WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 | 2 ||

«ИНСТИТУТ ПО ПЕРЕПОДГОТОВКЕ И ПОВЫШЕНИЮ КВАЛИФИКАЦИИ ПРЕПОДАВАТЕЛЕЙ ГУМАНИТАРНЫХ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК ПРИ УРАЛЬСКОМ ОРДЕНА ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ ГОСУДАРСТВЕННОМ УНИВЕРСИТЕТЕ ИМ. А.М.ГОРЬКОГО На правах ...»

-- [ Страница 3 ] --

Таким образом, на втором этапе складывания речи рождаются процессы, перерастающие на третьем этапе в формирование собственно речи в её полноте реализации. Ключевым моментом здесь видится превращение внешней речи во внутреннюю, как бы «врастание» внешних проявлений речи в психологические процессы, истоки которых определились уже в ходе второго этапа, когда процессы во внутренней и внешней частях проявления диалогической речи создавали праслова в качестве исходного материала для дальнейшего развития речи, способствовали зарождению внутренних мотивов и замыслов высказываний, готовили почву для появления соответствующих психических процессов, связанных с первичной «синтагматической записью» и внутренней речью. Внешняя часть речевого процесса «давит» на внутреннюю, которая, в свою очередь, получив поначалу стимул с внешней стороны, затем обретает собственное движение и также оказывает влияние на внешнюю. Это встречное движение и приводит к складыванию выявленных психологами и описанных выше этапов формирования речевого высказывания: внутреннего мотива, замысла, первичной «синтагматической записи», внутренней речи и, наконец, развёрнутого речевого высказывания. Оформление этого процесса и означает появление монологической речи (или способности индивидов к ней). Этот процесс и составляет содержание третьего этапа формирования речи. Формирование речи на четвёртом этапе и связанные с этим изменения в трёх других компонентах позволяют считать данный этап заключительным для для движущих сил антропогенеза.

2.3 ХАРАКТЕР ДВИЖУЩИХ СИЛ НА ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНОМ ЭТАПЕ АНТРОПОГЕНЕЗА Изучение движущих сил антропогенеза как основы эволюционного процесса позволяет проследить их зарождение, становление, изменения, претерпеваемые ими в ходе последнего, наконец, их самоисчерпание вместе с завершением эволюционного процесса. На первых трёх этапах движущие силы антропогенеза проявляли себя как усиливающиеся взаимосвязи между формирующимися компонентами. Взаимовлияния компонентов создавали возможности для эволюции наших предков в различных направлениях, в том числе и в тех направлениях, которые способствовали усилению данных взаимовлияний, чем по сути формировали движущие силы антропогенеза. До конца третьего этапа это был, можно сказать, процесс количественных накоплений, который на рубеже третьего и четвёртого (заключительного) этапов перешёл в новое качество – движущие силы проявили себя как вектор, определяющий характер дальнейших изменений компонентов. Совместное действие взаимодействующих процессов становления трёх компонентов вызвало активизацию преобразовательного процесса в четвёртом компоненте – началось формирование речи. Диапазон возможных новаций в этом случае уже был заметно сокращён, что свидетельствует о том, что движущие силы всё более определённо направляют эволюционный процесс, они проявляют себя уже иначе – как направленный вектор изменений. На заключительном этапе происходило преобразование всех четырёх компонентов: по мере того, как речь оформлялась и влияла на компоненты, шла последовательная активизация процессов их становления. Создалась ситуация ещё более резкого усиления взаимодействия формирующихся компонентов, приведшая к их слиянию. Наиболее сильное влияние поначалу речь оказала на предсознание. Появление и развитие речи, на наш взгляд, напрямую связано с формированием внешних структур сознания, т.е. оформлением протосознания. Формирование речи происходило на базе социальной деятельности и связано с потребностью выразить отношение, обосновать его, убедить других. Эта деятель ность направлена на выработку «общественного мнения», в соответствии с которым особи занимают места в социальной структуре. Возникает как бы эффект «внешнего сознания», которое не принадлежит никакому индивиду, которое существует пока только в двух ипостасях: (1) в процессе непосредственно производимого общения с помощью формируемых единиц речи – высказываний и (2) в неосознаваемой не расчленённой ещё на составляющие способности понимать – принимать или отвергать ту или иную позицию сородича. По мере развёртывания третьего этапа формирования речи, связанного с появлением языка, сознание вырабатывает и новый инструмент для ориентации в новом мире идеальных явлений – речевое мышление. Сознание обретает способность осознавать окружающую действительность, т.е. отделять себя от окружающего мира, объективируя его, благодаря миру идеальных значений в виде языка, помещающегося между индивидами и окружающей их действительностью. На третьем этапе формирования речи появляется язык, основным элементом которого является слово [118,с.32], но слово «есть речь и мышление в одно и то же время, потому что оно есть единица речевого мышления» [34,с.15]. Следовательно, процесс постепенного выкристаллизовывания слов в ходе развёртывания заключительного этапа антропогенеза был одновременно и процессом рождения нового типа мышления, формирование которого характеризовало важнейшие преобразовательные процессы, происходившие в это же время в компоненте сознание и означавшие складывание его внешних структур. Налицо проявление действия исследуемых нами движущих сил. Можно попытаться представить, как мог происходить этот процесс. Формирование слова в зарождающейся речи, видимо, шло постепенно, по мере использования целых фраз, несущих комплексную смысловую нагрузку. С одной стороны, выделение ведущих признаков предметов и отношений, происходящее в сознании индивидов, использовало развивающуюся способность произносить многообразные сочетания звуков. С другой стороны, потребности выражения, проявившие себя в различных сферах взаимодействия индивидов – особенно в сфере распределения социальных ролей, побуждали древнейших людей высказываться сразу «целыми фразами». В процессе этого встречного движения складываются, оформляются, оттачиваются слова – элементы языка. «Фразы» становятся более расчленёнными, их общий смысл приобретает большую определённость, уточняется в процессе взаимного использования. Применение индивидами обретающих некую «стандартность» фраз способствует дальнейшему членению последних, поскольку понимание друг друга облегчается, когда в своих высказываниях партнёр использует те же слова (одинаковые сочетания звуков), что и его собеседник. Это развитие происходит в условиях наличия сформированной (в определённой мере) способности вычленять и обобщать признаки предметов и явлений, причём, эти признаки становятся достоянием уже не индивидуального сознания, а общественным достоянием, многие из них общепризнанны, поскольку трудовая деятельность, социальная практика и предсознание на предшествовавших этапах антропогенеза породили такое явление, как общественная функция по отношению к различным проявлениям жизнедеятельности данных существ. Подобное «общение» индивидов постоянно стимулирует развитие их мышления, поскольку всё время ставит партнёров в ситуацию поиска нужного значения и смысла сказанного, одновременно формируя «семантическое поле» того или иного звукового сочетания, а также способствуя разнообразию фраз, развёртыванию высказываний. Таким образом, идёт параллельное формирование речи, языка и мышления. По мере отчленения в цельных высказываниях единиц языка – слов начинается процесс индивидуализации «внешнего сознания», превращение его во внутреннее сознание каждого индивида. Это происходит, поскольку слова обретают устойчивое значение. Меняется сама ситуация – из ситуации словотворчества она переходит в ситуацию усвоения выработанных единиц, необходимого для существования в коллективе. Через языковые единицы, развивающие мышление, и формируется собственно сознание, поскольку чувственное восприятие подводится, благодаря языку, под определённые категории-слова, ощущения обретают ясность и понят ность для индивида,, аналогично происходит и с отношениями между явлениями, предметами, которые, проходя «горнило» языка, «типизируются». Меняется взгляд индивидов на окружающий мир и сородичей. Этот взгляд теперь неотделим от речевой формы взаимодействия. Формирующееся речевое мышление оказывается явлением, одновременно характеризующим очередной виток преобразований сразу в двух компонентах: протосознании (связанном с формированием поверхностных структур сознания) и новом типе ориентировочной деятельности. Речевое мышление во многом и составляет основу нового типа ориентировочной деятельности. Суть ориентировки состоит в том, чтобы прежде, чем совершить действие, как бы примерить его, совершить предварительно, но в плане образа («в уме»). У человека, благодаря слову, эта ориентировка обретает существенные качественные отличия. Основная функция слова – обозначающая, функция представления, замещения предмета. Благодаря ей, мир человека удваивается: между индивидом и окружающим его миром помещается особый мир идеальных значений. Теперь человек может оперировать с предметами даже в их отсутствие, совершать умственные действия, умственные эксперименты над вещами [118,с.39]. Речевое мышление есть овладение законами мира значений – второго идеального мира, помещённого между людьми и их окружением. Ориентировка в мире значений опосредует взаимодействие людей с природой и другими индивидами. На этом этапе ориентировка из мира реальных искусственных предметов переходит к ориентированию в мире идеальных значений. Речевое мышление становится своеобразным канатом, соединяющим три компонента в такое целое, которое способно уже само по себе стать мощной преобразующей силой, поскольку обретает специфику, исключающую разнообразие в решениях вновь возникающих проблем в ходе рассматриваемого эволюционного процесса. Но в этом целом на данном этапе антропогенеза мы ещё не рассмотрели место и роль четвёртого компонента – типа сообщества.

Существование достаточно устойчивых единиц – слов позволяет описывать ситуации вне их наличия, что создаёт возможность планирования действий, их последующего анализа. Появляется возможность оперировать понятиями (идеями). Это усиливает в жизни коллектива роль организующего начала, способствует активной перестройке переходного варианта А сообщества в другой переходный вариант Б. Этот процесс связан с распадением прежней системы иерархии и возрастанием не единоличного (лидерского) начала, а коллективистского, когда важнейшие для жизни коллектива вопросы можно решать при участии в виде обсуждения многими членами первобытной группы. Уже предыдущий период повышения гибкости системы иерархии, возможность более частых «передвижек» индивидов по лестнице, а также возрастание значимости каждого члена группы должны были создать условия не для уничтожения, а для перестройки прежней системы иерархии. Возможно, это пошло по пути устранения нижних ступеней иерархии и «уравнивания» членов группы и усиления роли верхних ступеней в направлении их градации не по уровням, а по сферам. Происходит своего рода «разрыв» в середине лестницы и движение как вверх, так и вниз. Другими словами, среди членов коллектива, равных между собой, выделяется группа лидеров, чьи роли не носят соподчинённого характера. Сама «традиция» соподчинённости исчезает, подготовленная предшествующим развитием, на смену ей приходит традиция множественности лидеров, когда конкуренция между лидерами в разных областях за места в иерархии постепенно замещается представлением о важности наличия «правильного» руководства в каждой области и соответственно наличия группы людей, каждый из которых будет обладать полномочиями в своей сфере. «Обсуждения» по «выдвижению» лидера перерождаются в «обсуждения» насущных вопросов жизни коллектива (ведь средства для этого – слова – уже есть, традиции общения – также). Формируется прообраз собрания членов коллектива. При этом отсутствие бесспорного общего лидера заставляет (а почва для этого уже подготовлена) взять на себя эти обязанности всему коллективу людей и выступить «коллективным общим лидером» (ведь каждый из лидеров – лидер только в своей сфере). Таким коллективным лидером и становится прообраз общего собрания всех взрослых, равных членов группы. Наиболее общие вопросы начинает решать это прасобрание, что, в свою очередь, способствует дальнейшему движению в направлении окончательного уравнивания членов коллектива и складывания соответствующих идеологических представлений о равенстве и др. Таким образом, активное формирование речи и вызванные ею новые процессы в коэволюции двух других компонентов – протосознании и ориентировочной деятельности способствовали преобразованию переходного варианта А сообщества в переходный вариант Б. Ещё раз отметим здесь важность речи, которая, по мере своего всё более полного оформления, создавала совершенно новую ситуацию в сообществе: активное участие всех членов группы в выработке языковых единиц, сильная зависимость друг от друга в различных ситуациях, вызванная тем, что взаимодействие индивидов во всех сферах их жизнедеятельности теперь всё более становится опосредованным речью, а носителем речи в равной степени является каждый индивид коллектива – эти обстоятельства окончательно уравнивали всех особей между собой (хотя начался этот процесс значительно ранее) и ставили проблему поиска новых путей упорядочивания взаимоотношений особей по поводу распределения социальных ролей. Наличие речи сделало неизбежным разрушение системы доминирования, последнее же во многом обозначило новые векторы дальнейшего движения. Заключительный этап, как мы видим, характеризуется внутренней сложностью: вызванное взаимодействием трёх компонентов складывание новой системы общения тут же стало оказывать соответствующее обратное воздействие на данные компоненты – сначала на изменение предсознания, затем ориентировочной деятельности, наконец, на компонент общество. В последнем случае на перестройку переходного варианта А сообщества воздействовали уже не просто формирующаяся речь, а новый характер взаимовлияния между компонентами речь, сознание, ориентировочная деятельность.

Вспомним, что в сфере активного совершенствования типа сообщества началось формирование речи в составе движущих сил данного этапа антропогенеза. В то же время, изменения в этом компоненте начались уже на завершающих моментах заключительного этапа антропогенеза, что говорит о сложности коренной перестройки данного компонента, о его сильной зависимости от степени развития других компонентов. Система доминирования, являясь ведущим фактором, структурирующим сообщество и направляющим жизнедеятельность всех его членов, и будучи очень древним и прочным приобретением животного мира, менее других компонентов была подвержена разрушению и радикальному преобразованию на совершенно новую систему устройства общества. Изменения, происшедшие на заключительном этапе антропогенеза, можно рассматривать с двух сторон. С одной стороны, они показывают, что движущие силы в основном выполнили свою функцию: они разрушили прежние животные механизмы выживания и экспансии, которые были свойственны ископаемым прямоходящим приматам., и привели к зарождению нового способа выживания и адаптации, суть которого в активном перенимании, накоплении и использовании опыта современников и предшествующих поколений. Этим движущие силы изменили саму ситуацию в которой действовали, иным стало поле их проявления, что, в свою очередь, потребовало изменений и в самих движущих силах. Усиливающееся взаимодействие процессов складывания компонентов антропогенеза достигло уровня, когда все компоненты и процессы их становления стали настолько связаны, что изменения отдельно в каждом были теперь невозможны. Изменения в одном компоненте означали бы одновременные изменения и в других. Возможно, в этом кроется важное отличие движущих сил процессов радикального обновления бытия от движущих сил эволюционных процессов другого типа. Создавая новую форму бытия, движущие силы начинают действовать (претерпевая процесс становления) в одной ситуации, но завершают эволюционный процесс уже в совершенной иной, ими же радикаль ным образом изменённой. Для того чтобы новая форма бытия, действительно, оформилась как основа развёртывания новой реальности, движущие силы должны теперь сами совершить эволюционное преобразование, соответствующее новой реальности;

только при этом условии возможно завершение процесса создания новой формы бытия. С другой стороны, имеет место явная незавершённость в формировании компонентов. Более того, компоненты находятся в таком состоянии, которое исключает приостановление процесса их окончательного оформления. Охарактеризованный выше переходный вариант Б фиксирует сообщество в момент его активной трансформации – шло разрушение системы доминирования, превращение сообщества в коллектив равных между собой индивидов. Однако это поставило проблему создания новых механизмов упорядочения отношений особей в сообществе: общество оформится тогда, когда появится осознанная мотивация поведения и опирающееся на неё управление. И то, и другое в первобытном обществе обеспечивали разнообразные нормы – традиции, обычаи, религиозные, в т.ч. тотемистические, представления, которые закреплялись мифологическими рассказами, запретами и поддерживались ритуальными действиями. Формирование речи, как говорилось, связано со складыванием внешних структур сознания, вызванных необходимостью прояснения достигших определённого уровня развития глубинных структур понимания. Теперь имеет место обратное движение: в глубинные структуры понимания стала возвращаться информация, прошедшая через речь, обогащённая значениям и смыслам, в ней заключёнными, что повлияло на характер и диапазон понимаемого вообще, расширив и усложнив его. В этом процессе формируется новая глубинная сущность, иная способность понять. Глубинные процессы понимания дополняются складыванием новой структуры формирующегося сознания – подсознания. Подсознание, перерабатывая всю информацию, способную быть зафиксированной человеком, порождает символы, определяя духовную жизнь людей.

Сформировавшись на заключительном этапе, речь обретает способность управлять осознанным поведением людей, для чего, однако, необходимо существование совершенно абстрактных понятий, не имеющих даже относительной основы в практической жизни людей, например понятий смысла, целей, понятие рода, религиозных представлений, сформулированных языком. Появление их стало возможно благодаря формированию подсознания, завершившему складывание компонента сознание. Преобразования, происходящие в трёх названных компонентах, позволяют завершить своё становление и компоненту ориентировочная деятельность. Выражается это в появлении осознанной мотивации как во взаимоотношениях между членами общества, так и во взаимодействии с природой на уровне отдельного индивида и на уровне всего коллектива. Целый комплекс общественных явлений обслуживает осознанную мотивацию в поведении индивидов – это нравственные нормы, религиозные, мифологические, родовые представления, обычаи и традиции, обряды и т.д. Таким образом, осознанная мотивация как составляющая человеческого типа ориентировочной деятельности не могла появиться ранее соответствующих изменений в других компонентах антропогенеза и также связана с появлением духовной культуры. Можно видеть, уровень сформированности каждого из четырёх компонентов, который они получили на заключительном этапе антропогенеза, с неизбежностью предполагал дальнейшие изменения. При этом данные изменения связаны с явлениями духовной жизни. Таким образом, процессы становления компонентов теперь должны преобразоваться в процессы становления духовной культуры. Окончание процесса складывания компонентов связано с завершением формирования культуры, появлением культуры во всей её полноте. Итак, осмысливая изменения, происшедшие на заключительном этапе, приходим к выводу, что движущие силы антропогенеза исчерпали себя. Они создали условия для преобразования самих себя в новые движущие силы завершающей своё становление новой реальности. Та новая целостность, которая оформилась на заключительном этапе, буквально спаяла все компоненты: уси ливающаяся коэволюция достигла пика – усиливаться далее было некуда – усиление привело к слиянию В каждом компоненте ещё осталось нечто, что ещё должно было оформиться, но обсуждаемые нами движущие силы уже не могли повлиять на данный процесс, поскольку коэволюцинирующие процессы становления компонентов перестали быть коэволюцией, теперь эти процессы стали составляющими нового процесса становления духовной культуры. Становление духовной культуры, действительно, можно считать новым процессом ( несмотря на то, что истоки её уходят в предшествующий период, связанный с формированием компонентов антропогенеза), потому что в ходе этого процесса шло и завершение становления новой – разумной – формы бытия, и одновременно рождался конкретный, исторически преходящий вариант существования этой новой реальности. Становление духовной культуры связано с целым комплексом новых процессов: формированием религиозных представлений, возникновением институтов авторитета и равенства, родовой организации, появлением мифов, обрядов, морали, искусства и т.д., которые привёли к возникновению ряда синкретичных явлений, включающих в себя в неразрывном единстве проявления сразу всех четырёх компонентов. Последнее и придало данным явлениям завершённость и новое качество, а значит, способность к дальнейшему развитию. Эти явления – искусство, религия, мораль, система управления обществом. Вместе с их появлением шло становление движущих сил – закономерностей, которые будут управлять историческим развитием. Характерная черта этих новых движущих сил – внутренний характер по отношению к развивающейся субстанции. Ранее (гл.1 §2) уже шла речь о том, как преобразовалась внутренняя и внешняя среда в феномене Человечества. Здесь мы отметим родство данных движущих сил и движущих сил антропогенеза, в которых по мере их становления и развития усиливался внутренний момент: шла переориентация с доминирования природных средовых факторов в эволюции ископаемых предков людей на ведущую роль в этой эволюции внутренних воздействий.

Внутренний характер движущих сил, связанный с формирующимся комплексом новых черт постепенно набирал силу, разворачивая становление компонентов. В этом процессе внешние составляющие движущих сил уже не могут действовать в прежнем режиме. Появление нового момента изменяет их, т.к. в связь «окружающая среда – адаптация (как результат действия внутренней активности)» вкрадывается новый элемент, который имеет относительно независимый характер по отношению к окружающей среде (ведь коэволюция процессов становления компонентов имеет особенность – усиливающуюся взаимосвязь, значит, имеет свои внутренние закономерности становления). Схематично это можно обозначить так: давление окружающей среды внутренняя активность (её результат – адаптация) формирующийся комплекс новых особенностей (где действуют свои закономерности) Комплекс новых черт «вбирает» в себя поведенческие, «социальные» адаптации. Наличие его некоторой самостоятельности создаёт новую ситуацию, когда движение становится возможным и в «обратном» направлении: не только окружающая среда способствует выработке социальных и поведенческих адаптаций, но комплекс новых черт способствует тому, что изменяется окружающая среда (орудия, жилища, новый социум и т.д.). Теперь уже новая окружающая среда формирует адаптации, и эти адаптации как бы «накладываются» на комплекс новых черт, т.е. формируются на их основе и с учётом открытых каналов – направлений для возможных изменений. Эти направления определяются степенью пластичности новых черт и внутренними закономерностями данного комплекса.

«Двусторонность» проявляется и в другой линии: «внутренняя активность (как результат – адаптации) комплекс новых черт». Максимально реализуя некоторые стороны физиологических адаптаций, комплекс новых черт оказывает и обратное воздействие на них, «предъявляя определённые требования» к формированию новых. Иначе говоря, он как бы «способствует» более успешному развитию одних и «затрудняет» появление или проявление других. Это воздействие на первых этапах антропогенеза было, видимо, весьма слабым: «невыгодные» или «нейтральные» для комплекса новых черт физиологические адаптации тогда появлялись чаще, что могло приводить к ослаблению или даже к разрушению комплекса новых черт. Таким образом, вмешательство нового «внутреннего» момента в эволюционный процесс привело к появлению у движущих сил наряду с внешним характером, связанным с окружающей средой и адаптациями, внутреннего характера, определяющего формирование комплекса новых черт. Этот внутренний характер движущих сил, постепенно набирая силу, стал заметнее влиять на движущие силы антропогенеза: с одной стороны, росла взаимозависимость складывающихся компонентов, усиливая комплекс новых черт, формируя новое качество ископаемых существ;

с другой стороны, возникший комплекс новых черт (по существу, он есть составляющая внутренней активности) вклинивается в процесс формирования уравновешивающей силы и начинает всё активнее влиять на характер её направленности. В результате: во-первых, внутренняя активность становится иной, и, во-вторых, доля её влияния на общую уравновешивающую силу возрастает, пока процессы на завершающем этапе антропогенеза не сделают её окончательно доминирующей. Данное обстоятельство (то, что внутренний характер становится ведущим в ходе эволюционного процесса) само есть условие для формирования движущих сил новой формы бытия, для которых этот признак один из основных. Итак, проблема движущих сил антропогенеза чётко соотносится с периодом, ограниченным рамками, с одной стороны, складывания условий, необходимых для начала самого процесса и формирования его движущих сил, а с дру гой стороны, появлением условий, при которых возможно преобразование данных движущих сил в новые движущие силы развития новой реальности. Четвёртый – заключительный – этап антропогенеза не привёл ещё к появлению феномена Человечества, он создал условия для этого. Поэтому необходимо оговориться, что заключительным этот этап является только для движущих сил антропогенеза. Следующий период, связанный с рождением духовной культуры и формированием новых движущих сил социокультурного процесса есть предмет другого исследования.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ Проблемы антропогенеза активно разрабатываются по разным векторам как философами, так и исследователями частных наук. Как показал обзор работ, представленный во введении, а также использование результатов данных разработок в § 2 гл.1 и §§1-3 гл.2, в данной области высказано много значимых идей и осуществлено много важных исследований. В ходе экспериментов выделены черты, сближающие людей с миром развитых животных, другие работы посвящены рассмотрению феномена человека в различных его аспектах. Многие работы знаменует весомые успехи на пути постижения человеком своих истоков. Однако значительная разноголосица в подходах, односторонность в постановке задач констатируют то обстоятельство, что проблемы антропогенеза далеки от своего решения. Особенно это относится к движущим силам антропогенеза, специальному изучению которых не посвящено ни одной работы. В данном диссертационном исследовании была поставлена задача осуществления синтеза материала предметной сферы движущих сил антропогенеза и способа изучения исследуемого предмета. Для этого потребовалось сначала осуществить такой анализ понятия движущих сил, который позволил бы выделить самое главное в этом феномене. Такой ведущей чертой движущих сил антропогенеза явилась их процессуальная природа. Предложенный для их познания ретроспективный метод, благодаря специфике методологических процедур и прежде всего своеобразию встречного видения процесса «от его начала и с его конца», оказался способен совместить онтологический и гносеологический моменты в познании исследуемого предмета. Это отражено в развёртывании процесса зарождения, становления и преобразования движущих сил антропогенеза, представленном во второй главе исследования. Использование достижений в сфере изучения антропогенеза, осуществлённых к настоящему времени представителями разнообразных научных направлений, позволило на их базе сформулировать концепцию, определяющую как сущность движущих сил антропогенеза, так и определённое видение самого процесса, что даёт возможность углубить наши знания об антропогенезе. Концепция носит гносеологический характер, поскольку чётко формулирует специфический аспект видения процесса – через призму его движущих сил, но именно благодаря этому она вскрывает и онтологический аспект явления, способствуя познанию существа антропогенеза, выявлению определённых качественных характеристик особых природных процессов, каким является антропогенез, более того, позволяет заглянуть в «лабораторию природы», приоткрывая процессы созидания самих закономерностей. Данный подход к изучению антропогенеза – через действие созидающих его движущих сил – актуален, на наш взгляд, именно для процессов радикального обновления бытия. И если предложенный ретроспективный метод подходящ, видимо, только для исследования антропогенеза, то сам вышеозначенный подход может быть использован в изучении других процессов радикального обновления бытия, например, возникновения жизни, как и коэволюционный подход в виде коэволюции не двух, а более компонентов. Резюмируя проведённую работу, научную новизну исследования можно сформулировать в следующих положениях. 1. Выдвинута идея определения ключевой значимости проблемы движущих сил для всей проблематики антропогенеза как целостного переходного процесса. 2.Сформулирована идея процессуальной природы движущих сил процессов радикального обновления бытия. Под движущими силами мы понимаем такие суммирующие силы, которые задают направленность действию других сил. В связи с этим предложена классификация движущих сил по той роли, которую они осуществляют в многообразных явлениях развёртывающегося бытия. Это позволило выделить редкие в природе процессы радикального обновления бытия, связанные с глобальными перестройками в мире: первые мгновения в образовании Вселенной, заложившей основные принципы её дальнейшей эволюции, происхождение жизни, становление Человечества. Данные процессы связаны с прерыванием цепи развития, формированием принципиально новой основы, способной к последовательному преобразованию в разнообразные формы. Движущие силы являются частью такого процесса, и направленность его, таким образом, определяется им самим: то, что происходит по мере развёртывания процесса, есть результат действия его движущих сил и одновременно источник их формирования Антропогенез есть становление принципиально новой – социокультурной формы бытия, подразумевающей особую роль разума. Движущие силы антропогенеза предложено рассматривать в виде усиливающейся коэволюции процессов становления четырёх компонентов, выделенных в качестве параметров Человечества – результата данного процесса радикального обновления. Данные параметры: общество, сознание, речь, принципиально новый тип ориентировочной деятельности – названы компонентами антропогенеза. Использование данного термина позволяет совместить временной и пространственный аспекты (в отличие от моментов и элементов, характеризующих их по отдельности), зафиксировав как процессуальную природу движущих сил, так и различные аспекты сложнейшего комплекса явлений, имевших место в антропогенезе. 3.Разработан и применён ретроспективный метод как наиболее отвечающий специфике исследуемого предмета. При разработке проблем антропогенеза, любая из которых неизбежно носит комплексный характер, авторы используют элементы различных методов. Выделение антропогенеза в разряд особых процессов радикального обновления бытия позволило поставить проблему специфического метода, который способен объединить элементы уже известных методов, а также включал бы ряд своеобразных приёмов, способных вскрыть особый характер исследуемых движущих сил: постичь их процессуальную природу, вскрыть динамику их зарождения, становления, развития и самоисчерпания. Выделены и обоснованы ключевые характеристики ретроспективного метода: во-первых, реконструирование идеальной фактичности, подразумевающее моделирование вычлененного из многовариантного эволюционного контекста идеального образа процесса, опирающегося, тем не менее, на фактическую реальность;

во-вторых, объективное дистанцирование, предусматривающее своеобразное видение процесса с двух встречных позиций – с конца к началу и наоборот, которое канализирует взгляд исследователя, задавая определённую связь между этапами антропогенеза;

в-третьих, целостность восприятия, предполагающую постоянное оперирование целостным образом реконструируемого процесса, позволяющее погрузиться в «ткань» процесса, увидеть особый характер связи между компонентами антропогенеза, а также требующую рассматривать предмет исследования в качестве целостности на любом этапе своего становления и развития. Ретроспективный метод чётко отграничен от структурногенетического, системного и исторического методов. Благодаря выявленным особенностям, ретроспективный метод позволил реализовать соответствие онтологического и гносеологического моментов в изучении движущих сил антропогенеза, создав ситуацию творческого поиска, каким путём только и возможно понимание творческого по своей природе процесса радикального обновления бытия. 4.Определены этапы переходного процесса (их четыре), которые различаются онтологически и методологически. 5.Выявлено наличие на каждом этапе антропогенеза определённой доминанты, т.е. ведущей взаимосвязи в коэволюционном процессе, характеризующей динамику движущих сил и придающей им созидающую направленность. 6.Определены границы предметной сферы исследования движущих сил антропогенеза в пределах возникновения движущих сил при наличии определённых условий на начальном этапе переходного процесса и складывания условий их социокультурной трансформации на его заключительном этапе. При этом если первые связаны с глобальными закономерностями появления условий для начала процессов радикального обновления, то вторые явились следствием деятельности самих движущих сил антропогенеза. Именно данная деятельность и раскрыта в представленном исследовании. Однако сама проблема движущих сил антропогенеза этим не исчерпывается.

Дальнейшего исследования требует, видимо, достаточно кратковременный и весьма интенсивный период становления духовной культуры, в ходе которого произошло преобразование движущих сил антропогенеза в движущие силы новой реальности. В связи с этим в перспективе дальнейшей разработки проблема движущих сил должна быть осознана как начало понимания движущих сил социокультурного развития. Проблема движущих сил антропогенеза связана также с вопросами, касающимися нелинейности антропогенеза, требующими дальнейшей разработки. Антропологические находки различных форм архантропов и неандертальцев, не связанных прямым генетическим родством с сапиентными формами, перекликаются с теоретическими положениями в работе о многовариативности процессов радикального обновления бытия (третья их особенность – см. гл.1 §1) и наличии их специфических закономерностей. Движущие силы антропогенеза, задавая, как всякая закономерность, определённую направленность движению, не исключали вариативность в её реализации. Существует и проблема соотнесения физических типов предковых форм с выделенными этапами антропогенеза с позиции его движущих сил. Изучение её важно как для уточнения предложенной модели, так и для решения других вопросов антропогенеза. Сохраняется также и необходимость углублённого изучения вопросов, касающихся соразмерности предложенных компонентов антропогенеза, этапов в их становлении, и др. Таким образом, рассмотренные в данном исследовании идеи, способствуя прояснению ряда вопросов антропогенеза, являются лишь частью того сложнейшего комплекса вопросов, которые включает в себя проблема появления на планете Человечества.

БИБЛИОГРАФИЯ 1. Акопян И.Д. «Теоретическая биология» Э.С.Бауэра в свете принципа асимметрии // Эрвин Бауэр и теоретическая биология. – Пущино: ПНЦ РАН, 1993.– C.192-194. 2. Акчурин И.А. Причины телеономические и формообразующие: первые шаги в рациональном понимании// Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме. – М.: Наука, 2002.– С.39-51. 3. Алексеев В.П. Становление человечества. – М.: Политиздат, 1984.– 462с. 4. Алексеев В.П., Панин А.В. Философия.– М.: ТЕИС, 1996.– 504с. 5. Алексеев В.П., Першиц А.И. История первобытного общества.– М.: Высшая школа, 1990.–351с. 6. Андреев И.Л. Происхождение человека и общества.– М.: Мысль, 1982.– 415с. 7. Анисюткин Н.К. К проблеме перехода от среднего палеолита к верхнему //Археология, этнография и антропология Евразии.–2002.–№ 1.– С.43-46. 8. Арон Р.Введение в философию истории //Арон Р. Избранное: Введение в философию истории.– М.: ПЕР СЭ;

СПб: Университетская книга, 2000.– С.215524. 9. Арсеньев В.Р. Звери = боги = люди.– М.: Политиздат, 1991.– 160с. 10. Артёмова О.Ю. Первобытный эгалитаризм и ранние формы социальной дифференциации // Ранние формы социальной стратификации.– М.: Наука, 1993.– С.40-70. 11. Аршавский И.А. Теория Э.С.Бауэра о живой материи и механизмы индивидуального развития //Эрвин Бауэр и теоретическая биология.– Пущино: ПНЦ РАН, 1993.– С.50-69. 12. Бараневич Л.П. Методология структурализма и системный метод //Системный метод и современная наука.– Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 1972.– С.39-45. 13. Барг М.А. Категории и методы исторической науки. М.: Наука, 1984.– 342с.

14. Бауэр Э.С. Теоретическая биология. – М.-Л.: ВИЭМ, 1935.– 206с. 15. Белков П.Л. Социальная стратификация и средства управления в доклассовом и предклассовом обществе //Ранние формы социальной стратификации.– М.: Наука, 1993.– С.71-97. 16. Белоусов Л.Б. Структурная неравновесность Э.Бауэра и некоторые явления морфогенеза //Эрвин Бауэр и теоретическая биология. – Пущино: ПНЦ РАН, 1993.– С.37-41. 17. Берёзкин Ю.Е. Голос дьявола среди снегов и джунглей: Истоки древней религии. – Л.: Лениздат, 1987.– 170с. 18. Берзина Т.И. Антропный космологический принцип //Философские науки.– 1984.– № 5.– С.159-162. 19. Бехтерева Н.П. Законы мозга и законы общества //Мозг и разум.– М.: Наука, 1994.– С.91-96. 20. Библер В.С. Исторический факт как фрагмент действительности. Логические заметки //Источниковедение.– М.: Наука, 1969.-С.89-101. 21. Бидни Д. Культурная динамика и поиски истоков //Антология исследований культуры.– СПб: Университетская книга, 1997.– С.385-420. 22. Борисковский П.И. Древнейшее прошлое человечества.– Л.: Наука, 1979.– 240с. 23. Борисковский П.И., Григорьев Г.П. Возникновение человеческого общества. Палеолит Африки.– Л.: Наука, 1977.– 212с. 24. Брайович С.М. Герменевтика: ее метод и претензии //Философские науки.– 1976.– №6.– С.90-101. 25. Брудный А.А. Проблема языка и мышления – это прежде всего проблема понимания //Вопросы философии.– 1977.– № 6.– С.101-103. 26. Бунак В.В. Ранние стадии эволюции гоминид и начало прямохождения //Вопросы антропологии.– 1976.– Вып.53.– С.3-24. 27. Вернадский В.И. Биосфера // Вернадский В.И. Биосфера.– М.: Мысль, 1967.– С.222-358.

28. Витол Э. Глобальный эволюционизм (концепция) //Философские исследования.– 1993.– №2.– С.119-135. 29. Войтонис Н.Ю. Предистория интеллекта (к проблеме антропогенеза).– М.-Л.:АН СССР, 1949.– 272с. 30. Вольпов М.Х. Комментарии к статье М.Отта, Я.К. Козловского //Археология, этнография и антропология Евразии.– 2001.– № 3.– С.63-63. 31. Выготский Л.С. Проблема сознания //Выготский Л.С. Собр. соч. В 6-ти томах. Т.1.– М.: Педагогика, 1982.– С.156-167. 32. Выготский Л.С. Психика, сознание, бессознательное //Там же.– С.132148. 33. Выготский Л.С. Сознание как проблема психологии поведения //Там же.– С.78-98. 34. Выготский Л.С. Мышление и речь.– М.: Лабиринт, 1996.– 416с. 35. Габуния Л.К., Векуа А.К., Люмлей М.-А. де, Лордкипанизде Д.О. Новый вид Homo, представленный находкой из низов прейстоценового горизонта Дманиси (Грузия) //Археология, этнография и антропология Евразии.– 2002.– № 4.– С.145-153. 36. Гадамер Г.Г. Истина и метод.– М.: Прогресс,1988.– 699с. 37. Гайденко П.П., Давыдов Ю.Н. История и рациональность. Социология Макса Вебера и веберовский ренессанс.– М.: Политиздат, 1991.– 367с. 38. Гальперин П.Я. Психология мышления и учение о поэтапном формировании умственных действий //Исследования мышления в советской психологии.– М.: Наука, 1966.– С.236-277. 39. Гальперин П.Я. Введение в психологию.– М.: Изд-во МГУ,1976.– 152с. 40. Гейзенберг В. Физика и философия. Часть и целое.– М.: Наука, 1990.– 399с. 41. Годфруа Ж. Что такое психология.– М.: Мир, 1996. 42. Горелов И.Н., Енгалычев В.Ф. Безмолвный мысли знак.– М.: Молодая Гвардия, 1991.– 240с.

43. Грибакин А.В.Человек и общество //Основания социального бытия.– Екатеринбург: Изд-во: «Банк культурной информации», 2002.– С.5-14. 44. Григорьев Г.П. Начало верхнего палеолита и происхождение Homo sapiens.– Л.: Наука, 1968.– 176с. 45. Григорьев В.И., Мякишев Г.Я. Силы в природе.– М.: Наука, 1988.– 448с. 46. Григорьян Б.Т. Философская антропология: Критический очерк.– М.: Мысль, 1982.– 188с. 47. Губанов В.А., Захаров В.В., Коваленко А.Н. Введение в системный анализ.– Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1988.– 232с. 48. Губман Б.Л. Смысл истории: очерки современных западных концепций.– М.: Наука, 1991.– 192с. 49. Гумилёв Л.Н. География этноса в исторический период.– Л.: Наука, 1990.– 279с. 50. Гумилёв Л.Н. Этногенез и биосфера Земли.– М.: Рольф, 2001.– 560с. 51. Гуревич А.Я. Что такое исторический факт //Источиковедение.– М.: Наука, 1969.– С.59-88. 52. Гуревич А.Я. Историческая наука и историческая антропология //Вопросы философии.– 1988.– № 1.– С.56-70. 53. Гуревич Л.Э., Чернин А.Д. Происхождение галактик и звёзд.– М.: Наука, 1983.–192с. 54. Данилова Е.И. Кисть и стопа гоминид и близких им форм //Ископаемые гоминиды и происхождение человека.– М.: Наука, 1966.– С.424-456. 55. Данилова Е.И. Эволюция руки.– Киев: Вища школа, 1979.– 368с. 56. Джемс У. Психология.– М.: Педагогика, 1991.– 368с. 57. Джохансон Д., Иди М. Люси. Истоки рода человеческого.– М.: Мир, 1984.– 296с. 58. Дильтей В. Наброски к критике исторического разума / Главы из первой части: Переживание, выражение и понимание //Вопросы философии.– 1988.– № 4.– С.135-152.

59. Дмитриева Н.А. Краткая история искусств. Вып.1: От древнейших времён по XVI век. Очерки.– М.: Искусство, 1985.– 319с. 60. Докинз Р. Эгоистичный ген.– М.: Мир, 1993.– 318с. 61. Дроздов А.М., Дроздов Е.А., Стригунов В.И. Моделирование интеллекта и подсознание //Философские исследования.– 1993.– №1.– С.161-168. 62. Дубинин Н.П. Что такое человек.– М.: Мысль, 1983.– 334с. 63. Елинек Я. Большой иллюстрированный атлас первобытного человека.– Прага: Артия, 1982.–560с. 64. Ефимов Ю.И. Философские проблемы теории анропосоциогенеза.– Л.: Наука, 1981.–192с. 65. Ефремов Ю.Н. В глубины Вселенной.– М.: Наука, 1984.– 224с. 66. Жинкин Н.И. Семиотические проблемы коммуникации животных и человека //Теоретические и экспериментальные исследования в области структурной и прикладной лингвистики.– М.: Изд-во МГУ, 1973.– 60-76. 67. Жинкин Н.И. Переход к иерархии //Жинкин Н.И. Язык. Речь. Творчество: Исследования по семиотике, психолингвистике, поэтике: Избранные труды.– М.: Лабиринт, 1998.– С.74-78. 68. Жинкин Н.И. Четыре коммуникативные системы и четыре языка //Там же.– С.8-35. 69. Жобер Ж. Комментарии к статье М.Отта, Я.К.Козловского //Археология, этнография и антропология Евразии.– 2001.– № 3.– С 68-69. 70. Зенин В.Н. Основные этапы освоения Западно-Сибирской равнины палеолитическим человеком // Археология, этнография и антропология Евразии.– 2002.– № 4.– С.22-44. 71. Зубов А.А., Халдеева Н.И. Одонтология в современной антропологии.– М.: Наука, 1989.– 232с. 72. Иваницкий А.М. Сознание: критерии и возможные механизмы //Мозг и разум.– М.: Наука, 1994.– С.113-120. 73. Ивин А.А., Фурманова О.В. Философская герменевтика и проблемы научного знания //Философские науки.– 1984.– № 5.– С.66-73.

74. Ильенков Э.В. Соображения по вопросу об отношении мышления и языка (речи) //Вопросы философии.– 1977.– № 6.– С.92-96. 75. История первобытного общества. Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза.– М.: Наука, 1983.– 432с. 76. Итс Р.Ф. Шёпот Земли и молчание Неба: Этнографические этюды о традиционных народных верованиях.– М.: Политиздат, 1990.– 318с. 77. Итс Р.Ф. Введение в этнографию.– Л.: Изд-во Ленинградского университета, 1991.– 168с. 78. Казначеев В.П. Феномен человека.– Новосибирск: Новосибирское книжное изд-во, 1991. 79. Казютинский В.В. Антропный принцип и современная телеология // Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме.– М.: Наука, 2002.– С.58-73. 80. Калиниченко В.В., Огурцов А.П. Методология гуманитарных наук в трудах Вильгельма Дильтея /Предисловие к публикации //Вопросы философии.– 1988.– № 4.– С.128-134. 81. Кант И. Критика чистого разума //Кант И. Сочинения. В 8 т. Т.3.– М.: Чоро, 1994.– 741с. 82. Карпинская Р.С. Человек и природа – проблемы коэволюции //Вопросы философии.–1988.– № 7.– С.37-45. 83. Карпинская Р.С., Никольский С.А. Социобиология: критический анализ.– М.: Мысль, 1988.– 203с. 84. Карпинская Р.С., Лисеев И.К., Огурцов А.П. Философия природы: коэволюционная стратегия. – М., 1995.– 488с. 85. Кассирер Э. Опыт о человеке. Введение в философию человеческой культуры // Кассирер Э. Избранное. Опыт о человеке.– М.: Гардарика, 1998.– С.440 – 723. 86. Кауфман Д. Вопросы преемственности эволюции человека современного анатомического типа на материалах Леванта //Археология, этнография и антропология Евразии.– 2002.– № 4.– С.53-61.

87. Кемеров В.Е. Введение в социальную философию.– М.: Аспект Пресс, 1996.– 215с. 88. Клакхон Клайд Кей Мейбен Зеркало для человека. Введение в антропологию.– СПб, 1998. 89. Кликс Ф. Пробуждающееся мышление.– Киев: Вища школа, 1985.– 296с. 90. Клименко Н.Е. Мозг и поведение: ситуация выбора жизненных стратегий // Мозг и разум.– М.: Наука, 1994.-С.97-112. 91. Клягин Н.В. От доистории к истории. (Палеосоциология и социальная философия).– М.: Наука, 1992.– 192с. 92. Князев Н.А. Причинность – часть всеобщей связи явлений //Философские науки. – 1961.–№ 3.–С.98-105. 93. Козинцев А.Г. От среднего палеолита к верхнему: адаптация и ассимиляция (сунгирская проблема на новом этапе изучения) //Археология, этнография и антропология Евразии.– 2003.– № 1.– С.58-64. 94. Коллингвуд Р.Дж. Идея истории //Коллингвуд Р.Дж. Идея истории. Автобиография.– М.: Наука, 1980.–С.5-320. 95. Колчинский Э.И. Значение трудов В.И.Вернадского для эволюционной теории //Проблемы новейшей истории эволюционного учения.– Л.: Наука, 1981.– С.68-84. 96. Колчинский Э.И. Эволюция биосферы.– Л.: Наука, 1990.– 236с. 97. Кондрашова М.Н. Энергетика рабочего акта // Эрвин Бауэр и теоретическая биология.– Пущино: ПНЦ РАН, 1993.– С.41-50. 98. Корогодин В.И., Корогодина В.Л. Информация как основа жизни и целенаправленные действия //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме. – М.: Наука, 2002.–С.189-212. 99. Костюк В.Н. Теория индуктивного рассуждения //Проблемы методологии и логики науки. Вып.8.– Томск: Изд-во Томского университета, 1975.– С.11-23. 100. Кочергин А.Н., Уемов А.И. Методология, теория и практика системных исследований //Системный метод и современная наука.– Новосибирск, 1972.– С.3-12.

101. Кребер Г. Категория условия и соотношение её с категорией причины //Философские науки.– 1961.– № 3.–С.106-116. 102. Кремянский В.И. Принцип единства управления, управляемости и самоорганизации //Философские науки.– 1976.– № 4.–С.71-79. 103. Круглый стол. Понимание как философско-методологическая проблема //Вопросы философии.–1986.–№ 7,8,9. 104. Крушинский Л.В. Элементарная рассудочная деятельность животных и её роль в эволюции //Философия и теория эволюции.– М.: Наука,1974.– С.156215. 105. Крушинский Л.В. Биологические основы рассудочной деятельности.– М.: Изд-во МГУ, 1986.– 270с. 106. Кузнецов В.Г. Герменевтика и гуманитарное познание.– М.: Изд-во МГУ, 1991.– 191с. 107. Ладыгина-Котс Н.Н. Развитие психики в процессе эволюции организмов.– М.: Советская наука, 1958.– 241с. 108. Лалаянц И. Гомо сапиенс и геном // Наука и жизнь.– 2002.–№7.– С.7483. 109. Ламсден Ч.Дж., Уилсон Э.О. Прометеев огонь /Фрагмент из книги //Этическая мысль: Научно-публицистические чтения.– М.: Республика, 1992.– С.325-344. 110. Ламсден Ч.Дж. Нуждается ли культура в генах? //Эволюция, культура, познание.– М.: ИФРАН, 1996.–С.128-137. 111. Ларичев В.Е. Прозрение: Рассказы археолога о первобытном искусстве и религиозных верованиях.– М.: Политиздат, 1990.– 223с. 112. Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность.– М.: Просвещение, 1969.– 214с. 113. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики.– М.: Изд-во МГУ, 1981.– 584с. 114. Линдблад Я. Человек – ты, я и первозданный.– М.: Прогресс, 1991.– 264с.

115. Лооне Э.Н. Современная философия истории.– Таллин: Ээсти раамат, 1980.– 293с. 116. Лооне Э.Н. Классическая концепция понимания в детерминации методологий историографии //Детерминация научного знания: философский аспект.– Тарту: ТГУ, 1986.–С.3-28. 117. Лосев А.Ф. Логика символа //Лосев А.Ф. Философия. Мифология. Культура.– М.: Политиздат, 1991.– С.247 – 274. 118. Лурия А.Р. Язык и сознание.– Ростов-на Дону: Феникс, 1998.–416с. 119. Любутин Н.К. Критика современной философской антропологии.– М.: Знание, 1970.– 48с. 120. Любутин Н.К. «Проблема человека» и философская антропология //Историко-философские исследования. Вып. 2.– Свердловск: УрГУ, 1975.– С.316. 121. Любутин Н.К. Фейербах: философская антропология.– Свердловск: Изд-во Уральского университета, 1988.– 125с. 122. Майданов А.С. Непарадигмальные проблемы: их источники и способы постановки //Эволюция, культура, познание.– М.: ИФРАН, 1996.–С.93-109. 123. Малиновский А.А. Случайность в эволюционном процессе и «недарвиновская эволюция» //Философия и теория эволюции.– М.: Наука, 1974.– С.103113. 124. Мамардашвили М.К., Пятигорский А.М. Символ и сознание. Метафизические рассуждения о сознании, символике и языке.– М.: Языки русской культуры, 1999.–216с. 125. Мамчур Е.А. Причинность и рационализм //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме. – М.: Наука, 2002.– с.5-22. 126. Маркарян Э.С. Методологические проблемы взаимодействия общественных и естественных наук //Философские науки.– 1976.– № 4.–С.18-27. 127. Матюшин Г.Н. У истоков человечества.– М.: Мысль, 1982.– 144с.

128. Мегнин Л., Бар-Йозеф О. Каменные индустрии среднего и верхнего палеолита Леванта: последовательная или прерванная линия развития? //Археология, этнография и антропология Евразии.– 2002.– № 3.– С.12-21. 129. Мелик-Гайказян И.В. Детерминизм и спонтанность в постнеклассическом понимании эволюции уровней информации //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме. – М.: Наука, 2002.– С.225-244. 130. Меннинг О. Поведение животных.– М.: Мир, 1982.– 360с. 131. Мень А. Истоки религии.– Брюссель, 1991.–428с. 132. Моисеев Н.Н. Алгоритмы развития.– М.: Наука, 1987.– 302с. 133. Моисеев Н.Н. Логика универсального эволюционизма и кооперативность //Вопросы философии.– 1989.– № 8.– С.52-66. 134. Моисеев Н.Н. Универсальный эволюционизм /Позиция и следствия/ //Вопросы философии.– 1991.– № 3.–С.3-28. 135. Моисеев Н.Н. Логика динамических систем и развитие природы и общества //Вопросы философии.– 1999.– № 4.–С.3-10. 136. Моисеев Н.Н. Судьба цивилизации. Путь Разума.–М.: Языки русской культуры, 2000.– 224с. 137. Назаров В.И. Философия и эволюционные концепции //Природа биологического познания.– М.: Наука, 1991.– С.201 – 212. 138. Нарский И.С. Новейшие течения буржуазной философии /Критический анализ/.– М.: Знание,1982.– 64с. 139. Нарский И.С. Современная буржуазная философия: два ведущих течения начала 80-х годов ХХ в.– М.: Мысль, 1983.– 80с. 140. Николаев С.В. Какую теорию природы сознания мы ищем? //Философия науки.–2002.–№ 2.– С 102-109. 141. Новиков И.Д. Эволюция Вселенной.– М.: Наука, 1983.– 190с. 142. Новоженов Ю.И. Филетическая эволюция человека.– Свердловск, 1983.– 88с.

143. Овчинников Н.Ф. Ограниченность причинности как принципа объяснения //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме. – М.: Наука, 2002.– С.87-110. 144. Оезер Э. Мозг, язык и мир. Формализм против натурализма в «Логикофилософском трактате» Л. Витгенштейна //Вопросы философии.–1998.–№ 5.– С.80-84. 145. Олескин А.В. Основные научные подходы к живой природе //Природа биологического познания.– М.: Наука, 1991.– С.43 – 55. 146. Остин Дж. Значение слова //Аналитическая философия. Избранные тексты.– М.: Изд-во МГУ, 1993.– С.105-121. 147. Отт М., Козловский Я.К. Переход от среднего к верхнему палеолиту в северной Евразии //Археология, этнография и антропология Евразии.– 2001.– № 3.– С.51-62. 148. Пайерлс Р.Е. Законы природы.– М.: Физматгиз, 1962.– 340с. 149. Панфилова Т.В. Проблема исторической закономерности //Философия и общество.–2002.–№ 3,4. 150. Патти Г. Причинность, контроль и эволюция сложности //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме.– М.: Наука, 2002.– С.137-154. 151. Первобытное общество. Основные проблемы развития.– М.: Наука, 1975.– 286с. 152. Першин В.Б. О типах философского исследования //Проблемы методологии философского исследования.– Горький: Горьковский государственный университет, 1972.– С.99-107. 153. Петров Ю.В. Логический анализ необходимой связи между причиной и следствием //Проблемы методологии и логики науки. Вып.8.–Томск, 1975.– С.37-43. 154. Петров Ю.В., Сергеев К.А. «Философия истории» Гегеля: от субстанции к историчности //Гегель Г.В.Ф. Лекции по философии истории.– СПб: Наука, 2000.– С.5-53.

155. Плотников В.И. Социально-биологическая проблема.– Свердловск, 1975.– 191с. 156. Плотников В.И. Структурно-генетический метод и его роль в реконструкции первобытной эпохи //Научный семинар по теме: Проблемы изучения духовной культуры древних обществ. 12 – 16 апреля 1994 г. Тезисы докладов.– Екатеринбург, 1994.– С.52-56. 157. Плюснин Ю.М. Проблема биосоциальной эволюции.– Новосибирск: Наука, 1990.– 240с. 158. Полторацкий А.Ф., Швырёв В.С. Знак и деятельность.– М.: Политиздат, 1970.– 118с. 159. Портнов А.Н. Язык, мышление и сознание: Психолингвистические аспекты.– Иваново: Ивановский государственный университет, 1988.– 88с. 160. Портнов А.Н. Язык и сознание: основные парадигмы исследования проблемы в философии ХIХ – ХХ вв.– Иваново: Ивановский государственный университет, 1994.– 370с. 161. Поршнев Б.Ф. О начале человеческой истории.– М.: Мысль, 1974.– 488с. 162. Поршнев Б.Ф. Социальная психология и история.– М.: Наука, 1979.– 232с. 163. Природа и древний человек.– М.: Мысль, 1981.– 223с. 164. Ракитов А.И. Диалектика процесса понимания /Истоки проблемы и операциональная структура понимания //Вопросы философии.–1985.– № 12.– С.6271. 165. Ревзин И.И. О роли коммуникативного аспекта языка в современной лингвистике //Вопросы философии.–1972.–№11.– С.97-107. 166. Режабек Е.Я. Становление мифологического сознания и его когнитивности //Вопросы философии.– 2002.– №1.–С.52-66. 167. Рогинский Я.Я., Левин М.Г. Антропология.– М.: Высшая школа, 1978.– 528с.

168. Розова С.С. Научная классификация и её виды //Вопросы философии.– 1964.– № 8.– С.68-79. 169. Розова С.255-277. 170. Рузавин Г.И. Герменевтика и проблемы интерпретации, понимания и объяснения //Вопросы философии.–1983.–№ 10.– С.62-70. 171. Рузавин Г.И. Синергетика и принцип самодвижения материи //Вопросы философии.– 1984.– № 4.– С.39-51. 172. Рутберг И.Г. Искусство пантомимы. Пантомима как форма театра.– М., 1989.– 125с. 173. Руткевич М.Н., Лойфман И.Я. Диалектика и теория познания.– М.: Мысль, 1994.– 383с. 174. Рьюз М., Уилсон Э.О. Дарвинизм и этика //Вопросы философии.– 1987.– № 1.– С.94-108. 175. Самыгин С.И. и др. Религиоведение: Социология и психология религии.– Ростов-на-Дону: Феникс, 1996.– 668с. 176. Сачков Ю.В. Автономность в причинных сетях //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме. – М.: Наука, 2002.– С.154-174. 177. Севальников А.Ю. Телеологический принцип и современная наука //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме.– М.: Наука, 2002.– С.73-86. 178. Северцов А.Н. Эволюция и психика.– М.: Издание М. и С. Сабашниковых, 1922.– 54с. 179. Северцов А.Н. Эволюция и эмбриология //Северцов А.Н. Собр. Соч. Т.III.– М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1945.– С.7 – 18. 180. Северцов А.Н. Морфологические закономерности эволюции //Северцов А.С. Собр. Соч. Т.V.– М.-Л.: Изд-во АН СССР, 1949.– 537с. 181. Северцов А.С. Основы теории эволюции.– М.: Изд-во МГУ, 1987.– 320с.

С.С.

Классификация как метод научного познания //Философские проблемы сознания и познания.– Новосибирск: Наука, 1965.– 182. Семёнов Ю.И. Как возникло человечество.– М.: Наука, 1966.– 576с. 183. Семёнов Ю.И. На заре человеческой истории.– М.: Мысль, 1989.– 320с. 184. Сепир Э. Антропология и социология //Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии.– М.: Прогресс, 1993.– С.611 – 629. 185. Сепир Э. Бессознательные стереотипы поведения в обществе //Там же.– С.594 – 610. 186. Сепир Э. Обычай //Там же.– С.574 – 581. 187. Сепир Э. Символизм //Там же.– С.204 – 209. 188. Сериков Г.Н. Элементы теории системного управления образованием. Ч.I. Системное видение образования.– Челябинск: ЧГТУ, 1994.– 167с. 189. Симонов В.П., Ершов П.М., Вяземский Ю.П. Происхождение духовности.– М.: Наука, 1989.– 350с. 190. Сироткин С.А. Чем лучше мышлению вооружаться – жестом или словом? //Вопросы философии.– 1977.– № 6.– С.96-101. 191. Славский Р.Е. Искусство пантомимы.– М.: Искусство, 1962.– 134с. 192. Смайлли Д. Социобиология и человеческая культура //Эволюция, культура. Познание.– М.: ИФРАН, 1996.– С.153 – 166. 193. Соколов Б.С. Биосфера: понятие, структура, эволюция //В.И.Вернадский и современность.– М.: Наука, 1986.– С.98 – 122. 194. Сорокин П.А. О так называемых факторах социальной эволюции //Человек. Цивилизация. Общество.– М.: Политиздат, 1992.–С.521 – 531. 195. Спеваковский А.Б. Духи, оборотни, демоны и божества айнов.– М.: Наука, 1988.– 205с. 196. Столяр А.Д. Происхождение изобразительного искусства.– М.: Искусство, 1985.– 298с. 197. Сухов А.Д. О корнях религии.– М.: Знание, 1970.– 32с. 198. Сухов А.Д. Религия как общественный феномен.– М.: Мысль, 1973.– 144с. 199. Тайлор Э.Б. Первобытная культура. – М.: Политиздат, 1989.– 573с. 200. Тейяр де Шарден П. Феномен человека.– М.: Наука, 1987.– 239с.

201. Терешко М.Н. Соотношение источниковой и внеисточниковой информации в историческом исследовании //Проблемы методологии и логики науки. Вып.8.– Томск: Изд-во Томского университета, 1975.– С.74 – 79. 202. Тинберген Н. Поведение животных.– М.: Мир, 1985.– 192с. 203. Тинберген Н. Социальное поведение животных.– М.: Мир, 1993.– 149с. 204. Титов А.С. Герменевтические аспекты функционирования и развития биологичеких и социальных систем //Общественные науки и современность.– 1997.– №2.– С.112-123. 205. Тойбер А.Х. Набросок истории сознания.– М.: РИА «Метафора», 1994.– 30с. 206. Токарев С.А. Ранние формы религии.– М.: Политиздат, 1990.– 622с. 207. Токин Б.П. Теоретическая биология и творчество Э.С.Бауэра.– Л.: Издво Ленинградского университета, 1965.– 176с. 208. Толстов А.В., Смирнов И.Н. Философский вклад дарвинизма: натуралистическая версия Майкла Рьюза //Вопросы философии.– 1987.– №1.– С.109-127. 209. Топоров В.Н. О ритуале: Введение в проблематику //Архаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках.– М.: Наука,1988.– С.7-60. 210. Трёльч Э.Историзм и его проблемы: Логическая проблема философии истории.– М.: Юрист, 1994.– 719с. 211. Уайт Л.А. История, эволюционизм и функционализм как три типа интерпретации культуры //Антология исследований культуры.– СПб: Университетская книга, 1997.– С.559-590. 212. Уайт Л.А. Концепция эволюции и культурной антропологии //Там же.– С.536-558. 213. Уайт Л.А. Понятие культуры //Там же.– С.17-48. 214. Уайт Л.А. Энергия и эволюция культуры //Там же.– С.439-464. 215. Угринович Д.М. Введение в религиоведение.– М.: Мысль, 1985.– 270с. 216. Угринович Д.М. Психология религии.– М.: Политиздат, 1986.–352с. 217. Уколова В.И. Исторический факт как система //Системный метод и современная наука. Вып. 2 – Новосибирск, 1972.– С.146-153.

218. Украинцев Б.С. Самоуправляемые системы и причинность.– М.: Мысль, 1972.– 254с. 219. Урысон М.И. Некоторые теоретические проблемы современного учения об антропогенезе //Вопросы антропологии.– 1965.– № 19.– С.27-38. 220. Урысон М.И. Истоки семейства гоминид и филогенетическая дифференциация высших приматов //Человек, эволюция и внутривидовая дифференциация.– М.: Наука, 1972. 221. Утмайер Т. Ориньяк, человек современного типа и проблема перехода от среднего к верхнему палеолиту в Северной Азии: взгляд из Центральной Европы //Археология, этнография и антропология Евразии.–2002.–№ 1.– С.47-58. 222. Файнберг Л.А. У истоков социогенеза.– М.: Наука, 1980.– 152с. 223. Философия истории /Под ред. проф. А.С.Панарина.– М.: Гардарики, 1999.– 432с. 224. Фоули Р. Ещё один неповторимый вид.– М.: Мир, 1990.– 368с. 225. Французова Н.П. Исторический метод в научном познании (вопросы методологии и логики исторического исследования).– М.: Мысль, 1972.– 303с. 226. Фролов И.Т. Перспективы человека.– М.: Политиздат, 1983.– 350с. 227. Фромм Э.Забытый язык //Фромм Э. Душа человека.– М.: Республика, 1992.– С.179-298. 228. Фурманов Ю.Р. Пафос и границы эволюционного гуманизма /Об основных постулатах эволюционной этики //Этическая мысль: Научно - публицистические чтения.– М.: Республика, 1992.– С.308-324. 229. Хайдеггер М. Время и бытие: Статьи и выступления.– М.: Республика, 1993.– 445с. 230. Харитонов А.С. Необратимость живого в определениях физики обратимых процессов //Эрвин Бауэр и теоретическая биология.– Пущино: ПНЦ РАН, 1993.– С.184-192. 231. Харитонов С. Потребность психической активности: анализ и деление понятия.– СПб: Сфера, 1994.– 32с.

232. Харрисон Дж., Уайнер Дж. и др. Биология человека.– М.: Мир, 1979.– 612с. 233. Хомская Е.Д. Нейропсихология.– М.: Изд-во МГУ, 1987.– 288с. 234. Хрисанфова Е.Н. Некоторые черты морфологической эволюции дистальных отделов конечностей человека //Человек, эволюция и внутривидовая диференциация.– М.: Наука, 1972.– С.23 – 36. 235. Хрисанфова Е.Н. Древнейшие этапы гоминизации //Итоги науки и техники. Антропология. Том.2.– М.,1987.– С.5 – 92. 236. Хрустов Г.Ф. Проблема человеческого начала //Вопросы философии.– 1968.– № 6.– С.131-144. 237. Чайковский Ю.В. Степени случайности и эволюция //Вопросы философии, 1996, № 9.– С.69-81. 238. Чайковский Ю.В. Причинность, сложность и разные формы случайности //Причинность и телеономизм в современной естественнонаучной парадигме. – М.: Наука, 2002.– С.111-137. 239. Чебоксаров Н.Н., Чебоксарова И.А. Народы, расы, культуры.– М.: Наука, 1985.– 271с. 240. Черносвитов Е.В. Об основных функциях сознания //Философские науки.– 1983.– №6.– С.73-80. 241. Черносвитов Е.В. О двух функциях сознания //Вопросы философии.– 1985.– № 10.– С.49-58. 242. Шноль С.Э. Жизнь – процесс существования объектов биологической эволюции //Природа биологического познания.– М.: Наука, 1991.–С.189 – 201. 243. Шноль С.Э. Эрвин Бауэр и «Теоретическая биология» //Эрвин Бауэр и теоретическая биология.– Пущино:ПНЦ РАН,1993.– С.7-22. 244. Шовен Р.Поведение животных.– М.: Мир, 1972.– 487с. 245. Шукуров Э.Д. Концепция дополнительности и проблема генезиса общения //Вопросы философии.– 1972.– № 4.– С.35-39. 246. Шульга Е.Н. Проблема «герменевтического круга» и диалектика понимания //Герменевтика: история и современность.– М.: Мысль, 1985.–С.143-161.

247. Элиава Н.Л. Мыслительная деятельность и установка //Исследования мышления в советской психологии.– М.: Наука, 1966.– 278-318. 248. Энгельс Ф. Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека //Энгельс Ф. Диалектика природы.– М.: Политиздат, 1982.– С.144-156. 249. Юнг К.Г. Проблемы души нашего времени.– М.: Прогресс, 1996.– 329с. 250. Юнг К.Г. Аналитическая психология: её теория и практика //Юнг К.Г. Аналитическая психология. Исследование процесса индивидуации.– Рефл-бук, Ваклер, 1998.– С.7-210. 251. Яблоков А.В. Популяционная биология.– М.: Высшая школа, 1987.– 302с. 252. Яблоков А.В., Юсуфов А.Г. Эволюционное учение (Дарвинизм).– М.: Высшая школа, 1989.– 335с. 253. Якимов В.П. Австралопитековые /Australopithecinae/ //Ископаемые гоминиды и происхождение человека.– М.: Наука, 1966.– С.43-89. 254. Якимов В.П. О некоторых факторах среды на начальном этапе антропогенеза //Вопросы антропологии. Вып. 48.– 1974.– С.50-57. 255. Якушин Б.В. Гипотезы о происхождении языка.– М.: Наука, 1985.– 137с. 256. Яровикова Р.Т. О соотношении системного подхода и метода моделирования //Системный метод и современная наука.– Новосибирск: Новосибирский государственный университет, 1972.– С.45-51.

Приложение СХЕМА АНТРОПОГЕНЕЗА С ПОЗИЦИИ СТАНОВЛЕНИЯ, РАЗВИТИЯ И ПРЕОБРАЗОВАНИЯ ЕГО ДВИЖУЩИХ СИЛ складывание условий начальный /первый/ этап второй этап третий этап заключительный /четвёртый/ этап формирование духовной культуры изменение в избыточных структурах • начинает • начинается складываться изменение новый тип орисообщества ентировочной /переходный деятельности вариант А / • формирование речи (диалогическая речь) • формирование речи (монологическая речь) • • формирование поверхностных структур сознания (протосознание) • • первый этап складывания сознания (формирование глубинных структур понимания – предсознание) • • • изменение структуры сообщества (переходный вариант Б) преобразование движущих сил антропогенеза в движущие силы социокультурного процесса зарождение становление движущих сил движ. сил (взаимосвязь исход(усиление ных моментов компокоэвол. связи нентов – исходный ориент. деят.–созн. комплекс) и активизация компонента общество развитие движ.

Pages:     | 1 | 2 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.