WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 |
-- [ Страница 1 ] --

Центр Родительской Культуры Москва 1994 г.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page 1 ББК 57.16 УДК 618.4 Перевод Екатерина Хотлубей редакция Ирина Иванова дизайн Алексей Саргунас фото на суперобложке Михаил Пайст фото Suzanne Arms, Dominique Pourre, Pascale L. R., Lyu Hanabusa, Michel Odent, H. Vemay, N. Heinimann, Jacques Maries Le Roux Georges Melet Оден М. O—41 Возрожденные роды. Пер. с фр. Е. Хотлубей;

Под ред. И. Ивановой. Оформл. А. Саргуниса.— М.: Центр Родит. культуры "АКВА". 1994.—136 с.: фото. — Цена договорная.

Книга французского доктора Мишеля Одена "Возрожденные роды" не только вдохновит будущих матерей и поможет им увидеть роды с совершенно новой стороны, но и найдет глубокое понимание у всех специалистов, кто работает в интересах женщины. Эта книга — маленькое чудо, которое изменит не только наше мышление в области деторождения, но и наши действия. О 4703010100 – 015 94 ISBN 5—900821—01—3 57.16 © издание, ЦРК "АКВА", 1994 © перевод, Е. Хотлубей, 1992 © суперобложка, А. Саргунас, М. Пайст, 1993, Издатели выражают благодарность Исполнительной дирекции Региональной программы социально культурного возрождения Тверской области за финансовую помощь в издании книги.

Мишель Оден родился в 1930 году. Он начал работу в клинике Питивьера (Франция) в 1962 году, имея квалификацию хирурга общего назначения. Вскоре он решил полностью посвятить себя совершенствованию местной клиники. Сейчас он всемирно известный новатор в области деторожде ния, его имя связывают с такими учеными, как Лебуае и Ламаз, хотя Мишель Оден во многом превзошел их. Его лекции, статьи и книги оказали значительное влияние на врачей, акушеров и мате рей всего мира. Начало радикальных реформ в клиниках связы вают именно с выходом в свет книги "Возрожденные роды".

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Предисловие к английскому изданию Они лежат на узких столах под слепящи ми лампами, бесформенные груды плоти, обездвиженные и беспомощные, как звери, попавшие в капкан. Четырех женщин отделя ет друг от друга только занавес. Из тела каж дой, между ногами, тянется электрический провод. Он подсоединен к прибору с мер цающей электрической лампочкой, из кото рого беспрерывно ползет нескончаемая бу мажная лента, падающая на пол складками, со временем превращающаяся в гору бумаги. Другой провод, передающий данные о внут риматочном давлении, тоже тянется к прибо ру, который извергает свой собственный по ток кривых линий. Женщинам говорят: "Лежите спокойно. Любое ваше движение влияет на работу монитора". Но они и без того не в состоянии пошевелиться. Ни одна из них не чувствует своего тела от груди до самых кончиков пальцев. В вену на плече введен катетер для эпидуральной анестезии, через который можно подать дополнительную дозу обезболивающего состава, как только появятся какие нибудь ощущения. Сестра тихо ходит от одной пациентки к другой, проверяя показания приборов. Одна из жен щин спрашивает, нельзя ли ей попить, у нее пересохло во рту. "Мне очень жаль, но вам нельзя ни пить, ни есть". Сестра хмурится, глядя на ленту, выползающую из принтера, и поворачивается к другому прибору. Все это происходит в западногерманской больнице, но такую же картину можно на блюдать в любом современном родильном отделении, переполненном современным обо рудованием, в оснащенности которым своих отделений акушеры гинекологи соревнуются друг с другом. Мне вдруг кажется, что эти женщины похожи на дойных коров на осна щенной электроникой молочной ферме кос мического века: они занимают минимальное пространство и доставляют минимум хлопот. Рождение каждого ребенка — это управляе мый, анализируемый, измеряемый и ежеми нутно фиксируемый процесс. "Я уверена, что все будет в порядке, — говорит одна из женщин. — Я чувствую себя в безопасно сти". И это все, что она может сказать о сво их эмоциях во время рождения ребенка: чув ство безопасности, а после рождения — об легчение. Роды другой женщины, на этот раз во Франции. Она в небольшой комнате, свет приглушен, рядом с ней акушерка и муж, они поддерживают роженицу. Она расположилась на низком помосте в углу комнаты. На по мосте мягкие подушки. Но ей удобнее стоять на корточках;

муж поддерживает ее, стоя у нее за спиной. Все очень спокойно. Здесь нет ни тикающих и гудящих приборов, ни гром ких звонков, все говорят очень тихо. Сюда не доходит обычная больничная суета, телефоны звонят вполголоса, здесь не слышно торопли вых шагов. Это родильное отделение, в кото ром работает Мишель Оден. Несколько ми нут назад женщина ходила по комнате — ей не хотелось ни сидеть, ни лежать — и оста навливалась только во время схватки, чтобы прижаться к мужу, опереться на него. Сейчас же начинается вторая стадия родов, и ей хо чется согнуть ноги в коленях, чтобы тяжесть, которая давит изнутри, опустилась вниз и расправила сложенные гармошкой складки влагалища, чтобы оно раскрылось как можно шире и голова ребенка могла выйти через него. Роженица полностью погружена в свои переживания. Все остальное для нее сейчас не существует. Ей ничто не мешает. Кажет ся, она замкнута в собственном круге творче ского одиночества. Она точно знает, что ей нужно делать, и не нуждается в советах, по тому что она в полной гармонии со своим те лом и с той энергией, которая могучими вол нами прокатывается по нему. Она вся во вла сти одного желания: вытолкнуть из себя ре бенка. Акушерка ждет, опустив руки, время от времени повторяя: "Хорошо... хорошо..." Вдруг женщина издает протяжный низкий крик, и становится видна головка ребенка, уже рожденная. Во время следующей схватки женщина снова кричит: удивление и торже ство, боль и ликование, возможно, экстаз, — все в одном крике. Головка ребенка выскаль зывает наружу, и все его тельце скользит на пеленку, расстеленную, чтобы принять его. Мать опускает глаза на ребенка, берет его на руки, прижимает к груди. "Я не могу пове рить. Это потрясающе! Не плачь, мой ма ленький, мой малыш! Мой малыш! Это сказ ка! Потрясающе!" — повторяет она снова и снова. Глаза ее сияют, в них стоят слезы, она смеется и в то же время плачет. Муж обни мает и целует ее. Им никто не мешает. Он целует пяточку малыша — и снова свою же ну. Он тоже плачет от радости и удивления перед тем, что случилось. Для некоторых женщин роды бывают такими. Они могут быть такими. Впервые я встретилась с Мишелем Оде ном в 1977 году, после моего доклада на ме Scan and layout by Victor Figurnov — Page ждународной конференции по акушерству. Тогда я сказала: "Самая подходящая обста новка для родов — такая, в которой приятно было бы заниматься любовью". Мишель Оден прислал мне записку, в которой говорилось: "Я согласен. Приезжайте и посмотрите, что мы делаем в Питивьере". В то время я писа ла, живя в старом доме в лесу Фонтенбло. Городок Питивьер находится всего в полуми ле езды оттуда. Так, по счастливой случайно сти, я познакомилась с Мишелем Оденом и поняла, что женщины в США и Велико британии должны узнать о его работе. Я уви дела человека, который был не просто вра чом акушером, но постановщиком пьесы под названием "Роды". Он переживал это собы тие вместе с рожающими женщинами и был на их стороне. Для врача акушера очень привлекательна роль режиссера в драме рождения. "Активное управление" родами сейчас в моде, и хоро шим специалистом считается тот гинеколог, который умеет взять контроль над родами в свои руки и провести их в соответствии с оп ределенной моделью. Женщине же отведена в этом процессе пассивная роль. Это обездви женный пациент. Ее беспомощность усугуб ляется тем, что она находится в положении камнесечения, то есть лежит на спине с со гнутыми в коленях ногами, зафиксированны ми в подставках на родильном столе, — поза, которая является общепринятой по той про стой причине, что очень удобна для гинеко лога;

но она не является таковой для самой роженицы. Многие женщины жалуются, что им больно и страшно выталкивать из себя ребенка на воздух, лежа на узком и плоском столе. Мишель Оден создает такую обстановку для родов, в которой женщина вольна вести себя, как ей хочется. Здесь можно все. Если она хочет кричать, она кричит. Если ей хо чется быть в темноте во время родов или чтобы в это время с ней были ее дети, хочет ли она ходить по комнате или лежать в бас сейне, наполненном водой, — она может де лать, что ей вздумается. Многие женщины выбирают вертикальное положение во время второй стадии родов. Они сидят на корточ ках, поддерживаемые врачом, акушеркой или кем то другим, кто присутствует при родах. Ребенок выскальзывает на пол, и мать сразу же видит его и сама может взять на руки. И после родов Мишель Оден предоставля ет инициативу матери. В этом он расходится с Фредериком Лебуае, чье ученье вдохновило Одена. Некоторые из методов Лебуае, на пример, купание новорожденного, он исполь зует в Питивьере. В фильме Лебуае о родах мать пассивна;

врач принимает ребенка и массирует его тельце, в то время как он ле жит на животе у матери, или же он сам ку пает новорожденного в специальной ванноч ке, стоящей в отдалении от матери. Она про тягивает руки к ребенку, желая дотронуться до него, но это не входит в планы Лебуае. Его внимание полностью сконцентрировано на новорожденном. Контакт матери с ребен ком считается второстепенным, это след ующая стадия. В противоположность такому подходу, женщине, рожающей у Мишеля Одена, уготована более активная роль. Это она дает жизнь ребенку. Мать обычно первая дотрагивается до ребенка, она сама вместе с его отцом купает малыша в ванночке, кото рую ставят прямо перед ней, между ногами. Характерная черта Одена в том, что он го тов учиться у самих женщин, — готовность, редко встречающаяся у акушеров. В его пла ны не входит учить женщину, что ей делать во время родов, или говорить, какова ее роль в процессе рождения ребенка. Стиль Мишеля Одена совершенно другой. Он пытается по нять, чем он может помочь женщинам, кото рые хотят, чтобы роды были интимным, в высшей степени творческим событием в их жизни. Он не обещает, что произойдет чудо или что роды будут быстрыми. Он старается создать такую обстановку, в которой женщи на ни в коем случае не была бы ни пациент кой, ни просто сокращающейся маткой с ро довыми путями, ни сложным репродуцирую щим механизмом, но была бы самой собой. Так обычно бывает, когда роды проходят в обстановке, которую роженица сама контро лирует: дома, где врач, если он есть, и аку шерка — гости. Конечно, такого не бывает в больнице. Наша западная система родов на ложила множество запретов на "то, что есте ственно", и вытравила сексуальность из про цесса родов. Акушерская наука предписывает вмешательство на всех его стадиях: начиная с обязательного выбривания лобка и столь же обязательной клизмы или слабительной свечи и кончая прокалыванием околоплодно го пузыря, введением окситоцина, использо ванием электронных датчиков, а также ле карств, оказывающих успокаивающее дейст вие, притупляющих ощущения и вызываю щих ложные ощущения, галлюцинации и по терю памяти, изменяющих химический со став организма женщины, а также умень шающих поступление кислорода к плоду, от чего вместо маленького любопытного иссле дователя мира с широко открытыми глазами рождается безвольный сонный комочек с го ловной болью. В последнее время поощряется участие отца в родах, но наше общество предлагает ему как будто в насмешку роль "свидетеля" Scan and layout by Victor Figurnov — Page события вместо роли любящего, сопережи вающего участника родов, когда мужчина может почувствовать, что он действительно участвует в великом событии рождения ре бенка. Присутствие человека, которого жен щина хочет видеть рядом с собой во время родов, желательно до тех пор, пока он не мешает, не задает лишних вопросов и выхо дит из родильной комнаты, когда его об этом попросят. Обычная роль присутствующего при родах в наше время обычно сводится к тому, что он наблюдает за мониторами и предупреждает роженицу о приближающейся схватке. Об становку родильных комнат во многих боль ницах стараются приблизить к домашней: они удобные и уютные — и это огромный шаг вперед. Но все же эти комнаты — карикату ра на домашнюю обстановку. Я родила пяте рых дочерей дома, и до сих пор удивляюсь, когда женщины, рожавшие в больнице и до вольные условиями родов, говорят: "...и они разрешили мне...";

"врач говорил, чтобы я...";

"они разрешили моему мужу...". Конечно, так можно рассказывать и о ро дах в Питивьере. В конце концов, руково дство этим заведением тоже в руках меди цинского персонала. Отличает его от других больниц то, что властвовать здесь Мишель Оден предоставил самим женщинам. Есть один жест, который у меня ассоциируется с образом Мишеля и дает ключ к разгадке всех здешних тайн: он лучезарно улыбается и, разводя руками, говорит: "Почему бы и нет?'. Когда женщины спрашивают, можно ли им сделать то или это, и он считает, что можно, — он всегда отвечает именно так, хотя другие врачи сказали бы: "Это наруше ние медицинских правил!" или: "Да вы с ума сошли!". Единственный вид помощи, который мы не оказываем и которого ожидают от нас почти все беременные, — применение болеутоляю щих средств. Когда женщина договаривается о родах в клинике Мишеля Одена, с ней за ключают безоговорочный контракт о непри менении болеутоляющих средств при нор мальном течении родов. Оден обязуется сде лать все возможное, чтобы помочь ей не бо роться с собственным телом, не отключаться от него, но работать с ним. Здесь некоторые читатели могут задуматься над проблемой естественных родов и той власти, которую имеет врач акушер над рожающей женщиной. Если женщина действительно имеет право выбирать, не ущемляется ли таким образом это право? Разве не само собой разумеется, что человек имеет право получать лекарства, ослабляющие боль? Шведские женщины счи тают, что это само собой разумеется, и швед ский парламент принял закон, гарантирую щий полное обезболивание во время родов всем женщинам. В результате в начале родов женщине вводят демерол, ослабляющий боль при схватках и имеющий снотворный эффект, затем производят эпидуральную анестезию, которая делает бесчувственной всю нижнюю половину тела, а после, когда во второй ста дии родов эпидуральная анестезия перестает действовать, делают блокаду органов половой системы, чтобы совершенно обезболить вы ход ребенка. Предоставить женщинам право выбирать роды с обезболиванием или без него значило бы разрушить саму атмосферу клиники Ми шеля Одена. Акушеркам, внимание которых здесь полностью направлено на роженицу, пришлось бы наблюдать еще и за аппарату рой. Если бы здесь применяли эпидуральную анестезию, пришлось бы устанавливать элек тронные мониторы. Если мы изначально вмешиваемся в естественный процесс, прохо дящий в организме, это влечет за собой не обходимость постоянного вмешательства в дальнейшем. Поскольку чувствительность организма женщины сведена к нулю, часто требуется наложение щипцов. При эпиду ральной анестезии в пять раз увеличивается число случаев, когда их применение стано вится необходимым. Если бы роженицы име ли право требовать эпидуральную анестезию, Одену пришлось бы применять щипцы. Жен щины, которые сейчас рожают самостоятель но, превратились бы в пациентов, которым врачи рожают их детей и которых необходи мо переворачивать, осматривать, за которых нужно все делать до и после родов, — они бы уже не смогли по настоящему сыграть дан ную им природой роль роженицы. Это, в свою очередь, означало бы, что рожающим без анестезии уделялось бы меньше внимания, поскольку акушерки и врачи были бы заняты родами с операционным вмешательством и "интересными случаями". Есть еще одна со ставляющая в системе взглядов Мишеля Одена, которую многим из нас трудно при нять: он настаивает на том, что роды — про цесс инстинктивный, это то, к чему женщину нет надобности готовить. Наоборот, она должна выбросить за борт ненужный груз сознательного. Не это ли еще один путь, ко торый ведет женщину к биологическому зна нию о том, что такое быть истинной женщи ной? Помочь отключить рациональное мыш ление и объяснить, что ей нужен только ин стинкт, чтобы родить ребенка, — в этом ви дит свою задачу доктор Оден. Не приемля общепринятые медицинские роды, во время которых женщина становится пассивным объектом на родильном столе, и в Scan and layout by Victor Figurnov — Page той же мере не принимая целей "безболез ненных родов" по Ламазу, мы отрицаем муж ское восприятие родов, чтобы заново открыть главное значение опыта родов для самих се бя. Быть "сознательной", переживать самое интимное событие жизни, организуя его в соответствии с "логичной" акушерской или же изобретенной Ламазом атлетической, четко ориентированной моделью родов, озна чает, по существу, признание главенства мужчины в процессе родов. Когда Мишель Оден говорит, что нам не обходимо избавиться от культурного слоя в восприятии родов, чтобы обнажилась наша инстинктивная сущность, он ни в коей мере не проповедует простую идею возвращения к идеалу "примитива". На самом деле, обраща ясь к достижениям нашей культуры и циви лизации, он приспосабливает их к инстинк тивным потребностям женщины во время ро дов. Например, он работает в условиях боль ницы, а не на дому, и считает, что при родах должны присутствовать профессионалы, имеющие специальные знания и навыки. Приглушенный свет, музыкальные записи, если женщина хочет слушать музыку во вре мя родов, бассейн с водой для расслабления — все это продукты современной индуст риальной цивилизации. Но Мишель исполь зует их с целью изменить больничную обста новку так, чтобы женщины могли свободно проявлять те чувства, которые они испыты вают во время родов;

он расчищает путь для физиологических родов, в противовес "медицинским". Значительное влияние работы Одена на взгляды женщин в Западной Европе объясня ется непростым комплексом причин. Как врач, работающий в больнице, официальном медицинском учреждении, он демонстрирует, что роды могут быть в большей степени про ведены так, как этого хочет женщина. Жен щине как бы разрешают, впервые со времен Дик Рида, который в девятнадцатом столетии заговорил о влиянии разума и тела на про цесс рождения, поступать так, как ей хочет ся. Но особенно важно, чтобы разрешение исходило от врача. То, что женщина знает сама, не может быть принято, опыт ее не мо жет быть признан имеющим законную силу до тех пор, пока мужчина, предпочтительнее врач в белом халате, не объявит этот опыт приемлемым. Мишель Оден очень хорошо знает об этом парадоксе. Он призвал к возрождению роли акушерки, традиционно помогающей при ро дах. На деле же он пошел дальше: в Питивь ере он возродил акушерское искусство;

здесь акушерка — главное лицо, от которого зави сит все вокруг. Именно благодаря профес сионализму и преданности акушерок, их любви создается здесь та особая атмосфера, которая знакома каждой женщине, родившей ребенка с помощью акушерки. На каждые роды они приносят с собой не только профессиональные навыки и внима ние, но тепло и радость. Те из нас, кто столкнулся с проблемой общения с властной акушеркой или врачом, который обращается с пациентками, как с несмышлеными детьми, знают, как плохие отношения с ухаживаю щими за ними во время родов могут все ис портить и превратить самые счастливые из родов в страшную пытку. Секрет успеха Мишеля — в теплых про фессиональных отношениях с акушерками, в том, как они все вместе стремятся к дости жению общей цели. Женщины, рожающие в Питивьере, не страдают ни от негативных последствий плохих отношений между аку шерками и врачами, ни от противоречивой неудовлетворенности акушерок, чувствую щих себя бессильными как что либо изме нить, так и контролировать ситуацию в рам ках авторитарной системы акушерства. Рождение, как и смерть, — универсаль ный опыт. Роды могут стать самым творче ским из всех событий в жизни многих жен щин. Событие это может стать паузой в по токе человеческого существования, эпизодом, который слабо или совсем не связан со стра стным желанием, создавшим ребенка, а мо жет быть пережито красиво и с достоинст вом, и сами роды станут тогда торжеством радости. Роды — это то переживание, которое для меня, женщины, является столь же напря женным и интимным, как для китайской кре стьянки, эскимоски, женщины, живущей в южноамериканском бедном городке, в коче вой кибитке или в африканской хижине. По этому то, как мы рожаем, — политический вопрос. Существо его в том, что каждая женщина имеет право свободно выбирать, каким образом ей рожать ребенка, право на роды, окруженные любовью. Многие элемен ты той системы, автократичной, обезличен ной и деградирующей, на которой основаны женское здравоохранение в целом и социаль ный контроль над женским телом, выкри сталлизовались в рамках системы деторож дения: для многих из нас во всем мире — это родильные дома, организованные по принци пу молочных ферм, и конвейерообразная ги некология. Проблема родов в настоящее время стала центральной для женщин, стремящихся из менить отношение мужчин к женскому здра воохранению и к женскому телу. Впервые участвующие в движении за свободное дето Scan and layout by Victor Figurnov — Page рождение женщины, которые по самой при роде их отношения к проблемам дома и семьи раньше были аполитичными, взялись за руки, чтобы присоединиться к политическому дви жению. Ранее феминистки считали роды де лом третьестепенным в ряду других женских проблем, рассматривая их как помеху на пу ти развития женщины. Сейчас стало ясно, что это именно та сфера, в которой необхо димы решительные изменения. Перемены в практике родовспоможения, которые позволили бы женщинам заново от крыть для себя спонтанные сексуальные рит мы родов, в основном происходят не по ини циативе акушеров, а под давлением женщин, которые имели возможность родить так, как они сами сочли нужным, в обстановке, обес печивающей эмоциональную поддержку, пе режив это событие как ничем не сдерживае мую, радостную страсть. Задача, которую Мишель Оден ставит пе ред нами, — изменение культуры деторожде ния. Но он не предлагает готовых рецептов. Некоторые женщины на самом деле ищут врача именно авторитарного типа, перекла дывая ответственность за свое собственное тело и опыт, который они не желают само стоятельно пережить, на плечи этой сильной личности. Мишель первый попросит тех, кто хочет получить гарантированное обезболива ние и избавление от ответственности за про исходящее, к нему не обращаться. В Питивь ере центром драматических событий являют ся сама женщина и ее драматические пере живания, но не фигура врача акушера, не больничный распорядок и не работа бригады медиков, ведущих пациентку во время родов. Мишель любит это событие — роды и волне ние, испытываемое им, когда он узнает зано во, каким оно может быть и каковы истинные желания женщины. Он получает удовольст вие от рождения ребенка, но не потому, что оно происходит под его руководством. Самое важное заключается в том, что Мишель Оден прислушивается к женщинам. Он находится рядом с ними не для того, чтобы главенство вать, но чтобы служить, не диктовать, но учиться. Он несет в себе опыт свидетеля ка ждых родов как путешествие в неизведанное, совершаемое всеми теми, кого объединяют страстное стремление, творческая боль, тай на и высшая радость. Шейла Китсинджер Scan and layout by Victor Figurnov — Page Предисловие к русскому изданию Эта книга о деторождении первоначально была рассчитана на американского читателя. Она была написана в начале 80 х, когда во всем мире началось безудержное распрост ранение американского стиля жизни. Прочи тав множество лекций во многих американ ских штатах и встретившись со многими людьми, в том числе с профессионалами, я убедился в том, что американское акушерст во стоит на ошибочном пути, пути опасном. Поэтому для меня было важно как можно скорее начать спор с приверженцами северо американской модели отношения к родам. Я сделал это, просто обобщив то, чему научил ся, работая во французской муниципальной больнице. Я попытался рассказать о том, как мне пришлось в корне изменить свои взгля ды, о том, что представляет собой родильное отделение, когда медицинский персонал по нимает, насколько окружающая женщину обстановка важна для нормального течения родов, для первого контакта матери и ребен ка и для начала грудного вскармливания. Почему я хочу, чтобы книга вышла в ва шей стране? Я считаю своим долгом преду предить россиян об ошибках, допущенных в развитии акушерства и всей области деторо ждения во Франции, США и других западных странах. Вам еще не поздно принять меры к тому, чтобы предотвратить некоторые из этих ошибок. Почему я считаю актуальным издание книги в России именно сейчас? В течение последних двадцати лет большинство детей на Западе рождается в окружении бесчис ленных электронных приборов. В конце 60 х врачам акушерам казалось, что если бы они могли постоянно слышать сердцебиение ре бенка во время родов благодаря электронным приборам, они смогли бы создать наилучшие условия для своевременного вмешательства в том случае, если ребенку угрожает опас ность. Они считали, что электронные прибо ры помогут сделать роды более безопасными. Однако это было только предположение. Оно не подтверждалось никакими научными дан ными. В последнее время происходят события, свидетельствующие о том, что мы, возможно, живем в конце электронной эры. Мы — сви детели поворотного момента в истории дето рождения. Поворотный момент — это конкретное со бытие, имеющее точную дату. Я предлагаю считать такой датой 12 декабря 1987 года. В этот день в "Lancet", одном из самых пре стижных и авторитетных медицинских жур налов мира, появилась очень важная статья. Она была посвящена результатам восьми значительных исследований, проведенных в разных странах. Целью этих исследований, анализировавших тысячи родов, было срав нение групп женщин, рожавших с примене нием электронных приборов и без их приме нения (в этих случаях сердцебиение ребенка время от времени слушала акушерка). Ре зультаты большинства из этих исследований уже публиковались в других авторитетных медицинских журналах ранее;

новым было то, что в этой публикации они впервые были собраны воедино. Общий вывод состоял в следующем. Применение электронных прибо ров во время родов, никак не влияя на такие показатели, как число детей, родившихся живыми, и число детей, родившихся здоро выми, ведет к значительному увеличению ко личества случаев кесарева сечения и нало жения щипцов. Оно делает роды более труд ными и опасными;

большее число детей при ходится спасать при помощи операций. Это значит, что пришло время готовиться к на ступлению "постэлектронной эры". Это зна чит, что пришло время поставить новые во просы, касающиеся влияния обстановки на процесс родов и на первый контакт матери и ребенка. Вот почему эта книга вдруг оказа лась актуальной. Со времени написания этой книги мое по нимание влияния окружающей обстановки на роды значительно углубилось благодаря опы ту домашних родов. Теперь я лучше понимаю важность некоторых деталей, таких, напри мер, как размер комнаты. Комната для родов должна быть маленькой: в ней легче обрести чувство уединенности. Мне также стало яс но, насколько важно, чтобы комната эта была затемненной. Теперь я имею смелость утвер ждать, что присутствие отца ребенка может отрицательно сказаться на процессе родов, если он ведет себя как наблюдатель, посто янно разговаривает, пытается смотреть в гла за жене тогда, когда этого не надо делать, или же старается помогать, когда главное — не мешать. Я все время помню, что человек — млеко питающее животное. Млекопитающие стара ются найти для родов уединенное место, им необходимо в этот момент одиночество. Я научился относиться с должным уваже нием к работам некоторых ученых, таких, как Найлз Ньютон (Niles Newton), изучающих поведение млекопитающих. Все выводы этих Scan and layout by Victor Figurnov — Page ученых оказываются совершенно верными, когда мы рассматриваем поведение человека. Вот почему на заре постэлектронной эры главным вопросом является следующий: как создать атмосферу уединенности даже в больнице? Как раз эта тема является цен тральной в моей книге. В будущем нам нуж ны будут родильные отделения, обстановка в которых была бы совершенно домашней. Они ничем не должны напоминать акушерские отделения электронной эры. Такие родильные дома призваны будут сыграть важную роль в обучении настоящих акушерок. Живущие в постэлектронную эру люди поймут, почему в нашей урбанизированной жизни необходимо найти место такому явле нию, как домашние роды. Чтобы подготовить наступление постэлек тронной эры, акушерству придется стать бо лее научно обоснованным. Нам необходимо лучше знать нормальные физиологические процессы, происходящие до, во время и после родов. Мы должны более объективно отно ситься к данным статистики. Почему, напри мер, в Голландии, единственной из индустри ально развитых стран, где каждый третий ре бенок рождается дома, уровень кесаревых сечений составляет 6% (против 25% в дру гих странах), уровень перинатальной смерт ности ниже 10%, а материнской смертности — ниже, чем 1 на 10000? В конце 1991 года я побывал в нескольких родильных домах Москвы и обнаружил очень хорошие результаты при тех немыслимо низ ких затратах, которые поражают человека, пользующегося западными критериями оцен ки. В то время как уровень младенческой смертности (детей до года) высок, уровень перинатальной (до достижения ребенком се мидневного возраста) и уровень материнской смертности могли бы считаться приемлемыми по западным стандартам. Частота кесаревых сечений меньше, чем в Америке, и почти все мамы кормят детей грудью, выйдя из роддома (в Америке примерно 50% матерей продол жают кормление грудью, вернувшись домой после родов).

Одна из главных причин таких хороших статистических показателей в том, что в ва ших роддомах нет электронного оборудова ния. Другая — в том, что роженицы находят ся в основном в окружении женщин. Что бы я изменил в ваших больницах, так это жизнь матери и ребенка в первый час по сле его рождения. Ваши врачи должны изба виться от страха перед микробами и научить ся делать различие между привычными и не привычными бактериями. Давайте вспомним, что у новорожденного ребенка нет бактерий, и в течение первых часов после рождения его слизистые оболочки заселяются миллиардами различных бактерий. В крови новорожденно го ребенка присутствуют те же антитела, что и в крови его матери. Другими словами, бак терии, носителем которых является мать ре бенка, будут привычными для него, в то вре мя как бактерии, носителями которых явля ются другие люди, потенциально опасны для него. Привычные бактерии займут "свободную территорию" слизистых ребенка в том случае, если ребенок будет находиться в первый час после рождения в непосредст венной близости от матери. Ранний и не ог раниченный контакт матери и ребенка необ ходим и для того, чтобы ребенок мог полу чать молозиво, столь драгоценное для его здоровья. В Питивьере, с тех пор как мы поняли важность раннего контакта матери и ребенка, появилась тенденция к уменьшению числа случаев применения медикаментов во время родов. Нам кажется, что роды и родовспомо жение приобретают иной смысл, когда мать имеет возможность ожидать награды за тяж кий труд родов: общения с ребенком, которое никто не прервет. Мне кажется, что сейчас самое подходя щее время поделиться моим опытом и зна ниями со всеми людьми, говорящими по русски. Мишель Оден Scan and layout by Victor Figurnov — Page моей маме к ее 88 летнему юбилею Питивьер Впервые я приехал в Питивьер в 1962 го ду, чтобы возглавить отделение общей хирур гии в муниципальной больнице. Я оказался здесь случайно, по результатам конкурсного отбора на имеющиеся вакансии. Я вскоре по любил этот небольшой городок с населением в десять тысяч жителей, расположенный не далеко от Парижа в сельской местности, где можно наслаждаться всеми прелестями дере венской жизни. Земля здесь плодородная, поля засеяны пшеницей и сахарной свеклой. Местные фермеры по сей день разводят пчел, охотятся на жаворонков и каждую субботу собираются на местном базаре. Несмотря на то, что район этот в основном сельскохозяй ственный, всюду можно встретить небольшие предприятия и фабрики, здесь расположены рафинадный завод и компания по изготовле нию печенья. В общем, Питивьер — такой городок, какие редко показывают туристам. Это просто ничем не знаменитый городок, как и сотни других, подобных ему. Правда, большинству французов знакомо слово "Питивьер", но только как название печенья, которому оно дано по имени города. Но они не имеют понятия, что это за город и где он расположен. Когда я приступил к работе, оказалось, что под моим началом находится также не большое родильное отделение больницы. В отделение обращались за помощью женщины из Питивьера и близлежащих деревень;

про исхождение их было самым разным. Это бы ли работницы фабрик, фермеры, владелицы магазинов и служащие. Некоторые были эмигрантами из Португалии, Северной Афри ки, даже с Дальнего Востока. В больницу принимали всех, кто сюда обращался: не бы ло никакого "отбора" ни с точки зрения соци альной принадлежности, ни по медицинским показателям. В то время здесь работала только одна акушерка, которая и отвечала за всю работу отделения. Она звала меня, только когда был необходим врач, чтобы сделать кесарево се чение или наложить щипцы. И эти операции, казалось, лишь углубляли мой профессио нальный опыт, являясь естественным допол нением к тому, что я, будучи хирургом, уже умел делать (операции по удалению желчного пузыря, лечение переломов и т.п.). Что же касается акушерства, я плохо представлял себе, что это такое на практике. Мой акушерский опыт был очень неболь шим и с годами стерся из памяти. В начале пятидесятых я проработал шесть месяцев ин терном в большом родильном доме в Париже. В то время пять или шесть женщин обычно рожали одновременно в одной большой ком нате. Роды проходили, как на фабричном конвейере, и роженицы заражались страхом друг от друга. Врачи часто применяли аку шерские щипцы и редко делали кесарево се чение. Я помню главного акушера только по тому, что известная модификация щипцов названа его именем (щипцы Сюзора). Я без интереса относился к интернатуре и не мог себе представить, что когда нибудь буду практикующим акушером. Позднее, во время военной службы в должности военного хирурга в Алжире, в районе проживания берберов, меня время от времени вызывали для оказания помощи при родах. Беременные женщины обычно спуска лись в долину из горных поселений в самый последний момент перед родами, и меня зва ли, когда надо было делать кесарево сечение, наложить щипцы или когда требовалась по Scan and layout by Victor Figurnov — Page мощь при травме матки. Через некоторое время, уже в Гвинее, я был свидетелем не прекращающейся борьбы между африканка ми, которые хотели стоять или сидеть на корточках во время родов, и врачами европейцами, которые настаивали на том, чтобы они рожали лежа. В то время я был на стороне врачей и особенно не задумывался над этими эпизодами своей медицинской практики. Когда я начал работать в Питивьере, я, ес тественно, полагался на акушерок. Жизель, уже проработавшая в отделении некоторое время, была очень опытной акушеркой. Габ риель, пришедшая в отделение вскоре после меня, была молодой и энергичной. Она толь ко что закончила учебу и была увлечена пси хопрофилактикой по Ламазу.* Я впервые за интересовался акушерством, и не потому, что они говорили или делали что то необыкно венное;

меня поразило то, что пятнадцать лет, которые разделяли годы учебы Жизель и Габриель, сделали практику этих двух аку шерок совершенно различной. Например, Жизель, которая была старше, обычно терпе ливо ждала, когда появится ребенок. Под ко нец родов она просто говорила: "Не сдерживайся, расслабься, отпусти се бя...". Габриель, наоборот, горела желанием готовить женщину к родам с самого начала беременности, помогать ей контролировать дыхание во время схваток. На второй стадии родов Габриель обычно командовала: "Вдохни, выдохни.., следи за дыханием.., тужься...". Эта разница заставила меня взглянуть на акушерство по новому. Я начал понимать, что акушерство — нечто большее, чем механические приемы. И мне станови лось все более ясно, насколько ход родов за висит от личности и убеждений того, кто эти роды принимает. Женщин привлекала моло дая и энергичная Габриель, они проявляли к ней больше интереса, но, казалось, роды бы ли более легкими, когда их принимала Жи зель. Хотя официально я оставался хирургом, со временем я стал все чаще принимать участие в жизни родильного отделения. Оказалось, что упрощение и отмена бесполезных проце дур — принципы, на которых я строил свою * «Психопрофилактика» — метод подготовки к родам, раз работанный в 1950 х годах Фернардом Ламазом, французским врачом. Основа этого подхода — убеждение, что женщине нужно учиться рожать, так же как нам приходится учиться писать, читать или плавать. Ламаз учил женщин использовать во время схваток разные типы дыхания, убыстряющегося по мере того, как схватки становятся сильнее. Концентрация внимания на дыхании, как считал Ламаз, отвлекает женщину от боли при схватках. В последние годы учителя психопрофи лактики стали исповедовать более эклектичный подход, одна ко и традиционное обучение по Ламазу до сих пор практику ется в США и в Европе. Этот подход — противоположность нашей концепции.

работу как хирург, — могут применяться и в акушерстве. Опыт практической работы уже привел меня к мысли о том, что время и тер пение — лучшие партнеры и что активное вмешательство должно быть щадящим и при меняться только в особых случаях. Я убедил ся, что в акушерстве, как и в общей хирур гии, сведенное до минимума вмешательство чревато меньшими опасностями и имеет меньше негативных последствий. Удивитель но, но благодаря недостатку теоретического образования в области акушерства, я оказал ся более способным к учебе на практике. Я задавал вопросы о самых традиционных аку шерских приемах. Я спрашивал у акушерок: "Зачем вы прокалываете околоплодный пу зырь? Почему вы перерезаете пуповину сразу после рождения ребенка?". Часто они отве чали: "Потому что нас так учили". Но по мере того как мы исследовали при чины определенных манипуляций, стали про исходить еле заметные изменения. Мы стали меньше держаться за догмы и начали экспе риментировать. Однажды акушерка искупала новорожденного, чтобы успокоить его, хотя ему было всего два дня от роду. С того само го дня мы перестали придерживаться обще принятого во Франции и в Америке "правила", что ребенка нельзя купать до тех пор, пока не заживет пупок и не отпадет бо лячка. В другой раз ребенок взял сосок мате ри и, ко всеобщему удивлению, стал сосать через несколько секунд после родов, прямо в родильной комнате. Я задумался: почему та кое чудесное радостное событие случается так редко? Ответ, конечно, был прост: в больнице принято забирать ребенка от мате ри сразу после рождения, чтобы измерить его рост, взвесить и устроить ему общий меди цинский осмотр. Вновь и вновь подобные случаи заставляли нас усомниться в нормах традиционного акушерства. Мы не знали, ку да мы идем, но мы шли своим собственным путем. Постепенно, по мере того как менялась наша практика, изменялась и наша концеп ция родов. До переезда в Питивьер я немного знал о жизни, общаясь в основном с врачами и пациентами. Я смотрел на людей исключи тельно с медицинской точки зрения;

я при держивался общепринятого мнения, что ро ды — это "медицинская проблема", для ре шения которой требуются технические "меры". Я с детства привык к тому, что врачи называют беременных женщин "пациентами". Не так давно я читал лекцию в одном из гер манских университетов, и переводил ее аку шер. Как только я говорил "беременная жен щина" или "роженица", он переводил эти слова как "пациентка" и не мог понять, поче Scan and layout by Victor Figurnov — Page му студенты так горячо протестуют. Очевид но, такое восприятие свойственно не только акушерам. В медицинских статьях часто можно встретить термины "методы" и "мате риал", при этом термин "материал" употреб ляется применительно к людям. Во всех об ластях медицины подобная ментальность ве дет к тому, что на лекарства, электронные наблюдения и хирургическое вмешательство полагаются в очень большой степени. В Пи тивьере, узнав своих "пациентов" как лично стей, а не просто как истории болезней, я должен был пересмотреть свои взгляды.

Типичное родильное отделение Несмотря на то, что я работал хирургом, женщины часто разговаривали со мной на самые разные темы, в том числе о замужест ве и проблемах контрацепции. В группе по планированию семьи, к которой я присоеди нился в познавательных целях, обсуждения выходили далеко за рамки медицинских тем, за рамки проблем деторождения и контра цепции;

здесь обсуждались также проблемы сексуальности, личных чувств, социальных ожиданий. Люди говорили, почему они хотят или не хотят иметь детей;

женщины расска зывали, как они рожали, как кормили детей грудью;

здесь говорили о тонкой связи между плодородием и самовосприятием у мужчин и женщин. Я убедился в том, что роды — дале ко не "медицинская проблема", это неотъем лемая часть сексуальной и эмоциональной жизни людей. В нашем отделении я становился свидете лем верности этого утверждения ежедневно.

Для мужчины и женщины рождение ребенка было сильнейшим впечатлением интимной жизни, захватывающим все их существо со бытием. Как врач я был далеко не централь ным действующим лицом этой драмы;

время от времени я чувствовал себя вмешивающим ся чужаком. В то время как в результате до минирующего взгляда на роды как на меди цинское событие родильные дома и отделения во всем мире превратились в лаборатории, оборудованные по последнему слову техники, а роженицы — в пассивные объекты, наше понимание родов как эмоционального и сек суального опыта привело к тому, что мы счи таем себя самих только владельцами поме щения, предоставляющими его в распоряже ние рожающих женщин, чем то вроде коман ды медицинской поддержки, обязанность ко торой — вмешиваться как можно меньше. Нашей задачей было не помешать. Поскольку мы занимались совершенно но вым для нас делом, то, естественно, стара лись анализировать и давать объяснение все му, что делали. В 1969 году в наше отделение пришли две молодые акушерки, Доминик и Мари Жозе. Они тут же настроились на эту исследовательскую волну. Они получили ди пломы незадолго перед приходом в нашу больницу и знали акушерство таким, каково оно в больницах, где студенты проходят практику. Но в них были живы желание по знать непознанное и готовность пересмотреть свои знания. Мы все с волнением читали книгу Ивана Иллича "Немезида медицины" и находили множество примеров, которые ил люстрировали его мысль о том, что в техно логически развитых странах врачи часто ста новятся не хозяевами, а рабами технических средств, которые они применяют в акушер ской практике. Читая "Роды без насилия" Фредерика Лебуае, мы были совершенно со гласны с автором в том, насколько важен опыт рождения для ребенка. Лебуае создал язык, совершенно новый для большинства врачей, язык, обращенный к нашим чувствам не меньше, чем к интеллек ту. Он показал нам, что новорожденный ре бенок — не слепой, не глухой, не бесчувст венный объект;

это существо — человек, ко торого необходимо согреть, приласкать и на кормить. Лебуае был первым из врачей, ко торый сказал о ребенке то, что многие жен щины интуитивно угадывали, несмотря на противоположное этому мнение официальной медицины. Лебуае помог нам найти направ ление, двигаясь в котором мы могли осмыс лить наш опыт и работать дальше. Благодаря влиянию Лебуае родильные комнаты в Пи тивьере стали более спокойными, мирными, более приятными для новорожденных. Мы Scan and layout by Victor Figurnov — Page поощряли более длительный контакт ребенка и матери. Матери могли кормить новорож денных грудью сразу же после родов. То, как естественно ловко вели себя при этом и ма тери, и младенцы, убедило нас отказаться от применения лекарств и вмешательства без особых на то причин.

Мишель Оден и акушерка Мари Жозе Что касается моей жизни, то она, каза лось, влекла меня в двух направлениях. С одной стороны, я все больше времени уделял работе в родильном отделении. С другой, — я был все еще увлечен хирургической практи кой, которая ставила передо мной другие, но в определенной степени связанные с моей акушерской практикой проблемы. Мой метод лечения переломов отличался от общепринятого примерно так же, как роды в Питивьере отличаются от традиционных. Но одновременно серьезно заниматься пере смотром основ современной травматологии и акушерства было за гранью моих возможно стей. Надо было выбирать. В 1972 году один из моих коллег взял на себя руководство травматологией и ортопедией в нашей боль нице, тем самым сократив круг моих обязан ностей как заведующего хирургическим отде лением. Наконец я получил возможность бо лее полно посвятить себя акушерству. В то время в Питивьере царило приподня тое настроение. Мы чаще экспериментирова ли, пробуя новые приемы, не оставляя и уже испробованные. Однажды мы дали головке ребенка родиться самостоятельно, мы не под держивали ее и не дотрагивались до промеж ности. В другой раз мы решили, что надевать резиновые перчатки необязательно. Каждое нововведение по разному принималось каж дым из нас. Доминик было трудно отказаться от перчаток, Мари Жозе от прокалывания околоплодного пузыря для ускорения родов.

Психолог, молодая мама, недавно родив шая ребенка в нашем отделении, стала про водить по пятницам занятия с будущими ро дителями, на которых она рассказывала о ра боте нашего отделения. Эти занятия вскоре стали привлекать не только пары из окрест ностей Питивьера, но и людей издалека, у которых были свои причины нас разыскивать. Некоторые приезжали к нам по совету Лебу ае;

их вело желание родить ребенка так, как они этого хотели, — мягко. Другие приезжа ли, чтобы просто поговорить, поделиться с нами своей надеждой, страхом, разочарова нием, волнением, жаждой деятельности. Такая атмосфера, конечно же, способство вала большей свободе самовыражения во время родов. Но все же были и ограничения. Обстановка родильной комнаты была такой же, как и прежде: это была традиционная родильная комната с акушерским столом, яр кими лампами, множеством хирургических атрибутов. Она создавала враждебно медицинскую, официальную атмосферу, со вершенно несовместимую с нашим новым взглядом на роды как на событие личной жизни, как на сексуальное переживание. Бо лее того, мы заметили, что акушерский стол, самый значительный предмет обстановки, очень мешает беременной женщине почувст вовать, что она может свободно двигаться. Само его присутствие предполагало, что женщине нужно лечь и рожать на спине. Это традиционное ортодоксальное положение — самое неудачное в физиологическом отноше нии как для матери, так и для ребенка: когда женщина лежит на спине, матка с плодом давит на крупные кровеносные сосуды, что, в свою очередь, уменьшает количество обога щенной кислородом крови, поступающей в плаценту, и затрудняет кровообращение ме жду организмом женщины и ребенком. К то му же это положение не дает возможности рожающей женщине воспользоваться помо щью естественной гравитации во время из гнания плода. Чтобы помочь роженицам почувствовать свободу в выборе положения во время родов, мы оборудовали родильную комнату по новому. Проект был разработан самими женщинами, которые родили детей в Питивь ере. Наша "salle sauvage" (примитивная ком ната), как мы ее называем, удобна, уютна, здесь сразу возникает чувство уединения, и ничто не сковывает свободу движения. Стены в ней выкрашены в теплые, приятные тона. В комнате устроен низкий жесткий настил, на котором лежат яркие подушки (но нет крова ти или стола, навязывающих мысль об опре деленном положении во время родов);

здесь чувствуешь себя, как дома, в интимной об Scan and layout by Victor Figurnov — Page становке, отсюда не хочется поскорее уйти. Атмосфера этой комнаты вполне соответст вует нашему убеждению, что место, где женщина рожает, должно, скорее, быть та ким, чтобы в нем было приятно заниматься любовью, чем похожим на больничную пала ту. Однако эта родильная комната — больше, чем просто приятная обстановка или воз можность выбрать положение для родов: это место, где женщина может делать абсолютно все, что хочет, может издавать любые звуки, кричать, чувствовать себя физически и эмо ционально свободной. Эта родильная комната была первым конкретным шагом на пути воз вращения родов женщинам.

ние того, насколько женщине необходима интимная атмосфера во время родов. Весь набор стандартных акушерских приемов отражает то же пренебрежение к роли женщины в родах. Например, настойчи вость, с которой врачи предписывают по стельный режим, зашивают цервикальное отверстие и применяют медикаменты, обез движивающие матку во избежание прежде временных родов;

разлучение матери и ре бенка;

совет всем без разбора женщинам ле жать в постели после родов;

готовность, с которой врачи советуют женщинам прекра тить грудное вскармливание, — все это фак ты, свидетельствующие о недооценке роли женщины в родах.

Роженица с акушеркой Доминик в "salle sauvage" Отдать главенствующую роль в родах женщине — непростая задача. История аку шерства — в большой степени история по степенного лишения роженицы главной роли в драме родов. Современное акушерство бе рет начало во Франции семнадцатого века, когда мужчина врач впервые вошел в ро дильную комнату и присвоил себе роль, тра диционно исполнявшуюся до этого акушер ками. Тогда впервые женщин стали класть на спину во время родов, чтобы врачам легче было накладывать акушерские щипцы. Счи тается, что все началось с Луи XIV, который хотел получше рассмотреть, спрятавшись за занавеской, как родится его ребенок, для че го его любовницу во время родов положили на спину. С тех пор врач акушер и стоит, держа в руках инструменты, весь внимание, перед пассивной, уложенной на спину роже ницей (интересно, что английское слово "obstetric", обозначающее "акушерский", про исходит от латинских "ob" + "stare", что зна чит "стоять перед"). Положение на спине и вызванная этим положением вынужденная пассивность ро женицы — повсеместная практика в разви тых странах. Повсеместная же замена аку шерок врачами отражает глубокое непонима Бельгия, семнадцатый век. Новый персонаж появляется на сцене традиционных родов: мужчина врач со своим ящиком, где лежат металлические щипцы Традиционная психопрофилактика делает то же самое, только менее заметно. В этой системе женщина сама втайне соглашается на самоотречение. Она принимает систему, которая "контролирует" ее реакцию на боль, дыхание, положение и даже звуки, которые она издает, — основные аспекты поведения роженицы. И хотя концепция опыта рожде ния для ребенка Лебуае подтолкнула разви тие нового сознания в нашем отделении и вообще в мире, профессионалы в области де торождения смогли, к сожалению, интерпре тировать его идею "родов без насилия" как "метод Лебуае", в котором все внимание сконцентрировано на ребенке, мать же почти исключается из поля зрения. К сожалению, это одинаково верно как для западных, так и для восточных стран. Во время поездки в Ки тай я с разочарованием обнаружил, что хотя большинство врачей акушеров женщины, они старательно копируют приемы, используемые западными врачами, и допускают те же ошибки.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Момент родов...

... в Питивьере Наша "salle sauvage" была частью нашей попытки противостоять той волне, которая отбросила женщин в сторону и оставила им всего лишь третьестепенную роль в процессе родов, и вернуть по праву принадлежащую им главную роль. Наш опыт неоднократно убеждал нас в правильности нашего подхода: он дает ро жающей женщине возможность продемонст рировать свое знание о том, как надо рожать ребенка, и умение это делать. Мы часто наблюдали, не понимая причины этого явления, как женщины забывали, что происходит с ними и вокруг них во время ро дов без применения медикаментов. Напри мер, один раз нам удалось заснять роды большой телевизионной камерой. Через не сколько минут после рождения малыша мо лодая мама сказала: "Очень жаль, что никого не было, чтобы снять роды". Многие рожени цы испытывают подобное изменение в уровне сознания. У них появляется отсутствующий взгляд, они забывают нормы приличия, теря ют застенчивость и перестают контролиро вать себя. Многие издают характерный крик во время выхода ребенка. Однако, как мы за метили, в это время они совсем не беспо мощны, не потеряны и следят за тем, что происходит внутри них. Они действуют соз нательно, спонтанно, ищут и легко находят наиболее удобные положения, и оказывается, что эти положения наиболее выгодны физио логически. Никем не обучаемые, они сами знают, как держать и кормить ребенка сразу после рождения, а ребенок знает, как найти сосок матери. Это в одинаковой степени вер но для женщин разных культур и разных со циальных групп, которые рожают в нашем отделении. Когда я посмотрел фильмы о ро дах в племенах Новой Гвинеи и Южной Аф рики и увидел, как они похожи на роды в Пи тивьере, в "salle sauvage", я еще раз убедился в том, что в поведении матери и новорожден ного есть универсальный компонент и что в правильно организованных условиях родов, когда женщина чувствует себя свободной и ничем не сдерживаемой, она может естест венным образом достичь того уровня реак ции, который заложен в ней глубже, чем ин дивидуальность, воспитание и культура. Для меня оказалось очень трудной задачей описать этот сдвиг на более глубокий уро вень сознания во время родов. Я хотел на звать его "регрессией", но это слово имеет унизительный оттенок, вызывая ассоциацию с возвратом к состоянию животного. Женщи нам часто говорят, что они должны делать или чувствовать определенные вещи "инстинктивно", и что если они не могут это го, они проигрывают. Кроме того, слово "инстинкт" часто употребляют в противопос тавлении слову "разум", и сравнение тради ционно бывает не в пользу первого: о жен щинах говорят, что они "инстинктивны", о мужчинах — что они "рационалистичны", как будто нельзя быть инстинктивным и рацио налистичным одновременно. Но нет ничего стыдного или сексуально преувеличенного в том, чтобы признать, что инстинкт играет важную роль в нашем поведении, особенно в тех ситуациях, в которых переплетаются природа и культура, таких, как любовные ласки, роды или поиски новорожденным со ска матери. Люди многое могут приобрести, и они делают это, заново открывая и макси мально используя свой инстинктивный по тенциал в этих случаях. Когда рожающая женщина двигается и действует, повинуясь инстинктам, оказывается, что она ведет себя в высшей степени рационально, и в этом слу чае роды чаще всего бывают легче и быстрее, чем у женщин, которые не подчиняются сво им инстинктивным желаниям. Поэтому мы делаем все возможное, чтобы создать в на шем отделении такой климат, в котором женщины могли бы, в этом смысле, "забыться". Сейчас кажется совершенно очевидным, что инстинктивное состояние, которое позво ляет женщине рожать естественным образом, Scan and layout by Victor Figurnov — Page связано с определенным гормональным рав новесием. Точная природа этого равновесия пока неизвестна. Мы знаем, что гипофиз должен выделить гормон окситоцин, который вызывает сокращения матки и поддерживает их*. С другой стороны, мы знаем, что секре ция веществ типа адреналина может осла бить схватки или усилить их болезненность;

эти вещества могут также задержать появле ние сосательного рефлекса или усилить мо менты сексуальности. Поскольку вещества типа адреналина обычно выделяются, когда человеку холодно или страшно, обстановка, в которой женщина чувствует себя в безопас ности и благодаря этому может расслабиться, всегда желательна. Становится все более и более очевидно, что важную роль в установ лении сложного гормонального равновесия, которое делает возможным естественные ро ды, играют эндорфины. Нейрогормоны, вы полняющие такие же функции, как морфин, эти "эндогенные наркотики", действуют как естественные обезболивающие, они подавля ют не только боль, но и чувство беспокойства и вызывают общее состояние удовлетворе ния. Высокий уровень эндорфинов в организ ме может, например, способствовать возник новению так называемых альфа волн голов ного мозга, которые связаны с состояниями безмятежности и блаженства. Кажется, что люди всегда чувствовали наличие этой есте ственной способности человеческого орга низма чувствовать удовлетворение и спокой ствие и искали способы их вызвать. Бег трусцой, например, повышает уровень эндор финов;

молитва, медитация, йога, акупункту ра могут действовать так же. Открытие эндогенных наркотиков, проду цируемых организмом человека, объяснило загадку, которую я не мог разрешить в тече ние долгого времени. Оперируя во время войны, я был удивлен, несколько раз наблю дая, как вели себя солдаты с тяжелейшими ранениями: несмотря на то, что им не давали никаких медикаментов, создавалось впечат ление, что они принимали обезболивающие лекарства или что их организм сам продуци рует вещества, облегчающие страдания. Я наблюдал аналогичные явления и во время родов. Женщины ведут себя так, как будто на них действуют "естественные" лекарства, и говорят, как превосходно они чувствуют себя в перерывах между схватками. Мне приходи лось видеть женщин, которые во время родов испытывали настоящие экстатические со стояния. Но чтобы вызвать к жизни внутрен * Некоторые исследования последнего времени позволяют предположить, что окситоцин может вызывать у людей забыв чивость. Таким образом, он может играть определенную роль в защите от боли.

ние силы организма, необходимо избавить его от внешних воздействий. Введение обез боливающих и искусственных гормонов (искусственный окситоцин) во время родов, что является традиционной практикой в большинстве современных больниц, наруша ет естественное гормональное равновесие, обеспечивающее естественный ход родов. Конечно, боль может замедлить течение ро дов, но когда медикаменты не используются, организм сам может естественно и эффек тивно бороться с ней. Действительно, иссле дования показали, что чем дольше и труднее роды, тем выше уровень эндорфинов в крови женщины. Эндорфинная система не только играет решающую роль во время родов, она также действует как своего рода внутренняя "система вознаграждения", усиливающая все аспекты сексуального и репродуктивного по ведения. Ученые находят связь между эндор финами и окситоцином, гормоном, одна из функций которого — стимулировать сокра щения мышц во время оргазма, родовых схваток и изгнания плода, а также между эн дорфинами и пролактином, гормоном, стиму лирующим секрецию молока. Кормление гру дью, по некоторым данным, в свою очередь, поднимает уровень эндорфинов. И поскольку известно, что эндорфины играют важную роль в формировании привязанности и забот ливого поведения, высокий уровень этих нейрогормонов как в организме матери, так и в организме ребенка непосредственно после естественных родов дает основание предпо ложить, что эндорфины являются гормональ ной основой процесса формирования привя занности матери и ребенка в первые часы и дни после родов [1]. Существование этих сложных нейрогормонов подтверждает нашу веру во взаимосвязанность всех аспектов сексуальной жизни и, поскольку секреция гормонов и формирование гормонального равновесия — процесс очень тонкий, в боль шой степени зависящий от внешних условий и психологического состояния, является еще одним веским аргументом в пользу отказа от вмешательства в физиологию родов. С тех пор как мы приняли решение дать женщинам возможность самим рожать своих детей так, как им хочется, и стал формиро ваться особый характер нашего отделения в Питивьере. Повсюду, куда бы мы ни посмот рели, роды становились все более и более "медикаментозными", технологическими, в то время как в нашем отделении это было про сто событие из жизни матери и ребенка. По всюду все шире распространялось использо вание медикаментов и применение вмеша Scan and layout by Victor Figurnov — Page тельств, в Питивьере же вмешательства были сведены к минимуму, а медикаменты счита лись ненужными и вредными для родов. Се годня акушерство все так же уделяет основ ное внимание роли врача и его умению кон тролировать процесс родов. Такой подход привел к тому, что нормальные роды прохо дят в родильных комнатах, оборудованных по последнему слову техники, и под наблюдени ем электронных приборов. Современное аку шерство не знает и не хочет знать, что роды и кормление грудью сразу после рождения — неотъемлемая часть сексуальной жизни женщины. Как медицинская наука оно оста ется в неведении относительно потенциально отрицательного влияния врачей мужчин и незнакомых людей, присутствующих при ро дах, на их развитие, оно также абсолютно ничего не знает о важности женщин помощниц при родах и акушерок. В результа те многолетней работы в Питивьере сами ос новы современного акушерства поставлены нашей практикой под сомнение, причем до такой степени, что само слово "акушерство" кажется нам иностранным и устаревшим. Наше отделение выросло. Сейчас здесь семь акушерок. Количество родов за послед ние двадцать лет увеличилось в пять раз. Как и всех акушеров, нас преследует вечный страх риска. Но наш опыт ясно показал, что подход, ведущий к "демедикализации" родов, возвращающий достоинство процессу родов и контроль над ним — рожающей женщине, к тому же самый безопасный. Наш метод работает по всем направлени ям: у нас наблюдается значительное умень шение опасности как для матери, так и для ребенка;

действительно, показатели нашего отделения лучше, чем лучшие показатели мирового уровня. В то время как в большин стве индустриально развитых стран не могут снизить уровень перинатальной* смертности с 10 на 1 тысячу, не увеличивая при этом уровень вмешательств и кесаревых сечений (которые часто составляют 20% от общего количества родов), у нас в Питивьере, где нет никакого отбора при приеме, уровень смерт ности тот же, а частота кесаревых сече ний — 6–7%. Это самое очевидное свиде тельство того, что наш подход, трансформи рующий опыт родов, — безопасная альтерна тива.

Мама из Англии. После двух нормальных родов, во время ко торых я, тем не менее, перенесла все стан дартные вмешательства традиционного аку шерства, я решила, что третьи роды будут другими. Я решила, что если все будет в по рядке, я найду акушерку и буду настаивать на домашних родах. Но ультразвуковое обследо вание показало ягодичное предлежание плода на 35 й неделе. Никто не был уверен, что плод перевернется. Врач в местной больнице сказал, что нужно назначить число, когда будет про ведена стимуляция, родов, а также — что бу дут применены эпидуральная анестезия и щипцы. Если не удастся родить так, кесаревы сечения в случае ягодичного предлежания — обычный выход из положения. Вернулась старая депрессия. Я безнадежно мечтала о том, что этот ребенок родится естественным путем. У меня не было выбора: я должна была рожать в той же больнице, что и в прошлый раз, когда я чувствовала, что ре бенка из меня извлекали. Тогда, пока мне на кладывали швы, я спросила у врача: "Почему мы не умеем рожать так, как рожают звери?". Я уже понимала, что роды будут испорчены, меня волновало, что так много традиционных вмешательств будет сопутствовать собы тию, (которое я считала физиологически ес тественным). Врач тогда ответил: "Животные — совсем другое дело". Он объяс нял это тем, что женщины некомпетентны в родах. Я посещала этого врача во время бере менности, и он, казалось, понимал мое желание родить. Несмотря на это, он организовал роды так, как ему самому было удобно, и моя нерв ная система была расстроена долгие месяцы после родов. У меня была послеродовая депрес сия, причина которой, я знала, не только гор монального происхождения. Я чувствовала, что меня обманули, и я воспринимала это почти как горе. И вот снова мои надежды на * Термин «перинатальный» относится к плоду начиная с 28 недель внутриутробного развития до возраста семи дней после родов.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page более счастливый опыт были напрасными. Как я представляла себе, это должен был быть еще один ребенок "с конвейера". Я слышала о Питивьере, я знала, что женщины приезжают туда рожать из других стран. Тем не менее, я почти не рассматривала такую возможность для себя: я была на тридцать восьмой неделе беременности. Все же я позвонила доктору Одену через несколько дней, решив, что нико гда себе не прощу, если не соберу все свои силы и не попытаюсь поехать в Питивьер. Я спро сила, нельзя ли мне приехать. Он ответил: "Почему бы нет?". Узнав, что ребенок не пере вернулся, он сказал: "Это не имеет значения". Я сразу почувствовала себя уверенной и энер гичной и стала готовиться к путешествию. Мой муж и я знали, что в случае опасности времени у нас будет мало. При мысли о таком риске я почувствовала, что депрессия возвра щается;

прежде чем мы отправились в путь, она овладела мною снова. Я знала, что не смо гу справиться с депрессией, какую пережила после вторых родов, еще раз и не смогу быть полноценной женой и матерью уже троих ма леньких детей. Во время моей последней кон сультации у врача в Англии я почти впала в отчаяние, когда медсестра объясняла мне при помощи куклы, как рождаются дети при яго дичном предлежании. Я вдруг запротестовала так, как не протестовала еще ни разу за вре мя своих трех беременностей. Я сказала вра чу: "Если вы пошлете меня в эту больницу еще раз, это будет для меня конец". Медсестра заставила меня устыдиться этих слов, вос кликнув: "Если бы ваш ребенок это слышал!". Я вдруг поняла, что впервые в жизни противо стою системе. Мне уже было все равно, если кто то подумает, что я скандалю. До сих пор я все время была такой вежливой и так помо гала медицинскому персоналу, и это ни к чему не привело: даже моих собственных детей ро дили для меня. Сейчас у меня был, возможно, последний шанс взять то, что жизнь предла гала мне. Я должна была сама взять на себя ответственность за то, что происходит, а Питивьер предлагал альтернативу, которая меня привлекала. Меня привлекало даже то, что это так далеко от дома. Это было звери ное желание убежать от всего этого, изба виться от людей, которых я знаю, и найти место для родов. Я должна была добраться до Питивьера раньше, чем начнутся роды. Этот ребенок должен был быть моим. Я сказала сво ему врачу: "Положение дел с родами меняется, не так ли?". "Да, — ответил он, — за грани цей". Мой муж потом сказал ему, что туда то мы и едем.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page До рождения Каждая женщина приходит в Питивьер с собственной личной историей, историей сво ей семьи и культуры, которые окажут значи тельное влияние на ход родов. У женщин, принадлежащих к некоторым культурам, ро ды, как правило, проходят легче, чем у всех остальных. В некоторых семьях также со вершенно очевидно существует традиция ро жать легко. Женщина приносит на роды весь свой жизненный опыт, включая отроческие годы, детство и собственное рождение. Нам интересно, что женщина знает о собственном рождении, потому что есть связь между тем, как она родилась сама и как будет рожать своего ребенка. Если, например, женщина рассказывает, что ее мать рожала в больнице под анестезией и что это были роды с приме нением щипцов, у нас есть повод предпола гать, что роды будут трудными. Если же она говорит, что родилась дома и роды были лег кими, скорее всего, она сама родит легко. Повседневные привычки женщины так же влияют на ход родов, как и ее представления о том, что такое роды. Женщины, регулярно занимающиеся физкультурой, лучше подго товлены к родам, чем те, кто ведет сидячий образ жизни. Беременная женщина, не измо танная стрессом, к моменту родов также бу дет в лучшем состоянии. Естественно, мы не можем стереть из па мяти женщины опыт ее жизни и ее взгляды;

но нам под силу создать такую атмосферу, которая даст возможность ей самой и при сутствующим при ее родах по новому подой ти к этому событию. Особенно важно, чтобы женщины чувствовали себя в нашем отделе нии, как дома. Они чувствуют себя лучше во время родов, если видят вокруг себя знако мые лица, если находятся в комнате, которая им хорошо знакома. Те, кто решает рожать дома, хорошо понимают, что я имею в виду. Дома, конечно, знакомы не только стены и мебель, но и все шумы, запахи и цвета. Но поскольку в наши дни роды в больнице стали почти правилом, наша задача — сделать ро дильное отделение как можно более похожим на дом. Чтобы будущие матери чувствовали себя здесь, как дома, мы показываем им все наше отделение, знакомим с акушерками и помощницами, которые будут присутствовать при родах. Более того, мы приглашаем их приходить в отделение в любое время, когда захочется. Чтобы женщины приходили к нам чаще, мы каждую неделю организуем различ ные занятия и встречи. Некоторые беремен ные приходят к нам очень часто, бывает, что и каждый день. Другие — впервые в день ро дов. Эти женщины, уверенные, что роды пройдут нормально, обычно чувствуют себя крепко связанными с сообществом, в котором они живут, и, следовательно, меньше нужда ются в общении в больнице до родов, чем многие другие будущие мамы, живущие бо лее изолированно. Сейчас, когда люди боль ше не разговаривают друг с другом на базаре и на улицах, одиночество стало главным ис точником беспокойства. Беременная женщи на особенно нуждается в общении с другими людьми;

в обществе расположенных к ней, готовых поддержать ее людей она чувствует себя довольной и в большей безопасности. В Питивьере есть большая комната, предназна ченная как раз для такого общения, — "комната встреч". Здесь собираются, чтобы обсудить волнующие темы, здесь проводятся занятия, сюда приходят просто поговорить.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page В комнате встреч Мы специально поддерживаем здесь удобный беспорядок: неформальная атмосфера помо гает людям чувствовать себя свободно. Каждую неделю, в четверг вечером, у нас проходит знакомство с Питивьером. Эта встреча — обычно первое знакомство жен щины или пары с нашим отделением. Время от времени на эти вечера приходят те, кто не планирует рожать у нас;

они приходят к нам, чтобы получить фактическую информацию, которая помогла бы им договориться о прове дении нетрадиционных родов где то в другом месте. Мы начинаем с экскурсии по отделе нию. После посещения традиционной ро дильной комнаты со стенами белого цвета, яркими лампами, загадочными электронными приборами и родильным столом с подставка ми для ног* мы идем прямо в нашу "salle sauvage", где рождаются почти все дети в Питивьере. Разница между двумя этими ком натами огромна. Во второй стены теплых то нов красно коричневой гаммы, кремовые за навески, оранжевый пол. Свет может быть приглушен. Мы стараемся создать в этой комнате особое настроение, потому что на роды, как на любое событие сексуальной жизни, сильное влияние оказывает окру жающая обстановка: освещение, цветовая палитра, мебель. Более того, мы убрали от сюда всю мебель, которая навязывала бы ро женице определенное положение. Когда роды проходят дома, это обычно комната с крова * Единственная причина того, что у нас все еще сущест вуют традиционные родильные комнаты, в том, что наше отде ление — часть государственной больницы, и мы обязаны иметь стандартное оборудование. Хотя мы иногда пользуемся родильным столом для наложения швов в случае разрыва, он никогда не используется для родов. Если альтернативная ро дильная комната занята, всегда есть возможность располо житься в любой другой комнате, даже в традиционной родиль ной, задернуть занавески, положить на пол простынку, вклю чить дополнительное отопление и очень быстро создать необ ходимую атмосферу.

тью, которая предполагает положение лежа во время родов. В больнице плоский стол то же не позволяет женщине выбрать какое либо другое положение. В нашей родильной комнате устроен большой низкий квадратный помост, покрытый подушками, на котором можно свободно двигаться. Здесь есть и гар монирующий со всей обстановкой деревян ный родильный стул, сделанный руками плотника, ребенок которого родился в Пи тивьере. Здесь есть также стереосистема, коллекция пластинок и холодильник, в кото ром всегда можно найти воду, сок и стаканы. В соседней комнате атмосфера совершен но другая, хотя устроена она столь же про сто. Здесь преобладают синие тона. На ла зурного цвета стенах росписи, напоминаю щие морские волны. Синие занавески и гус тозеленые растения тоже создают атмосферу безмятежного спокойствия. В середине ком наты — круглый бассейн небесно голубого цвета, изготовленный на заказ специально для нашего отделения. Мы обнаружили, что лежание в теплой воде помогает женщинам расслабиться и уменьшить боль во время ро дов. Бассейн глубиной 70 сантиметров и диа метром 2 метра дает возможность свободно двигаться. Женщина может полностью погру зиться в воду, не боясь утонуть. После этой короткой экскурсии — время для вопросов и ответов;

мы обсуждаем прак тические, медицинские и административные проблемы. Я всегда сразу объясняю, что мы делаем в Питивьере, чтобы помочь рожаю щим женщинам и новорожденным. Люди, пришедшие на эту первую встречу, очень скоро понимают, что нам почти нечему учить их в смысле традиционной "подготовки к ро дам" и что мы абсолютно не приемлем обяза тельные аспекты такой подготовки. Кроме того, мы не учим, какое положение Scan and layout by Victor Figurnov — Page "правильно" для родов. В противоположность глубоко укоренившемуся представлению о том, что женщина должна лежать во время родов (во французском языке глагол "рожать", acoucher, на самом деле имеет зна чение "лежать"), мы придаем особое значение возможности для рожающей женщины сво бодно двигаться. Мы объясняем некоторые недостатки положения на спине во время ро дов с точки зрения физиологии и убеждаем женщин, что самое лучшее положение для каждой из них то, которое они найдут сами. Мы не учим никаким дыхательным приемам. Невозможно предписывать определенную ме тодику дыхания без того, чтобы не предпи сать определенное положение во время ро дов;

люди дышат по разному в зависимости от того, ходят ли они, стоят, сидят на кор точках, сидят, выпрямив спину, лежат, опи раются на что то или лежат в воде. Наш под ход в этом отношении вступает в противоре чие с традиционным методом психопрофи лактики, который учит женщин контролиро вать дыхание, мысли и способ выражения эмоций. Я объясняю, что мы в Питивьере де лаем прямо противоположное. Во время ро дов мы советуем женщине отдаться полно стью тому, что с ней происходит, перестать контролировать себя, забыть все, чему ее ко гда либо учили: образы культурного плана, все поведенческие модели. Чем меньше жен щина знала о том, как "правильно" рожать ребенка, тем легче будут для нее роды. Я также рассказываю о явлении, типичном для финальной стадии родов (за несколько минут до появления ребенка): перед началом последних схваток женщине часто хочется встать, согнуть ноги в коленях и повиснуть на партнере по родам, который поддержал бы ее. Готовясь к этому моменту, мы учим опре деленным приемам, но не беременную жен щину, а того, кто будет помогать ей во время родов: как поддерживать роженицу за под мышки во время схваток, чтобы не болела спина. Отец ребенка обычно бывает заинте ресован в столь активном участии в родах, как, впрочем, и другие помощники. Темы, которые обсуждаются на этих "четвергах", всегда разные. Иногда бывает много вопросов по кормлению грудью или о пользе и эффективности ультразвукового об следования, или о важности правильного пи тания. Проблемы питания все чаще становят ся темой для разговора во время наших "четвергов", и я считаю, что это правильно: значение правильного питания, одного из важнейших аспектов, раньше недооценива лось. Довольно странно, но в обсуждениях редко затрагивается проблема боли. Конечно, мы говорим о боли во время родов, но всегда подчеркиваем, что у разных женщин интен сивность боли разная, и что характер боли значительно изменяется, если женщина не лежит на спине, а может ходить или рассла биться, лежа в бассейне с теплой водой. Что гораздо более важно, отношение женщины к боли меняется, когда она становится уверен ной в своей способности мысленно пережить роды. Я твердо настаиваю на том, чтобы на наши "четверги" люди приходили не более одного раза. Во первых, это единственная возмож ность оставить группы маленькими. Во вторых, при этом условии отсутствует атмо сфера учебности. При соблюдении этого строгого правила будущие мамы и все ос тальные приглашаются к нам в отделение в любое время. Пятницы посвящаются нефор мальным разговорам. Здесь нет организатора и нет заранее спланированной программы. На столе посередине комнаты — соки и пирож ные. Это что то вроде вечеринки. Люди пере ходят от одной группы к другой и свободно разговаривают. Мамы с маленькими детьми Scan and layout by Victor Figurnov — Page знакомятся с беременными женщинами — это всегда плодотворное общение. Здесь мы тоже далеки от идеи обучения, но люди мно гое узнают, рассказывая друг Другу о своем эмоциональном и физическом состоянии во время родов. По вторникам мы все собираемся вокруг пианино и поем песни. Эти певческие собра ния начались после того, как мы стали инте ресоваться, что ребенок может воспринимать in utero (в утробе). Мы подозреваем, что у плода развивается способность воспринимать диффузную вибрацию задолго до того, как у него разовьется способность слышать звук ушами. Возможно, на самых ранних стадиях развития плод способен воспринимать звуко вую вибрацию, а именно — голос поющей матери, который гораздо богаче по своим частотным характеристикам, чем во время обычного разговора. С течением времени мы обнаружили, что пение имеет другие, явно ощутимые уже сей час положительные результаты. С одной сто роны, оно дает беременным женщинам воз можность тренировать мышцы диафрагмы и научиться концентрировать внимание на вы дохе, что может помочь расслабиться во вре мя родов. Пение также вызывает чувство комфорта, уверенность в себе, экспансив ность: оно дает возможность переживать и выражать широкий спектр эмоций. Кроме того, на занятиях пением беременные жен щины и пары встречаются с недавно родив шими мамами, многие из которых продолжа ют приходить петь и приносят с собой своих малышей. Другие члены семьи знакомятся с местом будущих родов;

мы приглашаем детей присоединиться к нам, и бабушки с дедушка ми иногда тоже приходят. Трудно передать тепло этих встреч. Поют все: поют акушерки, пою и я. Когда мы поем все вместе, обычные барьеры между нами как профессионалами и нашими подопечными пропадают, и возника ют новые взаимоотношения. Выдающаяся личность, Мари Луиз Ошер, оригинальный и очень приветливый человек, проводит эти занятия. Мари Луиз, профессиональная пе вица, посвятила значительную часть своей жизни помощи людям, обучая их пению. В то время как музыкальная терапия рассматри вает личность только как слушателя, Мари Луиз представляет своих подопечных как му зыкантов (она работала с детьми и взрослы ми, с пациентами, страдающими расстрой ствами психики и синдромом Дауна). Сейчас она со всей страстью занимается пением с беременными женщинами. Я впервые услышал о Мари Луиз от на ших общих знакомых в 1976 году. Как и мы, она интересовалась влиянием звука, в част ности, голоса матери, на плод. Однажды она приехала в Питивьер, и я предложил ей на чать работать у нас в отделении. Мы купили пианино и пригласили беременных женщин приходить и петь с Мари Луиз. С тех пор пе ние стало одной из радостей Питивьера. Ма ри Луиз постоянно напоминала нам о том, что мы воспринимаем вибрацию не только ухом, но и всем телом. Она знает, как вы звать в нас разные настроения. Иногда она создает атмосферу тихого спокойствия, ино гда — радостного волнения. Будучи самой старшей из персонала отделения, она порой играет роль доброй бабушки. Когда она рядом с нами, каждый чувствует себя частью сооб щества. Обычно эти занятия заканчиваются тан цами, здесь танцуют и традиционные народ ные танцы, и такие, как вальс. Движение в танцевальном ритме тоже может быть полезным для развития кинесте тической чувствительности плода, которая в дальнейшем станет основой чувства равнове сия. Но кроме всего этого, пение и танцы — Scan and layout by Victor Figurnov — Page На занятиях пением огромное удовольствие, а об удовольствии нельзя забывать, оно может быть только по лезным для беременности. В среду в Питивьер приходит молодой врач педиатр, который рассказывает о пост натальном уходе. Эта встреча — еще одна возможность для семьи познакомиться с на шим отделением, а для беременных жен щин — пообщаться с опытными мамами. Во второй половине дня по четвергам — занятия группы "Йога и материнство", кото рые проводит молодая женщина по имени Гандха;

она опытный учитель, а работать здесь стала после того, как в 1975 году роди ла ребенка в Питивьере. Гандха почувствова ла, что знание йоги помогло ей во время ро дов и что оно будет полезно и другим бере менным женщинам. Она предложила вести занятия йогой в нашем отделении, и я при ветствовал это начинание. Эти занятия стали популярными и продолжаются до сих пор. Группа работает в полном соответствии с нашей философией помощи женщинам в по исках ресурсов, которые будут полезны во время родов и исключат необходимость вме шательства. Йога может помочь женщинам раскрепоститься и научить их по новому вла деть своим телом. Например, многим женщи нам она помогает заново открыть удобство положения на корточках, которое так любят дети и которое во многих отношениях выгод но для родов. Как оказалось, более активный во время беременности гормональный обмен придает суставам женщины большую гиб кость, что позволяет ей более легко выпол нять упражнения. Кроме этой программы в отделении, мы предлагаем женщинам, собирающимся ро жать в Питивьере, принимать участие в раз личных видах деятельности вне стен больни цы. Очень полезно плавание. Во многих горо дах Франции в муниципальных бассейнах отведены специальные часы для беременных женщин. В это время температура воды обычно поднимается до 30 градусов, и иногда акушерка или опытный тренер показывают женщинам различные упражнения на рас слабление. Дени Брусе, инструктор по пла ванию из Монпелье, предлагает вниманию беременных женщин несколько интересных идей. Он считает, что люди, которые никогда не учились плавать, часто более комфортно чувствуют себя под водой, поскольку они еще не научились бороться против погружения. Дени предлагает женщинам научиться пас сивно погружаться в воду, полностью ухо дить под воду, со звуком выдыхать воздух под водой, дотрагиваться до дна. Женщины, обу чаясь этому, учатся бороться с паникой, ко торая выталкивает их на поверхность воды, и рассказывают, что при этом чувствуют силу, спокойствие и удовлетворение. Это хорошее упражнение для преодоления чувства беспо койства.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Дорогой папа! Есть одно событие, которым я не пожерт вую ни ради чего на свете. Каждую неделю я аккуратно отмечаю этот день в календаре, но даже не глядя в календарь, я ни разу его не пропустила. Куда же я хожу? Петь в родиль ное отделение. Наша любимая Бабушка, Мари Луиз, всегда ждет нас там, преданная своей работе, или, я бы сказала, своему пианино. Ко гда она начинает говорить с нами, комнату наполняет один из прелестнейших голосов, какие я когда либо слышала. Мы все слушаем ее внимательно, смакуя каждое слово, как вкуснейший деликатес. Мы очарованы, захва чены, переполнены. Когда она садится за пиа нино, ноты падают, как жемчужины. Ее голос струится, он поет для всех еще не родившихся детей и матерей, носящих их в своем чреве. С простотой настоящего художника ей удается всех нас вовлечь в эту оперу. Когда мы поем "La flute et la belle eau", мы совершенно не замечаем, на какую высоту за бираемся, пока не улетим высоко в облака, си дя на верхнем си бекар. Как нам удалось взле теть так высоко и опуститься на землю, не ударившись? Неожиданно Мари Луиз заговаривает с од ним из малышей. У нее всегда наготове ласко вые слова, всегда есть что сказать детям, всем новым голосам, готовым запеть. Она по правляет на носу очки — и снова отправляет ся в путь, в небесные сферы детских стихов и колыбельных. Лягушонок вышел на прогулку, и Маленькая Выхухоль танцует с Мышкой. И Матушка Хаббард забралась в буфет, и Чело вечек на Луне посылает нам искорки света! Так же улыбаясь, она переходит к более серьезным темам: верная любовь, грустная любовь, мир взрослых. Моряки во сне приста ют к берегу на своих судах, и их не забудут. Любовь граничит с болью, боль — с любовью, и синяя птица счастья вплетает нежные мело дии в нашу жизнь. Вдруг Мари Луиз начинает отбивать ритм ногой. Мелодии становятся быстрее и быст рее. Мы идем по кругу быстро быстро, но ку да, никто не знает. Ух! После такой песни требуется передохнуть! Мари Луиз встает. Ее озорные глаза блестят за сверкающими стеклами очков. Нам всем тепло от улыбки ее души, поэзии детства, счастья бытия с ее стихами и музыкой. Через минуту она готова с нами танцевать, мы отодвигаем стулья и парим под музыку ее гитары. Вскоре все тан цуют. Однажды Мари Луиз была в еще лучшем расположении духа, чем обычно. Мне стало любопытно, и я спросила ее, что случилось. Ее ответ был прост: "Я только что из суда. Мой сосед засорил все канализационные трубы. Ситуация настолько странная, что это при вело меня в самое прекрасное расположение духа". И я смогла ее понять! Когда ты поешь, жизнь поет, и ничто не может остановить этот бурлящий поток радости внутри тебя. Мари Луиз так молода, что трудно пове рить, сколько ей на самом деле лет. Она уже семьдесят два раза видела, как распускаются весной цветы, но ее сердце совершенно молодо. Ты был бы от нее в восторге, папа! Твоя любящая дочь Огромное влияние на ход родов оказывают перинатальные медицинские обследования. Во Франции в настоящее время посещение врача обязательно в течение третьего, шесто го, восьмого и девятого месяцев беременно сти. Некоторые врачи и женщины считают полезными дополнительные осмотры. В лю бом случае важна не частота осмотров, а их стиль, именно он, оказывается, определяет характер их влияния на ход родов. Слишком часто во время таких консульта ций с беременной женщиной обращаются, как с больной. Традиционное проведение ос мотров обычно вызывает больше проблем, чем разрешает. Начнем с того, что во время перинатальной консультации выясняется, что существует какая нибудь потенциально опас ная проблема, на которой врач, несомненно, Scan and layout by Victor Figurnov — Page заострит внимание: шейка матки слишком короткая, слишком мягкая или приоткрыта;

ребенок слишком мал или слишком велик для своего внутриутробного возраста;

мать на брала слишком большой или недостаточный вес;

ее кровяное давление слишком высокое или слишком низкое;

форма или размер таза не очень удачны и так далее. За этим обычно следует ультразвуковое обследование, даю щее врачу еще одну возможность обнаружить что нибудь ненормальное в положении пла центы, относительно размера или формы плода. Наконец, беременные сдают столько анализов крови и мочи, что по меньшей мере один из них обязательно будет "зашкали вать". Консультации такого типа обычно за канчиваются тем, что врач выписывает какое нибудь лекарство, а иногда даже назначает постельный режим. Существуют консультации иного рода, ко торые мы называем нейтральными и которые часто призваны нейтрализовать эффект кон сультаций первого типа. Мы в Питивьере ставим своей целью проводить именно кон сультации второго типа. Осмотр может быть очень коротким;

опытному врачу требуется очень мало времени, чтобы увидеть и понять основное. Первый шаг — проверить, нет ли отклонений, которые требуют немедленной медицинской помощи. На самом деле сущест вует довольно мало случаев, в которых по лезно или вообще возможно медицинское вмешательство. Инфекции мочевыводящих путей могут быть вылечены, и мы рекоменду ем госпитализацию в том случае, если в моче есть белок, если внезапно поднимается кро вяное давление и появляется отечность — показатели предэклампсического состояния, являющегося определенной стадией токсико за и наиболее частой причиной смерти среди беременных женщин. Мы можем также посо ветовать женщине, занятой на утомительной работе, взять отпуск на некоторое время, ес ли ей будут платить пособие во время такого отпуска*. Мы делаем только самые обычные анали зы крови и мочи и редко прибегаем к ультра звуковому обследованию. Это одинаково удивляет врачей и беременных, потому что ультразвуковое обследование в большинстве отделений и больниц в последнее время стало делом обычным. Люди, кажется, приписыва ют этим обследованиям почти магическую силу, веря в то, что они разрешат все воз можные проблемы. Конечно, ультразвуковое обследование может дать массу информации, * Во Франции женщина имеет право не работать и полу чать выплаты в период от шести до восьми недель до родов и до десяти недель после родов. Кроме того, врач может предпи сать ей отдых в любое время, и Французская национальная страховая компания оплатит этот отпуск.

удовлетворяющей любопытство врачей и ро дителей. В общем же оно редко что либо до бавляет к диагнозу опытного врача. Даже в тех случаях, когда мы получаем дополни тельные сведения, которые нельзя было бы получить другими способами, это редко что либо меняет в нашем поведении. Например, представим себе, что на ранней стадии беременности ультразвук показывает низкое предлежание плаценты. Это открытие может вызвать огромное беспокойство у женщины;

врач же ничем не может этому помочь до самых родов. Кроме того, нет смысла беспокоиться об этом, поскольку рас положение плаценты становится важным только к концу беременности, когда в боль шинстве таких случаев плацента имеет тен денцию отодвигаться от шейки матки. Во время родов опытный врач легко определит при помощи ручного обследования, не закры вает ли плацента выход из матки. Если она целиком закрывает цервикальное отверстие, он может посоветовать кесарево сечение. Ес ли отверстие закрыто только частично, роды могут продолжаться, а оперативное вмеша тельство может быть осуществлено в случае, если роженица теряет слишком много крови или плоду угрожает какая нибудь опасность. Возьмем другой часто встречающийся случай: ультразвук показывает близнецов на ранней стадии беременности. Независимо от результатов обследования только один из плодов продолжает развиваться. Вместо того чтобы полагаться на результаты такого об следования, все, что нужно, — терпеливо ждать, пока на седьмом или восьмом месяце беременности врач легко сможет определить близнецов путем наружного обследования. Иногда ультразвук может показать пороки развития нервной трубки, такие, как анэнце фалия (отсутствие головного мозга) или spina bifida (расщепление позвоночника). Для того, чтобы это открытие имело прак тическое значение, оно должно быть сделано на очень ранней стадии беременности, что позволило бы ее прервать. Однако ультразву ковое обследование никогда не дает стопро центной гарантии верности диагноза, что де лает аборт еще более проблематичным. В любом случае необходимо подчеркнуть, что дети с подобными пороками развития умира ют по естественным причинам in utero или в первые дни после рождения. Другая распро страненная причина использования ультра звука — необходимость подтвердить пра вильность даты зачатия и таким образом оп ределить дату ожидаемых родов. Даже если у женщины до беременности был нерегулярный менструальный цикл, опытный врач почти всегда может установить дату зачатия, зада Scan and layout by Victor Figurnov — Page вая определенные вопросы и осматривая женщину на ранних стадиях беременности. Во многих случаях результаты ультразву кового обследования, какими бы интересны ми они ни были, бесполезны с точки зрения их практического значения. В Питивьере мы, как правило, делаем это дополнительное об следование, только когда его результат мо жет оказать определенное влияние на реше ния врача или беременной женщины, и таких случаев обычно бывает очень мало. Кроме того, что мы вообще придержива емся принципа сведения вмешательства до минимума, у нас есть особые причины для ограниченного применения ультразвукового обследования. Важно помнить, что в настоя щее время у нас нет возможности узнать, как ультразвуковое воздействие, даже очень краткосрочное, может повлиять на мать или плод. Хотя многие врачи и техники по ульт развуку считают, что процедура безвредна, сейчас ведутся широкомасштабные исследо вания влияния ультразвука на генетическую структуру, внутриутробное развитие ребенка, состояние сосудов и состав крови, иммунную систему и многое другое [2]. Поскольку эти исследования только недавно начаты, слиш ком рано делать какие либо выводы. Мы мо жем только с интересом ждать, что они по кажут через сорок лет, когда одно или два поколения людей будет буквально укачано in utero в волнах ультразвука. Еще одно обследование беременной, кото рое вызывает противоречивые мнения, — ам ниоцентоз. Оно состоит в определении при помощи ультразвука положения плода и вве дении иглы через брюшную стенку матери внутрь околоплодного пузыря для забора пробы амниотической жидкости. Жидкость содержит отработанные клетки плода, кото рые выращивают на культуре до тех пор, по ка становится возможным определить их хромосомное строение. Амниоцентоз произ водится, как правило, при сроке беременно сти шестнадцать недель, результаты анализа обычно бывают готовы через три недели. Сейчас стало правилом подвергать этому об следованию всех женщин старше тридцати лет, поскольку риск рождения ребенка с син дромом Дауна сильно возрастает с увеличе нием возраста матери. Мы в Питивьере придерживаемся мягкой линии в отношении амниоцентоза. В некото рых исключительных случаях, если в семье были генетические отклонения, это обследо вание может помочь женщине избавиться от страха родить больного ребенка и почувство вать себя менее напряженно. Но в большин стве случаев мы не настаиваем на том, чтобы женщины, независимо от их возраста, под вергались этому обследованию. Однако мы даем им всю имеющуюся информацию, с тем чтобы они могли сами просчитать возможную опасность и решить, как поступить. Женщина должна понимать, что амниоцентоз имеет смысл делать только в том случае, если при обнаружении отклонений в развитии плода она будет решать вопрос об аборте, а также то, что сама процедура влечет за собой опас ность выкидыша с частотой от 0,5 до 2 про цента. Определенные исследования показы вают, что среди беременных, перенесших ам ниоцентоз во второй трети беременности, выше процент ортопедических отклонений, а новорожденные у этих матерей чаще имеют затруднения, связанные с дыханием. Мы учим женщин истолковывать данные стати стики в положительном аспекте. Вместо того чтобы говорить, что сорокалетняя женщина подвергается риску в одном случае из 109 родить больного ребенка с синдромом Дауна, почему не посмотреть на проблему с другой стороны: такая женщина имеет около 99 про центов возможности родить здорового ребен ка. Наша цель — проинформировать, но ни в коем случае не испугать. В результате многие женщины в Питивьере отказываются прохо дить амниоцентоз* [3]. Наконец, ни в малейшей степени не сов падает с распространенными доктринами по следних нескольких лет то, как мы относимся к проблеме преждевременных родов. Воисти ну навязчивая идея по поводу недопустимо сти недоношенности привела к тому, что многие врачи защищают агрессивное превен тивное отношение. Во многих странах с целью предотвраще ния преждевременных родов предписывается постельный режим, однако нет ни одного ис следования, которое доказывало бы, что по стельный режим помогает в этом случае. По этому мы скептически относимся к эффек тивности подобного предписания. Наше нега тивное отношение к постельному режиму ос новано на опасении, что длительное отсутст вие движения может вести к недостаточно сти сенсорной стимуляции плода в результа те ограничения поступления информации к вестибулярному аппарату во внутреннем ухе, который обрабатывает информацию о поло жении тела и в результате обеспечивает его равновесие. Кроме того, вестибулярный аппарат, воз можно, отвечает за положение плода внутри матки, и недостаточность его функции может привести к ягодичному или плечевому пред * Со времени публикации этой книги в США в 1984 году появился новый тест, выявляющий генетические отклонения при сроке беременности до 12 недель. Это хориональная био псия. Степень риска выкидыша после этого теста еще не изу чена.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page лежанию. С нашей точки зрения, традицион ное предписание постельного режима может рассматриваться как еще один пример вме шательства акушерства в процесс родов: женщинам предписывается лежать не только во время родов, но и в течение всей беремен ности. Мы также ставим под сомнение практику применения медикаментов, предотвращаю щих сокращения матки для предупреждения преждевременных родов. Во первых, эти лекарства, принимаемые женщинами в течение дней, недель и даже месяцев, оказывают побочное действие: они усиливают сердцебиение, вызывают голово кружение и общее недомогание. Если к нам в отделение приходит женщина, обеспокоенная тем, что чувствует сокращения матки, пер вое, что мы делаем, — устанавливаем, не на чинаются ли роды. После этого мы объясня ем ей, что матка — это мышечный орган, а не инертная полость;

сокращения тренируют и укрепляют ее мышцы;

они также могут быть той стимуляцией, которая необходима для ребенка. Если женщина жалуется на бо лезненность маточных сокращений, мы реко мендуем теплую ванну, Которая может при нести облегчение. Во вторых, эти медикаменты могут задер живать возникновение и полноценное разви тие сенсорных функций плода. Нас очень беспокоит утверждение некоторых врачей, что они могут определить, принимала ли бе ременная женщина подобные медикаменты, проверив чувствительность кожи ребенка по сле рождения. Наконец, мы обычно не накладываем швы на шейку матки. Эта процедура, производи мая не раньше третьего месяца беременно сти, более распространена во Франции, чем в США и Англии, и предназначена для исправ ления такого состояния шейки матки, когда она открывается раньше времени. Диагноз "истмико цервикальная недостаточность", однако, очень субъективен. Более того, преждевременные роды редко связаны с со стоянием шейки матки. В больницах, где обычно практикуют наложение швов на шей ку матки, частота преждевременных родов незначительно меньше, чем в тех, где этот метод используется редко. Я объясняю жен щинам, что не шейка матки определяет, когда начнутся роды;

это, скорее, делает сам ребе нок. В большинстве европейских стран уровень преждевременных родов в настоящее время составляет от шести до семи процентов, что свидетельствует о некотором его уменьшении по сравнению с предыдущими годами. Эта тенденция начиная с семидесятых годов не посредственно связывается с агрессивным медицинским подходом, которому свойствен ны более частые медицинские осмотры бере менных, применение развитых технологий и новых лекарств. Но причины подобного уменьшения числа преждевременных родов могут быть и другие. В нашем отделении, где превалирует прямо противоположное отно шение к этой проблеме, из 100 родов до 31 декабря 1973 года 4,9% были преждевремен ными, из 1000 родов до 31 декабря 1980 года — 2,5%(Для простоты мы называем недоно шенными (или рожденными преждевременно) всех детей, чей вес при рождении не превы шает 2,4 кг.). Такое уменьшение и без того низких показателей, продолжающееся и в последнее время, может быть объяснено тем, что за последние десять лет женщины, при ходящие в Питивьер, стали более привилеги рованной в экономическом отношении груп пой;

это значит, что они более здоровы физи чески и поэтому менее подвержены опасно сти родить преждевременно. Разница между статистическими данными нашего отделения и средними мировыми, однако, слишком ве лика, чтобы объяснять ее только этим факто ром. Наверное, можно было бы установить альтернативную зависимость между низким уровнем преждевременных родов и нашим общим стилем отношения к беременной женщине. Иногда я задаю себе вопрос: а не больше ли пользы будет беременной от наше го совместного пения, чем от еще одного ос мотра?

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Помощь женщине в родах Роды — это бессознательный процесс. Протеканию бессознательного процесса по мочь нельзя. Главное — не помешать ему. Роды может задерживать присутствие людей или их реакция на происходящее. Женщина, у которой начались роды, при ходит в наше отделение. Очень важна ее первая встреча с акушеркой;

взгляд, улыбка, слова, жесты — все детали поведения аку шерки влияют на ход родов. Решения, приня тые в этот момент, тоже могут быть очень важны. Например, опытная акушерка может точно определить, на какой стадии находятся роды. Если они только начинаются, акушерка может посоветовать женщине погулять или даже пойти домой, если та живет неподалеку от больницы. Когда женщина возвращается в отделение из хорошо знакомой ей обстанов ки, чаще всего бывает так, что роды находят ся уже на довольно продвинутой стадии. Ес ли женщина остается в отделении в течение всей первой стадии родов, то есть пока про исходит постепенное раскрытие шейки мат ки, мы помогаем ей, но это не заранее спла нированная система процедур. Опыт научил нас, что нельзя подходить к этому механи стически или догматически. Каждая женщи на — единственная в своем роде, а значит, и роды не будут похожи на все другие. Мы принимаем такое положение вещей. Мы не разрабатываем заранее стратегию поведения;

у нас нет принятых правил. Это не мешает тесной работе всего нашего коллектива: проработав некоторое время вместе, мы научились общаться при помощи взгляда или жеста. Но это не значит, что у нас в отделении не придерживаются каких то общих правил;

наоборот, многие из них сло жились с течением лет, они соответствуют нашим принципам гибкости, открытости все му новому и признания главной роли женщи ны в родах. Эти основные принципы одинако во верны для нашего отношения к любой женщине, независимо от истории ее жизни, независимо от того, пришла ли она к нам впервые в середине родов или посещала от деление регулярно во время беременности. Так мы относимся и к тем, кого мы хорошо знаем, и к тем, кого видим в первый раз;

к женщинам рабочих специальностей и интел лектуального труда;

к жительницам деревень и горожанкам;

к француженкам и иностран кам. Необходимо заметить в самом начале, что мы хотим разрушить образ беременной жен щины пациентки, глубоко укоренившийся в сознании людей западной цивилизации. Мы не даем беременным, приходящим в нашу больницу, просто надеть ночную рубашку и забраться в постель. Во время первой стадии родов женщина может находиться в спальне, в большой комнате для встреч или в родиль ной комнате. Некоторые женщины предпочи тают ходить по коридорам или прогуливаться в саду. Мы подчеркиваем, что можно все. По мере того как роды на первой стадии развиваются, схватки становятся все более сильными, и роженица чувствует, что ей хо телось бы устроиться в тихом, затемненном месте. Женщине, прислушивающейся к сво ему собственному телу, необходимо сконцен трироваться, и ей мешают все внешние раз дражители. Спокойная же обстановка помо гает ей углубиться в свой внутренний мир. В конце концов, многие млекопитающие ро жают в темных, спокойных, уединенных мес Scan and layout by Victor Figurnov — Page Во время схваток женщина спонтанно принимает удобные для себя положения тах. Ничего удивительного в том, что люди тоже стараются найти подобное место для родов. Наша "salle sauvage" устроена именно так, чтобы удовлетворить эту потребность роженицы. Вообще, все сенсорные раздражи тели должны быть сведены к минимуму. В некоторых случаях тихая спокойная музыка помогает появлению чувства покоя. В комна те тепло настолько, чтобы женщина могла чувствовать себя комфортно. Многие роже ницы снимают очки и контактные линзы, чтобы сконцентрировать внимание на своих внутренних ощущениях. Рожающая женщина должна доверять своим ощущениям, двигаться именно так, как ей хочется, принимать любую позу, которая удобна для нее. Она может ходить, сидеть, стоять на коленях, опираться на предметы или людей, присутствующих при родах, она может лечь, если захочет. Когда роженицам предоставлена такая свобода, они редко по долгу лежат на спине или находятся в поло жении полулежа, потому что эти положения просто неудобны для них. По этой же причи не большинство женщин в конце беременно сти не лежат на спине, предпочитая сворачи ваться клубком, лежа на боку. Если женщина во время схваток лежит на спине и не реша ется переменить положение или немного подвигаться, мы иногда поддаемся соблазну объяснить ей, что это положение не дает ки слороду в достаточном количестве поступать к ребенку, потому что кровообращение матки затруднено в результате уменьшения тока крови по аорте и нижней полой вене. Такое объяснение бывает обычно излиш ним, так как большинство женщин на первой стадии родов предпочитают стоять, накло нившись вперед, опираясь на мебель, или опускаются на колени, упираясь руками в пол.* То, что многие женщины инстинктивно находят это положение и остаются в нем по * Когда женщина стоит на четырех конечностях, она обычно ставит одну ногу немного дальше вперед или немного выдвигает вперед один бок. Поскольку голова ребенка должна повернуться, проходя через таз, роды по своей природе — асимметричный феномен. Это еще один довод против симмет ричной позы лежа на спине.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page долгу, совсем не случайно. Оно облегчает боль, особенно в спине. Кроме того, эта в ка кой то мере свернутая внутрь поза помогает отвлечься от внешних раздражителей (это положение напоминает молитвенную позу, которая сама по себе является способом пе рехода на другой уровень сознания). Поло жение на коленях полезно и с точки зрения механики родов. В случае ягодичного пред лежания плода, которое обычно вызывает долгие и наиболее трудные роды, оно способ ствует повороту головы ребенка при прохож дении через таз. Поскольку самая тяжелая часть тела ребенка — спина, он при этом по ложении матери будет стремиться перевер нуться спиной к передней стенке матки. Подводя итог, можно сказать, что основ ные положения, характерные для первой ста дии родов, — в ходьбе, на коленях, сидя и стоя, но у каждого из них есть бесчисленные индивидуальные вариации. Акушерки следят за тем, чтобы самые простые вещи были в порядке: чтобы в ком нате было достаточно тепло, темно и спокой но, чтобы женщины могли по своему жела нию изменить положение. Они предлагают воду, фруктовые соки, мед и сахар — жид кость и калории, необходимые женщине для тяжелой работы, какой являются роды. Обу чить этому очень легко любого. Но помощь женщине во время родов требует гораздо большего, чем выполнение этих простых обя занностей. Здесь нужны способность проник нуться состоянием рожающей женщины, ин туиция и вдохновение;

это — искусство. Именно, интуиция позволяет акушерке почувствовать, помогают или мешают роже нице люди, находящиеся в комнате. Женщи нам во время родов часто хочется, чтобы ря дом был человек, которого они хорошо знают;

кроме того, им бывает необходима во время родов особая связь хотя бы с одним челове ком. В нашем обществе этим человеком часто является отец ребенка. Однако это не всегда лучший вариант для женщины. Присутствие одних мужчин действительно помогает ро дам;

присутствие других только замедляет их ход. Иногда сильно переживающий мужчина очень обеспокоен и старается скрыть свое беспокойство, слишком много разговаривая;

его разговоры могут мешать женщине скон центрироваться на родах. Я помню один слу чай, когда женщина не могла продвинуться в родах дальше 8 сантиметрового раскрытия;

когда же отец ребенка вышел из комнаты на некоторое время, чтобы отдохнуть, ребенок очень быстро родился. Хотя эта женщина го ворила нам, что она хочет, чтобы ее муж присутствовал при родах, ее тело сказало со всем другое. Слишком заботливый и власт ный мужчина тоже может оказать отрица тельное влияние на роды. Он все время мас сирует, ласкает, держит свою женщину, ко торая принадлежит ему. Он чаще отвергает ее требования, чем выполняет их. Роженице необходим покой;

он же может предложить только стимуляцию. Мужчинам иногда ока зывается трудно наблюдать, принять и понять инстинктивное поведение женщин во время родов. Вместо этого они часто стараются не дать им "выпасть" из рационального состоя ния самоконтроля. То, что во всех традици онных обществах рожающим женщинам по могают не мужчины, а женщины, уже имею щие детей, — не простое совпадение. Некоторые беременные приводят на роды сестру или подругу. Если у них самих были естественные роды, они принесут с собой по ложительный опыт;

если же они еще не ро жали или их дети появлялись на свет посред ством кесарева сечения, они могут принести сюда страх и волнение. Бывает, что женщины хотят, чтобы во время родов присутствовало несколько человек. Мы заметили, что в этом случае у них часто бывают затяжные и труд ные роды. Однажды вечером я вместе с аку шерками смотрел телевизор. Вдруг мы уви дели, как к больнице подъехала большая ма шина. Из нее вышли беременная женщина, у которой, по видимому, уже начались роды, мужчина, еще одна женщина, маленькая де вочка и еще один мужчина с камерой. Аку шерки сказали, увидев эту компанию: "Похоже, нам предстоит долгая ночь". Они оказались правы: роды действительно были долгими и изматывающими. Возможно, некоторые женщины хотят быть окруженными людьми во время родов из за подспудного страха или чувства неуве ренности. Но эти чувства могут усилиться, если роженица постоянно ощущает на себе взгляд этих людей и чувствует себя обязан ной играть определенную роль по отношению к ним. С другой стороны, женщин из очень дружных семей или сообществ, с которыми они связаны крепкими узами, часто успокаи вает присутствие при родах людей, которых они привыкли видеть каждый день. Иногда женщина приходит в наше отделе ние со своей матерью. Ее присутствие дейст вительно может помочь, если она сама роди ла несколько детей без медицинского вмеша тельства, но такие случаи редки, если мамы рожали в пятидесятые шестидесятые годы. Многое из того, что было характерно для ро дов в то время, сейчас устарело. Кроме того, характер медицинской помощи при родах сейчас так быстро изменяется, что маме до вольно трудно передать ценную и нужную информацию о родах своей дочери, как это Scan and layout by Victor Figurnov — Page Женщина с акушеркой в "salle sauvage" обычно бывает в традиционных обществах. Естественная разница в опыте и знаниях приводит к напряжению, которое мы часто наблюдаем в отношениях матери и дочери во время родов. Во многих случаях такое взаим ное непонимание может быть легко скомпен сировано присутствием опытной акушерки, способной понять обе стороны. Значение акушерки невозможно переоце нить. Независимо от конкретных акушерских приемов количество нормальных естествен ных родов больше в тех заведениях, где аку шерка — главное лицо, помогающее при ро дах, происходит ли дело в Ирландии, в Ни дерландах или у нас в Питивьере. Очень важно, чтобы акушерки были женщинами. По видимому, это условие не осознается еще как необходимое, поскольку в акушерские школы в таких странах, как Италия, Фран ция, Швеция, Великобритания, стали прини мать мужчин. Роды и кормление грудью — события сексуального порядка, поэтому пол присутствующих при них людей должен браться в расчет. Связь между помощницей в родах и роженицей может быть исключи тельной по степени интимности и напряже нию. Рожающая женщина в высшей степени ранима и склонна к зависимости от партнера по родам, по крайней мере, на какое то вре мя. Сексуальная окраска, которая может со провождать такие отношения с партнером мужчиной, может помешать женщине вести себя во время родов так открыто и свободно, как ей этого хотелось бы, или заставить ее после стыдиться того, что в ней проявилось во время родов. Конечно, все не так просто. Как бы ни был важен пол помощника в ро дах, главное его качество, будь это мужчина или женщина, — способность вести себя так, чтобы в его присутствии женщина чувство вала себя легко и в безопасности.

В общем, ощущение уединенности, интим ности, спокойствия, возможность принять любое удобное положение и издавать любые звуки, присутствие акушерки, которая ведет себя не как наблюдатель, — решающие усло вия для естественного протекания первой стадии родов. Яркое освещение, неожидан ные звуки, прикосновение холодных инстру ментов, незнакомые лица, прикрытые маска ми, — то, что так типично для обстановки родов в современных больницах, и вместе с этим отсутствие акушерок и отрицание или непонимание их важности, а также пригово ренность рожениц к строго определенным положениям — все это отрицательно сказы вается на протекании родов. И все же иногда бывают случаи, что жен щина находится в самой благоприятной об становке, а раскрытие шейки матки останав ливается, и схватки становятся более болез ненными и менее эффективными. В таком случае может принести облегчение теплая ванна. У нас в отделении для этой цели есть два небольших бассейна. Женщина погружа ется в воду, часто по шею. Иногда кто нибудь заботливо поддерживает ее голову, если она опускает в воду затылок и уши, оставляя на поверхности только лицо. В воде роды прохо дят легче, менее болезненно и более эффек тивно, женщина чувствует себя более ком фортно. С одной стороны, она становится в воде невесомой, может находиться в бассей не во взвешенном состоянии, ей не прихо дится бороться с весом собственного тела во время схваток. Во вторых, тепло воды уменьшает секрецию адреналина и расслаб ляет мышцы. Вода может также способство вать возникновению альфа волн головного мозга, создающих состояние умственного расслабления. Расслабление, в свою очередь, способствует быстрому раскрытию шейки Scan and layout by Victor Figurnov — Page матки. В тех случаях, когда роды все же ос тановились, мы открываем кран — вид и звук бегущей воды восстанавливают родовую дея тельность, прежде чем бассейн наполнится! Мы обычно предлагаем воспользоваться бассейном тем женщинам, у которых схватки проходят болезненно и неэффективно, а рас крытие останавливается примерно на пяти сантиметрах. Но вода может помочь рассла биться и другим роженицам. Она может уте шить и успокоить не хуже, чем любимый, мать или акушерка. Влечение беременных женщин к воде все еще остается для нас за гадкой. Многие беременные говорят, что вода их притягивает, они испытывают непреодо лимое желание нырять в волнах или в мечтах подолгу лежат на воде. Некоторые женщины, испытывающие тягу к воде во время бере менности, еще больше чувствуют ее притя жение во время родов. Другие же говорят, что они не любят воду или не умеют плавать. Но с началом родов эти женщины вдруг идут к бассейну, с удовольствием залезают в него и не хотят выходить! Когда первая стадия родов близится к концу, женщина обычно выходит из бассей на. Она чувствует необходимость в более ак тивном поведении, необходимость помочь ребенку появиться на свет. В это время у женщины часто появляется отсутствующий взгляд, кажется даже, что она где то в другом мире;

если она и говорит в это время, это обычно отдельные слова или простые пред ложения. Эти признаки свидетельствуют о том, что она отвечает на то инстинктивное, что происходит внутри нее, и что она достиг ла необходимого гормонального равновесия. Мы далеки от мысли рассматривать женщину в этом состоянии как иррациональное и бес помощное существо: мы совершенно уверены, что она лучше всех знает, как помочь ребен ку появиться на свет. Наш способ определения того, что роды вошли во вторую стадию, когда шейка матки полностью раскрылась, радикально отличает ся от общепринятого медицинского. Боль шинство врачей определяют, пора ли женщи не начинать тужиться, при помощи ручного обследования. Мы обычно можем определить это без внутренних обследований, которые должны быть сведены к минимуму. Мы зна ем, что началась вторая стадия родов, когда женщина, которая до этого ходила или стоя ла, вдруг испытывает желание согнуть ноги в коленях во время схваток, при этом ей необ ходимо схватиться руками за кого нибудь или что нибудь. Если она и партнер по родам сто ят в это время лицом к лицу, обнимая друг друга, она во время схватки повиснет у него на шее. Если он стоит сзади нее, она может опуститься на корточки, поддерживаемая им за подмышки. Женщина перестает сдержи ваться. Когда она кричит, держа ноги разве денными в стороны, кажется, что все ее тело мгновенно раскрывается. Мышцы сфинктера могут в это время расслабиться, вследствие чего опорожняется кишечник. Расслабление этих мышц и громкий, специфический крик идут вразрез с глубоко укоренившимся поня тием о социальных нормах поведения. Эти признаки дают нам знать, что женщина дос тигла оптимально инстинктивного уровня сознания, другими словами, — необходимого гормонального баланса. Многие женщины в Питивьере рожают в положении на корточках с поддержкой, эф фективном с точки зрения механики, так как оно делает максимальным давление ребенка, направленное вниз вдоль родового канала, сводит к минимуму необходимое мышечное Scan and layout by Victor Figurnov — Page Роды на корточках с поддержкой напряжение и расход кислорода, обеспечива ет максимальное расслабление мышц про межности. Начинающуюся схватку можно определить, положив правую руку на верх живота женщины. Как только начинается схватка, помощник обычно продвигает руки вверх к подмышкам, чтобы так поддерживать роженицу, держа в своих руках ее ладони или большие пальцы рук. Помощник или по мощница должны стоять прямо, не наклоня ясь вперед, образуя подобие живой спинки для женщины. Если женщина рожает на кор точках, поддерживать ее могут два человека: один опытный, другой — тот, кто ей близок, но в данной ситуации оказался впервые, и потому чувствует себя недостаточно уверен но. Женщина может выбрать и другое поло жение: лицом к нему, широко разведя ноги. Такое положение, при котором ноги женщи ны время от времени отрываются от земли, тоже очень полезно. Оно способствует рас слаблению брюшных мышц и мышц промеж ности, что помогает ребенку опуститься по родовому каналу. Тот, кто держит женщину, обязательно будет слегка нажимать ей на живот, что поможет ей держать ноги разве денными в стороны. Хотя эти два положения (на корточках и повиснув на партнере) обычны для второй стадии родов в нашем отделении, они ни в коей мере не являются правилом. Женщина вольна выбрать любое положение, способст вующее расслаблению и удобное для нее. Она может пробовать целый ряд асиммет ричных поз: сидя, вытянув одну ногу или от клонившись на один бок;

лежа, вытянувшись на боку;

сидя на стуле;

на коленях, оперев шись на руки (последнее положение во мно гом сходно с положением на корточках с поддержкой: если женщину, сидящую на кор точках, перестать поддерживать, она опус тится на колени и руки). Женщина может рожать и в воде — интересное новшество, появившееся в результате использования у нас бассейна. Иногда женщины так расслаб ляются в воде, что не хотят выходить из бас сейна, несмотря на то, что роды быстро раз виваются. В этом тоже сказывается инстинк тивное знание женщин о безопасности родов в воде, об отсутствии опасности для новоро жденного, который до сих пор существовал в водной среде. Ребенок сделает первый вдох, только оказавшись над поверхностью воды и впервые почувствовав другую среду и другую температуру. Мы никогда не ставили своей целью роды в воде, но это неожиданное со бытие случается у нас в отделении несколько раз в месяц (двадцать тридцать раз в год). Какое бы положение женщина ни выбрала для родов, мы заметили, что в помощи роже нице нежность значит не меньше, чем знание приемов. Опытные помощницы, способные сопереживать, умеют определить, в каком состоянии находится женщина (спокойна она, напряжена или испугана), по состоянию кожи: ее структуре и влажности. Находясь в тесном телесном контакте с роженицей, аку шерка будет полагаться на то, что чувствует, прикасаясь к ней и поддерживая, чем рас спрашивать о ее состоянии. Если же она за говорит, то это будут простые слова, понят ные каждому ребенку. Слова, однако, быва ют, не важны в такие моменты, а такие, как "тужься", "сильнее", могут произвести нега тивное действие. Чаще всего женщина знает, что она чувствует, и указания акушерки мо гут вступить в противоречие с ее потребно стями. Я стараюсь ничего не говорить. Если же говорю, то что нибудь вроде "хорошо.., хорошо.,, дай ребенку выйти...". Если же женщину охватывает страх, что у нее ничего не получится, я могу предложить ей: "Не Scan and layout by Victor Figurnov — Page Роды в воде Ребенок делает свой первый вдох, оказавшись над поверхностью воды, впервые почувствовав другую среду тужься, не тужься" или: "Не сдерживайся, кричи, если хочешь". Так мы стараемся не мешать женщинам во время родов. Стратегия, определенная нами, имеет большое значение. Но наша цель го раздо шире. Мы хотим дать возможность всем женщинам рожать в любом положении с уверенностью в свои силы.

Мама из Латинской Америки. Я слышала, что в последние несколько часов перед рождением ребенка теряешь связь с внешним миром. Со мной так и случилось. Я оказалась в другой Вселенной, на далекой пла нете, дрейфуя в море ощущений. Это была очень странная ночь. Все люди спали. А мы вчетвером (мы с Филиппом и еще одна пара) всю ночь провели без сна, между спальней и родильной комнатой. Их ребенок родился около пяти часов утра. Нас ошеломил вид этой пары, возвращающейся из родильной комнаты в темноте с ребенком на руках. То, что женщина может родить и после этого са мостоятельно идти, держа ребенка на руках, вселяло уверенность. Нас это успокаивало. Вдруг схватки стали более резкими и силь ными. Я схватилась за Филиппа, потом за пианино, потом снова за Филиппа. Комната то пропадала, то появлялась. Стало трудно контролировать боль. Она стала частью ме ня, у нее не было ни конца, ни начала. Когда пришел доктор Оден, я пыталась дотянуться до акушерки, которая, казалось, была очень далеко от меня. Я не могла понять этой бес конечной боли. И тогда я очутилась в этом море. Боль пе редвинулась на новое место и стала глуше.

Scan and layout by Victor Figurnov — Page Там же была и Нурия, наша дочь. Я чувство вала, как она медленно, дюйм за дюймом, вы бирается из меня. Было так приятно погру зить свое тело в море ощущений, закрыть гла за и дать волнам нежно укачивать меня. Од нажды, будучи в Индии, я проходила мимо старика, одетого в белое. Он сидел на пороге дома, молитвенно сложив руки. Когда я прохо дила мимо него, он поднял ко мне свое лицо. Поздороваться? Благословить меня с миром? Я тихо прошла, ответив ему тем же жестом. Это воспоминание и море переплелись в моем сознании с бесконечными нитями пространст ва и времени, когда рождалась Нурия. Иногда я прошу Филиппа сесть и расска зать мне, что же было на самом деле, что он видел, когда моя память была в другом мире.

Мама из Парижа Самым удобным для меня оказалось встать на колени на пол и грудью лечь на кресло. Ко гда вошел доктор Оден, боль была такой, что я расплакалась. Я видела, как он ушел, не ска зав ни слова. Он вскоре вернулся с женщиной лет двадцати в белом халате. Это была сту дентка — акушерка, не отходившая от меня с этого момента до конца родов. Когда я почув ствовала следующую схватку, я бросилась в ее объятья, и это было началом тесной связи между нами. Я чувствовала ее тепло, ее неж ность. Мы вместе пошли в родильную комна ту. Во время каждой схватки я тесно прижи малась к ней и держалась за нее, пока не ути хала боль. Я всегда буду благодарна ей за то, что она дала мне. Раньше, когда я была у себя в комнате, я пыталась "контролировать боль" при помощи упражнений на глубокое дыхание. Успокаивающее присутствие акушерки все переменило: я больше не старалась контроли ровать себя. Я кричала при каждой схватке. Я кричала, не переставая час и пятнадцать ми нут, пока мой ребенок не родился. Эти крики удивили меня. Рожая первого ребенка, я не ис пытывала потребности кричать или плакать. Теперь мне казалось, что я подниму на ноги всю больницу. Я никогда в жизни так не вопи ла. Мне казалось, что кричу не я. Когда при шел мой муж, незадолго до рождения ребенка, я его подбодрила: "Не волнуйся, я ничего не могу с собой поделать, мне нравится кричать, садись". В определенный момент я услышала, что кричу по другому: это были долгие дро жащие завывания, похожие на плач ребенка. Теперь я понимаю, что эти крики защищали меня, не от боли, а от травмирующей памяти об этой боли в моей психике. Это было что то вроде катарсиса;

крича, я выпускала боль из своего тела. Под конец родов я начала ругаться. Я не помню, что я говорила: я потеряла контроль над своими чувствами. Это переживание вы теснило память о самом моменте рождения. Подумать только, что я могла вести себя так перед другими людьми! И все же это было, как если бы, потеряв голос, я после многих лет молчания, наконец, снова его обрела.

Мама из Лидза Scan and layout by Victor Figurnov — Page Понедельник, седьмое декабря. Эдди при шлось поторопиться с завтраком. Тридцать миль по прямой, очень плоской, обсаженной деревьями дороге через поля и деревни Фран ции. Чувство поэзии изменяет мне;

схватки идут с частотой раз в каждые пятнадцать деревьев... Меня осматривает акушерка: воз можно, это случится сегодня после обеда. Ка жется, ждать очень долго;

сейчас только де сять часов. Мы очень волнуемся. Боль стано вится все более навязчивой. Через некоторое время начинаются схватки, частые и очень сильные. Ноги подкашиваются. Я ложусь на одну из кушеток в комнате для встреч. На секунду меня охватывает сомнение: почему я отказалась от эпидуральной анестезии? Мне не пришлось бы тогда терпеть эту боль. Ка жется, я не смогу ее перенести: слишком она сильная, а я не героиня. Я начинаю кричать — и это помогает. Боль не прошла, она все силь нее с каждой схваткой, но крик помогает с ней справиться. Я вдруг утыкаюсь лицом в жакет Эдди, который лежит на кушетке. Это его запах. Он сам тоже здесь, но боль так сильна, что мне не хочется, чтобы он дотрагивался до меня, Странно, но он спокоен. Сейчас десять минут двенадцатого. Я прошу Эдди пойти и привести кого нибудь: боль слишком сильная. Приходят акушерка и доктор Оден, спокойные и уверенные. К их удивлению и к моему облег чению, раскрытие полное. Доктор Оден гово рит о синей воде и пляжах;

они начинают на полнять бассейн. В сопровождении Эдди и доктора Одена я иду в родильную комнату. Солнечный свет струится в окна. Доктор Оден что то бормочет под нос. В родильной комнате я раздеваюсь. Комната полутемная, стены выложены коричневой плиткой, пол те Scan and layout by Victor Figurnov — Page плого оттенка, просторный настил, покры тый множеством подушек, и большой родиль ный стул. Я благодарна за то, что здесь так спокойно. Чувства не смогли бы воспринять больше информации. Уже через десять минут я чувствую непре одолимое желание тужиться. Акушерка все время рядом со мной, она изумлена, как быст ро развиваются роды. Я дышу, как жаба, только верхней частью горла. Приходит док тор Оден. Прорывается околоплодный пузырь. Акушерка мягко предлагает мне принять по ложение на корточках, чтобы Эдди поддержи вал меня. Сначала я сомневаюсь, но оказыва ется, так действительно легче. Каждая схватка переполняет меня, и я очень громко кричу, но только пока продолжается схватка. Все остальные спокойны и готовы помочь мне. Доктор Оден дает мне сахар кусочками, что бы были силы, и воду (я выпиваю около лит ра). Вдруг я чувствую, как голова ребенка опускается вниз по родовым путям. Я рада, потому что страшно хочу спать, все равно, родится ребенок или нет. Между схватками я потихоньку раскачиваюсь на ногах из сторо ны, в сторону. Головка уже видна. Эдди меня поддерживает. Я тужусь и чувствую, что ре бенок рождается. Акушерка подхватывает мою дочку;

мне кажется, она немного помогла ей повернуться. Моя память об этом моменте затуманена волнением. Эдди опускает меня на пол, и они кладут ребенка мне на руки. Я потрясена: никто не произносит ни слова. Малышка немного по плакала — и уже ищет сосок. Все так мирно и так наполнено эмоциями. Акушерка и доктор Оден в углу, готовые прийти на помощь, если понадобится, и в то же время старающиеся не помешать. Эти минуты принадлежат нам троим. Кто то приносит ванночку, наполнен ную водой из бассейна, в котором я так и не успела посидеть. Камилла, наша дочь, все еще соединенная со мной пуповиной, потягивается в воде.

Pages:     || 2 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.