WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 6. ЖЕНЩИНА КАК ОБЪЕКТ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ 1. Женщина как объект социальной безопасности 2. Гендерные аспекты социальной политики в развитых странах 1. Женщина как объект социальной безопасности

Понятие социальная безопасность это часть более общей категории национальной безопасности. Социальная безопасность это состояние защищенности личности, социальной группы от угроз нарушения их жизненно важных интересов, прав и свобод. Под объектом социальной безопасности в общем виде понимается личность, ее жизненно важные права и свободы в социальной сфере жизнедеятельности общества: право на жизнь, на труд, доступный отдых и др. Объекты и субъекты социальной безопасности могут меняться по мере изменений условий развития общества. Однако, можно говорить о приоритетных объектах социальной безопасности таких социальных общностях, которые в конкретных социальноэкономических условиях являются наиболее ущемленным и нуждающимся в социальной защите и усилении степени безопасности. Приоритетными объектами социальной безопасности в условиях перехода к рыночным отношениям являются женщины, дети, инвалиды и др.

Как известно, женщины это большая социальная группа, отличающаяся специфическими психологическими и демографическими особенностями, многоролевыми функциями и определенным социальным статусом. К жизненно важным социальным интересам женщин относятся: обеспечение равенства прав женщин и их доступа к экономическим ресурсам;

охрана материнства и детства;

ликвидация профессиональной сегрегации и всех форм дискриминации при трудоустройстве;

предотвращение насилия по отношению к женщинам;

сбалансированное распределение рабочих и семейных обязанностей женщин и мужчин.

Уровень социальной безопасности женщин во многом зависит от статусной принадлежности. Социальная безопасность и социальная политика взаимосвязаны. Социальная политика это своего рода инструмент обеспечения социальной безопасности общества как стратегической цели государства. Чем реалистичнее социальная политика государства, тем выше уровень социальной безопасности.

Социальная политика регулирует отношения между обществом и личностью в целом, между обществом и женским социумом в частности. Основой этой регуляции может быть система социальных гарантий, которые обеспечивают реализацию социальных прав личности. На практике это означает, что государство проводит патерналистскую политику по отношению к разным группам населения, среди которых на первом месте женщины и дети. Без государственного социального патернализма не обходится ни одна из развитых стран. Между тем, в переходном периоде у нас не выработана полноценная социальная политика. В связи с этим расширение угроз безопасности как личной, так и семьи.

Угрозы социальной безопасности это явления и процессы, в силу которых происходит качественное изменение образа жизни, ущемление жизненно важных социальных прав и интересов личности. Каковы основные угрозы безопасности женщин?

Прежде всего это социальная дискриминация, ведущая к снижению социального статуса женщины, являющаяся одной из форм насилия над ее личностью, и, следовательно, угрозой для ее безопасности. Социальную дискриминацию женщин целесообразно рассматривать в двуедином плане. С одной стороны это массовидное социальное явление, охватывающее большую демографическую общность, состоящую из разных социальнопрофессиональных, возрастных, статуснодолжностных групп. С другой это социальный процесс с последовательной сменой состояния объекта. Под влиянием многих факторов процессу присуще устойчивое взаимодействие женского социума с различными социальными институтами и общностями с целью достижения равенства прав.

Субъектами социальной дискриминации женщин являются: мужчины (если анализ ведется на уровне семейнобытовых отношений), обладающие конкретными демографическими характеристиками, своей социальной ролью и гендерной идентичностью;

государство в лице своих социальных институтов, регулирующих отношения полов, способствующее или напротив, нарушающее принципы гендерного равновесия в составе властных институтов в вопросах распределения рабочей силы в различных сферах занятости.

Действия субъектов социальной дискриминации женщин проявляется либо непосредственно в индивидуальных поведенческих актах, либо опосредованно через принимаемые органами власти решения.

В основе социальной дискриминации женщин лежит их социальное неравенство с мужчинами. Это неравенство связано с условиями, при которых люди имеют неравный доступ к таким социальным благам как ресурсы, власть, престиж.

Цель ликвидации социальной дискриминации женщин заключается в достижении реального равноправия полов, их гендерной симметрии в обществе и устранения главной угрозы угрозы безопасности личности женщины и реализации ее ролевых функций труженицы, матери, общественной деятельницы.

Социальные угрозы связаны с разгулом преступности в обществе, криминализацией общества.

Серьезная угроза социальной безопасности женщин, ухудшение ме дицинского обслуживания и здравоохранения. Коренная проблема всей системы здравоохранения платность медицинских услуг. Государство стремится переложить на население, а конкретно на семью, оплату здоровья ее членов, тем самым усиливая угрозу безопасности женщин и детей.

Как известно, социальный статус личности связан с уровнем образования.

В последние десятилетия при анализе системы образования все большее внимание уделяется гендерным аспектам. В соответствии с международными документами по правам человека, права человекаженщины в сфере образования определяются следующим образом: право на общедоступное бесплатное общее образование;

право на общедоступное высшее образование на основе способностей;

одинаковые условия для ориентации в выборе профессии или специальности;

устранение любой стереотипной концепции роли мужчин и женщин на всех уровнях и формах обучения;

одинаковые возможности получения стипендий и других пособий на образование и др. В целом ситуация с правами женщин в сфере образования в Азербайджане при внешнем благополучии характеризуется наличием ряда проблем. Можно утверждать, что образование играет меньшую роль в жизни женщин для повышения их материального уровня, чем у мужчин. Женщины имеют в нашем обществе меньше возможностей для получения желаемого после школьного образования, чем мужчины. Система школьного и послешкольного образования не способствует преодолению гендерных стереотипов, в том числе и в отношении образования. В образовательной системе существует скрытый сексизм в отношении женщин, нап ример низкий удельный вес женщин на руководящих позициях.

Можно говорить также и о новых тенденциях в этой сфере. Так, сегодня находится под угрозой право на общедоступное образование. Происходит коммерциализация подготовки к поступлению в ВУЗы и коммерциализация обучения в них. С учетом влияния гендерных стереотипов это приводит к еще большему нарушению прав женщин по сравнению с мужчинами. Из мировой практики известно, что повсеместно родители склонны платить за обучение мальчиков в большей степени, чем девочек.

Гендерные различия в образовании, основанные на стереотипах, часто не осознаются населением, и в особенности женщинами, как реальная проблема и угроза правам женщин.

Во многих странах в последнее время заметно возрос интерес к гендерным аспектам пенсионного обеспечения. Это связано с проблемой феминизации бедности в старших возрастных группах. Так, в США в 1996г. женщины составляли 71% бедных престарелых. В других странах, наблюдается сходная картина. Дело в том, что пенсионная система до сих пор базируется на принципах, соответствующих традиционной модели семьи с мужем кормильцем и женойдомохозяйкой. Однако на сегодняшний день многие женщины работают вне дома как оплачиваемые работники. Необходимость совмещать домашние обязан ности с работой оказывает определенное воздействие на их профессиональную занятость на рынке труда. Для женщин характерна высокая концентрация на низкооплачиваемых, временных работах, работах в режиме неполной рабочей недели, перерывы в занятости, связанные с уходом за детьми, престарелыми. Эти особенности женской занятости приводят впоследствии к недостаточному охвату женщин пенсионным обеспечением, низкому уровню пенсионных выплат.

В этой связи необходимо решение проблем пенсионного обеспечения женщин через изменение пенсионной системы. Без ее приспособления к особенностям женской занятости, реформирования с учетом гендерных ролей мужчин и женщин решить указанную проблему невозможно. Предложения по реформированию пенсионных систем с целью достижения гендерной нейтральности можно разделить на следующие направления. В рамках одного из них, отстаивается необходимость реформирования пенсионных систем с учетом вклада женщин.в экономическое развитие в виде неоплачиваемого домашнего труда. В рамках другого проводится анализ отдельных недостатков современных пенсионных систем с точки зрения гендерной нейтральности и поиск путей их корректировки с учетом различных гендерных ролей мужчин и женщин.

Развитие первого направления связано с появлением в 70х годах и активной разработкой специалистами ООН концепции участия женщин в экономическом развитии. Сторонники данной концепции настаивают на необходимости если не вознаграждения, то по крайней мере оценки и учета “невидимого” женского труда – труда в домашнем хозяйстве. Женщины, трудясь в домашнем хозяйстве, выполняют общественнополезную работу, способствующую росту благосостояния, поэтому они имеют право и на признание своего вклада в это благосостояние и на получение его части, в том числе и в виде достойного уровня пенсионного обеспечения. Успешная оплачиваемая деятельность мужчин на рынке труда, результат “совместного производства”, и значительная часть была бы невозможной, если бы жена не оставалось дома для ухода за детьми и домашним хозяйством.

Данный взгляд на место женщин в экономическом развитии активно отстаивается в многочисленных документах ООН и давно стал ее официальной концепцией. Однако от развития концепции до ее реализации в конкретных практических мероприятиях путь неблизкий. По этой причине огромная часть трудовых затрат вне сферы оплачиваемой занятости до сих пор остается непризнанной и неоцененной. По исследованиям ООН масштабы такой недооценки могут быть весьма значительными. Если бы неоплачиваемая деятельность женщин рассматривалась как рыночные операции и соответственно оценивалась, то для ее оплаты потребовалась бы колоссальная сумма, равная трлн. американских долларов.

Оценка вклада женщин в развитие не сводится только к вопросу о социальной справедливости. Поскольку социальный статус человека определяется его способностью зарабатывать деньги, женщины не имея возможности уделять достаточно времени работе на рынке труда, оказываются на более низких ступенях социальной иерархии по сравнению с мужчинами.

В этой связи выдвигается идея ввести новую форму пенсионного обеспечения – “пенсию домохозяйки”. Однако эта идея неоднозначно оценивается, даже в среде феминисток. В качестве основного аргумента они выдвигают тезис о том, что введение пенсий для работающих в домашнем хозяйстве стимулирует женщин к отказу от работы на рынке труда. Разработка этой проблемы натолкнулась на сложные вопросы, в частности, какие формы домашнего труда следует учитывать при расчете пенсий? Кто должен платить взносы в пенсионную систему? Невозможность прийти к консенсусу при решении этих вопросов не единственный тормоз введения пенсионного обеспечения для работающих в домашнем хозяйстве. На современном этапе общественного развития главные препятствия – это огромные финансовые затраты, связанные с реализацией этой идеи, и неготовность общества, вся культура которого пронизана патриархальными ценностями, признать значимость домашнего труда.

Тем не менее, сторонники данного подхода верят в жизнеспособность этих идей, которые могут быть реализованы в будущем.

Что касается второго направления исследований гендерных проблем систем пенсионного обеспечения, то в рамках него исследуются особенности устройств пенсионных систем в разных странах, закрепляющих неравные возможности мужчин и женщин в пенсионном обеспечении.

Для многих стран характерно существование порогового значения количества отработанных часов и минимальной зарплаты. Установление подобных правил способствует вытеснению за пределы системы пенсионного обеспечения достаточно большого числа работников, занятых неполный рабочий день или временно занятых. Поскольку именно для женщин характерна непропорционально высокая концентрация на низко оплачиваемых работах и работах с частичной занятостью, а также экономическая неактивность, ограничения отрицательно сказываются прежде всего на их положении. Так, по оценкам специалистов, в странах ЕС в 1994 г. женщины составляли более 80% работающих неполный рабочий день, а к категории экономически неактивного населения относилась почти половина женщин трудоспособного возраста, тогда как соответствующий показатель для мужчин составлял всего 21%.

Однако даже высокие заработки и полная занятость отнюдь не всегда гарантируют женщинам доступ к пенсионной системе, соответственному уровню пенсионного обеспечения. Речь идет об установлении минимального периода уплаты страховых взносов (непрерывного трудового стажа) необходимого, чтобы получить право на пенсионные выплаты. Например, минимальный период уплаты страховых взносов в Австрии, Испании составляет 15 лет, Великобритании 10, Италии 16. Очевидно, что чем длиннее минимальный страховой период, тем тяжелее женщинам приобрести право на получение пенсии, поскольку в их случаи трудовая деятельность часто прерывается на рождение и воспитание детей.

Другая особенность устройства пенсионной системы, оказывающее негативное воздействие на возможности женщин в получении пенсии порядок их подсчета. Наиболее часто на практике при подсчетах пенсии используется последний отрезок трудовой жизни. Такой вариант является наиболее проигрышным для женщин. Исследования показывают, что для женщин наиболее удачны в финансовом отношении первые, а не последние периоды работы. Кроме того, многие из них отдают больше времени работе в домашнем хозяйстве в более поздние периоды трудовой жизни по сравнению с ее началом. Расчет уровня пенсий, основанный на среднем заработке за достаточно большой период трудовой деятельности тоже не идеален, т.к. женщины часто попадали в категорию неполнозанятых и низкооплачиваемых работников. По этой причине многие исследователи предлагают использовать для расчетов действующий в некоторых странах подход “лучших лет заработков”, на основе которых начисляется пенсия.

2.Гендерные аспекты социальной политики в развитых странах Исследователи феминистской ориентации анализируют различные аспекты гендерного равенства в политике социального государства. При этом межгосударственные различия в обеспечении равенства полов рассматриваются в контексте различных теоретических моделей социального государства.

Согласно наиболее распространенным воззрениям, социальное государство представляет собой такой тип общественного устройства, при котором государство гарантирует своим гражданам определенный уровень благосостояния. Речь идет об обеспечении минимальных стандартов уровня жизни граждан за счет достижения высокого уровня занятости, реализации социальных программ и борьбы с бедностью. Государственное вмешательство рассматривается как механизм, реализующей договорные отношения между властью и гражданами, возникший в результате эволюции гражданского общества. Анализ феномена социального государства в основном сосредотачивается на дилемме “рынок или государство”. Такие вопросы как роль семьи в социальном обеспечении, социальные потребности домохозяйств, положение женщин на рынке труда, как правило, игнорируются. В настоящее время все большее признание получает подход, согласно которому анализ государств благосостояния фокусируется на триаде государстворыноксемья.

В современной Европе развитие “культуры равенства” подпитывается политикой ряда ведущих международных организаций, выдвигающих на первый план задачу обеспечения равенства между мужчинами и женщинами. Культуру равенства можно определить как наличие политической воли со стороны государства и общества к разработке и реализации мер, направленных на достижение равного распределения экономических, социальных и политических ресурсов между полами. ООН, Совет Европы, МОТ, Европейский парламент, принимая конвенции, резолюции, рекомендации и директивы способствуют проведению определенных реформ в этом направлении.

В документах ООН подчеркивается, что необходимо различать роль женщин в качестве “бенефициариев” социальной политики и их роль в качестве агентов, участников разработки этой политики. Усилия правительств по обеспечению равных возможностей для женщин как бенефициариев в основном сводятся к таким мерам, как равная оплата за равный труд, предоставление социальных льгот (пособия по безработице, пенсионное обеспечение, услуги детских дошкольных учреждений и др.). Речь идет о “клиентском” аспекте социальной политики. Другая сторона этой проблемы расширение участия женщин во властных структурах, “партнерская политика”.

В Европе на протяжении последних десятилетий в качестве образца в сфере законодательства о равенстве чаще всего рассматривается Швеция, где имеется большое число программ в области гендерного равенства и увеличения благосостояния семей;

можно различать страны “лидеры” и страны “аутсайдеры”, идентифицируя их с точки зрения реализации политики гендерного равенства в государствахчленах Евросоюза. Рассматривая такие аспекты социальной политики как наличие и продолжительность материнского или родительского от пуска по уходу за ребенком, наличие и величина пособия в период отпуска, наличие и доступность общественных программ детского дошкольного воспитания, гибкость пенсионных систем, лидерами являются скандинавские страны, промежуточное положение занимают Германия, Нидерланды, Австрия, “аутсайдеры” Греция, Италия, Испания. В скандинавских странах приверженность принципам равенства и социальной демократии имеет глубокие исторические корни. Число женщинпарламентариев в этих странах превысило “критическую массу”, необходимую для оказания воздействия на государственную политику и социальные технологии, способствующие благосостоянию женского населения.

Значительный, государственный сектор выступает в качестве работодателя, предоставляя услуги по уходу за детьми и обеспечивая доступность образования, медицинской помощи и социального обеспечения.

Данные по “клиентскому” и “партнерскому” аспектам социальной политики показывают значительные различия между странами. Консенсус в отношении женщин как бенефициариев социальной политики выглядит более очевидным, чем в отношении женщин как партнеров. Контраст между показателями “клиентской” и “партнерской” характерен для Франции и Бельгии. Обе эти страны относятся к числу лидеров в сфере “клиентской” политики, вместе с тем являются аутсайдерами по показателям партнерской политики. Португалия, Греция и Британия в меньшей степени проводят партнерскую политику, делая также акцент на “клиентском” аспекте. Сравнение показателей Норвегии и Нидерландов показывает их большую “открытость” к женщинам как партнерам социальной политики, чем это имеет место в Германии и Люксембурге.

Рассмотрим особенности становления “культуры равенства” в Нидерландах, относящиеся к группе лидеров, и Ирландии, представляющая группу “аутсайдеров”. Примеры этих двух стран показывают черты сходства и различия в подходах к формированию культуры равенства. Вплоть до 70х гг. в обеих странах господствовала единая позиция, согласно которой женщина должна находиться дома, в семье, и быть в зависимости от мужа. Почти все виды трудовой деятельности достаточно жестко подразделялись на “подходящие для мужчин” и “подходящие для женщин”. Общество способствовало подобному гендерному разделению труда. В обеих странах в период 70-90-е годы был кардинально пересмотрен консервативный взгляд на женщин исключительно как на бенефициариев социальной политики.

Начиная с 80х годов общественное мнение и правительственная политика в Нидерландах претерпели существенное изменения. Правительство, обеспокоенное ростом числа иждивенцев по отношению к налогоплательщикам, стало более терпимо относится к идее стимулировать предложение труда со стороны населения. В 1990 г. был принят Закон о развитии сети детских дошкольных учреждений, обеспечивающий им государственную финансовую поддержку. Поэтому типичным для голландских женщин является совмещение воспитания детей и работы. Что касается Ирландии, то здесь сохраняют силу концепция зависимости женщины от мужчины и идеи католицизма о преимущественном семейном предназначении женщины. Это обстоятельство в сочетании с высоким уровнем безработицы объясняют нежелание правительства и его социальных партнеров принимать скольконибудь действенные меры к расширению участия женщин в наемной занятости. Не находит здесь правительственной поддержки и идея проведения реформы налогообложения и развития системы детских дошкольных учреждений. Хотя ирландское общество не проявляет открытой враждебности по отношению к работе замужних женщин, оно оказывает скрытое противодействие в форме обеспокоенности по поводу неблагоприятного воздействия женской занятости на воспитание детей дошкольного возраста и на их взаимоотношениях с матерями.

Экономическая активность женщин с высшим образованием во всех странах Европейского союза выше, чем среди тех, кто его не имеет. И Ирландия, и Нидерланды относятся к числу стран, где уровень занятости женщин, имеющих высокую профессиональную квалификацию, существенно выше, чем у женщин с начальным образованием. Хотя рождение детей повсеместно влияет на экономическую активность женщин, этот эффект более заметен в Ирландии, чем в любой другой стране ЕС. Среди стран ЕС Ирландия занимает последнее место по занятости женщин с детьми в возрасте 20-39 лет (41%). Эти тенденции в определенной степени наблюдаются и в Нидерландах. Однако здесь в семье обычно меньше детей, чем в Ирландии, государство оказывает поддержку замужним работающим женщинам, больше рабочих мест с неполным рабочим временем, выше доступность детских дошкольных учреждений. Таким образом, в Нидерландах просматривается тенденция к распространению модели семьи с двумя кормильцами и к менее жесткому гендерному разделению труда, чем это имеет место в Ирландии. И в количественном, и в качественном отношении Нидерланды превосходят Ирландию по размеру социальных пособий, так и по степени охвата ими различных категорий населения. Если взять в качестве примера показатели здоровья женщин, то Нидерланды стоят на четвертом месте по продолжительности жизни женщин среди других стран ЕС, а Ирландия занимает последнее место. С учетом этих обстоятельств Ирландию можно назвать государством проводящую менее дружественную политику по отношению к женщинам, чем Нидерланды.

К числу стран с высоким рейтингом в плане обеспечения социальных прав женщин относится Норвегия. В законе “О политике равенства на период 90х гг., принятом парламентом страны, сформулированы основные меры, направленные на достижение равенства мужчин и женщин. Главное внимание сфокусировано на двух моментах, первый касается политики в отношении детей и улучшения системы ухода за ними, а второй акцентирует внимание на повышение степени экономической независимости женщин по линии справедливой оплаты труда и на переоценке оплаты труда в женских профессиях. Закон опирается на следующие идеологические положения: женщины и мужчины отличаются друг от друга, что в целом положительно для общества до тех пор, пока подобные различия не приводят к гендерному неравенству;

политика равенства должна в одинаковой степени учитывать интересы как женщин, так и мужчин.

Правительственная программа по улучшению условий жизни детей в возрасте от 3 до 10 лет предусматривает следующие меры:

- увеличение числа центров дошкольного воспитания;

- введение начального образования с 6летнего возраста;

- увеличение числа групп продленного дня в государственных образовательных учреждениях.

Предлагаются также меры по стимулированию семейного воспитания детей в возрасте до 3 лет. С этой целью родителям, остающимся дома, должна оказываться финансовая поддержка со стороны центральных властей. Важными представляются следующие шаги:

- изменения в трудовом законодательстве, увеличивающие продолжительность отпуска по уходу за ребенком (с сохранением рабочего места) с одного до трех лет;

- введение гибких схем использования отпуска по уходу за ребенком;

в период оплачиваемого отпуска родитель может “комбинировать” выполнение родительских обязанностей с профессиональной занятостью. В период отпуска размер выплачиваемого пособия составляет 80% зарплаты матери;

- предоставление отцу “обязательного” четырехнедельного отпуска по уходу за ребенком, причем эти четыре недели включаются в общий срок оплачиваемого отпуска;

- уход за членами семьи дает женщинам право на пенсионное обеспечение.

Группы мер, касающиеся детей в возрасте от 6 до 10 лет, улучшают положение женщин на рынке труда, в частности возможности поиска новой работы и сохранения за собой рабочего места. Тем самым женщины повышают или уравнивают свои профессиональные шансы в конкуренции с коллегами, мужчинами. Комплекс мер для детей в возрасте до 3 лет направлен на развитие семейного ухода при финансовом содействии со стороны государства.

При разработке принципов политики равенства полов можно исходить из следующих отправных положений: рассматривать женщин как индивидов;

рассматривать их как членов семьи или пытаться одновременно учитывать оба эти аспекта. Двойственное представление о женщинах проявляется во многих мерах политики равенства. Одни меры направлены на повышение экономического статуса женщин (курс на признание равноценности женского и мужского труда).

Другие направлены на улучшение положения женщин как матерей.

В различных странах модель семьи трансформируется в разной степени. О приверженности традиционным представлениям о семье в той или иной стране можно судить по следующим показателям:

- отношение к женщине в системе налогообложения и социального обеспечения, в частности кто является объектом налогообложения и социального обеспечения индивид или семья;

- уровень обеспеченности социальными благами и особенно услугами детских дошкольных учреждений;

- особенности занятости замужних женщин.

Перечисленные показатели характеризуют три типа страновых моделей семьи с мужчинойкормильцем. К первому типу относятся страны с исторически укорененной “сильной” моделью семьи с мужчинойкормильцем. Это объясняет специфику занятости женщин преобладание неполной занятости, неразвитость системы государственных детских дошкольных учреждений и правовой защиты женщинматерей. Этим же объясняется существующее долгие годы неравенство между мужчинами и женщинами, мужьями и женами с точки зрения социального обеспечения. В странах, где распространена эта модель, существует четкое разграничение “зон ответственности» государства и семьи. Функции социального контроля за соблюдением патриархатных норм (патриархатный контроль) выполняется здесь институтами публичной сферы. Примерами стран такого типа являются Германия и Британия.

Второй тип представляет собой “переходный” вариант государства всеобщего благосостояния с мужчиной кормильцем семьи (примером может служить Франция). Эти страны характеризуются большей долей женщин, занятых в режиме полного рабочего времени, а также большим набором социальных гарантий для женщин. Функция “патриархатного контроля” выполняется институтом семьи, вместе с тем, права женщин как жен, матерей и наемных работников признается обществом.

К третьему типу государств всеобщего благосостояния (классификация с позиций гендерного подхода), относятся страны со “слабой” моделью семьи с мужчинойкормильцем. Для этих стран характерны: высокая доля женщин, занятых в режиме полного рабочего времени, индивидуальная система налогообложения и социального обеспечения, развитая сеть государственных детских дошкольных учреждений и возможность беспрепятственного получения родительского отпуска.

Наилучшим примером может считаться Швеция, где с конца 60х гг.

сформировалось общество, в котором преобладает модель семьи с двумя кормильцами.

Каковы взаимоотношения между феминистским движением и эволюцией социальной политики государства? В историческом плане нельзя выявить прямой взаимосвязи между сильным феминистским движением и социальной политикой, способствующей предоставлению женщинам всей полноты гражданских прав.

Развитие этих процессов носило, скорее, противоречивый характер. Например, французская и шведская социальная политика дает женщинам гораздо больше, чем английская, однако это не является простым следствием мощного женского движения. Примечательно, что и во Франции, и в Швеции женщины играли весьма незначительную роль в отстаивании тех выгод, которые им были предоставлены со стороны соответствующих государств. Парадоксальным является тот факт, что весьма сильный английский феминизм привел к весьма скромным результатам в сфере социальной политики.

Ряд исследователей пришли к выводу, что влияние женских общественных движений было обратно пропорционально количеству и “щедрости” мер государственного социального обеспечения в отношении женщин и детей.

Сильные государства то есть такие, которые имели развитую систему государственной бюрократии и длительные традиции государственного вмешательства, отводили социальным программам для женщин более узкие политические рамки, по сравнению со “слабыми странами”, где активно развивались женские общественные организации. США государство с наиболее мощным и широким женским движением и наименее сильной государственной бюрократий имели наименее развитую систему социальных пособий для женщин и детей. Таким образом, сильное женское движение само по себе еще не приводит к сильной гендерночувствительной политике в государствах благосостояния.

Необходимо отметить изменения в гендерных отношениях в условиях развития социального государства. Значимость подобных сдвигов становится особенно очевидной в связи с недавними изменениями в социальной политике, особенно касающимися занятости и социальных услуг. Например, нынешняя политика голландского правительства демонстрирует противоречие между традиционными представлениями о том, что женщины должны выполнять свою гражданскую функцию посредством материнства, и более поздними, но достаточно распространенными взглядами, согласно которым женщины получают гражданские права, в первую очередь, через включение в занятость, т.е. через статус гражданинаработника. Вследствие этого возникает двойственная модель гражданства для женщин, сочетающая такие основания как занятость и материнство. Подобная двойственность имеет место и в других странах, В Германии критика взглядов, отождествляющих эмансипацию с наличием оплачиваемой работы, приобрела новое звучание благодаря женщинам из бывшей ГДР, которые в меньшей степени склонны делать акценты на проблемах занятости, и более высоко оценивают значимость личного домашнего ухода за детьми.

Таким образом, в современных условиях происходит процесс всеобъемлющей модификации представлений о различных гендерных режимах социальных государств. Во многих странах прослеживается трансформация гендерной политики, смысл которой состоит в переходе от модели гражданства, опирающегося на материнство, к модели опирающейся на оплачиваемую занятость.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Гендер и общество /под ред. Широбоковой А.А, и др./. – Иркутск, 2. Дегтярь Л. Процесс трансформации и положение женщин //Вопросы экономики, 2000, № 3. Женщина и социальная политика /гендерный аспект/. М., 4. Обеспечение равенства полов: политика стран Западной Европы /под ред.

Ф.Гардинера/. М., 5. ПфауЭффнгер Б. Опыт кросснационального анализа гендерного уклада //Социологические исследования, 2000, № 6. Силласте Г.Г. Женщина как объект и субъект социальной безопасности //Социологические исследования, 1998, № 7. Силласте Г.Г., Кожамжарова Г. Социальная дискриминация женщин как предмет социологического анализа //Социологические исследования, 1997, № 8. Теоретикометодологические аспекты проблем гендерного обучения в системе высшего образования /материалы научнопрактической конференции/. – Б.,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.