WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 |

«К. Т. ОВНАТАНЯН, В. М. КРАВЕЦ ОПУХОЛИ И КИСТЫ СРЕДОСТЕНИЯ (ВКЛЮЧАЯ ПАТОЛОГИЮ ЖЕЛЕЗЫ) ВИЛОЧКОВОЙ „ЗДОРОВ'Я", КИЕВ-1971 617.3 0-31 УДК 616.27—006 Хирургическое лечение опухолей и кист ...»

-- [ Страница 2 ] --

В тех случаях, когда диагноз остается неясным, несмотря на использование всех доступных методов диагностики, возникает вопрос о показаниях к диагностической торакотомии. Этот вид показаний мы относим к абсолютным из следующих соображе­ ний. Во-первых, патологическое тенеобразование может оказать­ ся злокачественной опухолью. Во-вторых, патологическая тень может иметь доброкачественную структуру. И в том, и в другом случаях операция абсолютно показана. С другой стороны, обна­ руженный неопухолевый процесс также может оказаться патоло­ гическим, лечить который можно только хирургическим путем. Руководствуясь вышеизложенным, абсолютные показания к операции мы выявили у 166 больных. К диагностической тора­ котомии прибегли у 41 больного. У 1 из них оказалась парастернальная грыжа, в связи с чем произведена пластика грыжевых ворот диафрагмы. У 3 больных обнаружена аневризма аорты. 6 больным произведена резекция легких по поводу опухолей и эхи­ нококковой кисты и у 2 больных обнаружены и удалены опухоли пищевода. У 29 больных действительно оказались опухоли и кисты средостения. По относительным показаниям произведено 30 операций. У 26 больных был избыточный вес от 10 до 30 кг. У них же наблюда­ лось снижение жизненной емкости легких от 72 до 48%- Кроме того, у 2 больных с опухолями переднего средостения имело место снижение жизненной емкости легких от 40 до 34%, у 2 больных был общий атеросклероз и коронарокардиосклероз II степени. 29 больных данной группы хорошо перенесли оперативное вме­ шательство, и послеоперационный период протекал у них гладко. Лишь 1 больной умер в ближайшее время после операции от сер­ дечно-легочной недостаточности.

Больная П., 64 лет, поступила в клинику 14/IV 1965 г. с жалобами на му­ чительный сухой кашель, давящие боли за грудиной, ощущение сердцебиения, затрудненное дыхание и глотание. Считает себя больной около 24 лет, когда впервые обнаружила в области шеи припухлость. Два года назад появились указанные выше симптомы, а при рентгенологическом исследовании выявлена патологическая тень в средо­ стении. На основании клинико-рентгенологических данных установлено, что у больной имеется загрудинный зоб, сдавливающий трахею, пищевод, а также медиастинальные сосуды. Сопутствующие заболевания: атеросклероз аорты, коронарокардиосклероз II степени. Пневмосклероз. Дыхательная недостаточ­ ность II степени (жизненная емкость легких составляет 34%, минутный объем дыхания — 284%, снижение скорости кровотока «легкие — ухо» — до 13 секунд). В связи с прогрессирующим ухудшением состояния больной в течение по­ следних 4 месяцев, несмотря на пожилой возраст, избыточный вес (15 кг) ii серьезные изменения со стороны сердечно-сосудистой и дыхательной систем, 27/IV 1965 г. было предпринято оперативное вмешательство — продольная сре­ динная стернотомия по Milton, удаление загрудинного зоба. Послеоперацион­ ное течение гладкое. Выздоровление. При контрольном обследовании через 4,5 года после операции самочувствие хорошее.

Предоперационная подготовка и анестезия Подготовка больных с опухолями и кистами средостения к оперативному вмешательству не отличается применением ка­ ких-либо специальных мероприятий. Вопросы предоперационной подготовки решаются индивидуально с учетом нарушений функ­ ционального, обменного и другого характера, которые получены при общем обследовании больного. Больные, у которых обнару­ живаются нормальные показатели крови, внешнего дыхания, сердечно-сосудистой системы, в специальной подготовке не нуж­ даются. Подготовка к операции заключается в лечебных мероприя­ тиях, которые направлены на повышение общей устойчивости организма к предстоящей операционной травме и специальном лечении соответственно выявленным сопутствующим заболе­ ваниям. Общие лечебные мероприятия заключаются в назначении оксигенотерапии, витаминов, глюкозы, седативных средств. Про­ изводится санация ротовой полости. Важное значение имеет пси­ хический настрой больных. Специальные лечебные мероприятия мы применяли при обнаружении сопутствующих заболеваний: гипертонической болезни, атеросклероза аорты, коронарокардиосклероза II степени, стенокардии, сахарного диабета, хрони­ ческого гепатита, тиреотоксикоза, эмфиземы легких, эндобронхита. При выявлении тех или иных сдвигов в белковых фракциях, содержании билирубина применялось соответствующее лечение. Мы широко используем переливание белковых плазмозаменителей, прямые и непрямые гемотрансфузии, комплекс витаминов, глюкозотерапию. Благодаря блестящим успехам анестезиологии, внедрению интубациониого наркоза и применению миорелаксантов, из прак­ тики хирургии средостения в значительной степени вытеснена местная анестезия. В нашей клинике этот вид обезболивания стали применять с 1957 г. Он использован при удалении опухолей и кист средо стения у 223 больных. Только у одного больного применен масочный эфирно-кислородный наркоз, а у другого — инфильтрационная новокаиновая анестезия. Местную анестезию как дополнительный метод при общем обезболивании мы не применяли. Эндотрахеальный наркоз с применением мышечных релаксан­ тов является основным видом анестезии при операциях по поводу опухолей и кист средостения. Премедикация проста. Вечером накануне дня операции больные получают седативные медика­ менты (триоксазин, андаксин, мепробамат). За 30 минут до на­ чала анестезии подкожно вводят 1 мл 2% раствора промедола и 1 мл 0,1 % раствора атропина. Методика интубационного наркоза состоит из вводного вну­ тривенного наркоза (тиопентал, интранаркон, гексенал), введения релаксантов короткого действия, оротрахеальной интубации и управляемого дыхания с помощью аппаратов RPR, PO-1, АН-4, УНАП-2 и др. Наркоз осуществляют с помощью эфирно-кислородной смеси или закиси азота в комбинации с эфиром при постоянной подаче кислорода. Мышечную релаксацию поддерживают путем введе­ ния миорелаксантов деполяризующего действия (листенон, дитилин, миорелаксин) либо конкурентного типа (диплацин, тубарин). Наркоз поддерживают на стадии I 3 —IIIj. После окончания опе­ рации, пробуждения и восстановления адекватного дыхания боль­ ных переводят в палату.

Оперативные доступы и методы удаления опухолей и кист средостения Хирургическое лечение опухолей и кист средостения — свое­ образный раздел торакальной хирургии. Особенности этого рода операций заключаются в том, что часто объем их и технические трудности выясняются в ходе оперативного вмешательства. Это зависит от глубины залегания патологического очага, характера процесса, отношения медиастинального новообразования к жиз­ ненно важным органам, выбора оперативного доступа и др. История хирургического лечения опухолей и кист средостения свидетельствует о том, что на раннем этапе его развития выбору оперативного подхода должного внимания не уделялось. Страх перед вскрытием плевральной полости и возможными последу ющими осложнениями вынуждал хирурга ограничиваться при­ менением недостаточных оперативных доступов, в результате которых радикальное оперативное вмешательство, как правило, становилось невозможным, а последствия его были мало утеши­ тельными. Для оперативного вмешательства на заднем средостении в 1888 г. И. И. Насилов разработал заднюю медиастинотомию, применяемую в последующем А. Р. Войно-Сяножецким (1902), Sauerbruch (1914) и др. В настоящее время к этому доступу по­ чти никто не прибегает. В 1900 г. В. Д. Добромыслов предложил чресплевральный доступ. По мере развития и совершенствования торакальной хирургии этот доступ занял основное место среди других и стал методом выбора при внутригрудных оперативных вмешательствах. В настоящее время большинство хирургов отказались от трав­ матичных доступов, при которых производится резекция несколь­ ких ребер, ключицы, грудины или формирование мышечно-реберного лоскута (Ю. Ю. Джанелидзе, 1953, и др.). Значительно распространены различного рода трансплевраль­ ные доступы к патологическим образованиям, локализованным в средостении (В. И. Казанский, 1946;

Б. К. Осипов, 1960, и др.). A. Н. Бакулев (1954), Л. К. Ролик (1958), Б. В. Петровский (1960) пропагандируют боковой траисплевральный доступ. Среди чресплевральных доступов применяют различного вида торакотомии: переднебоковую, заднебоковую или боковую. B. Н. Гольдберг (1960), Б. К. Осипов (1960), А. Н. Бакулев, Р. С. Колесникова (1967) и другие при опухолях и кистах перед­ него средостения применяют переднебоковой, а при медиастинальных новообразованиях заднего средостения — заднебоковой трансплевральный доступ. При этом торакотомию производят на разных уровнях грудной клетки в зависимости от хирургической задачи. Нередко пересекают 1—2 реберных хряща. При заднебоковом доступе — пересекают или резецируют фрагменты 1—2 ребер. Этим достигается достаточная ширина доступа. Показания к пересечению ребер ставятся в зависимости от возраста и степе­ ни ригидности скелета грудной клетки. Ряд американских хирургов (Harrington, 1935;

Herlitzka, Gale, 1958, и др.) для удаления опухолей и кист как заднего, так и переднего средостения рекомендуют пользоваться заднебоковым доступом, обеспечивающим достаточную экспозицию в глу­ бине операционного поля и большую герметичность при закрытии раны.

Для опухолей и кист шейно-медиастинальной локализации большинство отечественных и зарубежных хирургов применяют шейный доступ по Kocher или Sauerbruch, прибегая при необхо­ димости к расщеплению грудины или резекции ее части. При огромных опухолях переднего средостения, вдающихся на значительном протяжении в обе плевральные полости, Block в 1882 г. предложил чрездвухплевральный доступ. Многие хирурги Советского Союза (В. Н. Гольдберг, I960;

Б. В. Петровский, 1960, и др.) применяют доступ поперечного се­ чения грудины. При срединном расположении новообразования в переднем средостении все чаще применяют продольную стернотомию. Сле­ дует отметить, что срединную тотальную стернотомию в продоль­ ном направлении впервые с успехом применил Milton в 1897 г. в Каире. Долгие годы этот доступ не применяли. Лишь в послед­ нее десятилетие благодаря бурному развитию торакальной хирургии чрезгрудинный продольный доступ по праву занял должное место среди других внутригрудных подходов (Р. С. Ко­ лесникова, 1965;

М. И. Кузин, 1965, и др.). В нашей клинике придается огромное значение рациональным доступам к новообразованиям средостения. На первых порах хирургического лечения опухолей и кист средостения мы применяли переднебоковую торакотомию при локализации патологического очага в переднем средостении и заднебоковую — при заднемедиастинальном расположении но­ вообразования. У одной из больных было резецировано 4 ребра на протяжении 12—15 см, удалена ганглионеврома заднего сре­ достения;

при контрольном обследовании состояние больной хорошее. В дальнейшем, как правило, применяли пересечение ре­ берных хрящей или ребер в зависимости от вида доступа — пе­ реднего или заднего, что обеспечивало достаточную ширину раны. С 1964 г. в связи с внедрением К. Т. Овнатаняном ранорасширителей специальной конструкции, изготовленных из электрон­ ной стали и основанных на принципе прочного замка, удержи­ вающего бранши инструмента, мы перешли к переднебоковой торакотомии без дополнительного пересечения ребер. Введение в хирургическую практику таких торакорасширителей полностью гарантирует широкий доступ к средостению и не создает какихлибо технических затруднений при удалении опухоли, независимо от глубины ее залегания. Основываясь на принципах конструкции вышеотмеченных ранорасширителей, в клинике внедрено использование четырех лопастного стернорасширителя. Этот ранорасширитель применя­ ется при выполнении тимэктомии. Использование современной анестезии, и в частности эндотрахеального наркоза, создает все необходимые условия для вы­ полнения операции в любом отделе средостения, ибо отключенное и коллабированное легкое не мешает свободному обзору зоны или области медиастинального патологического процесса. Подводя итоги применению оперативных доступов (табл. 1), мы использовали переднебоковую торакотомию у 139 больных, в том числе у 35 больных с локализацией патологического очага в заднем средостении. У 138 оперированных торакотомия произ­ ведена без нарушения скелета грудной стенки и лишь у 1 боль­ ного — с резекцией 4 ребер. Заднебоковая торакотомия с пере­ сечением или резекцией небольших участков 1—2 ребер произве­ дена у 17 больных. Продольную тотальную стернотомию мы применили у 55 больных. Показанием к ее применению явилось срединное положение патологического образования, которое н и локализовалось непосредственно за грудиной или же одинаково выступало в обе плевральные полости. Трансплевральный доступ при срединных опухолевых процес­ сах, которые распространяются на обе плевральные полости, не может считаться рациональным, а выполнение радикальной опе­ рации становится просто невозможным. Внедрение в клинике интубационного наркоза с 1957 г. полно­ стью обезопасило срединную стернотомию, при которой нередко возникает опасность повреждения обоих листков медиастинальной плевры. Двусторонний пневмоторакс в условиях современ­ ного обезболивания не опасен, так как его можно ликвидировать в конце операции одним из известных способов (швы на плевру, пневмопексия, сшивание обоих легких, по Б. В. Петровскому, и др.). У 1 больного с огромной кистой передневерхнего средостения, выступающей на шею, мы применили комбинированную стерно­ томию с продольным рассечением рукоятки грудины и попереч­ ным пересечением ее на уровне III межреберья. У остальных 6 больных при аналогичном расположении патологического очага удалось ограничиться шейным доступом. Этот же подход мы при­ менили у 4 больных для биопсии надключичных лимфоузлов. У 2 больных с шейно-медиастинальной локализацией зоба мы прибегли к шейному доступу в комбинации с переднебоковой торакотомией, а у 1 продольная стернотомия дополнена шейным разрезом. У 1 больной для удаления внутрипозвоиочной локали­ зации опухоли произведена ламинэктомия. Наряду с использованием удобных в конструктивном отноше­ нии ранорасширителей, свободному и широкому оперативному доступу способствует правильная укладка больного на операци­ онном столе. С этой целью под спину, грудь или вдоль позвоноч­ ника подкладывают валик, благодаря чему значительно улучша­ ется экспозиция при одном и том же подходе. Удачно выбранный операционный доступ, как правило, определяет быстроту выпол­ нения и качество самой операции. Основным правилом хирургического вмешательства при опу­ холях и кистах средостения является одномоментное и полное удаление патологического очага. Нередко в силу выраженных воспалительных явлений как в самом патологическом образова­ нии средостения, так и в окружающих его органах, приходится удалять опухоль или кисту одним блоком вместе с пораженной частью легкого, перикарда, диафрагмы, пищевода или участком магистрального кровеносного сосуда.

В тех случаях, когда состояние больного не позволяет произ­ вести радикальную операцию или имеется опухолевая инфиль­ трация медиастинальных органов и метастазы в лимфоузлы сре­ достения, оперативное вмешательство ограничивается пробной торакотомией с биопсией. В нашей клинике по поводу опухолей и кист средостения, включая гиперплазию тимуса, были проведены следующие виды операций (табл. 2).

Таблица Данные табл. 2 свидетельствуют о том, что у 193 из 225 боль­ ных выполнены радикальные оперативные вмешательства, в том числе у 7 больных со злокачественными опухолями средостения (у 4 из них не выявлены метастазы и рецидивы на протяжении от 4 до 7 лет). Радикальные операции бывают различной степени сложности в зависимости от размеров опухоли, ее локализации и наличия тех или иных осложнений. При сравнительно небольших и неосложненных медиастиналь­ ных новообразованиях операция не представляет большого труда.

6 " Для лучшего выделения опухоли или кисты мы применяем газо­ вую и гидравлическую препаровку. Непосредственно перед вскры­ тием грудной полости путем пункции переднего средостения под мечевидный отросток грудины вводим до 1000 см3 кислорода. По вскрытии плевральной полости под медиастинальную плевру в районе патологического образования вводим до 100 мл 0,25% ра­ створа новокаина. Эти меры в значительной степени облегчают отделение опухоли или кисты от окружающих органов и тканей и способствуют более быстрому и свободному удалению патоло­ гического очага. Выделение крупных и особенно инфицированных кист и опу­ холей представляет порой значительные трудности. Если сраще­ ния очень прочные и разделение их приведет к нарушению цело­ сти жизненно важных органов или крупных сосудов, допустимо рассечение опухоли или кисты и удаление ее по частям с возмож­ ным оставлением части ее стенки. В таком случае обязательным условием является соскабливание выстилки на оставшемся уча­ стке с последующим прижиганием его карболовой кислотой. Б. В. Петровский рекомендует вскрывать трудноудалимые, громадные медиастинальные кисты, аспирировать их содержимое и затем изнутри кистозной полости производить инфильтрацию новокаином окружающих тканей средостения. Выполненная та­ ким образом гидравлическая препаровка облегчает дальнейшее иссечение оболочки кисты. Во избежание инфицирования средо­ стения и плевральной полости в подобных случаях кисту обкла­ дывают тампонами и удаляют с помощью режущих инструментов. Если медиастинальное новообразование интимно сращено с ле­ гочной тканью и не представляется возможным разделить эти сращения без грубого повреждения легкого, а также при наличии выраженных воспалительных изменений в легочной паренхиме, при прорастании легкого, особенно элементов корня злокачест­ венной опухолью, приходится прибегать к удалению опухоли или кисты вместе с частью, а иногда и со всем легким. Полное удаление опухоли с резекцией легкого мы произвели у 9 больных, в том числе 3 из них пульмонэктомию. Кроме того, у 3 больных удалена лишь часть опухоли вместе с долей или дву­ мя долями легкого. В редких случаях удаляют патологическое образование из средостения по частям, то есть по методу кускования. При наличии более или менее свежего кистозно-бронхиального свища, неосложненного гнойным процессом в легких, операция может быть сведена к выделению кисты из сращений, отсечению ее от легкого и ушиванию бронхиального свища рядом тонких шелковых швов с последующей плевризацией или сшиванием над ним легочной ткани. Подобные операции мы выполнили у 2 больных;

исход благоприятный. Аналогичные наблюдения при­ ведены Б. В. Петровским (1954), В. Н. Гольдберг (1960). При прорастании опухолью перикарда необходимо вскрывать его полость и иссекать в пределах здоровых тканей. Небольшие дефекты околосердечной сорочки могут быть оставлены без уши­ вания. Иссечение больших участков перикарда требует после себя обязательного ушивания раны и при значительных дефектах во избежание пролабирования сердца — аллопластики.

У больного С. резекция перикарда произведена в связи с интимным его сращением на обширном участке с опухолевидным образованием (еплеяоз перикарда). Образовавшийся дефект размером 8x5x5 см удалось ликвидиро­ вать подшиванием полихлорвинилового лоскута. Послеоперационный период сопровождался длительной внутриплевральной экссудацией, излеченной внутриплевральными аспирациями.

При медиастинально-позвоночной локализации нейрогенных опухолей с явлениями сдавления спинного мозга в первую оче­ редь подлежит удалению внутриспинальная часть опухоли путем ламинэктомии, а затем предпринимается экстирпация медиастинальной части в один этап с первой операцией или через несколь­ ко дней после нее, в зависимости от состояния больного.

У больной М, 59 лет, 25/П 1965 г. вначале была удалена внутрипозвоночная часть нейриномы, после чего восстановилась функция тазовых органов и нижних конечностей. 24/VI 1966 г. произведена экстирпация медиастинального участка нейри­ номы. При контрольном обследовании спустя 1 год после операции — здорова.

При операциях на средостении особенно тщательно следует соблюдать асептику. В случае инфицирования средостения или плевральной полости необходимо обильное орошение антибио­ тиками. Особого внимания заслуживает вопрос герметичного ушивания раны грудной стенки, что достигается фиксированием рассеченного межреберья толстым кетгутом и послойным ушива­ нием раны наглухо. Существуют различные способы сшивания грудины: шелком, капроном, леской, проволочными швами, скобками. Мы считаем вполне достаточным сшивание краев грудины узловыми шелко­ выми и кетгутовыми швами. Подобные сшивания грудины у всех 55 больных закончилось полной консолидацией. Вопрос о дренировании плевральной полости до настоящего времени окончательно не решен. При гладко прошедших опера г.* циях многие хирурги дренаж не применяют, а тщательно отсасы­ вают воздух и жидкость из плевральной полости путем плевраль­ ных пункций. Мы всегда заканчиваем внутригрудную операцию дрениро­ ванием плевральной полости. Благодаря вакуум-системе в плевральной полости создается отрицательное давление, способ­ ствующее быстрейшему выведению из нее воздуха и жидкости, а также расправлению легкого. Через дренаж в плевральную полость вводят антибиотики. Удаляют его спустя 24—48 часов, когда обычно полностью расправляется легкое и прекращается выделение жидкости из плевральной полости. Послеоперационный период Ведение послеоперационного периода связано с определен­ ными трудностями. После операции больные получают увлажненный кислород, ингаляции антибиотиков, соды и химотрипсина, камфору, стро­ фантин, корглюкон (в зависимости от частоты сердечных сокра­ щений), 40% раствор глюкозы с витаминами С и В] внутривенно, обезболивающие средства (2% раствор промедола, 50% раствор анальгина), антибиотики парентерально с учетом чувствитель­ ности микрофлоры. Таким образом, при гладком течении после­ операционного периода лечебные мероприятия ограничиваются профилактикой сердечно-сосудистых и дыхательных расстройств, инфекции, борьбой с болями. При нарушении водноэлектролитного баланса, щелочного резерва соответственно назначают препараты калия, хлориды, соду. Учет количества выпитой и выведенной жидкости позволяет своевременно производить кор­ рекцию водного баланса. При явлениях олигурии исследуется содержание остаточного азота, мочевины и электролитов крови. Лечение проявлений почечной недостаточности заключается в повторных вливаниях 20% раствора глюкозы по 200 мл с вита­ минами Bj, В6, С, маннитола, гидрокортизона. Основное внимание уделяется состоянию легких после опера­ ции (В. С. Карпенко, А. М. Тарнопольский, В. М. Кравец, 1966). С этой целью в плевральной полости создается эффективное разрежение с помощью вакуум-аппарата. Дренаж из плевраль­ ной полости извлекают на следующие сутки, если разрежение стойко удерживается. В этот же день производят рентгеноскопию грудной клетки. Рентгенологический контроль в последующие сутки начинают в зависимости от общего состояния больного, данных аускультации. При наличии в плевральной полости вбздуха и экссудата производят пункцию плевральной полости с аспирацией содержимого и введением антибиотиков. У некоторых больных в послеоперационном периоде усилива­ ется секреция в трахеобронхиальных путях, что приводит к дыхательной гипоксии. В этих случаях мы широко пользовались эндотрахеальным введением антибиотиков на физиологическом растворе путем прокола трахеи. При неэффективности этих мероприятий и рентгенологических признаках ателектаза мы немедленно применяем лечебную бронхоскопию под наркозом. При этом наряду с тщательным туалетом бронхиального дере­ ва производим раздувание легких через бронхоскоп. Так, у одного больного лечебную бронхоскопию мы применили 2 раза, пока не было достигнуто полное расправление легких и не восстанови­ лось самостоятельное дыхание и кашлевой рефлекс. Обычно очи­ щение трахеобронхиального дерева от секрета удается с помо­ щью внутритрахеального введения антибиотиков и аппарата «Искусственный кашель» путем усиления активного выдоха. Ингаляции с хемотрипсином способствуют разжижению бронхи­ ального секрета. Кровопотерю восполняют во время операции, поэтому перели­ вание крови обычно применяем для стимуляции в послеопераци­ онном периоде. Повышение температуры в первые трое суток — обычное явление, однако если температура становится выше, чем в предыдущие 2 дня после операции, и удерживается в после­ дующем, это свидетельствует о присоединении инфекции. Поэто­ му мы производили ревизию раны, рентгеноскопию грудной клетки, осматривали вены, через которые вливали жидкости или проводили анестезию. При исключении экстраторакальных при­ чин повышения температуры основное внимание уделялось лече­ нию начинающейся пневмонии, рентгенологические признаки которой могут отсутствовать в первые дни. Важное значение приобретают данные аускультации, частота дыхания и пульса, состояние кожных покровов, адинамия. Пневмония, как ослож­ нение после операции по поводу новообразований средостения, имела место у 9 больных. Флебиты и тромбофлебиты вен нижних конечностей мы на­ блюдали у 4 больных. Среди осложнений, связанных с техничес­ кими погрешностями при укладке больных на операционном столе, мы наблюдали плекситы (6 больных). Травматические плекситы отличаются торпидным течением, что нередко несколь­ ко задерживает выздоровление больных несмотря на полный благополучный исход хирургического лечения основного заболе­ вания. Лечение плекситов заключалось в назначении прозерина, витаминов, алоэ и стекловидного тела, пирабутола (бутадиона, реопирина), массажа, ЛФК- В среднем лечение плексита зани­ мает 3—4 недели. У 18 больных после перенесенной операции мы наблюдали явления астенизации. У таких больных нарушается сон, появля­ ется раздражительность, быстрая утомляемость, отсутствие ап­ петита, подавленное настроение и другие проявления психогенно­ го дискомфорта. Лечение заключалось в назначении седативных средств (бромиды, андаксин и др.), переливаний крови, плазмы, применении гормональных анаболитов (метиландростендиол), препаратов китайского лимонника, женьшеня, пантокрина, вита­ минов группы В, лечебной физкультуры. В последующем после выписки из больницы показано санаторно-курортное лечение. После заживления раны у 7 больных имела место длитель­ ная экссудация в плевральную полость на стороне операции (реактивный плеврит). Обычно в экссудате количество лейкоци­ тов не превышает 10—20 в поле зрения. Введение антибиотиков в плевральную полость усиливает экссудацию. Наилучшие результаты дает десенсибилизирующая терапия (вливание 10% раствора хлористого кальция, супрастина). Местно в плевраль­ ную 'полость мы вводили по 50—100 мг гидрокортизона 1 раз в неделю, что привело к значительному уменьшению экссудации в ближайшие дни, а затем к ее ликвидации. Нагноение раны имело место у 5 больных в связи с незаме­ ченной серомой или гематомой. При этом мы снимали частично швы и производили обкалывание краев раны раствором антибио­ тиков. Тяжелые осложнения послеоперационного периода наблюда­ лись у 5 больных и явились одной из причин смертельного исхода. У одной больной во время операции имело место повреждение безымянной вены и двусторонний пневмоторакс в связи с повреж­ дением обеих медиастинальных плевр. Это осложнение не было распознано в послеоперационном периоде. Состояние больной было крайне тяжелым и расценивалось как результат массивной кровопотери и сердечно-сосудистого коллапса. Другой больной умер от тромбоза сосудов головного мозга на 6-е сутки после операции. При вскрытии обнаружен атеросклероз с преимущественным поражением сосудов головного мозга и обширный очаг серого размягчения левой гемисферы. У третьего больного во время операции была повреждена верхняя полая вена, что сопровождалось массивной кровопотерей. После лигирования сосуда появился острый венозный застой в головном мозгу;

больной умер спустя 1 час после оперативного вмешательства. На секции установлено наличие огромной дву­ сторонней нейрогенной саркомы передне-нижнего средостения с прорастанием сердечной сорочки, легких и метастазами в лег­ кие, выраженный отек легких мозговых оболочек и вещества мозга. У четвертой больной смерть наступила от легочно-сердечной недостаточности спустя 2 суток после дренирования больших размеров нагноившейся тератоидной медиастинальной кисты. На вскрытии выявлена незрелая тератома средостения с не­ крозом и метастазами в легкие, лимфоузлы средостения и оба яичника. Кроме того, обнаружены фибринозный перикардит, зернистая дистрофия миокарда, печени, почек, левосторонний гидроторакс. У пятого больного внезапно развилась острая сер­ дечно-сосудистая и легочная недостаточность, закончившаяся ле­ тальным исходом. Непосредственными причинами смерти 3 боль­ ных с тяжелой миастенией, умерших после тимэктомии на 3-й, 5-и и 17-е сутки, оказались: обширные ателектазы легких, дву­ сторонняя аспирационная пневмония, ограниченный медиастинит на фоне часто повторяющихся миастенических и холинэргических кризов. Как видно из приведенных данных, у 8 (3,5%) из 225 боль­ ных, оперированных по поводу опухолей и кист средостения, в ближайшем послеоперационном периоде наступила смерть. Анализируя послеоперационные осложнения, закончившиеся летальным исходом, следует подчеркнуть, что у 2 из 8 умерших во время операции и на секции были выявлены злокачественные медиастинальные и внемедиастинальные опухоли с метастазами в отдаленные органы. Иноперабельное их состояние, к сожале­ нию, до операции не было выявлено, а оперативное вмешатель­ ство предпринималось по жизненным показаниям. Разумеется, в этих случаях операция была паллиативной. Прогрессирующий рост опухоли, бластоматозная интоксикация, усугубившаяся операционной травмой, явились теми отягощающими моментами, которые привели к тяжелым осложнениям, повлекшим за собой смертельный исход. Таким образом, ведение послеоперационного периода после удаления опухолей и кист средостения преследует цели своевре­ менного распознавания тех или иных осложнений и своевремен­ ной их ликвидации.

КЛИНИКА, ДИАГНОСТИКА И ЛЕЧЕНИЕ ОТДЕЛЬНЫХ ВИДОВ ОПУХОЛЕЙ И КИСТ СРЕДОСТЕНИЯ Внутригрудные (медиастинальные,) зобы Впервые в Советском Союзе внутригрудной зоб описал М. А. Чалусов (1917). Ряд исследователей отмечают, что образования, состоящие из ткани щитовидной железы, встречаются не только в загрудинном пространстве, но и в других отделах грудной клетки, значительно ниже верхней ее апертуры и в пределах заднего средостения. Топографоанатомические разнообразия внутригрудного зоба обусловливают многообразие его названий и классификаций, предложенных различными авторами (в литературе насчитыва­ ется более 45 названий и столько же классификаций). Так, Rives (1947) внутригрудной зоб делит на: I. Аберрант­ ный медиастинальный зоб. II. Субстернальньш медиастинальный зоб: 1 — полный, 2 — частичный: а) перемежающийся, б) посто­ янный. Согласно классификации Б. К- Осипова (1960), загрудинный зоб делят на 3 группы: 1) struma profunda, или, по Kocher, thyreoptosis;

2) зоб, частично расположенный в загрудинной области;

3) зоб, полностью расположенный за грудиной. Ряд авторов предложили дифференцировать интраторакально расположенный зоб в зависимости от локализации в переднем или заднем средостении. Sherman и Shahbahrami (1966), Howanietz и Strahberger (1965) называют данную патологию медиа­ стинальный зобом. Среди шейно-грудных и грудно-шейных следует различать свободные «ныряющие» зобы и вколоченные в верхнюю аперту­ ру грудной полости. По отношению к органам шеи и средостения в каждой группе выделяют следующие формы: а) превисцеральный зоб;

расположенный впереди органов шеи и средостения;

б) латеровисцеральный — сбоку от этих органов;

в) интервисце ральный — между пищеводом и трахеей;

г) ретровисцеральный— позади органов средостения. В зависимости от функционального состояния щитовидной железы различают зобы эутиреоидные, гипертиреоидные и гипотиреоидные. По клиническим формам: псевдоастматические и зобы с компрессионным синдромом верхней грудной апертуры. Кроме того, всегда указывают макроскопический характер стру­ мы (диффузная, узловая, смешанная) и степень ее увеличения: I степень — зоб размером до 15 см2 на томограмме, II — до 20 см2, III — до 30 см2, IV — до 40 см2 и V степени — свыше 40 см2. Внутригрудной зоб чаще бывает узловатым, реже — диффуз­ ным. Истинный (полный) внутригрудной зоб — довольно редкая патология средостения. Частота его по отношению к другим забо­ леваниям щитовидной железы колеблется от 0,1 до 1 %• В нашей клинике у 13 (5,7%) больных (225 больных с опухо­ лями и кистами средостения) имел место медиастинальный зоб. Возраст больных от 29 до 60 лет;

женщин — 10, мужчин — 3. Полный внутригрудной зоб мы наблюдали у 9 больных, причем у 7 из них в заднем средостении. Заднемедиастинальная локализация зоба встречается исклю­ чительно редко (Е. М. Боровой, 1964;

А. Н. Бакулев и Р. С. Колес­ никова, 1967;

А. П. Колесов с соавт., 1967, и др.). К настоящему времени советскими хирургами (включая наши 7 наблюдений) оперировано 48 больных по поводу зоба заднего средостения. По данным Wenzl и Gisel (1959), все зобы заднего средосте­ ния, описанные в литературе, располагались справа. Такое рас­ положение заднемедиастинальных струм авторы объясняют тем, что узлы, развивающиеся из левой половины щитовидной железы, при смещении вниз отклоняются вправо под влиянием левой под­ ключичной и общей сонной артерий. Вопреки этому правилу, у 1 из 7 наблюдаемых нами больных с заднемедиастинальной струмой, последняя локализовалась слева от пищевода и трахеи. Прогноз при внутригрудных зобах определяется самим харак­ тером заболевания. При локализации в пределах грудной клетки зоб не подверга­ ется спонтанному обратному развитию. Соответственно темпам увеличения зоба происходит сдавление жизненно важных орга­ нов с опасными нарушениями их функции (компрессия трахеи с последующей асфиксией и др.).

Явления компрессии органов средостения при медиастинальном зобе мы наблюдали у 2 больных. Подобные наблюдения описали А. А. Коляденко (1962), Hherman и Shahbahrami (1966). По данным М. И. Перельмана и А. С. Домрачева (1968), у 8 из 90 больных, оперированных по поводу доброкачественного внутригрудного зоба, был злокачественный медиастинальный зоб. При внутригрудном зобе возможно развитие первичного рака средостения. Внутригрудной зоб развивается очень медленно и незаметно, нередко являясь случайной рентгенологической находкой. У 13 обследованных нами больных длительность заболевания была следующей: 36 лет — у 1 больного, 26 и 24 года — у 2, 12, 10, 8 и 6 лет — у 4, 5 и 3 года — у 2, от 3 недель до 1 года — у 4 больных. Ведущими клиническими симптомами являлись одышка или затрудненное дыхание различной степени (у всех 13 больных), мучительный, надсадный, чаще сухой кашель (у 4 больных), дис­ фагия (у 3 больных), боли в области сердца и ощущение сердце­ биения (у 3 больных), головные боли (у 3 больных), давящие боли за грудиной (у 5 больных), повышение температуры по ве­ черам (у 1 больного), общая слабость и утомляемость (у 3 боль­ ных). При внешнем осмотре больных с частичным внутригрудным зобом на передней поверхности шеи видна наружная часть стру­ мы. Установление диагноза в таких случаях, как правило, не представляет затруднений. Иногда зоб выступает наружу только при глотании (смещение вместе с трахеей) или в результате повышения внутригрудного давления при кашле и натуживании (так называемый ныряющий зоб). Для лучшего выявления под­ вижности зоб а в этих случаях Desaive и Dumont (1949) рекомен­ дуют проводить пробу Вальсальвы. При этом повышенное внутригрудное давление, вызванное натуживанием при закрытой голосовой щели, как бы выдавливает зоб из полости грудной клетки вверх. У 6 из 13 удавалось прощупать верхний полюс внутригрудной струмы, что в значительной степени помогло распознать данное заболевание. При полном внутригрудном зобе со слабо выражен­ ной клинической симптоматикой или бессимптомным течением основным в диагностике является рентгенологический метод ис­ следования. У подавляющего большинства больных тень внутригрудного зоба располагается в самом верхнем отделе переднего средосте­ ния: справа, слева или по средней линии.

Для зоба характерна однородность и интенсивность тени, чет­ кость ее контуров. Но иногда на жестких снимках с передержкой и томограммах выявляются плотные включения (одно наблюде­ ние). У других больных с внутригрудным зобом на рентгенограм­ мах четко определялось обызвествление капсулы. В литературе мы нашли только одно описание внутригрудного зоба с обызве­ ствлением капсулы (Lenk, 1929). Наиболее постоянным и характерным для зоба является сме­ щение и одновременное сужение трахеи (Machnik, Vogel, 1966). В той или иной мере смещение трахеи наблюдалось у 7 больных. Степень смещения зависит от локализации и величины зоба. У 3 больных, у которых зоб локализовался в заднем средосте­ нии, трахея была смещена кпереди (у одного больного вправо, у двух других — влево). Кпереди и влево трахея также была отклонена у 2 больных при локализации зоба между пищеводом и трахеей справа. У 2 больных с локализацией струмы в переднем средостении трахея отклонялась кзади. Тесная связь внутригрудного зоба с трахеей обусловливает и второй очень характерный признак — смещение патологической тени вверх при глотании. Однако он наблюдается не всегда. К то­ му же, при бронхогенных и дермоидных кистах симптом глота­ тельного перемещения тени также иногда имеет место. Помимо трахеи, нередко смещается и сужается пищевод. Сме­ щение пищевода мы наблюдали у 8 больных;

у 1 из них пищевод на протяжении 8 см был значительно сужен. Наряду с простыми методами рентгенологического исследова­ ния с дифференциально-диагностической целью мы с успехом применили у 6 больных рентгенологическое исследование на фоне искусственного пневмоторакса, у 8 больных — пневмомедиастинографию. Некоторые авторы при диагностике внутригрудного зоба при­ 131 меняют введение радиоактивного J (Б. Я Лукьянченко, 1958;

Б. К. Осипов, 1960;

Sherman и Shahbahrami, 1966, и др.). При частичных зобах небольшого размера, выступающих в переднее средостение на глубину 5—7 см, у большинства боль­ ных удается обойти нижний полюс образования тупым путем и вывихнуть его из обычного шейного разреза. Lahey (1945) из 700 операций по поводу загрудинного зоба только в 3 случаях вынужден был прибегнуть к трансторакаль­ ному доступу. У 75 из 77 больных для удаления загрудинного зоба Б. В. Петровский и его сотрудники применили нижний шей­ ный доступ. О. В. Николаев (1941), Lahey (1945), Adams (1950) и другие авторы при наличии послеоперационных рубцов на шее или низком расположении зоба и значительных размерах его рекомендуют использовать шейный разрез, но производить удале­ ние путем кускования, а при кистозном зобе — после предвари­ тельного опорожнения кисты. Последний способ впервые приме­ нил Н. Н. Еланский в 1933 г. В случаях, когда размеры загрудинно расположенного зобно­ го узла большие, исключена возможность безопасного его выви­ хивания на шею, показана и широко применяется срединная стернотомия по Milton (Sherman и Shahbahrami, 1966, наши наблюдения). В некоторых случаях, при значительных размерах щитовид­ ной железы, располагающейся в переднем средостении, ряд авторов применяют комбинированный бимануальный доступ. При этом производится первичный шейный разрез, дающий возмож­ ность подойти к верхнему полюсу образования и выделить его, и дополнительно межреберный или стернотомический разрез, благодаря чему можно обойти нижний полюс образования п путем давления снизу обеспечить вывихивание его на- шею (Ф. Г. Углов, 1951;

Lohnston, Twente, 1956, и Др.). Бимануальный доступ при внутригрудном зобе мы применили трижды. При локализации зоба в заднем средостении некоторые авто­ ры (Д. Ф. Скрипниченко и А. М. Антонов, 1960;

В. В. Орантский, 1961, и др.) рекомендуют заднебоковую торакотомию. При заднемедиастинальной локализации зоба у 6 больных мы произвели переднебоковую, а у 1 — заднебоковую торакотомию. Размеры удаленной щитовидной железы у наших больных были от 4X3 до 20X12X8 см. При гистологическом исследовании у 4 больных выявлена сосочковая кистоаденома щитовидной железы с гиалинозом стромы и обызвествлением, у 7 больных определен коллоидный зоб с участками кальцинации в одном случае, у 2 больных обнару­ жен паренхиматозный зоб с участками обызвествления и осснфикации, что не было выявлено рентгенологически. Оперативные вмешательства протекали гладко. Однако у 2 больных в ближайшем послеоперационном периоде наблюда­ лись серьезные осложнения. У 1 из них возник тромбоз сосудов головного мозга, явившийся причиной летального исхода. При изучении отдаленных результатов лечения спустя 1 — 5 лет после операции 12 оперированных пациентов признаны здоровыми.

7В Целомические кисты перикарда Впервые кисту перикарда описал Rokitanski (1852), который обнаружил ее на секции и дал название «пульсационного дивер­ тикула перикарда». По его мнению, перикардиальные кисты образуются подобно грыжам путем выпячивания серозной обо­ лочки через фиброзный листок. В дальнейшем эту гипотезу раз­ вивали Graham (1935), Е. Л. Кевеш (1952), Fell (1959) и другие, трактуя данную патологию как врожденный (истинный) дивер­ тикул перикарда на том основании, что нередко полость кисты имеет сообщение с полостью околосердечной сумки, а при даль­ нейшем развитии организма происходит отшнуровывание дивер­ тикула и формирование изолированной кисты. Термин «целомическая киста перикарда» впервые был введен в литературу Lambert в 1940 г., который представил наиболее вероятный генез этой патологии. Автор рассматривает образова­ ние кисты перикарда как результат врожденного аномального развития целомы. Кисты развиваются из оставшихся и несливающихся эмбриональных лакун мезенхимальной природы, которые в норме, сливаясь, образуют перикардиальный целом. Теория Lambert считается наиболее обоснованной, ею руко­ водствуются большинство отечественных и зарубежных авторов. Среди различных опухолей и кист средостения целомические кисты перикарда встречаются сравнительно редко. К 1950 г. Lillie с соавт, нашел в мировой литературе описание 29 случаев целомических кист перикарда. По данным Vanpeperstraet, к 1956 г. было описано уже 141 наблюдение кист перикарда. Б. В. Петровский, С. И. Бабичев и Н. Г. Батищев (1968) пред­ ставили анализ 540 наблюдений изучаемой патологии по данным мировой литературы. В отечественной литературе до января 1969 г. мы нашли опи­ сание 325 больных, успешно оперированных по поводу целоми­ ческих кист перикарда. Целомические кисты перикарда составляют от 3—4 (Ringertz, Lidholm, 1956) до 9,8—14,6% медиастинальных образований (Herlitzka u Gale, 1958, Б. К. Осипов и В. Л. Маневич, 1965);

з среднем от 5 до 8,2% (Б. В. Петровский с сотр., 1968;

Peabodv, Strug, Rives, 1954). В нашей клинике за период с 1958 по 1969 г. прооперировано 33 больных с целомическими кистами перикарда, что составляет 14,2% по отношению ко всем оперированным больным с медиастинальными новообразованиями. По возрастному составу наи большее число больных было в возрасте 30—40 лет (17 человек) и значительно реже — в возрасте 12—20 лет (5 человек). Согласно данным литературы, перикардиальные кисты чаще всего наблюдаются у лиц среднего возраста, тем не менее описа­ но это заболевание у детей 4,5 (И. Т. Тошинский с соавторами. 1968) и 6 лет J B. П. Радушкевич, 1965), а также у взрослых в возрасте 70 и даже 86 лет (Fried, 1958). Некоторые авторы отмечают, что целомические кисты пери­ карда чаще встречаются у мужчин (Н. Богданович, 1961;

Vanpeperstraete, 1956). Однако, по данным В. П. Радушкевича (1965), 9 из 12 больных были женщины. По данным В. Л. Мане­ вича (1963), соотношение женщин было 9:7, по данным 3. В. Гольберт и Г. А. Лавниковой (1965) — 10:4. Мы наблюдали с целомическими кистами перикарда 16 мужчин и 17 женщин. Целомические кисты по своему строению представляют тон­ костенные образования округлой или овальной формы, выполнен­ ные прозрачной бесцветной или слегка желтоватой жидкостью, идентичной по своему составу перикардиальной жидкости. Fried (1958) подчеркивал, что чаще всего в целомических кистах пери­ карда содержится чистая, подобно «родниковой воде», жидкость, некоторые кисты могут быть заполнены и мутной или кровяни­ стой жидкостью. Большинство авторов отмечают, что в жидкости целомических перикардиальных кист мало белка и много солей. По нашим данным, удельный вес жидкости, извлеченной из целомической кисты перикарда, составляет 1008—1009, реакция щелочная, белка 0,02—1,96 мг%, сахара 29—109 мг%, калия — 3,7—6,82 мэкв/л, натрия—134—324 мэкв/л, кальция — 2,15— 5,76 мэкв/л, магния — 0,4—2,4 мэкв/л, остаточного азота — 14,5— 21 мг%, единичные кристаллы холестерина, лейкоцитов 0—1 не во всех полях зрения, эритроцитов 0—1—2 в поле зрения, еди­ ничные перстневидные клетки. К настоящему времени патогистологическую структуру цело­ мических кист перикарда достаточно полно изучили 3. В. Голь­ берт, Г. А. Лавникова (1965), Lambert (1940), Ware и Conrad (1954), Fried (1958). Основу стенки перикардиальной кисты составляет зрелая волокнистая соединительная ткань с неболь­ шим количеством эластических волокон. Наружный слой стенки представлен рыхлой соединительной тканью с большим количест­ вом сосудов и включениями жировых клеток. В толще стенки изредка встречаются очаговые инфильтраты. Внутренняя поверх­ ность кисты выстлана однослойным, реже многослойным куби­ ческим эпителием.

Чаще всего встречаются однокамерные целомические кисты перикарда, гораздо реже — многокамерные. У 23 больных цело­ мические кисты перикарда были однокамерными, у 10 — много­ камерными. Большинство авторов отмечают, что целомические кисты пол­ ностью отшнурованы от перикарда (по данным Р. С. Колеснико­ вой, 1965,—у 11 больных, поданным В. Л. Маневича, 1963,—у 7 из 11 больных, по нашим данным — у 22 из 33 больных. Целомические кисты сообщаются с полостью перикарда сра­ внительно редко. Случаи, когда киста сообщается с перикардом узким или широким просветом, рассматриваются как дивертику­ лы перикарда (Е. Л. Кевеш, 1952;

Cullough, 1958, и др.). По данным Н. В. Левашова (1963), у 1 больного целомическая киста перикарда занимала почти четверть правой плевраль­ ной полости, а вес ее достигал 840 г. У наблюдаемых нами больных размеры целомических кист перикарда варьировали от 4X3 до 18X12X9 см. Чрезвычайно редко встречается сочетание больших размеров перикардиальной кисты с ее необычной формой и локализацией. Так, Л. В. Поташов и В. Г. Учваткин (1965) сообщили об удаленной В. И. Ко­ лесовым подковообразной целомической кисте, располагавшейся у основания сердца, и спускавшейся справа и слева от него и примыкавшей к аорте и верхней полой вене. Размеры одной половины кисты 11X7 см, другой 7X4 см. Исключительно редко перикардиальные кисты переднего средостения распространяют­ ся вверх, за пределы яремной вырезки, появляясь в области расположения щитовидной железы («псевдострумозная форма»).

Больной Щ., 38 лет, поступил в клинику 16/V 1960 г. с диагнозом: диф­ фузный зоб. Около 1 года назад появилось ощущение сдавления в горле, затрудненное глотание, отечность шеи. Общее состояние удовлетворительное. Рост 164 см, вес 54,1 кг. В области яремной вырезки грудины (больше слева) визуально и пальпаторно определяется опухолевидное образование 15ХЮ см, мягкоэластической консистенции. Кожа не изменена. При многоосевой рентгеноскопии и рентгенографии, включая пневмомедиастинографию с томографией, в передневерхнем средостении определяется интенсивная однородная патологическая тень с довольно четкими контурами, размерами 7X4 см, смещающая пищевод и трахею вправо. Диагноз: шейно-медиастинальяая форма зоба. 23/VI 1960 г. произведена операция—-верхняя стернотомия, удалена огромная тонкостен­ ная киста размером 18X12 см, заполненная янтарной жидкостью. Гистологи­ ческое исследование — целомическая киста перикарда. Выздоровление.

Излюбленной локализацией целомических кист перикарда является передний кардио-диафрагмальный угол справа и слева.

Таким образом, киста тесно прилежит к перикарду, диафрагме, легкому и передней грудной стенке. Некоторые авторы отмечают, что перикардиальные кисты чаще располагаются в правом кардио-диафрагмальном синусе (Peabodi, 1954, и др.). У 22 из 33 наблюдаемых нами больных кисты локализовались в правом кардио-диафрагмальном углу, у 9 — в левом, у 1 — в задне-нижнем средостении справа и еще у 1 — в передне-верх­ нем средостении. Весьма редко располагаются перикардиальные кисты в передне-верхнем средостении (Lillie с соавторами, 1950), а также в заднем средостении (В. Н. Гольдберг, 1960;

В. Л. Ма­ невич, 1963, и др.). Большая часть описанных перикардиальных кист была связана с перикардом непосредственно или с помощью ножки. Связь кисты с перикардом отсутствовала лишь в единич­ ных случаях (Edvards, 1926;

Lillie и др., 1950). В зависимости от локализации и взаимоотношения с сердеч­ ной сорочкой все целомические кисты перикарда мы делим на собственно перикардиальные (сообщающиеся с полостью пери­ карда), параперикардиальные (отделены от сердечной сорочки жировой прослойкой и облитерированной ножкой) и зкстраперикардиальные (атипично расположенные кисты). В определенном проценте случаев перикардиальные кисты обнаруживаются случайно при профилактическом осмотре или во время обследования по поводу другого заболевания (В. Р. Брайцев, 1960;

Б. К. Осипов, 1960, и др.). Нередко перикардиальные кисты протекают бессимптомно (в 30% — п о данным Б. В. Пет­ ровского, 1960;

в 53% — д о данным Herlitzka, Gale, 1958). Из 33 наблюдаемых нами больных 8 не предъявляли никаких жалоб. Чаще всего перикардиальные кисты сопровождаются болями в области сердца, чувством давления в груди, одышкой, сухим кашлем. У 16 больных отмечались ноющие или колющие боли в грудной клетке, на стороне поражения или в области сердца;

2 больных жаловались на головные боли;

у 7 была одышка, уси­ ливающаяся при физической нагрузке, у 5 — сухой кашель, 1 больной с огромной (18X12X9 см) целомической кистой пе­ рикарда, локализующейся в передне-верхнем средостении, жаловался на одышку, першение в горле, затрудненное глотание. У другой больной были приступы болей по типу стенокардии. После удаления целомической кисты перикарда наступило пол­ ное выздоровление. Весьма редко при этом заболевании бывает выраженный ци­ аноз и сдавление кистой органов средостения. Б. В. Петровский ко (1960) опубликовал наблюдение с выраженными явлениями сдавления аорты целомической кистой перикарда. Целомические кисты перикарда, располагающиеся в кардиодиафрагмальном углу, непосредственно прилегая к месту развет­ вления диафрагмального нерва и вагуса, вызывают боли в под­ реберье, иногда иррадиирующие в плечо и лопатку. В связи с наступающими изменениями и раздражением боль­ шого поля нейрорецепторов перикарда возникают болевые ощущения в области сердца. К тому же переполненный жидко­ стью дивертикул сдавливает легочную ткань, висцеральную и париетальную плевру, вызывая ощущение удушья, сухой кашель, а иногда и приступы бронхиальной астмы. По нашим данным, клиническая симптоматология у больных с дивертикулами перикарда такая же скудная, как и при целомических кистах. Правильная диагностика на основании толь­ ко клинических симптомов, с нашей точки зрения, невозможна. К тому же данные электрокардиографии не свидетельствуют о существенных изменениях при этих разновидностях изучаемой патологии. При обычном рентгенологическом обследовании целомическая киста перикарда выглядит как однородная тень средней интен­ сивности, полушаровидной или овальной формы, с четким верхне­ наружным и сливающимся с сердечной тенью нижне-внутренним контуром диафрагмы и обычно не отделяющейся от последних ни при многоосевом исследовании, ни на томограммах. Патоло­ гическая тень, как правило, локализуется в кардио-диафрагмальном углу и имеет передаточную пульсацию. На боковых рентге­ нограммах киста чаще всего примыкает широким основанием к передней грудной стенке и имеет форму полуовала или груши, тонким концом обращенной вверх и кзади. Иногда тень целоми­ ческой кисты меняет свою форму и положение при дыхании, на вдохе она удлиняется в вертикальном направлении и несколько суживается по горизонтали, на выдохе тень уплощается и рас­ ширяется. Более четкое контурирование тени целомической кисты выявляется на суперэкспонированных снимках или на томо­ граммах. Мы широко применяем пневмомедиастинографию, особенно пневмотомомедиастинографию. При этом газ, окаймляя кисту, от­ деляет ее от медиастинальной плевры, которая остается латеральнее, что свидетельствуете медиастинальной природе патологичес­ кого процесса. Изменение формы и положения тенеобразования при этом исследовании свидетельствует о наличии кисты.

7 У отдельных больных удается увидеть окаймленную газом кисту, которая тонкой ножкой соединена с перикардом, у других боль­ ных связь кисты с перикардом более интимная и газ не проника­ ет между ними. По нашему мнению, более эффективен субксифоидальный пневмомедиастинум, который применен у 20 больных с перикардиальными кистами. Мы вводили газ в средостение транстрахеально и пресакрально при локализации целомической кисты в заднем средостении. Большим подспорьем в постановке правильного диагноза, по нашим данным, имеет газовое контрастирование, например, одно­ моментное применение пневмомедиастинографии и искусствен­ ной пневмотораксграфии.

Больная А., 48 лет, поступила в клинику 10/1 1964 г. с жалобами на незна­ чительные боли в левой подлопаточной области. 8/ХП 1963 г. во время стационарного лечения по поводу красного лишая при рентгеноскопии грудной клетки случайно была выявлена патологическая тень в левом перикардо-диафрагмальном углу. Патологических изменений со стороны других внутренних органов не найдено. При обычном рентгенологи­ ческом исследовании в клинике в левом кардио-диафрагмальном синусе опре­ деляется округлой формы однородная, средней интенсивности тень с четким верхненаружным контуром, размером 6X3 см, находящаяся в интимной бли­ зости к перикарду, диафрагме, легкому и передней грудной стенке. Для дифференциальной диагностики между внутрилегочной и медиастинальной патологией 18/1 1964 г. больной произведено рентгенологическое ис­ следование на фоне двойного газового контрастирования (в средостение введе­ 3 но 500 см? кислорода, а в левую плевральную полость — 700 см ). При этом было установлено, что газ в средостении окаймляет патологическую тень как по наружному, так и частично по внутреннему контуру, отделяя образование от перикарда и медиастинальной плевры тонкой полоской. Газовый пузырь в плевральной полости почти полностью оттесняет нижнюю долю легкого от патологической тени, которая изменила свою форму и положение (рис. 36). Диагноз: целомическая киста перикарда слева. 29/1 1964 г. произведена операция, удалена однокамерная тонкостенная киста, заполненная прозрачной бесцветной жидкостью. Четко определялось сообщение между просветом кисты и перикарда. Кроме удаления целомичес­ кой кисты перикарда, произведена краевая резекция ателектазированного уча­ стка язычкового сегмента. Ателектаз, по-видимому, наступил от длительного сдавления кистой;

этот участок легкого не удалось расправить даже при на­ сильственной гипервентиляции с помощью наркозного аппарата. При гистоло­ гическом исследовании кисты дооперационный диагноз подтвердился. Выздо­ ровление.

Плотное прилегание патологической тени к диафрагме и пече­ ни может навести на мысль о заболеваниях диафрагмы (грыжа, релаксация, опухоль, киста) или печени (опухоль, киста и т. д.).

Диагностический пневмоперитонеум, как правило, разъясняет сомнение. В некоторых случаях для окончательного решения диагности­ ческой задачи нам приходилось применять двойное газовое кон­ трастирование брюшной и грудной полостей. В качестве примера приведем следующее наблюдение.

Больной П., 32 лет, поступил в клинику 11/ХП 1964 г. с диагнозом: опу­ холь диафрагмы. После того как случайно при профилактическом осмотре в июне 1964 г. рентгенологически у больного было выявлено затемнение в левом кардиодиафрагмальном углу, он начал жаловаться на ноющие боли в левой половине грудной клетки. При обследовании в клинике патологии со стороны внутренних органов не найдено. При многоосевой рентгеноскопии и на рентгенограммах в левом кардио-диафрагмальном углу определяется гомогенная тень овальной формы, средней интенсивности, размером 6X5X8 см с верхним полициклическим кон­ туром, плотно прилежащая к перикарду, легкому и передне-медиальному участ­ ку левого купола диафрагмы. Не совсем четко выявлен симптом радиальной пульсации: как будто бы при сердечной систоле патологическая тень уменьша­ ется, а при диастоле — увеличивается. При латероскопии установлено, что патологическая тень меняет свою форму в зависимости от положения больного. 17/ХП 1964 г. наложен левосторонний диагностический пневмоторакс (1500 см3 0 2 ) и пневмоперитонеум (1500 с м 3 0 2 ). При рентгенологическом ис­ следовании на фоне двух газовых пузырей (рис. 37) четко определяется, что диафрагма со стороны брюшной полости не изменена, легкое отодвинуто от патологической тени, последняя прочно фиксирована в кардио диафрагмальном углу и несколько сместилась в противоположную сторону вместе с сердцем. На основании комплексного рентгенологического обследования был поставлен диагноз: многокамерная целомическая киста перикарда, сообщающаяся с его полостью. Во время операции 28/ХП 1964 г. обнаружена тонкостенная, многокамер­ ная целомическая киста перикарда, которая сообщается с полостью последне­ го и сращена с диафрагмой и перекардом. Киста выделена из сращения и удалена с небольшим участком перикарда у места сообщения между кистой и перикардом (рис. 38). Гистологическое заключение — целомическая киста пе­ рикарда (рис. 39). Выздоровление.

Мы не согласны с негативным отношением В. Л. Маневича к диагностической ценности искусственного пневмоторакса. По мне­ нию автора, газ, введенный в плевральную полость, не в состоя­ нии отделить легкое от патологической тени, если последняя рас­ полагается экстрапульмонально. С помощью диагностического пневмоторакса у 6 из 7 больных нам удалось выявить экстрапульмональную локализацию патоло­ гической тени. Разумеется, диагностический пневмоторакс будет эффективным, если отсутствуют плевральные сращения. Обяза­ тельным условием в этом комплексе исследования является при­ менение латеропозиции, в частности положения Тренделенбурга.

83 7* при котором изменение формы и положения патологической тени лишний раз свидетельствует о кистозной ее природе. Если пневмомедиастинография в силу каких-либо причин неэффективна, то хорошим дифференциально-диагностическим методом, точно свидетельствующим о расположении опухоли в легком, является ангиопульмонография. С этой же целью иногда применяют бронхографию. Рекомендуемые отдельными авторами (Р. С. Колесникова, 1965, и др.) диагностические пункции для исследования пунктата и последующей контрастной пневмографии кисты вряд ли целесообразны и небезопасны. Рентгенологически выявленное тенеобразование в кардиодиафрагмальном углу чаще всего трактуется как опухоль, киста или эхинококк легкого, киста средостения, тератодермоид средо­ стения, диафрагмальная грыжа и т. д., а во время операции опре­ деляется перикардиальная киста. У 19 из 33 оперированных нами больных удалось установить правильный предоперационный диагноз целомической кисты перикарда. Кроме того, у 5 больных наряду с другими предполо­ жениями мы ставили диагноз целомической кисты перикарда. У остальных 9 больных диагнозы до операции были следующими: эхинококк нижней доли правого легкого, дермоидная киста сре­ достения, периферическая опухоль нижней доли левого легкого или опухоль левого купола диафрагмы, периферический рак нижней доли левого легкого, синдром средней доли, парастернальная грыжа, загрудинный зоб, нейрогенная опухоль заднего средо­ стения. У больной С, 15 лет, при рентгенологическом исследова­ нии вообще не была замечена тень перикардиальной кисты. Во время торакотомии киста обнаружена случайно. Оперативное вмешательство в данном случае было предпринято по поводу предполагавшегося доброкачественного образования передневерхнего средостения справа, оказавшегося тератомой. Однако, помимо тератомы, в кардио-диафрагмальном углу обнаружена целомическая киста перикарда размером 9X8,5X2 см, сообщаю­ щаяся с полостью перикарда. Оба медиастинальные образования удалены. Гистологически одно из них оказалось тератомой, дру­ гое — целомической кистой перикарда. Выздоровление. Подобные наблюдения, по-видимому, встречаются чрезвычай­ но редко. Так, А. П. Колесов с сотрудниками (1965) сообщил о 2 оперированных им больных с множественными по генезу и ло­ кализации медиастинальными новообразованиями. У одного из этих больных была найдена тимома, тератоидная киста и пара стернальная липома, у другого— внутригрудной зоб и тимома. Наблюдений сочетания рака легкого с целомическои кистой пери­ карда в литературе мы не нашли. В то же время нам удалось случайно выявить кисту перикарда у больного Д., 54 лет, опери­ рованного 18/VI 1968 г. по поводу рака правого легкого. Произ­ ведена пневмонэктомия и иссечение перикардиальной кисты с благоприятным исходом. Из-за склонности целомических кист перикарда к прогрессив­ ному росту и осложнению воспалительным процессом большин­ ство отечественных и зарубежных исследователей (Б. В. Петров­ ский, 1960;

И. И. Кальченко, В. П. Хохоля, 1968;

Harrington, 1935;

Curreri, 1949;

Blades, 1964, и др.) рекомендуют оперативное лече­ ние их даже при бессимптомном течении. Тем более операция показана при наличии соответствующей клинической симптома­ тики, как-то: болей в области сердца, аритмии, стенокардии, кровохаркания, дисфагии, одышки, желудочно-кишечных симп­ томов и т. д. До недавнего времени общепринятым считалось, что целомические кисты перикарда не подвергаются малигнизации. Однако в 1961 г. Л. С. Розенштраух впервые сообщил о злокачественном превращении целомическои кисты перикарда после двухлетнего «динамического» наблюдения больного. Мы наблюдали всех 33 больных, перенесших операцию в сроки от 1 месяца до 10,5 лет. Непосредственные и отдаленные резуль­ таты оперативного лечения хорошие и удовлетворительные. Опухоли из соединительной ткани Л и м ф о г р а н у л е м а т о з, или злокачественная грануле­ ма, называется еще болезнью Ходжкина по имени английского врача Hodgkin, впервые описавшего в 1832 г. основные признаки этого заболевания у 7 наблюдавшихся больных. И. В. Давыдовский (1938), 3. И. Манкин (1938), Н. И. Пет­ ров (1956) и другие рассматривают лимфогранулематоз как си­ стемное поражение ретикуло-эндотелиального аппарата. Мы оперировали 5 больных с лимфогранулематозом сре­ достения в возрасте от 26 до 55 лет. Из них было 3 женщины и 2 мужчин. Для медиастинального лимфогранулематоза характерно бес­ симптомное течение (3. В. Манкин, 1938). В то же время Б. Я. Лукьянченко (1958), наоборот, отмечает яркие признаки заболевания с самого начала его развития.

У 1 из 5 наблюдавшихся нами больных не было жалоб. У ос­ тальных были те или иные жалобы и признаки заболевания. Постоянные ноющие боли в грудной клетке (на стороне локали­ зации патологического процесса) — у 4 больных;

у 1 больной — приступообразные боли в области сердца, возникающие, как правило, в ночное время, у другой — обильное потоотделение, у третьего — повышение температуры. С самого начала заболевания у 95,2% больных можно обна­ ружить увеличение периферических лимфоузлов (Ф. Я. Бордюг, 1946). Чаще увеличиваются подключичные, шейные и подмышеч­ ные лимфатические узлы. У 1 из 5 больных периферические лимфоузлы были увеличе­ ны. Это обстоятельство позволило произвести биопсию у этого больного и таким образом гистологически подтвердить диагноз медиастинального лимфогранулематоза. У 2 больных спустя 2 недели — 1 месяц от начала заболева­ ния появилась осиплость голоса, что свидетельствует о вовлече­ нии в патологический процесс возвратного нерва. По мере увеличения медиастинальных лимфоузлов, появля­ ются признаки сдавления различных органов средостения, что проявляется одышкой, кашлем (сухим или со слизистой мокро­ той), который временами приобретает приступообразный харак­ тер. Подобные симптомы мы наблюдали у одного больного. Б. В. Петровский (1960) компрессионный синдром считает наиболее ранним при данного рода патологии. При распростра­ нении процесса на другие группы лимфатических узлов разви­ ваются более тяжелые клинические проявления, вплоть до син­ дрома верхней полой вены. Типичный кавасиндром при медиастинальном лимфогрануле­ матозе, выявленный при контрастном исследовании системы верхней полой вены, мы наблюдали у одного больного. По нашим данным, у 1 больной заболевание развивалось по­ степенно, у остальных 5 оно развивалось быстро (от 2 до 5 меся­ цев от начала первых клинических симптомов). Количество лей­ коцитов в крови не превышало 11 000, РОЭ была 20—61 мм в час, лимфопения — 20—10%, нейтрофилез — 72—87%. Рентгенологическая картина медиастинального лимфограну­ лематоза отличается большим полиморфизмом. По мнению Б. Я. Лукьянченко (1958) и Lenk (1929), тень при лимфогрануле­ матозе имеет двустороннюю локализацию. Э. В. Манкин (1938) считает, что заболевание всегда начина­ ется с одной и лишь позже переходит на другую сторону.

При двусторонней локализации тень почти во всех случаях асимметрична. У всех наблюдаемых нами больных с лимфогра­ нулематозом средостения патологическая тень располагалась в передне-верхнем средостении. У 2 из них тенеобразование име­ ло двустороннюю локализацию, у остальных 3 — одностороннюю. По нашим данным, изолированные формы медиастинального лим­ фогранулематоза на рентгенограммах выглядели как крупные патологические тени с характерным чередованием четких, раз­ мытых и удвоенных контуров. У 2 больных томографически были выявлены увеличенные лимфоузлы в корне легкого. Следует отметить, что рентгенологическая картина лимфогра­ нулематоза средостения очень сходна с таковой при лимфосаркоме средостения, в связи с чем окончательный диагноз следует ставить на основе клинико-рентгенологических проявлений забо­ левания, реакции на рентгеновское облучение и гистологического исследования периферических лимфоузлов. Основным видом лечения медиастинального лимфогрануле­ матоза считается глубокая рентгенотерапия, при которой наблю­ дается быстрое уменьшение размеров опухоли и на некоторый период улучшается состояние больного. Глубокую рентгенотерапию мы применили у 1 больного, у ко­ торого диагноз лимфогранулематоза доказан при гистологиче­ ском исследовании удаленного периферического лимфоузла. У 4 больных периферические лимфоузлы не были увеличены, а клинико-рентгенологические данные свидетельствовали о нали­ чии медиастинальной опухоли неясного генеза. Во время торакотомии у 3 из этих больных была выявлена плотная, неподвижная опухоль передне-верхнего средостения, прорастающая трахею, пищевод, магистральные сосуды и на значительном протяжении верхние доли легких. У одного из этих больных удалена большая часть медиастинальной опухоли вместе с верхней долей правого легкого, а у другого — резецирована бластома вместе с верхней долей левого легкого. Операции были технически очень слож­ ными. При гистологическом исследовании удаленных макропре­ паратов выявлен лимфогранулематоз. Послеоперационное тече­ ние протекало без осложнений. Интересно отметить, что несмотря на нерадикальные оперативные вмешательства в ближайшие месяцы после операции состояние больных значительно улуч­ шилось. О благоприятном влиянии хирургического лечения при медиа­ стинальной лимфогранулематозе сообщили ряд исследователей {В. Н. Гольдберг, 1960,— у 1 больной, И. С. Колесников с сотр., 1963,— у 3 больных, и др.). По данным Howanietz и Strahberger (1965), наблюдавшим 22 больных с медиастинальной формой лимфогранулематоза, трансторакальное удаление опухолевых узлов произведено у 3 больных, один из которых жил 4 года. Раньше существовала точка зрения, что хирургические вме­ шательства способствуют генерализации процесса. В последующие годы все большее число хирургов и рентге­ нологов склоняются к мысли, что оперативное удаление опухоле­ вого узла и последующая лучевая терапия дают лучшие резуль­ таты, чем другие методы лечения (И. С. Колесников с соавт., 1963;

С. И. Желудев и О. А. Ленцнер, 1967). Тем не менее, неко­ торые авторы при лимфогранулематозе оперативное вмешатель­ ство проводят редко. Так, Б. В. Петровский (1960) оперировал 1 из 22 больных с данной патологией. Л и м ф о м а (синонимы: лимфоцитома, лимфаденома, про­ стая лимфома) представляет собой новообразование лимфоидной ткани, появляющееся как в лимфатических узлах, так и в любых других органах и тканях. В отечественной литературе лимфомой обозначают реактив­ ные процессы в тканях и органах, в зарубежной — в понятие лимфомы вкладывают истинные новообразования, главным об­ разом системного порядка. В отечественной литературе о лимфоме средостения сообщили Р. С. Колесникова (1965), Б. А. Королев, И. В. Карепанова (1967). Мы также располагаем одним наблюдением подобной пато­ логии.

Больной П., 32 лет, поступил в клинику 26/1 1963 т. с подозрением на загрудинный зоб. Жалобы на сухой кашель, усиливающийся в положении на левом боку, осиплость голоса. Заболел около 1 года назад, появился сильный сухой кашель, осиплость голоса. Проводимое консервативное лечение оказалось неэффективным. В по­ следние месяцы кашель усилился. Температура нормальная. Периферические лимфоузлы не увеличены. Кожа и видимые слизистые обычной окраски. Со стороны внутренних органов патологических изменений не выявлено. Рентгенологически срединная тень на протяжении верхних 3 ребер расши­ рена (рис. 40). На суперэкспонированных снимках определяется дополнитель­ ная однородная, овальной формы тень размером 10X5 см, локализующаяся в области правого трахеобронхиального угла, оттесняющая трахею и пищевод кзади и влево. На пневмомедиастинограмме четко прослеживается полоска газа по на­ ружному контуру патологической тени. Диагноз: доброкачественная опухоль передне-верхнего средостения справа. 5/П 1963 г. во время операции из переднего средостения удалена опухоль размером 6X3X2,5 см, весом 39 г. Опухоль овальной формы, плотная с глад кой поверхностью, покрытая тонкой капсулой. На разрезе ткань опухоли жел­ товато-серого цвета с вкраплениями извести (рис. 41). Гистологически: лимфома с резкой гиперплазией клеток ретикуло-эндотелия, большим количеством "новообразованных капилляров и крупными участ­ ками гиалиноза. Выздоровление. При контрольном обследовании спустя 5 лет после операции рецидива не выявлено, продолжает работать аппаратчиком.

Л и п о м а средостения представляет собой доброкачествен­ ную опухоль из зрелой жировой ткани, состоящую из разнообраз­ ных по величине жировых клеток, отделенных друг от друга соединительнотканными прослойками. Е. В. Потемкина (1958) отмечает, что липомы составляют 2—4% всех новообразований средостения. Липомы встречаются преимущественно в зрелом возрасте, несколько чаще у женщин, чем у мужчин. Растут липомы медленно. В связи с этим длительное время клиническая симптоматика отсутствует. Позже развиваются одышка, цианоз, отеки на лице и другие признаки сдавленна органов средостения. Большинство исследователей отмечают чрезвычайную слож­ ность дооперационного распознавания липом средостения (Б. В. Петровский, 1960;

А. П. Колесов, А. Л. Избинский, 1962;

В. Л. Маневич, 1963, и др.). Необходимость оперативного лечения липом средостения ди­ ктуется различной степенью клинических проявлений заболева­ ния, а также возможностью озлокачествления медиастинальных жировых опухолей. По данным Cicciarelli, Soule, Mc Goon (1964), с 1942 г. в клинике Мауо наблюдалось 14 больных с липоматоз­ ными опухолями, из которых 8 оказались липосаркомами. В зависимости от локализации липомы средостения применя­ ют наиболее рациональный оперативный доступ. Проведенное оперативное вмешательство дает стойкое излечение больного. В то же время в литературе описаны отдельные казуистические наблюдения рецидива липомы средостения (Cicciarelli с сотр., 1964). Мы располагаем двумя наблюдениями липом средостения: у женщины 39 лет (медиастинальная липома) и у мужчины 25 лет (шейно-медиастинальная локализация липомы). Приводим одно з наших наблюдений.

Больной Л., 25 лет, поступил в клинику 6/IV 1964 г. с диагнозом: липома правой надключичной области. Считает себя больным около 3 месяцев, когда впервые обнаружил опухолевидное образование в области шеи. При обследо­ вании патологии со стороны внутренних органов не выявлено. В надключичной области справа определяется опухолевидное образование размером 4X3 см, мягко-эластической консистенции, нижний полюс которого тянется по направ­ лению к переднему средостению. Рентгенологически отмечается незначительное расширение срединной тени вправо в передне-верхнем ее отделе. Диагноз: шейно-медиастинальная липома. 17/IX 1964 г. произведена операция. В области шеи, а также в верхних отделах переднего средостения обнаружена жировая опухоль в капсуле (рис. 42). Послеоперационное течение гладкое. Выздоровление. Гистологическое заключение: липома (рис. 43).

Г е м а н г и о м а. Сосудистые опухоли средостения встреча­ ются редко (3. В. Гольберт и Г. А. Лавникова, 1965;

А. И. Баку­ лев, Р. С. Колесникова, 1967, и др.). Опухоли сосудистого генеза рассматривают как врожденный порок развития (А. А. Герке, 1963). Заболеваемость среди муж­ чин и женщин примерно одинакова. Гемангиомы встречаются как у детей, так и у взрослых. Диагностика их сложна. Эти опухоли в рентгенологическом изображении выглядят как тенеобразования с четкими контурами, малой интенсивности, однородного строения, что отличает их от нейрогенных и тератоидных опухо­ лей. Преимущественно опухоли располагаются в переднем средо­ стении, несколько реже — в задних его отделах. По клиническим признакам гемангиомы причисляются к по­ тенциально злокачественным опухолям. Хирургическое лечение гемангиомы средостения связано с определенными трудностями. По сводным данным литературы известно о 32 радикально произведенных экстирпациях (А. А. Гер­ ке, 1963). Обычно операция осложняется проффузным кровоте­ чением и заканчивается биопсией с последующей лучевой тера­ пией. В этой связи представляет интерес наше наблюдение.

Больная О., 24 лет, поступила в клинику 9/IV 1962 г. с диагнозом: опу­ холь средостения. Жалобы на боли в области сердца, одышку при физичес­ ком напряжении. Болеет с августа 1961 г., когда появились эти симптомы. При рентгеноло­ гическом исследовании легочные поля без очаговых изменений. Слева, примы­ кая к срединной тени, от I до II ребра определяется гомогенная тень с четкой наружной границей. На пневмомедиастинограмме в боковой проекции патоло­ гическая тень располагается в переднем средостении, контуры ее четкие. С предположительным диагнозом тимомы больной 19/IV 1962 г. произве­ дена операция — тотальная срединная стернотомия по Мильтону. При ревизии переднего средостения обнаружена плотная опухоль размером 9X4X4 см, ин­ тимно сращенная с основанием сердца, дугой аорты, легочной артерией и ниж­ ним краем левой безымянной вены. Поэтапно острым и тупым путем опухоль отделена от указанных образований и удалена. Послеоперационный период протекал без осложнений. Выздоровление. Осмотрена через 7 лет, практически здорова. Гистологическое исследова­ ние: кавернозная гемангиома (рис. 44).

Х о н д р о м а. Хрящевые опухоли в средостении относятся к редким наблюдениям. В литературе мы нашли сообщение о 25 хондромах средостения (В. Л. Маневич, 1963;

М. И. Перельман, А. С. Домрачев, 1968;

Heuer, Andrus, 1940;

Irmer, Ringler, 1961). Согласно сводным статистическим данным Bariety и Coury, из 3035 опухолей средостения хондромы встретились у 10 больных (хондрофибромы, хондромиксомы, остеохондромы, хондролипомы). Клиника хондромы средостения характеризуется бессимптом­ ным течением. Только при значительном увеличении опухоли могут давать симптомы медиастинальной компрессии. В редких случаях хон­ дромы подвержены малигнизации с характерным инфильтриру­ ющим ростом. Рентгенодиагностика хондромы средостения основывается на наличии характерных известковых включений, интенсивности тени и четких контуров. Хондромы преимущественно располага­ ются в заднем средостении.

Больная Ф., 25 лет, поступила в клинику 3/IX 1959 г. Жалобы на боль в левой половине грудной клетки, особенно в подключичной области. Болеет с 1954 г., когда появились отмеченные признаки болезни. В июле 1959 г. рентгенологически обнаружена патологическая тень в средостении. Рентгенологическое исследование: в верхнем отделе заднего средостения слева определяется патологическое образование размером 12X10 см, округлой фор­ мы, с четкими контурами. Структура неоднородная, с известковыми включе­ ниями. 14/Х 1959 г. произведена задневерхняя торакотомия параллельно паравертебральной линии с резекцией II, III и IV ребер и пересечением V ребра. При ревизии обнаружена плотная неподвижная опухоль, уходящая в груд­ ную апертуру на шею. Удалить опухоль полностью не представилось возмож­ ным, иссечен участок размером 4X5X2,5 см. При патогистологическом иссле­ довании (рис. 45) установлено, что опухоль состоит из гиалинового хряща, клетки которого мелкие, округлые, небольшими группами располагаются в хондроидном веществе. По периферии опухоли располагаются нежные костные балочки. Заключение: хондрома. 5/XI 1959 г. больная выписана в удовлетворительном состоянии. При кон­ трольном обследовании в 1968 г. состояние удовлетворительное, увеличения опухоли средостения не отмечается.

Нейрогенные опухоли БОЛЬШИНСТВО исследователей отмечают, что нейрогенные опу­ холи относятся к наиболее частым новообразованиям средостения и составляют 15—30% по отношению к общему числу медиастинальных опухолей и кист. У 52 (23,1%) из 225 оперированных больных по поводу опу­ холей и кист средостения мы наблюдали нейрогенные опухоли. Таким образом, они занимают второе место по частоте среди дру­ гих медиастинальных новообразований. Чаще всего нейрогенные опухоли исходят из симпатического ствола и межреберных нервов. По данным Desaive и Dumont (1949), в 93,4% случаев внутригрудные нейрогенные опухоли исходят из грудной части пограничного симпатического ствола, располагаясь в реберно-позвоночном углу. Исключительно редко нейрогенные опухоли исходят из грудного отдела блуждающего, возвратного, диафрагмального нервов, оболочек спинного мозга и других нервных образований, а также, по мнению В. Р. Брайцева (1960), из «излишков ганглиозной массы». Согласно публикациям Ringertz и Lidholm (1956), Bariety и Coury (1958), в 88—98% случаев нейрогенные опухоли локали­ зуются в заднем средостении и лишь в 2—3% — в переднем сре­ достении. По данным Santy с соавт. (1954), большинство нейрогенных опухолей переднего средостения являются злокачественными. У 46 из 53 больных, наблюдавшихся в нашей клинике, нейроген­ ные опухоли располагались в заднем средостении, у 7 — в перед­ нем, причем у 4 из них они были злокачественными. Около 80% нейрогенных опухолей располагаются в верхнем отделе ребернопозвоночного угла (Б. Я- Лукьянченко, 1958;

В. Р. Брайцев, 1960, и др.). Однако А. А. Полянцев (1962) чаще наблюдал подобную патологию в нижних отделах средостения. По нашим данным, у 39 больных опухоль локализовалась в верхнем средостении, у 14 — в нижнем. По данным Santy с соавт. (1954), 73% нейрогенных опухолей локализуются справа от позвоночника. У 30 наблюдаемых нами больных опухоль располагалась справа, у 21 — слева, у 2 они были огромных размеров (нейросаркома и симпатобластома) и выполняли обе плевральные полости. Двустороннее размещение нейрогенных опухолей встречается чрезвычайно редко (В. Р. Брайцев, 1960;

В. Н. Гольдберг, 1960;

Cesanelli, 1948, и др.). По данным Ringertz и Zidholm (1956), 20% нейрогенных опу­ холей распространялось в межпозвоночное отверстие. К- И. Пень­ ковой (1965) описал 23 собственных наблюдения нейрогенных опухолей медиастинально-позвоночной локализации. По нашим данным, лишь у 1 больной имела место нейринома в виде «песоч­ ных часов».

Чаще всего нейрогенные медиастинальные опухоли встреча­ ются у женщин: у 7 0 % — п о данным Bariety и Coury (1958), у 6 0 % — по данным Ringertz и Lidholm (1956), у 5 5 % — п о нашим данным. Основной составной частью нейрогенных опухолей являются нервные и коллагеновые волокна, клетки Шванна, остатки миелиновой оболочки, нервные клетки. Эти опухоли отличаются боль­ шим многообразием гистологической картины. При микроскопи­ ческом исследовании обнаруживаются различные сочетания и переходы от дифференцированных клеток к недифференцирован­ ным. Опухоли с преобладанием малодифференцированных клеток и содержащие небольшое количество фиброзных волокон обычно встречаются у детей и являются, как правило, злокачественными. Опухоли, состоящие из дифференцированных клеток и коллагеновых волокон, чаще бывают у взрослых и менее склонны к малигнизации. Опубликованы различные классификации нейрогенных опу­ холей средостения (Б. К. Осипов, 1953;

В. Ф. Михале, 1954;

Е. В. Потемкина, 1958;

Andrus, 1937, и др.). Более совершенную классификацию представили Э. В. Гольберт и Г. А. Лавникова (1965). Авторы этой классификации делят нейрогенные опухоли в основном на 2 большие группы. Первая группа — опухоли, исходящие из собственно нервной ткани—нервных клеток и нерв­ ных волокон: а) симпатогониомы;

б) ганглионейромы;

в) феохромоцитомы;

г) хемодектомы. В средостении эта группа опухолей развивается почти исключительно из элементов симпатической нервной системы. Вторая группа — опухоли, исходящие из оболо­ чек нервов: а) невриномы;

б) нейрофибромы;

в) нейрогенные саркомы. По клиническому течению больных с нейрогенными медиастинальными образованиями можно разделить на 4 группы. К первой группе следует отнести больных, у которых на пер­ вый план выступает неврологическая симптоматика (боль, глаз­ ные расстройства, нарушение потоотделения и дермографизма) или же более глубокие неврологические изменения, сопровожда­ ющиеся парезами и нарушением чувствительности в нижних конечностях, а также расстройством функций тазовых органов. Наиболее постоянным симптомом нейрогенных опухолей яв­ ляется боль в спине или груди, иррадиирующая по ходу межре­ берных нервов или нервных стволов плечевого сплетения По данным Herlitzka и Gale (1958), боли были у 40% больных с нейрогенными опухолями средостения.

Боли той или иной интенсивности и локализации имели место у 33 наблюдаемых нами больных. Симптом Горнера у больных этой группы наблюдали Blades (1949), Ringertz и Lindholm (1956) и др. Описаны случаи сдавления доброкачественными нейрогенными опухолями возвратного нерва (Harrington, 1935). При опухолях в виде «песочных часов» вследствие сдавления спинного мозга развиваются парезы и параличи нижних конечно­ стей, расстройство чувствительности, нарушение сухожильных рефлексов и функции тазовых органов. Мы наблюдали подобную клиническую картину у одной больной, однако после ламинэктомии и удаления внутрипозвоночного участка невриномы патоло­ гическая неврологическая симптоматика ликвидировалась. Кроме того, у 4 больных отметилось обильное потоотделение, головные боли, раздражительность, астенические явления. Во второй группе симптомы развивались в результате сда­ вления опухолью жизненно важных органов грудной полости. У 25 больных наблюдалась одышка и сухой кашель в связи со сдавленней опухолью воздухоносных путей или легочной па­ ренхимы. 7 больных жаловались на постоянные колющие боли в области сердца, связанные с механическим действием нейрогенной опухоли. У 1 больного опухоль сдавливала пищевод, что сопровождалось дисфагией. Сдавление нейрогенными опухолями: крупных медиастинальных вен встречается редко, однако мы на­ блюдали его у 6 больных как на основании клинических симпто­ мов, так и с помощью вазографических данных. В третью группу объединены симптомы, характеризующие общее состояние больного и связанные или с интоксикацией ор­ ганизма самой опухолью (особенно злокачественной), или с функ­ циональными нарушениями центральной нервной системы. У 23 больных мы отмечали слабость, утомляемость, потерю в весе, исхудание, субфебрильную температуру, плохой сон и головные боли. В четвертую группу мы отнесли больных с бессимптомным течением. Заболевание у них выявлялось случайно, чаще всего во время профилактических рентгенологических осмотров. Бессимптомное течение нейрогенных медиастинальных опу­ холей Ringertz и Lidholm (1956) наблюдали у 36 из 59 больных, Santy с соавт. (1954) —-у 21 из 48 больных, по нашим данным — у 13 из 53. Carey с соавт. (1960) на основании своих многочи­ сленных наблюдений считают, что доброкачественные нейрогенные опухоли всегда протекают бессимптомно. Сколиоз позвоночника на почве нейрогенных опухолей наблю дали В. Я. Лукьянченко (1958), В. Н. Гольдберг (1960) и др. Подобную патологию мы наблюдали у 1 больного. Согласно данным литературы, у 7б—Уб больных нейрогенные опухоли развиваются на фоне общего нейрофиброматоза Реклингаузена. В средостении обычно развиваются нейрофибромы (Ernst, 1938). Kent (1944) и Blades (1949) описали при этом, заболевании нейрофибросаркому, Santy (1954) —нейриному сре­ достения. Мы оперировали 1 больного с множеством мелких под­ кожных опухолевых узлов, оказавшихся невриномами, и разной величины новообразованиями в заднем средостении—ганглионейромами. Нейрогенные опухоли средостения, по данным различных авторов (Б. В. Петровский, 1960;

Kent, 1944;

Blades, I949;

Ackerman, 1951, и др.), подвержены малигнизации в 10—37%. У 8 (15,4%) из 53 наблюдаемых нами больных нейрогенные опухоли оказались злокачественными (нейрогенные саркомы — у 4 боль­ ных, гангионейробластомы — у 2, симптобластома —• у 1 и незре­ лая хемодектома у 1 больного). При малигнизации опухоли от­ мечаются усиление болей, нарастание слабости, исхудание, про­ грессирующее сдавление органов средостения и плевральные выпоты. Основным методом прижизненного распознавания внутригрудных нейрогенных опухолей является рентгенологический. Для рентгенологической картины нейрогенных опухолей пограничного симпатического ствола характерно, по данным большинства авто­ ров (Б. Я- Лукьянченко, 1958;

Ш. Мирганиев, 1961;

А. П. Колесов с соавт., 1968;

Lenk, 1929;

Flavell, 1952, и др.), наличие паравертебрально расположенной полуовальной или полуокруглой фор­ мы тени с четкими гладкими контурами, примыкающей к по­ звоночнику и не отделяющейся от него при полипозиционном исследовании. Внутригрудные нейрогенные опухоли средостения, как прави­ ло, одиночные. В рентгеновском изображении чаще всего они обусловливают однородную тень. В редких случаях эти опухоли обызвествляются (Б. К. Осипов, 1960;

Bucalossi с соавт., 1959;

Gremmel с соавт., 1960;

наши наблюдения). Весьма важным рентгенологическим признаком нейрогенных опухолей средостения являются деформации и узуры боковых поверхностей тел позвонков, поперечных отростков, реберных дуг, а также расширение межпозвоночных отверстий и межреберных промежутков. Особенно отчетливо эти изменения выявляются на суперэкспонированных рентгенограммах.

У 24 больных с нейрогенными опухолями мы применили пневмомедиастинографию, дополненную томографией. Следует отме­ тить, что несмотря на достаточное количество газа в средостении в связи с интимным сращением опухоли с медиастинальной плев­ рой патологическая тень весьма редко окаймляется газом по ла­ теральному ее контуру, что в значительной степени снижает диагностическую ценность данного метода при нейрогенных опу­ холях средостения. В этом отношении большее значение имеет рентгенологическое исследование на фоне искусственного пнев­ моторакса и особенно на фоне так называемого большого пнев­ моторакса, когда одномоментно в плевральную полость инсуффлируют 2000—3000 и даже до 4000 см3 кислорода. При этом полностью коллабируется легкое (при отсутствии внутриплевральных сращений), смещаются органы средостения в противо­ положную сторону, а патологическая тень, представляющая собой плотную, фиксированную к реберно-позвоночному углу опухоль, освобождается от дополнительного легочного рисунка, не меняя своей формы и положения. Этот вид исследования, как правило, дает возможность точно судить о локализации патологического процесса, а также с большей вероятностью предсказать морфоло­ гию данного заболевания. У 22 из 24 больных, которым мы с диагностической целью применили искусственный пневмоторакс, довольно четко была решена диагностическая задача и лишь у 2 больных газ в плев­ ральную полость не проник (во время операции был выявлен выраженный спаечный процесс). У 3 больных с нейрогенными опухолями переднего средостения мы с успехом применили пневмоперикардиографию с томографией. Для исключения распрост­ ранения патологического процесса на трахеобронхиальные пути, пищевод мы использовали бронхоскопию и контрастное исследо­ вание пищевода. У 4 из 7 больных благодаря примененной верх­ ней флебокаваграфии (4) и чрескостной азиго-гемиазигографии (3) было выявлено сдавление и прорастание опухоли в крупные вены средостения. С целью изучения расстройства центрального лимфооттока у 2 больных с нейрогенными медиастинальными образованиями, локализующимися слева, мы применили контра­ стное исследование лимфатического грудного протока. Причем для более углубленного изучения как центрального лимфоот­ тока, так и системы верхней полой вены мы у ряда больных одномоментно выполняли верхнюю флебокаваграфию и прямую лимфографию грудного протока. На основании только рентгено­ логической картины почти невозможно определить разновидность •л, нейрогенной медиастинальной опухоли. Эту задачу можно решить при комплексном клинико-рентгенологическом и гистологическом исследовании патологического процесса. Злокачественные нейрогенные опухоли на первых этапах раз­ вития имеют те же рентгенологические признаки, что и доброка­ чественные. Быстрое увеличение тени, появление нечетких границ, полицикличность контуров, инфильтрация опухолью окружающих тканей и органов являются признаками далеко зашедшего злокачественного процесса, когда оперативное вмешательство оказывается уже безуспешным. В связи с этим почти все авторы отказались от рентгенологического наблюдения и выжидания, рекомендуя раннее оперативное вмешательство. В этом вопросе следует придерживаться точки зрения А. Н. Бакулева (1954): «...неврогенную опухоль средостения безопаснее радикально уда­ лить, чем ее оставить». Отдельные виды нейрогенных опухолей имеют свои особен­ ности, поэтому мы считаем необходимым дать им краткую харак­ теристику. К опухолям, исходящим из собственно нервной ткани (клеток и волокон), относятся ганглионейромы, симпатогониомы, ганглионейробластомы, хемодектомы и феохромоцитомы. Г а н г л и о н е й р о м а представляет собой доброкачествен­ ную зрелую опухоль, состоящую из элементов нервных ганглиев: ганглиозных клеток, нервных волокон и клеток глии. Исходят эти опухоли из пограничного симпатического ствола, межпозво­ ночных узлов, симпатических волокон межреберных нервов. Рас­ полагаются они в реберно-позвоночной борозде под плеврой и очень редко в переднем средостении. Ганглионейрому грудного симпатического ствола впервые опи­ сал Loretz в 1870 г. К 1951 г. Ringertz и Lidholm (1956) нашли в мировой литературе описание 90 наблюдений ганглионейром сре­ достения. По данным В. И. Маслова (1961), среди нейрогенных опухолей средостения ганглионейромы встречаются в 25—40%. А. П. Колесов с соавт. (1967) отмечали 52 (14,5%) нейрогенных опухоли (из 357 морфологически изученных медиастинальных новообразований). Среди них было 18 (34,6%) ганглионейром. Мы прооперировали 12 больных с ганглионейромами средо­ стения, что составляет 22,6% всех нейрогенных медиастинальных опухолей. Обычно ганглионейрома округлой формы, реже продолгова­ тая, плотно-эластической консистенции, на широкой ножке, в кап­ суле. На разрезе эти опухоли серого или желто-серого цвета, мало васкуляризованы. Растут медленно и не дают метастазов.

8 По данным Б. В. Петровского (1960), ганглионейромы бывают от 1—2 до 25—40 см в диаметре, весом до 6 кг. Мы оперировали 19-летнего больного с ганглионейромой зад­ него средостения, которого в местной больнице наблюдали в тече­ ние 13 лет, и заметного увеличения опухоли в течение этого вре­ мени не наступило. Злокачественное перерождение ганглионейром встречается, но данным Santy с соавт. (1954), в 30% случаев. Иногда клиниче­ ская симптоматика их бывает резко выраженной и напоминает злокачественную опухоль.

Больная А., 32 лет, поступила в клинику 18/111 1959 г. В 1951 г. при профилактической рентгеноскопии была обнаружена патоло­ гическая тень в области задне-верхнего средостения справа. С 1954 г. появи­ лись ноющие боли в грудной клетке, одышка при физической нагрузке. С 1956 г. боли резко усилились и возникла припухлость в суставах рук и ног, боль в позвоночнике. В течение 3 лет больная находилась в тяжелом состоя­ нии, была «прикована» к постели из-за резкой болезненности в суставах рук и ног. При клинико-рентгено-лабораторном обследовании диагностирована ганглионейрома задне-верхнего средостения справа (рис.46), осложненная тяжелой остеоартропатией (клинически —• припухлость, резкая болезненность и значи­ тельное ограничение движений в суставах, рентгенологически — остеопороз кистей и стоп), выраженной анемией (эритроцитов — 2 840 000, гемоглобина 45%, цветной показатель — 0,75) и ускоренной РОЭ — до 71 мм в час. Темпе­ ратура тела 37,8 — 38,4 °. Учитывая общее состояние больной с преобладанием тяжелейшего «рев­ матоидного артрита» и анемии, в течение 3 месяцев производилась энергичная предоперационная подготовка: больная получала бутадион и АКТГ, перелива­ ние консервированной крови. Несмотря на предоперационную терапию состо­ яние не улучшилось. 30/VI 1959 г. произведена операция, при которой в задне-верхнем средо­ стении справа обнаружена опухоль размером 16ХЮХ6 см, прилегающая вплотную к телам позвонков, к шейкам и головкам ребер. Опухоль удалена. Медиастинальная плевра ушита редкими швами. Удаленная опухоль груше­ видной формы, дольчатая, покрытая тонкой прочной капсулой (рис. 47). На разрезе ткань желто-серого цвета, однородная. Гистологическое заключение — ганглионейрома (рис.48). Послеоперационное течение гладкое. Выздоровление.

Интересно отметить, что буквально со 2-го дня после операции больная отметила значительное уменьшение болей в суставах. В дальнейшем заметно уменьшилась припухлость в области су­ ставов. На 5-й день больная начала ходить. При изучении отдаленных результатов спустя 10 лет после операции установлено, что она совершенно здорова, работоспо­ собность восстановилась полностью.

В литературе мы не нашли подобного сочетания доброкаче­ ственной ганглионейромы средостения с тяжелой остеоартропатией, закончившейся полным выздоровлением после оперативного удаления опухоли. Г а н г л и о н е й р о б л а с т о м а по зрелости занимает проме­ жуточное положение между симпатогониомой и ганглионейромой. Клиническая картина зависит от преобладания в опухоли зрелых (ганглиозных) или незрелых (нейробластов) клеток. Ганглионейробластомы наблюдаются в более молодом возрасте по срав­ нению с ганглионейромами (Willis, 1953). У 2 (в возрасте 15 и 39 лет) из 53 больных с нейрогенными опухолями средостения мы обнаружили ганглионейробластомы, Больная С, 15 лет, поступила в клинику 18/Ш 1962 г. с диагнозом: бласто ;

ма правого легкого, осложненная плевритом. Жалобы на постоянные ноющие боли в правой половине грудной клетки и правом плечевом суставе, повышен­ ную потливость, выраженную слабость, сухой кашель, одышку при ходьбе. Считает себя больной около Г месяца, когда появилась субфебрильная температура и отмеченные выше жалобы. Общее состояние средней тяжести. Кожные покровы и видимые слизистые бледные. Периферические лимфоузлы не увеличены. По передней поверхности верхних отделов правой половины грудной клетки определяются обильно развитые расширенные подкожные вены. Слева дыхание везикулярное, справа — в верхних отделах — бронхиальное, ни­ же V ребра—-не прослушивается, а перкуторно выявлена тупость. Эритроци­ тов 3 310 000, гемоглобина 68%, РОЭ — 55 мм в час. В моче патологических элементов не выявлено. Общее количество белка 6,98 г%. При исследовании внешнего дыхания выявлено значительное снижение легочной вентиляции. На ЭКГ — отклонение от электрической оси сердца вправо. '• Рентгенологически (рис. 49) справа от верхушки до IV ребра определяется округлое интенсивное с четко выпуклой нижней границей тенеобразование, не отводящееся от средостения. С V ребра до купола диафрагмы имеется ин­ тенсивное однородное затемнение за счет жидкости в плевральной полости. На томограммах изменений со стороны трахеобронхиального дерева и позво­ ночника не выявлено. Из правой плевральной полости аспирировано 1100 мл геморрагической жидкости. ;

Диагноз: озлокачествленная нейрогенная опухоль задне-верхнего средосте­ ния справа, осложненная геморрагическим плевритом. 29/1II 1962 г. произведена операция — удаление опухоли задне-верхнего средостения (рис.50). При патогистологическом исследовании выявлено, что кле­ точные элементы преобладают в опухоли и располагаются в виде цепочек, гнезд или тяжей пучками волокон. Клеточный состав опухоли разнообразен: встречаются лимфоцитоподобные мелкие клетки с темными ядрами (сампатогонии), многоядерные симпатобластомы со светлыми ядрами, мелкие ганглиозные клетки. Очень много фигур митозов. Клетки располагаются в густой фи­ бриллярной сети. Сосудов в опухоли мало. Встречаются обширные участки некроза. Заключение: ганглионейробластома (рис. 51). Послеоперационное течение гладкое. 17/IV 1962 г. выписана. В июне—авгу­ сте 1962 г. получила курс рентгенотерапии на область верхнего средостения. Самочувствие и общее состояние больной оставалось вполне удовлетворитель99 8* ным. При контрольном рентгенологическом исследовании 30/IX 1962 г. на месте удаленной опухоли средостения выявлена патологическая тень диаметром до 6 см. Диагностирован рецидив ганглионейробластомы. Больной назначен курс тиоТЭФа по схеме. Общее состояние больной оставалось удовлетворительным, однако патоло­ гическая тень в средостении прогрессивно увеличивалась, в связи с чем в фев­ рале 1963 г. она поступила в Московский институт сердечно-сосудистой хирур­ гии, где произведена пробная переднебоковая торакотом.ия справа и биопсия опухоли. Во время операции была выявлена больших размеров опухоль, про­ растающая в корень легкого и перикард. Больная признана ияоперабельной. Из-за выраженных болей в правом пле­ чевом поясе вынуждена была принимать в течение суток до 9—12 мл 1% ра­ створа пантопона или морфина в инъекциях. В крайне тяжелом состоянии, с выраженными отеками и анемией в мае 1963 г. доставлена в нашу клинику. Начато энергичное лечение эндоксаном и циклофосфаном. Спустя Р/г месяца от начала химиотерапии в удовлетворительном состоянии выписана домой. При этом параллельно клиническому улучшению выявлено рентгенологически (рис. 52) полное рассасывание опухоли, ранее занимавшей всю правую поло вину грудной полости. В дальнейшем больная получила еще несколько курсов химиотерапии (эндоксан, циклофосфан, круцин). До настоящего времени жалоб не предъяв­ ляет, практически здорова. Рентгенологически: патологических теней в грудной полости не определяется. В анализах крови отклонений от нормы нет.

Данное наблюдение свидетельствует о чувствительности ган­ глионейробластомы средостения к химиотерапии. С и м п а т о г о н и о м а, в отличие от ганглионейромы, со­ стоит из незрелых эмбриональных, лимфоцитоподобных, малодифференцированных клеток, определяемых отдельными авто­ рами по-разному, в результате чего до настоящего времени со­ хранилось большое число синонимов опухоли: невробластома, неврицитома, симпатикобластома, ганглиосимпатобластома и др. Как зрелая ганглионейрома, так и незрелая (симпатогониома и ганглионеиробластома) развиваются в результате нарушения формообразовательных процессов на ранних этапах развития симпатической нервной системы. В отечественной литературе нам удалось найти всего лишь 3 наблюдения медиастинальных симпатогониом у взрослых (Е. В. Потемкина, 1958;

М. П. Чижов, 1958;

3. В. Гольберт, Г. А. Лавникова, 1965). Sailer (1943) сооб­ щил о симпатогониоме переднего средостения у женщины 65 лет. Ф е о х р о м о ц и т о м ы имеют много синонимов: опухоль хромаффинных клеток, хромаффинома, функционально активная параганглиома и т. д. Медиастинальные феохромоцитомы встречаются чрезвычайно редко. К 1961 г. описано лишь 13 случаев заболевания (Green, Basset, 1961). О злокачественной внутригрудной феохромобласто ю о ме имеется лишь одно сообщение (Bjork, 1959). Опухоли, как правило, встречаются у взрослых и очень редко у детей. Х е м о д е к т о м а — особый тип параганглиом, относящихся к нехромаффильнои группе, исходящих из клеток хеморецепторов или хеморецепторных телец, то есть из нейроэпителиальных и со­ судистых компонентов хеморецепторной системы. В литературе известны многочисленные синонимы этой опухоли: нехромаффинпая параганглиома, опухоль каротидного тельца, опухоль аор­ тального гломуса, перителиома и др. Впервые о медиастинальной хемодектоме сообщил Stout (1949). К 1956 г. Burman нашел в мировой литературе описание всего 5 случаев хемодектом средостения. Pachter (1963) наблюдал 8 больных с хемодектомой данной локализации. 3. В. Гольберт и Г. А. Лавникова (1965) собрали 15 описаний медиастинальной хемодектомы у больных в возрасте от 13 до 75 лет по данным мировой литературы. В отечественной литературе до 1969 г. приведено всего лишь 3 наблюдения хемо­ дектом средостения (В. Е. Шульц, 1959;

Е. В. Уранова и X. Л. Трегубова, 1962;

А. Ф. Зверев, 1964). Хемодектомы встречаются с одинаковой частотой как у муж-' чин, так и у женщин. Макроскопически эта опухоль, как правило, небольших размеров, весом не более 80 г, инкапсулирована, поверхность разреза напоминает картофель, буро-красного или слегка коричневого цвета. Гистологически хемодектома состоит из клеток двух типов: эндотелиодных и темных с эксцентрически расположенным яд­ ром;

митозы редки. Характерной клинической симптоматики хемодектома не име­ ет. Растет медленно, чаще по типу доброкачественной опухоли, раздвигая окружающие ткани и, в зависимости от локализации, или клинически не проявляется, или проявляется симптомами близлежащих органов. Известны случаи злокачественного тече­ ния опухоли с инфильтративным ростом и метастазами. В нашей клинике находился на обследовании и лечении боль­ ной Р., 40 лет, у которого на секции и при гистологическом иссле­ довании была выявлена незрелая хемодектома передне-верхнего средостения с прорастанием в перикард, трахею, сдавленней аорты и верхней полой вены, смещением трахеи и пищевода впра­ во от средней линии. При нерадикальном оперативном удалении хемодектомы из­ вестны рецидивы. В связи с чрезвычайной редкостью данной па­ тологии в средостении мы приведем одно из наших наблюдений.

Вольной Н., 20 лет, поступил в клинику 19/XI 1965 г. с диагнозом: добро­ качественная опухоль правого легкого или средостения. Жалоб не предъявляет. При прохождении военно-врачебной комиссии *(27/Х 1965 г.) рентгенологически случайно была выявлена патологическая тень в правой половине грудной клетки. Общее состояние вполне удовлетво­ рительное. Патологических изменений со стороны внутренних органов не вы­ явлено. Четко определяется симптом Горнера справа. При многоосевой рентгеноскопии и на рентгенограммах грудной клетки справа в области верхушки легкого определяется интенсивная, однородная тень округлой формы размером 8X7 см, с четкой нижней границей (рис. 53). Пище­ вод свободно проходим, контуры его ровные, четкие. В верхнем отделе пище­ вод отклонен влево. Для уточнения локализации патологического процесса при­ менен диагностический пневмоторакс. При рентгенологическом исследовании (рис. 54) правое легкое поджато на 2/з объема. Патологическая тень локали­ зуется в верхне-заднем средостении, форму и положение не меняет. Заклю­ чение: доброкачественная нейрогенная опухоль задне-верхнего средостения ©права. 8/ХП 1965 г. опухоль удалена. Она мягко-эластической консистенции, шаро­ видной формы, покрыта тонкой капсулой (рис. 55), размером 5,2X3,5 см., ве­ сом 22,5 г. На разрезе — ткань однородная, бледно-желтого цвета. Гистологически: опухоль долькового строения. Клетки полигональные, до­ вольно крупные с нежно-зернистой протоплазмой и сетчатыми круглыми ядра­ ми. Клетки образуют анастомозирующие тяжи, складывающиеся в дольки, разделенные фиброзными перегородками. Строма опухоли местами разраста­ ется, разделяя дольки на мелкие клеточные гнезда. Опухоль хорошо васкуляризована;

в промежутках между клеточными тяжами располагаются капилля­ ры, в фибринозных перегородках много сосудов артериального и венозного типа. Заключение: хемодектома (рис. 56). Выздоровление. При контрольном об­ следовании через 3 года после операции признан здоровым.

К группе нейрогенных опухолей, исходящих из ткани оболочек нервов, относятся: нейриномы, нейрофибромы, нейрогенные сар­ комы. Н е й р и н о м а —зрелая опухоль, развивающаяся из шванновских клеток оболочек нервов (леммоцитов). В литературе ней­ ринома известна под названием нейрилеммомы, шванномы, гли­ омы и т. д. Макроскопически нейринома чаще всего представлена изолированным узлом средней плотности, покрытым капсулой;

иногда опухоль весит больше 2 кг (Daniel и др., 1960). На разре­ зе желтоватого цвета, участками слизевидна. Гистологически: основу нейрином составляют пучково распо­ ложенные фасцикулярно-ядерные образования, состоящие из син­ цития протоплазматических структур, содержащие шванновские ядра. Обычно в нейриномах доминируют структуры лентовидного и пучкового расположения продолговатых, полярно лежащих ядер, образующих параллельные линии наподобие частокола («тельца Verocay»), Отмечается полиморфизм клеточных эле ментов, симулирующий злокачественный рост (Foot, 1940). Мор­ фология нейрином настолько разнообразна и полиморфна, что это дало основание Orzechowski и Novicki (I912) назвать струк­ туру их «хамелеоноподобной». По сводной статистике (данные 45 авторов), собранной Ваriety и Coury (1958), на 3033 опухолей средостения нейрогенных опухолей было 520 (19,55%) —доброкачественных 455 (87,5%) и злокачественных 65 (12,5%). Среди них нейриномы составляют наибольшее, если не исключительное, число — 87,5%. Мы наблюдали нейриномы у 20 (37,7%) из 53 больных с нейрогенными опухолями средостения. Количество женщин и мужчин было одинаково. Возраст больных 17—60 лет. У 4 больных забо­ левание протекало бессимптомно. Озлокачествление имело место в одном случае. Все нейриномы локализовались в заднем сре­ достении, одна из них по типу «песочных часов» проявлялась парезом нижних конечностей и расстройством функции тазовых органов.

Больная К-, 50 лет, поступила в клинику 5/Х 1965 г. В 1958 г. при профи­ лактическом осмотре рентгенологически была обнаружена опухоль заднего средостения. Жалоб не предъявляет. Общее состояние удовлетворительное. Клиничес­ ки —• патологических изменений со стороны внутренних органов не выявлено. При многоосевой рентгеноскопии и на рентгенограмме в правом реберно-позвоночном углу, на уровне V, VI, VII позвонков обнаружено овальной формы затемнение размером 9X7 см, с четким наружным контуром. Тень интенсив­ ная, гомогенная, не смещается при дыхании (рис. 57). При рентгенологическом исследовании на фоне диагностического пневмото­ ракса правое легкое поджато к корню на '/г своего объема. Патологическая тень не изменила своей формы и положения, расположена в заднем средостении. Диагноз: доброкачественная нейрогенная опухоль заднего средостения. 20/Х 1965 г. произведена операция — удаление опухоли размером 9X7 см (рис. 58). Гистологически: нейринома с крупными очагами превращения ксантоматозных клеток (рис. 59). Выздоровление.

Н е й р о ф и б р о м а (синонимы: фибромиксома, фибронейрома и др.) — зрелая опухоль из клеток оболочек нервов. Удлинен­ ные клетки, лентовидно и пучково расположенные, переплетаются между собой в разных направлениях с различным количеством коллагеновой или миксоматозной межклеточной субстанции. Иногда клетки как бы сдавлены между пучками волокон. Нередко возникают большие трудности при дифференциаль­ ной диагностике нейрофибром с нейриномами и нейросаркомами. Макроскопически нейрофиброма плотно-эластической конси­ стенции, дольчато-узловатая, покрыта четко отграниченной кап юз сулой, но нередко последняя отсутствует. На разрезе опухоль серая, блестящая. Размеры ее от 3—4 до 40 см. Вес от 5 г до 1 кг. Е. А. Зинихина (1964) наблюдала больного, у которого вес удаленной медиастинальной нейрофибромы достиг 1800 г. Нейрофибромы, по данным некоторых авторов (Geschickter, 1935;

Kent и др., 1944), встречаются значительно чаще, чем нейриномы. Нейрофибромы чаще наблюдаются у взрослых. Пол сущест­ венного значения не имеет В отличие от нейрином нейрофибро­ мы значительно реже рецидивируют, а также более склонны к озлокачествлению (у 13% больных—-по данным Godwin, 1950). Нейрофибромы у большинства больных протекают бессимп­ томно. Иногда они сдавливают органы средостения, особенно при локализации в переднем средостении. Мы наблюдали 12 больных с нейрофибромами средостения: 7 женщин и 5 мужчин в возрасте 14—56 лет. У 2 больных опухоль находилась в передне-верхнем средосте­ нии. У 1 больного она сдавливала возвратный нерв, в связи с чем отмечался осиплый голос;

3 больных жалоб не предъявляли, у 8 имела место слабовыраженная клиническая симптоматика, в том числе и у больного М., 40 лет, у которого рентгенологически определялась огромных размеров патологическая тень, занима­ ющая большую часть левого гемиторакса;

во время операции из заднего средостения удалена опухоль весом 1127 г. Возможны сочетания медиастинальной нейрофибромы с той или иной пато­ логией внутренних органов.

Больной X., 36 лет, поступил в клинику 1 /III 1961 г. с диагнозом: опухоль левого легкого и камень левой почки. Жалобы на ноющие боли в левом надплечье, иногда приступообразные боли в левой поясничной области. Заболел 10 лет назад, когда был диагностирован очаговый туберкулез верхушки левого легкого, по поводу чего в течение 5 лет получал специфическое лечение, а также лечебный пневмоторакс. В дальней­ шем работал слесарем в шахте. При обследовании в клинике общее состояние больного удовлетворитель­ ное. В левой почке на рентгенограммах определялась тень конкремента разме­ ром 2X1,5 см. В анализах крови и мочи патологических элементов не найдено. При многоосевой рентгеноскопии, рентгенографии и на томограммах (рис. 60) в задне-верхнем средостении слева на уровне I, II и III грудных позвонков опре­ деляется овальной формы гомогенная, интенсивная патологическая тень разме­ ром 7X5 см, плотно прилежащая к реберно-позвоночной борозде, не меняющая своей формы и положения при форсированном дыхании. Диагноз: неирогенная опухоль задне-верхнего средостения. Во время операции 24/111 1961 г. опухоль удалена (рис. 61), а также произ­ ведена атипичная резекция уплотненного 2-го сегмента левого легкого. Гистологическое заключение — нейрофиброма (рис. 62), пневмокониоз (ряс. 63). Выздоровление. Выписан домой. Через год после операции участились при­ ступы почечной колики. В связи с этим удален камень из левой почки. При контрольном обследовании в августе 1966 г.— практически здоров.

Н е й р о г е н н а я с а р к о м а (синонимы: фибросаркома, нейрофибросаркома, злокачественная нейринома и др.) — злока­ чественное образование, развивающееся из оболочек нервов. Ма­ кроскопически эти опухоли сходны с нейрофибромами, инкапсу­ лированы или хорошо отграничены. Ткань на разрезе однород­ ная, беловатого цвета, иногда с кровоизлиянием. Макроскопиче­ ски опухоль состоит из пучков расположенных удлиненных клеток с вытянутыми ядрами, отличающимися выраженным полимор­ физмом и содержащими митозы. В зависимости от соотношения между количественным и ка­ чественным составом клеток и волокон различают 4 степени зре­ лости нейрогенпых сарком. Чем в большей степени преобладает клеточный состав над волокнистыми структурами, тем опухоль более злокачественная. В таких случаях наблюдается прогрессив­ ный инфильтрирующий рост опухоли с прорастанием и метаста­ зами в окружающие органы. Быстро развивается кавасиндром, после чего наступает смерть больных. Частота медиастинальных нейросарком в литературе освеще­ на недостаточно, так как специальной статистики нет. Ringertz и Lidholm (1956) из 38 нейрином и нейрофибром наблюдали 4 нейрогенные саркомы, Morrison (1958) — и з 51 нейрином и ней­ рофибром •— 5 нейрогенных сарком;

Э. В. Гольберт и Г. А. Лавникова — из 31 нейриномы и нейрофибромы — 3 нейросаркомы. Принято считать, что нейрогенные саркомы несколько чаще встречаются у мужчин в возрасте 20—40 лет. Мы из 32 нейрином и нейрофибром отмечали 4 нейрогенных саркомы у 3 женщин и 1 мужчины. Возраст больных колебался от 22 до 39 лет. У 2 больных опухоль локализовалась в переднем средостении, причем у 1 из них она занимала двустороннее поло­ жение, выполняя большую часть обеих плевральных полостей. У 1 больного опухоль находилась в капсуле и довольно легко была удалена во время операции. У 3 больных нейрогенная сар­ кома была крайней степени злокачественности, с инфильтративным ростом и поражением окружающих органов и тканей. Есте­ ственно, удалить такие опухоли не представилось возможным и больные умерли в ближайшие дни после операции.

Больная Э., 44 лет, поступила в клинику 4/VI 1963 г. с диагнозом: киста переднего средостения. Жалоб не предъявляет. Год назад во время очередного профилактического осмотра рентгенологически выявлена патологическая тень в правой половине грудной клетки. В то время от дальнейшего обследования больная отказалась, продолжала работать акушеркой. Общее состояние удовлетворительное. Патологических изменений со сто­ роны внутренних органов не выявлено. При обзорном рентгенологическом иссле­ довании справа от III до V ребра, примыкая к срединной тени, определяется овальной формы однородное, с четкими контурами образование размером 8Х Х4 см. С дифференциально-диагностической целью произведена пневмомедиастинография (см. рис. 4): патологическая тень хорошо окаймляется газом. Учитывая клинико-рентгенологические особенности патологического обра­ зования, локализованного в передне-нижнем средостении, до операции был по­ ставлен диагноз: дермоидная киста средостения. Во время операции 11/IV 1963 г. из передне-нижнего средостения удалена плотно-эластической конси­ стенции опухоль, размером 8X5 см (рис. 64), покрытая тонкой капсулой, на разрезе с желтоватым оттенком. Гистологически: богатая клетками опухоль, почти без волокнистых струк­ тур. Клетки тесно расположенные, крайне полиморфные с резко гиперхромными ядрами и обилием митозов. Очень много уродливых гигантских клеток •с многолопастными ядрами. Клетки складываются в едва намечающиеся пуч­ ки, но в некоторых участках опухоли отчетливо видно различное направление пучков. Строма опухоли бедна сосудами. Встречаются мелкие участки некроза (рис. 65). Заключение: полиморфноклеточная нейрогенная саркома. Выздоровление. При контрольном обследовании спустя 6 лет после операции патологических изменений в организме не выявлено, продолжает работать по своей специаль­ ности.

В настоящем в связи с прогрессом грудной хирургии значи­ тельно упростилась оперативная техника удаления неирогенных опухолей. В связи с этим мы, как и целый ряд других авторов, настоятельно рекомендуем раннее оперативное вмешательство. Тератоидные образования Тератодермоиды средостения представляют группу опухоле­ видных образований, которые состоят из органоподобных элемен­ тов с обязательным содержанием в них таких тканей, которые в норме не встречаются и не могут возникнуть в порядке мета­ плазии. Тератоидные образования возникают в процессе порочного эмбриогенеза. Существуют различные взгляды на происхожде­ ние и развитие дисэмбриом. Согласно теории Schlumberger (1946), происхождение медиастинальных тератодермоидов свя­ зано с производными третьего жаберного кармана (шейным пу­ зырем и вилочковой железой). Дисэмбриомы, состоящие из одного эктодермального листка, принято называть дермоидами. Если же подобного рода опухо левидное образование состоит из 2 или 3 зародышевых листков, то оно причисляется к тератоме. Стенки дермоидных кист обычно толстые, состоящие из мас­ сивных пластов грубой соединительной ткани, чаще всего на боль­ шем или меньшем протяжении с внутренней стороны выстланы кожей. Содержимое таких кист — салоподобная масса с воло­ сами. В некоторых дермоидах содержимое представлено сливкообразной или бурого цвета жидкостью с сальным налетом. Некоторые дермоиды макроскопически не имеют кожной вы­ стилки, а при микроскопическом исследовании не удается найти характерной для этих кист эпителиальной выстилки, состоящей из элементов эпидермиса. Стенка такой кисты очень плотная, хрустит на разрезе, вместо эпителиальной выстилки покрыта грануляционной тканью. Это так называемые абортивные, или стареющие дермоиды (Н. И. Марей, 1927). Ряд подобных кист, не имеющих типичной эпителиальной выстилки, относят к разряду неопределенных, неклассифицируемых, или безымянных. Из 4 подобных наблюдений, опубликован­ ных Ringertz и Lidholm (1956), в 2 случаях кисты имели толстую фиброзную стенку без внутренней выстилки. Авторы не исклю­ чали возможности, что они являлись зрелыми дермоидами с рез­ кими регрессивными изменениями. Sabiston, Scott (1952) описали 5 наблюдений подобного строения, В. Н. Гольдберг (1960) — 1. Авторы допускают, что подобные кисты могут быть дермоида­ ми, некротически измененными лимфатическими узлами средо­ стения или кистами бронхиального происхождения, в которых отсутствует эпителиальный покров. Наиболее простым тератоидным образованием является эпидермоидная киста, состоящая из чешуйчатого эпителия с при­ месью дегенеративных и десквамативных клеток. Это так на­ зываемая гистоидная киста, то есть состоящая из одной ткани (эпидермиса). Сравнительно с дермоидами и эпидермоидами значительно сложнее построены тератомы, в состав которых входят ткани 2 или 3 зародышевых листков. Тератомы делят на две группы: зрелые, или доброкачественные, и незрелые, или злокачественные (И. Ф. Пожарский, 1923;

М. Ф. Глазунов, 1961). К зрелым относят тератомы, состоящие исключительно из зрелых тканей, то есть таких, которые находятся в состоянии законченной дифференцировки. Все зрелые тератомы обычно хорошо инкапсулированы. В их состав входят мышечная ткань, нервная, костная и участки поджелудочной, щитовидной, вилоч ковой и других желез, сердце, мозг, зубы, иногда несколько орга­ нов и даже частично развитый плод. Зрелые тератомы называют еще кистозными, так как они состоят из множества разнообраз­ ных по форме и содержимому кист. Незрелые, или злокачественные тератомы, в отличие от зрелых построены из эмбриональных тканей с низкой степенью дифференцировки. Это плотные опухолевидные образования, как правило, имеющие вид солидных узлов. В связи с многими неясными вопросами о происхождении и развитии дисэмбриом, до сих пор не существует единой класси­ фикации этих образований. По нашему мнению, наиболее широко представлена классифи­ кация Б. В. Петровского (1960), однако в ней мало уделено вни­ мания вопросу о злокачественных дисэмбриомах. В ней лишь вскользь отмечается, что солидные тератомы могут озлокачествляться. Вопрос о злокачественных тератомах более полно освещен в классификации 3. В. Гольберт и Г. А. Лавниковой (1965), хотя и эти авторы полностью не приводят данных относительно того, какие тератодермоиды следует считать первично злокачествен­ ными, какие — озлокачествленными. Мы пользуемся терминами: «тератодермоид», «тератоидные образования» и «дисэмбриома». Эти три термина, с нашей точки зрения, равнозначны и определяют название большой группы опу­ холевидных образований. В зависимости от гистоморфологических особенностей тератодермоидов к ним относятся: 1) эпидермоидная киста, 2) дермоидная киста (в эту же группу входит и «стареющий» дермоид), 3) тератомы (гистоидные, органоидные, организмоидные). Тератомы, в свою очередь, мы подразделяем на зрелые (кистозные) и незрелые (солидные), или злокачественные. Как свидетельствуют данные литературы и наши собственные наблюдения, приведенные классификации, в том числе и та, кото­ рой мы придерживаемся, не претендуют на исчерпывающее объя­ снение всех особенностей изучаемой патологии, так как суще­ ствуют такие формы дисэмбриом, которые трудно причислить к определенной группе. В 1871 г. Langenbeck впервые решился на оперативное лече­ ние дермоиднои кисты средостения, несколько разрезав ее стен­ ку, спаянную с истонченной кожей груди (Pohn, 1871). В России вскрытие дермоиднои кисты средостения впервые произвел Г. В. Быховский в 1898 г. Первую радикальную операцию по по воду тератомы переднего средостения успешно произвел Bastianelli в 1893 г., а в России — В. А. Красинцев в 1914 г. Среди всех опухолей и кист средостения тератодермоиды, по данным А. Н. Бакулева, Р. С. Колесниковой (1967), составляют 20,6%, Т. А. Суворовой с соавт. (1968) — 10,2%, Б. В. Петровско­ го с соавт. (1968) —24,8%, Ringertz и Lidholm (1956) — 2 1 %, Strug с соавт. (1968) —6,6%, по нашим данным — 15,5%. За последние 8 лет мы наблюдали 33 больных с тератодермоидными образованиями средостения, 32 из которых опериро­ вали с последующим гистологическим исследованием удаленного материала. 1 неоперированная больная зачислена в эту группу благодаря наличию абсолютного клинического симптома (выкашливание волос и жира) и характерной рентгенологической кар­ тины. При гистологическом исследовании операционного материа­ ла у 15 больных выявлены дермоидные кисты, у 17 — тератомы (15 зрелых и 2 незрелых). Тератодермоиды средостения чаще всего встречаются в воз­ расте 15—30 лет (Б. Г. Стучинский, 1950;

Schlumberger, 1951), хотя могут наблюдаться как у новорожденных, так и стариков. По нашим данным, 33 больных были в возрасте 11—55 лет: 5 из них — 11—20 лет, 17 —21—30 лет, 9 —31—40 лет, 3—41—55 лет. Большинство авторов указывают, что у женщин тератодермо­ иды средостения встречаются гораздо чаще, чем у мужчин. Мы наблюдали 19 мужчин и 14 женщин. Излюбленной локализацией медиастинальных тератодермоидов является переднее средостение (непосредственно за груди­ ной впереди перикарда и крупных сосудов или парастернально, выступая в большей или меньшей степени в одну из плевральных полостей — 32 наших наблюдения. Б. В. Петровский (1960) отмечает, что среди опухолей переднего средостения дисэмбриомы наблюдаются чаще других медиастинальных образований. В. Р. Брайцев считает, что переднее средостение является един­ ственным местом локализации тератоидных образований. У 3 из 33 больных мы наблюдали огромные тератомы, у од­ ного занимавшую левую плевральную полость, а у двух — пра­ вую. У 2 больных предоперационный диагноз поставлен правиль­ но благодаря применению современных диагностических методов исследования.

Больная Г., 50 лет, поступила в клинику 16/V 1964 г. с диагнозом: бластома левого легкого. Считает себя больной с 1934 г., когда появились ноющие боли в левой половине грудной клетки, кашель;

тогда же рентгенологически определялось патологическое затемнение в левой плевральной полости. 6 лет назад в левой надключичной области появилась припухлость, почти не увеличивающаяся. В течение 30 лет больной ставили самые разнообразные диагнозы (опухоль легкого, эхинококк легкого, киста легкого и т. д.). В связи с ухудшением со­ стояния больную госпитализировали. Общее состояние удовлетворительное. В левой надключичной области от­ мечается припухлость. Над правым легким нормальный легочный звук, ды­ хание везикулярное. Слева от ключицы до VI ребра и до подмышечной линии определяется тупость, дыхание резко ослабленное. Пульс 70 ударов в 1 ми­ нуту, ритмичен, удовлетворительного наполнения и напряжения, одинаков на обеих руках. Артериальное давление— 150/20 мм рт. ст. При многоосевой рент­ геноскопии и на рентгенограммах (рис. 66) слева от II до IV ребра и до под­ мышечной линии определяется больших размеров (20X15 см) гомогенная од­ нородная тень овальной формы с четкими контурами. Патологическая тень от средостения не отводится. Судить о ее локализации не представилось воз­ можным. Не помогло в этом вопросе и томографическое исследование. На бронхограммах левого легкого четко определяется значительное сме­ щение верхнедолевых бронхов книзу и сдавление бронхов нижней доли. Диаг­ ноз: огромная тератома переднего средостения, оттесняющая левое легкое кзади. Для подтверждения медиастинальной тератомы произведена пневмомедиастинография, с помощью которой выявлено окутывание патологической тени газом, что свидетельствовало о локализации ее в средостении. 8/V1 1964 г. произведена операция — удаление тератомы средостения. Переднебоковая торакотомия слева. В переднем средостении от II до VI ребра определяется больших размеров опухоль, покрытая медиастинальной плеврой, спаянная с легким, аортой и перикардом. Нижняя доля легкого сращена с ди­ афрагмой. В связи с мощными сращениями «опухоль» отделить от окружающих тканей не представилось возможным и она вскрыта. Удалено 500 мл мутной жидкости желто-зеленого цвета. «Опухоль» представляет собой толстостенное кистозное образование с множеством головных бугров, покрытых кожей. Во время выделения верхнемедиального отдела тератомы отмечалось обильное венозное кровотечение, которое было остановлено. Методом кускования терато­ ма удалена. В состоянии тяжелого операционного шока больная умерла на вторые сутки после операции. При патогистологическом исследовании выявлена зрелая кистозная тератома переднего средостения слева, дефект правой медиастинальной плевры, ате­ лектаз обоих легких, картина асфиксии, острой легочно-сердечной недостаточ­ ности (рис. 67).

Из 33 больных с тератодермоидами, наблюдавшихся в нашей клинике, у 20 опухоль располагалась справа, у 12 — слева и у 1 киста имела двустороннюю передне-верхнюю локализацию. По данным Б. В. Петровского (1960), у 13 из 17 больных дер­ моиды локализовались в нижних отделах средостения, у 14 боль­ ных с тератомами опухоль локализовалась в верхнем средостении. По нашим данным, у 13 из 16 больных дермоиды локализовались в верхнем средостении, у 3 — в нижнем;

у 13 из 17 больных те­ ратома локализовалась в верхнем, у 4 — в нижнем средостении.

но Blades (1949) только у 3 (1,2%) из 223 больных с дермоидными образованиями (по данным литературы) отмечал локализа­ цию кист в заднем средостении. У 7 из 33 больных мы удалили тератодермоиды из заднего средостения, причем локализация их не вызывала каких-либо сомнений, так как образования были сравнительно небольших размеров (6X4—10X7 см), за исклю­ чением 1 тератомы (14X10X7 см). Все 7 дисэмбриом подвергну­ ты тщательному патогистологическому изучению (3 дермоидных кисты и 4 тератомы, одна из них — незрелая). Интересно отме­ тить, что 3 тератомы и 1 дермоид локализовались в задне-верхнем средостении, остальные 2 дермоида и 1 тератома в задне-нижнем средостении. Зрелые тератодермоиды растут медленно, и клиническая кар­ тина развивается постепенно. Давность заболевания наблюдае­ мых нами больных колебалась от нескольких недель до 30 лет. Иногда заболевание протекает совершенно бессимптомно и выяв­ ляется случайно при профилактических рентгенологических ос­ мотрах. Такое течение мы наблюдали у 12 больных. Чаще всего больные с тератодермоидными образованиями средостения жалуются на боли. Fried (1958) считает, что это один из ранних симптомов. По нашим данным, болевой симптом до­ минировал в клинической картине у 19 больных. Боли обычно наблюдаются на стороне поражения. Однако иррадиация их может быть самой разнообразной. Одна наша больная жаловалась на мучительные боли в правом плечевом суставе, иррадиировавшие в правую половину шеи;

после удале­ ния дермоидной кисты передне-нижнего средостения справа боли исчезли. Могут иметь место парезы, парастезии, ощущение оне­ мения в руке на стороне поражения (одно наше наблюдение). Б. В. Петровский (1960) отмечает, что одышка и кашель на­ блюдаются у 60% больных с тератодермоидными образованиями средостения. Выраженную одышку мы наблюдали у 3 больных с огромными дисэмбриомами, сдавливающими трахею, крупные бронхи, а также значительную часть легочной ткани. Покашливание с выделением небольшого количества слизистой мокроты отмечалось у 6 больных. У 1 больной с прорывом на­ гноившейся дермоидной кисты в бронхиальное дерево наблюдал­ ся мучительный кашель с откашливанием большого количества зловонной мокроты. Лишь у 1 больного тератомой, пролабировавшей в бронх, было кровохаркание. После удаления тератомы и ушивания бронхиальной фистулы кровохарканье не возобно­ влялось, больной практически здоров.

Pages:     | 1 || 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.