WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

ТЕМА 5. ГЕНДЕРНЫЕ ПРОБЛЕМЫ СЕМЕЙНЫХ ОТНОШЕНИЙ 1. Семья как социальный институт общества 2. Гендер и семейные отношения 3. Гендерный аспект насилия 1. Семья как социальный институт общества Как

известно, важнейшей потребностью общества является биосоциальное воспроизводство, поэтому на протяжении всей человеческой истории семья оставалась основным институтом, обеспечивающим этот процесс. Значение, которое в эпоху цивилизации семья приобрела в общественной и личной жизни людей, обусловило устойчивый интерес к ее изучению. В течении длительного времени, примерно до середины XIX в., семья рассматривалась как изначальная по своей природе моногамная ячейка общества, исходный пункт его развития, его “миниатюрный прообраз”. Поэтому философы античности, средневековья и отчасти Нового времени интересовались не столько семьей как специфическим институтом общества, сколько ее отношением к социальным порядкам и прежде всего к государству. Рассматривая общество в качестве разросшейся семьи, философы и историки, вплоть до Ж.Ж.Руссо, И.Гердера и в какойто мере Канта и Гегеля были склонны выводить социальные отношения из семейных отношений.

Утверждение исторического взгляда на брачносемейные отношения происходило при помощи исследования прошлого семьи, в частности брачносемейного уклада так называемых примитивных народов, а также путем изучения семьи в различных социальных условиях. У истоков этих исследований стоят работы известных историков, среди которых И.Баховен, Дж.Ф.МакЛеннан, Л.Морган и другие. Важнейшим результатом этих исследований явилось установление многообразия исторических типов брачносемейных отношений, их зависимость от конкретноисторических условий. В этом отношении значительный вклад в обосновании эволюционых взглядов имела работа Ф.Энгельса “Происхождение семьи, частной собственности государства”, опубликованная в 1884 г.

В XX в. социологические аспекты изучения брачносемейных отношений нашли отражение в различных концепциях и теориях. Так, Э.Дюркгейм сформулировал закон “контракции” (сжатия) семьи от обширного круга родственников ко все более узкой группе вплоть до так называемой “супружеской семьи”. Этот закон проявляется как тенденция в развитии брачносемейных отношений.

Определенное влияние на социологию семьи оказала теория “социальных групп” американского социолога Ч.Кули. В соответствии с этой теорией семья стала рассматриваться как “первичная группа”. Ее основные признаки: влияние на человека первично как по времени, так и по содержанию, семья формирует личность в целом, тогда как вторичные группы воздействуют на личность лишь в определенных аспектах, в связи с конкретными целями;

семья представляет собой “интимную ассоциацию и кооперацию”, которая сама себя воспроизводит.

В работе другого американского социолога Д.П.Мэрдока “Социальная структура” отмечается, что семья, состоящая из мужчины, женщины и их социально признанных несовершеннолетних детей, представляет собой повсеместно встречающийся элемент человеческого сообщества. Нуклеарная семья или семейное ядро представляет собой единицу, обособленную от остальной семейной общности.

Известный интерес представляет интерпретация семьи в свете теории систем. Как система, семья обладает следующими признаками:

1. Члены ее находятся в постоянной взаимозависимости, так что любое изменение поведения одного из них влечет за собой изменение в поведении остальных.

2. Семья представляет собой относительно тесную, ограничивающую себя определенными пределами единицу.

3. Семья приспосабливающаяся организация, стремящаяся к поддержанию равновесия со своей социальной средой.

4. Семья является единицей, выполняющей те ли иные задачи, связанные как с внешними факторами, так и с удовлетворением потребностей ее членов.

В целом, можно выделить ряд теоретических подходов к изучению семьи в современной социологии.

Интеракционистский подход, в рамах которого исследуется взаимодействие членов семьи, занимающих определенные связанные с соответствующими ролями позиции внутри семьи. В большинстве исследований семья рассматривается как относительно закрытая система, имеющая слабую связь с окружающими институтами и структурами. Для этого подхода базовыми являются также понятия как статус и отношения в процессе коммуникации, принятия решений и др.

Структурнофункциональный подход, для которого характерен анализ семьи как социальной системы. С этой точки зрения семья состоит из индивидов, имеющих свои статусы и роли. Связь между семьей и обществом определяется через понятия функции. В рамках этого подхода рассматривается система соотнесения семьи как с внешними структурами, так и с внутренними подгруппами, например братья или сестры. Индивид в рамках этого подхода рассматривается скорее как “набор” статусов и ролей, чем как активный субъект.

Основным для этого подхода являются понятия “структура”, “функция”, “референтная группа” и др.

Институциональный подход, связанный с наиболее ранними исследованиями брака и семьи, близок к культурноисторическому анализу брачносемейных отношений. Для институционалистов семья это особый институт, формирующий мотивацию и контролирующий поведение своих членов. Смысл существования этого института определяется тем, что индивиды стремятся поддерживать долгосрочные семейные отношения, чтобы создать стабильную среду для жизни и воспитания детей и уменьшить риски, связанные с накоплением различного типа специфического семейного капитала. Будучи управляющей структурой, по мнению институционалистов, брак выполняет две основные функции: вопервых, обеспечивает необходимую гибкость семьи в принятии решений /и тем самым способствует ее адаптации к изменению внешних условий/, и, вовторых – достаточную жестокость, защищающую каждого из супругов от эгоистической эксплуатации со стороны другого.

Теория конфликта подходит к объяснению семейной структуры на различных уровнях. Одни исследователи делают упор на анализе распределения власти внутри семьи, придавая особое значение механизму принятия решений.

Как правило, члены семьи в большей мере владеющие материальными средствами, приобретают в семье большую власть. Зачастую семья рассматривается как микрокосм конфликта в большом обществе. В прошлом эту идею высказывали основоположники марксизма. Они утверждали, что промышленная революция способствовала преобразованию семьи в совокупность денежных отношений. Современный вариант теории конфликта, касающийся семьи, получил название “марксистскофеминистским”. Подлинное понимание семьи не связано с анализом эмоциональных или родственных отношений между ее членами, семья – “место борьбы”. В семье осуществляется экономическое производство и перераспределение материальных благ, при этом интересы каждого ее члена вступают в конфликт с интересами других членов и общества в целом. Примером таких конфликтов являются споры по поводу того, кто должен зарабатывать деньги, какую часть семейного дохода следует выплачивать государству и др.

В современной западной социологии указывается, что институт семьи подвергается радикальным изменениям. Многие исследователи говорят о кризисе семьи в современных условиях. Как известно, Азербайджан является во многом маргинальным обществом, находящимся на стыке западной и восточной культуры и в этой связи, данные исследования представляют значительный интерес. За последние десятилетия в развитии института семьи появились новые тенденции.

Происходит размывание системы поведенческих норм в сфере брачносемейных отношений, представлений о содержании семейных ролей. Первые симптомы кризиса семьи наблюдались уже в начале XX в. Американский социолог П.Сорокин в 1961г. опубликовал работу “Кризис современной семьи”, где привел ряд факторов, способствующих этому процессу, в том числе уничтожение религиозной основы семьи, утрата ею своих функций, особенно воспитательных.

Какие процессы рассматриваются как кризисные для традиционной семьи?

Прежде всего, происходит разделение родительства и супружества, выражается это в широком распространении неполных /материнских/ семей;

разделение института брака и семьи, в результате рост внебрачных рождений и фактических супружеских союзов. Среди других проблем выделяют такие как уменьшение уровня рождаемости, возрастание числа разводов и др. Так, в США неуклонно растет численность разведенных: на 1000 американцев, состоящих в браке, в 1965 г. она составила 35;

1980 г. – 100;

1990 г. – 138 человек. Соответственно увеличивается количество неполных семей, возглавляемых, как правило, женщиной. Если в 1970 г. их насчитывалось – 7,2 млн., то в конце 80х – уже 10. млн.

В общественном сознании Запада достаточно устойчиво укоренилось представление о допустимости совместного проживания мужчины и женщины без оформления брака. Около 4% взрослого населения США живут в консенсуальном союзе. Особенно распространено это явление в студенческой среде.

Большинство несупружеских пар не имеют детей. Однако они бросают вызов монополии семьи на регулирование интимных отношений между взрослыми людьми.

Другой особенностью образа жизни взрослого населения США стало одиночное существование. Оно становится все более распространенным. С по 1989 гг. число одиночек выросло более чем в 2 раза и составило 23 млн.

человек.

В определенной степени эти процессы характерны и для Азербайджана.

Так, по количеству холостых людей среди молодежи в возрасте 2529 лет наша республика занимает одно из первых мест среди стран СНГ;

удельный вес деторождений вне брака среди всех новорожденных возрос в 1990-1997 гг. в 2, раза и поднялся с 2,6% до 7,3%.

Одна из первостепенных причин снижения прочности брака – рост экономической независимости женщин, что является результатом их активного включения в трудовую деятельность. Анализ американской статистики указывает на прямую зависимость между ростом занятости замужних женщин и увеличения разводимости. Прочность семьи подрывают и условия жизни в больших городах, сокращение времени, которое ее члены проводят вместе. Рост числа мегаполисов, где сосредоточены значительные массы людей, привел к ослаблению контроля со стороны общества за поведением индивида, гарантировал анонимность его сексуального поведения. Ослаблению популярности брака также способствовала менее строгая общественная оценка добрачных половых связей, супружеской неверности. Например, в афроамериканской общине свыше 3/5 детей появляются на свет вне брака.

Таким образом, современные тенденции указывают, что монополия семьи на регулирование интимных отношений взрослых, деторождение и уход за детьми утрачиваются. Падает ценность семейного образа жизни, потребность и обзаведении детьми. Все больше социальных ценностей носит внесемейный характер, функционирует вне семьи и помимо нее. Рост доходов, уровня образования, социальное возвышение – улучшение многих сторон жизни – является результатом участия во внесемейной деятельности.

Социальная трансформация нашего общества оказывает противоречивое воздействие на институт семьи. С одной стороны, на фоне ухудшения уровня жизни, изменения привычной среды возрастает потребность в принадлежности к семье, где можно получить психологическую поддержку. В этом смысле семья служит оплотом стабильности в обществе, наполненным агрессивностью и взаимным недоверием. На семье преимущественно лежит функция заботы о больных и престарелых. С другой стороны, распространение ценностей индивидуализма, гедонизма, образцов поведения западной культуры дестабилизирует семью. Влияние ряда объективных факторов, например безработица, жилищная проблема негативно влияет на репродуктивное поведение.

Если для одних социальная эволюция опасна для семьи, другие убеждены, что семья подобно другим социальным институтам находится в процессе модернизации, которую не следует драматизировать.

2. Гендер и семейные отношения Важнейшей областью гендерной социологии – семейно–брачные отношения. Гендер и семья не могут рассматриваться раздельно, поскольку семейные ценности неизбежно выступают гендерными ценностями. Поэтому, невозможно изучать семью и брак, не обращаясь к гендерным представлениям.

Ряд исследований, проводимых социологами в США и России выявляют закономерности и тенденции в этой сфере. Как влияют на гендерные представления такие показатели как уровень образования и доходов мужей.

Исследования проводимые в Москве показывают, что уровень образования имеет негативную корреляцию с более либеральными гендерными представлениями, т.е. чем ниже образование у мужей, тем более либеральные гендерные представления у них. Аналогично, чем меньше доход у мужей, тем либеральнее у них взгляды. Вероятно, индивиды с более низким социальноэкономическим статусом вынуждены проявлять большую гибкость в выполнении своих ролей, соответственно, они с большей готовностью могут воспринимать мужчин и женщин за рамками гендерных стереотипов, нежели те, у кого высокий статус.

Возможно, что мужчины, имеющие большие образовательные достижения, хотят закрепить свою власть. Сторонников традиционного разделения ролей больше всего оказалось среди работников интеллектуального и управленческого труда.

Как известно, патриархальная культура характеризуется разделением человеческой деятельности на приватную и публичную сферы. Основная ответственность за последнюю приписывается мужчинам, а за первую – женщинам. Социологические исследования в США и России показывают степень распространенности такого разделения труда в семьях. Американские данные свидетельствуют, что мужчины выполняют от 20 до 35% домашней работы в семье. Существуют ряд объясняющих концепций, основанных на эмпирических данных. В рамках концепции соотносительных ресурсов исследователи обнаружили, что чем меньше разрыв в заработках мужей и жен, тем более равномерно разделение труда. В рамках гендерной идеологии исследования показали, что чем более эгалитарный характер носят гендерные представления у мужчин, тем более равноправное разделение домашнего труда существует в домохозяйстве. Равенство или справедливость в разделении труда и принятии решений в семье важно потому, что благодаря ему возникает ощущение взаимной поддержки супругов в браке. Оно является важной составляющей психологического благополучия обоих партнеров и значимо для качества их эмоциональных отношений. Таким образом, совместное участие в ведении домохозяйства имеет свои стороны воздействия на качество брака и удовлетворенность супругов.

В советские времена гендерные роли никогда не пересматривались. По некоторым данным, свыше 80% городских женщин выполняли домашнюю работу без всякой помощи.

Американские ученые в ходе исследований 1990г. обнаружили, что из пяти домашних занятий /приготовление пищи, мытье посуды, стирка, уборка и закупка продуктов/ мужья делали 22,5% работы в США, в Канаде 21,6%, в Швеции 27,1%.

Российские мужья затрачивали на это только 14,2 % времени от общих временных затрат обоих супругов.

Итоги российских исследований показывают, что женщин с более либеральными, а не консервативными гендерными убеждениями более удовлетворены разделением труда в семье. У мужей удовлетворенность тем выше, чем ниже уровень их образования и выше уровень образования их жен.

Мужья в браке с двумя зарабатывающими супругами, как и жены, более удовлетворены разделением труда если они имеют более либеральные гендерные представления. Они также более удовлетворены, когда гендерные представления их жен консервативны. Результаты, касающиеся гендерных воззрений, не удивительны: когда представления мужей более либеральны, меньше вероятности, что они будут недовольны участием в домашних делах.

Напротив, если жены имеют более консервативные гендерные воззрения, менее вероятно, что они будут вынуждать мужей участвовать в работе на дому.

Важнейший объект гендерных исследований это восприятие качества брачных отношений индивидами, состоящими в браке. С конца 70х годов в исследованиях, поводившихся в США, предполагалось, что качество браков, их стабильность подвержены риску, когда социальноэкономические достижения жен равны или превосходят достижения мужей. Высокий доход жен приводит к росту супружеских конфликтов и понижает удовлетворенность семейной жизнью, однако образование жен оказывается фактором, снижающим конфликты благодаря более эффективному межличностному общению. Более высокие уровни удовлетворенностью жизнью наблюдаются, когда супруги имели традиционные роли.

Исследователи нашли свидетельства того, что воздействие более высоких статусных достижений жены на восприятие качества брака супругами зависит от того, разделяют ли они либеральные или традиционные взгляды на гендерные роли женщин и мужчин. Различия во взглядах мужей на гендерные роли повышают уровень напряженности в браке.

На качество брака обычно влияют доходы и условия труда. Экономические сложности, как правило, стимулируют саморазрушительное поведение, особенно у мужчин. Профессии, позволяющие осуществлять больший контроль над супругом, приводят к проблематизации отношений.

Проблемы семейного взаимодействия и удовлетворенности браком изучались в российской социологии в советский период и в постсоветский период.

Рассматривались такие вопросы как взаимоотношения партнеров, изменяющиеся роли, преставления, мотивы поведения. Социологические исследования проведенные в Ленинграде /1978 и 1981г./ выявили следующую иерархию переменных, влияющих на уровень удовлетворенности браком для женщин:

любовь к детям и обязанности по их воспитанию;

общность взглядов и интересов;

дружеская забота и расположенность. Новые исследования, уже в 1996г., показали, что большинство супружеских пар считают качество браков высоким, сохраняя разделение домашнего труда.

Исследования в России не обнаружили сильной зависимости качества браков от соотносительных социоэкономических достижений супругов как индивидов или от социоэкономических достижений семьи в целом. Эти переменные являются более значимыми факторами в США, чем в России.

Очевидно, что на постсоветском пространстве, люди слишком заняты проблемой выживания, чтобы беспокоиться о специфических гендерноролевых требованиях и о состязательности с супругом /ой/. Среди статусных переменных образование с наибольшей вероятностью вызывает различия в восприятии качества брака. Оно имеет особенно позитивное влияние на женщинах.

К наиболее сильным факторам, влияющим на качество брака, является сенситивность обоих супругов. Мужья и жены, которые эмоционально наиболее чувствительны и отзывчивы на чувства других, повышают оценку собственного качества брака, а также своих супругов.

Тот результат, что при наличии маленьких детей и подростков оценка качества брака у супругов занижена, совпадает с данными других стран. Данный факт противоречит представлению, что дети делают семьи более стабильными, скорее – наоборот. В семьях с детьми супруги чаще думают о разводе. Вероятно, это свидетельствует о переходе от семьи, в которой основным является забота о детях, к семье, для которой эмоциональные отношения между супругами наиболее значимы. В целом обнаружилось, что качество брака ассоциируется с характеристиками, присущими традиционным супружеским отношениям.

Восприятие качества брака, удовлетворенность разделением труда в семье и консервативное отношение к разводу имеют негативную связь с мыслями о разводе в браке.

Косвенным измерением удовлетворенности взаимоотношениями являются мысли о разводе. В России показатель разводимости вырос с 20% в 1960 г. до 50% в 1993 г. Происходит снижение средней продолжительности брака и рост разводов по инициативе женщин. В Азербайджане разводимость не является серьезной социальной проблемой, поскольку характеризуется низким уровнем, так на 1000 населения в 1998 г. приходилось 5,7 разводов.

Социологические исследования показывают, что респонденты чаще думают о разводе, если их восприятие качества брака низкое. Женщины более склонны думать о разводе, когда уровень их образования достаточно высок, когда они высоко оценивают свое участие в принятии семейных решений. Разумеется, женщины с меньшими ресурсами и более низкой самооценкой в меньшей степени думают о перспективе развода.

В браках, где супруг думают о разводе, переговоры о разделении семейных обязанностей становится основной проблемой. Эти супруги не в состоянии достичь договоренностей, устраивающих обоих. Возможно потому, что у них сформированы противоречивые гендерные ожидания.

3. Гендерный аспект насилия Относительно новой областью гендерных исследований является проблема насилия. В американской социологической литературе можно выделить ряд теоретических подходов, объясняющих данное явление.

Основной подход к семейному /супружескому/ насилию представлен патриархатной теорией, которое считает гендерное неравенство главной причиной. Ряд кросскультурных исследований подтверждает данную теорию;

проводились в 90 странах, где мужчины контролируют материальные ресурсы и принятие решений на уровне семьи, а женщины лишены всяких прав, и это является причиной насилия по отношению к жене.

Второй подход – это теория ресурсов, нашедшая подтверждение в некоторых исследованиях, в ходе которых выяснилось, что мужчины с низким доходом, не престижной профессией и низким уровнем образования более склонны к насилию в семье. Данная теория подчеркивает, что мужчины, не обладающие достаточным материальным благосостоянием, прибегают к насилию в супружеских отношениях в отличии от мужчин, которые лучше обеспечивают свои семьи.

Третий подход – теория относительных ресурсов, которая является более развернутой теорией ресурсов. В соответствии с данной теорией не столько недостаток материальных ресурсов, сколько их более низкий уровень в сравнении с состоянием жены, вызывает насильственное поведение со стороны мужа. Жены, имеющие престижные профессии и высокий уровень образования имеют больше шансов стать жертвами насилия.

Четвертый подход связан с понятием относительных ресурсов. Ее идея в том, что когда благосостояние /ресурсы/ мужа ниже благосостояния жены, и его статус мужчины не подтверждается должным образом, он прибегает к насилию с целью компенсации ущерба своей маскулинности.

Главное во всех перечисленных теориях – то, что насилие является способом утверждения одного человека над другим;

в последних трех случаях насилие трактуется как последнее средство с помощью которого делается выход гневу по поводу своей кризисной гендерной идентичности. По видимому, в постиндустриальных обществах, где наблюдается тенденция к гендерному равенству, супружеское насилие является реакцией мужчин на потерю власти, статуса или прежней нормативной маскулинной идентичности.

Исследования показывают на целый ряд переменных, которые связаны с насилием в интимных взаимоотношениях. Это, - высокий уровень семейных конфликтов;

- высокий уровень социальных конфликтов в обществе;

- опыт социализации через насилие;

- культурные нормы, которые легитимизируют насилие;

- гендерностереотипная социализация и половое неравенство.

Исследования проблемы насилия проведенное в Москве (1996г.) показывает, что жены чаще являются жертвами вербального насилия со стороны мужей в случаях:

S низкого качества брака;

S незначительного участия в принятии решений;

S настроя на развод;

S низкого уровня образования мужей.

К другим выводам можно отнести следующие: мужья с менее престижной работой и низким образованием более склонны к вербальному насилию, с другой стороны, работающие мужья имеют большую склонность к физическому насилию, чем неработающие. Мужчины, проявляющие властность в партнерских отношениях, более склонны к насилию, чем те, которым властность менее свойственна. Есть серьезные свидетельства значимости образцов насилия внутри родительской семьи для повторения роли жертвы или обидчика в своем собственном браке. Это подтверждает теорию социализации, согласно которой модели поведения, усвоенные в детстве, часто повторяются во взрослом состоянии.

В целом, патриархатная теория находит большое подтверждение в полученных данных. Чаще всего женщины становятся жертвами насилия, когда они недостаточно обеспечены и соответственно зависимы от своих мужей.

Насильственное поведение является частью патриархального наследия, имеющего сильную культурную инерцию.

Насилие как гендерный феномен формируется и продуцируется социальноэкономическим, политически и правовым контекстом, в котором живут мужчины и женщины. Насилие в отношении женщин имеет место в любой стране, независимо от культуры и социальных отношений. Однако нужно отметить, что существуют различия как в формах насилия, так и в реакции со стороны государства и общественности.

Среди наиболее распространенных видов насилия по отношению к женщинам – сексуальное насилие и домогательства. Во многих странах, в том числе и в СНГ сексуальное насилие не отличается высокой степенью латентности. Многие потерпевшие не обращаются в правоохранительные органы изза неадекватной реакции в общественном мнении. В условиях переходной экономики, уровень социальной защиты в частном секторе значительно снижен, зависимость от работодателя велика. Поэтому, такая разновидность дискриминации как сексуальные домогательства на работе усиливается. По некоторым данным, в каждой третьей частной фирме Москвы сексуальные принуждения на работе являются нормой.

Физическое насилие – наиболее распространенный вид насилия против женщин, который осуществляется партнерами пострадавших, а также родителями в отношении своих детей. Например, в России только в 1993г. 14500 женщин были убиты своими мужьями и более 65000 получили тяжкие увечья. В Казахстане, свыше 60% женщин хотя бы раз в жизни подвергались физическому или сексуальному насилию. В соответствии с данными зарубежных специалистов, как минимум, одна из пяти женщин в мире когдато подвергалась физическому или сексуальному насилию, жестокому обращению со стороны мужчины.

Вербальное насилие (эмоциональное, словесное) связано с оскорблениями, унижениями, угрозами. Чрезвычайно распространено и в межличностных отношениях. По данным Кризисного центра для женщин в СанктПетербурге этот вид насилия составляет 22-28% от всех обращений женщин по телефону доверия.

Проблема домашнего насилия и сексуальных домогательств весьма актуальна и для Азербайджана. По данным гендерной организации “Симметрия” проводившим исследования в ряде регионов Азербайджана 37% женщин подтвердили факт насилия по отношению к себе, 10% из них – в общественной жизни, 90% дома. Домашнее насилие происходит не только в своей родительской семье в детстве, отрочестве /13% опрошенных), но и после замужества со стороны мужа, свекрови (58%). Данное исследование было проведено в 1998 г. В нем приняли участие более 1000 женщин в возрасте от 19 до 65 лет.

Другие данные, полученные в 2001г. по Баку, свидетельствуют о том, что 59% опрошенных женщин подвергаются домашнему насилию. В основном со стороны мужей, что касается равенства полов, то всего лишь 70% женщин и 48% мужчин признают, что подобное равенство должно существовать. 32% опрошенных мальчиков считают, что мужчины и женщины должны иметь равные права. Этого мнения придерживаются, согласно исследованиям, 48% опрошенных девочек.

Что вынуждает женщин смиряться с избиениями в доме, и не уходить от таких мужей? По данным социологического опроса, проведенного Ассоциацией женщинменеджеров Азербайджана, причинами являются: стыд перед близкими и соседями, боязнь быть избитой еще больше, экономическая зависимость, нежелание оставлять детей без отца. Причиной насилия дома является также “солдатство” – перенос насилия с поля боя в дом (наблюдается во всех постконфликтных странах), традиции – “женщина должна знать свое место”, экономическое положение, стрессы, отсутствие политики и практики предотвращения насилия в семье.

В связи с таким положением важнейшая задача государства и общественных организаций является реализация политики и практики предотвращения насилия по отношению к женщинам. Существенный компонент этой политики – усиление правовой базы борьбы с насилием над женщинами.

Правоохранительная система является одним из факторов снижения насилия в обществе. Это снижение может произойти как за счет реализации законов, так и создания эффективной системы защиты для пострадавших. Именно с отсутствием подобной системы сталкивается большая часть женщин, которые решились защищать себя правовым способом. Двойная виктимизация появляется тогда, когда женщина сперва подвергается насилию, а затем сталкивается с обструкцией структур, к которым она обратилась за защитой своих прав.

Важнейшим фактором в преодолении насилия против женщин могут выступать деятельность заинтересованных групп. Так, в США создана коалиция по предотвращению насилия над женщинами, которая занимается лоббированием этих вопросов в парламенте и правительстве.

В США также проводят такие акции, как Национальный день лоббирования, отмечая эту дату 25 марта, когда вся страна выражает свою солидарность с защитниками женщин с попранными правами. В результате у них на 20% снизилось проявление насилия в семье.

Практика кризисного вмешательства включает деятельность “шелтеров” – убежищ для женщин, а также кризисных центров. Их функционирование широко распространено на Западе. Они оказывают помощь в решении семейных проблем женщинам и их детям. Женщины могут получить правовую, медицинскую и эмоциональную защиту. Все услуги бесплатны, потому, что помимо внушительного государственного финансирования, участие в проблемах женщин принимают и частные доноры. Женщины с детьми могут находиться там в течении 90 дней, а в особых ситуациях допускается проживание в течении года.

Безопасность женщинам обеспечивает специальные полицейские ведомства, работающие в рамках этой программы. Работа по созданию кризисных центров ведется и в Азербайджане.

Важнейшая составляющая политики предотвращения женского насилия – реализация информационных пропагандистских кампаний. Так, во многих странах СНГ, в том числе и Азербайджане при поддержке Женского фонда развития ООН открыты информационнопросветительские кампания “Жизнь без насилия – наше право”. Продолжительность кампании, проводимой при поддержке Всемирного банка, Фонда народонаселения ООН составляет 18 месяцев – с октября 2001 по апрель 2003 г.

Главная цель кампании – повышение осведомленности населения о проблеме насилия против женщин, как о преступлении и нарушении прав человека, осознание экономических и социальных последствий этого негатива. В первую очередь кампания направлена на ликвидацию домашнего насилия, а также на преодоление сексуальных домогательств на рабочем месте. Она предполагает проведение социологических исследований по вопросам насилия против женщин. Тренинги для правоохранительных органов, съемки документальных фильмов, производство аудио и видеопродукции и другое.

В целом, решение проблемы насилия по отношению к женщинам требует комплексного подхода. Речь идет о необходимости институциональных изменений, поворота в общественном сознании, позволяющим утвердить гендерную симметрию в отношениях между полами.

СПИСОК РЕКОМЕНДУЕМОЙ ЛИТЕРАТУРЫ 1. Антонов А.И., Мерков В.М. Социология семьи. – М., 2. Гендерные аспекты социальной трансформации. – М., 3. Гендер и общество / под редакцией Широбоковой А.А. и др./. – Иркутск, 4. Гендерные исследования: феминистская методология в социальных науках / под ред. Жеребкиной И./. – Харьков, 5. Гидденс Э. Социология. – М., 6. Интеграция гендерной теории в социальные и гуманитарные дисциплины /материалы конференции/ Б., 7. Калабихина И. Гендерный анализ экономикодемографических проблем. – М., 8. Мурадов Ш. Демографическое развитие Азербайджана на пороге XXI в.

//Общество и экономика, 2000, № 9. Осколкова О. США: изменение в сфере семейнобрачных отношений //Мировая экономика и международные отношения, 1993, № 10. ПфауЭффингер Б. Опыт кросснационального анализа гендерного уклада //Социологические исследования, 2000, № 11. Римашевская Н., Ванной Д. и др. Окно в русскую частную жизнь. М., 12. Смелзер Н. Социология. М., 13. Тартаковская О. Социология пола и семьи. Самара,




© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.