WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«К. Т. ОВНАТАНЯН, В. М. КРАВЕЦ ОПУХОЛИ И КИСТЫ СРЕДОСТЕНИЯ (ВКЛЮЧАЯ ПАТОЛОГИЮ ЖЕЛЕЗЫ) ВИЛОЧКОВОЙ „ЗДОРОВ'Я", КИЕВ-1971 617.3 0-31 УДК 616.27—006 Хирургическое лечение опухолей и кист ...»

-- [ Страница 3 ] --

ш Desaive i Dumont (1949) у 13% больных с тератоидными обра­ зованиями средостения отмечали кровь в мокроте. Нередко крово­ харканье при дисэмбриоме средостения принимается за туберкулез и больного годами безуспешно лечат противотуберкулезными препаратами (одно наше наблюдение). Специфическим клиническим симптомом тератодермоида сре­ достения, по мнению большинства исследователей, является появление при кашле вместе с мокротой примеси жира, атероматозных масс, слущивающегося ороговевающего эпителия, кри­ сталлов холестерина и особенно волос. Впервые откашливание волос отметил Mtinz в 1839 г. у жен­ щины 28 лет. И только в 1869 г. Nobling на основании этого симптома впервые при жизни больного диагностировал дермоидную кисту средостения. Б. Г. Стучинский (1950) отмечал выделе­ ние волос при тератодермоидах средостения в 13,6% случаев. Dangschat (1903) —в 20,4%. Мы наблюдали этот симптом в 9% случаев (то есть у 3 из 33 больных). Явления компрессионного синдрома при тератодермоидах наблюдаются сравнительно редко. Laipply (1945) сообщил о 8 наблюдениях сдавления пищевода. Мы у 1 больного этой группы наблюдали осиплость голоса, благодаря вовлечению в патологи­ ческий процесс возвратного нерва. У 2 больных был выраженный кавасиндром с резким застоем в системе верхней полой вены, сопровождавшийся отеком шеи и лица, расширенными подкож­ ными венами передней грудной стенки (венозное давление у од­ ного из этих больных достигало 3500 мм вод. ст.). Находясь близко к сердцу и крупным сосудам, дермоидные кисты могут иметь резко выраженную передаточную пульсацию, видимую простым глазом в области выпяченной грудной стенки. В этом месте наблюдаются и трофические изменения: кожа истончается, темнеет, становится болезненной при дотрагивании. При выслушивании определяется грубый систолический и менее выраженный диастолический шум в левой подключичной и осо­ бенно в надключичной области. Среди наблюдаемых нами 33 больных с дисэмбриомами сре­ достения у 1 была типичная клинико-рентгенологическая картина псевдоаневризматической формы тератомы. После удаления тератоидного образования наступило выздоровление. Так как медиастинальные дисэмбриомы чаще всего развива­ ются медленно (годами и десятилетиями), исход заболевания, как правило, зависит от присоединяющихся различных осложне­ ний.

Наиболее частым осложнением является воспалительный про­ цесс (23 наблюдения). Выраженное воспаление как в самой дисэмбриоме, так и в окружающих ее тканях мы наблюдали у 9 больных. Результатом инфицирования дермоидных кист являются частые пневмонии, плевриты и развитие спаечного процесса в грудной полости. «Свищевую» форму тератомы наблюдал И. М. Матяшин с сотр. (1966). Нагноившиеся кисты могут про­ рываться в бронх с образованием кистобронхиальных свищей (3 наших наблюдения). По данным Б. Г. Стучинского (1941), кистобронхиальные свищи развиваются у 13,5% больных, по данным Kerr и Warfield (1928) —в 10% случаев тератодермоидов. Чрезвычайно опасным осложнением тератодермоидов является озлокачествление их, которое, по данным различных авторов, на­ блюдается в 8—20% случаев (Fried, 1958). Н. И. Марей (1927) описал превращение тератодермоида в саркому, а Н. А. Бузин (1926) наблюдал злокачественное прев­ ращение нервной ткани в тератоме. С. В. Хахалева (1956) наблю­ дала ткань аденокарциномы в тератоидном образовании. У 2 из 33 больных с медиастинальными дисэмбриомами, по нашим данным, наступила малигнизация зрелых тератом.

Больная Г., 40 лет, поступила в клинику 19/XI 1963 г. с жалобами на затрудненное дыхание, осиплость голоса, отеки лица, шеи и верхних конеч­ ностей. Заболела 14 лет тому назад, когда появился кашель, высокая температура;

лечилась по поводу предполагаемой пневмонии. Рентгенологически еще в на­ чале заболевания определялась патологическая тень, плотно прилежащая к правому контуру сердца. В дальнейшем неоднократно находилась на стаци­ онарном лечении с предполагавшимся обострением хронической пневмонии. При динамическом рентгенологическом обследовании расположение патоло­ гической тени в правой половине грудной полости не изменялось. Состояние больной оставалось удовлетворительным, работоспособность сохранена. Значи­ тельное ухудшение общего состояния наступило в ноябре 1963 г. На основании клинических данных, а также рентгенологического иссле­ дования, включая томографию, азигографию, пневмомедиастинографию с уче­ том диагностической пункции был поставлен клинический диагноз: нагноив­ шаяся дермоидная киста переднего средостения, занимающая почти всю пра­ вую плевральную полость. 18/ХП 1963 г. произведена операция — торакотомия справа, дренирование огромной нагноившейся кистозной опухоли. В связи с интимным врастанием опухоли в органы средостения, легкое, диафрагму и грудную стенку удалить ее не представилось возможным. 20/ХП 1963 г. при явлениях нарастающей сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности наступила смерть. На вскрытии обнаружена незрелая тератоидная кистозная опухоль с некрозом и метастазами в оба яичника, легкие, лимфоузлы средо­ стения.

Как известно, ведущим диагностическим методом в распозна­ вании тератодермоидов средостения является рентгенологический.

из 11 Даже в тех случаях, когда налицо имеются абсолютные клини­ ческие симптомы (выкашливание волос и других дериватов кожи) медиастинальной дисэмбриомы, рентгенодиагностика занимает не последнее место. Обычно тень тератодермоида локализуется в переднем средо­ стении, чаще всего выпячиваясь в одну из плевральных поло­ стей. Весьма редко дисэмбриома бывает в заднем средостении. Единичны упоминания о тератодермоидах, занимающих одну из плевральных полостей, и еще реже описаны гигантские дисэмб­ риомы, распространяющиеся на большую часть обеих плевраль­ ных полостей. Каких-либо сведений о сочетании тератом с другого рода кистозными образованиями в средостении в литературе мы не нашли. В этом отношении определенный интерес представляет одно из наших наблюдений.

Больная С, 16 лет, поступила в клинику 25/Х 1965 г. с диагнозом: опухоль правого легкого. Жалобы на головную боль. Общее состояние удовлетворительное. Рентге­ нологически справа во II—III межреберьях, тесно примыкая к срединной тени, определяется крупная, интенсивная, однородная тень размером 10X8X4 см, бобовидной формы, с четким, ровным наружным контуром. При изменении положения тела патологическая тень смещается вместе с органами средосте­ ния. На пневмомедиастинограмме патологическая тень стала более четкой, хорошо виден нижний ее полюс, а также правая граница сердца. В нижнем легочном поле, от IV ребра до диафрагмы, появилось затемнение средней ин­ тенсивности с нечеткими контурами (рис. 68). Диагноз: доброкачественная опухоль передне-верхнего средостения справа. Как выяснилось во время операции 5/XI 1965 г., тень, симулировавшая на пневмомедиастинограмме картину пневмосклероза, оказалась целомической ки­ стой перикарда. Наряду с ней удалена тератоидная опухоль средостения, кото­ рая была диагностирована до операции (рис. 69). Послеоперационное течение гладкое. Выздоровление.

Основываясь на многочисленных данных литературы и личном опыте, следует отметить, что для тератодермоидов характерна четкость контуров. В распознавании характера контуров патоло­ гической тени и взаимосвязи ее с окружающими органами и тканя­ ми помогает пневмомедиастинография, особенно с томографией. Нечеткость и зазубренность контуров при тератодермоидах бы­ вает при их инфицировании или малигнизации. Тень кистозных тератодермоидов гомогенна, нередко имеет ячеистый рисунок, может изменять свою форму и положение под влиянием большого диагностического пневмоторакса. Б. Я- Лукьянченко (1958) считает патогномичным признаком дисэмбриом обызвествление капсулы. По данным В. Н. Гольдберг (1960), В. Л. Маневича (1963) и нашим данным, этот симптом встречается не так уж часто, поэтому вряд ли его следует считать патогномоничным, тем более, что он нередко встречается при эхи­ нококке, опухолях и кистах вилочковой железы, при загрудинном зобе и ряде других новообразований средостения. Частичное или полное обызвествление капсулы мы наблюдали у 5 из 33 больных (3 больных с тератомой и 2 — с дермоидом).

Больная К., 43 лет, поступила в клинику 15/1V 1963 г. с жалобами на боли в правом плечевом суставе с иррадиацией в шею. 15 лет назад при профилактическом осмотре рентгенологически было вы­ явлено затемнение в правом легочном поле, плотно примыкающее к срединной тени и расцененное как аневризма аорты. Общее состояние удовлетворительное. Патологических изменений со сто­ роны внутренних органов не выявлено. При рентгенологическом исследовании справа в III межреберье, примыкая к срединной линии, определяется непра­ вильно округлой формы образование до 5 еж в диаметре, с четким контуром и обызвествленной на всем протяжении капсулой (рис. 70). При дыхании па­ тологическая тень не меняет своей формы и положения. Диагноз: дермоидная киста передне-верхнего средостения справа. 25/IV 1963 г. произведена операция — удаление из передне-верхнего сре­ достения дермоидной кисты (8X6X5 см.), содержащей салоподобиые массы и волосы (рис. 71). Выздоровление.

В определенном проценте случаев (от 3,5% — по Б. Г. Стучинскому, 1950, до 25% — п о Ю. Ю. Джанелидзе, 1953, и Л. К. Ро­ лик, 1958) в тератодермоидах обнаруживают известковые вклю­ чения. Как и обызвествление капсулы, известковые включения на фоне патологической тени могут быть в ряде других вышепере­ численных опухолей. По нашим данным, включения извести были в 2 дермоидных кистах. Б. Я- Лукьянченко (1958), Б. В. Петров­ ский (1960), Б. К. Осипов (1960) и другие наиболее вероятным рентгенологическим признаком медиастинальных тератодермондов считают наличие в них костей или зубов.

Больной А., 11 лет, поступил в клинику 20/1 1969 г. с диагнозом: доброка­ чественная опухоль правого легкого. Рентгенологически справа от III ребра до диафрагмы определяется круп­ ная интенсивная патологическая тень с четкими контурами (рис. 72). В боко­ вом положении (рис. 73) хорошо видно, что эта патологическая тень локали­ зуется в задне-нижнем средостении, причем на фоне ее четко определяется группа костных включений. Во время операции 29/1 1969 г. удалена вколоченная в реберно-позвоночно-диафрагмальный угол огромная тератома (размером 14ХЮХ7 см) с нали­ чием деформированной нижней челюсти с зубами (рис. 74). Патогистологический диагноз: зрелая тератома с наличием костных вклю­ чений (рис. 75). Послеоперационное течение без осложнений. Выздоровление. Озлокачествленные тератодермоиды характеризуются быст­ рым увеличением тени, «смазанности» ее контуров, смещением сердечно-сосудистой тени в здоровую сторону, появлением пле­ врального выпота и другими симптомами, не характерными для доброкачественных дисэмбриом. В связи с сравнительно частым инфицированием и малигнизацией тератодермоидов, а также опасностью динамического наб­ людения таким больным показано своевременное хирургическое лечение. Удаление неосложненных тератодермоидов не представляет больших трудностей и гарантирует выздоровление. Присоедине­ ние осложнений, как правило, усложняет оперативное вмеша­ тельство и увеличивает риск операции. Из 32 оперированных нами больных с тератодермоидами сре­ достения у 2 (с нагноившейся огромной тератомой, а также с озлокачествлениой больших размеров тератомой с метастазами во многие внутренние органы) полностью удалить образование не представилось возможным, операции были чрезвычайно трав­ матичными и закончились в ближайшие послеоперационные дни летальным исходом. Остальные 30 больных благополучно пере­ несли операцию, чуствуют себя хорошо, трудоспособность у них восстановилась (срок наблюдения от 1 до 8 лет). Бронхогенные и энтерогенные кисты Бронхогенные кисты являются следствием порока развития трахеобронхиального дерева на раннем этапе эмбриогенеза. По наиболее распространенному мнению (В. Р. Брайцев, 1960;

Б. В. Петровский, 1960;

Olker, Milles, 1944;

Fried, 1958, и др.), эти кисты являются производным эпителия передней кишки, отшнуровавшегося в ранней стадии развития эмбриона в том месте, где закладывается зачаток дыхательных путей (легочная почка). Имплантация клеток передней кишки возможна в лю­ бой развивающийся орган или окружающую его ткань. Этим и объясняется различная локализация бронхогенных кист: в средо­ стении, перикарде, пищеводе, диафрагме, внутри легкого, в плев­ ральной полости и даже в поджелудочной железе. Бронхогенные кисты представляют собой тонкостенные обра­ зования округлой или грушевидной формы, выполненные слизи­ стой или желатинозной массой темно-зеленого цвета, иногда с примесью гноя (в случае инфицирования кисты).

Гистологически кисты состоят из одной или всех тканей, кото­ рые в норме находятся в трахеобронхиальном дереве. Стенки ки­ сты представлены рыхлой соединительной тканью с элементами гиалинового хряща, гладких мышц, слизистых желез, нервных волокон, сосудов и жировой ткани. Выстилка кист образована мерцательным цилиндрическим, а иногда многорядным кубовид­ ным или плоским эпителием. Считавшиеся раньше редкой патологией, бронхогенные кисты в настоящее время встречаются в 8,8— 11,3% случаев (Б. В. Пе­ тровский с соавт., 1968;

Strug с соавт., 1968). Мы оперировали 8 больных с бронхогенными кистами средо­ стения, из них 6 мужчин и 2 женщины в возрасте 18—53 лет. Бронхогенные кисты могут локализоваться в любом участке по ходу трахеобронхиального дерева, причем не только в средо­ стении, но и внутри органов средостения и в других органах. Собственно медиастинальные бронхогенные кисты подразде­ ляют на: а) паратрахеальные;

б) бифуркационные;

в) прикор­ невые;

г) околопищеводные. Эта классификация теряет значение при наличии кист больших размеров. Мы наблюдали паратрахеальное расположение кисты у 3 боль­ ных, прикорневое — у 2, параперикардиальное — у 1, околопище­ водное— у 1 и внутриплевральное— у 1. У 5 больных кисты локализовались в заднем средостении, у 3 — в среднем. Клинические проявления зависят от локализации кисты, а так­ же от различных осложнений, наступающих в кисте или в окру­ жающих ее органах и тканях. Нередко бронхогенные кисты клинически себя ничем не проявляют. У всех больных, кроме одного, имелись те или иные жалобы. Большинство жаловалось на ноющие боли в грудной клетке на стороне локализации кисты или в области сердца, одышку в по­ кое или при выполнении незначительной физической нагрузки, кашель сухой или с выделением небольшого количества слизи­ стой мокроты, периодическое повышение температуры. В связи с тем, что у подавляющего большинства больных клиническая симптоматика не характерна либо вовсе отсутству­ ет, решающими в диагностике бронхогенных кист средостения являются рентгенологические методы исследования. Патогномоничными рентгенологическими симптомами бронхогенных кист являются: типичная локализация в заднем или среднем средосте­ нии, чаще справа, вблизи трахеи или крупных бронхов;

довольно характерная шаровидная или овоидная тень с четкими контура­ ми, средней интенсивности, иногда изменяющая форму при дыхании, перемене положения тела и смещающаяся при глотании;

отсутствие резкого смещения и деформации соседних органов;

иногда наличие «ножки», идущей к трахеобронхиальному дереву. У 5 из 8 оперированных нами больных бронхогенные кисты располагались справа, преимущественно в задне-нижием средо­ стении. При сообщении кисты с бронхом у 2 наших больных на фоне ее тени обнаруживался уровень жидкости. При исследова­ нии пищевода контрастной массой можно выявить смещение его в противоположную сторону, а иногда кпереди. Весьма ценным в рентгенологическом обследовании является многоосевое просве­ чивание, позволяющее вывести образование кпереди от проекции позвоночника, что имеет немаловажное значение в дифферен­ циальной диагностике между бронхогенными кистами и нейрогенными опухолями."В то же время, в отличие от тератодермоидов, тимом и перикардиальных целом, та часть бронхогенных кист, которая иногда и распространяется на переднее средосте­ ние, почти никогда не достигает задней поверхности грудины. Большим подспорьем в диагностике бронхогенных кист, со­ общающихся с трахеобронхиальным деревом, является бронхо­ скопия и бронхография. У одного больного во время бронхоско­ пии, а у другого с помощью бронхографии нам удалось выявить сообщение кисты с крупными бронхами. Мы применили пневмомедиастинографию у 3 больных с бронхогенными кистами, у 2 из них эффект был положительным. И. Д. Кузнецов (1965) отмечает, что некоторые тонкостенные кистозные образования ( перикардиальные, бронхогенные, тимусные кисты) в условиях пневмомедиастинума иногда смещаются и меняют свою конфигурацию, чего не наблюдается при толсто­ стенных (дермоидных) кистах и при плотных опухолях. Иногда бронхогенные кисты могут достигать значительных размеров и резко смещать органы средостения (А. Г. Караванов, 1962;

Sauerbruch, 1928, и др.). Мы прооперировали больного, у которого бронхогенная киста достигала огромных размеров (24X16 см) и занимала большую часть правой плевральной полости. У отдельных больных при подозрении на сдавление бронхогенной кистой верхней полой вены или грудного лимфатического протока мы использовали флебокаваграфию верхней полой вены, а также прямую лимфографию. Одномоментную лимфокаваграфию мы применили у одного больного. С помощью этого исследова­ ния удалось наглядно доказать сдавление верхней полой вены и значительное оттеснение в сторону верхнего отдела грудного лимфатического протока (см. рис. 2). После удаления бронхогенной кисты из верхне-среднего средостения слева произведена повторная лимфография, с помощью которой весьма демонстра­ тивно установлена нормальная топография главного лимфати­ ческого протока (см. рис. 3). Подобных исследований при бронхогенных кистах в литературе мы не нашли. Особой разновидностью бронхогенных кист являются так называемые параэзофагельные кисты, которые располагаются в мышечной оболочке пищевода. В мировой литературе, по дан­ ным French, Rumer и Froede, до 1958 г. описано 57 наблюдений околопищеводных бронхогенных кист. В отечественной литера­ туре о внутристеночном расположении кисты в пищеводе имеют­ ся лишь единичные сообщения (В. А. Жмур, 1963;

М. В. Рогозина и В. М. Зунтов, 1964). Клинически при локализации интрамуральной кисты в пищеводе наиболее частым симптомом является дисфагия. Удаление бронхогенных кист средостения в ряде случаев представляет значительные трудности из-за сложности анато­ мических отношений и развивающихся сращений с окружающи­ ми органами и тканями. У 6 из 8 оперированных нами больных плевральная полость была заращена. Особенно мощные внутриплевральные сращения и выраженные хронические воспалительные внутрилегочные из­ менения наблюдались у 2 больных, у которых пришлось удалить легкое вместе с кистой. При прочном сращении с окружающими органами целесообразно вскрыть полость кисты, а затем отде­ лять ее стенку по пальцу под контролем глаза. Подобный прием мы применили у 1 больного, у которого после рассечения кисты и удаления содержимого было выявлено сообщение ее с цен­ тральным бронхом: большая часть оболочек кисты иссечена, вокруг свищевого отверстия наложен внутренний кисетный шов. Лишь у 2 больных нам удалось сравнительно свободно удалить кисту без нарушения ее целостности.

Больной К-, 53 лет, поступил 9/ХП 1965 г. с подозрением на аневризму аорты. Жалобы на периодически возникающие колющие боли в левой полови­ не грудной клетки. Болеет около 2 лет, когда впервые появились приступообразные боли в области сердца по типу стенокардии. Рентгенологически в области корня ле­ вого легкого патологическую тень обнаружили еще в 1945 г. Общее состояние больного удовлетворительное. Патологических изменений со стороны внутренних органов не найдено. В анализах мочи, крови отклоне­ ний от нормы нет. На ЭКГ нерезко выраженные изменения характера кардио­ склероза: синусовая брадикардия. При многоосевой рентгеноскопии и на рент генограммах слева, на уровне дуги аорты определяется дополнительная средней интенсивности, однородная тень, округлой формы, до 4 см в диаметре, с четким контуром и слабой передаточной пульсацией. Пищевод свободно проходим, кон­ туры его ровные, четкие. При глотательных движениях патологическая тень смещается кверху. На пневмомедиастинограммах патологическая тень однород­ ная, окаймлена со всех сторон газом, за исключением медиальной, где просле­ живается тяж по направлению к стволовому бронху (рис. 76). Диагноз: киста средостения. 24/ХП 1965 г. произведена операция. В среднем средостении между дугой аорты и легочной артерией обнаружена тонкостенная киста до 4 еж в диаметре. После гидравлической препаровки киста довольно свободно отделена от сосудов и медиа стинальной плевры. «Ножка» кисты представлена полой труб­ кой размером 1X0,6 см, состоящей из 4 бронхиальных колец, заканчивающих­ ся слепо в проксимальном отделе, где эта «ножка» кисты отделена тупым способом без дефекта в стволовом бронхе. Вес кисты 25,5 г (рис. 77), содер­ жимое ее — желеобразная масса желто-коричневого цвета. Гистологически: стенка кисты построена из фиброзной ткани с жировыми прослойками, в которых располагается большое количество сосудов;

внутрен­ няя выстилка представлена многоядерным эпителием. В одном участке в толще стенки имеется островок из гиалинового хряща, эпителий в этом месте одно­ рядный, высокопризматический. Под эпителием в рыхлой соединительной тка­ ни располагаются слизистые железы (рис. 78). Послеоперационное течение гладкое. Выздоровление. Отдаленные резуль­ таты через 1—6 лет после операции у всех наблюдаемых больных хорошие.

Э н т е р о к и с т о м ы, как и бронхогенные кисты, возникают в результате нарушения эмбриогенеза. В то время как из отпоч­ ковавшихся клеток вентрального отдела (трахеобронхиальной почки) передней (глоточной) кишки могут развиться бронхоген­ ные кисты, из отщепившихся элементов дорзального участка эмбриональной кишки возникают энтерокистомы. В связи с оди­ наковым генезом этих образований, находящихся в средостении, многие исследователи (В. Л. Маневич, 1963;

И. Д. Кузнецов, 1965;

J. Ochsner и S. Ochsner, 1966, и др.) не проводят глубокой грани между энтерогенными и бронхогенными кистами. Помимо простых (бронхогенных и энтерогенных) кист в ряде случаев описываются сложные, так называемые смешанные кисты, сли­ зистая которых на отдельных участках имеет сходство со слизи­ стой дыхательного тракта или кишечника. Медиастинальные энтерокистомы встречаются гораздо реже бронхогенных. По данным Puchnetti и сотр., к 1958 г. в литературе было описано 91 подобное наблюдение. Кисты пищеварительного трак­ та, подтвержденные гистологическим исследованием, наблюдали А. И. Трухалев (1958), В. Р. Брайцев, (1960), В. Л. Маневич (1965), 3. В. Гольберт и Г. А. Лавникова (1965). Среди собственно энтерокистом в зависимости от сходства их строения с тем или иным отделом пищеварительного тракта различают: эзофагогенные, гастрогенные и энтерогенные кисты. Э з о ф а г о г е н н ы е к и с т ы представляют собой солитарные кистозные образования, стенки которых могут иметь двоякое строение. По мнению Laipply (1945), они должны быть в основ­ ном выстланы многослойным плоским эпителием и содержать в стенке два слоя гладких мышц и слизистые железы. В то же время Schlumberger (1951) считает, что к пищеводным кистам следует относить кисты с мышечной стенкой, выстланные прими­ тивным эпителием, состоящим из мерцательных, призматических и ороговевших клеток. Содержимое этих клеток имеет слизистый характер. Подобного рода кисты встречаются чрезвычайно редко. Преимущественная локализация эзофагогенных кист — задне-нижнее средостение. Эзофагогенные кисты средостения, гистологически доказан­ ные, мы удалили у 3 мужчин и 1 женщины в возрасте 22, 31, 47 и 52 лет. Все больные благополучно перенесли операцию и были выписаны из клиники в хорошем состоянии. У 2 больных заболе­ вание протекало бессимптомно и было выявлено случайно во время порфилактической рентгеноскопии.

У больной Д., 52 лет, в апреле 1967 г. во время профилактического осмот­ ра рентгенологически обнаружена патологическая тень в левой половине груд­ ной полости. С диагнозом: опухоль левого легкого больная направлена в кли­ нику 5/V 1967 г. Общее состояние удовлетворительное. Рентгенологически слева на уровне VII—VIII грудных позвонков, в реберно-позвоночном углу определяется средней интенсивности, однородная, овальной формы патологическая тень, размером 7X6X5 см, с четкими ровными наружными контурами (рис. 79). Диагноз: доброкачественная опухоль заднего средостения. 15/VI 1967 г. произведена операция, во время которой из заднего средо­ стения на уровне аортального окна удалена тонкостенная киста, размером 7X6X5 см (рис. 80), весом 47 г, соединенная облитерированной короткой нож­ кой с задне-боковой стенкой пищевода. Гистологически: пищеводная киста (рис. 81). Выздоровление.

Г а с т р о г е н н ы е к и с т ы представляют собой однокамер­ ные образования овоидной, грушевидной или неправильно шаро­ видной формы, размером от 1—1,5 до 10X12 см. Содержимое — слизевидная, мутноватая жидкость, облада­ ющая переваривающей способностью и кислой реакцией. Стенка гастрогенной кисты повторяет стенку желудка и состоит из слизистой, подслизистой оболочки, циркулярной и продольной мускулатуры, нервных стволиков, а иногда имеет и серозную оболочку. Слизистая оболочка построена из однослойного приз матического, иногда цилиндрического эпителия, имеющего обкладочные и главные клетки. Гастрогенные кисты встречаются редко. До 1952 г., по данным A. Matheson, Cruickshank, W. Matheson, было описано 31 наблю­ дение. В 1958 г. два подобных наблюдения описали Herlitzka и Gale. В том же году об одном наблюдении кисты сообщили Puchetti, Jonescu, Cubillos. В советской литературе о 2 больных с гастрогенными медиастинальными кистами сообщил А. И. Трухалев (1958), по одному подобному наблюдению описали А. Г. Баранова (1960), В. Н. Гольдберг (1960), В. Д. Тихоми­ ров и А. А. Касаев (1965). Гастрогенные кисты чаще всего встречаются у детей. Лока­ лизуются преимущественно в задне-нижних отделах средостения, справа от позвоночника. В связи с частыми осложнениями желу­ дочных кист (прободение с последующим кровотечением и инфи­ цированием, сдавление пищевода, ателектазы легкого, пневмонии и т. д.) абсолютно показано их раннее оперативное удаление. Э н т е р о г е н н ы е, и л и к и ш е ч н ы е к и с т ы встреча­ ются наиболее редко среди медиастинальных энтерокистом. По данным 3. В. Гольберт и Г. А. Лавниковой (1965), в мировой литературе описано только 9 наблюдений энтерогенных кист сре­ достения. В это число вошли наблюдения и отечественных авто­ ров (Б. К- Осипов, 1960, и др.). По клинической и рентгенологической картине эти кисты по­ хожи на гастрогенные. Гистологически стенка кишечной кисты напоминает строение тонкой кишки: слизистая оболочка с крип­ тами, цилиндрическим или кубовидным эпителием, гладкими мышцами и лимфоидной тканью. Энтерогенные кисты, как и другие виды энтерокистом, подле­ жат хирургическому удалению. Только своевременное хирурги­ ческое вмешательство является залогом успешного лечения боль­ ных с бронхо-энтерогенными кистами средостения. Спленоз перикарда Спленоз органов брюшной полости впервые обнаружил Ktittner в 1910 г. при повторной операции у больного через 4 года после спленэктомии, выполненной по поводу травматического разрыва селезенки. Faltin (1911) впервые высказал предположе­ ние о возможности аутотрансплантации частиц селезеночной ткани.

Наше наблюдение спленоза перикарда, явившееся результа­ том огнестрельного ранения диафрагмы, селезенки и подже­ лудочной железы, потребовавшее торако-абдоминального вме­ шательства для удаления размозженной селезенки и соответ­ ствующего хирургического пособия на поджелудочной железе и пораженной диафрагме, является совершенно необычным на­ блюдением.

Больной С, 43 лет, поступил в клинику 21/Х 1964 г. с диагнозом: целомическая киста перикарда. При поступлении жаловался на нерезко выраженную одышку. В сентябре 1964 г. во время очередного военно-медицинского освидетель­ ствования рентгенологически выявлена патологическая тень у основания ле­ вого желудочка. Во время Великой Отечественной войны получил осколочное торако-абдоминальное ранение слева с повреждением диафрагмы, селезенки и поджелу дочной железы. В срочном порядке была произведена первичная хирурги­ ческая обработка, спленэктомия, ушивание ран поджелудочной железы и диа­ фрагмы. Спустя несколько месяцев наступило полное заживление ран. В даль­ нейшем состояние здоровья оставалось вполне удовлетворительным. Объективно: слева в области VII межреберья по лопаточной линии име­ ется звездчатый рубец 3X6 см. На передней брюшной стенке — обезображи­ вающий рубец размером 4X20 см. Перкуторно над легкими — легочный звук, везикулярное дыхание. Жизненная емкость 4000 смъ, проба Штанге — 32 се­ кунды, проба Сообразе — 25 секунд. Границы сердца в пределах нормы: пульс 71 удар в 1 минуту — ритмичный, удовлетворительного наполнения и напряже­ ния. Артериальное давление — 120/75 мм рт. ст. Живот мягкий, безболезнен­ ный. Печень, селезенка и почки не пальпируются. В анализах мочи и крови патологические элементы не определяются. На ЭКГ — поражение миокарда с признаками ишемии в области боковой стенки левого желудочка. При многоосевой рентгеноскопии и на рентгенограммах — легочные поля без патологических изменений. В корнях легких — плотные лимфоузлы. Диа­ фрагма подвижна, синусы свободны. По левому контуру сердца, на уровне IV межреберья, больше кзади определяется овальной формы дополнительная тень размером 4X2,5 см, интенсивная, с четкими ровными контурами, пульсирую­ щая синхронно с пульсацией левого желудочка. Поперечник сердца несколько увеличен влево (рис. 82). Сердечные сокращения ритмичные. Аорта без пато­ логических изменений. Контрастированный пищевод сохраняет прямолиней­ ный ход, контуры его ровные, четкие. На пневмомедиастинограмме четко видна полоска газа, оттесняющая медиастинальную плевру латерально от патологи­ ческой тени, расположенной у основания левого желудочка (рис. 83). Предпо­ ложительный диагноз — целомическая киста или опухоль перикарда. 3/XI 1964 г. произведена операция. Под эфирно-кислородным наркозом с примене­ нием мышечных релаксантов произведена переднебоковая торакотомия слева в IV межреберье. Плевральная полость заращена. Особенно мощные сращения в области диафрагмы. Разъединены сращения между легким и перикардом. На переднебоковой поверхности перикарда впереди диафрагмального нерва, ближе к основанию сердца, обнаружено опухолевидное образование, разме­ рами 7,5X3 см, темно-коричневого цвета, крупнодольчатой структуры, мягкоэластической консистенции, заключенное в тонкостенную капсулу и «сидящее» широким основанием на перикарде (рис. 84). Отделить опухолевидное обра­ зование от перикарда не представилось возможным. Решено удалить опухоль вместе с частью перикарда. Вскрыта перикардиальная сорочка. В пределах здоровых тканей иссечен участок перикарда вместе с опухолью. Образовался дефект перикарда 8X5,5X4,5 см, через который пролабировал участок левого желудочка. Решено произвести аллопластику дефекта перикарда. Выкроен лоскут из полихлорвинилалкогольной губки размером 9X6X5 см, который фиксирован по краям дефекта перикарда узловыми шелковыми швами (рис. 85). В жировой клетчатке (перикардиальный жир) обнаружены еще 2 опухолевидных образования размером 0,8X6X0,4 см и 1X0,7X0,5 см, которые также удалены. Макропрепарат представляет собой опухолевидное образование размерами 7,5X5X3 см, интимно сращенное с перикардом, крупнодольчатое, покрытое тонкой капсулой. На разрезе однородное, темно-вишневого цвета, мягкой кон­ систенции (рис. 86). Послеоперационный период осложнился левосторонним геморрагическим гнойным плевритом, который был ликвидирован систематическими плевральны­ ми пункциями с эвакуацией жидкости и введением антибиотиков. Кроме того производили гемотрансфузии, больной получил общеукрепляющее лечение. 23/ХП 1964 г. в удовлетворительном состоянии выписан из клиники. Через 10 месяцев после операции самочувствие и общее состояние вполне удовлетворительное, продолжает работать. При гистологическом исследовании опухолевидного образования перикар­ да установлена селезеночная ткань (рис. 87 и 88).

В представленном нами наблюдении в связи с торако-абдоминальным огнестрельным ранением и поражением селезенки имело место развитие спленоза перикарда. Этот патологический процесс, несомненно, явился результатом аутотрансплантации клеточных элементов размозженной селезенки с последующим ростом их на перикардиальной сорочке. Метастатическая рабдомиосаркома средостения Рабдомиосаркома является одной из самых злокачественных опухолей мягких тканей. По данным Stout, средняя продолжи­ тельность жизни больного с данной патологией составляет 30 месяцев. По данным А. И. Ракова (1962), при рабдомиосаркомах возникают, как правило, отдаленные метастазы в легкие. В связи с тем, что мы не встретили указаний в литературе о метастазах рабдомиосаркомы в средостение, некоторый интерес представляет наше наблюдение.

Больной М., 44 лет, поступил в клинику 12/XI 1965 г. по поводу опухоли средостения. Считает себя больным с 9/XI 1965 г., когда появились боли в груди. При рентгеноскопии заподозрена опухоль средостения. Из выписки истории болезни зыяснено, что в мае 1958 г. у больного удалена рабдомиосаркома правой голени. В июне и июле 1958 г. получил курс рентгенотерапии на область голени (3000 р). При рентгенологическом исследовании справа в медиальном отделе, тесно примыкая к срединной тени, определяется крупная интенсивная и однород­ ная тень размером 16X9 см с четким наружным контуром. Патологическое образование располагается в реберно-позвоночном углу справа в заднем средо­ стении (рис. 89). На пневмотораксграмме видно, что патологическая тень состо­ ит из двух образований (размером 10X7 и 7X5 см), сливающихся между собой. Диагностирован метастаз рабдомиосаркомы в средостение. По абсолютным показаниям 26/XI 1965 г. произведена торакотомия и уда­ ление опухоли. Патогистологическое исследование подтвердило диагноз мета­ статической рабдомиосаркомы средостения (рис. 90). Выявлена бедная стромой опухоль крайне полиморфного строения. Клетки опухоли разной вели­ чины и формы: мелкие круглые, веретенообразные, полигональные, много гигантских многоядерных форм. Во всех видах клеток встречаются многочис­ ленные митозы. В опухоли попадаются элементы с очертаниями мышечных волокон, много овальных гигантских одноядерных клеток. Сосудов в опухоли мало. Встречаются участки отека, кровоизлияний и некроза. 23/V 1966 г. больной повторно поступил в клинику в связи с рецидивом рабдомиосаркомы средостения. Рентгенологически обнаружено прежнее место­ положение патологической тени в средостении размером 12ХЮХ8 см. 3/VI 1966 г. произведена реторакотомия и удаление опухоли средостения. Гистоло­ гическое исследование: рабдомиосаркома. Несмотря на проводившуюся энер­ гичную химиотерапию (эндоксан, циклофосфан) вновь наступил рецидив рабдомиосаркомы в средостении. В ноябре 1966 г. при явлениях прогрессирую­ щего течения злокачественной опухоли больной умер.

Данное наблюдение представляет интерес в связи с длитель­ ностью клинического благополучия (с 1958 по 1965 г.), поздним метастазированием и повторными рецидивами, несмотря на пов­ торное радикальное вмешательство и проводимую химиотерапию.

БЛИЖАЙШИЕ И ОТДАЛЕННЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ХИРУРГИЧЕСКОГО ЛЕЧЕНИЯ БОЛЬНЫХ С ОПУХОЛЯМИ И КИСТАМИ СРЕДОСТЕНИЯ Результаты хирургического лечения опухолей и кист средо­ стения зависят от морфологического строения новообразования, радикализма оперативного вмешательства и последующей тера­ пии. Отдаленные результаты хирургического лечения изучены у 217 из 225 больных с опухолями и кистами, причем у 191 из них доброкачественные новообразования и у 26 —• злокачественные. Сведения о ближайших и отдаленных результатах лечения полу­ чены на основании обследования 201 больного в стационарных и амбулаторных условиях, в остальных случаях — на основании анкетных данных. Судьба оперированных больных прослежена на протяжении от 6 месяцев до 16 лет после операции. Непосредственные и от­ даленные результаты оценивались как отличные, хорошие, удов­ летворительные и плохие для восстановления трудоспособности. Отличные результаты констатированы у 111 больных. Эту группу составляют больные, которые практически здоровы. По­ сле операции они возвратились к привычному образу жизни, уче­ бе и работе. 3 больных со злокачественными опухолями средо­ стения живут и работают в течение 6—7 лет после операции. Важнейшую роль в продлении жизни больных со злокачест­ венными опухолями средостения играет химиотерапия (тиоТЭФ, бензотэф, циклофосфан, эндоксан и др.). Хорошие результаты получены у 64 больных. У них сохрани­ лись те или иные жалобы, которые беспокоили до операции (болевые ощущения, сухой кашель, небольшая одышка и др.). Тем не менее, больные возвратились к труду и учебе, выполня­ ют работу, доступную здоровым людям. Таким образом, отличные и хорошие результаты получены у 175 больных, что составляет 80,6% по отношению к 217 обследо ванным после вмешательства по поводу опухолей и кист средо­ стения. Удовлетворительные результаты получены у 27 больных. В эту группу отнесены больные (10 человек), у которых опера­ тивное вмешательство не завершилось радикальным удалением опухолей и кист средостения. Благодаря удалению значительной части опухоли, у этих больных отмечено заметное клиническое улучшение. В эту группу вошли также 2 больных после ради­ кальной операции, но у которых сохранились упорные жалобы на одышку, боли в области сердца, головные боли. Возможно, эти симптомы непосредственно не связаны с наличием опухоли в прошлом, однако, благодаря этому, трудоспособность больных не восстановилась. При рентгенологическом контроле увеличения оставшихся участков опухолей после нерадикально выполненных операций в сроки от 4 до 8 лет не выявлено. У 15 больных этой группы, опе­ рированных по поводу миастении, наступило лишь незначитель­ ное улучшение. Больные с удовлетворительными результатами составляют к общему числу 12,4 %• Плохие результаты после оперативного вмешательства отме­ чены у 15 больных. У 9 из них имело место дальнейшее распро­ странение опухолевого процесса (инвазия соседних органов, рецидивы, метастазы). У этих больных гистологически выявлены злокачественные опухоли, которые явились причиной летально­ го исхода спустя 6—12 месяцев после операции. В эту группу отнесены больные с тяжелой инвалидностью. У одного из них при радикальном удалении опухоли был нарушен мышечный слой пищевода на большом протяжении, что привело к тяжелой дисфагии и потребовало дополнительной операции — гастростомии. У другого больного несмотря на удаление опухоли, а у третьего — гиперплазированного тимуса остались выраженные проявления генерализованной миастении. В эту группу отнесе­ ны также 2 больных, которые были выписаны с плохим прогно­ зом для жизни после операции по поводу злокачественных опу­ холей. Один больной умер спустя 2 года после радикальной операции от сердечно-сосудистой недостаточности на почве сопутствующего заболевания — комбинированного ревматичес­ кого порока сердца. По-видимому, операция явилась одним из неблагоприятных факторов, сыгравших роль в обострении ревма­ тического процесса и сердечной декомпенсации. Таким образом, эта группа (7%) представляет наиболее тяжелый контингент больных с мало утешительными результатами.

Итоги хирургического лечения опухолей и кист средостения показывают, что наилучшие результаты получены при лечении доброкачественных новообразований. Послеоперационная летальность составила 3,5%. Общая смертность больных, которые были подвергнуты хирургическому лечению с учетом ближайших и отдаленных результатов, соста­ вляет 7%. Таким образом, плохие результаты получены в основном у больных со злокачественными опухолями средостения. Приме­ нение химиотерапии значительно улучшило прогноз при злока­ чественных новообразованиях средостения (по нашим данным, у 2 из 26 обследованных больных).

ХИРУРГИЧЕСКАЯ ПАТОЛОГИЯ ВИЛОЧКОВОЙ ЖЕЛЕЗЫ Злокачественная миастения Миастения — тяжелое заболевание, которое характеризуется системным поражением преимущественно поперечнополосатой мускулатуры. Миастения изучается с 1877 г., когда впервые была описана ЕгЬ. В 1895 г. Jolli предложил обозначать это заболевание как myasthenia gravis pseudoparalytica. Приоритет в установлении связи между патологией вилочковой железы (тимома) и миастенией принадлежит Weigert (1901).

История развития хирургического лечения миастении В связи с разработкой Sauerbruch в Цюрихе вопроса о связи между гиперплазией вилочковой железы и базедовой болезнью автором впервые была предложена тимэктомия при миастении. Важнейшим открытием в лечении миастении явилось обнару­ жение клинической эффективности простигмина, сделанное Wal­ ker в 1934 г. 26 мая 1936 г. Blalock впервые произвел тимэктомию для лечения миастении. В 1944 г. автор произвел 20 тимэктомий. В 1945 г. Viets сообщил о 15 тимэктомиях. К 1950 г. в зарубеж­ ной литературе появились материалы о 72 тимэктомиях (Eaton u Clagett, 1950), 155 тимэктомиях (Keynes, 1949), 36 тимэктоми­ ях (Viets, 1950). Изучение отдаленных результатов в сроки более 9—10 лет показало весьма обнадеживающие данные с благоприятным исходом в среднем у 65% оперированных больных. Тимэктомия при миастении получила реальное обоснование.

12 Впервые в Советском Союзе тимэктомия при миастении была произведена в 1940 г. Сообщение об этой операции сделано A. М. Дыхно и Е. А. Злотниковой в 1941 г. Спустя почти 20 лет хирургическое лечение миастении получило развитие и дальней­ шее распространение в Советском Союзе. В 1959 г. В. Л. Ваневский сообщил о 2 тимэктомиях, выпол­ ненных А. С. Чечулиным. В 1960 г. А. С. Чечулин, В. С. Лобзин и Л. В. Догель писали о 10 тимэктомиях. В том же году B. А. Жмур и Л. А. Анохин произвели 9 тимэктомий. В 1961 г. В. Л. Ваневский доложил о результатах 38 тимэктомий. В 1968 г. К. Т. Овнатанян и В. М. Кравец сообщили результаты 37 тимэк­ томий при этом заболевании. В 1968 г. С. А. Гаджиев, В. Л. Ваневский, Л. В. Догель и Г. В. Толстов поделились десятилетним опытом тимэктомий у 1163 больных миастенией. В 1968 г. М. И. Кузин сообщил о 230 случаях тимэктомий. В 1968 г. М. А. Лущицкий доложил о ре­ зультатах 62 тимэктомий при миастении. Д. Ф. Скрипниченко в 1968 г. опубликовал данные о 50 тимэктомиях при этой патоло­ гии. Таким образом, тимэктомия в лечении больных миастенией получает значительное распространение в Советском Союзе (Ленинград, Москва, Донецк, Киев). Патогенез миастении Патогенез миастении весьма сложный и многие вопросы, свя­ занные с раскрытием механизмов двигательных нарушений, остаются невыясненными. Исследовательская работа, прове­ денная по изучению миастенических расстройств, позволила получить новые факты и опровергнуть устаревшие представле­ ния о патофизиологических механизмах миастении. К изучению расстройств функций по миастеническому типу все шире и шире привлекаются биологи, физиологи, фармакологи, невропатологи, хирурги, патологи и медики всех специальностей. То, что при миастении расстройства касаются самой универ­ сальной и решающей в жизни и деятельности человека функ­ ции — двигательной функции, по мнению Н. И. Гращенкова (1965), делает эту проблему «проблемой № 1». Центральным звеном, имеющим самое существенное значе­ ние при миастении, является мионевральная связь, через кото­ рую реализуется передача возбуждения с нерва на мышцы. По современным воззрениям, этот уровень определяет ту специфику нарушений, которая непосредственно определяет миастенический тип блока. Исключительная анатомо-физиологическая сложность синапса в совокупности с биохимическими процессами, происхо­ дящими в нем, составляет область, на изучение которой напра­ влены усилия исследователей. Вопросы мионевральной передачи при миастении требуют своего дальнейшего изучения. Помимо нарушения парасимпати­ ческой системы, о чем свидетельствует высокий феномен связы­ вания и низкие цифры освобождения ацетилхолина у больных миастенией, при данной патологии нарушается функция симпа­ тической нервной системы. Э. Ш. Матлина (1965) обнаружила при миастении понижение содержания адреналиноподобных веществ в крови. Все эти гу­ моральные сдвиги свидетельствуют об общем гипотоническом состоянии вегетативной нервной системы у больных с расстрой­ ствами двигательных функций по миастеническому типу. Широкое внедрение тимэктомии в арсенал лечебных меропри­ ятий при миастении и эффективность этой операции у 66—69% больных поставило вопрос о физиологической роли вилочковой железы для нормального функционирования произвольной му­ скулатуры (Н. И. Грашенков, 1965). Между тем, остается неяс­ ным механизм связи гиперфункции вилочковой железы с нару­ шениями двигательной функции на периферическом уровне. В последние годы выяснилось огромное значение вилочко­ вой железы в процессах аутоиммуногенеза. С. С. Мутин и Я. А. Сигидин (1966) приходят к обобщающему положению о ведущем значении тимуса в иммунных реакциях. Burnet (1964) высказал предположение, что вилочковая железа представляет тот орган, в котором возникают «запрещенные клоны» клеток, иммунологически активных к определенным системам организма (аутоагрессия). К числу таких заболеваний, в первую очередь, относится миастения. Strauss (цит. по С. С. Мутину, 1966) харак­ теризует миастению как системное аутоиммунное поражение мышечной системы. Обнаружение лимфоидных фолликулов с герментативными центрами в вилочковой железе является характерной чертой патогистологическои структуры этого органа при миастении (К- А. Горнак и сотр., 1965;

Я- А. Рапопорт и сотр., 1965, и др.). Находясь в центре органопатологии миастении, вилочковая железа связана с другими системами и, в первую очередь, с ко­ рой надпочечников (Э. 3. Юсфина, 1965, и др.). Выброс кортикостероидов в крови вызывает массивный лимфолиз, обеднение 131 12* ткани вилочковой железы лимфоидными элементами. По Э. 3. Юсфиной, лимфоциты являются ингибиторами пролиферации эпите­ лия вилочковой железы. Временное освобождение железы от лимфоцитов приводит к активизации эпителия, развитию телец Гассаля. При миастении происходит нарушение по типу лимфоэпителиальной диссоциации. Таким образом, возникают научные предпосылки рассматривать миастению как болезнь адаптации (Э. 3. Юсфина, 1965). К этому выводу приходят В. А. Жмур и Л. А. Анохин (1960). Большое значение в патогенезе миастении придается нару­ шению функций диэнцефальных структур головного мозга и эндокринной системы. Эти данные свидетельствуют о наличии экстратимических факторов в патогенезе миастении, изучение которых имеет практическое значение. В целом, несмотря на новые факты и теоретические положе­ ния, патогенез миастении требует дальнейшего изучения. Важ­ ное значение имеет выяснение связи центральных нарушений с периферическим уровнем. Клиника миастении Большинство авторов отмечают преимущественную заболе­ ваемость у женщин. По данным Jurava, Ratiu, Priscu (1958), среди заболевших преобладают мужчины. Средний возраст больных миастенией — 25—30 лет (В. С. Лобзин, 1960;

Vierts u Schwab, 1960, и др.). По нашим данным, чаще заболевают женщины в возрасте 24—29 лет (К. Т. Овнатанян, П. А. Миниович, В. М. Кравец, А. А. Ломова, Р. И. Новикова, 1963). Симптоматология миастении многообразна и выраженность миастенических расстройств различна у каждого индивидуума. Общим и классическим симптомом для всех больных является мышечная слабость и патологическая утомляемость, которая приводит к псевдопаралитическому состоянию отдельных мышеч­ ных групп либо мускулатуры в целом. Специфическая особен­ ность утомления характеризуется исчезновением ее после отды­ ха и введения антихолинэстеразных препаратов. Характерным при миастении является отсутствие атрофии заинтересованных мышц, что свидетельствует о нормальной функции периферичес­ кого нейрона. Наиболее частым начальным проявлением миастении явля­ ется птоз;

опущение век может быть двусторонним, но нередко проявляется сначала на одной стороне. Диплопия, которая возни­ кает после фиксации взора, наблюдается несколько реже птоза, но это довольно частый симптом и наблюдается больше чем у половины наблюдаемых нами больных. Среди глазодвигатель­ ных расстройств, в сочетании с вышеотмеченными, часто встре­ чается ограничение подвижности глазных яблок. Реже отмечает­ ся утомляемость аккомодации и анизокория вследствие пораже­ ния внутренних глазных мышц. Поражение мимической мускула­ туры проявляется амимией либо гипомимией. Мы наблюдали ее у всех больных. Нередко встречается слабость жевательных мышц и отвисание нижней челюсти. Наиболее патогномоничными для миастении являются бульбарные нарушения — расстройства фонации, артикуляции, акта глотания. Голос теряет обычный тембр, принимает гнусавый оттенок, речь становится неразборчивой, затрудняется прием пищи. При тяжелых формах миастении и в терминальных стади­ ях поражается дыхательная мускулатура, что приводит к асфик­ сии. Нарушение механической вентиляции легких является од­ ним из показателей слабости дыхательной мускулатуры при миастении. Мы отмечали ее у 50% больных (по данным исследо­ вания внешнего дыхания). Опорно-двигательные нарушения — нередкий симптом миа­ стении. Описано нарушение походки, известное под названием claudicatio intermittens myasthenica (В. С. Лобзин, 1960). Выра­ женная мышечная слабость в конечностях затрудняет обычные процедуры (умывание, расчесывание волос). Иногда вследствие опорно-двигательных расстройств больные падают на улице и не в состоянии подняться. После некоторого отдыха функции мышц восстанавливаются. На основании данных изучения ЭКГ, БКГ, исследования фазового состава систолы, ударного и минутного объемов и скорости распространения пульсовой волны мы пришли к выво­ ду, что при миастении ЭКГ выявляет нарушение биоэнергичес­ кого обмена и особенно процессов реполяризации в сердечной мышце, а БКГ — нарушение сократительной способности мио­ карда. Изменения фазового состава систолы менее выражены при миастении. Ударный и минутный объемы имеют тенденцию к уменьшению, а периферическое сопротивление по сосудам эла­ стического и мышечного типа возрастает. Эти данные соответ­ ствуют исследованиям, имеющимся в литературе. Поражение при миастении очень сходно с изменениями, которые обнаружи­ ваются при миокардите Фидлера (Selye, 1961).

Прогноз заболевания неблагоприятный для жизни. До 1934 г. летальность составляла 80—90% в первые два года от Начала заболевания (Viets, Schwab, 1960). Неблагоприятными факторами, ухудшающими течение миа­ стении, большинство авторов считают психическую травму, бе­ ременность, климакс, инфекции, ушибы головы. Особо важ­ ным практическим вопросом является влияние беременности на течение миастенического процесса. Обычно ухудшение насту­ пает в первые месяцы беременности, улучшение — во второй по­ ловине. В нашей клинике за период с января 1961 по август 1969 г. находилось на лечении 54 больных с миастенией в возрасте 10—70 лет. Большинство из них (43 человека) были женщины, преимущественно молодого возраста. Длительность заболевания от 1 месяца до 11 лет. Подавляющее число больных (48 человек) имели генерализованную форму миастении, половина из них находилась в тяжелом состоянии, остальные были с заболевани­ ем средней тяжести. Диагностика миастении Диагностика миастении представляет известные трудности. Мы ставим диагноз миастении, как правило, при значитель­ ной выраженности и совокупности клинических симптомов (глаз­ ные изменения, мышечная слабость, бульбарные нарушения при общей утомляемости и т. д.). По нашим данным, 39 из 54 больных в течение 5 месяцев — 2 лет лечились по поводу предполагаемого полирадикулоневрита, прогрессирующей мышечной дистрофии, бокового амиотрофического склероза, энцефалита и т. д. 6 больных миастенией в течение 3—5 лет получали различные виды лечения по поводу предполагаемого тиреотоксикоза, ревмокардита, неироинфекции и т. д. 3 больным правильный диагноз установлен лишь через 7—10 лет от начала заболевания. Из общего числа наблюдав­ шихся нами больных лишь у 2 диагноз поставлен спустя 3 неде­ ли — 1 месяц от начала заболевания. Одна из этих больных с 1-го по 21-й день лечилась в инфекционной клинике по поводу предполагаемой ангины. Таким образом, диагностика миастении зиждется на знании особенностей клинической картины заболевания, причем специ­ фическим тестом является положительная прозериновая проба.

Прием какого-либо антихолинэстеразного препарата закономерно приводит к временному снятию миастенических симптомов, что1 сопровождается нарастанием силы мышц, улучшением зрения, исчезновением птоза и т. д. Характерным для миастении симптомом является крайняя утомляемость мышц при раздражении их фарадическим или галь­ ваническим током (миастеническая реакция Жолли). Являясь реакцией, определяющей качественные изменения электровоз-, будимости, миастеническая реакция позволяет выяснить степень нарушения сократительной способности заинтересованных мы­ шечных групп при миастении. В совокупности с клинической кар­ тиной, положительной прозериновой пробой, миастеническая реакция является необходимым диагностическим приемом. При исследовании формулы крови отмечается характерный лимфоцитоз (В. В. Крамер, 1922;

В. С. Лобзин, 1960). Мы на­ блюдали лимфоцитоз у всех больных миастенией и рассматрива­ ем его как патогномоничный симптом миастении. Особое значение в выяснении патоморфологического субстра­ та миастении имеет пневмомедиастинография, с помощью кото­ рой удается обнаружить наличие или увеличение вилочковой железы. Инсуффляция газа в переднее средостение позволяет на боковых рентгенограммах констатировать при миастении линей­ ную тень вилочковой железы. Таким образом, на основании клинических данных, положи­ тельной прозериновой пробы и миастенической реакции, лабо­ раторных исследований и пневмомедиастинографии можно правильно установить диагноз myastenia gravis. Квалифици­ рованное исследование неврологического статуса, дополненноерентгенографией черепа, дает возможность исключить миастени-' ческий синдром на почве энцефалита или опухоли головного мозга. Лечение миастении Вопрос о показаниях тимэктомии при миастении является в настоящем решенным. Между тем, при определении показаний к хирургическому лечению нередко возникают затруднения. Это связано с клиническими формами, течением заболевания, возрас­ том больных. Большинство хирургов считают локальные формы с длительными ремиссиями и без наклонности к генерализации непоказанными для тимэктомии. Считают, что больные молодого возраста — наиболее подходящий контингент для хирургического лечения (Viets, Schwab, 1960). Некоторые хирурги воздержи­ ваются от тимэктомии при особо тяжелых формах миастении. Другие предпринимают оперативное лечение при развитии кри­ тического состояния (В. А. Жмур, А. А. Анохин, 1960;

Erbsloh, Allemand, 1965). Мы считаем, что тимэктомия показана при любом проявлении миастении, если диагноз достаточно обоснован и достоверен (В. М. Кравец, 1965;

К. Т. Овнатанян, В. М. Кравец, 1967). К этому мы пришли, исходя из особенностей клинического тече­ ния миастении, длительности заболевания и единичности случа­ ев многолетней ремиссии. Случаев спонтанного выздоровления, описанных в литературе, мы не наблюдали, а с другой стороны, провоцирующие факторы (психогенная травма, беременность, инфекция и т. д.) резко ухудшают течение миастенического процесса. Мы придаем большое значение данным пневмомедиастииографии. В случаях, когда не удается увидеть тень вилочковой железы при так называемом «пустом переднем средосте­ нии», мы отказываемся от хирургического вмешательства. Это положение оправдало себя у ряда больных, у которых при дина­ мическом наблюдении удалось диагностировать органическое поражение головного мозга, и миастения предстазляла синдром, а не самостоятельное заболевание. Первую тимэктомию при миастении мы выполнили в январе 1961 г. С этого времени по август 1969 г. тимэктомию в различ­ ные сроки от начала заболевания (от 1 месяца до 10 лет) мы произвели 47 больным в возрасте 10—49 лет. Преимущественно это были женщины (38 человек) цветущего возраста. Генерали­ зованная форма миастении имела место у 42 больных, локаль­ н а я — у 5 больных. У 4 больных с локальными формами на первый план выступала глазная симптоматика и опорно-двига­ тельные нарушения. У одной больной из этой группы были наи­ более выражены дисфагические явления. Несмотря на первоначальные локальные проявления миасте­ нии, в дальнейшем заболевание прогрессивно развивалось. У 27 больных отмечалась тяжелая форма миастении, у 20 — сред­ ней тяжести. Большинство тяжелобольных из-за резчайшей мы­ шечной слабости не могут ходить, сидеть, глотать, говорить. Нередко при нарушении глотания, приступе удушья приходилось срочно оказывать помощь, введение же прозерина незначительно улучшало состояние — на 1 — l'/г часа. У большинства больных (42 человека) отмечалось прогресси­ рующее течение миастении. Некоторые больные оперированы по поводу миастении с хроническим течением и спонтанными ре­ миссиями.

Больная М., 29 лет. Спустя 3 месяца после нормальных (вторых) родов в октябре 1959 г. появилась слабость, птоз век, двоение в глазах, слабость в конечностях. С мая 1960 г. развилась слабость мышц шеи, утомляемость при жевании, затрудненное глотание (жидкая пища выливалась через нос), гипер­ саливация. Прием прозерина облегчал состояние больной. С указанными явлениями поступила в клинику 2/1 1961 г. При поступлении больная не могла сидеть и ходить, часто наступали при­ ступы удушья с резкой гиперсаливацией. Получала инъекции прозерина, нивалина, стрихнина, витаминов С и В. Лишь после инъекции 1 мл 0,05% раст­ вора прозерина больная могла принимать пищу, на 1—1/2 часа облегчалось дыхание, несколько уменьшалась саливация. При пневмомедиастинографии с томографией выявлено наличие в передневерхнем отделе средостения треугольной формы однородной тени 8Х'.5 см с четкими контурами—• гиперплазированная вилочковая железа (рис. 91). В анализе крови — лимфоцитоз (32—35%). В плазме крови солей натрия 97,6 мэкв]л, калия — 3,9 мэкв/л. Электрокардиограмма — выраженные дистро­ фические изменения миокарда. Электроэнцефалограмма — снижена биоэлек­ трическая активность головного мозга, очаговых изменений не выявлено. При раздражении мышц гальваническим и фарадическим током получена выра­ женная миастеническая реакция. Диагноз: тяжелая генерализованная форма миастении с прогрессирующим течением, нарушением дыхания и глотания. В сутки получала 3 мл 0,05% раствора прозерина в инъекциях. 19/1 1961 г. произведена тимэктомия. Тотальная срединная стернотомия по Мильтону. Удалена вилочковая железа размером 15X3X0,5 см (рис. 92), весом 8 г. При патогистологическом исследовании железы среди полей жировой клетчатки обнаруживаются островки тимуса, в которых имеется большое ко­ личество лимфоидной ткани с небольшим количеством очень мелких по раз­ мерам телец Гассаля. В первые две недели после операции состояние больной было тяжелым: миастенические кризы сменялись холинэргическими;

суточная доза прозерина была доведена до 10 мл 0,05% раствора в инъекциях. Глотание было резко затруднено, поэтому кормили больную с помощью желудочного зонда. В связи с выраженной гиперсаливацией часто наступали приступы удушья с явными признаками гипоксии. Поэтому систематически производили катетеризацию трахеобронхиального дерева с аспирацией слизи и мокроты атмусом. В дальнейшем состояние больной прогрессивно улучшалось: увеличилась сила мышц, нормализовалось глотание, дыхание, исчезла гиперсаливация. К концу третьей недели потребность в назначении прозерина отпала. Больная совершала длительные прогулки, причем признаков утомления не отмечалось. 2 месяца наблюдалась в клинике, прозерина не принимала. Спустя 9 месяцев после операции при контрольном осмотре установлено, что состояние больной вполне удовлетворительное, прибавила в весе до 8 кг, выполняет домашнюю работу (стирает, моет полы и т. д.) и лишь иногда после тяжелой физической нагрузки принимает в сутки 1—2 порошка прозерина по 0,015 г. При обследовании больной через 8 лет — состояние вполне удовлетвори­ тельное. Полностью обслуживает себя и семью. Продолжает регулярно полу­ чать по 3 порошка (по 0,015 г) прозерина в сутки. Патоморфологическое исследование позволило установить гиперплазию тимуса у всех 47 больных, оперированных по пово­ ду миастении. Причем у 4 из них наряду с гиперплазированнои вилочковои железой удалена опухоль тимуса. У 1 из 4 больных удалена тимоцитома, располагавшаяся по правому контуру ниж­ него полюса вилочковои железы и выполнявшая значительную часть правой плевральной полости. У второго больного также удалена экстраорганная тимоцитома, локализовавшаяся в перед­ не-верхнем средостении справа. У третьего больного выявлена маленьких размеров (до 2,5 см в диаметре) внутриорганная тимоцитома, находящаяся в толще резко гиперплазированнои вилочковои железы, занимающей строго срединное положение в передне-верхнем средостении. У четвертого больного инкапсу­ лированная раковая опухоль занимала анатомическое положе­ ние гиперплазированного тимуса. В железе обнаруживаются типичные лимфоидные фолликулы с зародышевыми центрами, иногда достигающие гигантских размеров, и гассалевы тельца (рис. 93). Предоперационная подготовка и анестезия у больных миастенией С целью предоперационной подготовки мы применяли антихолинэстеразные препараты и общеукрепляющие средства (вита­ мины, кислородотерапия, переливание крови и др.). Из антихолинэстеразных препаратов применяли прозерин, галантамин, оксазил, нивалин и др. Дозировка их была строго индивидуальной. Учитывалась тяжесть состояния больных и привыкание к этим препаратам длительно болеющих. Так, суточ­ ная доза галантамина колебалась в пределах 15—100 мг. Боль­ шое внимание уделялось исследованию и коррекции электролит­ ного баланса, особенно калия, обеспечивающего нормальную мышечную реакцию на ацетилхолин. За 12—24 часа до операции антихолинэстеразные препараты отменяли, чтобы во время нар­ коза была возможна «аутокураризация» (В. Л. Ваневский, 1962;

К. Т. Овнатанян, А. М. Тарнопольский, В. М. Кравец, В. И. Пужайло, В. Г. Пилинога, 1966;

Vanievsky, 1968). Непосредственная медикаментозная подготовка перед нарко­ зом обычная (2% промедол — 1 мл, 0,1% атропин — 0,5 мл, 2,5% супрастин— 1 мл). Вводный наркоз: 15—25 мл 1 % раство­ ра тиопентала (гексенала) внутривенно. Затем вводили миоре лаксанты, производили оротрахеальную интубацию и больных переводили на аппаратное контролируемое дыхание с помощью объемного респиратора. У 10 больных применены релаксанты конкурентного типа (диплацин), у 37 — деполяризующие (миорелаксин, листенон). В среднем расход релаксантов составлял: диплацина — 140 мг, листенона и миорелаксина — 250—300 мг (длительность опера­ ции 60—90 минут). Умеренная гипервентиляция позволяла зна­ чительно уменьшить количество релаксантов. Некоторые авторы рекомендуют использовать при операциях по поводу миастении только антидеполяризующие миорелаксанты (В. А. Жмур, Л. А. Анохин, I960), другие — деполяризующие (В. Л. Ваневский, 1962, и др.). Заметной разницы в эффекте мы не отметили. Вероятно, деполяризующее действие листенона (миорелаксина) быстро переходит в конкурентное в связи с образованием моносукцинилхолина. Это предположение нашло свое клиническое подтверждение;

миорелаксация, вызванная листеноном, легко снималась антихолинэстеразными препаратами в конце опера­ ции. У всех больных наркоз поддерживали на глубине 13—ПЬ эфирно-кислородной смесью. Самостоятельное послеоперационное дыхание у 5 больных появилось через 10—15 минут после операции, у 39 — после внутривенного введения небольших доз галантамииа (15—20 мг). У 3 больных адекватное дыхание длительно не восстанавлива­ лось, ибо имел место просмотренный во время операции од­ но- или двусторонний пневмоторакс. После операции газа из плевральных полостей дыхание сразу восстанавливалось. Поэто­ му следует рекомендовать рентгенологический контроль в после­ операционном периоде до экстубации больных. Техника тимэктомии Экстирпация вилочковой железы возможна из различных оперативных доступов. Продольную тотальную стернотомию у человека предложил Milton в 1897 г. Тимэктомия из стернотомического доступа получила дальнейшее развитие (Blalock, 1939;

1960;

А. С. Чечулин с соавт., 1960;

В. А. Жмур, 1960;

К. Т. Овнатанян, В. М. Кравец, 1962, и др.). Расширенная тимэктомия, которая преследует максимальное удаление жировой клетчатки, содержащей остатки или островки тимуса, является предельно радикальным вмешательством, воз­ можность выполнения которого обеспечивается только из средин­ ной стернотомической раны. Кроме того, при этом доступе можно контролировать нижний полюс щитовидной железы, где могут встречаться добавочные вилочковые железы. Техника тимэктомии по принятой в клинике методике заклю­ чается в следующем. Грудину рассекают стернотомом и края ее разводят стернорасширителем (рис. 94—99), изготовленным из электронной стали. В ране широко обнажают анатомическое пространство переднего средостения для выполнения тимэктомии в удобных для хирурга условиях. Частично с помощью ножниц и влажных тупферов выделяется нижний полюс вилочковой железы, ткань которой прошивают и берут на держалку. Тупо освобождают вилочковую железу поэтапно, отходя от медиастинальной плевры. Железу отделяют от аорты и левой безымянной вены (иногда встречается вариант расположения одной из долей непосредственно в шейной части у нижних границ щитовидной железы. После этого тщательно удаляют жировую клетчатку у перикарда, на медиастинальной плевре, у нижнего полюса щито­ видной железы). В ране оставляют дренаж и вводят антибиотики. В края раны грудины втирают расплавленный воск для гемоста­ за, края грудины сшивают шелком и кетгутом вперемежку. На­ кладывают швы поднадкостнично, на фасцию, подкожножировую клетчатку и кожу. Среди основных осложнений, связанных непосредственно с операцией, следует отметить повреждение медиастинальной плев­ ры. Для избежания этого осложнения мы некоторое время при­ меняли предоперационный пневмомедиастинум, который накла­ дывали за 1 час до операции. Это мероприятие облегчало стернотомию, но не гарантировало от повреждения плевры. У 29 из 45 больных, которым произведена тимэктомия транстернальным способом, имело место ранение плевральных листков, причем у 6 — двустороннее, у 17— плевра была повреждена во время стернотомии, у остальных 12— в момент выделения тимуса. При эндотрахеальном наркозе развитие пневмоторакса не опасно для больного, дефект в медиастинальной плевре ушивают при расправленном легком. В конце операции следует произво­ дить плевральную пункцию для аспирации оставшегося газа и жидкости.

Особенности послеоперационного периода после тимэктомии у больных миастенией Как показывает наш опыт, безупречно выполненная тимэктолшя не предопределяет гладкого послеоперационного течения (К. Т. Овнатанян, В. М. Кравец, 1967). Для успешного ведения больных необходима четкая организация реаниматологической службы и хорошая осведомленность врачей о возможных после­ операционных осложнениях. Мы разделяем осложнения на специфические и неспецифи­ ческие (К. Т. Овнатанян, А. М. Тарнопольский, В. М. Кравец, В. И. Пужайло, В. Г. Пилинога, 1966). Первые непосредственно связаны с основным заболеванием и применением антихолинэстеразных препаратов (холинэргические реакции). Во вторую группу объединены различные, преимущественно легочно-медиастинальные осложнения. После операции обостряются симптомы миастении вплоть до развития миастенического криза в ближайшие часы. Нарушает­ ся глотательная функция, возникает острая несостоятельность дыхательной мускулатуры. Распознают осложнения по глазным симптомам (птоз, ограничение экскурсий глазного яблока, ди­ плопия, парез взора), а также по псевдопаралитическому состоя­ нию мышечных групп. Для купирования миастенического криза назначают антихолинэстеразные препараты. В связи с этим важнейшее значение приобретает правильная и своевременная диагностика холинэргической реакции, которая имеет много общего с миастеническим кризом. И чаще всего проявляется мускуриноподобным эффек­ том — гиперсекреция желез носоглотки и трахеобронхиальных путей (А. С. Чечулин, В. С. Лобзин, Л. В. Догель, I960;

Drobni, 1968, и др.). Обильная секреция может привести к молниеносной асфиксии. При передозировке антихолинэстеразных препаратов, помимо удушья, вследствие обтурации трахеи и бронхов возникает опас­ ность холинэргической остановки дыхания. Установить апноэ миастенического или холинэргического происхождения помога­ ет правильная оценка особенностей специфических осложнений. В отличие от миастенического холинэргический криз претерпе­ вает двуфазное развитие (эмоционально-кинетическая и психо­ тическая фазы). Первая из них характеризуется возбуждением, двигательным беспокойством при нарастающих признаках уга­ сания дыхательной функции. Больные подают знак о том, что задыхаются, пишут об этом на бумаге (отсутствует мышечная слабость, характерная для миастенического криза). Речь неразборчивая, голос глухой. Выражены симптомы ги­ поксии. Весьма характерная черта холинэргического криза — оста­ новка дыхания, сопровождающаяся обильной гиперсекцией сли­ зи в дыхательных путях. Нередко в таких случаях ошибочно диагностируют миастенический криз и увеличивают дозу антихолинэстеразных препаратов. Это приводит к передозировке, тяжелой интоксикации центральной нервной системы — ко вто­ рой фазе холинэргического криза, которая клинически проявля­ ется психотическими расстройствами. Возбужденное состояние нарастает, больные испытывают постоянную тревогу и страх, агрессивны, дезориентированы, встают с постели, пытаясь убе­ жать из палаты, высказывают бредовые идеи, у них появляются яркие зрительные и слуховые галлюцинации. Сон может отсут­ ствовать в течение нескольких суток. К неспецифическим осложнениям мы относим бронхопневмо­ нию, постнаркозный ателектаз, гнойный медиастинит, некроти­ ческий трахеобронхит, гемоторакс и пневмоторакс, которые могут привести к клинической смерти. Важнейшее условие успешного ведения больных после опера­ ции — превентивная трахеостомия, которая позволяет проводить: 1) постоянную аспирацию слизи из трахеобронхиального дерева;

2) экстренное искусственное дыхание при внезапных респира­ торных расстройствах миастенического и холинэргического генеза;

3) длительное управляемое дыхание с целью ликвидации холинэргического криза в фазах эмоциально-двигательного и психотических нарушений;

4) расправление ателектазов легких. На первых порах освоения хирургического метода лечения миастении нам часто приходилось прибегать к экстренной инту­ бации, аспирации слизи под контролем прямой ларингоскопии и бронхоскопии, искусственному дыханию «рот в рот». Апноэ в связи с миастеническим кризом, удушьем от гиперсекреции послужило поводом для наложения трахеостомы у 9 больных в первые 4 суток после операции. Предохранительная трахеостома произведена 14 больным. По нашим данным, холинэргический криз более опасен, не­ жели миастенический, особенно при возникновении психотичес­ ких нарушений. Если холинолитики не давали эффекта, мы исключали антихолинэстеразные препараты и переводили боль­ ных на управляемое дыхание с применением миорелаксантов конкурентного типа. При этом контролировали и корригировали баланс белков и электролитов, рН крови, резервную щелочность и т. д. К исходу 8—12 суток психотические расстройства исчеза­ ли, нормализовалось дыхание. Течение послеоперационного периода в значительной степени ухудшается, когда к холинэргическим реакциям присоединяются неспецифические осложнения, особенно пневмония и ателектаз легких. В таких случаях быстро прогрессирует легочно-сердечная недостаточность, наступает остановка сердца. Непосредствен­ ными причинами смерти 3 больных, погибших на 3, 5 и 17-е сутки после операции, оказались: ателектаз легких, двусторонняя аспирационная пневмония и ограниченный гнойный медиастинит;

1 из этих больных умер от асфиксии на высоте миастенического криза (трахеостомия не была произведена). Таким образом, из 47 больных, которым была произведена тимэктомия при миа­ стении, непосредственно после операции умерло 3 (6,3%). По данным ряда авторов, послеоперационная летальность колеблется в пределах 1,7—17,5% (М. И. Кузин, 1963;

М. А. Лушицкий и В. С. Мжельский, 1965;

Drobni, 1968). Дальнейшее развитие реаниматологии позволит в ближай­ шие годы более успешно бороться с тяжелыми осложнениями послеоперационного периода и будет способствовать снижению послеоперационной летальности. Ближайшие и отдаленные результаты тимэктомии Изучение ближайших и отдаленных результатов хирургичес­ кого лечения больных миастенией имеет большую практическую ценность (К. Т. Овнатанян, В. М. Кравец, В. И. Пужайло, 1967). После тимэктомии в ближайшем и отдаленном периодах может возрастать потребность в антихолинэстеразных препара­ тах. Это состояние может продолжаться от 5 суток до 2—3 не­ дель. Улучшение в ближайшее время после операции наступило только у 7 больных. В большинстве случаев больные после тимэктомии продолжали получать антихолинэстеразные препа­ раты в дозировках, превышающих терапевтическую потребность до оперативного вмешательства. Мы склонны объяснить это парадоксальное явление привыканием к антихолинэстеразным препаратам с наличием элементов психогенных и условнорефлекторных связей. Перемена обстановки в связи с выпиской из боль­ ницы часто приводила к тому, что больные меньше принимали антихолинзстеразных препаратов, либо переставали испытывать в них потребность. Мы изучили ближайшие и отдаленные результаты у 44 боль­ ных. 3 больных обследованы в сроки от 1 до 3 месяцев. В этой группе значительное улучшение наступило только у 1 больной, 3 больных умерло спустя 70 дней, 5 и 11 месяцев после тимэктомии при явлениях прогрессирующей тяжелой миастении. Отдаленные результаты изучены у 38 больных в стационарных условиях в разные сроки после операции: спустя 8 лет — у 4 больных, 7 лет — у 2, 5—6 лет — у 5, 4—4,5 лет — у 4, 3—4 года— у 5, 6 месяцев — 2 года —- у 18 больных. При оценке результатов хирургического лечения мы исходи­ ли из следующих основных критериев;

восстановление рабо­ тоспособности и образа жизни, отсутствие потребности в анти­ холинзстеразных препаратах, отрицательная миастепическая реакция. С учетом этих данных очень хорошие результаты констатиро­ ваны у 11 больных, в том числе со сроком 7—8 лет после опера­ ции — у 4, 4—5 лет — у 5, 2 года и 4 месяца — у 1 и 8 месяцев — у 1 больной.

Больная С, 23 лет, инвалид II группы, поступила в клинику 1/XI 1961 г. с диагнозом: тяжелая миастения. Заболела в 1956 г., когда периодически (во время танцев, плавания) начала появляться слабость в конечностях. Через полгода появилось двоение в глазах, носовой оттенок речи, утомляемость при жевании, затрудненное гло­ тание. Получала антибиотики, уротропин, биохинол. В состоянии больной време­ нами наступало некоторое улучшение. С июня 1960 г. наступило заметное ухудше­ ние;

с трудом принимала пищу, слабость в конечностях стала постоянной. В октябре 1960 г. впервые применен прозерин с некоторыми положительными результатами. Проведен курс рентгенотерапии с незначительным эффектом. В марте 1961 г.—-повторный курс рентгенотерапии, не давший эффекта. Больная могла принимать пищу только после инъекции прозерина. Появилась выраженная гиперсаливация. При поступлении в клинику у больной отмечалась амимия, двусторонний легкий птоз. Движения глазных яблок в стороны резко ограничены. Дипло­ пия. Резкая утомляемость мышц конечностей при физической нагрузке. Допол­ нительные исследования: спинномозговая жидкость, глазное дно и поле зре­ ния, рентгенография черепа без отклонений от нормы. При электродиагностике, получена выраженная миастепическая реакция с мышцы, поднимающей верх­ нее веко, жевательных мышц и менее интенсивная — с мышц проксимальных отделов конечностей. На электроэнцефалограмме снижена биоэлектрическая активность головного мозга, очаговых симптомов не выявлено. Больная полу­ чала 3—4 раза в день по 1,0 мл 0,05% раствора прозерина в инъекциях, с тру­ дом передвигалась, глотание резко затруднено. При пневмомедиастинографип в области передне-верхнего средостения четко контурируется тень вилочковои железы размером 8X2 см. 3/VI 1961 г. произведена тимэктомия. Грудина рассечена в продольном направлении электрической циркулярной пилой. С некоторыми техническими трудностями (выраженный спаечный процесс в средостении в результате рент­ генотерапии в прошлом) удалена вилочковая железа, при гистологическом исследовании которой обнаружена ткань вилочковой железы с преобладанием лимфоидных элементов, телец Гассаля, участками обызвествления. Состояние больной в первые 4 суток после операции тяжелое: холинэргические кризы сменялись миастеническими, имела место обильная гиперсаливацип с присту­ пами удушья. Суточная доза прозерина достигла 13 мл 0,05% раствора в инъекциях. Систематически производили отсасывание содержимого носоглотки и трахеобронхиального дерева путем катетеризации и аспирации атмусом. С 6-го дня наступило улучшение, суточную дозу прозерина снизили до 3,5 мл 0,05% раствора в инъекциях. Увеличилась сила мышц. С 8-го дня начала ходить. С 11-го дня после операции прозерин не принимает, глотание и дыхание сво­ бодное, совершает длительные прогулки без заметных признаков утомления. Оставалось еще двоение в глазах, носовой оттенок речи, легкий птоз. Спустя 3 месяца после операции состояние больной вполне удовлетвори­ тельное. Полностью себя обслуживает. Глотание и дыхание нормальное. При­ бавила в весе 3 кг. При контрольном обследовании через 7,5 лет после тимэктомии симптомов миастении не выявлено. Общее состояние хорошее. Успешно закончила учебу в политехническом техникуме, год назад благополучно родила доношенного здорового ребенка.

Хорошие результаты квалифицированы с точки зрения от­ сутствия постоянной потребности в антихолинэстеразных препа­ ратах, спорадичности их применения, при невыраженных локаль­ ных проявлениях миастении. Эта группа насчитывает 15 больных со сроком после операции 1—5 лет. Удовлетворительные результаты получены у 10 больных, которые продолжают регулярно принимать антихолинэстеразные препараты в прежних либо значительно меньших дозах. Незна­ чительное улучшение отмечено у 2 больных, у которых сохрани­ лись симптомы генерализованной миастении. У одного из них удалена раковая опухоль вилочковой железы, у другого — гиперплазированный тимус. Не отсутствие эффекта, а незначительное улучшение мы отме­ чаем в силу исчезновения симптомов расстройства дыхания, удушья, а также восстановления в какой-то степени акта глота­ ния после тимэктомии у этих больных, что позволяет ограничить­ ся приемом антихолинэстеразных препаратов (оксазил, местинон) в таблетках. До операции больные получали препараты в инъекциях (прозерин, галантамин). По нашим данным, тимэктомия независимо от степени улуч­ шения состояния больного тормозит дальнейшее прогрессирова­ ние миастении, сокращает потребность в антихолинэстеразных препаратах, позволяет перейти на прием таблетированных форм. Мы располагаем также наблюдением благоприятного воздей­ ствия беременности (после тимэктомии) на миастенический процесс, что сказалось в отсутствии какой-либо потребности в антихолинэстеразных препаратах и исчезновении симптомов миастении. Поступивших для изучения отдаленных результатов лечения больных тщательно обследовали, производили сравнительную оценку исходных данных с вновь полученными. У всех больных с очень хорошими результатами восстановилась функция внеш­ него дыхания, показатели ЭКГ. В других группах больных отме­ чалось улучшение этих показателей. Данные изучения ближайших и отдаленных результатов хирургического лечения показывают, что наряду с улучшением общего состояния, исчезновением клинической симптоматики миастении, отмечается нормализация биохимических показате­ лей, формулы крови, внешнего дыхания, ЭКГ и др. (К. Т. Овнатанян, В. М. Кравец, В. И. Пужайло, 1967). Особенно отчетливое улучшение в значительном числе слу­ чаев имело место у больных спустя длительное время после операции. Так, например, в группе с отличными и хорошими ре­ зультатами значительное улучшение и выздоровление наступило в короткие сроки после операции у 8 больных, у остальных 15 период реконвалесценции протекал более длительно (в сроки от 1 до 6 лет). Таким образом, отличные и хорошие результаты мы конста­ тировали у 23 больных, у 1 больной — в ранние сроки после опе­ рации. Следовательно, стойкие отличные и хорошие результаты, по нашим данным, составляют 55%. Хорошие результаты после тимэктомии у больных с миасте­ нией достигают 55—75% (А. С. Чечулин с соавт., 1960;

М. И. Ку­ зин, 1968;

Viets и Schwab, 1960;

Buckberg с соавт., 1967, и др.). Учитывая длительность периода реконвалесценции и не­ большие сроки после тимэктомии, в последней группе больных полученные нами результаты можно расценивать как вполне обнадеживающие. Опухоли и кисты вилочковой железы Опухоли вилочковой железы представляют относительно ред­ кую патологию. Среди других опухолей и кист средостения они встречаются в 2,1 % случаев — по данным Б. Я- Лукьянченко (1958), в 8% — п о данным Б. В. Петровского с соавт. (1968), в 14,1% — п о данным Howanietz и Strahberger (1965), а также по А. П. Колесову с соавт. (1968), в 26,4%, случаев — по данным Strug с соавт. (1968). В нашей клинике из 235 больных с медиастинальными опухо­ лями и кистами, гистологически 'подтвержденными, у 31 (13,1%) оказались новообразования вилочковой железы. Среди них муж­ чин было 20, женщин — 11 в возрасте 11—62 лет. Хирургическое лечение предпринято у 29 больных. Рак тимуса обнаружен у 6 больных (в том числе у 2 больных миастенией), лимфосаркома — у 2, тимоцитома — у 9 (в том числе у 3 больных миастенией), ретикулоцитома— у 3, гранулематозная тимома — у 2, кисты вилочковой железы —• у 6. Кро­ ме того, выявлена лимфоэпителиома, тимолипома и тимофиброма (по одному наблюдению). Общими симптомами тимуса являются различной выражен­ ности проявления внутригрудного компрессионного синдрома (сдавление верхней полой вены, трахеи, пищевода, грудного про­ тока и др.). Кавасиндром мы наблюдали у 6 больных, у 3 из них произведена каваграфия. На каваграммах выявлено различ­ ной степени сдавление верхней полой вены с развитием колла­ терального венооттока либо венозного рефлюкса. Прорастания сосудов опухолью, в том числе при инфильтрирующем росте, не обнаружено. Инвазивные опухоли тимуса обрастают сосуды, нарушая их проходимость вследствие концентрической компрес­ сии, что выявлено на аутопсии. Наши данные, основанные на опыте 75 флебографии верхней полой вены у больных с внутригрудной патологией, позволяют расценивать появление колла­ терального венообращения как патогномоничный симптом для медленно растущих опухолей, при которых создаются условия для возникновения компенсаторно-приспособительных венозных коллекторов. Это не исключает злокачественного роста или озлокачествления опухоли. Среди других тяжелых проявлений компенсаторного синд­ рома у 1 больного имело место субтотальное сдавление трахеи без прорастания опухоли в просвет органа. В этих случаях ком­ прессия трахеи сочеталась с приступа1ми бронхоспазма, кото­ рые расценивались как бронхиальная астма с самого начала заболевания. В одном наблюдении имел место двусторонний холиоторакс. К специфическим проявлениям опухолей вилочковой железы относится миастения (Ochsner, Burch, 1966;

Le Brigand, Merlier, 1967). Этот патологический процесс в сочетании с тимомами мы наблюдали у 5 больных в возрасте 23, 37, 45, 46 и 49 лет (3 жен­ щины и 2 мужчин).

Больной К., 45 лет, поступил в клинику 25/1 1965 г. Жалобы на резкую мышечную слабость в конечностях, шее, нарушение глотания, удушье. Болеет с мая 1964 г. В декабре установлен диагноз миастении, назначен прозерин. Миастеническая реакция положительная. На пневмомедиастинограмме обнаружена овальной формы тень вилочковой железы с четкими кон­ турами (рис. 100). 3/П 1965 г. произведена тимэктомия из срединного стернотомического досту­ па по Мильтону. В теле вилочковой железы обнаружена плотная опухоль раз­ мером 5X4X3 см в собственной капсуле, весом 54 г (рис. 101). Гистологическое исследование: опухоль дольчатая, окружена толстой гиалинизированной капсулой. Дольки представлены крупными светлыми (эпите­ лиальными) клетками с полиморфными овальными и округлыми ядрами, в которых часты фигуры митоза;

между этими клетками располагаются единич­ ные лимфоидные клетки (рис. 102). Вокруг опухоли гиперплазированная ткань вилочковой железы. Заключение: рак тимуса. После операции на 7-е сутки исчезла потребность в антихолинэстеразных препаратах. Выздоровление. Осмотрен спустя 4 года. Рецидив миастении, при­ нимает местинон. Отдаленных метастазов не выявлено.

Большинство авторов считают, что тимэктомия при миасте­ нии дает временную ремиссию, в дальнейшем прогрессивно на­ растают миастенические расстройства (И. Журава, О. Рациу, А. Пришку, 1958;

Viets, Schwab, 1960, и др.). Мы наблюдали строго срединное положение тимомы у 4 боль­ ных, в остальных случаях патологическая тень выступала в плев­ ральную полость. При асимметричных опухолях с четкими кон­ турами на пневмомедиастинограмме в боковой проекции хорошо видна линейная тень вилочковой железы, свободно лежащая от патологического тенеобразования. При инфильтрирующих ново­ образованиях газ не проникает в фасциальные пространства средостения вследствие их прорастания. Наибольшие трудности возникают при интерпретации морфо­ генеза опухолей тимуса. Это связано с гистогенетическими осо­ бенностями этого органа, в котором клеточные элементы пред­ ставлены различными стадиями цитодифференцировки. Не случайно поэтому в литературе применяется собиратель­ ный термин «тимома» для обозначения опухолей вилочковой железы;

тем самым подчеркивается органоидный морфогенез опухолевого образования. Эти обстоятельства обусловили отсут­ ствие единой классификации тимом. Изучение литературы по этому вопросу и собственных данных позволяет нам высказать некоторые соображения о генетичес­ кой сущности опухолей вилочковой железы. Общеизвестно, что к истинным опухолям относятся новообра­ зования, которые непосредственно исходят из анатомо-топографической единицы организма — органа, в данном случае из вилоч­ ковой железы. В этом смысле справедливо мнение 3. В. Гольберт и Г. А. Лавниковой (1965), которые не относят опухоли тимуса к дисэмбриогенетическим новообразованиям средостения, подобно тому как в эту рубрику не могут быть причислены рак пищевода и др. В пользу дисэмбриогенетической этиологии опухолей тимусного строения свидетельствуют случаи обнажения тимом в зад­ нем средостении, субплевральной локализации, в легком, на шее, в верхней полой вене (В. П. Радушкевич, 1965;

Д. И. Гуля, И. Н. Хайдарлы, 1968;

Simons с соавт., 1964;

Van de Casteele с соавт., 1967, и др.). Несомненно, к дисэмбриоплазиям следует отнести инкапсулированные асимметричные опухоли, лежащие вне пределов вилочковой железы. Патоморфология тимусных опухолей многообразна. Среди злокачественных тимом чаще всего встречается рак вилочковой железы. Метастазирование происходит в щитовидные железы, надпо­ чечники, гипофиз, печень, поджелудочную железу (А. Ф. Синани, 1927;

И. Д. Малинин, Э. 3. Соркина, 1936;

П. Ф. Ломакин, Н. А. Сулемовская, 1938, и др.). Тимомы в сочетании с миастенией отличаются своеобразным течением. Такие опухоли не занимают всей железы и четко отгра­ ничены от окружающих тканей (К. А. Горнак с соавт., 1965). У 4 наблюдаемых нами больных опухолевый узел имел капсулу. Ткань вилочковой железы была гиперплазирована. Гистологи­ ческая картина характерна для миастении с наличием лимфоидных фолликулов, развитым эпителием и значительным числом телец Гассаля. Можно предположить, что патогенез миастении не связан непосредственно с тимомой. Об этом свидетельствуют случаи возникновения тимомы спустя несколько лет после появления миастении, появление последней после тимомэктомии, отсутствие строгой зависимости между морфологией опухоли и миастеническим процессом (Ellis, Gregg, 1964). В свете этих данных пред­ ставляет интерес одно наше наблюдение, когда удаление лимфо­ цитарной тимомы и свободно лежащей вилочковой железы при­ вело к полному выздоровлению от миастении.

14 Больной М., 46 лет, поступил в клинику 2/XI 1964 г. с подозрением на целомическую кисту перикарда. Жалобы на ноющие боли в области сердца, головные боли, мышечную слабость и патологическую утомляемость, усили­ вающуюся после небольшой физической нагрузки. В 1957—1958 гг. лечился в клинике нервных болезней по поводу миасте­ нии, получал прозерин. В 1959 г. при рентгенологическом исследовании в пра­ вой половине грудной клетки у больного определили какую-то патологичес­ кую тень. На основании тщательного клинико-рентгенологического обследова­ ния удалось установить больших размеров однородную патологическую тень, исходящую из нижнего полюса правой доли вилочковой железы (рис. 103). Учитывая наличие миастении и патологической тени, исходящей из вилочковой железы, был поставлен диагноз: миастения на фоне тимомы. 13/XI 1964 г. произведена операция — переднебоковая торакотомия в IV межреберье справа. Удалены гиперплазированная вилочковая железа вместе с тимомой (рис. 104 и 105). Гистологическое заключение: лимфоцитарная тимома. Послеоперационное течение гладкое. Выздоровление.

Внеорганные тимомы или тимоорганоиды — функционально неактивные образования. По нашим данным, особую группу со­ ставляют тимомы, в которых обнаруживаются элементы атипизма (К. Т. Овнатанян, В. М. Кравец, В. И. Пужайло;

В. И. Кулик и И. А. Некрасова, 1968). По клеточному составу в таких тимомах выражен эпителиальный сдвиг. Такие опухоли не могут быть отнесены к карциноме, однако даже после радикальной экстирпации дают вскоре метастазы. У 1 из наблюдаемых нами больных опухоль такого строения метастазировала в легкое. Наиболее редкую патологию вилочковой железы представля­ ют кисты (И. Л. Кузнецов, 1965;

Г. Л. Воль-Эпштейн, 1962). Характерной гистологической картиной их является лимфоци­ тарная инфильтрация стенок нередко с наличием организованных телец Гассаля.

Больная П., 22 лет, поступила в клинику 4/ХП 1961 г. Жалоб не предъяв­ ляет. Заболевание выявлено в сентябре 1961 г. во время профилактического ос­ мотра. 6/ХП 1961 г. при рентгенологическом исследовании обнаружена патологи­ ческая тень в переднем средостении, выступающая вправо на уровне от II до V ребра. На пневмомедиастинограмме с предварительной чрескожной пунк­ цией медиастинальной кисты, извлечением из нее жидкости и инсуффляцией газа, тень равномерно окаймляется прослойкой газа, контуры ее гладкие, в верхней трети тенеобразования четко определяется уровень жидкости с газо­ вым пузырем (рис. 106). 12/XII 1961 г. произведено удаление кисты. Киста располагалась за гру­ диной и выступала в правую плевральную полость. Киста овоидной формы размером 6X8X8 см с толстыми стенками, содержимое — желтая жидкость с крошкообразной массой белого цвета. Предполагалось, что это дермоидная киста. При гистологическом исследовании элементов дермы не обнаружено. Стенка образована волокнистой соединительной тканью с выраженной инфиль­ трацией лимфоцитами и наличием ороговевших телец Гассаля (рис. 107). 30/П 1961 г. больная выписана в удовлетворительном состоянии. Трудности хирургического вмешательства при опухолях вилочковой железы в основном обусловлены переходом опухоле­ вого процесса на верхнюю полую вену или безымянные вены, что имеет место у 30—73% больных с опухолями тимуса (Г. А. Полян­ ский, 1968;

Hillenius, Mosetitsch, 1963). В силу этого осложнения мы у 6 больных операцию закончили только биопсией. Состояние таких больных в значительной степени отягощается нарастанием симптомов кавасиндрома в послеоперационном периоде и связан­ ными с этим нарушениями гемодинамики. У остальных 23 боль­ ных выполнена радикальная операция. Анализ данных литературы и собственных наблюдений дает возможность предложить классификацию опухолей и кист вилочковой железы. Классификация построена с учетом клиникорентгенологических и морфологических данных.

A. Истинные опухоли вилочковой железы. I. Инфильтрирующие опухоли: 1) рак: а) саркомоподобный;

б) медуллярный;

2) саркома: а) ангиосаркома;

б) фибросаркома;

в) лимфосаркома. II. Инкапсулированные опухоли при миастении: 1) тимокарцинома;

2) лимфоцитарная тимома;

3) ретикулоцитарная тимома;

4) веретенообразноклеточная тимома;

5) розеткообразная тимома. III. Гранулематозная тимома. Б. Дисэмбриоплазические тимомы (с атипизмом, с малигнизацией, без малигнизации). I. Органоидные тимомы: 1) тимоцитома;

2) ретикулоцитома;

3) лимфоэпителиома. II. Смешанные тимомы: 1) тимотератома;

2) тимодермоид;

3) тимолипома;

4) тимофиброма. B. Кисты вилочковой железы. Г. Гиперплазия вилочковой железы.

Накопление фактического материала по затронутому вопросу позволит в дальнейшем более полно изучить многие еще неясные стороны генеза опухолей и кист вилочковой железы.

14* ЗАКЛЮЧЕНИЕ Хирургическое лечение опухолей и кист средостения, включая патологические процессы, поражающие вилочковую железу, представляет сравнительно новую область грудной хирургии. До развития торакальной хирургии эти заболевания диагно­ стировали редко и обычно в поздней стадии, когда они стано­ вились иноперабельными. В последнее десятилетие, благодаря внедрению в клиническую практику новых диагностических мето­ дов стало возможным распознать не только наличие медиастинального новообразования, но и решать вопросы топической и в ряде случаев патоморфологическои диагностики, а также судить об операбельности. Круг оперативных вмешательств при медиастинальной пато­ логии в последнее время значительно расширен в связи с при­ менением современных методов обезболивания и совершенство­ ванием оперативной техники. Несмотря на имеющиеся уже достижения в научном изучении медиастинальной патологии, многие стороны этой проблемы оста­ ются еще не изученными. В частности, окончательно не решены некоторые вопросы дифференциальной диагностики, показаний и противопоказаний к оперативному вмешательству. Не суще­ ствует до настоящего времени и единства взглядов в оценке раз­ личных оперативных доступов к медиастинальной зоне, не изу­ чены многие вопросы топографоанатомических изменений сре­ достения в связи с развитием новообразований в нем, а также мало освещены результаты хирургического лечения опухолей и кист средостения. В связи с изложенным, мы изучили опыт хирургического ле­ чения опухолей и кист средостения и некоторых видов патологии вилочковой железы на основании материалов клиники факуль­ тетской хирургии лечебного факультета Донецкого медицинского института за период с 1953 по 1969 г.

За указанный период в клинике находилось на обследовании и лечении 276 больных с различными опухолями и кистами сре­ достения, в том числе 54 больных злокачественной миастенией. Из них женщин было 140, мужчин — 136. Из числа наблюдавшихся нами больных оперативное лечение проведено у 225, при этом у 5 удалено по 2 медиастинальных новообразования, у 5 больных изучены секционные данные. Гистологическое исследование удаленных опухолей и кист средостения с учетом секционных данных проведено у 235 боль­ ных. В это число вошло 47 больных злокачественной миастенией с гиперплазией вилочковой железы, а также 2 больных с гиперплазированным тимусом без миастении. По гистологической структуре доброкачественные опухоли встретились у 201 (87,9%) больного, злокачественные — у 29 (12,1%) больных. Частота отдельных видов медиастинальной патологии у на­ блюдаемых нами больных следующая:

Медиастинальный зоб —13 Целомические кисты и дивертикулы перикарда —33 Опухоли из соединительной ткани — 10 Нейрогенные опухоли —53 Тератоидные образования —32 Бронхогенные кисты —8 Эзофагогенные кисты —4 Спленоз перикарда —1 Рабдомиосаркома —1 Гиперплазия вилочковой железы —49 Опухоли и кисты вилочковой железы —31 (5,5%) больных (14%) (4,3%) (22,5%) (13,6%) (3,4 %) (1,7%) (0,5%) (0,5%) (20,9%) (13,1%) » » » * » » » » » » Распределяя наших больных, мы исходили из классификаций опухолей и кист средостения, предложенной А. Н. Бакулевым и Р. С. Колесниковой. С собственно медиастинальными новообра­ зованиями было 189 больных, у 87 больных выявлена патология вилочковой железы. Несмотря на отсутствие патогномоничных признаков опухолей и кист средостения во многих случаях на основании клинических данных можно заподозрить указанное заболевание. Анатомо-физиологические особенности средостения (большая подвижность и смещаемость медиастинальных органов и др.) в отдельных случаях приводят к бессимптомному, длительно не распознаваемому течению патологии, что наблюдалось у 44 (16%) наших больных. У большинства больных в основе клинических проявлений опухолей и кист средостения лежат нарушения функции сосед •них органов, связанных со сдавленней или смещением их па­ тологическим процессом. Наряду с этим, в отдельных случаях, кроме механического действия, отмечается токсическое влияние продуктов распада опухоли. Таким образом, в связи с анатомо-физиологическими особен­ ностями медиастинальной зоны, разнообразием механических и токсических влияний патологического процесса, при опухолях и кистах средостения отсутствует единое, свойственное только им,клиническое проявление заболевания. Ведущим методом диагностики опухолей и кист средостения является рентгенологическое исследование с использованием до­ полнительных дифференциально-диагностических приемов: пневмомедиастинография с томографией, пневмотораксграфия, латерография, пневмоперитонеумография, пневмоперикардиография, сочетанные газоконтрастные способы, рентгеноконтрастные ис­ следования магистральных сосудов средостения и др. Функциональные методы исследования имеют второстепенное значение для диагностики, однако они позволяют дать объектив­ ную характеристику степени нарушений дыхательной и сердечно­ сосудистой систем. До настоящего времени для клинического применения предло­ жено значительное число различных методов рентгенологической диагностики опухолей и кист средостения. Большинство этих ме­ тодов в связи с полиморфностью и различной топикой медиастинальных новообразований помогают решить лишь отдельные во­ просы диагностической задачи. Поэтому возникает необходимость дифференцированного применения их, а также разработки показаний к использованию того или иного способа при различ­ ной патологии средостения. По нашему мнению, построение плана обследования и выбор диагностического метода у больных с опухолями и кистами средо­ стения должны строиться сообразно с целями клинической, то­ пической, а в некоторых случаях и морфологической диагностики. При этом должны решаться вопросы операбельности, возможно­ го объема оперативного вмешательства и т. д. Таким образом, диагностические задачи медиастинальной патологии должны отвечать следующим принципам: 1) диффе­ ренциальной диагностике между опухолями и кистами средо­ стения и экстрамедиастинальной патологией;

2) дифференциаль­ ной диагностике между медиастинальными опухолями, кистами, а также другими патологическими процессами органов сре­ достения;

3) установлению типики патологического процесса и топографических взаимоотношений с соседними органами и анатомическими образованиями средостения;

4) дифференци­ альной диагностике между доброкачественными и злокачествен­ ными новообразованиями;

5) определению патоморфологии новообразований средостения;

6) установлению операбельности. В диагностике медиастинальной патологии, локализующейся в основном в заднем средостении, большое значение мы придаем применению «большого» искусственного пневмоторакса (исполь­ зован у 180 больных). Мы считаем, что показания к применению этого метода должны быть значительно расширены. В решении вопросов операбельности новообразований средо­ стения важное место занимает контрастное исследование магист­ ральных сосудов (ангиокардиография, ангиопульмонография, верхняя венокаваграфия, азигография, лимфография общего грудного протока и др.). Использование этих методов позволило нам уточнить диагноз и наметить соответствующее рациональное лечение у 79 больных. Единственным радикальным методом лечения больных с опу­ холями и кистами средостения является оперативное вмешатель­ ство. Показанием к хирургическому лечению, по нашему мнению, являются все достоверно распознанные медиастинальные ново­ образования, а также подозрение на них. Жизненными показа­ ниями являются случаи заболевания, осложненные профузным кровотечением, асфиксией вследствие бурного роста и сдавления опухолью воздухоносных путей. Оперативное вмешательство следует считать противопоказан­ ным, если риск операции слишком велик из-за тяжелой сопут­ ствующей патологии или при неоперабельном состоянии. Вопрос о показаниях и противопоказаниях к хирургическому лечению должен решаться в каждом случае индивидуально в за­ висимости от глубины распространения патологического процес­ са, а также степени сопутствующих функциональных и морфоло­ гических нарушений жизненно важных органов и систем. Хирургическое лечение опухолей и кист средостения имеет некоторые особенности. Это связано с топографоанатомическим положением органов средостения, взаимоотношением последних с патологическим образованием (прорастание опухоли в жизнен­ но важные органы, смещение их, изменение нормальных анато­ мических взаимоотношений и т. д., а также особенностями опе­ ративных доступов к ним). Выбор оперативного доступа представляет огромное значе­ ние. Мы считаем, что наиболее рациональной является передне боковая торакотомия, позволяющая широко экспонировать любую область средостения. Этому в значительной степени спо­ собствуют тотальная миорелаксация и применение современных ранорасширителей. При опухолях загрудинной локализации и двусторонних патологических процессах в переднем средостении целесообразна продольная стернотомия. Благодаря соблюдению этих принципов мы радикально уда­ лили опухоли и кисты средостения у 193 (86%) больных. Изучение ближайших и отдаленных результатов хирургичес­ кого лечения больных с медиастинальными опухолями и кистами показало, что наилучшие результаты наблюдаются при доброка­ чественных процессах (90% выздоровлений). При злокачественных опухолях хорошие отдаленные резуль­ таты наблюдались у 4 больных, у 2 из них хирургическое лече­ ние дополнено химиотерапией. Внедрение в практику химиотерапии злокачественных ново­ образований создало предпосылки для лечения ранее иноперабельных и инкурабельных больных с благоприятным прогнозом у отдельных больных. Одним из новых и наиболее сложных разделов грудной хи­ рургии является хирургическое лечение злокачественной миасте­ нии путем тимэктомии. За период 1961—август 1969 гг. в клинике находилось 54 больных злокачественной миастенией. Наиболее тяжелый кон­ тингент составили больные с генерализованной формой и прогрес­ сирующим течением. Тимэктомию мы произвели у 47 больных, из них с генерали­ зованной формой миастении было 42 больных, локальной — 5;

женщин было 38, мужчин — 9. Техника удаления вилочковой железы не представляет зна­ чительных трудностей. Мы прибегали преимущественно к сре­ динной стернотомии по Мильтону (45 больных). Послеоперационный период у больных миастенией, как пра­ вило, протекает крайне тяжело. В связи с этим весьма важное значение в ходе операции и в послеоперационном периоде имеет анестезиологическое и реаниматологическое обеспечение. Не меньшее значение в комплексе реаниматологических мероприя­ тий имеет трахеостомия, которую мы у большинства больных производили сразу же после тимэктомии либо в ближайшие сутки после операции. Несмотря на проводимые реанимационные мероприятия, в ближайшем послеоперационном периоде умерло 3 больных.

Отличные и хорошие результаты после тимэктомии получены у 55% больных. Учитывая длительность периода выздоровления, можно считать, что из числа оперированных нами больных с небольшим сроком послеоперационного наблюдения в дальней­ шем наступит улучшение. Особую группу составляют больные с тимомами. Сочетание тимомы с миастенией наблюдалось у 5 больных. Анализ данных литературы и наших данных (31 больной) позволяет прийти к заключению, что многие опухоли и кисты вилочковой железы дисэмбриогенетического происхождения могут рассматриваться как истинные новообразования средостения. Это послужило одним из основных критериев для построения нашей классифика­ ции опухолей и кист вилочковой железы. Изучение собственных данных показало, что хирургическое лечение опухолей и кист средостения, включая патологию вилоч­ ковой железы, является практически весьма важной проблемой грудной хирургии, в частности хирургии средостения. Проведенное нами исследование не претендует на исчерпы­ вающее освещение всех важнейших вопросов диагностики, кли­ ники и лечения данной патологии. Дальнейшее изучение медиастинальной патологии позволит решить многие неясные стороны этого вопроса, представляющего научную и практическую цен­ ность.

ЛИТЕРАТУРА Апоян В. Т. Чрескостная флебография грудной клетки.—«Хирургия», 1962, №2, стр. 109—114. Астапов Б. М., Гогин Е. Е. Диагностическое значение искусственного пневмоперикардиума.—-«Вестник рентгенологии и радиологии», 1961, № 1, стр. 15—20. Бакулев А Н., Колесникова Р. С. Хирургическое лечение опухолей и кист средостения. М., 1967. Брайцев В. Р. Врожденные (дизонтогенетические) образования средостения и легких. М., 1960. Ваневский В. Л. Обезболивание при операциях у больных миастенией.— «Вестник хирургии», 1962, № 6, стр. 51—57. Волков П. Т., Давыденко В. Н., Желудев С. И., Ленцнер О. А. Статистика опухолей и кист средостения. В кн.: Вопросы хирургической патологии. Труды Ленинградского педиатрического мед. ин-та, т. 36. Л., 1965, стр. 451—460. Гаджиев С. А., Ваневский В. Л., Догель Л. В., Толстое Г. В. Десятилетний опыт хирургического лечения миастений. — «Вестник хирургии», 1968, т. 101, № 10, стр. 148—149. Гольоерт 3. В., Лавникова Г. А. Опухоли и кисты средостения. М., 1965. Гольдберг В. Н. Клиника, диагностика и хирургическое лечение опухолей [I кист средостения. Автореф. канд. дисс. К., 1960. Гуля Д. И., Хайдарлы И. Н. Случай доброкачественной тимомы легкого.— «Грудная хирургия», 1968, № 6, стр. 114—115. Давыдовский И. В. Патологическая анатомия и патогенез болезней чело­ века. М., 1938. Демков С. М. Дермоидные кисты и тератомы средостения.— «Вопросы груд­ ной хирургии», 1949, № з, стр. 229—236. Догель Л. В., Чечулин А. С. Лечение миастении тимэктомией.— «Журнал невропатологии и психиатрии», 1963, т. XIII, № 8, стр. 1139—1146. Думпе 3. П. Ангиографическая диагностика «синдрома верхней полой ве­ ны».— «Вестник рентгенологии и радиологии», 1962, № 1, стр. 23—28. Дыхно А. М., Злотникова Е. #. К вопросу о роли thymus в патогенезе миастении (тимэктомия у взрослого).— «Невропатология и психиатрия», 1941, №7—8, стр. 109—111. Жмур В. А. Синдром верхней полой вены и его хирургическое лечение.— «Хирургия», 1960, № 10, стр. 84—92. Зверев А. Ф. Хемодектома заднего средостения у ребенка.— «Грудная хи­ рургия», 1964, № 4, стр. 108. Колесников И. С, Путов Н. В., Горелов Ф. И., Якубовский Ф. И. К хирур­ гическому лечению очаговой формы лимфогранулематоза легких и средосте­ ния.— «Грудная хирургия», 1963, № 1, стр. 87—92. Колесникова Р. С. Клиника, диагностика и хирургическое лечение опухо­ лей и кист средостения. Автореф. докт. дисс. М., 1965. Колесов А. 77., Давыденко В. А., Волков В. Т., Желудев С. И. Новообразо­ вания средостения.— «Хирургия», 1967, № 8, стр. 43—50. Коломенская Е. А. Патогенетическая терапия миастении. Автореф. канд. дисс. М., 1965. Кравец В. М. Пневмомедиастинография в диагностике патологических обра­ зований средостения. Ростовское областное научное общество рентгенологов и радиологов. Материалы 24-й ежегодной конференции 15—16 октября 1965 г. Ростов-на-Дону, 1965, стр. 12—13. Кравец В. М. Клиника, диагностика и хирургическое лечение опухолей, кист средостения, включая патологию вилочковой железы. Автореф. канд. дисс. Донецк, 1967. Кравец В. М. Опухоли и кисты средостения. Протокол 1848-го заседания хирургического общества Москвы и Московской области от 26/V 1967 г.— «Хирургия», 1968, № 3, стр. 155—156. Кравец В. /П., Пилинога В. Г., Коллегова Л. В. Нарушение внешнего дыха­ ния у больных с опухолями и кистами средостения. V научно-практическая конференция врачей Донецкой железной дороги. Донецк, 1967, стр. 41—43. Кузин М. И. Хирургические аспекты лечения больных миастенией.— «Хи­ рургия», 1968, № 5, стр. 114—118. Кузнецов И. Д. Материалы к рентгенодиагностике доброкачественных опу­ холей и кист средостения. Автореф. докт. дисс. М., 1965. Кузнецов И. Д., Розенштраух Л. С. Рентгенодиагностика опухолей средо­ стения. М., 1970. Лебедева А. П. Клиника и хирургическое лечение доброкачественных опу­ холей средостения у детей. Автореф. канд. дисс. Л., 1966. Лобзин В. С. Миастения. Л., 1960. Лукьянченко Б. Я- Распознавание опухолей и кист средостения. М., 1958. Лущицкий М. А., Мжельский В. С. Некоторые вопросы хирургического ле­ чения миастении.— «Вестник хирургии», 1965, № 10, стр. 26—30. Маневич В. Л. Диагностика и хирургическое лечение первичных опухолей и кист средостения. Автореф. докт. дисс. М., 1963. Матяшин И. М., Борисов Б. Ф. Методика прямой пневмомедиастинографии, —«Хирургия», 1969, № 12, стр. 59—62. Мешалкин Е. Н. Методика ангиокардиографии.— «Клиническая медицина», 1954, т. 32, № 2, стр. 21—30. Мешалкин Е. Н. Искусственный пневмоторакс в грудной хирургии. Автореф. докт. дисс. М., 1955. Мирганиев Ш. М. Клинико-рентгенологическое распознавание опухолевых образований средостения. Ташкент, 1961. Мутин С. С., Сигидин Я. Л. О роли вилочковой железы в иммунопатоло­ гии.— «Терапевтический архив», 1966, № 4, стр. 5—9. Новиков А. Н., Трахтенберг А. X., Марморштейн С. Я. Ангиография при опухолях легких и средостения. М., 1964. Овнатанян К- Т., Кравец В. М. Клиника, диагностика и лечение опухолей и кист средостения.— «Грудная хирургия», 1967, № 4, стр. 94—99. Овнатанян К. Т., Кравец В. М. Клиника, диагностика и терапия опухолей и кист средостения. В кн.: Материалы VI межреспубликанской конференции рентгенологов, радиологов и онкологов Азербайджанской ССР, Армянской ССР и Грузинской ССР. Ереван, 1968, стр. 106—110. Овнатанян К. Т., Кравец В. М., Пужайло В. И. Непосредственные и отда­ ленные результаты 30 тимэктомий при злокачественной миастении.— «Здраво­ охранение Белоруссии», 1967, № 7, стр. 63. Овнатанян К. Т., Кравец В. М., Пужайло В. И. Ближайшие и отдаленные результаты хирургического лечения злокачественной миастении.— «Журнал невропатологии и психиатрии», 1967, т. XVII, вып. 7, стр. 978—981. Овнатанян К- Т., Миниович П. А., Кравец В. М., Ломова А. А., Новико­ ва Р. И. К вопросу о тимэктомий при злокачественной миастении. В кн.: Во­ просы клинической хирургии и анестезиологии. К., 1963, стр. 8—23. Овнатанян К. Т., Кравец В. М., Пужайло В. П., Кулик В. И., Некрасо­ ва И. А. Опухоли и кисты вилочковой железы.— «Вестник хирургии», 1968, т. 100, № 2, стр. 32—35. Овнатанян К. Т., Тарнопольский А. М., Кравец В. М., Пужайло В. И., Пилинога В. Г. Некоторые особенности анестезии и послеоперационного пери­ ода при тимэктомий по поводу злокачественной миастении. — «Клиническая хирургия», 1966, № 8, стр. 39—42. Осипов Б. К. Хирургия средостения. М., 1960. Осипов Б. К-, Маневич В. Л. О первичных опухолях и кистах средостения.— «Грудная хирургия», 1965, № 1, стр. 75—80. Перельман М. И., Домрачее А. С. Новообразования средостения. В кн.: Реконструктивная хирургия. Клинические аспекты. Под. ред. Г. М. Соловьева. М., 1968, стр. 210—219. Петровский Б. В. Хирургия средостения. М., 1960. Подольская Е. Я. К вопросу о применении диагностического искусственного пневмоторакса. — «Вестник рентгенологии и радиологии», 1952, № 5, стр. 49—55. Раков А. И. Злокачественные рабдомиобластомы (рабдомиосаркомы). В кн.: Злокачественные опухоли (клиническое руководство под ред. Н. Н. Петрова и С. А. Холдина). Л., 1962, т. III, в. 2, стр. 181—184. Розенштраух Л. С, Гуревич Л. А., Рождественская А. И. Диагностическое значение искусственного пневмоторакса. — «Клиническая медицина», 1967, т. XIV, № 12, стр. 104—109. Сидорович С. X., Суворова Т. А., Некрасова Д. Б., Бурштейн Э. М. Состо­ яние внешнего дыхания у больных с опухолями и кистами средостения.— «Грудная хирургия», 1970, стр. 98—102. Скрипниченко Д. Ф. Хирургическое лечение миастении.—«Врачебное дело», 1967, № 6, стр. 14—17. Стучинский Б. Г. Дермоидные кисты — тератомы средостения.— «Хирур­ гия», 1950, № 10, стр. 42—50. Суворова Т. А., Бурштейн Э. М., Кузнецов И. Д., Розенштраух Л. С. Опу­ холи и кисты средостения.— «Грудная хирургия», 1968, № 3, стр. 133—140. Тихомирова В. Д., Касаев А. А. О гастрогенных кистах средостения у де­ тей.— «Грудная хирургия», 1965, № 3, стр. 109—ПО. Травин А. А., Кривенко Э. В. Ретроксифоидальный способ пневмомедиастинографии.— «Грудная хирургия», 1967, № 2, стр. 110—115. Углов Ф. Г., Селезнев Е. К-, Игнатьев А. С. Лечение доброкачественных опухолей и кист средостения.— «Вестник хирургии», 1969, т. 103, № 10, стр. 8—13. Уранова Е. В., Трегубова X. Л. К вопросу о хемодектомах.— «Архив пато­ логии», 1962, № 10, стр. 18—24. Чалусов М. А. Зоб добавочной подгрудинной щитовидной железы.— «Рус­ ский врач», 1917, № 48—52, стр. 589—591. Шалимов А. А., Веллер Д. Г. Опыт лечения больных с опухолями и киста­ ми средостения.— «Советская медицина», 1968, № 2, стр. 82—88. Юсфина Э. 3. Новые представления о вилочковой железе и роли ее в па­ тогенезе миастении. В кн.: Миастенические расстройства. М., 1965, стр. 56—63. Agazia L., Pastega G. L'indagine stratigrafica nello studio deila ernie del raediastino in corso di pneumotorace artificiale. Arch. Osp. Marc, 1955, 7, 4. Andrus W. W., Foot W. C. Report of a large thimic tumor successfully remo­ ved by operation. Thor. Surg., 1937, 6, 648—657. Bariety M., Coury Ch. Le mediastin et sa pathologie. Paris, 1958. Blades B. Mediastinal tumors. Report of cases treated at army. Thoracic Sur­ gery Centres in the U.S.A. Ann. Surg., 1964, 129, 5, 749—765. Blalock A. Thymectomy in the treatment of myasthenia gravis (report of 20 cases). J. Thor. Surg., 1944, 13, 4, 316—339. Borek Z., Teichmann V. К дифференциальному диагнозу опухолей средосте­ ния.— «Радиологическая диагностика», 1960, № 2, стр. 171—178. Brewer L. A., Doliey T. Tumore of the mediastinum. Am. Rev. tuberc, 1949, 60, 4, 412—438. Carlens E. Mediastinoscopy. A method for inspection and tissue biopsy in the superior mediastinum. Dis. chest., 1959, 4, 36, 343. Condorelli L. II pneumediastino artificiale. Richerche anatomiche preliminari. Tecnica delle iniezioni nelle loggie mediastiniche anteriore e posteriore. Minerva med., 1936, 27, 1, 81—86. De Gennes L., May F. P., Simon G. Le retropneumoperitoine. Presse med., 1950, 58, 21, 351—357. Derra E., Inner №. Ober Mittelfellgeschwfllste, ihre KHnik und Therapie. Dtsch. med. Wschr., 1961, 13, 569—576. Desaive P., Dumont A. Les tumeurs de mediastin. Acta med. Belgica, 1949, 5, 349. Drobni S. Thymektomie bei Myastnenia gravis. Chirurg., 1968, 39, 4, 175—178. Eaton L. M., Clagett О. Т. Thymectomy in the treatment of myasthenia gra­ vis;

results in seventy-two cases compared with one hundred and forty-two control cases. J. A M. A., 1950, 142, 963—967. Ferrero P. G., Massa G. L., Musso M. Valore della mediastinoscopia nella indicazione chirurgiea del carcinoma bronchiale. Minerva chir., 1966, 21, 16, 748—749. Flynn J. R., Rossi N. P., Lawton R. L. Significance of mediastinoscopy in carcinoma of the lung. Arch. Surg., 1967, 94, 2, 243—246. Freise G., Rench H. Ergebnisse der Skalenuslymphknotenbiopsie nach Dani­ els und der Biopsie des oberen vorderen Mediastinums nach Carlens. Thoraxchirurgie, 1967, 15, 2, 133—141. Green W. J., Basset F. H. Intrathoracic pheochromocytoma. Am. J. Clin. Path., 1961, 35, 2, 142—146. Hartleib J., Weber W. Zystische Bildungen des Thymus. Zbl. Chir., 1967, 92, 27, 2148—2153. Herlitzka A., Gale S. W. Tumors and cysts of mediastinum. A. M. A. Arch. Surg., 1958, 76, 697—706. Hidden C, Florent J. Etude radio-anatomique du canal thoracique, opacifie par lymyhographie pedieuse. J. Chir. (Paris), 1966, 91, 3, 373—392. Howanietz L„ Strahberger E. Zur problematik der Mediastinaltumoren. Erfahrungsberichts fiber 182 eigenp Falle. Thoraxchirurgie, 1965, 13, 408—428. Keynes G. Surgery of the thymus gland. Second (and third) thoughts. Lan­ cet, 1954, 1, 1197—1202. Kinmonth J. В., Taylor G. W. The lymphatic circulation in Lymphedema. Ann. Surg., 1954, 139, 2, 129—136. Laszlo M., Jozsef S. Tapasztalataink mediastinoscopiaval. Orvos. Techn, 1968, 6,4, 114—116. Le Brigand H., Merlier M., Wapler C, Rowchainzamir A., Rojas-Miranda A., Verley J. Surlie prognostie des tumeurs du thymus et sur leur caractere parado­ xal. Mem. Acad. Chir., 1967, 96, 17, 441—454. Leak R. Die Rontgendiagnostik der intrathorakalen Tumoren und Ihre dif­ ferential Diagnose. Wien, 1929. Meyer К. К-, Ochsner J. L. Intrathoracic neurogenic tumors. Surg. Clin. N. Amer., 1966, 46, 6, 1427—1436. Ochsner A., Burch A. Tumors of the thymus. Surg. Clin. N. Amer., 1966, 46, 6, 1437—1446. Richter K- Die Unterscheidung von Geschwiilsten und Aneurysmen im vorderen Mediastinum. Rontgenologischer Beitrag zur Differentialdiagnose. Radial, diagn., 1963, 4, 4, 465—478. Rives J. D. Mediastinal aberrant goiter. Ann. Surg., 1947, 126, 797—810. Servelle M. Pathology of the thoracic duct (17 case reports). J. Cardiovas. Surg., 1963, 4, 702—727. Sherman P. H., Shahbahrami F. Mediastinal goiter. Review of ten cases. Am. J. Surg., 1966, 32, 2, 137—142. Specht G. Erweiterte Mediastinoskopie. Thoraxchirurgie, 1965, 13, 6, 401 — 407. Stout A. P. Tumors of peripheral nervous system. Atlas of tumor pathology. 1949, Sect., II, f. 6. Strug L. H., Leon W., Carter R. Primary Mediastinal Tumors. Am. Surg., 1968, 34, 1, 5—14. Van de Casteele /., Neidhart Auston M., Houcke M. Localisation cave superieure d'un thymome malin resection et prothese en dacron. Ann. Chir. Thor. cardiovasc, 1967, 6, 1, 28—32. Van der Schaar P. S., Lacquei L. K. Notre experience de la mediastinoscopie. Ann. Chir. Thor. cardiovasc, 1965, 4, 4, 538—540. Vanpeperstraete P. Pericardial cysts. (Study of 11 cases). Acta Chir. Belg., 1956, 7—10. Vlets H. R., Schwab R, S. Thymectomy for myasthenia gravis. Springfield. Illinois. USA, 1960. Walker M. B. Treatment of myasthenia gravis with prostigmine. Lancet, 1934, 1, 1200—1201. Welssleder H. Das pathologische Lymphangiogramm des Ductus thoracicus. Fortschr. Rontgen., 1964, 101, 6, 573—582. Willis R. A. Pathology of tumors. II Ed. Butterworth a. Co. London, 1953. Zenker R., Feifel G., Schaudig A. Erfahrungen und Ergebnisse bei der Me­ diastinoskopie. Zbl. Chir., 1968, 93, 2, 46—53.

СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Краткие данные анатомии и физиологии средостения Общая характеристика опухолей и кист средостения Классификация Клиника опухолей и кист средостения Специальные методы исследования больных с медиастинальнои патологией Распознавание опухолей и кист средостения в свете клиничес­ ких показателей к использованию дифференциально-диагности­ ческих методов рентгенодиагностики Функциональные и лабораторные методы исследования... Показания и противопоказания к хирургическому лечению Предоперационная подготовка и анестезия Оперативные доступы и методы удаления опухолей и кист сре­ достения Послеоперационный период Клиника, диагностика и лечение отдельных видов опухолей и кист средостения Внутригрудные (медиастинальные) зобы Целомические кисты перикарда Опухоли из соединительной ткани Нейрогенные опухоли Тератоидные образования Бропхогенные и энтерогенные кисты Спленоз перикарда Метастатическая рабдомиосаркома средостения Ближайшие и отдаленные результаты хирургического лечения боль­ ных с опухолями и кистами средостения Хирургическая патология вилочковой железы Злокачественная миастения История развития хирургического лечения миастении Патогенез миастении Клиника миастении Диагностика миастении Лечение миастении 3 5 13 13 18 24 33 54 56 59 60 68 72 72 77 85 91 106 116 122 124 126 129 129 129 130 132 134.

.

Предоперационная подготовка и анестезия у больных миа­ стенией Техника тимэктомии 139 Особенности послеоперационного периода после тимэкто­ мии у больных миастенией 141 Ближайшие и отдаленные результаты тимэктомии... 143 Опухоли и кисты вилочковой железы 146 Заключение Литература 152 Овнатанян Каро Томасович, Кравец Василий Митрофанович ОПУХОЛИ И КИСТЫ СРЕДОСТЕНИЯ (включая патологию вилочковой железы) Научный редактор Д. Ф. Скрипниченко Редакторы издательства И. М. Грубрина, Р. Б. Дзержинский Оформление художника Г. Al. Балюна Художественный редактор А. И. Гуленко Технический редактор В. П. Бойко Корректоры Л. Г. Пух, Л. В. Пасемко БФ 10290. Зак. 176. Сдано в набор 28/IV 1971. Подписано к печати 24/IX 1971. Формат 60X84V>«. Тираж 2500. Учетн.-издат. лист. 12,26. Физ. печ. лист. 10,25+3,375 вкл. = 13,625. Усл. печ. лист. 12,67. Бумага № 1. Цена 1 руб. 87 коп. Издательство «Здоров'я», г. Киев, ул. Кирова, 7. Книжная фабрика «Октябрь» Комитета по печати при Совете Министров УССР, Киев, ул. Артема, 23а.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.