WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 ||

«РОССИЙСКАЯ АКАДЕМИЯ НАУК Институт проблем управления им. В.А. Трапезникова Д.А. Новиков, А.В. Цветков МЕХАНИЗМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СИСТЕМ С РАСПРЕДЕЛЕННЫМ КОНТРОЛЕМ Москва - 2001 ...»

-- [ Страница 2 ] --

r 3. СЕТЕВЫЕ СТРУКТУРЫ УПРАВЛЕНИЯ Во втором разделе настоящей работы описаны базовые модели двухуровневых организационных систем с распределенным контролем. Результаты проведенного исследования позволяют сделать вывод, что в ОС РК присутствуют две характерные черты, отличающие их от систем с унитарным контролем: наличие игры центров (см. описание модели РК 3) и векторных предпочтений агентов1 (см. описание модели РК 14). Одним из показателей, по которым описывается ОС, является структура ОС - совокупность информационных, управляющих и других связей между участниками ОС, включая отношения подчиненности и распределение прав принятия решений [59]. Совокупность приведенных выше результатов анализа теоретико-игровых моделей ОС РК (то есть задач синтеза оптимальных управлений в ОС с заданной структурой) позволяет сравнивать эффективности различных структур и, следовательно, переходить к изучению задач синтеза оптимальных структур. Поэтому настоящий раздел посвящен в основном анализу сравнительных эффективностей различных структур управления организационными системами. Во введении были выделены линейные (см. рисунок 1), матричные (см. рисунок 2) и сетевые структуры управления (см. рисунок 3). Более корректно, под линейной структурой понимается такая структура, при которой подчиненность участников ОС имеет вид дерева, то есть каждый участник подчинен одному и только одному участнику более высокого уровня иерархии2. Двухуровневой ОС с линейной структурой соответствует модель РК 1 (см. раздел 2.1), модели многоуровневых ОС с линейными структурами подробно исследовались в монографии [59]. Под матричной структурой понимается такая структура, при которой некоторые участники ОС могут быть подчинены одновреТак как наличие векторных предпочтений агента не изменяет принципиально структуру решения (см. описание моделей РК 3 и РК 16), то ограничимся в дальнейшем случаем скалярных предпочтений. 2 Следует отметить, что в подавляющем большинстве работ, содержащих формальные модели управления организационными системами, рассматривались модели ОС, характеризуемые именно древовидными структурами. менно нескольким, находящимся на одном и том же (следующем более высоком) уровне иерархии участникам (так называемое двойное подчинение [59] - см. рисунок 2). Двухуровневой ОС с матричной структурой соответствуют модель РК 16. Межуровневое взаимодействие [59], понимаемое как подчинение некоторых участников одновременно нескольким участникам, находящимся на различных уровнях иерархии, в ОС с матричной структурой отсутствует. Сетевой структурой управления называется такая структура управления ОС (см., например, рисунок 3), при которой могут иметь место и двойное подчинение, и межуровневое взаимодействие, причем одни и те же субъекты могут выступать как в роли управляющих органов, так и в роли агентов1. Последующее изложение материала настоящего раздела имеет следующую структуру. Сначала в разделе 3.1 кратко обсуждаются полученные в [59] результаты анализа межуровневого взаимодействия в отсутствии двойного подчинения, затем в разделе 3.2 исследуется ромбовидная структура управления (см. рисунок 3), являющаяся элементом сетевой структуры управления, и, наконец, в разделе 3.3 описывается сетевое взаимодействие, в рамках которого могут изменяться роли участников ОС. 3.1. Межуровневое взаимодействие В [59] рассматривались механизмы стимулирования и планирования в трехуровневых организационных системах, структура подчиненности в которых имела вид дерева (центр верхнего уровСледует сделать следующее терминологическое замечание. Под сетевой структурой в некоторых работах понимается иерархическая структура, в которой имеется двойное подчинение (нарушение "древовидности"), в других работах под сетевой структурой понимается такой способ организации взаимодействия участников системы, при котором отсутствует ярко выраженная иерархия (то есть подразумевается, что одноуровневая сеть является "противоположностью" многоуровневому дереву). Предложенное выше определение охватывает оба толкования как частные случаи, рассматриваемые соответственно в разделах 3.2 и 3.3. ня, центры промежуточного уровня и агенты на нижнем уровне иерархии), то есть каждый агент был подчинен одному и только одному центру промежуточного уровня, а каждый центр промежуточного уровня был подчинен единственному центру. Как правило, говоря об иерархии, неявно имеют в виду именно древовидную структуру. Понятно, что в реальных многоуровневых организационных системах может иметь место более сложная структура подчиненности, в частности конкретный агент может быть непосредственно подчинен как некоторому центру промежуточного уровня, так и центру верхнего уровня. Обсудим, следуя в основном [59], эффекты, связанные с "нарушениями иерархичности", то есть проявления межуровневого взаимодействия участников ОС. Одним из возможных "нарушений иерархии" является наличие двойного межуровневого подчинения, когда один агент или промежуточный центр подчинен одновременно двум или более управляющим органам, находящимся на различных уровнях иерархии. Пример структуры подчиненности, соответствующий этому случаю, приведен на рисунке 10 (А2i подчинен одновременно центру и i-му промежуточному центру). Пусть в трехуровневой ОС центр имеет полную информацию о моделях несвязанных агентов, то есть агрегирование информации отсутствует. Предположим, что центр верхнего уровня, имея в своем распоряжении фонд заработной платы (ФЗП), может некоторую его часть использовать на стимулирование промежуточных центров, а остаток - на стимулирование непосредственно агентов. Таким образом, задача стимулирования заключается в распределении ФЗП, то есть - в определении оптимального соотношения между частью ФЗП, передаваемой промежуточным центрам (и используемой последними на выплаты агентам), и частью ФЗП, используемой центром непосредственно на стимулирование агентов нижнего уровня. Стимулирование агентов центром является проявлением межуровневого взаимодействия (нарушением принципа единоначалия, то есть древовидной структуры подчиненности) и обозначено на рисунке 10 жирной линией.

Метасистема Центр i -я подсистема Ц ••• Ц ••• ••• Цi ••• Цn ••• А1i А2i ••• Аmi ••• Аni i Рис. 10. Пример двойного межуровневого подчинения Качественно, в рассматриваемой модели происходит "декомпозиция" множества реализуемых действий агентов, которая соответствует разделению ресурса центра на две части, расходуемые на непосредственное стимулирование агентов и стимулирование промежуточных центров. Можно сделать вывод, что для любого размера ФЗП эффективность стимулирования в случае межуровневого взаимодействия не выше, чем в случае линейной структуры управления, в рамках которой весь ресурс расходуется центром на стимулирование промежуточных центров, следовательно, опти мальным является использование всего ФЗП на стимулирование промежуточных центров1. В рассматриваемой модели все управляющие органы обладают достаточной свободой в принятии решений (распределении фондов стимулирования и т.д.). Если в некоторой организационной системе зафиксировано такое разграничение функций управления, при котором центры промежуточного уровня обязаны в точности выполнять все исчерпывающие решения центра верхнего уровня (например, приказы в армии), то возможно, что двойное межуровневое подчинение агентов и не приведет к снижению эффективности управления. Примером здесь также может служить распространенное на практике целевое финансирование, при котором статьи и объемы расходования средств, получаемых, например, Цj от центра, строго фиксированы. Использование подобных жестких принципов управления фактически соответствует полному прямому подчинению агентов центру верхнего уровня. В [59] доказано, что, если экономический фактор отсутствует, то эффективность стимулирования в трехуровневой ОС не выше, чем в соответствующей двухуровневой. Выше мы показали, что в трехуровневой ОС "двойное подчинение" агентов центрам разных уровней иерархии не увеличивает эффективности по сравнению с "прямым" подчинением. Эти результаты были получены при предположении, что агрегирование информации отсутствует. Если имеет место агрегирование информации и/или информационный фактор, то эффективность стимулирования при введении косвенного подчинения тем более не возрастет. Содержательно, это связано с тем, что, как правило, в многоуровневых системах центр информирован о моделях агентов не лучше, чем центры промежуточного уровня. Следовательно, если производится децентрализация двухуровневой ОС (или в более общем случае в многоуровневой ОС вводятся дополнительные промежуточные уровни управления), то в ряде случаев целесообразна "развязка" управления между уровнями непосредственное управление "через уровень" может оказаться Интересно отметить, что сделанный вывод на первый взгляд неочевиден для случая влияния экономического фактора, отражающего привнесение промежуточными центрами собственных ресурсов управления [59]. неэффективным. Другими словами, в рассматриваемых моделях то, чего может "добиться" от агентов центр, может "добиться" от них с не большими затратами и их непосредственный "начальник" промежуточный центр, если последний будет обеспечен соответствующим ресурсом1. Итак, в рассмотренных моделях двойное подчинение агента управляющим органам, находящимся на различных уровнях иерархии, оказывается неэффективным. Косвенным подтверждение этой неэффективности является известный управленческий принцип "вассал моего вассала - не мой вассал". Поэтому с нормативной точки зрения каждый агент должен быть непосредственно подчинен только своему непосредственному "начальнику" - управляющему органу, находящемуся на следующем (и только на следующем) более высоком уровне иерархии. Возникает закономерный вопрос: почему в реальных организационных системах наблюдаются эффекты двойного межуровневого подчинения? Дескриптивное (без учета нормативной структуры взаимодействия участников и институциональных ограничений) объяснение таково. Обычно (в том числе и выше) предполагается [7, 28, 36, 59, 48, 49], что потери эффективности могут возникать только из-за факторов агрегирования, декомпозиции задач управления и недостаточной информированности центра о моделях агентов. Если же присутствуют, в частности, информационные ограничения на промежуточном уровне - например, количество информации, которое должен переработать управляющий орган некоторой подсистемы, превосходит его возможности - то часть функций управления (быть может, в агрегированном виде) вынужденно передается на более высокий уровень. Проще говоря, основной причиной наблюдаемого на практике двойного межуровневого подчинения, как правило, является некомпетентность (в объективном, а не негативном, смысле этого слова) промежуточного центра. Поэтому, с одной стороны, при решении задач синтеза организациДругим примером являются рассмотренные в [59] механизмы планирования, допускающие произвольную децентрализацию (анонимные механизмы распределения ресурса, механизмы экспертизы, механизмы открытого управления с внутренними ценами и др.). В упомянутых моделях структура целевых функций агентов такова, что они идентичны в двухуровневой и соответствующей ей многоуровневой ОС. онной, функциональной, информационной и других структур ОС априори следует допускать возможность двойного подчинения, стремясь, тем не менее, избежать его насколько это возможно. С другой стороны, наличие двойного межуровневого подчинения в реальной организационной системе косвенно свидетельствует о неоптимальности ее функционирования и должно послужить руководителю сигналом о необходимости пересмотра структуры, а иногда и состава, системы. Таким образом, с нормативной точки зрения в описанных моделях нарушение принципа единоначалия, как и присутствие двойного межуровневого подчинения (см. выше), не увеличивает эффективности управления. С дескриптивной точки зрения, наблюдаемые на практике его нарушения, обусловлены "некомпетентностью" соответствующих управляющих органов в рамках заданного элементного состава, функциональных, информационных и других связей, а также внутренних (индивидуальных) и внешних ограничений на управление. С другой стороны, как показывает проведенный анализ, при решении задач синтеза структуры и/или механизмов управления ОС не следует специально концентрировать внимание на эффектах двойного подчинения - их наличие или отсутствие является автоматическим следствием грамотной постановки задачи управления и корректного ее решения с учетом всей специфики многоуровневых организационных систем - экономического, информационного, организационного и других факторов [59]. Отсутствие двойного подчинения (в широком смысле - как одновременного подчинения нескольким управляющим органам одного или различных уровней) достаточно привлекательно с точки зрения анализа системы - в этом случае веерная структура ОС позволяет декомпозировать ее на набор базовых двухуровневых веерных ОС, результаты исследования которых, получаемые с применением всего многообразия известных методов, разрабатываемых до сих пор в основном именно для двухуровневых ОС, могут быть эффективно использованы на этапе синтеза как структуры ОС, так и механизмов управления. В заключение настоящего раздела отметим, что выше мы рассматривали в основном отрицательные проявления нарушения принципа единоначалия. Поэтому для полноты картины необходи мо хотя бы качественно определить те случаи, помимо упомянутых выше (информационная нагрузка, компетентность и др.), в которых наличие распределенного контроля приводит к росту эффективности управления. Первым и достаточно ярким, как с теоретической точки зрения, так и исходя из опыта практического использования, примером является класс многоканальных механизмов управления, то есть механизмов, в которых управляющие воздействия вырабатываются несколькими (как правило, двумя) параллельно функционирующими каналами управления (принятия решений). Содержательно, высокая (по сравнению с одноканальными) эффективность функционирования многоканальных систем, особенно в условиях неопределенности, обусловлена тем, что эффективности решений, предлагаемых управляющими органами, в различных условиях функционирования также различны [1, 16, 22, 25]. Во-вторых, следует подчеркнуть, что выводы, сформулированные в [59], были получены для моделей многоуровневых ОС, в которых управляемыми параметрами являются скалярные (одномерные) величины - действия агентов. В частности, при исследовании межуровневого взаимодействия вывод о неэффективности двойного межуровневого подчинения был сделан именно для "скалярных" агентов1. Содержательно, рассматривалось управление некоторым конкретным аспектом деятельности каждого агента. Понятно, что в реальных организационных системах деятельность управляемого субъекта не всегда может быть описана единственной переменной (см. модели ОС с векторными предпочтениями агентов во втором разделе). Следовательно, результат настоящего раздела более корректно может быть сформулирован следующим образом: в ряде случаев "двойное" управление одними и теми же аспектами деятельности не эффективно (более того, в большинстве случаев дублирование управления вредно).

Если перейти от одномерной модели ОС, для которой именно линейная иерархическая (древовидная) структура системы управления имеет максимальную эффективность, к многомерной модели, то получим столь распространенную на практике "векторную" матричную (или, в более общем случае - сетевую) структуру, состоящую из параллельно функционирующих (и в общем случае - взаимодействующих) древовидных структур, «замкнутых» на один субъект управления. 3.2. Ромбовидная структура управления Выше при рассмотрении двухуровневой ОС РК с несколькими центрами было установлено, что в игре центров в зависимости от степени согласованности их интересов существуют два режима режим сотрудничества и режим конкуренции. Исследуем соотношения выигрышей центров (значений их целевых функций) в этих двух режимах. Режим сотрудничества имеет место, когда непусто множество равновесий Нэша, задаваемое следующей системой неравенств: (1) iK i = c(y*), i (2) Hi(y*) - i Wmax, i K. Существенным преимуществом режима сотрудничества является его высокая эффективность (в смысле эффективности по Парето результирующего вектора значений целевых функций центров). Недостатком режима сотрудничества является наличие большого числа равновесий Нэша (см. в качестве иллюстрации примеры 2 и 4), приводящее с точки зрения исследователя операций к неопределенности относительно конечного состояния ОС. Неопределенность присутствует также и с точки зрения центров, так как в рамках введенных предположений относительно информированности участников организационной системы и порядка ее функционирования при моделировании необходимо доопределять принципы рационального поведения центров1 - процедуры выбора ими стратегий из числа равновесных по Нэшу (смешанное равновесие Нэша в рассматриваемом классе задач существует крайне редко [59, 86]). Поэтому даже в режиме сотрудничества наличие метацентра, выполняющего лишь информационные функции, например рекомендующего выбор конкретного равновесия Нэша, может повысить эффективность функционирования ОС за счет снижения неопределенности и информационной нагрузки на центры (см. также обсуждение информационного фактора и фактора неопреде Ситуация может упрощаться (с точки зрения принципов принятия решений центрами, но не с точки зрения исследователя операций) при допущении кооперативного взаимодействия центров (см. обсуждение в разделе 2.2.2, а также лемму 21). ленности в [59, 62]). Кроме того, метацентр имеет возможность сознательно управлять равновесием в играх центров и агентов и максимизировать агрегированный критерий функционирования организационной системы в целом, быть может, посредством использования системы компенсаций для управляемых субъектов (см. ниже). Пусть множество пусто, то есть не существует решения системы неравенств (1)-(2). Тогда имеет место режим конкуренции, аукционному решению в котором соответствует вектор 2 (3) ' = (c( y1 ) + Wmax +, 0, …, 0). max Вектор значений целевых функций центров при этом равен: 1 2 (4) W ' = ( Wmax - Wmax -, H2( y1 ), …, Hk( y1 )). max max Вектор (3) не удовлетворяет условиям (2) и не является равновесием Нэша, так как первый центр при неизменных стратегиях остальных центров может уменьшить выплаты агенту не изменяя при этом реализуемого действия1. По этим же причинам можно утверждать, что решение в режиме конкуренции не может доминировать по Парето ни одно из решений, получаемых в режиме сотрудничества. Итак, недостатки режима конкуренции очевидны, однако для возможности "перехода" от конкуренции к сотрудничеству необходимо введение дополнительных предположений о свойствах рассматриваемой модели. Эти предположения можно условно разделить на две группы: "внутренние" изменения и "внешние" изменения. "Внутренние" изменения. Предположения относительно "внутренних" параметров модели касаются, в первую очередь, способности центров образовывать коалиции, то есть обмениваться информацией, заключать договоренности и обмениваться полезностью в соответствии с этими договоренностями (см. также обсуждение в разделе 2.2.2).

r r Отметим, что любое решение из множества устойчиво относительно "угроз", так диктатор, переходя в режим конкуренции, не может увеличить значение своей целевой функции. Обозначим сумму функций дохода центров (5) H(y) = iK H i ( y) и рассмотрим максимальную коалицию (то есть коалицию, включающую все центры) с целевой функцией (6) W(y) = H(y) - c(y). Обозначим ymax = arg max W(y) - действие агента, максимизиy A рующее целевую функцию коалиции, Wmax = W(ymax) - максимальное значение целевой функции W(y). Пусть ti - положительный, отрицательный или нулевой платеж, получаемый i-ым центром от коалиции. Условие сбалансированности платежей имеет вид: (7) iK ti = 0.

Примем следующее предположение относительно рационального поведения центров: будем считать решением кооперативной игры центров такой вектор их допустимых стратегий, реализующих действие ymax (то есть максимизирующих суммарный выигрыш коалиции) и сбалансированных платежей, которые удовлетворяют условиям индивидуальной рациональности:

i (8) Hi(ymax) - i + ti Wmax, i K.

Лемма 21. Если, то ( max, ymax). Доказательство. Пусть (y*, ) - некоторая точка, принадлежащая множеству. Определим i = Hi(ymax) - Hi(y*) + i, i K. После несложных преобразований получаем, что iK r r ~ i ~ = H(ymax) - H(y*) + c(y*) = c(ymax) + W(ymax) - W(y*) c(ymax).

Следовательно система платежей { i } позволяет компенсировать агенту затраты по выбору действия ymax. Компоненты вектора ~ r ~ max могут быть выбраны меньшими соответствующих i таким iK образом, чтобы обеспечить выполнение i max = c(ymax). • Следствие 22. В режиме сотрудничества возможность образования коалиции центров не снижает эффективности (в смысле Парето) управления. Другими словами, из леммы 21 следует, что для любого решения задачи (1)-(2) существует соответствующее решение задачи iK i = c(ymax), (7), (8) не меньшей эффективности.

Из леммы 21 также следует, что если соответствующее сотрудничеству равновесие Нэша в игре центров существует, то одним из равновесий является вектор платежей, реализующий действие ymax, то есть максимизирующий сумму целевых функций центров. Следствие 23. Условие Wmax iK i Wmax является необходимым условием непустоты области. Доказательство. Пусть область непуста. Тогда по лемме 21 ( max, ymax). Запишем систему неравенств, задающую область, для y = ymax:

iK r i i = c(ymax), Hi(ymax) - i Wmax, i K.

Суммируя последние k неравенств с учетом первого равенства получаем утверждение следствия. • Содержательно величина (Wmax iK i Wmax ) может рассматри ваться как "интегральная" мера согласованности интересов центров. "Внешние" изменения. Предположения относительно "внешних" параметров модели касаются, в первую очередь, изменений состава и структуры ОС - введению дополнительного уровня иерархии, то есть метаигрока, наделенного властью устанавливать правила игры участников ОС, принадлежащих нижележащим уровням иерархии. Рассмотрим ромбовидную структуру управления трехуровневой ОС, состоящей из одного управляющего органа - метацентра на верхнем уровне иерархии, k центров на промежуточном уровне, и одного агента на нижнем уровне иерархии. Метацентр имеет возможность использовать управления двух типов - институциональное управление и мотивационное управление. Институциональное управление соответствует запрещению или разрешению тех или иных ситуаций, стратегий и т.д. Например, пусть метацентр установил достаточно сильные штрафы за использование "угроз" в режиме конкуренции. Тогда, даже если равновесия Нэша в игре центров не существует, устойчивым (и в смысле "угроз", которые запрещены, и в смысле Нэша) является следующее решение: (9) '' = (c( y1 ), 0, …, 0), max то есть диктатор самостоятельно компенсирует затраты агенту, не переплачивая из-за боязни "угроз". Соответствующий решению (9) вектор значений целевых функций центров 1 (10) W '' = ( Wmax, H2( y1 ), …, Hk( y1 )) max max r r доминирует по Парето вектор W '. Выигрыш (в смысле разности сумм значений целевых функций центров) от перехода от тре2 угольной к ромбовидной структуре управления составляет Wmax. Разница между последней величиной и затратами на "содержание" метацентра может рассматриваться как оценка эффективности его управления и, следовательно, как критерий целесообразности введения новой структуры управления. Таким образом, условием осуществления институционального управления, заключающегося в использовании штрафов или поощрений центров, зависящих от стратегий последних, является наличие у метацентра соответствующих полномочий. Мотивационное управление. Если институциональное управление основывалось на использовании метацентром стратегий, зависящих от стратегий центров, то мотивационное управление заключается в использовании им стратегий, зависящих от действий агента, то есть изменению целевых функций центров посредством их стимулирования за деятельность управляемого ими агента. Пусть метацентр заинтересован в максимизации функции W(y) (см. выражение (6)) и использует систему {i(y)}iK стимулирования центров. Целевая функция i-го центра при этом имеет вид: Wi(y) = i(y) + Hi(y) - i(y), i K.

r Затраты метацентра на управление складываются из стимулирования центров и стимулирования непосредственно агента1 0(y), то есть 0(y) = i ( y) + 0(y).

iK Таким образом, задача метацентра состоит в минимизации (выбором системы стимулирования) затрат 0(y) на управление при условии обеспечения реализуемости действия агента, максимизирующего сумму целевых функций центров, равновесными по Нэшу стратегиями центров2. Теорема 24. Решение задачи управления в трехуровневой ОС с ромбовидной структурой имеет вид: (11) i(y) = i max{Wmax H i ( y max );

0}, y = y max, i K, 0, y y max i c( y max ) max{H i ( y max ) Wmax ;

0}, y = y max (12) 0(y) =. i K 0, y y max Справедливость утверждения теоремы 24 обосновывается подстановкой (11)-(12) в определение равновесия Нэша игры центров (минимальность платежей очевидна): (13) iK i = c(ymax) - 0(ymax), i (14) Hi(ymax) - Wmax + i(ymax) i, i K. Содержательно, метацентр разделяет центры на два множества. В первое множество входят центры, которым невыгодна (с точки зрения условий их индивидуальной рациональности) реализация действия ymax. Этим центрам метацентр компенсирует потери в полезности. Во второе множество входят центры, которым выгодна реализация действия ymax. Они частично или полностью Отметим, что в рассматриваемой модели имеет место двойное межуровневое взаимодействие (см. выше), так как агент получает вознаграждения как от центров, так и от метацентра. 2 Эта и подобные задачи являются традиционными задачами, возникающими при управлении холдингами, вертикально интегрированными компаниями и т.д. компенсируют затраты агента, а разность доплачивает метацентр в рамках межуровневого взаимодействия. Пример 5. Пусть в рамках примера 3 возможно введение дополнительного уровня управления - метацентра. Итак, пусть k = 2, c(y) = y2, H1(y) = - 1y, H2(y) = 2 y, то есть первый центр заинтересован в выборе агентом минимального (нулевого) действия, а второй центр - некоторого действия, отличного от нуля. Так как интересы центров не согласованы, то имеет место режим конкуренции (см. подробности в примере 3). Вычислим следующие величины: 1)/2, H2(ymax) = 2 (2 - 1)/2.

1 Пусть для определенности 2 21. Тогда Wmax H1(ymax), 2 Wmax H2(ymax). Вычисляя в соответствии с результатом теоремы y1 = 0, max 2 y max = 2/2, 1 2 Wmax =, Wmax = (2)2/4, ymax = max {(2 - 1)/2;

0}, = - 1 (2 24 равновесные платежи, получим: 1 = 0, 2 = 2(2 - 21)/4, 0(ymax) = (1)2/4. Сравним эффективности управления. В режиме конкуренции, когда диктатором является первый центр (а это имеет место при (2)2/4), эффективность равна W( y1 ) = - (2)2/4. max В трехуровневой ОС эффективность управления (с учетом затрат метацентра на стимулирование) равна W(ymax) - 0(ymax) = - (1)2/4 - (2 - 1)2/4. Вычисляем разность эффективностей W(ymax) - 0(ymax) - W( y1 ) = 1 2 / 2, max которая неотрицательна, что позволяет сделать вывод, что достижение режима сотрудничества за счет введения дополнительного уровня управления в рассматриваемой ОС оправданно. • 3.3. Сетевое взаимодействие Как отмечалось во введении к третьему разделу, под сетевой структурой управления обычно понимается либо иерархическая структура, в которой имеется двойное подчинение, либо такой способ организации взаимодействия участников системы, при котором отсутствует ярко выраженная иерархия, то есть когда все участники ОС априори "равны" и каждый из них в общем случае может вступать в сетевое взаимодействие с другими участниками ОС и выступать в нем как в качестве центра, так и в качестве агента. В разделе 3.2 исследовалась трехуровневая ромбовидная структура управления, являющаяся элементом сетевой иерархической структуры с двойным подчинением. В настоящем разделе исследуются неиерархические сетевые структуры, то есть делается акцент на анализе сетевого взаимодействия. Так как характерным признаком сетевого взаимодействия является потенциальная возможность каждого из участников ОС выступать в роли центра или агента, или одновременно и в роли центра, и в роли агента (при взаимодействии с различными участниками), то исследуем сначала качественно, а затем на примере ряда последовательно усложняющихся количественных моделей различие между этими "ролями". Качественное отличие иерархических игр от "обычных" неантагонистических игр заключается в наличии упорядочения участников ОС по последовательности выбора стратегий. Обычно считается, что управляющий орган (центр в теории активных систем [23, 61], первый игрок в теории иерархических игр [31], principal в теории контрактов [83, 84, 87]) обладает правом первого хода, то есть выбирает свою стратегию первым и сообщает ее другим участникам системы - управляемым субъектам (активным элементам или агентам в теории активных систем, второму игроку или производителю в теории иерархических игр, agent в теории контрактов). В зависимости от того, может ли первый игрок рассчитывать на то, что ему станет известна стратегия второго игрока, он может выбирать свою стратегию либо как в "обычной" игре, либо в виде «функции» от выбора второго игрока. Тем самым, первый игрок превращается в метаигрока, устанавливающего "правила игры" для остальных игроков (проявление отношения власти [48, 59]). Таким образом, критерием отнесения конкретного участника ОС ко множеству управляющих органов или ко множеству управляемых субъектов является его приоритет в последовательности выбора стратегий и возможность выбирать в качестве своей стратегии «функцию» от стратегий игроков, имеющих более низкий приоритет. Например, если в некоторой ОС участники принимают решения последовательно и имеются три "момента" принятия решений, то можно условно рассматривать данную ОС как трехуровневую иерархическую систему. Участники, делающие первый ход, при этом интерпретируются как центры верхнего уровня иерархии, участники, делающие второй ход, интерпретируются как центры промежуточного уровня, а участники, выбирающие свои стратегии последними - управляемыми субъектами (агентами). Стратегии центров могут быть функциями от стратегий центров промежуточного уровня и агентов, стратегии центров промежуточного уровня функциями от стратегий агентов. Следовательно, в рамках теоретико-игровой модели иерархическая структура ОС порождается фиксацией последовательности выбора стратегий и информированности участников. Таким образом, в процессе сетевого взаимодействия каждый из участников в общем случае может выступать как в роли центра того или иного уровня иерархии, так и в роли агента. Фактическая роль участника определяется двумя факторами. Первый фактор заключается во влиянии имеющегося отношения власти, то есть институциональной возможности определенного участника выступать в той или иной роли. Второй фактор заключается в целесообразности (эффективности, в том числе и экономической) этой роли как с точки зрения самого участника, так и с точки зрения других участников. Фиксируем экзогенно заданное отношение власти и рассмотрим эффективность различных распределений ролей между участниками ОС. Другими словами, исследуем следующую модель. Имеются несколько игроков (участников ОС), каждый из которых может выбирать свои стратегии в определенные моменты времени и в зависимости от принятой последовательности выбора стратегий делать свою стратегию зависящей от стратегий участников, выбирающих стратегии после него. Получаем метаигру1 - игру, в кото В [31] метаиграми названы игры с фиксированной последовательностью ходов, в которых стратегии одних игроков могут быть “функциями” от стратегий других игроков. рой определяются роли участников (будем считать, что их выигрыши при каждом фиксированном распределении ролей могут быть вычислены). Следовательно необходимо описать и исследовать равновесия в этой метаигре, чем мы и будем заниматься в оставшейся части настоящего раздела для нескольких содержательно интерпретируемых задач. Первым и достаточно ярким примером является задача стимулирования (см. также [30, 31, 46, 62]). Пример 6. Пусть ОС состоит из двух участников - "центра" и "агента"1, имеющих целевые функции (1) W(z, y) = H(y) - z, (2) w(z, y) = z - c(y) соответственно (см. раздел 2.1). Стратегией центра в задаче стимулирования (являющейся игрой типа Г2 с побочными платежами и специфическим видом целевых функций) является выбор положительнозначных функций от стратегий агента, стратегией агента выбор неотрицательных действий. Пусть выполнено предположение А.2 и гипотеза благожелательности. Рассмотрим последовательно несколько возможных игр между центром и агентом. Игра Г0. Рассмотрим "обычную" некооперативную игру, в которой центр и агент выбирают свои стратегии одновременно и независимо. Обозначим эту игру Г0. Так как центр не имеет возможности наблюдать реализацию выбора агента, то он вынужден ограничиться выбором неотрицательного числа (а не функции от действия агента, как это имеет место в случае, когда центр делает первый ход и рассчитывает на знание действия агента). Из выражений (1) и (2) следует, что в игре Г0 равновесиями Нэша агента и центра является выбор нулевых значений действий и вознаграждений соответственно. Таким образом, равновесные стратегии2: z0 = 0, y0 = 0, а выигрыши участников: W0 = 0, w0 = 0.

Так как мы будем рассматривать всевозможные последовательности ходов и варианты информированности, то термины "центр" и агент" введены для идентификации участника ОС по виду его целевой функции (см. выражения (1) и (2)). 2 Условимся, что нижний индекс соответствует номеру рассматриваемой игры. Игра Г1. Предположим теперь, что центр обладает правом первого хода, но не может рассчитывать на знание выбора агента. Поэтому он вынужден, как и в игре Г0, ограничиться выбором неотрицательного числа. Отличие игры Г1 от игры Г0 заключается в том, что в ней центр выбирает свою стратегию первым и сообщает ее агенту, а агент выбирает свое действие при известной ему стратегии центра. Легко видеть, что наличие права первого хода у центра не меняет исхода: при любой стратегии центра агент выбирает нулевое действие как действие, минимизирующее затраты. Поэтому оптимальной стратегией центра будет нулевое поощрение. Итак: z1 = 0, y1 = 0, W1 = 0, w1 = 0. Игра Г*. Если изменить имеющую место в игре Г1 последова2 тельность выбора стратегий на противоположную, то получим игру1 Г*, в которой агент первым выбирает стратегию и сообщает 2 ее центру (при этом считается, что стратегия центра всегда стано* вится известной агенту;

в противном случае получим игру Г1, решение которой для рассматриваемого примера совпадает с решением игры Г1). Содержательно центр получает от агента информацию о зависимости действия, выбираемого агентом, от вознаграждения, выплачиваемого ему центром. Обозначим (3) y* = arg max {H(y) - c(y)}, y A (4) Q = H(y ) - c(y*). Оптимальной стратегией агента будет стратегия * y*, z = H ( y* ) (5) ~2 ( z ) = y, * 0, z H ( y ) побуждающая центр выбрать поощрение z = H(y*) и приводящая к следующему вектору полезностей:

* * W2 = 0, w2 = Q.

В соответствии с обозначениями теории иерархических игр [31] игра, полученная из исходной переменой последовательности ходов, обозначается звездочкой. Игра Г2, в которой центр делает первый ход и, рассчитывая на знание стратегии агента, выбирает свою стратегию в виде функции от выбора агента, подробно исследовалась выше (см. раздел 2.1). В этой игре оптимальны стратегии c( y * ), y = y * z ;

y2 = y*, (6) z2 = ~2 ( y ) = * 0, yy которые приводят к следующему вектору выигрышей: W2 = Q, w2 = 0. Игра Г*. Если в игре Г2 первый ход делает агент, то получаем 3 игру Г*. Оптимальные стратегии агента и центра: * * * ~ ( y ) = H ( y ), y = y y, z = z3 * ~ y* z (7) ~3 ( ~( y )) = y y * ;

z3 = z3 ( y ), 0, 0, z ~3 ( y ) z приносят им выигрыши * W3* = 0, w3 = Q.

Игра Г3, в которой стратегией агента является функция от выбора центра, для рассматриваемого примера эквивалентна (в смысле равновесных выигрышей участников системы) игре Г2, то есть W3 = Q, w3 = 0. Рассматривать игры более высокого порядка не имеет смысла1. Сводка результатов анализа различных игр2 для задачи стимулирования приведена в таблице 2. Второй и третий столбцы содер Действительно, в [31] показано, что все нечетные игры, начиная с третьей эквивалентны (в смысле гарантированного выигрыша первого игрока) игре Г3, а все четные игры, начиная со второй, эквивалентны игре Г2. Среди первых трех игр игра Г2 характеризуется максимальной эффективностью, далее следует игра Г3, и, наконец, игра Г1. 2 Из рассматриваемой схемы "выпадает" распределение ролей, когда оба игрока являются центрами и каждый пытается навязать другому игру Г2 с правом собственного первого хода. Определить равновесие в такой игре, не вводя дополнительных предположений, затруднительно. Можно считать равновесием ситуацию, в которой один из игроков соглашается жат равновесные выигрыши центра и агента в игре, соответствующей строке. Игра Г * Г W 0 0 0 0 Q 0 Q w 0 0 0 Q 0 Q Г Г* Г Г* Г Таблица 2. Равновесные выигрыши центра и агента в задаче стимулирования Таким образом, минимальными играми, описывающие все разнообразие равновесных распределений выигрышей, являются игры * Г2 и Г* (в играх Г0, Г1 и Г1 выигрыши участников строго домини2 руются по Парето выигрышами в любой из игр второго порядка1, а игры третьего и более высокого порядка приводят к тем же векторам выигрышей). Можно также заметить, что в играх второго порядка участники ОС, фактически, определяют распределение между собой неделимого выигрыша Q – игрок, сделавший ход первым, забирает этот выигрыш себе, вынуждая второго согласиться (в рамках гипотезы благожелательности) на нулевое значение (см. также описание задач найма на работу - так называемые модели рекрутинга [47] и результаты исследования области компромисса в трудовых контрактах [46]). Напомним, что областью компромисса называется множество дележей z между центром и агентом, сумма которых на второй ход. При этом реализуется одна из описанных выше игр Г2 или Г2. 1 Индекс i игры Гi иногда называется степенью игры или показателем рефлексии. * равна Q, при использовании участниками стратегий (5) или (7), то есть следующее множество: (8) {z 0 | W(z, y*) + w(z, y*) = Q}. Следовательно, при определении ролей в задаче стимулирования происходит борьба участников за первый ход. Если существуют институциональные ограничения, определяющие последовательность ходов, то роли распределяются однозначно. Такая ситуация может иметь место, например, при найме агента на работу в организацию, интересы которой представляет центр. Если на рынке труда существует значительная конкуренция (то есть, если имеется несколько претендентов на данную вакансию), то равновесием среди претендентов является аукционное решение (в случае, когда имеется много однородных агентов, в равновесии агент получает нулевую (или резервную в рамках моделей теории контрактов [20, 46, 86]) полезность). Если же на рынке имеется единственный претендент (например, высококвалифицированный специалист и т.д.), то он является "диктатором" и может сделать первый ход, вынудив центр согласиться на нулевую полезность. Отметим, что вектора полезностей участников ОС, соответствующие играм Г2 и Г*, недоминируемы по Парето (что следует из 2 выражения (8)). Поэтому, пожалуй, единственной альтернативой в этом случае является использование арбитражных схем (введение третьей стороны - арбитра, определяющего роли участников и/или дележи внутри области компромисса (8)), которые позволяют в рамках существующих институциональных ограничений однозначно определить распределение ролей и, следовательно, полезностей. В качестве арбитра в многоуровневой ОС может выступать управляющий орган, принадлежащий более высокому уровню иерархии (см. также обсуждение системообразующей роли стимулирования в [59]). Помимо трудовых контрактов, содержательным примером распределения ролей в соответствии с описанной выше схемой могут служить механизмы обмена. Пусть, например, пассажир хочет поймать такси, чтобы доехать до определенного места. Он готов заплатить за это сумму a, а таксист готов ехать за вознаграждение b. Очевидно, что, если b > a, то область компромисса пуста. Взаимодействие возможно и взаимовыгодно (по сравнению с сохранением статус-кво) только если a b. При этом разность Q = a-b определяет "размер" области компромисса. Если величины a и b известны обоим игрокам1, то, если первым предложение делает пассажир, то он называет цену таксиста и "экономит" Q, если же первым предложение делает таксист, то он называет цену пассажира и "выигрывает" ту же величину Q. • Другой показательный пример распределения ролей участников ОС дает сравнение игр Г0 и Г1. Пример 7. Пусть имеются n агентов с целевыми функциями fi(y), y = (y1, y2, …, yn) A = Ai, I = {1, 2, …, n}. Пусть EN iI множество равновесий Нэша, то есть N N (9) EN = {yN A | i I, yi Ai fi( yiN, y i ) fi(yi, y i )}, где y-i = (y1, y2, …, yi-1, yi+1, …, yn) - обстановка игры для i-го игрока, i I. Предположим, что существует соответствие отбора равновесий [21, 61, 79], отображающее множество равновесий Нэша во множество A, то есть ставящее в соответствие множеству равновесий конкретное равновесие. Обозначим это конкретное равновесие yN. При определении равновесия Нэша предполагается, что игроки выбирают свои стратегии одновременно и независимо. Рассмотрим как повлияет на множество равновесий предположение о том, что некоторые игроки обладают правом первого хода. Если в исходной игре существует равновесие в доминантных стратегиях (РДС), то есть у каждого игрока существует абсолютно оптимальная (не зависящая от стратегий других игроков) стратегия [23, 61, 86], то итоговое равновесие, очевидно, не будет зависеть от последовательности ходов. Поэтому рассмотрим случай, когда РДС не существует, но существует равновесие Нэша. Фиксируем произвольное множество S I. Пусть yS AS = Ai - произвольный вектор равновесных по Нэшу iS стратегий игроков из множества S, то есть:

Более сложные и реалистичные модели механизмов обмена, учитывающие неполную информированность сторон о предпочтениях и возможностях друг друга, рассмотрены в [83, 84]. (10) yS: yI\S AI\S = (11) EN(S) = {yS AS | yI\S AI\S: (yS;

yI\S) EN} - множество равновесных по Нэшу стратегий игроков из множества S. Обозначим EN(yS) - множество равновесий Нэша, определяемых равновесными по Нэшу стратегиями игроков из множества I\S при условии, что игроки из множества S выбрали вектор стратегий yS AS, удовлетворяющий (10), то есть N (12) EN(yS) = {y A | y = (yS;

y I \ S ): i I\S, yi Ai N N fi(yS, yiN, y I \ ( S {i}) ) fi(yS, yi, y I \ ( S {i}) ). Лемма 25. S I, yS EN(S) EN(yS) EN. Справедливость утверждения леммы 25 следует из того, что, если существует множество игроков S I и существуют вектор yS, удовлетворяющий (11), и вектор yI\S, удовлетворяющий (12), то в силу (10) вектор (yS;

yI\S) должен принадлежать (9). Содержательно лемма 25 гласит, что, если некоторое множество агентов имеет право первоочередного хода, то, сообщая соответствующие компоненты равновесных по Нэшу стратегий, они могут только сузить множество итоговых равновесий Нэша. Другими словами, при фиксации части равновесных стратегий множество равновесных стратегий других игроков не расширяется. Следовательно, если исходное множество равновесий содержит более одного элемента, и различным его элементам соответствуют различные компоненты стратегий игроков из некоторого множества, то игроки из этого множества, выбирая свои стратегии первыми, могут сузить множество итоговых равновесий, то есть побудить остальных игроков к выбору определенных равновесных стратегий. В качестве иллюстрации рассмотрим модель ОС, описанную в примере 5 работы [63].

i I \ S Ai : (yS;

yI\S) EN;

Рассмотрим ОС с двумя агентами, имеющими функции затрат ci(yi) = yi2 /2ri, i = 1, 2. Пусть центр использует систему стимулирования i(y1, y2) = Ci, y1 + y 2 x, i = 1, 2. 0, y1 + y 2 < x Содержательно центр выплачивает каждому агенту фиксированное вознаграждение при условии, что сумма их действий оказывается не меньше, чем некоторое плановое значение x. Обозначим Y – множество индивидуально-рациональных действий АЭ:

yi+ = 2ri Ci, i = 1, 2, Y = {(y1, y2) | yi yi+, i = 1, 2, y1 + y2 x}.

Рассмотрим следующую комбиy2 нацию переменных (см. рисунок x 11). Пусть множество равновеN1 + y2 сий Нэша состоит из точки (0;

0) и отрезка [N1 N2], то есть * y2 EN() = (0;

0) [N1;

N2], N2 причем точки интервала (N1;

N2) являются недоминируемыми по y1 Парето другими равновесиями, + * 0 y1 y1 x то есть: (N1;

N2) = Par (EN(), {fi}). Рис. 11 Первому агенту выгодно равновесие N1, второму - N2. Делая + ход первым, первый агент может выбрать действие (x - y 2 ), выну+ второй агент, делая ход первым, может выбрать действие (x - y1 ), + ждая второго агента выбрать в силу ГБ действие y 2. Аналогично, + вынуждая первого агента выбрать действие y1. Закончив рассмотрение иллюстративного примера, обсудим в каких случаях реализация права первого хода некоторым множеством игроков S выгодна для всех игроков. Очевидно, что, если все элементы множества EN эффективны по Парето, то всегда найдется игрок, для которого изменение равновесия невыгодно (см. приведенный выше пример с двумя игроками). Так как "цена вопроса" для игроков из множества S опреде ляется разностью между их выигрышами при текущем равновесии и максимумом выигрышей, которые они могут получить, изменяя равновесие внутри множества EN за счет приоритета в моменте выбора стратегии, то возможно использование побочных платежей от игроков из множества S игрокам из множества I\S, компенсирующих последним потери в полезности. При этом игроки из множества S могут интерпретироваться как центры. Альтернативой является введение дополнительного управляющего органа, устанавливающего побочные платежи, которые побуждают участников выбрать определенное равновесие Нэша (см. модели и примеры в [63]). И, наконец, в заключение отметим, что в лемме 25 рассматривается случай первоочередного выбора игроками из множества S соответствующих компонентов именно равновесных стратегий. В общем случаи они могут выбирать стратегии не из множества EN(S), побуждая тем самым остальных игроков выбирать равновесные в их собственной игре стратегии, что может оказаться более выгодным для первых (см. в качестве иллюстрации анализ игры Г1 в примере 9). Другими словами, в игре Г1 первоочередной выбор некоторыми игроками "неравновесных" (в соответствующей игре Г0) стратегий может оказаться более выгодным, чем выбор компонент некоторого равновесия. • Пример 8. Пусть ОС включает двух участников, целевые функции которых имеют вид: fi = yi + i (1 - y-i), yi Ai = [0;

1], i = 1, 2. В данной ОС в игре Г0 имеется равновесие в доминантных стратегиях (РДС), в котором оба участника выбирают стратегии тождественно равные единице и получают единичные выигрыши. Равновесие и выигрыши в игре Г1 такие же. Рассмотрим игру Г2. Пусть i-ый игрок использует стратегию 0, y i = 0 (13) ~i ( y i ) = y, i = 1, 2. 1, y i При этом в случае, когда -i 1 игрок -i выбирает нулевую стратегию, а при -i 1 - единичную. Игроку i это выгодно при i 1.

Следовательно, игра Г2 (без побочных платежей) выгодна обоим игрокам при выполнении условия (14) i 1, i = 1, 2. В этой игре они получают выигрыши {i}. Если условие (14) не выполнено, и побочные платежи запрещены, то каждый из игроков будет использовать доминантную стратегию, гарантирующую единичный выигрыш. Содержательно условие i 1 означает, что "вклад" партнера в целевую функцию i-го участника ОС не меньше, чем его собственный вклад. Таким образом, если выполнено условие (14), то обоим игрокам одинаково выгодно, чтобы кто-либо из них или они оба были бы центрами. Рассмотрим теперь что произойдет, если допустить возможность осуществления побочных платежей (см. общие результаты об эффективности использования побочных платежей в [30, 31], а также в разделе 2.1), при которых целевые функции игроков имеют вид (если i-ый игрок является центром) fi = yi + i (1 - y-i) - zi, f-i = y-i + -i (1 - yi) + zi, i = 1, 2. Пусть первый игрок использует следующий платеж (15) zi = Игрок -i выберет нулевое действие при i 1. Следовательно, использование стратегии (15) выгодно i-му игроку, если i 1. Область компромисса при этом есть Qi = i - 1. Таким образом, при выполнении условия (16) max {i, -i} 1, которое является более слабым, чем условие (14), хотя бы одному игроку выгодно быть центром и получить выигрыш i. Игрок, не являющийся центром, получает единичный выигрыш. Если выполнено условие (14) и разрешены побочные платежи, то возможна ситуация, в которой обоим игрокам выгодно быть центром. При этом они начнут конкурировать за право быть центром. Победителем в этой конкуренции (диктатором) станет игрок, имеющий большее значение параметра i. Легко видеть, что конкуренция невыгодна диктатору, поэтому в случае (14) использование побочных платежей нецелесообразно.

i, y i = 0. 0, y i Игра Г0, Г1 Г2 c побочными i 1, -i платежами (i 1, i = 1, 2) i 1, -i fi 1 i 1 i f-i 1 1 -i -i Г2 без побочных платежей Таблица 3. Выигрыши игроков в различных играх в примере 8. Следовательно, можно сказать, что, если не выполнено условие (16), то оба игрока будут "агентами", реализующими игру Г0;

если выполнено (16), но не выполнено (14), то "центром", реализующим игру Г2 с побочными платежами, будет игрок с максимальным значением параметра i;

если выполнено условие (14), то оба игрока (или любой из них) будут "центрами", реализующими игру Г2 без побочных платежей (см. таблицу 3). • Если в примерах 6-8 в процессе сетевого взаимодействия образовывались двухуровневые ОС (шло разделение участников на "центры" и "агенты"), то в рассматриваемом ниже примере возникает уже трехуровневая структура. Пример 9. Рассмотрим ОС, состоящую из четырех участников, имеющих целевые функции yi2 fi(y) = yi, ri > 0, yi Ai = [0;

+), i = 1, 4. 2( y j 4 ri ) j i Содержательно fi(y) - прибыль i-го участника ОС, зависящая от его действия, причем эффективность его деятельности (знаменатель второго слагаемого) зависит от действий других участников. Игра Г0. Вычислим конечное равновесие Нэша и равновесные выигрыши:

N (17) y 0 i = rj j i N - ri, fi(yN) = y 0 i /2.

Игра Г1. Предположим, что i-ый игрок обладает правом первого хода, но не узнает выборов других игроков, то есть реализуется игра Г1. Пусть i-ый игрок выбрал стратегию yi Ai и сообщил ее другим игрокам. Тогда три игрока ищут равновесие Нэша в игре с целевыми функциями: fj(y) = yj N y1 j y2 j 2( yi + = k i, j yk 4r j ), j i.

Это равновесие есть: выигрыши:

k i, j rk - yi, j i. Равновесные f1N j = N y1 j /2, j i.

Целевая функция i-го игрока может быть записана в виде f1N ( yi ) = yi i yi N 2( 4 y 0 i 3 yi ).

N Максимум этого выражения, равный f1N * 0.6 y 0 i, достигаi N * ется при y1i 0.83 y 0 i. Выигрыши других игроков равны:

(18) f1N 1/2 [1.17 j k i, j rk - 0.83 (rj - ri)], j i.

Так как f1N * > fi(yN), i I, то любому из игроков (поодиночке) i выгодно разыгрывать игру Г1, делая первый ход. Более того, если r j - ri 0, то выделение i-го игрока в качестве центра выгодно j i всем участникам ОС (для обоснования этого утверждения достаточно сравнить выражения (17) и (18)). Отметим, что в лемме 25 утверждалось, что выбор одним из игроков равновесной стратегии до выбора других игроков не ухудшает его выигрыша. В настоящем примере оказывается (так как равновесие Нэша в игре всех четыре участников ОС единственно), что выбор им неравновесной стратегии строго увеличивает его выигрыш в игре Г1 по сравнением с игрой Г0. Таким образом, выделение, например, первого игрока (см. рисунки 12а и 12б в качестве центра может оказаться эффективно по Парето с точки зрения всех участников ОС. Замечая, что целевая функция каждого из участников зависит только от суммы стратегий других участников, можно анализировать эффективность более сложных структур. Например, на рисунке 12в изображена структура трехуровневой ОС, в которой первый игрок (находящийся на верхнем уровне иерархии) разыгрывает игру Г1 (см. выше), второй игрок (находящийся на втором уровне иерархии) при заданной сумме действий второго, третьего и четвертого игроков разыгрывает игру Г2 с третьим и четвертым игроками, находящимися на нижнем уровне иерархии, осуществляя им побочные платежи за выбор соответствующих стратегий и т.д. • А А А1 А2 А3 А А А А А А3 А Рис. 12а Рис. 12б Рис. 12в Проведенное рассмотрение ряда примеров сетевого взаимодействия участников ОС позволяет сделать вывод, что задача определения "ролей" участников ОС при заданных институциональных ограничениях является задачей синтеза оптимальной структуры ОС. Изучение метаигр, описывающих "игры" участников при определении их "ролей", представляется перспективным и актуальным направлением будущих исследований в теории управления социально-экономическими системами. Таким образом, приведенные в третьем разделе результаты рассмотрения сетевых структур управления (межуровневого взаимодействия, ромбовидных структур и, в первую очередь, сетевого взаимодействия) позволяют сделать следующий общий качественный вывод: одной из причин разделения функций управления (возникновения иерархий, распределения полномочий принятия решений и т.д.) в сложных организационных системах является необходимость и возможность повышения (как с точки зрения системы в целом, так и с точки зрения каждого из ее участников!) эффективности их взаимодействия за счет снижения неопределенности относительно поведения друг друга. Примерами такого снижения неопределенности являются:

отбор равновесий в режиме сотрудничества, исключение неэффективных равновесий в режиме конкуренции и при сетевом взаимодействии, перераспределение "ролей" в процессе сетевого взаимодействия и др. ЗАКЛЮЧЕНИЕ В настоящей работе в рамках единой постановки задачи управления и введенной системы классификаций (см. первый раздел) представлены результаты систематического рассмотрения теоретико-игровых моделей механизмов функционирования организационных систем с распределенным контролем. Результаты исследования этого класса моделей (см. второй раздел) позволяют сделать вывод, что характерной чертой ОС РК является наличие игры центров и векторных предпочтений агентов. Ключевую роль при анализе базовых моделей ОС РК играют два принципа – принцип декомпозиции игры центров и принцип компенсации затрат. Принцип компенсации затрат, заключающийся в том, что минимальная система стимулирования, реализующая в рамках гипотезы благожелательности любое действие агента, должна компенсировать его затраты, справедлив и для ОС УК, и для ОС РК с векторными предпочтениями агентов, и использует метод анализа минимальных затрат на стимулирование, что позволяет обеспечить единственность Парето оптимального действия агента. Принцип декомпозиции игры центров специфичен для ОС РК, в которых имеет место двойное подчинение агентов, и заключается в существовании двух режимов взаимодействия центров в зависимости от степени согласованности их интересов - режима сотрудничества (кооперация центров) и режима конкуренции (аукционное решение). Предложенный подход и полученные в его рамках общие результаты позволили решить ряд задач анализа эффективности различных структур управления многоуровневыми организационными системами (см. третий раздел), а также сделать следующий общий качественный вывод: одной из причин разделения функций управления в сложных организационных системах является необ ходимость и возможность повышения (как с точки зрения системы в целом, так и с точки зрения каждого из ее участников!) эффективности их взаимодействия за счет распределения "ролей" и снижения неопределенности относительно поведения друг друга. В качестве перспективных направлений исследований следует, в первую очередь, указать целесообразность систематического изучения кооперативного взаимодействия центров в организационных системах с распределенным контролем, а также задач синтеза оптимальной структуры системы.

ЛИТЕРАТУРА 1.

Авдеев В.П., Бурков В.Н., Еналеев А.К. Многоканальные активные системы // А и Т. 1990. N 11. С. 106 - 116. 2. Андреев С.П., Бурков В.Н., Динова Н.И., Кондратьев В.В., Цветков А.В., Черкашин А.М. Механизмы функционирования организационных систем. Обследование, описание и моделирование. М.: ИПУ, 1983. 3. Айзерман М.А., Алескеров Ф.Т. Выбор вариантов: основы теории. М.: наука, 1990. – 236 с. 4. Алиев В.С., Кононенко А.Ф. Об условиях точного агрегирования в теоретико-игровых моделях. М.: ВЦ РАН, 1991. – 28 с. 5. Алиев В.С., Цветков А.В. Игра двух лиц с фиксированной последовательностью ходов при агрегированной информации / Планирование, оценка деятельности и стимулирование в активных системах. М.: ИПУ РАН, 1985. С. 35-42. 6. Ануфриев И.К., Бурков В.Н., Вилкова Н.И., Рапацкая С.Т. Модели и механизмы внутрифирменного управления. М.: ИПУ РАН, 1994. - 72 с. 7. Арнольд В.И. «Жесткие» и «мягкие» модели / Математическое моделирование социальных процессов. М.: МГУ, 1998. С. 29 - 51. 8. Арсланов М.З. Бинарные отношения в теории активных систем // Автоматика и Телемеханика. 1998. № 1. 9. Арсланов М.З. Скаляризация задачи построения множества оптимальных по Слейтеру решений // Автоматика и Телемеханика. 1997. № 8. 10. Ашимов А.А., Бурков В.Н., Джапаров Б.А., Кондратьев В.В. Согласованное управление активными производственными системами. М.: Наука, 1986. - 248 с. 11. Баркалов С.А., Бурков В.Н., Гилязов Н.М. Методы агрегирования в управлении проектами. М.: ИПУ РАН, 1999. – 55 с. 12. Березовский Б.А., Барышников Р.М., Борзенко В.И., Кемпнер Л.М. Многокритериальная оптимизация: математические аспекты. М.: Наука. 128 с. 13. Бурков В.Н. Основы математической теории активных систем. М.: Наука, 1977. - 255 с. 14. Бурков В.Н., Горгидзе И.А., Ловецкий С.Е. Прикладные задачи теории графов. Тбилиси: Мецниереба, 1974. - 234 с. 15. Бурков В.Н., Горгидзе И.И., Новиков Д.А., Юсупов Б.С. Модели и механизмы распределения затрат и доходов в рыночной экономике. М.: ИПУ РАН, 1997. - 59 с. 16. Бурков В.Н., Данев Б., Еналеев А.К. и др. Большие системы: моделирование организационных механизмов. М.: Наука, 1989. - 245 с. 17. Бурков В.Н., Еналеев А.К., Кондратьев В.В., Цветков А.В. Элементы теории оптимального синтеза механизмов функционирования двухуровневых активных систем. I. Необходимые и достаточные условия оптимальности правильных механизмов функционирования в случае полной информированности центра // Автоматика и Телемеханика. 1983. № 10. С. 139 - 144. 18. Бурков В.Н., Еналеев A.K., Кондратьев В.В., Цветков А.В. Элементы теории оптимального синтеза механизмов функционирования двухуровневых активных систем. П. Синтез оптимальных правильных механизмов функционирования в случае полной информированности центра // Автоматика и Телемеханика. 1984. № 11. 19. Бурков В.Н., Еналеев A.K., Кондратьев В.В., Цветков А.В. Элементы теории оптимального синтеза механизмов функционирования двухуровневых активных систем. Ш. Некоторые задачи оптимального согласованного планирования в случае неполной информированности центра // Автоматика и Телемеханика. 1984. № 12. 20. Бурков В.Н., Еналеев А.К., Новиков Д.А. Механизмы стимулирования в вероятностных моделях социально-экономических систем // Автоматика и Телемеханика. 1993. № 11. С. 3 - 30. 21. Бурков В.Н., Еналеев А.К., Новиков Д.А. Механизмы функционирования социально-экономических систем с сообщением информации // Автоматика и Телемеханика. 1996. № 3. С. 3 - 25. 22. Бурков В.Н., Ириков В.А. Модели и методы управления организационными системами. М.: Наука, 1994. - 270 с. 23. Бурков В.Н., Кондратьев В.В. Механизмы функционирования организационных систем. М.: Наука, 1981. - 384 с. 24. Бурков В.Н., Кондратьев В.В., Цыганов В.В., Черкашин А.М. Теория активных систем и совершенствование хозяйственного механизма. М.: Наука, 1984. - 272 с. 25. Бурков В.Н., Новиков Д.А. Как управлять проектами. М.: Синтег, 1997. - 188 с. 26. Бурков В.Н., Новиков Д.А. Теория активных систем: состояние и перспективы. М.: Синтег, 1999. – 128 с. 27. Вилкас Э.Й. Оптимальность в играх и решениях. М.: Наука, 1990. 256 с. 28. Волкович В.Л., Михалевич В.С. Вычислительные методы исследования и проектирования сложных систем. М.: Наука, 1982. – 286 с. 29. Гермейер Ю.Б. Введение в теорию исследования операций. М.: Наука, 1971. - 384 с. 30. Гермейер Ю.Б., Ерешко Ф.И. Побочные платежи в играх с фиксиро ванной последовательностью ходов // ЖВМ и МФ. 1974. № 14. С. 1437 1450. 31. Гермейер Ю.Б. Игры с непротивоположными интересами. М.: Наука, 1976. - 327 с. 32. Гермейер Ю.Б., Моисеев Н.Н. О прикладных задачах теории иерархических систем управления / Проблемы прикладной математики и механики. М.: Наука, 1971. С. 30 – 43. 33. Гермейер Ю.Б. Об играх двух лиц с фиксированной последовательностью ходов // ДАН СССР. 1971. Е. 198. № 5. С. 1001 - 1004. 34. Горелик В.А., Кононенко А.Ф. Теоретико-игровые модели принятия решений в эколого-экономических системах. М.: Радио и связь, 1982. - 144 с. 35. Данилов В.И., Сотсков А.И. Механизмы группового выбора. М.: Наука, 1991. – 176 с. 36. Дружинин В.В., Конторов Д.С. Проблемы системологии. М.: Сов. радио, 1976. - 295 с. 37. Интриллигатор М. Математические методы оптимизации и экономическая теория. М.: Прогресс, 1975. - 606 с. 38. Караваев А.П., Новиков Д.А., Федченко К.А. Управление риском в активных системах с распределенным контролем / "Проблемы управления безопасностью сложных систем". Труды международной конференции. М.: ИПУ РАН, 1999. 39. Караваев А.П., Федченко К.А. Классификация задач управления активными системами с распределенным контролем / Труды конференции МФТИ. Долгопрудный, 1999. 40. Карлин С. Математические методы в теории игр, программировании и экономике. М.: Мир, 1964. - 838 с. 41. Кини Р.Л., Райфа Х. Принятие решений при многих критериях: предпочтения и замещения. М.: Радио и связь, 1981. – 560 с. 42. Клейнер Г.Б. Производственные функции: теория, методы, применение. М.: Финансы и статистика, 1986. - 238 с. 43. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.: Прогресс, 1979. - 504 с. 44. Кондратьев В.В., Тихонов А.А., Цветков А.В. Частично согласованное планирование в условиях неполной информированности центра / Материалы Всесоюзного семинара "Управление большими системами". АлмаАта: КазПТИ, 1983. - С. 18-19. 45. Кононенко А.Ф., Халезов А.Д., Чумаков В.В. Принятие решений в условиях неопределенности. М.: ВЦ АН СССР, 1991. – 197 с. 46. Кочиева Т.Б., Новиков Д.А. Базовые системы стимулирования. М.: Апостроф, 2000. - 108 с. 47. Кочиева Т.Б., Новиков Д.А., Титов А.С. Теоретико-игровые модели стимулирования в задачах рекрутинга / Тезисы докладов XLI научной конференции МФТИ. Часть II. МФТИ: Долгопрудный, 1998. - С. 38. 48. Менар К. Экономика организаций. М.: ИНФРА-М, 1996. - 160 с. 49. Месарович М., Мако Д., Такахара И. Теория иерархических многоуровневых систем. М.: Мир, 1973. - 344 с. 50. Миркин Б.Г. Проблема группового выбора. М.: Наука, 1974. – 256 с. 51. Моисеев Н.Н. Математические задачи системного анализа. М.: Наука, 1981. – 488 с. 52. Молодцов Д.А. Устойчивость принципов оптимальности. М.: Наука, 1987. – 280 с. 53. Морозов А.И., Палюлис Н.К., Цветков А.В. Анализ системы стимулирования тематического подразделения / Неопределенность, риск, динамика в организационных системах. М.: ИПУ РАН, 1984. С. 14-23. 54. Мулен Э. Кооперативное принятие решений: аксиомы и модели. М.: Мир, 1991. - 464 с. 55. Мушик Э., Мюллер П. Методы принятия технических решений. М.: Мир, 1990. – 208 с. 56. Нейман Д., Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. М.: Наука, 1970. - 707 с. 57. Новиков Д.А. Механизмы гибкого планирования в активных системах с неопределенностью // Автоматика и Телемеханика. 1997. № 6. С. 3 - 26. 58. Новиков Д.А. Механизмы стимулирования в динамических и многоэлементных социально-экономических системах // Автоматика и Телемеханика. 1997. № 6. С. 3 - 26. 59. Новиков Д.А. Механизмы функционирования многоуровневых организационных систем. М.: Фонд "Проблемы управления", 1999. - 150 с. 60. Новиков Д.А. Обобщенные решения задач стимулирования в активных системах. М.: ИПУ РАН, 1998. - 68 с. 61. Новиков Д.А., Петраков С.Н. Курс теории активных систем. М.: СИНТЕГ, 1999. – 108 с. 62. Новиков Д.А. Стимулирование в социально-экономических системах (базовые математические модели). М.: ИПУ РАН, 1998. - 216 с. 63. Новиков Д.А., Цветков А.В. Механизмы стимулирования в многоэлементных организационных системах. М.: ИПУ РАН, 2000. 64. Ногин В.Д., Протодьяконов И.О., Евлампиев И.И. Основы теории оптимизации. М.: Высшая школа, 1986. – 384 с.

65. Опойцев В.И. Равновесие и устойчивость в моделях коллективного поведения. М.: Наука, 1977. - 248 с.

66. Орлов А.И. Устойчивость в социально-экономических моделях М.:

Наука, 1979. - 218 с. 67. Орловский С.А. Проблемы принятия решений при нечеткой исходной информации. М.: Наука, 1981. - 206 с. 68. Оуэн Г. Теория игр. М.: Мир, 1971. - 230 с. 69. Петросян Л.А., Зенкевич Н.А., Семина Е.А. Теория игр. М.: Высшая школа, 1998.- 304 с. 70. Подиновский В.В., Ногин В.Д. Парето-оптимальные решения многокритериальных задач. М.: Наука, 1982. 71. Трахтенгерц Э.А. Компьютерная поддержка принятия решений. М.: Синтег, 1998. - 376 с. 72. Федченко К.А.. Модели управления активными системами с распределенным контролем и векторными предпочтениями активных элементов/ Тезисы докладов XLI конференции МФТИ. Долгопрудный, 1998. Часть 2. 73. Федченко К.А.. Механизмы управления активными системами с распределенным контролем. М.: ИПУ РАН, 1998 (

на правах рукописи

). 74. Фишберн П. Теория полезности для принятия решений. М.: Наука, 1978.- 352 с. 75. Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика. М.: Дело, 1993. – 864 с. 76. Цыганов В.В. Адаптивные механизмы в отраслевом управлении. М.: Наука, 1991. - 166 с. 77. Barnard C.J. The functions of the executive. Cambridge: Harvard Univ. Press, 1968. - 334 p. 78. Coombs C.H., Dawes.M., Tversky A. Mathematical psychology. N.Y.: Englewood Cliffs, 1970. - 419 p. 79. Dasgupta P., Hammond P., Maskin E. The implementation of social choice rules: some general results on incentive compatibility // Review of Economic Studies. 1979. Vol. 46. № 2. P. 185 - 216. 80. Drucker P. People and performance. London: Heinemann, 1977.- 366 p. 81. Handy C. Understanding organizations. London: Pengium Books, 1993. 445 p. 82. Hurwicz L. On informationally decentralized systems / Decision and organization. Amsterdam: North-Holland Press, 1972. P. 297 - 336. 83. Laffont J.J. Fundamentals of public economics. Cambridge: MIT Press, 1989. – 289 p. 84. Laffont J.J. The economics of uncertainty and information. Cambridge: MIT Press, 1989. – 289 p. 85. Marchak J., Radner R. Economic theory of teams. New Haven - London: Yale Univ. Press, 1976. - 345 p. 86. Myerson R.B. Game theory: analysis of conflict. London: Harvard Univ. Press, 1991. - 568 p. 87. Myerson R.B. Optimal coordination mechanisms in generalized principalagent problems // Journal of Mathematical Economy. 1982. Vol. 10. № 1. P. 67 - 81.

Pages:     | 1 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.