WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |

«Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || || slavaaa || Icq# 75088656 Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г. ...»

-- [ Страница 6 ] --

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая то, конечно, каждая клавиша издаст свой тон, но в совокупности мы получим пере­ живание не тона, а определенного шума. Гельмгольц настоящим шумом считал именно эту форму шума. Шум, пола­ гал он, по существу всегда представляет собой сложный феномен. Проанализировав его, в конечном счете получим лишь беспорядочную совокупность различных тонов. Следовательно, по его мнению, ухо способно дать только ощущение тона — других элементарных переживаний у него нет. Психологически эта мысль Гельмгольца не­ приемлема, ведь переживание шума специфично и совершенно не похоже на пере­ живание тона. Тот факт, что одновременное звучание множества тонов переживает­ ся в виде шума, ни в коем случае не означает, что тут шум представляет собой сумму этих тонов, а мы будто различаем каждый отдельный тон, и при этом к пе­ реживанию одного тона прибавляется переживание второго, затем третьего и т.д., создавая в целом переживание шума. Это можно сказать только в том случае, если предварительно принять положение о том, что всюду, где подтверждается наличие раздражителя, непременно присутствует и соответствующее ощущение. Поскольку здесь, в случае тонального шума, на нас воздействует сложный раздражитель, в ко­ тором участвуют раздражители, соответствующие каждому отдельному тону (отдель­ ной клавише), то подразумевается, что за каждым раздражителем следует ощуще­ ние соответствующего тона, а шум должен представлять собой лишь смешение этих ощущений. Однако мы знаем, что «гипотеза константности», на которой основыва­ ется данная предварительная посылка, психологически безусловно несостоятельна. Эта ошибка, допущенная Гельмгольцем, проистекает из того, что в своих психоло­ гических взглядах он опирался на гипотезу константности.

2. Тон Психология тонов значительно более продвинута, чем психология шума. Пос­ ле Гельмгольца и Штумпфа тон изучен столь же точно, как и цвет. Однако, как и в случае цвета, исследователи больше интересовались психофизикой и психофизиоло­ гией тонов. Поэтому в дальнейшем стало необходимым заострить внимание на фено­ менологии тонов. Исследования Ревиша и Кёлера в этом направлении значительно обогатили психологию тонов. Тона отличаются друг от друга прежде всего своей высотой. Всем знакомо сво­ еобразное различие между высоким и низким голосами;

именно эта особенность и подразумевается под высотой тона. Разумеется, изменение высоты тона происходит постепенно, так что графи­ ческим изображением непрерывной последовательности тонов различной высоты вполне правомерно считать прямую, каждая точка которой соответствует определен­ ной высоте тона. В этом многообразии тонов лишь некоторые привлекают особое вни­ мание, и именно они находят свое применение в музыке. В европейской музыке осо­ бенное значение придается семи тонам, известным в итальянском искусстве под названием do, re, mi, fa, sol, la, si. Второе, что характерно для переживания любого тона, это его тембр. Уяснить, что такое тембр, достаточно легко — достаточно обратиться к простому примеру. Возьмем, скажем, один и тот же тон какой-либо определенной высоты на скрипке и на фортепьяно. Сколь немузыкальным бы ни был человек, он непременно различит эти тона друг от друга — один слышится совершенно иначе, чем другой. Данная осо­ бенность и называется тембром тона. Два абсолютно одинаковых инструмента дают Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия совершенно одинаковые тона, различить которые невозможно — они имеют одина­ ковый тембр. Таким образом, тембр зависит от строения инструмента. Невзирая на то, что тон того или иного тембра дает совершенно простое пе­ реживание, то есть он слышится как простой, один целостный тон, Гельмгольц тем не менее все-таки попытался предпринять его анализ, сделав вывод, что любой ин­ струмент, подобно голосу человека, дает только сложные тона (относительно про­ стой тон дает лишь камертон). Во всяком случае, физически это безусловно так. Разложив звуковые волны того или иного тона, получим простые волны, среди которых одна будет иметь наименьшую частоту колебаний;

такой волне соответству­ ет определенный тон — так называемый основной тон, а остальным волнам, более высокой частоты, — так называемые обертоны, поскольку высота тона зависит от частоты колебания воздуха. Таким образом, когда мы слышим какой-либо тон одного инструмента, на нас воздействуют волны, соответствующие как основному тону, так и обертонам. Гельмгольц, как известно, придерживался гипотезы константности, рассуждая, ста­ ло быть, следующим образом: каждая волна, как определенный раздражитель, не­ пременно должна вызывать соответствующее своему тону ощущение;

стало быть, при воздействии на нас сложной волны мы должны иметь ощущение не одного тона, а целой группы тонов — основного тона и обертонов. Этим и обусловлено своеобразное звучание тона, его так называемый тембр, представляющий собой со­ вокупность основного тона и обертонов. Поскольку каждый инструмент всегда име­ ет собственное отличительное строение, постольку различны и волны, соответству­ ющие основному тону и обертонам, и совершенно очевидно, полагал Гельмгольц, что именно данное обстоятельство лежит в основе его своеобразного тембра. Итак, согласно Гельмгольцу, каждый тон является сложным, включая в себя целый ряд тонов, а поэтому всегда имеет собственный тембр. Известно одно наблюдение, именуемое резонансом. Если в комнату, в которой звучит какой-либо тон — скажем, определенное do, внести настроенный на этот же тон камертон, то вскоре и он начнет звучать. Это явление называется резонансом, тогда как камертон в данном случае можно назвать резонатором. Данный факт Гельмгольц использовал для проверки своего взгляда на природу тембра. Скажем, мы полагаем, что в тембре в качестве обертонов должны участвовать какие-то определенные тона. Как нам убедиться, что это действительно так? Обра­ тимся к соответствующим резонаторам! Внесем их туда, где звучат интересующие нас тона. Если зазвучат и резонаторы, то тогда станет очевидным, что тембр в самом деле представляет собой совокупность данных тонов. Именно так Гельмгольц пытался до­ казать правомерность своей теории о сложном составе тембра. Однако этот опыт все же не доказывает того, что психологически тембр явля­ ется не простым, а сложным переживанием. Дело в том, что, когда мы слышим оп­ ределенный тон со своим специфическим тембром, мы слышим только этот конк­ ретный тон, не воспринимая его как множество других тонов, поскольку их в этом случае мы просто не слышим, а потому переживания, ощущения других тонов у нас, естественно, нет. Но тогда какое имеем право утверждать, что данное ощущение все же существует! Опыты с резонаторами доказывают лишь одно — а именно то, что они позволяют получить ощущение каждого отдельного тона;

но эти ощущения от­ дельных тонов возникают лишь в том случае, когда мы прибегаем к помощи резона­ торов. Следовательно, из этого факта следует не вывод, сделанный Гельмгольцем, — будто данные ощущения существуют и без резонатора, — а исключительно то, что Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая без резонатора они не существуют, ведь иначе для их получения резонатор нам бы не потребовался. Впрочем, Штумпф уже давно доказал, что простые тона создают тембр не на­ подобие суммы психических атомов, а «сливаются» друг с другом, образуя неразрыв­ ную целостность, подчас настолько абсолютную, что их переживание в качестве сложного тона становится совершенно невозможным. Этот фактический результат ис­ следований Штумпфа существенно противоречит положению Гельмгольца, лучше отражая истинное положение вещей. Тем не менее по сути Штумпф все-таки остает­ ся на позициях Гельмгольца, поскольку говорит о «слиянии» тонов. Ведь слиться может лишь то, что до этого, хотя бы логически, существовало раздельно. Следова­ тельно, согласно Штумпфу, первичную реальность составляет опять-таки ощущение отдельного элементарного тона, а слияние как целостность, переживаемая, в част­ ности, в виде тембра, представляет собой вторичное явление. В современной пси­ хологии отвергается и этот отголосок гипотезы константности, и тембр признан од­ ной из первичных сторон тона. Как уже отмечалось, многообразие тонов по их высоте можно выразить по­ средством линии, однако ни в коем случае нельзя утверждать, что здесь имеем дело с прямой. В самом деле, давно замечено, что за седьмым тоном — si следует тон, очень похожий на do, за ним — тон, звучащий почти как re, далее тон, аналогичный mi, и так далее до si. Создается впечатление, как будто все семь основных тонов за­ ново повторяются в той же последовательности, только в более высоком регистре. Так появляется так называемая вторая октава;

за ней следует третья октава и так да­ лее, до последней (всего различают семь октав). Очевидно, что поскольку тона не­ прерывно следуют один за другим, графическое выражение в виде линии остается в силе. Однако для адекватного изображения подобной последовательности тонов эту линию следует представить в виде спирали, как это впервые было показано Дроби¬ шем. Спираль в данном случае удобна потому, что она хорошо передает обе характер­ ные стороны многообразия тонов — как непрерывное возрастание различия между тонами, так и периодическое повторение их родственности. По мнению Гельмгольца и Штумпфа, подобная родственность октав опреде­ ляется тем обстоятельством, что они имеют общие обертоны. Ревишем (1913) было доказано, что эта родственность имеет место и в случае простых тонов, где говорить об обертонах уже невозможно;

следовательно, она должна иметь другую основу. Ре¬ виш полагал, что первичным свойством тонов является не одна лишь высота, а им присуще еще и другое первичное свойство — качество тона. По его мнению, род­ ственность тонов различных октав объясняется их идентичностью по качеству, хотя по высоте они четко отличаются друг от друга. Таким образом, после Ревиша наряду с высотой тона говорят и об его качестве. Второе новое открытие в области психологии тонов также носит феноменоло­ гический характер. После экспериментов В. Кёлера выяснилось, что тон обладает еще одним, ранее незамеченным свойством, названным Кёлером вокальностью (гласнос­ тью). Оно заключается в том, что тона похожи на те или иные гласные звуки: один тон звучит, например, как «у», другой — как «о»;

встречаются тона, звучащие как «а», «э» или «и». В общем данная последовательность совпадает с рядом тонов по высоте: низ­ кие тона скорее приближаются к «у», а высокие, в конечном счете, — к «и». Это открытие, между прочим, важно еще и потому, что позволило оконча­ тельно решить вопрос о том, почему гласные звуки нашей речи носят тональный характер, тогда как о согласных этого не скажешь. Прежде это объясняли тем, что относили гласные звуки к тональным шумам, то есть соединению простых тонов.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия После Кёлера вопрос обернулся совершенно иначе;

оказалось, что вокальным харак­ тером обладают сами тона, а, не наоборот, вокалы (то есть гласные) имеют тональ­ ный характер. Выяснилось, что на линии тонов лишь вполне определенные точки имеют вы­ раженную вокальность. Эти точки удалены друг от друга на расстояние октавы, и, следовательно, каждой октаве присуща своя определенная вокальность. Получается, что октавы разнятся не только по высоте, но и по вокальности. Уже давно замечено, что наряду с изменением по высоте тон изменяется и в другом направлении — он как бы меняет свою «светлоту» и «массивность». Эти свойства — светлота и массивность — настолько тесно связаны с высотой тона, что прежде они считались не самостоятельными, а просто сопутствующими свойствами высоты тона. Нынче же эту устаревшую точку зрения следует признать ошибочной. Как выяснилось, светлота и массивность изменяются и в независимости от высоты тона. Следовательно, они представляют собой независимые особенности тона, за­ нимающие в феноменологии тона такое же место, как и все остальные вышеотмеченные признаки.

Вкус и обоняние 1. Ощущение запаха Можно сказать, что каждый запах настолько своеобразен, настолько инди­ видуален, что удовлетворительная классификация обонятельных ощущений почти невозможна. Прежде была распространена классификация Линнея и Цвадемакера, однако она неудовлетворительна ни с логической, ни с психологической точек зре­ ния. Поэтому особого внимания заслуживает попытка Геринга некоторым образом упорядочить это хаотическое многообразие запахов. В результате специального исследования Геринг пришел к выводу, что много­ образие запахов представляет собой замкнутую систему, в которой каждый запах за­ нимает свое определенное место так, что с него можно перейти на любое другое место, то есть путем соответствующих изменений из каждого запаха можно получить все возможные варианты запахов. Согласно Герингу, существует шесть основных ощущений запаха, вокруг кото­ рых сосредоточены все остальные ощущения запаха. Этими основными ощущениями являются: пряный, смолистый, горелый, цветочный, гнилостный и фруктовый за­ пахи. Геринг считал, что, расположив каждый из них на углах трехгранной призмы, можно получить графическое изображение системы запахов. Хотя и нельзя сказать, что схема Геринга столь же убедительна, как, скажем, схемы системы цветов или тонов, она, тем не менее, заслуживает серьезного внимания, указывая, в каком на­ правлении в дальнейшем следует вести изучение ощущения запахов.

2. Ощущение вкуса Несколько более определенную картину дают ощущения вкуса. Различия меж­ ду ощущениями вкуса и запаха ясно видны и из нашей повседневной речи. Дело в том, что в языке почти нет самостоятельных слов для обозначения того или иного запаха, поэтому с этой целью приходится обращаться к названиям тех предметов, о Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая запахе которых идет речь. Это хорошо видно уже из названий, использованных Ге­ рингом для обозначения основных запахов (цветочный, гнилостный запахи и т.д.). Отмеченное обстоятельство несомненно объясняется тем, что ощущение запаха на­ столько индивидуально, что обобщение этих ощущений невозможно. Иное дело ощущения вкуса. Наша речь располагает вполне определенными, са­ мостоятельными словами для обозначения этих ощущений: сладкий, горький, соле­ ный, кислый. Эти понятия имеются во всех языках, причем интересно, что других по­ нятий для обозначения ощущений вкуса не существует. Как видно, в обыденной речи другие ощущения вкуса остаются незамеченными. Современная наука к данным ощу­ щениям вкуса попыталась добавить еще два — алколивный и металлический. Однако большая часть психологов по-прежнему продолжает стоять на позициях обыденной речи;

сегодня основными все еще считаются эти четыре основных качества вкуса: сладкий, горький, кислый, соленый. В этом смысле психология ощущения вкусов находится в несколько более пре­ имущественном положении, чем психология запахов, поскольку в многообразие вку­ сов внесено больше определенности: известно, к какой группе относится тот или иной вкус, и выделены четыре группы. Но преимущества этим и исчерпываются, поскольку одного только факта существования четырех качеств вкусовых ощущений недостаточно для того, чтобы действительно упорядочить хаос вкусовых ощущений и разработать систему этих ощущений. Дело в том, что эти основные качества почти не связаны между собой;

один вкус совершенно не влияет на другой, различные вку­ сы никак не соотносятся друг с другом. Потому-то и невозможно найти схему, даю­ щую графическое изображение всего многообразия вкусов. Ощущения вкуса и запаха вызываются воздействием химических раздражите­ лей. Они непосредственно связаны с потребностью в пище, продолжая и поныне пребывать на уровне сугубо витальных функций. Тем не менее, о запахе можно сказать, что он в какой-то мере все-таки свобо­ ден от этой зависимости. Во-первых, он является относительно более (отдаленным) ощущением, ведь запах чувствуется на расстоянии;

во-вторых, он служит не только утолению голода, но имеет и самостоятельную ценность. Именно поэтому кулина­ рия, представляющая собой построенное на основе вкусовых ощущений искусство, столь отлична от парфюмерии — культуры ощущений запаха. По сравнению с кули­ нарией парфюмерия имеет более абсолютный, невитальный характер, а поэтому бо­ лее близка к искусству.

Модальности осязания 1. Ощущение прикосновения Все остальные модальности ощущений наша обыденная речь объединяет в одну группу. Однако это происходит не потому, что ей все они известны, пережи­ ваясь в качестве отдельных членов одной группы, а потому, что среди них знако­ мыми являются лишь те из них, которые так или иначе действительно переживают­ ся как функция одного органа (поверхности тела, кожи). К этой группе прежде всего относится основное кожное ощущение — осязание. Однако психологически осяза­ ние весьма неопределенное понятие, обозначающее скорее внешний процесс или факт, чем само переживание, появляющееся при этом. В психологии подтверждено Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия наличие двух видов таких переживаний — простого осязания и давления. Хотя это последнее и возникает обычно при интенсивном осязании, оно является настолько своеобразным переживанием, что психологически было бы неправомерно считать его лишь степенью интенсивности осязания. Помимо этих двух элементарных переживаний с осязанием связывают и дру­ гие переживания: переживание крепкого и мягкого, переживание острого и тупого, переживание сухости и сырости. Очевидно, что в переживании каждого из этих ка­ честв решающая роль принадлежит осязанию. Однако сомнительно, чтобы данные переживания давал бы исключительно орган осязания как таковой. Например, для возникновения ощущения крепкого и мягкого, острого и тупого только лишь осяза­ ния недостаточно;

для того, чтобы ощутить эти качества, необходимо также движе­ ние надлежащей части тела. Поэтому следует полагать, что в становлении данных переживаний некоторое участие принимают и двигательные ощущения.

2. Ощущение температуры Ощущение температуры также связано с осязанием. Мы ощущаем тепло и хо­ лод в результате воздействия на кожу соответствующих раздражителей. Разумеется, переживание тепла полностью отличается от переживания холода. Ни в коем случае нельзя утверждать, что переживание холода есть ослабленное переживание тепла, и наоборот. Переживание тепла, сколь слабым бы оно ни было, остается пережи­ ванием тепла, совершенно непохожим на переживание холода. Аналогичное можно сказать и обо всех возможных градациях интенсивности этого последнего. Одним словом, тепло и холод представляют собой совершенно разные каче­ ства ощущения. Поэтому нельзя сказать, что существует только одна разновидность температурных ощущений, различающаяся лишь по степени интенсивности и даю­ щая ощущения тепла и холода. Сомнения могут вызвать лишь два специфических переживания: прохладного и разбавленного. Что переживается в ощущении прохладно­ го — тепло или холод? Или же, если разбавить горячую воду, то есть смешать ее с холодной, и опустить в нее руку, какое мы будем иметь переживание — теплого или холодного? Если ни того, ни другого, а некой средней температуры, тогда и впрямь можно подумать, что ощущение температуры и в самом деле обладает одной модаль­ ностью. Однако несомненно, что разбавленная вода все же является теплой, а охлаж­ денная — холодной. Спутать их невозможно.

3. Ощущение вибрации В последнее время установлено, что с органом осязания связано совершенно своеобразное переживание — так называемая вибрация. Данное переживание как са­ мостоятельное ощущение, как чувственное содержание, отличное от всех других из­ вестных модальностей, впервые описано Д. Кацем. Для описания переживания вибрации обратимся к следующим примерам: если сильно поддеть пальцами струну гитары, она начнет колебаться, причем в течение некоторого времени эти колебания видимы и глазом, постепенно затухая, так что через какое-то время струна покажется неподвижной. Однако даже слегка при­ коснувшись к ней пальцем, мы почувствуем ее колебание. Именно это переживание и именуется ощущением вибрации (vibratio — колебание). Своеобразное пережива­ ние колебания мы ощущаем на заводе, где работают мощные механизмы, в быстро Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая i движущемся поезде или автомобиле. В этом последнем случае вибрация как бы проникает внутрь тела, переживаясь изнутри. Вызвать данное переживание экспери­ ментально легче всего при помощи камертона, который при ударе начинает вибри­ ровать. Приложите этот камертон ко лбу или основанию большого пальца испытуе­ мого: у него появится совершенно явное ощущение вибрации. Ощущение вибрации оказалось значительно чувствительнее осязательного ощущения. Наряду с этим оно обладает и другим преимуществом, в частности, ощу­ щение вибрации является дистантным переживанием, тогда как осязание следует считать настоящим прототипом контактного ощущения. Эти преимущества чувства вибрации по сравнению с осязанием позволяют ему по мере необходимости за­ мещать другие дистантные ощущения. В известном случае слепоглухонемой Элен Келлер вибрация играла исключительную роль. Например, ощущение вибрации выподняло определенные функции зрения: она, будучи слепой, не наталкивалась на стену — по-видимому, благодаря чувству вибрации, ощущая лбом изменение виб­ рации, возникающее вблизи стены. Однако несравненно более велика роль ощуще­ ния вибрации при компенсации отсутствия слуха. Элен Келлер и швейцарский пи­ сатель Зутермайстер получали истинное эстетическое наслаждение от воздействия вибрации при исполнении музыкального произведения. В этом случае чувство виб­ рации выполняло роль слуха.

4. Кинестетические ощущения Движения нашего тела и его отдельных частей сопровождаются специфичес­ ким ощущением — ощущением движения. После Бастиана эту группу ощущений на­ зывают кинестетическими. Роль этих специфических ощущений очень велика. По мнению, например, аме­ риканских психологов на кинестетических ощущениях строятся важнейшие пережива­ ния человека. И действительно, вся наша активность с начала до конца протекает под аккомпанемент данных ощущений. Несмотря на это, изучение кинестетических ощу­ щений все еще пребывает на примитивном уровне — о них мало что известно. Основными качественными разновидностями кинестетических ощущений яв­ ляются ощущения сопротивления, усилия и движения. Эти ощущения возникают при движении достаточно массивных частей нашего тела, например руки, ноги или всего тела. Но двигаются и менее массивные органы — наши глаза находятся в непрерыв­ ном движении. И хотя мы это движение чувствуем не очень четко, отрицать наличие подобного переживания тем не менее невозможно. Дело в том, что кинестетические ощущения практически всегда связаны с другими переживаниями, а их фактическое существование проявляется в том, что они придают этим переживаниям специфичес­ кий оттенок. Не имей этого чувства, мы, например, не сумели бы контролировать и регулировать собственные действия, не имели бы даже представления об энергии и структуре нашей активности.

5. Ощущение равновесия Еще более безликий и диффузный характер имеет ощущение, позволяющее почувствовать нарушение равновесия нашего тела и создающее тем самым возмож­ ность его регуляции. Конечно, скорее всего, регуляция нашего равновесия происхо­ дит исключительно физиологически, без какого-либо участия сознания, чисто реф­ лекторно. Однако бесспорно и то, что сам рефлекс без ощущения невозможен. Ведь Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия если организм не почувствует воздействия раздражителя, то у него просто не будет повода для ответного движения;

рефлекторная дуга, представляющая собой анатомофизиологическую основу рефлекса, содержит не только моторный, но и сенсорный нервы. Таким образом, процесс регуляции равновесия нашего тела, сколь рефлектор­ ным бы он ни был, все же непременно предполагает и участие ощущений. К сожалению, особенности данного ощущения обособленно нами не пере­ живаются, а потому мы лишены возможности их описания. Оно настолько интимно увязано, более того — слито с переживанием общего состояния всего тела, что при попытке его описания мы сталкиваемся с чрезвычайными трудностями. В этом нам могут помочь разве что некоторые аномальные состояния, в частности случаи шо­ ковой, экстремальной потери равновесия — например, когда на нас обрушиваются волны или при длительном вращении. В подобных случаях в нашем органе равнове­ сия — в лабиринте внутреннего уха в результате необычайно сильного раздражения возникает чрезвычайно интенсивный процесс, сопровождающийся особенно силь­ ным субъективным переживанием. И действительно, возникающее в таких случаях весьма четкое ощущение резко отличается от ощущений всех других модальностей. Естественно, что в подобных условиях мало что можно сказать о феноменологии данного ощущения, физиология которого разработана лучше, чем психология.

6. Органические ощущения Под влиянием раздражителей, связанных с основными жизненными процес­ сами нашего организма (кровообращение, дыхание, усвоение пищи и др.), в не­ рвных элементах, в том или ином виде представленных во всех внутренних органах, возникает определенный физиологический процесс, несомненно сопровождающий­ ся соответствующими ощущениями — так называемыми органическими ощущениями. Общей особенностью этих ощущений является их диффузное, безликое протекание;

они переживаются скорее как состояние всего организма, нежели той или иной от­ дельной системы. Именно эти ощущения лежат в основе нашего общего самочув­ ствия;

благодаря им протекание жизненных процессов нашего организма находит свое субъективное отражение, сигнализируя в случае надобности о необходимости принятия надлежащих мер. В обычных случаях, при нормальном протекании наших жизненных процес­ сов данные ощущения отдельно нами не переживаются — мы замечаем лишь общее здоровое состояние нашего организма: «мы хорошо себя чувствуем». Но если по какой-то причине протекание данных процессов затрудняется или задерживается, то есть организму недостает чего-то необходимого для нормальной жизнедеятельно­ сти, тогда соответствующие органические ощущения приобретают четкий, выражен­ ный характер;

возникают специфические ощущения, играющие весьма важную роль в переживании наших различных витальных потребностей. Голод, жажда, удушье и другие подобные переживания представляют собой типичные случаи проявления данных ощущений. Примечательным свойством органических ощущений является их субъектив­ ный характер. Тогда как цвет и звук, запах и вкус, тепло и холод всегда переживают­ ся свойством объекта, голод и жажда, как и другие органические ощущения, скорее говорят о внутреннем состоянии организма. Эти ощущения весьма близки к эмоцио­ нальным содержаниям нашего сознания, хотя и в достаточной мере отличаются от них, поскольку все-таки, так или иначе, дают переживание о состоянии нашего тела, то есть чего-то объективного.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая Поэтому к этой группе можно отнести и боль, которая, подобно органичес¬ ким ощущениям, носит субъективный характер и выражает переживания, связанные с состоянием организма — особенно тогда, когда ее источником являются внутрен­ ние органы. В общем же следует отметить, что проблема боли как в психологии, так и в неврологии продолжает оставаться спорной;

окончательно все еще не решено, чем является боль с психологической точки зрения — ощущением или чувством.

Интермодальное единство ощущений 1. Постановка вопроса Феноменологическое рассмотрение ощущений со всей очевидностью показы­ вает, сколь велики качественные различия между ними. Это особенно касается ощу­ щений различных модальностей, ведь своеобразие переживания цвета в корне от­ личается от своеобразия переживания звука, температуры, запаха или вкуса. Может даже показаться, что между ними нет ничего общего. Тем не менее, как отмечалось выше, история развития органов чувств явству­ ет, что все основные модальности исходят из одного источника — в самом начале существовала лишь одна модальность и одно диффузное сенсорное переживание. Все ощущения произошли и развились из этого одного источника. Так неужели же в сен­ сорном содержании человеческой психики ничего не осталось от этого первичного единства? Неужели наши ощущения размежевались настолько, что между ними не осталось ничего общего?

2. Данные речи Изучение обыденной речи поможет осветить вопрос о том, как переживается людьми взаимосвязь между ощущениями разной модальности. Существует ли про­ пасть между переживаниями ощущений различных модальностей или они все-таки имеют нечто общее? Достаточно обратиться всего к нескольким примерам, чтобы убедиться, что наша речь не предполагает наличия пропасти между ощущениями раз­ личных модальностей. Такие высказывания, как «холодный голос», «сладкий голос», «теплые тона», «низкий голос» и многие другие, со всей очевидностью показывают, что температурные и слуховые или зрительные ощущения не представляются нам настолько взаимочуждыми, раз уж мы говорим о «холодном» голосе или «холодном» цвете так, как будто одновременно переживаем температуру, звук и цвет. Немецкий психолог Клаге, специально интересовавшийся данным вопросом, приводит огром­ ное множество аналогичных высказываний, со всей очевидностью свидетельствую­ щих о том, что обычное, ненаучное наблюдение усматривает существование зримой родственной связи между ощущениями различных модальностей.

3. Синестезия Эта родственная связь становится еще более достоверной с учетом факта так называемой «синестезии». Говоря, например, о «сладком голосе», мы обычно отнюдь не подразумеваем, что у нас и в самом деле появляется ощущение сладкого, когда мы слышим этот голос. Нет! В данном случае речь идет о том, что у нас создается впе Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия чатление, будто бы мы и вправду переживаем ощущение сладости. Однако некоторые люди, слыша соответствующий звук, действительно переживают вкусовые, цветовые или иные ощущения;

для них звук может иметь или цвет, или вкус, или запах, или же иную сенсорную сторону какой-то другой модальности. Одним словом, у этих людей ощущение одной модальности сопровождается ощущением другой модальнос­ ти. Именно поэтому в этих случаях говорят о соощущении (синестезии). Чаще всего встречаются случаи синестезии звука и цвета — так называемые «фотизмы». Скажем, слушая какое-либо музыкальное произведение, субъект слышит не только звуки, а перед ним предстает целый калейдоскоп цветов, света, форм. Он переживает музыку двояко — и акустически, и оптически. Зачастую для него даже звуки обычной речи имеют специфический цвет. Интересно, насколько стойкой является связь этих соощущении? Окрашены ли определенные тона, аккорды, звуки, слова всегда в один и тот же цвет, или же их цвет в каждом отдельном случае различен? Выяснилось, что у одного и того же субъекта эта связь имеет стойкий и неизменный характер. Но, сравнив фотизмы различных субъектов, обнаружим, что между ними нет ничего общего, то есть один и тот же тон для одного субъекта окрашен в один цвет, а для другого — в совершенно иной.

4. Экспериментальные доказательства Однако факт интерсенсорного родства ощущений приобрел истинно научную ценность лишь после его экспериментального обоснования (1922). Первое проведен­ ное нами экспериментальное исследование, не только подтвердившее существование этого факта, но и объяснившее его сущность, касалось вопроса психологических ос­ нов акустической и оптической родственности. Оказалось, что преобладающее боль­ шинство испытуемых для обозначения совершенно бессмысленных рисунков в каче­ стве особенно соответствующего выбирают один и тот же звуковой комплекс. Вместе с тем выяснилось также, что это происходит в силу того, что в их переживании связь 1 между звуковым комплексом и рисунком является существенной, а не случайной. Данная проблема стала особенно актуальной после опубликования исследо­ вания Хорнбостеля (1925). Его главное положение об единстве ощущений легло в основу целого ряда экспериментальных исследований. Особенно примечательным яв­ ляется факт функционального взаимовлияния различных органов чувств, подтверж­ денный множеством экспериментальных исследований. Как отмечает Джеймс, еще Урбанчич заметил, что, слушая звук камертона, его пациенты с определенного рас­ стояния хорошо различали нюансы отдельных цветов, которые без камертона со­ вершенно не различимы, или же очень слабый, совершенно неслышный звук ста­ новился слышимым при воздействии на глаза различных цветовых раздражителей. Проведенные экспериментальные исследования не только подтвердили эти наблюдения, но выявили новые факты интерсенсорного взаимодействия: 1. Острота зрения человека возрастает при одновременном воздействии на него и звука. То же самое происходит при воздействии на субъекта вкусовых, осязательных или боле­ вых раздражителей. 2. Если испытуемый будет долго созерцать цветное пятно, а за­ тем перенесет взор на нейтральную область, то он увидит на ней пятно противопо­ ложного цвета. Как известно, этот феномен называется последовательным образом.

Имеются в виду результаты экспериментального исследования Д. Узнадзе, впервые опубли­ кованного в Грузии в 1923 г. под названием «Психологические основы наименования», а через год в Германии, в журнале «Psychologische Forschung». - Примечание редактора Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая Оказалось, что если в процессе переживания последовательного образа испытуемый слышит какой-либо звук с переменной интенсивностью, то и оптический образ на­ чинает мерцать, а при исчезновении звука мгновенно исчезает и образ. При воздей­ ствии на испытуемого звука с частотой в 550 герц цвет пятна становится более яр­ ким, а его контуры — более четкими. 3. В освещенной комнате звук кажется более высоким, чем в темной. Таким образом, невзирая на очевидные модальные различия наших сенсорных переживаний, между ними безусловно существует определенное родство;

несмотря на далеко идущую дифференциацию, они возникают на единой основе и в конечном счете составляют одну целостность. Еще интереснее то, что данная целостность выходит за пределы сенсорной области, распространяясь и на моторику;

например, мы особенно хорошо улавли­ ваем ритм тогда, когда сопровождаем его движением всего нашего тела или одной из конечностей;

танцевальная музыка вызывает импульс выполнения определенных движений. По убеждению одного из исследователей, Руца, каждое музыкальное про­ изведение связано с определенной позой тела. Поэтому для адекватного исполне­ ния произведения того или иного композитора следует найти эту позу и принять ее. На этом же соображении построены фонетические исследования Зигварта. Можно предположить, что успешность выполнения движений зависит от одновременного действия различных органов чувств. Опыты Шиллера подтвердили это: оказалась, что, слыша звучание высоких тонов, испытуемый на 16% успешнее переливал воду из одного сосуда во второй, чем тогда, когда данная операция производилась в со­ провождении низких тонов.

5. Основа интермодального единства Все отмеченные факты указывают на то, что не только ощущения, но и дви­ жения и пр. — одним словом, все то, в чем находит свое выражение активность субъекта, имеет в конечном счете единую основу. И в самом деле, ведь субъект един, и отношения устанавливаются между этим единым субъектом и многообразными явлениями действительности! Поскольку в процессе этих взаимоотношений участвует реальность во всем ее многообразии, по­ стольку естественно, что человек, стоящий на относительно высокой ступени раз­ вития, отражает это многообразие в своих ощущениях. Но поскольку сам субъект представляет собой единую, неделимую целостность, то невозможно, чтобы он не отвечал на это многообразное и многостороннее воздействие столь же целостным эффектом. Иначе говоря, многообразие действительности находит свое отражение в различии ощущений, а единство субъекта проявляется в том целостном изменении, которым он отвечает на воздействие многообразной действительности. Поэтому вполне возможно, чтобы даже весьма различные стороны действительности вызы­ вали в некотором роде одинаковый целостный эффект;

мы видим, что это действи­ тельно так. Хорнбостель полагал, что интермодальная родственность ощущений основывается на общем сенсорном содержании, представленном во всех модаль­ ностях ощущения. Думается, что в признании существования подобного общего сен­ сорного содержания нет никакой надобности. Было бы правомернее полагать, что дело тут заключается в том целостном личностном эффекте, который среда вызы­ вает у субъекта. Подобный эффект нам известен под названием установки, и мы знаем, что он возникает не только в сенсорной, но и в моторной областях.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия Таким образом, в основе интермодальной родственности ощущений и, стало быть, синестезии лежит единство установки. Конкретно положение вещей можно представить следующим образом. Когда, скажем, субъект слышит какой-то звук, то он вызывает в нем такой же целостный личностный эффект — установку, что и, допустим, переживание сладкого вкуса. В этом нет ничего невозможного, поскольку здесь в обоих случаях, помимо разных факторов — звука и вкуса, участвует и один постоянный фактор — сам субъект. И если при прослушивании звука у субъекта возникает установка на сладкий вкус, то легко понять, что на основе данной установки у него либо появится представление сладкого вкуса, и тогда он будет говорить о «сладком голосе», либо же, в случае особенно ярко выраженной установки, у него во рту на самом деле может появить­ ся ощущение сладости. В таком случае мы будем иметь дело с проявлением настоя­ щей синестезии. Данное соображение объясняет и вышеприведенные экспериментальные фак­ ты интермодального взаимодействия ощущений. И действительно, почему, напри­ мер, воздействие цветового раздражителя не уменьшает, а, напротив, увеличивает чувствительность слуха или какой-либо другой модальности? Казалось бы, что все должно происходить совсем наоборот! Разве воздействие второго раздражителя не требует от нас новой энергии? Разве нам не легче делать одно дело, а не два? Все это безусловно так. Тем не менее, явление интермодального взаимодействия ощу­ щений остается фактом. Однако с позиций теории установки понятно, почему это происходит так. Воздействие какого-либо раздражителя, скажем слухового, вызыва­ ет у нас определенную установку. Естественным результатом этого будет то, что любой другой раздражитель, действующий в направлении аналогичной установки, становится более ощутимым, и менее ощутимым, когда он действует в направлении совершенно другой установки.

Восприятие 1. Восприятие Переживание внешней действительности осуществимо только через ощущение — другого пути у живого существа нет. Тем не менее, реальность никогда не пере­ живается в виде отдельных цветов, отдельных тонов или каких-либо других отдель­ ных ощущений. Посмотрим в окно! Что мы увидим? Никто не скажет, что он видит столько-то зеленого цвета, столько-то красного, столько теней и столько света. Нет, он будет говорить о «деревьях», «цветах», «ребенке», на котором, к примеру, наде­ та «красная шапочка» и который в руках держит «черный мяч» (Вертхаймер). Одним словом, действительность нам дана не как хаос разнообразных ощущений, а непре­ менно в виде предметов с определенными свойствами, находящихся во внешнем про­ странстве и оттуда воспринимаемых нами. Отсюда очевидно, что хотя путь к действительности лежит лишь через ощу­ щения, но она никогда не дана в виде ощущений. Действительность не ощущается, а воспринимается, поскольку ощущать можно, например цвет, однако на самом же деле мы видим не просто цвет, а предмет такого-то цвета. Переживание же предме­ та называется восприятием, а не ощущением;

ощущение — это всего лишь то, что привносится в восприятие нашими органами чувств.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая Живое существо имеет дело с предметами, удовлетворяя свои потребности благодаря им, а не посредством цвета, запахов или вкусов как таковых. Поэтому по­ нятно, что у него выработалась способность воспринимать предметы, а не хаотичес­ кое переживание ощущений.

2. Предмет и содержание восприятия Однако есть ли в восприятии что-либо еще, кроме ощущений? Попытаемся проанализировать какое-либо восприятие: допустим, мы воспринимаем вот этот ка­ рандаш. Во-первых, хотим мы того или нет, восприятие подразумевает, в первую очередь, какой-нибудь предмет, который нами воспринимается, так как оно не мо­ жет быть беспредметным. Но о восприятии данного предмета мы говорим потому, что переживаем его содержание, то есть видим его цвет, чувствуем его вес — одним словом, имеем множество ощущений. Однако, отвечая на вопрос, что дает нашему сознанию восприятие карандаша, мы окажемся вынуждены ограничиться перечнем ощущений — единственное содержание восприятия составляют наши ощущения. Таким образом, в восприятии следует различать, с одной стороны, предмет и содержание — с другой. Однако, коль скоро предмет дан нам только в виде опреде­ ленного содержания, может показаться, что размежевывать их друг от друга и не нужно. Обратимся к примеру. Скажем, мы воспринимаем карандаш. Содержание дан­ ного восприятия составляют красный цвет и целый ряд других ощущений. Затемним комнату, и взглянем на этот же предмет — на этот же карандаш. Несомненно, что мы опять-таки воспринимаем тот же карандаш, то есть предмет нашего восприятия остался прежним — тем же, чем и был в освещенной комнате. Однако содержание восприятия — цвет карандаша — уже переживается иначе, чем прежде: он выглядит несколько более темным. Кроме этого, если прежде карандаш находился, предполо­ жим, в горизонтальном положении, и мы имели соответствующее этому ощущение, то теперь он расположен в вертикальном положении, то есть изменилось и данное ощущение. Одним словом, ощущения не совсем такие, какими были в освещенной комнате. Следовательно, содержание нашего восприятия безусловно изменилось. Не­ смотря на это, мы все же твердо уверены, что воспринимаем тот же карандаш. Стало быть, вполне возможно, чтобы содержание восприятия изменялось, а его предмет оставался прежним. Из этого явствует, что необходимо различать предмет и содержа­ ние восприятия. Данное обстоятельство указывает на то, что для человека значим, прежде все­ го, сам предмет, а не сенсорные переживания, возникающие в результате взаимо­ действия с этим предметом. И действительно, ценность предмета, его способность удовлетворять ту или иную потребность совершенно не зависит от того, находится ли он в темном или освещенном месте, теплой или холодной комнате, видится издали или вблизи. В любом случае предмет остается неизменным, тогда как ощущения, вызванные исходящими от него раздражителями, меняются.

3. Соотношение между предметом и содержанием восприятия Возникает вопрос: действительно ли между предметом и содержанием воспри­ ятия нет никакой связи? Действительно ли они абсолютно индифферентны по отно­ шению друг к другу? Действительно ли возможно коренным образом изменить со Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия держание восприятия так, чтобы его предмет остался неизменным? Одним словом, встает вопрос о соотношении между содержанием и предметом восприятия. Для решения данного вопроса нами был поставлен следующий опыт: ис­ пытуемым с завязанными глазами для идентификации давалось в руки несколько предметов, специально видоизмененных с тем, чтобы затруднить их узнавание. Ис­ пытуемые всячески ощупывали предмет, стараясь получить как можно больше ощу­ щений, чтобы на основе этой сенсорной информации попытаться узнать этот пред­ мет. Однако, как выяснилось, для получения самих ощущений необходимо иметь некоторое предположение о предмете — чувственные признаки объекта приобрета­ ют определенный вид лишь после их соотнесения с неким предметом. Например, испытуемый, предположив, что в руке у него, скажем, резиновый штамп, начина­ ет чувствовать мягкость при соприкосновении с его поверхностью;

но достаточно ему изменить это свое мнение, и ему тотчас же покажется твердым то, что только что казалось мягким. Таким образом, один из фактических выводов, вытекающих из данных опы­ тов, заключается в следующем: предмет восприятия влияет на содержание восприятия;

это последнее приобретает определенность на основе предмета восприятия;

содержа­ ние восприятия оформляется в соответствии с его предметом. Однако из этих же опытов явствует и то, что и предмет восприятия не полно­ стью независим от его содержания. Правда, окончательная определенность содержа­ ния зависит от предмета, но очевидно и то, что у испытуемого имеются отдельные ощущения того или иного вида еще до идентификации предмета своего восприятия;

именно своеобразие этих ощущений и позволяет ему идентифицировать данный предмет. Получая, скажем, новое ощущение, совершенно не соответствующее пред­ полагаемому предмету, индивид вынужден изменить мнение и продолжить поиск в направлении идентификации предмета. Таким образом, в определенных пределах между предметом и содержанием восприятия безусловно существует несомненное взаимовлияние: предмет придает оп­ ределенность содержанию, а содержание, в свою очередь, — предмету;

но это про­ исходит лишь в определенных пределах. Среди результатов этих опытов следует подчеркнуть то, что предмет восприя­ тия может изменить его содержание. Приоритет предмета в данном случае совершен­ но очевиден.

4. Проблема константности восприятия Эти фактические данные позволяют осветить одну проблему, долгое время со­ ставляющую предмет оживленной дискуссии. Давно известно, что цвет, величина и форма предмета кажутся нам неизменными, хотя вследствие изменения физических и физиологических условий все эти свойства предмета должны претерпевать суще­ ственные изменения. Мы имеем в виду проблему константности восприятия цвета, величины и формы. Проблема константности цвета связана со следующим наблюдением: кусок мела на рассвете отражает в несколько раз меньше света, чем кусок угля в полдень (Геринг);

тем не менее, мел кажется белым, а уголь — черным. Но в соответствии с физическими условиями все должно быть наоборот. Лист бумаги в сумерках должен казаться темнее чернильного пятна при солнечном свете, поскольку пятно направ­ ляет в глаза больше света, чем бумага. Однако, как всем известно, это не так. Поче Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая му? Объяснить это с позиций законов физики и периферийной физиологии совер­ шенно невозможно. В данном случае может существовать только психологическое объяснение. Аналогична и проблема константности величины. Как известно, при созерцании предметов на сетчатке наших глаз появляется соответствующее изображение. Это изоб­ ражение имеет определенную величину: при удалении от предмета оно уменьшается, а при приближении — увеличивается. Отсюда как будто следует несомненный и бес­ спорный вывод: один и тот же предмет вблизи должен казаться больше, а издалека — меньше. Иными словами, величина одного и того же предмета должна постоянно ме­ няться в зависимости от того, на каком расстояния от нас он находится. В действитель­ ности же ничего подобного не происходит. В определенных пределах величина предме­ та остается неизменной, то есть величина предмета константна. Почему это происходит именно так, может быть также объяснено исключи­ тельно психологически. Сидя за столом, мы воспринимаем тарелки одинаковыми не только по величи­ не, но и по форме. Но объективно на сетчатке они отображаются по-разному: тарелки, находящиеся перед нами, отображаются круглыми, а находящиеся справа и слева — овальными, причем форма этих овалов своеобразна и меняется в зависимости от угла зрения в каждом отдельном случае. Как видим, форма предмета также константна. Мы можем выйти за пределы цвета, величины и формы и говорить о кон­ стантности всех значимых свойств предмета. Можно сказать, что каждое значимое свойство предметов кажется, как правило, неизменным, несмотря на то, что в силу физических и физиологических условий эти свойства как будто должны ощутимо изменяться. Следует однако подчеркнуть, что эта константность ни в коем случае не имеет абсолютный характер. Разумеется, кусок мела при дневном свете видится светлее, чем в сумерках, а белый листок бумаги, освещенный электролампой, кажется более желтым, чем при дневном свете. Цвет в различных условиях так или иначе меняется, несмотря на то, что предмет остается прежним. Классический эксперимент констан­ тности цвета со всей очевидностью подтверждает это: в темном углу комнаты поме­ щают белый лист бумаги;

испытуемому, сидящему у окна, то есть при полном осве­ щении, дается вертушка цветов с белым и черным диском с просьбой так смешать на вертушке между собой белый и черный цвета, чтобы точно получить цвет листа бумаги в углу. Результат опыта всегда остается неизменным: цвет диска и бумаги пол­ ностью никогда не совпадают друг с другом. Отсюда ясно, что в данном случае говорить о константности можно лишь в оп­ ределенных пределах. Несомненно, что мы имеем дело не с абсолютным изменени­ ем, а с таким, которое позволяет заявить, что по существу свойство предмета оста­ ется неизменным. В чем причина этого интересного явления? Как должен быть объяснен фено­ мен константности свойств предмета? Простой эксперимент, проведенный Д. Кацем, наглядно показывает, что основным фактором здесь следует считать предмет. Доста­ точно каким-то образом пресечь участие предмета, чтобы цвет тотчас же изменился. Как уже отмечалось, согласно Кацу, цветом предмета может считаться только цвет его поверхности — во всяком случае, так называемый «цвет плоскости» никогда не переживается цветом предмета. Следовательно, для того, чтобы цвет предмета пре­ вратить в цвет плоскости, он должен предстать перед нами своим настоящим тоном. Известно, что, согласно Кацу, сделать это нетрудно. Возьмем белую бумагу в тени и Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия на свету. Наблюдателю оба листа бумаги покажутся одного цвета. А теперь возьмем третий лист бумаги, проколем его булавкой и сравним цвет двух первых листков, глядя на них через отверстие. Сейчас цвет этих листов будет переживаться как цвета плоскости (так называемая редукция Каца), и интересно, что лист, находящийся в тени, покажется значительно более темным, чем лист, лежащий на освещенном ме­ сте. Как видим, наличие предмета представляет собой необходимое условие констант­ ности восприятия. Согласно старым теориям, в данном случае роль предмета заключается в том, что он, где бы он ни находился — близко или далеко, напоминает субъекту — в соответствии с его прошлым опытом — настоящую величину этого предмета. Од­ ним словом, старые теории придерживаются следующего взгляда: мы часто видели тот или иной предмет вблизи, и потому знаем его «настоящую величину». Увидев данный предмет издали, мы вспоминаем его настоящую величину;

а поскольку предмет имеет для нас большее значение, чем отдельные ощущения, мы непроиз­ вольно приводим данные этих ощущений в соответствие с нашим знанием реаль­ ной величины предмета. Однако существует целый ряд экспериментов, доказывающих неправомерность данной теории. В самом деле, ведь невозможно, чтобы, например, одиннадцатиме­ сячный ребенок имел достаточно твердое представление об истинных размерах пред­ метов! Стало быть, константность величины для него должна быть чуждой. Тем не менее, одиннадцатилетний ребенок, специально обученный выбирать из двух короб­ ков больший, выбрал большой коробок, хотя он был расположен на таком расстоя­ нии от ребенка, что его изображение на сетчатке было вдвое меньше изображения маленького коробка (Эл. Франк). Кроме того, эксперименты В. Кёлера достоверно показали, что константность величины имеет место и в восприятии шимпанзе. Нако­ нец, с этой же целью были изучены также цыплята. Выяснилось, что константность величины свойственна даже трехмесячным цыплятам (Гёц). Если об опыте ребенка и шимпанзе еще можно сказать что-то, то о трехне­ дельном цыпленке уж точно никто не сможет сказать, что, дескать, константность восприятия величины основывается на его опыте. Невозможно, чтобы маленький ребенок, обезьяна, цыпленок имели не соот­ ветствующие друг другу сенсорные переживания величины предмета, то есть мате­ риал ощущения, и их оценку. Как известно, чем примитивнее живое существо, тем выше уровень его сенсомоторности, то есть тем большую роль выполняют ощуще­ ния и тем больше он им подчиняется. Но известно и то, что сам сенсорный мате­ риал, представляющий собой содержание восприятия, находится под воздействием его предмета;

известно также, что он изменяется в соответствии с предметом даже тогда, когда это изменение происходит вразрез действию раздражителя. Следователь­ но, можно предположить, что и в данных опытах под воздействием предмета мог возникнуть сенсорный материал, соответствующий настоящей величине предмета;

в этом случае ни ребенку, ни обезьяне и ни цыпленку не пришлось бы ничего пе­ рерабатывать, изменять или специально интерпретировать.

5. Вопрос категориальности восприятия Возвратимся опять к нашему примеру восприятия. При восприятии данного карандаша перед нами предстает некий предмет — карандаш в совершенно опреде­ ленном, конкретном виде. Материал ощущений, представляющий собой содержание данного восприятия, дает конкретное переживание предмета: передо мной находится Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая красный, короткий карандаш, легкий и узкий... Предмет моего восприятия пред­ ставлен в сознании в виде этого определенного переживания. Но, вникнув в положе­ ние вещей, нетрудно заметить, что в совершенно конкретном, индивидуальном со­ держании моего восприятия дано и общее, ведь в темной комнате этот же предмет предстанет в сознании уже в виде иного сенсорного содержания. Предмет восприятия имеет общий характер, а содержание — конкретный и индивидуальный. Стало быть, в восприятии, в его сенсорном содержании, переживается общее. Мы уже пришли к заключению о том, каковым является соотношение между предметом и содержанием — процесс завершения, формирования сенсорного содер­ жания восприятия зависит от предмета. Отсюда легко понять, что настоящее воспри­ ятие вне общего невозможно. Известен случай одного больного, описанный Гельбом и Гольдштейном, ко­ торый не мог употреблять названия того или иного цвета ни активно, ни пассивно, то есть когда он видел, например, красный цвет, то не мог ответить, что он видит;

или если ему предлагалось выбрать из расположенных перед ним цветов красный, он не мог этого сделать. Больной вообще не понимал, что такое красный, желтый или любой другой цвет. Специальное исследование показало, что субъект обладал вполне нормальным зрением: он прекрасно различал нюансы цветов;

светло-крас­ ный для него был совершенно другим цветом, нежели темно-красный. Словом, «красный цвет» он не видел, хотя прекрасно разбирался даже в малейших различи­ ях между цветами. Следовательно, у субъекта функция ощущения цвета была сохра­ нена, но он неспособен был воспринимать их — для него, в сущности, цвет уже не является определенным предметом, который мог быть воспринят, а потому в каж­ дом отдельном случае он видел различный цвет. Гельб и Гольдштейн заключают, что то, что дано нам в каждом отдельном случае нормального восприятия, представля­ ет собой не просто определенный предмет, а является частным случаем целой груп­ пы, целой категории предметов. Они говорят о категориальности восприятия;

у дан­ ного больного была повреждена именно категориальность восприятия. Данная особенность восприятия имеет очень большое значение, создавая воз­ можность бесконечного развития восприятия. Ощущение как таковое не развивается и зависит скорее от состояния соответствующих органов. Однако восприятие подра­ зумевает и предмет, что не имеет ничего общего с органами чувств, а потому воз­ можность расширения восприятия в направлении усматривания под его образом все более и более общего предмета бесконечна. Это зависит от уровня умственного раз­ вития человека. Следовательно, вместе с интеллектуальным развитием появляется также возможность развития восприятия.

6. Понятие гештальта А теперь вновь вернемся к содержанию восприятия. Как известно, предмет переживается в виде этого содержания. Он дан нам в виде ощущений, составляющих его содержание. Однако предмет всегда представляет собой единое целое, тогда как ощущения, в виде совокупности которых он нам дается, многочисленны и незави­ симы друг от друга. Встает вопрос: каким образом это многообразие отдельных ощу­ щений дает отражение целостного предмета? Для ответа на данный вопрос в современной психологии введено понятие геш­ тальта (формы, строения, структуры). Предполагается, что, несмотря на многоли­ кость ощущений, содержание восприятия все-таки представляет собой целостность — Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия изнутри расчлененную, а извне более или менее четко отделенную от всех остальных целостностей. Такая целостность называется гештальтом. Совокупность ощущений, данных в содержании восприятия, представляет собой гештальт. Следовательно, вос­ приятие гештальтно, поэтому неудивительно, что подобное содержание может отра­ жать целостность предмета. Однако каким образом содержание восприятия, состоящее из множества от­ дельных ощущений, переживается в виде подобной целостности? Ответ был бы очень простым, если бы можно было сказать, что содержание восприятия представляет собой совокупное переживание входящих в него ощущений, является суммой содер­ жащихся в нем ощущений. Но дело в том, что восприятие переживается в виде цело­ стности, причем в этой целостности есть многое такое, даже похожего на которое не было в частях. Например, ряд точек, расположенных в форме треугольника, пережи­ вается как целостный, настоящий треугольник, хотя разве можно сказать, что от­ дельные точки, совокупностью которых является этот треугольник, содержат нечто, напоминающее треугольник? Разумеется, нет. Одним словом, природа гештальта состоит именно в том, что ему, как целос­ тности, свойственны некоторые особенности, совершенно не представленные в его частях. Именно в силу этого и встает вопрос: откуда появляется эта целостность, если в частях от нее ничего нет? Вундт первым почувствовал остроту данного вопроса. Он его разрешил следу­ ющим образом: сознание не просто объединяет между собой ощущения как психи­ ческие элементы, но производит их «творческий синтез»;

именно поэтому продукт их соединения есть нечто новое, нечто иное по сравнению с тем, что было дано в его отдельных частях. Майнонг предложил так называемую «теорию продукции», согласно которой интеллект, объединяя возникшие ощущения, создает в этот момент и то, что специ­ фично для целостности. По мнению Витасека, эту роль выполняет внимание — имен­ но оно создает особенности целостности. Совершенно иначе думают представители так называемой «гештальттеории» (Вертхаймер, Кёлер, Коффка). По их мнению, целостность, гештальт вовсе не строит­ ся из частей. Нельзя представлять дело так, будто вначале возникают различные ощу­ щения, затем объединяющиеся в процессе восприятия. Нет, гештальт дан изначально. Он представляет собой не вторичное, производное явление, а первичное пережива­ ние. Стало быть, ставить вопрос о том, каким образом он возникает из элементов, неправомерно. Обратимся опять к вышеупомянутой фигуре, треугольнику. На вопрос, что он видит, ни один нормальный человек не ответит, что он видит столько-то то­ чек, а обязательно назовет треугольник. Первое, что бросается нам в глаза, это — та целостность, которую представляет собой данная фигура, то есть в первую очередь мы переживаем гештальт. Таким образом, специфическая особенность гештальта состоит в том, что он относительно своих элементов является не производным, а первичным пережива­ нием. Об элементах можно говорить лишь после того, как появится переживание це­ лого;

элемент — это элемент целого. Вне целого он как элемент не существует. Эле­ мент — это вторичное, производное переживание. Какое отношение существует в гештальте между целым и его частями? Что иг­ рает доминантную роль при восприятии — гештальт или входящие в него отдельные ощущения, целое или его части? Решающий ответ на данный вопрос дает следующий классический опыт Фукса. Возьмем девять цветных кругов. Центральный круг имеет желто-зеленый цвет;

окрашенные на рисунке в черный цвет круги — желтые, а все Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая Рис. остальные сине-зеленые (см. рис. 1). Если поместить центральный круг в группу одно­ цветных кругов, например, желтых, то он покажется не желто-зеленым, а желтым, тогда как в группе сине-зеленых кругов он приобретает синевато-зеленую окраску. Вывод очевиден — цвет части зависит от целого, а не наоборот;

иначе говоря, цвет меняется в зависимости от того, частью какого целого он переживается. Данное положение можно обобщить: не свойства гештальта зависят от свойств его частей, а, напротив, свойства части зависят от свойств целого. Таким образом, мнение о самостоятельности части ошибочно;

приоритет при­ надлежит целому, гештальту. Гегемония гештальта над тем, что входит в него в качестве части, настолько велика, что целое может оставаться неизменным даже при полном изменении частей. Возьмем случай восприятия какой-либо мелодии. Понятно, что одна и та же мелодия может быть исполнена и басом, и тенором. Но это означает, что высота тонов будет различной;

следовательно, будут совершенно различны и ощущения;

тем не менее, восприятие остается неизменным — звучит одна и та же мелодия. Неважно, какого цвета чернилами — черными или красными — написано то или иное слово, в обоих случаях оно читается одинаково легко;

невзирая на различные цветовые ощущения, оно одинаково выглядит. Это называется переносом, или транспозицией, гештальта. Бывают случаи, когда в группе раздражителей, составляющих содержание восприятия, недостает одного из элементов. Интересно, будет ли при этом чувство­ ваться какой-либо изъян в восприятии целостности? Достаточно вспомнить факт корректурных ошибок, как ответ станет очевиден — восприятие целого может быть совершенно безукоризненным. Зачастую корректурные ошибки мы не замечаем, даже если в слове пропущены одна или две буквы, или же вместо одной буквы написана другая, мы все же читаем это слово правильно, будучи уверены в том, что оно написано без ошибок. Этот факт давно замечен. Прежде говорили так: содержание восприятия отнюдь не исчерпывается ощущениями, в него входят и представления, и, когда в нем не хватает какого-либо ощущения, оно может быть восполнено представлением. То, что мы не замечаем корректурных ошибок, объясняется тем, что, поскольку в прошлом мы неоднократно читали данное слово, то теперь в процессе чтения в соответствую­ щем месте возникает представление пропущенной буквы.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия Согласно этой теории, восприятия, содержание которого полностью состоит из ощущений, не существует вовсе. Представления в большей или меньшей мере обнаруживаются в содержании любого восприятия. Когда мы видим, например, са­ хар, у нас в действительности имеется лишь ощущение его цвета. Однако в содер­ жание данного восприятия входит и представление вкуса. Обычно в содержании восприятия все-таки всегда превалируют ощущения. Когда же случается, что в нем преобладают представления или они выполняют большую роль, чем ощущения, тогда мы имеем дело с ошибочным восприятием — так называемой иллюзией. Если, к примеру, в темном лесу куст покажется зверем, то это — иллюзия;

в данном слу­ чае какие-то ощущения несомненно имеются (например, мы видим форму куста), но к этому добавляются представления, и в целом получается восприятие зверя. Когда же содержание восприятия составляют исключительно представления, то в таком случае дело имеем уже с галлюцинацией. Например, когда Гамлет видел при­ зрак отца. Такова старая теория. Однако принять данную теорией весьма трудно. Дело в том, что, читая слово с корректурной ошибкой правильно, мы пропущенную букву не представляем, а прямо видим. Поэтому сегодня более распространено иное объяснение: целое в оп­ ределенных пределах не только меняет свои части, но и по мере надобности созда­ ет их. Гештальту присуща тенденция к самовосполнению, и именно она и действует в данном случае. В общем следует отметить, что гештальт всегда стремится к завершенности, выраженности. Тенденция к завершенности, о которой говорилось выше, представ­ ляет собой частный случай данного стремления. Однако, дело не исчерпывается толь­ ко восполнением;

интереснее, что гештальт совершенствуется, принимая более чет­ ко выраженный вид. Например, если провести линию или начертить квадрат от руки, объективно ни одна из этих фигур не будет вполне правильной геометрически. Но при восприятии неточность исправляется, и чертеж кажется лучше. Данное явление имеет очень большое значение. В нем находит свое выражение основной закон гештальта («за­ кон прегнантности»), благодаря которому все кажется имеющим более совершенную и правильную форму, чем на самом деле (так называемая «ортоскопичность»).

7. Факторы гештальта Содержание восприятия гештальтно;

оно таково изначально, а не в результа­ те акта соединения отдельных ощущений. Однако бесспорно и то, что в восприятие того или иного предмета входит многое такое, что само может быть предметом са­ мостоятельного восприятия. Например, хотя бы вот это слово, которое мы сейчас читаем. В качестве слова оно является отдельным гештальтом, предметом отдельно­ го восприятия. Однако очевидно и то, что в то же время мы можем воспринять и отдельные буквы;

в этом случае каждая из них также будет представлять собой пред­ мет отдельного восприятия и иметь собственный гештальт. Или же вот то дерево. Как дерево оно является отдельным гештальтом;

но предмет моего восприятия состав­ ляет и вот то яблоко, что висит на нижней ветке слева, — ведь и оно, как таковое, дано в содержании восприятия в виде гештальта. Одним словом, предметы как це­ лостные гештальты состоят из частей, в свою очередь также представляющих собой отдельные гештальты. В таких условиях, естественно, встает вопрос: как происходит объединение этих отдельных частей в целостные гештальты? Какие факторы лежат в основе про­ цесса гештальтизации?

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая Рис. 2 Данный вопрос был специально изучен представителями гештальттеории, в частности, главным руководителем этой школы М. Вертхаймером, открывшим, по его мнению, целый ряд факторов гештальта. 1. Скажем, перед нами двадцать точек, расположенных так, как показано на рис. 2. Как мы воспринимаем эти точки — каждую в отдельности или они составля­ ют целостные группы? Достаточно немного приглядеться к ним, чтобы удостове­ риться в том, что мы имеем дело с вполне определенными группами, каждая из которых содержит по три точки (слева направо, а не наоборот, в соответствии с «а-в-с»). Это — несомненный факт. Что лежит в его основе? Вертхаймер тут говорит о факторе близости;

и в самом деле, в этом случае группирование происходит по принципу наименьшего расстояния. Примечательно, что данный принцип имеет силу не только в сфере зрения и пространства. Слуховые впечатления так же под­ вержены воздействию этого фактора — соседние звуки объединяются в одну груп­ пу, создавая ритм. 2. В случае, показанном на рис. 3, в первую очередь бросаются в глаза вертикаль­ ные, а не горизонтальные столбцы. Перед нами предстают отдельные столбцы, состо­ ящие из окружностей и точек. Что лежит в основе такой группировки? В данном случае сослаться на близость невозможно, так как все элементы равноудалены друг от друга;

следовательно, близость как фактор исключается. Остается сходство: схожие элементы расположены вертикально. Значит, здесь мы имеем дело со вторым фактором, фак­ тором сходства — схожие элементы имеют тенденцию объединяться в один гештальт.

Рис. 3 3. Допустим, что в ряде точек, сгруппированных по три по принципу близости, каждый третий член нечетной группы и первый и второй члены четной группы рас­ положены над этой строкой;

тогда вместо групп, созданных по принципу близости, мы получим две группы точек: отдельно группу точек, находящихся наверху, и от­ дельно группу точек, расположенных внизу (см. рис. 4). Этот третий фактор Вертхай­ мер назовет фактором общей судьбы.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия Рис. 4 4. В зависимости от того, что предшествует констелляции определенных стиму­ лов, различна их организация: ожидание влияет на восприятие. Данный фактор на­ зывают принципом установки, или фактором диспозиции, гештальта. 5. Важным фактором является фактор внутренней принадлежности, или фактор хорошего гештальта. Возьмем следующие рисунки (см. рис. 5):

Рис. 5 В первом случае мы видим две линии — АС и В;

во втором случае мы опятьтаки АС и В. Но это противоречит закону близости, поскольку точка С расположена ближе к В, а не А. Но в силу того, что А и С представляют собой продолжение друг друга, они принадлежат друг другу и поэтому создают целостность. 6. Затем идет фактор замкнутости: когда из А, В, С и D линий — AB/CD со­ держат замкнутые и завершенные процессы, а АС/BD — открытые и незавершенные, при восприятии преимущество отдается первым. 7. Значение имеет также фактор расположения (см. рис. 6). На рисунке и слева (а) и справа (b) изображено по два шестиугольника. Различие между этими шести­ угольниками ограничивается их расположением: слева (рис. 6а) они имеют мини­ мальную область соприкосновения, справа (рис. 6b) — общее основание. В результате в первом случае мы видим каждую из этих фигур по отдельности;

во втором же слу­ чае вместо двух фигур мы воспринимаем всего лишь один целостный шестиугольник. Следовательно, расположение может способствовать как созданию, так и разруше­ нию гештальта.

Рис. Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая Рис. Рис. 8. Некоторую роль играет также фактор опыта, или привычки. Человек в пер­ вую очередь видит то, с чем ему чаще всего приходилось сталкиваться (см. рис. 7). Фи­ гура, изображенная на этом рисунке, для эллиниста будет изображением двух гре­ ческих букв — сигмы и гаммы, а для латиниста — латинское V. Однако влияние опыта проявляется только в том случае, когда он не противоречит другим факторам гештальта, поскольку опыт, сколь большим бы он ни был, не сможет преобразовать гештальт, построенный под воздействием других факторов. Например, бесспорно, что современный человек очень часто имеет дело с цифрами. Несмотря на это, на предложенном рисунке (см. рис. 8) никому не бросаются в глаза гештальты цифр 3 или 4 и, тем более, гештальты Е или S. Таким образом, в основе объединения содержания восприятия в целостность лежат определенные факторы. Однако следует отметить, что какой бы гештальт, ка­ кую бы целостность они ни создавали, любой гештальт, согласно наблюдению пред­ ставителей гештальтпсихологии, стремится к максимальной полноте и завершеннос­ ти. Это основной закон гештальтизации, известный под названием «прегнантности гештальта» (Вертхаймер).

8. Фигура и фон В действительности мы никогда не воспринимаем предметы как отдельные, полностью оторванные от окружения, одиночные — любой предмет воспринимает­ ся на своем определенном фоне. Настоящее восприятие подразумевает и одно, и второе — как фигуру, то есть сам предмет, так и его фон. Восприятие представляет собой единство фигуры и фона. Следовательно, невозможно предполагать, что они взаимоиндифферентны, то есть для фигуры безразлично, каким будет фон, и на­ оборот. Нет! Фигура влияет на фон, а фон — на фигуру. Обратимся к примеру. На рис. 9 изображена ваза на черном фоне. Фигура дана четко, ее гештальт совершенно ясен;

он изнутри расчленен и выделен от фона четкими контурами. Совершенно иную картину дает фон. Он представляет собой бесформенное, неопределенное пространство, почти полностью лишенное какой-либо гештальтности;

он изнутри недифференцирован и и четко не выделен от окружения — он сам является окру­ жением. Теперь попробуем превратить в фигуру то, что на нашем рисунке было фоном, а в фон — то, что прежде было фигурой. Приглядимся внимательнее к чер­ ному фону! Это же профили человеческого лица: один — справа, другой — слева. Они обращены друг к другу. Вполне отчетливо видны лоб, нос, подбородок — од­ ним словом, черный фон теперь превратился в дифференцированную целостность — в человеческое лицо со своими частями. В то же время оно определенными контура Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия Рис. ми выделилось от окружения. Зато изменилась прежняя «фигура». Белая ваза уже не видна. На ее месте находится безликое пространство, недифференцированное изнут­ ри и не выделенное от окружения. Этот пример хорошо иллюстрирует взаимовлияние фигуры и фона: фигура, в отличие от фона, воспринимается как гештальт. При восприятии действительности мы всегда воспринимаем предметы на ка­ ком-то фоне. Поскольку фигура и фон воспринимаются по-разному, большое зна­ чение имеет то, что воспринимается фигурой, а что — фоном. Последователи геш­ тальтпсихологии остаются на уровне описания, утверждая, что в виде фигуры воспринимаются те части чувственной действительности, которые в силу наличия более благоприятных условий для создания целостности имеют лучший гештальт;

в качестве же фона выступает часть среды, составляющая худший гештальт. Обычно в фигуру превращаются более маленькие и более расчлененные части действительно­ сти, а в фон — имеющие больший размер и хуже дифференцированные.

9. Критика гештальтпсихологии То, что содержание восприятия имеет целостный характер, известно давно. Подмечено было и то, под воздействием каких факторов части объединяются в цело­ стную структуру. Классическая психология отстаивала следующее положение: воспри­ ятие представляет собой комплекс элементарных психических процессов, ощущений. Стало быть, ее задача заключалась в выявлении этих элементов. Например, вопрос восприятия пространства по существу мог считаться решенным, если бы было оп­ ределено, из каких именно ощущений оно складывается. Большая заслуга гештальттеории заключается в том, что она сделала серьез­ ный шаг в направлении изучения настоящего, живого, конкретного восприятия. Для гештальттеории главным является целое. Поэтому задача психологии заключается в изучении этого целого. А это означает, что, во-первых, должны быть точно описа­ ны формы проявления этих целостностей, а, во-вторых, с учетом того, что целое представляет собой самостоятельную, первичную реальность, следует установить и исследовать присущие ей специфические закономерности. Факторы и законы гештальтизации Вертхаймера представляют собой одну из серьезных попыток установления данных закономерностей. Эти факторы и законы бе Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая зусловно основаны на правильных наблюдениях и должны считаться обобщением этих наблюдений. Но поскольку гештальттеория только этим и ограничивается, не выходя за пределы описания феноменов, создается впечатление, будто и объективно вся дей­ ствительность состоит только из данных феноменов. Например, почему мы восприни­ маем лежащую перед нами «тетрадь»? Потому, что некие элементы — в силу близос­ ти, сходства, замкнутости или других факторов — соединились между собой: тетрадь как определенный гештальт, как предмет определенного восприятия, является ре­ зультатом подобного увязывания. Почему мы видим этот определенный предмет вне нас? Потому, что некоторые части чувственного мира, или, как говорят представите­ ли гештальтпсихологии, «чувственного поля» объединились в единый целостный геш­ тальт. Создается впечатление, будто своеобразие объективной действительности зави­ сит от того, какие феномены находятся в сознании, полностью исчерпываясь ими. Данная точка зрения гештальттеории, безусловно, неприемлема. Обобщения данных непосредственного наблюдения недостаточно — происходящее несомненно имеет объективную основу. Задачу психологии восприятия составляет выявление этой объективной основы и установление ее психологического значения. В качестве примера рассмотрим один из «законов» гештальтизации, скажем, следующий: в сенсорном поле объединяются близлежащие части («фактор близос­ ти»). Данный факт был известен и классической психологии. Тогда это объяснялось так: то, что находится вблизи друг от друга, всегда переживается вместе, и когда подобные одновременные переживания происходят часто, то в конечном счете меж­ ду ними устанавливается прочная ассоциативная связь. В основе подобного рассуж­ дения лежит следующее убеждение: раздражитель прямо воздействует на субъекта, непосредственно вызывая у него соответствующую реакцию, ощущение;

каково раз­ дражение, таково и ощущение. Если раздражители встречаются вместе, то вместе возникают и соответствующие ощущения. Главная формула классической психоло­ гии такова: раздражение —> психическая реакция (ощущение). Гештальттеория дан­ ное положение не разделяет. Согласно ее воззрениям, раздражитель действует на субъекта отнюдь не непосредственно;

предварительно происходит его организация, гештальтизация, а субъект реагирует уже на продукт этой организации. Примени­ тельно к фактору близости это положение выглядит следующим образом: прежде, чем сенсорные раздражители вызовут у субъекта какую-либо реакцию, происходит организация, объединение этих раздражителей, а наше восприятие строится на по­ чве продукта этого объединения. Ни одна из этих формул не является правомерной. В обоих случаях игнорирует­ ся субъект как таковой, как целостность. Более верной была бы такая формула: ком­ плекс раздражителей (объект) —> целостный процесс в субъекте —> восприятие как целостный процесс. В этом случае становится понятным, что именно лежит в основе целостности восприятия, или, вернее, становится понятным факт психической пер­ вичности гештальта, установленный гештальттеорией. Гештальт как переживание несомненно первичен. Однако, в его основе лежит целостное изменение самого субъекта, вызванное воздействием объективной дейст­ вительности. Следовательно, близлежащие части сенсорного поля объединяются в один гештальт потому, что объективно они принадлежат одному предмету, в резуль­ тате воздействия которого на субъекта у этого последнего возникает своеобразный целостный эффект, на основе которого затем строится целостное, гештальтное вос­ приятие данного предмета. Отсюда, пожалуй, становится ясным, что именно составляет главную основу того, что затем переживается как предмет восприятия. Это — целостное изменение Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия субъекта, вызванное воздействием объективных обстоятельств. Выше мы назвали это изменение установкой. Теперь уже механизм восприятия представляется нам сле­ дующим: субъект, движимый той или иной потребностью, начинает взаимодейст­ вовать с окружающим миром;

результатом этого является целостное изменение са­ мого субъекта, обусловленное воздействием ситуации. Так возникает установка, лежащая в основу переживаний и поведения субъекта.

Восприятие пространства 1. Нативизм и генетизм Первое важнейшее свойство восприятия заключается в том, что в нем дано переживание предмета, существующего вне нас. Поэтому данное психическое пере­ живание на всех языках называется восприятием (вос-приниматъ — получать извне). Предмет чувственного восприятия непременно расположен где-то в пространстве и является носителем целого ряда пространственных свойств. Во-первых, он занимает определенное место в пространстве, обязательно обладает протяженностью, то есть имеет определенную величину или определенную форму. Однако оба эти свойства могут иметь одно, два или три измерения: длину, ширину, высоту, или, как при­ нято говорить, характеризуются телесностью. Все предметы непременно находятся где-то, располагаются в том или ином направлении и на определенном расстоянии от нас. Содержание восприятия состоит из пространственных свойств плюс сенсор­ ные качества различных модальностей — цвет, звук, вкус, запах и пр. Отсюда понятно, почему психология перцептивных процессов придавала осо­ бое значение вопросам восприятия пространства. Еще более значимым представлялся данный вопрос представителям классической психологии. Дело в том, что они, как известно, настоящим материалом, из которого возводится мир восприятия, считали ощущения. В частности, предполагалось, что и восприятие пространства строится из этого же материала. Но ведь ощущения представляют собой наше внутреннее психи­ ческое элементарное переживание. Следовательно, изначально нужно было поставить основной вопрос о том, каким образом из ощущений возникает восприятие про­ странства. Ответ мог быть лишь двояким: либо ощущение само наделено пространствен¬ ностью, либо ощущение само по себе не имеет ничего пространственного, и, сле­ довательно, это последнее должно возникать в результате неких объединений ощу­ щений. В первом случае подразумевается, что пространство дано изначально, являясь врожденным, как, например, врожденным является глаз с его зрительными спо­ собностями. Во втором случае переживание пространства является продуктом разви­ тия личного опыта. Соответственно, в классической психологии противостояли друг другу два направления — так называемый нативизм и эмпиризм, или генетизм. Для психологического мировоззрения, считающего ощущения исходным материалом всего, именно данная проблема являлась главной в психологии пространства. Решению проблемы нативизма и генетизма способствовали наблюдения за процессом постоперационного восстановления зрения у слепорожденных. В самом деле, это была превосходная возможность проверить, имеет ли человек готовые, врожденные механизмы восприятия пространства, или же для их приобретения не Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая обходим опыт. Известно наблюдение над больным, прооперированным Францем (1841). Открыв впервые глаза, он видел лишь некое «световое поле», но ничего бо­ лее. Через несколько недель он все еще не мог различить трехмерные и плоские предметы (например, ядро и круг). Думается, что уже этого наблюдения вполне достаточно для решения вопроса нативизма и генетизма: больной вместе со светом видел и «поле», то есть свет имел протяженность. Следовательно, протяженность является врожденной, то есть в этом правильной оказалась точка зрения нативизма. Зато больной не мог различить близость—отдаленность и телесность даже через не­ сколько недель. Стало быть, с данной точки зрения прав был генетизм, поскольку для овладения сложными элементами пространства оказался необходимым доволь­ но длительный опыт. Итак, на сегодня данный вопрос решается следующим образом: первичное, основное свойство пространства — протяженность — дано изначально, представляя собой такую же сторону ощущения, как интенсивность. Однако что касается под­ линного восприятия пространства со всеми его остальными свойствами, это приоб­ ретается исключительно путем личного опыта;

поэтому задача психологии простран­ ства состоит в установлении того, каким образом человеку удается воспринимать все эти свойства.

2. Восприятие величины Каким образом воспринимается величина предмета? В данном случае особую роль выполняет наше зрение. Но не только зрение — воспринять величину можно и посредством осязания. Следовательно, величина — это интерсенсорное восприятие, как и пространственность вообще. Однако оно интерсенсорно не только в том смыс­ ле, что воспринять величину можно как тактильно, так и зрительно, а главным об­ разом потому, что восприятие величины с помощью только одного органа чувств попросту невозможно. Казалось бы, что слепой различает величину предметов лишь посредством осязания! Но достаточно даже поверхностного наблюдения, чтобы убе­ диться в том, сколь большую роль при восприятии слепым пространства выполняет движение. При оценке величины предметов его руки непрерывно двигаются;

по сути, величину предмета он воспринимает не через пассивное прикосновение, а скорее активное, то есть сопровождающееся движением. Таким образом, в восприятии пространства наряду с осязательными ощуще­ ниями важную роль выполняют и ощущения, связанные с движением. Аналогичное следует сказать и о зрительных ощущениях — наши глаза нахо­ дятся в непрерывном движении. Очевидно, что соответствующие моторные ощуще­ ния участвуют и в зрительном восприятии пространства. Зрение неразрывно связано с движением глаз, и несомненно, что оно всегда принимает определенное участие в зрительном восприятии пространства. Поэтому необходимо знать, какого рода движения осуществляет глаз, воспринимая предме­ ты различной величины и формы, расположенные на разном удалении от него. Осо­ бенно большое значение имеют движения, регулирующие толщину линзы и созда­ ющие тем самым возможность четкого изображения разноотдаленных объектов на сетчатке (аккомодация). Кроме того, значительная функция возложена и на мыш­ цу, расширяющую и сужающую зрачок, а также на шесть мышц, упорядочивающих движение глазных яблок в том или ином направлении. Имеет значение и то, что эти движения в обоих глазах производятся настолько согласованно, будто действу Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия ют не два органа, а один. Когда мы обоими глазами смотрим на один объект, обыч­ но фиксационные линии обоих глаз располагаются таким образом, что встречаются именно в фиксированной точке (конвергенция), причем чем дальше предмет, тем острее получается угол конвергенции. Так что, в восприятии расстояния решающая роль отводится конвергенции. При нарушении конвергенции предмет кажется разд­ военным. Следовательно, как конвергенция, так и аккомодация подразумевают не­ прерывную активность, причем даже при фиксации неподвижной точки, когда не­ подвижным должен быть и глаз. Таким образом, кинестетические ощущения, связанные с функционировани­ ем различных мышц глаза, принимают участие во всех актах зрительного восприятия пространственных объектов, включая, в частности, и восприятие величины предме­ тов. Там, где для обозрения величины объекта глаз нуждается в большей кинестети­ ческой энергии, предмет кажется больше, и наоборот. Величина предмета зависит также от расстояния. Нижеприведенный опыт ясно подтверждает это. Поместим в стереоскоп по два равных круга, но так, чтобы один располагался перед другим. Так как через стереоскоп задний круг покажется нам более отдален­ ным, чем передний, мы сможем проверить, действительно ли расстояние оказывает определенное влияние на оценку величины предмета. Достаточно посмотреть в сте­ реоскоп, чтобы убедиться, что круг, находящийся дальше, кажется меньше, чем расположенный ближе. Данное наблюдение позволяет ответить на один интересный вопрос: почему луна на горизонте кажется больше, чем в зените. На этот вопрос, по которому, меж­ ду прочим, высказал свое мнение даже Аристотель, обычно дают такой ответ: гори­ зонт кажется нам отдаленнее, чем зенит;

это, наверное, происходит потому, что между нами и горизонтом располагаются предметы, тогда как в направлении зенита находится пустое пространство. А пустое пространство, как правило, кажется коро­ че, нежели заполненное. Доказать это очень просто. Заполнив точками один из двух равных отрезков, мы тотчас же убедимся, что он покажется длиннее, чем пустой. Од­ нако, если горизонт представляется более отдаленным, чем зенит, тогда, согласно нашему стереоскопическому наблюдению, луна на горизонте должна казаться боль­ ше, чем в зените. На восприятие величины, помимо этих двух факторов, влияет также и величи­ на изображения объекта на сетчатке. Мы уже говорили о том, что это влияние не носит абсолютный характер, ведь хотя факт константности величины предметов со­ мнению не подлежит, но он имеет место лишь в определенных пределах — на боль­ шом расстоянии нормальный человек кажется лилипутом.

3. Третье измерение Особый интерес всегда вызывал вопрос телесности восприятия. Почему и ка­ ким образом мы воспринимаем предметы трехмерными, тогда как на сетчатке их ото­ бражение является двухмерным? Достаточно убедительный ответ на данный вопрос дает следующий простой опыт: перерисуем с фотографической точностью какой-либо предмет, например башню, сперва так, как ее с одной какой-то точки видит правый глаз, а затем так, как с того же места она воспринимается левым глазом. Поместим данные рисунки на соответствующие стороны стереоскопа и заглянем в него: башня на рисунке по Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая кажется телесной, то есть трехмерной. Что превратило двухмерный рисунок в трех­ мерный? Ответ очевиден — только объединение рисунков, ведь ничего другого сте­ реоскоп не сделал. Но если бы в стереоскопе находились абсолютно идентичные рисунки, то изображение осталось бы двухмерным, то есть необходимым условием является наличие рисунков, на которых запечатлены изображения, отображающие­ ся на сетчатке обоих глаз. Следовательно, очевидно, что вещественность — это эффект участия обоих глаз. Но какой именно момент создает данный эффект? Каждой точке на сетчатке одного глаза соответствует точка на сетчатке второго глаза. Такие точки называются идентичными;

особенность этих точек состоит в том, что при одновременном раз­ дражении они дают одно изображение, хотя фактически имеются два изображения. Когда смотрим на какой-либо трехмерный предмет, то и в правом, и в левом глазах раздражаются также и не идентичные, так называемые «диспаратные точки»;

это и является причиной того, что изображения, представленные на сетчатке правого и левого глаза, не являются одинаковыми. В обычном зрительном акте оба этих диспа­ ратных изображения объединяются, в результате чего получаем трехмерное восприя­ тие. Благодаря этому мы воспринимаем третье измерение. Однако наряду с этим существует целый ряд вспомогательных факторов, обес­ печивающих возможность восприятия третьего измерения, глубины, то есть завер­ шенного восприятия. 1. Перспективное отклонение (например, углов и сторон лежащей перед нами книги). 2. По мере увеличения расстояния изображение объекта на сетчатке уменьшается. 3. Перспектива воздуха, по причине которой дальние предметы видятся менее четкими, чем ближние. 4. Частичное перекрытие удаленных предметов близлежащими. К этим чисто оптическим факторам добавляются и кинестетические: а) аккомодации предметов, расположенных на разной глубине, сопутствуют различные кинестетические ощущения;

б) кинестетические ощущения конвергенции. Однако специфическое переживание, представленное в виде восприятия «глу­ бины» или «телесности», строится не только на основе зрительных и связанных с движениями глаз ощущений. Несомненно, что в это переживание вносят вклад и дру­ гие органы, особенно если рассматривать его в генетическом плане. Для маленького ребенка, например, исключительное значение имеют кинестетические переживания, связанные с хватательными движениями: именно эти кинестетические моменты дол­ жны во многом определять специфический характер переживаний «близкого» и «да­ лекого». На следующей возрастной ступени к этому добавляются кинестетические переживания, связанные с движением всего тела, особенно — с локомоцией;

в пе­ реживании отдаленности принимает участие и осознание своего движения. Одним словом, человек «видит» и переживает «глубину» не только глазом и через движения глаз, но всей своей личностью, причем в каждом частном случае происходит задей­ ствование того ее органа, участие которого наиболее целесообразно обеспечивает достижение цели восприятия (Штерн). Эксперименты представителей гештальттеории по-новому осветили и вопро­ сы восприятия глубины. Выяснилось, что переживание глубины определяется не только вышеперечисленными факторами;

зачастую в процессе возникновения пере­ живания глубины решающая роль принадлежит воссоединению частей, созданию новой структуры и переструктурированию этих же частей.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия Восприятие времени 1. Переживание настоящего Предмет восприятия обычно переживается данным не только в пространстве, но и в еще большей степени во времени. Наиболее характерным, наиболее специфи­ ческим для восприятия является то, что оно переживает свой предмет как сиюми­ нутную данность, как существующий сейчас, представленный в настоящем, одним словом — в качестве актуального предмета. Именно это переживание момента на­ стоящего и отличает восприятие от представления. Когда в переживании дан мо­ мент отнесения его предмета к прошедшему времени, к уже свершившемуся, или же момент времени вовсе игнорируется, тогда мы имеем дело с представлением. Вос­ приятие и представление отличаются друг от друга именно этим;

и примечательно, что этот признак дан в самом переживании, то есть существует не только объек­ тивно. Одним словом, восприятие представляет собой переживание данного в на­ стоящем предмета. Однако каким образом возможно это переживание «данности в настоящем»? Каким образом возникает переживание настоящего, если фактически оно не имеет никакой продолжительности, то есть если настоящее в качестве отрезка времени в действительности не существует? В самом деле, ведь время переживается как непре­ рывное течение — остановить время невозможно. Следовательно, настоящее можно представить лишь как находящуюся в постоянном движении границу между прошлым и будущим. Само оно полностью лишено протяженности, поскольку продолжитель­ ность в любом случае означает либо уже прошедшее время, либо еще предстоящее. Соответственно, понятие настоящего логически содержит внутреннее противо­ речие;

оно должно обладать какой-то длительностью, то есть должно происходить на протяжении некоего времени, но, вместе с тем, в действительности оно не может иметь этой продолжительности. То, что это так, сомнения не вызывает. Однако, с другой стороны, несомнен­ но и то, что восприятие действительно существует, а мы, соответственно, безуслов­ но имеем переживание настоящего. По-видимому, фактическое и психологическое время по сути не одно и то же, хотя объективно само время, разумеется, едино. Од­ нако анализ времени с точки зрения его исчисления и переживание времени друг с другом не совпадают. Пусть математически настоящее не имеет продолжительности, но психологически настоящее безусловно существует;

мы его несомненно пережива­ ем, и для нас оно все же имеет определенную продолжительность. Обратимся к примеру. Я читаю вот это слово, и я читаю книгу полностью. Ка­ кая разница между этими двумя случаями с точки зрения переживания времени? Слово состоит из отдельных букв, и его прочтение требует определенного отрезка времени — правда, очень незначительного, но все-таки имеющего какую-то продол­ жительность, скажем, равную «1». Прочтение всей книги также требует времени — разумеется, значительно большего. Принципиально между этими двумя случаями нет никакой разницы;

разница заключается лишь в длительности необходимого отрезка времени. Однако сколь велика разница между ними психологически! Слово со всеми своими частями, составляющими его буквами, прочтение которых требует неких вре­ менных затрат, долей секунды, в данный момент полностью представлено в моем сознании так, как будто все буквы даны в нем одновременно, как будто при прочте Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая нии последней буквы первая все еще актуально переживается в сознании так, слов­ но она еще не успела отделиться от настоящего и перейти в прошлое. Одним словом, в случае прочтения одного слова его воспринятые в разное время элементы объединяются в единое целое, продолжая существовать в виде этого целого, то есть переживаются как данные в настоящем. Совсем иная ситуация складывается тогда, когда мы читаем книгу полностью. В этом случае длительность времени, необходимого для ее прочтения, распределяет­ ся совершенно определенным образом: мною ясно переживается то, что предыдущие части данной книги я читаю не сейчас, а читал в прошлом (либо пару часов назад, либо вчера). Здесь отдельно возникает как переживание прошлого времени, так и отдельно настоящего — вот сейчас, когда читаю данное слово. Таким образом, переживание настоящего является несомненным фактом. Пси­ хологически настоящее представляет отрезок времени, заполненный переживанием более или менее сложных целостных частей. Подобно тому, как эти части одновре­ менно даны в целом, так и их связанные с ними временные затраты даны в виде моментального переживания целостного отрезка времени. Именно поэтому настоящее в нашем переживании имеет продолжительность. Обратимся к примеру. Только-только отзвучал бой настенных часов. Я был по­ гружен в работу и не заметил, сколько раз часы позвонили. Тем не менее я уверен, что смогу восстановить количество звонков — весь этот процесс звона часов от нача­ ла до конца как бы все еще продолжает жить в моем сознании, причем настолько явственно, что я действительно могу его восстановить. Часы перестали звонить, этот момент уже полностью относится к прошлому;

тем не менее, он все еще актуально присутствует в моем сознании — настолько актуально, как будто раздается и сейчас.

2. Кратчайшее настоящее В психологической литературе известны опыты, в которых была предпринята попытка установить минимальную продолжительность объективного времени, необ­ ходимого для переживания минимальной длительности (dure), «психического нас­ тоящего» (Штерн), то есть кратчайшего настоящего. Особенно чувствительным в этом плане оказалось ухо: согласно Экснеру, два электрических сигнала слышатся раздель­ но, если временной интервал между ними составляет 0,002 секунды. Для различения зрительных сигналов нужен несколько больший интервал — в частности, 0,044 се­ кунды. Следует учитывать то обстоятельство, что когда на нас одновременно действу­ ют раздражители различной модальности, то они кажутся последовательными. Это происходит потому, что скорость работы различных органов неодинакова. Например, оптическое ощущение медленно появляется и медленно затухает.

3. Максимальное настоящее Особенно хорошо изучен вопрос о той максимальной продолжительности раз­ дражителей, которая может переживаться как все еще настоящее. После Вундта прибегают к следующему методу: посредством изотонного мет­ ронома, то есть метронома, работающего с равномерными интервалами, например 0,5 секунды — (изохронно), и с одинаковой интенсивностью (изотонно), испытуе­ мому даются звуковые раздражители, причем вначале один удар, затем два, три, четыре и так далее до тех пор, пока испытуемый будет знать количество ударов не Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия считая их, то есть до тех пор, пока раздражители объединяются в одно целостное восприятие — восприятие, отмеченное признаком настоящего. Согласно существующим на сегодняшний день исследованиям, можно сказать, что длительность истинного настоящего, подверженного, между прочим, влиянию множества факторов и потому очень изменчивого, не превышает нескольких секунд. Она зависит от скорости последовательности раздражителей. Наилучшим оказался интервал 0,2—0,3 секунды. Если интервал равен четырем секундам, то объединения звуковых единиц уже не происходит: первый звук до появления второго теряется. Но если интервал меньше 0,18 секунды, то достичь синтеза опять же не удается — вме­ сто серии ударов слышится продолжительный гул. Одним из способствующих факто­ ров является также ритм. При благоприятном ритме в восприятии со знаком настоя­ щего объединяется значительно большее число раздражителей.

4. Ритм Для восприятия времени большое значение имеет ритм. Это в первую очередь касается акустических ощущений, хотя, конечно, не ограничивается ими. Действие ритма в то же время распространяется и на движения. Обычно ритм акустических ощущений непроизвольно пробуждает тенденцию соответствующих ритмических дви­ жений. Как правило, у нас возникает тенденция сопровождать ритмичную последо­ вательность звуков движениями рук, ног и всего тела: танцевальная музыка вызывает желание танцевать. Однако ритм переживается и в области зрительных ощущений. Предположим, расстояние между линиями тетради составляет пять миллиметров;

несмотря на то, что этот интервал всюду неукоснительно соблюдается, мы все же можем воспринять эти линии в виде равномерных групп, скажем — попарно. В этом случае интервал между группами покажется большим, чем между членами группы. Таким образом, получаем полную аналогию с ритмической последовательностью звукового ряда. Ритм представляет собой организацию времени и пространства. Он объединя­ ет однородные впечатления в определенные единицы, создавая наряду с этим и воз­ можность четкого восприятия элементов этих единиц;

ритм одновременно является и интеграцией, и дифференциацией.

5. Оценка длительности Специфическая особенность переживания настоящего состоит в том, что оно непременно чем-то заполнено, всегда представляя собой переживание последо­ вательности. Именно поэтому для экспериментального изучения переживания нас­ тоящего используется звуковой ряд. Вне этой заполненности переживания протяжен­ ности во времени, то есть длительности, не существует. Однако если настоящее содержит такую последовательность, предшествующие члены которой продолжают существовать рядом с последующими и которая переживается скорее как линия, а не точка, тогда понятно, что переживание настоящего включает и переживание про­ шлого;

следовательно, мы переживаем прошлое как данное сейчас, как актуальное. Одним словом, это объясняет факт восприятия прошлого. Однако коль скоро временная длительность, то есть настоящее время, всегда заполнено, тогда мы должны всегда одинаково оценивать настоящее с объективно одинаковой продолжительностью. Наблюдение, однако, показывает, что это не так:

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая во время ожидания время растягивается, но если мы в течение того же промежутка времени занимаемся чем-то интересным, то время «летит». Объективно одинаковый промежуток времени воспринимается по-разному. Можно предположить, что это происходит потому, что в первом случае время ничем не заполнено, тогда как во втором оно заполнено определенным содержанием. Но на самом деле оно заполне­ но в обоих случаях. Различие заключается лишь в том, что в случае ожидания оно имеет однообразное содержание, а во втором — многообразное. В подобных ситуа­ циях продолжительность времени всегда переживается по-разному. Именно в этом смысле в психологии восприятия времени говорят о законе заполненного времени. Как видим, это выражение не является точным;

оно скорее подразумевает разнообразие и расчлененность содержания. Однако существует и второй закон: при ожидании чего-то приятного время тянется бесконечно, но если ждешь что-то неприятное, то время бежит очень быстро. Как видно, здесь решающую роль играет эмоциональный фактор. Подобную оценку времени Эльзенганс называет законом эмоциональной предопределенности. Экспериментально подтверждено, что определенное значение имеет и объек­ тивная продолжительность времени — невзирая на то, каким содержанием оно за­ полнено;

обычно в случае одного и того же содержания происходит переоценка не­ значительного промежутка времени и недооценка более длительного, то есть первый кажется более продолжительным, чем в действительности, а второй — более корот­ ким. Интересно, что подобная недооценка и переоценка выражены у детей сильнее, чем у взрослых (у взрослых переоценка минутного интервала оказалась равной 133%, а у подростков 7—19 лет — 175%).

6. Вопрос нативизма Применительно к восприятию времени в психологии стоял тот же вопрос, что и относительно восприятия пространства: является ли переживание времени первич­ ным, несводимым на более простые переживания и, следовательно, врожденным (нативизм), или же оно представляет собой продукт комбинации более простых эле­ ментов (генетизм)? Бергсон полагал, что время является сутью самой психики;

не су­ ществуют психические состояния, есть только изменения — время представляет со­ бой форму проявления психических феноменов. Вундт и в этом вопросе отстаивал точку зрения генетизма. По его мнению, время строится на основе акустических ощущений и ощущений напряжения и свя­ занных с ними чувств напряжения и облегчения. Согласно Мюнстенбергу, в случае восприятия времени решающую роль играют мышечные ощущения. Липпс полагал, что восприятие времени представляет собой квалитативное изменение представле­ ний — их увеличение или уменьшение. Ощущение может подвергнуться следующей модификации: оно ослабевает, потом превращается в ясное представление, а затем становится туманным. Согласно Липпсу, эта модификация представляет собой об­ разец временного процесса. Один из больных Рево д'Аллона одновременно утратил способность переживания времени и органических ощущений. Соответственно, впол­ не возможно, что для восприятия времени определенное значение имеют также и эти ощущения. Сегодня вопрос нативизма и генетизма применительно к восприятию времени уже не стоит столь остро, как в психологии XIX века. По-видимому, большинство авторов и тут придерживаются того же мнения, что и в случае восприятия простран­ ства: первичное примитивное переживание времени — временная длительность — яв Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия ляется врожденным, подобно протяженности в случае восприятия пространства. Од­ нако завершенное переживание времени, так же как и пространства, следует считать достижением лишь довольно сложного процесса развития.

7. Сенсорное содержание С ощущениями какой модальности наиболее увязано переживание времени? Как отмечалось выше, по мнению некоторых ученых, восприятие времени формируется из материала совершенно определенных ощущений. Особое место сре­ ди них занимает слух. Однако не подлежит сомнению, что переживание времени имеет более интермодальное происхождение, чем переживание пространства, по­ скольку связь человека со временем более интимна, нежели с пространством. Не существует переживания времени, построенного из различного сенсорно­ го материала. Время всегда одно, воспринимаемое нами по мере необходимости все­ ми находящимися в нашем распоряжении средствами. То, что время всегда одно, каким бы органом чувств оно ни воспринималось, доказывает следующий простой опыт: испытуемого просят оценить продолжительность одного и того же отрезка времени посредством различных органов чувств, то есть ему предлагают слуховые, зрительные, осязательные и другие раздражители одинаковой продолжительности. Результат таков: все органы чувств дают практически одинаковую оценку времени.

Наблюдение 1. «Ощущенческое восприятие» До сих пор мы говорили о восприятии так, будто бы существует лишь един­ ственная его форма. На самом деле формы рецепторных взаимоотношений с действи­ тельностью многообразны — одни проще, другие сложнее. То, к какой из этих форм обращается живое существо, зависит, с одной стороны, от уровня его актуального развития, а с другой — от формы поведения, при осуществлении которой ему при­ ходится устанавливать перцептивное отношение с действительностью. Таким обра­ зом, и в жизни существа, стоящего на высшей ступени развития, — человека быва­ ют случаи, когда он обращается к наиболее простым формам восприятия, поскольку формы отношения с действительностью, то есть практика, могут быть такими, что его удовлетворят и подобные простейшие виды восприятия. К наиболее примитивным формам восприятия можно отнести те случаи, ког­ да воздействие внешних раздражителей вызывает простой отклик в нашей психике, когда переживается лишь существование внешнего раздражения;

что же касается сущности, природы этого раздражения, это остается совершенно неизвестным. По­ добные переживания особенно часты тогда, когда сущность внешней действитель­ ности не имеет для нас значения, когда она нас не интересует, когда наше воздей­ ствие на действительность совершенно не зависит от нас и определяется самим раздражителем. Крайней формой подобного взаимоотношения с действительностью можно считать сон. Во сне прекращена всякая практическая связь с действительнос­ тью — мы совершенно не собираемся воздействовать на нее. Но это обстоятельство, конечно, не мешает самим раздражителям продолжать воздействовать на нас. Обыч Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая но мы не чувствуем этого воздействия, оно остается в границах физиологии. Одна­ ко бывают случаи, когда какой-либо сильный раздражитель, скажем громкий звук, будит нас. Предположим, что в комнате что-то упало, и сильный шум разбудил нас. Случается, что мы даже не знаем, что именно разбудило нас, но в ушах как будто что-то звенит — складывается впечатление, что след шума как бы продолжает дей­ ствовать, и мы вдруг догадываемся, что нас разбудил шум. В данном случае одновременно приведены примеры двух ступеней восприятия: первая, простейшая форма, когда «в ушах что-то раздается, шумит», как будто этот «шум» является нашим состоянием, а не чем-то, существующим вне нас. Именно это представляет собой ту простейшую форму переживания внешней действительности, для описания которой мы и обратились к данному примеру. Аналогичное переживание в свое время было описано нами под названием «ощущения»2, а затем Хайнц Вернер попытался осуществить экспериментальный ана­ лиз примерно такого же переживания. Возможно, что и Штерн подразумевает явле­ ние этой же категории, отмечая, что «ощущение в этом случае представляет собой целостный резонанс личности в ответ на раздражитель». Целостный резонанс здесь не совсем точно выражает явление, о котором идет речь, поскольку оно представля­ ет собой достаточно четкое переживание, возникающее на фоне целостного состоя­ ния и все еще переживаемое как бы состоянием субъекта. Подобное переживание возникает не только у внезапно проснувшегося чело­ века. В общем можно сказать, что при прекращении практической связи между нами и действительностью всегда создаются условия для возникновения подобных пережи­ ваний;

например, в случае сильной усталости или заметного снижения внимания. Надо полагать, что нет ничего невозможного в том, чтобы в некоторых случаях эта простейшая форма восприятия — это, так сказать, ощущенческое восприятие — оказалась совершенно достаточной с точки зрения нужд практического взаимодей­ ствия с действительностью. Подразумеваем случаи, когда внешний раздражитель лишь выполняет роль сигнала, за которым следует та или иная реакция. Вероятно, особенно часто подобные случаи встречаются в практике потребления, где связь между раздра­ жителем и реакцией зачастую носит сугубо рефлекторный характер.

2. Наблюдение Однако если ответное действие зависит от природы раздражителя, то есть ког­ да до начала реакции возникает необходимость предварительного учета этого раз­ дражителя, ощущенческое восприятие оказывается недостаточным. В данном случае возникает необходимость переживания содержания восприятия, как объективно дан­ ного, то есть восприятие должно предоставлять переживание предмета. Это уже дру­ гая форма проявления восприятия — более высокая, последующая ступень его раз­ вития. Когда в нашем примере мы после пробуждения узнаем шум, его переживание внезапно меняется — он начинает переживаться, как поступающий извне, как нечто объективно существующее, которое может представлять собой признак определенно­ го предмета. Данной ступени развития восприятия присущи два признака;

первый из них отличает ее от предыдущей ступени, а второй — от последующей. Первый признак заключается в ее предметности, объективности, второй же — в ее пассивности, в См.: Узнадзе Д. Основы экспериментальной психологии. Тбилиси, 1925. (на груз. яз.) Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия частности в том, что она, как и ощущенческое восприятие, полностью зависит от воздействия раздражителя: восприятие возникает лишь вследствие действия раздра­ жителя, а его содержание полностью соответствует этому воздействию. Во всяком случае, импульс восприятия исходит скорее извне, а не изнутри, соответственно намерениям самого субъекта. Со следующей ступенью развития восприятия имеем дело тогда, когда воспри­ ятие становится активным, когда и его возникновение, и содержание обусловлены намерениями субъекта, его волей;

одним словом, тогда, когда появляется произволь­ ное восприятие. Это активное произвольное восприятие уже не является простым восприятием — оно именуется наблюдением. О настоящем наблюдении можно говорить особенно в случаях развитой кате­ гориальноcти восприятия. Когда предмет восприятия переживается как объективная данность, имеющая, возможно, множество конкретных проявлений;

когда под­ разумевается существование предмета, содержание которого не исчерпывается ни одним из подобных отдельных случаев восприятия, тогда с целью его максимиза­ ции можно предпринять попытки воспринять этот предмет с различных точек зре­ ния. Такое намеренное, методичное, определенным образом спланированное восприятие называется наблюдением. Само собой разумеется, что проводить наблюдение может лишь существо с достаточно развитой волей — наблюдать может только человек. Именно поэтому важ­ нейшим условием наблюдения считается воля. Фребес отмечал различные виды наблюдения. Первый случай — тот, когда объект находится в статическом состоянии, что позволяет вести продолжительное наблюдение. О наблюдении над подобным объектом Лихтенберг говорил: я могу взи­ рать на один и тот же объект до тех пор, пока не обнаружу в нем какой-либо но­ вый признак. Следовательно, главное тут представление цели. Оно должно быть прочным и устойчивым, поскольку лишь на его основе наблюдение приобретает целостный характер. Методичность наблюдения зависит от количества точек зрения и категорий. Именно поэтому каждый из нас в знакомой сфере действительности способен осуществить более точные наблюдения, чем в незнакомой;

наблюдения специалиста значительно более полноценны и основательны, чем неспециалиста. Однако все это относится, главным образом, к наблюдению находящихся перед нами устойчивых объектов. Однако иногда бывают случаи, когда нужно наблюдать за совершенно неожиданными явлениями или случаями. Предположим, что мы заранее осведом­ лены о появлении некоего явления;

причем нам известно и то, что оно быстро исчезнет. Главное условием проведения наблюдения в таком случае является пред­ варительная выработка точки зрения и быстрая концентрация внимания в нужном направлении. Совсем иная ситуация складывается тогда, когда наблюдение касается со­ вершенно неожиданного явления или случая. Например, произошло землетрясе­ ние или мы случайно стали свидетелями какой-то катастрофы. В подобных случа­ ях необходимым условием настоящего наблюдения является быстрая выработка возможной точки зрения наблюдения и столь же быстрая замена на другую, бо­ лее адекватную. Со своеобразной формой наблюдения имеем дело, например, в условиях путешествия, когда многосторонность и точность восприятия предопределены общей установкой наблюдения.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# 222 Онтогенетическое развитие восприятия 1. Раннее детство Глава шестая Простейшая форма восприятия — ощущенческое восприятие зависит от степе­ ни зрелости органов чувств. Там, где тот или иной орган чувств достигает степени зрелости, обеспечивающей возникновение и осуществление соответствующего фи­ зиологического процесса, мы имеем полное право говорить и об ощущении. Факт на­ личия целого ряда рефлексов у новорожденного ребенка доказывает, что внешние раздражители имеют для него сигнальное значение;

соответственно, он в состоянии воспринимать их. То, что в данном случае мы действительно имеем дело лишь с элементарной разновидностью восприятия, особенно явствует из того факта, что реакции ребенка в первые месяцы жизни в ответ на воздействие тех или иных раздражителей носят не­ специфический характер, то есть своеобразие раздражителя полностью игнорируется. Для ребенка раздражитель еще не является объектом, имеющим определенные свой­ ства и, следовательно, диктующим ему поведение, соответствующее этим свойствам. Как выясняется из исследований последнего времени, созревание органов чувств начинается уже в утробном периоде, протекая со следующей последова­ тельностью: раньше всех созревают органы осязания и движения;

за ними следуют органы обоняния и вкуса и, наконец, органы зрения и слуха. Примечательно, что при рождении созревшими являются не только проводящие нервы (то есть покры­ тые миелиновой оболочкой), но и определенные участки головного мозга (1 —13 и 14—28, по Флесигу). Остальные области в первые же месяцы жизни достигают та­ кого уровня зрелости, что вполне можно говорить об их функционировании. В пос­ леднее время считается установленным, что уже трехмесячный ребенок способен различать девять основных цветов;

в свете новых исследований не подтверждается и распространенное раньше представление об отставании слуха. Точно так же у ре­ бенка очень рано проявляется способность различения осязательных ощущений. Одним словом, анатомо-физиологическое развитие органов чувств достигает своего максимального уровня уже в первые годы жизни, оставаясь на этом же уровне в течение определенного времени. Через несколько лет начинается регрессивное раз­ витие (Петерс), то есть движение не вперед, а назад.

2. Последующее развитие восприятия Тем не менее существует целый ряд исследований, подтверждающих, что сен­ сорное развитие ребенка продолжается не только в дошкольном возрасте, но и после него. Ребенок школьного возраста лучше видит цвета, лучше различает свет, тона, чем на предыдущей ступени своего развития. Таким образом, выясняется, что анатомо-физиологическое развитие органов чувств завершается в раннем детстве;

впоследствии оно не только не идет вперед, но иногда даже встает на путь регресса. Несмотря на это, развитие восприятия неуклон­ но движется вперед. Петерс попытался объяснить данное парадоксальное обстоятельство следую­ щим образом: в дошкольном и, особенно, в школьном возрасте ребенок развивает­ ся интеллектуально;

именно это интеллектуальное развитие и ложится в основу дальнейшего прогресса его перцептивной функции. Эта мысль безусловно заслужи Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Психология восприятия вает внимания, хотя и не позволяет решить вопрос окончательно. Значительно пра­ вильнее и понятнее было бы сказать, что восприятие представлено отнюдь не един­ ственной формой;

напротив, оно имеет несколько различных по качеству и по сложности форм. Поэтому развитие восприятия заключается в последовательном проявлении этих форм. Уровень зрелости органов чувств определяет ту самую ран­ нюю и элементарную форму восприятия, которую можно назвать ощущенческим восприятием. Максимальный уровень зрелости органов чувств означает всего лишь самый высокий уровень развития ощущенческого восприятия, но никак не вос­ приятия вообще. Другие формы восприятия имеют иные основания, и процесс их развития, перехода от одной ступени к другой продолжается на протяжении всего детского возраста. За ощущенческим восприятием, представленным в начальном периоде жизни, вскоре следует новая форма восприятия как более высокая ступень развития. Сенсор­ ный материал постепенно все больше и больше приобретает черты объективной дан­ ности, однако он дает не предмет, который может иметь и иное сенсорное содержа­ ние, а совершенно самостоятельный и особенный феномен в каждом конкретном случае, то есть субъекту в восприятии дается не предмет, а лишь содержание, всегда каким-либо образом оформленное, — он видит фигуру, а не то, чем является и что означает эта фигура. Приблизительно до двух лет, когда ребенок начинает говорить уже по-настоящему, восприятие ребенка обычно фигурально. Когда ребенку в фигуре уже дан предмет, мы имеем дело со следующей сту­ пенью развития восприятия;

теперь сенсорный материал воспринимается как свой­ ство предмета. Однако здесь характерным является то, что предмет исчерпывается этим материалом, существуя в переживании ребенка в той мере и в том виде, в каком он представлен в данный конкретный момент — фигура теперь переживается как предмет. Первые годы школьного возраста характеризуются весьма значительным раз­ витием объективного интереса — ребенок всем своим существом обращен к внешней действительности. Понятно, что теперь перед объективным восприятием открывают­ ся особенно широкие возможности. Поэтому неудивительно, что способность вос­ приятия у ребенка школьного возраста существенным образом продвигается вперед, невзирая на то, что процесс анатомо-физиологического созревания органов чувств уже завершен. Тем не менее восприятие и в первые годы школьного возраста не достигает наивысшего уровня своего развития. Уже старые исследования показали, что мак­ симальный уровень его развития достигается лишь на второй ступени школьного возраста. И это вполне закономерно, поскольку на данной возрастной ступени воз­ никают новые обстоятельства, в частности факт развития воли, которые, в свою очередь, оказывают заметное влияние на развитие восприятия. Возникает высшая форма восприятия — произвольное восприятие, наблюдение, зарождавшееся еще на предыдущей ступени.

3. Структурное развитие восприятия С представленной картиной развития восприятия хорошо согласуются суще­ ствующие данные о структуре восприятия. Чем младше ребенок, тем диффузнее его восприятие, тем больше оно лишено основных свойств гештальта — внутренней расчлененности и внешней выраженнос­ ти. Хорошей иллюстрацией данного положения служит следующий опыт.

Узнадзе Д. Н.=Общая психология. — 413 с: ил. — (Серия «Живая классика»). - 2004 г.

Янко Слава (Библиотека Fort/Da) || http://yanko.lib.ru || slavaaa@yandex.ru || Icq# Глава шестая Дайте ребенку в возрасте поры хватания какой-либо особенно интересный для него предмет и затем отнимите его. Он тотчас же заплачет, требуя вернуть ему пред­ мет. Положите этот предмет на другой предмет, имеющий большую поверхность, скажем на книгу, и так предложите его ребенку. Ребенок либо продолжает плакать, совершенно не притрагиваясь к интересующему его предмету, либо же хватает не этот предмет, а тот, на котором он лежит (книгу). Не получив желаемого, ребенок продолжит плакать. Вывод очевиден: для ребенка оба предмета являются одной целостностью — отдельно каждый из них он не видит. Но коль скоро он объединяет два разных пред­ мета так, что в этом целом уже не замечает отдельные предметы, то что же можно сказать о отдельных частях одного предмета! Надо полагать, что в этом случае его восприятие будет еще более диффузным, еще более нерасчлененным. И действитель­ но, считается установленным — особенно после опытов Фолькельта — что чем млад­ ше ребенок, тем диффузнее его восприятие. Однако что представляет собой это диффузное восприятие? В частности, как переживается предмет в этом диффузном восприятии? Один момент мы уже знаем: предмет не является расчлененной целостностью — ребенок не способен усмотреть в этой целостности отдельные части. Но ответить на вопрос, как ребенок переживает эту целостность, может толь­ ко специальное исследование. С этой целью Фолькельт изучил рисунки детей дош­ кольного возраста. Оказалось, что ребенок рисует объекты, не придавая им то значе­ ние, которые они имеют, а передавая субъективное впечатление, получаемое им от объектов, эмоциональную установку, сложившуюся у него в отношении того или иного предмета. Отсюда можно предположить, что в восприятии ребенка представ­ лен не объект, а состояние самого субъекта, возникающее на почве взаимодействия с этим объектом. Сказанное хорошо видно из следующего опыта: ребенку предлага­ ется срисовать цилиндр. Как выясняется, вместо изображения объективных свойств цилиндра он старается передать впечатление, полученное от цилиндра — в частнос­ ти, впечатление округлости. По существу эту же закономерность Клапаред обозначил термином синкретизм. Ребенок не умеет читать, но иногда бывает, что некоторые слова он узнает по обще­ му очертанию;

Pages:     | 1 |   ...   | 4 | 5 || 7 | 8 |   ...   | 11 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.