WWW.DISSERS.RU

БЕСПЛАТНАЯ ЭЛЕКТРОННАЯ БИБЛИОТЕКА

   Добро пожаловать!

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |

«СБОРНИК ЛУЧШИХ РЕФЕРАТОВ БАО-ПРЕСС РИПОЛ КЛАССИК Москва 2004 ББК 74.202.5 С54 С54 Сборник лучших рефератов / Э. В. Велик, Т.И. Водолазская, О.В. Завязкнн, М П. Ильяшенко, А.А. Ильяшенко, С.А. ...»

-- [ Страница 2 ] --

он использовал греческое слово ozon — пахнущий. Оказалось, что озон действительно родственник кислорода, но значительно более агрессивный. Так, он мгновенно окисляет бесцветный йодид калия с выделением бурого йода: 2KI + О3 + Н 2 О -> 12 + О2 + 2КОН. бесцв. бурый Даже малоактивная при комнатной температуре ртуть не может устоять под натиском этого газа — она теряет свой блеск и приобретает способность прилипать к стеклу. Окисляется озоном и серебро: 8Ag + 2О 3 -» 4Ag2O + О2. Озон и кислород — единственный пример образования одним химическим элементом двух газообразных (при обычных условиях) простых веществ. Молекула кислорода состоит, как известно, из двух атомов, а озона — из трех, причем эти три атома расположены не на прямой линии, а под углом. Это является причиной еще одной уникальной особенностью этого газа — из всех газообразных веществ только молекулы озона полярны, то есть представляют собой диполь с разделенными в пространстве зарядами. О" '17' 0** Путь к получению озона всегда одинаков — сначала надо получить свободные атомы кислорода, например, разрушив молекулу кислорода: О 2 ? = * 2 О - Q. Затем каждый образовавшийся атом кислорода «прилипает» к молекуле кислорода с образованием молекулы озона: О + О 2 -> О 3 + Q. Молекулы кислорода очень прочные, для их разрушения надо затратить очень большую энергию — почти 500 кДж/моль, правда, при второй реакции часть ее выделится, так что в итоге для получения 1 моль озона надо затратить 142 кДж энергии. Эту энергию проще получить физическими методами — действием на кислород электрических разрядов, ультрафиолетовых лучей, гамма-квантов, электронов, поэтому, например, озоном всегда пахнет около работающих электрических машин, в которых «искрят» щетки. Сейчас озон чаще всего получают действием на кислород так называемым «тихим» (без искр) электрическим разрядом:

JW 2 —элаприч. разряд 2О - О • i v -'3 >• Но возможны и чисто химические способы получения озона, правда, в очень малых количествах. Это происходит при электролизе подкисленой воды, при медленном окислении на воздухе влажного белого фосфора, при разложении соединений с высоким содержанием кислорода (перманганат калия КМпО4> дихромата калия К 2 Сг 2 О 7 и др.), при действии на воду фтора или на пероксид бария концентрированной серной кислоты. Атомы кислорода всегда присутствуют в пламени, поэтому если направить струю сжатого воздуха поперек верхней части пламени горелки, то обнаружится характерный запах озона. Обратная реакция образования кислорода из оз эна происходит с выделением энергии, значит, озон неустойчив. Скорость его разложения значительно увеличивается в присутствии катализаторов (газов — оксидов дзота, хлора;

твердых веществ — металлов, оксидов). Каковы же свойства чистого озона? Сжижается он значительно легче кислорода, при температуре лишь -111,9°С (кислород при — 183°С), а затвердевает при -192,7°С. Твердый озон сине-черный. Интенсивность окраски жидкого озона настолько велика, что уже через очень тонкий его слой не видно нити горящей электрической лампочки. Опыты с озоном небезопасны. Газообразный озон способен взрываться, если концентрация его в воздухе превысит 9 %. Озон отличается чрезвычайно высокой реакционной способностью. Он сильнейший окислитель, и в этом отношении уступает лишь фтору и фториду кислорода OF 2. Важное отличие озона от кислорода в том, что он проявляет окислительные свойства уже при комнатной температуре. Например, PbS и РЬ(ОН) 2 в обычных условиях не реагируют с кислородом, тогда как в присутствии озона сульфид превращается в PbSO4, а гидроксид — в РЬО: PbS + 2О 3 -> PbSO4 + О2, РЬ(ОН) 2 + 2О 3 -> РЬО Н2О ЗО 2. Если в сосуд с озоном налить концентрированный ра створ аммиака, появится белый дым — это озон окислил аммиак с образованием нитрита аммония NH 4 NO 2 : 2NH3 Н2О О3 -» NH 4 NO 2 + ЗНО. Особенно характерна для озона способность «чернить» серебряные изделия с образованием Ag2O. Если направить на поверхность твердой сухой щелочи струю озона, то образуется оранжево-красная корка, содержащая озониды, например: 4КОН + 4О 3 -> 4КО 3 + О/Г + 2Н 2 О. озонид калия При этом твердая щелочь эффективно связыкает воду, что предохраняет озонид от немедленного гидролиза. Однако при избытке воды озониды бурно разлагаются: 4КО 3 + 2Н 2 О -> 4КОН + 5О2Т. Разложение озонидоз идет и при отсутствия виды - при сто при хранении, например: 2КО 2 -> 2КО 2 О 2 Т. Озониды хорошо растворимы в жидком аммиаке, что позволило выделить их в чистом виде и изучить их свойства.

Озон Озон разрушает органические вещества, с которыми соприкасается. Так, озон, в отличие от хлора, способен расщеплять бензольное кольцо: у^снзсоон' ЗСНО - СНО глиоксаль При работе с озоном нельзя использовать резиновые трубки и шланги — они моментально «прохудятся». Реакции озона с органическими соединениями идут с выделением большого количества энергии. Например, эфир, спирт, вата, смоченная скипидаром, метан и многие другие вещества самовоспламеняются при соприкосновении с озонированным воздухом, а смешение озона с этиловым спиртом приводит к сильному взрыву. ПРИМЕНЕНИЕ ОЗОНА После того как в 1888 году на Международном гигиеническом конгрессе в Вене было признано, что с питьевой водой могут распространяться заразные болезни, начались поиски наиболее эффективного способа обеззараживания воды. Их было найдено множество, и среди прочих — химическая обработка воды озоном. Преимущество этого способа в том, что озонированная вода, в отличие от хлорированной, не приобретает постороннего запаха и вкуса;

при полном окислении озоном многих органических соединений образуются совершенно безвредные вещества — углекислый газ и вода, избыток же озона довольно быстро распадается также с образованием безвредного кислорода. Однако, озонирование воды обходится дороже, чем хлорирование;

например, озон нельзя перевозить, он должен производиться на мэсте использования, это препятствует повсеместному распространению метода озонирования. ОЗОН В АТМОСФЕРЕ Как известно сейчас даже далеким от химии людям, озоновый слой в атмосфере фактически обеспечивает жизнь на нашей планете. Об этом подробнее. Озона в атмосфере немного — 4 млрд. т, т. е. всего 1 миллиграмм в 1 кубическом метре. Концентрация озона растет с удалением от поверхности Земли и достигает максимума на высоте 20—25 км. Это и есть «озоновый слой». Если весь озон собрать у поверхности Земли при нормальном давлении, получится слой толщиной всего 2-3 мм. Двухэтапная реакция образования озона из кислорода начинается под действием солнечной радиации. В реакции распада атмосферного озона также участвует солнечная радиация — жесткое ультрафиолетовое излучение с длиной волны от 240 до 320 нм. Энергия ультрафиолета расходуется на разложение озона, и губительная радиация не доходит до поверхности Земли. Однако распадаться озон может не только под воздействием солнечных лучей, но и самопроизвольно, а ускоряют эту реакцию многочисленные катализаторы. Основной катализатор — это оксид азота NO, который образуется из азота и кислорода под действием наиболее жесткой солнечной радиации в верхних слоях атмосферы. Попадая в озоносферу, он вступает в цикл из двух реакций: О 3 + NO -» NO, + О,, NO, + О -» NO + О2, + ЗО в результате которых его содержание в атмосфере не меняется, а концентрация озона снижается. Существуют и другие циклы, приводящие к снижению содержания озона, например с участием хлора;

С\ + О3 -> СЮ + О,;

СЮ + О -» С + О2. Разрушают озон также пыль и газы, которые в большом количестве попадают в атмосферу при извержении вулканов. В последние десятилетия, помимо природных факторов, влияющих на озоновый слой, появились и искусственные. Хорошо известный пример — фреоны, являющиеся источниками атомов хлора. Фреоны — это углеводороды, в которых атомы водорода заменены на атомы фтора и хлора. Фреоны не ядовиты, многие из них легко летучие жидкости или легко сжижающиеся газы, поэтому их широко используют в холодильной технике и для заполнения аэрозольных баллончиков, которые во всем мире выпускаются в огромном количестве (дезодоранты, лаки для волос, освежители воздуха, средства для мытья окон, полировки мебели и др.). В результате этого в воздух ежегодно попадают сотни тысяч тонн фреонов, которые медленно в течение многих лет и даже десятилетий поднимаются выше и выше, достигая озонового слоя. Здесь, разлагаясь под действием солнечной радиации, они сами начинают каталитически расщеплять озон, и это приводит к снижению его концентрации. Фреоны — не единственные рукотворные разрушители озона. Например, летающие в стратосфере сверхзвуковые самолеты выбрасывают довольно много оксида азота. Как показывают расчеты, все это может привести к тому, что через 50 лет концентрация озона в стратосфере уменьшится на 25 %. Но те же расчеты свидетельствуют об одновременном увеличении концентрации озона в приземном слое — тропосфере, и это также не сулит нам ничего хорошего. И если стратосферный озон влияет на нашу жизнь косвенно, через изменение состава солнечной радиации, то озон в приземном слое, как и продукты его химических превращений, непосредственно попадает в наши легкие. Откуда берется в тропосфере озон? Традиционный его источник — конвекционный перенос с массами воздуха высотного (стратосферного) озона в нижние слои, за счет чего каждую минуту на 1 квадратный метр приносится в среднем 5—6 мкг озона. Следовательно, ежегодно в приземный слой озона поступает примерно 1,6 млрд. тонн. Однако это создает лишь небольшую концентрацию приземного озона, хотя время жизни молекулы озона в нижней части атмосферы значительно выше — более 100 сут. (это объясняется тем, что здесь меньше интенсивность ультрафиолетовых лучей, разрушающих озон). В чистом свежем воздухе концентрация озона приблизительно постоянна и составляет всего 0,016 мкг/л. Вместе с тем, новые исследования показали, что современные люди вдыхают значительно больше озона, чем их предки. Основная причина этого — увеличение в воздухе количества метана и оксидов азота. Дело в том, что в результате длинной цепочки реакций, п которых помимо метана, азота, кислорода и воды участвует еще и солнечный свет с длиной волны менее 430 нм, образуется вода, формальдегид НСНО и озон. Концентрация озона у поверхности не остается постоянной в течение суток. После восхода солнца она начинает увеличиваться, достигает максимального значения к 14—16 часам, затем уменьшается — быстрее днем и медленнее ночью.

Химия слизистых оболочек глаз и носа, головную боль, головокружение, снижение кровяного давления. Но это не все. Озон уменьшает сопротивляемость организма бактериальным инфекциям дыхательных путей. Предельно допустимая его концентрация в воздухе составляет всего 0,1 мкг/л, а это означает, что озон намного опаснее хлора! Если долго дышать озоном при концентрации больше 2 мкг/л, последствия могут быть более тяжелыми — вплоть до оцепенения или упадка сердечной деятельности. При содержании озона 8—9 мкг/л через несколько часов происходит отек легких, что чревато смертельным исходом. А ведь такие ничтожные количества даже с трудом поддаются химическому анализу обычными методами. К счастью, человек чувствует присутствие озона уже при очень малых его концентрациях (менее 1:1 000 000), при которых йодокрахмальная бумага еще и не собирается синеть. Одним людям запах озона в малых концентрациях напоминает запах хлора, другим — сернистого газа, третьим — чеснока. Ядовит не только сам озон. С его участием в воздухе образуется пероксиацетилнитрат (ПАН) СН.,—СО—OONO2 — вещество, оказывающее сильнейшее раздражающее, в том числе слезоточивое действие, затрудняющее дыхание, а в более высоких концентрациях, вызывающее паралич сердца. ПАН — один из компонентов смога. Неудивительно, что последствия возникновения смога в больших городах могут быть катастрофическими, особенно если воздух над городом не продувается «сквозняками» и образуется застойная зона. Так, в Лондоне в 1952 г. от смога в течение нескольких дней погибло более 4000 человек. А смог в Нью-Йорке в 1963 г. убил 350 человек. Аналогичные истории были в Токио и других крупных городах. Страдают от атмосферного озона не тэлько люди. В областях с повышенным содержанием озона в воздухе время службы автомобильных шин и других изделий из резины значительно сокращается. Тем не менее, по мнению ученых, полное отсутствие в воздухе озона будет иметь неблагоприятные псследствия, так как это снизит бактерицидные свойства свежего воздуха и увеличит содержание в нем микроорганизмов, ускорит рост плесени и грибков, приведет к накоплению в воздухе вредных веществ и неприятных запахов, которые он разрушает. Таким образом, становится понятной необходимость регулярного и длительного проветривания помещений. Kpo.vx' всего прочего, таким образом пополняется содержание в них озона.

Над океанами озона всегда больше, чем над сушей. Не все подобные факты удается пока объяснить. Так, в знаменитом лосанжелеском смоге концентрация озона в 20 раз больше нормальной, но иногда в городах его оказывается меньше, чем в сельской местности. Очевидно, что различные загрязнители в воздухе могут приводить как к образованию, так и к разрушению озона. Всегда считалось, что во время грозы концентрация озона резко увеличивается, так как молнии способствуют превращению кислорода в озон. Однако и здесь все оказалось сложнее. Во время грозы и в течение нескольких часов после нее концентрация озона сильно снижается тем сильнее, чем мощнее облако. Это связано с тем, что при развитии грозового облака под ним возникают мощные восходящие потоки воздуха, которые уносят озон вверх. А при удалении облака на 5—7 км концентрация озона повышается — это уже работают нисходящие потоки на периферии грозового облака, переносящие озон сверху вниз. А правда ли, что особенно много озона в воздухе хвойных лесов? Найти ответ на этот вопрос оказалось не так просто. Прежде всего, ни одно растение, конечно, озон не выделяет. Но зато хвойные и некоторые лиственные деревья (тополь, эвкалипт), а также злаковые культуры выделяют в воздух различные органические вещества, относящиеся к ненасыщенным углеводородам. Покрытая лесом площадь Земли составляет миллионы гектаров, и оттуда в атмосферу поступают сотни тысяч тонн различных углеводородов, что намного больше количества выбрасываемых фреонов. Но если фреоны чубивают» атмосферный озон, то углеводороды способствуют его образованию — при условии, что в воздухе имеются и другие примеси и что все это подвергается действию солнечной радиации. Так что озон в хвойном лесу — экспериментально установленный факт. Следует еще отметить, что углеводороды выделяют не только живые растения. Огромное их количество, в том числе и метан, попадает в воздух во время лесных и степных пожаров, когда горение происходит при недостатке кислорода. Итак, хотим мы этого или нет,.нам приходится вдыхать озон — в больших или меньших количествах. Хорошо это или плохо? Если концентрация озона во вдыхаемом воздухе превышает определенный порог, это может вызвать массу неприятных последствий. В зависимости от концентрации и времени вдыхания, озон вызывает изменения в легких, раздражение СУИРАМОЛЕКУЛЯРНАЯ ХИМИЯ Подобно тому, как существует область молекулярной химии, осииванной на ковалентных связях, существует и область супрамолекуля'рной химии — химии молекулярных ансамблей и межмолекулярьых соединений. Ж.-М. Лен Классическая химия, при всем разнообразии и сложности ее объектов, способна вместить не все. Пытаясь с ее помощью смоделировать процессы, происходящие в живой природе, ученые потерпели поражение. Традиционным «лабораторным» молекулам не хватает главного: они не умеют самоорганизовываться и распознавать другие частицы и молекулы. Л между тем в живых организмах идут химически: реакции именно такого типа. Классические примеры — образование двойной спирали ДНК, распознавание рецепторами ферментов, реакции антиген—антитело. Химики долгое время лишь мечтали Супрамолекулярная химия о чем-то подобном. С конца 60-х годов XX века ситуация стала быстро меняться. Вначале были открыты молекулы, способные к распознаванию других молекул, потом ученые синтезировали и соединения, способные к самоорганизации. На рубеже 80—90-х годов сформировалась новая область знания: супрамолекулярная химия. Впервые этот термин ввел в 1978 году лауреат Нобелевской премии Жан-Мари Лен, определив ее как «химию за пределами молекулы», «химию молекулярных ансамблей и межмолекулярных связей» — то есть химию, которая изучает вещества, образованные не ковалентными связями, а межмолекулярными взаимодействиями (их оказалось огромное количество). Новая наука, строго говоря, не совсем химия, поскольку находится на стыке химии, физики и биологии. С ее помощью удалось объяснить и смоделировать многие тонкие процессы, происходящие в живой и неживой природе. Супрамолекулярная химия бурно развивается: с 1980 года состоялось более 25 международных симпозиумов, семинаров и школ, посвященных различным ее разделам, и похоже, что пока видна еще только верхушка айсберга. ПЕРЕХОД КОЛИЧЕСТВА В КАЧЕСТВО Конечно, целый раздел химии не мог появиться в один день. Наверное, еще двести лет назад ученые наблюдали и описывали объекты, которые сегодня называют красивым словом «супрамолекулы». В 1906 году П. Эрлих фактически ввел понятия рецептора и субстрата, утверждая, что молекулы не реагируют друг с другом, если не вступают в некую связь. То, что связывание молекул происходит избирательно, сформулировал в 1894 году Э. Фишер: в основе молекулярного распознавания лежит пространственное и геометрическое соответствие рецептора и субстрата. И наконец, фундаментом новой науки стали знания, накопленные координационной химией. Как считает Ж.-М. Лен, «супрамолекулярная химия стоит на трех китах» — связывание, распознавание и координация. Некоторые другие понятия супрамолекулярной химии также давно известны. И все же для появления супрамолекулярной химии как самостоятельной области должна была сложиться, образно говоря, «революционная ситуация». В своей книге «Супрамолекулярная химия», изданной в 1995 году, Ж.-М. Лен пишет: «Для возникновения и бурного развития новой дисциплины требуется сочетание трех условий. Во-первых, необходимо признание новой идеи, показывающей значение разрозненных и на первый взгляд не связанных наблюдений и объединяющей их в единое целое. Во-вторых, нужны инструменты для изучения объектов данной области, и здесь для супрамолекулярной химии решающую роль сыграло развитие современных физических методов исследования структуры и свойств (ультрафиолетовая и ядерно-магнитно-резонансная спектроскопия, масс-спектрометрия, рентгеновская дифракция и др.), позволяющих изучать даже сравнительно подвижные супрамолекулярные ансамбли. В-третьих, необходима готовность научного общества воспринять новую идею так, чтобы новая дисциплина могла найти отклик не только среди занимающихся непосредственно ею специалистов, но и в близких областях науки. Так произошло и с супрамолекулярной химией, насколько можно судить по стремительным темпам ее развития и проникновения в другие дисциплины за последние 25 лет».

Ж.-М. Лен разбил новую науку на две широкие, частично перекрывающие друг друга области. Первая — химия молекулярных частиц, которые возникают в результате межмолекулярного объединения нескольких компонентов и строятся по принципу молекулярного распознавания. Вторая — химия полимолекулярных систем, которые образуются в результате спонтанного объединения неопределенного числа компонентов с переходом в специфическую фазу, имеющую более или менее четко обозначенную микроскопическую организацию и соответствующие характеристики (это клеточные составляющие — мембраны, везикулы и др.). Основателями супрамолекулярной химии считают Ж.-М. Лена, а также Ч. Дж. Педерсена и Д. Дж. Крама. Главная заслуга этих выдающихся ученых состоит в том, что знания традиционной химии, все то, что уже было известно нового о межмолекулярных взаимодействиях, всю мощь современных физических методов исследований они объединили и направили на создание принципиально новых химических объектов. КЛАССИЧЕСКИЕ ОБЪЕКТЫ СУПРАХИМИИ Супрамолекулярная химия в том виде, в каком мы ее знаем сегодня, началась с изучения комплексов природных и синтетических макроциклических лигандов, краун-эфиров и криптандов с катионами щелочных металлов. В 1967—1968 годах в журнале Американского химического общества появилась серия статей Чарлза Педерсена, работающего в компании «Дюпон». В них малоизвестный ученый описал синтез нового типа соединений, которые он получил, пытаясь синтезировать ингибиторы, предотвращающие самоокисление нефтяных масел. В новом соединении было несколько атомов кислорода, связанных мостиками СН2—СН2, которые, как почти сразу стало понятно, образуют прочные комплексы с ионами щелочных металлов. Педерсену показалось, что это похоже на корону, венчающую голову короля (полиэфир как бы возлежит на катионе в виде короны), и предложил назвать их краун-эфирами (от англ. crown — корона). В общей сложности Педерсен получил более 60 полиэфиров с числом кислородных атомов от 4 до 20 и размером цикла от 12- до 60-членного. Комплексы металлов с краун-эфцрами стали первыми хорошо изученными объектами супрамолекулярной химии. Но самым интересным оказался не синтез краун-эфиров, а их способность избирательно связывать ионы металлов. Согласно принципу геометрического соответствия, то, какой именно ион связывается данным краун-эфиром, должно зависеть от размеров и форм «гостя» (иона) и полости «хозяина» (макроцикла). Теперь ученые знают, что зависимость эта намного сложнее: на нее влияют не только геометрические, но и другие факторы, в частности растворитель. Кроме того, если полость для катиона слишком мала, то могут образовываться комплексы наподобие бутерброда, в которых катион связан с двумя молекулами краун-эфира. Если же «хозяин», наоборот, слишком велик, внутрь его могут «проскочить» сразу два катиона. Открытие краун-эфиров стимулировало синтез и изучение целого класса аналогичных соединений. В частности, ученые подумали, что если «хозяин» будет не плоский, как тарелка, а объемный, как чашка, то «гости» будут удерживаться в нем гораздо прочнее. И были правы. Так постепенно начала формироваться «контейнерная химия». Дело Педерсена ус Химия познавания должен происходить у них на гораздо более высоком уровне. Важнейшим направлением супрамолекулярнс й химии стал синтез соединений, способных образовывать комплексы типа «гость — хозяин» с органическими молекулами. С их помощью можно разделять и чистить органические вещестЕа, заставлять их вступать в несвойственные им реакции, создавать лекарственные препараты нового поколения и решать множество других теоретических и практических задач. Сейчас химики пытаются синтезировать «хозяев» для таких медикаментов, как сульфаниламиды, катехоламины, а также для аминокисгот, пептидов, пуриновых и пиримидиновых оснований. В таких комплексах молекулы «хозяина» и «гостя» связаны водородными связями или электростатическим притяжением. Очень интересные объекты супрамолекулярной химии — циклодекстрины (циклические олигосахариды). Их молекулы имеют форму усеченного конуса, полого внутри, благодаря чему они образуют комплексы включения со многими соединениями. Природа взаимодействий между цяклодекстрином и «гостем» однозначно не установлена. Учзные думают, что это относительно слабые ван-дер-ваальсовы и гидрофобные взаимодействия, потому и относят эти комплексы к объектам супрамолекулярной химии. Циклодекстрины растворимы в воде, поэтому с ними удобно работать. Их прочные комплексы с разными «гостями» химики используют как строительные блоки для более сложных конструкций. За последние десятилетия XX века ученые синтезировали и изучили много сложных структур и разновидностей молекулярного распознавания. В перспективе — управление синтезом нуклеиновых кислот и матричный синтез белков. Недавно химики создали переключающиеся молекулярные ансамбли, изменяющие свою пространственную структуру в зависимости от кислотно-основного состояния оеды. Полагают, что в будущем с помощью подобных материалов будут созданы полупроводники нового поколения. Еще одна перспективная область супрамолзкулярной химии — создание супрамолекулярных устройстг-, обладающих способностью излучать либо поглощать фотонь и электроны.

пешно продолжили Ж.-М. Лен и Дональд Крам. Лен начал свои исследования в 1968 году с получения трехмерных аминоэфиров, которые он назвал криптандами. Внутренняя полость у них защищена с трех сторон атомами кислорода, причем группы СН2—СН2 соединяют кислород между собой и с мостиковыми азотами. Ионы, которые попадают внутрь, удерживаются и стенками, и электростатическим притяжением электронных пар атомов кислорода и азота. Неудивительно, что прочность таких комплексов на пять—шесть порядков выше, чем у комплексов краун-эфиров. С середины 80-х годов внимание исследователей стало все больше переключаться на азоаналоги краун-эфиров и криптандов. И это не случайно. Азогруппа -N= имеет более жесткую, чем эфирный кислород, конфигурацию, с четко ориентированной внутрь цикла неподеленной парой электронов, поэтому азамакроциклы лучше организованы для приема гостевых ионов. Более того, в какой-то момент Д. Крам обратил внимание на особенность краун-эфиров и криптандов: и те и другие недостаточно хорошо организованы для приема гостевых ионов — они как бы сморщены, не расправлены. Поэтому после того как катион оказывается внутри полости, нужны определенные энергетические затраты, чтобы сделать форму вновь образовавшегося соединения такой, чтобы оно лучше выполняло свою ионсвязывающую функцию. Конечно, это снижает устойчивость комплекса. Д. Крам решил синтезировать так называемые «молекулы-контейнеры» с заранее организованной структурой. В результате сложных многостадийных синтезов в начале 1980-х годов были получены сферанды и кавитаиды - своего рода молекулярные чаши, стенки которых состоят из ароматических молекул, а в углублениях, куда попадает частица-гость, находятся кислородные атомы. Стратегия Д. Крама полностью себя оправдала. Выяснилось, что полученные соединения образуют еще более устойчивые комплексы с катионами щелочных металлов, чем краун-эфиры и криптанды. Чаша Кавитанда способна принять и прочно удерживать не только ионы металлов, но и небольшие нейтральные молекулы: СН2С12, CH3CN, SO2. Конечно, эти соединения сложнее, соответственно, процесс молекулярного рас Русская и мировая литература 2- Литература ЭСХИЛ, СОФОКЛ И ЕВРИПИД — ОСНОВОПОЛОЖНИКИ АНТИЧНОЙ ТРАГЕДИИ Наиболее значительными представителями жанра древнегреческой трагедии являются Эсхил, Софокл и Еврипид, жившие в V в. до н. э, Каждое из этих имен — целая эпоха развития жанра. Эсхил был основоположником античной трагедии. Именно он заложил основы этого великолепного, очищающего душу и возвышающего ум действа. О жизни Эсхила известно крайне мало. Он родился в 525 г. до н. э. в Элевсине в семье знатных земледельцев. Будущий трагик принимал участие в Саламийской битве, продемонстрировав чудеса храбрости. Исход войны (она закончилась победой греков) убедил Эсхила в превосходстве афинской демократии над неограниченной монархией Персии. Этой точки зрения он придерживался всю жизнь. В конце жизни у Эсхила возникли серьезные разногласия с афинянами, и он был вынужден свои последние годы провести на чужбине, Таковы сведения о биографии Эсхила. Популярность трагедий этого автора нельзя сравнить ни с каким другим. Афинские зрители требовали все новых и новых драматических произведений. Часто трагедии исполнялись на сцене лишь один раз, чтобы затем быть навсегда забытыми. А вот некоторые трагедии Эсхила удостоились неслыханной чести: их ставили по нескольку раз, причем на правах новых, уже спустя много лет после смерти поэта. «Зевс - эфир, Зевс земля, Зевс — небо, Зевс — все, и то, что выше этого», — утверждает Эсхил в сохранившемся отрывке из трагедии «Гелиады». С точки зрения Эсхила боги являются блюстителями основ государственного устройства (разумеется, афинского). Человек обладает свободой выбора, но он не в силах сбросить груз родовой ответственности — ответственности за деяния предков. Божественное возмездие подчас грубо вмешивается в естественный ход вещей, например, пролитая человеком кровь ближнего порождает Аластора — чудовищного демона мщения. Этот демон действует, воплощаясь в реального человека-мстителя, который совершает поступки по вполне понятным мотивам. Основная проблематика драматургии Эсхила составляется из соотношения между сознательным поведением человека и божественным влинием на него, вопроса правды и справедливости, торжествующих над «чрезмерностью» во всех ее проявлениях. Материал, использованный Эсхилом для создания трагедий, — это древние героические легенды и сказания. Автор, как правило, рассказывает о судьбе героя или героического рода. Излюбленная Эсхилом драматическая форма — трилогия, то есть три трагедии, связанные общим героем. Но трагик не только заимствует сказания, но и переосмысляет их, пронизывает современной проблематикой. Аристотель в «Поэтике» говорит: «Эсхи.• черный увели Ч Л количество актеров от одного до двух, уменьшил партии И хора и придал первенство диалогу». Это зна1 ит, что теперь трагедия начала утрачивать черты ритуально-обрядового действа, превращаясь в настоящую драму. До Эсхила единственный актер говорил мало, сообщая о том, что как бы происходит за сценой. После каждой его реплики вступал хор и долго описывал это событие, так сказать, в лирических тонах. Благодаря появлению в эсхиловской трагедии второго актера возникла возможность изобразить противоречие, конфликт между героями. Актеры реагировали на реплики друг друга, представляя собой борющиеся силы. Выбор системы поведения в меняющейся ситуации становился сутью конфликта трагедии. Литературное наследие Эсхила насчитывает около 90 драматических произведений. Полностью сохранились лишь семь трагедий (в том числе одна полная трилогия). Наиболее интересной, пожалуй, является трилогия, состоящая из трагедий «Лай», «Эдип» и «Семеро против Фив». Эту -рилогию объединяет мотив родового проклятия, тяготеющий над потомками фиванского царя Лая. Сохранилась лишь третья, заключительная часть трагедии. Суть конфликта такова. Оракул Аполлона предписал фиванскому цару Лаю ради спасения города остаться бездетным. Царь ослушался оракула, и из-за этого пострадали потомки Лая — сын Эдип и внуки Этеокл и Полиник. Судьба трех поколений последовательно изображена в треу трагедиях, составляющих трилогию. Сохранилась лишь последняя трагедия, в которой «семь вождей» осаждают город Фивы, чтобы поставить царем Полиника, изгнанного его братом Этеоклом. Главный герой трагедии — Этеокл,.последнш;

потомок царя Лая, над которым тяготеет родовое проклятие. Такая аналогия выглядит довольно отдаленной, но Этеокл чем-то напоминает шекспировских героев, в частности Макбета — кавдорского тана, ставшего путем кровавого преступления королем. Как и Макбет, Этеокл чувствует свое трагическое одиночество и испытывает смертельную ненависть к врагу. При этом потомок Лая горячо любит родину, он хороший организатор, талантливый вождь, так что его нельзя считать сугубо отрицательным героем. Этеокл понимает свою обреченность, отправляясь на поединок с братом — законным владельцем Фив. Он молит богов пощадить город: о собственной судьбе ему известно все. И боги действительно щадят город. Но род проклятого царя Лая прерывается — братья Этеокл i Полиник убивают друг друга в поединке. Таков финал трагедии. «Семеро против Фив» — первая из дошедших до нас древнегреческих трагедий, где партия актера значительно преобладает над партией хора.

Эсхил, Софокл и Еврипид — основоположники античной трагедии Полностью дошла до нас трилогия «Орестея», состоящая из трагедий «Агамемнон», «Хоэфоры» и «Эвмениды». Основа сюжета «Орестеи» — судьба потомков Атрея, над которыми тяготеет проклятие. Атрей враждовал со своим братом Фиестом. Атрей убил племянников и накормил Фиеста их мясом. Демон мщения Аластор ополчился на род Атрея. Сын Атрея Агамемнон приносит в жертву богам собственную дочь Ифигению... Жена Агамемнона Клитемнестра убивает своего мужа... Сын Агамемнона Орест мстит матери за смерть отца... Эта череда смертей — осуществление мести богов. Особенный интерес предстваляет заключительная, третья часть трилогии — «Эвмениды», где изображена борьба богов вокруг Ореста. Эринии — богини мщения, «старые богини», сталкиваются с Афиной и Аполлоном, то есть «младшими богами». Аполлон пытается защитить Ореста, но его покровительства явно недостаточно: богини мщения настигают его даже в священном для всего античного мира храме дельфийского оракула;

. Далее действие переносится в Афины, где происходит суд над Орестом. Эринии требуют немедленного отмщения за убийство. Афина, покровительница демократии, добивается судебного разбирательства. В состав суда входят авторитетные граждане Афин, а председательствуют на нем сама Афина. Эринии представляют обвинение, Аполлон выступает как адвокат. Орест возмущен: почему Эринии не преследуют Клитемнестру, убившую супруга? Ответ богинь мщения таков: она не была в кровном родстве с мужем. Преступление такое (убийца — жена, муж — жертва) может быть искуплено. Эрикий это преступление не касается: они преследуют лишь тех, кто лишил жизни родственников по крови. Аполлон возразил, подчеркивая святость брачных уз и важность родства по отцовской линии. Так столкнулись два принципа: отцовского и материнского права. Мнения присяжных разделились, но Афина подала голос за оправдание Ореста, и юноша был оправдан. Такое судебное решение получило широкую огласку, а учрежденный Афиной суд стал постоянным юридическим учреждением, получившим название ареопаг. Интересно, что богини мщения не остались без дела: их под именем Эвменид афиняне стали почитать как покровительниц древнего материнского права. Таким образом, Эринии, ставшие Эвменидами, полностью подчиняются новому порядку, установленному Афиной, Теперь они будут гораздо реже вмешиваться в дела людей. Кроме того, с учреждением ареопага кровная месть полностью отменяется, а ей на смену приходит гражданский суд присяжных. Теперь убийца не нуждается в религиозном очищении, как требовал дельфийский оракул: он становится обыкновенным подсудимым, чью судьбу решает суд. Трагедия «Эвмениды», пожалуй, лучше всего характеризуют Эсхила-трагика, остававшегося сторонником общественного прогресса. Не забудем, что в финале этого любопытнейшего драматического произведения главный герой остается в живых, а Афины оглашаются возгласами всеобщего ликования. Так божественная и человеческая справедливость торжествуют над мощью древних стихийных сил мщения. Вторым великим трагиком Древней Греции является Софокл (около 495—406 гг. до н. э.). Почему Софокл занимает срединное положение в трех.звсздии афинских трагиков? Это связано не только с его возрастом (он младше Эгхнла, но старше Еврипида), но и с некоторыми чертами его биографии. Согласно античной легенде, биографии трех великих трагиков соотносятся со значительным историческим сибытием — битвой при Саламине в 480 г. до н. 5., в которой греки разгромили персидский флот Так вот, зрелый муж Эсхил принимал участие в этом сражении, мальчик Софокл приветствовал возвращение победителей в составе праздничного хора, Еврипид же родился в год Саламинской битвы. Софокл родился в Колоне, предместье Афин. Его отец был владельцем оружейной мастерской. Софокл получил достаточное по тем временам образование. Позднее он неоднократно занимал выборные должности, но ничем не выделялся среди прочих «честных афинян», имевших определенный вес и авторитет в обществе. Интересно, что Софокл не избегнул своеобразного античного мистицизма: он верил предсказаниям оракулов, в вещие сны и даже некоторое время был жрецом одного из местных мистических культов, проповедовавших чудесные исцеления. Софокл был любимцем афинян: после смерти он был причислен к миру героев. К его могиле на протяжении долгих лет приносились ритуальные жертвы. Творческое наследие Софокла огромно: за 60 лет он написал 123 пьесы. 24 раза он получал на состязаниях авторовтрагиков призы и ни разу в более чем ста соревнованиях не занимал последнего места. Этот результат ?ie удалось превзойти никому из античных трагиков. До нашего времени дошло лишь 7 полных трагедий Софокла и ряд отрывков. Среди сохранившихся трагедий следует назвать такие.произведения, как «Антигона», «Царь Эдип», «Эдип в Колоне», «Электра», «Филоктет». Все они отмечены печатью замечательного драматического мастерства. Герой Софокла выглядит более самостоятельным, чем герой Эсхила. Он в большинстве случаев сам (или почти сам) решает, как ему действовать. Софокл редко выводит на сцену богов, а действие высших сил проявляется в оправдании или осуждении избранной героем линии поведения. Автор считает, что покорность воле богов — лучший способ жизни для смертного. Однако человеку свойственно неведение (у Софокла неведение — философская категория), ведущее к страданию. Но лишь в страдании, согласно мнению великого трагика, обнаруживаются лучшие черты человеческой натуры. И еще одна особенность, характеризующая драматургию Софокла: в центре его трагедий кризис человеческой индивидуальности, а не рода. Софокл отказался от принципа трилогии, присущего Эсхилу, сделав каждую трагедию сюжетно законченной. Кроме того, он вывел на сцену третьего актера, разнообразя действие участием второстепенных персонажей (третий актер исполнял несколько ролей поочередно). Все трагедии Софокла по-своему замечательны, но есть среди них одна, ставшая несомненно знаковой в истории европейского искусства. Это трагедия «Царь Эдип». Уже современники Софокла считали ее несомненным шедевром. Редкий случай: эта точка зрения сохраняется и сегодня. Не будем забывать, что миф об Эдипе послужил основой и для трилогии Эсхила. Софокл излагает сюжет мифа по-своему. Фиванский царь Лай получил предсказание, согласно которому ему грозит смерть от руки собственного сына. Устрашенный Лай приказал проколоть ноги новорожденному сьшу и бросить его на горе Киферон. Но мальчик не погиб: его нашли слуги коринфского царя.Полиба. Царь усыновил младенца и дал ему имя Эдип. Став взрослым, Эдип случайно услышал, как один пьяный коринфянин назвал его мнимым сыном Полиба. За разъяснением Эдип обратился к дельфийскому оракулу, тот не дал прямого ответа, но сообщил, что спрашивающему суждено убить родного отца и жениться на собственной матери. Испуганный Эдип решил не возвращаться в Коринф и направился Литература последний приз был вручен посмертно. Но спустя несколько десятилетий Еврипид стал любимым драматургом Древней Греции. Интересно, что из 92 драм, созданных им, сохранилось 19, то есть больше, чем произведений Эсхила и Софокла вместе взятых. Дошло до нашего времени и большое количество фрагментов. Античные авторы сообщают, что Еврипид был мыслителем-отшельником, владельцем большой библиотеки, что по тем временам было редкостью. В часы творчества он удалялся в уединенную пещеру на острове Саламин. В политической жизни Афин Еврипид не принимал сколько-нибудь деятельного участия. Такой образ, нетипичный для Афин, нередко вызывал насмешки. Недобросовестные биографы собирали сплетни и выдумки об Еврипиде, создав жизнеописание некоего «женоненавистника», калеки, растерзанного собаками, разумеется, весьма далекое от действительности. Более вдумчивые биографы именуют Еврипида «философом на сцене», и такая характеристика представляется гораздо более правдивой. Любопытны политические убеждения этого драматурга. Он считал афинскую демократию достаточно справедливым способом правления. Однако одним из первых Еврипид заговорил о тяжелом положении рабов, число которых в Афинах в несколько раз превышало число свободных граждан. В ряде трагедий Еврипид утверждает, что по своим моральным качествам раб может стоять даже выше, чем свободный гражданин. Он создал образ «благородного раба», получивший популярность в более позднее время. Немало внимания Еврипид уделял вопросам семьи и брака. Его герои с философской отстраненностью рассуждают о том, нужно ли вообще вступать в брак и иметь детей. А героини трагедий Еврипида не раз восстают (пусть на словах) против угнетенного положения древнегреческой женщин >, практически 1 лишенной права на общение, образование, развод и т. д. Еще одна особенность драматургии Еврипида — критическое отношение к господствующей религии. Он критически относится к жреческому сословию, нередко подчеркивает низменные поступки богов, их жестокость по отношению к людям. Разумеется, все это — лишь в виде намеков. Прямое отрицание традиционных религиозных верований могло повлечь за собой изгнание, а то и казнь (вспомним смерть философа Сократа). Но ставя проблему, Еврипида почти чикогда не находит способа ее решения. Назовем лишь некоторые из сохранившиеся произведений Еврипида. Это «Ипполит*, «Геракл», «Тропики», «Электра», «Ион», «Елена», «Ифигения в Тавриде» и другие. Наиболее характерной для творчества Еврипида можно считать трагедию «Медея». Медея — мифологический персонаж из цикла об аргонавтах. Она дочь царя Колхиды Ээта и внучка бога Гелиоса, обладающая даром волшебства. Миф рассказывает о том, что лишь благодаря помощи Медеи Ясону и его товарищам — аргонавтам — удалось выполнить возложенную на них задачу и добыть золотое руно. Медея, опасаясь мести на родине, бежит с Ясоном И становится его женой. Таков вкратце сюжет мифа. Еврипид, опираясь на древний миф, создал трагедию, глав пой героиней которой является Медея — страстно любившая, но жестоко обманутая женщина. В прологе к трагедии «Медея» мы знакомились с исходной ситуацией, отправной точкой, с которой будет развиваться действие. Из диалога раба и старой кормилицы мы узнаем, -что Медея, Ясон и двое их детей живут в Коринфе как изгнанники. Ясон, чтобы улучшить собственное положение, намерен в Фивы — на свою настоящую родину. По дороге ему повстречался старик (им был Лай — отец Эдипа). Завязалась ссора, и Эдип убил старика. Затем он освободил Фивы от наводившего ужас на горожан чудовища — Сфинкса. Благодарные фиванцы сделали Эдипа царем, ведь престол был свободен после смерти Лая, о причине которой горожане не догадывались. Эдип женился на Иокасте — вдове Лая (и собственной матери), имел от нее детей и в течение многих лет успешно правил Фивами. Итак, убегая от собственной судьбы, Эдип, наоборот, приближался к осуществлению пророчества. Обратим внимание на то, как древнегреческие зрители воспринимали эту трагедию (и, к слову говоря, большинство трагедий). Они знали сюжет мифа в подробностях, от начала до конца, и поэтому весь интерес зрителей сосредоточивался на саморазоблачении Эдипа, на том, как невольный преступник сам раскрывает собственные злодеяния. Фивы поражает кара свыше: в городе свирепствует моровая язва. Дельфийский оракул дает недвусмысленный ответ: в городе пребывает убийца царя Лая — и это причина эпидемии. Эдип предпринимает самое настоящее расследование, ведь он остается в неведении относительно личности старика, убитого им давным-давно. Прорицатель Тиресий хочет пощадить царя, но все же вынужден сказать, что убийца Лая — Эдип. В итоге ужасная истина становится явной: Иокаста с рыданиями покидает сцену. Пораженный горем Эдип выкалывает себе глаза и требует для себя изгнания. Хор подводит итог жизни царя, причем слова, исполняемые хором, полны глубокого участия к Эдипу. По содержанию трагедии дальнейшая судьба преступного царя остается неясной. Хор прославляет дельфийского оракула и скорбит об ослаблении древнего благочестия, падении веры. Рассказ о творчестве Софокла будет неполным, если мы не вспомним о предсмертном произведении трагика — «Эдип в Колоне». В конце жизненого и творческого пути Софокл вновь обращается к разработке мифа об Эдипе. Автор обратился еще к одной легенде, повествующей о смерти Эдипа в Колоне, предместье Афин (откуда был родом сам Софокл). В «Эдипе в Колоне» автор дает образы слепого отверженного старца, его верной спутницы — дочери Антигоны, другой дочери Исмены и сына Клеонта. Имя Эдипа приводит в ужас всех встреченных им людей. Но царь-изгнанник умирает чудесной смертью избранника богов и становится источником благодати для Афин, приютивших его. Так утверждается невиновность Эдипа перед лицом высших сил. Провидению, року подвластны дажб боги. Обращает на себя внимание высокое искусство характеристики героя, которым в полной мере обладает Софокл. Созданные им образы и сегодня вызовут немалый интерес у театрального зрителя. Герои Софокла более человечны, а их внутренняя жизнь богаче, чем у героев Эсхила. Большое внимание трагик уделял разработке женских образов, чего не найдешь у того же Эсхила. Третьим великим трагиком Древней Греции по праву считается Еврипид. Он жил и творил почти одновременно с Софоклом, и Даты его жизни (около 480—406 г. до н. э.) противоречат красивой биографической легенде, где фигурирует Саламинская битва. Еврипид был самым видным соперником Софокла на афинской сцене, но несмотря на это драматургические новшества Еврипида с трудом воспринимались современниками. Лишь пять призов он получил на театральных состязаниях, причем Образы «Горя от ума» ьзять в жены дочь царя Коринфа. Медея в ярости. Она восклицает: «Умрите, проклятые дети злосчастной матери, и да погибает весь дом наш!» Медея не намерена бороться с соперницей, чтобы сохранить семью. Сама Медея последовала за Ясоном свободно, и теперь ее пылкая любовь превратилась в страшную ненависть. Еврипид изображает героя Ясона в сниженном виде. Ясон демонстрирует низость и малодушие. У Медеи пока еще нет четкого плана мщения, но ход действия убедительно показывает, что эти события будут иметь ужасающую развязку. Медея умело скрывает ярость, чтобы осуществить свой план. Ради мести она желает погубить не только новую жену Ясона, но и собственных детей, разрушив тем самым «дом* неверного супруга. Она посылает дочери Креонта роскошный убор, пропитанный ядом. Соперница умирает в мучениях, гибнет и царь Креонт. Чтобы довести свой замысел до конца (и избежать смерти от рук разъяренных коринфян), Медгя убивает своих детей. Развязка трагедии потрясающа по силе сценического воздействия. Гелиос, бог Солнца (дед Медеи) присылает колесницу, запряженную драконами, и детоубийца улетает на ней, унося с собой трупы детей. Ясон тщетно просит жену позволить хотя бы коснуться тел... На одном из сценических состязаний трагедия «Медея» получила лишь третий приз, что означало ее полный провал. Века спустя «Медею» признают одной из лучших трагедий античности. «Медея» показательна тем, что Еврипид внес в античную трагедию изображение внутреннего разлада в душе героя, борьбы чувств. В этом произведении можно найти пространные рассуждения о семье, браке, отцовстве и материнстве, гибельности человеческих страстей. Еврипид очень свободно трактовал древний миф в сочетании с пространными рассуждениями, что, вероятно, и оставило равнодушными многих современников драматурга, имевших возможность наслаждаться гораздо более традиционными трагедиями Софокла. Творчество Еврипида завершило формирование величественного здания античной трагедии. Последователя трех великих драматургов не внесли ничего нового в жанр. Позднее трагедия приобрела более привычные для современного зрителя черты: драма утратила элемент «священной игры», в пей стала использоваться любовная интрига, глубже стала разра^ батываться психология персонажей. Таким образом, истерия античного театра практически завершилась. Бытовая драма, намеченная Еврипидом, имела большое будущее, что и было подтверждено дальнейшим развитием европейского театра.

ОБРАЗЫ «ГОРЯ ОТ УМА» Успех «Горя от ума», появившегося накануне восстания декабристов, был чрезвычайно ветше. «Грому, шуму, восхищению, любопытству конца кет», — так охарактеризовал сам Грибоедов атмосферу дружеского внимания, любви и поддержки, которой окружили комедию и ее автора передовые русские люди двадцатых годов. По словам Пушкина, комедия «произвела неописанное действие и вдруг поставила Грибоедова наряду с первыми нашими поэтами». В мировой литературе не много можно найти произведений, которые, подобно «Горю от ума», в короткий срок снискали бы столь несомненную всенародную славу. При этом современники в полной мере ощущали социальнополитическую актуальность комедии, воспринимая ее как злободневное произведение зарождавшейся в России новой литературы, которая ставила своей главной задачей разработку «собственных богатств» (то есть материала национальной истории и современной русской жизни) — и собственными, оригинальными, не заемными средствами. Сюжетную основу «Горя от ума» составил драматический конфликт: бурное столкновение умного, благородного и свободолюбивого героя с окружающей его косной средой реакционеров. Этот изображенный Грибоедовым конфликт был жизненно правдив, исторически достоверен. С юных лет вращаясь в кругу передовых русских людей, вступивших на путь борьбы с миром самодержавия и крепостничества, живя интересами этих людей, разделяя их взгляды и убеждения, Грибоедов имел возможность близко и повседневно наблюдать самое важное, характерное и волнующее явление общественного быта своего времени — борьбу двух мировоззрений, двух идеологий, двух жизненных укладов, двух поколений. После Отечественной войны, в годы формирования и подъема общественно-политического и общекультурного движения дворянских революционеров-декабристов, борьба нового — нарождающегося и развивающегося — со старым — отжившим и тормозящим движение вперед — острее всего выражалась в форме именно такого открытого столкновения между молодыми глашатаями «свободной жизни» и воинствующими охранителями ветхозаветных, реакционных порядков, какое изображено в «Горе от ума». Сам Грибоедов в широко известном, постоянно цитируемом письме к П. А. Катенину (январь 1825 г.) с предельной ясностью раскрыл содержание и идейный смысл драматической коллизии, положенной в основу «Горя от ума»: «... в моей комедии 25 глупцов на одного здравомыслящего человека;

и этот человек, разумеется, в противуречии с обществом его окружающим, его никто не понимает, никто простить не хочет, зачем он немножко повыше прочих». И далее Грибоедов показывает, как планомерно и неудержимо, все более и более обостряясь, нарастает «противуречие» Чацкого с фамусовским обществом, как это общество предает Чацкого анафеме, которая носит характер политического доноса, — Чацкого объявляют во всеуслышанье смутьяном, карбонарием, человеком, покушающимся на «законный» государственный и общественный строй;

как, наконец, голос всеобщей ненависти распространяет гнусную сплетню о безумии Чацкого. «Сначала он весел, и это порок: «Шутить и век шутить, как вас на это станет!». Слегка перебирает странности прежних знакомых, что же делать, коли нет в них благороднейшей заметной черты! Его насмешки не язвительны, покуда его не взбесить, но все-таки' «Унизить рад, кольнуть, зав'ист Литература сова Максим Петрович, достигший «степеней известных» благодаря своему бесстыдному раболепству и путовству при царском дворе. Типичнейший представитель этого мира — сам Фамусов, воинствующий мракобес, ханжа и деспот, грозящий своим рабам сибирской каторгой. Под стать Фамусову все его родственники, приятели и гости. В образе полковника Скалозуба Грибоедов воссоздал тип аракчеевца, тупого, самовлюбленного и невежественного «героя» плацпарадных учений, шагистики и ьалочной муштры, заклятого врага свободной мысли. Этот «хрипун, удавленник, фагот, созвездие маневров и мазурки •, гоняющийся за чинами, орденами и богатой невестой, воплощает в себе дух реакционного «пруссачества», которое искусственно насаждалось царизмом в русской армии и вызывало t енависть всего передового офицерства, хранившего Суворове ine и кутузовские традиции (в черновой редакции «Горя от ума» Скалозуб сам говорит о себе: «Я — школы Фридриха...»). Резкими, типическими чертами очерчены и все остальные персонажи барской Москвы, выведенные в «Горе от ума»: властная барыня-крепостница старуха Хлёстов а графини Хрюмины, княжеское семейство Тугоуховских, Загорецкий — светский шулер, мошенник и доносчик, по всем данным — тайный агент политической полиции, Репетилов — «душа» дворянского общества, шут, сплетник и пустозвон, затесавшийся, чтобы не отстать от моды, в круг каких-то псевхолиберальных болтунов, Платон Михайлович Горич — в прошлом приятель Чацкого, человек опустившийся, инертный, вщтренне примирившийся с фамусовским миром. Как свой принят в этом мире «безродный» секретарь Фамусова — Молчалин. В его лице Грибоедов создал исключительно выразительный обобщенный образ подлеца и циника, «низкопоклонника и дельца», пока еще мелкого негодяя, который сумеет, однако, дойти до «степеней известных». Вся лакейская «философия жизни» этого чинуши и подхалима, не смеющего «свое суждение иметь», раскрывав" гя в его знаменитом признании: Мне завещал отец: Во-первых, угождать всем людям без изъятьи Хозяину, где доведется жить, Начальнику, с кем буду я служить Слуге его, который чистит платья, Швейцару, дворнику, для избежанья зла, Собаке дворника, чтоб ласкова была. Галерея типических образов стародворянской, барской Москвы, созданная Грибоедовым, включает в себя и тех, кто а комедии непосредственно не действует, но только упоминается в беглых характеристиках, которые дают им действующие лица. В их числе такие, яркие, рельефные, законченные образы, как «черномазенький» завсегдатай всех 6a;

iOB и обедов, и крепостник-театрал, и мракобесный член «Ученого комитета», и покойник камергер Кузьма Петрович, и влиятельная старуха Татьяна Юрьевна, ы нахальный «французик из Бордо», и клубные друзья Репетилова, и много других — вплоть до княгини Марьи Алексевны, блюстительницы общественного мнения в фамусозском мире, именем которой знаменательно заканчивается комедия. Все эти лица не появляются на сцене, но, тем не менее, имеют весьма важное значение для раскрытия содержания «Горя от ума» — и это составляет одну из новаторских черт комедии. Социальная критика Грибоедова, развернутая в «Горе от ума», по самой широте своей и конкретности была явлением лив! горд и зол!» Не терпит подлости — «ах! боже мой, он карбонарий». Кто-то со злости выдумал об нем, что он сумасшедший, никто не поверил — и все повторяют, голос общего недоброхотства и до него доходит, притом и нелюбовь к нему той девушки, для которой единственно он явился в Москву, ему совершенно объясняется, он ей и всем наплевал в глаза и был таков». Грибоедов рассказал в своей комедии о том, что произошло в одном московском доме в течение одного дня. Но какая широта в этом рассказе! В ней веет дух времени, дух истории. Грибоедов как бы раздвинул стены фамусовского дома и показал всю жизнь дворянского общества своей эпохи — с раздиравшими это общество противоречиями, кипением страстей, враждой поколений, борьбой идей. В рамки драматической картины столкновения героя со средой Грибоедов вместил громадную общественно-историческую тему перелома, обозначившегося в жизни, — тему рубежа двух эпох — «века нынешнего» и «века минувшего». Отсюда — необыкновенное богатство идейного содержания комедии. В той или иной форме и в той или иной мере Грибоедов коснулся в «Горе от ума» множества серьезнейших вопросов общественного быта, морали и культуры, которые имели в декабристскую эпоху самое актуальное, самое злободневное значение. Это были вопросы о положении русского народа, придавленного гнетом крепостничества, о дальнейших судьбах России, русской государственности и русской культуры, о свободе и независимости человеческой личности, об общественно^ призвании человека, о его патриотическом и гражданском долге, о новом понимании личной и гражданской чести, о силе человеческого разума и познания, о задачах, путях и средствах просвещения и воспитания. На все эти вопросы откликнулся гений Грибоедова, и отклик этот был исполнен такой горячей гражданственно-патриотической страсти, такого неукротимого негодования на зло и неправду, что комедия не могла не произвести самого глубокого и разительного впечатления как в передовых кругах русского общества, так и в лагере реакционеров. Комедия с могучей сатирической силой разоблачала «нравы» крепостников. Грибоедов поставил перед собой задачу сорвать с них маску внешнего благолепия и благоприличия и представить их на суд людской разоблаченными от всех и всяческих украшающих покровов. Грибоедов с блеском выполнил эту дачу. Он запечатлел в «Горе от ума» целую галерею человеческих портретов, которые в совокупности составляют истинный, ничем не прикрашенный отвратительный облик крепостнического общества с его паразитизмом и своекорыстием, чванством и лакействам, мракобесием и нравственным растлением. Здесь, в этом обществе, действовали «знатные негодяи» и мелкотравчатые подлецы, отъявленные мошенники и «зловещие старуха», ханжи и доносчики, объединенные, как круговой порукой, непримиримой враждой к «свободной жизни», к культуре, к просвещению, к малейшему проявлению независимой мысли и свободного чувства. В этом мире без тени смущения меняли крепостных на борзых собак, явным грабительством добывали богатства и почести, «разливались в пирах и в мотовстве», а ученье считалось «чумой», зловредным и огнеопасным изобретением «окаянных вольтерьянцев». Люди этого жестокого мира жили по заветам и преданьям «минувшего века» — «века покорности и страха». «Мораль» их была основана на пресмыкательстве перед сильными и на угнетении и унижении слабых. Идеалом человека был для них удачливый вельможа блаженных феодальных времен — дядя Фаму Образы «Горя от ума» исключительным в литературе начала XIX столетия. Если сатирико-моралистические комедиографы, писавшие в традициях классицизма, следовали условным и абстрактным критериям, узаконенным его эстетикой, и осмеивали, как правило, какой-либо один, отдельно взятый социальный «порок» или отвлеченную моральную категорию (к примеру, только лихоимство, только невежество, только скупость, только ханжество и т. п.), то Грибоедов в своей комедии затронул и разоблачил в духе социально-политических идей декабризма широкий круг совершенно конкретных явлений общественного быта крепостнической России. Злободневный смысл грибосдовской критики сейчас, конечно, не ощущается с такой остротой, с какой он ощущался современниками Грибоедова. Но в свое время комедия прозвучала, помимо всего прочего, именно злободневно. И вопросы дворянского воспитания в «пансионах, школах, лицеях», и дебаты о парламентском строе и реформе судопроизводства, и отдельные эпизоды русской общественной жизни в период после наполеоновских войн, нашедшие отражение в монологах Чацкого и в репликах гостей Фамусова, — все это имело самое актуальное значение, в частности, в декабристской среде, именно в те годы, когда Грибоедов писал свою комедию. Богатство и конкретность социального содержания, вложенного в «Горе от ума», придает комедии значение широкой и целостной картины русской общественной жизни конца 1810 — начала 1820-х гг., изображенной во всей ее исторической точности и достоверности. В свое время (в 1865 г.) на это значение комедии обратил внимание Д. И. Писарев, утверждавший, что «Грибоедов в своем анализе русской жизни дошел до той крайней границы, дальше которой поэт не может идти, не переставая быть поэтом и не превращаясь в ученого исследователя». Продолжив обличительную антикрепостническую традицию, внесенную в русскую литературу великим революционером Радищевым, развивая и углубляя плодотворные традиции русской общественной сатиры XVIII в. — сатиры Фонвизина, Новикова и Крылова, Грибоедов создал произведение, все содержание которого свидетельствовало о его социальнополитической направленности. Недаром критика 1820 —1830-х гг. сразу же по всей справедливости оценила «Горе от ума» как первую в русской литературе «комедию политическую». А впоследствии историк В. О. Ключевский даже назвал комедию Грибоедова «самым серьезным политическим произведением русской литературы XIX века». «Горе от ума», конечно, остается одним из шедевров карающей социальной сатиры. Но подлинная сатира не бывает односторонней, потому что писатель-сатирик, если он стоит на передовых идейно-художественных позициях, всегда обличает зло и пороки во имя добра и добродетели, во имя утверждения некоего положительного идеала — общественного, политического, морального. Также и Грибоедов в «Горе от ума» не только разоблачал мир крепостников, но и утверждал свой положительный идеал, исполненный глубокого общественнополитического смысла. Этот идеал нашел художественное воплощение в образе единственного истинного героя пьесы — Чацкого. Как писатель национальный и народный, Грибоедов, естественно, не мог ограничиться одним изображением фамусовского мира, но непременно должен был отразить в своей исторической картине и другую сторону действительности — брожение молодых, свежих, прогрессивных сил, подрывающих твердыни самодержавно-крепостнического строя. Эта задача также была блистательно выполнена Грибоедовым. Идейное содержание «Горя от ума», конечно, не исчерпывается обличением порядков и нравов крепостнического общества. В комедии дана действительно широкая и во всех деталях верная историческая картина всей русской жизни в грибоедовское время — и теневых, и светлых ее сторон. Комедия отразила не только быт и нравы стародворянской Москвы, но и общественное брожение эпохи — ту борьбу нового со старым, в условиях которой зарождалось движение декабристов, складывалась в России революционная идеология. Фамусовщина — это реакция, косность, рутина, цинизм, устойчивый, раз навсегда определенный уклад жизни. Здесь пуще всего боятся молвы («грех — не беда, молва нехороша») и замалчивают все новое, тревожное, не укладывающееся в норму и ранжир. Мотив «молчания» красной нитью проходит сквозь все сцены комедии, посвященные фамусовскому миру, где «Молчалины блаженствуют на свете». И в этот затхлый мир, подобно разряду освежительной грозы, врывается Чацкий с его тревогой, мечтами, жаждой свободы и думой о народе. Он — настоящий возмутитель спокойствия в кругу Фамусовых, Скалозубов и Молчалиных;

им страшен даже его смех. Он открыто, во всеуслышание заговорил о том, что в их кругу усердно замалчивалось, — о вольности, о совести, о чести, о благородстве, — и его пылкую речь подхватила вся передовая русская литература XIX века. Изображая Чацкого человеком умным и благородным, человеком «возвышенных мыслей» и передовых убеждений, глашатаем «свободной жизни» и ревнителем русской национальной самобытности, Грибоедов решал стоявшую перед прогрессивной русской литературой двадцатых годов проблему создания образа положительного героя. Задачи гражданственной, идейно направленной и. общественно действенной литературы в понимании писателя декабристского направления вовсе не сводились лишь к сатирическому обличению порядков и нравов крепостнического общества. Эта литература ставила перед собой и другие, не менее важные цели: служить средством революционного общественно-политического воспитания, возбуждать любовь к «общественному благу» и воодушевлять на борьбу с деспотизмом. Эта литература должна была не только клеймить пороки, но и восхвалять гражданские доблести. Грибоедов ответил на оба эти требования, выдвинутые самой жизнью и ходом освободительной борьбы. Возвращаясь к замечательно верной мысли Д. И. Писарева о том, что в «Горе от ума» дан почти научный анализ русской исторической действительности декабристской эпохи, следует для полной ясности подчеркнуть, что Грибоедов вошел в историю и в нашу жизнь все же не как ученый-исследователь и не как мыслитель, хотя бы и замечательный, но как гениальный поэт. Изучая действительность как пытливый аналитик, он отразил ее как художник, притом как смелый новатор. Он нарисовал свою точную и достоверную картину, пользуясь приемами, средствами и красками художественного изображения. Он воплотил смысл подмеченного и изученного им в художественных образах. Когда правда жизни становится содержанием искусства, сила ее воздействия на мысли и чувства людей еще более увеличивается. В том-то и состоит «тайна» искусства, что оно позволяет людям даже то, что им хорои^ извев~но, у-няетъ Литература созданные Грибоедовым. В этой связи нужно остановиться прежде всего па образе Чацкого. В индивидуал >ном И особенном воплощении его характера ярко и отчетливо выражено существо той новой, прогрессивной общественной силы, которая в грибоедовское время вышла на историческую сцену с тем, чтобы вступить в решительную борьбу с реакционными силами старого мира и победить в этой борьбе. Художникреалист зорко разглядел в окружавшей его действительности эту тогда еще только назревавшую силу и понял, что ей принадлежит будущее. Пусть во времена Грибоедова, накануне восстания декабристов, фамусовщина еще казалась прочие й основой общественного быта в самодержавно-крепостническом государстве, пусть Фамусовы, Скалозубы, 1Молчалишл Загорецкие и иже с ними еще занимали тогда господствующее положение, но как социальная сила фамусовщина уже запивала и была обречена на умирание. Чацких было еще очен], мало, но они воплощали в себе ту свежую, юную силу, которой было суждено развиваться и которая поэтому была неодолима. Поняв закономерность исторического развития и выразив свое понимание в художественных образах «Горя от ума», Грибоедов и отразил объективную правду жизни, создал типический образ «нового человека» — трибуна и борца - в типических обстоятельствах его исторического времени. Столь же типичны и исторически характерны представители другого общественного лагеря, действующие в комедии Грибоедова. Фамусов, Молчалин, Хлёстова, Репетилов, Скалозуб, Загорецкий, княгиня Тугоуховская, графиня Хрюмина и все прочие персонажи старобарской Москвы, каждый по-своему, в своем индивидуальном художественном воплощении, с замечательной полнотой и заостренностью выражают существо той социальной силы, которая стояла на страже старых, реакционных порядков феодально-крепостнического \:ира. Смело, по-новаторски решив в «Горе от ума» проблему типичности, Грибоедов тем самым с полной, ясностью, не допускающей никаких кривотолков, сказал своим произведением, во имя чего, во имя каких идеалов он разоблачил фамусовщину. Проникнув творческой мыслью в суть основных социальных и идеологических противоречий своегс времени, показал, что Чацкий представлял в своем лице рютущую и развивающуюся силу русского общества, щедро наделил его характер героическими чертами.

яснее, отчетливее, а иногда — и с новой, еще не знакомой стороны. Явление жизни, всем видное, всем известное, даже примелькавшееся, будучи преображенным великой обобщающей силой искусства, зачастую предстает как бы в новом свете, вырастает в своем значении, раскрывается перед современниками с такой полнотой, которая раньше была им недоступна. «Горе от ума», конечно, одно из самых тенденциозных произведений русской и мировой литературы. Грибоедов поставил перед собою совершенно определенную нравственновоспитательную цель и был озабочен тем, чтобы цель эта стала ясна читателю и зрителю комедии. Он написал «Горе от ума», чтобы высмеять и заклеймить крепостнический мир, вместе с тем не менее важной задачей было для Грибоедова раскрыть перед читателем и зрителем свой положительный идеал, донести до них свои мысли и чувства, свои моральные и общественные идеи. Грибоедов не отступил в «Горе от ума» перед открытой тенденциозностью, и она не нанесла никакого ущерба его созданию, ибо никакая правильная, исторически оправданная тенденция никогда не повредит искусству, если она будет художественно претворена, если она будет логично и естественно вытекать из существа и содержания положенного в основу произведения конфликта, из столкновения страстей, мнений, характеров. В «Горе от ума» воплощена целая система идейных взглядов в связи с самыми острыми, самыми злободневными темами и вопросами современности, но выражены эти взгляды с величайшим художественным тактом — не в форме прямых деклараций и сентенций, но в образах, в композиции, в сюжете, в речевых характеристиках, короче говоря, — в самой художественной структуре комедии, в самой ее художественной ткани. С, этим связан важный вопрос о том, как Грибоедов ре"шил основную проблему «формировавшегося художественного реализма — проблему типичности». Задача создания типического характера в типических обстоятельствах, которую ставит перед собой реалистическое искусство, предусматривает вскрытие смысла того явления социально-исторической действительности, на котором остановилось внимание художника. В «Горе от ума» типична сама общественно-историческая ситуация, поскольку она верно и глубоко отражает конфликт, вполне характерный для данной эпохи. Именно поэтому типичны и все человеческие образы, ВСЕМИРНОСТЬ ТВОРЧЕСТВА А. Со ПУШКИНА В. Г. Белинский писал о Пушкине: «Пушкин принадлежит к вечно живущим и движущимся явлениям, не останавливающимся на той точке, на которой застала их смерть, но продолжающим развиваться в сознании общества. Каждая эпоха произносит о них свое суждение, и как бы не верно поняла она их, но всегда оставит следующей за ней эпохе сказать чтонибудь новое и более верное, и ни одна никогда не выскажет с сего*. В 1859 г. Ли. Григорьев писал о Пушкине: «Пушкин — паше все: Пушкин - представитель всего нашего душевного, особенного, такого, что остается нашим душевным, особенны.'.: после всех столкновений с чужим, с другим миром. Пушкин — пока единственный полный очерк народ юн личности,... полный и целый, но еще не красками, а только контурами набросанный образ пашей народной сущности.. Сфера душевных сочувствий Пушкина че исключает ничего до него бывшего п ничего, что и после будет правильного и органически-нашего». Вокруг имени Пушкина создается атмосфера своего рода обожествления носителя и выразителя основных свойств «национальной души». Пушкина — в меру уровня культурности господствующих классов дореволюционной России — усиленно изучают, издают, на нем «воспитывают» подрастающие поколения.

Всемирность творчества А. С. Пушкина Чтобы показать, какое содержание нередко вкладывали в понятие «национальный поэт», приведем один пример. В торжественной речи, произнесенной в 1891 г. на празднике памяти Пушкина в одной из гимназий, учащимся сообщалось следующее: «Идеал пушкинского политического устройства такой: свободная преданность долгу внизу, но милосердное могущество наверху... Пушкин был убежден, что православие есть основа нашего национального характера, нашей народности, что монархам мы обязаны нашей историей, следовательно, и просвещением». Чрезвычайно любопытную характеристику пушкин-ского гения полсотни лет тому назад дал французский критик М. де Вопое в своей книге о русском романс. В главе, посвященной русскому романтизму и пушкинской поэзии, М. де Вопое пишет: «Надо признать, что творчество Пушкина, взятое в целом, не обнаруживает никаких этнических черт. Это — романтик, проникнутый духом, воодушевлявшим в то же самое время его собратьев в Германии, Англии и Франции;

он выражает всеобщие чувства и вкладывает их в русские темы;

но национальную жизнь он созерцает извне, как и все из его мира, глазами художника, свободного от всякого влияния расы.... Случайность, заставившая его родиться в России, могла бросить его в любую другую страну;

его творчество от этого нисколько бы не изменилось, оно бы осталось тем, что оно есть, простым и верным зеркалом, в котором отражаются все человеческие чувства под одеждой, принятой около 1830 г. образованным обществом Европы. Эти же стихи, воспевающие русскую природу, русскую любовь, русский патриотизм, если в них изменить некоторые слова, будут воспевать те же предметы для англичанина, француза или итальянца.... Если прекрасно быть сыном Рюрика, то еще более прекрасно быть сыном Адама;

и если, как это иные думают, является большей заслугой быть понимаемым только в Москве, то, может быть, еще большая заслуга, заставлять думать, плакать и улыбаться повсюду, где дышит человек;

и Пушкину это удалось». Пушкин родился и жил в эпоху величайших социальных, политических, культурных сдвигов и потрясений. Великая французская революция своим влиянием захватила многие <• граны и тем как бы связала всю Европу, если не весь мир, в единое целое. И \Н'ЛН г. Пушкин писал: Припомните, о друга... Чему свидетели мы были! Игралища таинственной игры, Металися смущенные народы, И высились, и падали цари;

И кровь людей то славы, то свободы, То гордости багрила алтари. В плане национальном Пушкин — первый русский поэт — европеец. С его поэзией русская культура стала одним из аспектов культуры европейской. С Пушкиным окончательно вошли в русскую жизнь тематика и тональность «всемирности». И вполне естественно поэтому, что пушкинский показ действительности, пушкинская постановка вопросов эпохи имеют значение не только как узко-национальные, на узконациональном материале данные, но и как общеевропейские. Недаром пушкинские поэтические показания о жизни начала прошлого века могут быть использованы для характеристики европейской жизни. Очень остроумно и удачно, например, иг пользовал пушкинского «Евгения Онегина» один из немецких эссеистов, изучавший «общественность Западной Европы» начала прошлого века (Глейхен—Руссвурм). Он целыми страницами цитирует в своей книге «Евгения Онегина», характеризуя жизнь верхних слоев общества Парижа, Лондона, Вены начала XIX в. В плане европейском Пушкин — первый великий европейский поэт русской нации, на новом языке, в новых образах и звуках отразивший новый российский участок европейской действительности своей эпохи. Настолько ли он велик в европейском, мировом масштабе, как и Гете, Шекспир, Данте, — это уже вопрос не меры гения Пушкина, а меры «всемирное™» той России, в которой жил и творил Пушкин. Поскольку же он был первым поэтом на новом европейским языке, поэтом молодой национальной культуры, слагавшейся в соседстве и во взаимоотношениях с культурами более зрелыми, он был, может быть, больше европейцем, чем русским. В то же время Пушкин национален в широчайшем.смысле, поскольку его творчество отразило русскую действительность той эпохи. Пушкин — человек нового, послереволюционного времени, чувствующий и мыслящий строго исторически. Как «европеец» Пушкин плохо чувствовал себя в России. Вот волнующие стихи «Евгения Онегина», написанные в Одессе у моря: Придет ли час моей спзбоды? Пора, пора! — взываю к ней;

Брожу над морем, жду погоды, Маню ветрила кораблей. Под ризой бурь, с волнами споря, По вольному распутью моря Когда ж начну я вольный бег? Пора покинуть скучный брег Мне неприязненной стихии... Те же настроения и в письмах. Вот скорбный вопрос Пушкина в письме к П. А. Плетневу в первой половине декабря 1825 г.: «Что мне в России делать?» Или в письме к П. А. Вяземскому 27 мая 1826 г.: «Ты, который не на привязи, как можешь ты оставаться в России? Если царь даст мне свободу, то я месяца не останусь. Мы живем в печальном веке, но когда воображаю Лондон, чугунные дороги, паровые корабли, английские журналы или парижские театры..., то мое глухое Михайловское наводит на меня тоску и бешенство». В этом же письме родная страна для него — «проклятая Россия». И в мае он пишет жене из Москвы: «Брюллов сейчас от меня едет в Петербург скрепя сердце;

боится климата и неволи... Чорт загадал меня родиться в России с душою и талантом!» Пушкин до конца дней был в движении. Как сказал о нем Н. Станкевич в письме к Я. Неверову (1837 г.): «Спокойствие было не для него;

мятежно он прожил и мятежно он умер». Россия, действительно, была темницей для Пушкина: ни разу не покидал он пределов империи, исключая лишь путешествие в Арзрум вместе с частями действующей армии. «Россия — тюрьма народов». Этот афоризм придумал не Пушкин, однако именно творец «Евгения Онегина» в полной мере ощутил на себе гнет самодержавия. В этом заключается своеобразный парадокс: Пушкин, еще при жизни признанный великим европейским поэтом, так и но побывал п Европе.

Литература может быть увлекательней для семилетнего маль яа, чем «Сказка о рыбаке и рыбке»? Что глубже затронет душу юной девушки, чем переписка Татьяны и Онегина?.. В России и многих европейских странах не так давно, и 1999 г., прошли торжества, посвященные двухсотлетию со дня рождения Пушкина. «Всемирность — это навсегда», — словами современного поэта хотелось бы закончить это выступление.

А что значит для нас сегодня, в начале XXI в., творчество Пушкина? И не потеряло ли оно своего всемирного значения? Разумеется, делались попытки сбросить Пушкина с «корабля современности» или заковать его в академические латы, но исключительная жизнестойкость, присущая пушкинскому слову, сыграла свою роль: его стихи и проза продолжают жить во «внешкольном» и «внеклассном» обиходе. И правда, что ТЕМА ДРУЖБЫ И ЛЮБВИ В РОМАНЕ «ЕВГЕНИЙ ОНЕГИН» А. С. ПУШКИНА В романе А. С. Пушкина «Евгений Онегин» занимает немаловажное место тема дружбы и любви. Уже в первой главе автор говорит, что Онегину «друзья и дружба надоели». Но почему, кто в этом виноват? Вероятно, отчасти сам Онегин, выбравший своим идеалом индивидуализм, точнее эгоизм героев Байрона. Кроме того, через несколько глав мы узнаем о том, что в кабинете Онегина находился бюст Наполеона, и Пушкин скажет: «Мы почитаем всех нулями, а единицами — себя. Мы все глядим в Наполеоны...». Среди этих «мы», несомненно, был и Онегин. С Ленским Онегин подружился потому, что в деревне, куда он попал после смерти дяди, общаться было просто не с кем. Пушкин называет их (Ленского и Онегина) «от делать нечего друзья». Это так и было — им обоим действительно было нечего делать: Онегину из-зя его скуки и хандры, а Ленскому из-за его неопытности и наивности. Любовь Ленского к Ольге — плод его романтического воображения: он любил не Ольгу, он любил образ, созданный им самим. А Ольга... обыкновенная провинциальная барышня, портрет которой автору «надоел... безмерно». Недаром Онегин, который был намного мудрее и опытнее Ленского, сказал: «Я выбрал бы другую, когда бы был как ты, поэт...». Но почему же Онегин так уверен, что не сможет полюбить сам? Он встречает Татьяну, ту самую «другую», и она признается ему в любви (надо, однако, заметить, что и Татьяна влюблена не в реального Онегина, а в образ, созданный на основе впечатлений от произведений писателей-сентименталистов). А что же Онегин? Он уверен, что «не создан для блаженства», на самом деле это не так: он просто боится полюбить, боится пробудить чувства, убитые за время пребывания в свете. Там такие понятия, как дружба и любовь, отсутствуют — они заменяются ложью, клеветой, общественным мнением. Онегин и Ленский поссорились, потому что Онегин дважды пригласил Ольгу на танец — это была небольшая мест). Онегина за то, что Ленский привез его на бал, иуда съехалась вся округа, «сброд», который Онегин ненавидел. Для Онегина это всего лишь игра — но не для Ленского. Его романтические мечты рухнули — для пего это измена, двойная измена: и любимой, и друга. Единственным выходом из этого'положения Ленский видит дуэль. Когда Онегин получил вызов, почему он :• е смог объясниться с Ленским? Ему помешало это пресловутое общественное мнение. Да, оно имело вес и здесь, в деревн;

. И оно было для Онегина сильнее его дружбы. Ленский убит Может быть, как ни страшно это звучит, это был лучший вых:)Д для него -он' был неподготовлен для этой жизни. А что же Ольга? Она поплакала, погоревал;

, вскоре вышла замуж за военного и уехала с ним. Другое дело Татьяна нет, она не разлюбила Онегина, но после случи зшейся трагедии ее чувства стали еще сложнее: в Онегине с на «должна... ненавидеть убийцу брата своего». Должна, но не может. И после посещения кабинета Онегина она начинает понимать истинную сущность Онегина — перед ней открывается Онегин настоящий. Но Татьяна уже не может разлюбить его. И, вероятно, не сможет никогда. Итак, проходит три года, и Татьяна и Онегин вновь встречаются. Но уже в другой обстановке — в Петербурге, в светском обществе, Татьяна замужем, Онегин вернулся из странствия. И теперь, встретив Татьяну в новом качестве, в качестве светской дамы, Онегин полюбил. Полюб 1Л ту, которой он благородно отказал несколько лет назад. Что движет им? Любит ли он прежнюю Татьяну или нынешнюю «светскую львицу»? Нет, Татьяна не изменилась — изменился Онегин. Он смог «обновить свою душу». Он смог полюбит-.. Но слишком поздно. Нет, Татьяна не разлюбила его, по она «другому отдана» и будет «век ему верна»...

ФАЛЬШИВЫЙ МИР ЕВГЕНИЯ ОНЕГИНА Роман «Евгений Онегин» - любимое детище Пушкина. Роман писался в течение восьми лет. Начал писать свой роман Пушкин в период расцвета общественного движения, в период расцвета свободолюбивых идей, а закончил писать его в годы страшной реакции после восстания декабристов. Главный герой романа - Евгений Онегин, Мир Онегина — это мир светских приемов, подстриженных парков, балов. Это мир, где нет любви, есть только игра в любовь. Праздна и однообразна жизнь Евгения. Пушкин показывает, как прогыпается город;

Тема свободы в лирике А. С. Пушкина Встает купец, идет разносчик, На биржу тянется извозчик... Поднимаются люди, у которых есть дела, а Онегину некула спешить, он все еще в постели;

Забав и роскоши дитя, Проснется за полдень, и снова До утра жизнь его готова, Однообразна и пестра, — И завтра то же, что вчера, Иа первый взгляд жизнь Евгения привлекательна. Наверное, и мы не прочь пожить такой жизнью немножко. Но представим себе: каждый день «то же, что и вчера». А ведь Онегин образованный для своего времени человек. Неужели ему это не надоело? Надоело! И здесь следует обратить внимание на то, что не только красавицы, но и «друзья и дружба надоели». Я думаю, что при таком образе жизни, который вел Онегин, не может быть настоящих друзей. И хотя он встречал в свете не только легкомысленных волокит, ио и таких людей, как Каверин, Чаадаев, Пушкин, почему же он не сблизился с ними? Почему Пушкин постоянно подчеркивает разность «между Онегиным и мной»? По-моему, мешало ему многое. Это беда, а не вина Евгения, что в обществе, которое его окружало, он чувствовал свою ненужность. Беда Онегина в том, что «труд упорный ему был тошен». Евгению ничего не нужно — в этом его трагедия. Холодность героя, равнодушие к людям, опустошенность — вот что видим мы в нем. Устав от такой пустой жизни, Онегин едет в деревню. Именно там встретились Евгений и Татьяна. Именно там, встретившись в деревне с Ленским и подружившись с ним, Евгений на какое-то время вроде бы ожил. Вот он поехал знакомиться с возлюбленной Ленского — Ольгой. При первом же знакомстве с сестрами Лариными он замечает: «Я выбрал бы другую». Встретились два человека, которые могли дать друг другу счастье. Но Онегин не верит в любовь, не верит в счастье, ни во что не верит. Годы, прожитые в фальшивом мире, не прошли для него даром. После стольких лет жизни вп лжи Евгений не может отдаться своему счастью. Этим и объясняется его трагическое непонимаяие Татьяны. Получив письмо от Татьяны, он обманывается и сам. Свою «отповедь» Татьяне он объясняет заботами о юной девушке: Но обмануть он не хотел Доверчивость души невинной. Поступок Онегина на первый взгляд очень благороден. Но если задуматься — легко поймешь, что герой мертв душой. Он испугался волнений любви, страданий. Конечно, он мог бы насладиться любовью Татьяны, но он не обычный светский денди, он'все-таки выше этих людей, поэтому и говорит Татьяне: Когда бы жизнь домашним кругом Я ограничить захотел... То верно б кроме вас одной Невесты не искал иной... Значит, именно такая девушюа, как Татьяна, была когдато идеалом Евгения, но свет убил в нем все идеалы. Главная трагедия Онегина в том, что он не может обновить своей души, испорченной светом. Поведение Онегина после ссоры с Ленским и во время дуэли помогает нам понять его характер. Онегин старше, умнее, мудрее Ленского, казалось бы, он должен остановить дуэль, объясниться с другом, но Онегин, который вроде бы выше окружающего его общества, в то же время является пленником этого общества. Его пугают насмешки и пересуды глупцов. Последняя сцена романа вызывает у нас удивительно трогательное, щемящее чувство. Сердце героя возрождается к жизни: Сомнений нет: увы! Евгений В Татьяну, как дитя, влюблен... Теперь мы вспомним, что Татьяна действительно была его идеалом. Страдающий герой становится нам ближе и понятней. Этот новый Евгений иссушен, измучен безответной, как он считал, любовью. Но нет, он узнает, что любим, любим благороднейшей из женщин, и это заставляет его страдать еще больше. Вот в такую трудную, злую минуту и оставляет его Пушкин.

ТЕМА СВОБОДЫ В ЛИРИКЕ А. С. ПУШКИНА РОМАНТИЧЕСКОЕ НАПРАВЛЕНИЕ В ЛИРИКЕ ПУШКИНА «Его надо сослать в Сибирь!» — негодовал император. Разумеется, Александра I, возглавившего заговор против отца, болезненно задел намек в «Вольности». Формально то, что мы называем южной ссылкой, значилось служебным перемещением. Но по сути лто была именно ссылка: Пушкина удаляли из столицы, отправляли под надзор. Он уехал из Петербурга в мае 1820 г. - чтобы вернуться в 1826. На пять лет он оказался исключен не только из светской жизни столицы, но и во многом из жизни литературных кружков и сообществ. Служебными обязанностями чиновник Пушкин перегружен не был, в этом была относительная свобода. Но поэт Пушкин ощущал себя изгнанником, и это не могло не [•казаться на его творчестве. 1820—1822 гг. в творчестве Пушкина - период расцвета романтизма. В художественной системе романтизма ключевое место занимает свободная личность героя, для романтика свобода - высшее благо. Чтобы лучше понять идейно-образное содержание романтического метода, давайте обратимся к одному из известнейших стихотворений Пушкина той поры - к «Узнику». Стихотворение открывается образом «темницы» и томящегося в ней «узника». Вам никогда не приходило в голову узнать: за какое преступление герой «сидит»? На какой срок осужден? Как происходил суд? Где расположена тюрьма? Разумеется, не приходило. И это абсолютно правильно: по законам романтизма подобные вопросы и не могут возникать. Основное содержание эстетики романтизма - выражение страданий души от несоответствия действительности идеалам: мир не таков, каким должен быть. И остро ощущающий это несоответствие романтический герой чувствует себя чужим в этом Литература пробуем проанализировать стихотворение. С чем расстается без сожаления лирический герой и о чем он все же жалеет? «Не жаль», казалось бы, всех примет юности: «мечты напрасной» и «таинства ночей», «неверные друзья», «венки пиров», «изменницы младые»... Все, что составив смысл жизни до сих пор — веселье, любовь, пиры, — утратило в его глазах свою ценность, оставлено без сожаления. Жаль не времени, потраченного бездумно, но самого бездумья, уже невозможного. Такова цена опыта. Блажен, кто смолоду был молем, Блажен, кто вовремя созрел... скажет Пушкин в «Евгении Онегине», ибо человек, сполна насладившийся молодостью, взявший от нее все, развивается полноценно, гармонично. Ведь «грустно думать, что напрасно была нам молодость дана...» Ничто в жизни не дастся «напрасно», все требует осмысления. Момент прощанья с юностью тяжел, утрата прежних ценностей приравнивается к утрате самой жизни: Я пережил свои желанья, Я разлюбил свои мечты. Остались мне одни страданья. Плоды сердечной пустоты. Впервые в 1821 г. в радостном, светлом мироощущении Пушкина звучит воистину трагическая нота, появляются мотивы пустоты и одиночества. Однако не следует забывать, что 1820-1822 гг. — расцвет романтизма в творчестве поэта, а самоощущение романтика слагается из чувств;

, одиночества, преждевременной старости души, борьбы с враждебным миром и с собственной «судьбой жестокой»... Стихотворение того же года «К морю» завершает романтический период пушкинского творчества. Оно стоит как бы «на стыке» двух периодов, поэтому в нем присутствуют и некоторые романтические темы и образы, и черты реализма. Это прощание — во всех мыслях. И с реальным Черным морем, с которым расстается (в 1824 г. Пушкина высылают из Одессы в Михайловское, под надзор.родного отца), и с морем как романтическим символом абсолютной свободы, и с самим романтизмом, и с собственной юностью. Это стихотворение интересно сопоставит ь с «Узником». В обоих важнейший мотив — мотив бегства, стремления ;

свободе. Как он звучал в «Узнике», помнете? «Куда бежать?» — так вопрос не стоял: «Туда!», в возвышенный романтический мир. Теперь же — нет, не может быть прежней однозначности ответа: Мир опустел... Теперь куда же Меня б ты вынес, океан? Ибо бежать некуда, нет иного мира там, «где за тучей белеет гора». Но и безысходности уже нет в этом стихотворении, ибо пришло понимание, что свобода не вне человека, она в душе каждого. И с того момента понятие свободы окончательно утрачивает политическое содержание, свобода становится этической и философской категорией. События 14 декабря 1825 г. стали для Пушкина, как и для большинства мыслящих людей его поколения, тем рубежом, который разделил историю России на «до» и «после», трагически завершил период либеральных надежд, ознаменовавших все царствование Александра I. В стихотворении 1827 г. «Арион» Пушкин подводит итог духовным исканиям декабристов, всей их деятельности, оценивает их дело — и свое в нем место, свою роль. В аллегорической форме воссоздает он события недавнего прошлого:

сером обыденном мире. Он одинок, он загнан в клетку. Отсюда — тема свободы, бегства из тюрьмы в некий иной, недостижимый и манящий мир. Люди кажутся безликой массой, герой ищет свой мир вне толпы: там, где стихия — небо, море. Вскормленный в неволе орел молодой, мой грустный товарищ... Куда зовет орел узника? В очарованную даль, в тот мир, который всегда живет в воображении, в душе романтического героя: Туда, где за тучей белеет гора, Туда, где синеют морские края, Туда, где гуляем лишь ветер... да я!

ФИЛОСОФСКАЯ ЛИРИКА ПУШКИНА Нет полноценной личности без глубины самосознания. Каждый человек стремится осмыслить окружающий мир, постичь, как и во имя чего живут и умирают люди. Проблемы цели и смысла жизни, соотнесения бытия и личности — центральные вопросы русской литературы. «Проклятыми вопросами» назвал их Федор Михайлович Достоевский, один из глубочайших философов нашей литературы. Проклятыми — ибо не найти на них однозначного, ясного ответа, ибо всегда они мучили и будут мучить людей. И это — залог бессмертия человечества: жизнь духа — в этой неуспокоенности, в этой бесконечной жажде самопознания. Творчество Пушкина чарует, наверное, прежде всего гармонией, тем, что поэт удивительно полноценно прожил все возрастные периоды, глубоко прочувствовал и блистательно отразил в своей поэзии все человеческие состояния: от ранней юности до полного, гармоничного расцвета всех душевных, интеллектуальных и творческих сил взрослого человека. По сути, пушкинское творчество — отражение духовного пути Человека: со всеми взлетами и падениями, с заблуждениями, самообманом — и их преодолением, с вечным стремлением к самопознанию и познанию мира. Так, юность не может не узнать себя в восхитительном эпикурействе ранней пушкинской лирики: жить надо днем сегодняшним, стремясь возможно более полно исчерпать все радости, которые он нам несет, — ибо кто знает, что будет завтра?!. Упоительное ощущение своей молодости, силы, здоровья н желание сполна насладиться ими торжествуют в каждой сточке стихотворения 1814 г. «Пирующие студенты»: Друзья! досужный час настал;

Все тихо, все в покое;

Скорее скатерть и бокал! Сюда вино златое! Шипи, шампанское, в стекле. Друзья! почто же с Кантом Сенека, Тацит на столе, Фольянт над фолиантом. Под стол холодных мудрецов, Мы полем овладеем;

Под стол ученых дураков, Без них мы пить умеем. Из всех философов пирующие студенты выбирают Эпикура, бросившего в века девиз: живи сегодняшним днем! В 1820 г. в стихотворении «Мне вас не жаль, года весны моей...» Пушкин подведет итоговую черту, по-новому осмыслит минувшую пору ранней юности — и простится с ней. По Народность сказок А. С. Пушкина Нас было много на челне;

Иные парус напрягали. Другие дружно упирали В глубь мощны весла. В гишине На руль склонясь, наш кормщик умный В молчаньи правил грузный челн;

А я — беспечной веры полн, Пловцам я пел... Обратите внимание, каждый занят своим, важным делом, и задача певца — петь пловцам, нести Слово о них. Именно поэтому закономерным кажется таинственное спасение певца: спасен тот, кому,дано Слово. Предпочтение вольности прежним идеалам и друзьям, во имя этих идеалов пожертвовавшим собой, звучит и в послании «Во глубине сибирских руд...». Философское понимание свободы не уводит Пушкина от «прежних гимнов», от былых идеалов. Оно лишь помогает более глубоко осознать жизнь. Пришло понимание, что свободу никому нельзя принести в дар, как мечталось в юности, что свобода начинается с постоянной духовной работы;

и ни о какой политической свободе нельзя говорить, пока не обретено духовное освобождение. Глубочайшее философское осмысление свободы дано в стихотворении 1828 г. «Анчар». В первой же строфе возникает образ «часового». Часовой стоит на границе, охраняет один мир от другого, особого мира, мира Анчара. Это мир абстрактного зла, ибо яд Анчара изливается вовне не из мести, а от переизбытка: «яд каплет сквозь его кору». К нему и птица не летит. И тигр нейдет...

Зло Анчара — абстрактное зло, страшное самой своей беспричинностью. По сути, привычному человеческому миру противостоит антимир. Стихотворение построено на антитезе: первая его часть о самом «древе яда» отчетливо противопоставлена второй, сюжетной, которая начинается именно с подчеркнутого противопоставления: «но человека человек». Посмотрите, в этой строчке намеренно убраны сословные перегородки: ведь перед лицом «антимира» и господин, и слуга прежде всего — люди, которые должны бы вместе противостоять злу, идущему извне. И сила зла, сила Анчара именно в том, что перед ним не люди, а хозяева и рабы. Одного лишь «властного взгляда» достаточно рабу, чтобы пойти на смерть и за смертью. Мы привыкли сочувствовать рабам и проклинать угнетателей. Есть ли сочувствие к рабу у Пушкина? Нет, «бедный раб», покорный взгляду царя и умирающий «у ног непобедимого владыки», вызывает скорее презрение. Он так же отвратителен поэту, как и его господин, ибо смирение раба, как и чувство вседозволенности, руководящее «владыкой», есть клеймо их духовного рабства;

Ибо духовная свобода не имеет ничего общего ни со вседозволенностью, ни с безволием. Так, через духовное рабство, входит в мир людей яд Анчара: А царь тем ядом напитал Свои послушливые стрелы И с ними гибель разослал К соседям в чуждые пределы. И свобода в понимании Пушкина обретает абсолютную самоценность, превышающую по значимости все сущее в мире: На свете счастья нет, но есть покой и воля.

НАРОДНОСТЬ СКАЗОК А. С. ПУШКИНА Пушкин есть явление чрезвычайное и, может быть, единственное явление русского духа: это русский человек в конечном его развитии, в каком он, может быть, явится через двести лет. В нем русская природа, русская душа, русский дух, русский характер отразились в такой же чистоте, в такой же очищенной красоте, в какой отражается ландшафт на выпуклой поверхности оптического стекла.

Н. В. Гоголь Когда мы читаем Пушкина, мы вовсе не обязательно думаем о его заслугах, о том, что он родоначальник новой русской литературы, основатель реализма. Зато мы непременно чувствуем, какой огромный, полный жизни художественный мир создал этот поэт. «У каждого возраста свой Пушкин», — сказал как-то Самуил Яковлевич Маршак. Это очень верно. Верно и то, что любой человек, возвращаясь к поэзии Пушкина, и не раз, по-новому воспринимает его творчество, и каждый раз снова открывает для себя что-то новое и неведомое. Когда ты маленький, то тебочитают сказки Пушкина, и ты переживаешь вместе с героями этих сказок под «мелодичный голос», заключенный в стихотворном ритме. Выразительно охарактеризован Белинским пушкинский стих: «Античная пластика и строгая простота сочетались в нем с обаятельною игрою романтической рифмой;

все акустическое богатство, вся сила русского языка явились в нем в удивительной полноте;

он нежен, сладостен, мягок, как ропот волны, тягуч и густ, как смола, ярок, как молния, прозрачен и чист, как кристалл, душист и благовонен, как весна, крепок и могуч, как удар меча в руке богатыря... Если бы мы хотели охарактеризовать стих Пушкина одним словом, мы сказали бы, что это по преимуществу поэтический, художественный, артистический стих, — этим разгадали бы тайну пафоса всей поэзии Пушкина...». Когда ты становишься взрослым, ты читаешь эти сказки своим детям, по-новому воспринимая их, но не переставая их любить и дарить эту любовь своим детям.

46 Литература А. С. Пушкин в детстве очень любил слушать сказки. Об этом знают все. Но интерес к сказке как литературному жанру появляется у Пушкина уже в конце его поэтической деятельности, в тридцатые годы. Из более ранних опытов известен только отрывок «Сказки о царе Никите и его сорока дочерях» (1822 г). Сказка эта, написанная на нескромный сюжет, была уничтожена Пушкиным. Сохранился лишь черновик ее начала, а начало это любопытно только тем, что здесь Пушкин уже употребил тот стихотворный размер, которым написана большая часть его последних сказок, — четырехстопный хорей. В 1827—1828 гг. Пушкин проявляет усиленный интерес к народному творчеству. Еще до этого, во время пребывания В Михайловском, он охотно слушал песни и сказки крестьян и записывал их. С 1827 г. он сам начинает писать «в народном вкусе». Сказки Пушкина не являются точным переложением народных сказок, из которых лишь немногое попало в его стихотворные сказки. Большая же часть заимствована им из немецких сказок братьев Гримм. Сказки Пушкина очень народны. В них отражены эпизоды из жизни простых крестьян и бедноты: Жил старик со старухой У самого синего моря: Они жили в ветхой землянке Ровно тридцать лет и три года, Старик ловил неводом рыбу, Старуха пряла свою пряжу. Отражен в сказках Пушкина также и уклад жизни простых людей. На Руси девушки проводили зимние вечера за рукоделием и общением друг с другом: Три девицы под окном Пряли поздно вечерком. Кабы я была царица, Говорит одна девица, То на весь крещеный мир Приготовила б я пир. Кабы я была царица, Говорит ее сестрица, То на весь бы мир одна Наткала бы полотна. Кабы я была царица, Третья молвила сестрица, Я б для батюшки-царя Родила богатыря А как хорошо описал Пушкин добротную русскую избу, назвав ее теремом: И царевна очутилась В светлой горнице;

кругом Лавки, крытые ковром, Под святыми стол дубовый, Печь с лежанкой изразцовой. Видит девица, что тут Люди добрые живут... Создается образ большого, светлого, надежного и очень русского жилища: светлая горница, лавки, стол дубовый под святыми, печь с лежанкой изразцовой. В каждом доме на Руси был угол, где висели иконы, и стол в доме всегда ставили пол святыми иконами. Город старой Руси также описан в сказках: И дивясь, перед собой Видит город он большой, Стены с частыми зубцами, И за белыми стенами Блещут маковки церквей И святых монастырей. Сказки народны также и потому, что А. С. Пушкин использует в них слова и обороты, свойственные большинству людей России того времени: и пустили в Окиян;

девицу в живых оставил;

чародея подстрелил;

лебедь тешится моя;

мать и сын идут ко граду;

и ответ держать велит;

за морем житье не худо;

не привальный, не жилой;

чуду царь Сачтан дивится;

обмерла и окривела;

чудо-чудное завесть;

свет о белке правду бает;

при честном при всем народе;

злыми жабами глядят;

молит князь: душа де просит;

так и тянет и уносит...;

со креста шнурок шелковый;

смотрит — видит дело лихо;

бьется лебедь средь зыбей;

молвит он: коль жив я буду;

к нам он в гости обещался, а доселе не собрался;

с сватьей бабой Бабарихой;

в нем взыграло ретивое!;

царь слезами залился. Все эти строки взяты из «Сказка о царе Салтане, о сыне его, славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и о прекрасной Царевне Лебеди». В других сказках Пушкина, безусловно, можно найти еще достаточно много подтверждений тому, что общение с крестьянами и интерес в их песням и сказкам породили не меньшее богатство описаний, переживаний, мыслей и характеристик персонажей на блш ком и знакомом им языке. Читая эти строки, отдаешь дань восхищениям русскому языку, его многообразию, певучести и красоте. Мысли о правде, о справедливости, о добре и зле глубоко волновали человека всегда. И всегда хотелось верить, что как ни сильны и наглы в этом мире зло, корысть, властолюбие и несправедливость, они своей ненасытностью в конце концов сами себя накажут, а правда возьмет свое. И хотя Пушкин видел, что в жизни так случается реже, чем в сказке, тем приятнее было писать эти сказки. В «Сказке о царе Салтане» Пушкин показывает чувства сестер цьрицы и сватьи Бабарихи: В кухне злится повариха, Плачет у станка ткачиха, И завидуют оне Государевой жене. Тема зависти также нрослеживаетгя в «Сказка о мертвой царевне и семи богатырях»: На девичник собираясь, Вот царица, наряжаясь Перед зеркальцем своим, Перемолвилася с ним: •Я ль, скажи мне, всех милее. « Всех румяней и белее?» Что же зеркальце в ответ? «Ты прекрасна, спору нет;

Но царевна всех милее, Всех румяней и белее». Как царица отпрыгнет, Да как ручку замахнет, Да по зеркальцу как хлопнет, Каблучком-то как притопнет'.. «Ах ты, мерзкое стекло! Это врешь ты мне назло!

О лирике М. Ю. Лермонтова Читаешь, н не нужно комментировать, потому что все оживает: оживают мысли и чувства поэта, воплощенные в бессмертно прекрасных словах, звуках, образах, воссозданных силой воображения, силой искусства. В сказках Пушкина все в природе разговаривает: солнце, ветер, месяц, море, золотой петушок, и золотая рыбка, черт И бесенок. Все говорящие волшебные персонажи в сказках Пушкина добры, гуманны, благородны. Град на острове Буяне воспринимается как действительно существующий, таким же, как его и описал Пушкин: за белыми стенами маковки церквей, вес богаты в этом городе, изб нет, везде палаты. Остров Буян — это такой уголок, куда хочется спрятаться: там творят только добро, там как-то очень хорошо. Похоже, что и сам Пушкин душою отдыхал, воображая этот остров и город на нем. Что же такое народность и как можно применить это понятие к творчеству Пушкина? Народность — это не стилизация, не точно отмеренное количество простонародных выражений в строках академических стихов. Пожалуй, это умение учиться у народа, видеть, слышать и чувствовать как народ, и непрестанно желать чуда — всегда и везде.

О ЛИРИКЕ М. Ю. ЛЕРМОНТОВА Вхождение Лермонтова в литературу было стремительным. В дни смерти Пушкина вся Россия узнала имя его преемника. Лермонтов как бы подхватил знамя поэзии, выпавшее из рук Пушкина, когда появилось в рукописных экземплярах его знаменитое стихотворение «Смерть поэта». Молодой Лермонтов мечтал показать Пушкину свои произведения, но его мечтам не суждено было осуществиться. В стихотворении «Бородино» рассказ о войне доверен старому солдату. Характерно, что Лермонтов сумел показать народный взгляд на войну. И говорит солдат простым языком, с характерными пословицами и поговорками. Даже неправильность речи солдата («Постой-ка, брат мусьго») подчеркивает народный взгляд на войну. Напряженность битвы передается подбором особой лексики: Звучал булат, картечь визжала, Рука бойцов колоть устала, И ядрам пролетать мешала Гора кровавых тел... Солдат, ведущий повествование, выступает от имени все1п народа. При этом постоянно подчеркивается общая патриотическая цель всей нации: И умереть мы обещали, И клятву верности сдержали Мы в Бородинский бой... Поэт постоянно подчеркивает общенародное отношение к нойне как к серьезному воинскому долгу. Это, пожалуй, основное в стихотворении: общность людей перед лицом врага. Солдатам не свойственны хитрость и изворотливость: «Уж мы пойдем ломить стеною...». Основная мысль стихотворения выражается в словах: «Да, были люди в наше время, не то, что нынешнее племя...». В этих словах жалоба на настоящее поколение, зависть к великому прошедшему, полному славы и доблести. Лермонтов считал, что это стихотворение не стыдно показать Пушкину. И в эти дни он узнает о трагической гибели поэта. Мог ли он не откликнуться на это трагическое событие? Как видим, в первом же стихотворении, которое стало широко известно общественности, проявился его вольнолюбивый дух. Лирике Лермонтова свойственны двойственность в восприятии мира, такая же, которая характерна для Печорина в романе «Герой нашего времени». В душе Лермонтова был свой особый, идеальный мир, который резко отличался от действительности: «В уме своем я создал мир иной...». Необычайно широка тематика стихотворений Лермонтова. За свою короткую жизнь (он умер в 27 лет) он создал огромное количество философских, романтических, патриотических произведений: стихотворений о любви и дружбе, о природе, о поисках смысла жизни. Когда читаешь эти стихотворения, охватывает странное чувство. В его стихотворениях такая глубокая горечь и печаль, что сердце невольно сжимается от боли: И скучно и грустно, и некому руку подать В минуту душевной невзгоды... Эта горечь распространяется не только на него самого, но и на все поколение («Дума»). «Дума» — поэтическая исповедь, чистосердечная и печальная. Композиция стихотворения подчинена авторскому замыслу: в первом четверостишье высказывается общее суждение о поколении 30-х годов: Печально я гляжу на наше поколенье! Его грядущее иль пусто, иль темно... Следующие четверостишья развивают и доказывают мысль высказанную ранее. Мы видим открытое и беспощадное отрицание окружающего мира. Лермонтова огорчает то, что многие его современники живут «ошибками отцов и поздним их умом». Он говорит о декабристах, которые смирились, прекратили борьбу. С тревожной болью говорит о том., что у его образованных современников нет ни сильных чувств, ни прочных привязанностей, ни убеждений: И ненавидим мы, и любим мы случайно, Ничем не жертвуя ни злобе, ни любви... Нравственно опустошенные, утратившие цельность мировоззрения, современники поэта не способны ни на подвиг, ни на труд. И заканчивается стихотворение убийственным выводом, который подготовлен всем ходом рассуждений: Толпой угрюмою и скоро позабытой Над миром мы пройдем без шума и следа. Не бросивши векам ни мысли плодовитой, Ни гением начатого труда. Какая горькая ирония звучит в этих словах: Мы жалко бережем в груди остаток чувства.. Мы иссушили ум наукою бесплодной'.. К добру и злу послушно равнодушны...

48 Литература «Дума» — это сатира и элегия. Поэт говорит от лица той интеллигенции, которая не хотела мириться с действительностью, но и сделать ничего для ее изменения не могла. Безусловным шедевром русской лирики является стихотворение «Выхожу один я на дорогу». В нем проявилось исключительное мастерство поэта в изображении переживаний лирического героя. Перед нами изумительные картины природы, которые подчеркивают мысли об одиночестве героя. Стихотворение сопровождается риторическими вопросами: «Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? Жалею ли о чем?». Автор показывает нам, что невозможно найти успокоение в общении с природой. Это только мечта, желание, а не реальность: Уж не жду от жизни ничего я, И не жаль мне прошлого ничуть... Показывая переживания лирического героя от отчаяния до умиротворенности, автор дает нам почувствовать, что грусть его светла. Контраст, который обнажил в самом начале стихотворения поэт, — это контраст между гармонией, миром природы и отсутствием их в душе человека: В небесах торжественно и чудно' Спит земля в сиянье голубом... Что же мне так больно и так трудно? Жду ль чего? жалею ли о чем? Во многих стихотворениях Лермонтова звучит мотив грусти, тоски, одиночества. Противоречия между героем и миром углубляются и расширяются. Эти противоречия связаны и с. личной жизнью героя, и с особенностями эпохи, в которой ои жил. Недаром он говорил: «Я поэт другой эпохи».

ХУДОЖЕСТВЕННОЕ СВОЕОБРАЗИЕ ПОЭМЫ «КОМУ НА РУСИ ЖИТЬ ХОРОШО» Поэма «Кому на Руси жить хорошо» занимает центральное место в творчестве Н. А. Некрасова. Она стала своеобразным художественным итогом более чем тридцатилетней работы автора. Все мотивы лирики Некрасова развиты в поэме;

заново осмыслены все волновавшие его проблемы;

использованы высшие его художественные достижения. Некрасов не только создал особый жанр социально-философской поэмы, но и подчинил его своей сверхзадаче: показать развивающуюся Россию в ее прошлом, настоящем и будущем. Начав писать «по горячим следам», то есть сразу после реформы 1861 г., поэму об освобождающемся, возрождающемся народе, Некрасов бесконечно расширил первоначальный замысел. Поиски «счастливцев» на Руси увели его из современности к истокам: поэт стремится осознать не только результаты отмены крепостного права, но и саму философскую природу таких понятий, как счастье, свобода, честь, покой, ибо вне этого философского осмысления невозможно понять суть настоящего момента и увидеть будущее народа. Принципиальная новизна жанра объясняет фрагментарность поэмы, построенной из внутренне открытых глав. Объединенная образом-символом дороги, поэма распадается на истории, судьбы десятков людей. Каждый эпизод сам по себе мог бы стать сюжетом песни или повести, легенды или романа. Все вместе, в единстве своем, они составляют судьбу русского парода, его исторический путь от рабства к свободе. Именно поэтому лишь в последней главе появляется образ «народного заступника» Гриши Добросклонова — того, кто поведет людей на волю. Авторская задача определила не только жанровое новаторство, но и все своеобразие поэтики произведения. Некрасов многократно обращался в лирике к фольклорным мотивам и образам. Поэму о народной жизни он целиком строит на фольклорной основе. Обратите внимание: в «Кому на Руси жить хорошо» в той или иной степени «задействованы» все основные жанры фольклора — сказка, песня, былина, сказание. Каково же место и значение фольклора в поэме? У фольклора свои особые идеи, стиль, приемы, своя образная система, свои законы и свои художественные средства. Самое же основное отличие фольклора от художественней литературы — отсутствие в нем авторства: народ слагает, народ рассказывает, народ слушает. В фольклоре авторскую позицию заменяет нечто принципиально иное — общенародная мораль. Индивидуальная авторская точка зрения чужда самой природе устного народного творчества. Авторская литература обращается к фольклору, когда необходимо глубже проникнуть в суть общенародной морали;

когда само произведение обращено не только к интеллигенции, основной части читателей XIX века, но и к народу. Обо эти задачи ставил перед собою Некрасов в поэме «Кому на Руси жить хорошо». И еще один'Важнейший аспект отличает авторскую литературу от фольклора. Изустное творчество не знает понятия «канонический текст»: каждый слушатель становится соавтором произведения, по-двоему пересказывая его. К такому активному сотворчеству автора и читателя и стремился Некрасов. Именно поэтому его поэма написана «свободным языком, максимально приближенным к простонародной речи». Стих поэмы исследователи называют «гениальной находкой» Некрасова. Свободный и гибкий стихотворный размер, независимость от рифмы открыли возможность щедро передать своеобразие народного языка, сохранив всю его меткость, афористичность и особые поговорочные обороты;

органически вплести в ткань поэмы деревенские песни, поговорки, причитания, элементы народной сказки (волшебная скатерть-самобранка потчует странников);

искусно воспроизвести и задорные речи подвыпивших на ярмарке мужиков, и выразительные монологи крестьянских ораторов, и вздорно-самодовольные рассуждения самодура-помещика. Красочные народные сцены, полные жизни и движения, множество характерных лиц И фигур — все это с эздает неповторимое многоголосие некрасовской поэмы, в которой как бы исчезает голос самого автора, а вместо него слышны голоса и речи его бесчисленных персонажей.

Русские поэты о Москве 49 «Я — МОСКВИЧ!» (В. А. ГИЛЯРОВСКИЙ) Главным летописцем быта и нравов Москвы был Владимир Алексеевич Гиляровский, или дядюшка Гиляй, как его любовно называли москвичи. «Я — москвич! Сколь счастлив тот, кто может произнести это слово, вкладывая в него себя. Я — москвич!» Невозможно представить себе Москву конца XIX и начала XX века без Гиляровского, как немыслимо представить ее без Кремля, Третьяковской галереи, Художественного театра. Он был знатоком московского «дна», знатоком Хитровки — приюта нищих, босяков, отщепенцев — по большей части одаренных простых людей, не нашедших себе ни места, ни занятия в тогдашней жизни. Хитровка любила Гиляровского, как своего защитника, который не гнушался бедностью и понимал, всю глубину хитрованского горя и безрадостной жизни. Сколько нужно бесстрашия, доброжелательства к людям и простосердечия, чтобы завоевать любовь и доверие сирых и озлобленных людей. Один только Гиляровский мог спокойно и безнаказанно приходить в любое время дня и ночи в самые хитрованские притоны и ночлежки. Его никто не посмел тронуть и пальцем. Никто из наших писателей не знал так всесторонне и блестяще Москву, как Гиляровский. Было просто непостижимо, как может память одного человека сохранить столько характерных историй о людях, улицах, окраинах, площадях, садах и парках, почти о каждом трактире старой Москвы. У каждого трактира было свое лицо и свои завсегдатаи — от аристократического «Трестого» до студенческой «Комаровки» у Петровских порот и от трактира для сапожников у Савеловского вокзала до знаменитого Гусева у Калужской заставы, где, бряцая литаврами, лучшая в. Москве трактирная машина — «оркестрион» гремела песню: «Шумел-горел пожар московский».

РУССКИЕ ПОЭТЫ О МОСКВЕ «Москва... как много в этом звуке для сердца русского слилось, как много в нем отозвалось», — восторженно писал о Москве Пушкин. Именно в Москве он создал ряд своих произведений: стихотворения «Стансы», «Кавказ» и многие другие. Москва, ее быт, различные моменты ее истории отразились во многих произведениях Пушкина: в стихах, в трагедии «Борис Годунов», повестях «Гробовщик», «Рославлев», в очерке «Путешествие из Москвы в Петербург». Наиболее широко облик современной поэту Москвы воспроизведен в седьмой главе «Евгения Онегина. Здесь есть и картины московских улиц:... вот уж по Тверской Возок несется чрез ухабы. Мелькают мимо будки, бабы, Мальчишки, лавки, фонари, Дворцы, сады, монастыри, Бухарцы, сани, огороды, Купцы, лачужки, мужики, Бульвары, башни, казаки, Аптеки, магазины моды, Балконы, львы на воротах И стаи галок на крестах. Л вот исполненные лиризма строки: Как часто в горестной разлуке, В моей блуждающей судьбе, Москва, я думал о тебе! Москва.. как много в этом звуке Для сердца русского слилось! Как много в нем отозвалось! Вот такой видит Москву Пушкин в стихотворении Воспоминания в Царском Селе»: Края Москвы, края родные, Где на поро цветущих лет Часы беспечности я тратил золотые, Не зная горести и бед... Где ты, краса Москвы стоглавой, Родимой прелесть стороны? Где прежде взору град являлся величавый, Развалины теперь одни...... Все пламень истребил. Московские впечатления другого гения российской поэзии — Лермонтова отразились в очерке «Панорама Москвы»: «... Москва не безмолвная громада камней холодных, составленных в симметрическом порядке... нет! у нее есть своя душа, своя жизнь». Тема Москвы развивается Лермонтовым в романе «Княгиня Лиговская» и ряде юношеских стихотворений. Поэтические картины Москвы времен Ивана Грозного воспроизведены в поэме «Песня про купца Калашникова». Тема Москвы раскрывается в стихотворении Лермонтова «Бородино». В поэме «Сашка» поэт писал: Москва, Москва!., люблю тебя как сын, Как русский, — сильно, пламенно и нежно! Поэты последующих поколений вновь и вновь возвращались в своих произведениях к нашей столице. Романтичный Александр Блок так рисует свои впечатления в стихотворении «Утро в Москве»: Упоительно встать в ранний час, Легкий свет на песке увидать. Упоительно вспомнить тебя, Что со мною ты, прелесть моя. Я люблю тебя, панна моя, Беззаботная юность мои, И прозрачная нежность Кремля В это утро — как прелесть твоя.

Литература В Москве черемухи да телефоны. И казнями там имениты дни Марина Цветаева — поэт сложный и противоречивый — при всей сложности своего письма и МЫШЛБНР» ощущала необыкновенную нежность к России и Москве: Облака — вокруг, Купола — вокруг. Надо всей Москвой — Сколько хватит рук! — Возношу тебя, бремя лучшее Деревцо МОР Невесомое! У меня в Москве — купола горят, У меня в Москве — колокола зяокят, И гробницы, в ряд, у меня стоят. — В них царицы спят и цари. И не знаешь ты, что зарей в Кремле Легче дышится — чем на всей земле! И не знаешь ты, что зарей в Кремле Я молюсь тебе — до зари. Москва всегда служила и будет служить неиссякаемым источником вдохновения для многих поколений российских писателей и поэтов. Величие Москвы как символа России с ее сложной и романтической историей, нежное очарование древнего города всегда будет достойной темой лучших произведи ний поэзии и прозы.

Осип Мандельштам в тяжелейшие для себя и страны годы Написал о Москве замечательные строки. Поэт ошушает наступление нового дня, неразрывно связанного со столицей: Москва — опять Москва. Я говорю ей: «Здравствуй! Не обессудь...» Москва становится для поэта средоточием и символом новизны времен, источником новой музыки. Мандельштам пишет стихи о Москве в совершенно счастливой и радостной тональности:

Река Москва в четырехтрубном дыме И перед нами весь раскрытый город: Купальщики-заводы и сады Замоскворецкие. Не так ли Откинув палисандровую крышку Огромного концертного рояля. Мы проникаем в звучное нутро. Мандельштам тонко ощущает природу Москвы: Полночь в Москве. Роскошно буддийское лето. С дроботом мелким расходятся улицы в чоботах узких железных. В черной оспе блаженствуют кольца бульваров... Нет на Москву и ночью угомону, Когда покой бежит из-под копыт. Уж я люблю московские законы, Уж не скучаю по воде Арзни.

ПРОЗА В. М. ШУКШИНА Современная деревенская проза играет в наши дни большую роль в литературном процессе. Этот жанр по праву занимает одно из ведущих мест по читаемости и популярности. Современного читателя волнуют вопросы нравственности, любви к природе, доброго отношения к людям и другие проблемы, столь актуальные в наши дни. Среди писателей современности, писавших или пишущих в жанре деревенской прозы, ведущее место занимают такие писатели, как Виктор Петрович Астафьев («Царь-рыба», «Пастух и пастушка»), Валентин Григорьевич Распутин («Живи и помни», «Прощание с Матерой»), Василий Макарович Шукшин («Сельские жители», «Любавины», «Я пришел дать вам волю») и другие. Особое место в ряду писателей-«деревеншиков» занимает Василий Макарович Шукшин. Его своеобразное творчество привлекало и будет привлекать сотни тысяч читателей не только в нашей стране, но и зарубежом. Ведь редко можно встретить такого мастера народного слова, такого искреннего почитателя родной земли. Василий Макарович Шукшин родился в 1929 г., в селе Сростки Алтайского края. Именно благодаря своей малой родине, Шукшин научился ценить землю, труд человека на этой земле, научился понимать суровую прозу сельской жизни. В 1958 г. Василий Шукшин дебютирует в кино («Два Федора»), а также в литературе («Рассказ в телеге»). В 1963 1. Шукшин выпускает свой первый сборник рассказов «Сельские жители». К Шукшину приходит всемирная известность. Но он не останавливается на достигнутом. Следуют годы напряженной и кропотливой работы, В 1965 г. выходит его роман «Любавины», и в том же году на экранах стрг ны появляется фильм «Живет такой парень», который удостаивается главной премии на фестивале в Венеции. Только по одному этому примеру можно судить, с какой самоотдачей и интенсивностью работал художник. А может это торопливость, нетерпение? Или желание немедленно утвердить себя в литературе на само^ прочной — «романной» — основе? Безусловно, это не так. Шукшиным было написано всего два романа. И как говорил сам Василий Макарович, его интересовала одна тема: судьбы русского крестьянства. Шукшин сумел задеть читателя за живое, пробиться в его душу и заставить его потрясение спросить: «Что с нами происходит?» Шукшин не щадил себя, торопился, чтобы успеть сказать правду и этой правдой сблизить людей. И быть понятым! Все усилия Шукшина-творца были направлены к этому. Он считал: «Искусство — так сказать, чтобы тебя поняли». С первых шагов в искусстве Шукшин объяснял, спорил, доказывал. Ему говорят, что фильм «Живет такой парень» это комедия. Он недоумевает и пишет послесловие к фильму. Ему подкидывают на встрече с молодыми ученье и каверзный вопрос, он тушуется, а потом садится за статью (< Монолог на с лестнице»).

Проза В. М. Шукшина Отправной точкой, с которой началась творческая жизнь Шукшина, которая дала толчок к развитию его потрясающих творческих сил, стала деревня. Память, размышления о жизни вели его в село. Здесь он распознавал «острейшие схлесты и конфликты», которые побуждали к широким размышлениям над проблемами современного общества. «Сама потребность взяться за перо лежит, думаю, в душе растревоженной. Трудно найти другую такую побудительную причину, которая заставит человека, что-то знающего, поделиться своим знанием с другими людьми», — писал Шукшин..В народности искусства Шукшина заключены объяснения феноменальности его дарования, его естественности, высокой простоты и артистизма. В творчестве Шукшина, в его личности, биографии самобытно выразились характер народа, духовное состояние, условия его бытия в эпоху 40—70-х гг. — послевоенного тридцатилетия. Где брал материал для своих произведений писатель? Везде, где живут люди. Какой это материал, какие герои? Тот материал, и те герои, которые редко раньше попадали в сферу искусства. Герой Шукшина оказался не только незнакомым, но и отчасти непонятным читателю. Любители «дистиллированной» прозы требовали «красивого героя», чтобы, не дай Бог, не растревожить собственную душу. А в героях Шукшина поражают непосредственность действия, логическая непредсказуемость поступка: то неожиданно подвиг совершит, то вдруг сбежит из лагеря за три месяца до окончания срока. Сам Шукшин признавался: «Мне интереснее всего исследовать характер человека-недогматика, человека, не посаженного на науку поведения. Такой человек импульсивен, поддается порывам, а следовательно, крайне естествен. Но у него всегда разумная душа». Герои писателя действительно импульсивны и крайне естественны. И поступают так они в силу внутренних нравственных понятий, может, ими самими еще не осознанных. У них обостренная реакция на унижение человека человеком. Эта реакция приобретает самые различные формы и ведет иногда к самым неожиданным результатам. Обожгла боль от измены жены Серегу Безменовг, и он отрубил себе два пальца («Беспалый»). Оскорбил очкарика в магазине хам-продавец, и он впервые в жизни напился и попал в вытрезвитель («А поутру они проснулись...») и т. д. В таких ситуациях герои Шукшина могут даже покончить с собой («Сураз», «Жена мужа в Париж провожала»). Нет, не выдерживают они оскорблений, унижений, обиды. Обидели Сашку Ермолаева («Обида»), «несгибаемая» тетяпродавец нахамила. Ну и что? Бывает. Но герой Шукшина не будет терпеть, а будет доказывать, объяснять, пробиваться сквозь стену равнодушия. И... схватится за молоток. Или уйдет из больницы, как это сделал Ванька Тепляшин («Кляуза»). Очень естественная реакция человека совестливого и доброго... Нет, Шукшин не идеализирует своих странных, непутевых героев. Идеализация вообще противоречит искусству писателя. Но в каждом из них он'находит то, что близко ему самому. И вот уже не разобрать, кто там взывает к человечности _ писатель Шукшин или Ванька Тепляшин. Шукшинский герой, сталкиваясь с «узколобым гориллой», может F! отчаянии сам схватиться за молоток, чтобы доказать неправому свою правоту, и сам Шукшин может сказать: «Тут надо сразу бить табуреткой по голове — единственный способ сказать хаму, что он сделал нехорошо» («Боря»). Это чисто «шукшинская» коллизия, когда правда, совесть, честь не могут доказать, что они - это они. А хаму так легко, так просто укорить совестливого человека.

И все чаще столкновения героев Шукшина оказываются драматическими для них. Шукшина многие считали писателем комическим, «шутейным», но с годами все отчетливее обнаруживалась односторонность этого утверждения, как, впрочем, и другого — о «благодушной бесконфликтности» произведений Василия Макаровича. Сюжетные ситуации рассказов Шукшина остроперипетийны. В ходе их развития комедийные положения могут драматизироваться, а в драматическом обнаруживается комическое. При укрупненном изображении необычных,. исключительных обстоятельств, сюжет предполагает их возможный взрыв, катастрофу, которые ломают привычный ход жизни героев. Чаще всего поступки героев определяют сильнейшее стремление к счастью, к утверждению справедливости («Осенью»). Писал ли Шукшин жестоких и мрачных собственников Любавиных, вольнолюбивого мятежника Степана Разина, стариков и старух, рассказывал ли о неизбежном уходе человека и прощании его со всем земным, ставил ли фильмы о Пашке Когольникове, Иване Расторгуеве, братьях Громовых, Егоре Прокудине, он всегда изображал своих героев на фоне конкретных и обобщенных образов — реки, дороги, бесконечной пашни, родного дома, безвестных могил. Шукшин наполняет этот центральный образ всеобъемлющим содержанием, решая кардинальную проблему: что есть человек ? В чем суть его бытия на Земле? Исследование русского национального характера, складывавшегося на протяжении столетий, и изменений в нем, связанных с бурными переменами XX века, составляет сильную сторону творчества Шукшина. Земное притяжение и влечение к земле — сильнейшее чувство земледельца. Земля — поэтически многозначительный образ в искусстве Шукшина: дом родной, пашня, степь, Родина, мать-сыра земля... Народно-образные ассоциации и восприятия создают цельную систему понятий национальных, исторических и -философских: о бесконечности жизни и уходящей в прошлое цепи поколений, о Родине, о духовных связях. Всеобъемлющий образ земли-Родины становится центром тяготения всего содержания творчества Шукшина: основных коллизий, художественных концепций, нравственноэстетических идеалов. Обогащение и обновление, даже усложнение исконных понятий о земле, доме в творчестве Шукшина вполне закономерно. Его мировосприятие, жизненный опыт, обостренное чувство родины, художническая проникновенность, рожденные в новую эпоху жизни народа, обусловили такую своеобразную прозу. Первой попыткой осмысления В. Шукшиным судеб русского крестьянства на исторических изломах стал роман «Любавины». В нем речь шла о начале 20-х г. XX в. Но главным героем, главным воплощением, средоточием русского национального характера для Шукшина являлся Степан Разин. Именно ему, его восстанию, посвящен второй и последний роман Шукшина «Я пришел дать вам волю». Когда впервые заинтересовался Шукшин личностью Разина, сказать трудно. Но уже в сборнике «Сельские жители» начинается разговор о нем. Был момент, когда писатель понял, что Степан Разин какимито гранями своего характера абсолютно современен, что в нем - сосредоточены национальные особенности русского народа. И это, драгоценное для себя открытие, Шукшин хотел донести до читателя. Сегодняшний человек остро ощущает, как «сократилась дистанция между современностью и историей». Писатели, обращаясь к событиям прошлого, изучают их с Литература теля, все чаще звучит страстный, искренний авторский голос, обращенный прямо к читателю. Шукшин загсворил о самом главном, наболевшем, обнажая свою художнике скую позицию. Он словно почувствовал, что его герои не во;

могут высказать, а сказать обязательно надо. Все больше появляется «внезапных», «навыдуманных» рассказов от самого себя — Василия Макаровича Шукшина. Такое открытое движение к «неслыханной простоте», своеобразной обнаженности — в традициях русской литературы. Тут собственно уже не искусство, а выход за его пределы, когда душа кричит о своей боли. Теперь рассказы — сплошное авторское слово. Искусство должно учить добру. Шукшин в способности чистого человеческого сердца к добру видел самое дорогое богатство. «Если мы чем-нибудь сильны и по-настоящему умны, так это в добром поступке», — говорил он. С этим жил, в это верил Василий Макарович Шукшин.

позиции людей своего времени, ищут и находят те нравственные и духовные ценности, которые необходимы в наше время. Проходит несколько лет после окончания работы над романом «Любавины», и Шукшин на новом художественном уровне пытается исследовать процессы, происходящие в русском крестьянстве. Поставить фильм о Степане Разине было его мечтой. К ней он возвращался постоянно. Если принять во внимание природу шукшинского дарования, вдохновлявшегося и питавшегося живой жизнью, учесть, что он сам собирался играть роль Степана Разина, то от фильма можно было бы ожидать нового глубокого проникновения в русский национальный характер. Одна из лучших книг Шукшина так и называется — «Характеры» — и само это название подчеркивает пристрастие писателя к тому, что складывалось в определенных исторических условиях. В рассказах, написанных в последние годы жизни писа СОВРЕМЕННА ЛИ САТИРА В. В. МАЯКОВСКОГО?

Pages:     | 1 || 3 | 4 |   ...   | 27 |



© 2011 www.dissers.ru - «Бесплатная электронная библиотека»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 1-2 рабочих дней удалим его.