WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     || 2 | 3 |
-- [ Страница 1 ] --

Internet version by timmy Е.А. Симонов, Б.Н. Изотов, А.В. Фесенко Наркотики на придатках коже в её и выделениях методы анализа Москва, 2000 УДК 343.983.4:615.91 ББК 67.52 С37 Е.А.

Симонов, Б.Н. Изотов, А.В. Фесенко «Наркотики: методы анализа на коже, в её придатках и выделениях». Первое отечественное издание, в котором рассмотрены основы гистологии и физиологии некоторых производных кожи, поведение разнообразных наркотических веществ, обобщены методы выделения микроколичеств последних из волос и ногтей, а также детально исследованы методы анализа. Книга может использоваться и как методическое руководство, и как учебное пособие.М.: «Анахарсис», 2000.—130 с.

ISBN 5-901352-02-5 © Е.А. Симонов, Б.Н. Изотов, А.В. Фесенко, 2000г. © Оформление, издание — издательство «Анахарсис», 2000г. ООО «Анахарсис». Лицензия ИД № 02299 от 11.07.2000г.

(Выпускающий редактор О В Пелипас) Тел. 241-54-64.

E-mail: pr.publishers@mtu-net. ru, www.mtu-net.ru/pr.ph Подписано в печать 20.07.2000 г. Формат 70Г108/16. Гарнитура Тайме. Печать офсетная. Бумага офсетная. Усл.п.л. 8. Тираж 1000 экз.

ПРЕДИСЛОВИЕ Перед читателями книга, авторы которой — Е.А. Симонов, Б.Н. Изотов и А.В. Фесенко — известные химики-токсикологи, крупные специалисты каждый в своей достаточно широкой области. Перед ними стояла сложная задача — не только обобщить накопленные бурно развивающиеся знания о производных кожи, но и представить также собственные методики анализа волос и ногтей на присутствие в них основных наркотических средств. Эта книга является первым отечественным изданием, в котором рассмотрены основы гистологии и физиологии некоторых производных кожи, поведение разнообразных наркотических веществ, обобщены методы выделения микроколичеств последних из волос и ногтей, а также детально исследованы методы анализа. Одним из самых современных методов биомониторинга разнообразных экзогенных веществ является анализ волос, так как он даёт возможность определить степень экспозиции организма токсическими веществами за длительный промежуток времени — от нескольких недель до двух лет и, таким образом, становится уникальным в клинических, судебно-медицинских и криминалистических исследованиях. Появляется возможность установления не только факта употребления наркотических средств, психотропных и других токсических веществ, но и степени и длительности употребления и злоупотребления. В книге обсуждается влияние разнообразных факторов, таких как цвет волос, доза и длительность потребления наркотиков, возраст и пр., на концентрацию наркотиков в волосах. Для более детального знакомства с предметом работа снабжена подробной библиографией, включающей основные обзорные и периодические издания. Хотя книга и не претендует на исчерпывающее представление всех сведений о производных кожи, "вовлеченных в орбиту" аналитической и биохимической токсикологии, тем не менее она охватывает большинство важнейших и наиболее интересных из них. Книгой можно пользоваться и как методическим руководством, и как учебным пособием. Можно не сомневаться в том, что выход в свет данного издания будет с удовлетворением воспринят всеми, кто интересуется тем или иным аспектом аналитической диагностики наркотических средств, психотропных и других токсических веществ.

Арзамасцев А.П., академик Р А М Н, профессор У р ы в а е в Ю.В., профессор ВВЕДЕНИЕ Всякий знает, что новое — это хорошо забытое старое а посему открыть что-нибудь совершенно новое довольно трудно Но оказывается, еще труднее обосновать и доказать уже открытое, а донести до сознания людей — и то сложнее БЛУ ПАСКАЛЬ В настоящее время в России и других странах СНГ особенно в крупных городах, сложилась острая ситуация с незаконным оборотом наркотиков, причем она ежегодно усугубляется Только по официальным данным органов здравоохранения и правопорядка России, число выявленных преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, возросло за период с 1985 г по настоящее время более чем в 10 раз В 1995—1996 гг количество употреблявших наркотические средства, по разным источникам, оценивается на уровне 2—5,5 млн человек, подавляющее большинство которых составляют молодые люди в возрасте до 30—35 лет / 1, 6, 26/ На увеличение незаконного оборота наркотических средств в данном регионе мира оказывают воздействие его геополитическое положение, делающее его мостом между Азией, Азиатско-Тихоокеанским регионом и Западной Европой, сложности в организации таможенного и пограничного контроля, возникшие в результате распада СССР, продолжающийся экономический кризис и связанное с ним снижение уровня жизни населения Отличительной чертой современного оборота наркотических средств в России является расширение их ассортимента вследствие появления многочисленных легальных медицинских препаратов и интенсификации контрабандных поставок При этом увеличивается доля незаконно производимых наркотических препаратов с высоким содержанием действующего начала Специфика борьбы с незаконным оборотом наркотиков требует для достоверного выяснения всех обстоятельств дела привлечения специалисатов разных профилей криминалистов, химиков, врачей-наркологов Одним из решающих направлений при этом является проведение судебномедицинского обследования подозреваемых с целью установления факта употребления наркотика, результаты которого во многом зависят от лабораторного исследования биологических проб обследуемого Значение такого исследования резко возрастает с увеличением сроков, прошедших со времени последнего контакта с наркотиком Основной целью криминалистических исследований биологических выделений человека является установление круга лиц, имеющих контакт с наркотическим средством или психотропным веществом При этом подразумевается установление факта не только употребления наркотика, но также и пассивного контакта с ним Правоохранительные органы интересует не просто само установление факта контакта с наркотиком а выяснение таких данных, как продолжительность, периодичность и интенсивность его употребления, сроки, прошедшие после последнего употребления Однако здесь необходимо отметить, что нередки случаи, когда простое установление факта контакта с наркотиком имеет важное значение Используемые в клинических и химико-токсикологических лабораториях методы исследования на присутствие наркотиков таких ставших классическими объектов, как биологические жидкости (моча, кровь и слюна) и ткани трупа, обычно дают отрицательные результаты спустя 1—3 суток, в отдельных случаях спустя неделю и более Кроме того при интерпретации полученных результатов иногда возникают опреде ВВЕДЕНИЕ ленные трудности. Например, обнаружение в конкретной пробе мочи какого-либо лекарственного вещества или наркотика в низкой концентрации служит доказательством попадания его в организм человека, Однако, эксперт в данном случае затруднится ответить на вопрос: является ли такая низкая концентрация следствием однократного употребления малой дозы препарата или она обусловлена достаточно большим сроком, прошедшим после прекращения его интенсивного приёма. Требуется дополнительная анамнестическая информация, а часто и проведение повторных исследований для установления динамики выведения обнаруженного соединения. Другими словами, анализ биожидкостей характеризует только текущий процесс выведения вещества. При этом следует учитывать, что отбор повторных образцов часто бывает по разным причинам затруднён или невозможен. Вместе с тем, исследование пота, волос, а также ногтей на наркотики является быстро развивающимся направлением, которое привлекает всё расширяющийся круг исследователей во всём мире. Основными преимуществами исследования волос перед исследованием биожидкостей на присутствие наркотиков являются: • возможность обнаруживать употребление наркотиков в организме человека спустя недели, месяцы или даже годы (в случае исследования волос) после окончания их приёма;

• возможность проследить во времени «историю» поступления наркотика в организм;

• возможность исследования широкого диапазона концентраций — от субтерапевтических до сублетальных;

• простота отбора и хранения проб. В случае исследования секционного материала, подвергшегося гнилостному разложению, анализ волос и ногтей имеет целый ряд преимуществ по сравнению с общепринятыми судебно-химическими, а также другими альтернативными методами, например, анализом содержимого крупных трубчатых костей /62, 177, 389/ или объектов судебной энтомологии /173, 174, 228, 267, 403/. Характеристики, приведённые в статьях, обзорах и монографиях, посвященных различным аспектам проблемы обнаружения наркотиков /30, 31, 48, 52, 53, 55, 56, 61, 76, 77, 99, 106, 111, 152, 170, 172, 194, 195, 197, 202, 203, 206, 207, 232, 259, 260, 270, 271, 293, 313, 323, 348, 353, 357, 366, 367, 405, 408, 409/, заставляют обратить внимание на кожу человека, придатками которой являются волосы и ногти, а также большое количество потовых и сальных желёз, выделяющих пот и другие секреты. В процессе подготовки и издания книги её авторами и сотрудниками кафедры токсикологической химии ММА им. И.М. Сеченова и Республиканского научно-учебно-методического центра по аналитической диагностике наркотических средств, психотропных и других токсических веществ в организме человека завершены исследования по использованию иммунохимических методов (поляризационного флуороиммуноанализа — ПФИА и гетерогенного твердофазного иммуноферментного метода анализа — ИФА) применительно к экстрактам из волос и ногтей. Показаны высокая чувствительность и специфичность наборов реагентов для поляризационого флуороиммуноанализа фирмы "ЭББОТТ" (США) и наборов реагентов для поляризационного флуороиммуноанализа и гетерогенного твердофазного иммуноферментного метода анализа фирмы "ФАРМАТЕХ" (Россия). Предел обнаружения (cut off) для ПФИА составил 20 нг/мл, для ИФА — 1 нг/мл. Время анализа экстрактов исследуемых объектов составило: методом ПФИА — 22 минуты, методом ИФА — 3 часа (без стадии активации планшетов). Результаты данных исследований будут депонированы в ВИНИТИ и затем опубликованы в журнале "Вопросы наркологии". Использование иммунных методов для установления наличия наркотических соединений группы опиатов позволяет существенно сократить время проведения анализа и расход реагентов.

1. ОСОБЕННОСТИ СТРОЕНИЯ И ФИЗИОЛОГИИ КОЖИ И ЕЕ ПРИДАТКОВ Вопросы строения, физиологии и химического состава кожи, а также отдельных её придатков, таких как волосы, ногти и различные железы, рассмотрены в фундаментальных работах /2, 11, 15, 20—23, 25, 33, 60, 151, 156, 274, 335/. Кожа — самый большой орган тела. Она состоит из двух различных по происхождению слоев, которые прочно соединены друг с другом. Наружный слой — это многослойный плоский ороговевший эпителий. В нем отсутствуют сосуды, поэтому он получает питание через тканевую жидкость из второго, более глубокого слоя кожи, который образован неоформленной соединительной тканью мезенхимного происхождения. Наружный (эпителиальный) слой кожи называется эпидермисом, а более глубокий (соединительно-тканный) слой — дермой или собственно кожей. Наиболее глубокая часть эпидермиса состоит из живых эпителиальных клеток, которые размножаются делением в течение почти всей жизни. В результате этого эпителиальные клетки постоянно выталкиваются по направлению к поверхности, и по мере того как они постепенно отодвигаются всё дальше от своего источника питания, они погибают и превращаются в роговое вещество, называемое кератином. По толщине кератинового слоя кожу делят на толстую и тонкую. Толстая кожа покрывает ладони и подошвы, тонкая кожа — остальные части тела. Толстая кожа отличается наличием толстого эпидермиса с мощным слоем кератина. Два слоя кожи плотно соединены друг с другом и образуют единую оболочку, которая изменяется по толщине в различных областях тела от 0,5 мм до 3 или 4 мм и более. Кожа располагается на подкожной ткани, строение которой различается в разных областях тела и у разных людей от рыхлой или жировой до плотной соединительнотканной и которую называют гиподермой. В процессе эмбриогенеза клетки эпидермиса врастают в дерму и дают начало эпителиальным железам и сходным с железами структурам, к которым относятся потовые железы, волосяные фолликулы и сальные железы. Внедрение эпителия в соединительную ткань также обусловливает формирование эпидермальных бороздок, из которых формируются ногти на пальцах рук и ног. Таким образом, ногтевые бороздки и ногти, волосы, потовые и сальные железы должны рассматриваться как придатки кожи.

1.1. ЭПИДЕРМИС Всего описано четыре вида клеток эпидермиса, причем их относительное содержание зависит от биологического вида и области тела. В детально изученной коже мыши около 85 % всех клеток эпидермиса составляют клетки, имеющие эктодермальное происхождение и называющиеся кератиноцитами. К другим видам относятся: меланотоциты — клетки, способные синтезировать пигмент меланин и имеющие начало от блуждающих клеток нервного гребня;

клетки Лангерганса, которые, вероятно, являются макрофагами, внедрившимися в эпидермис;

клетки Меркеля, представляющие собой чувствительные рецепторы.

1.1.1.Кератиноцитыикератинизация Кератин — роговое вещество, которое образует наружный слой эпидермиса и является не секретом клеток, а конечным результатом трансформации эпителиальных клеток в чешуйки. Он представляет собой плотный фибриллярный белок с высокой устойчивостью к химическому воздействию. Чешуйки кератина ГЛАВА I с течением времени изнашиваются или слущиваются с поверхности. Обновление их происходит за счёт подлежащих живых клеток. В среднем в подошве ноги человека полное обновление эпидермиса происходит примерно за 1 месяц. В нём постоянно происходит несколько пропл ;

сов: деление клеток в глубоком слое, в результате чего происходит выталкивание слоев более старых клеток по направлению к поверхности;

превращение клеток, наиболее удалённых от дермы, в роговое вещество;

слущивание рогового вещества с поверхности. По мере продвижения из глубины эпидермиса к его поверхности клетки изменяют свой внешний вид и внутреннее содержание от живых клеток до ороговевших чешуек. В результате в эпидермисе под микроскопом можно заметить несколько четко обозначенных слоев: базальный слой (stratum basale), слой шиповатых клеток (stratum spinosum), зернистый слой (stratum granulosum), блестящий слой (stratum lucidum) и роговой слой (stratum corneum) /25/. Stratum corneum — самый верхний слой эпидермиса кожи, имеет приблизительно 15—20 мкм толщины на всех участках тела /375/. Он содержит 15—20 слоев кератизированных клеток, по своему составу напоминающих клетки волос, за исключением того, что в их белковой структуре содержится меньше дисульфидных мостиков, чем в волосах /34/. Кератизированные клетки stratum corneum состоят из белков, липидов и воды, они быстро отшелушиваются, и обновление их происходит за 14 дней /413/.

Важным пигментом кожи является меланин. Меланины широко распространены в животном царстве и по цвету варьируются от жёлтого через коричневый до чёрного. У человека меланин встречается в основном в эпидермисе. У представителей белой расы он находится в клетках базального слоя, располагаясь у их наружных границ. Меланин встречается в виде гранул от коричневого до чёрного цвета, которые при большом количестве пигмента могут сливаться вместе. Различный цвет кожи у представителей разных рас обусловлен неодинаковым количеством меланина в эпидермисе. Под воздействием солнечного света оно увеличивается. Как указывалось выше, второе место по распространённости в эпидермисе после кератиноцитов занимают меланотоциты — клетки, вырабатывающие меланин. Свойство меланотоцитов вырабатывать меланин зависит от их способности синтезировать фермент тирозиназу, присутствие которого определяется по образованию в цитоплазме клетки меланина после добавления дигидроксифенилаланина (ДОФА). Данная реакция получила название ДОФА-реакция. С её помощью было доказано, что меланотоциты в эпидермисе человека весьма многочисленны и составляют 10—25 % клеток базального слоя эпидермиса. Основной функцией меланина у человека, как считается, является защита глубоких слоев эпидермиса от воздействия вредных ультрафиолетовых солнечных лучей.

1.1.2. Пигментация кожи, Толщина дермы существенно различается в разных областях тела. Она образована слоями соединительной ткани, которые сливаются друг с другом. Наружный слой значительно тоньше внутреннего и состоит из рыхлой волокнистой соединительной ткани, которая из-за своего внешнего вида называется сосочковым слоем. Ниже расположен сетчатый слой. Оба они обильно снабжены кровеносными капиллярами, которых больше в первом из них.

1.2.ДЕРМА[собственноКОЖА] Симонов Е.А., Изотов Б.Н., ФесенкоА В.

Наибольшее количество пота выделяется эккриновыми железами, расположенными в трансдермальном слое большинства кожных покровов. Другой вид желез {апокриновые) располагается в специфических областях кожи, таких как подмышечные области, пах, кожа рук, лица и ступней, а также кожа вокруг сосков. Потожировые железы часто расположены поблизости от луковиц волос. Иногда их протоки выходят прямо в волосяные фолликулы. Приблизительно половина общего объёма пота выделяется туловищем, а оставшийся — ногами, головой и верхними конечностями. Основную часть его составляет концентрированный водный раствор хлорида натрия, содержащий большое количество различных продуктов жизнедеятельности организма человека /66, 94, 246, 331, 338/. АПОКРИНОВЫЕ ПОТОВЫЕ ЖЕЛЕЗЫ. Этот тип желёз, вероятно, появился в ходе эволюции первым, так как в жизни других млекопитающих они играют более важную роль и значительно более многочисленны, чем у человека. Их основной функцией, вероятно, является выработка относительно небольших количеств секрета, который, достигая поверхности кожи, обусловливает определённый запах (запах тела у человека). У человека область распространения этих желез очень ограничена — они встречаются чаще всего в коже подмышечных впадин, области лобка и вокруг сосков молочных желёз. Они развиваются из таких же разрастаний эпителия, из которых происходят волосяные кутикулы, причём их протоки открываются не на поверхность кожи, подобно протокам более многочисленных эккриновых потовых желёз, а в волосяные фолликулы над местом, где открываются сальные железы. Секреторные отделы апокриновых желёз окружены миоэпителиальными клетками, которые иннервируются автономной нервной системой. При их сокращении из-за мышечного или эмоционального возбуждения секрет выдавливается из секреторных отделов. Сам секрет апокриновых желёз человека не имеет запаха, но содержит вещества, которые легко разлагаются бактериями до продуктов, обладающих запахом, иногда неприятным. Апокриновые железы функционируют только в период половой зрелости человека. Их количество больше, активность выше, а рефлекторная фаза короче у негроидов, чем у людей других рас. ЭККРИНОВЫЕ ПОТОВЫЕ ЖЕЛЕЗЫ — самые многочисленные потовые железы у человека. Они представляют собой простые трубчатые железы, разбросанные по всему телу, за исключением очень ограниченного числа мест (губы и некоторые участки наружных половых органов обоих полов). Подсчитано, что в коже человека находится около 3 млн. таких желёз. Они особенно 2 многочисленны в толстой коже. Согласно подсчётам, на 1 см кожи ладоней приходится чуть меньше 500 таких желёз. Каждая железа состоит из секреторного отдела и выводного протока. Секреторный отдел большинства эккриновых желёз располагается сразу же под дермой в подкожной ткани. Протоки желёз проходят спирально через эпидермис и выходят на поверхность кожи. Секрет эккринных желёз по химическому составу отличается от секретов других желёз и содержит, главным образом, ионы натрия и хлора, воду, некоторые метаболиты и конечные продукты азотистого обмена. Эккриновое потоотдление вызывается несколькими причинами: повышением температуры окружающей среды или внутренней среды тела при физической работе, эмоциями, влиянием химических веществ. У человека имеется около 2—5 млн. эккриновых желёз, но только часть из них активна. В распределении их по телу существуют расовые различия. У японцев желёз больше на конечностях, чем на остальной части тела, тогда как у немцев наблюдается обратное явление /3/. Существует несколько видов функционирования потоотделительной системы: термическое, психогенное и локальное.

1.2.1. Потовые железы ГЛАВА I Термическое потоотделение (ПО) вызывается воздействием на организм повышенной температуры воздуха. ПО-система обеспечивает одно из важнейших свойств организма человека — постоянство температуры внутренней среды. На развитие термического потоотделения определённой интенсивности влияют многочисленные факторы: температура, влажность и скорость движения воздуха, прямое или отражённое излучение, физическое или психическое напряжение, теплоизоляционные и водоотталкивающие свойства одежды, масса и поверхность тела человека, степень смачиваемости кожи водой, количество активных потовых желёз и др. Обычно развитие данного процесса протекает спустя определённый латентный период. Психогенное потоотделение возникает в результате эмоционального или психического напряжения и не связано с необходимостью охлаждения организма. Данное явление, резко отличаясь от термического, без латентного периода достигает той интенсивности, которая соответствует степени раздражения, длится до тех пор, пока действует раздражитель, и сразу же прекращается, как только действие раздражителя заканчивается. Психогенное потоотделение, при отсутствии термического, наблюдается только на ладонях и подошвах. Интенсивность потоотделения на различных участках кожи может быть разной, что объясняется неравномерностью распределения потовых желёз и их способностью изменять свою секреторную активность в силу различных причин, а также другими факторами. Изменение интенсивности потоотделения обусловлено в основном изменением интенсивности секреции отдельных потовых желёз, а не вовлечением в ПО-процесс дополнительного числа желёз, которые до этого находились в покое. Существенная особенность данного процесса в том, что потовые железы выделяют пот периодически. Выделение пота одной потовой железой ладони руки проходит на протяжении 12—30 с. При этом на поверхность кожи выводится около 0,003— 0,005 мм3 секрета потовой железы, что согласуется с объёмом секреторной трубочки отдельной железы, который приближается к 0,003 мм3 и складывается из внутреннего диаметра трубочки 0,04 мм2 и средней её длины 2,3 мм. Выделение пота происходит из-за периодического сокращения миоэпителиальных элементов потовых желёз. Реабсорбция элементов выделенного на поверхность кожи пота, а также растворённых в нём химических веществ происходит в момент расслабления этих элементов. При этом секрет потовых желёз частично возвращается назад во внутреннюю среду организма. Таким образом, одним из основных ПОпроцессов является возвратно-поступательное движение секретов на поверхность кожи. По данным разных авторов, за сутки человеческое тело вьщеляет около 800 см3 пота. На долю 2 млн. потовых желёз подошв ног приходится около 5 % этого 3 количества, что соответствует примерно 40 см ежедневно /3/. При температуре комфорта в сутки человек вьщеляет от 400 до 600 мл пота. При высокой температуре и физической работе его количество может достигать 10—12 л в сутки /11/. Мужчины начинают потеть раньше — потеет область грудины;

у женщин — подмышечная область. Количество пота у мужчин по всему телу больше, чем у женщин. У мужчин уровень рЛпота ниже, чем у женщин. Во время болезни рН пота может значительно меняться;

особенно большие отклонения наблюдаются при кожных заболеваниях. Потовые железы ладоней и подошв реагируют на психические и эмоциональные влияния, остальные потовые железы — главным образом на термическое воздействие. Потливость ладоней и подошв с возрастом уменьшается. При прохождении пота через проток потовой железы в нём регулируется содержание Na, К, Cl, Ca, Mg, P, Си, Mn, Fe, S, F, Br, I, S. В поте обнаружены следующие вещества органического происхождения: глюкоза, рибоза, гексоза, гистамин, ацетилхолин, фенол, аммиак, мочевина, аминокислоты, мочевая кислота, креатинин и урокановая кислота, белки и мукопротеины, тиамины, рибофлавины, пиридоксины, никотиновая кислота, листинговая кислота, аскорбиновая кислота в виде продукта её окисления — дегидроаскорбиновой Симонов Е.А, Изотов Б Н., Фесенко А.В.

кислоты, биотин, иноситол, жиры и жирные кислоты (С,—С 5 ), гормоны, ферменты: амилаза, а-глюкозидаза, некоторые виды фосфорилазы, щелочная фосфатаза, эстилазы и энзим, образующий брадикинин. В поте в более высокой концентрации, чем в плазме, содержатся калий, аммиак, молочная кислота, пировиноградная и урокановая кислоты, цитруллин, мочевина /3, 143/.

Волосяные фолликулы можно обнаружить по всему телу человека, включая голову, грудь, плечи и спину /65/, где сальные выделения секретируются в фолликулы волос и непосредственно на кожу. Продуцирование их контролируется не нервной, а гормональной системой или некоторыми лекарственными веществами /136, 317/. Скорость их выделения сильно зависит от участка тела и индивидуальных особенностей организма. Число фолликул, активно продуцирующих сальные выделения, на лбу в 4 раза больше, чем на груди /65/, и масса выделяемого секрета составляет от 24 до 149 мкг/см2/ч /268/. На скорость выделения сала также оказывают влияние небольшие изменения температуры кожи. Например, уменьшение на 10 % скорости выделения сала было обусловлено уменьшением температуры кожи лба на 1°С /418/. Большинство сальных желёз ассоциировано с волосяными фолликулами в наружной части дермы. Сальные выделения попадают в них и смазывают поверхность волоса. Из-за постоянного выделения новых порций содержимое сальных каналов выдавливается на поверхность кожи. Приблизительное время прохождения сальных выделений через фолликулярные каналы составляет 14 часов /109, ПО/. Большая часть волосяных фолликулов располагается под углом к поверхности кожи. Сальные железы, как правило, сосредоточены на той стороне фолликула, в которую наклонён волос. Обычно у каждого фолликула образуется несколько сальных желёз. Они выделяют жировое вещество, называемое кожным салом, которое смазывает волос и покрывает поверхность кожи. Таким образом, данный секрет выполняет основную функцию смазывания кожи и предохранения её поверхности от излишнего испарения влаги и способствует сохранению тепла в организме. Сальные железы относятся к голокринным железам. Это означает, что выделение кожного сала происходит в результате одновременного протекания нескольких процессов: • пролиферации клеток базального слоя железы;

• выталкивания образовавшихся клеток по направлению к её центру;

• синтез и накопление жирового вещества в цитоплазме этих клеток;

• некроз клеток при их дальнейшем продвижении к центру железы,вызванный значительным удалением от источников питания. Тот факт, что сальные железы развиваются из волосяных фолликулов, объясняет их отсутствие в коже подошв ног и ладоней рук. Однако, они могут развиваться также в некоторых областях тела, где волосы отсутствуют, например, на веках, сосках молочных желёз, малых половых губах /25/. Период жизни делящихся клеток этих желёз составляет 14—25 дней /375/. Скорость выработки сальных выделений увеличивается в последние 8 дней этого периода из-за разрушения продуцирующих клеток. Средний уровень насыщения и темп секреции на коже лба составляет, по данным различных авторов, от 0,15 до 0,9 мг/см2/мин. /11/. Выделение жира на лбу в несколько раз обильнее, чем на туловище и конечностях. Общее количество выделенного секрета сальных желёз зависит от расположения изучаемых участков кожи, индивидуальных особенностей организма человека, его возраста, температуры внешней среды, влажности кожи, состояния нервной и эндокринных систем организма /11, 15/.

1.2.2. Сальные железы ГЛАВА I '' Химический состав сальных выделений кожи человека представлен свободными жирными кислотами (25—30 %), их сложными эфирами с высокомолекулярными спиртами, глицерином и холестерином (30—40 %) и неомыляемыми веществами (25—30 %), значительную часть которых (до 40—55 % их массы) составляют сквален (С 30 Н 50 ) и холестерин. Качественный состав жирных кислот сальных выделений представлен всеми кислотами от С7 до С 22, за исключением С 19 и С 21, с преобладанием пальмитиновой, олеиновой и стеариновой кислот и их гомологов /11/. Кроме этого, в сальных выделениях обнаружены все низшие жирные кислоты: муравьиная, уксусная, пропионовая, маслинная, валериановая, капроновая, энантовая, каприловая, пеларгоновая иундециленовая. Качественный состав кислот у одного человека может меняться в зависимости от различных факторов. В кожном сале также присутствуют витамины, стероиды, половые гормоны и различные ферменты и минеральные вещества /318, 329, 330, 336, 372/. Выделяясь на поверхность кожи, секрет сальных желёз смешивается с потом и образует сплошную сально-потовую эмульсионную плёнку толщиной 7—10 микрон. Эта плёнка в значительной степени определяет защитные свойства кожи.

Волосы (pili) — ороговевшие нитевидные эпителиальные придатки кожи. В волосе различают стержень (scapus pili), выступающий над поверхностью кожи, и корень (radix pili), располагающийся в толще кожи и оканчивающийся утолщением — луковицей (bulbis pili). Луковица живого волоса имеет на конце углубление, занятое сосочком кожи. Корень волоса (как и стержень) имеет сердцевину, корковый слой и кутикулу. Клетки сердцевины имеют вид тонких пластинок с ядрами и зёрнами кератогиалина. Кутикула в верхней части корня состоит из плоских безъядерных чешуек, книзу в них появляются цилиндрические клетки с ядрами. Волос в корневой части имеет два эпителиальных корневых влагалища: внутреннее и наружное. Внутреннее влагалище простирается от шейки сосочка до выводного протока сальной железы и состоит из кутикулы и слоев Гексли и Генле. Кутикула внутреннего корневого влагалища плотно прилегает к кутикуле волоса. Однако, в отличие от последнего, свободные концы (чешуйки) её клеток обращены к корню. Слой Гексли состоит из 1—2 рядов веретенообразных клеток, вытянутых по длине волоса. Слой Генле образован одним рядом клеток, имеющих форму полуверетён с обрубленными концами. Наружное корневое влагалище является продолжением мальпигиевого слоя. Волос с оболочками расположен в волосяной сумке, в которой различают стекловидную оболочку, а также средний и наружный соединительно-тканные слои. В волосяную сумку впадает проток сальной железы (у человека) и жиропот (у животных). Ствол волоса также образован кутикулой, корковым веществом и сердцевиной. Кутикула состоит из одного слоя ороговевших безъядерных клеток (чешуек), свободные концы которых направлены к верхушке, что обусловливает зубчатость видимого края волос. Корковое вещество составляет основную массу волоса человека и состоит из веретенообразных ороговевших клеток. Корковый слой содержит зернистый пигмент меланин, обусловливающий окраску от светло-жёлтой до коричневой и чёрной, а иногда иссиня-чёрной. В корковом слое встречаются пигментофоры — клетки овальной и круглой формы, иногда с отростками, заполненные остатками пигмента. В корковом слое волос ближе к корневому концу встречаются мелкие воздушные пузырьки, количество которых с возрастом человека увеличивается. Сердцевина образована клетками полигональной формы и занимает осевую часть волоса. В некоторых волосах она отсутствует, в других представлена в виде неравномерного прерывистого тяжа, переходящего в отдельные островки. В тонких пушковых волосах сердцевина всегда отсутствует.

1.3. ВОЛОСЫ Симонов Е.А., Изотов Б.Н, Фесенко А В В шерсти животных такой взаимосвязи нет даже в очень тонких пушковых волосках животных почти всегда есть сердцевина Эту особенность наряду с другими признаками можно использовать для дифференцирования тонких волос человека и животных По отношению к толщине ствола сердцевина составляет в среднем 1/6—1/8 часть, реже 1/3—1/4 часть коркового слоя. В шерсти животных чаще всего она представляет основную толщу коркового ствола. В волосах усов, бороды и бакенбардов сердцевина может иметь вид двойного или тройного тяжа. В некоторых волосах наблюдается ее нецентральное расположение /2, 21, 22, 23, 25/. Кажда здоровая волосяная фолликула прохдит цикл своего развития независимо от своих соседей. Фаза роста (анагенная фаза) с высокой метаболитической активностью матрикса волос продолжается от 50 дней до 2 и более лет, в зависимости от индивидуальных особенностей организма человека. Максимальная длина волос зависит от продолжительности этой фазы. Обычно отдельный волос головы растет 2—4 года, а ресницы 3—4 недели. Переходная фаза роста волоса продолжается 1—2 недели. Мёртвая волосяная фолликула остаётся в толще кожи от 1 до 6 месяцев и затем выпадает вместе с волосом. Данная фаза развития получила название телогенной. Обычно до 85 % всех волос половозрелого человека находится в фазе роста, около 1 % — в переходной фазе и 14 % — мертвы. Указанное соотношение относится к здоровым волосам. При определённых заболеваниях или при интоксикациях соотношение фаз метаболизма волос может меняться. Волосы головы вырастают на 0,1—0,5 мм в сутки. За месяц они могут удлиниться на 3—15 мм. У людей в возрасте от 25 до 34 лет волосы за сутки в среднем вырастают на 0,4+0,01 мм. Некоторые авторы связывают толщину волос на голове с их цветом. В течение жизни человека происходит рост и периодическая смена волос. На скорость роста волос влияют различные факторы. В разных областях кожи волосы растут неодинаково при одних и тех же условиях. Наибольшая скорость их роста наблюдается на волосистой части головы, бороде, в подмышечных впадинах и на лобке: от 0,21 до 0,43 мм в сутки. На конечностях они растут медленнее, от 0,20 до 0,23 мм, и очень медленно растут волосы бровей — 0,16 мм. У женщин волосы на голове растут несколько быстрее, чем у мужчин (0,34— 0,36 мм и 0,31—0,34 мм в сутки), а в подмышечных впадинах, наоборот, волосы растут быстрее у мужчин, чем у женщин (0,31—0,33 мм и 0,29—0,30 мм в сутки). Наибольшая скорость роста наблюдается у лиц в возрасте от 15 до 30 лет. Брови растут одинаково медленно в течение жизни. Ночью рост их замедляется, летом ускоряется. На него оказывают влияние витамины, общее состояние организма и состав пищи. Быстрота роста волос в различные периоды жизни различна. В грудном и раннем детском возрасте волосы растут медленно, у взрослого — около 1 см в месяц;

после 60 лет рост волос замедляется. Быстрее волосы растут на голове, подбородке, в подмышечных ямках, медленнее — на предплечьях и бёдрах. Брови растут очень медленно. Каждый волос существует от нескольких месяцев до 4 лет и более, затем выпадает и заменяется новым.

Рис. 1. Внутреннее строение волоса /52/ ГЛАВА I Рост волос регулируется нервной и эндокринной системами. Стимулирует рост волос белковая диета, адренокортикотропный гормон гипофиза, гормоны коры надпочечников, тиреоидин. На рост волос влияет состав пищи, лекарственные препараты (мышьяк, витамин А), а также физические и химические факторы (ультрафиолетовые лучи, проникающая радиация). Волосы растут быстрее в тёплое время года. На коже волосы расположены группами по 2—6, причём густота их неравномерна. На голове их количество обычно превышает 100 000. Наиболее густы они на теменной и затылочной областях, менее густы на височной. Волосы бровей более редкие, ещё более редки волосы на половых органах. На 1 см2 кожи различных участков тела человека приходится следующее количество волос: на макушке головы от 300 до 320, на лбу 200—240, на подбородке 44, на лобке 30—35, на внешних поверхностях предплечий 24, на тыльной стороне ладоней 18. Общее количество волос на голове отдельных людей различно: у блондинов около 140 000, у шатенов 109 000, у брюнетов 102 000, у рыжих 88 000. Волосы с различных частей тела человека различаются по форме, длине, толщине, состоянию периферических и корневых концов, по форме периферических срезов и некоторым другим признакам, связанным с их региональной принадлежностью. У новорождённых диаметр волос 20—40 мкм, у взрослых 70—100 мкм, причём он сильно различается на разных участках тела. В таблице 1 приведены данные о зависимости толщины и формы поперечного среза волос от их региональной принадлежности. Волосы многих животных значительно толще волос человека.

Таблица 1. Толщина волос в различных регионах тела человека. Участки тела Борода Половые органы Грудь Подмышечные впадины Конечности Голова Пушковые волосы тела Толщина волос в мкм 0,143-0,166 0,126-0,153 0,122—0,125 0,101-0,119 0,094-0,101 0,064-0,096 0, Волосы представляют собой сложную комплексную структуру, состоящую главным образом из белков, липоидов и меланина /151/. Твёрдый кератин, являющийся основной субстанцией волос, отличается большой плотностью, плохо растворим в воде, устойчив ко многим химическим веществам, в том числе кислотам и щелочам, содержит значительное количество цистина. Кератин волос, — белковое вещество (склерокератин), богат серой (около 4—5 %) и аминокислотами (цистеин около 14 %, лейцин 14 %, глютаминовая кислота 12 %, тирозин 3 %). Химический состав волос различен в зависимости от возраста и пола человека, например, в мужских волосах серы содержится больше, чем в женских. Другой составляющей частью волос являются белки матрикса, содержащие большое количество тирозина и серы. Сердцевина волос человека содержит богатые аминокислотой цитруллином белки с очень высоким содержанием глютаминовой кислоты и,очень малым содержанием цистеина. Эти протеины медуллы сильно отличаются от кератиновых протеинов коры волос. Богатые цитруллином белки содержат ковалентные поперечные связи, которые нельзя объяснить только серными мостиками, так как содержание цистеина и цистина в этих белках слишком низко для этого. Дисульфидные мостики типичны для кератина волос. Изопептидные мостики обнаруживаются в клетках медуллы и внутренних клетках корней волос. Они образуются из белковых связей под действием каталазы с участием глютамина как субстрата. Так как другие поперечные связи в белках медуллы не обнаружены, то можно сделать заключение о том, что изопептидные Симонов ЕА, Изотов Б.Н., Фесенко А В мостики отвечают за низкую растворимость этих белков. Они также увеличивают химическую стабильность медуллы. Рисунки 2 и 3 представляют химические структуры аминокислоты цитруллина и изодипептидного моста белков медуллы волос. 1 Меланин придаёт природную окраску волосу. Этот пигмент интенсивного чёрного цвета образуется из тирозина. Гранулы меланина располагаются по периферии волос, к центру их количество уменьшается. Гранулы, извлечённые из чёрных волос — твёрдые и имеют высокую плотность. Их аминокислотный состав значительно отличается от аминокислотного состава окружающих волос /60/. Меланин состоит из полимеров индольно-хинолиновой структуры и способен связываться с большинством физиологически активных веществ /274, 307/. К настоящему моменту в волосах млекопитающих обнаружены две модификации меланина: эумеланин и феомеланин. Эумеланин представляет собой коричнево-чёрный полимер, относящийся по химическому строению к производным дигидроксииндола. Он синтезируется из аминокислоты тирозин. Эумеланин имеет хиноноподобную структуру и обладает сильно выраженными анионообменными свойствами. Феомеланин — это красновато -жёлтый пигмент, который Рис. 3. Химическое строение изодипепсинтезируется из тирозина и цистеина. Он тидного моста белков медуллы волос относится к бензотиазинам. Рисунок 4 представляет метаболитические пути синтеза меланина. Оба представленных пигмента могут присутствовать в волосах в различных количествах. Соотношение их определяет цвет волос /304, 363/. При этом волосы, которые при визуальном осмотре можно отнести к одному виду по их окраске, могут резко различаться по количественному содержанию в них меланина /52/. Например, Thody AJ. с соавторами /391/ показали, что содержание эумеланина в двух образцах тёмно-коричневых волос выходцев с Кавказа различается между собой в 4 раза. Липиды волос имеют в своем составе полярные группы, в число которых входят ненасыщенные связи, гидроксильные и эфирные группы. Все они могут образовывать связи с наркотиками в результате воздействия различных механизмов /411,412/. В химической структуре белков также имеется большое число функциональных групп, которые могут обеспечивать связывание с веществами. В количественном отношении основную массу волос составляют белки, на долю других компонентов приходятся: липиды (4—8 %), холестерин (0,1—0,2 %), микроэлементы и некоторые ферменты, в частности щелочная фосфа"таза, влияющая на рост волос.

Рис.4. Метаболитические пути синтеза меланина ГЛАВА I Ногти — придатки кожи в виде плотных роговых пластинок, располагающиеся на тыльной поверхности концевых фаланг пальцев рук и ног. Ногти у человека защищают мягкие ткани кончиков пальцев от различных внешних воздействий, главным образом механических. Ногтевые пластинки — выпуклой четырёхугольной формы с закруглёнными углами, белого цвета с розовым оттенком. Окраска ногтя зависит от степени кровенаполнения сосудов ногтевого ложа и прозрачности ногтевой пластинки. Наружная поверхность гладкая, внутренняя — неровная (продольные валики чередуются с бороздками). Размеры ногтевых пластинок у взрослых : длина 10— 15 мм, ширина 10—17 мм, толщина 0,30—0,37 мм. Ногтевая пластинка (lamina unguis) лежит на ногтевом ложе (lectulus unguis), которое с боков и у основания ограничено складками кожи — ногтевыми валиками — латеральными и задними (vallum unguis lat, post.). Между ногтевым ложем и ногтевыми валиками имеются узкие латеральные и задняя ногтевые пазухи (sinus unguis lat., post.). Ногтевая пластинка своими краями вдаётся в них, причём особенно глубоко в заднюю ногтевую пазуху. Ногтевая пластина подразделяется на три части: корень, тело и край. Корнем ногтя (radix unguis) называют заднюю часть ногтевой пластинки, лежащую в задней ногтевой пазухе и прикрытую сверху ногтевым валиком. Лишь небольшой участок корня ногтя выступает из-под заднего валика в виде белой полоски полулунной формы — луночка ногтя (lunula). Она лучше заметна на ногтях больших пальцев. Краем, или выступом ногтя (тащо liber unguis) является свободный передний конец ногтевой пластинки, выступающий за пределы ногтевого ложа. В процессе роста ногтя край его постепенно увеличивается, поэтому его регулярно подрезают, придавая ногтю желаемую форму и размеры. Тело ногтя (corpus unguis) составляет остальная часть ногтевой пластинки, ограниченная спереди краем ногтя, сзади корнем ногтя, а с боков латеральными валиками. Ногтевая пластинка Рис. 5 и 6. Внешний вид и строение ногтевой пластинки и образована плотно приприлегающих к ней участков кожи/25/ легающими друг к другу роговыми чешуйками (squamulae corneae) плоской полигональной формы, заполненными твёрдым кератином (эукератином). Ь роговых чешуйках корня ногтя находятся, кроме кератина, остатки клеточных ядер. Ногтевая пластинка полупрозрачна. Ногтево ложе включает в себя эпителий и подлежаую соединительную ткань — дерму, или кориум. Эпителий ногтевого ложа — подногтевая пластинка (кожица), или гипонихий (hyponychium) — представляет собой ростковый слой эпидермиса кожи, состоящий из базальных и шиповатых клеток. Лежащая на нём ногтевая 1.4.НОГТИ Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

пластинка соответствует роговому слою эпидермиса. Гипонихий вдаётся в дерму ногтевого ложа в виде продольных гребешков, которые резко обрываются под свободным краем ногтя, где гипонихий заканчивается утолщением, отграниченным от кожи пальца ногтевой бороздкой. Соединительная ткань между гребешками гипонихия образует ряд мелких продольных складок, богатых кровеносными сосудами. Значительная часть коллагеновых волокон ногтевого ложа направляется вглубь к концевой костной фаланге пальца, где они вплетаются в надкостницу и благодаря этому выполняют роль уздечки ногтя (retmaculum unguis). Проксимальный (задний) участок эпителия ногтевого ложа — ногтевая матрица (matrix unguis) — более толстый, он располагается на соединительной ткани дермы, образующей не продольные складки, а высокие сосочки, которые обильно насыщены кровеносными сосудами и нервными окончаниями. Передняя граница ногтевой матрицы обозначается на ногте луночкой, белый цвет которой обусловлен тем, что сквозь толстый эпителий ногтевой матрицы не видны кровеносные сосуды дермы. Между матрицей и корнем ногтя нет резкой границы: матрица является ростковым слоем эпителия, а вещество корня ногтя — его роговым слоем. Матрица состоит из крупных слабо дифференцированных эпителиальных клеток — онихобластов (onychoblasti). В их цитоплазме накапливаются прекератиновые фибриллы и отсутствуют гранулы кератогиалина. В матрице онихобласты размножаются (делятся) и затем подвергаются твёрдой кератинизации, превращаясь без промежуточных стадий в роговые чешуйки ногтевой пластинки;

при этом шелушения, т.е. отторжения роговых клеток с поверхности, не происходит. Поэтому, непрерывно пополняясь клетками в матрице, ногтевая пластинка постепенно растёт в длину. Корень ногтя окружён эпидермисом, который образует для него роговое ложе. Рост ногтя происходит, главным образом, в районе матрицы. Повреждение последнего приводит к остановке роста ногтя и образованию на ногтевой пластинке поперечных бороздок или даже полной его атрофии. За месяц ноготь вырастает примерно на 0,1—3,0 мм. Полное обновление ногтя происходит за 96—115 дней, в среднем за 106,5 дней. У мужчин ногти растут быстрее, чем у женщин;

на правой руке быстрее, чем на левой;

на руках в 2—3 раза быстрее, чем на ногах. Весной и летом ногти растут быстрее, чем зимой. Величина и толщина ногтевых пластинок меняется в зависимости от возраста, пола и профессии человека. Самым широким является ноготь большого пальца. В ногтях содержится 10,1—13,7 % воды и 0,15—0,76 % жироподобных веществ (в основном холестерин и его эфиры). Из органических веществ основным является белок кератин, устойчивый к воздействию различных химических веществ, обладающий свойством двойного лучепреломления и содержащий серу (до 5 %), цистин (10—12 %), аргинин (7,1—10 %), тирозин (около 3 %), лизин (2,6—2,8 %), фенилаланин (2,5 %), триптофан (1,1 %), гистидин (0,5 %), а из минеральных веществ — кальций, фосфор, цинк, мышьяк и др.

Таким образом, волосы и ногти, являясь придатками кожи, имеют общее происхождение и близкий химический состав. Физиологические процессы, происходящие в них, также близки. Немаловажное значение в этих процессах имеет выделение пота и секрета сальных желёз.

1.6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 2. КОЖА, ЕЕ ПРИДАТКИ И ВЫДЕЛЕНИЯ В КАЧЕСТВЕ ОБЪЕКТОВ ИССЛЕДОВАНИЯ Одной из основных функций кожи является барьерная, защитная функция поддержания внутреннего состояния организма. Это означает, что внешнюю среду от внутренней разделяет практически только роговой слой кожи, который трудно проницаем для воды и водорастворимых веществ в обоих направлениях. В исключительном случае в результате длительного воздействия воды наступает разрыхление кожи. Таким образом, тканевая жидкость, которая находится в межклеточном пространстве даже зернистого слоя эпидермиса, является уже внутренней средой организма, сообщающейся с кровеносной и лимфатической системами. Другими словами, вещества, проникшие в тканевую жидкость зернистого слоя эпидермиса из окружающей среды, обязательно попадут в лимфу и кровь. В то же время вещества из крови и лимфы через тканевую жидкость эпидермиса могут перейти на поверхность кожи /20/. Кожный покров организма человека представлен морфологически и функционально различными слоями, по-разному выраженными в различных частях тела. В связи с этим эпидермис, дерма и подкожно-жировая клетчатка различным образом защищают организм от инородных веществ. Считается, что основную защитную роль выполняет эпидермис, а точнее его роговой слой. Толщина его на разных участках тела составляет от 20 до 40 мкм. Ниже его располагается барьерная зона, представляющая собой поляризованный слой в виде двойной электрической мембраны, где роговой слой имеет положительный заряд, а зернистый — отрицательный /20/. При этом все эти слои насыщены сложными по своему химическому составу жидкостями, находящимися в постоянном движении в разных направлениях: к поверхности кожи и обратно. Ниже нами будут рассмотрены более подробно процессы движения растворённых в биожидкостях наркотиков через различные слои кожи, а также процессы накопления их в роговом слое кожи, волосах и ногтях.

2.1. ДВИЖЕНИЕ НАРКОТИКОВ ЧЕРЕЗ КОЖУ С ЖИДКИМИ СЕКРЕТАМИ Процессы прохождения водорастворимых веществ через кожу чрезвычайно сложны и к настоящему моменту ещё не достаточно выяснены. Однако, с уверенностью можно утверждать, что они зависят от физико-химических свойств веществ и кожных выделений, анатомических и физиологических особенностей самой кожи и прочих факторов. При этом процессы выделения наркотиков из организма через кожу и процессы проникновения их же внутрь имеют некоторые особенности, что позволяет нам рассматривать их отдельно друг от друга.

Жидкий пот во время своего образования находится в равновесии с капиллярной кровью, омывающей потожировые железы /20, 246, 331, 338/. Окончательное его формирование зависит от различных механизмов адсорбции, обмена и концентрирования. При этом процесс перехода наркотиков из крови в пот и другие кожные выделения осуществляется главным образом благодаря пассивной диффузии этих веществ через клеточные мембраны.

2.1.1. Выведение наркотиков с потом Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

Данный процесс был хорошо изучен на примере перехода веществ из плазмы крови в слюну. В него включаются вещества только в виде их неионизированной формы и не связанные с белками плазмы крови. Распределение веществ между плазмой крови и слюной может быть вычислено на основании простых математических зависимостей /108, 123, 172/. Приведённые ниже уравнения позволяют вычислить отношение концентрации наркотиков в слюне к концентрации их в плазме крови для жирорастворимых ионизированных веществ, исходя из предположения о том, что они переносятся через мембраны путём пассивной диффузии.

ДЛЯ ВЕЩЕСТВ КИСЛОГО ХАРАКТЕРА: ДЛЯ ВЕЩЕСТВ ОСНОВНОГО ХАРАКТЕРА:

S _l + 10(pHs-pKJJp Р l + 10(pHP-PKj'fs P S = l + 10(pKa-pHs) Jt fs 1 + 10(рКа-рНр) где. S — концентрация вещества в слюне, Р — концентрация вещества в плазме крови, рКа — значение рКа исследуемого вещества, pHs, рНр — значения рН слюны и плазмы крови соответственно, fp, fs — фракция несвязанного вещества в плазме крови и слюне соответственно.

С учётом того, что обычно в течение дня выделяется от 500 до 1500 мл слюны, при выделении в минуту от 0,05 до 0,3 мл, её рН лежит между 5,1 и 7,3. Эти значения могут возрастать при увеличении секреции. Как видно из приведённых соотношений, с изменением кислотности слюны концентрация в ней веществ будет изменяться в зависимости от их физико-химических свойств. Несмотря на схожесть процессов перехода веществ из крови в слюну или в пот, анализ последнего на содержание в нём наркотиков до недавнего времени использовался редко. Это связано с серьёзными трудностями в оценке объёма выделившегося пота в каждом конкретном случае, что практически не позволяет проводить количественную оценку. Пассивная диффузия из крови в пот может считаться основным путём для большинства жирорастворимых веществ основного характера, что обусловлено более высокой кислотностью пота по сравнению с кровью. Физиологическое значение рН пота находится на уровне 4,0—6,8 /338/. Поэтому низкая кислотность пота приводит к накоплению веществ основного характера в нём. Другими словами, отношение концентрации свободного вещества в поте к концентрации его в плазме крови будет больше 1. Скорость выделения веществ в пот аналогична скорости выделения в слюну /94, 185/. Кроме пассивной диффузии веществ из крови в пот или слюну существуют и другие механизмы, скорость которых, однако, значительно меньше. На поверхности кожи постоянно происходит процесс концентрирования выделяемых с потом веществ. В тоже время там же осуществляются процессы разбавления за счет выделения новых порций пота, а также потери вещества из-за контактов с различными поверхностями и при проведении обычных гигиенических процедур, и наконец, разрушения веществ под воздействием факторов окружающей среды. В научных работах приведены методы исследования в поте следующих групп наркотических средств: этанола /70, 315/, кокаина /41, 72, 94, 188, 349, 364, 368, амфетаминов /122, 175, 379, 404, 423/, метадона /161, 349/, РСР /49, 97, бупренорфина /210, 397/, опиатов /17, 19, 94, 125, 227, 229/, каннабиноидов /229, 337, 349, 373, 390/, бензодиазепинов /219, 229/, барбитуратов /227, 365/. Сравнение мочи, пота и волос как объектов исследования для выявления наркотиков приведено в работе 204. За последние годы у аналитиков значительно повысился интерес к данному виду объектов исследования в связи с разработкой современных устройств для отбора образцов пота. Конструкция таких устройств и методы исследования адсорбированных ими из пота веществ обсуждены в работах 70, 72, 94, 229, 381, 383.

ГЛАВА II Таблица 2 содержит данные о количественных показателях, характеризующих выделение наркотиков с потом после их употребления.

Таблица 2. Количество наркотиков на поверхности кожи после их употребления Вещество Кокаин Метамфетамин Концентрация или общее количество наркотика на поверхности кожи от 0,8—15 до 9200 нг/см 20—164 нг в пробе 11400 нг в пробе 2 20-164 нг/см 2 до 53,3 нг/14 см (героин), 2 до 38,5 нг/14 см (6-МАМ) около 400 нг Источник 94 379 175 161 94 Героин Фенциклидин Yamamoto Т. и соавторы /423/ определяли амфетамин и метамфетамин на марлевых тампонах после протирания лица и шеи наркоманов. Они использовали метод ГХ-МС гептафторбутиратов исследуемых веществ. Содержание метамфетамина и амфетамина на марле спустя 3,5 дня после последней инъекции составило соответствено 0,76 и 0,076 мкг. У другого наркомана уровни наркотиков через день после последней инъекции составили соответственно 14,48 и 0,78 мкг, а также 1,63 и 0,77 мкг спустя 7 дней. Интересные с точки зрения рассматриваемой проблемы данные приведены в работе Е. Schneider и S. Balabanova /349/. Эти авторы исследовали возможность обнаружения наркотиков различных химических классов или их метаболитов, выделившихся с потом и адсорбированных одеждой. Авторами показана возможность обнаружения кокаина, метадона, 11-нор-Д9-ТГК-9-кислоты, а также никотина, адсорбированных различными поверхностями рубашки и носок с помощью радиоиммунных методов и ГХ-МС. Концентрации кокаина, адсорбированные рубашкой, находятся в пределах от 40 до 2000 нг/см2, имея значительную тенденцию к накоплению на передней части по сравнению со спиной и подмышечными областями. Аналогичные концентрации кокаина на носках и пяточной области находились в пределах от 10—50 до 140 нг/см2. Полную противоположность показывает 11-нор-А9-ТГК-9-кислота, которая накапливается в большем количестве в пяточной зоне носков при равной концентрации в других обследованных зонах. Уровень концентраций при этом составляет от 1 до 20 нг/см2. Для метадона выраженной разницы в концентрациях не выявлено (от 2—5 до 110—120 нг/см 2 ). Достоверно большее количество никотина адсорбировалось отдельными зонами рубашки, чем носками, 2 2 соответственно 80—180 нг/см и 5—60 нг/см. Всего авторы исследовали одежду 6 человек, подозреваемых в совершении тяжких преступлений. В данной работе одежду можно рассматривать как своеобразный пробоотборник, на котором выделяемые вещества концентрируются. Различия в количестве адсорбированных веществ участками одежды, прилежащими к разным регионам тела, вероятно, связаны с неравномерностью распределения потожировых желёз по поверхности тела, а также с физико-химическими свойствами самих этих веществ, в частности, с различиями в родстве с меланином (см. далее).

Механизмы экскреции наркотиков с сальными выделениями достаточно сложны и в настоящее время мало изучены. Это связано также с тем, что достаточно сложно отобрать данный объект, не загрязнив его потом или прочими веществами, присутствующими на поверхности кожи.

2.1.2. Выделение наркотиков с секретами сальных желёз Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

Сальные выделения могут быть собраны с поверхности кожи с применением методики прикладывания к поверхности кожи липид-адсорбентных лент типа «SEBUTAPE», адсорбентных, опалесцентных плёнок/354,407/, сигаретных бумажных фильтров /29, 120, 317/. Использование устройств «SEBUTAPE» является обычной процедурой в дерматологических исследованиях /38, 288, 290, 308, 316, 327, 360/. Это устройство представляет собой клейкую ленту с порами, специально разработанную для отбора образцов сальных выделений /280/. Joseph R.E. с соавторами /157/ исследовали процессы выделения с секретами сальных желёз кокаина и кодеина при многократном их употреблении. Ими установлено, что оба наркотика могут быть обнаружены в данном объекте спустя 1—2 часа после их употребления. В целом данный процесс был аналогичен процессу выделения их с плазмой крови, хотя имелась высокая изменчивость, в зависимости от индивидуальных особенностей организма и от других факторов. Полностью выделение кокаина и кодеина с секретами сальных желёз прекращалось за 24—48 часов. Авторы указывают на комплексный характер экскреции данных веществ. Методы исследования веществ разных химических классов в секретах сальных желёз приведены в работах 119, 121.

2.2. ПРОНИКНОВЕНИЕ НАРКОТИКОВ ЧЕРЕЗ КОЖУ В ОРГАНИЗМ ЧЕЛОВЕКА Процесс проникновения наркотиков через кожу чрезвычайно сложен, он включает в себя несколько этапов. Так, прохождение веществ через роговой слой зависит главным образом от физико-химических свойств этих веществ и особенностей этого слоя. После преодоления барьерного слоя кожи наркотические вещества втягиваются уже в физиологические процессы. Проникновение веществ через кожу следует рассматривать как проникновение не через гомогенные её участки, а через выводные протоки потовых желёз, которые в период втягивания после прекращения потоотделения с большой скоростью проводят из внешней среды внутрь организма химические вещества. Условно непроницаемый для них до этого кожный барьер на какоето время превращает в раневую поверхность /15/. По этим протокам химические водорастворимые вещества проникают через роговой слой кожи чисто механически. Скорость и глубина такого проникновения обусловлены клеточной проницаемостью и закономерностями потоотделения. Основные пути проникновения водорастворимых химических веществ через кожу приведены на рисунке 7. В зависимости от своих физико-химических свойств, вещества могут проникать через неповреждённую кожу внутрь организма в одних случаях исключительно через однородные участки рогового слоя, волосяные фолликулы и сальные железы, в других — только через выводные протоки потовых желёз. Кинетика протекания этих процессов различна и зависит в первом случае от времени аппликации вещества на кожу, во втором — от количества потовых желёз на обрабатываемой поверхности кожи и от их активности /15/. По современным представлениям, липофильные химические вещества проникают в глубинные слои кожи через её поверхность, в том числе через выводные протоки сальных желёз и волосяные фолликулы. Для водорастворимых веществ преобладающим является проникновение под действием физиологических факторов, например, реабсорбции. По-разному влияет на проникновение веществ и температура кожи. Например, её повышение только ускоряет процессы проникновения липофильных веществ, и может прекратить или не допустить вовсе абсорбцию водорастворимых веществ из-за усиления локального потоотделения. На проницаемость кожного барьера влияют видовые особенности, возраст и температура кожи, состояние периферического кровообращения, клиническое ГЛАВА I!

состояние кожи, размер и локализация участка аппликации, степень гидратации и предшествующая обработка кожи, взаимодействие между растворённым веществом и растворителем, а также состояние возбуждения или торможения системы потоотделения, количество потовых желёз на 1 см2, реабсорбционная функция ПО-аппарата, состояние концевых отделов выводных протоков потовых желёз и их секреторных отделов. Как уже говорилось выше, указанные факторы могут по-разному влиять на всасываемость веществ через кожу.

Проникновение веществ в тканевую жидкость через однородные участки рогового слоя кожи в результате действия физико-химических законов и вступление в контакт с поверхностью клеток Проникновение веществ в тканевую жидкость через выводные протоки потовых желёз в период втягивания в результате реабсорбационной функции ПО-аппарата и вступление в контакт с поверхностью клеток Проникновение веществ через клеточные мембраны в цитоплазму и включение в биохимические процессы Рис. 7. Основные пути проникновения водорастворимых химических веществ через кожу/15/ Перкутанный путь введения веществ имеет незначительное влияние на весь процесс распределения и выведения наркотиков из организма. Однако, его необходимо принимать во внимание при изучении процессов попадания наркотиков в волосы и ногти. R.C. Baselt, J.Y. Chang, D.M. Yoshikawa /45/ установили, что нанесение 5 мг кокаина основания на кожу локтя добровольца приводит спустя 48 часов при дискретном отборе проб мочи к концентрации бензоилэкгонина в 55 нг/мл. Всего 58 мкг бензоилэкгонина выводится за 96 часов с мочой, что соответствует 1,2 % всей дозы. Использование гидрохлорида кокаина при тех же условиях приводит к максимальной концентрации в моче бензоилэкгонина 15 нг/мл спустя 24 часа после нанесения на кожу. Авторы описывают также результаты следующего эксперимента: пятерым сотрудникам лаборатории наносили на поверхность ладоней рук по 2 мг растворённого в небольшом количестве воды гидрохлорида кокаина. В моче, собранной спустя 3 часа, с помощью ЕМИТ у одного из тестируемых был обнаружен метаболит кокаина в концентрации более 300 нг/мл, у остальных — менее 300 нг/мл. ГХМС анализ образцов мочи показал у первого 200 нг/мл, у других менее 100 нг/мл бензоилэкгонина. Bailey D.N. /36/ в опытах на животных установил, что РСР может проникать через неповреждённую кожу животных. Pitts F.N. с соавторами /321/ установили, что этот же наркотик проникает через неповреждённую кожу человека. Schulte E., Schulte G. и Mrongovius R.I. /350/ изучали проникновение через неповреждённую кожу крыс меченного тритием петидина. ElSohly MA /115/ установил, что при случайном контакте людей с предметами (деньгами), загрязнёнными кокаином или марихуаной, концентрации в моче этих наркотиков находятся ниже cut off-уровней в 300 нг/мл для бензоилэкгонина и 20 нг/мл для ТГК-кислоты. Как уже указывалось выше, описанный процесс оказывает незначительное влияние на общее выведение вещества из организма. Однако, его существование приводит к появлению проблемы дифференциации умышленного и неумышленного употребления наркотика, которая в большинстве случаев выходит за пределы компетенции экспертных служб. Таким образом, элиминация веществ в пот и в секреты сальных желёз характеризуется сложными физиологическими и физико-химическими процессами, проходящими внутри и на поверхности кожи, и сильно зависит от свойств самих веществ, а также индивидуальных особенностей организма человека.

Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

2.3. МЕХАНИЗМЫ И ОСОБЕННОСТИ ПОПАДАНИЯ КСЕНОБИОТИКОВ В ВОЛОСЫ И НОГТИ Процессы, приводящие к попаданию веществ в волосы и ногти, во многом схожи с процессами, описанными выше. Однако, ввиду того что сами объекты являются более комплексными по своей природе по сравнению с биожидкостями, однозначно применять к ним полученные для пота результаты не представляется возможным. Практически вся доступная нам литература данного направления посвящена волосам. Процессы, происходящие в ногтях, изучены мало. Однако, исходя из близости происхождения и химического состава волос и ногтей, можно сделать предположение о том, что механизмы попадания веществ в эти объекты также будут близки между собой. Целым рядом авторов были предприняты попытки выявления механизмов включения и дальнейшей судьбы наркотиков в волосах. На основании анализа указанных работ можно выделить следующие факторы, влияющие на этот процесс: зависимость общего количества вещества в волосах от принятой дозы;

родство исследуемого вещества с химическими компонентами волос, в частности, меланином;

липофильность самих веществ, а также комбинации указанных факторов.

Различные аспекты данной проблемы исследовались на примере различных групп наркотиков и лекарственных препаратов как на лабораторных животных, так и с привлечением добровольцев или данных клинических исследований /31, 49, 50, 88, 127, 144, 146, 159, 200, 223, 287, 290, 292, 302, 313, 326, 339, 342, 393, 396, 401, 416/. Nakahara Y. с соавторами в ряде работ /200, 287, 290, 292/ в опытах на лабораторных животных показали, что для опиатов, кокаина, амфетаминов, каннабиноидов и других веществ, а также их метаболитов отношение общего их количества в плазме крови к общему количеству их в шерсти животных тесно связано и зависит от дозы и концентрации в плазме крови. Авторы разделили все 20 исследованных веществ на 3 группы, в которые входили вещества с высокой способностью ко включению в состав волос (кокаин и фенциклидин), вещества, занимающие промежуточное положение (МДМА, МДА, ЛСД, 6 моноацетилморфин, амфетамин и другие) и вещества, слабо проникающие в волосы (метаболиты кокаина и амфетамина, морфин и кислые метаболиты каннабиноидов). Авторы показали, что данное соотношение различается в 3600 раз для кокаина и кислых метаболитов каннабиноидов. Baumgartner W.A. с соавторами /56/ на примере героина, кокаина, фенциклидина и метаквалона показали, что концентрации этих веществ в шерсти лабораторных животных тесно связаны с получаемыми дозами, вплоть до LD 50. Результаты, подтверждающие высокую корреляцию концентрации наркотиков или лекарственных веществ в шерсти животных с их дозой, опубликованы в работах: 32, 78, 149, 201, 261, 319. Аналогичные результаты получены на людях-добровольцах в экспериментах, проведённых в контролируемых условиях, с использованием различных классов наркотиков и контролируемых веществ, а также при исследовании образцов, полученных от больных, которым наркотики назначались по медицинским показаниям /49—51, 126, 127, 159, 201, 272, 288, 342, 346, 415/. Добровольцы — мужчины и женщины /415/ с тёмно-коричневыми и чёрными волосами в течение 5 дней получали внутрь кодеин в дозе 30 мг 3 раза в день. С помощью ГХ-МС при положительной химической ионизации в плазме, моче 2.3.1. Зависимость общего количества вещества в волосах от принятой дозы ГЛАВА II и волосах, которые отращивали в течение 5—10 недель после окончания приёма препарата, определяли кодеин и его метаболиты. В данной работе волосы отбирались путём выщипывания волосяной фолликулы. Далее образцы волос делились на три части: 1) часть волоса около 1 см с фолликулой;

2) следующая часть волоса в 3 см, располагающаяся над поверхностью кожи;

3) оставшая часть волоса. Было показано, что концентрация кодеина в прикорневом участке волос, отобранных через 12 часов после окончания приёма последней дозы, составляет 2,7 ± 0,55 и 2,6 ± 0,34 нг/мл для женщин и мужчин соответственно. Однако, спустя 10 недель концентрация кодеина во 2 сегменте волос у женщин составляла 0,54 ± 0,05 нг/мг, а у мужчин 0,09 ± 0,01 нг/мг. Авторы указывают на тот факт, что объяснить такое различие в концентрациях кодеина в волосах у мужчин и женщин, получавших его по одной и той же схеме, с помощью различий в фармакокинетике нельзя. Меченный дейтерием кокаин /159/ принимали 25 человек в контролируемых условиях. Введение осуществляли внутривенно и(или) интраназально в дозах от 0,6 до 4,2 мг/кг. Соответствующие образцы крови собирали в период до 3 дней, а образцы волос до 10 месяцев после окончания приёма препарата. Количество кокаина в волосах составляло от 0,1 до 5 нг/мг. При внутривенном введении пороговая доза, которая могла быть обнаружена использованным авторами методом, составляет 25—35 мг. Указанная разовая доза может быть определена в волосах в течение 2—6 месяцев. После приёма одной и той же дозы людьми разных национальностей концентрация кокаина в волосах может различаться в 2—12 раз. Например, в волосах уроженцев Кавказа кокаина накапливается меньше, чем в волосах людей других национальностей. Авторы отмечают, что чёрные волосы накапливают больше различных веществ, чем неокрашенные волосы. R. Sato с соавторами /258, 346/ определяли галоперидол в волосах своих пациентов с помощью изократического режима ВЭЖХ. Они установили, что концентрации галоперидола и его основного окисленного метаболита в волосах более соответствовали индивидуальной схеме его приёма по сравнению с концентрациями в плазме крови. Из приведённых данных видно, что существует зависимость концентрации наркотика в волосах конкретного человека от принятой дозы. Однако, эта зависимость подвержена сильному воздействию индивидуальных характеристик человека и прочих факторов, что значительно усложняет экстраполяцию результатов исследований, проведённых на различных группах испытуемых.

Приведённые ниже данные показывают, что меланин играет важную роль в процессах прохождения наркотиков через кожу, а также в накоплении их в различных органах и тканях, в том числе в волосах и ногтях. Различные аспекты связывания наркотиков и лекарственных веществ рассмотрены в работах: 57, 158, 199, 241-243, 324, 356, 359, 425. Nakahara Y. с соавторами /287/ в опытах с искусственно синтезированным меланином показали, что коэффициент корреляции между родством с ним и способностью к проникновению наркотиков в волосы для группы из 20 наркотиков составил 0,947. Родство с меланином вычислялось на основании угла наклона и пересечения оси ординат графика зависимости концентраций свободного и связанного наркотика после инкубации его раствора с меланином. Harrison W.H. с соавторами /154, 155/ еще в 1974 г. обнаружили, что амфетамин и 1-DOPA со своими метаболитами накапливаются главным образом в структуре меланина шерсти морских свинок. Mizuno А. с соавторами /269/ показали на примере никотина и его метаболита котинина, что эти вещества накапливаются в большей степени в чёрных волосах курящих, чем в белых.

2.3.2. Родство с меланином Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

Аналогичные данные о накоплениии наркотиков в волосах, имеющих различную окраску, приведены авторами работ: 43, 48, 52, 63, 91, 135, 140, 147, 144, 155, 159, 165, 166, 168, 190, 198, 264, 287, 290, 311, 332-334, 347, 361—363, 399, 400, 415, 417. Из приведённых работ видно, что наркотики накапливаются в волосах пропорционально содержанию в них меланина: более всего в чёрных, менее в коричневых и ещё менее в белых. Green S.J. и Wilson J.. /144/ определяли влияние окраски шерсти крыс на накопление метадона и обнаружили прямую зависимость между принятой дозой и концентрацией наркотика в шерсти. Установлено, что соотношение концентрации метадона в окрашенной шерсти и в неокрашенной равно 21,3 : 1,0. При этом среднее соотношение концентрации меланина в окрашенной и неокрашенной шерсти составило 3,5 : 1,0. Данные результаты показывают, что окрашенные волосы накапливают метадон больше, чем неокрашенные, а также что метадон имеет большее родство с составляющими окрашенных волос, чем с компонентами неокрашенных волос. Slawson M.H., Wilkins D.G. и Rollins D.E. /363/ в опытах на крысах, имевших различную окраску шерсти, изучали влияние эумеланинов и феомеланинов шерсти на накопление в ней фенциклидина. Авторы продемонстрировали, что РСР включается в чёрные волосы в большей степени, чем в жёлтые или непигментированные. Ими также выявлена линейная зависимость между концентрацией в шерсти наркотика и соотношением концентрации в ней эумеланина и феомеланина. Авторы делают вывод о том, что для учёта влияния цвета волос на концентрацию в них наркотика надёжные результаты можно получить при замене нормализации получаемых результатов к весу исследуемого образца нормализацией к отношению концентрации эумеланина и феомеланина. В данной работе приведены достаточно простые методики определения количества указанных меланинов в образцах шерсти. Аналогичные выводы о влиянии меланина на включение наркотиков и других веществ в волосы были сделаны на основании данных об особенностях накопления их в волосах людей различных рас /63, 87, 91, 93, 159, 171, 186, 188, 190, 264, 361/. В опытах in vitro с растворами кокаина и бензоилэкгонина на волосах, принадлежащих мужчинам и женщинам разных рас, Blank D.L. и Kidwell D.A. /63/ показали, что волосы уроженцев Кавказа, негров и корейцев захватывают кокаин в соотношении 1,0 : 2,9 : 6,8. Схожие результаты получены Cone T.J. с соавторами /91/, которые установили, что концентрации кокаина в волосах головы и рук достоверно выше (р<0,05) у африканцев, чем у жителей Кавказа. Однако, к этим данным необходимо относиться осмотрительно, так как на указанное различие могут оказывать влияние другие факторы. Например, Mieczkowski Т. и Newel R. /264/ обнаружили, что у чернокожих арестантов американских тюрем положительные результаты исследования волос на кокаин регистрируются примерно в два раза чаще, чем у белых. Данный факт авторы объясняют более интенсивным потреблением наркотика членами первой группы. Этот же факт согласуется с данными опроса арестантов о частоте потребления ими наркотика. Авторы приходят к выводу о недостаточности данных о накоплении наркотиков в волосах различных рас. Косвенным указанием на причастность меланина к процессам включения веществ в состав волос может служить стереоспецифичность этого процесса. Moeller М. /270/ привёл ссылку на работы японских учёных, которые при исследовании больших количеств волос (200—250 мг) употреблявших стимуляторы наркоманов установили методом высокоэффективной жидкостной хроматографии, что в волосах накапливаются только А-формы амфетамина и метамфетамина.

ГЛАВА II Таблица 3. Концентрация наркотиков в обработанных и необработанных перекисью водорода волосах (в нг/мг) /82/ Волосы Коричневые Обесцвеченные кокаин 8,46 3,20 кокаэтилен 0,17 0,07 бензоил 3,33 1,09 кодеин морфин экгонин 3,16 0,81 3,00 0,34 6-МАМ 7,53 1, Подтверждают факт влияния меланина на включение наркотиков в волосы результаты эксперимента, проведённого Cirimele V., Kintz Р. и Mangin P. /82/, по определению содержания наркотиков в волосах женщины-брюнетки, отдельные пряди волос которой были обесцвечены раствором перекиси водорода (так наз. «перышки»). Раздельное исследование обесцвеченных и «натуральных» волос на присутствие в них кокаина, кокаэтилена, бензоилэкгонина, кодеина, морфина и 6-ацетилморфина показало, что указанные вещества присутствуют во всех изученных образцах волос, но их уровень в необесцвеченных образцах в 2,5—9 раз выше, чем в обесцвеченных прядях. Приведённые данные показывают, что концентрация лекарств значительно выше в коричневых (натуральных) волосах по сравнению с обесцвеченными. Эти же результаты демонстрируют, что косметические процедуры, приводящие к потере меланина, сильно влияют на концентрацию препаратов в волосах.

2.3.3. Влияние кислотно-основных свойств наркотиков на проникновение их в волосы Как показано в работе 287, вещества основ ного или амфотерного характера (основные классы наркотических средств), имеющие в своей структуре свободные аминогруппы, обладают высокой корреляцией между своей липофильностью и способностью к проникновению в волосы. Этот факт хорошо согласуется с гипотезой о том, что проницаемость мембран, разделяющих волос и кровяное русло, зависит от градиента концентрации вещества, а также от разности рН с обеих сторон мембраны. В случае с волосами разность рН существует, поэтому вещества основного характера должны проникать через неё лучше, в отличие от веществ нейтрального или кислого характера. Коэффициент корреляции между липофильностью и способностью к проникновению в волосы очень низок (0,201), но он увеличивается до 0,770 при удалении из расчетов ТГК-кислоты. Оставшиеся 19 веществ проявляют свойства оснований или обладают амфотерными свойствами. Все они имеют в своём составе аминогруппы. Полученные результаты позволяют сделать предположение о том, что проникновение веществ кислого и нейтрального характера в волосы контролируется не родством с меланином или липофильностью, а иными факторами. Ещё в 30-х годах было установлено, что изоэлектрическая точка волоса равна 3,67 /287/. Другими словами, на мембране, разделяющей кровь и внутренние области волоса, существует градиент рН. На основании этого можно сделать предположение о зависимости проникновения отдельных веществ в волос от рНсреды. Поэтому вещества, существующие в виде катионов, будут связываться отрицательным зарядом волоса при рН ъыше, его изоэлектрической точки. При этом сама точка зависит в основном от содержания в волосе меланина и кислых белков. Волосы белого цвета, содержащие меньше меланина, имеют меньшую кислотность по сравнению с чёрными волосами. На основании вышесказанного можно утверждать, что данный градиент рН влияет на проникновение веществ в волосы. В настоящее время детально разработанной теории процесса выведения веществ из крови через биомембрану в различные выделения тела человека и кожные Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

выросты не существует. Однако, эти процессы выделения веществ из кровяного русла в пот или в волосы и ногти можно достаточно точно описать в зависимости от физико-химических свойств самих веществ, градиента рН и концентрации их по разные стороны биологической мембраны, а также от свойств самой мембраны. Процессы включения наркотиков основного и амфотерного характера в волосы отличаются от таковых у веществ кислого характера. Для веществ основного и амфотерного характера большое значение при включении их в волосы имеет меланин, отвечающий за окраску волоса.

2.4. СРОКИ ОБНАРУЖЕНИЯ НАРКОТИКОВ О ВОЛОСАХ И НОГТНХ Время, через которое можно определять содержание наркотиков в волосах или ногтях, зависит от целого ряда факторов, определяемых свойствами наркотика, его дозой, физиологическими параметрами и состоянием организма человека. В настоящее время считается, что наркотик можно обнаружить в волосах лица (бороды) спустя 2—3 дня, в волосах головы спустя 5—7 дней, в ногтях спустя 15—20 дней, в моче, слюне и поте через 0,5—60 минут после приёма. Gygi S.P. и другие /149/ в опытах на лабораторных животных изучали динамику накопления опиатов в шерсти. Крысам Spraque-Dawley в течение 21 дня вводили ежедневно внутрибрюшинно различные дозы (5, 10 или 20 мг/кг) кодеина, и в различные промежутки времени в течение и после этого курса в образцах шерсти спины массой 50 мг определяли содержание кодеина и морфина. Анализ этих веществ проводили на ГХ-МС, оборудованном ионной ловушкой. Установлено, что максимальные уровни кодеина и морфина в шерсти достигаются через 20 дней с начала введения кодеина и увеличиваются с увеличением дозы последнего. Для кодеина этот показатель составлял 0,57;

0,80 и 1,95 нг/мг, а для морфина — 1,08;

1,21 и 2,10 нг/мг. Авторы указывают на существование строгой корреляции между дозой принятого кодеина и концентрацией его в волосах через 5, 12, 16, 20 и 26 дней (г>0,99;

р<0,01). Puschel К., Thomasch P. и Arnold W. /326/ в рамках целого ряда исследований радиоиммунным методом установили, что у людей, получавших морфин в терапевтических дозах, у 13 героинистов, а также у нескольких добровольцев, получавших кодеин, опиаты обнаруживаются в волосах бороды в течение 6—8 дней даже после однократного приёма наркотика, в то время как концентрация их в моче определялась в течение 3—4 дней. Wilkins D.G. с соавторами /415/ изучали влияние на концентрацию вещества в волосах следующих факторов: возраста, пола и расы, типа и цвета волос, сезонных вариаций их роста, химической их обработки и заболеваний. Женщины-европеоиды с тёмно-коричневыми и чёрными волосами в течение 5 дней принимали внутрь кодеин в дозе 30 мг 3 раза в день. С помощью ГХ-МС в режиме положительной химической ионизации в плазме, моче и волосах авторы определяли кодеин и его метаболиты. Волосы отращивали в течение 5—10 недель. Образцы волос собирали путем выщипывания. Далее все полученные волосы делили на 3 части или сегмента: 1) около 1 см с луковицей;

2) 3 см над кожей;

3) оставшийся волос. Волосы, взятые непосредственно перед приёмом кодеина, использовались как контрольные образцы. Предел определения метода составил 0,1 нг/10 мг волос. Самая высокая средняя концентрация кодеина в 1-м сегменте волос составила 2,7 нг/мг через 12 часов после окончания приёма вещества, через 5 недель она составляла 0,44 нг/мг. В следующем, 2-м сегменте волос кодеин обнаруживался спустя 1 неделю. Средняя концентрация 0,54 нг/мг. В 3-м сегменте через 10 недель вещества обнаружены не были.

ГЛАВА II Разработанные нами методики /17, 19/ позволяют обнаруживать кодеин в образцах волос и ногтей даже после его разового употребления. Таблица 4 содержит данные о концентрации кодеина в исследуемых объектах и о сроках после окончания приёма препарата, при которых она была обнаружена.

Таблица 4. Значения концентрации кодеина в различных объектах после употребления его разовой дозы Объект Моча Волосы Ногти Максимальные концентрации 620—987 нг/мл 0,5—0,8 нг/мг 0,7—2,2 нг/мг Сроки 1-й день 5—7-е сутки 2—3-я неделя Обращает на себя внимание тот факт, что концентрация кодеина в волосах и ногтях падает до нуля практически сразу после своего максимума. В моче кодеин не обнаруживается на третьи сутки после приёма препарата. Морфин ни в одной из проб волос и ногтей обнаружен не был. Указанная методика была утверждена ПККН в 1997 г. в качестве экспертной (протокол № 60/97 от 15 декабря 1997 г). Новые версии методик приведены далее в приложениях. Martz R. и соавторы /256/ с помощью сегментного анализа волос женщины, умершей от передозировки кокаина спустя 24 дня после поступления в стационар, показали, что она употребляла наркотики до приёма летальной дозы. Сегмент волос, соответствующий фатальному употреблению наркотика, содержал повышенное его количество, далее это количество резко уменьшалось, так как соответствовало нахождению больной на лечении. Исследования проводились методом МС-МС. Takahashi К. /387/ изучал механизмы попадания метамфетамина в шерсть лабораторных животных с помощью ГХ с последующим подтверждением ГХ-МС. Автором было показано, что разовая внутрибрюшинная доза метамфетамина в 3 мг/кг не обнаруживается в шерсти животных спустя 10 дней. При повторении этого эксперимента в течение 5 дней концентрация метамфетамина составила 0,05—2,58 нг/мг. Продолжение приёма наркотика по данной схеме в течение 15 дней привело к увеличению содержания его в отобранной спустя 13 недель шерсти до 0,44—0,86 нг/мг, а амфетамина до 0,63—0,78 нг/мг. При переходе на схему отбора образцов шерсти 1 раз в неделю максимальные концентрации метамфетамина (6,76—2,55 нг/мг) и амфетамина (14,73—37,07 нг/мг) наблюдались в первом образце. Далее эти значения резко падали, и в 4-м образце, который соответствовал 16-й неделе после окончания приёма, обнаруживался только амфетамин в незначительных количествах. Suzuki S. и соавторы /379/ описали метод обнаружения и количественного определения метамфетамина и его основных метаболитов в волосах, ногтях, поте и слюне человека. Авторы указывают, что метамфетамин может быть обнаружен в образцах волос через 18 дней, в образцах ногтей через 45 дней, в образцах слюны через 2 дня после окончания его приёма.

2.5. ФАКТОРЫ. ВЛИЯЮЩИЕ НА СОХРАННОСТЬ ВЕЩЕСТВ О ОБЪЕКТАХ ИССЛЕДОВАНИИ По сравнению с такими объектами как биологические жидкости, пот и секционный материал, волосы и ногти дольше сохраняют захваченные ими вещества, внутренние части их менее подвержены механическому, химическому и прочим воздействиям окружающей среды. При этом здоровые волосы и ногти в значительной степени более устойчивы к таким воздействиям, чем больные или повреждённые.

Симонов Е А., Изотов Б Н., Фесенко А.В.

Как было показано выше, концентрация большинства веществ в волосах и ногтях в значительной степени зависит от содержания в них меланина. Таким образом, любое воздействие на данные объекты, приводящее к изменению концентрации в них меланина, можно рассматривать как воздействие, приводящее в конечном итоге к изменению концентрации вещества в волосах или ногтях. Обесцвечивание волос, химическая окраска, перманент, длительное выветривание или вымывание приводят обычно к уменьшению количества вещества в данных объектах. Примером может быть работа Cinmele V., Kintz Р. и Mangm P. /82/, описанная в разделе 2.3.2. При комнатных условиях рассматриваемые объекты могут храниться длительное время без влияния на результаты исследований. В нашей практике образцы хранились в течение более 1,5 лет и результаты их исследования в пределах ошибки опыта практически не различались. В литературе описаны случаи более длительного хранения образцов, после чего исследователям удалось обнаружить в них присутствие наркотиков. Например, случай обнаружения опиатов в волосах ирландского поэта Джона Китса, умершего за 167 лет до времени проведения исследований, или факты обнаружения морфина в волосах египетской мумии спустя несколько тысяч лет и бензоилэкгонина в волосах мумии человека, жевавшего листья коки около 2000 лет назад /75/. Хотя к настоящему моменту проблема сохранности в достаточной степени ещё не изучена, несомненно, что волосы и ногти необходимо рассматривать как органы, наиболее долго сохраняющие попавшие в организм человека чужеродные вещества, и при этом легко доступные для корректного отбора и исследования.

Особенности анатомического строения и физиологии кожи и её придатков оказывают непосредственное влияние на процессы как выделения наркотиков из организма, так и проникновения их в органы и ткани. Знание данньгх механизмов крайне необходимо для правильного выбора методов выделения, очистки и последующего исследования наркотиков в волосах и ногтях.

2 1. ЗАКЛЮЧЕНИЕ 3. ОСОБЕННОСТИ МЕТОДОЛОГИЧЕСКИХ ПОДХОДОВ К ИССЛЕДОВАНИЮ ОБРАЗЦОВ ВОЛОС И НОГТЕЙ По сравнению с биожидкостями, исследование твёрдых кожных образований имеет целый ряд отличительных особенностей, которые накладывают отпечатки на все этапы проведения работ. Ниже приведена общая схема исследования этих объектов. ВНЕШНИЙ ОСМОТР Как видно из неё, исследоваНа данном этапе определяют для волос вес, цвет, длину, направление роста, ние волос и ногтей включает в себя для ногтей вес и их общее количество две принципиально важные с точки зрения интерпретации результатов ПРЕДВАРИТЕЛЬНОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ ПОВЕРХНОСТИ ОБЪЕКТОВ Проводится с целью обнаружения исследуемых веществ, попавших на эту стадии: предварительное исследоповерхность из внешней среды вание поверхности этих объектов ипивыделившихся из организма ссекретами желез на присутствие анализируемых веществ и проведение очистки укаОЧИСТКА ПОВЕРХНОСТИ Проводится до получения полной уверенности в отсутствии занной поверхности от мешающих на ней исследуемых веществ дальнейшему исследованию веществ с обязательной проверкой эфВЬДЕЛЕНИЕ ВЕЩЕСТВ ИЗ ВНУТРЕННИХ СЛОЕВ ВОЛОСИНОПТ31 фективности данной операции. Осуществляется при помощи разрушения структуры объекта или без такового Проведение исследований внутренних областей волос и ногтей без ОБНАРУЖЕНИЕ ВЕЩЕСТВ полной уверенности в том, что на их внешней поверхности отсутствуют исследуемые вещества, практически ИНТЕРПРЕТАЦИЯ ПОЛУЧЕННЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ L всегда приводит к ложноположиРис. 8. Общая схема проведения исследований тельным результатам. по обнаружению наркотиков в волосах и ногтях 3.1. ОСОБЕННОСТИ ОЧИСТКИ BOЛOC ОТ ВНЕШНИХ ЗАГРЯЗНЕНИЙ Методики очистки волос основываются на том факте, что наркотики, попадающие на поверхность волос из окружающей среды, слабо проникают во внутренние их области, где образуют достаточно лабильные связи с белками. В этом заключается отличие анализа волос на присутствие в них больших органических молекул, какими являются практически все наркотические средства, от анализа на присутствие тяжёлых металлов, которые в соответствии с совершенно другими механизмами проникают внутрь волос и ковалентно связываются с сульфгидрильными группами протеинов. Волосы, по мнению многочисленных исследователей, работающих в области косметологии /335/ и наркологии /52, 54, 56/, делятся по степени доступности для проникновения в них органических молекул на три чётко различимые зоны: доступные, частично доступные и недоступные. Первая из названных зон представляет собой поверхность волос, к которой вещество из окружающей среды имеет свободный доступ. Попадающие из окружающей среды на поверхность волоса наркотики образуют слабые межмолекулярные связи. Эта область без особых затруднений может быть обработана такими растворителями, как безводные этанол или изопропанол. Соответственно, слабо связанные с поверхностью волос наркотики просто смываются данными растворителями. Вторая зона располагается во внутренних областях волос и практически не имеет контакта со внешней средой, что предотвращает попадание в неё наркотиков, Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

например, в виде паров. Однако, в эту зону могут проникать вещества в виде водных растворов, в частности в виде растворов в поте. Эта область содержит также вещества, попавшие в неё из плазмы крови. Все указанные компоненты как экзогенного, так и эндогенного происхождения легко вымываются из этой области волос с применением интенсивной и многократной промывки растворителями, приводящими к разбуханию ткани волос, например, воды, метанола, смеси воды и этанола или изопропанола. Безводные этанол или изопропанол не вымывают из данной области наркотики или их метаболиты. Вода может считаться самым лучшим растворителем для очистки данной области волос. Последняя из рассматриваемых зон является самой большой. У сильных толстых волос она может занимать до 90 % их структуры. Однако, её протяжённость сильно уменьшается при повреждении волос, например, при их окраске (перманент), избыточной сушке или выгорании на солнце. В обычных условиях, когда образцы не находятся в экстремальных для них температурных условиях или не подвергаются длительному воздействию высоких концентраций веществ, рассматриваемая зона волос не доступна для водных растворов наркотиков. Соответственно, вещества, захваченные ею, не могут быть удалены промывкой водой. Высвобождение наркотика из неё возможно только при разрушении структуры волос. По-видимому, вещества в данной области удерживаются скорее из-за структурных особенностей строения волос, а не из-за более сильных, по сравнению с другими областями, связей с протеинами волос. Закрученная макропротеиновая структура волос с её вытянутыми белковыми микро- и макрофибриллами также подтверждает этот вывод (см. рис. 1 на стр. 12).

3.2. МЕТОДЫ РАЗРУШЕНИЯ СТРУКТУРЫ ВОЛОС И НОГТЕЙ Выбор метода разрушения волос или ногтей зависит от большего количества факторов, чем выбор метода анализа биожидкостей. С одной стороны, механическая и химическая инертность кератина и меланина обусловливают необходимость применения достаточно сильных мер воздействия для их разрушения и последующего выделения анализируемых веществ. С другой стороны, выбранные методы не должны разрушать само исследуемое вещество или изменять соотношение между ним и его метаболитами. Во многом метод разрушения кератиновой структуры зависит от последующего способа обнаружения и количественного определения вещества. Например, методы выделения кокаина из волос и ногтей с последующим определением иммунным способом значительно отличаются от методов выделения неизменного кокаина с последующим исследованием методом хромато-масс-спектрометрии. К настоящему моменту все рассматриваемые методы можно разделить на несколько групп: 1) экстракция органическим растворителем;

2) кислотный или щелочной гидролиз;

3) энзиматическое разрушение;

4) экстракция органическими растворителями при сверхкритических условиях;

5) термическое разложение объектов. Каждый из вышеизложенных способов имеет свои достоинства и недостатки. Ниже приведено краткое описание известных нам методов.

При проведении данного вида экстракции наиболее часто в качестве растворителя используется метанол. Обычно экстракция проводится в закрытой посуде при повышенной температуре +37° — +45°С и выше в течение 3.2.1. Экстракция органическими растворителями ГЛАВА III длительного времени (18—24 часов). Иногда для ускорения реакционную смесь обрабатывают ультразвуком. Соотношение количества образца и растворителя обычно составляет 1—2 мл метанола на 50 мг объекта. Перед проведением экстракции образцы растирают в ступке пестиком или размалывают в шаровой мельнице. Данный способ экстракции можно считать универсальным, так как практически все основные наркотические вещества, такие как героин, кокаин и их метаболиты, не подвергаются гидролизу, а процент извлечения их достаточно высок. Часть вещества, захваченного при росте волос или ногтей зёрнами меланина, при данном способе остаётся в связанном виде. Это обусловлено механической и химической стойкостью последних. Данный способ экстракции широко используется при проведении скрининговых исследований на широкий спектр веществ. Полученная после проведения экстракции вытяжка обычно требует дальнейшей очистки, если не используется иммунный метод определения наркотика. Эта методика выделения наркотиков из волос применялась в следующих работах: 12, 17-19, 257, 284, 288, 319, 341, 346. Rothe M. и Fritz P. /327/ в образцах волос 6 наркоманов, умерших от передозировки героина, с помощью ГХ/МС определяли уровни героина, Рис. 9. Упрощенная модель связывания морфина морфина, 6-МАМ и кодеина. Анализ Рис.9. Упрощённая модель связывания морфина с белками волос/341/ производился после экстракции их в с белками волос/341/ ультразвуковой бане с использованием 10 различных растворителей, различавшихся полярностью и гидрофильностью. Авторами установлено, что опиаты практически не экстрагируются в толуол и дают низкие уровни экстракции в диоксан, ацетонитрил, ацетон и диметилсульфоксид. В гомологическом ряду спиртов эффективность экстрагирования возрастает от н-пропанола к изопропанолу, этанолу и метанолу. Вода проявляет такую же экстрагирующую способность, как метанол. При одинаковых условиях скорость экстракции уменьшается в ряду: героин, 6-МАМ, морфин, кодеин. При добавлении 1% уксусной кислоты или 1% триэтиламина к метанолу снижается уровень экстракции героина и увеличивается уровень экстракции морфина. Образованием водородных связей авторы объясняют механизм удерживания опиатов в волосах. Известно, что волосы содержат воду в количестве от 15 до 25 %. Она, предположительно, располагается между пептидными водородными связями. Степень активности спиртов в проникновении в пептидные структуры волос и в экстракции оттуда опиатов уменьшается от метанола к пропанолу. Таким образом, метанол является наиболее подходящим растворителем для прямой экстракции опиатов из волос человека, так как он достаточно проникает в матрицу волос и способен вытеснить наркотик из места связывания его с белками, хорошо растворяет большинство веществ и не допускает гидролиз героина и 6-МАМ. Y. Nakahara с соавторами /284/ сравнивали методику извлечения опиатов из волос смесью метанола и трифторуксусной кислоты с пятью методиками, использующими другие растворители. Авторами показана высокая эффективность предложенного ими экстрагента и его максимальный процент экстракции в ряду изученных ими растворителей. Процент экстракции для 6-МАМ и морфина составил соответственно 95 и 97.

3.2.2. Щелочной или кислотный гидролиз Исследуемые образцы волос или ногтей при проведении данного вида обработки подвергаются воздействию сильных кислот или щелочей при температурах +100° — +120°С в течение нескольких часов. Концентрация кислоты, обычно соляной, Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

составляет 1 или 2N. Аналогичная концентрация используется и при проведении щелочного гидролиза. Соотношение кислоты или щёлочи и обрабатываемого объекта также составляет 1—2 мл реактива на 50 мг. После проведения реакции реакционная смесь охлаждается, нейтрализуется и очищается. При кислотном или щелочном гидролизе такие вещества, как героин и его моноацетильные метаболиты практически полностью гидролизуются до морфина, а кокаин — до бензоилэкгонина. Данный способ разрушения кератиновой структуры волос применялся в работах: 44, 83, 84, 156, 190, 209, 212, 220, 233, 249, 272, 290, 298, 342-344, 378, 385, 393, 415-417. Стадии разрушения волос под воздействием щелочей достаточно подробно описаны А.К. Тумановым /23/. Выделение веществ, захваченных зёрнами меланина, в приведённых выше условиях невозможно. Для исследования подобных объектов на присутствие наркотиков требуются гораздо более жёсткие условия. Например, для выделения 11нор-9-карбокси-ТГК-кислоты из меланиновой фракции предлагается использование следующей методики: навеску образца в 5—10 мг экстрагируют 200 мкл ION NaOH в 2 мл деионизованной воды в присутствии 200 мкл этанола /52/.

Для исследования основных классов наркотиков некоторые авторы предлагают методики мягкого энзиматического разрушения волос. Условия проведения их подобраны таким образом, что такие лабильные вещества, как кокаин и героин, практически не подвергаются гидролизу. Энзиматический гидролиз волос использовался в работах: 52, 112, 188, 223, 272, 303. Baumgartner W.A. с соавторами /52/ предлагают разрушение волос проводить по следующей методике:

В 10 мл 0,5 М трис-буфера (рН 6,4) растворяют 60 мг дитиотреитола, 200 мг додецилсульфата натрия и 20 единиц протеиназы К. На 20 мг волос берется 2 мл полученного раствора Полученная смесь выдерживается при температуре +37°С и постоянном перемешивании со скоростью 80-100 качаний в минуту в течение 16-18 часов. Далее образцы перемешиваются, центрифугируются и надосадочная жидкость отбирается для дальнейшего исследования методом ГХ-МС-МС.

3.2.3. Этническое разрушение Авторы отмечают, что данная методика разрушения высвобождает большое количество веществ, препятствующих исследованию иммунными методами. В этом случае они предлагают использовать методики очистки экстрактов экстракцией органическими растворителями. Однако в ходе проведения такой экстракции многие наркотики, например кокаин, частично гидролизуются. Для контроля за этим процессом исследование каждой партии волос, подвергающихся гидролизу, должно сопровождаться анализом контрольной пробы чистого кокаина в количестве 100 нг на присутствие бензоилэкгонина. Результаты этого исследования позволяют оценить степень разрушения наркотика. Edder P. с соавторами /112/ проводили энзиматический гидролиз волос в закрытой посуде с добавлением 50 мг гуанидина гидрохлорида, 50 мкл 2-меркаптоэтанола, 25 мкл глюкуронидазы и 1 мл 1/15 М фосфатного буфера (рН 7,0) из расчёта на 50 мг образца. Смесь инкубировалась при 45°С в течение 4 часов. Методы энзиматического разрушения структуры волос или ногтей, в отличие от других методов, в меньшей степени гидролизуют исследуемые вещества. Одним из основных недостатков данных методов является использование ядовитых и сильно пахнущих тиолов.

ГЛАВА I Экстракция веществ из различных биологических объектов жидкостями, находящимися в сверхкритическом состоянии, разработана сравнительно недавно. Однако, она позволяет проводить извлечение наркотиков из волос с их минимальными потерями. Преимуществами данного вида экстракции являются: 1) быстрота проведения 3.2.4. Сверхкритическая экстракция (обычно 30—60 минут);

2) возможность широкого выбора условий выделения исследуемых веществ путём изменения давления, температуры и природы экстрагента за счёт введения в него различных модификаторов;

3) простота соединения оборудования для сверхкритической экстракции с основным аналитическим оборудованием для образования единого комплекса.

Таблица 5. Сравнительное исследование образцов волос при различных методах разрушения/112/ Вещество нг/мг Экстракция метанолом нг/мг CV% Энзиматическое разрушение нг/мг CV% 1,92 2,19 2,491 1,73 17,0 3,3 0,0 13,0 Кислотный гидролиз нг/мг 1,22 1,95 0,0 2,39 Щелочной гидролиз нг/мг CV% 1,47 2,15 10,0 13,8 13,0 Сверхкритическая экстракция нг/мг CV% 1,99 2,56 2,18 1,93 12,0 5,6 10,0 3, cv% 15,0 10,0 14, Кодеин Этилморфин 6-МАМ Морфин 1,98 2,41 2,18 1, 8,0 9,8 7,9 7, 0, 2, В приведённой выше работе P. Edder с соавторами /112/ проводилось сравнение результатов различных методов обработки при проведении исследований образцов волос, к которым были добавлены морфин, кодеин, этилморфин и 6-МАМ. Выделение опиатов из волос методом сверхкритической экстракции проводили в течение 30 минут смесью СО2-метанол-триэтиламинвода (85 : 6 : 6 : 3). Авторы указывают на быстроту проведения экстракции предложенным методом. 6-МАМ при этом методе не разрушается. Результаты исследования представлены в таблице 5. К недостаткам данного метода относится высокая стоимость оборудования для проведения экстракции. Обзор методов выделения наркотиков из волос опубликован Chiarotti M. /76/.

Современное развитие аналитического приборостроения позволяет проводить исследования волос и ногтей на присутствие в них наркотиков с использованием принципиально новых подходов. Примером может служить работа Kidwell D.A. /198/ о применении метода тандемной масс-спектрометрии для обнаружения в волосах кокаина и его метаболитов, а также фенциклидина. Указанная методика позволила определить вещества в единичном волосе длиной 0,5 см без разрушения его структуры. Методика включала: промывку образцов пентаном в течение нескольких минут для удаления жиров и прочих внешних загрязнений, за исключением самих наркотиков;

удаление связанной образцом воды при помощи нагревания его в устройстве для прямого ввода образца в масс-спектрометр при температуре +110°С в течение 1 мин.;

прямое введение образца в ионный источник прибора, в котором он нагревался по следующей программе: до +50°С в течение 30 сек., затем быстрый нагрев до +250°С в течение 30 сек. и выдерживание при этой температуре в течение 2 мин. Масс-спектрометр в это время работал в режиме регистрации родительских и дочерних ионов, образующихся при химической ионизации образцов изобутаном в присутствии аргона. Как видим, метод тандемной масс-спектрометрии обладает высокой чувствительностью и быстродействием. В настоящее время оборудование для его воплощения достаточно дорого и редко. Этот метод нуждается также в значительной методической проработке. Однако, по мнению 3.2.6. Термическое разложение объектов Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

Baumgartner с соавторами /52/, успехов в области анализа наркотиков в волосах следует ожидать с появлением нового оборудования, реализующего метод тандемной масс-спектрометрии.

и концентрирования исследуемых веществ из разрушенных тем или иным способом волос и ногтей мало чем отличаются от общепринятых в судебной или токсикологической химии методов. Во многом они определяются выбором метода последующего анализа, физико-химическими свойствами вещества, а также особенностями химического состава волос и ногтей. Как показывает анализ литературы, при исследовании биожидкостей, волос и ногтей на присутствие сверхмалых количеств основных классов наркотических средств или психотропных веществ спектральными и хроматографическими методами обычно требуется проведение этапов очистки экстрактов или гомогенатов от соэкстрактивных веществ. Наиболее традиционной является экстракция с применением различных растворителей и электролитов с многостадийной последующей реэкстракцией. Основной недостаток этого подхода — присутствие в конечном экстракте большого количества соэкстрактивных веществ. Альтернативой является использование твёрдых сорбентов (модифицированных силикагелей, активированных углей, оксида алюминия, ионообменных и неионообменных смол и прочих), что имеет перед жидкость-жидкостной экстракцией целый ряд преимуществ: отсутствие образования эмульсии, уменьшенное загрязнение липофильными веществами, сокращённое количество операций, высокая селективность и другие. Методические основы обоих подходов обсуждены в обзорах 9, 10. Жидкость-жидкостная экстракция использовалась различными авторами при исследовании волос на присутствие наркотиков и психотропных веществ /18, 48, 84, 85, 129, 156, 164, 190, 201, 203, 212, 216, 220, 233, 249, 257, 288, 301, 326, 342, 344, 379, 385, 416, 419/;

твердофазная экстракция рассматривалась в работах 91, ПО, 272, 284, 287, 362, 393, 410, 415, 417, 424. При использовании иммунных методов очистка обычно не требуется /31, 43, 44, 49, 50, 55, 114, 128, 134, 144, 155, 164, 310, 326, 364, 370, 419/. Таким образом, исследователям удаётся избежать нескольких стадий анализа. Однако, большинство авторов указывает на необходимость строгого контроля за рН гомогената, так как отклонения его значения могут привести к ложным результатам из-за денатурации реактива, особенно при использовании на стадии гомогенизации сильных кислот или щелочей. Применение современных методов физико-химического исследования, таких как МС-МС, также позволяет исключить стадию очистки и концентрирования экстрактов волос /63, 198, 256, 312/. Таким образом, методы очистки и концентрирования анализируемых веществ широко используются при исследованиях волос. В настоящее время они требуют значительных усилий и особого внимания специалистов, занимающихся разработкой методов анализа наркотиков и других веществ в рассматриваемых объектах.

3.3. МЕТОДЫ ЭКСТРАКЦИИ И ОЧИСТКИ ГОМОГЕНАТОВ ВОЛОС И НОГТЕЙ Методы очистки 3.4. МЕТОДЫ ИДЕНТИФИКАЦИИ ВЕЩЕСТВ х> Для обнаружения наркотиков в волосах, ногтях и к о ж н ы х выделениях требуются высокочувствительные аналитические методы, так к а к уровень исследуемых веществ в этих объектах ниже, чем в обычных объектах, таких к а к ГЛАВА I моча, кровь, ткани. Историю достижений в данной области анализа можно достаточно достоверно проследить по истории создания селективных высокочувствительных методов исследования биологических объектов.

Таблица 6. Методы исследования физиологически активных веществ в волосах человека Вещество Амфетамины Методы исследования Хроматографические и (или) иммунные Хроматографические и (или) иммунные Хроматографические и (или) иммунные Хроматографические и иммунные Хромато-масс-спектрометрия Хроматографические и (или) иммунные Хроматографические и (или) иммунные Иммунные Хромато-масс-спектрометрия Источники 52,111, 125,176, 200, 201, 209, 224,272,281,288,289,291, 298,358, 376, 378-380, 387 100, 101, 128, 176, 245, 257, 294, 325, 345, 346, 398 32,131, 140, 141,220,340,344, 365 55, 79, 81, 213, 224, 344, 369 221 27, 210, 237, 238, 253, 275, 394, 397, 419 258, 345, 346, Антидепрессанты Барбитураты и их аналоги Бензодиазепины Р-блокаторы (гипотензивные средства) Бупренорфин Галоперидол Каннабиноиды Карбамазепин Кокаин и его метаболиты ЛСД и его метаболиты Мета дон Никотин и его метаболиты Опиаты (морфин, кодеин, героин, дионин) и их метаболиты Станозолол Фентанил Фенциклидин и его метаболиты Хлорированные пестициды 140, 265 38, 83, 85, 156, 189-191, 196, 211, 262, 265, 414 Хромато-масс-спектрометрия 223 32, 37, 39, 77, 132, 142, 165, Иммунные 218, 265, 310, 334, 402 Хромато-масс-спектрометрия 12, 17, 19, 35, 40, 51, 52, 73, 77, 91, 92,96, 102, 111, 127, 132, 153, 160, 165, 189, 196, 212, 224, 231, 235, 248, 254, 255, 263-265, 272, 273, 283, 292, 313, 319, 334, 364, 374, 390, 392, 410 Прочие методы 198, 255, 256, 384, 386 Хромато-масс-спектрометрия 71,113, 130, 162,186,240,285, 298, 297, 309 Иммунные 37,42-44,55, 69, 139,144, 225, 250, 251, 272 Хромато-масс-спектрометрия 69, 214, 225, 272, 416 Хроматографические и (или) 114, 135, 150, 176, 205, 217, иммунные 219, 224, 231, 236, 269, 270 Иммунные 5, 31, 32, 50, 125, 129, 134, 208, 210, 215, 218, 233, 322, 326, 328, 342, 402 Хромато-масс-спектрометрия 12, 18, 52,84, 89, 91, 102, 111, 125, 137, 138, 145-147, 189, 189, 215, 216, 224, 230, 272, 284,290, 313,322,328,340, 342-344, 374, 410, 415, 417 249, 312, 385, 386 Прочие методы Хромато-масс-спектрометрия 166 Хромато-масс-спектрометрия 352, 406 Иммунные 49, 287, 370 Прочие методы 198 Хромато-масс-спектрометрия 12, 17, 52, 362, 393 Хромато-масс-спектрометрия Первое сообщение о возможности выявления барбитуратов и каннабиноидов в шерсти морских свинок спустя месяц после окончания их приёма появилось в 1954 г. /140/. В 1971 г. orrest с соавторами /128/ обнаружил неизменённый меченный тритием хлорпромазин и тетрагидроканнабинол в шерсти животных. В 1974 г. Harrison с соавторами /155/ показали, что в шерсти морских свинок накапливается 14С-трейсер Симонов Е.А., Изотов Б.Н., ФесенкоА.В.

после скармливания им меченого С-амфетамина. Все приведённые работы были выполнены с применением радиоиммунного метода исследования. Однако они были единичными и не оказали серьёзного влияния на развитие данного направления. В конце 70-х — начале 80-х годов с развитием иммунных методов и успехами хромато-масс-спектрометрии появилось большое количество работ по выявлению физиологически активных веществ в волосах и поте. Таблица 6 представляет методы исследования некоторых физиологически активных веществ в волосах и ногтях, опубликованные в доступной нам научной литературе до настоящего времени. Как видно из таблицы, основными методами обнаружения наркотиков в волосах и ногтях являются иммунные методы и хромато-масс-спектрометрия в различных её модификациях. Для предварительного обнаружения наркотических средств и лекарственных веществ различных классов в волосах используются радиоиммунные, иммунофлуоресцентные и иммуноферментные методы с применением коммерческих наборов реактивов и оборудования: RIA, Abuscreen®, Triadge-8™, TDx® и EMIT® и других. Преимуществами данных методов являются: их чувствительность, экспрессность проведения определений, удобство и относительная простота приготовления образцов для анализа. Возможность проведения исследований сразу целых групп химически близких веществ также можно отнести к преимуществам иммунных методов. Чувствительности иммунологических методов достаточно для обнаружения практически всех классов наркотических и психотропных веществ в образцах волос весом от 10 до 100 мг. Однако, как показывает анализ литературы, использование иммунных методов наиболее эффективно при исследовании рассматриваемых объектов на ограниченное количество групп наркотиков, чаще всего одну или две, например, опиаты или кокаин. При исследовании образцов на большее количество групп наркотиков резко возрастает количество операций, необходимых для проведения эксперимента, что снижает эффективность таких исследований. Для обнаружения наркотических и психотропных веществ в волосах и ногтях, в том числе для подтверждения результатов, полученных иммунологическими методами, широко применяются флуорометрические, спектральные и хроматографические методы и их комбинации. При этом в подавляющем большинстве работ для повышения чувствительности определения исследуемых веществ авторы используют различные методы их дериватизации и химической обработки. Обнаружение контролируемых веществ в волосах флуорометрическим методом используется для тех из них, которые сами обладают способностью к флуоресценции. Примером может служить метод обнаружения ЛСД, приведенный Nakahara с соавторами /287/. Иногда наркотики модифицируют при помощи соответствующих реактивов, что приводит к появлению у них необходимых для рассматриваемого метода аналитических свойств /234/. Сюда можно отнести методы обнаружения морфина в волосах, основанные на переводе его в дансильное производное с последующим флуорометрическим определением полученного продукта /233, 249, 270, 312, 351, 384—386/. В указанных работах для очистки экстрактов использовались методы тонкослойной или высокоэффективной жидкостной хроматографии (ВЭЖХ), а также капиллярного электрофореза. При анализе опиатов в биологических жидкостях с применением тонкослойной хроматографии дансильных производных целым рядом авторов была достигнута высокая чувствительность определения. Например, Wintersteiger R. /420/, unk W. и другие /133/, а также Shultz H. с соавторами /357/ показали, что дансильные производные морфина, 6-МАМ и некоторых других опиатов позволяют обнаруживать их с пределом обнаружения от 200 до 800 пг в хроматографическом пятне. Методика количественного определения морфина, метамфетамина и амфетамина в биологических объектах методом тонкослойной хроматографии, использующая аналогичные подходы, приведена в заключении на стр. 63.

ГЛАВА III Метод ВЭЖХ позволяет проводить обнаружение выделенных из волос галоперидола и его основного метаболита с помощью колориметрического детектирования /258, 346/. Однако, приведёнными примерами использование различных вариантов жидкостной хроматографии или капиллярного электрофореза с флуоресцентным или оптическим детектированием при исследовании наркотических веществ в волосах практически ограничивается. Здесь необходимо отметить, что с появлением в последнее время таких комбинированных методов исследования, как сочетание высокоэффективной жидкостной хроматографии или капиллярного электрофореза с масс-спектрометрией или тандемной масс-спектрометрией, следует ожидать резкого расширения использования их в анализе нетрадиционных объектов на присутствие наркотиков. Особенно это касается методов исследования малоустойчивых соединений: бупренорфина /210, 397/, ЛСД и его аналогов /162, 184, 240, 296/, а также оптических изомеров метадона /214/. Такому расширению, несомненно, будет способствовать и удешевление данного оборудования. Метод газовой хроматографии (ГХ) с применением плазменно-ионизационного, азотно-фосфорного или электронозахватного детектирования мало применим для исследования волос или ногтей, что связано с большим количеством эндогенных и экзогенных веществ, присутствующих в пробе и затрудняющих обнаружение целевых компонентов, от которых на практике трудно избавиться. Краткий обзор использования ГХ метода при анализе лекарственных препаратов разных химических классов, наркотиков и никотина в волосах приведён в работе Moeller M.R. /270/. Метод газовой хромато-масс-спектрометрии (ГХ-МС) в настоящее время является наиболее часто и широко применяемым для обнаружения и идентификации наркотиков в волосах человека. Типовая схема исследования этим методом включает промывку образцов от внешних загрязнителей, разрушение объекта, экстракцию анализируемых веществ и очистку полученного экстракта. Далее проба обрабатывается дериватизирующим реактивом, например, силилирующим или ацилирующим, и исследуется в режиме сканирования характеристических ионов. Рассматриваемый метод позволяет проводить скрининг объектов на присутствие в них достаточно большого числа веществ одновременно при исследовании одного образца, что выгодно отличает его от иммунных методов. Методические подходы для применения данного метода при исследовании биологических объектов приведены в работах: 8, 24, 52, 314, 388. Перспективным методом следует считать тандемную масс-спектрометрию, которая позволяет определять наркотические средства в одиночном волосе длиной 0,5 см, что особенно полезно при проведении исследований продолжительности потребления наркотиков. В доступной нам литературе описаны методики обнаружения в волосах морфина /312/, кокаина и фенциклидина /63, 198, 256/. Данный метод, однако, ещё не получил широкого распространения. Интересным с точки зрения метода контроля за процессом выделения наркотика из волоса можно назвать использование ИК-Фурье-микроскопии, которая позволяет экспериментатору отслеживать локализацию наркотика внутри волоса, а также степень эффективности той или иной методики экстракции. Применение данного метода позволило непосредственно наблюдать распределение наркотика по ткани волоса /192, 193, 279/. Таким образом, для обнаружения наркотических веществ в волосах используются наиболее чувствительные и селективные методы исследования. К настоящему моменту наибольшее распространение получили иммунные методы, как методы предварительного обнаружения отдельных групп наркотиков, и комбинированные методы, сочетающие хроматографию со спектральными методами идентификации, главным образом, масс-спектрометрией. В ближайшее время, по мнению ведущих специалистов в данной области анализа наркотиков /52/, можно ожидать новых достижений в этом направлении с разработкой нового поколения оборудования, Симонов Е.А., Изотов Б.Н., Фесенко А.В.

такого как МС-МС спектрометров, или сочетания высокоэффективной жидкостной хроматографии или капиллярного электрофореза с массспектрометрией.

Одной из наиболее важных проб. • лем при оценке результатов исследования сложных кератизированных образцов является проблема ложноположительных результатов, получаемых вследствие пассивного контакта объектов исследования с наркотиком, поступающим из внешней среды. Такие результаты следует отнести к систематическим ошибкам. Систематические ложноположительные результаты обусловлены как эндогенными, так и экзогенными процессами. Эндогенные систематические ошибки происходят из-за попадания наркотика в кровь при пассивном контакте с ним. Экзогенные систематические ошибки являются результатом прямого контакта наркотика с объектом исследования. Причиной первого типа ошибок являются, например, пассивная ингаляция паров кокаина из окружающей среды или проникновение его через кожные покровы. В результате этих процессов в моче или волосах могут быть обнаружены небольшие количества наркотиков или продуктов их метаболизма. Они не могут быть удалены путём промывки проб волос и могут вызвать проблемы при интерпретации результатов исследования мочи. При исследовании волос или ногтей тот факт, что наркотики накапливаются в них в количествах, приблизительно пропорциональных принятой дозе, облегчает интерпретацию результатов, так как влияние малых количеств пассивно адсорбированных веществ нивелируется введением более высокого порогового значения предела определения метода (cut off-значений). Когда уровни концентраций, соответствующие пределам обнаружения методов исследования для волос, представляются в единицах, сравнимых по значению с аналогичными параметрами для мочи (например, в расчёте на грамм волос или миллилитр мочи), тогда, за исключением каннабиноидов, эти значения для волос и мочи близки. Однако данная близость не обеспечивает одинаковую защиту от систематических ошибок при анализе волос и мочи. В этом случае необходимо применение высокочувствительных методов исследования для анализа волос, что связано с небольшим количеством образца (10—30 мг), обычно доступного исследователям. Количества мочи при этом в сотни раз выше. Простое сравнение пороговых концентраций наркотиков в моче и волосах не даёт настоящей картины, т. к. не защищено от рассматриваемых систематических ошибок. По-видимому, истинным показателем является отношение максимальной концентрации вещества в каждом из объектов, достигаемой при его употреблении, к концентрациям, соответствующим пределу определения метода. Обращает на себя внимание тот факт, что максимальная концентрация выбирается исходя из факта употребления наркотика, а не искусственного введения его в пробу. В то же время предел определения метода — это такая концентрация наркотика, которая обеспечивает одновременное нивелирование систематических ошибок при возможно более высоком проценте выявления «истинных» потребителей наркотика. В образцах волос данное отношение соответствует примерно 200 для кокаина и 20 для опиатов, метамфетамина, каннабиноидов и фенциклидина. Максимальные концентрации наркотика в тщательно промытых от посторонних примесей 10 миллиграммах волос находятся на уровне 1000 нг для кокаина;

100 нг для опиатов, фенциклидина и метамфетамина и 10 пг для каннабиноидов /52, 56/.

3.5. СИСТЕМАТИЧЕСКИЕ ЛОЖНОПОЛОЖИТЕЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ГЛАВА III Blank D.L., и Kidwell D.A. /63/ в результате теоретических расчётов пришли к выводу, что максимальная концентрация кокаина, которую способен удерживать волос после его употребления, находится на уровне 30 нг/мг. При этом сами авторы считают свои расчёты приближёнными и ориентировочными. Для мочи рассматриваемый коэффициент намного большие, чем для волос. Этот факт позволяет утверждать, что анализ мочи даёт гораздо большую систематическую ошибку по сравнению с аналогичным анализом волос. Значительные различия в интервалах времени, в течение которых наркотические вещества обнаруживаются в моче и волосах, определяют большую вероятность установления факта их употребления при помощи исследования волос по сравнению с исследованием мочи (подробнее см. главу 4). Попытка обнаружения низких концентраций веществ в моче связана с трудностями в интерпретации результатов и резким увеличением значения систематической ошибки. Дифференциальное накопление веществ в волосах снижает указанные ошибки. Данное утверждение авторы /52/ подтверждают результатами исследования мочи лиц, употреблявших семена мака, или пассивных курильщиков кокаина. Например, при длительном употреблении семян мака (около 1 месяца) в волосах обнаруживались концентрации морфина, которые были много ниже так называемого cut off-уровня. В то же время в получаемых дискретно образцах мочи этих же лиц уровень морфина иногда достигал 500 нг/мл, что превышает пороговое значение достоверно определяемой концентрации для мочи /52, 56/. Дополнительно к этому можно привести данные из главы 4.3. о всасывании кокаина через неповреждённую кожу человека. Проблемы экзогенных систематических ошибок при анализе мочи и волос сильно отличаются друг от друга. При исследовании мочи такие ошибки могут быть результатом случайного загрязнения образцов в лаборатории, или до этого в момент отбора образцов, или даже в случае умышленного добавления наркотика в образец. Волосы и ногти, как объекты исследования, избавлены в значительной степени от такого случайного или умышленного ошибочного результата, что связано с проведением обязательной операции промывки образцов волос и ногтей от внешних загрязнений. Однако, последнее утверждение правомерно при соответствующей научно обоснованной организации проведения экспериментов. По данным Baumgartner W.A. и Hill V.A. /53/, наркотики, попавшие на поверхность волос из окружающей среды, удерживаются на ней не достаточно сильно, чтобы их нельзя было удалить. Таким образом, данные объекты в значительно большей степени защищены от загрязнения, чем желудочно-кишечный тракт и лёгкие. При этом немаловажное значение имеют обычные гигиенические процедуры, которые удаляют с поверхности волос и ногтей значительную часть загрязнений. Разработка лабораторных методов очистки экстрактов волос и ногтей должна значительно снизить систематические ошибки. Снижают вероятность ложноположительного результата из-за систематической ошибки совместные исследования волос и ногтей, а также потожировых выделений на них или на поверхности различных участков кожи проверяемого субъекта на наличие или отсутствие в них метаболитов анализируемого вещества.

3.6. ЗАКЛЮЧЕНИЕ Таким образом, методы исследования волос и ногтей имеют особенности, которые отличают их от методов обнаружения наркотиков в других объектах. Они касаются как пробоподготовки, так и методов экстракции, они также определяют выбор методов окончательного обнаружения. Следующая глава будет посвящена сравнительной характеристике методов анализа мочи и кожных придатков.

4. СРАВНИТЕЛЬНЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ МЕТОДОВ ОПРЕДЕЛЕНИЯ РАЗЛИЧНЫХ НАРКОТИКОВ О Б И О Щ О С Ш И ПРИДАТКАХ КОЖИ В данной главе будет проведена сравнительная оценка пота, волос и ногтей с мочой, слюной и плазмой крови как объектов исследования с целью выявления лиц, имевших контакт с наркотиками или их употреблявших. Основное внимание будет уделено срокам обнаружения в данных объектах определяемых веществ, особенностям накопления их в объектах, обычно обнаруживаемым концентрациям, а также некоторым другим характеристикам. Некоторые аспекты данной проблемы, касающиеся слюны и пота, уже рассматривались в главе 2. Для всех указанных объектов сроки обнаружения в них веществ, а также их концентрации во многом зависят от размера принятой дозы, пути введения, индивидуального характера метаболизма, общего объёма объекта и его физикохимических свойств. Например, выделение метаболитов кокаина или амфетаминов в мочу сильно зависит от её объема и рН. Немалое влияние на временные характеристики метода оказывает сам метод исследования, в частности, его пределы обнаружения и селективность.

4.1. ОПИАТЫ И ОПИОИПЫ По международной классификации термин «опиаты» определяет вещества, близкие по своей химической структуре к морфину, а термин «опиоиды» — вещества, имеющие морфиноподобное действие на человека, но не обязательно имеющие его структуру. В соответствии с данной классификацией, в группе опиатов рассматриваются наиболее распространённые в незаконном обороте наркотические средства: морфин, кодеин, дионин (этилморфин), а также полусинтетические их аналоги — героин и его основной метаболит 6-моноацетилморфин. В свою очередь, среди опиоидов наибольшее значение имеют фенциклидин, метадон, фентанил и его аналоги, кетамин, а также некоторые аналоги орипавина, например бупренорфин. Высокая фармакологическая активность фентанила и его аналогов, обусловливающая низкие действующие дозы этих веществ, приводит к чрезвычайно низким концентрациям их как в моче, так и в волосах. В доступной нам литературе имеются немногочисленные указания на попытки обнаружения фентанила в волосах /352, 406/. Решение вопроса об исследовании волос на присутствие фентанилов требует разработки особо высокочувствительных и особо высокоселективных методов и выходит за рамки данной работы. Методы обнаружения кетамина в волосах и ногтях в доступной нам литературе обнаружены не были. В связи с этим вопросы обнаружения этого психотропного средства и его метаболитов в данной работе рассматриваться не будут.

МОРФИН. При внутривенном введении морфина максимальный фармакологический эффект достигается через несколько минут, при подкожном и внутримышечном введении — через 15 минут. В дальнейшем содержание морфина в крови резко падает. Около 80 % от введённой дозы выделяется с мочой в течение 8 часов. Однако следы морфина можно обнаружить в моче спустя 72—100 часов. Время полувыведения морфина составляет 2—3 часа. Рисунок 9 представляет основные пути метаболизма морфина. После парентерального введения морфина за 24 часа выделяется с мочой до 85—90 % введённой дозы, из которых 2—12 % свободного морфина;

65—70 % морфин-3 4.1.1. Опиаты ГЛАВА IV и морфин-6-глюкуронидов;

до 10 % сульфатных конъюгатов;

Pages:     || 2 | 3 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.