WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||

«Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc НАУКА УПРАВЛЯТЬ ЛЮДЬМИ: Изложение для каждого ПРЕДИСЛОВИЕ Эту книгу можно считать детективом, поскольку любые исследования научные идентичны расследованиям криминальным. ...»

-- [ Страница 8 ] --

Page 188 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc Кто задает ему правила? Вы! Следовательно, необходимо, чтобы ребенок вас слушался безоговорочно, автоматически. Тренировка действительно должна быть тренировкой, а не ее имитацией. Ребенок должен слушаться не за конфетку, не за блага, которые вы ему можете пообещать, а только и исключительно потому, что вы отец или мать. А подчинить себе животное можно только силой, наказанием. И делать это нужно как можно раньше, когда интеллект ребенка еще не развит и не способен найти путей удовлетворения инстинкта при уклонении от наказания. Поэтому и Локк, и русская поговорка требуют подчинить ребенка в раннем детстве, этим вы избежите необходимости наказывать его в более взрослом возрасте. И в это время, когда нет зачатков человеческого стыда, единственное наказание – это боль. Действия наших предков были абсолютно логичны. И результат был соответствующий. Итак, Дело воспитания сводится к тренировке подавления инстинктов нормами человеческого поведения. Наказание и поощрение от Дела определяется вами: вы поощряете за хорошее поведение и наказываете за уклонение или нежелание следовать человеческим нормам. Наказание – боль без издевательства, такую боль дает порка, пока по возрасту ребенка она еще имеет смысл. Нельзя издеваться над ребенком, наказание должно пресечь его уклонение от норм в будущем, а не дать выход вашим собственным животным инстинктам или мести за собственное беспокойство. Надо помнить, что ребенок должен бояться не вас, а нарушения заданных вами правил поведения. Делократизация прессы Ладно, скажут читатели, находящиеся на месте Законодателя, допустим, мы убедим людей воспитывать детей так, как это делали наши предки, только с пониманием, почему они так должны делать. Но дети ведь не избиратели, им к моменту суда избирателей над Законодателем едва исполнится 5 лет. Судить-то нас будут совсем другие люди. Что с ними делать, как их заставить служить Народу искренне, а не под страхом наказания от нас? Для этого есть единственный способ – использовать органы формирования общественного мнения. Они делают из населения идиотов, сделают из него и людей. В чем состоит Дело прессы? (Будем называть так для краткости всех, кто составляет эти органы.) Спросите об этом работников прессы, и они немедленно прикинутся дурачками: дескать, просто информировать население. Просто информации не бывает. Даже если информация идет от абсолютно честного журналиста, он “переваривает” ее и подает читателям такой, какой он ее понимает. Когда речь идет об элементарных событиях жизни: катастрофах, сексе, удовлетворении естественных надобностей, тут куда ни шло, тут все специалисты. Но когда речь заходит о вопросах более сложных, скажем, о политике или экономике, то как может понять их человек, совершенно в этом не сведущий? Ведь чтобы эти дела понять, надо в них поработать. Даже если журналиста учили в институте какой-то специальности, это еще не значит, что он способен реально работать в данной области. Любой молодой специалист в более или менее ответственном производстве не сможет работать сразу. Он проходит длительный период адаптации, иногда длящийся 2–3 года. Его снова учат, давая работать сначала на малоответственных должностях, потом более ответственных. И инженер, заняв ответственную должность, вдруг убеждается, что его институтские знания, его диплом нужны ему на У/о. По существу это не так, знания позволили ему освоить 95% информации, полученной на работе, но количественно это так. Речь идет о том, что если нам нужны действительно качественные журналисты, необходимо набирать их в реальном Деле, а не среди школьников-абитуриентов. Политических обозревателей – из практических политиков, экономических – из практической экономики, военных – среди строевых офицеров армии. А что мы хотим от нынешних журналистов, ничего не понимающих в тех делах, которые они освещают, в силу того, что они лично никогда ими не занимались. Повторяю, даже если это не обычные для журналистики продажные подлецы, а честные люди. Телевидение время от времени показывает нечто вроде круглого стола. Корреспонденты Page 189 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc почти всех известных печатных изданий задают вопросы приглашенным. Очередное “светило” вещает, что правительство России допустило ошибку, не заплатив крестьянам за взятый у них в 1993 году урожай, то есть зритель должен сразу сообразить, что крестьяне России сидят без денег по вине Ельцина. На вопрос о том, почему останавливаются заводы, гость программы, не моргнув глазом, объясняет на примере Ростсельмаша, что, дескать, застойные директора не могут приспособиться к рыночным отношениям и выпустить продукцию (комбайны), пользующуюся спросом на рынке. Но ведь комбайны покупают только крестьяне, а крестьян, как было сказано минуту назад, ограбил Ельцин, у них нет денег на комбайны Ростовского завода. А последний, не продав выпущенных комбайнов, не может производить новые и поэтому остановился. Ведь это элементарно. Камера крупным планом показала лица корреспондентов – пустые глаза, ни малейшего шевеления мозгов! Вместо ума магнитофончик, записывающий сказанное, чтобы потом с умным видом повторить. А вот западные “шедевры”. В ФРГ снят фильм “Гитлер: история одной карьеры”. Забудем на время, что Гитлер принес миру, и посмотрим на него с другой стороны. Заурядный художник вступает в некую партию седьмым членом в 1918 году, и через 15 лет эта партия с триумфом побеждает на всегерманских выборах. Наверное, интересно узнать ответ на вопрос: что за программа была у этой партии, что за идеи у Гитлера, почему его партия идейно разгромила все остальные партии, включая и мощную коммунистическую, и почему немцы пошли за ним? Об этом в фильме нет ни слова, хотя авторы показывают восхищение немцев своим фюрером. Чем восторгались немцы? Авторы дают такой ответ: Гитлер имел для немцев эротическую притягательность! Не больше и не меньше. Конечно, авторы могут судить по себе, но зачем же из 70 миллионов немцев делать кретинов? Мы сплошь и рядом встречаем подобный журналистский анализ и аналогичные выводы, после которых в голову закрадывается мысль, что в прессу попадают исключительно люди, которые по умственным способностям не могут нигде больше устроиться на работу. А представьте теперь, что эти люди еще и подлецы, причем такие, которые даже не понимают, что такое подлость. Французская киноактриса Марина Влади вышла замуж за Владимира Высоцкого. Гражданства супруги не изменили, и у Марины непрерывно возникали проблемы с получением разовых виз в советском посольстве в Париже для поездок в Москву. Она отправилась к советскому послу с просьбой о постоянной визе. Посол, к несчастью, только что посмотрел фильм, который счел антисоветским и спросил мнение Влади о фильме. Влади знала режиссера, и фильм ей нравился, но как сказать об этом послу, от которого по сути зависели ее встречи с мужем? И она выкручивается, отвечает, что книга, по которой снят фильм, ей нравится, но режиссер дал свое толкование книги и этим исказил идею первоисточника. Посол остался доволен, но бедная Марина так переживала, так извинялась, что покривила тогда душой и совершила маленькую, очень маленькую, но все таки подлость по отношению к режиссеру. Я привожу этот пример, чтобы читатели вспомнили, с чего начинается подлость, а то ведь мы уже несколько лет находимся под воздействием прессы перестройщиков – самой подлой прессы в мире. Прессы, которая считает вполне порядочными людьми тех, кто во имя карьеры и личной выгоды вступили в ряды КПСС и этим придали партии подлый облик. А потом во имя той же карьеры и личной выгоды вышли из этой партии, но в глазах достаточно большой части общества выглядят вполне порядочными людьми, так как пресса об этом заботится. Работники прессы просто не понимают, что такое подлость, кто такие подлецы. Режиссер Марк Захаров вступил в компартию, чтобы мелькать на телеэкране и получать доходы от съемок своих идейно выдержанных фильмов. Но как только большие деньги стало можно заработать беспартийному, он тут же публично сжег партбилет. Скажите ему: “Марк, вы же подлец”, – и он не поймет. Теперь представьте, что такие люди “освещают” события. Ведь они попытаются превратить избирателей в подлецов, таких же тупых и безграмотных, как они, поскольку все, что происходит в мире, избиратели будут видеть их глазами. Считать, что Дело прессы – сообщение населению фактов, просто неверно, так как пресса никогда не дает и не даст так называемую объективную информацию. Пройдя через Page 190 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc журналистов, она становится тенденциозной, и журналисты таким образом вольно или невольно формируют сознание народа по своему образу и подобию. А их образ – далеко не тот эталон, которому нужно следовать. Но если пресса так или иначе, формируя общественное мнение, создает у народа некий образ человека, на который следует ориентироваться, то пусть это будет образ человека, который нужен Народу. Тогда пресса и станет демократической, так как именно этим послужит Народу, а других способов служить ему у прессы нет. Итак, Дело прессы – создать у Народа представление об идеальном человеке – честном, порядочном, трудолюбивом и беззаветно преданном Народу гражданине. Тогда каждый из нас (включая и подлецов) согласится добровольно платить прессе. Что же нам, Законодателям, делать? Заняться кадрами прессы, начать отбирать самых достойных? Это уже было. Компартия уже отбирала в прессу самых достойных, а теперь можно в любой момент включить телевизор и полюбоваться на отобранных КПСС самых отборных подлецов. Законодателю придется работать с теми, кто есть, точно так же, как мы вели реорганизацию управления до сих пор. Ведь мы ни разу не сказали, что Делу будет лучше, если Ельцина или Назарбаева заменить на кого-то другого. Надо создать делократическую систему управления, а она управляет любыми людьми. Поскольку и в этом случае наказание должно поступить от Народа, а его нет в наличии, Народ будет представлен населением. Поощрять прессу оно будет обычным способом: читать, слушать, смотреть демократических журналистов, а наказывать – отказом покупать подлые газеты, слушать и смотреть подлые передачи и фильмы. Чтобы предоставить Делу возможность таким образом поощрять и наказывать прессу, Законодатель должен установить моральную цензуру. Если просто закрывать газеты и запрещать передачи, то поощрение и наказание будут поступать не от Дела, а от Законодателя, а это не годится. Моральная цензура должна заключаться в следующем. Законодатель выберет журналистов, которым он доверяет, и они плюс депутаты Законодателя, плюс чиновники исполнительной власти возьмут прессу под контроль. Законодатель издаст закон о том, что любое издание и любая передача в эфире должны предусматривать место для выступления тех журналистов, которым верит Законодатель, и эти журналисты в тех же изданиях и передачах будут разоблачать тупость и подлость “желтых” журналистов. Избиратели, знакомясь с критическими выступлениями, увидят, как их обманывают, как делают из них болванов, и перестанут покупать подлые газеты, перестанут смотреть и слушать подлые передачи. Это будет убийственно для подлецов от журналистики. Возможно, не все это поймут. Но присмотритесь внимательнее. Что действительно пугает клику Ельцина? Где она без колебаний идет на насилия и убийства? Ведь из окружения Ельцина, в том числе и по требованию со стороны, уже выпало много лиц: Бурбулис, Гайдар и прочие. И людей, которые требовали убрать от государственных кормушек этих деятелей, никто не то что палкой по голове не ударил, никто им даже пальцем не погрозил! Где били сильней всего и насмерть? У телецентра! Именно телецентр отгородился забором, именно там впервые начали избивать палками Народ. 3 октября 1993 года мэрию, символ власти, к тому времени уже расстрелявшей безоружных сторонников Верховного Совета, сдали без боя. А в Останкино зондеркоманда “Витязь” без колебаний открыла огонь по безоружным, используя все средства ведения огня – от гранат до крупнокалиберных пулеметов. Более того, в страхе, что телепередатчики не удастся удержать и народ услышит правду, были взорваны электроподстанции телецентра! Никого и никогда клика Ельцина так отчаянно не защищала, как своих журналистов. Почему Ельцин не отдает приказ расстреливать из орудий Думу, хотя в ней депутаты выступают более остро, чем в Верховном Совете? Причина не в том, что Дума не имеет власти и не представляет народ. Верховный Совет никогда и ни в чем реального вреда клике не нанес – не снял Ельцина с должности после первой попытки установления фашистской диктатуры, и министров при Верховном Совете ушло из правительства меньше, чем при Думе. Верховный Совет имел один час на телевидении (эту передачу в Казахстане, например, Page 191 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc откровенно глушили), в этом все дело. Верховного Совета боялись, и не потому что он мог взять власть, которую имел – ельциноидов в Совете было большинство, боялись критики того общественного мнения, которое навязывали Народу журналисты. Автор понимает, что не всех убедят приведенные доводы, но нельзя не согласиться с тем, что для подлецов от прессы критика смертельно страшна, и именно поэтому Законодателю необходимо ввести критику. Делократизация суда Начнет жить и работать наше государство, начнут действовать законы, начнутся их нарушения и потребуется эти нарушения остановить. Виноват ли человек? Какое наказание ему назначить? Эти вопросы решает суд. Делом суда является правосудие – не должен пострадать невиновный, не должен избежать наказания преступник. Напоминаю, что Делом собственно наказания является пресечение преступлений. Так как суд в своей работе сравнивает поступки конкретного человека с правилами, залаженными в Законе, то естественно, что он должен знать Закон. Поскольку суд состоит из людей, которые хорошо знают Закон, где нам найти таких людей? Ответ напрашивается сам собой – среди юристов. Но автор с таким ответом категорически не согласен. Смысл приказа лучше всего понимает тот, кто отдает приказ, в данном случае Законодатель. Ведь главное не исполнение закона как такового, а защита общества с его помощью. Представим себе, что данный закон нарушается, но общество от этого не страдает. Тогда какой смысл в его исполнении? Но никакой юрист этот вопрос не решит уже в силу того, что он не несет ответственность за организацию защиты. Такие вопросы может решить только Законодатель, ему отвечать перед Народом. Поэтому высшим судом может быть только Законодатель, это проистекает из его сути, его Дела. Правда, депутаты не обязаны иметь юридическое образование, да и страшно допускать непрофессионалов к решению дел, от которых зависят человеческие судьбы. Это не проблема: Законодатель примет к себе на работу лучших юристов для консультаций, но вершить высший суд он обязан сам. Его законы, он и судья. Отвечающий перед Народом судья.

Поэтому нам не требуются никакие верховные или конституционные суды, состоящие из заведомо безответственных людей, которые могут людские судьбы поставить в зависимость от мертвых бумажек, не отвечая за последствия. Что, кроме несчастья, принесла России деятельность Конституционного суда? Когда Ельцин после первой неудачной для него попытки фашистского переворота потребовал проведения референдума о доверии к себе народа, Верховный Совет России постановил определить его по доле проголосовавших от общего числа избирателей. И здесь абсолютно ясная логика. Если, скажем, речь идет о выборах президента или депутата, то человек вправе сказать: “Все кандидаты для меня одинаковы и все мне безразличны, пусть лучшего из них выберет тот, кто видит в них какие-то различия, а я на выборы не пойду”. Рассуждая таким образом, он как бы доверяет другим. Но в данном случае человек имел право заявить иначе: “Не стану я из-за этого Ельцина, опротивевшего мне до тошноты, тратить свое личное время на голосование, кому он нравится, тот пусть и идет на референдум”. Однако тут вмешивается Конституционный суд и начинает шуршать бумажками, дескать, такая норма, как доверие президенту, не предусмотрена Конституцией, следовательно, доверие Ельцину можно оценить по доле проголосовавших от числа пришедших на выборы. Но Конституцию принял Верховный Совет, только он мог толковать ее, а не кучка безответственных юристов, думающих только о том, как быть приятными всем начальникам сразу. В результате референдума доверие Ельцину оказал только каждый третий россиянин, несмотря на старания прессы две трети в доверии ему отказали, но по продажному решению Конституционного суда получилось, что за Ельцина проголосовал “весь народ”. Последствия: клика поняла, что последний звонок прозвенел, и вооруженной рукой убрала препятствия (которые в виде критики реформ поступали из Верховного Совета) дальнейшему разорению России экономическими реформами. Деятельность Конституционного суда нанесла россиянам огромнейший экономический ущерб, суд обворовал большинство населения, на Page 192 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc деньги которого, кстати, он существовал. Так зачем Народу такие суды? Разумеется, Законодатель не способен лично вести процессы и, вероятнее всего, заниматься он ими будет только время от времени, но его право быть высшим судом не может оспариваться. Законодатель сам создаст суды и сам же будет ими руководить. Это не значит, что он будет командовать – этого осуди, этого освободи, тут такое решение прими, а там – эдакое. Суд и не сможет такие команды исполнять, так как подчиняется только закону. Но если закон, данный Законодателем, не останавливает преступлений, то Законодатель может потребовать от судов максимально ужесточить наказания. Если Законодатель создаст общины и делегирует свои права и обязанности им, то общины сами создадут свои суды (отдельно для одной общины или к примеру, один суд для района). Эти суды будут рассматривать дела по преступлениям против своих граждан. Но кроме общинных судов видятся еще некоторые. Во-первых, это военные трибуналы, рассматривающие преступления военнослужащих. Во-вторых, это государственные суды, рассматривающие преступления против всего государства, такие, как измена Родине, организация массовых беспорядков и другие. Эти суды создает Законодатель страны, а трибуналы – главнокомандующий. Исполнитель организует сеть арбитражных судов для рассмотрения исков по договорам хозяйствующих субъектов. Здесь важно проконтролировать, чтобы не было обязательной привязки к какому-то одному арбитру. Заключая договор, стороны предусмотрят и тот арбитражный суд, который при необходимости решит их спор. Тогда арбитражные суды будут конкурировать между собой в отношении справедливости решения. Ни в каких других судах – областных, республиканских, верховных – нужды нет, это бесполезные инстанции. Читатель может возразить: а если осудят неправильно, то куда жаловаться? Уверен, что так скажет читатель, которого ни разу не осуждали неправильно, иначе бы он знал, что жаловаться наверх бесполезно, ничего, кроме безграмотных отписок, вы оттуда не получите. Если ваш первый суд действительно рассматривает дело или хотя бы делает вид, что рассматривает, то есть вызывает свидетелей, экспертов, может выехать на место преступления и увидеть воочию все улики, то последующие суды рассматривают только бумаги по вашему делу. И если уж первый суд несправедлив, то от последующих справедливости ждать нечего. Нам необходимо, чтобы самый первый суд осуществлял правосудие, ибо требуется именно оно, а не пересылка бумажек с жалобами, апелляциями и кассациями. Рассмотрим, в каких случаях вы можете быть недовольны судом и у вас появится необходимость жаловаться. Во-первых, когда вы признаете, что осуждают вас законно (то есть вы совершили преступление), но уж слишком сурово. Но суровость наказания задается суду Законодателем, поэтому и просить о помиловании надо у него. Во-вторых, суд ошибся, посчитав вас преступником. Но суд не может ошибиться просто так, а только если его обманут те, кто дает суду улики вашей вины или доказательства невиновности: свидетели, эксперты, следователи. Но тогда не суд виноват, и жаловаться надо прокурору, чтобы он провел следствие и уличил, например, свидетеля в даче ложных показаний суду. Тогда свидетеля осудят, а ваше дело пересмотрит тот же суд, то есть вышестоящие суды вам и здесь не нужны. В-третьих, возможно, что сам суд, зная, что вы невиновны, осуждает вас. Но тогда он – преступник, совершивший тяжкое преступление, которое необходимо считать государственным. И надо не обжаловать приговор преступного суда, а писать государственному прокурору, чтобы тот возбудил уголовное дело против судей и передал его в государственный суд. Мы уже говорили, что у каждой общины могут быть свои законы, но процессуальные кодексы (гражданский и уголовный), безусловно, должны быть едиными для всей страны. Они содержат правила для следователей, прокуроров и судей, которые предусматривают действия работников юстиции. Суд, совершая преступление, нарушает какое-либо правило, предусмотренное процессуальным кодексом. Причем из-за специфики своей работы суд делает это открыто, более того, он еще и вынужден записывать каждый свой шаг. Для расследования преступления Page 193 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc суда не требуется ни Шерлок Холмс, ни майор Пронин. Расследование преступлений членов суда не видится сколько-нибудь сложным. В начале книги я приводил в качестве примера несколько судебных случаев, в частности о заведомо неправосудном осуждении инженеров нашего завода за нарушение правил техники безопасности. Судья на процессе ссылался на единственное доказательство вины подсудимых – акт госгортехнадзора, который согласно уголовно-процессуальному кодексу не является доказательством. Десятки сидящих в зале людей это, безусловно, запомнили. А в приговоре ссылок на этот акт не было (судья знал, что совершает преступление), как не было и никаких доказательств вины. Что же тут долго расследовать: преступление (вынесение заведомо неправосудного приговора) налицо. Однако если все так просто, то почему при таком обилии судебных преступлений и в СССР, и сейчас вы не слышали, чтобы хотя бы одного судью осудили за вынесение заведомо неправосудного приговора? Потому что сегодня вам просто некому жаловаться. Все эти верховные суды для того и нужны, чтобы не позволить наказать преступников и лишь предоставить вам возможность заниматься бесполезной перепиской. Кто потребовал от суда осудить невиновных инженеров? Прокурор. При этом он сам совершил преступление, которое называется “возбуждение уголовного дела против заведомо невиновного”, то есть он сам преступник. Кому вам нужно жаловаться на преступный суд? Все тому же прокурору! Преступнику жаловаться на преступника в том же деле? Мы предлагаем сделать по-другому. Будут суды общин и прокуроры общин. И будут государственные суды и государственные прокуроры. Различаться они будут не тем, что один выше, а другой ниже рангом, а тем, что заниматься они будут совершенно разными делами: одни – воровством, убийствами и прочим, а другие – шпионажем, организацией массовых беспорядков и прочим, в том числе преступлениями судов общинных и военных. На суд мы будем жаловаться прокурору, пока еще не являющемуся преступником и не имеющему никакой заинтересованности в неправосудном деле. А на неправосудие государственного суда жаловаться надо будет суду депутатов, который они создадут при Законодателе страны. И депутаты не смогут отмахнуться: такой неправосудный приговор может вызвать возмущение огромного числа избирателей, и на выборах они опустят в урны свой приговор Законодателю: “Виновен в плохом управлении страной”. Таким образом, все суды от своего Дела – правосудия непременно получат наказание, если они нанесут ему ущерб, так. как при таком положении в стране не будет инстанции, которая была бы заинтересована в наличии неправосудного суда. Государственный суд будет следить за правосудием остальных судов, а лично Законодатель – за правосудием государственного. И в заключение раздела немного поговорим о наказании в таком аспекте: зачем мы, собственно, сажаем людей в тюрьмы? Я не говорю о том, зачем мы лишаем их свободы – это наказание. Но почему в тюрьмах и лагерях? Что это дает обществу? Смотрите, что при этом происходит. Огромную часть заключенных составляют скорее не преступники, а разгильдяи, которые шли на преступление неоосознанно, не хотели его. Скажем, водители, сбившие пешеходов, мелкие хулиганы. А мы сажаем их, как будто специально, вместе с закоренелыми преступниками. Для обучения что ли? Хороших работников сдергиваем с места работы и ставим на неквалифицированный труд. Разлучаем их с детьми, которым не всегда становится от этого лучше. Огромное число людей отвлекаем для конвойной службы. И главное (если вы разделяете мою позицию в вопросе воспитания детей), не даем им тренироваться в подавлении инстинктов. В тюрьмах их инстинкты подавляют не они сами, а конвой. Мы тратим огромные усилия, чтобы лишить преступников свободы, наказывая их страшно дорогим и, главное, каким-то дурацким способом. Ведь никогда нет полной уверенности, что тюрьма исправила преступника, а не подготовила нового. Когда обязанность наказывать перейдет к общинам, я думаю, наказания разнообразятся и вместо тюрьмы может появиться порка кнутом или розгами. Но этого мало, надо пересмотреть и свое отношение к лишению свободы. Ведь свободы можно лишить и так: обязать приговором суда отсидеть дома в течение Page 194 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc назначенного срока. То есть осужденный ходит на работу и возвращается домой, а то время, что мы обычно тратим на отдых и развлечения, он должен просидеть в своей квартире. Мы его лишили свободы? Да, лишили! Но теперь он сам себе конвой. И общаться будет не с тюремной сволочью, а со своей семьей. Но если он нарушит режим, то тоже не стоит спешить с тюрьмой – его можно отправить в место лишения свободы на тех же условиях: работать и жить в общежитии. Пока он все еще сам себя конвоирует, хотя живет уже отдельно от семьи и старых дружков. (Правда, получив взамен других дружков, не лучше прежних.) Но если он и здесь нарушит режим, то тогда он не человек, а животное. Его нужно сажать в каторжную тюрьму и вести себя с ним, как с животным. Эта тюрьма должна быть действительно страшной, и ее должны бояться. Держать его там нужно для начала недолго, просто показать, что это такое, и вернуть в место лишения свободы без конвоя. Если снова нарушит режим, увеличить срок в каторжной тюрьме. Мы поставим преступника в условия, когда неповиновение резко усиливает наказание. И главное, мы заставим его самого тренироваться в подавлении своих инстинктов. Суды общины должны иметь широкий спектр наказаний за одно и то же преступление, чтобы применять более гибкий подход к конкретному человеку. Одному квартирному вору суд может сразу определить каторжную тюрьму, а другому – домашний арест. Все будет зависеть от того, как будет вести себя преступник на суде, в розыске и во время следствия: вернет ли украденное, будет ли запираться, будет ли оказывать сопротивление при аресте. Преступник не должен иметь возможность прогнозировать свою судьбу после ареста, ему нельзя знать, что его ждет. Даже убивший с корыстными побуждениями не должен быть уверен, что его арест – преддверие расстрела. Возможно, суд назначит десять лет домашнего ареста. И все это будет зависеть от его поведения после совершения преступления. Обществу нет резона ставить преступника в положение, когда он продолжает совершать преступления, чтобы скрыть предыдущее или избежать поимки. Скажем, сбил пешехода – одно преступление, но в страхе наказания уехал, не оказав помощи,– еще одно. Разумеется, это резко облегчит работу по розыску преступников, они не будут так озлоблены по отношению к милиции и прокуратуре, так как характеристика, данная ими преступнику, будет значить многое для определения формы наказания в суде. Могут сказать, что преступники будут сбегать. Если мы не примем мер. Но если мы за побег назначим наказание не до трех лет лишения свободы, а “от ужесточения режима лишения свободы до высшей меры наказания”, то решиться на побег станет сложно. Наказание за побег, неизвестное преступнику, может намного превзойти наказание по основному преступлению. Тут, знаете, преступнику будет из чего выбирать. Заменить пять лет домашнего ареста за воровство возможным расстрелом за побег? И теперь о гуманности наказания. Сейчас у нас очень многие говорят о негуманности смертной казни. Эти люди просто не могут отличить цель от средства. Обычно я спрашиваю: допустимо ли живым людям вспарывать животы и проламывать Черепа? Как правило, люди, не видя подвоха, немедленно отвечают: “Нет”. Тогда снова спрашиваю: почему мы разрешаем вспарывать животы и проламывать черепа хирургам? Неважно, что у них это называется подругому, преступники тоже говорят не “убил”, а “замочил”. Важно не то, что делается, а зачем это делается. Расстреливают не затем, чтобы поиздеваться над убийцей, он сам по себе уже общество не интересует. Расстреливают, чтобы предотвратить следующие убийства. И расстрел – самый эффективный способ предотвратить их, как для хирурга самое эффективное вспороть вам живот и удалить аппендикс, а не мучить вас до смерти припарками, хотя они и бескровны, “гуманны”, так сказать. Когда мы говорим о гуманизме, думать надо только о честных людях, к преступникам это не относится, их действия вне гуманизма. Гуманно то наказание, что останавливает преступление. Итак. Дело суда – правосудие. Суд, умышленно не сделавший Дело, неотвратимо должен быть наказан. На наказании обычных судов будет специализироваться независимый суд – государственный, находящийся под контролем Законодателя. На этом закончим рассмотрение путей делократизации государства и превращения его в Page 195 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.

doc демократическое. И мы такое государство безусловно создали бы, не будь у нас на его месте того маразма, что есть. Заключительный раздел Мы смогли бы, читатель, и дальше заниматься делократизацией управления остальных отраслей человеческой деятельности, скажем, медицины, высшего образования и прочего, тем более, что приемы нами освоены: определить Дело и найти пути, с помощью которых Дело будет поощрять и наказывать своего исполнителя. Однако на сегодня эта важная и интересная работа приобретает формы пустого умствования. Что толку заниматься тем, что никто не собирается внедрять в жизнь? Ведь что, собственно, в СССР произошло? Создали страну революционеры, большевики, хотя я считаю, что было бы более логично, если бы на их месте оказались эсеры. Однако дело не в тонкостях их социальных воззрений. Главное в том, что они революционеры – люди, считавшие необходимым разрушить существовавшее тогда управление государством. Они не считали правильным сидеть в Думе Российской Империи и постепенно ее реформировать. Но резко разрушив старый госаппарат и став на место руководителей России, революционер столкнулся с трудностью: некому было приказать подготовить себе “программу реформ”, чтобы потом, не думая о ней и не понимая, что там написано, произвести руководящее действие – поставить на ней свое “утверждаю”. Следовательно, революционер стоял перед необходимостью думать лично, лично представлять каждый свой шаг по управлению. Правильные ли это были шаги – вопрос второй. Эти люди не могли быть придатком к своему бюрократическому аппарату, они руководили им, аппарат был еще бессилен взять власть над своим руководителем-революционером. Слишком ясно революционер себе представлял, что именно он хочет. Он лично определял Дело страны и лично делил его на Дела подчиненных. Для этого революционер в подполье, а потом в роли руководителя обязан был оценить обстановку. Ему требовалась информация, и он брал ее в основном из литературы. Уже на месте руководителя к этой информации добавлялась и специальная в виде отчетов госаппарата, но принципиальные положения функционирования государства, его экономики, политики, философские воззрения аппарат не готовит, они по-прежнему поступают из литературных источников. Эти люди очень много читали. Читали всё. Поймите правильно: они не обязаны были читать, никто их не заставлял, но они должны были лично найти решение, и это заставляло их самостоятельно искать все данные, которые помогли бы его найти. А они обязаны были найти правильное решение. Мне не хочется оскорблять Ленина и Сталина подозрениями в трусости, но подумайте вот о чем: что было бы с ними лично, если бы пали Советский Союз или власть большевиков? Их ждала бы судьба Сергея Лазо или 26 бакинских комиссаров. Не меньше! Спасение государства было их собственным спасением. Разве вы поручите собственное спасение каким-то профессорам или академикам с их программами? Повторяю, я лично думаю, что эти люди отдали бы за Народ жизни не задумываясь, нет причин в этом сомневаться, но фактор жесткого наказания за ошибку в их Деле нельзя не учитывать. И они читали. Читали всё, поскольку нельзя заведомо знать, нужна тебе эта литература или нет. Читали, чтобы понять. В качестве примера возьмем автора этой книги, хотя это и неприлично. Вспомним не слишком важный для книги эпизод, такой, как выяснение причины, почему нищая Россия торговала зерном за рубежом, а богатый СССР закупал его? Понимание этого вопроса сложилось из изучения содержания самых разнообразных даже по жанру источников. К примеру, цены на зерно можно узнать из “Анны Карениной” Л. Толстого, но лучше из сборника русских писателей (Успенского, Энгельгардта и др.) о русской деревне, там же можно прочитать о многих обычаях и принципах питания. О том же у Мельникова-Печерского, в “Справочной книжке русского офицера”, изданной в 1913 году, в сборнике кулинарных рецептов русской кухни, в публицистических работах американца Джона Рида и флота штабскапитана Иванова, которого большевики расстреляли в 1918 году. Для понимания этого вопроса не лишними окажутся энциклопедия Брокгауза и Ефрона, современные газеты и статистические справочники и сборники, мемуары автомобилестроителя Ли Якокки и Page 196 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc художественная литература американских авторов, в том числе детективы. Никогда нельзя сказать заранее, где найдешь нужное, но когда ищешь, то находишь. Скажем, недавно купил книгу о подъеме затонувших кораблей, меня спросили: зачем? Не смог ответить зачем, но купил, потому что автор книги знаком с определенным Делом и, следовательно, может описать приемы того, как это Дело делать. Никаких особых приемов не нашел, но узнал многое о страховой компании Ллойда и о некоторых принципах страхования риска. Сейчас мне это не надо, но когда-нибудь... Автором в данной книге принимаются решения – связать данные факты в логическую цепочку. Решения эти принимаю я сам, следовательно, мне необходимо самому в них разобраться. Какому аппарату это поручить? Кто и что мне может отыскать, если я еще сам не знаю своего решения? Не знаю пока, что отыскивать, и буду знать только тогда, когда отыщу. Аппарат может найти цифры, факты, но не поможет найти принципов решения. В неизмеримо более ответственном положении по сравнению с автором (смешно и сравнивать!) находились Ленин и Сталин. Те, кому это интересно, знают, что Ленин и Сталин “потребляли” огромное количество самой разнообразной информации. Знакомые со Сталиным люди рассказывают, что он пересмотрел все советские фильмы и прочитал практически все книги советских писателей. Действительно, его речи и статьи насыщены ссылками на литературные источники. Специалисты же утверждают, что Сталину невозможно было “навесить лапшу на уши”. Если он считал нужным лично принять решение в конкретном вопросе, то вникал в него и это действительно было его личное решение. Будучи уже далеко не молодым, он написал статью по вопросам языкознания. Автор и сегодня не встречал никого, кто бы раскритиковал материал статьи, хотя вопросы языкознания никак не были связаны с деятельностью Сталина. А уж тем, что его непосредственно касалось, он занимался так плотно, что не опасался лично вступать в полемику с оппонентами, не боялся попасть впросак и сказать ненароком глупость, как, например, при обсуждении учебника политэкономии, где он спорит с читателями и на мелкие темы, скажем, иметь ли колхозам свою технику или лучше пусть она будет в МТС. А нынешние руководители? Какая полемика, какие колхозы, какие МТС? Заказал академику программу реформ, утвердил ее и быстренько в личный самолет, по миру ездить, деньги клянчить, большое государственное дело делать. Пусть аппарат государством управляет! Сталин поражает даже в мелочах. Он настолько хорошо знал деятелей искусства и разбирался в самом искусстве, что в Потсдаме, когда советская сторона давала концерт в честь Рузвельта и Этли, он лично представлял артистов, одновременно успокаивая их, чтобы не волновались перед столь высокими зрителями. А его “сменщик” Хрущев, который уже начал привыкать думать мозгами аппарата, разогнал выставку художников-модернистов только потому (он потом сам признался в этом), что ему сказали, что все эти художники “пидерасы”. Мы перестали понимать разницу между человеком, который действительно управляет сам (разумеется, с помощью аппарата), и человеком, который только подписывает то, что решил аппарат. Скажем, в одной довольно антисемитской книге в качестве примера вреда, приносимого евреями, описывается деятельность Кагановича. Так, там говорится, что, являясь первым секретарем ЦК КП Украины, Каганович лично составлял программы заседаний политбюро. Ишь, дескать, какой бюрократ. Автор этой книги просто не догадывается, что этими программами Дело управления Украиной делилось на Дела исполнителей и, если Каганович занимался этим лично, то, значит, понимал, что делает, он был действительным руководителем Украины, а не придатком к аппарату ЦК. Где в СНГ есть сейчас лидеры, которые сами руководят государством, которые сами понимают, что происходит, и сами думают над решениями проблем? Мы же сдвинулись умом, если уверены, что можно чем-то руководить и не понимать чем: мол, аппарат подготовит решение. И до перестройщиков таких руководителей не было, но перестройщики превратили власть в такой маразм, что просто руки опускаются. Закончим затянувшуюся преамбулу и вернемся к тому, с чего начали. В этой книге изложена теория и приведены конкретные приемы реорганизации управления страной. Для того чтобы ее быстро провести, книгу должны прочитать и понять те, от кого это зависит, кто сегодня имеет Page 197 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc власть в стране, потому что в первую очередь эта книга для них. Но где они? Назовите мне их фамилии. Сталин? Но он уже умер. Назовите других. Я таких не знаю! Когда в октябре 1993 года вышли сигнальные экземпляры моей предыдущей книги, я немедленно послал ее Н.А. Назарбаеву и убедился через секретариат, что ему эту книгу передали. Я был бы рад даже такой реакции: “Прочел. Несусветная чушь. Назарбаев”. Бесполезно! А ведь Назарбаев – далеко и далеко не Ельцин. Мертвым сном во время полетов он не спит, казалось бы, должно у него быть время на литературу об управлении – о том, чем он занимается. Означает ли это, что положение безнадежно, что это тупик? Нет. Опыт подсказывает, что тупиков в жизни существенно меньше, чем их насчитывают. Бывают целые недели, когда страшно ехать на завод, когда думаешь, что сегодняшний день – последний и уже ничего нельзя предпринять. Но через какое-то время находится дельный выход из положения (сам что-нибудь придумаешь или кто-то подскажет). Все-таки, когда много людей пытаются достичь одной и той же цели (в моем случае не останавливать завод, который упорно останавливают перестройщики правительства), то это сила, которую трудно преодолеть. Если бы я считал, что положение в государстве безнадежно, то просто не стал бы писать эту книгу. Может, положение и безнадежное, но по другим причинам- Я употреблял для оценки существующих режимов слово “фашизм”. Я вынужден был употребить этот термин как расхожий, но он абсолютно не соответствует действительности. Если бы у нас был фашистский режим! По сравнению с существующим положением это было бы прекрасно. У такого режима есть лидер, думающий о стране самостоятельно, его понимание ситуации дает толчок стране, и жизнь ее граждан становится лучше, пусть и на небольшой период. Эти режимы потому и парализуют сопротивление себе, что жизнь граждан улучшается. Но мы не имеем у себя ничего подобного. Во главе страны у нас клубок мелких бюрократов, дерущихся между собой за место у кормушки, а над ними некто, кто вроде управляет страной, а на самом деле благословляет действия этого клубка. Никто из них и сам не верит, что сможет долгое время удержаться у власти, и спешит, спешит, спешит отхватить побольше. Но жизнь людей все время ухудшается, причем стремительно, мы уже стоим перед реальной угрозой не пережить зиму, а те люди, которые увидят смерть своих замерзающих детей, – какие страшные это будут люди! Содрогнется несокрушимый “Витязь”, содрогнется и весь мир. Эта книга позволит, я думаю, пред отвратить это. Мне безразлично, кто у власти – Ельцин, Пельцин или Назарбаев. Главное не это. Главное то, что государство оставило наш народ без защиты и провоцирует его на создание самостоятельной, кровавой организации. Но что делать сегодня? Понять, как это не нудно звучит, не что делать сегодня, а что мы должны получить, понять цель своих сегодняшних и последующих действий. Эта цель указана в настоящей книге, и ее нужно понять, а не поверить в нее. Англичане говорят: трудно понять, в чем состоит твой долг, а выполнить его гораздо легче. Поймите и объясните другим, тогда сотни тысяч и миллионы людей начнут думать, как достичь цель, и она будет достигнута. Ведь бюрократизм – это способ жить не понимая, по чей-то указке. Я вижу, как читатель отмахивается: хорошо, хорошо, мы поймем, а что делать сегодня? Сегодня стряхните с себя тупое оцепенение и возьмите власть в стране в свои руки. Хотя бы так. В принявшей смерть в боях за Родину 3–4 октября 1993 года газете “День” прошлой весной был опубликован написанный мной манифест “Временной партии народа”. По свидетельству редакции, масса людей стала обращаться в газету, по ошибке приняв одного из членов редакции за организатора этой партии. Но создать такую партию следовало бы (и было бы более удобно) любой другой партии из тех, которые объявили себя защитниками народа. Таких не оказалось. Будем думать, что они “Манифест” либо не прочли, либо не поняли. Напомню, о чем речь. Все известные нам партии имеют антидемократическую сущность, так как решения, обязательные для всех, принимает в лучшем случае группа лидеров. И не имеет значения, как они ими стали: избирались они тайным голосованием на альтернативной основе или нет. Это хорошо видно на Page 198 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc примере КПСС. Делегаты, собравшиеся на ее последний съезд и конференцию, избирались демократично. А что толку? И они, и избранный ими Центральный Комитет продали и предали рядовых членов партии и их страну – Советский Союз. Но партия, как и любая организация, сильна не только лидерами, но и своими рядовыми членами, именно они работают над целью партии. Демократично избранная верхушка компартии парализовала всю партию – и сама ничего не сделал, и им не дала ничего сделать. Поэтому Временную партию предлагается построить по другому принципу – в ней главные решения, которые бы обязывали действовать рядовых членов партии, должны были этими членами партии и приниматься. Лидеры партии, регулярно обновляемые по результатам рейтинга, обязаны были лишь рассмотреть все возможные варианты решения. Ничего нового в этом нет. Именно таким способом много веков назад управлялась крестьянская община России – мир. Еще один момент. Партия без нужной народу цели – это бред. Автор не стал бы предлагать партию типа “БЛЯ” или “ВыбРос”, создаваемую только для того, чтобы кормить своих лидеров. Члены этих партий в связи с отсутствием полезной народу цели не представляют, что им делать, исключая, конечно, подтасовку избирательных бюллетеней. Временная партия предусматривает определенную зримую цель: заставить высшую власть страны служить не бюрократии, а народу. В этом случае у членов партии появляется ясная задача: действуя любыми доступными средствами, заставить депутатов принять закон о суде над собой в конце срока полномочий. Конечно, эта мысль пока еще в диковинку, но она легко понимается народом, люди видят в ней пользу для себя. Для скорейшей выработки партийного решения партию следует организовать специальным образом, с помощью сети связных. Последние смогут обеспечить получение ответа в форме “Да” или “Нет” даже от 10 миллионов членов в течение недели.
У любых лидеров имеющихся партий данная идея не может иметь успех, и автор это понимает. Ведь все они: Жириновский, Зюганов и др. – вынуждены смотреть на свое место и как на кормушку, чего уж изображать невинность. Воспринять эту идею могут лишь те, кто во имя народа отрекся от себя и готов выносить свои идеи на суд народа, рискуя, что рядовые члены партии отринут их вместе с ним, сместят с места лидера. Идеи об ответственности власти и самоорганизации народа вызовут злобу у бюрократов. Объединение народа – единственное, что может их сломить. Конечно, такая идея не могла пользоваться успехом у большинства депутатов. Это объективные трудности. Но была и моя ошибка: я упустил из виду (хотя и знал), что наш народ обладает уникальным чувством коллективизма. Это чувство “советует” ему... не высовываться. Например, проводился такой эксперимент. У работников одного большого завода спрашивали, какова их зарплата, а затем проверяли точность ответов. Оказалось, что все, кто зарабатывал меньше среднезаводского заработка, назвали цифру выше своей фактической зарплаты, а все, кто зарабатывал выше среднего, – ниже. Мы не любим выделяться. Приведу собственный анекдотический пример. Когда Горбачев занялся борьбой с пьянством, создалось двойственное положение. С одной стороны, уже была “свобода” и газеты кричали, что нельзя насильно вовлекать людей куда бы то ни было. С другой стороны, обком требовал от руководителей предприятий записать как можно больше народу в “Общество трезвости”, и, разумеется, был спущен план. На еженедельной оперативке, в присутствии всех начальников цехов и отделов, директор завода поставил вопрос примерно так: “Ничего мне не говорите, я все понимаю не хуже вас. Я не требую, чтобы ваши люди не пили. Но каждый из вас несет персональную ответственность за то, чтобы через неделю 40 % списочного состава ваших цехов и отделов добровольно записалось в “Общество трезвости”. Я спросил: “А нельзя ли добровольно записать 100 %?”. Директор решил, что я его подначиваю (пока я не был его заместителем, то имел такую привычку) и прервал меня, не дав договорить. А у меня в цехе, между тем, парторг, начитавшись газет, развел бурную агитацию против вступления в “Общество трезвости”. При беспартийном начальнике цеха ему жилось достаточно свободно (хотя работал он хорошо). И когда я предложил рабочим “добровольно” записываться в это общество, у меня почти все работники были в оппозиции. Но ведь они русские! Я сказал Page 199 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc следующее: “Неделю назад мы праздновали День химика. До двенадцати ночи ели, пили, танцевали в Доме культуры. А потом? Все разбежались по домам, а посуду мыть и стулья разносить оставили активистам. И они до трех ночи этим занимались. Мне надоело эксплуатировать активистов. Я знаю, чтобы поддержать меня, они сейчас сдадут по два рубля и запишутся в “Общество трезвости”. Но мне не это нужно. Я ни на кого не давлю, но призываю записаться абсолютно всех. В противном случае я список не предъявлю, деньги верну и доложу, что наш цех в это общество записываться не желает. Может, меня и накажут, но это мое дело, и я никого ни в чем не упрекну. Если у нас все пройдет гладко, мы об этом забудем. Если нет, ну что же... Будем как-нибудь выкручиваться, но на активистах я больше ездить не буду”. Я взял список, поставил свою фамилию и отдал секретарю два рубля, за мной стали подписываться инженеры. (Секретаря я накануне предупредил, чтобы она не подходила к рабочим, пока в списке не будет достаточно много записавшихся. Чтобы люди не чувствовали себя одиноко и жались к большинству.) Выступил парторг и в пламенной речи, потрясая “Правдой”, доказал, что все это неправильно, но если все запишутся, то и он запишется. (Из 146 человек в общество не записались две беременные женщины, которые после родов работать в цехе не собирались.) Нормальные русские люди – все так все. Если наш человек будет знать, что так, как от него требуют, будут поступать все, то он горы свернет, даже если внутренне не будет согласен с этим требованием. Одновременно зароните в нем сомнения в том, что остальные его поддержат, и он не станет действовать, даже если будет абсолютно уверен в правильности данного действия. Мы не народ Джордано Бруно. Но в этом не столько наша слабость, сколько сила. И ее надо учитывать и использовать. Поэтому я решил, что надо отказаться от создания партии, от идеи поиска активных людей, патриотов для комплектования ее рядов. Не стоит делать ставку на героев, они нужны, но действовать должны не в окружении равнодушных лиц. Это плохая почва для героизма. Необходимо записать в члены партии весь народ до единого человека, правда, тогда это будет не партия, а движение. Записать всех гораздо проще, чем сагитировать людей, способных преодолеть чувство неуверенности за остальных – поддержат или нет, одобрят или засмеют. Тем более, что народ – это все: и ОМОН овцы, и баркашовцы. Ниже я предлагаю манифест движения “Воля народа”. Необходимость движения. После перестройки пришедшая к власти бюрократия откровенно плюет на волю народов. Народ СССР хотел жить в едином Союзе и даже заявил об этом на референдуме, а бюрократия разделила Советский Союз на части. Народ заявил о своем стремлении к более богатой жизни, а бюрократия сделала его нищим. Народ хотел свободы, а бюрократия границами, собственной валютой и нищетой приковала его к постоянному месту жительства. Народ никогда не отказывался работать, а бюрократия, развалив экономику, сделала его безработным. И всякий раз втаптывая в грязь волю народа, бюрократия нагло заявляет, что делает это для его блага и от его имени. Пора с этим кончать. Пора дать народу возможность самому выразить свою волю. Цель движения. В делах, затрагивающих интересы народа, предоставить ему возможность проявить свою волю, то есть дать возможность высказать свою волю и следовать ей. Участники движения. Все совершеннолетние и дееспособные по своей воле. Состав движения. Граждане всех городов и сел, уже примкнувших к движению, и сеть связных, собирающих, суммирующих волю этих граждан и затем сообщающих всем волю народа. Способ выражения своей воли. Граждане в каждом подъезде, на каждой улице изберут связных или старост, те объединятся со связными домов и уличных кварталов, а затем в общины;

общины объединятся в районы, а связные районов – со связным или старостой города. Связные городов и сел – в области, области будут иметь общегосударственных связных, которые суммируют и объявят народу волю всех граждан государства.

Page 200 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc Население будет выражать свою волю по тем вопросам, которые касаются именно его. Например, граждане района, никого не спрашивая, могут выразить свою волю по всем вопросам районного масштаба, скажем, объявить бойкот магазину или создать отряды самообороны для защиты от преступников. Население города решает вопросы, задевающие всех граждан города, например по приватизации тех или иных объектов, по городским порядкам. Население государства будет выражать свою волю по вопросам, касающимся всего государства. На практике это будет происходить так. По возникшему вопросу инициаторы, политические партии и движения начнут обсуждения, давая возможность народу рассмотреть вопрос со всех сторон. Когда доводы начнут повторяться и все стороны исчерпают доказательства, народу будет предложено выразить свою волю односложным “да” или “нет”. Связные улицы или подъезда пройдут по квартирам и домам, собирая и суммируя голоса. Результаты передадут связному многоквартирного дома или квартала индивидуальных домов. Тот, просуммировав результаты, полученные от этих связных, передает их дальше. Эти данные, складываясь, будут передаваться по линии связных до тех пор, пока не попадут к связному той части граждан, воля которых выясняется. Он, подсчитав голоса, сообщает их народу через прессу. Проверяются эти данные просто. Связные кварталов, домов, районов развешивают списки с результатами, и люди, зная от связного подъезда, как именно проголосовала каждая квартира, легко могут проверить, точно ли их голос слился с голосами остальных. Поясним. Например, человек живет в первом подъезде пятиэтажного дома. В подъезде 20 квартир и 60 избирателейВ его квартире двое сказали “да” и один “нет”. Он может проверить, правильно ли связной подъезда занес голоса жильцов его квартиры и правильно ли просуммировал их. Пусть, допустим, будет 35 “да” и 25 “нет”. Тогда он посмотрит вывешенные в доме результаты голосования по подъездам и убедится, что результаты волеизъявления жильцов его подъезда занесены правильно, итог подсчитан верно. Допустим, это будет 210 “да” и 80 “нет”. Он может подойти к стенду общины и проверить, правильно ли данный результат отражен в результатах общины, и т.д. А связной города сообщит в газете, как проголосовали общины и районы. Подделка результатов будет невозможна. Конечно, прежде всего народу надо будет выразить волю по такому вопросу: какой процент изъявляющих необходим, чтобы решение стало обязательным для всех. Отношение движения к законам. Народу осточертели не только вредные для него законы, но и постоянное их нарушение как преступниками, так и властью. Народ в своем волеизъявлении не будет нарушать действующие законы, а будет требовать их изменения от тех, кого он изберет депутатами законодательной власти. Законы по своей сути должны приниматься для защиты народа, и не в его интересах их нарушать. Возникает вопрос, как создать сеть связных. Вот здесь и нужны уже имеющиеся партии и движения. Для членов этих организации работа связного должна стать главным партийным поручением. Сейчас некоторые партии объединяются для “борьбы с антинародным режимом”. Но ведь и борьбу нужно вести грамотно. Когда эти партии выводят своих сторонников с каким-либо требованием на улицы, там на них обрушивается ОМОН, избивая демонстрантов с сознанием своей правоты, считая, что это не весь народ, а лишь его часть, н не известно, хочет ли весь народ того, что требуют вышедшие на улицу. Но как будет поступать солдат ОМОНа, зная, что такова воля народа и его голос тоже учтен, а он, противясь ей, идет против мира, становится изгоем? Народ может принять и неправильное решение, мы уже писали об этом. Если один человек, не имея полной информации может ошибаться, то ничто не мешает ошибаться и 100 миллионам. Здесь важна роль прессы, обслуживающей народ, работающей на него, а не на бюрократию, дающей возможность народу оценить все возможные плюсы и минусы принимаемого решения. И задача движения – поддержать свою прессу. Фактически всем членам народных партий предлагается поработать сотрудниками института опроса общественного мнения, но в отличие от результатов опроса это мнение станет для Page 201 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc народа законом, обязательным для исполнения всеми, кто побоится поставить между собой и народом стену, кто не рискнет выступать против мира и тем самым проверить, что мир с ним за это сделает. Вот и ответ на вопрос, что делать. Становитесь связными общин и ищите связь с другими. Берите власть. Я понимаю, что очень не хочется выпячиваться, очень не хочется быть умней других, не хочется быть тем, кому “больше всех надо” и что там еще придумали насчет “своей хаты с краю”. Все понимаю, сам такой. Но кто же это сделает, если не мы?

ИДЕОЛОГИЯ Книга несет в себе идеологию, которая основывается на теоретической базе и практических выводах. В основе теоретической базы заложены объективные оценки поведения человека и смысла его действий. Каждый человек должен быть занят Делом – созданием товаров и услуг, за которые потребители согласны добровольно платить. Пребывание в обществе людей, не занятых Делом (паразитов), недопустимо ввиду ограниченности жизненных ресурсов на Земле. Человек действует так, чтобы в результате действий получить максимальное поощрение и минимальное наказание. Ответственность – это всегда наказание. Если за действия человека, неправильные по отношению к Делу, нет наказания, то этот человек безответствен. Действия человека состоят из трех компонентов: оценки обстановки, принятия решения и собственно действия. Ответственность возникает только в случае неправильного решения. Это вынуждает человека всегда узнавать решение по своим действиям у того, кто может его поощрить или наказать. В условиях разделения человеческого труда для получения Дела требуется управление им. Управленец (руководитель бюро) делит Дело своей организации на составляющие Дела для своих подчиненных. Это главный смысл его существования – процесс деления Дела (планирование). В условиях разделения труда у каждого исполнителя Дела две инстанции – бюро и собственное Дело. Все вышесказанное приводит к следующему. Когда мы создаем управление Делом, то можно пойти двумя путями. Мы можем передать право поощрять исполнителя бюро и получим бюрократическую систему управления, ту, которая сейчас властвует в мире. Но мы можем оставить бюро только планирование, а право поощрять и наказывать исполнителя передать Делу. Тогда мы получим делократическую систему управления, ту, которой пользуется только армия и только во время войны, когда у армии есть Дело. В бюрократической системе управления исполнитель Дела (бюрократ) все свои решения узнает у бюро, в делократической системе управления исполнитель Дела (делократ) все свои решения узнает у Дела. В связи с этим: – в делократической системе управления Дело делается многократно эффективнее, чем в бюрократической;

– делократ становится творцом и вся организация состоит из творцов;

– бюрократ становится тупым исполнителем инструкций и чужих решений, превращаясь в подлеца с хорошей памятью вместо интеллекта. Практический вывод из данных теоретических посылок: чтобы делократизировать систему управления, надо точно определить исполнителю его Дело и создать условия, при которых Дело сможет поощрять и наказывать исполнителя. В экономике прием делократизации исполнителя сводится к назначению ему Дела в виде полного удовлетворения покупателя, пропуском всей стоимости Дела через счет исполнителя и введением стандартных товаров и услуг со стандартной ценой на них – базой для свободного Page 202 of 203 PDF creted by Теплый снег :) Nauka_upravlyat_ludmi_Muhin.doc договора о цене высококачественных товаров и услуг по заказу покупателя, базой конкуренции. Делократизация государства имеет целью создание демократического государства, у которого цель – Дело – непрерывное улучшение жизни Народа как результат его эффективной организации для собственной самозащиты во всех областях – военной, криминальной, экономической, научной и пр. Практический прием – подчинение народу единственного исполнителя: Законодателя, коллективного органа власти в государстве, и регулярный вызов этого исполнителя на суд избирателей для поощрения или наказания. Ю.И. МУХИН Page 203 of 203 PDF creted by Теплый снег :)

Pages:     | 1 |   ...   | 6 | 7 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.