я здесь, я слушаю тебя. Что ты чувству ешь? Я могу тебе помочь, если ты скажешь, чего ты хочешь. Поговори со мной. Научи меня. Я не хочу больше стоять перед тобой, власт ная и решительная. Сегодня в Питивьере я могу сесть, рассла бившись, прислушиваться к тому, что проис ходит, быть частью интимного события. Она стоит. Она рассказывает мне, что с ней про исходит: какие она чувствует изменения в своем теле, что ей хочется тужиться, что ей надо еще немного открыться, что она чувст вует под пальцами вздувающийся околоплод ный пузырь. Она говорит мне, что ей хочется: тепла, горячей воды, ласки мужа, или, может быть, моей. Она говорит о своих чувствах: как ей больно;

она хочет, чтобы студентки акушерки с широко раскрытыми глазами уш ли, потому что они останавливают что то внутри нее;

она говорит, что я не так мягка и нежна с ней, как ей бы хотелось;

она хочет, чтобы это скорее кончилось;

она хочет кри чать и сейчас закричит. Я слушаю, как она кричит, я теперь не стараюсь ее успокоить. Она становится моим учителем, я беру у нее уроки. Я сама тоже беременна, беременна ее словами, ее болью, ее странными криками, ко торые даже она сама не воспринимает как свои собственные. Я побеждена. Мне нечему учить ее. Она са мостоятельно тужится, выталкивая из себя ребенка. Я не смею притрагиваться к ней. Она кричит на меня: "Отойди! Я рожаю. Оставь меня одну!". Она устраивается поудобнее, и я должна приспосабливаться к ее положению. Она ходит по комнате. Она полна творчест ва, она изобретает, она полна жизни. Ищет то, что ей нужно. Она в изнеможении и все же полна сил. Она бросается ко мне, я вся мокрая от ее пота. Я должна делать то, что она хо чет. Она прекрасна, она сама жизнь, которую она вот вот даст своему ребенку. Она не спрашивает меня ни о времени, ни о поле ре бенка, ни о его весе. Вместо этого она вскри кивает от радости. Я выхожу из комнаты, уставшая, наполненная ее эмоциями, ее радо стью. За десять лет в Питивьере меня научили: когда женщины будут свободны, мы узнаем, как им лучше рожать. Они сами покажут нам. Они будут доверять нам. Смотрите на них. Слушайте внимательно...

Стенная роспись в комнате встреч выполнена отцом ребенка, рожденного в Питивьере Scan and layout by Victor Figurnov — Page Возрожденные роды Однажды во время конкурса, проводимого французским радио, был задан вопрос: "Что особенного в том, как принимают роды в Пи тивьере?". Это был непростой вопрос. Даже мне было бы трудно коротко ответить на не го. Как выяснилось, правильным был такой ответ: "Женщины в Питивьере рожают, сидя на корточках". Совершенно справедливо, но ответов на этот вопрос могло быть множест во: огромная роль отводится акушеркам;

дли тельное общение матери и ребенка;

купание новорожденных;

хоровое пение;

приглушен ный свет;

музыка;

бассейны с теплой водой для расслабления. Но Питивьер — это больше, чем просто сумма этих слагаемых. Питивьер — это от ношение, вера в инстинктивный потенциал человека и во внутреннее знание, которое женщины привносят в процесс родов. В Пи тивьере мы утверждаем, что роды — это сек суальный опыт, мы провозглашаем естест венность и свободу как главное условие. Во время беременности женщина вольна прихо дить в наше отделение так часто (или так редко), как считает нужным. Она вольна от казаться от любой формы подготовки к ро дам, которая покажется ей слишком "обучающей". Она может двигаться, как ей хочется, во время родов. Супружеские пары могут вести себя совершенно свободно, уеди нившись в родильной комнате. Ввести свободу как явление в больничную практику было непростой и необычной зада чей. Действительно, сама идея свободы по определению кажется несовместимой с идеей медицинского учреждения. И все же наш опыт показал, что на практике может быть сделано гораздо больше, чем обычно пытают ся сделать. В идеальном случае в учреждении действительно можно создать атмосферу коллективизма. Пытаясь внести ощущение свободы, орга низуя пространство родильной комнаты и ат мосферу вокруг родов, мы постоянно задаем себе вопрос: "Какова наша роль как профес сионалов?" Профессионалы — медики, сто ронники официальной концепции родов, час то своими действиями задерживают форми рование у своих пациентов поведения, свой ственного будущим родителям. Общение же с обыкновенными жителями не оказывает та кого влияния. Мы стараемся быть как можно более тактичными, держаться в стороне, на заднем плане, присутствовать ровно столько, сколько нужно, чтобы убедиться, что ничего опасного не происходит. Хотя наши методы и философия противоречат постулатам аку шерства и общепринятой практике, мы счи таем, что даже по меркам традиционных акушерских стандартов, таким, как процент смертельных случаев и заболеваемости, ро дильное отделение в Питивьере является благополучным. Например, с 15 января 1982 года до 30 июня 1983 из 1402 родов в 93 слу чаях произведено кесарево сечение (6,6%), в 73 — вакуумная экстракция (5,2%), в 84 — эпизиотомия (6%), в 13 — ручное отделение плаценты (0,9%), в 10 случаях дети родились мертвыми (7,1 на тысячу), 22 новорожденных были разлучены с матерями и переведены в отделение интенсивного ухода или в педиат рическое отделение. За последние 10 лет Питивьер превратил ся из традиционного провинциального ро дильного отделения в подобие международно го родильного центра, где концентрируются идеи, связанные с новым сознанием, с пони манием того, как важно изменить условия родов. Идея гуманизации родов формирова лась не только в Питивьере, но и во многих других местах по всему земному шару. Часто эти маленькие, изолированные друг от друга центры новой мысли уделяли основное вни Scan and layout by Victor Figurnov — Page мание личностным, а не техническим или ме дицинским аспектам родов. Они привлекали внимание людей, выпавших из русла запад ной медицины, тех, кто чувствовал потреб ность в более духовном подходе к проблеме благополучия, тех, кого интересовал терапев тический эффект прикосновения, звука, му зыки, света, цвета и воды. Антропологи, фи зиотерапевты, социологи, экологи и работни ки просвещения в области деторождения присоединились к нам. В то же время аку шерки и педиатры во всем мире требовали проявления повышенного внимания к дейст вительным нуждам матерей и новорожденных и пытались привлечь внимание к тому, как эти нужды игнорируются официальной кон цепцией здравоохранения. Люди, не принад лежащие к кругу профессионалов, защитники прав потребителей и сторонники новых идей, подвергали сомнению традиционную меди цинскую практику и само отношение тради ционной медицины к родам и пытались изме нить их. Сегодня эти различные группы все актив нее общаются между собой. Несмотря на гео графическую отдаленность друг от друга, они создали мощную сеть, связывающую пионе ров акушерства в Европе, Северной Америке, Латинской Америке, Новой Зеландии, Авст ралии и Японии. Питивьер сыграл важную роль в развитии этих международных связей и продолжает быть координирующим цен тром. Последние пятнадцать лет в Питивьере собираются для обмена опытом и идеями ро дители, акушерки, специалисты — медики и сторонники альтернативной медицины со всех концов мира. Сюда приезжали съемоч ные группы и журналисты из Франции, Гер мании, Великобритании, Австралии и Япо нии. Они снимали сюжеты и брали интервью у персонала отделения и у женщин, рожаю щих здесь. Одну из главных целей нашего отделения можно сформулировать так: быть катализатором процесса возникновения ново го понимания. Непрекращающийся поток приезжающих к нам друзей и заинтересован ных людей помогает нам в распространении наших идей по всему миру. Наша концепция нового мышления, одна ко, не дает готовых ответов на многие вопро сы. Например, как относиться к такому пара доксу: мы полагаемся на данные науки и на медиков — профессионалов, пытаясь заново открыть и поддержать возможности женского организма и психики, а также установить особенности формирования естественной связи между новорожденным и матерью? Ка кова роль мужчины в движении за возвраще ние женщине возможности пережить опыт родов? Это проблемы, которые волнуют меня. В настоящее время я серьезно думаю о том, чтобы уйти из акушерства;

настало время мужчинам уйти из этой области и вернуть женщинам главенство во всем, что касается деторождения. Хронический кризис акушерства, зревший на протяжении нескольких столетий, сейчас достиг своего пика. Революцию, которую мы ждем, сделают не профессионалы акушеры, это вообще будут не профессионалы медики. Но это не значит, что науке и медицине уже не удастся сделать никакого вклада в эту ре волюцию. В будущем, вероятно, технический прогресс сделает возможным применение беспроволочных мониторов для плода, кото рые позволили бы получать важную инфор мацию о его состоянии, не нарушая естест венного хода родов. Достижения таких наук, как нейрофизиология, несмотря на кажу щуюся отдаленность от акушерства, тоже могли бы способствовать этой революции. Я думаю, что к родам все чаще будут относить ся как к бессознательному процессу, который с успехом могли бы изучать науки, занимаю щиеся физиологическими изменениями соз нания, такими, как сон и оргазм. Однако са мыми активными участниками этой револю ции будут сами женщины. То, как женщины рожают, как рождаются дети, в большой степени зависит от понима ния обществом природы, науки, здоровья, медицины, свободы и человеческих взаимо отношений, особенно отношений между мужчиной и женщиной. Наш честолюбивый проект, цель которого — гуманизация и фе минизация родов, предполагает очень про стые средства его реализации. Дело в том, что местные жительницы, которые рожали в нашем отделении, воспринимают все, что здесь происходит, как совершенно обычные вещи. Для них наше отношение столь естест венно, что они не понимают, что все эти мно гочисленные посетители и съемочные группы здесь делают. Их удивление стоит того, что бы о нем поразмыслить.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Scan and layout by Victor Figurnov — Page Примечания 1. Область нейрогормональных исследова ний — ферменты;

каждый день появляются новые гипотезы, новые открытия. Нам ка жется полезным собрать воедино разрознен ные библиографические ссылки, которые от носятся к роли эндорфинов в процессе родов, проблеме формирования привязанности и к сексуальности вообще.

Во, Р.;

Maurelli, M.;

Nappi, G.;

and Savoldi, F. (1980), "Behavioural and EEG Effects of Synthetic Enkephalin Analogue", II Farmaco Ed. Sci. 35:924:932. Gautray, J.P.;

Jolivet, A.;

Vielh, J.P.;

and Guillemin, R. (1977), "Presence of Immunoassayable Beta Endorphin in Human Amniotic Fluid: Elevation in Cases of Fetal Distress", American Journal of Obstetrics and Gynecology 129:211. Gispen, W.H.;

Wiegand, V.M.;

Bradbury, A.F.;

Hulme, E.G.;

Smyth, D.G.;

Snell, C.R.;

and Dewied, D (1976), "Induction of Excessive Grooming in the Rat by Fragments of Lipotropin", Nature 270:357. Goland, R.S.;

Wardlaw, S.L.;

Stark, R.I.;

and Frantz, A.G. (January 1981), "Human Plasma Beta Endorphin during Pregnancy, Labor, and Delivery", Journal of Clinical Endocrinology and Metabolism 52(1):74–78 Granat, M.;

Sharf, M.;

and Weissman, B.A. (1980), "Humoral Endorphin in Human Body Fluids during Pregnancy", Gynecologic and Obstetric Investigation 11(4):214–218. Kimball, C.D. (1979), "Do Endorphin Residues of Beta Lipotropin Hormone Reinforce Reproductive Functions?" American Journal of Obstetrics and Gynecology 134(2): 127–135. Lien, E.L.;

Fenichel,R.L.;

Garski, V.;

Sarantakis, D.;

and Grant, N.H. (1976), "Enkephalin Stimulated Prolactic Release", Life Science 19:837. Liotta, A.S., and Krieger, D.T. (1980), "In Vitro Biosynthesis and Cjmparative Posttranslational Processing of Immunoreactive Precursor Corticotropin/Beta Endorphin by Human Placental and Pituitary Cells", Endocrinology 106:1504. Martin, R., and Voigt, K.H. (1981), "Enkerhalins Coexist with Oxitocin and Vasopressin in Nerve Terminals of Rat Neurohypophysis", Nature 289:502–504. Moss, I.R.;

Conner, H.;

Yee, W.F.H.;

lorio, P.;

and Scarpelli, E.M., "Human Endorphin Like Immunoreactivity in the Perinatal/Neonatal Period", Journal of Pediatrics September 1982:443–445. Nakai, Y.;

Nakao, K.;

Oki.;

S.;

and Imura, H. (1978), "Presence of Immunoreactive Beta Lipotropin and Beta Endorphin in Human Placenta", Life Science 23:2013–2018. Prefferbaum, A.;

Berger, P.A.;

Elliott, G.R.;

Tinklenberg, J.R.;

Kopell, B.S.;

Barchas, J.D.;

and Li, C.H. (1979), "Human EEG Response to Beta Endorphin", Psychiatry Research 1:83–88. Riss, P.A., and Bieglmayer, C. (1983), "Immunoreactive Endorphin Peplides in Amniotic Fluid During Labour", British Journal of Obstetrics and Gynecology 90(1):49–50. River, C.;

Vale, W., Ling, N.;

Brown, M.;

and Guillemin, R. (1977), "Stimulation in Vivo of the Secretion of Prolactin and Growth Hormone by Beta Endorphin", Endocrinology 100:238. Stein, L., and Belluzi, J.D. (1978), "Brain Endorphins and the Sense of Well Being: A Psychological Hypothesis", Advances in Biochemical Psychopharmacology 18:299. Vanvugt, DA.;

Bruni, J.F.;

and Mcites, J. (1978), "Naloxone Inhibition of Stress Induced Increase in Prolactin Secretion", Life Science 22:85. Vizi, E.S, and Volbekas, V (1978), "Modulatory Role of Dopamine and Beta Endorphin in the Release of Oxitocin from Neural Lobe of Pituitary", Proceedings of 76th International Congress on Pharmacology, Paris 1976, p. 562. Wardlaw, S.L.;

Stark, R.I.;

Daniel, S.;

and Frantz, A.G. (May 1981), "Effects of Hypoxia on Beta Endorphin and Beta Lipotropin Release in Fetal, Newborn, and Maternal Sleep", Endocrinology 108(5): 1710–1715. 2. Anderson, D.W., and Barrett, J.T. (1979), "Ultrasound: A New Immunosuppressant", Clinical Immunotherapy 14:18–29. Liebeskind, D.;

Bases, R.;

Mendez, F.;

Flequin, F.;

and Koenigsberg, M. (1979), "Sister Chromatid Exchanges in Human Lymphocytes after Exposure to Diagnostic Ultrasound", Science 205. "Medical News: Question of Risk Still Hovers over Routine Prenatal Use of Ultrasound" (1982), Journal of the American Medical Association, 247(16) :2135. Murai, N.;

Hoshi, K.;

Kang, C.;

and Suzuki, M. (1975), "Effects of Diagnostic Ultrasound Irradiated during Foetal Stage on Emotional and Cognitive Behavior in Rats", Tohoku Journal of Experimental Medicine 117(3):225–235. Statmeyer, M.E. (1980), "Research in Ultrasound Bioeffects: A Public Health View", Birth and the Family Journal 7(2). 3. Dwight, P. (1983), "Midtrimester Amnio centesis" [analysis of 923 cases with neonatal Scan and layout by Victor Figurnov — Page follow up], American Journal of Obstetrics and Gynecology 146:204. Hislop, A., and Fairweather, D.V. (1983) "Amniocentesis and Lung Growth: An Animal Experiment with Clinical Implications", Lancet 2:1271–1272. 4. Rosenblatt, J.S. (1967), "Nonhormonal Basis of Maternal Behavior", Science 156:1512–1514. Rosenblatt, J.S. (1982), "Progress in the Study of Maternal Behavior in Animals", in Klaus, M. and Robertson, M.O., eds., Birth, Interaction, and Attachment (Piscataway, N.J.: Johnson & Johnson). Rosenblatt, J.S.;

Siegel, H.I.;

and Mayer, A.D. (1979), "Progress in the Study of Maternal Behavior in the Rat: Hormonal, Nonhormonal, Sensory and Developmental Aspects", in Rosenblatt, J.S., ed., Advances in the Study of Behavior (New York: Academic Press).

5. For a list of studies on the role of endorphins in bonding, see note 1. 6. A.Ambrose (1969), "An Endrocrine Theory of Infantile Stimulation", in Stimulation in Early Infancy (New York: Academic Press). 7. Atkinson, S.A.;

Bryan, M.H.;

and Anderson, G.H. (1978), "Human Milk: Differences in Nitrogen Concentration in Milk from Mothers of Term and Preterm Infants", Journal of Pediatrics 93:67. Gross, S.J.;

David, R.J.;

and Bauman, L. (1980), "Nutritional Composition of Milk Produced by Mothers Delivering Preterm", Journal of Pediatrics 96:641. Gross, S.J.;

Rebecca, H.: et. al. (1981), "Elevated Ig A Concentration in Milk Produced by Mothers Delivered of Preterm Infants", Journal of Pediatrics 389:393.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.