WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||

«РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ БОЛЕЗНИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ Подредакцией члена-корреспондента РАМН, профессора Н.Н.Яхно, профессора Д.Р.Штульмана в двух томах МОСКВА "МЕДИЦИНА" 2001 РУКОВОДСТВО ДЛЯ ВРАЧЕЙ ...»

-- [ Страница 12 ] --

При лечении расстройств сна необходимо попытаться устранить или ослабить влияние факторов, расстраивающих сон, — депрессию, тревожность, болевой синдром, соматические заболевания, отрицательное влияние медикаментозных средств. Седативные препараты, которые используются у пожилых людей по поводу нарушений сна, часто не приносят облегчения, а нередко даже усугубляют состояние. Однако назначение этих препаратов может быть обосновано, когда они применяются в течение короткого времени и при наличии соответствующих условий, например, в первые дни после госпитализации больного в стационар или если пациенту необходимо пересечь несколько часовых зон. При первичных нарушениях сна требуется адекватный подбор лекарственных препаратов и проведение немедикаментозной терапии. Нередко лишь изменение временного режима, нормализация психической и физической активности в течение дня, обеспечение при возможности комфортных условий для сна оказывают достаточный эффект. Большое значение имеет и поведенческая терапия расстройств сна. Она включает в себя несколько основных положений: 1) стараться вставать с постели и ложиться спать в одно и то же время, избегать дневного сна насколько возможно;

2) не ложиться спать раньше, пытаясь увеличить продолжительность сна, напротив, небольшое укорочение сна может облегчить затем засыпание и улучшить сон;

3) поддерживать в комнате, где пациент спит, комфортную температуру, насколько возможно использовать это помещение или хотя бы кровать только для сна, избегать использования этого помещения для еды, просмотра телепередач, приема гостей и т. д., комфортно и правильно устроить место для сна;

4) иметь допустимую физическую нагрузку лучше в 1-й половине дня, помнить, что избыточная активность (особенно незадолго до сна) может затруднить засыпание;

5) избегать обильной еды перед сном, в то время как легкая закуска может облегчить засыпание;

6) прием алкоголя, кофе, курение необходимо исключить, хотя бы за несколько часов до сна;

7) стремиться к приятной расслабляющей деятельности перед сном — теплая ванна, легкое непродолжительное чтение и т. д. Этим принципам нужно следовать во всех случаях, независимо от характера расстройств сна и способа их терапии. Целью ее должно быть не обеспечение всеми возможными средствами длительного и непрерывного сна, а хорошее самочувствие в дневное время. Среди транквилизаторов, учитывая особенности их действия, фармакокинетику, более предпочтительны тазепам, лоразепам, оксазепам, флуразепам. Нередко применяемые антигистаминные средства уступают транквилизаторам по гипнотическому эффекту и могут вызывать делирий у пациентов старческого возраста, плохое самочувствие днем. Нужно иметь в виду, что транквилизаторы могут усиливать проявления сонных апноэ, поэтому в этих случаях они противопоказаны. Напротив, галоперидол и другие нейролептики в адекватных дозах не ухудшают состояние больных. Нередко бывают эффективны препараты мелатонина. При сонных апноэ следует применять аппаратные и хирургические способы терапии (см. гл. 27). 28.4.8. Эпилепсия С увеличением возраста увеличивается частота встречаемости эпилепсии, при этом почти у половины больных эпилептические припадки носят парциальный характер. Поскольку пожилые пациенты нередко живут одни (к тому же для этой категории больных характерны мнестические расу стройства врачу часто не удается получить информации о частоте и характере припадков. Кроме того, приступы без тонико-клонических судорог в ряде случаев не принимаются за эпилептические, а возникновение постприступных парезов трактуется как проявление ТЙА. Возникновение эпилептических припадков является прогностически неблагоприятным признаком. Почти у 15 % пожилых больных с эпилепсией в первые 3—4 дня после приступа может сохраняться спутанность сознания, примерно у 10 % пациентов возможно возникновение эпилептического статуса. Летальность выше у пациентов с симптоматической эпилепсией. Среди причин эпилепсии, осложнившейся возникновением эпилептического статуса, важное место занимают сосудистые поражения головного мозга, черепно-мозговая травма, метаболические нарушения. Пациентам с подозрением на эпилепсию необходимо проведение ЭЭГ-исследования при этом надо учитывать особенности изменения ЭЭГ при нормальном старении. Примерно в 1/3 случаев причиной эпилептических припадков являются сосудистые поражения головного мозга;

при этом на КТ нередко выявляются очаговые ишемические изменения. Опухоли являются причиной эпилептических припадков примерно у 10 % больных как правило, у этих пациентов отмечаюся медленное нарастание очаговой неврологической симптоматики и когнитивные нарушения. Назначение специфической противосудорожной терапии должно проводиться только после обследования больного, когда исключен сосудистый (ТИА) или опухолевой (транзиторная симптоматика у пациентов с опухолями головного мозга) характер пароксизма. Назначая противоэпилептические препараты следует учитывать снижение их метаболизма у пожилых людей. Желателен контроль уровня препарата в крови.

Г л а в а 29. ОБЩИЕ ПРИНЦИПЫ НЕЙРОРЕАНИМАТОЛОГИИ Нейрореаниматология — одно из самых социально значимых и сложных направлений медицины критических состояний. История ее появления берет начало в 50-х годах нашего века, когда Европу охватила эпидемия полиомиелита, в результате которой возникал неотложная необходимость в массовом проведении длительной дыхательной реанимации у больных с обширными поражениями нервной системы. Именно палаты интенсивной терапии для лечения больных с полиомиелитом, у которых проводилась многодневная ИВЛ, стали прообразом современных отделений нейрореанимации. Как отдельное направление в медицина, нейрореаниматология оформилась в последние два десятилетия, когда произошел качественный технологический скачок в методах диагностики и лечения нейрохирургических и неврологических больных. В настоящее время она базируется на четырех основных принципах: • контроль и лечение неврогенных дыхательных нарушений;

• контроль и лечение внутричерепной гипертензии;

• лечение неотложных неврологических и нейрохирургических состояний;

• лечение тяжелых неврологических осложнений вследствие поражения внутренних органов. Показаниями для поступления больных в нейрореанимационные отделения являются нарушения жизненно важных функций (прежде всего дыхания и глотания);

измененный уровень бодрствования (часто первое совпадает со вторым);

тяжелые нарушения гомеостаза;

декомпенсированные кардиальные, почечные, печеночные, эндокринные и иные функции на фоне основного неврологического заболевания;

первые часы после нейрохирургических операций. Основой для выработки правильных врачебных решений в нейрореаниматологии является мониторинг различных функциональных систем не только мозга, но и организма в целом. Такой мониторинг должен быть более чувствительным и специфичным, чем клинические наблюдения, не инвазивным;

легко выполняться и интерпретироваться даже неспециалистом;

проводиться круглосуточно;

не создавать медицинскому персоналу дополнительных трудностей при выполнении лечебных манипуляций. На сегодняшний день всеми этими признаками обладают в реаниматологии, вероятно, лишь два метода — ЭКГ и транскутанная оксиметрия. Кроме того, для оценки состояния больного в нейрореаниматологии и интенсивной терапии часто используют мониторинг ЭЭГ, мониторинг вызванных потенциалов (ВП) — слуховых, стволовых, соматосенсорных, когнитивных), мониторинг мозгового кровотока (ультразвуковой и оксиметрический) мониторинг внутричерепного давления (ВЧД), среднего артериального давления (САД), церебрального перфузионного давления (ЦПД) и дыхания, мониторинг центрального венозного давления. При этом ЭЭГ обычно используется для обнаружения пред судорожных сотояний (при инсульте и др.), отслеживания эффективности лечебных манипуляций и лекарсвенных препаратов (эпилептический статус, кома и т. д.). Исследование ВП применяется как важный инструмент функциональной топографии, а при таких состояниях, как, например, персистирующее вегетативное состояние, ВП имеют и прогностическое значение. Транскраниальная доплерография позволяет оценивать мозговой кровоток и таким образом косвенно контролировать ВЧД, динамику спазма при субарахноидальных кровоизлияниях. Мониторинг самого ВЧД занимает особое место в нейрореаниматологии, так как является одной из важнейших составляющих эффектив ной терапии. Знание ВЧД и САД позволяет наряду с доплерографией оценивать состояние центрального перфузионного давления (ЦПД). Основными отличиями нейрореанимационных отделений от отделений реанимации и интенсивной терапии общего профиля являются следующее: • длительность госпитализации больных и длительность проведения ИВЛ (иногда — годы);

• более тяжелый прогноз;

• более высокая стоимость пребывания;

• специфические морально-этические проблемы, связанные с ведением больных, находящихся в персистирующем вегетативном состоянии, с диагнозом смерть мозга и (обусловленное последним фактором) решение вопроса о трансплантации органов. Специфические черты нейрореанимационных отделений определяют и специфические методы лечения, выполняемые в них. К таким методам прежде всего относяться длительная ИВЛ и коррекция ВЧД. Третий метод — операции интенсивного плазмафереза, выполняемые при тяжелых аутоиммунных заболевания нервной системы, прежде всего таким, как миастения, синдром Гийена—Барре. Их отличие от обычных операций плазмафереза — большие объемы удаляемой плазмы, составляющие до 200—250 мл плазмы на 1 кг массы тела на 7—12-дневный курс лечения. Наконец, еще один метод лечения в нейрореаниматологии, который становится из обычного специфическим в силу своей длительности и сложностей балансировки при многих неврологических состояниях — энтеральное питание. Большая часть (около 50 %) причин смертности больных в нейрореанимационных отделениях приходится на долю основного заболевания, а остальные обычно распределяются следующим образом: тромбоэмболии ветвей легочной артерии, легочные осложнения (абсцедирующие пневмонии, пневмоторакс), сердечно-легочная недостаточность, отек мозга, острая почечная недостаточность, острая сердечная недостаточность. 29.1. Неврогенные дыхательные нарушения Состояние дыхания и внутричерепного давления в подавляющем большинстве случаев определяют характер течения и прогноз того или иного тяжелого неврологического заболевания в его острой фазе. Дыхание — единственнная вегетативная функция организма. Полностью контролируемая нервной системой и прямо зависящая от сохранности респираторых структур, расположенных на разных ее уровнях. Неврологические нарушения дыхания могут быть обусловлены поражением ЦНС, периферической нервной сисмемы, нервно-мышечных синапсов и мышц. Нарушение дыхания при поражении ЦНС могут быть вызваны вовлечением в патологический процесс либо полушарий (судороги, фармакологические препараты седативного действия), либо ствола головного мозга (травмы,инфарты, кровоизлияния, опухоли, энцефалиты, рассеянный склероз), либо спинного мозга (парезы и параличи диафрагмы и межреберной мускулатуры). Нарушения дыхания на уровне периферической нервной системы связаны с поражением тел нейронов (БАС, полиомиелит, бешенство, астматическая амиотрофия) или корешков и нервов (синдром Гийена—Барре, дифтерийнаяа полиневропатия, травма, порфирия, диабет, холод). Наконец, тяжелые нарушения дыхания могут быть спровоцированы поражением нервно-мышечных синапсов (ботулизм, миастения), или самих мышц (мышечные дистрофии, миозиты).

Искусственная вентиляция легких (ИВЛ) проводится при неадекватности попыток вентиляции;

при поражении нейронов, нервов, мышц, неадекватности оксигенации (первичные легочные, кардиальные заболевания, болезни крови);

невозможности поддержания проходимости дыхательных путей (нарушение глоточного и кашлевого рефлексов, рефлекса с мягкого неба, снижение уровня бодрствования);

необходимости в навязывании режима гипервентиляции с целью терапии внутричереной гипертензии (РаСО2 — 26—28 мм. рт. ст.). Нередко непрерывная ИВЛ проводится в течение 2—3 мес, поскольку именно такой период наиболее часто требуется для восстановления респираторных функций при целом ряде заболевания нервной системы. Иногда необходимы и более длительные сроки ИВЛ, вплоть до многих лет. Таким образом, длительная ИВЛ является самостоятельным методом лечения в нейрореаниматологии. 29.2. Внутричерепная гипертензия Тяжелые поражения ЦНС, такие, как кровоизлияния в мозг, инфаркты мозга, опухоли, черепно-мозговые травмы и энцефалиты, приводят к отеку мозга вследствие этого к повышению внутричерепного давления (ВЧД). Именно за счет гипетензии в дальнейшем и развиваются вклинение и сдавление различных структур мозга, нарушается церебральная перфузия (что впоследствии может привести к очаговой или тотальной ишемии мозга). Особое внимание к ВЧД объясняется достоточно тесной связью между его повышением и прогностически плохим исходом при целом ряде острых поражений мозга. Следует отметить, что опасно прежде всего резкое увелические ВЧД, в то время как его постепенное повышение может относительно удовлетворительно переноситься больными, как это, например, имеет место при так называемой доброкачественной внутричерепной гипертензии и некоторых других состояниях. Количественно оценить ВЧД с помощью как клинических, так и КТ- или МР-томографических признаков невозможно. Часто показаниями к мониторированию ВЧД (например с помощью вентрикулярных катетеров, фиброоптических систем, субдуральных или субарахноидальных болтов) являются сопорозное или коматозное состояние при вышеуказанных заболеваниях. Своевременно налаженный мониторинг ВЧД позволяет подобрать эффективные средства лечения и снизить риск развития вклинения, церебральной ишемии, ятрогенных ошибок (например, неадекватно подобранных параметров вентиляции, избыточного введения инфузионных растворов), а также уменьшить возможные негативные последствия постоянно проводимой санационной легочной терапии, подчас сопровождаемой резкими подъемами ВЧД до 30—40 мм. рт. ст. (норма — 5—15 мм. рт. ст.). Поэтому коррекция внутричерепной гипертезии является как и ИВЛ самостоятельным методом лечения в нейрореаниматологии. Способы коррекции внутричерепной гипертензии разнообразны и по степени быстроты начала их действия могут быть разделены на 3 группы: 1) неотложные мероприяития (начало действия секунды—минуты) — гипервентиляция;

2) срочные мероприятия (до часа) — осмотерапия, вентрикулярный дренаж, кортикостероиды (но не при инсульте и травме!);

3) плановые мероприятия (часы — декомпрессия. В целом, несмотря на усилия клинициство и экспериментаторов проблеме внутричерепной гипертензии остается все еще много белых пятен, и не меньшее число вопросов носят дискуссионный характер.

29.3. Основные неотложные состояния и принципы оказания первой неотложной помощи Наиболее частыми формамии патологии у больных, поступающих в нейрореанимационные отделения являются: • геморрагические и ишемические инсульты;

• с субарахноидальные кровоизлияния;

• черепно-мозговые и спинальные травмы;

• состояния после различных нейрохирургических операций;

• синдром Гийена—Барре • миастенические кризы;

• эпилептический статус;

• комы различного генеза;

• энцефалиты и гнойные менингиты;

• острая глобальная ишемия;

• персистирующее вегетативное состояние (апаллический синдром);

• смерть мозга. Принципы оказания неотложной первой помощи н е в р о л о г и ч е с к и м и н е й р о х и р у р г и ч е с к и м б о л ь н ы м, находящимся в критическом состоянии, вне зависимости от его генеза следующие. 1. Обеспечение адеватной оксигенации (удалить зубные протезы, провести санацию ротоносоглотки, ввести воздуховод, при необходимости — интубация трахеи. 2. Поддержание артериального давления. 3. Взятие крови для уточнения причины кртитического сотояния и коррекции основных параметров гомеостаза. 4. Введение тиамина 100 мг внутривенно при поступлении, в последущие 3 сут — по 100 мг внутримышечно. 5 Введение глюкозы 60 мл 40 % расвора (всегда после введения тиамина!). 6. Купирование судорог, если они есть. 7. Коррекция внутричереной гипертензии (колебания уровня сознания, головная боль, рвота, брадикардия, повышение АД, развитие неврологических симптомов, характерных для внутричерепных вклинений, в виде зрачковых нарушений, поражения глазодвигательных функций, патологических типов дыхания, двигательных реакций, появления двусторонних рефлексов Бабинского): а) гипервентиляция до РаСО2, равного 26—28 мм. рт. ст., действие немедленное, но не более 1,5—3 ч;

б) осмотические диуретики — маннитол по 0,5—1,0 г/кг массы тела в течение 20—25 мин внутривенно капельно;

в дальнейшем каждые 4—6 ч в дозе половинной от первоначальной, на фоне мониторинга электролитов и осмолярности плазмы (последняя не должна превышать 320 мосм/л);

действие начинается через несколько минут, однако, препарат в указанной дозе не рекомендуется более 3—4 сут;

в) наиболее эффективный путь — операция вентрикулярного дренирования. 8. Корреция кислотно-основного состояния (КОС). 9. Нормализация температуры тела. 10. Лечение инфекции. 11. Введение специфических противоядий (при передозировке опиатов — по 0,4 мг налоксона внутривенно коаждые 7—10 мин до восстановления сознания).Мероприятия по оказанию первой неотложной помощи во возможности дожны сопровождаться сбором детального анамнеза (у самого больного, родственников, свидетелей происшедшего) и проведением диагностических исследований. К последним относятся: рентгенография черепа и шейного отдела позвоночника (исключение травмы), грудной клетки' КГ и МТР (при подозрении на структурное поражение мозга);

ЭКГ, глюкозы, СО2 и О2 крови, электролитов, осмолярности, активированного частичного тромбопластинового времени, протромбина, мочевины, креатинина, трансаминаз печени;

общий анализ крови с подсчетом числа тромбоцитов, токсикологические анализы крови, мочи, содержимого желудка. При необходимости — исследование спинномозговой жидкости (подозрение на менингит или субарахноидальное кровоизлияние). Неотложное лечение тяжелых неврологических осложнений вследствие поражения внутренних органов по своим общим подходам не отличается от перечисленных выше мероприятий. К наиболее серьезным осложнениям следует отнести разного генеза энцефалопатии, например, постаноскические ишемические энцефалопатии, развивающиеся как осложнения после операций аортокоронарного шунтирования, уремические, печеночные энцефалопатии и другие. 29.4. Принципы ведения больных и ухода за ними при критических состояниях Основой всех мероприятий по лечению тяжелых больных с поражениями нервной системы является система ежедневного ухода за ними вне зависимости от того, находятся ли они в коматозном состоянии или имеют тяжелые двигательные, чувствительные, вегетативные нарушения, оставаясь в полном сознании. Эта система включает приведенные ниже мероприятия. 1. Повороты больного с бока на бок.. Цель — профилактика пролежней, гипостатической пневмонии, тромбоэмболии легочной артерии. Производятся каждые 2 ч. Больной должен находится в постели в положении бегуна (с согнутыми ногами и руками) с соответствующими подкладками под костные выступы. У ряда тяжелых больных с поражением периферической нервной системы в определенные периоды заболевания имееется выраженный болевой синдром (преимущественно в ногах), и попытки малейшего изменения положения тела (равно как и проведения пассивной гимнастики) вызывают резкие боли. Этим больным показаны марадол, трамал, диклофенак и др. 2. Обтирания тела камфорным спиртом. Цель — профилактика пролежней и общая гигиена. Проводятся 2—3 раза в сутки. 3. Санация ротоносоглотки. Цель — профилактика и лечение инфекций верхних дыхательных путей, обеспечение адекватной оксигенации. Проводится каждые 2—4 ч (в зависимости от степени тяжести больного) с помощью отсоса с последующим промыванием теплым настоем 5 % раствора ромашки или его заменителей. 4. Санация трахеобронхиального дерева (при проведении ИВЛ). Цель — профилактика и лечение инфекций дыхательных путей, обеспечение адекватной оксигенации. Проводится одновременно каждые 2 ч с помощью мягкого силиконового катетера и вакуумного отсоса. Санационная фибробронхоскопия показана преимущественно при закупорке бронхов и образовании ателектазов. При этом следует помнить, что с ее помощью эффективно санируются лишь ветви бронхов 2-го порядка. 5. Введение жидкости из расчета 30—35 мг/кг массы тела в сутки. Цель — восстановление адекватного баланса воды в организме.

6. Постановка назогастрального зонда и кормление больного. Цель — профилактика аспирационной пневмонии, обеспечении адекватного уровня энерготрат. Показаниями к постановке зонда служат первые же признаки нарушения глотания жидкой или твердой пищи, воды, слюны, а так же снижение кашлевого рефлекса. Кормление больного через зонд осуществляется с помощью специальных энтеральных смесей ("энпит" и др.) или определенным образом подобранных измельченных подуктов питания, исходя изх суточной калорийности рациона, равного 2000—2500 ккал.Питательную смесь в последних случаях вводят через зонд с помощью шприца Жане. При этом рекомендуется избегать попадания в шприц воздуха, который стимулирует развитие регуртитации и отрыжки. Не следует пытаться как можно быстрее удалить зонд в период восстановления у больного сознания и глотания, так как это может вновь приветси к развитию аспирационной пневмонии. Смена назогастрального зонда обычно проводится один раз в 3—5 нед. Иногда осуществляется и парентеральное питание. 7. Контроль за состоянием мочевого пузыря и кишечника. Цель — профилактика мочевой инфекции, опорожнение мочевого пузыря при задержке мочи, профилактика метеоризма, поносов, запоров. Клизмы ставят ежедневно или через день. 8. Пассивная гимнастика и ежедневный массаж конечностей. Цель — профилактика томбоэмболии легочной артерии, ранних контрактур, гипотрофии мышц, пролежней. 9. Профилактическое введение низкомолекулярного гепарина. Цель — профилактика ДВС-синдрома, развивающегося при любом критическом сотоянии, тробоза вен низних конечностей и тробоэмболии легочной артерии. Низкомолекулярный гепарин ("фраксипарин") вводят подкожно в область передней брюшной стенки в дозах 7 500—15 000 ЕД/сут. При наличии у больного язвы желудочно-кишечного тракта, геморроя в стадии обострения, болезней крови, кровоизлияния в мозг и внутренние органы, вопрос о введении гепарина должен решаться индивидуально. 10. Антибактериальная тепария. Цель — лечение инфекции, которая развивается при тяжелых поражениях нервной системы практически всегда. Рекомендуется смена антибиотиков не реже чем раз в 7—12 дней. Профилактическое назначение антибиотиков малооправдано. 11. Защита глаз. Цель — профилактика кератитов. Двусторонне поражение лицевого нерва часто вызывает сухость роговицы с возможным последующим развитием кератита. Рекомендуются соответствующие глазные мази, в тяжелых случаях необходимо наложение повязки на глаза. 12. Психологическая поддержка. Имеет большое значение, особенно у лиц, находящихся в течение нескольких недель на ИВЛ и зондовом питании, а также при наличии сильных болей. Наряду с мероприятиями по уходу большое значение имеет начатое в первые часы пребывания в стационаре продолжение постоянного мониторирования АД, частоты и ритма дыхания, частоты и ритма сердечных сокращений, температуры тела, жизненной емкости легких (ЖЕЛ), электролитов, газов крови и др. 29.4.1. Коррекция дыхательных нарушений. Общими принципами коррекции дыхательной недостаточности являются: подбор адекватной легочной вентиляции;

систематическая санация тра хеобронхиального дерева;

постепенное отвыкание от ИВЛ и переход на собственное дыхание. В основе периферической респираторной недостаточности лежит слабость собственно дыхательной мускулатуры. При возникновении начальных признаков слабости дыхательных мышц у таких больных нарушается откашливание скапливающейся в норме в ротоглотке и носоглотке слизи, следствием чего является ее недостаточная эвакуация. Одновременно падает ЖЕЛ, приводя к снижению активного выдоха. Все это обусловливает развитие прогрессирующих милиарных ателектазов в периферических отделах легких, которые не удается обнаружить при стандартном рентгенологическом исследовании. Нарастание ателектазирования ведет к компесаторному учащению дыхания и явлениям гипоксии. У больных прогрессирует также утомляемость межреберных дыхательных мышц и особенно диафрагмы, следствием чего являются тахикардия, раздувание крыльев носа, появление парадоксального брюшного дыхания. В это период необходимо постоянно измерять ЖЕЛ и газы крови. Показаниями к началу проведения ИВЛ при заболеваниях нервной системы служит падение ЖЕЛ до уровня 15 мл/кг массы тела больного и/или падение напряжения кислорода в крови, взятой из мочки уха или пальца, ниже 55—60 мм.рт.ст. Интубацию (не ИВЛ!) во многих случаях следует проводить еще раньше при ЖЕЛ 16—18 мл/кг массы тела больного. Целесообразно использование итубационных трубок с манжетами низкого давления, вводимых трансназально. Для проведения ИВЛ рекомендуется использование респираторов, работающих "по объему", а не "по давлению". Обычно ИВЛ при поражении нервной системы проводится не менее нескольких суток под постоянным контролем ЖЕЛ и газов крови. Далее необходимо проанализировать ситуацию и, если больной по каким-либо причинам не имеет перспектив прекращения ИВЛ в ближайшие 3-5 дней, то провести операцию трахеостомии. Трахеостомия может быть выполнена и раньше при невозможности адекватной санации трахеобронхиального дерева или при развитии каких-либо внелегочных осложнений. Не менее важной проблемой, чем начало ИВЛ, является момент начала постепенного прекращения вспомогательной вентиляции. Здесь также необходим мониторинг ЖЕЛ и газов крови. Обычно повышение ЖЕЛ до уровня 16—19 мг/кг массы тела, если больной находится на ИВЛ через интубационную трубку и хорошая оксигенация по данным газов крови, служат показанием к экстубации при отсутствии высокой температуры и полном восстановлении глотания. При наличии трахеальной канюли рекомендуется ее удаление при полном восстановлении глотания и кашлевого рефлекса, увеличения ЖЕЛ до уровня 18—20 мг/кг массы тела, отсутствии заболеваний бронхов и легких, самостоятельном управлении дыханием при закрытой трахеостомической трубке в течение суток. Удаление канюли проводится в несколько этапов. Вначале (при наличии полноценного глотания, кашлевого рефлекса и ЖЕЛ на уровне 18—20 мг/кг массы тела) прекращают надувание герметизирующей манжеты стоящей трубки, затем постепенно через каждые 3—4 дня меняют трахеостомическую трубку с большего номера на меньший (обычно до №6). В течение всего этого периода трубку днем герметично закрывают заглушкой на время, которое больной хорошо переносит. Как только пациент сможет дышать в течение суток при герметично закр^ой трубке, последнюю удаляют. S Ж 4« Г л а в а 30. НЕЙРОРЕАБИЛИТАЦИЯ 30.1. Определение понятия " нейрореабилитация" Медицинская реабилитация, по определению комитета экспертов ВОЗ, — это процесс, целью которого является предупреждение инвалидности в период лечения заболевания и помощь больному в достижении максимально возможной физической, психической, профессиональной, социальной и финансовой полноценности в случае развития инвалидности. Нейрореабилитация выходит за рамки клинической неврологии, поскольку рассматривает не только состояние нервной системы при том или ином неврологическом заболевании, но и изменение функциональных возможностей человека в связи с развившейся болезнью. Оптимальным подходом к организации реабилитации неврологических больных является проведение ее врачами, прошедшими специальную подготовку. В нашей стране нейрореабилитация пока относится в основном к сфере деятельности врачей-неврологов, которые поэтому должны владеть основами этой области знаний. Принято выделять следующие уровни медико-биологических и психосоциальных последствий болезни или травмы, которые должны учитываться при проведении реабилитации;

п о в р е ж д е н и е (impairment, англ.) — любая аномалия или утрата анатомических, физиологических, психологических функций;

н а р у ш е н и е ж и з н е д е я т е л ь н о с т и (dysability, англ.), возникающее в результате повреждения, утрата или ограничение возможности осуществлять повседневную деятельность в манере или пределах, считающихся нормальными для человеческого общества;

с о ц и а л ь н ы е о г р а н и ч е н и я (handicap, англ.) возникающие в результате повреждения и нарушения жизнедеятельности, ограничения и препятствия для выполнения социальной роли, считающейся нормальной для данного индивидуума. В последние годы в реабилитологию введено также понятие "качество жизни, связанное со здоровьем" (health-related quality of life, англ.). При этом именно качество жизни рассматривают как интегральную характеристику, на которую надо ориентироваться при оценке эффективности реабилитации больных и инвалидов. Безусловно, все эти последствия болезней взаимосвязаны: повреждение обусловливает нарушение жизнедеятельности, которое, в свою очередь, приводит к социальным ограничениям и к нарушению качества жизни. Схематично можно представить взаимосвязь заболевания и его последствий следующим образом [Jette, A 1994].

С х е м а. Взаимосвязь патологического процесса и его последствий Правильное представление о последствиях болезни имеет принципиальное значение для понимания сути нейрореабилитации и определения направленности реабилитационных воздействий. Оптимальным при проведении восстановительного лечения неврологических больных является устранение или полная компенсация повреждения. Однако это далеко не всегда возможно, и в этих случаях желательно организовать жизнедеятельность больного таким образом, чтобы исключить влияние на нее существующего анатомического или физиологического дефекта (например, путем использования протезов, вспомогательных бытовых устройств). Если и при этом прежняя деятельность невозможна или отрицательно влияет на состояние здоровья, то необходимо переключение больного на такие виды социальной активности, которые в наибольшей степени будут способствовать удовлетворению всех его потребностей. Таким образом, нейрореабилитация — понятие, значительно более широкое, чем просто совокупность методов и методик лечения больного;

нейрореабилитация включает в себя целую систему государственных, социально-экономических, медицинских, профессиональных, педагогических, психологических мероприятии, направленных, по определению Кабанова М. М. [1978], "не только на восстановление или сохранение здоровья, но и на возможно более полное восстановление (сохранение) личного и социального статуса больного или инвалида". Ниже мы остановимся только на общих вопросах нейрореабилитации, не обсуждая частные аспекты восстановительного лечения при конкретных неврологических заболеваниях. 30.2. Показания к реабилитации неврологических больных и формы ее организации Медицинская реабилитация показана тем неврологическим больным, у которых вследствие заболевания имеются высокий риск длительной нетрудоспособности или стойкого снижения социально-бытовой активности либо уже сформировавшаяся инвалидность. К основным заболеваниям нервной системы, формирующим контингенты больных, нуждающихся в восстановительном лечении, относятся мозговой инсульт, травматические повреждения головного и спинного мозга, периферические невропатии и плексопатии, вертеброгенные корешковые и спинальные синдромы, детский церебральный паралич. По причине значительной стоимости специализированного лечения и ограниченной пропускной способности реабилитационных отделений или центров в них принимают лишь тех больных, которым реально можно помочь, т. е. имеющие положительный реабилитационный потенциал. В связи с этим спорным остается вопрос о включении в показания к реабилитации демиелинизирующих и дегенеративных (в частности, нервно-мышечных) заболеваний. В государствах с высокоразвитой экономикой для таких больных в ряде случаев создаются специальные стационарные отделения, которые чаще называются не реабилитационными, а отделениями для долгосрочного лечения. Общие противопоказания к проведению реабилитационных мероприятий включают сопутствующие острые воспалительные и инфекционные заболевания, декомпенсированные соматические и онкологические болезни, выраженные расстройства интеллектуально-мнестической сферы и психические заболевания, затрудняющие общение и возможность активного участия больного в реабилитационном процессе. При определении численно сти неврологических больных, нуждающихся в медицинской реабилитации, можно приблизительно исходить из показателя 20—25 % от общего числа больных, получающих лечение в стационаре, и 40—50 % от общего числа амбулаторных пациентов. При выявлении показаний к реабилитации восстановительное лечение должно начинаться возможно раньше и продолжаться непрерывно до достижения тех результатов, которые в рамках существующего заболевания считаются максимально возможными. С учетом принципа непрерывности выделяют стационарный, амбулаторный, а в некоторых странах (Польша, Россия) — еще и санаторный этапы медицинской нейрореабилитации. Стационарный этап предусматривает различные варианты проведения реабилитационных мероприятий: выделение реабилитационных коек в обычных неврологических отделениях стационара;

создание реабилитационного отделения стационара для лечения больных в подостром периоде заболевания;

дневные реабилитационные стационары. В последнее время практически во всех странах наблюдаются тенденция к сокращению сроков реабилитации больных в условиях стационара и смещение акцента на амбулаторное проведение реабилитационных мероприятий. Объясняется это в первую очередь существенно более низкой стоимостью реабилитации в амбулаторных условиях в сравнении со стационарами. Амбулаторная реабилитация неврологических больных обычно осуществляется в реабилитационных отделениях территориальных поликлиник и амбулаторных реабилитационных отделениях больниц общего профиля. Существуют также реабилитационные учреждения (обычно центры) смешанного типа, рассчитанные как на стационарных, так и на амбулаторных больных. Одной из возможных форм организации нейрореабилитации может быть восстановительное лечение на дому. Однако эта форма реабилитационной помощи является очень дорогостоящей. 30.3. Общие принципы нейрореабилитации К общим принципам организации нейрореабилитации как на стационарном, так и на амбулаторном этапе, отличающим реабилитационную помощь от обычного лечения, относятся следующие: • бригадный ("командный") принцип организации помощи;

• осуществление комплексной исходной оценки состояния больного или инвалида с формулировкой реабилитационного диагноза перед началом медицинской реабилитации;

• проведение реабилитации по определенному плану, составленному на основании первичной оценки состояния больного;

• осуществление оценки эффективности реабилитационных мероприятий в динамике и при завершении реабилитационного курса;

• составление при выписке рекомендации по лечебным, психокоррекционным, социальным мероприятиям, проведение которых необходимо на последующих этапах реабилитации. 30.3.1. Реабилитационная бригада Бригадная форма проведения восстановительного лечения до настоящего времени остается наиболее распространенной формой организации реабилитационного процесса, независимо от типа реабилитационного учреждения.

Мультидисциплинарная реабилитационная команда, или бригада, включает врачей, непосредственно занимающихся восстановительным лечением, врачей-консультантов (кардиолог, ортопед и др.), которые предоставляются бригаде по заявкам, средний медицинский персонал. Основными специалистами, входящими в нейрореабилитационную бригаду, являются специалисты по кинезотерапии и физиотерапии, медицинский психолог, психотерапевт, социальный работник, а при необходимости — логопед, нейропсихолог, трудотерапевт. Бригаду возглавляет невролог, прошедший специальную подготовку по вопросам медицинской реабилитации, либо (за рубежом) — врач-реабилитолог, хорошо владеющий основами неврологии. Специалисты бригады совместно определяют реабилитационный диагноз, план, продолжительность и эффективность реабилитации больного, устанавливают контакты с участковым (за рубежом — с семейным) врачом, а также со службами социальной помощи для решения вопросов, связанных с возвращением больного в общество. Подобный бригадный подход наиболее оправдан при реабилитации тяжелых больных и инвалидов;

в то же время при проведении восстановительного лечения пациентов с менее тяжелой патологией привлечение бригады высококвалифицированных специалистов значительно повышает стоимость реабилитации. 30.3.2. Реабилитационное обследование Реабилитационное обследование неврологического больного включает в себя анализ жалоб и анамнеза пациента, проведение клинических и инструментальных исследований. Особенностью реабилитационного обследования является анализ не только физических дефектов, но и влияния этих дефектов на жизнедеятельность пациента. В процессе обследования необходимо определить, как степень повреждения органов или систем, так и уровень социальных ограничений вследствие болезни или травмы. Жалобы и анамнез. Расспросу больного в реабилитологии уделяется особое внимание. Связано это с тем, что в настоящее время именно личностная оценка своего состояния и возможностей, т. е. оценка обусловленного здоровьем качества жизни, рассматривается как важнейшая отправная точка для дальнейших реабилитационных воздействий. Сбор жалоб и анамнеза необходимо построить таким образом, чтобы не пропустить наиболее существенные моменты в развитии заболевания и субъективном восприятии пациентом последствий болезни. Рекомендуется целенаправленно расспросить больного и получить его ответы по следующим пунктам: • основные жалобы (боли, нарушение походки, повышенная утомляемость, "не слушаются руки/ноги", нарушение координации и т. д.);

• история развития заболевания и возникших в связи с ним проблем: рекомендуется не только выяснить полученное пациентом лечение и его эффективность, наличие сопутствующих заболеваний и аллергии, но и попросить больного охарактеризовать стиль его жизни до и после развития болезни или получения травмы, чтобы оценить ущерб, нанесенный повреждением;

• степень ограничения двигательной активности (способность поворачиваться в постели, садиться из положения лежа, вставать, передвигаться вне и внутри квартиры, пользоваться транспортом);

• возможность выполнения бытовых операций (личная гигиена, одевание, прием пищи);

• осуществление работ по дому (приготовление пищи, уборка, стирка, покупки и т. д.);

• общественная активность;

• затруднения в общении с окружающими;

• потребность во вспомогательных средствах (костылях, инвалидной коляске, протезах и т. д.);

• проблемы психологического и сексуального плана;

• ситуация в семье, степень помощи со стороны родственников или знакомых, финансовая обеспеченность. Особое внимание уделяется выяснению возникающих в связи с заболеванием затруднений в сфере привычной жизнедеятельности. Для упорядочения процедуры расспроса пациентов и ухаживающих за ним лиц, а также для получения количественных показателей уровня жизнедеятельности пациента широко применяются специальные опросники. В основе методов измерения нарушений жизнедеятельности чаще всего лежит оценка независимости индивидуума от посторонней помощи в повседневной жизни, при этом анализируются не все ее виды, а только наиболее значимые, представительные, наиболее общие из рутинных действий человека. Впервые термин "активность жизнедеятельности" (activity in daily living) был предложен Katz S. и соавт. в 1963 г. Им оценивалась независимость больных от посторонней помощи при выполнении следующих 6 операций: умывание, одевание, хождение в туалет, передвижение, акты дефекации и мочеиспускания, прием пищи. В настоящее время для неврологических больных наибольшее распространение получили такие шкалы, как шкала повседневной жизнедеятельности Бартела, или индекс Бартела, и шкала функциональной независимости — FIM. При использовании шкалы Бартела оценка уровня бытовой активности производится по сумме баллов, определенных у больного по каждому из 9 разделов теста (прием пищи, персональный туалет, одевание, прием ванны, контроль тазовых функций, посещение туалета, вставание с постели, передвижение, подъем по лестнице). Максимальная сумма баллов, соответствующая полной независимости в повседневной жизни, равна 100. Шкала функциональной независимости разработанная Американской Академией Физической терапии и Реабилитации, состоит из 18 пунктов, отражающих состояние не только двигательных, но и интеллектуальных (восприятие внешней информации, изложение собственных желаний и мыслей, принятие решений, социальная интеграция, память) функций. Все пункты оцениваются ухаживающим за больным медперсоналом по 7балльной шкале, суммарная оценка может составлять от 18 до 126 баллов;

чем выше суммарная оценка, тем полнее независимость больного в повседневной жизни. Среди тестов для определения степени социальных ограничений одним из наиболее удачных является CHART, также разработанный Американской Академией Физической медицины и Реабилитации. 5 шкал этого опросника характеризуют потребность в постороннем уходе, мобильность, социальную интеграцию, занятость и экономическую независимость пациента. Суммарное число баллов, соответствующее норме, по каждой из шкал равно 100, а по опроснику в целом — 500. Разница между суммой баллов, набранных больным, и нормальной суммой отражает степень ограничения социальной активности данного индивидуума. В последнее время все чаще начинают применяться опросники, направленные на выяснение качества жизни больного или инвалида. Ответы на поставленные вопросы дает сам больной либо его родственники и ухаживающий персонал. Акцент в таких опросниках делается не на количественные показатели повседневной активности больного, а на удовлетворенность больным основными сферами жизни, поскольку, как подчеркивается, реабилитационная помощь должна ориентироваться не на короткосрочные критерии, а на долговременные результаты. Безусловно, оценка качества жизни индивидом во-многом определяется его личностными особенностями, психоэмоциональным состоянием, уровнем потребностей, т. е. является чрезвычайно субъективной;

однако такой подход позволяет ориентироваться непосредственно на интересы самого больного. К числу опросников качества жизни, широко применяемых в нейрореабилитации, относятся шкалы SF-36 (Quality of Life), шкала благополучия (Quolity of Well-being Scale). Необходимо отметить, что все указанные выше шкалы разработаны применительно к западному образу жизни;

использование их в условиях России требует существенной адаптации (пересмотра формулировки ряда вопросов и коррекции процедуры подсчета баллов), поскольку понятие качества жизни различно в разных странах и зависит от культурных традиций и состояния экономики государства. При оценке нарушений жизнедеятельности либо качества жизни обычно измеряются не физические параметры, а качественные показатели и данные, полученные при отчете больных или персонала (т. е. субъективные данные), поэтому к подобным инструментам измерений предъявляются требования, соответствующие требованиям к психологическим (субъективным) тестам. К числу основных из этих требований относятся надежность (воспроизводимость измерений при использовании теста различными лицами либо при последовательном повторении измерений), валидность (обоснованность теста, степень соответствия тестовых оценок представлениям о сущности свойств объекта) и чувствительность (пригодность для оценки динамики состояния больного). Следует знать, что конкретные опросники обладают различной чувствительностью в отношении различных неврологических заболеваний. Так, чувствительность к улучшению, по данным FIM максимальна для больных с последствиями черепно-мозговой травмы и минимальна для больных с поясничной болью. Кроме того, большинство существующих шкал по оценке нарушений жизнедеятельности чувствительны к улучшению только в определенном диапазоне;

они, как правило, невосприимчивы к улучшению у больных с достаточно сохранными функциями (эффект потолка), а также к тонким улучшениям физиологических функций у очень тяжелых больных (эффект пола). Необходимо добавить, что применение опросников не заменяет, а лишь дополняет беседу с больным, способствует более всестороннему изучению его жалоб, анамнеза и самовосприятия последствий заболевания. Клинический осмотр. Клинический осмотр имеет целью скорректировать то первое впечатление, которое получено при расспросе больного и его родственников, а также получить дополнительную информацию о последствиях заболевания. Помимо общепринятого неврологического исследования проводится особенно тщательное изучение двигательных функций, а также уровня функциональных возможностей больного. Исследование органов движения включает линейные измерения длины и окружности конечностей;

измерение объема движений в суставах;

оценку мышечной силы. Линейные измерения проводят с помощью гибкой сантиметровой ленты. При определении длины конечности необходимо знать общепринятые опознавательные точки, от которых производятся измерения. Такими опо знавательными ориентирами служат наиболее доступные пальпации костные выступы: на руке-плечевой отросток лопатки (acromion), большой бугорок плечевой кости (tuberculus majus), локтевой отросток локтевой кости (olecranon), шиловидные отростки локтевой (processus styloideus ulnae) и лучевой (processus styloideus radii) костей;

на ноге — передняя верхняя ость повздошной кости (spina iliaca anterior), большой вертел бедренной кости (throchanter major), наружная боковая лодыжка малоберцовой кости (malleolus medialis) и внутренняя лодыжка большеберцовой кости (malleolus lateralis). Различают относительную и абсолютную длину конечности;

в первом случае проксимальной опознавательной точкой служит ориентир, расположенный на костях пояса верхней либо нижней конечности, во втором случае—непосредственно на плечевой либо бедренной кости. Важно отметить, что необходимо проводить измерения обеих конечностей, поскольку лишь сравнение длины здоровой и пораженной конечностей позволяет дать правильную оценку. Измерение длины окружности конечности производится для определения степени атрофии либо гипертрофии мышц, а также обнаружения отеков суставов. Сантиметровая лента укладывается строго перпендикулярно продольной оси конечности в месте проводимого измерения. Наиболее типичными являются измерения охвата верхней конечности на уровнях средней трети плеча (при сокращении и при расслаблении двуглавой мышцы плеча), локтевого сустава, средней трети предплечья, лучезапястного сустава;

измерения охвата нижней конечности на уровнях верхней трети бедра, коленного сустава, верхней трети голени, голеностопного сустава. Особое внимание уделяется симметричности замеров, а также точному воспроизведению уровней измерения при повторых обследованиях. Измерения объема движений в суставах выполняют с помощью гониометра (угломера), состоящего из двух бранш (подвижной и неподвижной), соединенных с измерительной шкалой, градуированной от 0° до 180° либо до 360°. Чаще используют 180-градусную систему оценки обьема движений, при этом анатомическая позиция сустава принимается за 0°, отклонения от анатомической позиции в любой из плоскостей измерения (саггитальной, фронтальной, поперечной) описываются положительным числом градусов в диапазоне от 0 до 180°. Угломер прикладывают к суставу таким образом, чтобы его ось соответствовала оси движения исследуемого сустава. Неподвижное плечо инструмента располагается соответственно продольной оси проксимальной (неподвижной) части конечности, а подвижное плечо — вдоль продольной оси дистальной части, выполняющей движение. Очень важно обеспечить достаточную фиксацию проксимального сегмента, чтобы исключить передачу выполняемого движения соседним суставам. Исследуют два вида объема движений — активный (обследуемый производит движение самостоятельно, без помощи исследователя) и пассивный (движение в суставе производится исследователем согласно физиологическому направлению исследуемого движения). Измерение движений в позвоночнике представляет собой более трудную задачу в сравнении с оценкой подвижности в суставах конечностей. В силу значительных индивидуальных различий чаще ориентируются не на абсолютные цифры, а на динамику показателей в процессе лечения;

в связи с этим особенно важно четко воспроизводить методику измерений при повторных обследованиях. Для измерений движений в позвоночнике предложено множество методов: использование курвиметра и угломера, сантиметровой ленты. Оцениваются подвижность в суставах позвоночника с по мощью сантиметровой ленты путем измерения расстояния между общепринятыми топографическими костными точками в исходном положении и после выполнения исследуемым максимального движения. В шейном отделе оценивают сгибание и разгибание (сагиттальная плоскость), боковые наклоны (фронтальная плоскость), ротацию (поперечная плоскость). Объем сгибания и разгибания определяют следующим образом: в положении больного стоя со взглядом, направленным прямо, определяют расстояние от затылочного бугра до остистого отростка VII шейного позвонка. При максимальном сгибании шеи вперед это расстояние в среднем увеличивается на 5 см, а при разгибании уменьшается на 6 см. При оценке боковых наклонов измеряют расстояние от сосцевидного отростка височной кости или от мочки уха до акромиального отростка лопатки в положении стоя и после бокового наклона. Вращательные движения оценивают путем измерения расстояния от акромиального отростка лопатки до самой низкой точки подбородка. В норме при вращении это расстояние в сравнении с исходной позицией увеличивается в среднем на 6 см. В грудном отделе оценивают сгибание (сагиттальная плоскость). Для этого измеряют расстояние между остистыми отростками I и XII грудных позвонков в положении стоя и при максимальном наклоне вперед при разогнутых коленных суставах, при максимальном сгибании это расстояние увеличивается на 4-5 см. В поясничном отделе исследуют сгибание и разгибание (сагиттальная плоскость), боковые наклоны (фронтальная плоскость) и вращение (поперечная плоскость). Степень сгибания оценивают путем измерения расстояния между остистыми отростками I и V поясничных позвонков в положении свободно стоя и при максимальном сгибании;

степень разгибания — соответственно ориентируясь на расстояние между мечевидным отростком грудины и лонным сочленением. Не утратил своего значения и тест "пальцы—пол", позволяющий характеризовать общую возможность выполнять наклон вперед с участием как позвоночника, так и тазобедренных суставов. При этом обследуемому предлагают выполнить наклон вперед при выпрямленных ногах и измеряют расстояние от кончика III пальца руки до пола, в дальнейшем ориентируясь на динамику полученного первоначально показателя. Боковые наклоны измеряют в положении больного сидя путем измерения расстояния между вершиной гребня повздошнои кости и расположенного вертикально над ним пункта на последнем ребре (в норме динамика этого показателя при максимальном наклоне составляет 5—6 см). При оценке объема вращательных движений ориентируются на динамику расстояния от остистого отростка V поясничного позвонка до мечевидного отростка грудины в положении обследуемого сидя со свободно опущенными ногами до и после совершения вращательного движения. Для исследования подвижности позвоночника используется также инклинометр, который представляет собой наполненное жидкостью устройство, снабженное градуированной на 180° или 360° шкалой. Действие основано на принципе гравитации. Инклинометр устанавливается над остистыми отростками исследуемого отдела позвоночника при исходном уровне жидкости на шкале 0°, затем обследуемого просят совершить сгибание в исследуемом отделе позвоночника. Инклинометр движется вместе с позвоночником, и поскольку в силу закона гравитации уровень жидкости в устройстве остается горизонтальным, изменение показаний шкалы соответствуют углу наклона исследуемого отдела.

АЛЛ Исследование мышц начинают со скринингового обследования, направленного на выявление тех звеньев мышечной системы, которые необходимо исследовать более тщательно. Для экспресс-оценки мышечной силы верхней конечности больного просят сжать два пальца кисти обследующего, в то время как последний старается высвободить свои пальцы. Скрининг — оценка силы проксимальных отделов нижней конечности производится при глубоком приседании больного из положении стоя с последующим вставанием. Для тестирования мышечной силы дистальных отделов ног пациента просят пройтись на пятках, а затем на носках стоп. Чтобы оценить силу мышц живота, больного просят сесть из положения лежа на спине (ноги согнуты в тазобедренных и коленных суставах);

тот же тест, выполняемый при разогнутых в тазобедренных и коленных суставах ногах, позволяет оценить силу повздошно-поясничной и абдоминальных мышц. Более детальное исследование отдельных мышц и мышечных групп требует от невролога-реабилитолога хорошего знания анатомии и специальных навыков (соответствующие исходные положения, методы стабилизации и направления движения). Общим принципом тестирования является принцип "напряжения и преодоления": больного просят напрячь соответствующую мышцу и удерживать ее в положении максимального сокращения, в то время как исследователь старается растянуть мышцу, преодолевая сопротивление пациента. Необходимо иметь в виду, что боль, возникающая при сокращении мышцы, либо попросту плохое понимание больным инструкций по выполнению теста могут имитировать мышечную слабость. Возможно и умышленное нежелание пациента демонстрировать истинную силу мышцы. В других случаях, наоборот, больной старается компенсаторно вовлечь в движение другие мышцы либо мышечные группы, чтобы "помочь" ослабленной мышце. Все это необходимо учитывать при проведении тестирования. Мануально определенную силу мышц обычно оценивают в баллах по 3-, 4-, 5- или 6-балльной системе. Оценку силы мышечных групп можно производить не только методом мануального тестирования, но и с помощью динамометров различных конструкций (кистевого, станового и др.). Оценку уровня функциональных возможностей производят как путем наблюдения за поведением больного в кабинете врача, так и по результатам выполнения им заданных тестов. Определяется мобильность больного, уровень его бытовых и социальных навыков, нуждаемость пациента в посторонней помощи и в специальных вспомогательных приспособлениях. Больного просят выполнить (по возможности) следующие задания: • в положении лежа на кушетке перевернуться с живота на спину и со спины на живот;

сесть из положения лежа на спине;

встать с кушетки из положения лежа и сидя;

• продемонстрировать ходьбу по кабинету, подъем и спуск по ступенькам лестницы, при использовании инвалидного кресла-коляски — передвижение в кресле;

• показать, как он самостоятельно может раздеться, одеться, расстегнуть и застегнуть пуговицы, молнии, зашнуровать шнурки;

изобразить движения рук, необходимые для умывания лица и туловища, чистки зубов, причесывания, бритья;

показать, как пациент может пользоваться ложкой, вилкой, ножом и другими столовыми приборами. Объективно оценить возможности больного выполнять домашние обязанности и профессиональную работу в условиях врачебного кабинета достаточно сложно;

для этого оптимально использовать обстановку, имитиА.Т) рующую кухню, мастерскую и т. д.;

подобным набором помещений, однако, располагают обычно только крупные реабилитационные центры.' Сопоставление результатов врачебного наблюдения с данными, полученными при расспросе больного и ухаживающих за ним лиц, позволяет существенно расширить представления о функциональном дефекте и степени адаптации к нему больного. Среди инструментальных исследований в нейрореабилитации наиболее востребованными являются электрофизиологические методы (игольчатая и стимуляционная электромиография, вызванные потенциалы нервной системы). Эти исследования в ряде случаев помогают уточнить реабилитационный диагноз и осуществлять объективный динамический контроль за восстановлением двигательных функций. Особое внимание уделяется также психологическому обследованию: его задачами становятся выявление у пациента дезадаптирующих психопатологических проявлений, определение основных потребностей больного, его установок, внутренних конфликтов, механизмов психологической защиты, особенностей поведения и эмоционального реагирования. Обследование проводится медицинским психологом либо психотерапевтом. 30.3.3. Реабилитационные мероприятия Реабилитационный диагноз. На основании всестороннего обследования больного формулируется его реабилитационный диагноз, который служит отправным моментом при планировании программы восстановительного лечения. Он включает как клинико-функциональный диагноз, отражающий характер и выраженность анатомо-физиологических и функциональных нарушений, соотношение патогенетических и саногенетических механизмов на данной стадии заболевания (по данным клинической картины, анамнеза и характера течения болезни), так и характеристику нарушений привычной жизнедеятельности. К примеру, реабилитационный диагноз больного Н., перенесшего мозговой инсульт за 3 мес. до поступления в реабилитационный центр может звучать следующим образом:" Острое нарушение мозгового кровообращения по ишемическому типу в бассейне левой средней мозговой артерии, восстановительный период, низкий темп восстановления нарушенных функций. Выраженный спастический правосторонний гемипарез, достигающий в кисти и стопе степени плегии;

контрактуры в суставах правых конечностей: в локтевом и лучезапястном суставах — сгибательная, в плечовом — сгибательно-приводящая, в тазобедренном — приводящая, в коленном и голеностопном — разгибательная. Передне-нижний подвывих в правом плечевом суставе, умеренные боли в правом плечевом суставе при активных движениях. Умеренно выраженное снижение поверхностной и глубокой чувствительности в правых конечностях. Выраженная тревожная депрессия. Низкий уровень бытовой и социальной активности (необходима посторонняя помощь при передвижении, приеме пищи, одевании, пользовании туалетом;

значительно сузился круг общения и интересов)". На основании реабилитационного диагноза определяются цели и задачи реабилитации. Цель реабилитации зависит от тяжести исходных морфофункциональных и медико-социальных нарушений: для одних больных цель может заключаться в достижении полного восстановления нарушенных функций и полной ресоциализации пациента (возврат к труду, восстановление прежнего положения в социальной макро- и микросреде);

для у других, изначально более тяжелых больных — в выработке компенсаторных механизмов деятельности организма для обеспечения независимости больного в повседневной жизни и повышения качества его жизни. Реальные перспективы восстановления как морфо-функционального дефекта, так и жизнедеятельности определяются на основании существующего у реабилитологов опыта в отношении каждого конкретного неврологического заболевания, при этом всегда учитывается совокупность прогностически наиболее важных факторов. Так, например, к основным факторам, определяющим у постинсультных больных прогноз восстановления нарушенных функций, относятся выраженность и характер нарушений, а также давность инсульта. В приведенном выше примере небольшой срок, прошедший после инсульта (3 мес), дает возможность рассчитывать на то, что процесс истинного восстановления двигательных функций и чувствительности еще не завершен. В то же время описанный тип гемипареза (равномерно выраженный в верхней и нижней конечности, со значительным повышением мышечного тонуса и позой Вернике—Манна) и нарушение глубокой чувствительности относятся к прогностически неблагоприятным факторам. Ухудшает прогноз наличие подвывиха и болевого синдрома в плечевом суставе, выраженность психоэмоциональных расстройств. Поэтому реальная цель реабилитации в данном примере заключается не в достижении сколько-нибудь значительного улучшения двигательных функций и чувствительности, а лишь в достижении больным независимости в повседневной жизни. В связи с этим определяется круг задач проприорецепции;

эффективны занятия по методике функционального биоуправления с обратной связью, когда пациент выполняет физические упражнения под контролем электромиограммы, регистрируемой с тренируемых мышечных групп. При нарушениях праксиса в комплекс включаются специальные методики, направленные на восстановление целенаправленных действий. Основные реабилитационные средства. Определив цели и задачи восстановительного лечения, реабилитационная бригада составляет план реабилитационных мероприятий. К основным реабилитационным средствам относятся кинезотерапия, психотерапия, восстановление высших мозговых функций, трудотерапия с элементами профориентации, медикаментозное лечение, физиотерапия. Ведущее место, безусловно, принадлежит к и н е з о т е р а п и и, или лечению движением. Обусловлено это тем, что практически у всех больных, поступающих на нейрореабилитацию, имеются те или иные двигательные нарушения. Различают активную (ходьба, лечебная физкультура с применением активных физических упражнений, занятия на тренажерах блокового типа) и пассивную (лечебная физкультура с применением пассивных упражнений, массаж, занятия на тренажерах маятникового типа) кинезотерапию. В реабилитации неврологических больных кинезотерапия предназначена решать две основные группы задач: 1 — общетонизирующее воздействие на организм, тренировка сердечно-сосудистой системы, активизация мозговой гемодинамики;

для этого назначаются дыхательные упражнения, неспецифическая общеукрепляющая гимнастика для крупных мышечных групп, тренировка ортостатической функции;

2 — воздействие на двигательный дефект. Последнее поводится с учетом типа двигательных нарушений (спастический или вялый парез либо паралич, атаксия, гиперкинезы), степени выраженности и распространенности этих нарушений, этиологического фактора поражения нервной системы (сосудистый, травматический, инфекци онно-аллергический или иной генез основного заболевания), периода болезни (острый, восстановительный, резидуальный), наличия или отсутствия вторичных изменений или осложнений (контрактуры, пролежни, синкинезии), сопутствующей патологии. Могут быть использованы различные формы кинезотерапии: индивидуальная гимнастика, механотерапия, групповая гимнастика. Кинезотерапию в форме индивидуальной лечебной гимнастики назначают больным с выраженными двигательными расстройствами, а также в случаях, когда посещение групповых занятий затруднено по причине нарушений речи, праксиса, гнозиса. Индивидуальная гимнастика обычно направлена в первую очередь на обучение произвольному и дозированному напряжению и расслаблению мышц, нормализацию координации и равновесия, снижение повышенного мышечного тонуса и устранение патологических синкинезий, предупреждение и ликвидацию контрактур, увеличение амплитуды движений и мышечной силы, выработку компенсаторных навыков. Применяют общепринятые, подробно описанные в литературе методики, включающие: лечение положением;

активные движения в здоровых конечностях;

пассивные, активно-пассивные и активные с помощью либо в облегченных условиях движения в паретичных конечностях;

упражнения на расслабление в сочетании с точечным массажем и аутогенной тренировкой. В занятиях с постинсультными больными широкое применение находит методика Кабата—Кайзера, основанная на использовании проприоцептивных раздражений и мышечного синергизма с целью максимальной стимуляции слабых мышечных групп;

при кинезотерапии больных детским церебральным параличом эффективна методика Бобатов, использующая нейродинамический метод восстановления. У больных с нарушением проприорецепции эффективны занятия по методике функционального биоуправления с обратной связью, когда пациент выполняет физические упражнения под контролем электромиограммы, регистрируемой с тренируемых мышечных групп. При нарушениях праксиса в комплекс включаются специальные методики, направленные на восстановление целенаправленных действий. Кинезотерапию в форме групповой лечебной гимнастики назначают больным с более легкими двигательными нарушениями, для которых основными задачами становятся расширение режима двигательной активности, тренировка кардиореспираторной системы, улучшение мозгового кровотока, тренировка вестибулярного аппарата. Кинезотерапия в форме механотерапии предполагает использование маятниковых и блоковых тренажеров, способствующих разработке контрактур и позволяющих осуществлять дозированные нагрузки на изолированные группы мышц, различных механотерапевтических приспособлений, которые создают облегченные условия для движения в паретичной конечности. Массаж и мануальная терапия также формально относятся к формам кинезотерапии. Массаж назначается строго индивидуально с учетом типа и распространенности двигательных нарушений;

в нейрореабилитации широко широко используется точечный массаж. Среди приемов мануальной терапии у неврологических больных основное предпочтение отдается постизометрической релаксации. П с и х о т е р а п и я относится к наиболее важным реабилитационным воздействиям и направлена на уменьшение психической дезадаптации, вызванной заболеванием, на формирование наиболее адекватного типа отношения к болезни, способствующего выздоровлению. Основными направлениями психотерапии и психокоррекции в соответствии с этим являются: помощь в осознании пациентом его мотиваций, внутренних конфликтов, у адекватности эмоционального реагирования и реалистичности установок;

коррекция восприятия своих отношений с окружающими, выработка и закрепление адекватных форм поведения;

повышение мотивации на выздоровление. Наиболее часто используют следующие методы психотерапии: • суггестивная — лечение внушением, которое возможно в бодрствующем или гипнотическом состоянии;

• рациональная, обращенная к разуму, рассудку, опирающаяся на разъяснение — доказательство;

• когнитивная, состоящая в том, чтобы продемонстрировать пациенту его же поведением ложность его убеждений (поведенческая техника),кроме того учить пациента четко выразить словами свои ошибочные идеи и помочь разумно-логически найти в них ошибки, а также мыслить более реалистически (вербальная техника);

• активирующая, побуждающая пациента к деятельности для обретения нового опыта, который повлияет на его мировоззрение;

• клинико-аналитическая, основанная на подробном анализе работы бессознательного в душе пациента с целью помочь ему осмыслить происхождение отрицательных эмоциональных переживаний и осознанно отреагировать их. Широко применяется также аутогенная тренировка, которая воздействует в одних случаях на патогенетический уровень (психогенные функциональные расстройства), в других — на синдромологический (неврозоподобные расстройства, обусловленные органической природой заболевания). Аутогенная тренировка решает также психогигиенические и психопрофилактические задачи. Формами психотерапии являются индивидуальные и групповые занятия. При необходимости психотерапия проводится в сочетании с приемом психотропных препаратов, выбор которых (антидепрессанты, нейролептики, транквилизаторы, седативные и пр.) определяется характером психопатологической симптоматики. К средствам реабилитации, направленным в первую очередь на восстановление самообслуживания и прикладных двигательных стереотипов, относится т р у д о т е р а п и я. Под трудотерапией понимают активный лечебный метод восстановления либо компенсации утраченных функций при помощи разумной работы, направленной на создание полезного продукта. Кроме содействия восстановлению бытовых и трудовых навыков, трудотерапия оказывает неоценимое психотерапевтическое воздействие, поскольку при выполнении осмысленной работы у больного возвращается вера в свою полезность;

с этой же точки зрения очень важно пребывание больного в коллективе, общение в процессе занятий с другими больными. Трудотерапия позволяет также оценить реальные трудовые возможности больного, его социальный прогноз. Обычно используются такие виды труда, как лепка из пластилина или глины, ручная вышивка, шитье или ткачество, нетрудоемкие столярные и переплетные работы. Занятия проводятся под руководством трудотерапевта в специально оснащенных мастерских. Помимо специализированных трудовых мастерских, в реабилитационных учреждениях обычно предусмотрены также помещения, где воссоздается обстановка кухни, туалета, ванной комнаты;

больные с грубыми неврологическими дефектами обучаются в таких "учебных" комнатах бытовым навыкам. В о с с т а н о в л е н и е р е ч и у неврологических больных с афазией и возвращение больному возможности речевого общения является одной из самых важных задач нейрореабилитации. Преодоление речевых расстройств представляет собой весьма сложную проблему и требует специ альных знаний и большого опыта логопедической работы. Кроме логопедических занятий восстановлению высших корковых функций весьма способствуют занятия трудотерапией. Ф и з и о т е р а п и я в комплексе реабилитационных мероприятий применяется с целью увеличения функциональных возможностей и работоспособности уцелевших, сохранившихся элементов нервной и мышечной систем, развития компенсаторных возможностей, симптоматического воздействия на такие проявления заболевания, как боль, отек и пр.Традицией отечественной школы.является использование в нейрореабилитации широкого спектра природных и преформированных физических факторов, назначаемых, безусловно, с учетом соответствующих показаний и противопоказаний по общепринятым у физиотерапевтов методикам. За рубежом к роли преформированных физических факторов в реабилитации неврологических больных относятся более сдержанно;

среди методов аппаратной физиотерапии наиболее широко применяется электромиостимуляция. М е д и к а м е н т о з н о м у л е ч е н и ю на этапе реабилитации отводится существенно меньшая роль в сравнении с ролью лекарственной терапии в острой стадии неврологических заболеваний;

тем не менее именно применение медикаментозных средств нередко позволяет подготовить больного к проведению кинезотерапии (уменьшить болевой синдром, снизить мышечный тонус, нормализовать АД и сердечную деятельность, улучшить периферическое кровообращение в конечностях, стимулировать центральные механизмы регуляции функций и т. д.), скорректировать психоэмоциональные расстройства. В зависимости от показаний назначают анальгезирующие и противовоспалительные средства, миорелаксанты, препараты с нейротрансмиттерным и нейротрофическим действием, витамины, вазоактивные и прочие препараты патогенетического и симптоматического действия. Принципы медикаментозной терапии и дозировка лекарственных средств соответствуют общепринятым в неврологической практике. Достаточно широко используется введение лекарственных средств в форме локальных медикаментозных блокад. К средствам нейрореабилитации относятся также акупунктура и гипербарическая оксигенация. Продолжительность курса восстановительного лечения в каждом конкретном случае рассчитана на выполнение поставленных задач и может варьировать от 1 —2 нед (реабилитационные услуги) до нескольких месяцев (реабилитационные программы). За рубежом срок пребывания в реабилитационном учреждении нередко зависит также от возможностей пациента либо государства компенсировать реабилитационному учреждению затраты на реабилитацию. 30.3.4. Оценка эффективности нейрореабилитации Динамический контроль за процессами восстановления и объективная оценка достигнутых результатов очень важны для реабилитолога, поскольку на основании получаемых данных делаются выводы об эффективности или неэффективности того либо иного метода или реабилитационной программы. Понятно, что ошибки в подобных выводах неблагоприятно сказываются на больных, а также, с учетом высокой стоимости нейрореабилитации, ведут к значительным экономическим потерям. Чаще всего в качестве инструментов медицинского контроля за эффективностью реабилитации У применяют балльные оценки структурно-функционального дефекта и уровня жизнедеятельности, используя те же тесты или опросники, что и при первичном обследовании пациента. При этом динамику повреждения (степень пареза, афазии, атаксии и др.) оценивают в процессе восстановительного лечения и к концу реабилитационного курса;

кратность обследования определяется ожидаемой скоростью регресса дефекта. Степень нарушения жизнедеятельности определяется к моменту выписки из реабилитационного учреждения, а качество жизни больного и его социальные ограничения (активность больного в семье, на работе, экономическая независимость и пр.) анализируются через 3—6 месяцев после выписки. Оценка полученных результатов требует не только констатации наличия или отсутствия положительной динамики выбранных показателей, но и соотнесения этой динамики с тем уровнем восстановления, который прогнозировался перед началом лечения, то есть с изначально заданными критериями эффективной реабилитации. Как уже указывалось выше, для одних больных критерием успешности реабилитации может быть полное восстановление нарушенных функций и возврат к работе, в то время как для других — хотя бы минимальное расширение социальных контактов. При определении этих критериев надо учитывать, что между динамикой степени повреждения и изменением социально-бытовой активности может и не быть прямой связи: известно, например, что в ходе речевой терапии больных с афазией улучшаются их коммуникативные возможности, хотя степень речевых нарушений может и не меняться. На такой показатель, как возвращение к работе после курса лечения, у многих больных решающее влияние оказывают личностные характеристики, выраженность мотивации, характер профессии. Оценка качества жизни инвалидами часто зависит в первую очередь от полноты их семьи и возможностей социальных взаимодействий, а не от обьема и продолжительности проведенного лечения. Иногда значительную трудность может представлять дифференциация между эффектом лечения и улучшением, возникающим в результате естественного (спонтанного) излечения. Объективная характеристика достигнутых результатов лежит в основе оценки действенности тех или иных реабилитационных мероприятий, качества работы специалистов реабилитационной бригады, рекомендаций, которые даются больному и его семье по выписке пациента. Участие многих специалистов и использование комплекса методов лечения делает нейрореабилитацию весьма дорогостоящим мероприятием. Тем не менее, многочисленные исследования доказывают значительную медико-социальную и экономическую эффективность специализированного восстановительного лечения неврологических больных и перспективность дальнейшего развития нейрореабилитации.

Руководство для врачей БОЛЕЗНИ НЕРВНОЙ СИСТЕМЫ Том Зав. редакцией Т. П. Осокша Научный редактор Э. М. Попова Корректор Т. И. Кузьмина Л Р № 010215 от 29.04.97. Сдано в набор 07.08.2001. Подписано к печати 19.09.2001. Формат бумаги 70 х 100'/ |6. Бумага офсетная. Гарнитура Тайме. Печать офсетная. Усл. печ. л. 38,89. Уч.- изд. л. 45,53. Тираж 5000 экз. Заказ 4632. Ордена Трудового Красного Знамени издательство "Медицина". 101990, Москва, Петроверигский пер., 6/8. ЗАО "Шико". Москва, Петроверигский пер., 6/8. Отпечатано в полном соответствии с качеством предоставленных диапозитивов в ОАО «Можайский полиграфический комбинат». 143200, г. Можайск, ул. Мира, 93.

Pages:     | 1 |   ...   | 10 | 11 ||



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.