WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«Российская Академия Наук Институт проблем управления Д.А. Новиков МЕХАНИЗМЫ ФУНКЦИОНИРОВАНИЯ МНОГОУРОВНЕВЫХ ОРГАНИЗАЦИОННЫХ СИСТЕМ Москва Фонд "Проблемы управления" 1999 УДК 62 – 50 Н 73 ...»

-- [ Страница 3 ] --

1], использовать на стимулирование промежуточных центров, а остаток – (1-)c – на стимулирование непосредственно активных элементов (см. также раздел 1.8). Таким образом, задача стимулирования заключается в распределении ФЗП, то есть – в определении оптимального соотношения между частью ФЗП, передаваемой промежуточным центрам и используемой последними на выплаты активным элементам, и частью ФЗП, используемой центром непосредственно на стимулирование АЭ нижнего уровня. Стимулирование АЭ центром является проявлением межуровневого взаимодействия (нарушением принципа единоначалия, то есть древовидной структуры подчиненности) и обозначено на рисунке 6 жирной линией. Таким образом, целевая функция АЭ имеет вид: ~ (3.1.1) fij(yij) = ij(yij) + ij(yij) – cij(yij), ~ – стимулирование со стороны центра, – стимулирование со где ij ij стороны Метасистема Центр j -я подсистема Ц Ц ••• Цj ••• Цn ••• ••• ••• ••• ••• АЭ1j АЭ2j АЭij АЭn j j Рис. 6. Пример двойного межуровневого подчинения АЭ промежуточного центра. Система стимулирования должна удовлетворять следующим ограничениям: yij Aij ~ (3.1.2) ij(yij) Cj, Cj c, 0 ij(yij) ij c, ij 1-.

i j i, j Стратегия центра заключается в выборе параметров и {ij} (огра~ ничений на стимулирование АЭ) и функций стимулирования { ij(yij)}. Целевая функция промежуточного центра имеет вид: (3.1.3) j(yj) = Hj(yj) + j(yj) – ij(yij), i где yj Aj имеет вид:

j ( y j ) с, а целевая функция центра верхнего уровня j = n (3.1.4) (y) = H(y) – j ( y j) – j =1 i, j n ~ ij(yij).

Множество действий АЭ, реализуемых в j-ой подсистеме, определяется (ср. с (1.2.12)): (3.1.5) Pj(Cj,, {ij}) = {yjAj | cij ( y ij ) i = nj – Hj(yj) Cj + (1 - ) c i ij}.

Эффективность стимулирования в трехуровневой АС в рамках ГБ равна (ср. с (1.2.13)): (3.1.6) ~ K 4(c) = max max max [ 0;

1] i, j j ij 1 C j c y jP j ( C j,,{ ij}) max [H(y)+ {Hj(yj) – j = n cij ( y ij ) }].

i = nj Сравним эффективности (3.1.6) и (1.2.13). Целевые функции в них одинаковы, отличаются лишь допустимые множества, причем (3.1.5) является "декомпозицией" множества реализуемых действий (1.2.12). Содержательно, такая "декомпозиция" соответствует разделению ресурса центра (ФЗП) на две части – непосредственное стимулирование АЭ и стимулирование промежуточных центров. Можно сделать вывод, что c 0 K 4(c) K4(c). Так как при = 0 обе модели совпадают, то оптимальным является использование всего ФЗП на стимулирование промежуточных центров. Интересно отметить, что сделанный вывод, на первый взгляд, неочевиден для случая негативного влияния экономического фактора. Однако, даже если часть ресурсов тратится на поддержку функционирования участников промежуточного уровня, то этот факт должен учитываться в условиях неотрицательности целевых функций промежуточных центров (см. разделы 1.2, 1.3). В рассматриваемой модели все управляющие органы обладали достаточной свободой в принятии решений (распределении фондов стимулирования и т.д.). Если в некоторой организационной системе зафиксировано такое разграничение функций управления, при котором центры промежуточного уровня обязаны в точности выполнять все исчерпывающие решения центра верхнего уровня (например, приказы в армии), то возможно, что двойное межуровневое подчинение АЭ и не приведет к ~ снижению эффективности управления. Примером здесь также может служить распространенное на практике целевое финансирование, при котором статьи расходования средств, получаемых, например, Цj от центра, строго фиксированы. Использование подобных жестких принципов управления фактически соответствует полному прямому подчинению активных элементов центру верхнего уровня. В разделе 1.2 было доказано, что, если экономический фактор отсутствует, то эффективность стимулирования в трехуровневой АС не выше, чем в соответствующей двухуровневой. Выше мы показали, что в трехуровневой АС "двойное подчинение" активных элементов центрам разных уровней иерархии не увеличивает эффективности по сравнению с "прямым" подчинением. Эти результаты были получены при предположении, что агрегирование информации отсутствует. Если имеет место агрегирование информации и/или информационный фактор (см. разделы 1.3 и 1.6, соответственно), то эффективность стимулирования при введении косвенного подчинения тем более не возрастет. Содержательно, это связано с тем, что, как правило, в многоуровневых системах центр информирован о моделях АЭ не лучше, чем центры промежуточного уровня. Следовательно, если производится децентрализация двухуровневой АС (или в более общем случае в многоуровневой АС вводятся дополнительные промежуточные уровни управления), то в ряде случаев целесообразна "развязка" управления между уровнями – непосредственное управление "через уровень" может оказаться неэффективным. Аналогичные эффекты имеют место и в других моделях АС, некоторые из которых приводятся ниже в качестве примеров. По аналогии с переходом от (1.2.13) к (1.3.6) возможна децентрализация задачи управления, например, в модели раздела 1.5. Выражение (1.5.12) позволяет найти оптимальную для подсистемы величину внешних привлеченных средств. Аналогичное выражение, с учетом функции дохода центра верхнего уровня, может быть записано для метасистемы. Если допустить возможность непосредственного направления части средств центра на управление АЭ некоторой подсистемы, то это будет соответствовать децентрализации (1.5.11) и (1.5.12). Эффективность управления при этом, очевидно, не увеличится. Другими словами, в рассматриваемых моделях то, чего может "добиться" от активных элементов центр, может "добиться" от них с не б'ольшими затратами и их непосредственный "начальник" – промежуточный центр, если последний будет обеспечен соответствующим ресурсом. Другим примером являются рассмотренные во второй главе механизмы планирования, допускающие произвольную децентрализацию (анонимные механизмы распределения ресурса, механизмы экспертизы, механизмы открытого управления с внутренними ценами и др.). В упомянутых моделях структура целевых функций активных элементов такова, что они идентичны в двухуровневой и соответствующей ей многоуровневой АС. Итак, в рассмотренных моделях двойное подчинение активного элемента управляющим органам, находящимся на различных уровнях иерархии, оказывается неэффективным. Косвенным подтверждение этой неэффективности является известный управленческий принцип "вассал моего вассала – не мой вассал". Поэтому с нормативной точки зрения каждый АЭ должен быть непосредственно подчинен только своему непосредственному "начальнику" – управляющему органу, находящемуся на следующем (и только на следующем) уровне иерархии. Возникает закономерный вопрос: почему в реальных организационных системах наблюдаются эффекты двойного межуровневого подчинения? Дескриптивное объяснение таково. Выше предполагалось, что потери эффективности могут возникать только из-за факторов агрегирования, декомпозиции задач управления и недостаточной информированности центра о моделях АЭ. Если же присутствуют, например, информационные ограничения на промежуточном уровне – например, количество информации, которое должен переработать управляющий орган некоторой подсистемы, превосходит его возможности – то часть функций управления (быть может, в агрегированном виде) вынужденно передается на более высокий уровень. Проще говоря, основной причиной наблюдаемого на практике двойного межуровневого подчинения, как правило, является некомпетентность (в объективном, а не негативном, смысле этого слова [86]) промежуточного центра. Поэтому, с одной стороны, при решении задач синтеза организационной, функциональной, информационной и других структур активной системы априори следует допускать возможность двойного подчинения, стремясь, тем не менее, избежать его насколько это возможно. С другой стороны, наличие двойного межуровневого подчинения в реальной организационной системе косвенно свидетельствует о неоптимальности ее функционирования и должно послужить руководителю сигналом о необходимости пересмотра структуры, а иногда и состава, системы [124,134]. Второй возможностью "нарушения иерархии" является наличие двойной подчиненности некоторого АЭ или промежуточного центра двум управляющим органам, лежащим на одном более высоком ("следующем") уровне иерархии (при заданном разграничении их полномочий). Активные системы такого рода получили название активных систем с распределенным контролем (РК) [96]33. Примером является активная система, структура подчиненности в которой приведена на рисунке 7: АЭ2j подчинен одновременно двум центрам промежуточного уровня – Цj и Ц2. Рассмотрим простейшую модель двухуровневой АС с РК, состоящей из двух центров и одного АЭ. Пусть целевая функция АЭ определяется следующим образом: (3.1.7) f(y) = 1(y) + 2(y) – c(y), где i(y) – стимулирование, выбираемое i-ым центром, i = 1, 2. Целевая функция i-го центра представлена в виде "доход минус стимулирование": (3.1.8) i(y) = Hi(y) – i(y). Множество решений игры, то есть множество действий, реализуемых системой стимулирования = (1,2), есть: (3.1.9) P(1,2) = Arg max y A {1(y) + 2(y) – c(y)}.

Под этим термином в будущем наверное целесообразно понимать более широкий класс АС, включающий как АС с РК (в современном их определении), так и АС с двойным межуровневым подчинением, кратко рассмотренные выше.

Метасистема Центр j -я подсистема Ц Ц ••• Цj ••• Цn ••• ••• ••• ••• ••• АЭ1j АЭ2j АЭij АЭ n j j Рис. 7. Пример активной системы с распределенным контролем При выборе управляемым активным элементом действия, максимизирующего его целевую функцию при заданных системах стимулирования, возникает игра центров – выигрыш каждого из них зависит как от его собственной стратегии (назначенной АЭ функции стимулирования), так и от стратегии, выбранной другим центром. Следовательно, гарантированное значение целевой функции i-го центра имеет следующий вид: (3.1.10) Kig = iM i iM i max min yP( 1, 2 ) min i(y).

Минимум по множеству реализуемых действий в выражении (3.1.10) используется потому, что в активных системах с распределенным контролем гипотеза благожелательности в общем случае неприменима [96] – в частности, непонятно к какому из двух центров промежуточного уровня должен быть "благожелателен" активный элемент. Отметим, что, в отличие от многоуровневых АС с веерной структурой, в которых центры промежуточного уровня вовлечены в игру в рамках соответствующей метасистемы (содержащей помимо них все элементы на более высоких уровнях), в активных системах с распределенным контролем возникает еще одна "игра между центрами", обусловленная тем, что они оказываются "замкнутыми" на один и тот же объект управ ления. На рисунке 7 "игра центров" условно обозначена жирной пунктирной линией;

непрерывной жирной линией обозначено нарушение принципа единоначалия. Так как, с одной стороны, минимальные затраты на стимулирование по реализации заданного действия равны затратам АЭ (см. главу 1 настоящей работы и [19,81]), а, с другой стороны, центры ведут себя индивидуально-рационально (выплаты активному элементу со стороны каждого из центров не должны превосходить соответствующего дохода от деятельности АЭ), то получаем, что центрам (обоим!) заведомо невыгодна реализация действий, не принадлежащих следующему множеству: (3.1.11) P' = {y A | H1(y) + H2(y) c(y)}. Следует признать, что анализ игры центров, даже в рассматриваемой простейшей модели, далеко не тривиален. Например, гарантирующие стратегии (обеспечивающие достижение (3.1.10)) могут не реализовывать ни один элемент множества P', может не существовать равновесных по Нэшу стратегий центров и т.д. Детальное изучение подобных задач выходит за рамки настоящей работы. Для проводимого анализа достаточной оказывается возможность достижения коллективно-рационального компромисса между центрами. Действительно, применяя рассуждения, аналогичные приведенным в разделе 1.5, можно показать, что существует сбалансированная система платежей между центрами, позволяющая взаимовыгодную реализуемость любого Парето оптимального действия из множества (3.1.11). Для введения этой системы трансфертов может оказаться целесообразным "привлечение" управляющего органа более высокого уровня (см. более подробно раздел 1.5 настоящей работы). Содержательно, последнее утверждение означает, что в активных системах с распределенным контролем возможно (и в силу эффективности по Парето будет выгодно всем управляющим органам), если это допускается существующими ограничениями, переподчинение активного элемента одному и только одному из центров. Другими словами, потери центра, "теряющего" подчиненного могут быть компенсированы выигрышем другого центра, получающего этого подчиненного в полное свое подчинение. Следовательно, без учета информационного и других эффектов в ряде случаев двойное подчинение одного АЭ центрам одного уровня не целесообразно с точки зрения эффективности управления. Таким образом, с нормативной точки зрения в описанных моделях нарушение принципа единоначалия, как и присутствие двойного межуровневого подчинения (см. выше), не увеличивает эффективности управления. С дескриптивной точки зрения, наблюдаемые на практике его нарушения, обусловлены "некомпетентностью" соответствующих управляющих органов в рамках заданного элементного состава, функциональных, информационных и других связей, а также внутренних (индивидуальных) и внешних ограничений на управление. С другой стороны, как показывает проведенный анализ, при решении задач синтеза структуры и/или механизмов управления АС не следует специально концентрировать внимание на эффектах двойного подчинения – их наличие или отсутствие является автоматическим следствием грамотной постановки задачи и корректного ее решения с учетом всей специфики многоуровневых активных систем – экономического, информационного, организационного и других факторов. Отсутствие двойного подчинения (в широком смысле – как одновременного подчинения нескольким управляющим органам одного или различных уровней) достаточно привлекательно с точки зрения анализа системы – в этом случае веерная структура АС позволяет декомпозировать ее на набор базовых двухуровневых веерных активных систем, результаты исследования которых, получаемые с применением всего многообразия известных методов, разрабатываемых до сих пор в основном именно для двухуровневых АС, могут быть эффективно использованы на этапе синтеза как структуры АС, так и механизмов управления. В заключение настоящей главы отметим, что выше мы рассматривали в основном отрицательные проявления нарушения принципа единоначалия. Поэтому для полноты картины необходимо хотя бы качественно определить те случаи, помимо упомянутых выше (информационная нагрузка, компетентность и др.), в которых, наличие распределенного контроля приводит к росту эффективности управления. Первым и достаточно ярким, как с теоретической точки зрения, так и исходя из опыта практического использования, примером является класс многоканальных механизмов управления, то есть механизмов, в которых управляющие воздействия вырабатываются несколькими (как правило, двумя) параллельно функционирующими каналами управления (принятия решений). Содержательно, высокая (по сравнению с одноканальными) эффективность функционирования многоканальных систем, особенно в условиях неопределенности, обусловлена тем, что эффективности решений, предлагаемых управляющими органами, в различных условиях функционирования также различны [17,21]. Во-вторых, следует подчеркнуть, что все выводы, сформулированные в настоящей работе, были получены для моделей многоуровневых активных систем, в которых управляемыми параметрами являются скалярные (одномерные) величины – действия активных элементов (см. предположение А.2 в разделе 1.1.). В частности, выше при исследовании межуровневого взаимодействия вывод о неэффективности двойного межуровневого подчинения и распределенного контроля был сделан именно для "скалярных" АЭ. Содержательно, рассматривалось управление некоторым конкретным аспектом деятельности каждого АЭ. Понятно, что в реальных организационных системах деятельность управляемого объекта не всегда может быть описана единственной переменной. Следовательно, результат настоящей главы более корректно может быть сформулирован следующим образом: в ряде случаев "двойное" управление одними и теми же аспектами деятельности не эффективно (более того, в большинстве случаев дублирование управления вредно). Если перейти от одномерной модели АЭ, для которой именно линейная иерархическая (древовидная) структура системы управления имеет максимальную эффективность, к многомерной модели, то получим столь распространенную на практике "векторную" (или, в более общем случае – сетевую) структуру34, состоящую из параллельно функционирующих (и в общем случае – взаимодействующих) древовидных структур – см. рис.8. На рисунке 8 представлен активный элемент, тремя различными аспектами деятельности которого управляют три различных параллельно функционирующих иерархических системы управления. В рамках используемой терминологии, в векторных иерархических структурах каждый управляемый объект и/или управляющий орган является одновременно "участником" нескольких АС. В приведенном на рисунке 8 примере каждый АЭ подчинен одновременно нескольким промежуточным центрам. В общем случае иметь двойное подчинение (описываться "векторной" моделью) могут промежуточные центры различных уровней и др. Активные системы с векторными моделями участников на сегодняшний день практически не исследованы. Поэтому изучение механизмов функционирования АС с многослойными структурами систем управления представляется достаточно перспективным направлением будущих исследований. Можно надеяться, что для них окажется возможным эффективное применение, наряду с известными подходами, предложенными для двухуровневых АС, результатов, полученных в настоящей работе. В частности, можно выдвинуть гипотезу, что принцип рациональной централизации, формулируемый в следующей главе, справедлив и "Векторной" структуре управления соответствуют такие употребляемые в литературе по менеджменту термины, как: "дивизионная структура" и т.п. [32,67].

для этого более общего класса АС, естественно, с учетом взаимодействия параллельных структур.

АЭ Рис.8. Пример "векторной" структуры системы управления Таким образом, в настоящей главе рассмотрены модели организационных систем с двойным подчинением активных элементов. Сделанные выводы вполне согласованы с известными управленческими принципами – единоначалия и др. и поэтому не могут претендовать на абсолютную содержательную новизну. Цель изложения заключалась в том, чтобы продемонстрировать возможность использования теоретико-игрового моделирования при анализе межуровневого взаимодействия участников многоуровневых систем. В предыдущих главах настоящей работы рассматривались характерные для многоуровневых активных систем эффекты, причем при изучении каждого конкретного из них явно или неявно предполагалось, что эффекты, вызванные действием других факторов, отсутствуют. В следующей главе исследуется взаимосвязь между факторами, а также качественно обсуждаются результаты анализа формальных моделей, описанных в главах 1 – 3.

IV. СПЕЦИФИКА ОБСУЖДЕНИЕ ИЕРАРХИЙ:

КАЧЕСТВЕННОЕ Как отмечалось во введении, цель настоящей работы заключается в том, чтобы на основании исследования теоретико-игровых моделей механизмов функционирования многоуровневых АС ответить на качественном уровне на вопрос об эффективности использования иерархических систем управления организациями. Существование ответа на этот вопрос подразумевает задание критерия сравнения различных структур и механизмов управления АС. Выше было предложено в качестве такого критерия использовать эффективность управления АС, определяемую показателями деятельности управляющего органа, отражающего интересы системы в целом35. Так как различие между структурами описывается достаточно сложным образом, то для того, чтобы уметь сравнивать структуры АС (и механизмы управления) необходимо, в свою очередь, задать ряд более частных показателей и критериев различия. Выявленная в настоящей работе система факторов как раз и отражает влияние на эффективность управления тех или иных частных различий структур и механизмов. Поясним последнее утверждение более подробно. Пусть имеется некоторая АС (одноуровневая или многоуровневая). Решение, в рамках некоторой модели, задачи синтеза оптимальной структуры АС и механизма управления ею заключается в нахождении такой структуры и такого механизма, любая допустимая децентрализация или централизация которых приводит к снижению эффективности управления. Выше было установлено, что влияние изменения централизации (то есть централизация или децентрализация АС) на эффективность управления вызвано действием следующих, присущих многоуровневым системам, факторов. Фактор агрегирования заключается в изменении информированности участников системы в результате агрегирования информации о состояниях и поведении конкретных АЭ, подсистем и т.д. по мере роста уровня иерархии.

Идентификация интересов центра и системы в целом является одним из возможных способов определения эффективности управления. Более общие определения, например – определения эффективности функционирования АС, связывающие эффективность с целями и интересами всех участников системы, на сегодняшний день в теоретико-игровых моделях почти не используются.

Экономический фактор заключается в изменении ресурсов управления (ограничений механизмов управления, множеств допустимых стратегий и т.д.) при введении новых участников (АЭ, промежуточных управляющих органов и т.д.), обладающих собственными интересами, то есть участников, либо привносящих новые ресурсы управления, либо потребляющих часть имеющихся ресурсов. Фактор неопределенности заключается в изменении информированности участников АС о существенных внутренних и внешних параметрах их функционирования (в том числе – в изменении неопределенности в субъективных оценках ситуации) в результате изменения состава системы, ее структуры (информационных и др. связей между участниками АС) и т.д. Организационный фактор заключается в изменении отношения власти, то есть возможности влияния на деятельность элементов системы. В частности, власть как система поощрений и штрафов позволяет добиться преобладания коллективного интереса над индивидуальными целями. Информационный фактор заключается в изменении информационной нагрузки на участников АС и вызван, в первую очередь, объективной ограниченностью их способностей по передаче и переработке информации. Отметим, что все факторы, за исключением экономического и организационного, явным образом отражают роль информации и информированности в управлении, причем последние оказывают на нее опосредованное другими факторами влияние (см. таблицы 1 и 2 ниже). Относительно набора перечисленных факторов следует сделать следующее замечание. Идеалом представляется введение системы независимых (непересекающихся, но, быть может, имеющих общие причинные основания) факторов (требование независимости), совокупность которых полностью отражала бы все возможные источники влияния на эффективность управления многоуровневыми АС (требование полноты). Необходимо признать, что с формальной точки зрения выделяемая нами система факторов в общем случае не обладает ни независимостью, ни полнотой (отметим, что эти два требования являются основными для любой системы классификаций). Действительно, во-первых, определенное изменение эффективности управления при изменении централизации системы может разными исследователями объясняться как результат проявления различных, или одновременно нескольких, факторов (возможное нарушение требования независимости). Более того, трудно установить, что факторы независимы и ни один из них не является комбинацией или следствием остальных или каких-либо других факторов. Во-вторых, нельзя быть априори уверенным, что любое изменение эффективности может быть обоснованно объяснено как результат проявления одного из именно перечисленных пяти факторов (возможное нарушение требования полноты). В качестве оправдания можно сослаться на высокую сложность предмета исследования – механизмов функционирования многоуровневых организационных систем, а также на то, что предлагаемая система факторов удовлетворяет требованиям независимости и полноты в следующем "слабом" смысле. Рассмотрим описание организационной системы, структура которой приведена на рисунке 1, в терминах информационно-управляющих воздействий. В рамках выбранного описания та или иная конкретная АС определяется заданием своего элементного состава, потоков информации и управляющих воздействий, а также информированностью участников (о себе, о других участниках системы и об окружающей среде) и их возможностями по переработке информации и принятию решений. Поэтому можно считать, что экономический фактор отражает состав участников системы, фактор агрегирования – потоки информации "снизу вверх", организационный фактор – потоки информации и управлений "сверху вниз", фактор неопределенности – информированность участников, информационный фактор – их возможности по переработке информации. Как отмечалось выше, в качестве единого критерия сравнения различных структур и механизмов управления в настоящей работе использовалась эффективность управления. Следовательно, именно влияние на эффективность управления условно можно считать основанием для выделения тех или иных факторов (основанием классификации системы классификаций факторов). Кроме того, причины некоторого изменения эффективности управления всегда могут быть отнесены (быть может, не единственным способом или способом, вызывающим обоснованные возражения) к тому или другому из перечисленных факторов или некоторой их комбинации. Другими словами, предложенная система факторов является скорее "интуитивно-эмпирической", чем полностью обоснованной. Поэтому можно только приветствовать и надеяться на то, что в такой интенсивно развивающейся области, как теория управления социальноэкономическими системами, новые и новые "интуитивные" объяснительные схемы будут появляться и развиваться до тех пор, пока не будет создана относительно полная формальная теория (создание которой, правда, представляется достаточно далекой перспективой). Прежде чем исследовать взаимозависимость факторов, определим их место среди существующих на сегодняшний день объяснений целесооб разности существования и использования иерархических систем управления. Известные аргументы можно условно разделить на две группы – "общесистемные" (управленческие) [66,71,72,107,129 и др.] и "экономические" [32,42,65,67 и др.]. Перечислим объяснения существования иерархий, то есть объяснения эффективности децентрализации, приводимые в работах по теории управления. 1. Сложные системы не могут функционировать без разделения функций принятия решений;

поведение сложной системы трудно прогнозировать. 2. Ограниченность возможностей участников системы и различные периоды (характерные времена) принятия решений в подсистемах могут быть согласованы только за счет децентрализации. 3. Возможное упрощение задач координации деятельности подчиненных за счет декомпозиции системы управления может привести к лучшему использованию имеющихся ресурсов. 4. Локализация изменений процедур принятия решений и результатов внешних воздействий в подсистемах может рассматриваться и устраняться самостоятельно, не затрагивая других подсистем, что приводит к повышению надежности и адаптивности поведения системы в целом (вторичный фактор надежности – см. также раздел 1.9). 5. Стратификация позволяет использовать различные языки описания различных подсистем [66,71,72]. Последнее утверждение, отражающее влияния (нового – не рассматриваемого до сих пор) фактора, который условно можно назвать "фактором описания", следует отнести к достоинству иерархической системы с точки зрения исследователя операций (иногда игнорирование этого фактора может приводить к изменениям эффективности управления, используемого в реальной системе на основании результатов анализа ее моделей [80]). Первые же четыре утверждения могут быть объединены в следующее достаточно очевидное (и не претендующее на новизну) "объяснение" возникновения и существования иерархических структур управления: иерархия является следствием необходимости специализации, обусловленной объективно существующей ограниченностью возможностей участников системы (ограничений в широком смысле – для всех видов деятельности, включая переработку информации, реакции на внешние возмущения и т.д.). Одним из основных вопросов, решаемых в экономике организаций, является обоснование оптимального или рационального размера органи зации [65]. С одной стороны, существует рынок – как система обмена прав собственности. С другой стороны, экономические агенты объединяются в организации, взаимодействующие на рынке. Объяснением существования экономических организаций (иерархий) служит необходимость компромисса между транзакционными издержками и организационными издержками. Организационные издержки определяются "затратами на координацию" внутри организации, которые растут с увеличением ее размеров. К транзакционным издержкам относят [65,115]: – издержки вычленения, связанные с невозможностью точного определения индивидуального вклада элементов большой системы, то есть организация осуществляет агрегирование информации;

– информационные издержки: организация сокращает этот вид издержек путем сокращения объема перерабатываемой информации;

– издержки масштаба: в случае рынка институциональные ограничения требуют настолько высокого уровня детализации, что последний неизбежно приводит к специализации в рамках организаций;

– издержки поведения: согласование интересов, наказание за отклонения и т.д. связаны с определенными затратами;

– издержки стабилизации, связанные с необходимостью координации в условиях невозможности эффективного прогнозирования будущего поведения системы, внешней среды и их взаимодействия. Транзакционные издержки препятствуют рынку заместить собой организацию, а организационные издержки препятствуют организации заместить собой рынок. Так как и первые, и последние зависят от размера организации и ее структуры, то, теоретически, должны существовать оптимальные параметры организации, при которых достигается уравновешивание упомянутых тенденций замещения. С точки зрения такого подхода, введенные в настоящей работе эффекты иерархии (результаты проявления выделенных факторов) одновременно учитывают оба вида издержек (часть эффектов являются позитивными с точки зрения изменения эффективности управления при децентрализации/централизации, часть – негативными) и позволяют решать задачи оптимизации иерархических организационных структур.

Еще раз напомним, что выше были выделены пять первичных факторов: агрегирования, экономический, неопределенности, организационный и информационный, а также три "дополнительных" фактора: подфактор декомпозиции оптимизационных задач, вторичный (являющийся следствием первичных факторов) фактор надежности и фактор описания (предлагаемая структура причинно-следственных связей между факторами указана стрелками на рисунке 9). Последние три фактора не являются первичными по следующим причинам. Фактор декомпозиции было предложено рассматривать как одну из составляющих фактора агрегирования (см. разделы 1.2, 1.3). Как было показано в разделе 1.9, фактор надежности может рассматриваться как следствие проявлений первичных факторов и автоматически учитываться при корректном определении эффективности управления. Выше в настоящей главе упоминалось, что фактор описания является внешним по отношению к реальной (многоуровневой) системе, отражая удобства ее моделирования с точки зрения исследователя операций. Как показывает проведенный анализ, проявления введенных в настоящей работе пяти первичных факторов охватывают все, перечисляемые выше с точки зрения теории управления и экономики, "плюсы" децентрализованных систем управления.

Эффективность управления Фактор описания Фактор надежности Система первичных факторов Фактор агрегирования Фактор декомпозиции Экономический фактор Фактор неопределенности Организационный фактор Информационный фактор Рис. 9. Факторы, влияющие на эффективность управления многоуровневыми организационными системами Перейдем к анализу непосредственного (в отсутствии остальных эффектов) влияния первичных факторов на эффективность управления, а также к изучению их взаимозависимости. Непосредственное влияние факторов на эффективность управления отражено в таблице 1 (символ "" в строке того или иного фактора, свидетельствует, что при соответствующем изменении централизации в отсутствии действия остальных факторов эффективность в результате действия данного фактора возрастает или, по крайней мере, не убывает;

"" – убывает или, по крайней мере, не возрастает;

"" или "" – может возрастать, убывать или оставаться без изменений). Особо следует подчеркнуть, что влияние всех факторов при централизации противоположно их влиянию при децентрализации. Как было показано выше, при декомпозиции АС фактор агрегирования (и его частное проявление – фактор декомпозиции оптимизационных задач) приводит к снижению эффективности управления, точнее говоря – не приводит к ее увеличению (см. разделы 1.2, 1.3, 2.1, 2.2). Фактор агрегирования оказывает на эффективность управления также опосредованное влияние – введение или исключение агрегирования приводит к появлению ряда других эффектов, которые в свою очередь влияют на эффективность управления. Непосредственное влияние на эффективность управления при децентрализации Непосредственное влияние на эффективность управления при централизации Фактор Агрегирования Экономический Неопределенности Организационный Информационный Таблица 1. Непосредственное влияние факторов на эффективность управления В том числе в рамках рассмотренных моделей можно считать, что: – фактор агрегирования не оказывает непосредственного влияния на экономический фактор (см. разделы 1.2., 1.3);

– фактор агрегирования оказывает влияние на фактор неопределенности, причем это влияние может быть как позитивным (агрегированное описание иногда допускает взаимную компенсацию неинформированностей о тех или иных внешних или внутренних параметрах – см. раздел 1.6), так и негативным (например, уменьшение информированности центра о моделях поведения АЭ как результат агрегирования – см. главу 2);

– фактор агрегирования оказывает влияние на организационный фактор, причем это влияние является, как правило, негативным – агрегирование ослабляет отношение власти (см. раздел 1.5);

– фактор агрегирования оказывает влияние на информационный фактор, причем это влияние является, как правило, позитивным и, более того – одним из основных и наиболее сильных взаимовлияний: агрегирование снижает информационную нагрузку на участников системы (см. раздел 1.6);

– экономический фактор не оказывает непосредственного влияния на фактор агрегирования, но влияет на: фактор неопределенности (влияние может быть позитивным или негативным, в зависимости от изменения ресурсов управления, которые могут быть использованы, в том числе, и на снижение неопределенности – механизмы с платой за информацию и др. – см. раздел 1.6 и [81]);

организационный фактор (позитивность или негативность влияния обусловлена усилением или ослаблением отношения власти при привлечении или оттоке ресурсов – см. раздел 1.5);

информационный фактор (влияние может быть как позитивным, так и негативным в зависимости от того, как изменяется информационная нагрузка на участников АС при изменениях элементного состава, обусловленных экономическим фактором – см. разделы 1.4, 1.6, 2.1). Следует отметить, что на фактор агрегирования и экономический фактор не оказывают непосредственного влияния ни на какие другие факторы. – фактор неопределенности оказывает непосредственное влияние лишь на информационный фактор, увеличивая или уменьшая количество информации, перерабатываемой участниками системы (см. разделы 1.4 и 1.6);

– организационный фактор не оказывает непосредственного влияния на фактор агрегирования и на экономический фактор. В то же время, он может позитивно или негативно влиять на фактор снижения неопределенности (изменение организационной структуры и отношения власти может приводить к изменению информированности – см. разделы 1.4 и 1.5) и на информационный фактор (изменяя количество перерабатываемой информации – см. разделы 1.5, 1.6);

– информационный фактор является следствием всех остальных факторов, не оказывая ни на один из них непосредственного влияния (см. раздел 1.6). Взаимозависимость факторов отражена в таблице 2. Строки таблицы содержат факторы, влияние которых исследуется, столбцы – факторы, влияние на которые исследуется. Если на пересечении i-ой строки и j-го столбца стоит символ "°", то i-ый фактор не оказывает непосредственного влияния на j-ый, если стоит символ "•", то – оказывает. Факторы Агрегирования ° ° ° ° Экономический ° ° ° ° Неопределенности • • • ° Организационный • • ° ° Информационый • • • • Агрегирования Экономический Неопределенности Организационный Информационный Таблица 2. Взаимозависимость между различными факторами Таким образом, сводка результатов анализа предлагаемой структуры взаимозависимости факторов приведена в таблице 2. Их полное (непосредственное и опосредованное) влияние на эффективность управления определяется таблицами 1 и 2. Выявленная взаимозависимость между факторами отражена на графе, представленном на рисунке 10 – от "причины" к "следствию" проведена дуга со стрелкой. Отметим, что выделение факторов произведено таким образом, что связь между ними достаточно проста – по крайней мере, обнадеживает отсутствие контуров в графе, приведенном на рисунке 10 (естественно, предложенная структура взаимосвязи факторов не исключает возможности введения альтернативных моделей – например, можно постулировать непосредственную причинно-следственную связь каждого из факторов со всеми остальными (при этом, правда, не очень понятно можно ли будет конструктивно использовать такую модель) и т.д.). ЭКОНОМИ ЧЕСКИЙ АГРЕГИ РОВАНИЯ НЕОПРЕДЕ ЛЕННОСТИ ИНФОРМА ЦИОННЫЙ ОРГАНИЗА ЦИОННЫЙ Рис. 10. Взаимозависимость между различными факторами Таблицы 1 и 2, совместно с рисунком 10, представляют удобный инструмент для анализа структур и механизмов управления многоуровневыми организационными системами – для каждого фиксированного механизма учет взаимозависимости факторов и их влияния на эффективность управления позволяет решать задачи анализа и синтеза оптимальных механизмов. Имея даже качественную взаимосвязь между различными факторами и результаты анализа их влияния на эффективность управления, можно сформулировать следующий принцип (который условно назван принципом рациональной централизации), выполняющий как объяснительную (дескриптивную), так и нормативную функцию. Рациональными являются такие структуры и механизмы управления организационной системой, для которых любое допустимое изменение централизации с учетом первичных факторов: агрегирования, экономического, неопределенности, организационного и информационного приводит к снижению эффективности управления. С дескриптивной точки зрения введенный принцип может рассматриваться как объяснение характерных свойств некоторого наблюдаемого механизма управления реальной активной системой. С нормативной точки зрения – при рассмотрении моделей активных систем – он является критерием оптимальности, то есть может трактоваться как принцип оптимальной централизации. Принципу рациональной централизации как нормативному требованию удовлетворяют все рассмотренные выше теоретико-игровые модели механизмов функционирования многоуровневых активных систем. Поэтому можно надеяться, что принцип рациональной централизации окажется эффективным как при качественном анализе реальных иерархических систем, так и при решении количественных задач синтеза структур и механизмов управления многоуровневыми системами. Таким образом, выявленная в настоящей главе взаимозависимость различных факторов, влияющих на эффективность управления в многоуровневых организационных системах, позволяет систематизировать (точнее говоря, по крайней мере – перечислить в порядке возрастания уровня общности) результаты проведенного исследования. Во-первых, описаны и изучены ряд теоретико-игровых моделей функционирования трехуровневых активных систем. Во-вторых, на основании анализа формальных моделей выделены факторы, влияющие на эффективность управления. В-третьих, сформулирован принцип рациональной централизации, характеризующий множество рациональных (оптимальных в рамках рассматриваемых моделей) механизмов управления. К сожалению, чем выше уровень общности того или иного результата, тем ниже его ценность для исследования конкретных систем. Так, принцип рациональной централизации является практически очевидным (по крайней мере, с интуитивной точки зрения) утверждением (он может рассматриваться как комбинация следующих определений: изменения централизации, эффективности и оптимальности). Ключевым и конструктивным его аспектом является перечисление тех факторов, которые приводят к изменению эффективности управления при изменениях централизации. Аналогичную роль по отношению к совокупности факторов играют конкретные формальные модели – ведь именно исследование теоретико-игровых моделей позволило выделить факторы, влияющие на эффективность управления, исследовать взаимозависимость этих факторов и, наконец, сформулировать принцип рациональной централизации. Поэтому одним из важнейших направлений будущих исследований представляется именно разработка новых формальных моделей, достаточно полно охватывающих все многообразие реальных социальноэкономических систем и отражающих существенные их свойства, в том числе – свойства, характерные для многоуровневых систем. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Таким образом, в настоящей работе, которая может рассматриваться как одна из первых попыток систематического исследования теоретикоигровых моделей механизмов функционирования многоуровневых организационных систем, выявлено наличие характерных для многоуровневых АС факторов: агрегирования, экономического, неопределенности, информационного и организационного, оказывающих влияние на эффективность управления. Изучение специфики многоуровневых систем может производиться с различных точек зрения. Исследование перечисленных факторов выше производилось в рамках принятого в настоящей работе методологического подхода, в соответствии с которым основным критерием, отражающим влияние различных факторов на функционирование системы, является эффективность управления. Относительно полноты настоящего исследования можно сделать следующее замечание. Конечно, класс многоуровневых АС чрезвычайно широк и включает все исследованные на сегодняшний день (двухуровневые и др.) модели как частные случаи, поэтому детальное изучение всех возможных вариаций модели даже трехуровневой АС представляется совершенно необозримой задачей. Более того, детальное изучение представляется нецелесообразным со следующей точки зрения. Целью исследователя операций должно быть не исследование всех моделей из некоторого обширного класса, а подробный анализ некоторой "типичной" модели и установление как общности ее свойств со свойствами других моделей, так и общности методов их исследования. Примером такой общности является предложенный в [81] единый подход к решению задач стимулирования в активных системах, функционирующих в условиях неопределенности. Поэтому с нашей точки зрения наибольшей общностью обладают выявленные в настоящей работе качественные эффекты, характерные для многоуровневых АС, и сформулированный в главе 4 принцип рациональной централизации, требующий учета всех выявленных (первичных и вторичных) факторов при решении задач анализа и синтеза структур многоуровневых АС и механизмов их функционирования. Отказ от принципа рациональной централизации при синтезе некоторой модели многоуровневой АС, то есть осознанное или неосознанное игнорирование того или иного фактора, неизбежно приведет к неадекватности модели (в смысле [80]) и, следовательно, к неэффективности использования результатов моделирования на практике. Подчеркнутая выше важность качественных выводов отнюдь не умаляет значимости формальных результатов (ведь основным конструктивным результатом настоящей работы является именно совокупность теоретико-игровых моделей функционирования многоуровневых организационных систем), среди которых стоит выделить: условия идеального агрегирования в задачах стимулирования, а также набор теорем о произвольной децентрализуемости таких механизмов планирования, как: анонимные механизмы распределения ресурса, механизмы экспертизы, механизмы открытого управления с внутренними ценами и др.36 Как отмечалось во введении, базовой моделью активной системы является одноэлементная статическая детерминированная двухуровневая АС. Для теории активных систем характерным является стремление исследователей к получению аналитических решений задач анализа и синтеза механизмов управления. Именно наличие аналитического решения позволяет говорить об относительной завершенности исследования той или иной модели, так как оно дает возможность изучать поведение оптимального решения при изменениях параметров модели – удачным примером является совокупность результатов исследования базовой модели теории активных систем [22,24,81]. Рассмотрение расширений базовой модели – многоэлементных АС [78], динамических АС [22,78], АС с неопределенностью [19,20,78,81] и др. за редким исключением сталкивалось с отсутствием аналитических решений для относительно общих случаев, поэтому исследователи вынуждены были конструировать либо общие численные методы решения, сводя задачу к известной оптимизационной задаче, решаемой только численными методами, либо искать достаточные условия, например – оптимальности, для частных случаев. Как свидетельствует проведенное исследование, многоуровневое расширение базовой модели, решение задачи управления для которой в ряде случаев сводится к оптимизационным задачам, все-таки допускающим аналитическое решение, в свою очередь допускает нахождение аналитических решений, и с этой точки зрения является перспективной областью дальнейших исследований, в которой удастся, быть может без Следует признать, что многие результаты, вполне достойные того, чтобы быть вынесенными в виде отдельных формальных утверждений – лемм, теорем и т.д., не выделялись ради сохранения принятого стиля изложения.

чрезмерных усилий, получить широкий спектр общих результатов, достаточно полно охватывающих данную предметную область. В соответствии с принятым в теории активных систем описанием [22,24,25,81], задание модели АС подразумевает задание состава системы, ее структуры (совокупности управляющих, технологических, информационных и других связей между участниками системы) и механизма функционирования (совокупности правил, процедур, методов и т.д., регламентирующих взаимодействие участников). Поэтому при заданном элементном составе задача управления в широком смысле заключается в поиске как структуры системы, так и механизма управления. Понятно, что для каждой структуры может быть использовано множество (зависящее от этой структуры) механизмов управления. Следовательно, решение распадается на два этапа – решение задачи синтеза механизма управления, оптимального для заданной структуры (задача управления в узком смысле, решаемая на первом этапе), и решение задачи синтеза структуры системы (на втором этапе). Следует признать, что в настоящей работе в основном исследовались задачи управления в узком смысле, однако можно надеяться, что использование принципа рациональной централизации окажется эффективным и при решении задач синтеза структуры АС. Наряду с задачами синтеза состава и структуры многоуровневых активных систем, в качестве перспективных направлений дальнейших их исследований следует выделить следующие задачи: – синтеза механизмов управления многоуровневыми активными системами, функционирующими в условиях смешанной неопределенности;

– синтеза механизмов управления в условиях возможности образования коалиций участниками АС;

– изучения механизмов планирования (в том числе – исследования манипулируемости, идеального агрегирования и т.д.) в многоуровневых активных системах, в которых центры промежуточных уровней обладают собственными интересами;

– исследования методов декомпозиции теоретико-игровых задач;

– манипулируемости в механизмах стимулирования с сообщением информации в многоуровневых АС;

– количественного анализа влияния ограниченных способностей человека, групп людей и т.д. по переработке информации на свойства системы управления;

– оптимального агрегирования, в том числе – задачи выбора агрегированного описания подсистем, минимизирующего разность между максимальной и гарантированной эффективностями управления;

– исследования АС с векторными структурами систем управления – АС с распределенным контролем, векторными предпочтениями АЭ и т.д.;

– изучения с точки зрения принципа рациональной централизации реальных иерархических систем, в том числе анализ задач идентификации уже существующих формальных моделей;

– разработки комплексов прикладных моделей структур и механизмов управления многоуровневыми организационными системами и др. Отметим, что в настоящей работе в основном исследовался широко распространенный на практике класс многоуровневых систем, а именно – иерархические системы, имеющие древовидную структуру. Наряду с этим, в настоящее время все большее распространение получают так называемые сетевые структуры управления, в которых трудно (а иногда и невозможно) выделить уровни или иерархические компоненты системы управления. Переплетение и смешение ветвей власти на уровне государства, "командные" методы организации управления на уровне отдельной фирмы – все это примеры сетевых структур. Поэтому представляется, что следующим (после относительно полного и систематического исследования иерархических многоуровневых систем) перспективным предметом исследований в области теоретико-игрового моделирования механизмов функционирования организационных систем должны стать именно сетевые структуры управления.

ЛИТЕРАТУРА 1. Акоф Р., Эмери Ф. О целеустремленных системах. М.: Сов. радио, 1974.-272с. 2. Алиев В.С., Кононенко А.Ф. Об условиях точного агрегирования информации в теоретико-игровых моделях. М.: ВЦ РАН, 1991. – 28 с. 3. Алиев В.С., Кононенко А.Ф. Точное агрегирование в теоретикоигровых моделях. М.: ВЦ АН СССР, 1990. – 26 с. 4. Алиев В.С., Цветков А.В. Игра двух лиц с фиксированной последовательностью ходов при агрегированной информации // Планирование, оценка деятельности и стимулирование в активных системах. Сб. трудов. М.: ИПУ АН СССР, 1985. С. 35 – 42. 5. Ансоф И. Стратегическое управление. М.: Экономика, 1989. – 519 с. 6. Антомонов Ю., Харламов В. Кибернетика и жизнь. М.: Сов.Россия, 1968.-327с. 7. Ануфриев И.К., Бурков В.Н., Вилкова Н.И., Рапацкая С.Т. Модели и механизмы внутрифирменного управления. М.: ИПУ РАН, 1994. – 72 с. 8. Аткинсон Р. Человеческая память и процесс обучения. М.: Прогресс, 1980. – 528 с. 9. Ашимов А.А., Бурков В.Н., Джапаров Б.А., Кондратьев В.В. Согласованное управление активными производственными системами. М.: Наука, 1986. – 248 с. 10. Багриновский К.А. Основы согласования плановых решений. М.: Наука, 1977. – 303 с. 11. Бир С. Кибернетика и управление производством. М.: Наука, 1965. – 391 с. 12. Бир С. Мозг фирмы. М.: Радио и связь, 1993. – 416 с. 13. Бирюков Б.В. Кибернетика и методология науки. М.: Наука, 1974. – 414 с. 14. Бриллюэн Л. Наука и теория информации. М.: Наука, 1960. – 392 с. 15. Бурков В.Н. Основы математической теории активных систем. М.: Наука, 1977. – 255 с. 16. Бурков В.Н., Горгидзе И.И., Новиков Д.А., Юсупов Б.С. Модели и механизмы распределения затрат и доходов в рыночной экономике. М.: ИПУ РАН, 1997. – 59 с. 17. Бурков В.Н., Данев Б., Еналеев А.К. и др. Большие системы: моделирование организационных механизмов. М.: Наука, 1989. – 245 с. 18. Бурков В.Н., Еналеев А.К., Кондратьев В.В. Трехуровневые активные системы / В кн. VI Международный симпозиум "Прикладные проблемы больших систем управления. Сборник резюме". Приморско: Институт технической кибернетики БАН, 1977. С. 48 – 54. 19. Бурков В.Н., Еналеев А.К., Новиков Д.А. Механизмы стимулирования в вероятностных моделях социально-экономических систем // Автоматика и Телемеханика. 1993. № 11. С. 3 – 30. 20. Бурков В.Н., Еналеев А.К., Новиков Д.А. Механизмы функционирования социально-экономических систем с сообщением информации // Автоматика и Телемеханика. 1996. № 3. С. 3 – 25. 21. Бурков В.Н., Ириков В.А. Модели и методы управления организационными системами. М.: Наука, 1994. – 270 с. 22. Бурков В.Н., Кондратьев В.В. Механизмы функционирования организационных систем. М.: Наука, 1981. – 384 с. 23. Бурков В.Н., Кондратьев В.В., Цыганов В.В., Черкашин А.М. Теория активных систем и совершенствование хозяйственного механизма. М.: Наука, 1984. – 272 с. 24. Бурков В.Н., Новиков Д.А. Введение в теорию активных систем. М.: ИПУ РАН, 1996. – 125 с. 25. Бурков В.Н., Новиков Д.А. Как управлять проектами. М.: Синтег, 1997. – 188 с. 26. Бурков В.Н., Новиков Д.А. Механизмы критериального управления активными системами в задачах стимулирования / Сборник трудов ИПУ РАН. 1999. 27. Бурков В.Н., Новиков Д.А. Страхование: оптимизация и перераспределение риска // Инвестиционный эксперт. 1997. № 5. С. 24 – 27. 28. Бурков В.Н., Опойцев В.И. Метаигровой подход к управлению активными системами // Автоматика и Телемеханика. 1974. № 1. С. 103 – 114. 29. Бурков В.Н. Принципы управления многоуровневыми активными системами / Международный симпозиум по проблемам организационного управления и иерархическим системам. Реф. докладов. Ч. I. М.: ИАТ, 1972. 30. Великовский М. Иерархия и свобода. М.: Шварц, 1993. – 163 с. 31. Вилкас Э.Й. Оптимальность в играх и решениях. М.: Наука, 1990. – 256 с. 32. Виханский О.С., Наумов А.И. Менеджмент: человек, стратегия, организация, процесс. М.: Изд-во МГУ, 1996. – 416 с. 33. Гермейер Ю.Б., Ватель И.А., Ерешко Ф.И., Кононенко А.Ф. Игры с непротивоположными интересами / Труды Всесоюзной школы-семинара по управлению большими системами. Тбилиси: Мецниереба, 1973. С. 34 – 37. 34. Гермейер Ю.Б. Игры с непротивоположными интересами. М.: Наука, 1976. – 327 с.

35. Гермейер Ю.Б., Моисеев Н.Н. О некоторых задачах теории иерархи ческих систем управления / Проблемы прикладной математики и механики. М.: Наука, 1971. С. 30 – 43. 36. Гладышев А.И., Дементьев В.Т. Задачи оптимизации иерархических структур / Препринт АН СССР СО: Институт математики, 1988. № 24. С.1 – 44. 37. Горелик В.А. Иерархические системы с ромбовидной структурой / Тезисы докладов III всесоюзной конференции по исследованию операций. Горький: ГГУ, 1978. 38. Горелик В.А., Кононенко А.Ф. Теоретико-игровые модели принятия решений в эколого-экономических системах. М.: Радио и связь, 1982. – 144 с. 39. Гранберг А.Н., Суспицын С.А. Введение в системное моделирование народного хозяйства. Новосибирск: Наука, 1988. – 304 с. 40. Гусев В.Б., Дранев Я.Н., Зуев Г.М., Куликов О.А., Марков Ю.И., Фаткин Ю.М. Методы определения оптимального управления в иерархических структурах. М.: ИАТ, 1974. – 76 с. 41. Дементьев В.Т., Ерзин А.И., Ларин Р.М., Шамардин Ю.В. Задачи оптимизации иерархических структур. Новосибирск: НГУ, 1996. – 167 с. 42. Денисов А.А., Волкова В.Н. Иерархические системы. Л.: ЛПИ, 1989. – 88 с. 43. Дроздюк В.И. Эволюция и иерархия. Черновцы: ЧГУ (Деп. ИНИОН), 1989.-57с. 44. Дружинин В.В., Конторов Д.С. Проблемы системологии. М.: Сов. радио, 1976. – 295 с. 45. Дубов Ю.А., Травкин С.И. Якимец В.Н. Многокритериальные модели формирования и выбора вариантов систем. М.: Наука, 1986. – 296 с. 46. Ефимов Е.И. Решатели интеллектуальных задач. М.: Наука, 1982. – 320 с. 47. Жуков Н.И. Философские основы кибернетики. Минск: БГУ, 1976. – 224 с. 48. Заруба В.Я. Аналитическое проектирование мотивационных процедур планирования. Харьков: Бизнес Информ, 1998. – 248 с. 49. Зеленевский Я. Организация трудовых коллективов. М.: Прогресс, 1971.-311с. 50. Ильясов Б.Г., Миронов В.В., Юсупова Н.И. Иерархические модели процессов управления: описание, интерпретация и лингвистическое обеспечение. Уфа: УГАТУ, 1994. – 152 с. 51. Интриллигатор М. Математические методы оптимизации и экономическая теория. М.: Прогресс, 1975. – 606 с. 52. Карлин С. Математические методы в теории игр, программировании и экономике. М.: Мир, 1964. – 838 с. 53. Касти Д. Связность, сложность и катастрофы. М.: Мир, 1982. – 216 с. 54. Козелецкий Ю. Психологическая теория решений. М.: Прогресс, 1979. – 504 с. 55. Кондратеьев В.В., Константинова Н.В. Декомпозиция и согласование в трехуровневых организационных системах / Материалы всесоюзной конференции "Декомпозиция и координация в сложных системах". Челябинск: ЧПИ, 1987. С. 46 – 58. 56. Крылов В.Ю., Морозов Ю.И. Кибернетические модели и психология. М.: Наука, 1984. – 174 с. 57. Крутов Б.П., Новикова Н.М. Теоретико-игровой анализ многоуровневых динамических ИСУ. М.: ВЦ АН СССР, 1989. – 58 с. 58. Кузьмицкий А.А., Новиков Д.А. Организационные механизмы управления развитием приоритетных направлений науки и техники. М.: ИПУ РАН, 1993. – 68 с. 59. Кукушкин Н.С., Морозов В.В. Теория неантагонистических игр. М.: МГУ, 1984. – 104 с. 60. Ларичев О.И. Выявление экспертных знаний. М.: Наука, 1989. – 128 с. 61. Линдсей П., Норман Д. Переработка информации у человека (введение в психологию). М.: Мир, 1974. – 550 с. 62. Малинецкий Г.Г., Шакаева М.С. Модель иерархической организации. М.: ИПМ, 1995. – 26 с. 63. Мамиконов А.Г. Принятие решений и информация. М.: Наука, 1983. – 183 с. 64. Матин А.В. Декомпозиция и агрегирование при решении оптимизационных экономических моделей. М.: Наука, 1985. – 71 с. 65. Менар К. Экономика организаций. М.: ИНФРА-М, 1996. – 160 с. 66. Месарович М., Мако Д., Такахара И. Теория иерархических многоуровневых систем. М.: Мир, 1973. – 344 с. 67. Мескон М., Альберт М., Хедоури Ф. Основы менеджмента. М.: Дело, 1998. – 800 с. 68. Методы и модели синтеза иерархических систем / Межвузовский сборник. Барнаул: АГУ, 1989. – 171 с. 69. Миллер Д., Галантер Е., Прибрам К. Планы и структура поведения. М.: Прогресс, 1964. – 236 с. 70. Мильнер Б.З., Евенко Л.И., Раппопорт В.С. Системный подход к организации управления. М.: Экономика, 1983. – 224 с. 71. Михалевич В.С., Волкович В.Л. Вычислительные методы исследования и проектирования сложных систем. М.: Наука, 1982. – 286 с. 72. Моисеев Н.Н. Элементы теории оптимальных систем. М.: Наука, 1974. – 526 с. 73. Мулен Э. Кооперативное принятие решений: аксиомы и модели. М.: Мир, 1991. – 464 с. 74. Нейман Д., Моргенштерн О. Теория игр и экономическое поведение. М.: Наука, 1970. – 707 с. 75. Новиков Д.А. Динамика поведения систем с большим числом целенаправленных элементов // Автоматика и Телемеханика. 1996. № 4. С. 187 – 189. 76. Новиков Д.А. Закономерности итеративного научения. М.: ИПУРАН, 1998.-96с. 77. Новиков Д.А. Механизмы гибкого планирования в активных системах с неопределенностью // Автоматика и Телемеханика. 1997. № 6. С. 3 – 26. 78. Новиков Д.А. Механизмы стимулирования в динамических и многоэлементных социально-экономических системах // Автоматика и Телемеханика. 1997. № 6. С. 3 – 26. 79. Новиков Д.А. Механизмы стимулирования в моделях активных систем с нечеткой неопределенностью. М.: ИПУ РАН, 1997. – 101 с. 80. Новиков Д.А. Обобщенные решения задач стимулирования в активных системах. М.: ИПУ РАН, 1998. – 68 с. 81. Новиков Д.А. Стимулирование в социально-экономических системах (базовые математические модели). М.: ИПУ РАН, 1998. – 216 с. 82. Овсиевич Б.Л. Модели формирования организационных структур. М.: Наука, 1979. – 159 с. 83. Опойцев В.И. Равновесие и устойчивость в моделях коллективного поведения. М.: Наука, 1977. – 248 с. 84. Орловский С.А. Проблемы принятия решений при нечеткой исходной информации. М.: Наука, 1981. – 206 с. 85. Оуэн Г. Теория игр. М.: Мир, 1971. – 230 с. 86. Питер Л.Д. Принцип Питера / Ваше преуспевание в ваших руках. М.: Республика, 1993. С. 181 – 273. 87. Подиновский В.В., Ногин В.Д. Парето оптимальные решения многокритериальных задач. М.: Наука, 1982. – 344 с. 88. Поспелов Г.С., Ириков В.А. Программно-целевое планирование и управление. М.: Советское радио, 1976. – 344 с. 89. Пушкин В.Г., Урсул А.Д. Системное мышление и управление. М.: РАУ, 1994. – 185 с.

90. Рейтман Л.И. Страховое дело. М.: Банковский и биржевой научноконсультационный центр, 1992. – 524 с. 91. Трахтенгерц Э.А. Неопределенность в математических моделях компьютерной оценки решений. М.: ИПУ РАН, 1998. – 69 с. 92. Трахтенгерц Э.А. Компьютерная поддержка принятия решений. М.: Синтег, 1998. – 376 с. 93. Трахтенгерц Э.А. Принятие решений на основе компьютерного анализа. М.: ИПУ РАН, 1996. – 69 с. 94. Турчин В.Ф. Феномен науки: Кибернетический подход к эволюции. М.: Наука, 1993. – 296 с. 95. Урсул А.Д. Природа информации. М.: Политиздат, 1968. – 288 с. 96. Федченко К.А. Модели управления активными системами с распределенным контролем и векторными предпочтениями активных элементов / Тезисы докладов XLI конференции МФТИ. Долгопрудный, 1998. Часть 2. С. 42. 97. Франчук В.И. Основы построения организационных систем. М.: Экономика, 1991. – 111 с. 98. Хакимов Э.М. Моделирование иерархических систем. Казань: КГУ, 1986.-160с. 99. Ходжамкулыев М. Принцип иерархичности в организации систем. М.: МПГУ (Деп. в ИНИОН), 1991. – 30 с. 100. Цвиркун А.Д., Акинфиев В.К. Структура многоуровневых и крупномасштабных систем. М.: Наука, 1993. – 157 с. 101. Цвиркун А.Д. Основы синтеза структуры сложных систем. М.: Наука, 1982. – 200 с. 102. Цурков В.И. Декомпозиция в задачах большой размерности. М.: Наука, 1981. -352 с. 103. Чернышев М.К., Гладышев М.Ю. Математическое моделирование иерархических систем с приложениями к биологии и экономике. М.: Наука, 1983. – 192 с. 104. Шибанов Г.П. Количественная оценка деятельности человека в системах человек-техника. М.: Машиностроение, 1983. – 263 с. 105. Эшби У.Р. Введение в кибернетику. М.: Изд-во иностранной литературы. 1959. – 432 с. 106. Яглом А.М., Яглом И.М. Вероятность и информация. М.: Наука, 1973. – 511 с. 107. Янг С. Системное управление организацией. М.: Советское радио, 1982.-456с.

108. Dasgupta P., Hammond P., Maskin E. The implementation of social choice rules: some general results on incentive compatibility // Review of Economic Studies. 1979. Vol. 46. № 2. P. 185 – 216. 109. Hammond P. Straightforward individual incentive compatibility in large economies // Review of Economic Studies. 1979. Vol. 46. № 143. P. 263 – 282. 110. Handy C. Understanding organizations. London: Pengium Books, 1993. – 445 p. 111. Harris M., Townsend R. Resource allocation under asymmetric information // Econometrica. 1981. Vol. 49. № 1. P. 33 – 64. 112. Harsanyi J. Games with incomplete information played by "Bayesian" players // Management Science. Part I: 1967. Vol. 14. № 3. P. 159 – 182. Part II: 1968. Vol. 14. № 5. P. 320 – 334. Part III: 1968. Vol. 14. № 7. P. 486 – 502. 113. Hick W.E. On the rate of gain information // Quarterly Journal of Experimental Psychology. 1959. Vol. IV. № 1. 114. Holmstrom B. Moral hazard in teams // Bell Journal of Economics. 1982. Vol. 13. P. 324 – 340. 115. Hurwicz L. On informationally decentralized systems / Decision and organization. Amsterdam: North-Holland Press, 1972. P. 297 – 336. 116. Itoh H. Incentives to help in multi-agent situations // Econometrica. 1991. Vol. 59. № 3. P. 611 – 636. 117. Jackson M., Srivastava S. A characterization of game-theoretic solutions which lead to impossibility theorems // Review of Economic Studies. 1996. Vol. 63. № 214. P. 23 – 38. 118. Kim S. Efficiency of an information system in the agency model // Econometrica. 1995. Vol. 63. № 2. P. 425 – 430. 119. Kofman E., Lawarrce J. Collision in hierarchical agency // Econometrica. 1993. – Vol. 61. № 3. P. 629 – 656. 120. Laslo E. Basic concepts of systems philosophy // General systems theory and human communications (ed. by B.Ruben, I.Kim). N.Y.: Hayden, 1975. 121. Ma C. Unique implementation of incentive contracts with many agents // Review of Economic Studies. 1988. Vol. 55. № 184. P. 555 – 572. 122. McKelvey R. Game forms for Nash implementation of general social choice correspondences // Social Choice and Welfare. 1989. № 6. P. 139 – 156. 123. Miller G. The magical number seven plus or minus two: some limits on capacity for information processing // Psychological Review. 1956. Vol. 63. № 1. P. 81 – 92. 124. Mintzberg H. The structuring in organizations. NJ: Prentice Hall, 1979. – 512 p. 125. Mookherjee D. Optimal incentive schemes with many agents // Review of Economic Studies. 1984. Vol. 51. № 2. P. 433 – 446. 126. Moulin H., Shenker S. Serial cost sharing // Econometrica. 1992. Vol. 60. № 5. P. 1009 – 1037. 127. Myerson R.B. Optimal coordination mechanisms in generalized principalagent problems // Journal of Mathematical Economy. 1982. Vol. 10. № 1. P. 67-81. 128. Nicherson D., Sandler T. Intertemporal incentive allocation in simple hierarchies // Mathematical Social Sciences. 1984. Vol. 7. № 1. P. 33 – 57. 129. Pattee H. Hierarchy theory. NY: Braziller, 1973. – 443 p. 130. Peters T.J., Watermann R.H. In search of excellence. NY:H&R, 1982. – 360 p. 131. Pratt J. Risk aversion in the small and in the large // Econometrica. 1964. Vol. 32. №1. P. 122 – 136. 132. Riordan M., Sappington D. Commitment in procurement contracting // Scandinavian Journal of Economics. 1988. Vol. 90. № 3. P. 357 – 372. 133. Saijo T. Strategy space reduction in Maskin's theorem: sufficient conditions for Nash implementation // Econometrica. 1988. Vol. 56. № 3. P. 693 – 700. 134. Schein E.H. Organizational psychology. NY: Prentice Hall, 1965. – 114 p. 135. Selten R. Reexamination of the perfectness concept for equilibrium points in extensive games // International Journal of Game Theory. 1975. Vol.4. №1. P.22-55. 136. Simon H. Administrative behavior. N.Y.: Frece Press, 1976. – 364 p. 137. Sprumont Y. The division problem with single-peaked preferences: a characterization of the uniform allocation rule // Econometrica. 1991. Vol. 59. № 2. P. 509 – 519. 138. Stole L. Lectures on the theory of contracts and organizations. Chicago: Univ. of Chicago. 1997. – 104 p. 139. Wen Q. The "Folk Theorem" for repeated games with complete information // Econometrica. 1994. Vol. 62. № 4. P. 949 – 954. 140. Wilson R. On the theory of syndicates // Econometrica. 1968. Vol. 36. № 1. P. 119 – 132.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.